Автореферат диссертации по теме "Психология решения студенческой молодежью моральных проблем биомедицинской этики"

004619181

На правах рукописи

НУРМАГОМЕДОВА Патимат Магомедовна

ПСИХОЛОГИЯ РЕШЕНИЯ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖЬЮ МОРАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ БИОМЕДИЦИНСКОЙ ЭТИКИ

19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

2 С Я КЗ 2311

Москва - 2010

004619181

Работа выполнена на кафедре психологии развития и профессиональной деятельности ГОУ ВПО «Дагестанский государственный университет»

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор Акбиева Зарема Солтанмурадовна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Дубов Игорь Глебович

доктор философских наук, профессор Торшилова Елена Михайловна

Ведущая организация:

Дагестанский государственный педагогический университет

Защита состоится «20» декабря 2010 г. в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.12 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 127051, г. Москва, Малый Сухаревский пер., д.6, конференц-зал МПГУ.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, г. Москва, ул. М. Пироговская, д.1.

Автореферат разослан «г/^А АС_2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования: Многочисленные проблемы биомедицинской этики до недавнего времени были известны достаточно узкому кругу специалистов. Однако вопросы по этическим проблемам биомедицины в современных условиях становятся все более актуальными не только для науки, но и для обыденного человека. Современная биомедицина непрерывно расширяет технологические возможности контроля и вмешательства в естественные процессы зарождения, протекания и окончания человеческой жизни. Сегодня стали обыденной практикой различные методы искусственной репродукции человека, замены больных или поврежденных органов и тканей, нейтрализации действия вредоносных или замещения поврежденных генов, продления жизни или воздействия на процесс умирания и многое другое.

Биомедицинская этика вышла за узкие рамки медицинской профессиональной этики, поскольку нормы традиционной медицинской этики уже не срабатывают в новых условиях и потому нуждаются в решительном пересмотре и уточнении. При этом нравственные заповеди, которыми человечество пользуется на протяжении многих веков, к сожалению, не предусматривают новых явлений, закономерностей и возможностей, которые вносит в жизнь наука. Поэтому людям и необходимо принимать новые законы общежития, учитывающие новые реальности. В этих условиях все большую актуальность приобретает проблема определения позиций общества к таким вопросам, как аборты, репродукция человека, клонирование, эвтаназия, трансплантология и др. Весьма важным является изучение динамики отношения к этим проблемам в зрелом возрасте, выявление тендерных и культурных отличий.

Хотя значимость этой проблемы не оспаривается, развернутых работ, посвященных специфике отражения в моральном сознании вопросов биоэтики в целом (биомедицины в частности), практически нет. В большинстве своем работы по проблемам биоэтики выполнены философами. Так, проблемам смерти посвящены диссертационные исследования Ю.В. Хен, К.Ф. Лях, A.B. Низовой, общие проблемы биоэтики подробно рассматриваются в работах И.В. Силуяновой, H.H. Ислановой, Р.Н. Башилова, Ф.А. Кашапова, A.A. Желобова, ряда других авторов. Юридические аспекты проблемы анализируются в работе H.H. Седовой.

Интересен взгляд известного современного немецкого философа и социолога Ю. Хабермаса на такие актуальные проблемы современности, как обусловленные развитием генной инженерии вопросы клонирования и евгеники. Подвергая их всестороннему анализу, он видит в них вызов не просто традиционным научным и религиозным представлениям и этическим нормам, но и всем социальным и правовым основам современного общества, основанного на представлении об естественно рождающемся человеке как суверенной личности, обладающей свободой и вследствие этого способной на самостоятельное и ответственное этическое и социальное поведение. Возможность вторжения в генофонд индивида посторонних лиц означает, что свобода личности как автономного субъекта оказывается ограниченной, если вообще не отменяется.

