Автореферат диссертации по теме "Развитие и становление психологического учения о человеке восточных христиан средневековья"

На правах рукописи УДК 159.9.01

Дворецкая Марианна Ярославовна

РАЗВИТИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ О ЧЕЛОВЕКЕ ВОСТОЧНЫХ ХРИСТИАН СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

19.00.01 — общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Москва 2006

Работа выполнена на кафедре практической психологии Ленинградского

Ведущая организация — Московский городской психолого-педагогический университет

Защита состоится «14» ноября 2006 года в 14.00 час. на заседании Диссертационного совета Д 008.017.01 по защите докторских диссертаций при Психологическом институте РАО по адресу: 125009, г. Москва, ул. Моховая, 9, строение 4.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Психологического института РАО.

Автореферат разослан « ^ » 2006 г.

Ученый секретарь диссертационного сове-

государственного университета им. А.С.Пушкина

Официальные оппоненты:

академик РАО, доктор медицинских наук, профессор Владимир Александрович Пономаренко

член-корреспондент РАО, доктор психологических наук, профессор Виктор Иванович Панов доктор психологических наук Андрей Андреевич Гостев

кандидат психологических наук, доцент

Н.Л. Морина

Общая характеристика работы

" Всякая наука имеет историю своего развития, тем более это имеет отношение к психологии, так как, по мнению Б.М. Теплова (i960) и СЛ. Рубинштейна (1989). психология — и очень древняя область знаний, и совсем еще молодая наука, имеющая тысячелетнее прошлое, но устремленная в будущее. Годам экспериментального исследования предшествовали столетия философских исканий и тысячелетия практического познания психологии человека. История психологии призвана исследовать, сохранять и воссоздавать все позитивное и ценное, что накоплено в процессе развития психологического знания, и способствовать формированию объективной оценки прошлого. История науки позволяет дать правильную оценку различных идей, реконструировать первоначальные смыслы понятий, увидеть последовательность их трансформации с учетом социальных и исторических условий (Теплов Б.М., 1960). И чем глубже историческая рефлексия рассматриваемой проблемной области, тем более фундаментальным является научный результат, так как глубина исторического исследования выступает одним из важнейших условий, определяющих научную ценность работы. Так, рассмотрение историко-психологических предпосылок формирования отечественной психологии является важнейшим условием анализа ее сегодняшних проблем и прогнозирования тенденций ее последующего развития, поскольку современные исследования в психологии явно или неявно продолжают сложившиеся традиции.

В развитии отечественной психологии можно выделить несколько периодов: - первый период (XI — XVIII вв.) - практический, характеризующийся включением психологического знания в рамках христианского вероучения в аскетическую практику. Этот период изучался М.В. Соколовым (1957, 1963, 1961); Т. Райновым (1940); М.П. Пелехом (1952); А.И. Клибановым (1957); Э.Л. Беркевичем (1940); Б .А. Романовым (1947); Г.С. Костюком (1959); ВА. Роменцом (1983); Д.С. Лихачевым (1985); А.И. Болдыревым (1986); Н.К. Гаврюшиным (1988, 1997); Г.В. Артемьевым (1996); Л.Ф. Шеховцовой (2000); ВА Елисеевым (2001); В.В. Большаковой

(2001); A.A. Гостевым, ВА.Елисеевым, В.А. Сосниным (2002); Ю.Н. Олейником (2002); В.Н. Коржевским (2002,2004); Ю.М. Зенько (2004) и др.;

— второй период — теоретический (конец XVIII — первая пол. XIX в.) — начало которому было положено преподаванием психологии в духовных учебных заведениях, Киево-Могилянской и Славяно-Греко-Латинской академиях. В 1796 году появляется первый учебник по психологии И. Михайлова (И.М. Кандорского). В дальнейшем богословский контекст психологических воззрений был дополнен философским. Этот период представлен в трудах A.C. Белкина (1895); Н.О. Лосского (1903); H.H. Ланге (1892); А. Никольского (1907); Н. Виноградова (1910); Э.Н. Радлова (1921); В.В. Зеньковского (1926, 1948-1950); Г.В. Флоровского (1937); H.A. Рыбникова (1946); А. М. Золотарева (1943); Х.С. Коштоянца (1945); Г.В. Косьмы (1945); Г.С. Костюка (1945, 1955); Б.Г. Ананьева (1947); В.М. Коганова (1948); Д.Г. Элькина (1948); Е.А. Будиловой (1954, 1960); Л.Г. Марисовой (1954); М.В. Соколова (1955); П.И. Садчикова (1955); К.Е. Хоменко (1956); З.П. Исаева (1952); В.Н. Мясищева (1956); В.А. Просецкого (1957); Д. Толлингеровой (1961); М.Г. Ярошевского (1961, 1968); A.B. Петровского (1950, 1967); Т.Д. Марцинковской (1994); Б.Н. Тугайбаевой (2001); А.Н. Ждан (2002); Н.С.Полевой

(2002); O.E. Серовой (2002); Е.Ю. Коржовой (2003) и многими др.;

— третий период — эмпирический (вторая пол. XIX в. — XXI в.) — психология приобретает статус естественнонаучной дисциплины и опирается в большей мере не на теоретические построения, а на данные эксперимента. Этот период получил раскрытие в научных публикациях и монографических исследованиях Б.Г. Ананьева (1941, 1945, 1947, 1969); В.А. Лртемова (1942); А.Н. Леонтьева (1959); Л.С. Выготского (1960); М.В. Соколова (1960); С.Л. Рубинштейна (1959, 1976); Б.М. Теплова (i960); Е.А. Будиловой (1960, 1961, 1972, 1983); Я.А. Гуревича (1969, 1972); Г.С. Костюка (1974);

A.A. Смирнова (1967, 1987); A.A. Никольской (1969, 1974); А.И. Ткаченко (1973, 1974); М.Г. Ярошевского (1974, 1999); A.C. Гучаса (1974); А.Н. Ждан (1980, 1982, 1994, 1999, 2000); К.А. Абульхановой-Спавской (1982, 1989, 1997); A.B. Петровского (1984); В .А. Якунина (1980, 1982); А.И. Брушлинского (1989, 1997); В.А. Роменца (1989); О.Г. Носковой (1986, 1997); В.В. Умрихина (1987, 1988); H.A. Логиновой (1989); Л.И. Божович (1995); В.А. Кольцовой (1990, 1997, 2003, 2004); Е А Климова (1992, 2001); И.Б. Котовой (1994); М.Д. Нягловой (1994); С.А. Изюмовой (1995); Л.И. Анцыферовой (1997); В.В, Рубцова (1997); О.В. Гордеевой (1997); В.П. Зинченко (1999, 2003); В.И. Панова (2001); Т.Д. Марцинковской (2000, 2001, 2003); Б.С. Братуся (2000); Г.А. Мазилова (2001); Е.В. Левченко (2003); М.С. Гусельцевой (2003) и многих других.

Но, несмотря на обилие историко-психологических исследований, фактически не рассматривались исторические истоки становления представлений о духовной сфере человека, традиционно в отечественной психологии понимавшейся как главная составляющая человеческой природы, тем более что длительное время эта тема по идеологическим причинам была табуирована. Упразднение идеологических препятствий и позиция многих современных психологов, в частности A.A. Никольской (1989), заключается в том, что необходимо преодолевать упрощенный подход к истории психологической науки, выражающийся в разделении идеалистического и материалистического мировоззрений, что позволило бы восполнить существенные пробелы в истории психологии.

В течение длительного периода предметом психологии была душа, деятельность которой, с позиций святоотеческого учения, детерминирована духом, поэтому духовная природа, в контексте рассматриваемых нами представлений, является более значимой для функционирования души, чем тело. Понятия «духовность», «дух», своим содержанием раскрывающие основы нравственной жизни человека, до сего дня наполняются различными противоречивыми смыслами, зачастую искажающими первоначальное представление о духовности, традиционно принятое в отечественной психологии, и понимаемое как творческая сила в человеке, позволяющая осуществлять стремление к Абсолютному и Бесконечному. По мнению В.А. Снегирева (1893), дух можно мыслить только как чистую энергию, деятельность которой и жизнь есть сознание и только сознание. Дух - сердцевина личности, источник ее саморазвития. «Начало духовности в человеке не есть отдельная сфера, не есть некая особая и обособленная жизнь, а есть творческая сила, энтелехийно пронизывающая собой всю жизнь человека (и души, и тела) и определяющая новое "качество" жизни. Начало духовности есть поэтому начало цельности и органической иерархичности в человеке», - писал

B.В.Зеньковский (1996, с. 46). В свою очередь, И.А. Ильин рассматривал дух как силу, «которая имеет дар усилить себя и преодолеть в себе то, что отвергается; дух

имеет силу и власть создавать формы и законы своего бытия, творить себя и способы своей жизни» (1993, с. 95). Духовность всегда рассматривалась в русской религиозной философии как метафизическое ядро человека (Корольков A.A., 2001, 2002). Утрата представлений о традиционной отечественной культуре, основывающейся на православном мировоззрении, которое (кроме последних восьмидесяти лет) было господствующим, на котором базировался социальный и бытовой уклад жизни, делает практически недоступными для понимания отечественные психологические идеи, раскрывающие проблему духовности, духовно-религиозного опыта с позиций святоотеческой традиции (Гостев A.A., 2001, 2002). Более того, отделяя историю классических исследований психологических проблем от истории развития психологических знаний, получаемых другими путями, по мнению Б.М. Теплова, мы в целом" обедняем содержание психологии, так как оно «почерпнуто из обоих источников» (1960, с. 10-11).

Сегодня наметилась тенденция к расширению сферы научного исследования в области истории психологии. По мнению В.А. Кольцовой (2004), в нее включаются, наряду с научным знанием, результаты познания психической реальности в русле житейской практики человека в искусстве, мифологии, религии. С этим связаны задачи переосмысления предмета и методов истории психологии, поиска способов ассимиляции и трактовки разных источников психологического знания.. Тем более, что новыми реалиями, характерными для современной науки в цепом и психологии в частности, являются кризис позитивистской методологии и усиление тенденций гуманитаризации, рассмотрение научной мысли в контексте социально-культурных процессов, возрастание роли субъектной составляющей познавательной деятельности как основания для интеграции разных областей знания в целостном изучении человека. MX. Ярошевский, Л.И. Анцыферова (1974) справедливо указывают, что особый интерес к истории психологии появляется в переломные периоды, характеризующиеся важными идейно-теоретическими сдвигами. Сегодняшняя эпоха - эпоха кризиса, перестройки не только научного, но и индивидуального мировоззрения. Как считает В.А. Кольцова (2002,2004), этот кризис может быть преодолен путем обращения к психологическому источниковедению, которое является важнейшим разделом истории психологии как научной дисциплины, интегрирующей источниковедение, историю психологии и психологию в целом с науковедением и культурологией. Эта область истории психологии позволяет при обращении к продуктам деятельности человека на новом методологическом уровне более полно изучить первоисточники психологического знания и ввести их в круг историко-психологической проблематики, используя не только для теоретических исследований, но и в практической деятельности, например, в сфере образования с учетом социально-психологического заказа на образовательные услуги в XXI веке. Требования современной эпохи, особенно в сфере образовательных услуг, ставят перед необходимостью восполнить существенный пробел в истории психологической мысли, связанный с периодом, чаще всего характеризуемым как «темные века христианства». Исследователь истории психологии В.А. Роменец писал: «Средние века в истории человеческой культуры оценивались по-разному: то, как период глубокого упадка цивилизации, то, как период великих достижений. Гуманисты, которые развивали классическую культуру, с презрением относились к этому периоду, охватывающему десять столетий <...> и квалифицировались эпохой варварства и темноты» (1983, с. 328). Особенно критично к этому периоду в жизни

человечества были настроены: У. фон Гутген, Вольтер, Г.-Ф. Гегель. Другую оценку этой эпохи можно найти у Н.А. Бердяева: «Средние века - самая загадочная и чарующая эпоха мировой истории, полная антитезисов и противоречий. Средние века пе есть эпоха варварства и тьмы; этот старый взгляд уже оставлен культурными историками, наоборот, это эпоха великого напряжения духа, великого томления по абсолютному, неустанной работы мысли, это эпоха культурная и творческая. <...> Вся античная культура вошла в средневековье, мировая душа жила и развивалась в течение этих оклеветанных веков. Напряженное чувство личности, личного спасения (у монашества) и личной чести (у рыцарства) утверждалось в эпоху, которую принято считать временем полного порабощения личности» (Бердяев Н.А., 1989, с. 161-162).

В связи с новыми тенденциями и задачами исгорико-психологического исследования, объективно. обусловленными социально-экономическими преобразованиями, происходящими в современном российском обществе, существенными изменениями в его идеологии и научном мировоззрении, возрастанием гуманитаризации научного знания, интеграцией отечественной психологии с мировой психологической мыслью пришло время восполнить существенный пробел в историко-психологическом наследии. Обращение к историческим источникам психологических идей восточно-христианской церкви эпохи раннего и позднего Средневековья, предвосхитившего многие отечественные психологические представления, позволяет обогатить современный научный арсенал идей, по-новому осмыслить проблемы психологии, используя эти знания для создания духовно ориентированной психологии человека.

Объект исследования: психологическое учение о человеке восточно-христианской церкви эпохи Средневековья.

Предмет исследования: развитие и становление психологического учения о человеке восточно-христйанского Средневековья, (в том числе психологические воззрения древнегреческих философов, дореформенного иудаизма и Филона Александрийского, оказавшие влияние на святоотеческую психологию).

Целью исследования является историко-психологический анализ развития и становления теоретических и методологических оснований психологического учения о человеке восточно-христианских мыслителей эпохи Средневековья, с последующей систематизацией многочисленных представлений в целостную концепцию человека, а также осмысление значения их историко-психологического наследия для формирования и развития отечественной психологической мысли.

Гипотезы исследования:

1. Психологические идеи восточно-христианских мыслителей эпохи Средневековья, использующих и творчески переосмысливающих психологические представления древнегреческих философов, дореформенного иудаизма и Филона Александрийского, представляют собой целостное психологическое учение, характеризующееся наличием собственных принципов, предмета и метода.

2. Психологическая концепция целостного человека в учении восточно-христианских мыслителей складывалась путем интеграции частных учений святых отцов на протяжении четырнадцати веков благодаря наличию единого догматического основания и обращения к текстам Библии.

3. Библия является одним из основных источников психологических идей для восточно-христианских мыслителей, что можно доказать с помощью современных-методов анализа текстов.

4. Библия (Св. Писание) содержит в себе три модели психологической организации человека - «ветхого», «обновляющегося» и «нового», по-разному представленные в Новом и Ветхом Завете, имеющих различное онтологическое, этическое и психологическое содержание, интегрированное святыми' отцами в целостное психологическое учение о человеке.

5. Использование психологический идей святых отцов позволяет целостно описать такие феномены как: жизненный путь, психологическое и профессиональное здоровье, профессиональное и жизненное самоопределение.

Основные задачи исследования::

1. Провести источниковедческий анализ психологических представлений в религиозно-философских учениях древности, оказавших влияние на становление и развитие восточно-христианской психологии:

а) учений древнегреческих философов;

б) учения дореформенного иудаизма;

в) учения Филона Александрийского.

2. Проанализировать становление психологического учения в трудах святых отцов восточно-христианской церкви:

а) в культурно-историческом контексте эпохи раннего и позднего Средневековья;

б) в наследии основоположников святоотеческой психологии: св. Григория Нисского, преп. Максима Исповедника, св. Исаака Сирина, преп. Григория Панамы.

3. Разработать метод источниковедческого анализа,, позволяющий выявить основные содержательные категории, раскрывающие целостное психологическое учение о человеке восточно-христианских мыслителей и содержащиеся в текстах Библии.

4. Осуществить психологическую реконструкцию трех моделей психологической организации человека, по-разному представленных в Новом и Ветхом Завете на основе анализа библейских источников.

5. Использовать психологические идеи святоотеческого учения в анализе:

а) влияния восточно-христиапской психологии на становление и развитие психологических идей в отечественной психологической мысли;

б) онтологических и гносеологических оснований психологических идей в различных религиозно-философских учениях и их последующей систематизации;

в) результатов источниковедческого анализа, позволяющих разработать концепцию взаимосвязи жизненного и профессионального самоопределения и здоровья, в том числе профессионального;

г) взаимосвязи жизненного и профессионального самоопределения. Теоретическую и методологическую основу диссертации составляют:

- общенаучные принципы объективности, научности и историзма в теоретическом анализе развития психологии и ее объекта исследования в России (Г.И. Челпанов, НА. Рыбников, Б.М. Теплов, A.A. Смирнов, A.B. Петровский, М.Г. Ярошевский, СЛ. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, М.В. Соколов, Г.С. Костюк, В.А. Кольцова, А.Н. Ждан, Т.М. Марцинковская, И.Б. Котова, АЛ. Никольская, O.E. Кошелева, К. Скворцев, Н. Тальберг, И.П. Реверсов);

— источниковедческий метод изучения психологических идей в исторических источниках (В.А. Кольцова, О.М. Медушевская, М.Н. Тихомиров, Е.С. Кузьмин, В.А. Якунин)

— ■ междисциплинарный и интегративный подходы, давшие возможность расширить привычные рамки психологической теории философскими и богословскими категориями (В.А. Снегирев, В.И. Несмелов, В.В. Зеньковский, В.Н. Лосский, архим. Киприан Керн, Г. Флоровский, И. Мейендорф, A.B. Карташев, И.В. Киреевский, A.C. Хомяков);

— историко-психологические труды (М.Г. Ярошевский, Е.А. Будилова, А.Н. Ждан,

B.А. Якунин, И.Б. Котова, В.А, Роменец, Д. Шульц, С. Шульц, Т. Лихи, А.И. Сидоров,

C.С. Хоружий, С.А. Аверинцев, Д.С. Лихачев, Н.К. Гаврюшин);

— творения апостолов, апологетов, учителей и святых отцов восточно-христианской церкви, оказавших значительное влияние на становление и развитие психологического учения о человеке (св. Иустин, Татиан, Афинагор, св. Ириней Лионский, Тертуллиан, Климент Александрийский, Ориген, св. Василий Великий, св. Григорий Богослов, св. Григорий Нисский, св. Афанасий Великий, св. Кирилл Александрийский, св. Иоанн Златоуст, св. Ефрем Сирин, св. Исаак Сирин, преп. Антоний Великий, преп. Пахомий Великий, преп. Максим Исповедник, преп. Иоанн Дамаскин, преп. Иоанн Лествичник, преп. Симеон Новый Богослов, св. Григорий Палама);

— антропологические труды древнегреческих мыслителей и религиозное учение о человеке в иудаизме, оказавшие существенное влияние на становление и развитие восточно-христианской психологии (Гомер, Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, Гераклит, Демокрит, Парменид, Анаксагор, Протагор, Горгий, Сократ, Платон, Аристотель, Эпикур, Пиррон, Плотин, Филон Александрийский);

— произведения русских религиозно-философских мыслителей, последовательно развивавших идеи святоотеческой психологии (В.А. Снегирев, В.И. Несмелов, К.Н. Сильченков, М.М. Тареев, С.Н. Трубецкой, С.Л. Франк, E.H. Трубецкой, В.В. Зеньковский, П.А. Флоренский);

— работы современных исследователей по психологии человека (С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, Б.С. Братусь, К.А. Абульханова-Славская, Л.А. Анцыферова, В.И. Слободчиков, В.А. Пономаренко, A.A. Корольков, Е.Ю. Коржова, В.Н. Панферов);

— работы современных психологов, посвященные тематике христианской психологии (Б.С. Братусь, В.И. Слободчиков, Ф.Е. Василюк, A.A. Гостев, В.Х. Манеров, Е.К. Веселова, Е.Ю. Коржова, Л.Ф. Шеховцова, Ю.М. Зенько, С.А. Черняева, Б. Нечипоров, И.М. Богдановская, В.А. Соснин, В.А. Елисеев);

— субъектный подход к психологической' организации человека (Б.Г. Ананьев, К.А. Абульханова-Славская, A.A. Бодалев, Л.А. Головей, А.К. Осницкий, В.Н. Панферов, В.А. Петровский, С.Л. Рубинштейн);

— религиозно-нравственное учение восточно-христианской церкви (И.П. Ильин, Н.О. Лосский, архим. Платон Игумнов).

Методы исследования:

— теоретический анализ и обобщение сведений по избранной теме;

— источниковедческий, историко-генетический, историко-функциональный, сравнительно-исторический, биографический методы.

Нами был разработан метод источниковедческого анализа, позволяющий выявить основные содержательные категории, раскрывающие целостное психологическое учение о человеке восточно-христианских мыслителей и содержащиеся в текстах Библии. Это дало возможность реконструировать психологическую организацию человека в текстологическом исследовании Ветхого и Нового Заветов методами контент-анализа, кластерного и факторного анализа.

Достоверность результатов обусловливается применением специально разработанного метода источниковедческого анализа, позволяющего реконструировать психологическую организацию человека в текстологическом исследовании Ветхого и Нового Заветов методами контент-анализа, кластерного и факторного анализа; всесторонним анализом различных исторических источников психологических идей: творений святых отцов восточно-христианской церкви, религиозно-философских учений древнегреческих философов, религиозно-философского учения иудаизма, произведений отечественных философов и богословов, современных психологических исследований в области экзистенциальной и духовной психологии; а также благодаря использованию «Полной симфонии на канонические книги Священного Писания», как инструмента ориентировки в текстах Библии, герменевтического анализа с применением современных математико-статистических методов анализа текстов.

Основные источники исследования: Библия, труды святых отцов восточно-христианской церкви (Ориген; Климент Александрийский; Тертуллиан; св. Григорий Нисский; св. Григорий Богослов; св. Василий Великий; преп. Максим Исповедник; св. Исаак Сирин; преп. Григорий Палама и др.), работы отечественных религиозных философов, психологов и историков, на которых оказало влияние религиозно-философское учение восточно-христианской церкви (В.А. Снегирев; В.И. Несмелое; С.Н. Трубецкой; C.JI. Франк; В.Н. Лосский; К.Н. Сильченков; В.В. Зеньковский, С.С. Хоружий, Л .А. Аверинцев, Д.С. Лихачев, Н.К. Гаврюшин, А.И Сидоров и др.).

Основные этапы исследования: на первом этапе (1993-1994гг.) проводился сбор и анализ материалов, разрабатывались теоретические и методологические основы исследования. Были изучены первоисточники, раскрывающие основное содержание святоотеческого учения о человеке, проведена первичная систематизация психологических идей восточно-христианских мыслителей. На втором этапе (19952003 гг.) собранный теоретический материал получил свое отражение в учебных курсах и соответствующих учебных пособиях: «Святоотеческая психология» (1999, 2000), «Интегративная антропология» (2003), «Антропология: история и теория» (2003) и программах учебных курсов: «Основы духовной психологии», «История психологии», «Психология мировоззрения», «Общая психология», «Психология человека», «Возрастная и педагогическая психология», «Философия религии», «Психология развития человека в образовании», «Теоретические и практические аспекты работы психолога в образовании». На третьем этапе (2003-2005 гг.) было проведено источниковедческое исследование, позволившее реконструировать концепцию психологической организации человека из текстов Библии, послуживших основанием для создания целостного психологического святоотеческого учения о человеке. В результате анализа первоисточников на предыдущих этапах исследования было выявлено, что все святые отцы для понимания психологии человека использовали и интерпретировали тексты Священного Писания. В связи с этим было

принято решение обратиться к текстологическому анализу Библии с целью выявления моделей психологической организации человека, лежащих в основании психологического учения о человеке восточных христиан Средневековья. Полученные результаты были оформлены в текст монографии «Концепция человека в религиозно-философском учении восточно-христианской церкви эпохи средневековья: психологический аспект» (2004) и диссертации, представленной к защите. Эмпирическое психодиагностическое исследование проводилось в 2002 -2003 г.

Научная новизна исследования и теоретическая значимость:

- Впервые предпринята попытка историко-теоретического анализа психологических идей в рамках религиозно-философского учения восточных христиан эпохи раннего и позднего Средневековья.

- Впервые осуществлена систематизация психологических воззрений восточно-христианских мыслителей в форме целостного учения.

- Выявлено первоначальное смысловое содержание категории «дух» в Ветхом и Новом Заветах, позволяющее восстановить традиционные ориентиры духовно-нравственного воспитания и развития человека.

- Проведен текстологический анализ библейских текстов с использованием современных методов математической статистики, позволивший реконструировать модели психологической организации человека в Ветхом и Новом Завете.

- Рассмотрено влияние психологических святоотеческих идей на представление о человеке в рамках религиозно-философских подходов русских мыслителей и отечественных психологов.

- Рассмотрен культурно-исторический контекст формирования святоотеческого психологического учения и показана преемственность психологических идей в трудах видных представителей данного направления отечественной психологии.

- Был разработан текстологический метод источниковедческого анализа, позволяющий исследовать различные содержательные категории путем их вычленения из текстов первоисточников с последующим применением математико-статистических методов, который может быть использован при анализе различных текстов.

В данном исследовании представлено новое направление отечественной психологии - духовная психология человека.

Раскрытие психологического содержания духовно-нравственного развития личности позволяет использовать результаты диссертационного исследования в воспитательном процессе для формирования гражданской и патриотической позиции молодежи. Результаты данного исследования могут быть также использованы при разработке современных психологических концепций человека, учитывающих интеграцию и взаимосвязь онтологических, этических и психологических характеристик, с последующим выходом на новую - духовную - психологию человека, и новых методов ее исследования. Разработана психодиагностическая методика «Эталон жизнедеятельности», позволяющая раскрыть направленность жизненного пути личности в соответствии с содержанием его идеала. Личность может реализовать себя на одном из трех уровней жизненного самоопределения, соответствующего разным стадиям личностной зрелости, - витальном, социальном, экзистенциальном. С «нормой» личности и личностным здоровьем соотносится экзистенциальная стадия.

Практическая значимость.

В диссертационном исследовании получила обоснование необходимость возвращения к приоритету духовных ценностей в жизни современного общества. Результаты исследования позволяют целенаправленно реализовывать духовно-нравственное воспитание молодежи. В диссертации заложено новое направление отечественной психологии — духовной психологии человека, в которой духовная сфера является доминирующей.

Данные диссертационного исследования предполагают их использование в различных областях психологической практики, прежде всего в психологической диагностике и консультировании. Полученные результаты также могут использоваться в процессе вузовского и дополнительного образования, в курсах «Психология человека», «Антропология», «История психологии» и «Духовная психология», «Психология мировоззрения» и других. Данный подход и разработанные авторские методы были использованы в выпускных квалификационных работах, дипломных работах, магистерских и кандидатских диссертациях.

Учебно-методические программы и учебные пособия автора широко используются для преподавания дисциплин духовно-нравственного содержания в ряде вузов и учебных заведений системы дополнительного образования: СПбГУ, РГПУ, ЛГУ им. Пушкина, СПбАПОП, Минская АПОП и МАЛО, Рязанском государственном университете, Новокузнецком и Кемеровском институтах повышения квалификации учителей, СПбДАиС, Самарской духовной семинарии, СПб Епархиальных курсах катехизаторов и повышения педагогического мастерства, а также в цикле передач на радио Санкт-Петербурга.

Проведенное исследование позволяет сформулировать основные положения, выносимые на защиту:

1. Психологическое учение восточно-христианских мыслителей эпохи Средневековья, опирающееся на психологические представления древнегреческих философов, дореформенного иудаизма и Филона Александрийского, формировалось на протяжении четырнадцати веков и проходит четыре периода в своем развитии:

- первый период «древнехристианской письменности» (1-П в.в. н.э.) — это время осмысления психологических идей древности, в контексте новозаветных откровений. Дихотомическая природа человека в учениях древности «тело-душа» и «душа-тело» дополняется духовной природой и начинает формироваться трихотомическое учение (дух - душа - тело) о «новом» человеке восточных христиан.

- второй период — «золотой век» богословской и аскетической образованности (П1-1У вв. н.э.), характеризующийся разработкой догматического учения восточно-христианской церкви, определяющего онтологические и этические предпосылки психологического учения о человеке. В этот период в трудах восточно-христианских мыслителей присутствует и дихотомическое и трихотомическое описание состава человеческой природы в зависимости от ориентации на «нового», «ветхого» или «обновляющегося» человека;

- третий период «расцвета православной культуры» (У-У1П вв. н. э.) - эпоха христианского эллинизма - отличается системным построением христианской культуры, что нашло свое выражение в формировании предпосылок для интеграции психологического учения о человеке. Догматическое учение восточно-христианской церкви в христологическом догмате дает обоснование целостности человеческой

природы, позволяя подойти к идее объединения трех образов психологической организации человека («ветхий», «обновляющийся» и «новый»), присущих одновременно каждому человеку, но проявляющих свое доминирование в зависимости от направленности на духовность или телесность, в целостную психологическую концепцию человека;

- четвертый период «полемического богословия» (1Х-ХГ/ вв. н.э.) - эпоха христианского византизма, характеризующаяся кризисом противостояния восточно-христианской культуры исламскому Востоку и рационализирующему Западу, обострившим стремление восточных христиан к «полноте и цельности умозрения», что естественным образом проявилось в окончательном синтезе святоотеческого психологического учения, вбирающего в себя целостно все модели психологической организации человека, присущие как древним дохристианским учениям, так и восточно-христианской психологии.

Психологическое учение восточных христиан сущностно определяется наличием психологических представлений о личности и образе Бога, как идеале, запечатленном в духовной природе человека и определяющим направленность духовно-нравственного развития. Это учение базируется на принципах: целостности и многоуровневости охвата психологического материала, онтологичности, телеологичности, сотериологичности и эсхатологичности, нравственного совершенствования, что определяет наличие основных психологических категорий в содержании восточно-христианской психологии - «дух», «душа», «тело», «плоть», «чувства», «воля», «разум». Предмет святоотеческой психологии — постижение природы человека в целостном единстве духа, души и тела с приматом духовной природы, осознающейся в процессе уподобления образу Бога. Основной метод -духовно-нравственное совершенствование личности человека, осуществляемый посредством метода самопознания (интроспекции) при постоянной ориентации на тексты Библии с помощью экзегетического метода, позволяющего психологически интерпретировать символы и аллегории.

2. Догматическое учение восточно-христианской церкви (Троичный догмат, догмат о Св. Духе, Христологический догмат и догмат о воле Богочеловека Христа) и Библия содержат основные ориентиры для создания целостного психологического учения о человеке. В учении святых отцов восточно-христианской церкви эпохи Средневековья содержание психологической организации человека характеризуется единством духа, души и тела. Нормативный тип организации человека характеризуется доминированием духа, детерминирующего душу, которая управляет телом. Душа является целостным образованием, включающим в себя чувства, волю и разум. Телесный состав человека является необходимым условием развития психологических функций. Святоотеческому учению присуще рассмотрение и целостное многоуровневое описание человека в единстве этических, онтологических и психологических характеристик.

3. Библия является каноническим текстом, раскрывающим представления о Боге, мире и человеке, имеющим строгие правила экзегетического толкования, которые неукоснительно соблюдались всеми восточно-христианскими мыслителями. Разработанный метод источниковедческого анализа согласуется с герменевтическими правилами святых отцов и позволяет выявить основные содержательные категории, раскрывающие целостное психологическое учение о человеке восточно-христианских

мыслителей и содержащиеся в текстах Библии, что дало возможность реконструировать психологическую организацию человека в текстологическом исследовании Ветхого и Нового Заветов методами контент-анализа, кластерного и факторного анализа.

4. В Библии представлено три модели психологической организации человека, по-разному характеризующие уровень духовного развития человека -«ветхий», «обновляющийся», и «новый». «Ветхий» человек двухсоставен — «тело — душа», у «обновляющегося» человека состав определяется дихотомией «душа - тело», а дух в данной модели рассматривается как высшая способность души, редуцирующаяся или утрачивающаяся при неисполнении моральных предписаний. «Новый» человек трехсоставен — «дух-душа-тело», — его дух, являясь самостоятельной природой, главенствует над душой, а та, в свою очередь, руководит телом. Онтологическое различие трех моделей психологической организации, «ветхого», «обновляющегося» и «нового» человека, установленное в процессе текстологического анализа Ветхого и Нового Завета, заключается в содержании смысла жизни, принимаемого и реализуемого человеком. Онтология «ветхого» человека, редуцируемая до уровня витальности, направляет все силы человека к достижению самой значимой для него цели — получению удовольствия. Ветхозаветная онтология подменяется этикой, провозглашающей истинным смыслом жизни человека достижение им праведности, что возможно только при условии неукоснительного исполнения закона. Новозаветная онтология смысл жизни человека из плоскости земного бытия переносит в вечность, определяя его содержание обожением и воскресением.

5. Жизненный путь личности, профессиональное и жизненное самоопределение и здоровье с позиций святоотеческого психологического учения рассматриваются как целостное явление, интегрированное стремлением к достижению духовно-нравственного совершенства.

Апробация работы и внедрение- ее основных положений в практику осуществлялись в процессе преподавания специальных курсов в Новокузнецком институте повышения квалификации педагогов, в Российском государственном педагогическом университете им. А.И. Герцена, в разработке программ учебных курсов «Духовная психология», «Антропология», «Психология мировоззрения» и учебных пособиях «Святоотеческая психология», «Антропология: история и теория», в курсе лекций по истории психологии. Основные положения и выводы диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры психологии человека психолого-педагогического факультета Российского государственного педагогического университета (2002 — 2003), на заседаниях кафедры практической психологии психолого-педагогического факультета Ленинградского государственного университета им. A.C. Пушкина (2004 -2005), а также на научных и научно-практических конференциях «Ананьевские чтения» (Санкт-Петербург, СПбГУ, 2001, 2002, 2004, 2005); «Рождественские чтения» (Москва, 1998, 2000, 2003, 2004, 2005, 2006), «Богословские чтения» (Москва, МГУ, Свято-Тихоновский Богословский институт, 2000,2001,2002,2003, 2004, 2005), «Покровские чтения» (Санкт-Петербург, РГПУ им. А.И. Герцена, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005), «Покровские чтения» (Рязань, РГПУ им. С.А. Есенина, 2004, 2005), на Всесоюзной научно-практической конференции «Психологическая подготовка педагога в России: история и

современность», 2005, на 2-х Международных Свято-Пантелеимонских образовательных чтениях (Минск, 2006).