Человек утрачивает свободу не только по отношению к своему телу, но и по отношению к собственной личности. Отменить же представление о личности, по мнению автора, невозможно, так как это означало бы отмену существующих этических и правовых норм, основанных на идее свободного выбора автономным субъектом своего поведения и несущего вследствие этого полную ответственность за это поведение, политического устройства мира, базирующегося на идее государственного суверенитета, и даже внутреннего мира человека, мира человеческой субъективности, лежащего в основе современной культуры. Ю. Хабермас писал: «Если кто-то начнет инструментализировать человеческую жизнь и проводить различие между ценным и не ценным для жизни, он вступает на опасный путь».

Большинство публикаций и учебных пособий также рассматривает проблему на философском уровне. Здесь в центре внимания - проблема «должного» - попытки установить права и вывести нормы поведения (или кодексы) ученого, врача, пациента, любого другого субъекта отношений. Можно назвать только несколько диссертаций по психологии, в которых затрагиваются проблема биоэтики. При этом многие уделяют внимание главным образом личности врача как основе решения сложных моральных дилемм, например, это работа Ю.В. Сорокина (2004). Иначе ориентированы исследования A.A. Хвостова, в работах которого показано отношение современной студенческой молодежи (русской, дагестанской и китайской) к основным проблемам биоэтики.

С другой стороны, определенные шаги в изучении реального отношения к проблемам биомедицинской этики предпринимаются. Проводились социологические исследования Российского национального комитета по биоэтике РАН совместно с ВЦИОМ. Ряд исследований посвящено эвтаназии. Однако данные работы не отражают всего спектра проблем современной биоэтики.

Тем не менее, количество экспериментальных работ остается незначительным. Более того, даже в психологических исследованиях фактически остается без ответа вопрос о мотивации решения; диагностируется отношение в континууме «согласен - не согласен», но не «почему согласен». Конечно, такого рода диагностика крайне трудоемка, но необходима для правильного понимания субъективных основ решения моральной дилеммы, к которым вполне можно отнести большинство указанных проблем.

Цель исследования: Изучить отношение разных групп российского общества к наиболее острым проблемам биомедицинской этики - абортам, репродукции человека, клонированию, эвтаназии и другим.

Объект исследования: Моральное сознание граждан современной России в области биомедицинской этики.

Предмет исследования: Отношение к морально-этическим аспектам проблем биомедицинской этики: общие тенденции, структура и типология морального сознания. Возрастная динамика и тендерные особенности, социальные факторы отношения к морально-этическим аспектам проблем биомедицинской этики.

Задачи исследования:

1. Провести анализ теоретических и эмпирических работ по проблеме биомедицинской этики. Определить наиболее актуальные проблемы и отношение к ним в различных социальных группах.

2. Выявить структуру морального сознания в сфере биомедицинской этики. На основе выделенных факторов разработать методику для качественного исследования.

3. Выявить типологию морального сознания, показать отличия в отношении к проблемам биомедицинской этики.

4. Установить социальные детерминанты (пол, возраст, образование, конфессиональный фактор) морального сознания при решении проблем биомедицинской этики.

5. Описать общие качественные особенности моральных суждений при решении проблем биомедицинской этики. Выявить специфику моральных суждений разных социальных групп.

Гипотеза исследования: Современные граждане России в достаточной мере информированы о морально-этических аспектах проблем биомедицинской этики и обладают собственными взглядами и вполне определенным отношением к этим проблемам. Эти взгляды и отношение могут иметь не только количественные, но и качественные различия у представителей мужского и женского пола, у разных этносов, представителей разных возрастных групп.

Методологическая основа исследования: Исследование построено на положении современной психологической науки о человеке, который рассматривается как «социальная единица и уникальная личность», по определению B.C. Мухиной. Соответственно, проблема морали рассматривается как проблема среды (социально-нормативного пространства), которая определяет усвоение моральных ценностей и норм. Вместе с этим генотип и внутренняя позиция самого человека определяет особенности нравственной ориентации морали. Хотя разными школами в зарубежной и отечественной психологии этим факторам отводится различная роль, идея о развитии личности в зависимости от трех основных факторов (врожденных особенностей; внешних условий (прежде всего, социально-экономических); внутренней позиции самого человека) прошла проверку временем.