Материалы диссертации отражены в 35 публикациях (в том числе монография), общим объемом 109,64 п.л.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, выводов, заключения, списка литературы (547 наименований, из них 20 на иностранных языках) и приложений. Общий объем работы 436 страниц. Основной материал изложен на 418 страницах. Работа иллюстрирована 39 таблицами и 5 рисунками. Приложение размещается на 18 страницах.

Основное содержание работы

Во введении дается характеристика актуальности темы исследования, определяется его теоретико-методологическая основа, объект, предмет, цель, гипотезы, задачи; сообщается о научной новизне и практической значимости работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Исторический обзор психологических представлений о человеке в учениях древности, оказавших влияние на становление восточно-христианской психологии» описываются результаты историко-психологического анализа воззрений древнегреческой мифологии и философии на человека, а также рассматриваются религиозно-этическое учение о человеке в дореформенном иудаизме и нравственная психология Филона Александрийского. Все перечисленные религиозно-философские учения оказали влияние на становление и развитие психологического знания восточно-христианской церкви эпохи Средневековья.

Душа в древнегреческой натурфилософии (УП-У вв. до н.э.) воспринимается как внутренний двигатель, частица материальной стихии, не божественное, а естественное явление, подчиненное мировому закону - логосу (Стрельник О.Н., 2002). В материалистических учениях Анаксимена, Демокрита, Гераклита, Анаксагора -природа человека двухсоставна (тело-душа), душа детерминирована телом и двухчастна, что мало отличает человека от животного.

Антропологический период древнегреческой философии (V— Ш в.в, до н.э.) характеризуется множеством философских учений о человеке. Многообразие первопричин бытия, привело к кризису натурфилософии, создав предпосылки для возвращения к антропоцентризму в софизме (V в. до н.э.), где человек объявляется мерой всех вещей, а чувственное познание реальности, в противоположность рациональному, единственным способом постижения эмпирической реальности (Шестов Л., 2001). Субъективная гносеология эмпиризма, не признающая общих понятий и отвлеченных умозрительных категорий, редуцировала онтологические и этические представления до атеизма и гедонизма, оставив человека с одним непреложным критерием блага - субъективным удовольствием, что коренным образом вновь изменило и антропологическое и психологическое представления. Софисты учили о человеке только с биологической точки зрения, упразднив влияние морали и религии на поведение человека. Этому учению противостоял Сократ, вернувший не только этические, но и онтологические основания антропологии, что отразилось на психологическом учении, ярко изложенном в произведениях его ученика Платона. Объявив истинно существующим мир идей, а эмпирическую реальность не существующей, мнимой, Платон тем самым предопределил и участь человека, что нашло отражение в дуалистической концепции, раскрывающей

природный конфликт души и тела. Сущность человеческой природы Платон видел в разумной душе, имеющей начало во времени, но неподвластной смерти и предназначенной для постижения неподвижных и вечных идей. Согласно учению Платона человек состоит из двух частей (душа-тело). Строение души трехчастно и содержит в себе разумную, благородную (аффективную) и вожделеющую (неразумную) части. Разумная часть души, олицетворяя собой божественное начало в человеке, является неким предощущением духа, представление о котором впервые появляется в дореформенном иудаизме. Идеи Платона были особым образом восприняты и переработаны Аристотелем, заслугой которого является оформление научного подхода и научного метода, а также создание специфического научного языка - логического (Асмус В.Ф., 1976). Гилеморфическая концепция человека Аристотеля наглядно показывает неразрывную связь, единство телесной и душевной организации человека, где душа - это форма, а тело — это материя, наполняющая эту форму. Душа и тело субстанционально соединяются в одну природу, как две неполные природы. Таким образом, Аристотель строит биопсихологию (Ярошевский М.Г., 1976). Оригинально его учение о душе. Аристотель различает три формы существования души: вегетативную (растительную), чувственную (животную) и разумную. Обязательным условием наличия у человека рациональной души является ее воссоединение с чувственной и вегетативной душой. Для присутствия чувственной души у животных необходимо наличие вегетативной души и только вегетативная душа растений существует независимо (Аристотель, 2002). Наличие рациональной души ставится им в зависимость от социального статуса индивида, раб не мог обладать ею, по мнению Аристотеля.

Следующий период развития древнегреческой философии можно охарактеризовать как этический (Ш—I вв. до н.э.). Эпикурейцы, стоики и скептики развили психологические идеи Аристотеля и Платона, уделяя особое внимание чувственной сфере человека и его поведению. Особенностью психологического учения в эпикуреизме является отказ от метафизики и умозрения. По-сути это было возвращение к материалистическим воззрениям на природу человека. Тело порождает ощущения, лежащие в основе душевной деятельности человека, - считал Эпикур, т.е. все свойства и качества души являются функциональной производной телесной организации человека. Поэтому душа прекращает свое существование после смерти тела. Цель человеческой жизни - удовольствие, упраздняющее страдание (Ильин В.В., 2003).

Стоицизм также рассматривал человека с позиций телесной организации. Человек - разумное животное, природа которого определяется дихотомией «тело- душа». Душа восьмичастна и включает в себя: пять чувственных способностей, способность к размножению и доминирующую составляющую, расположенную в области сердца (Томин О.П., 2003). Душа материальна, она имеет тонкое тело, необходимое для взаимодействия ее с телом. Все мироздание являет собой части единой материальной субстанции, включающей в себя также состояния, переживания человека. Стоики считали, что добро и зло не только взаимно дополняют друг друга, но зло, является необходимым условием совершенствования личности. Зло не приятно, но полезно. Жизненная цель «мудреца» определяется достижением состояния апатии -безразличия. Источник истинного познания - опыт, он же - основание разумной чувственности, приводящей к осмысленному поведению.

В скептицизме психологическое учение о человеке вплотную связано с представлением о счастье, которое определяется не стремлением к знанию, а умением жить, избегая страданий. Цель человеческой жизни, по Пиррону, - апатия, достигая которой мудрец отказывается от разумного объяснения действительности; для него все безразлично и равнозначно (Асмус В.Ф., 2001). Они проповедовали моральный скептицизм. Учение о человеке, в частности, у Энесидема, мало отличается от учения Гераклита, особенно в понимании природы души, первичной стихией которой является воздух.

Психология Плотина совершенствует и развивает дуалистическое учение Платона. Природа человека дихотомична - «душа-тело». Сущность человека определяется его душой. Природа души двойственна, она умопостигаема и чувственна, состоит из двух частей - высшей («непадшей») и низшей («падшей»), «Непадшая» часть души призвана созерцать умопостигаемый мир, состоящий из бессознательных желаний человека, которые могут быть представлены в разуме и в чувственной сфере по мере их осознания. Низшая часть души - страдающая, в ней преобладает чувственное начало. Природа высшей части души божественна и она вечно предсуществует в сверхчувственном мире. Тело - это узы души, поэтому воссоединение души и тела воспринималось неоплатониками как падение. Основное положение психологии Плотина - это вечная и неизменная укорененность человека во благе. Поэтому для познания совершенных истин душе необходимо освободиться от тела, стать собой подлинной. Индивидуализация души и ее стремление к материальному - это утрата человеческой сущности (A.B. Ситников, 2001). Тело имеет некий вид, но не истинный; оно является помехой душе в ее деятельности, вечно текучее, оно вечно бежит прочь от бытия (Плотин, 1995). Природе человека в неоплатонизме присущ врожденный нравственный закон, который является источником и основанием внешней морали. Нравственный закон универсален как для природы, так и для человека, поэтому следование моральному закону есть подчинение своей природе.

Итак, все древнегреческие мыслители рассматривали учение о человеке в рамках дихотомии «тело-душа» в материалистических концепциях, и «душа - тело» - в идеализме. Не имея духовных ориентиров, «не видя никакой отрады в настоящем и потеряв всякую веру в будущее, люди задыхались от духовной пустоты и искали себе исхода или в безумных оргиях наслаждений, или в самоубийстве, которое сделалось самым обычным явлением. Даже знаменитый философ Сенека, удрученный печальной действительностью, указывал на самоубийство как на лучший способ избавиться от невыносимого положения» (Лопухин А.П., 1986, с. 34). В последующем святые отцы, описывая «ветхого» человека активно обращались к психологическим воззрениям древнегреческих философов. А трехчастное строение души, предложенное греческими философами, было полностью сохранено в психологии святых отцов, у св. Григория Нисского и др.

Иудаизм - одно из религиозных учений древности, оказавших существенное влияние на становление психологического учения о человеке в христианстве. Имея религиозное представление о Духе Бога, иудеи впервые охарактеризовали духовную природу человека (еще не получившую самостоятельного статуса, а являющую собой высшую способность души, стремящейся к соблюдению нравственного закона), представленную в святоотеческом учении психологическим типом «обновляющегося»

человека. Дореформенный иудаизм по текстам Ветхого Завета имел этико-ориентированное психологическое учение о человеке.

Дальнейший этап развития представлений о человеке в иудаизме являл собой попытку синтеза религиозного и философского учения в психологической концепции иудейско-эллинистического философа Филона Александрийского (поел. четв. I в. до н.э. - сер. I в. н.э.), которая опиралась на аллегорические образы Священного Писания и пифагорейскую философию (Роменец В.А., 1983). Экзегетический (герменевтический) метод, предложенный Филоном Александрийским, стал одним из основных при создании концепции психологической организации человека в святоотеческом учении (Браш М., 1907). Психология Филона отличалась своеобразным пониманием усложнения человеческой природы, которая, будучи двухсоставной (тело-душа), становится трехсоставной, воссоединяясь с духом -высшей сущностью Божества. Дух, в учении Филона, рассматривался как высшая способность души, подающая дыхание жизни. Дух - это «эфирная пневма», отпечаток божественной силы, именуемой образом, являющимся формой разумной человеческой души, божественным Логосом. Низшая часть души содержится в крови человека и животных. Цель человеческой жизни Филон видел в уподоблении и соединении с Богом, которое возможно благодаря логосному началу в человеке. Учение Филона Александрийского, его экзегетическая деятельность подготовили сознание эллинов для понимания и принятия христианского мировоззрения.

Итак, психологические учения древнегреческих и иудейских мыслителей не выходили за рамки дихотомии «тело-душа», «душа-тело», при рассмотрении человеческой природы, что сказалось на типологических особенностях учения о человеке. Зарождающееся учение о духе человека в дореформенном иудаизме также не смогло преодолеть дихотомических воззрений на природу человека, так как дух человека оказывался полностью детерминировал душой, ориентированной на моральное поведение в рамках предписанного закона. Христианство, пришедшее на смену эллинизму и иудаизму, учило, что нравственность может иметь своим основанием только свободу воли и совесть, а не отвлеченное разумное начало, ставшее критерием истинности в учении древних греков или строгие предписания морали в древнем иудаизме, не знающие творческой свободы любви во Христе. Как видим, постановка этических и онтологических вопросов не есть их решение. Отсутствие теологической онтологии, ее подмена этикой, гносеологией, а иногда игнорирование или редукция до физической природы, структурно изменяет состав человеческой природы, редуцируя трихотомию «дух—душа-тело» до дихотомии «душа-тело» или, оставляя человека в единстве телесной организации.

При этом отдельные как религиозные, так и философские антропологии, ощущая этот пробел, пытались восполнить его в трехчастном учении о душе, где высшая, разумная часть души олицетворяла собой редуцированное и депривированное духовное начало (табл. 1).

В дохристианский период развитие психологической мысли происходило в контексте религиозных и философских размышлений о человеке, его душе и теле, представленных по-разному у древнегреческих мыслителей и представителей дореформенного иудаизма, а также в религиозно-философском учении Филона Александрийского.

Дохристианские психологические представления о человеке строились в рамках антропологических концепций, различия между которыми определялись содержанием онтологических, этических и религиозных предпосылок определяющих соотношение дихотомий «тело - душа» или «душа — тело», с выделением высшей способности души - «духа» в древнем иудаизме и учении Филона Александрийского.

Таблица I.

Состав человеческой природы в антропологических представлениях __древности _

Антропологические представления древности Состав человеческой природы

Религиозные Религиозно- философские Философские Дух Душа Тело

разумная животная растительная

Мифологические:

Теогония Гомера (2) (1)

Теогония Гесиода со (2)

Теогония Акусилал с» (2)

Теогония Эпименида го (2)

Теогония Ферскида (п (2)

Натурфилософские:

Анаксимамдр (2) (1)

Анакснмен (2) (1)

Гераклит (2) (1)

Демокрит (2) (1)

Парменид (2)

Анаксагор (2) (1)

Орфизм 0) (2)

Софисты (2) (1)

Сократ (1)

Плетон <1> (2)

Аристотель (1) (1)

Эпикуреизм (2) (1)

Скептицизм (2) (0 ,

Стоицизм (1) (2)

Неоплатонизм (1) (2)

Древний иудаизм;

Садлукеи (2) (1)

Фарисеи О) (2)

Ессеи (1) <2)

Филон Александрийский -(1) (2)

(1) ■ доминирующая природа, определяют» сущность человека;

(2) - детерминируемая природа.

Сформировавшееся в антропологических концепциях древних мыслителей дихотомическое учение «тело-душа», послужившее прообразом учения о «ветхом» человеке у восточно-христианских мыслителей и дихотомия «душа - тело», называемая святыми отцами, при наличии учения о духе, как высшей составляющей души - человек «обновляющийся», • были полностью включены в святоотеческую психологическую концепцию целостного человека.

Во второй главе «История возникновения и развития психологического учения в трудах восточно-христианских мыслителей» раскрываются особенности формирования святоотеческой психологии.

Святоотеческие мыслители активно обращались к представлениям о человеке, содержащимся в древних религиозных и философских учениях, при разработке собственного психологического учения и творчески перерабатывали их в контексте новозаветного учения о совершенном Богочеловеке — Христе. В первые века христианства активно развивалось не только нравственное, апологетическое, аскетическое и богословское направления, но и психологическое учение, включавшее в себя элементы практико-ориентированных психологических представлений. Разрабатывались эти учения в тесной взаимосвязи, так как опирались на один

источник - Библию и преследовали одну цель — духовно-нравственное совершенство человека. Это знание не было плодом только философских размышлений, оно приобреталось практикой высоконравственной жизни, осуществлением добродетелей, постепенно приобретая форму религиозно-философского учения о духовном совершенствовании человека. В восточно-христианской традиции люди, достигшие высших добродетелей - богопознания и богообщения, именовались «святыми отцами», поэтому их учение называется святоотеческим. Так как святоотеческая психология имела пракгико-ориентированную направленность, то первоначальное развитие получила в аскетических (психолого-педагогических) трудах.

Видя множество различных представлений о богах и человеке в религиозно-философских учениях древности, восточно-христианские мыслители стремились изначально определить единые нормативные критерии для создания целостного и непротиворечивого учения о человеке. Эти критерии вплотную были связаны с учением о Боге, так как человек — есть образ и подобие Бога. Явление Бога в человеческом образе решало практическую задачу духовно-нравственного совершенствования — в процессе уподобления Богу, подражая Его жизни, человек стремился к восстановлению примата духовной природы. Свидетели жизни Христа -апостолы, проповедуя словом и делом христианство, понимали, что они не могут во всей полноте, своею жизнью реализовать совершенный образ Богочеловека Христа, тем более, что естественная ограниченность человеческой жизни ставила предел их проповеди. Поэтому свое свидетельство о Боге, так же как и ветхозаветные пророки, апостолы описали, оставив новозаветное откровение в четырех Евангелиях, как новую заповедь Бога, осуществленную Им Самим, для назидания и примера всем идущим путем духовного возрождения. Таким образом, в христианстве сформировалось две традиции трансляции духовного наследия - письменная и практическая (деятельная). Но как первая, так и вторая требовали, в силу несовершенства человеческой природы, склонной к интерпретации любого явления в соответствии с уровнем своего интеллектуального и нравственного развития, специальных (экзегетических и догматических) правил. Первые были необходимы для понимания и истолкования текстов Ветхого и Нового Заветов, вторые — ограничивали и направляли человеческий разум в поисках истины о Боге и человеке, необходимой как ориентир для практики духовной жизни.

Догматическое учение восточно-христианской церкви формировалось на протяжении восьми веков, усилиями многих христианских подвижников и мыслителей. Наибольшее значение для формирования учения о человеке из состоявшихся семи имели три Вселенских Собора:

- II Константинопольский (381 г), на котором окончательно были приняты догматы о Троичности Бога и о Духе Святом.

- IV Халкидонский Собор (451 г.), раскрывший понимание целостности Божественной и человеческой природы в Христологическом догмате.

' - VI Трулльский Вселенский Собор (680-681 гг.) утвердивший содержание учения о воле Христа.

Кроме догматического учения, на формирование святоотеческой психологии оказали тексты Священного Писания - Библия, содержащая 49 канонических книг (22 - Ветхом Завете и 27 - Новом Завете). Самые древние тексты Ветхого Завета датируются ХП в. до н.э., их первозданное содержание строго сохраняется. О чем

Филон Александрийский писал: «из писаний Моисея, несмотря на их глубокую древность, никто не решился ни одного слова отнять, или изменить, или к ним прибавить» (цит. по Еп. Варнава Беляев, 1998, с. 143). Время написания Нового Завета датируется со второй половины I века по Ш век н.э., эти тексты также сохраняются в первозданных смыслах, хотя оригиналы некоторых Евангельских текстов утрачены.

Конечное определение церковных догматов и экзегетическое толкование Библейских текстов, позволили восточно-христианским мыслителям непротиворечиво и . многоаспектно, на протяжении четырнадцати веков раннего и позднего Средневековья сформировать и развить целостное психологическое учение о человеке.

Периоды становления психологического учения восточно-христианской церкви можно условно определить по содержанию и степени его оформленности в целостное учение. В первый период «древнехристианской письменности» (1-П в.в. н.э.) первоначальные психологические идеи о человеке представлены в произведениях апостолов, учителей и апологетов (апостол Павел, Ириней Лионский, Ориген, Климент Александрийский, Тертуллиан). Особенностью учений раннего христианства является переориентация внимания с внешнего поведения человека на внутреннее состояние, непосредственно связанное с духовным развитием и принятием определенного образа жизни (Тальберг Н., 1991). Второй период - «"золотой век" богословской и аскетической образованности» (Ш-1У вв. н.э.) был ознаменован полноценным синтезом христианства и философских древнегреческих учений, который осуществили в богословском и догматическом учении восточно-христианской церкви (догматы о Троице, о Святом Духе) отцы-каппадокийцы св. Василий Великий, св. Григорий Богослов, св. Григорий Нисский — представители ново-александрийской богословской школы. Результатом этого синтеза явилось психологическое учение о личности, ее жизненном пути и направленности. Психологическое учение святых отцов этого периода характеризуется становлением теоцентрического подхода, характеризующегося разработкой идеи совершенного Богочеловека, как идеального образа «нового» нравственно совершенного человека.

По праву рад авторов (Несмелое В.И., 2000; Роменец В.А., 1983; Лурье В.М., 1995; митр. Макарий Оксиюк, 1999) считают свт. Григория Нисского одним из основоположников восточно-христианского учения о человеке. В его творениях «Шестоднев» (379-380 гг.), «О душе и воскресении» (379-380 гг.) и «Об устроении человека», написанном в 379 г., он продолжил традиции восточно-христианских мыслителей первого периода, расширив тематику святоотеческой антропологии и психологии. В психологическом учении Григория Нисского развито и наполнено новым святоотеческим содержанием аристотелевское представление о трехчастном строении души (воля, чувство, разум). У него впервые возникает идея развития психических функций человека в соотнесении их, как с Божественным Первообразом, так и с физической природой. Соответственно, доминирование духовных или телесных потребностей определяет психологическую организацию человека. Способности души он соотносит с телом человека, определяя как функционально, так и морфологически их причинную зависимость. Впервые он подходит к смысловому определению понятий «ветхого», «обновляющегося» и «нового» человека с ориентацией на древнегреческие, ветхозаветные и новозаветные представления. В

связи с чем он рассматривает проблему развития психологической организации человека в контексте духовно-нравственного становления.

Св. Григорий, рассуждая об образе Бога, синтезировал метафизическое и психологическое учения, указав наличие образа в самой природе человеческого духа, в то время как его предшественники - святые отцы и учителя церкви (Василий Великий, Климент Александрийский, Ориген) искали образ Бога в разуме и свободе. Рассуждая об образе Бога в человеке с точки зрения психологических особенностей, он мыслил под этим понятием общую полноту всех духовных совершенств человека. «Человек подобен Богу в свойствах своей духовной природы, — он так создан; человек является подобием Богу в свойствах своей нравственной жизни, так как он желает уподобления и достигает его. ... Первое подобие - есть подобие образа, а второе -подобие в собственном смысле» (Несмелов В.И., 2000, с. 385-386). Св. Григорий в трактате «О создании человека» разделяет всю полноту совершенств человеческой природы на две категории: одни из них заданы в самой природе и составляют ее сущностные свойства, без которых нельзя представить человека (разум, свобода воли); другие являются украшением человеческой природы, так как человек может обходиться без них, но его жизнь при этом обедняется и становится недостойной высокого назначения (целомудрие, бесстрастие; нравственное совершенство). Первые - выявляют образ Бога, присущий человеческой природе от рождения, вторые -постепенно формируясь, проявляют подобие, являющееся результатом жизнедеятельности, раскрывающей нравственно совершенные качества человеческой личности. Приобретение подобия составляет смысл человеческой жизни, в то время как наличие образа является необходимым условием и средством к осуществлению этого смысла.

В соответствии с доминирующими потребностями («произволениями»), Григорий Нисский разделяет людей на: плотских («ветхих»), живущих страстями и стремящихся к удовольствию; душевных («обновляющихся») - «не приемлющих Духа»; духовных («новых») — содержащих в себе все природы и произвольно управляющих своим телом, душою, посредством духа направляя их к добродетели. (Св. Григорий Нисский, 2000, с.61). Когда святой пишет о людях плотских и душевных, то, указывая на душу и тело, как правило, не упоминает о духовной природе, т.е. возвращается к дихотомическим воззрениям на природу человека в древнегреческой философии и дореформенном иудаизме. Трехсоставное описание присуще только «новому» человеку, что определено христологическим догматом.

Свт. Григорий Нисский считал, что структура взаимоотношений духа, души и тела влияет на протекание мыслительных процессов. Дух действует на тело посредством чувств (внутренних и внешних). Так как сущность духа раскрывается в деятельности тела, которое св. Григорий рассматривал как орган духа, то их причинная обусловленность выражается в качественном состоянии обоих. Слабость телесного органа ограничивает духовную деятельность и наоборот. Когда дух немощен, не развит - тело постепенно вырождается в животную плоть, порабощающую душу инстинктивными желаниями и умерщвляющую ее сущность.

Св. Григорий первым попытался систематизировать представления о первозданном человеке до грехопадения, заложив тем основание для создания святоотеческой психологии «нового» человека. Он считал, что первозданный человек коренным образом отличался от человека падшего, что нашло свое отражение даже в

учении о телесной природе. «Состав его плоти был особый, нетленный, бесстрастный, человек не был предназначен к размножению путем брака; разделение его на мужской пол и женский допущено было лишь по предвидению греха. Первый человек в идее был действительным образом нетленного и бесстрастного Бога» (Епифанович С.Л., 2003, с.23).

В третий период - «эпоху христианского эллинизма» (У-УШ вв. н. э.) преп. Максим Исповедник существенно дополнил психологические представления свт. Григория Нисского учением о свободе воли, раскрыв его содержание в понятиях смысла и образа существования (прот. И. Мейендорфф, 2001). Свободным у Максима Исповедника является осмысленное действие с целью нравственного совершенствования в соответствии с Божественным замыслом, в котором заключается смысл человеческой жизни. При осуществлении истинного выбора свободной волей, творение движется к своим логосам и воссоединяется с ними в обоженом состоянии. Для этого в первозданном состоянии человек должен был преодолеть противоречия, разделяющие целостность творения:

1) победить бесстрастием разделение в человеческой природе на два пола;

2) святой жизнью соединить мир и рай, чтобы и тот, и другой для человеческого тела одинаково стали землей;

3) равноангельской добродетелью смирить тело и чувства настолько, чтобы открыть себе доступ на небо;

4) достигнуть равноангельского ведения, и таким образом, объединиться с миром мысленным;

5) в любви . немыслимо, неизреченно соединиться с Самим Богом (С.Л. Епифанович, 2003).

Назначение человека заключалось в том чтобы, следуя Божественному призванию, соединить в себе все творение - мир видимый и невидимый, а затем целостное творение привести к Богу. Тогда и Бог отдал бы себя человеку и всему творению, собранному в человеке; осуществилось бы обожение творения (преп. Максим Исповедник, 2001). Здесь разделяются платонизм, не знающий «нового» человека, и христианство. В христианстве история имеет положительный смысл, так как все творение в совокупности духовной и материальной природы должно вернуться к Творцу - это является и конечной целью человека.

В грехопадении человек, не выдержав испытания свободой, стал существом страстным и тленным (арх. Иустин Попович, 1999). Спасти человека, избавив его от тления, было возможно только через введение в человечество принципа нетления, а это могло осуществиться только через соединение его с Богом, что реализуется в Боговоплощении Христа. Таким образом, в святоотеческой антропологии дается рациональное обоснование учению о двух Адамах ал. Павла. О первозданном Адаме, созданном Творцом для духовного совершенствования и обожения («новом» человеке) и Адаме падшем, променявшем способность к обожению на животное вожделение, стремление к сиюминутному удовольствию («ветхом» человеке). В момент грехопадения бессмертное тело первозданного человека становится смертной плотью животного, изменив и свое предназначение быть послушным органом духа. Вопреки естественному предопределению плоть берет на себя руководящее начало, подчиняя себе душу, редуцируемую в психику, утрачивающую способность слышать голос духа и подчиняться ему.

Наиважнейший христологический трактат преподобного Максима Исповедника «Диспут с Пирром» (Wolfson НА., 1956) содержит в себе основные положения его учения о воле. Человеку присущи две воли - природная и гномическая (рассудочная). Природная воля проявляется у всех людей в равной мере, заключаясь в естественном тяготении к добру и находясь в согласии с Божественной волей, в то время как гномическая воля зависит от особенностей ипостаси и в своем основании имеет рассудочную деятельность, позволяющую осуществлять выбор между добром и злом.

Учение о воле преп. Максима, с одной стороны, оказав огромное влияние на всех последующих византийских мистиков-исихастов (преп. Симеона Нового Богослова, преп. Григория Паламы и др.), становится неотъемлемой частью святоотеческого Предания (Florovsky G'., 1959, р.126), а с другой, опосредованно влияет через русское богословие (свт. Тихона Задонского, свт. Феофана Затворника, свт. Иоанна Максимовича и др.) на всю отечественную религиозно-философскую антропологию и психологию середины XIX - начала XX веков. В частности на учение о доминанте A.A. Ухтомского, высказавшего идеи об актуальных и виртуальных функциональных органах индивида, о возможной связи учения о доминанте с энергийным образом человека, развитом в аскетической антропологии - в православном исихазме -священнобезмолвии (Зинченко В Л., 2000, с.79-80).

Идеал совершенного человека в восточном христианстве предполагает наличие не только совершенной свободы, но и совершенной любви, возможность достижения которой была рассмотрена в мистико-психологическом учении о Богопознании (св. Иоанна Лествичника и св. Исаака Сирина). Преп. Исаак Сирин (род. в конце VII в. — умер в первой пол. VIII века) в своем психологическом учении в большей мере уделил внимание рассмотрению эмоциональной сферы человека и ее значению для целостной взаимосвязи духа, души и тела. Центром духовной жизни является «милующее сердце» — оно место пребывания совершенной любви, орган постижения святости и красоты (Б. Вышеславцев, 1929). Основное качество духовного совершенства проявляется в наличии всеобъемлющей любви как высшей добродетели. Признак достигших духовного совершенства, по Исааку Сирину, состоит в том, что если они и десять раз будут преданы казни за любовь к людям, то этим не удовлетворятся. Любовь - это высшая добродетель, доступная человеку, но Божественная любовь находится за пределом человеческого понимания. «Любовью привел (Бог) мир в бытие; любовью ведет Он его в этом его временном образе существования; любовью Он приведет его к тому чудному изменению, и любовью мир будет поглощен в этой великой тайне Того, Кто совершил все это; в любви заключается исход всей истории существования твари» — писал преп. Исаак Сирин (2002). Преп. Исаак считал, что характер познания обусловлен устроением, природой и состоянием органов познания. «Ум есть одно из душевных чувств, а сердце обнимает в себе и держит в своей власти внутренние чувства» (Исаак Сирин, 1998, с. 402). Сам процесс познания он рассматривал как акт усвоения объективно данной истины личностью человека, ставя в прямую зависимость процесс познания от нравственного совершенства человека. Добродетель не только дает творческую силу для познания, но является принципом и чувством познания. Совершенствуясь в добродетели - от веры до всеобъемлющей любви, человек восходит по ступеням познания. По мере устроения своей личности, человек восстанавливает и целостность своего духа - главного держателя способности

к познанию. Тем самым раскрывается принцип единства эмоциональной, когнитивной и конативной сфер в психологическом учении святых отцов.

Четвертый период (1Х-Х1У вв. н.э.), завершающий развитие восточно-христианской психологии Средневековья - «эпоха христианского византизма», в большей мере характеризуется учением св. Григория Паламы. Его творчество принадлежит к позднейшему византийскому периоду, который известен как период полемического богословия, направленного против влияния Западной католической церкви и церковного гуманизма Востока. Преп. Григорий Палама (1296-1359), излагая свое учение о Боговидении и Богопознании, в трактате «Триады в защиту священно-безмолвствующих» осуществил наиболее полный синтез всех антропологических и психологических учений восточно-христианской церкви, противопоставив его зарождающемуся гуманизму эпохи Возрождения. Наличие высших когнитивных способностей, необходимых для Богосозерцания и Богообщения, выводит человека за пределы эмпирической реальности в область трансцендентного Божества, воссоединяя человека и Бога в процессе обожения. Для доказательства способности человека к Богопознанию св. Григорий Палама разрабатывает психологическую концепцию человека, основные положения которой следующие:

- двойственность природы человека (внутренний и внешний), и в то же время его целостность в единстве трихотомии - духа, души и тела;

- трехчастностъ души (мыслительная, раздражительная и желательная части), искаженной страстями;

- потребность в восстановлении здоровья души, которое начинается с волевой сферы, продолжается восстановлением эмоциональной сферы и завершается восстановлением когнитивной сферы.

- борьба со страстью, объединяющая все силы души, - главное в учении исихазма;

- образ и подобие Бога находят отражение во всем человеке; по мере восстановления богоподобия человек углубляется в тайны богословия;

- творчество есть высшая онтологическая способность человека;

- цель и смысл жизни человека - теозис или обожение - путь личного восхождения к Богу, который заключается в реальном изменении всего человеческого естества;

- возможность реального общения и воссоединения человека с Богом заключается в ипостасном единстве человеческой и божественной природы во Христе (Григорий Палама, 2003).

Итак, психологическое святоотеческое учение, характеризуясь многогранностью, непротиворечивостью и взаимодополняемостью, при рассмотрении разных качеств и свойств человеческой души, отражает стремление каждого христианского мыслителя к интеграции и целостности в описании человека, с ориентацией на идеальный и в тоже время нормативный образ совершенного Богочеловека - Христа - «нового» человека. Наличие учения о совершенном человеке, имеющее статус божественного откровения, позволило не только снять все внутренние разногласия христианских мыслителей (дихотомии - трихотомии природного состава человека) и воссоединить отдельные представления в целостное учение, но систематизировать и органично включить все учения древности в святоотеческую психологию.

. Рассматривая психологию человека в трех проявлениях его целостной природной организации, зависящих от смысложизненной ориентации, свободно избираемой каждым человеком в процессе жизненного самоопределения, восточно-христианские мыслители показали, что:

— человек, в большей степени ориентированный на телесную природу в стремлении к физическому удовольствию, подчиняет ей все способности души, депривируя или редуцируя свою духовную природу. Он описывается христианскими мыслителями как «ветхий» в дихотомии «тело-душа»;

— человек, стремящийся к соблюдению внешней нормативности, этическим нормам, предписываемым ветхозаветным законом, преодолевает инстинктивные желания, ориентируясь на социальную успешность, у него гедонизм побеждается прагматизмом. Это в терминологии святых отцов - «обновляющийся» человек, природный состав которого также определяется дихотомией — «душа-тело», его духовная природа, как правило, представлена высшей разумной способностью души и не имеет самостоятельного статуса;

— человек, избирающий главной целью своей жизни духовно-нравственное совершенствование и реализующий ее в уподоблении Богу, - это «новый» человек, восстановивший нормативную, заданную Богом трихотомию своей природы — «дух— душа-тело».

Психологические воззрения святых отцов на способности души, хорошо соотносятся с вышеизложенной типологией человека (табл. 2).

Таблица 2

Восточно-христианское учение о способностях души в типологии _ психологических моделей человека

Способности души Разум (Григорий Нисский) Воля (Максим Исповедник) Чувства (Исаак Сирин) Психологический синтез (Григорий Палам а)

Тип человек«

«Ветхий» Рассудок оставляет не изображенными светлые черты добра, отражает в себе все безобразие вещества (зло - есть следствие изъятия прекрасного) Доминирует гномическая воля (определяемая рассудочное деятельностью, ей присуще желание чего-то определенного, она характеризуется свободой выбора, что предполагает наличие колебаний, сомнений и возможность внутреннего конфликта) Страстность, воспринимаемая душою, на* болезнь, провоцирующая переживание страха и тревоги, препятствующая нравственно ориентированной Деятельности, приводящая человека в смятение Не путем философских рассуждений, но постоянным очищением души, совершенным безмолвием чувств и помыслов, непрестанным упражнением в богомыслин и молитве человек может достигнут» чистоты ума, позволяющей выйти за пределы тварного бытия х единению с Богом через обожение, которое в святоотеческой традиции рассматривалось как истинное Богов ндение, предполагающее способность к созерцанию (синтез естественной волн, чувства любви и естественного разума)

* Обновляющийся» Восстанавливается естественное видение, дающее возможность созерцать творение (у каждой вещи появляется свое уникальное место и значение) Постепенно восстанавливаете« доминирование естественной воли (присущей потенциально всем людям от рождения в равной мере), но при этом сохраняется алия ни« гномической воли на деятельность человека Страстность преодолевается нравственно ориентированным поведением, страх И тревога постепенно вытесняются чувством радости

«Новый» Присуща высшая способность к Богопознанию и Бога обще нию Природная или естественная воля (естественное, безошибочное тяготение к добру, находящееся в согласии Радость любовь, смиренномудрие, дающие постоянное переживание состояния внутреннего покоя

Психология восточных христиан имеет уникальные принципы, позволяющие рассматривать ее как самостоятельное учение:

— наличие • креационной концепции происхождения человека позволяет рассматривать его целостно, в единстве трех природ («первоначальных сущностей, определяющих ядро вещи», Фил. энц. словарь, 2002, с. 364) - духовной, душевной и телесной;

— понятие о духовной природе человека, его личности, ставшее возможным благодаря наличию догматического учения и экзегетическому толкованию Библии;

— понятие о совести - врожденном естественном нравственном законе, содержащем высшие ценностные ориентации, определяющие духовно-нравственное поведение человека и осознаваемые человеком в процессе интериоризации библейских заповедей;

— принцип иерархичности, используемый при описании состава человеческой природы в типологии психологической организации человека («ветхий», «обновляющийся» «новый»), позволивший восточно-христианским мыслителям впервые ввести представление о развитии человека, и образ идеального «нового» Богочеловека Христа, который придал направленность этому развитию, указав границы нормативности в онтологических и этических характеристиках;

— статус принципов в святоотеческой психологии получили онтологические и этические характеристики, благодаря своей связи с представлениями о смысле существования мироздания (макрокосмос) и человека (микрокосмос), подчиненных нравственному закону - единому для всего творения;

— сотсриологический и телеологический принципы определяются вероучительным содержанием процессов целеполагания и самоопределения, выводящих человека в поисках смысла и решения экзистенциальных проблем (конечности человеческой жизни, одиночества, ответственности, свободы и др.) за пределы эмпирической реальности в область трансцендентного;

— принцип комплексности и взаимодополняемости, присущий святоотеческой психологии в описании человека, основанный на стремлении к интеграции всех качеств и свойств человеческой природы;

— принцип эсхатологичности - вечности, предписанной человеку в творении, но утраченной в грехопадении, с одной стороны, указывает на возможность бесконечного совершенствования человеческого духа, а с другой, свидетельствует о принципиальной нераздельности духовной и телесной природ, так как дух творит тело, которое им же будет воссоздано вновь в момент воскресения.

В соответствии с принципами святоотеческой психологии определяется ее. предмет — духовная природа человека, раскрывающаяся в целостном единстве духа, души и тела, осознаваемая' человеком в процессе уподобления образу Бога. Основной метод святоотеческой психологии — духовно-нравственное совершенствование личности • человека (Дворецкая МЛ., 2000), осуществляемое посредством самопознания (интроспекции) при постоянной ориентации на тексты Библии с помощью экзегетического метода. .

Категориальный аппарат святоотеческой психологии включает в себя понятия: «дух», «душа», «тело», «плоть», «чувства», воля», «разум» (Дворецкая М.Я., 2003).

В третьей главе «Ветхозаветная и новозаветная модели психологической организации человека» эмпирически показано, что восточно-христианское учение о человеке, с одной стороны, всецело руководствуется библейскими текстами и догматическим учением церкви, а, с другой, оно есть результат синтеза

психологических, философских, богословских и естественнонаучных представлений (учение древнегреческих философов и иудеев, догматическое учение восточно-христианской церкви и достижения древней медицины (Гиппократ, Гален)).

Практически все святые отцы и учителя восточно-христианской церкви давали толкования отдельных мест из Священного писания, Ветхого и Нового Завета. Ветхий Завет толковался Василием Великим (1891, 1891а); Григорием Двоесловом (1863); Епифанием Кипрским (1848); Ефремом Сириным (1861а, 18616); Иоанном Златоустом (1898); Кириллом Александрийским (1890, 1893); Григорием Нисским (1998, 1999); и другими. Новый Завет: Ефремом Сириным (1896); Феофилактом Болгарским (1910); Аврелием Августином (1997); Иоанном Златоустом (1854); Максимом Исповедником (1993, 1993а); Григорием Нисским (1998,1999,2000) и другими.

Метод экзегезы (герменевтический), преложенный Филоном Александрийским, был не только использован христианскими мыслителями, но еще и получил психологическое обоснование. Иоанн Златоуст, Андрей Кесарийский, еп. Варнава Беляев считали, что количество смыслов, выделяемых экзегетом для интерпретации в Свящешюм Писании, имеет глубокое психологическое основание, связанное с представлением о составе человеческой природы. Иоанн Златоуст и Андрей Кесарийский, исходя из трехсоставной природы человека (дух, душа и тело), находили три смысла в Писании для истолкования. Святые отцы, которые рассматривали в человеке только душу и тело, сводили все многочисленные виды библейских смыслов к двум основным (буквальному и таинственному). Такое деление, по мнению еп. Варнавы (Беляева), имело еще одно важное психологическое основание, которое он видел в неизменных законах развития человеческого духа, при которых каждой степени духовного возраста соответствует известное понимание Священного текста (еп. Варнава, 1998). После продолжительного чтения Священного Писания, по мнению святых, у каждого человека в свою меру открываются «душевные очи», позволяющие различать, что есть добро и зло. При этом Священное Писание для святых отцов являлось непреложным источником истины, которым проверялось любое знание или учение в христианстве, в том числе и догматические постановления Церкви. Поэтому, изучая святоотеческое наследие, мы обратились к Библии в поисках тех первоначальных смыслов, которыми руководствовались святые отцы, создавая свое психологическое учение о человеке, его категориальный аппарат. Так как предшествующий источниковедческий анализ творений святых отцов позволил нам выделить уникальную психологическую типологию, то мы предположили, что ее источником являются библейские тексты. Наличие в Св. Писании понятий, по-разному характеризующих уровень духовного развития человека («ветхий» или «плотяной»; «обновляющийся» или «внутренний», и «новый»), является косвенным указанием на то, что в Библии представлена не одна, а несколько моделей психологической организации человека, которыми пользовались христианские мыслители, создавая многогранное, но в то же время целостное учение о человеке. В связи с этим из содержания библейских текстов нами были реконструированы «ветхозаветная» и «новозаветная» модели психологической организации человека. Последующий анализ структурной и смысловой организации этих моделей позволил выявить не только их качественные характеристики, но и различия, которые органично синтезировались в святоотеческом учении о человеке.

Процедура проведенного нами эмпирического исследования заключалась в следующем:

1. В качестве анализируемого текста был использован Синодальный перевод Библии, изданный Московской Патриархией.

2. Выбор категорий из текста Библии осуществлялся с помощью «Полной симфонии на канонические книга Священного Писания», используемой нами как инструментарий ориентировки в текстах Библии.

3. Нами были выделены и подвергнуты первичному контент-анализу следующие категории: "Дух Божий", "дух человеческий", "душа", "плоть", "тело".

4. Далее с помощью «Симфонии» были отобраны из Библии все фразы, содержащие анализируемые нами категории во всех падежах, и размещены в матрицы данных для первичной обработки. Количество анализируемых фраз по каждой категории приведено в таблице 3.

5. Ввиду очень большого объема текстового материала все выделенные категории были подвергнуты кластерному анализу. Для более точного определения "веса" каждой выделенной категории был применен факторный анализ. Все виды статистического анализа были сделаны, с помощью пакета программ STATISTICA, версия StatSoft 1984-1999.

Таблица 3

Количество фраз по каждой из анализируемых категорий в Ветхом и _ _ Новом Завете___

Категория Количество категорий в Ветхом Завете Количество категорий в Новом Завете

Дух Божий 57 134

Дух человека 187 125

Душа 518 ■ 51

Плоть 109 123

Тело 116 136

Первой категорией для анализа был избран «Дух Бога», так как ранее мы уже отмечали нашу гипотезу о том, что учение о духе человека детерминировано учением о Духе Бога. В Ветхом и Новом Заветах часто используется понятие «Дух», как «дух жизни», исходящий в акте творения от Бога и оживляющий все бытие. «Дух жизни» имеет своим началом Дух Бога, являющийся не только источником жизни в материальном бытии, но и подателем онтологически важных свойств и способностей человека (мудрости, справедливости, любви).

По результатам проведенного анализа, онтологически важной характеристикой Духа Божьего в Ветхом Завете, определяющей смысл жизни человека, является Его этически ориентированная деятельность, что было выявлено в результате текстологического анализа категории «дух Бога» в Ветхом Завете (табл. 4). Она проявляется во взаимодействии с человеческим духом, вознаграждая последний за послушание и нормативность различными духовными способностями (пророчеством, мудростью, духовным ведением) и благом. Для нарушителей Закона, данного Богом, Дух становится непримиримым противником, рано лишая их сил и жизни.

Совершенно иные характеристики были получены по результатам кластерного и факторного анализа категории «Дух Бога» в Новом Завете. Значение этой категории для новозаветной концепции психологической организации человека видно из количества ее упоминаний в Новом Завете (134), в то время как весь Ветхий Завет содержит только 57 ссылок на Дух Бога.

В новозаветной концепции, в результате текстологического анализа выделились следующие онтологически важные характеристики деятельности Духа: Дух, являя в мир Бога, с одной стороны, снимает непреодолимую преграду между божественной сущностью и естеством человека, которое приобретает в результате Боговоплощения качества и свойства божественной природы (нетленность, вечность), с другой стороны, наделяет человека духовной мудростью, дающей способность к богопознанию и богообщению; Дух сообщает и поддерживает в человеке свободу воли, в то время как сам обладает абсолютной свободой, делающей его независимым, неуловимым и непознаваемым для человеческого разума; Дух любовью очищает, возрождает и освящает человеческую совесть, изменяя тем самым внутренний мир человека и, ведя его по ступеням духовного роста, усыновляя Богу; любовью Духа животворится и исцеляется все мироздание (табл. 4). Независимо от нравственной зрелости человека и его этической направленности в творении добра или следовании злу, Дух Бога ходатайствует о нем, принимая его несовершенство, восполняемое заботой и любовью Бога. В Новом Завете Дух Бога не воюет с человеком, а является его утешителем и помощником в реализации стремления к духовному совершенству, обожению.

Таблица 4

Характеристики категорий «Дух Бога» и «дух человека» в Ветхом и Новом

Завете (по результатам кластерного и факторного анализа)_

Категория Характеристик категорий в Ветхом Завете по результатам: Характеристики категорий в Новом Завете по результатам:

кластерного анализа факторного анализа кластерного анализа факторного анализа

Дух Бога «Дух Бога наделяет человека способностью пророчества и мудрости»; «Дух Бога оказывает помощь человеку, нуждающемуся в поддержке и наставлении»; «Дух Бога творит все человечество, но дает силы для спасения послушным» «Дух Бога утешает и помогает нуждающимся, подавая благо»; «Дух Бога воюет с непослушными, обращаясь в неприятеля»; «Дух Бога поднимает и переносит в мистическом видении дух человека»; «Дух Бога наделяет человека способностью пророчества» «Дух Бога приводит к Богопознанию, являя в мир Бога»; «Дух Бога, устраивая жизнь "внутреннего человека*1, через усыновление н искупление тела, делает его способным К творению благих дел»; «Дух Бога незримо возрождает и усыновляет Богу «нового человека» -любящего и свободного» «Свободой обладает только рожденное от Духа Божьего »; «Тело человека, усыновленного и искупленного Духом Бога, освобождается от рабства и тления»; «Дух Бога неизреченно (мысленно) ходатайствует о человеке перед Богом»

Дух человека «Духовное ведение «станы»; «Дух человека очищается и исцеляется в послушании Богу, свободным выбором и исполнением добродетели»; «Человеческий дух, пребывающий в Боге, оживляет чувствующее сердце, наполняя человека духом жизни; "ветхий" дух, утративший Бога, делает человека животным с каменным сердцем, лишая его жизни» «Высокий дух в человеке, способен изъяснять и толковать загадочное»; «Дух, слышащий Бога, укрепляет человека»; «Духом судится и сжигается скверна человеческой души и тела»; « Человек, не имея власти над духам, смиряется в уповании на Бога» с/" «Человек, живущий вне Бога, удобное жилище дня "ветхого" духа»; «Дух любви, веры, кротости, чистоты, а не буква закона, исцеляет одержимых "ветхим" духом»; «"Новый" человек, усы повлеки ы й любящи м Богом, воскресает святым в теле и духе, для вечности» «Дух "ветхости", изгоняется из человека любовью Бога»; «Дух человека, при виде чуда, смущается и пугается»; «Дух без Бога, становится жилищем для "ветхого" духа»; «"Ветхий" дух мучает и терзает человека, с трудом отступает от него»; « "Ветхий " дух, разрушающий человека, оставляет его только по слову Бога »

Следующая библейская категория, подвергнутая анализу, - это «дух человека».

Человеческий дух в ветхозаветной концепции человека имеет как онтологические, так и психологические характеристики, раскрываемые через отношения человека и Бога, получающие полное определение в этических нормах (заповедях), установленных для человека Богом. Обязательным условием для совершенствования человеческого духа является его одновременная сопричастность Божественной природе, определяемая наличием способности к богообщению и

этической нормативности, проявляющейся в отношениях с эмпирической реальностью. Такая связь онтологии и этики через психологию указывает на сложную природу человеческого духа в Ветхом Завете.

Дух, являясь причиной существования и деятельности человеческой души, в контексте святоотеческого учения, призван животворить человека, наполняя его жизненными силами. Наличие этой онтологической способности человеческого духа в Ветхом Завете определяется этической направленностью поведения. Дух человека, знающий Бога, строго, следующий букве закона, укрепляемый добродетельной жизнью, способен сообщать ему жизненную энергию, оживляя сердце его радостью, делая доступным для человека ведение истины, изъясняя и толкуя загадочные для него явления. Этим духом судится и сжигается скверна человеческой души и тела, что указывает, с одной стороны, на то обстоятельство, что именно дух является носителем совести, структура и содержание которой в Ветхом Завете определяются внешними нормами, интериоризирующимися при условии добродетельной жизни во внутренние ценности. А, с другой стороны, это косвенно свидетельствует о целостности человеческой природы, проявляющейся в единстве и соподчинении духовной, душевной и телесной организации.

В естественном состоянии, присущем человеку до грехопадения, дух человека, руководимый Духом Бога, управлял душой, которая в свою очередь, организовывала жизнь тела, таково устроение «нового» человека. В противоестественном состоянии, не свойственном замыслу Бога о человеке, дух, не знающий Бога, оказывается бессильным для руководства душой, которая переходит в подчинение телу, детерминированному витальными потребностями и жестокой борьбой за выживание. Такая структура телесно-душевной организации уравнивает человека с животным. Сердце такого человека становится «каменным», не способным не только к духовной жизни, но и к биологической. Поэтому св. отцы называли такого человека «ветхим» или «плотяным» (от слова плоть) и, описывая его структурную организацию дихотомией «тело-душа», не упоминали о духе. Между этими двумя крайними состояниями человеческого духа святые отцы выделяли третье, среднее состояние, которое они называли «обновляющимся». Дух человека, «вспоминая» о своем высоком назначении (в Ветхом Завете об этом человеку постоянно напоминали пророки), начинал раскаиваться в прежнем своем неведении и искать прощения и поддержки у Бога, прося сил для исправления своей жизни в творении добра и исполнении закона. Этот тип «обновляющегося» человека или «делателя» и представлен как идеальный образ в ветхозаветной модели психологической организации человека.

В новозаветной модели психологической организации человека его дух, так же, как и в ветхозаветной модели, имеет онтологические и психологические характеристики, но раскрываемые не столько в субъект-объектных отношениях человека и Бога, сколько в воссоединении двух природ - Божественной и человеческой, в Боговоплощении. Это событие коренным образом меняет не только духовную, но и телесную природу человека, его антропологию и психологию, претворяя человека из «ветхого» и «обновляющегося» в «нового». Качества и свойства духа «нового» человека определяются уже не внешней нормативностью, а внутренним, естественным нравственным законом — совестью. Приобретая способность к любви, кротости и чистоте, дух человека становится основным

регулятором человеческой деятельности, так как единственная заповедь Нового Завета - «возлюби» — интериоризируется во внутренний закон в процессе идентификации с образом «нового» человека, давая основание для произвольности и ответственности человеческого поведения, растворяя этику в психологии и онтологии. В «новом» человеке восстанавливается разрушенная грехопадением естественная структура человеческой природы: дух главенствует над душой, а та, в свою очередь, руководит телом, и трихотомия духовно-душевно-телесной организации дает человеку силы не только для собственного обожения и бессмертия, но для приведения всего мироздания любовью к целостности, не знающей смерти и тления. Духу присуща высшая способность ведения, которой доступны все тайны «внутреннего» человека, и только он может разрешить вопрос о сущностном назначении человека, раскрыв подлинное содержание смысла жизни.

Таким образом, в Новом Завете также присутствуют характеристики, в основном двух типов психологической организации человека: «обновляющегося» и «нового». При этом идеальным образом, определяющим направленность развития личности, является «новый» человек, практически неведомый Ветхому Завету, определяемый нами как «новозаветная» модель.

Категория «душа» была известна еще древним грекам, которые учили о душе растительной, животной и разумной. Аристотель определял назначение души быть формой для материи. Им же было введено трехчастное строение разумной души, присущей только человеку и имеющей разумную, чувствующую и волевую, или двигательную способность. Трехчастное строение души сохранялось и в святоотеческой психологии, например у св. Григория Нисского, Исаака Сирина, Григория Паламы. Под душой святые отцы понимали жизненное начало, которое является источником и началом природной жизни человека, включающее в себя способности, необходимые для организации этой природной жизни, - ум, сердце, волю. Такого же строения души позднее придерживались Локк, Кант, и только Спенсер попытался ввести две группы душевных явлений: ощущения и эмоции. Но позднее Вундт и Льюис вернули в описания душевных актов трехчастную структуру: интеллектуальный, эмоциональный и волевой компоненты. Такое же представление о психических процессах сохранилось и в советской психологии, в частности, С.Л. Рубинштейн (1989) писал, что психические процессы, взятые в их конкретной целостности, — это процессы не только познавательные, но и аффективные, волевые.

Характеристики категории «душа», выделенные с помощью «Симфонии» из ветхозаветных и новозаветных текстов, были дополнительно разделены нами по основным психическим процессам: разум, чувства и воля. Сгруппированные в категории «разум», «чувства», «воля», они были подвергнуты кластерному и факторному анализу, результаты которых представлены в таблице 5.

В ветхозаветной концепции человека когнитивная (разумная) сфера имеет своим основным назначением участие в формировании ценностных категорий с четким смысловым наполнением их содержания моральными нормами, ориентированными на внешний закон, полученный как откровение от Бога. Категории «добра» и «зла», имея особое значение для ветхозаветной модели психологической организации человека, оказали существенное влияние на формирование понятийного аппарата, лежащего в основании структуры ветхозаветного мировоззрения.

Они отражают в своем содержании приемлемые и неприемлемые ориентации для осуществления эталона жизнедеятельности, который, в свою очередь, организует поведение человека, направляя его на достижение цели, декларируемой в ветхозаветном законе как приобретение праведности. Душа заблуждающаяся, не умеющая отличить истину от лжи и не стремящаяся получить это знание, приняв за образец внешний закон (не имея внутреннего), обречена на смерть.

Таблица 5

Характеристики категории «душа человека» в Ветхом и Новом Завете (по _результатам кластерного и факторного анализа)_

Кат Р» его Характеристики категорий в Ветхом Завете по результатам: Характеристики категорий в Иовом Завете по результатам:

кластерного анализа факторного анализа кластерного анализа факторного анализа

| 4 « «Знание истины, открываемое в Божественном откровении, дает мудрость, направляющую человека к праведности и спасению души»; «Душа, принимающая ложь за истину, и не раскаивающаяся в своем заблуждении, умирает»; «Душа человека, слушающая наставления и внимающая обличениям, различает добро и зло, следуя по истинному пути» «Слушающий наставления и внимающий обличения* умножает разум»; « Знание истины, открываемое в Божественном откровении, дает мудрость, направляющую человека к праведности и спасению души» «Истинное знание, спасающее душу от смерти и греха, дается любящим Бога, и заключается в Богопознании»; «Превратный ум, ке знающий Бога, делает непотребства, отчуждая человека от жизни истиной»; «Разум пребывающий в истине: очищает совесть, судит и побеждает зло, научает кротости, смирению, любви дарует душе покой и жизнь вечную» «Истинное знание, спасающее душу от смерти и греха, дается пророками и состоит в Богопознании»; «Дух истины судит и побеждает зло»; «Немощная совесть оскверняется, истинное знание очищает совесть»; «Превратный ум, не знающий Бога, делает непотребства, отчуждая человека от жизни истиной»

I «Милосердная душа веселится сердечной радостью, облеченная Богом в ризы спасения и одежду правды, а душа жестокосердная, изнывает и скорбит, в ужасе ожидая воздаяния от Бога»; «Душа, не наслаждающаяся добром,- несчастна, она повержена в прах унынием, и оживает только по слову Бога, слышащего ее плач и раскаяние во зле»; «Любящая душа я молитвенном предстояннн ищет Бога, исцеляющего от уныния и тоски, а гневающаяся душа, отвращаясь от Бога, погибает от рук' тех, кого она возненавидела» «Душа в тоске ищущая смерти, уповая на Бога, оживляется и укрепляется, обретая смысл жизни»; «Бог требует от человека исполнения заповедей со страхом и любовью, укрепляя его в жизненных невзгодах»; «Душа, не наслаждающаяся добром так же несчастна, как и не имеющая погребения»; «Надменная душа тоскует и мучается в одиночестве»; «Жестокосердные души боятся воздаяния от Бога, а робкие уповая на Него, обретают покой» «"Внутренний" человек кроткий и смиренный, стремясь к нравственному совершенству, животворится верой, исцеляющей от страха и уныния»; «Любовь жертвенна - это первая и наиглавнейшая заповедь, исцеляющая душу от скорби и страха смерти» *Бог любит кротких и смиренных»; «Душа исцеляется от уныния, стремясь к нравственному совершенству по образу енового* человека»; «Вера животворит душу колеблющуюся и не имеющую покоя»; «Жертвенная любовь никогда не перестает»; «Душа страдает, страшится и скорбит, помышляя о смерти»

1 «Слабовольная душа, не имея послушания, в стремлении к недолжному погибает, а душа с сильной волей, направляемая Богом, идя по стезям правды, обретает подлинную свободу»; «Душа, стремящаяся к Богу в уповании, укрепляется, научается правде и получает успех во всяком деле»; «Бог судит душу по делам: гедонист — не имеющий сил на добрые дела рано сгорит в пламени страстей, а милосердная душа, творящая добро наполкстся благами» #Человек с сильной волей, хранит душу, смиряя ев постом, избавляя от болезней и ранней смерти, спокойно ожидает Божьего суда»; «Послушание ближним (родителям, мужу, окене), превыше обета Богу»; «Желая и стремясь к недолокному, душа получает страдания и болезни» «Душа "нового" человека, жертвенно служащая Богу и ближним, сберегает себя и искупает многие души от геенны»; «Совершенная воля "нового" человека, приводит к целостности духа, души и тела, претворяя душу живущую в дух животворящий»; «Жертвенная любовь дает силы человеку для спасения души» «Человек, спасающий душу ближнего, делает добро, покрывая множество своих грехов»; «Душа "нового" человека, жертвенно служащая Богу и ближним, сберегает себя и спасает многие души»; «Совершенная воля, не служащая плоти, а возлюбившая Бога и ближнего, душу живущую претворяет в дух ¡животворящий»; «Совершенная воля "нового" человека, в молитвенном уповании, сохраняя его от порока, приводит к целостности духа, души м тела»

Когнитивная сфера в новозаветной модели психологической организации человека своим назначением имеет более возвышенную цель - созерцание истины, открывающейся человеку только в непосредственном Богообщении. Это дает человеку возможность внутреннего, мистического понимания абсолютной и духовной сущности бытия, снимающего дихотомию «добро - зло», растворяющегося в совершенной любви. При этом изменяется не только онтология, смысл жизни человека, устремляемый в вечность, но полностью меняется содержание этики, становящейся нравственностью, которая базируется не на внешнем авторитете закона, а на совести человека, очищенной Духом истины и способной не только производить суд, но и побеждать зло.

Эмоциональная (чувственная) сфера души в ветхозаветной модели человека отличается взаимосвязью психологических и этических характеристик. Этическая направленность поведения является важным фактором для его эмоциональной оценки. Так, одно и то же переживание - эмоция страха — может оказывать как положительное, так и фрустрирующее влияние на психофизиологию человека. В одном случае страх проявляется в связи с переживанием любви к Богу, - при соблюдении нормативного поведения, в другом случае та же эмоция сопутствует тоске, являющейся следствием ненормированного поведения человека, обладающего определенными личностными характеристиками: жестокосердием, надменностью, стремлением к доминированию и манипуляции. Избавиться от негативных переживаний, разрушающих здоровье, своими силами человек в Ветхом Завете не может. Исцеление от тоски и уныния становится возможным только благодаря вмешательству Бога, Который, видя искреннее раскаяние человека в совершении зла, оживляет его душу, открывая ему истинный смысл и назначение жизни.

Обретая смысл, душа получает силы для наслаждения добром и успокаивается в сердечной радости, творя дела милосердия, добровольно исполняя заповеди и закон.

Эмоциональная сфера души человека в Новом Завете, в отличие от Ветхого Завета, представлена взаимосвязью онтологических и психологических характеристик. Смысл жизни человека, определяющий его поведение, является наиболее значимой характеристикой для интерпретации эмоциональной сферы человека, его переживаний. Этот смысл, опираясь на идеальный образ «нового» человека, кроткого и смиренного, являющийся основанием для нравственного совершенствования личности, исцеляет человека от тоски, тревоги и уныния, наполняя его душу верой и любовью. Наиболее значимая эмоциональная дихотомия в новозаветной концепции человека «страх - любовь» раскрывает экзистенциальную биполярность чувственной сферы человека, с одной стороны, дающей ощущение и переживание полноты жизни, а, с другой, возвещающей о конечности человеческого бытия. Переживание эмоции страха в «новозаветной» концепции, как правило, связано с осознанием человеком конечности своего существования — со смертью, в отличие от Ветхого Завета, где эмоция страха в большей мере соотносится с этической направленностью поведения человека, выражаясь в страхе наказания за нарушение заповеди, закона. Осознание конечности своего бытия для человека является одним из важных экзистенциальных переживаний. Задаваясь вопросом, для чего даны чувства человеку, можно найти разные ответы: для ощущения и переживания всей полноты бытия человека, но, как ни странно, чувства же возвещают и о конечности бытия. Раньше, чем придет осознание и сформируется представление о смерти, человек получает ее в ощущениях

и переживаниях. Поэтому ощущение смерти, проявляющееся в переживании страха и ужаса, - это «бунт горькой усмешки и судорога немощного сердца», перед лицом суровой необходимости. Противостоит этой самой реальной реальности только надежда человека на чудо или обретение смысла в смерти. Любовью обретается смысл человеческой жизни, и ею же побеждается смерть в Новом Завете.

Конативная (волевая) сфера души человека в Ветхом и Новом Заветах имеет непосредственное отношение к произвольному поведению человека, его свободе. Абсолютная свобода в Ветхом Завете — это качество, принадлежащее только Богу, но человек также имеет свободу, характер которой определяется этической направленностью его поведения. Подлинная свобода присуща только нравственно ориентированной деятельности, произвольность, не творящая добродетели, - анархия, произвол, все сокрушающий и разрушающий в первую очередь душу человека.

Конативная сфера души человека в Ветхом Завете имеет как психологические характеристики, так и онтологические, а также этические. К онтологическим характеристикам, как уже отмечалось выше, относится свобода или произвольность человеческого поведения. Такие показатели волевых процессов, как сила и слабость воли в ветхозаветной концепции человека, с одной стороны, имеют связь с наличием произвольности. Сильная воля произвольна и созидательна, слабая - детерминирована или анархична, но в любом случае разрушительна, как для души человека, так и для окружающей его действительности. С другой стороны, воля проявляется в таких качествах человека как смирение и терпение, реализующихся в «послушании» и тренирующих произвольность поведения человека через ограничения, тем самым, способствуя познанию и приобретению навыков в управлении человеком своей волей. Отсутствие сильной воли, ее слабость характеризуются в Ветхом Завете гедонизмом, стремлением человека к «недолжному», проявляющемуся в чрезмерной зависимости от биологических потребностей, лишающих человека свободы, необходимой для духовного роста.

Конативная сфера человеческой души в новозаветной концепции отличается качественно иным содержанием волевого акта, присущего совершенной воле, сливающейся с подлинной свободой человека в жертвенном служении Богу и ближним. Совершенная воля проявляет себя как способность свободного самоопределения личности в стремлении к осуществлению нравственного совершенства, реализуемого в выборе полезного и необходимого для духовного роста, - совершенной любви, приводящей к Богу. Все проявления человеческой воли и свободы в Новом Завете имеют онтологическую характеристику, определяющую как нравственные, так и психологические особенности жизненного самоопределения человека, его мировоззрение. Такие волевые качества как терпение, смирение, покорность, жертвенность, размышления о смерти, помогая преодолеть эгоцентрическую направленность поведения человека, снимают внутренние противоречия и конфликты, сохраняя человека от порока и преодолевая все внутренние разделения, приводят к целостности духа, души и тела, приуготовляя человека для обожения.

Душа человека в Ветхом и Новом Завете описывается во взаимосвязи трех различных, но всегда взаимосвязанных способностей, - когнитивной, эмоциональной и конативной. В ветхозаветной модели человека наблюдается выраженный акцент на конативной сфере, а в новозаветной концепции прослеживается тенденция к

интеграции всех способностей души в любви. Обе модели характеризуются целостностью онтологических, этических и психологических характеристик.

Последние категории, характеризующие материальную природу человека, — это «тело» и «плоть». Проблема человеческого тела всегда находилась в центре внимания святоотеческого наследия. Восточно-христианская психология рассматривала тело человека одновременно как храм души и, в то же время, как седалище греха. Анализируя святоотеческую антропологию, архимандрит Киприан Керн указывает на смысловое различие понятий «тело» и «плоть». «Тело» и «плоть» в святоотеческом учении являются физической оболочкой человека, при этом «тело» - организованная форма, не являющаяся искони злой и порочной по существу, привносящей в человека зло, а «плоть» - земное начало, седалище греха. После грехопадения тело человека стало плотью.

Таблица 6

Характеристики категорий «плоть» и «тело» человека в Ветхом и Новом Завете (по результатам кластерного и факторного анализа)_

Категория Характеристики категорий в Ветхом Завете по результатам: Характеристики категорий в Новом Завете по результатам:

кластерного анализа факторного анализа кластерного анализа факторного анализа

Плоть «Плоть взращивается и оживляется духом»; «"Платяной" человек, смертный и грешный с каменным сердцем, боясь смерти трепещет в ожидании Божьего суда, надеясь на милость Бога»; «Жестокосердная плоть, пожирающая себя и ближних, наполняя злодеяниями землю, истребляется Богом, . возвращаясь в прах» . «Плоть взращивается и оживляется духам»; «Плоть смертна и тленна»; «Жестокосердная плоть не слышит Бога» «Грешная плоть человека, воспринятая Богом н принесенная Им в жертву, освятил ас ь, став телом "нового" человека»; «"Ветхий" человек, использующий свободу для угождения тленной плоти не имеет покоя, который обретается только в уповании на Бога»; «Плоть, служащая похоти, приносит плод - смерть, а плоть, истощаемая в страданиях, оживляет дух, приносящий ей жизнь вечную»; вЛукавая плоть, превращающая заботу о себе е похоть, пожинает тление»; «Божественная плоть "нового " человека претворенная 9 причастие, дарует жизнь вечную»; « Плоть не получает оправдания исполнением закона, спасение наследуют живущие по духу»; «Немощная плоть не творит добра, окелая противною духу»

Тело «Нечистый телом и больной человек не может приносить жертву Богу»; «Небрежно относящийся к телу, повреждающий его, наказывается»; «Уподобившиеся зверю, остасрчягсшие свое тело и не исполняющие закона -истребляются, а праведные чудесно исцеляются Богом, получая юное н здоровое тело»; «Мертвое тело требует погребения»; «Прикосновение к мертвому и нечистому оскверняет тела человека»; « Человек со звериным сердцем имеет животное тело»; «Животные, умерщвляя человека, мучают и терзают его тело»;«Искренне плачущие о ближнем, способны теплом своего тела воскрешать его из праха»; «Мертвые тела жгут для их полного уничтожения» «Уничиженное тело человека преображаясь во Христе, противостоит греху, творя добро»; «Целостное душевное тело воскреснет духовным, если человек имел чистое око»; «"Ноьый" человек, не являясь узником тела, в неразрывном единстве заботится о святости духа и тела, претворяя их а храм Святого Духа»; «Тело, состоя из многих членов, целостно, так как находится в подчинении у души»; «Око светильник тела, если оно чисто—тело светло, если худо-тело темно»; «Проповедник, имея послушное тело, но не омытую и не очищенную от порока совесть, не научит истине»

По мнению современного исследователя святоотеческого наследия, архимандрита Ианнуария (Ивлева), тело в евангельском учении апостола Павла есть человек в его целостности, так как мы познаем самих себя и других людей через их тело, которое является реальным объектом познания. Само слово тело (soma) родственно в русском и греческом языке слову «целый» и несет в себе отрицание всякого деления (tome). В реальности этого мира человек "делим": он болеет, страдает, разлагается в смерти. Он не обладает подлинным телом (целым). "Целение", восстановление целого - тела

именуется sotena, что переводится - "спасение", но буквально означает "целение" (обретение целостности, истинного тела) (архим. Ианнуарий Ивлев, 2004).