Методологической основой экспериментальной работы является принцип изучения психических явлений, в котором выделяется моральное сознание и моральное поведение. При этом предполагается, что деятельность и сознание взаимообуславливают друг друга. Соответственно, допускается возможность исследования морального сознания с помощью методов самооценки без регистрации поведения или реальной деятельности.

Методы исследования: Решение теоретических задач осуществлялось анализом и обобщением философской, теологической, деонтологической и медико-биологической литературы, связанной с предметом исследования. Кроме того, использовался целый ряд опросников.

1. В исследовании на первом этапе используется так называемый закрытый опросник, разработанный Л.А. Хвостовым: предлагается вопрос и несколько стандартных вариантов ответа (методика «Биоэтика и медицинская этика»),

2. В основном исследовании использовался «Методика изучения социоморальных установок к проблемам биоэтики». Метод представляет собой открытый опросник из 14-ти вопросов. Одновременно с открытым опросником использовалась анкета для сбора социально-экономических данных.

3. Методы статистической обработки. Использовались на разных этапах исследования: факторный анализ (для изучения структуры морального сознания), кластерный анализ (для построения типологии), Т-Тест (критерий Стьюдента), и -критерий (Манна-Уитни), ранговая корреляция Спирмена, критерий X2 (Хи -квадрат), критерий ср* (угловое преобразование Фишера).

Выборка: На первом этапе исследование (количественное пилотажное) проводилось на молодежи Москвы в возрасте 25-35 лет; 41 мужчина и 40 женщин. Качественные исследования проводились в Дагестане с участием студенческой молодежи Махачкалы (44 мужчины и 42 женщины в возрасте от 18 до 22 лет). В Москве для изучения возрастной динамики качественные исследования проводились на разновозрастных группах (от 20-ти до 60-ти лет, поровну в каждом возрастном диапазоне, мужчин и женщин), всего было опрошено 106 человек. Общая выборка составляет 273 человека.

Достоверность результатов: Достоверность выводов обеспечивается применением методик, адекватных цели, объекту и предмету исследования, статистическими методами обработки результатов. Достоверность кодирования ответов обеспечивалась так называемой исследовательской триангуляцией процедурой двойного кодирования ответов разными исследователями.

Теоретическая значимость работы:

Изучена и проанализирована литература по морально-этическим аспектам наиболее актуальных проблем биоэтики. Приводится сравнительный анализ концепций биомедицинской этики и смежных понятий: «медицинская», «врачебная», «экологическая» этика и «биоэтика».

Выявлен теоретически описанный алгоритм решения моральных проблем в биомедицинской этике, в котором субъектом решения являются два (или более) человека в процессе взаимодействия.

Полученные эмпирические данные углубляют представление о роли ценностей при принятии решений, раскрывают специфику этих процессов в зависимости от ряда социальных факторов.

Практическая значимость работы:

Результаты исследования дают возможность прогнозировать мнение разных социальных групп относительно проблем биомедицинской этики. Также показаны культурные особенности биомедицинского сознания.

Результаты, полученные в ходе исследования, позволяют учитывать специфику отношения к проблемам биоэтики в процессе обучения и воспитательной работы.

Разработанный опросник и полученные с его помощью данные позволяет проводить сравнительные исследования на разных социальных и культурных группах.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Биомедицинское сознание российской молодежи Москвы характеризуется выраженной структурой: актуальные проблемы биомедицинской этики четко дифференцируются друг от друга. Так, центральная характеристика первого фактора - «свобода самоопределения», которая определяет отношение к свободе распоряжаться жизнью, в том числе и чужой. Это также отношение к свободе рисковать своей жизнью в медицинских экспериментах. Ведущую идею второго фактора можно назвать «правами ребенка», начиная от эмбриона. Третий фактор можно определить как «ценность полноценной жизни», но не жизни вообще. У московской молодежи основные ценности, которыми оперируют при решении проблем биомедицинской этики, это свобода самоопределения и ценность жизни, в меньшей степени - права человека и вопросы законности.

Для биомедицинского сознания дагестанских студентов свобода самоопределения не столь типична, но при решении некоторых проблем актуализируется ценность материнства, своеобразная эмпатия к будущему ребенку. Более типичны религиозные соображения, особенно при запрете абортов. Только дагестанцам характерны жесткие запреты или предписания без обоснований.

2. Возрастная динамика не оказывает большого влияния на решение моральных проблем биоэтики. Однозначное влияние других социальных детерминант (уровень образования, дохода, социальное самоощущение) на решение проблем биомедицинской этики по стандартным шкалам также не установлено. Выявленные связи достоверны только на уровне тенденции, поэтому нет достаточных оснований для каких-либо выводов. Уровень религиозности вообще не показал каких-либо связей с решением использованных моральных проблем. Эти данные получены на русской выборке респондентов.

3. Обнаружены достоверные тендерные различия в частоте использования определенных категорий обоснований. В некоторых случаях очевидны не столько количественные, сколько принципиальные качественные отличия в аргументации. Так, только женщины учитывают интересы других, прежде всего родственников, выступая за эвтаназию, только женщины указывают на возможность злоупотреблений при эвтаназии. В некоторых случаях определенная аргументация типична только для мужчин.

Выделено два основных типа биомедицинского сознания: условно «мужской» и «женский». Представители «мужского» типа (в основном представленного мужчинами) допускают самоопределение - на участие в эксперименте, на выбор жизни и смерти, допускают принудительное лечение, генную инженерию и иные новые технологии биомедицины, тогда как представители «женского» типа гораздо гуманнее и осторожнее.

4. В ряде проблемных ситуаций моральной дилеммы не возникает, на это указывает ряд признаков: простое утверждение своей позиции без ее обоснований, «ортодоксальные» или безапелляционные решения. Моральный конфликт также

неочевиден при разных вариантах «ухода» от решения моральной дилеммы. Моральный конфликт очевиден при обсуждении различных путей решения, при противопоставлении одной ценности иным ценностям.

5. В разных ситуациях актуализируются разные ценности. Так, свобода самоопределения является ведущей ценностью при решении вопросов относительно участия в эксперименте или эвтаназии, но она не столь значима в других ситуациях. Эмпирически подтверждается описанный теоретически новый в биомедицинской этике алгоритм решения проблем, в котором в решение принимается врачом в конкретных отношениях между ним и пациентом. Таким образом, субъект решения - не один человек, а два (или более) в процессе взаимодействия.

Апробации работы проходила на кафедре психологии развития и профессиональной деятельности ДГУ. Основные результаты исследования отражены в научных статьях. По теме диссертационного исследования опубликовано 3 работы общим объемом 1.6 п.л.

Структура работы: Работа состоит из введения, трех глав, выводов, списка использованной литературы и приложения. Список литературы включает 189 наименований, в том числе 49 на английском языке. Основное содержание изложено на 185 страницах, в приложениях представлены методы исследования, статистические данные.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются цель, объект, предмет, гипотеза, задачи и методы работы. Раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава, - «Моральное сознание в контексте биомедицинской этики», - посвящена рассмотрению философских и психологических воззрений на проблему морального сознания личности. Этика как философская наука традиционно занимается изучением морального сознания, в том числе и проблемой морального выбора. Как считает A.A. Гусейнов, начиная с 60-х годов XX в., теоретическая этика стала существенно видоизменяться и приобретать конкретный, практически ориентированный характер, что было связано с развитием новых — прежде всего биомедицинских - технологий. При решении этико-прикладных проблем выносится наружу внутриличностный механизм рационального взвешивания и борьбы мотивов, который предшествует принятию нравственного решения. Таким образом, решение этических прикладных проблем все более становится психологической проблемой.