Анализ святоотеческого наследия приводит к выводу о том, что чем выше и строже аскетическое учение святого отца, тем почтительнее и возвышеннее он учил о твари и о человеке. Восточно-христианская психология отличалась от предшествующих им учений о человеке возвышенным стилем, что указывало на уверенность святых отцов в высоком назначении человека. Обратимся к представлениям о человеческом теле и плоти в Библии (таблица 6).

Плоть человека в Ветхом Завете характеризуется необходимостью обязательной связи с духом. Такая связь важна, в первую очередь, для смертной и тленной плоти, оживляемой, взращиваемой и руководимой духом, так как дух независим от плоти, что подтверждается его способностью к самостоятельному посмертному существованию. В ветхозаветной концепции человек в неестественном, падшем состоянии, ориентирующийся на желания плоти, игнорирующий естественное главенство духа, утрачивает способность к произвольности, попадая в полную зависимость от биологических потребностей и получает негативную характеристику «плотяной».

Особым образом подчеркивается жестокосердие «плотяного» человека, наполняющего злодеяниями землю, не желающего слышать Бога и исполнять Его закон, а потому болеющего и рано умирающего.

Анализ новозаветной категории «плоть» показал содержательно иное понимание, отличное от ветхозаветной интерпретации. Плоть в новозаветной концепции приобретает новые онтологические, не известные «ветхому» человеку качества и свойства, — способность к воскресению и неподверженность тлению и распаду. Такое преображение человеческой плоти становится возможным благодаря необъяснимому с эмпирической точки зрения факту - Боговоплощению. На этом событии стоит вся новозаветная концепция человека и в нем же коренится понимание трепетного отношения к человеческой плоти, способной к обожению.

Все трансцендентные Божественные ценности стали имманентны природе человека, ибо они стали конгениальны сущности боголикой человеческой души (преп. Иустин Попович, 2004), а через нее стали достоянием и плоти. Именно в факте воскресения радикальным образом решилась проблема плоти и смерти, а человеческое тело обрело вечный смысл и непреходящую ценность. Человек обрел способности, необходимые для обеспечения и стяжания себе бессмертия. Плоть человека, претворенная в божественное тело, оказалась созданной для бессмертия и богочеловеческой вечности, а вместе с плотью получила бессмертие и вся материя, так как все тварное заключено в человеческом теле. Стал реально возможен прогресс, бесконечный прогресс человечества к божественному совершенству, преодолевающему грех и зло, рождающие смерть.

Характеристики тела в ветхозаветной концепции человека имеют значительное отличие от характеристик плоти. К телу человека Ветхий Завет относится с большим уважением, чем к плоти, так как даже законом предусматривается наказание за небрежное отношение к телу. Любое повреждение или осквернение тела делает его неспособным для служения Богу и храмовых жертвоприношений, что указывает на особое значение, придаваемое телу человека как органу, исполняющему завет и закон, данные Богом. Отсюда и мера наказания: человек, использующий свое тело не для

«должного», определенного в ветхозаветной морали, истребляется Богом, поражаемый смертельной болезнью или умерщвляемый дикими животными. Его тело, находящееся во власти витальных потребностей, огрубленное жестокой борьбой за выживание, приобретает качества и свойства животной плоти, а потому становится недостойным погребения, его сжигают, как тело врага.

В новозаветной концепции человека понятия «плоть» и «тело» мало отличаются по своим характеристикам от тех, которые они имели до Боговоплощения, так как, подверженные греху, они одинаково требуют искупления и преображения. Но после Боговоплощения, изменившего «ветхую» плоть в духовное тело, человек получает силы не только для противостояния греху, но и для служения истине в творении добра. Поэтому категории «плоть» и «тело» приобретают качественно разные смыслы. «Тело» характеризуется способностью противостоять греху и имеет силу творить добро, а «плоть» — это седалище греха, она лукавствующая и вводящая человека в заблуждение, так как не имеет сил для творения добра. Тело человека в Новом Завете усмиряется и руководствуется совестью, являющейся важным ориентиром на пути следования истине.

Подводя итоги сравнительному анализу двух психологических концепций человека - «ветхозаветной» и «новозаветной», - можно говорить утвердительно об их безусловном различии на всех уровнях: онтологическом, этическом и психологическом. «Ветхозаветная» модель психологической организации, представленная идеальным типом «обновляющегося» человека, сформировалась в противостоянии эгоистическому гедонизму «ветхого» человека. «Новозаветная» модель психологической организации, сконцентрированная в идеальном типе «нового» человека, открыла труднодостижимые перспективы духовного развития для «обновляющегося» человека. Онтологическое различие трех моделей психологической организации, «ветхого», «обновляющегося» и «нового» человека, установленные в процессе текстологического анализа Ветхого и Нового Завета, заключается в содержании смысла жизни, принимаемого и реализуемого человеком. Онтология «ветхого» человека, редуцируемая до уровня витальности, направляет все силы человека к достижению самой значимой для него цели - получению удовольствия. Ветхозаветная онтология подменяется этикой, провозглашающей истинным смыслом жизни человека достижение им праведности, что возможно только при условии неукоснительного исполнения закона здесь, в эмпирической реальности земного бытия. Новозаветная онтология смысл жизни человека из плоскости земного бытия переносит в вечность, определяя его содержание через обожение и воскресение в жизнь вечную, обязательным условием для реализации которых является наличие жертвенной любви в душе человека, «равной ко всем, и врагам, и друзьям».

Смысл жизни как эталонное образование, в свою очередь, оказывает непосредственное влияние на ценности человека. Так, в этике гедонистического эгоизма «добро» — достижение наибольшего количества удовольствия, «зло» — все, что препятствует получению удовольствия. В ветхозаветной морали «добро» - это все то, что способствует исполнению предписаний закона, «зло» — все, что этому мешает. Новозаветная нравственность базируется не на страхе перед авторитетом внешнего закона, а на совести человека, очищенной духом истины, в которой дихотомия «добро» — «зло» растворяется в совершенной любви, равной ко всем.

При этом наблюдается антропологические и психологические различия в обеих концепциях человека. Состав «ветхого» человека предельно прост, он двухсоставен -«тело-душа», у «обновляющегося» человека, в большей мере представленного ветхозаветной моделью, состав также определяется дихотомией «тело — душа», но дух в данном случае рассматривается как высшая способность души, редуцирующаяся или утрачивающаяся при неисполнении моральных предписаний. «Новый» человек, описанный в новозаветной концепции, трехсоставен - «дух-душа-тело», - где дух главенствует над душой, а та, в свою очередь, руководит телом, и трихотомия духовно-душевно-телесной организации дает человеку силы не только для собственного обожения и бессмертия, но для приведения всего мироздания любовью к целостности, не знающей смерти и тления.

Психологическое учение святых отцов смогло целостно воссоединить в себе все типы, представленные в Ветхом и Новом Завете, признавая их совместное наличие в каждом человеке, свободная воля которого, выбирая смысл жизни, задает вектор развития человеческой личности и природе, в трихотомии - к обожению, а в дихотомии уравнивает человека с животным. В соответствии с этим изменяются способности человеческой души, ее психология.

На основании святоотеческого учения о человеке, нами была разработана концепция целостного человека (рис. 1). Ее содержательный анализ представлен в таблице 7.

Святоотеческое учение о целостном человеке стало возможным благодаря принятию христологического догмата, основывающегося на библейском учении о человеке. В частности, содержание христологического догмата, определяющего условия возможного сосуществования в Богочеловеке Христе двух природ и двух воль (божественной и человеческой), объединяемых одной божественной Личностью, позволило святым отцам, говоря о «новом» совершенном человеке, в котором восстановлена вся полнота природы, соответствующая замыслу Творца, в христианском психологическом учении задавать вектор развития личности в направлении целостности и святости. Из христологического догмата также следует, что каждый индивидуальный человек является носителем общечеловеческой природы и уникальной личностью, «несводимой к природе» (Лосский В. Н., 2000). Содержа в себе образ богочеловека Христа, этот догмат в то же время задавал идеал подлинного человека в восточном христианстве.

В четвертой главе «Психологическое учение о человеке отечественных мыслителей, продолжающих традиции святоотеческой психологии», рассматриваются особенности отечественной психологии, изначально ориентированной на восточно-христианское мировоззрение, в отличие от западных психологических теорий, а также прослеживается преемственность идеи целостности человеческой природы на протяжении всего периода развития отечественной психологии.

Возникновение отечественной психологической мысли относится к 1Х-Х1 векам (Соколов М.В., 1963). С самого начала у отечественных мыслителей прослеживается тенденция к созданию психологических концепций целостного человека. Уже в домонгольский период в сознание образованных слоев древнерусского общества вошло значительное количество обобщенных наукообразных представлений, касающихся психической жизни человека, что нашло отражение в древних

Таблица 7

Типология личности, определяемая содержанием эталона жизнедеятельности

Эталон Потребности Доминирующее переживание Социальные отношения как: Нравственная сфера Волевая сфера Целепояагание Примечание

экзистенциальные социальные витальные

Витальный тип ЛИЧНОСТИ и Iii il m Е S Вспомогательный уровень, необходимый для реализация витальных потребностей Ведущий уровень жизнедеятельности Страх, в основании которого лежит биологический закон создания юани (А. Кемгтиньски, 197С) * S S 1 «5 fr u 2 а 5 I III Iff i . É 1м ÍI is В В g. ä S.SÍ i Временные цели гедонистической направленности с преобладанием в поведении поисковой активности ^готтия личности . описан в детермннацнонных теориях вопи

Социальный тип ___ ЛИЧМПСТИ íf* I ï 3 fij |i¡ и и о Слабо предсталены и их влияние на смысложизненное самоопределение личности минимально Ведущий уровень жизнедеятельности Вспомогательный уровень, необходимый для реализации социальных потребностей Тревога (К. Хорнн, 1937) 1 Искренность, 1 сотрудничество, ' ориентация на ! достижение успеха j s о. 3 1 if lili Il II! Произвольность, намеренность, целеустремленность, избирательная ответственность, терпение Формируются отдаленные цели социального содержания, поисковая активность и направленная деятельность равномерно чередуются Этот тип личности описан > теориях воли как произвольный тип

с s « 2 * ? л F 3 i M Я 5 ft * w S S г> » fi II Ведущий уровень жизнедеятельности Вспомогательный уровень, необходимый для практического решения экзистенциальных дихотомий социальных потребностей В июмогательный уровень, необходимый дм реализации социальных потребностей Радость <КЛ. Сильченков, 19) Жертвенность, дюбовь, доверительность Естественный нравственный закон (совесть) Произвольность, бесстрастность, ответственность, эмоцнонально-волевая устойчивость, позволяющая прилагать усилия для достижения поставленных целей, терпение и смирение Цели человеческой жизни имеют экзистенциальное и эсхатологическое содержание, не ограничиваются земной жизнью человека Этот тип личности представлен в работах отечественных (дореволюционных) психологов, определяющих волю как способность свободного самоопределения в стремлении к нравственному совершенству

Рис. 1. Модель психологической организации целостного человека.

памятниках письменности Киевского государства: «Изборник» Святослава, «Пчела», «Толковая Палея», а также «Посланиях» митрополита Никифора (1104— 1121), митрополита Климента Смолятича (1147), и в «Притче о человеческой душе...» епископа Кирилла Туровского (1160-1180). Последующее развитие отечественных психологических представлений, расширение и углубление знаний о психической жизни человека, наглядно демонстрируется в произведениях Нила Сорского и Вассиана Патрикеева (конец XV века), Максима Грека (первая половина XVI века), Ермолая-Еразма (середина XVI века). Эти произведения, так же как и многие другие отличались своеобразием, характеризующим всю отечественную психологию, стремлением рассматривать человека в совокупности трех природ, ему присущих, -духовной, душевной и телесной.

С XVII-ro века психология становится не только источником теоретических исследований, но приобретает статус учебного курса, в рамках научно-философских дисциплин Киево-Могилянской и Московской славяно-греко-латинской академий. Это событие имело непосредственное отношение к дальнейшему развитию отечественной психологии. Сам предмет психологии рассматривался очень широко — это была наука о «жизненных операциях» человека, интегрирующая знания многих дисциплин: биологии, физиологии, психологии, философии и богословия.

Особенностью богословского мировосприятия было стремление к целостности, в которой отрицались мечтательность и воображение, а признавалась духовная трезвость, равновесно сочетающая в себе духовное и материальное начала. Это стремление к целостности нашло свое выражение и в учениях, которыми была наполнена не только богословская, но и философская мысль, в рамках которой оформилось и развивалось психологическое учение в России. К концу первой четверти XVIII века психологическая наука в России приобретает очень высокий статус, что приводит к появлению множества самобытных работ по психологии во второй половине XVIII века (Козельский Я.П., 1768; Золотницкий В.Т., 1766, 1768, 1780; Аничков Д.С., 1777, 1783; Кандорский И.М., 1796). В первой половине XIX века появляются психологические труды, раскрывающие механизм духовных устремлений человека (Любовский М.П., 1815, его труд Б.Г. Ананьев (1947) оценил как первый системный труд по психологии), психологию религиозных чувств (Галич А.И., 1834) и нравственности (Юрьевич И.И., 1825; архиеп. Иннокентий (Борисов)) психологию совести (Скворцев И.М., 1869; Карпов В.Н., 1866; Новицкий О.М., 1840), Богословско-антропологическое учение о человеке получило свое развитие в трудах П.С. Авсенева (впоследствии архим. Феофана), в 1869 году он опубликовал «Записки по психологии». Не менее продуктивной для развития психологии в России оказалась и вторая половина XIX. Появляются фундаментальные работы в области психологии: М.И. Владиславлев (1866, 1881), И.А. Чистович (1868); H.H. Страхов (1878, 1894), К.Д. Кавелин (1872), С. Гогоцкий (1880-1881), Н.Я. Грот (1878, 1880, 1884, 1886), Л.МЛопатин (1886-1891, 1890, 1896, 1900, 1902, 1905, 1906, 1910, 1917), М.М.Троицкий (1882), прот. Стефан Кашменский (1860-1865), П.Ф. Юркевич (1860, 1862), прот. Василий Добротворский (1865), В.Д. Кудрявцев-Платонов (1870-1871, 1885-1886, 1887-1889), Ф.А. Голубинский (1871), А.К. Гиляревский (1883, 1886), митр. Антоний (Храповицкий) (1888, 1896), еп. Виссарион (Нечаев) (1888), арх. Борис (Плотников) (1894), прот. Павел Светлов (1892, 1895-1897, 1896, 1898, 1911, 1914),

В .А. Снегирев (1870, 1874, 1876, 1886, 1891, 1893), В.И. Несмелое (1887, 1913), А.И. Введенский (1891, 1899, 1900, 1901), К.Н. Сильченков (1895, 1897, 1899, 1906), Г.И.Челпанов(1896,1897,1900,1905, 1912,1926), и многие другие.

К концу XIX - в начале XX века формируется несколько направлений учений о человеке, среди которых наиболее значимы естественнонаучное, философское и богословское. Естественнонаучное направление получило свое развитие благодаря работам И.М.Сеченова (1866, 1873, 1881, 1892), которые оценивались СЛ. Рубинштейном, как «программа построения материалистической психологии» (1940, с.62), В.М. Бехтерева (1903, 1911), И.П. Павлова (1954), и других. Богословское учение о человеке создавалось усилиями архим. Киприана Керна (1996), о. Павла Флоренского (1990, 1994), В.Н. Лосского (1991, 2000), С.Л. Епифановича (2003), В.В. Зеньковского, Л. Соколова, Ф.С. Давыденко, П.П. Соколова и других. Оно, по сути, являло собой религиозно-псдаологические исследования, которые носили, с одной стороны, характер критики материалистических тенденций, стремящихся свести учение о человеке к монизму телесной природы, а с другой, развивали с учетом всех достижений мировой психологической науки учение о человеке в святоотеческом контексте. Даже сформировалось прикладное направление православной психологии, изучающее психологию молитвы (мон. Алексий (Кузнецов), 1913; В.В. Платонов, 1913). Психологической проблематике часто уделяли внимание в своих трудах видные отечественные философы: H.A. Бердяев (1910, 1927, 1928, 1930, 1931, 1935, 1936, 1994), И. Ильин (1993), Г.Г. Шпет (1989), Л.С. Франк (1917, 1990, 1992, 1994, 1995, 1998) и многие другие.

Российскими психологами был осуществлен синтез религиозных и философских представлений о человеке в целостное учение, опирающееся, в том числе, и на эмпирические данные, полученные в недрах психологии как самостоятельной науки. В начале XX века С.Л. Рубинштейн писал, что психология как наука о духе принадлежит к числу тех основных направлений современной психологии, которые должны быть особо учтены и сняты при разрешении кризиса психологии. Это суждение, по сути, отражало направленность психологического познания в отечественной науке конца XIX - начала XX века, так как духовная природа человека всегда привлекала к себе особое внимание русских мыслителей.

Преемственность в стремлении к изучению целостного человека в отечественной психологии наглядно подтверждается трудами выдающихся русских мыслителей второй половины XIX — начала XX веков: В.А. Снегирева, В.И. Несмелова; К.Н. Сильченкова, В.В. Зеньковского; П.А.Флоренского; К.Д. Ушикского; М.М. Тареева; М.И. Владиславлева; Б.А. Вышеславцева; А.И. Введенского; Н.Я. Грота; H.H. Ланге; М.М. Троицкого; Л.М. Лопатина; E.H. Трубецкого; С.Н. Трубецкого; С.Л. Франка; Г.Г. Шпета; Г.Й. Челпанова и др.; а также советских психологов XX-XXI века: Л.С. Выготского; С.Л. Рубинштейна; A.A. Ухтомского; Б.Г. Ананьева; В.В. Давыдова; Б.С. Братуся; В.П. Зинченко; В.И. Слободчикова; A.A. Гостева; Б.В. Ничипорова; А.Г. Асмолова; Л.Ф. Шеховцовой, Ю.М.Зенько; В.Н.Панферова, С.С. Хоружего и многих др.

Как показано в трудах Л.Ф. Обуховой (1995) и Е.Ю. Коржовой (2004), в советский период отечественная психология, в отличие от зарубежной, стремилась к комплексному пониманию человека и его психики, руководствуясь идеей многоуровневого состава человека и единства психического уровня со всеми другими

уровнями. При этом исключался духовный уровень, что объясняется существовавшей в то время общественно-исторической ситуацией.

Через рассмотрение духовных смыслов, их способов взаимодействия с реальностью в процессе ее постижения раскрывается содержание смысложизненных ориентации, которые, в свою очередь, определяют содержание психологического учения о человеке. Чем дальше человек уходит от теоцентризма, тем более значимыми для него становятся космологический и антропологический контексты его существования, что чревато утратой нравственных ориентиров. Сопоставление онтологического и гносеологического уровней при постижении бытия в разных мировоззренческих системах позволяет построить классификацию всех видов психологического знания. Принцип интеграции антропологических знаний зависит от целостности онтологических и гносеологических представлений и их направленности на духовную сферу. Высшим уровнем интеграции является метаонтологическое учение восточно-христианской церкви. Здесь коренится причина стремлений отечественных мыслителей к созданию психологической концепции целостного человека.

Теоретическое исследование получило завершение в эмпирическом изучении целостного человека, его жизненного пути, самоопределения и здоровья. Изучение психологического и профессионального здоровья, базирующееся на положении о взаимосвязи жизненного самоопределения и мировоззрения, содержательно раскрываемое на каждом из уровней самоопределения (витальном, социальном, экзистенциальном), показало, что экзистенциальный уровень является определяющим для психологического и профессионального здоровья личности. На основе философских и психологических концепций смысла жизни была разработана рабочая модель целостного человека, имеющая трехуровневую структуру и интегрируемая в единое целое в соответствии с содержанием эталона жизнедеятельности, позволяющая связать воедино субъект-объектную направленность человека в жизненном самоопределении.

Эмпирическое исследование жизненного и профессионального самоопределения показало, что они являются целостным психологическим образованием, которое адекватно изучать целостно, хотя в психологических исследованиях они искусственно разделяются в упрощенных моделях. Жизненное самоопределение представляет собой обретение человеком своего ценностно-смыслового единства и его реализации в целеполагающей деятельности. Важную роль в этом процессе играет смыслообразующая функция мотива. Единство смыслов представляет собой ось бытия, позволяющую осуществиться становлению личности. Подлинный смысл обретается в духовно-нравственной сфере и поэтому представляет собой не столько мотив, сколько связь субъекта с объектом. Смысловая сфера тесно связана с эмоциональной, что подтверждается на примере целевого конфликта. Объединенный с конфликтом смыслов, он сопровождается яркими эмоциональными переживаниями тревоги и страха, тогда как достижение цели сопровождается эмоциями радости и ликования. Эмоционально-волевая регуляция лежит в основе процесса целеполагания. Наиболее значимым для достижения поставленных целей является волевой компонент поведения. Содержание и направленность волевого процесса вплотную связаны с ценностными ориентациями и нравственными установками личности. Смысл жизни человека, реализуемый в процессе целеполагания, определяется идеальным образом

желаемого будущего. Человек, не способный к постановке целей, не владеет идеальным образом результата деятельности и, в противоположность целевому поведению, ориентируется на воображаемое поведение, создавая желаемые, но не реализуемые образы в результате слабости конативной сферы. При этом, не достигая реальных целей, человек получает удовлетворение от воображаемой активности.

Модель целостного человека, базирующейся на святоотеческом учении о человеке (онтологические основания), а также на субъектном подходе отечественной психологии (психологические основания) и религиозно-нравственном учении православной церкви (этические основания), получила подтверждение в результате эмпирического изучения процесса жизненного самоопределения в его взаимосвязи с профессиональным. В нем принимали участие 120 человек, из них 30 человек -учащиеся 9-го класса, 30 человек - учащиеся 11-го класса, 30 человек - безработные, длительно не работающие (более полугода) и находящиеся на учете в службах занятости Центрального и Фрунзенского районов г. Санкт-Петербурга, и 30 человек -работающие, отобранные по принципу самооценивания - субъективно удовлетворенные работой и не имеющие желания ее изменять. Все выборки были рандомизированы по полу и возрасту.

В эмпирическом исследовании было выявлено следующее:

- Эталон жизнедеятельности, содержащий в себе образ идеального и реального «Я», раскрывающий стремления индивида к гомеостатическому состоянию, гармонизирующему отношения человека с окружающей природной средой (уровень витальности), к социальной адаптации (социальный уровень) и к смысложизненной наполненности своего существования (экзистенциальный уровень), существенно различается у представителей разных социальных хрупп. Идеальные значения эталона жизнедеятельности' более точно указывают на различия между группами. Экзистенциальный эталон жизнедеятельности и на реальном, и на идеальном уровне наиболее выражен у работающих, наименее — у безработных (на реальном уровне также у девятиклассников), что отражает реальные устремления работающих к саморазвитию и отсутствие таковых у безработных. Для безработных наиболее значим социальный эталон жизнедеятельности, тогда как для всех остальных групп -экзистенциальный. Также у девятиклассников и безработных выявлена редукция экзистенциального эталона жизнедеятельности, подмена его содержания витальным эталоном.

- У девятиклассников содержание образа идеального будущего ориентировано на удовлетворение витальных потребностей и характеризуется бесцельностью, что ведет к поиску доверительного общения. В эталоне жизнедеятельности одиннадцатиклассников отмечается стремление к формированию позитивного образа будущего, не ограниченного только витальными потребностями. В реальности у них появляется потребность в социальной защищенности, трудолюбии, но при этом наблюдается бездумное стремление к потреблению жизни. В группе работающих наиболее значимым является позитивный социально-экзистенциальный эталон жизнедеятельности. Для безработных характерно переживание однообразия жизни, которое они пытаются «скрасить», концентрируясь на удовлетворении витальных потребностей.

- Субъектно-объектные ориентации более всего различаются у девяти- и одиннадцатиклассников, у работающих и безработных. Девятиклассники менее всех

склонны к освоению внутреннего мира, в то время как одиннадцатиклассники стремятся к новым жизненным ситуациям и настроены на преобразование своей жизни. Работающих характеризует общая активность жизненной позиции и, в частности, трансситуационное творчество — реальное преобразование своей жизни. Безработные отличаются низкой трансситуационной подвижностью и ограниченным стремлением к новым жизненным ситуациям.

— Субъектно ориентированные типы субъект-объектных ориентации наиболее выражены у работающих. Объектно ориентированных типов вдвое больше у безработных по сравнению со школьниками и работающими.

— Реальные достижения снижают значимость тех жизненных сфер и терминальных ценностей, которые успешно реализованы. У девяти- и одиннадцатиклассников самореализация происходит в сфере увлечений, а прагматические установки воплощаются в учебе и профессиональном выборе. Для школьников особую значимость представляет сфера профессиональной деятельности, для остальных групп этот аспект жизнедеятельности менее ценен. Для работающих характерна самостоятельная ценность творчества и прагматические установки во взаимосвязанных сферах профессиональной и семейной жизни. Ценности безработных сосредоточены вокруг абстрактных стремлений к счастью и семье, как объекту прагматических устремлений.

— Копинг-стратегии девяти и одиннадцатиклассников сходны, для них наиболее характерна стратегия «бегство — избегание», наименее — «принятие ответственности». Однако копинг-стратегии одиннадцатиклассников отличаются снижением агрессивных тенденций и склонностью к рискованным действиям. Наиболее часто используемая копинг-стратегия работающих - положительная самооценка, отражающая стремление к саморазвитию, а также стратегия самоконтроля. Безработные также часто используют стратегию самоконтроля, но при этом прибегают к поиску социальной поддержки.

— Наиболее яркая черта девятиклассников — социабельность (-02), а у одиннадцатиклассников — легкость в общении (+ А), у работающих - отсутствие тревожности (~С}4), у безработных — беспечность, импульсивность и легкость (+Б). В социальных группах выделились разные типы личности: эгоистичный, дезадаптивный, нонконформный - у девятиклассников; деструктивный, экстремальный, беспечный - у одиннадцатиклассников; гармоничный, жизнерадостный, самокритичный — у работающих; эгоистичный, прагматичный, инфантильный — у безработных.

— На достижимом уровне («могу») во всех группах наиболее выражен интерес к профессиям типа « человек — человек», на желаемом («хочу») предпочтения различаются: школьников привлекают профессии «человек - художественный образ», работающих и безработных — «человек — человек» (при слабовыраженном интересе к профессиям). Как алгоритмические, так и творческие ■ профессии в большей мере предпочитаются работающими, по сравнению с другими социальными группами, в особенности безработными, у которых интерес к профессиям больше декларируется, чем присутствует в действительности. У девятиклассников предпочтительным видом деятельности является исполнительская, их отличает отсутствие интереса к миру живого, инфантилизм системы отношений. Типы профессиональных ориентации девяти- и одиннадцатиклассников сходны при более позитивных характеристиках одиннадцатиклассников: рост креативности, открытость миру и большее осознание

реальных возможностей. Работаюгйие отдают предпочтение творческой профессиональной деятельности с преобладанием интереса к профессиям «человек — природа», «человек — человек», но при этом не исключаются и другие типы профессиональной деятельности, что указывает на гармоничное сосуществование с миром в. целом. Безработных отличает несогласованность профессиональных предпочтений — несоотнесенность способностей и возможностей с желанием выбора профессиональной деятельности.

— В социальных группах выделены различные типы взаимосвязи жизненного и профессионального самоопределения. У девятиклассников отмечается редуцированный экзистенциальный, конфликтный социальный типы, а так же позитивный тип активной жизненной позиции. У одиннадцатиклассников типы самоопределения являются более зрелыми и отражают рост активности жизненной позиции, значение выбора конкретных поведенческих стратегий и, в связи с этим, открытость социальному опыту в активном поиске и риске. Все три типа самоопределения работающих свидетельствуют о значительной личностной зрелости и позитивности тенденций последующего развития.

— Типы самоопределения безработных отличаются ограниченностью, инфантилизмом и скудостью внутренней жизни.

. — Среди всего комплекса параметров наиболее диагностически и прогностически значимыми оказались особенности эталона жизнедеятельности и субъект-объектных ориентации, в соединении со способами совладеющего поведения.

Эмпирически было доказано, что чем выше уровень интеграции целей и смыслов человеческой жизни, тем бблее целостны механизмы самореализации в достижении поставленных целей. И, наоборот, при редукции духовного уровня до телесного (витального) отмечается'--' эмоционально-волевая дестабилизация процесса целеполагания, что не позволяет человеку не только достигать, но и планировать направленную деятельность по достижению цели.

Выводы:

1. Строение человека у древних греков в религиозном, религиозно-философском и философском аспектах не выходило за границы дихотомии «душа-тело» или «тело-душа», либо редуцировалось до физической природы человека (Демокрит). Гносеологический аспект и психологическое учение о когнитивных способностях человека являлись наиболее значимыми при определении структуры дихотомии человеческой природы, ее направленности, отологической и этической. В древнем, иудаизме и религиозно-философском учении Филона Александрийского человеческая природа также структурировалась в дихотомии (душа-тело; тело-душа), но в данном случае этический аспект и психологическое учение о конативных процессах определяли структурную организацию дихотомии человеческой природы. Филон Александрийский, благодаря психологической интеграции когнитивных и волевых способностей человека, впервые смог определить характеристики духовной природы человека и условия необходимые для ее развития.

2. Психологическое учение восточно-христианских мыслителей эпохи Средневековья формировалось на протяжении четырнадцати веков, характеризуясь четырьмя периодами: «древнехристианской письменности» ([-II в.в. н.э.); «"золотым веком" богословской и аскетической образованности» (Ш-1У вв. н.э.); «расцвета

православной культуры» (У-Л/Ш вв. н. э.); «полемического богословия» (1Х-Х1У вв. н.э.).

Психология святых отцов базировалась на учении о личности, образе Бога, запечатленном в духовной природе и определяющим направленность духовно-нравственного развития человека. Ее характеризуют принципы: целостности и многоуровневости охвата психологического материала, онтологичности, телео ло гичности, сотериологичности, эсхатологичности, духовно-нравственного совершенствования, что определяет наличие основных категорий восточно-христианской психологии - «дух», «душа», «тело», «илоть», «чувства», «воля», «разум». Предмет святоотеческой психологии — постижение природы человека в целостном единстве духа, души и тела, с приматом духовной природы. Основной метод - духовно-нравственное совершенствование личности человека, осуществляемый посредством метода самопознания (интроспекции), при постоянной ориентации на тексты Библии с помощью экзегетического метода.

3. Психологическое учение о человеке святых отцов имело прикладное значение, так как ориентировало человека на духовно-нравственное _срвевщенствование личности, критерии которого содержались в догматическом учении восточно-христианской церкви: учение о природе и личности (Троичный догмат); учение о, целостности духовно^душевно^телёсной природы человека (Христологическии догмат); учение о двух волях (догмат о воле Богочеловека). Этические нормы и правила, ^поотёствуюШ51ё~фЬрмированшо ценностных ориентации, содержались в текстах Ветхого и Нового Завета, способствуя постепенному изменению направленности личности от доминирования витальных потребностей к духовным.

4. Как тексты Библии, так и восточно-христианское догматическое учение, являются источником Божественного Откровения, переданного через совершенных личностей, избранных Богом - пророков, апостолов, святых отцов. Поэтому догматы и Священное Писание требуют специальных правил для их толкования, которые впервые были предложены Филоном Александрийским, а в последующем уточнены и переработаны в стройную систему интерпретации святыми отцами, ставшую эталонной для восточно-христианских мыслителей.

5. Святоотеческая психология, так же как все учения древности, рассматривала человека в единстве теологических, космологических и антропологических представлений, интегрируя весь комплекс предшествующих знаний в целостное и непротиворечивое учение о Боге, мире и человеке. Психологическая организация человека, в контексте восточно-христианского учения, раскрывается в интеграции телесных, душевных и духовных свойств. Святоотеческая психология, являя синтез онтологических, этических и психологических характеристик, смогла рассмотреть природу и состав человека с разных позиций и оснований. Благодаря интегративному подходу и наличию психологической модели совершенного Богочеловека («нового» человека), восточно-христианские мыслители сумели в целостной психологической концепции человека, содержащей одновременно три модели психологической организации («ветхого», «обновляющегося» и «нового» человека), синтезировать разные психологические учения древности (греческие и иудейские).

6. В патристике (I в. - начало IV в.) психологические идеи о человеке разрабатывались апостолами, учителями и апологетами (Иринсй Лионский, Оригеи, Климент Александрийский, Тертуллиан), которыми была предпринята попытка

синтеза религиозных и философских учений (уже в рамках христианского мировоззрения) с целью приближения христианских истин к эллинскому мировоззрению.

Категориальный синтез христианства и древнегреческой философии был осуществлен в догматическом учении восточно-христианской церкви (догматы о Троице, о Святом Духе), разработанный отцами-каппадокийцами (св. Василий Великий, св. Григорий Богослов, св. Григорий Нисский), результатом которого явилось психологическое учение восточно-христианской церкви о личности, ее жизненном пути, направленности.

Синтез всех психологических учений восточно-христианской церкви (прежде всего учение о разуме св. Григория Нисского, учение о воле св. Максима Исповедника, учение о чувствах св. Исаака Сирина) осуществил св. Григорий Палама, в учении о Боговидении и Богопознании. Признавая наличие у человека высших когнитивных способностей, необходимых для Богосозерцания и Богообщения, выводящих его за пределы эмпирической реальности в область трансцендентного Божества, он учил о воссоединении человека и Бога в процессе обожения. Для доказательства способности человека к Богопознанию, св. Григорий Палама разработал психологическую концепцию человека.