Рассматривается содержание таких понятий как «этика», «мораль» и «нравственность».

Этику однозначно можно определить как философскую науку, областью систематизированного знания, объектом изучения которой является мораль.

Предлагается сравнительная характеристика определений понятий «мораль» и «нравственность». A.A. Гусейнов указывает на то, что они синонимичны, но

приобрели различные смысловые оттенки. Так, сказать «этические нормы», «моральные нормы», «нравственные нормы» - значит сказать одно и то же. Однако применительно к идеалам чаще обращаются к терминам «нравственный», хотя ничто не препятствует обозначить их как «моральные» или «этические». Наряду с отождествлением понятий «мораль» и «нравственность», иногда под моралью понимается форма сознания, а нравственностью называют область практических поступков, нравов. Согласно другой трактовке мораль - это форма общественного сознания, общественного мнения и всегда носит социально-групповой характер (мораль семьи, церкви, класса), а нравственность - сфера нравственной свободы. Из-за такой неопределенности терминологии в дальнейшем «мораль» и «нравственность» используются как синонимы. Тем более, что нам очень трудно определить, насколько в суждениях опрошенных выражена степень морали (как идеология социальной группы) и степень нравственности (как свободы).

В связи с характеристикой нравственности как области практических поступков, представлена структура морали (нравственности). Самая простая схема разделяет мораль на два элемента: один из них - нравственное сознание, другой -это нравственное поведение. Мы предполагали исследовать идеальный аспект морали, безотносительно того, что иногда обозначается как нравы, или внешние проявления. Другими словами, не рассматривается связь моральных представлений или иных механизмов моральной регуляции с поведением. Нас интересуют моральное (нравственное) сознание как таковое - структура и типология феномена, социальные детерминанты.

Прежде всего, существенно характеризуют моральное сознание ценностная ориентация (категория аксиологии - содержание и иерархия ценностей); во-вторых, категория деонтологии - понятия о долге, императивность морали. Объектом оценки морального сознания могут быть факты общественной жизни. В последнем случае отношения оцениваются по особым принципам, отличным от принципов оценки межличностных отношений. В узком смысле этого слова, по принципам справедливости - дистрибутивной, атрибутивной и ретрибутивной (распределения добра и зла, прав и обязанностей, наказаний и поощрений).

Психологические теории морального сознания. В своих работах проблемам морали уделяли внимание зарубежные и отечественные исследователи, представители психодинамического направления, бихевиоризма, когнитивного подхода и деятельностного подхода.

В теории психоанализа в качестве инстанции, осуществляющей внутреннее принуждение поступать согласно моральным правилам, 3. Фрейд вводит совесть, но сводит ее к чувству вины. Как полагают неофрейдисты, более ранняя подсознательная совесть важнее сознательной совести, поскольку она образуется раньше, укореняется глубже, имеет большую силу, труднее поддается изменению и контролю и влияет на поведение человека без его отчетливого понимания, а часто вопреки его воле. В более позднем возрасте (после пяти-шести лет) также усваивается нечто должное, теперь уже остающееся в сознании в виде так называемой совести и также играющее роль в принятии решений. Тем не менее,

индивид будет всегда поступать скорее в соответствии со своими младенческим чувством «должного».

В теории бихевиоризма совесть человека - не создатель, но создание его деятельности. Нравственность создается из привычек к действию, и нет иного пути обеспечить привычки к действию, как только посредством самых действий. Лучшее средство против скупости - это давать, против жестокости - добрые и милосердные поступки. Э. Торндайк вместе с другими авторами полагает, что наше поведение влияет на наши чувства более, чем чувства влияют на поведение.

В современной западной психологии в рамках бихевиоральной традиции выделяются два новых подхода к моральному развитию: теория социального обмена и теория социальных норм. Теория социального обмена оценивает моральные взаимоотношения как своеобразные сделки, ставящие своей целью увеличить «вознаграждение» и уменьшить «затраты». Сторонники теории социальных норм считают, что альтруистическое поведение мотивируется либо нормой взаимности, либо социальной ответственностью.

Когнитивная теория морали J1. Колберга предлагает, что моральное развитие соотносится с общими процессами когнитивного развития, и в этой системе координат представляется описание стадий морального суждения. Скорее, внутренняя моральная ориентация представляет собой зрелый плод естественного развития. «Естественное» моральное развитие влечет за собой движение к «моральной адекватности», которую можно охарактеризовать как прогресс от поверхностных к глубоким моральным суждениям.

Деятельностный подход был парадигмой исследования морального развития в российской психологии (Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин, A.B. Запорожец, Л.И. Божович и др.). Проблему морального развития Л.С. Выготский видит «... не в ребенке, а вне его - в социально-экономических и культурно-педагогических условиях, в которых рос и развивался ребенок». Таким образом, он обозначает проблему морали прежде всего как проблему среды, как недостаток нравственного воспитания индивида. Развивая тезис Л.С. Выготского о социальном характере психики ребенка, отечественные психологи рассматривают нравственное развитие как присвоение ребенком моральных норм, их обобщение и превращение во внутренние «моральные инстанции», реализуемые в нравственном поведении. Вместе с этим С.Л. Рубинштейн указывает на опасность утрирования роли деятельности. Однако отечественная психология не является однородным полем деятельностного подхода. Так, Л.И. Божович подходит к моральному развитию как к усвоению образцов, а С.Г. Якобсон рассматривает моральное сознание как деятельность, регулируемую самооценкой.

Детерминанты морального выбора. Проблема морального конфликта и выбора стоит особняком в философских концепциях нравственного сознания. Выбор в гораздо меньшей степени соотносится с другими категориями морали, не определяется четко и его место в структуре нравственного сознания. С другой стороны, нравственный выбор относится скорее к психологическим, чем к философским проблемам.

Первая проблема возникает, когда встает вопрос о наличии морального

конфликта как такового и необходимости выбора. В трактовке Е.Л. Дубко, конфликт в психоанализе перманентен, он оказывается особым способом духовной деятельности, но признаваемой обществом и мучительной для самого человека. Психоанализ абсолютизирует психологическую противоречивость человека как источник морального конфликта. Но, по мнению большинства исследователей, для морального конфликта нужны особые условия. Так, Г.М. Штраке полагает, что моральный конфликт возникает, тогда, когда «... противоречие созрело (или перезрело)...». Но для исследователя-психолога встает вопрос, есть ли противоречие, и насколько оно «созрело»? Конфликт бессознательный еще трудно однозначно рассматривать как моральный конфликт, его часто считают только как своего рода предпосылку к реально осознаваемому. По мнению Г.М. Штракс, наиболее существенной чертой морального конфликта является осознание личностью такой ситуации, в которой она поставлена перед необходимостью выбора между добром и злом, между различными нравственными ценностями.

Конфликт и необходимость выбора возникают, по В.А. Иванникову, в различных ситуациях и по разным причинам. Это необходимость выбора одного из двух несовместимых действий и стоящих за ними желаний. Возможен конфликт между желаемой целью и последствиями действия; конфликт между социально заданной целью и личными мотивами. Конфликт может рассматриваться как проблема «цели и средства». Это выбор решения, когда «добрая» цель должна достигаться «злыми» средствами, отношение к компромиссу добра и зла, цели и средства. Может возникать неограниченный круг иных противоречий: Д.А. Волкогонов полагает, что по содержанию они могут быть между должным и сущим, знаниями и реальным поведением, мотивом и результатом деятельности, старыми привычками и новыми условиями. Возможны конфликты между долгом и ценностью, эмоциями и убеждениями, желаниями и совестью и т.д.

Таким образом, трудно определить критерии морального конфликта, поскольку гипотетические условия варьируют в широком диапазоне. Исходя из приведенных работ, можно сказать, что моральный конфликт является, прежде всего, субъективным, «моделировать» его сложно, поэтому моральный конфликт и моральный выбор следует рассматривать в рамках психологического подхода.