Текстологический анализ библейских текстов позволил выявить три модели психологической организации человека: «ветхого», «обновляющегося» и «нового».

Ветхий Завет содержит две модели психологической организации человека — «ветхого» и «обновляющегося», где эталонной является последняя психологическая модель, определяемая нами как «ветхозаветная» модель. В Новом Завете также присутствуют характеристики в основном, двух типов психологической организации человека: «обновляющегося» и «нового». При этом, идеальным образом, определяющим направленность развития личности, является «новый» человек, практически неведомый Ветхому Завету, определяемый нами как «новозаветная» модель.

7. В отечественных психологических подходах, тяготеющих к восточно-христианскому мировоззрению, начиная с момента становления психологии и по настоящее время, в отличие от западных направлений, прослеживается тенденция к созданию психологических концепций целостного человека. В отечественной психологии был осуществлен синтез религиозных, философских и психологических представлений о человеке в целостное учение, опирающееся, в том числе, и на эмпирические данные, получаемые в естественнонаучной психологии. Стремление к созданию иптегративпого учения о человеке характеризуется наличием в науке междисциплинарных связей, которые, однако, не являются единственным основанием для построения целостного учения о человеке в психологии. Единство онтологических, этических и психологических характеристик человека определяет критерии целостности, которые заложены в самой природе человека и обусловливаются наличием духовных, душевных и телесных свойств при его научном описании.

8. Сопоставление онтологического и гносеологического уровней, при постижении бытия в разных мировоззренческих системах позволяет построить классификацию видов антропологического и психологического знания. Принцип интеграции антропологических знаний зависит от единства онтологических и гносеологических

представлений и их направленности на духовную сфсру. Высшим уровнем интеграции является метаонтологйческое учение восточно-христианской церкви.

9. Эмпирически подтверждена адекватность модели целостного человека, основывающаяся на святоотеческом учении. В результате изучения экзистенциально-социально-психологического процесса жизненного самоопределения в его взаимосвязи с профессиональным самоопределением выявлено, что, чем выше уровень интеграции целей и смыслов человеческой жизни, тем более целостны механизмы самореализации в достижении поставленных целей. И, наоборот, при редукции духовного уровня до телесного (витального),' отмечается эмоционально-волевая и когнитивная дестабилизация процесса целеполагания, что не позволяет человеку не только достигать, но и планировать направленную деятельность по достижению цели.

10. В исследовании психологического и <_пр9фессионального здоровья, базирующемся на положении о взаимосв?^>'жизненного самоопределения и мировоззрения, на каждом из уровней самоопределения (витальном, социальном, экзистенциальном) выделены специфические характеристики здоровья, при этом экзистенциальный уровень является ведущим.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора (общий объем 109,64 п.л.):

Монография:

1. Дворецкая М.Я. Концепция человека в религиозно-философском учении восточно-христианской церкви эпохи средневековья: психологический аспект. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. - 13,5 п.л.

Учебно-методическая литература:

2. Дворецкая М.Я. Святоотеческая психология. Учебно-методическое пособие. -Новокузнецк: ИППК, 1999г. - 5,63 п.л.

3. Дворецкая МЛ. Святоотеческая психология. Учебно-методическое пособие. - 2-е издание, исправленное и дополненное. - Санкт-Петербург: Изд-во «Общество памяти игум. Таисии», 2ООО. - 6,88 пл.

4. Дворецкая М.Я. Святоотеческая психология. Учебное пособие. — 3-е издание исправленное и дополненное. - Санкт-Петербург: Русская Симфония, 2005. - 10,38 пл.

5. Дворецкая МЛ. Интегративная антропология. Учебно-методическое пособие. - Санкт-Петербург: Институт практической психологии СЗО РАО, 2003. — 38,32 п.л.

6. Дворецкая МЛ. Жизненное самоопределение и мировоззрение личности как основа профессионального здоровья // Учебное пособие. Психология профессионального здоровья / Под ред. проф. Г.С. Никифорова - СПб: Речь, 2006. - С. 160-186. 2 п.л.

7. Дворецкая М.Я. Программа курса по антропологии. // Теоретические основы духовной психологии человека: Сборник учебных программ. - СПб.: Изд-во «Общество, памяти игум. Таисии», 2004. - С. 5-11. - 0,44 п.л.

8. Дворецкая М.Я. Программа спецкурса «Интегративная антропология». // Теоретические основы духовной психологии человека: Сборник учебных программ. — СПб,: Изд-во «Общество памяти игум. Таисии», 2004. - С. 47-61. - 0,94 п.л.

9. Дворецкая М.Я. Программа факультатива «Основы духовной психологии» // Теоретические основы духовной психологии человека: Сборник учебных программ. - СПб.: Изд-во «Общество памяти игум. Таисии», 2004. - С. 70-79. - 0,63 пл.

В том числе с грифом УМО:

10. Дворецкая М.Я. Антропология: теория и история. Учебно-методическое пособие. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. - 19,5 п.л.

11. Дворецкая М.Я. Психологическая концепция человека в религиозно-философском умении восточных христиан- -эпохи Средневековья. // -Философская и психологическая антропология: Учебное пособие. - С116.: 1Ьд-но Политехнического ун-та, 2006. - С. 26-30. - 0,32 п.л.

12. Дворецкая М.Я. Прогамма курса «Психология мировоззрения» // Философская и психологическая антропология: Учебное пособие. - СПб.: Изд-во Политехнического ун-та, 2006. -С. 140- 145. - 038 п.л.

13. Дворецкая М.Я. Программа учебного курса «Интегративная антропология» II Философская и психологическая антропология: Учебное пособие. - СПб.: Изд-во Политехнического ун-та, 2006. - С. 129-140. - 0,75 п.л.

Статьи в журналах рекомендованных ВАК РФ:

14. Дворецкая М.Я. Особенности восточно-христианского учения о воле в трудах преп. Максима Исповедника // Известия РАО. - 2004. - № 3-4. - С. 72-81. - 0,57 п.л.

15. Дворецкая М.Я. Реконструкция моделей психологической организации человека по текстам Ветхого и Нового Завета // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, 2005. -№ 5(12). - С. 44-60. - 1,07 п.л.

16. Дворецкая М.Я. Смыслообразующее влияние категории «дух» на формирование интегративной психологической концепции человека // Психологическая наука и образование. — 2006. - №3. - С. 44-50. - 0,44 п.л.

Статьи в научных журналах и сборниках:

17. Дворецкая М.Я. Интеграция волевых процессов и целеполагания в личностной типологии // Интегративный подход в психологии: Сб. научных статей. - СПб: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2003. - С. 99-107. - 0,57 пл.

18. Дворецкая М.Я. Взаимосвязь жизненного и профессионального самоопределения у представителей разных социальных групп // Психология человека: Интегративный подход в психологии: Сб. трудов. Вып. 2. - СПб: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. - С. 34-40. - 0,5 пл.

19. Дворецкая М.Я. Святоотеческий и языческий подход к человеку // Диалог отечественных светской и церковной образовательных традиций. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2001. -С. 99-106. - 0,5пл.

20. Дворецкая М.Я. Взаимосвязи жизненного и профессионального самоопределения// Интегративный подход в психологии: сб. научных статей. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2003. - С.116-124. - 0,57 пл.

21. Дворецкая М.Я. Коржова Е.Ю. Дополнительное образование как ценность в структуре профессионального самоопределения безработных // Профессиональное образование в структуре непрерывного образования. Сб. научных статей. - СПб.: ИПК СПО, 2004. - С. 99-107. - 0, 57 пл., из них 0,24 п.л. авторских;

22. Дворецкая М.Я., Коржова Е.Ю. Ценность получения образования в структуре жизненного и профессионального самоопределения школьников // Профессиональное образование в структуре непрерывного образования. Сб. научных статей. — СПб.: ИПК СПО, 2004. — С. .132-137. — 0,38 пл., из них 0,2 пл. авторских;

23. Дворецкая М.Я. Аспекты социализации «трудных» детей в процессе психологического консультирования. // Вестник Балтийской педагогической академии. Научное издание. - Вып. 65. -СПб., 2006. - С.31-34. - 0,25 п.л.

24. Дворецкая М.Я., Коржова Е.Ю. Представления о жизненном и профессиональном самоопределении в образах желаемого и избегаемого будущего в разных социальных группах. // Смысловые пространства современного человека: Сб. научных статей. — СПб.: Изд-во С— Петерб. ун-та, 2005. - С. 148-164. - 1,06 пл., из них 0,6 пл. авторских;

Материалы и тезисы докладов:

25. Дворецкая М.Я. Особенности психологической антропологии св. Григория Нисского // Диалог отечественных светской и церковной образовательной традиций: Материалы Покровских педагогических чтений 2004-2005 гг. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2005. С. 136 -141. -0,38 п.л.

26. Дворецкая МЛ. Святоотеческое понимание воли и се функций в процессе жизненного самоопределения // Диалог отечественных светской и церковной образовательной традиций: Материалы Покровских педагогических чтений 2001-2003 гг. - СПб.: Изд-во. РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. - С. 282-288, - 0,44 пл.

27. Дворецкая М.Я. Концепция целостного человека в святоотеческой антропологии // Диалог отечественных светской и церковной образовательной традиций: Материалы Покровских педагогических чтений 2001-2003 гг. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. - С. 289-302. -0,88 пл.

28. Дворецкая МЛ. Учение о личности в русской религиозно-философской антропологии // Диалог отечественных светской и церковной образовательной традиций: Материалы Покровских педагогических чтений 2001-2003 гг. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. - С. 303-311.0,57 пл.

29. Дворецкая МЛ. Типы психологической организации человека, воссозданные по текстам Библии И Диалог отечественных светской и церковной образовательной традиций: Материалы Покровских педагогических чтений 2004-2005 гг. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2005. -С. 39-50. -0,75 пл.

30. Дворецкая М^^Д'Г'^щлщш^мтых отцов как целостный взгляд на человека через призму проблемы модернизации образования в российских регионах: Трстьи Покровские образователЖыечтения. - Рязань: Ряз. гос. пед. ун-т им. С. А. Есенина, 2005. -С. 12—15. — 0,25 пл.

31. Дворецкая МЛ. Религиозно-философское учение о любви в трудах русского богослова Константина Сильчеякова // Диалог отечественных светской и церковной образовательной традиций: Материалы Покровских педагогических чтений 2001-2003 гг. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004.-С. 311-314.-0,25 пл.

32. Дворецкая М.Я. Ошибочный профессиональный выбор // Ананьевсюге чтения - 2002: Психология и политика. Тезисы научно-практической конференции 22-24 октября 2002 года. -СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 2002. - С. 270-272. - 0,13 пл.

33. Дворецкая М-Я. Возможные направления развития профессиональной ориентации и психологической поддержки в службе занятости. — Москва: Министерство образования Российской Федерации. Тезисы участников всероссийского съезда практических психологов образования: «Практическая психология в условиях модернизации образования» 28-29 мая, 2003г., Т. 1. Изд-во: Полиграф сервис,2003.-С. 244-246.-0,19 пл.

34. Дворецкая МЛ. Особенности психологического консультирования экзистенциальных проблем личности. // Ананьевские чтения - 2004: Материалы научно-практической конференции 26-28 октября 2004 года. - СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та,2004. - С. 608-610. - 0, 13 пл.

35. Дворецкая МЛ. Психологическое учение о человеке в трудах В.А. Снегирева и В.И. Несмелова. // Психологическая подготовка педагога в России: история и современность/7-9 декабря 2005г. СПб.: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 208 годовщине психологической подготовки и 80-летию кафедры РГПУ им. А.И. Герцена. - СПб., 2006. С. 35-41.0,44 п. л.

Подписано в печать 03.10.2006 г. Бумага ги^В^^о^^' Отпечатано в типографии «Невска^жемчужина» 194021. Санкт-Петербург, ул. Политехническая, д. 22. Заказ 85. Тираж 100 экз. Лицензия ПЛД №69-331 от 18.01.99 г.

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Дворецкая, Марианна Ярославовна, 2006 год

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИСТОРИЧЕСКИИ ОБЗОР ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ЧЕЛОВЕКЕ В УЧЕНИЯХ ДРЕВНОСТИ, ОКАЗАВШИХ ВЛИЯНИЕ НА С ГАНОВЛЕНИЕ ВОСТОЧНО-ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

1.1 Элементы психологических представлений о человеке в древнегреческих (религиозных и философских) антропологических учениях

1.1.1. Психологические аспекты представлений о человеке в мифологии и натурфилософии древних греков

1.1.2. Психологические идеи в орфизме и их влияние на развитие психологического учения о человеке в аттической философии

1.1.3. Особенности психологических воззрений в учениях софисюв, Сократа, Платона и Аристотеля

1.1.4. Элементы психологических представлений в учениях эпикурейцев, сгоиков, скептиков и неоплатонизме

1.2. Психологическое учение о человеке в иудаизме

1.2.1. Общая характеристика учения о человеке в иудаизме

1.2.2. Психологическое учение Филона Александрийского

Выводы к главе

ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ В ТРУДАХ ВОСТОЧНО-ХРИСТИАНСКИХ МЫСЛИТЕЛЕЙ

2.1. Святоотеческая психология в культурно-историческом контексте эпохи раннего Средневековья

2.1.1. Восточно-христианское психологическое учение в период «древнехристианской письменности» (1 в. - начало IV в.). Апостольское время

2.2. Становление и развитие восточно-христианской психологии в IV веке. «Золотой век» боюсловской и аскетической образованности.

2.2.1. Особенности психологической концепции человека в антропологии св. Григория Нисского

2.3. Психологическое учение святых отцов в эпоху христианскою эллинизма (V-V1II век). Византийские отцы

2.3.1. Синтез богословия и психологии в учении о двух волях преп. Максима Исповедника

2.4. Мистическое и психологическое учение о Богопознании

2.4.1 Психоло1ическое учение о чувствах в трудах писателей аскетов, преподобною Иоанна Лествичника и преподобного Исаака Сирина

2.4.2 Психологический синтез святоотеческого учения о человеке в наследии св. Гршория Паламы

Выводы к главе

ГЛАВА 3. «ВЕТХОЗАВЕТНАЯ» И «НОВОЗАВЕТНАЯ» МОДЕЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЧЕЛОВЕКА

3.1. Герменевтический метод построения концепции человека в святоотеческой психологии

3.2. Текстологический анализ Библии (по результатам кластерного и факторного анализа)

3.2.1. Онтологические и психологические характеристики категорий «Дух Бога» и «дух человека» по результатам кластерного и факторного анализа библейских текстов

3.2.2. Психологические характеристики души человека в категориях «разум», «чувства» «воля» по результатам класгерного и факторного анализа библейских текстов

3.2.3 . Содержательный анализ библейских категорий «плоть» и «тело» по результатам кластерного и факторного анализа

Выводы к главе

ГЛАВА 4. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ МЫСЛИТЕЛЕЙ, ПРОДОЛЖАЮЩИХ ТРАДИЦИИ СВЯТООТЕЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

4.1. История развития отечественной психологической мысли опирающейся на учение святых отцов

4.2. Онтологические и гносеологические основания психологического учения о человеке

4.3. Святоо1еческая психологическая концепция «целостного человека», его жизненного пути в контексте самоопределения

4.4. Жизненное самоопределение как психологическая проблема

4.4.1 Психологические механизмы самоопределения

4.4.2 Целеполагание в структуре личности

4.4.3 Смыслообразующая функция целеполагания

4.4.4 Конфликт смыслов и конфликт целей

4.4.5 Типология внутриличносгных конфликтов

4.4.6. Эмоционально-волевая регуляция как психофизиологическая основа процесса целеполагания

4.4.7 Ценностная составляющая процесса целеполагания

4.5. Самоопределение как социально-психологическая проблема

4.6. Жизненное самоопределение и мировоззрение личности как основа психоло!ического и профессионального здоровья

4.7. Взаимосвязь жизненного и профессионального самоопределения у представителей разных социальных групп

4.7.1 Авторский опросник «Эталон жизнедеятельности» («ЭЖ»)

4.7.2 Эмпирическое исследование субъектных и духовно-нравственных аспектов психологического здоровья в контексте жизненного и профессионального самоопределения разных социальных группах

Выводы к главе

Введение диссертации по психологии, на тему "Развитие и становление психологического учения о человеке восточных христиан средневековья"

Всякая наука имеет историю своего развития, тем более это имеет отношение к психологии, так как, по мнению Б.М. Теплова (1960) и СЛ. Рубинштейна (1989), психология - и очень древняя область знаний, и совсем еще молодая наука, имеющая тысячелетнее прошлое, но устремленная в будущее. Годам эксперимешального исследования предшествовали столетия философских исканий и тысячелетия практического познания психологии человека. История психологии призвана исследовать, сохранять и воссоздавать все позитивное и ценное, что накоплено в процессе развития психологического знания, и способствовать формированию объективной оценки прошло! о. История науки позволяет дать правильную оценку различных идей, реконструировать первоначальные смыслы понятий, увидеть последовательность их трансформации с учетом социальных и исторических условий (Теилов Б.М., 1960). И чем глубже историческая рефлексия рассматриваемой проблемной области, тем более фундаментальным является научный результат, так как глубина исторического исследования выступает одним из важнейших условий, определяющих научную ценность работы. Так, рассмотрение историко-психологических предпосылок формирования отечественной психологии является важнейшим условием анализа ее сегодняшних проблем и прогнозирования тенденций ее последующего развития, поскольку современные исследования в психологии явно или неявно продолжают сложившиеся традиции.

В развитии отечественной психологии можно выделить несколько периодов:

- первый период (XI - XVIII вв.) - практический, характеризующийся включением психологического знания в рамках христианского вероучения в аскетическую практику. Этот период изучался М.В. Соколовым (1957, 1963, 1961); Т. Райновым (1940); М.П. Пелехом (1952); А.И. Клибановым (1957); Э.Л. Беркевичем (1940); Б.А. Романовым (1947); Г.С. Костюком (1959); В.А.

Роменцом (1983); Д.С. Лихачевым (1985); А.И. Болдыревым (1986); Н.К. Гаврюшиным (1988, 1997); Г.В. Артемьевым (1996); Л.Ф. Шеховцовой

2000); В.А Елисеевым (2001); В.В. Большаковой (2001); A.A. Гостевым, В.А.Елисеевым, В.А. Сосниным (2002); Ю.Н. Олейником (2002); В.Н. Коржевским (2002, 2004); Ю.М. Зенько (2004) и др.;

- второй период - теоретический (конец XVIII - первая пол. XIX в.) -начало которому было положено преподаванием психологии в духовных учебных заведениях, Киево-Могилянской и Славяно-Греко-Латинской академиях. В 1796 году появляется первый учебник по психологии И. Михайлова (И.М. Кандорского). В дальнейшем богословский контекст психологических воззрений был дополнен философским. Этот период представлен в трудах A.C. Белкина (1895); Н.О. Лосского (1903); H.H. Ланге (1892); А. Никольского (1907); II. Виноградова (1910); Э.Н. Радлова (1921); В.В. Зеньковского (1926, 1948-1950); Г.В. Флоровского (1937); H.A. Рыбникова (1946); А. М. Золотарева (1943); Х.С. Коштоянца (1945); Г.В. Косьмы (1945); Г.С. Косткжа (1945, 1955); Б.Г. Ананьева (1947); В.М. Коганова (1948); Д.Г. Элькина (1948); Е.А. Будиловой (1954, 1960); Л.Г. Марисовой (1954); М.В. Соколова (1955); П.И. Садчикова (1955), К.Е. Хоменко (1956); З.П. Исаева (1952); В.Н. Мясищева (1956); В.А. Просецкого (1957); Д. Толлингеровой (1961); М.Г. Ярошевского (1961, 1968); A.B. Петровского (1950, 1967); Т.Д. Марцинковской (1994); Б.Н. 'Гугайбаевой

2001); А.Н. Ждан (2002); Н.С.Полевой (2002); O.E. Серовой (2002); Е.Ю. Коржовой (2003) и многими др.;

- третий период - эмпирический (вторая пол. XIX в. - XXI в.) -психология приобретает сгатус естественнонаучной дисциплины и опирается в большей мере не на теоретические построения, а на данные эксперимента. Этот период получил раскрытие в научных публикациях и монографических исследованиях Б.Г. Ананьева (1941, 1945, 1947, 1969); В.А. Артемова (1942); А.Н. Леонтьева (1959); Л.С. Выготского (1960); М.В. Соколова (1960); С.Л. Рубинштейна (1959, 1976); Б.М. Теплова (1960); Е.А.

Будиловой (1960, 1961, 1972, 1983); Я.А. Гуревича (1969, 1972); Г.С. Костюка (1974); A.A. Смирнова (1967, 1987); A.A. Никольской (1969, 1974); А.И. Ткаченко (1973, 1974); М.Г. Ярошевского (1974, 1999); A.C. Гучаса (1974); А.Н. Ждан (1980, 1982, 1994, 1999, 2000); К.А. Абульхановой-Славской (1982, 1989, 1997); A.B. Петровского (1984); В.А. Якунина (1980, 1982); А.И. Брушлинского (1989, 1997); В.А. Роменца (1989); О.Г. Носковой (1986, 1997); В.В. Умрихина (1987, 1988); H.A. Логиновой (1989); Л.И. Божович (1995); В.А. Кольцовой (1990, 1997, 2003, 2004); Е А Климова (1992, 2001); И.Б. Котовой (1994); М.Д. Нягловой (1994); С.А. Изюмовой (1995); Л.И. Анцыферовой (1997); В.В. Рубцова (1997); О.В. Гордеевой (1997); В.П. Зинченко (1999, 2003); В.И. Панова (2001); Т.Д. Марцинковской (2000, 2001, 2003); Б.С. Братуся (2000); Г.А. Мазилова (2001); Е.В. Левченко (2003); М.С. Гусельцевой (2003) и многих других.

Но, несмотря на обилие историко-психологических исследований, фактически не рассматривались исторические истоки становления представлений о духовной сфере человека, традиционно в отечественной психологии понимавшейся как главная составляющая человеческой природы, тем более что длительное время эта тема по идеологическим причинам была табуирована. Упразднение идеологических препятствий и позиция многих современных психологов, в частности A.A. Никольской (1989), заключается в том, что необходимо преодолевать упрощенный подход к истории психологической науки, выражающийся в разделении идеалистического и материалистического мировоззрений, что позволило бы восполнить существенные пробелы в истории психологии.

В течение длительного периода предметом психологии была душа, деятельность которой, с позиций святоотеческого учения, детерминирована духом, поэтому духовная природа, в контексте рассматриваемых нами представлений, является более значимой для функционирования души, чем тело. Понятия «духовность», «дух», своим содержанием раскрывающие основы нравственной жизни человека, до сего дня наполняются различными противоречивыми смыслами, зачастую искажающими первоначальное представление о духовности, традиционно принятое в отечественной психологии, и понимаемое как творческая сила в человеке, позволяющая осуществлять стремление к Абсолютному и Бесконечному. По мнению В.А. Снегирева (1893), дух можно мыслить только как чистую энергию, деятельность которой и жизнь есть сознание и только сознание. Дух - сердцевина личности, источник ее саморазвития. «Начало духовности в человеке не есть отдельная сфера, не есть некая особая и обособленная жизнь, а есть творческая сила, энтелехийно пронизывающая собой всю жизнь человека (и души, и тела) и определяющая новое "качество" жизни. Начало духовности есть поэтому начало цельности и органической иерархичности в человеке», - писал В.В.Зеньковский (1996, с. 46). В свою очередь, H.A. Ильин рассматривал дух как силу, «которая имеет дар усилить себя и преодолеть в себе то, что отвергается; дух имеет силу и власть создавать формы и законы своего бытия, творить себя и способы своей жизни» (1993, с. 95). Духовность всегда рассматривалась в русской религиозной философии как метафизическое ядро человека (Корольков A.A., 2001, 2002). Утрата представлений о традиционной отечественной культуре, основывающейся на православном мировоззрении, которое (кроме последних восьмидесяти лет) было господствующим, на котором базировался социальный и бытовой уклад жизни, делает практически недоступными для понимания отечественные психологические идеи, раскрывающие проблему духовности, духовно-религиозного опыта с позиций святоотеческой традиции (Гостев A.A., 2001, 2002). Более того, отделяя историю классических исследований псих0л01ических проблем от истории развития психологических знаний, получаемых другими путями, по мнению Б.М. 'Геплова, мы в целом обедняем содержание психологии, так как оно «почерпнуто из обоих источников» (1960, с. 10-11).

Сегодня наметилась тенденция к расширению сферы научного исследования в области истории психологии. По мнению В.А. Кольцовой (2004), в нее включаются, наряду с научным знанием, результаты познания психической реальности в русле житейской практики человека в искусстве, мифологии, религии. С этим связаны задачи переосмысления предмета и методов истории психологии, поиска способов ассимиляции и грактовки разных источников психологического знания. Тем более, что новыми реалиями, характерными для современной науки в целом и психологии в частности, являются кризис позитивистской методологии и усиление тенденций гуманитаризации, рассмотрение научной мысли в контексте социально-культурных процессов, возрастание роли субъектной составляющей познавательной деятельности как основания для интефации разных облааей знания в целостном изучении человека. М.Г. Ярошевский, Л.И. Анцыферова (1974) справедливо указывают, что особый интерес к истории психологии появляется в переломные периоды, характеризующиеся важными идейно-теоретическими сдвигами. Сегодняшняя эпоха - эпоха кризиса, перестройки не только научного, но и индивидуального мировоззрения. Как считает В.А. Кольцова (2002, 2004), этот кризис может быть преодолен путем обращения к психологическому источниковедению, которое является важнейшим разделом истории психологии как научной дисциплины, интегрирующей источниковедение, историю психологии и психологию в целом с науковедением и культурологией. Эга область истории психологии позволяет при обращении к продуктам деятельности человека на новом методологическом уровне более полно изучить первоисточники психологического знания и ввести их в круг историко-психологической проблематики, используя не только для теоретических исследований, но и в практической деятельности, например, в сфере образования с учетом социально-психологического заказа на образовательные услуги в XXI веке. Требования современной эпохи, особенно в сфере образовательных услуг, ставят перед необходимостью восполнить существенный пробел в истории психологической мысли, связанный с периодом, чаще всего характеризуемым как «темные века христианства». Исследователь истории психологии В.А. Роменец писал: «Средние века в истории человеческой культуры оценивались по-разному: то, как период глубокого упадка цивилизации, то, как период великих достижений. Гуманисты, которые развивали классическую культуру, с презрением относились к этому периоду, охватывающему десять столетий <.> и квалифицировались эпохой варварства и темноты» (1983, с. 328). Особенно кршично к этому периоду в жизни человечества были настроены: У. фон Гуттен, Вольтер, Г.-Ф. Гегель. Другую оценку этой эпохи можно найти у H.A. Бердяева: «Средние века - самая загадочная и чарующая эпоха мировой истории, полная антитезисов и противоречий. Средние века не есть эпоха варварства и тьмы; этот старый взгляд уже оставлен культурными историками, наоборот, это эпоха великого напряжения духа, великого томления по абсолютному, неустанной работы мысли, это эпоха культурная и творческая. <.> Вся античная культура вошла в средневековье, мировая душа жила и развивалась в течение этих оклеве1анных веков. Напряженное чувство личности, личного спасения (у монашества) и личной чести (у рыцарства) утверждалось в эпоху, которую принято считать временем полного порабощения личности» (Бердяев H.A., 1989, с. 161-162).

В связи с новыми тенденциями и задачами историко-психологического исследования, объективно обусловленными социально-экономическими преобразованиями, происходящими в современном российском обществе, существенными изменениями в ею идеологии и научном мировоззрении, возрастанием гуманитаризации научного знания, интеграцией отечественной психологии с мировой психологической мыслью пришло время восполнить существенный пробел в историко-психологическом наследии. Обращение к историческим источникам психологических идей восточно-христианской церкви эпохи раннего и позднего Средневековья, предвосхитившего многие отечественные психологические представления, позволяет обогатить современный научный арсенал идей, по-новому осмыслить проблемы психологии, используя эти знания для создания духовно ориентированной психологии человека.

Объект исследования: психологическое учение о человеке восточно-христианской церкви эпохи Средневековья.

Предмет исследования: развитие и становление психологического учения о человеке восточно-христианского Средневековья, (в том числе психологические воззрения древнегреческих философов, дореформенного иудаизма и Филона Александрийского, оказавшие влияние на святоотеческую психологию).

Целью исследования является историко-психологический анализ развития и становления 1еоретических и методологических оснований психологического учения о человеке восточно-христианских мыслителей эпохи Средневековья, с последующей систематизацией многочисленных представлений в целостную концепцию человека, а гакже осмысление значения их исгорико-психологического наследия для формирования и развития отечественной психологической мысли.

Гипотезы исследования:

1. Психологические идеи восточно-христианских мыслителей эпохи Средневековья, использующих и творчески переосмысливающих психологические представления древнегреческих философов, дореформенного иудаизма и Филона Александрийского, представляют собой целостное психологическое учение, характеризующееся наличием собственных принципов, предмета и метода.

2. Психологическая концепция целостного человека в учении восточно-христианских мыслителей складывалась путем интефации частных учений святых отцов на протяжении четырнадцати веков благодаря наличию единого догматического основания и обращения к текстам Библии.

3. Библия является одним из основных источников психоло1 ических идей для восточно-христианских мысли I елей, что можно доказать с помощью современных методов анализа текстов.

4. Библия (Св. Писание) содержит в себе три модели психологической организации человека - «ветхого», «обновляющегося» и «нового», по-разному представленные в Новом и Ветхом Завете, имеющих различное онтологическое, этическое и психологическое содержание, интегрированное святыми отцами в целостное психологическое учение о человеке.

5. Использование психологический идей святых отцов позволяет целостно описать такие феномены как: жизненный пугь, психологическое и профессиональное здоровье, профессиональное и жизненное самоопределение.

Основные задами исследования:

1. Провести источниковедческий анализ психологических представлений в религиозно-философских учениях древности, оказавших влияние на становление и развитие восточно-христианской психологии: а) учений древнегреческих философов; б) учения дореформенного иудаизма; в) учения Филона Александрийского.

2. Проанализировать становление психологического учения в трудах святых отцов восточно-хрисгианской церкви: а) в культурно-историческом контексте эпохи раннего и позднего Средневековья; б) в наследии основоположников святоотеческой психологии: св. Григория Нисского, преп. Максима Исноведника, св. Исаака Сирина, преп. Григория Паламы.

3. Разработать метод источниковедческого анализа, позволяющий выявить основные содержательные категории, раскрывающие целостное психологическое учение о человеке восточно-христианских мыслителей и содержащиеся в текстах Библии.

4. Осуществить психологическую реконструкцию трех моделей психологической организации человека, по-разному представленных в Новом и Ветхом Завете на основе анализа библейских источников.

5. Использовав психологические идеи свяюотеческого учения в анализе: а) влияния восточно-христианской психологии на становление и развитие психологических идей в отечественной психологической мысли; б) онтологических и гносеологических оснований психологических идей в различных религиозно-философских учениях и их последующей систематизации; в) результатов источниковедческого анализа, позволяющих разработать концепцию взаимосвязи жизненного и профессионального самоопределения и здоровья, в том числе профессионального; г) взаимосвязи жизненного и профессионального самоопределения. Теоретическую и методологическую основу диссертации сос1авляют:

- общенаучные принципы объективности, научности и историзма в теоретическом анализе развития психологии и ее объекта исследования в России (Г.И. Челпапов, H.A. Рыбников, Б.М. Теплов, A.A. Смирнов, A.B. Петровский, М.Г. Ярошевский, СЛ. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, М.В. Соколов, Г.С. Костюк, В.А. Кольцова, А.Н. Ждан, Т.М. Марцинковская, И.Б. Котова, A.A. Никольская, O.E. Кошелева, К. Скворцев, Н. Тальберг, И.П. Реверсов);

- источниковедческий метод изучения психологических идей в исторических источниках (В.А. Кольцова, О.М. Медушевская, М.Н. Тихомиров, Е.С. Кузьмин, В.А. Якунин) междисциплинарный и интегративный подходы, давшие возможность расширить привычные рамки психологической теории философскими и богословскими категориями (В.А. Снегирев, В.И. Несмелое, В.В. Зеньковский, В.Н. Лосский, архим. Киприан Керн, Г. Флоровский, И. Мейендорф, A.B. Карташев, И.В. Киреевский, A.C. Хомяков);

- исюрико-психологические труды (М.Г. Ярошевский, Е.А. Будилова, А.Н. Ждан, В.А. Якунин, И.Б. Котова, В.А. Роменец, Д. Шульц, С. Шульц, Т. Лихи, А.И. Сидоров, С.С. Хоружий, С.А. Аверинцев, Д.С. Лихачев, Н.К. Гаврюшин);

- творения апостолов, апологетов, учителей и святых отцов восточно-христианской церкви, оказавших значительное влияние на становление и развитие психологического учения о человеке (св. Иустин, Татиан, Афинагор, св. Ириней Лионский, Тертуллиан, Климент Александрийский, Ориген, св. Василий Великий, св. Григорий Богослов, св. Гриюрий Нисский, св. Афанасий Великий, св. Кирилл Александрийский, св. Иоанн Златоуст, св. Ефрем Сирин, св. Исаак Сирин, преп. Антоний Великий, преп. Пахомий Великий, преп. Максим Исповедник, преп. Иоанн Дамаскин, преп. Иоанн Лествичник, преп. Симеон Новый Богослов, св. Григорий Палама); антропологические труды древнегреческих мыслителей и религиозное учение о человеке в иудаизме, оказавшие существенное влияние на становление и развитие восточно-христианской психологии (Гомер, Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, Гераклит, Демокрит, Парменид, Анаксагор, Протагор, Горгий, Сократ, Платон, Аристотель, Эпикур, Пиррон, Плотин, Филон Александрийский);

- произведения русских религиозно-философских мыслителей, последовательно развивавших идеи святоотеческой психологии (В.А. Снегирев, В.И. Несмелов, К.Н. Сильченков, М.М. Тареев, С.Н. Трубецкой, С.Л. Франк, E.H. Трубецкой, В.В. Зеньковский, П.А. Флоренский);

- работы современных исследователей по психологии человека (С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, Б.С. Братусь, К.А. Абульханова-Славская, Л.А.