Решение моральных конфликтов. Под моральным выбором можно понимать выбор: системы ценностей, определенной линии поведения, отдельного поступка. По если А.И. Титаренко подчеркивает, что поступок -сердцевина морального выбора, то Е.Л. Дубко полагает, что моральный выбор представляет собой не просто выбор поступка, но прежде всего и главным образом выбор себя как личности. Теория Д. Ричарде предполагает, что исходно выбирается система решения. Это могут быть принципы рационального выбора, нормативные принципы, моральные соображения. Уже в рамках определенной системы решения происходит дальнейшее решение конфликтующих принципов и ценностей. В целом под выбором все же принято понимать выбор действия или линию действия (принцип), а не выбор некоторого идеала личности.

Под выбором можно понимать процесс решения и собственно результат. В первом случае мы имеем возможность узнать, почему так, а не иначе мыслит

субъект, во втором - только результат. В процессе решения типичны промежуточные пути решения моральной задачи. Типичен уход от решения задач. Усложняет проблему исследования морального выбора то, что моральный выбор может рассматриваться как деятельность, не как однажды свершившееся событие, а как процесс, который происходит постоянно.

Решение моральной дилеммы можно рассматривать с позиций когнитивного диссонанса, который, как и моральный конфликт, может возникать по разным причинам. В частности, диссонанс возникает по причине того, что считается приличествующим и принятым, по причине побуждений и желаний. Диссонанс порождает стремление к самоустранению, если он возникает между двумя элементами, то за счет изменения одного из них. Можно изменить поведение, чтобы соответствовать требованиям среды, но можно изменить среду, иногда легко изменить когнитивный элемент - свое мнение, при этом реальность остается той же самой. Часто меняется несколько компонентов одновременно. Таким образом, данная теория предполагает не столько выбор из нескольких вариантов решения, сколько смягчение конфликтующих мнений во взаимном направлении.

К сожалению, практически нет работ, в которых решение морального конфликта рассматривается с точки зрения механизмов психологической защиты. В данной модели для преодоления когнитивного диссонанса нет необходимости менять себя или реальность, в некоторых случаях (при проекции) неприемлемые границы «Я» приписываются другим. Или при отчуждении происходит диссоциация части личности (неприемлемой) от другой, разделение позитивного и негативного «Я». Каждая личность может быть вполне организована, и действовать вполне самостоятельно. Выделен ряд приемов и способов психологических защит, облегчающих отдельному человеку борьбу с мыслью о расплате за нарушение нравственного закона, в том числе при решении моральных дилемм. Это экскатегоризирование, в котором происходит исключение того или иного объекта из общей категории. Основной девиз: «Мой оппонент (жертва) - не человек». Возможно возложение вины на саму жертву, обстоятельства («у меня не было другого выбора»); принятые нормы («все так делают», «я поступал по закону»); вышестоящих (подчинение воле другого человека, обычно начальника).

Вопрос о том, какие личностные качества детерминируют моральное сознание, и моральный выбор в частности, до сих пор остается относительно мало изученным. Эстетический критерий оказывается достаточно мощным, хотя и не всегда осознаваемым. Многие противники искусственного прерывания беременности, экспериментов с эмбриональным материалом, пересадки органов от животных к человеку предлагают эстетический критерий, наряду с другими, а иногда и в качестве единственного, применяют его для обоснования своей позиции. «Это просто отвратительно!» - заявляют они. Эмоциональный критерий весьма близок эстетическому, но согласно эмотивной теории морали, в данном случае эмоциональное содержание морального суждения не является полностью иррациональным. То, что нравится или не нравится, находит обоснование. Интуитивизм в этике предполагает, что каждый нормальный человек может различать хорошее и плохое. Когнитивный фактор в теории Л. Колберга