Анцыферова, В.И. Слободчиков, В.А. Пономаренко, A.A. Корольков, Е.Ю. Коржова, В.Н. Панферов);

- работы современных психолоюв, посвященные тематике христианской психологии (Б.С. Братусь, В.И. Слободчиков, Ф.Е. Василюк, A.A. Гостев, В.Х. Манеров, Е.К. Веселова, Е.Ю. Коржова, Л.Ф. Шеховцова, Ю.М. Зенько, С.А. Черняева, Б. Нечипоров, И.М. Богдановская, В.А. Соснин, В.А. Елисеев);

- субъектный подход к психологической организации человека (Б.Г. Ананьев, К.А. Абульханова-Славская, A.A. Бодалев, JI.A. Головей, А.К. Осницкий, В.Н. Панферов, В.А. Петровский, C.JI. Рубинштейн);

- религиозно-нравственное учение восточно-христианской церкви (И.П. Ильин, Н.О. Лосский, архим. Платон Игумнов).

Методы исследования:

-теоретический анализ и обобщение сведений по избранной теме;

- источниковедческий, историко-генетический, историко-функциональный, сравнительно-исторический, биографический методы.

Нами был разработан метод источниковедческого анализа, позволяющий выявить основные содержательные категории, раскрывающие целостное психологическое учение о человеке восточно-христианских мыслителей и содержащиеся в текстах Библии. Это дало возможность реконструировать психологическую организацию человека в текстологическом исследовании Ветхого и Нового Заветов методами контент-анализа, кластерного и факторного анализа.

Достоверность результатов обусловливается применением специально разработанного метода источниковедческого анализа, позволяющего реконструировать психоло1 ическую организацию человека в текстологическом исследовании Ветхого и Нового Заветов методами контент-анализа, кластерного и факторного анализа; всесторонним анализом различных исторических источников психологических идей: творений святых отцов восточно-христианской церкви, религиознофилософских учений древнегреческих философов, религиошо-философскою учения иудаизма, произведений отечественных философов и богословов, современных психологических исследований в области экзистенциальной и духовной психологии; а также благодаря использованию «Полной симфонии на канонические книги Священного Писания», как инструмента ориентировки в текстах Библии, герменевтического анализа с применением современных математико-сгатистических методов анализа текстов.

Основные источники исследования: Библия, труды святых отцов восточно-христианской церкви (Ориген; Климент Александрийский; Тертуллиан; св. Григорий Нисский; св. Григорий Богослов; св. Василий Великий; преп. Максим Исповедник; св. Исаак Сирин; преп. Григорий Палама и др.), работы отечественных религиозных философов, психологов и историков, на которых оказало влияние религиозно-философское учение восточно-христианской церкви (В.А. Снегирев; В.И. Несмелов; С.Н. Трубецкой; С.Л. Франк; В.Н. Лосский; К.Н. Сильченков; В.В. Зеньковский, С.С. Хоружий, С.А. Аверинцев, Д.С. Лихачев, Н.К. Гаврюшин, А.И Сидоров и др.).

Основные этапы исследования: на первом этапе (1993—1994гг.) проводился сбор и анализ материалов, разрабатывались теоретические и методологические основы исследования. Были изучены первоисточники, раскрывающие основное содержание святоотеческого учения о человеке, проведена первичная систематизация психологических идей восточно-христианских мыслителей. На втором этапе (1995-2003 гг.) собранный теоретический материал получил свое отражение в учебных курсах и соответствующих учебных пособиях: «Святоотеческая психология» (1999, 2000), «Интегративная антропология» (2003), «Антропология: история и теория» (2003) и программах учебных курсов: «Основы духовной психологии», «История психологии», «Психология мировоззрения», «Общая психология», «Психология человека», «Возрастная и педагогическая психология», «Философия религии», «Психология развития человека в образовании», «Теоретические и практические аспекты работы психолога в образовании». На третьем этапе (2003-2005 гг.) было проведено источниковедческое исследование, позволившее реконструировать концепцию психологической органигации человека из текстов Библии, послуживших основанием для создания целостного психологического святоотеческого учения о человеке. В результате анализа первоисточников на предыдущих этапах исследования было выявлено, что все свя1ые отцы для понимания психологии человека использовали и интерпретировали тексты Священного Писания. В связи с этим было принято решение обратиться к текстологическому анализу Библии с целью выявления моделей психологической организации человека, лежащих в основании психологического учения о человеке восточных хрисшан Средневековья. Полученные результаты были оформлены в текст монографии «Концепция человека в религиозно-философском учении восточно-христианской церкви эпохи средневековья: психологический аспект» (2004) и диссертации, представленной к защите. Эмпирическое психодиагностическое исследование проводилось в 2002 -2003 г.

Научная новизна исследования и теоретическая значимость:

- Впервые предпринята попытка историко-теоретического анализа психологических идей в рамках религиозно-философского учения воеIочных христиан эпохи раннего и позднего Средневековья.

- Впервые осуществлена систематизация психологических воззрений восточно-христианских мыслителей в форме целостного учения.

- Выявлено первоначальное смысловое содержание категории «дух» в Ветхом и Новом Заветах, позволяющее восстановить традиционные ориентиры духовно-нравственного воспитания и развития человека.

- Проведен текстологический анализ библейских текстов с использованием современных методов математической статистики, позволивший реконструировать модели психологической организации человека в Ветхом и Новом Завете.

- Рассмотрено влияние психологических святоотеческих идей на представление о человеке в рамках религиозно-философских подходов русских мыслителей и отечественных психологов.

- Рассмотрен культурно-исторический контекст формирования святоотеческого психоло1 ического учения и показана преемственное гь психологических идей в трудах видных представителей данного направления отечественной психологии.

- Был разработан текстологический метод источниковедческого анализа, позволяющий исследовать различные содержательные категории путем их вычленения из текстов первоисточников с последующим применением математико-статистических методов, который может быть использован при анализе различных текстов.

В данном исследовании представлено новое направление отечественной психологии - духовная психология человека.

Раскрытие психологического содержания духовно-нравственною развития личности позволяет использовать резулыагы диссертационного исследования в воспитательном процессе для формирования гражданской и патриотической позиции молодежи. Результаты данного исследования могут быть также использованы при разработке современных психологических концепций человека, учитывающих интеграцию и взаимосвязь онтологических, этических и психологических характеристик, с последующим выходом на новую - духовную - психологию человека, и новых методов ее исследования. Разработана психодиагностическая методика «Эталон жизнедеятельности», позволяющая раскрыть направленность жизненного пути личности в соответствии с содержанием его идеала. Личность может реализовать себя на одном из трех уровней жизненного самоопределения, соответствующего разным стадиям личностной зрелости, - витальном, социальном, экзистенциальном. С нормой» личности и личностным здоровьем соотносится экзистенциальная стадия.

Практическая значимость.

В диссертационном исследовании получила обоснование необходимость возвращения к приоритету духовных ценное ¡ей в жизни современного общества. Результаты исследования позволяют целенаправленно реал изовы ват ь духовно-нравственное воспитание молодежи. В диссертации заложено новое направление отечественной психологии - духовной психологии человека, в которой духовная сфера является доминирующей.

Данные диссертационного исследования предполагают их использование в различных областях психологической практики, прежде всего в психологической диагностике и консультировании. Полученные результаты также могут использоваться в процессе вузовского и дополнительного образования, в курсах «Психология человека», «Антропология», «История психологии» и «Духовная психология», «Психология мировоззрения» и других. Данный подход и разработанные авторские методы были использованы в выпускных квалификационных работах, дипломных работах, магистерских и кандидатских диссертациях.

Учебно-методические программы и учебные пособия автора широко используются для преподавания дисциплин духовно-нравственного содержания в ряде вузов и учебных заведений системы дополнительною образования: СПбГУ, РГПУ, ЛГУ им. Пушкина, СПбАПОП, Минская АПОП и МАПО, Рязанском государственном университете, Новокузнецком и Кемеровском институтах повышения квалификации учителей, СПбДАиС, Самарской духовной семинарии, СПб Епархиальных курсах катехизаторов и повышения педагогического мастерства, а также в цикле передач ьа радио Санкт-Петербурга.

Проведенное исследование позволяет сформулировать основные положения, выносимые на защиту:

1. Психологическое учение восточно-христианских мыслителей эпохи Средневековья, опирающееся на психологические представления древнегреческих философов, дореформенного иудаизма и Филона Александрийского, формировалось на протяжении четырнадцати веков и проходит четыре периода в своем развитии:

- первый период «древнехристианской письменное ж» (1-П в.в. н.э.) -это время осмысления психологических идей древности, в контексте новозаветных откровений. Дихотомическая природа человека в учениях древности «тело-душа» и «душа-тело» дополняется духовной природой и начинает формироваться трихотомическое учение (дух - душа - тело) о «новом» человеке восточных христиан.

- второй период - «золотой век» богословской и аскетической образованности (Ш-1У вв. н.э.), характеризующийся разработкой догматического учения восючно-христианской церкви, определяющего онтологические и этические предпосылки психологическою учения о человеке. В этот период в трудах восточно-христианских мыслителей присутствует и дихотомическое и трихотомическое описание состава человеческой природы в зависимости от ориентации на «нового», «ветхого» или «обновляющегося» человека;

- третий период «расцвета православной культуры» (У-УШ вв. н. э.) -эпоха христианского эллинизма - отличается системным построением христианской культуры, что нашло свое выражение в формировании предпосылок для интефации психологическою учения о человеке. Догматическое учение восточно-христианской церкви в христологическом догмате дает обоснование целостности человеческой природы, позволяя подойти к идее объединения трех образов психологической организации человека («ветхий», «обновляющийся» и «новый»), присущих одновременно каждому человеку, но проявляющих свое доминирование в зависимости от направленности на духовность или телесность, в целостную психологическую концепцию человека;

- четвертый период «полемического богословия» (1Х-Х1У вв. н.э.) -эпоха христианского византизма, характеризующаяся кризисом противостояния восточно-христианской культуры исламскому Востоку и рационализирующему Западу, обострившим стремление восточных христиан к «полноте и цельности умозрения», что естественным образом проявилось в окончательном синтезе святоотеческого психологического учения, вбирающего в себя целостно все модели психологической организации человека, присущие как древним дохристианским учениям, так и восточно-христианской психологии.

Психологическое учение восточных христиан сущностно определяется наличием психологических представлений о личности и образе Бога, как идеале, запечатленном в духовной природе человека и определяющим направленность духовно-нравственного развития. Это учение базируется на принципах: целостности и многоуровневости охвата психологического материала, онтологичносги, телеологичности, сотериологичности и эсхатологичности, нравственного совершенствования, что определяет наличие основных психолошческих категорий в содержании восточно-христианской психологии - «дух», «душа», «тело», «плоть», «чувства», «воля», «разум». Предмет святоотеческой психологии - постижение природы человека в целостном единстве духа, души и тела с приматом духовной природы, осознающейся в процессе уподобления образу Бога. Основной метод - духовно-нравственное совершенствование личности человека, осуществляемый посредством метода самопознания (интроспекции) при постоянной ориентации на 1ексты Библии с помощью экзегетического метода, позволяющего психологически интерпретировать символы и аллегории.

2. Догматическое учение восточно-христианской церкви (Троичный догмат, догмат о Св. Духе, Христологический догмат и догмат о воле Богочеловека Христа) и Библия содержат основные ориентиры для создания целостного психологического учения о человеке. В учении святых отцов восточно-христианской церкви эпохи Средневековья содержание психологической организации человека характеризуется единством духа, души и тела. Нормативный тип организации человека характеризуется доминированием духа, детерминирующего душу, которая управляет телом. Душа является целостным образованием, включающим в себя чувства, волю и разум. Телесный состав человека является необходимым условием развития психологических функций. Святоотеческому учению присуще рассмотрение и целостное многоуровневое описание человека в единстве этических, онтологических и психологических характеристик.

3. Библия является каноническим текстом, раскрывающим представления о Боге, мире и человеке, имеющим строгие правила экзегетического толкования, которые неукоснительно соблюдались всеми восточно-христианскими мыслителями. Разработанный метод источниковедческого анализа согласуется с герменевтическими правилами святых отцов и позволяет выявить основные содержательные категории, раскрывающие целостное психологическое учение о человеке восточно-христианских мыслителей и содержащиеся в текстах Библии, что дало возможность реконструировать психологическую организацию человека в текстоло1 ическом исследовании Ветхого и Нового Заветов методами контент-анализа, кластерного и факторного анализа.

4. В Библии представлено три модели психологической организации человека, по-разному характеризующие уровень духовного развития человека - «ветхий», «обновляющийся», и «новый». «Ветхий» человек двухсоставен - «тело - душа», у «обновляющегося» человека состав определяется дихотомией «душа - тело», а дух в данной модели рассматривается как высшая способность души, редуцирующаяся или утрачивающаяся при неисполнении моральных предписаний. «Новый» человек трехсоставен - «дух-душа-тело», - его дух, являясь самостоятельной природой, главенствует над душой, а та, в свою очередь, руководит телом. Онтологическое различие трех моделей психологической организации, «ветхого», «обновляющегося» и «нового» человека, установленное в процессе текстологического анализа Ветхого и Нового Завета, заключаем в содержании смысла жизни, принимаемого и реализуемого человеком. Онтология «ветхою» человека, редуцируемая до уровня витальности, направляет все силы человека к достижению самой значимой для него цели - получению удовольствия. Ветхозаветная онтология подменяется этикой, провозглашающей истинным смыслом жизни человека достижение им праведности, что возможно только при условии неукоснительного исполнения закона. Новозаветная онтология смысл жизни человека из плоскости земного бытия переносит в вечность, определяя его содержание обожением и воскресением.

5. Жизненный путь личности, профессиональное и жизненное самоопределение и здоровье с позиций святоотеческого психологического учения рассматриваются как целостное явление, интегрированное стремлением к достижению духовно-нравственного совершенства.

Апробация работы и внедрение ее основных положений в практику осуществлялись в процессе преподавания специальных курсов в Новокузнецком институте повышения квалификации педагогов, в Российском государственном иедаюгическом университете им. А.И. Герцена, в разработке программ учебных курсов «Духовная психология», «Антропология», «Психология мировоззрения» и учебных пособиях «Святоотеческая психология», «Антропология: история и теория», в курсе лекций по истории психологии. Основные положения и выводы диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры психологии человека психолого-педагогического факультета Российского государственного педагогического университета (2002 - 2003), на заседаниях кафедры практической психологии психолого-педагогического факультета Ленинградского государственного университета им. A.C. Пушкина (2004 -2005), а также на научных и научно-практических конференциях «Ананьевские Ч1ения» (Санкт-Петербург, СГ16ГУ, 2001,

2002, 2004, 2005); «Рождественские чтения» (Москва, 1998, 2000, 2003, 2004, 2005, 2006), «Богословские чтения» (Москва, МГУ, Свято-Тихоновский Богословский институт, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005), «Покровские чтения» (Санкт-Петербург, РГПУ им. А.И. Герцена, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005), «Покровские чтения» (Рязань, РГПУ им. С.А. Есенина, 2004, 2005), на Всесоюзной научно-практической конференции «Психологическая подготовка педагога в России: история и современность», 2005, на 2-х Международных Свято-Пантелеимонских образовательных чтениях (Минск, 2006).

Материалы диссертации отражены в 35 публикациях (в том числе монография), общим объемом 109,64 п.л.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, выводов, заключения, списка литературы (547 наименований, из них 20 на иностранных языках) и приложений. Общий объем работы 436 страниц. Основной материал изложен на 418 страницах. Работа иллюстрирована 39 таблицами и 5 рисунками. Приложение размещается на 18 страницах.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Общие выводы:

1. Строение человека у древних греков в религиозном, религиозно-философском и философском аспектах не выходило за границы дихотомии «душа-тело» или «тело-душа», либо редуцировалось до физической природы человека (Демокрш). Гносеологический аспект и психологическое учение о когнитивных способностях человека являлись наиболее значимыми при определении структуры дихотомии человеческой природы, ее направленности, онтологической и этической. В древнем иудаизме и религиозно-философском учении Филона Александрийского человеческая природа также структурировалась в дихотомии (душа-тело; тело-душа), но в данном случае этический аспект и психологическое учение о конативных процессах определяли структурную организацию дихотомии человеческой природы. Филон Александрийский, благодаря психологической интеграции когнитивных и волевых способностей человека, впервые смог определить характеристики духовной природы человека и условия необходимые для ее развития.

2. Психологическое учение восточно-христианских мыслителей эпохи Средневековья формировалось на протяжении четырнадцати веков, характеризуясь четырьмя периодами: «древнехристианской письменности» (1-Н в.в. н.э.); «"золотым веком" богословской и аскетической образованности» (Ш-1У вв. н.э.); «расцвета православной культуры» (У-УШ вв. н. э.); «полемического богословия» (1Х-ХГУ вв. н.э.).

Психология святых отцов базировалась на учении о личности, образе Бога, запечатленном в духовной природе и определяющим направленность духовно-нравственного развития человека. Ее характеризуют принципы: целостности и многоуровневости охвата психологического материала, онтологичности, телеологичности, сотериологичности, эсхатологичности, духовно-нравственного совершенствования, что определяет наличие основных категорий восточно-христианской психологии - «дух», «душа», «тело», «плоть», «чувства», «воля», «разум». Предмет святоотеческой психологии - постижение природы человека в целостном единстве духа, души и тела, с приматом духовной природы. Основной метод - духовно-нравственное совершенствование личности человека, осуществляемый посредством метода самопознания (интроспекции), при постоянной ориентации на тексты Библии с помощью экзегетического метода.

3. Психологическое учение о человеке святых отцов имело прикладное значение, так как ориентировало человека на духовно-нравственное совершенствование личности, критерии которого содержались в догматическом учении восточно-христианской церкви: учение о природе и личности (Троичный догмат); учение о целостности духовно-душевно-телесной природы человека (Христологический догмат); учение о двух волях (догмат о воле Богочеловека). Этические нормы и правила, способствующие формированию ценностных ориентации, содержались в текстах Ветхого и Нового Завета, способствуя постепенному изменению направленности личности от доминирования витальных потребностей к духовным.

4. Как тексты Библии, так и восточно-христианское догматическое учение, являются источником Божественного Откровения, переданного через совершенных личностей, избранных Богом - пророков, апостолов, святых отцов. Поэтому догматы и Священное Писание требуют специальных правил для их толкования, которые впервые были предложены Филоном Александрийским, а в последующем уточнены и переработаны в стройную систему интерпретации святыми отцами, ставшую эталонной для восточно-христианских мыслителей.

5. Святоотеческая психология, так же как все учения древности, рассматривала человека в единстве теологических, космологических и антропологических представлений, интегрируя весь комплекс предшествующих знаний в целостное и непротиворечивое учение о Боге, мире и человеке. Психологическая организация человека, в контексте восточно-христианского учения, раскрывается в интеграции телесных, душевных и духовных свойств. Святоотеческая психология, являя синтез онтологических, этических и психологических характеристик, смогла рассмотреть природу и состав человека с разных позиций и оснований. Благодаря интегративному подходу и наличию психологической модели совершенного Богочеловека («нового» человека), восточно-христианские мыслители сумели в целостной психологической концепции человека, содержащей одновременно три модели психологической организации («ветхого», «обновляющегося» и «нового» человека), синтезировать разные психологические учения древности (греческие и иудейские). 6. В патристике (I в. - начало IV в.) психологические идеи о человеке разрабатывались апостолами, учителями и апологетами (Ириней Лионский, Ориген, Климент Александрийский, Тертуллиан), которыми была предпринята попытка синтеза религиозных и философских учений (уже в рамках христианского мировоззрения) с целью приближения христианских истин к эллинскому мировоззрению.

Категориальный синтез христианства и древнегреческой философии был осуществлен в догматическом учении восточно-христианской церкви (догматы о Троице, о Святом Духе), разработанный отцами-каппадокийцами (св. Василий Великий, св. Григорий Богослов, св. Григорий Нисский), результатом которого явилось психологическое учение восточно-христианской церкви о личности, ее жизненном пути, направленности. Синтез всех психологических учений восточно-христианской церкви (прежде всего учение о разуме св. Григория Нисского, учение о воле св. Максима Исповедника, учение о чувствах св. Исаака Сирина) осуществил св. Григорий Палама, в учении о Боговидении и Богопознании. Признавая наличие у человека высших когнитивных способностей, необходимых для Богосозерцания и Богообщения, выводящих его за пределы эмпирической реальности в область трансцендентного Божества, он учил о воссоединении человека и Бога в процессе обожения. Для доказательства способности человека к Богопознанию, св. Григорий Палама разработал психологическую концепцию человека.

Текстологический анализ библейских текстов позволил выявить три модели психологической организации человека: «ветхого», «обновляющегося» и «нового».

Ветхий Завет содержит две модели психологической организации человека -«ветхого» и «обновляющегося», где эталонной является последняя психологическая модель, определяемая нами как «ветхозаветная» модель. В Новом Завете также присутствуют характеристики в основном, двух типов психологической организации человека: «обновляющегося» и «нового». При этом, идеальным образом, определяющим направленность развития личности, является «новый» человек, практически неведомый Ветхому Завету, определяемый нами как «новозаветная» модель.

7. В отечественных психологических подходах, тяготеющих к восточно-христианскому мировоззрению, начиная с момента становления психологии и по настоящее время, в отличие от западных направлений, прослеживается тенденция к созданию психологических концепций целостного человека. В отечественной психологии был осуществлен синтез религиозных, философских и психологических представлений о человеке в целостное учение, опирающееся, в том числе, и на эмпирические данные, получаемые в естественнонаучной психологии. Стремление к созданию интегративного учения о человеке характеризуется наличием в науке междисциплинарных связей, которые, однако, не являются единственным основанием для построения целостного учения о человеке в психологии. Единство онтологических, этических и психологических характеристик человека определяет критерии целостности, которые заложены в самой природе человека и обусловливаются наличием духовных, душевных и телесных свойств при его научном описании.

8. Сопоставление онтологического и гносеологического уровней, при постижении бытия в разных мировоззренческих системах позволяет построить классификацию видов антропологического и психологического знания. Принцип интеграции антропологических знаний зависит от единства онтологических и гносеологических представлений и их направленности на духовную сферу. Высшим уровнем интеграции является метаонтологическое учение восточно-христианской церкви.

9. Эмпирически подтверждена адекватность модели целостного человека, основывающаяся на святоотеческом учении. В результате изучения экзистенциально-социально-психологического процесса жизненного самоопределения в его взаимосвязи с профессиональным самоопределением выявлено, что, чем выше уровень интеграции целей и смыслов человеческой жизни, тем более целостны механизмы самореализации в достижении поставленных целей. И, наоборот, при редукции духовного уровня до телесного (витального), отмечается эмоционально-волевая и когнитивная дестабилизация процесса целеполагания, что не позволяет человеку не только достигать, но и планировать направленную деятельность по достижению цели.

10. В исследовании психологического и профессионального здоровья, базирующемся на положении о взаимосвязи жизненного самоопределения и мировоззрения, на каждом из уровней самоопределения (витальном, социальном, экзистенциальном) выделены специфические характеристики здоровья, при этом экзистенциальный уровень является ведущим. на

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ^

Данное диссертационное исследование является поиском тех оснований,^' которых возможно было бы интегрировать знания о человеке, ^ V накопленные, с одной стороны, в философии, антропологии и психологии, ас ^ другой стороны, в учении святых отцов православной Церкви. Естественно, ^ возникает вопрос, почему с точки зрения православной Церкви, а не гуманистической концепции, к примеру? 4

Во-первых, потому, что мы живем в стране, которая в 1998 году отмечала ^ тысячелетие крещения Руси и почти все это тысячелетие (кроме последних ^ восьмидесяти лет марксистско-ленинской идеологии), господствующим было ^ православное мировоззрение. На нем базировался социальный и бытовой уклад, им была пронизана вся русская культура. Поэтому современному ^ человеку, не знающему основ православия, сложно понять отечественные произведения литературного, художественного и музыкального творчества.^ Как донести до современной молодежи сокровенный смысл музыкальных ^ произведений М. И. Глинки или романов Ф. М. Достоевского, картин Н. Ге, не, V

1 7 ч. говоря уже о религиозном искусстве - иконописи, иконографии , агиографии , *о не рассказывая о Боге и православии? Найдутся специалисты, которые возразят, а зачем современному психологу все эти знания, он же не искусствовед и не литературовед? Да, согласимся мы, он больше - «душевед», «душеслов», как сказал бы замечательный этнограф и филолог Владимир Даль. Здесь сразу же возникает вопрос о душе. А как рассказать о душе, не говоря о философских и религиозных основаниях происхождения этого понятия? И, может быть, именно эти знания помогут разгадать «загадочную русскую душу»?

Во-вторых, вся история становления и формирования европейского и российского самосознания была связана с христианством, которое сменило

1 Иконофафия - история создания и описание икон

2 Агиография - описание жизни святых. древнегреческую, ^врейскур и римскую культуру, внеся новое понимание человеческой личности, смысла ее существования и деятельности в этом мире. Христианскому миросозерцанию в эпоху Возрождения и Просвещения противостояла философия, ищущая освобождения от «оков» схоластики. Но как понять философию эпохи Возрождения или Просвещения, не зная, чему они противополагались, что было истинной мотивацией движущей их развитием? И мы вновь сталкиваемся с необходимостью знания христианства и богословия. Без этого знания практически невозможно понять истинный исторический смысл философских, антропологических концепций, динамику их изменений и модификаций, что очень важно для профессионального и личностного становления современного психолога или педагога. Мы живем в неспокойную эпоху перелома, перестройки мировоззрения человека. Возможно, уроки прошлого помогли бы нам увидеть суть происходящего сегодня, предостерегли бы нас от печальных ошибок и дали силы воспользоваться мудростью наших предков.

В-третьих, психология, вышла из недр антропологии, уже потерявшей онтологию, представления о духовности, нравственности и Боге. И в последующем своем развитии, как мы увидим из представленного в пособии материала, начиная с эпохи Возрождения, антропология все дальше и дальше уходила от этих вопросов, постепенно подменяя их решением психофизических проблем. И сейчас, на рубеже тысячелетий, остро начинает ощущаться недостаток этих потерь. Налицо равнодушное поколение молодежи, не нашедшей онтологического смысла своего существования и потому пустившейся во все «тяжкие» в погоне за временными удовольствиями, растрачивая последние остатки психологического здоровья. Горькие результаты чего и пожинают современные психологи в своем нелегком служении. Психологическую сущность православия, выраженную в святоотеческом подходе, мы понимаем как религиозно-историческую парадигму, которая представляет собой самосознание и самоопределение человека в форме живого осознания человеком своей связи с Богом. Это сознание не может быть сообщено человеку извне, оно должно возникнуть в самом человеке, но при этом содержание отношений с Богом зависит от познания человеком самого себя и цели своего существования в мире (Несмелое В.И., 2000). Именно общая цель и наличие смысла жизни определяют стремления, желания и деятельность человека. Помощь в обретении такой цели и является одной из задач святоотеческой антропологии и психологии. Которая не только определяет цель, но и дает точное знание о последовательности продвижения к ней.

В научном знании, представленном в философии, антропологии и психологии, также осуществляется активный поиск ответа на вопрос о цели и смысле пребывания человека в этом мире, сопровождающийся экзистенциальными проблемами одиночества и бессмысленности существования. Представления о возможности выхода из сложившейся кризисной ситуации в науке и у святых отцов не только не совпадают, но и зачастую противоположны. Необходимость выбора правильного пути, по которому пойдет человек в поисках своего счастья, признается как наукой, так и религией. Но содержание понятий «правильный путь» и «счастье» у них разное. Проблема смыслового содержания понятий, на наш взгляд, является очень значимой, так как одни и те же слова, употребляемые в научном и святоотеческом контексте, часто имеют совершенно разное содержание. Несогласованность понятий, на наш взгляд, является одной из причин отсутствия целостной науки о человеке.

Вопрос «что означает данное понятие?» всегда подразумевает контекст: «В какой системе? У какого автора? В какое время?». Еще во времена Вселенских Соборов святые отцы поставили вопрос о важности четкое определения слов «приличных» для выражения божественного смысла Писания. Недолжное употребление понятий и слов могло провоцировать возникновение ересей. Борьба за единомыслие в православии способствовала становлению богословского языка, ставшего важным орудием догматического определения истины о Боге. Наука тоже имеет свой язык - это язык, имеющих специальные знания ученых, трудно доступный обыденному сознанию и потому плохо поддающийся сравнению и анализу вне научного познания.

При написании данной диссертации мы стремились определить смысл рассматриваемых нами универсальных понятий, часто используемых в психологии, с целью дать сравнительный анализ их содержания в разных мировоззренческих системах, раскрывая постепенную трансформацию значений одного и того же термина.

Воссоздание смыслового единства специальных терминов, описывающих человека и имеющих свои особенности не только в науке, но и в религии, возможно лишь при наличии эталона (образца) идеальной личности, обладающей нравственным совершенством. Ее описание, с одной стороны, задало бы критерии направленности развития целостной личности, а с другой, помогло бы с этих позиций определить содержание психологических и антропологических понятий. Естественно, что в окружающем нас мире найти такую личность невозможно, так как всей полнотой совершенства может обладать только Бог. Такой Образ в святоотеческой антропологии являет собой Личность Христа, а христологический догмат направляет разум в постижении Божественного и человеческого, четко определяя границы познания, чем умеряет неправомыслие и воображение.

В отличие от святоотеческой антропологии, в академической науке нет целостных «ориентиров» и «эталонов», которые помогали бы сохранять непротиворечивость получаемых знаний. Отчужденность психологических знаний от жизни исследователей приводит к тому, что каждый основатель психологической школы считает важным найти «единицу», «клеточку» психики, или какую-то особенность человеческой личности, чтобы она привела к разгадке всех человеческих тайн. Отсюда такое разнообразие психологических теорий и концепций, каждая из которых имеет свой язык и терминологию. В каждой научной психологической школе своя «система координат», обобщающие понятия, объяснительный принцип, «единичка» психики, ведущий метод, своя объяснительная система (К.А. Абульханова, 1998). Такое положение дел существенно затрудняет воссоздание не только единой терминологии, но и целостной антропологии в рамках научного подхода. Особенности трактовки полученных результатов в научных исследованиях часто носят глубоко личностный характер, отражающий мировоззренческие позиции автора. Сфера интересов научной психологии, в основном, лежит в плоскости светской жизни. Она часто преследует преимущественно практические цели, связанные с изучением и облегчением земной участи «одинокого» человека, не нашедшего Бога. Святоотеческое учение помышляет о горнем (посмертном существовании), все его содержание пронизано мыслью о временности земной жизни тела и вечности жизни души. Это, пожалуй, одно из главных различий в двух подходах к человеку -научном и святоотеческом.

Святые отцы считали, что для вечности важен опыт земной жизни, обусловливающий направленность человека к добру или злу, которая в свою очередь определяет его посмертную участь.

Человеческая «ветхость», хорошо изученная наукой, и возрождение в святости, подробно описанное в творениях святых отцов, позволяют нам допустить возможность построения целостной «науки о человеке» с использованием знаний, как психологических, антропологических, философских, так и святоотеческих.

Смысл, являясь онтологическим компонентом мировоззрения, определяет собой не только направление развития человека, но и сказывается на процессе интеграции личности в единое, целостное образование, владеющее своим бытием.

О. Павел Флоренский писал, что «метафизические плоскости спайности бытия выражаются в своеобразиях психологического устройства нашего опыта. В порядке онтологическом сказано было бы: метафизика производит психологию; в порядке психологическом, напротив: психология определяет наши метафизические построения. <.> Антропология не есть самодовлеемость уединенного сознания, но есть сгущенное, представительное бытие, отражающее собою бытие расширенно-целокупное: микрокосм есть малый образ макрокосма, а не просто что-то само в себе» (цит. по: иером. Андроник (Трубачев), 19983, с. 79).

Эта мысль о. Павла Флоренского как нельзя лучше отражает взаимосвязь онтологического и психологического уровня смысложизненной интеграции, в которой человек - это малый мир, микрокосм, а мир природы - макрокосм, если за систему координат взять мир онтологических смыслов. А если сместиться на точку психологических построений, то человек вмещает в себя макромир, а природа становится только его отражением, в микромире (среде обитания). Такая взаимозависимость человека и мироздания указывает на взаимную обусловленность в их постижении и развитии. Человек и мир не только взаимно отражают друг друга, но и взаимно влияют на развитие друг друга. «Человек есть сумма мира, сокращенный конспект его; Мир есть раскрытие человека, проекция его» (цит. по: иером. Андроник (Трубачев), 1998, с. 81).

Точкой соединения человека и мира и служит избранный человеком смысл жизни, и в этом отношении человек находится в привилегированном положении по отношению к миру, так как только он имеет данную ему Богом власть выбирать, мир же здесь пассивен, и покорен выбору человека. На нас лежит двойная обязанность и ответственность, так как наши свободные выборы смысловой интеграции имеют прямое отношение ко всему мирозданию.

3 Иеромонах Андроник (Трубачев) 1содицея и антроподицея в творчестве священника Павла Флоренского Гомск Водолей, 1998

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Дворецкая, Марианна Ярославовна, Москва

1. Аболин Л.М. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1987. - 262 с.

2. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 1980.-334 с.

3. Абульханова-Славская К.А. Психология и сознание личности (проблемы методологии, теории и исследования реальной личности): Избранные психологические труды. М.: Моск. Психолого-социальный ин-т; Воронеж: НПО «МОДЕК», 1999. - 224 с.

4. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991. - 301с.

5. Абульханова-Славская К.А., Брушлинский A.B. Философско-психологическая концепция С.Л. Рубинштейна: к 100-летию со дня рождения. М.: Наука, 1989. - 248 с.

6. Авсенев П.С. (архим. Феофан). Из записок по психологии. // Сборник из лекций бывших профессоров Киевской Духовной Академии. Киев, 1869. - С.209-246.

7. Акафист и житие Спиридона Тримифунтского. М., 1998. - 43 с.

8. Акофф А., Эмери Ф. О целеустремленных системах. М., 1974. - 270 с.

9. Алексий (Кузнецов), иером. Юродство и столпничество. Религиозно-психологическое исследование. М., 1913.

10. Ю.Альбин. Учебник платоновской философии./ Платон. Диалоги. М.: Мысль, 1998.-С. 437-476.

11. П.Амусин И.Д. Кумранская община. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1983.

12. П.Амусин И.Д. Рукописи Мертвого моря. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1961.-271 с.

13. З.Ананьев Б.Г. «Педагогическая антропология» К.Д. Ушинского и ее современное значение // Вопросы психологии. 1969. - № 2. - С. 3-14.

14. Н.Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М.: Наука, -1977.-380 с.

15. Ананьев Б.Г. Очерки истории русской психологии XVIII XIX веков. - М.: Госполи гиздат, 1947. - 169 с.

16. Ананьев Б.Г. Ушинский великий русский психолог // Советская педагогика, - 1945.-№ 12. - С. 98-111.

17. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: Изд-во ЛГУ, 1969. - 329 с.

18. Аничков Д.С. Слово о невещественности души человеческой и из оной происходящем ее бессмертии. М., 1777. - 32с.

19. Аничков Д.С. Слово о разных способах, теснейший союз души с телом изъясняющих. М.: Унив. тип., 1783.

20. Антисери Д., Реале Дж. Западная философия от истоков до наших дней. Античность и Средневековье. СПб.: Пневма, 2001. - 604 с.

21. Антоний (Храповицкий), митр. Пастырское богословие// Православное обозрение. 1896. № 2-5. (Переизд.: Печоры, 1994).

22. Антоний (Храповицкий), митр. Психологические данные в пользу свободы воли и нравственной ответственности. Маг.дис. СПб., 1888.

23. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. 1994. - №1. - С. 3-18.

24. Анцыферова Л.И. Новые аспекты развития личности в процессе целостного жизненного пути // Принцип системности в современной психологической науке и практике: в 4 т. М., 1996. - Т.2. - С. 4-6.

25. Аристотель. О душе. СПб.: Питер, 2002. - 220 с.

26. Аристотель. Сочинения в 4 томах, М.: Мысль, 1976.

27. Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. М.: Мысль, 1976.- 158 с.

28. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. Москва-Воронеж, 1996.

29. Асмолов А.Г. Психология личности. М.: Изд-во МГУ, 1990. - 367 с.

30. ЗО.Асмус В.Ф. Античная философия. М.: Высшая школа, 2001,- 400 с.31 .Асмус В.Ф. О душе // Аристотель. Т. 1. М.: Мысль, 1976. - С. 18-50.

31. Астафьев П.Е. Национальность и общечеловеческие задачи. М., 1890.

32. Бахтин М.М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники: Ежегодник 1984-1985. М., 1986. - С. 80-160.

33. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. -423 с.

34. Беляева В.А. Концептуальные основы духовно-нравственного становления и развития личности учителя в контексте светской и православной педагогической культуры /Научные труды МПГУ. -М.: Прометей, 1998. С.103-109.

35. Бердяев H.A. Метафизическая проблема свободы.//Путь. 1928.№ 9, янв.

36. Бердяев H.A. Наука о религии и христианская апологетика //Путь. 1927. №6.

37. Бердяев H.A. О расширении опыта //Вопросы философии и психологии. -1910. Кн.З(ЮЗ).

38. Бердяев H.A. О характере русской религиозной мысли 19 века. //Современные записки. Т.42. 1930.

39. Бердяев H.A. Проблема человека: К построению христианской антропологии//Ступени. 1991. № 1.Путь, 1936, №50.

40. Бердяев H.A. Русская религиозная психология и коммунистический атеизм. Париж, 1931.

41. Бердяев H.A. Учение о перевоплощении и проблема человека // Сб. Переселение душ. М., 1994; Париж, 1935.

42. Бердяев H.A. Философия свободного духа (Проблематика и апология христианства). М., 1994.

43. Бердяев H.A. Философия свободы. Смысл творчества. М., 1989. Бердяев H.A. Духовный кризис интеллигенции. Статьи по общественной и религиозной психологии. - СПб., 1910(а).

44. Берн Э. Развитие Я-концепции и воспитание. М.: Прогресс, 1986. - 421 с.

45. Бехтерев В.М. Внушение и его роль в общественной жизни. СПб., 1903.

46. Бехтерев В.М. Гипноз, внушение и психотерапия их лечебное действие и значение. СПб., 1911.

47. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М.: Издание Московской Патриархии, 1992. - 1367 с.

48. Благоразумов Н., прот. Святоотеческая хрестоматия. М.: Круг чтения, 2001.-688 с.

49. Бл. Августин. Творения. М.: Паломник, 1997. - 847 с.

50. Богдановская И.М. Смысловая организация современного религиозного опыта личности. Автореф. дисс. . канд. психол. н, СПб., 2002. - 19 с.

51. Богучарова Е.И. Психологическая готовность к выбору профессии у старшеклассников. Автореф. дисс. канд. психол. н. М., 1997. -17 с.

52. Бодров В.А. Психологические исследования проблемы профессионализации личности // Психологические исследования проблемы формирования личности профессионала. М., 1991. - С. 3-26.

53. Божович Л.И. Проблемы формирования личности. Избранные психологические труды. М., Воронеж, 1997. - 349 с.

54. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе // Вопросы психологии. 1978. - №4. с. 17-30.

55. Божович Л.И., Конникова Т.Е. О нравственном развитии и воспитании детей. //Вопросы психологии. 1975. № 1.

56. Борис (Плотников), архим. О невозможности чисто-физиологического объяснения душевной жизни человека. Харьков, 1890. 2-е изд. - СПб., 1894.

57. Боровикова С.А. Профессиональное самоопределение // Психологическое обеспечение профессиональной деятельности / Под ред. Г.С. Никифорова. -СПб., 1991.-С. 14-20.

58. Братусь Б.С. Аномалии личности. М., 1988. - 273 с.

59. Братусь Б.С. Двойное бытие души и возможность христианской психологии // Вопросы психол.- 1998 (а). № 4. - С.71-79.

60. Братусь Б.С. К проблеме нравственного сознания в культуре уходящего века // Вопр. психол.- 1993. № 1 - с.

61. Братусь Б.С. К проблеме человека в психологии // Вопросы психологии. 1997. - № 5. - С. 3-19.

62. Братусь Б.С. Леонтьевские основания смысловых концепций личности // Вопросы психол. 2004. - № 4. - С. 102-113.

63. Братусь Б.С. Личностные смыслы по А.Н. Леонтьеву и проблема вертикали сознания / Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии. Школа А.Н. Леонтьева. М.: Смысл, 1999. - С. 284-299.

64. Братусь Б.С. Начала христианской психологии: Учебное пособие для вузов. М., 1995.

65. Братусь Б.С. О механизмах целеполагания // Вопросы психологии. 1977. - № 2. - С. 121-124.

66. Братусь Б.С. Образ человека в гуманитарной, нравственной и христианской психологии // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии /Под ред. Д.А.Леонтьева, В.Г.Щур. М.: Смысл, 1999а. - С.67-92.

67. Братусь Б.С. Понятие нормы психологический и нравственный смысл // Психолого-педагогические и философские аспекты проблемы смысла жизни. - М., 1997(a).

68. Братусь Б.С. Психология и этика. Возможна ли нравственная психология // Человек. 1998. - № 1. - С. 15-22

69. Братусь Б.С. Психология. Нравственность. Культура. М.: Наука, 1994.- 217 с.

70. Братусь Б.С., Сидоров П.И. Психологическая клиника и профилактика раннего алкоголизма. М., 1984. 245 с.

71. Браш М. Классики философии. От древнейших греческих мыслителей до настоящего времени. Т.1. - Греческая философия. - СПб.: Вестник знания, 1907.-509 с.

72. Бубнова С.С. Психологические аспекты профессиональной консультации // Психологический журнал. 1990. - Т. 11. - № 1. - С. 67-72.

73. Будилова Е.А Борьба материализма и идеализма в русской педагогической науке (вторая половина XIX начало XX века). - М.: АПН РСФСР, 1960. -348 с.

74. Будилова Е.А Социально-психологические проблемы в русской науке. -М.: Наука, 1983.- 231 с.

75. Будилова Е.А. Философские проблемы в советской психологии. М.: Наука, 1972.-336 с.

76. Булгаков С.Н. Настольная книга для священно-церковнослужителей. М.: Издательский отдел Московского Патриархата, 1993.

77. Буякас Т.М. Проблема и психотехника самоопределения личности // Вопросы психологии. 2002. - № 2. - С. 28-39.

78. Буякас Т.М., Зевина О.Г. Опыт утверждения общечеловеческих ценностей культурных символов - в индивидуальном сознании // Вопросы психологии. - 1997. - № 5. - С. 44-56.

79. Вальверде К. Философская антропология. М.: Христианская Россия, 2000.-411 с.

80. Варнава (Беляев) еп. Основы искусства святости. В 4-х томах. - Т.1 -Нижний Новгород, 1998. - 476с.

81. Василиадис Н. Таинство смерти. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1998. - 592 с.

82. Василий (Кривошеин), архиеп. Преподобный Симеон Новый Богослов. -М.:ЫВ1, 1995.-344 с.

83. Василий Великий, свт. Творения. Беседы на Шестоднев. 4.1. - М., 1891.

84. Василий Великий, свт. Творения. Толкование на пророка Исайю. 4.2. -М., 1891 (а).

85. Васильев И.А. Магомед-Эминов М.Ш. Мотивация и контроль за действием. М.: МГУ, 1991.- 144 с.

86. Васильев И.А., Поплужный В.Л., Тихомиров O.K. Эмоции и мышление. -М.: Изд-во МГУ, 1980.-192 с.

87. Василюк Ф.Е. Жизненный мир и кризис: типологический анализ критических ситуаций // Психол. журнал. 1995. - Т. 16. - №3. - С. 90-101.

88. Василюк Ф.Е. От психологической практики к психотехнической теории // Московский психотерапевтический журнал. 1992. - №1. - С. 19-20.

89. Василюк Ф.Е. Психология переживания: Анализ преодоления критических ситуаций. М.: Изд-во МГУ, 1984. - 200 с.

90. Василюк Ф.Е. Семиотика психотерапевтической ситуации и психотехника понимания // Московский психотерапевтический журнал. 1996. №4 (14).-С. 48-68.

91. Введенский А.И. Вера в Бога: ее происхождение и основания. М.: Университетская типография, 1891. - 465с.

92. Введенский А.И. Психология веры. Сергиев Посад, 1899.

93. Введенский А.И. Религиозное сознание язычества: опыт философской истории естественных религий. Т. 1. - М.: Университетская типография, 1902.-752 с.

94. Введенский А.И. Условия допустимости веры в смысл жизни. М.: Грааль, 2001.-39 с.

95. Введенский А.И. Философские очерки. Вып.1. СПб., 1901(a).

96. Введенский Д. Учение Ветхого Завета о грехе. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1900.-242 с.

97. Веселова Е.К. Психологическая деонтология: мировоззрение и нравственность личности. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 2002. -316с.

98. Веселова Е.К. Психологическая концепция человека в трудах

99. B.И.Несмелова // Диалог отечественных светской и церковной образовательных традиций: Материалы Покровских педагогических чтений 12-14 октября 2000 г. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2001а.-С.107-110.

100. Веселова Е.К. Смысл жизни в контексте личностной идентичности. // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. - Вып.З. (№ 22), 2001.-С. 51-64.

101. Веселова Е.К., Черняева С.К., Бейсембиева М.К. Мировоззрение и нравственный выбор (тезисы) // Ананьевские чтения-2000. СПб.: Изд-во

102. C.-Петербургского ун-та, 2000а. С. 119 - 121.

103. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. М.: Изд-во МГУ, 1976.- 142 с.

104. Винокур А.Ю. Индивидуальные особенности принятия решения о выборе профессии и их учет в профконсультации // Психолого-педагогические проблемы профориентационной работы. Сыктывкар. 1989.-С. 49-54.

105. Виссарион (Нечаев) еп. Грехи чувств. М., 1888.

106. Владиславлев М.И. Немецкая психология в текущем столетии // Журнал Министерства Народного Просвещения, 1867.

107. Владиславлев М.И. Психология. В 2-х т. СПб., 1881. - Т. 1, 2.

108. Выготский JI.C. История развития высших психических функций // Собрание сочинений в 6-ти томах. Т.З. - Проблемы развития психики. -М.: Педагогика, 1983. - С. 5-368.

109. Выготский JI.C. Развитие высших психических функций. М.: Изд-во АПН, 1960.-500 с.

110. Вышеславцев Б. Сердце в христианской и индейской мистике. Париж, 1929.

111. Гаврюшин H.K. Самоопределение как таинство//Русская религиозная антропология. Т.1. М.: Московский философский фонд, Московская Духовная Академия, 1997. - С. 7-44.

112. Гайденко П.П. История греческой философии в ее связи с наукой: учебное пособие для вузов. М.: ПЕР СЭ; СПб.: Университетская книга, 2000.-319 с.

113. Галич А.И. Картина человека. Опыт наставительного чтения о предметах самопознания для всех образованных сословий. СПб., 1834. -С.1-36.

114. Геронимус А., прот. Знание в свете антропологии прп. Максима Исповедника // Православное учение о человеке. М. - Клин: Христианская жизнь, 2004. - С.78-100.

115. Геронимус А., прот. Откровение преподобного Силуана // Преподобный Силуан и его ученик архимандрит Софроний. Клин: Фонд «Христианская жизнь», 2001. - С.45-63.

116. Гиляревский А.К., свящ. Пособие к изучению психологии. М., 1886.

117. Гиляревский А.К., свящ. Учебник психологии. 2-е изд. Новочеркасск, 1883.

118. Гинзбург М.Р. Личностное самоопределение как психологическая проблема// Вопросы психологии.- 1988. -№2. С.76 - 85.

119. Гинзбург М.Р. Психологическое содержание жизненного поля личности старшего подростка. // Мир психологии и психология в мире. -1995.-№3.-С. 54-62.

120. Гинзбург М.Р. Психологическое содержание личностного самоопределения // Вопросы психологии. 1994. - №3. - С.43-52.

121. Головаха Е.И. Жизненная перспектива и профессиональное самоопределение молодежи. Киев, 1988. - 144 с.

122. Головей Л.А. Дифференциально-психологические факторы профессионального самоопределения//Психологические проблемысамореализации личности / Под ред. J1.A. Головей, Л.А.Коростылевой. Вып.З. СПб., 1999. - С.76-83.

123. Головей Л.А. Психология становления субъекта деятельности в периоды юности и взрослости: Автореф. дис. . д-ра психол. наук СПб., 1996.-34 с.

124. Гогоцкий С. Программа психологии. В 2-х вып. Киев, 1880-1881.

125. Голубинский. Ф.А. Умозрительная психология. М., 1871.

126. Гостев A.A. Образная сфера человека в познании переживания духовных смыслов. М.: РАН Институт психологии, 2001. - 85с.

127. Грачев A.A. Жизненные ориентации как детерминанты жизнедеятельности // Психологические проблемы самореализации личности. / Под ред. Л.А. Головей, Л.А. Коростылевой. Вып. 3. СПб., 1999.-С. 26-36.

128. Грачев A.A. Терминальный образ в регуляции поведения человека. // Психологические проблемы самореализации личности. / Под ред. Л.А. Головей, Л.А. Коростылевой. Вып. 4. СПб., 2000. - С. 75-86.

129. Грешнее Д.В. Психологические особенности внутриличностного конфликта: Автореф. дисс. канд. психол. наук. Тамбов, 2002. - 19 с.

130. Григорий Богослов, свт. Пять слов о богословии. М.: Храм св. Космы и Дамиана на Маросейке, 2000. - 80 с.

131. Григорий Богослов, свт. Творения (репринт). Т. 2. - СПб: Изд-во П.П. Сойкина, 1910.-596 с.

132. Григорий Нисский, свт. О жизни Моисея Законодателя или о совершенстве в добродетели. М., 1999. -109 с.

133. Григорий Нисский, свт. О надписании псалмов. М., 1998. - 144 с.

134. Григорий Нисский, свт. Об устроении человека. / Творения. Ч. 1. М.: Типография В. Готье, 1861. - С. 76-222.

135. Григорий Нисский, свт. Что значит имя христианин (репринтное издание). М., 2000.- 318 с.

136. Григорий Палама, свт. Беседы: В 3-х тт. М.: Изд. Отдел Валаамского монастыря, 1994. - Т.1 - 262 с. - Т.2 - 252 с. - Т.З - 264 с.

137. Григорий Палама, свт. Триады в защиту священно-безмолвствующих. -М.: Канон, 2003,- 384 с.

138. Грот Н.Я. О душе в связи с современными учениями о силе. Одесса, 1886.

139. Грот Н.Я. О научном значении пессимизма и оптимизма как мировоззрений. Одесса, 1884.

140. Грот Н.Я. Психология чувствований в ее истории и главных основах. -СПб., 1879-1880.

141. Грот Н.Я. Сновидения как предмет научного анализа. Киев, 1878.

142. Гуссерль Э. Картезианские размышления. СПб.: Наука, 1998. - 316с.

143. Давыденков О., иерей. Велия благочестия тайна: Бог явися во плоти. -М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, 2002. 183 с.

144. Давыдов В.В. О понятии личности в современной психологии //Психол. журнал. 1986. - Т.9. - № 4. - С.23-28.

145. Дарвин Ч. Сочинения. Т.З. - Происхождение видов путем естественного отбора. - М.: Гос. изд-во биол. и мед. лит-ры, 1939.

146. Дворецкая М.Я. Антропология: теория и история. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. - 311 с.

147. Дворецкая М.Я. Взаимосвязь жизненного и профессионального самоопределения у разных социальных групп: Автореф. дисс. канд. психол. н. СПб., 2003. - 17 с.

148. Дворецкая М.Я. Взаимосвязь профессионального и жизненного самоопределения.// Интегративный подход в психологии: Сб. научных статей. СПб.: Из-во РГПУ им.А.И. Герцена, 2003а. - С. 116-124.

149. Дворецкая М.Я. Интегративная антропология. СПб., 20036. - 611с.

150. Дворецкая М.Я. Интеграция волевых процессов и целеполагания в личностной типологии // Интегративный подход в психологии. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 20036. - С. 99-107.

151. Дворецкая М.Я. Особенности психологического консультирования экзистенциальных проблем личности // Ананьевские чтения 2004: Тезисы научно-практической конференции 26-28 октября 2004 года. -СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та., 2004а. - С. 608-610.

152. Дворецкая М.Я. Ошибочный профессиональный выбор // Ананьевские чтения-2002 / Тезисы научно-практической конференции 22-24 октября 2002. СПб., 2002. - С. 270-272.

153. Дворецкая М.Я. Святоотеческая психология. СПб., 2000. - 110 с.

154. Дворецкая М.Я. Святоотеческий и языческий подход к человеку // Диалог отечественных светской и церковной образовательных традиций. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2001. С. 99-107.

155. Дерманова И.Б. Проявление направленности активности личности в феномене социально-психологической адаптации // Теоретические и прикладные вопросы психологии. СПб., 1995. - Вып.1. - С.59-68.

156. Дессуар М. Очерк истории психологии. М.: ACT, Мн.: Харвест, 2002. -256 с.

157. Джеймс У. Личность.// Психология самосознания. Хрестоматия. -Самара: Издательский дом «БАХРАХ-М», 2000. С.7-45.

158. Джеймс У. Многообразие религиозного опыта. М.: Наука, 1993, -432с.

159. Дильтей В. Описательная психология // История психологии (10-е 30-е годы. Период открытого кризиса): Тексты. - 2-е изд. / под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. - М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1992. - С. 319-347.

160. Дильтей В. Понимающая психология // Хрестоматия по истории психологии. / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. М.: Изд-во МГУ, 1980.-С. 258-286.

161. Дионисий Ареопагит. Сочинения. Толкования Максима Исповедника. -СПб.: Алетейя, 2003. 864с.

162. Добротворский В.И О религиозном органе в душе человека. Харьков. 1865.

163. Достоевский Ф.М., Дневник писателя. СПб.: Лениздат, 1999. -739с.

164. Дружинин В.Н. Варианты жизни: Очерк экзистенциальной психологии. М.: ПЕР-СЭ; СПб.: ИМАТОН-М, 2000. 135с.

165. Дьяченко Г., прот. Полный церковно-славянский словарь. М.: Издательский отдел Московского Патриархата, 1993. -1009с.

166. Евлампиев И.И. Идея целостности человека // Антропологический синтез: религия, философия, образование / сост., предисл. A.A. Королькова СПб.: РХГИ, 2001. - С. 307- 349.

167. Епифанович СЛ. Преподобный Максим Исповедник и византийское богословие. М.: Мартис, 2003. - 220с.

168. Ждан А.Н. История психологии. М.: Изд-во МГУ, 1990. - 367 с.

169. Ждан А.Н. О состоянии и задачах теории истории психологии. // Материалы всесоюзной конференции «Актуальные проблемы истории психологии». Т.1 - Ереван, 1982. - С. 4-11.

170. Ждан А.Н. Проблемы человека в психологической науке в России XX века // Вопросы психологии. № 5. - 2000. - С. 12-16.

171. Ждан А.Н., Умрихин В.В. Состояние и тенденции развития истории психологии//Психологический журнал. 1988.-Т.1.-№ 1.-С.21-33.

172. Жизненный путь личности / Под ред. J1.B. Сохань. Киев, 1987. - 277 с.

173. Жизнь и труды святых отцов и учителей Церкви. Сочинение Ф.В. Фаррара: В 2-х томах. / Пер. с англ. А.П. Лопухина. М.: Издание Сретенского монастыря, 2001. - Т.2 - 613 с.

174. Жизнь святителя Иоанна Златоуста / сост. A.B. Круглов СПб., 2001. -271с.

175. Журавлев В.И. Вопросы жизненного самоопределения выпускников средней школы. Ростов-на-Дону, 1972. - 213 с.

176. Залесский Г.Е. Психология мировоззрения и убеждений личности. -М.: МГУ, 1994.- 141 с.

177. Зарин С.М. Аскетизм по православно-христианскому учению. М.: Паломник, 1996. - 694 с.

178. Зеер Э.Ф. Психология профессий. М.: Академический проект, 2003. -330 с.

179. Зейгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. М.,1980. 112 с.

180. Зенько Ю.М. Психология и религия. СПб.: Алетейя, 2002. - 384с.

181. Зеньковский В.В. Апологетика. М: Издательский Дом «Грааль», 2001. -248 с.

182. Зеньковский В.В. История русской философии: В 2-х т. J1.: МП ЭГО,1991. - Париж: УМСА-PRESS, 1989. -Т.1 - 469 е., Т.2 - 477 с.

183. Зеньковский В.В. Основы христианской философии. М.: Изд-во канон, 1996. - 557 с.

184. Зеньковский В.В. Педагогика. М.: Свято-Тихон. Богослов, ин-т, 1996(a). -153 с.

185. Зеньковский В.В. Принципы православной антропологии // Страницы русской зарубежной печати. М.: Изд-во Канон, 1990. -С.15-20.

186. Зеньковский В.В. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. Издательство Свято-Владимирского Братства. М., 1993. -224 с.

187. Зеньковский В.В. Психология детства. Екатеринбург: Изд-во Деловая книга, 1995. - 344 с.

188. Зинченко В.П. Алексей Алексеевич Ухтомский и психология // Вопросы психологии. 2000. - №4. - С. 79-97.

189. Зинченко В.П. Гипотеза о происхождении учения A.A. Ухтомского о доминанте // Человек. 2000(6). №3. С. 5-20.

190. Зинченко В.П. Миры сознания и структура сознания //Вопр. Психологии. 1991. - № 2. - С.52-59.

191. Зинченко В.П. Мысль и слово Густава Шпета (возвращение из изгнания). М., 2000(a).

192. Зинченко В.П. Образование и духовность: сознание как объект междисциплинарного исследования // Современная высшая школа. -1990. -№ 1. С.85-92.

193. Знаков В.В. Понимание в познании и общении. М.: ИП РАН, 1994. -237 с.

194. Знаков В.В. Понимание как проблема человеческого бытия // Психол. журнал. 2000 - Т. 21. - № 2. - С.7-15.

195. Знаков В.В. Правда и ложь в сознании русского народа и современной психологии понимания. М.: Институт психологии РАН, 1993. - 116 с.

196. Золотницкий В.Т. Доказательство бессмертия души. М., 1780.

197. Золотницкий В.Т. Общество разновидных лиц, или Рассуждения о действиях и нравах человеческих. СПб., 1766.

198. Золотницкий В.Т. Рассуждения о бессмертии человеческой души, которое утверждается через доказательство Божиего бытия, открывающегося нам из многочисленных созданий. М., 1768. - 16с.

199. Ианнуарий (Ивлев), архим. Основные антропологические понятия в посланиях святого апостола Павла // Православное учение о человеке. -М. Клин: Изд-во «Христианская жизнь», 2004. - С. 18-24.

200. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции. М.: Из-во УРАО, 1998.-142 с.

201. Илларион (Алфеев), игум. Духовный мир преподобного Исаака Сирина. СПб.: Алетейя, 2002. - 288 с.

202. Илларион (Алфеев), игум. Предисловие// Преподобный Нил Сорский и его устав о скитской жизни, изложенный ректором Костромской Духовной Семинарии епископом Иустином. Клин: Фонд «Христианская жизнь», 2001. - С. 3-5.

203. Ильин В.В. История философии. СПб.: Питер, 2003.- 731с.

204. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. СПб., 2000. - 508 с.

205. Ильин Е.П. Психология воли. СПб., 2000а. - 280 с.

206. Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта. М.: Русская книга, 1993.- 136 с.

207. Ильин И.А. Путь духовного обновления. Соб. соч.: В 10 т. М.: Русская книга, 1993а. - Т. 1. - 478 с.

208. Иоанн Дамаскин, преп. Точное изложение православной веры. М.: Братство святителя Алексия. - Ростов-на-Дону: Приазовский край, 1992.

209. Иоанн Златоуст, свт. Творения. Т. 4. Беседа 14-я на книгу Бытия. -СПб., 1898.-С. - 116-152.

210. Иоанн Лествичник, преп. Лествица. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2002. - 368 с.

211. Исаак Сирин, преп. Азбука духовная. М.: Елеон, 1998.-430 с.

212. Исаак Сирин, преп. О Божественных тайнах и о духовной жизни: новооткрытые тексты: Пер. с сирийского еп. Иллариона (Алфеева). СПб.: Алетейя, 2003. - 256 с.

213. Исаак Сирин, преп. Слова подвижнические М.: Правило веры, 1993. -519с.

214. Иустин (Попович), архим. О первородном грехе. Пермь, 1999. - 78 с.

215. Иустин (Попович), преп. Православная философия истины. Статьи. -Пермь: ПО «Панангия», 2003. 191 с.

216. Иустин (Попович), преп. Философские пропасти. М.: Издательский Совет Русской православной Церкви, 2004. - 288 с.

217. Кавелин К.Д. Задачи психологии. СПб., 1872.

218. Казанский П.И. О совести. Краткий исторический очерк развития учения о совести и опыт решения вопроса о ее сущности и значении в религиозно-нравственной жизни человека. Сергиев Посад, 1913.

219. Каменская В.Г. Психологическая защита и мотивация в структуре конфликта. СПб., 1999. - 147 с.

220. Кандорский И. Наука о душе или ясное изображение ее совершенств, способностей и бессмертия.// Русская религиозная антропология. Т.1. М.:

221. Московский философский фонд, Московская Духовная Академия, 1997. -С. 113-120.

222. Кандорский И.М. Наука о душе или Ясное изображение ее совершенств, способностей и бессмертия. М.: Типография А. Решетникова, 1796.- 184с.

223. Кант И. Критика чистого разума. СПб.: ИКА "ТАЙМ-АУТ", 1993. - 472 с.

224. Карпов В.Н. Душа и действующие в природе силы // Христианское чтение. 4.1. М., 1866. - С. 219-250.

225. Карсавин Л.П. Святые отцы и учители Церкви (раскрытие Православия в их творениях). М.: Изд-во МГУ, 1994. - 176 с.

226. Карташев A.B. Вселенские соборы. СПб.: Библиополис, 2002.- 560 с. Кашменский С.Н. Систематический свод учения св. отцов Церкви о душе человеческой. Три части в 4-х т. - Вятка, 1860-1865.

227. Кемпиньски А. Психопатология неврозов. Варшава, 1970. -347с.

228. Киприан (Керн), архим. Антропология св. Григория Паламы. М.: Паломник, 1996. - 449 с.

229. Киреевский И.В. Разум на пути к истине. М.: Правило веры, 2002. -463 с.

230. Климов Е.А. Введение в психологию труда. М., 1988. - 165 с.

231. Климов Е.А. Образ мира в разнотипных профессиях. М., 1995. - 215 с.

232. Климов Е.А. Психология профессионального самоопределения. -Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. 509 с.

233. Коган Л.Н. Цель и смысл жизни человека. М., 1984. - 354 с.

234. Коган Л.Н. Человек и его судьба. М.: Мысль, 1988. - 286 с.

235. Кожухарь Г.С. Соотношение личностного и профессионального самоопределения у учителей: Автореф. дисс. канд. психол. н. М., 1993. -21с.

236. Кольцова В.А. Психология в России начала XX века (предреволюционный период) // психологическая наука в России XX столетия. Сборник статей. М., 1997.-С. 10-48.

237. Кон И.С. В поисках себя: Личность и самосознание. М., 1984.

238. Кон И.С. Психология ранней юности. М., 1989. 255 с.

239. Конопкин O.A. Психическая саморегуляция произвольной активности человека: Структурно-функциональный аспект // Вопросы психологии. -1995.-№1.-С. 5-12.

240. Конопкин O.A., Моросанова В.И. Стилевые особенности саморегуляции деятельности II Вопросы психологии. 1989. - №5. - С. 1826.

241. Концевич И.М. Стяжание Духа Святаго в путях древней Руси. М.: Изд. Отдел Московского Патриархата, 1993. - 230 с.

242. Коржова Е.Ю. Психологическое познание судьбы человека. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, изд-во «Союз», 2002. - 332 с.

243. Коржова Е.Ю. Психология личности: Типология теоретических моделей. СПб.: Институт практической психологии СЗО РАО, 2004. -542 с.

244. Коржова Е.Ю. Развитие личности в контексте жизненной ситуации // Психологические проблемы самореализации личности. СПб., 2000. -Вып.4. - С. 155-160.

245. Корольков A.A. Антропология и кризис духовности //Сб. Антропологический синтез: религия, философия, образование. СПб.: РХГИ, 2001.-С. 3-12.

246. Корольков A.A. Духовная антропология и тенденции современного образования // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. №2. - СПб., 2002. - С. 58-65.

247. Коростылева Л.А. Проблемы самореализации личности в системе наук о человеке. // Психологические проблемы самореализации личности. -СПб, 1997.-240 с.

248. Костюк Г.С. Психологические основы педагогической антропологии К.Д. Ушинского // Вопросы психологии. 1974. - №2. - С. 19-32.

249. Котова И.Б. Психология личности в России. Столетие развития. -Ростов-на-Дону: Изд-во Ростов, пед. ун-та, 1994. 268 с.

250. Кроник A.A. «Картина жизни»: возможности прогноза // Жизненный путь личности. Киев, 1987. - С. 247-259.

251. Кроник A.A. Субъективная картина жизненного пути как предмет психологического исследования, диагностики и коррекции: Автореф. дисс. . д-ра психол. н. М., 1994. - 43 с. Кудрявцев-Платонов В.Д. Бессмертие души // Вера и разум. 1885-1886.

252. Кудрявцев-Платонов В.Д. Религия, ее сущность и происхождение // Православное обозрение 1870-1871

253. Кудрявцев-Платонов В.Д. Чтения по философии религии //Православное обозрение 1887-1889.

254. Кузнецов В.Г. Герменевтика и гуманитарное познание. М., 1991.-213 с.

255. Кухарчук A.M., Ценциппер А.Б. Профессиональное самоопределение учащихся. Минск, 1976. - 321с.

256. Ланге H.H. Душа ребенка. СПб., 1892.

257. Левченко Е.В. История и теория психологии отношений. СПб.: Алетейя, 2003. -312 с.

258. Лега В.П. Философия Плотина и Патристика: взгляд с точки зрения современной православной апологетики. М.: Изд-во Православного Свято-Тихоновского Богословского ин-та, 2002. - 124 с.

259. Лейтес Н.С. К проблеме сенситивных периодов психического развития человека// Принцип развития в психологии. М., 1978. - С. 196-211.

260. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975.-304 с.

261. Леонтьев А.Н. Психология образа // Вестник Московского университета. Серия 14. - Психология. - 1979. - № 2. - С. 34-45.

262. Леонтьев Д.А. От социальных ценностей к личностным: социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности // Вестник МГУ. -Серия 14. Психология. - 1996. № 4. - С. 35-45.

263. Леонтьев Д.А. Психология свободы: к постановке проблемы самодетерминации личности // Психологический журнал. Том 21. - № 1. -2000.-С. 15-25.

264. Леонтьев Д.А. Психология смысла. М.: Смысл, 1999. - 487 с.

265. Леонтьев Д.А. Что такое экзистенциальная психология? // Психология с человеческим лицом. М., 1997. - С. 40-54.

266. Ливехуд Б. Кризисы жизни шансы жизни. - Калуга, 1994. - 168 с.

267. Лихи Т. История современной психологии. СПб.: Питер, 2003. - 448 с.

268. Лобачевский С. Св. Антоний Великий (его жизнь, писания и нравственно-подвижническое учение). Одесса, 1906. - 245 с.

269. Логинова H.A. Жизненный путь человека как проблема психологии // Вопросы психологии. 1985. -№1. - С. 103 -109.

270. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. -М.: Наука, 1984.-444 с.

271. Ломов Б.Ф. Психология в системе научного знания // Хрестоматия по психологии. М.: Просвещение, 1987. - С.39-50.

272. Лопатин Л.М. Курс психологии. М., 1900.

273. Лопатин Л.М. Метод самонаблюдения в психологии //Вопросы философии и психологии. 1902. Кн. 2(62).

274. Лопатин Л.М. Настоящее и будущее философии. / Вопросы философии и психологии. Кн. 103., 1910. С.283.

275. Лопатин Л.М. Неотложные задачи современной мысли. / Вопросы философии и психологии. Кн. 136., 1917. С.17.

276. Лопатин Л.М. Положительные задачи философии. М., 1886-1891. -564 с. Лопатин Л.М. Аксиомы философии. / Вопросы философии и психологии. Кн. 80., 1905. - С.343.

277. Лопатин Л.М. Понятие о душе по данным внутреннего опыта //Вопросы философии и психологии 1896. Кн.2 (32).

278. Лопатин Л.М. Теоретические основы сознательной нравственной жизни. / Вопросы философии и психологии. Кн. 5., 1890. С.67.

279. Лопатин Л.М. Типические системы философии./ Вопросы философии и психологии. Кн. 93., 1906. С.290.

280. Лопухин А.П. Ветхозаветная история. М., 1996. - 432 с.

281. Лоргус А. Душа и дух: природа и бытие // Православное учение о человеке. М. - Клин: Христианская жизнь, 2004. - С. 168-189.

282. Лоргус А. Православная антропология. Курс лекций. - Вып.1. - М.: Граф-Пресс, 2003.-216 с.

283. Лосев А.Ф. Жизненный и творческий путь Платона // Платон. Сочинения: В 3 т.т. Т. 1. - М., 1968. - С. 5-32.

284. Лосев А.Ф. История античной философии. Поздний эллинизм. М., 1969.-654 с.

285. Лосский В.Н. Богословие и Боговидение. М.: Издательство Свято-Владимирского Братства, 2000. - 631 с.

286. Лосский В.Н. Очерк мистического богословия восточной церкви. М.: Центр «СЭИ», 1991.-288 с.

287. Лука (Войно-Ясенецкий), архиеп. Дух, душа, тело. СПб.: Изд-во детского фонда им. Ф.М.Достоевского, 1995. - 112 с.

288. Лурье В.М. Послесловие // Нисский Григорий. Об устроении человека. СПб.: Аксиома, Мифрил, 1995. - С. 145-174.

289. Лысюк Л.Г. Эмпирическая картина становления продуктивного целеполагания у детей 2-4 лет // Вопросы психологии. 2000. - №1. - С. 58-67.

290. Любовский П.М. Краткое руководство к опытному душесловию. -Харьков, 1815.

291. Максим Исповедник, преп. Творения Кн.1. - Аскетические и богословские трактаты. - М.: Мартис, 1993. - 354 с.

292. Максим Исповедник, преп. Творения Кн.2. - Вопросоответы к Фалассию. - М.: Мартис, 1993 (а). - 286с.

293. Манеров В.Х. О методологии христианской психологии // Диалог отечественных светской и церковной образовательной традиций: Материалы Покровских педагогических чтений 2001-2003 гг. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004(а). - С. 72-81.

294. Манеров В.Х. Самореализация личности: взгляд с позиций христианской психологии // Психологические проблемы самореализации личности. СПб., 1997.-С. 166-173.

295. Мареев С.Н., Мареева Е.В., Арсланов В.Г. Философия XX века (истоки и итоги). М.: Академический проект, 2001. - 342 с.

296. Мартынюк И.О. Жизненные цели личности: понятие, структура, механизмы формирования. Киев, 1990. - 234 с.

297. Мартынюк И.О. Структура и динамика жизненных целей личности // Жизненный путь личности / Под ред. JI.B. Сохань. Киев, 1987. - С. 63-83.

298. Марцинковская Т.Д. История психологии: учебное пособие. М.: Издательский центр «Академия», 2003. - 544 с.

299. Марцинковская Т.Д. Русская ментальность и ее отражение в науках о человеке. М., 1994. - 219 с.

300. Маслоу А. Психология бытия: Пер. с англ. М.: РЕФЛ-бук; Киев: Ваклер, 1997.-304 с.

301. Мейендорф И., прот. Жизнь и труды свт. Григория Паламы. Введение в изучение. СПб.: Византинороссика, 1997. - XVI + 480 с.

302. Мейендорф И., прот. Введение в святоотеческое богословие. Клин, 2001(a).- 448 с.

303. Мейендорф И., прот. Византийское богословие. Исторические тенденции и доктринальные темы. Мн.: Лучи Софии, 2001. - 336 с.

304. Мейендорф И., прот. История Церкви и восточно-христианская мистика М.: Институт ДИ-ДИК, 2000. - 576 с.

305. Мелик-Пашаев A.A. Мир художника. М., 2000.

306. Мерлин B.C. Лекции по психологии мотивов человека. Пермь, 1971. -120 с.

307. Мид М. Одиночество, самостоятельность и взаимозависимость в контексте культуры // Лабиринты одиночества. М.: Прогресс, 1989. - С. 88-98.

308. Милтс A.A. Совесть // Этическая мысль 1990. - М.: Изд-во политической литературы, 1990. - С. 274-284.

309. Иоанн (Максимович), митр. Илиотропион или сообразование человеческой воли с Божественной волею. Киев: Типография Киево-Печерской Успенской Лавры, 1896. - 448 с.

310. Макарий (Оксиюк), митр. Эсхатология св. Григория Нисского. М.: Паломник, 1999.-674 с.

311. Михаил (Десницкий), митр. Беседы о внутренних состояниях человека. СПб.: Тип. ИИ. Иоаннесова. 1819.

312. Мкртчан Г.М., Гирикова А.Е. Ценностные ориентации и профессиональное становление молодежи. М., 1980. - 137 с.

313. Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции. М.: Наука, 2001.- 192 с.

314. Моросанова В.И., Коноз Е.М. Стилевая саморегуляция поведения человека // Вопросы психологии. 2000. - №2. - С. 118-127.

315. Мудрик A.B. Время поисков и решений. М., 1990. - 68 с.

316. Мудрик A.B. Современный старшеклассник: проблемы самоопределения. М., 1977. - 45 с.

317. Мэй Р. Происхождение экзистенциальной психологии // Экзистенциальная психология. М.: Апрель Пресс, 2001. - С. 9-42.

318. Найдыш В.М. Философия мифологии. От античности до эпохи романтизма. М.: Гардарики, 2002,- 554 с.

319. Нартова-Бочавер С.К. Два типа нравственной самоактуализации личности // Психологический журнал. 1993. - Т. 14. - № 4. - С. 24 -31

320. Несмелов В.И. Вера и знание с точки зрения гносеологии. -Казань: Репринт, изд., 1992. -109 с.

321. Несмелов В.И. Вопрос о смысле жизни в учении новозаветного откровения // Смысл жизни. Под ред. Н.К. Гаврюшина. М.: Прогресс-Культура, 1994. - С.65-93.

322. Несмелов В.И. Догматическая система Григория Нисского. СПб.: Издание Центра изучения, охраны и реставрации наследия священника Павла Флоренского, 2000 - 635 с.

323. Несмелов В.И. Наука о человеке. В 2-х томах. СПб.: Издание Центра изучения, охраны и реставрации наследия священника Павла Флоренского, 2000(а). - Т.1 - 398 е.; Т.2 - 440 с.

324. Никанор, еп. Святой Василий Великий, Архиепископ Кесарии Каппадокийской. Его жизнь и избранные творения. СПб., 1894.

325. Никифоров Г.С. Надежность профессиональной деятельности. СПб.: Речь, 1996-175 с.

326. Никифоров Г.С. Психология здоровья. СПб.: Речь, 2002. - 256 с.

327. Нил Сорский, преп., Иннокентий Комельский. Сочинения. СПб.: «Издательство Олега Абышко», 2005. - 424 с.

328. Ничипоров Б.В. Введение в христианскую психологию. М.: Школа-Пресс, 1994 - 192 с.

329. Новицкий О.М. Руководство к опытной психологии. Киев, 1840.

330. Обухова Л.Ф. Детская психология: Теории, факты, проблемы. М., 1995.

331. Оди Дж. Р. Человек существо одинокое: биологические корни одиночества// Лабиринты одиночества. - М.: Прогресс, 1989. - С. 129-152.

332. Опарин A.A. Судьи, приговорившие себя. Археология Нового Завета. -Харьков, 2001.-329 с.

333. Ориген. О началах. СПб.: Амфора, 2000 - 382 с.

334. Осницкий А.К. Проблемы исследования субъектной активности // Вопросы психологии. 1996. - №1. - С. 5-19.

335. Осницкий А.К. Умение саморегуляции в профессиональном самоопределении учащихся // Вопросы психологии. 1992. - № '/г. - С. 5259.

336. Павлов И.П. Избранные труды. М., 1954. - 417 с.

337. Палладий, архим. Пахомий Великий и первое иноческое общежитие по новооткрытым коптским документам. Казань, 1899.

338. Панов В.И. Введение в экологическую психологию. Учебное пособие. М.: «Школьные технологии», 2006. - 184 с.

339. Пантелеймон, иером. Антропология по творениям св. Иоанна Дамаскина// Богословский вестник. Март. - 1914. - С. 123-201.

340. Панферов В. Н. Интегративный подход к психологии человека // Психология человека: интегративный подход / Под ред. Панферова В.Н. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2000а. С. 11-17.

341. Панферов В.Н. Практическая психология профессия XXI века. - СПб., 1999.-39 с.

342. Панферов В.Н. Психология человека. СПб.: Изд-во Михайлова, 2000. -252 е.

343. Панферов В.Н. Психология человека: душа и тело, организм и психика, функции психики. СПб., 1997. - 103 с.

344. Парамзин В.Н. Профессиональная направленность личности и ее формирование в школьные годы. Новосибирск, 1987. - 245с.

345. Парыгин Б.Д. Социальная психология как наука. JI.: Изд-во ЛГУ, 1965.-208 с.

346. Парыгин Г.С., Степанский В.И., Фарютин В.П. Влияние особенностей саморегуляции деятельности на профессиональное самоопределение старшеклассников // Вопросы психологии. 1987. - №4. - С. 45-51.

347. Пелех М.П. Из истории отечественной психологии XVII века. // Сб. «Очерки по истории отечественной психологии XVII- XVIII веков» под ред. Г.С. Костюка. Киев, 1952.

348. Петрищева Г.П. Жизненные планы как фактор профессионального самоопределения молодежи: Автореф. дисс. канд. психол. н. М., 1984. -21 с.

349. Петровский A.B. Вопросы теории и истории психологии. М., 1984.

350. Петровский A.B. К проблеме самоопределения личности в группе. М.: 1972.-С. 149-154.

351. Петровский A.B. Психологическая теория коллектива. М.: 1979. -321с.

352. Петровский A.B., Ярошевский М.Г. История психологии: Учебное пособие для высшей школы М.: Российский государственный гуманитарный университет, 1994. - 448 с.

353. Петровский A.B., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. М.: ИНФРА-М, 1999.-528 с.

354. Платон. Апология Сократа. Критон, Ион, Протагор. М.: Мысль, 1999(а).

355. Платон. Диалоги. М.: Мысль, 1998. - 607 с.

356. Платон. Филеб, Государство, Тимей, Критий. М.: Мысль, 1999. - 656 с.

357. Платонов К.К. Структура и развитие личности. М., 1986.

358. Плотин. Сочинения. Плотин в русских переводах. СПб.: Алетейя, 1995.

359. Поливанова К.Н. Психология возрастных кризисов. М.: Изд. центр «Академия», 2000. - 184 с.

360. Полная симфония на канонические книги Священного Писания. 3-е изд. СПб.: Христианское общество «Библия для всех», 2002. - 1520 с.

361. Полный церковно-славянский словарь, сост. Григорий Дьяченко М.; издательский отдел Московского Патриархата, 1993. - 1120с.

362. Пономаренко В.А. Размышления о школе. //Вопросы психологии, 1991. -№2.-С. 5-16.

363. Порфирий, архим. Жизнь святого Григория Богослова. М., 1864.

364. Порфирий. Жизнь Плотина // Плотин. Сочинения. Плотин в русских переводах. СПб.: Алтейя, 1995.

365. Посохова С.Т. Психология адаптирующейся личности. СПб., 2001. -240 с.

366. Поссель Ю.А. Субъектная индетерминированность социальной направленности личности: Автореф. дисс. . канд. психол. н. СПб., 2000. - 19 с.

367. Преподобная Евфросиния игумения Полоцкая. Житие и акафист. -Минск: Издательство Белорусского Экзархата, 2000. 175с.

368. Прокопович Ф. Богословское учение о состоянии неповрежденного человека, или О том, каков был Адам в раю. СПб., 1785.

369. Прохоров Г.М. Преподобный Нил Сорский и его место в истории русской духовности // Преподобный Нил Сорский и Иннокентий Комельский. Сочинения. СПб.: «Издательство Олега Абышко», 2005. -С.5-80.

370. Прыгин Г.С., Степанский В.И., Фарютин В.П. Влияние особенностей саморегуляции деятельности на профессиональное самоопределение старшеклассников // Вопросы психологии. 1987. - № 4. - С. 45-51.

371. Пряжников Н.С. Профессиональное и личностное самоопределение. -М., Воронеж, 1996а. 315 с.

372. Пряжников Н.С. Профессиональное самоопределение в культурно-исторической перспективе // Вопросы психологии. 1996. - №1. - С. 62-72.

373. Пряжников Н.С. Психологический смысл труда. М., Воронеж, 1997.

374. Пряжников Н.С. Теория и практика профессионального самоопределния. М., 1999. - 325 с.

375. Пряжников Н.С., Пряжникова Е.Ю. Психология труда и человеческого достоинства. М.: Академия, 2001. - 477 с.

376. Психологическая энциклопедия / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха.- 2-е изд. СПб.: Питер, 2003. -1096 с.

377. Психологические механизмы целеобразования / Под ред. O.K. Тихомирова. М., 1977. - 259 с.

378. Реан A.A. К проблеме социальной адаптации личности // Вестник СПбГУ. Сер.6. - Вып. 3. - 1997. - С. 74-79.

379. Реверсов И.П. Апологеты защитники христианства. СПб.: САТИСЪ, 2002.- 190 с.

380. Регуш Л.А. Прогностическая способность учителя и ее диагностика. -Л.: ЛГПИ, 1989.-90 с.

381. Рибо Т. Психология чувств: Пер. с фр. Житомир, 1912.

382. Романенко Е.В. Нил Сорский и традиции русского монашества. М.: Памятники исторической мысли, 2003. - 255с.

383. Роменец В.А. Жизнь и смерть в научном и религиозном истолковании. -Киев: Здоровье, 1989.- 191 с.

384. Роменец В.А. Предмет и принципы историко-психологического исследования: Автореф. дисс. . д-ра психол. наук: КГУ им. Т.Г. Шевченко. Киев, 1989 (а). - 42 с.

385. Роменець В.А. 1стор1я психологи стародавнього CBiTy i середшх вшв. -Кшв: Вища школа, 1983. 415 с.

386. Роуз С. Душа после смерти // Приношение православного американца. -М., 1998.-С.41-245.

387. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: Питер, 2003.-512 с.

388. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2-х тт. М.: Педагогика, 1989. - Т. 1 - 488с. - Т.2 - 328с.

389. Рубинштейн С.Л. Человек и мир // Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М., 1976. - 416 с.

390. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности // Под ред. В.А.Ядова. Л., Наука, 1979. 263 с.

391. Сартр Ж.-П. Экзистенциализм это гуманизм // Сумерки богов. - М.: Политиздат, 1989. - С. 319-344.

392. Сафин В.Ф. Психология самоопределения личности. Свердловск: Изд-во УГУ, 1986.-189 с.

393. Сафин В.Ф., Ников Г.П. Психологический аспект самоопределения личности // Психологич. журнал. 1984. - №4. - С. 65-73.

394. Светлов П. Христианское вероучение в апологетическом изложении -Т.1. Киев, 1914.

395. Светлов П.Я., свящ. Гигиена веры, или о способах сохранения, развития и укрепления веры. СПб., 1911 (а).

396. Светлов П.Я., свящ. Жизнь во Христе, или внутренний христианский опыт, как главное основание христианской уверенности. СПб., 1911.

397. Светлов П.Я., свящ. Излечение психическим влиянием и чудесные исцеления (в Библии). СПб., 1896.

398. Светлов П.Я., свящ. Мистицизм конца 19 века и его отношение к христианской религии и философии. СПб., 1895-1897.

399. Светлов П.Я., свящ. Пророческие и вещие сны. Апологетическое исследование в области библейской психологии. Киев, 1892.

400. Светлов П.Я., свящ. Христианская вера в бессмертие. СПб., 1898.

401. Селиванов В.И. Дискуссионные вопросы психологии воли // Психологический журнал. Том 7, 1986, №6. С. 110-121.

402. Сеченов И.М. Кому и как развивать психологию. М., 1873.

403. Сеченов И.М. Предметная мысль и действительность. -M., 1892.

404. Сеченов И.М. Рефлексы головного мозга. М.1866.

405. Сеченов И.М. Учение о несвободе воли с практической стороны М., 1881.

406. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии.-СПб., 2000. 349 с.

407. Сидоров А.И. Дохристианский аскетизм и зарождение монашества. -М.: Православный паломник, 1998. 528 с.

408. Сидоров А.И. Преподобный Максим Исповедник: эпоха, жизнь, творчество / Максим Исповедник. Творения. Кн.1. - Аскетические и богословские трактаты. - М.: Мартис, 1993. - С.7-75.

409. Сильченков К. Прощальная беседа Спасителя с учениками. СПб: Издание центра изучения, охраны и реставрации наследия священника Павла Флоренского, 1997. - 160 с.

410. Сильченков К.Н. Новая заповедь. СПб, 1998. - 384 с.

411. Сильченков К.Н. Новая заповедь.// Вера и Церковь. МЛ 899. №2. С.231-254.

412. Сильченков К.Н. Учение Гартмана о трех стадиях иллюзии//Вера и разум. 1906. Отдел философ. Т.2,4.1. С.383-407, 435-448.

413. Ситников A.B. Философия Плотина и традиция христианской патристики. СПб.: Алетейя, 2001.- 242 с.

414. Скворцев К. Философия отцов и учителей церкви (период апологетов). Киев: Изд-во имени святителя Льва, папы Римского, 2003. - 472 с.

415. Слободчиков В.И. Психологические проблемы становления внутреннего мира человека. // Вопросы психологии. 1986. - № 6. -С.7-9.

416. Слободчиков В.И. Развитие субъективной реальности в онтогенезе: Автореф. дисс. . доктора психол н. М., 1994а. - 38 с.

417. Слободчиков В.И. Реальность субъективного духа // Человек. -1994.-№ 5.-С. 13-16.

418. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология человека. М.: Школа-пресс, 1995. - 381 с.

419. Смирнов A.A. Вопросы теории и истории психологии // Избранные психологические труды: В 2-х тт. Т.1. - М.: Педагогика, 1987. - С. 26-163.

420. Снегирев В.А. Вера в сны и снотолкование. Казань, 1874.

421. Снегирев В.А. Нравственное чувство (Опыт психологического анализа). Харьков, 1891 (а).

422. Снегирев В.А. Психология. Харьков: Типография Адольфа Даре, 1893.-700 с.

423. Снегирев В.А. Самосознание и личность //Вера и разум. 1891. Т.2. Ч. 1. -(переизд: Русская религиозная антропология. T.l. -М., 1994). С. 187-204.

424. Снегирев В.А. Субстанциальность человеческой души. Харьков, 1891(6).

425. Снегирев В.А. Учение о лице Господа Иисуса Христа в трех первых веках христианства. Казань, 1870.

426. Снегирев В.А. Учение о сне и сновидениях. Казань, 1886. - 56с.

427. Снегирева Т.В. Личностное самоопределение в старшем школьном возрасте // Вопросы психологии. 1989. - № 2. - С. 27-35.

428. Соболева Н.И. Мировоззрение и жизненный выбор личности. Киев, 1989.

429. Соболь П.П. Жизнетворчество как способ самореализации личности // Жизнь как творчество. Киев: Наукова думка, 1985. - С. 34-67.

430. Сосновский Б.А. Мотив и смысл. М., 1993.- 257 с.

431. Сохань JI.B. Проектирование личностью своей жизни // Вестник Балтийской Педагогической Академии. Вып. 43 - СПб., 2002. - С.53-59.

432. Справочное пособие по истории немарксистской западной социологии / Отв. ред. Давыдов Ю.Н., Осипов Г. В. М., 1986.

433. Столяров A.A. Свобода воли как проблема европейского морального сознания. М.: Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина, 1999. - 208 с.

434. Страхов H.H. Об основных понятиях психологии и физиологии. 2-е изд.-СПб., 1894.

435. Страхов H.H. Об основных понятиях психологии. СПб., 1878.

436. Стрельник О.Н. Философия. М.: Юрайт, 2002. - 240 с.

437. Тальберг Н. История христианской Церкви: В 2-х частях М.: Интербук; Нью-Йорк: Астра, 1991.- 4.1 - 352 с. - 4.2 -142 с.

438. Таранюк Ж. Концепция «Второго Адама» в Послании к Римлянам // Богословский Вестник. №1. - 1998. - С. 5-51.

439. Тареев М.М. Цель и смысл жизни // Смысл жизни. Антология. М.: Прогресс, 1994.-С. 123-243.

440. Тихомиров Д. Св. Григорий Нисский как моралист. Этико-историческое исследование. Могилев-на-Днепре, 1886.

441. Толстых H.H. Жизненные планы подростков и юношей // Вопросы психологии. 1984. -№3. - С. 79-86.

442. Троицкий М.М. Наука о духе. Общие свойства и закономерности человеческого духа: В 2-х тт. М., 1882.

443. Трубецкой E.H. Смысл жизни. М.: Республика, 1994. - 432 с.

444. Трубецкой С.Н. Исторические основы христианского Богопознания. // Сочинения. / под ред. П.П. Гайденко. М.: Мысль, 1994(а). - С.231-483.

445. Трубецкой С.Н. История идеи Логоса в древней философии // Сочинения / Под ред. П.П. Гайденко. М.: Мысль, 1994. - С.54-231.

446. Трубецкой С.Н. Метафизика в Древней Греции М.: Мысль, 2003. -589 с.

447. Тутушкина M.K. Проблема личностного и профессионального развития с позиций практической психологии // Вестник Балтийской педагогической академии. 1995. - Вып.2. - С. 5-7.

448. Узнадзе Д.Н. Психология установки. СПб.: Питер, - 2001. - 416с.

449. Ухтомский A.A. Доминанта. СПб.: Питер, 2002. - 448 с.

450. Ушинский К.Д. Педагогическая антропология: В 2-х тт. М.: Изд-во УРАО, 2002.-Т. 1 -512 с.-Т.2.-496 с.

451. Фельдштейн Д.И. Проблемы возрастной и педагогической психологии. М.: Международная педагогическая академия, 1995. - 368 с.

452. Фельдштейн Д.И. Психология развития личности в онтогенезе. М.: Педагогика, 1989.-208 с.

453. Феофан (Затворник) Наставления в духовной жизни. М.: Отчий дом, 1998.

454. Филарет (Гумилевский), архиеп. Историческое учение об отцах Церкви. В 3-х томах. М.: Паломник, 1996.- Т.1 - 205 е.; Т.2 - 285 е.; Т.З -341 с.

455. Филарет, митр. Минский и Слуцкий. Православное учение о человеке // Православное учение о человеке. М. - Клин: Изд-во «Христианская жизнь», 2004.-С. 5-18.

456. Филиппов A.A., Кондратьева JI.JI. Профессиональная ориентация и профессиональное самоопределение личности // Активность личности в общении и профессиональное самоопределение. М., 1976. - С.65-76.

457. Филиппов М.М. История философии с древнейших времен. СПб., 1911.-321 с.

458. Философия: Учебник для вузов./ Под ред. проф. В.Н. Лавриненко, проф. В.П. Ратникова. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001.-734 с.

459. Философский энциклопедический словарь / Под ред. С.С. Аверинцева -2-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1989. - 815 с.

460. Философский энциклопедический словарь. М.: ИНФРА-М, 2002. 575 с.

461. Флоренская Т.А. Диалог в практической психологии: Наука о душе. -М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001. 208 с.

462. Флоренский П.А. Оправдание Космоса. СПб.: РХГИ, 1994. - 224 с.

463. Флоренский П.А. Сголп и утверждение истины. В 2-х т. М.: Правда, 1990. -Т.1.-491 с.

464. Флоренский П.А. У водоразделов мысли. М.: Правда, 1990(a). - 448 с.

465. Флоровский Г., прот. Восточные отцы IV-VIII веков: В 2-х кн. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1999. - Кн.1. - 240 с. - Кн. 2 - 260 с.

466. Флоровский Г., прот. Пути русского богословия. Вильнюс, 1991.-601 с.

467. Франк С.Л. Духовные основы общества. М.: Мысль, 1992. -166 с.

468. Франк С.Л. Предмет знания. Душа человека. СПб.: Наука. 1995. 655 с.

469. Франк С.Л. Смысл жизни // Смысл жизни. Антология. М.: Прогресс, 1994.-С. 489-584.

470. Франк С.Л. Сочинения. М.: Мысль, 1990. - 265 с.

471. Франк С.Л. Свет во тьме. Опыт христианской этики и социальной философии М.: Факториал, 1998. - 255 с.

472. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. - 366с.

473. Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. М.: Наука, 1995. - 455 с.

474. Фрейд 3. Психология «Я» и защитные механизмы. М.: Педагогика-Пресс, 1993.-140 с.

475. Фрейд 3. Психология бессознательного. М.: Просвещение, 1989. - 447 с.

476. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М.: Республика, 1994.-397 с.

477. Фромм Э. Душа человека. М.: Республика, 1992а. - 430 с.

478. Фромм Э. Иметь или быть. М.: Прогресс, 1986. - 330 с.

479. Фромм Э. Человек для себя. Исследование психологических проблем этики. Минск: Коллегиум. 1992. - 253 с.

480. Хайдеггер М. Бытие и время. СПб.: Наука, 2002. - 451 с.

481. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: В 2-х тт. М.: Педагогика, 1986.-Т.1.-407 с.-Т. 2.-392 с.

482. Хекхаузен X. Психология мотивации достижения. СПб.: Речь, 2001. -238 с.

483. Челпанов Г.И. Мозг и душа. М.: Изд-во Круг, 1989. - 348 с.

484. Челпанов Г.И. Мозг и мысль //Мир Божий. 1896. № 1

485. Челпанов Г.И. О положении психологии в русских университетах //Вопросы философии и психологии. 1912. Кн.4(114).

486. Челпанов Г.И. О свободе воли //Мир Божий. 1897. №11.

487. Челпанов Г.И. Психология или рефлексология? М., 1926.

488. Челпанов Г.И. Учебник психологии. Киев, 1905.

489. Черняева С.А. Христианский подход к задачам психологии религии // Диалог отечественных светской и церковной образовательной традиций: Материалы Покровских педагогических чтений 2001-2003 гг. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. - С. 330- 334.

490. Чистович И.А. Курс опытной психологии. СПб., 1868.

491. Шавир П.А. Психология профессионального самоопределения в ранней юности. М.: Педагогика, 1981.

492. Шаповалов В.Ф. Основы философии. От классики к современности. М.: ФАИР-ПРЕСС, 1998.

493. Шестов JI. Афины и Иерусалим. Соч. в 2-х тт. Т. 1. - М.: Наука, 1993.

494. Шестов JI. Лекции по истории греческой философии. Москва. Париж: Русский путь, 2001.

495. Шеховцова Л. Ф. Сравнительный анализ концепции человека в современной психологии и христианской антропологии. СПб.: Изд-во СПбГУПМ, 2000. - 268 с.

496. Шеховцова Л.Ф. Интеграция научного и религиозного знания в концепцию целостного человека. СПб.: Изд-во СПбГУПМ, 2003. - 83 с.

497. Шеховцова Л.Ф., Зенько Ю.М. Элементы православной психологии. -СПб., 2005.-252с.

498. Шиффман Л. От текста к традиции. История иудаизма в эпоху Второго Храма и период Мишны и Талмуда / Пер. с англ. А. Сиверцева. М.; Иерусалим: Библиотека Иудаика, 2002. - 324 с.

499. Шмеман А., прот. А. Введение в богословие: курс лекций по догматическому богословию. М.: Христианская жизнь, 2001. - 64 с.

500. Шпет Г.Г. Русская философия. Очерки истории. Свердловск, 1992.

501. Шпет Г.Г. Сочинения. М.: Правда, 1989. - 603 с.

502. Шпрангер Э. Два вида психологии // Хрестоматия по истории психологии / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. М.: Изд-во МГУ, 1980.-С. 286-300.

503. Штайнзальц А. Роза о тринадцати лепестках. М.: Терра, 1990.

504. Шульц Д., Шульц С. Э. История современной психологии. СПб.: Евразия, 1998.

505. Щедровицкий П.Г. Очерки по философии образования. М., 1993. - 196 с.

506. Эриксон Э. Идентичность / Психология самосознания. Самара: Издательский Дом БАРАХ-М, 2000. - С. 517-534.

507. Эриксон Э. Идентичность. Теоретическая интерлюдия / Психология самосознания. Самара: Издательский Дом БАРАХ-М, 2000а. - С. 493516.

508. Юркевич П.Д. Язык физиологов и психологов // Вера и разум. 1862. № 4-6,8

509. Юркевич П.Д. Сердце и его значение в духовной жизни человека по учению Слова Божия //Труды Киевской Духовной академии. 1860. № 1. (Переиздан в «Философские произведения». М., 1990).

510. Юрьевич И.И. Краткое начертание метафизики. СПб, 1825.

511. Ядов В.А. Диспозиционная концепция личности // Социальная психология. Л., 1979.-С. 106-120.

512. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. М.,1975.-С. 89-105.

513. Якунин В.А. История психологии. СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1998.-376 с.

514. Якунин В.А. О принципах и тенденциях изложения истории психологии // Психологич. журнал. 1982. - Т. 3. - №2. - С. 18-26.

515. Якунин В.А. Первые психологические лаборатории // Психологич. журнал, 1980.-Т.1.-№ 2.-С. 113-121.

516. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М.: Класс, 1999. - 575 с.

517. Ярошевский М.Г. Анциферова Л.И. Развитие и современное состояние зарубежной психологии / Под ред. А.А. Смирнова. М.: Педагогика, 1974. -304 с.

518. Ярошевский М.Г. История психологии. Изд. 2-е, доп. - М.: Мысль,1976.-463 с.

519. Ярошевский М.Г. Категориальный аппарат в психологии // Под ред. А.В. Петровского. М.: Просвещение, 1987. - С. 25-39.

520. Ярошевский М.Г. Психология в XX столетии. Теоретические проблемы развития психологической науки. Изд. 2-е, доп. - М.: Политиздат, 1974. -447 с.

521. Allport G.W. Personality: A Psychological Interpretation. N.Y., 1937. 340 Р

522. Balthasar H.U., von. Presence and Thought. Essay on the Religious Philosophy of Gregory of Nyssa. San Francisco, 1995. - 245 p.

523. Burnstein E. Fear of failure achievement motivation, and aspiring to prestigeful occupations // Abnorm. Soc. Psychol. - 1964. -N.3. - P. 32-47.

524. Danielou J. From Shadow to Reality. Studies in the Biblical Typology of Fathers. -L., I960. 176 p.

525. Florovsky G. Saint Gregory Palamas and Tradition of the Fathers // The Greek Orthodox Theological Review. 1959. - vol. 5. - P. 14-32.

526. Hardy E.R. Christian Egypt: Church and People. Christianity and Nationalism in the Patriarchate of Alexandria. N.Y., 1952. - 427 p.

527. Kanfer F.H. Self-regulation: Research, issues, and speculations // Ed. by C. Neuringer, J.L. Michael Behavior Modification in Clinical Psychology. N.Y., 1970.

528. Mahone C.H. Fear of failure and unrealistic vocational aspiration. // Abnorm. Soc. Psychol. 1960.

529. Maslow A.H. Motivation and Personality. N.Y., 1954. - 340 p.

530. May R. Psychology and the Human dilemma. Princeton. (N.J.), 1967. - 1651. P

531. May R. Psychotherapy and counseling // Ed. by L.K. Frank, R. May, F.M. Allen a.o. N.Y., 1955.-386 p.

532. McClelland D.C. Achievement and entrepreneurship: A longitudinal study // J. Pers. Soc. Psychol., 1965.

533. Meyendorff J. St. Basil, Messalianism and Byzantine Christianity // St. Vladimir's Theological Quarterly. 1980. - v.24

534. Rousseau Pb. Pachomius. The Making of a Community in Fourth-Century Egypt. Berkeley-Los Angelos-London, 1985.

535. Scherwood P. The Earlier Ambigua of Saint Maximus the Confessor and His Refutation of Origenism. Roma, 1955.

536. Skinner B.F. The Behavior of Organisms. Englewood, Cliffs, N. J.: Prentice Hall, 1928.- 123 p.

537. Thunberg L. Man and the Cosmos. The Vision of St. Maximus the Confessor. N.Y., 1985. - 397p.

538. Watson J. B. Psychology as the behaviorist views it // Psychological Review, 1913. P. 116-127.

539. Wilson E.O. On human nature. Cambridge, 1978. - 276 p.

540. Wolfson H.A. The Philosophy of the Church Fathers. Cambridge (Mass.), 1956.-Vol.1.