предполагает, что человек проходит ряд стадий морального развития, которые соотносятся с общими процессами когнитивного развития. Соответственно уровню развития морального сознания и проходит решение моральных конфликтов. Автор предполагал, что достигнув определенной стадии развития, регресса не наблюдается, хотя некоторые данные говорят об обратном. Иногда явно «незрелые» аргументы при решении моральных дилемм могут встречаться у людей, достигших в своем развитии зрелого уровня моральных суждений. Хотя это часто интерпретируется как «псевдо регресс» - эти аргументы могут приниматься, но они не являются ведущими в решении. Иначе говоря, страх наказания или ожидание материального поощрения остается всегда, но ведущими мотивами становятся ориентации на чувства другого человека, совесть, высшие ценности и т.д.

В зрелом возрасте возможно большое разнообразие в способах решения моральных дилемм. Предполагается, что один из наиболее важных, но мало учитываемых аспектов этики - различия именно в этических стилях (типах). Л.В. Темнова предлагает три типа, выделенных в эмпирическом исследовании. Это ортодоксальный (безапелляционный, где человек придерживается одного пути решения), «колеблющийся» (обсуждающий попеременно различные пути решения) и «уходящий» от решения. В иной типологии «привязанный к правилам» мыслит и действует на основе правил и принципов, при вторичном внимании к внешним обстоятельствам и исключениям из правил. «Интуитивный» принимает решения на основе «совести» без размышлений, аргументации или оснований, интеллектуальная обоснованность которых видна сразу. «Эмпатичный» следует чувствам, в частности, симпатии и состраданию. Д. Райт предлагает типологию, в которой выделяется шесть типов. Это аналог «привязанного к правилам», также описывается конформист, коллективист, авторитарный тип, альтруист и аморальный тип.

При рассмотрении типологического подхода следует отметить, что еще М. Вебер (также выделявший типы ориентаций исключительно на ценности, эмоции, традиции или рационализм) отмечал, что «идеально» выстроенная система, как правило, не более чем абстракция, а в большинстве случаев мы имеем дело с комбинацией ориентаций. Если говорится о высшей ценности какого-либо типа, то подразумевается не полное доминирование, а превосходство определенного мотива над другими, не абсолютная ортодоксальность при решении моральных конфликтов, а относительная. В терминах М. Вебера, ортодоксальность ближе всего ценностно-рациональной ориентации, основанной на вере в безусловную — эстетическую, религиозную или любую другую — самодовлеющую ценность определенного поведения как такового, независимо от того, к чему оно приведет.

С возрастом в решении неоднозначных моральных дилемм цель все менее оправдывает средство. И также все менее допустимыми становятся другие сомнительные поступки. Изменение моральных принципов в целом соответствует указанным тенденциям. С возрастом люди уже не склонны перекладывать ответственность на других и оправдывать свои действия необходимостью. Наоборот, возрастает роль таких моральных ценностей как социальные ожидания и порядочность. Тендерные особенности проявляются часто в том, что при решении дилемм мужчины и женщины принимают сходные решения, но актуализируются

совершенно разные ценности (Д.В. Малюгин). Иными словами, при одинаковом выборе мотивация решения может быть совершенно разной. По данным Л.М. Новиковой, мужчинам более присущ иезуитизм при решение моральных проблем (принцип «цель оправдывает средство»), большая склонность к принципу талиона (мести), меньшее использование эмоционально-эстетических оценок.

Культурные и социальные детерминанты морального выбора. Для полного понимания отношения к проблемам биоэтики необходимо учитывать контекст тех культур, в рамках которых проводится исследование. Если анализировать эмпирические данные масштабных кросс-культурных сравнений, то очевидны большие различия во мнениях. В.О. Рукавишников с соавторами в исследовании 22 стран (в основном страны Европы, включая Россию, также США и Канада) определили показатели отношения к эвтаназии, к аборту, наряду со многими негативными поступками. Здесь общественное мнение в большинстве западных стран является значительно более строгим, нежели в России, в части вышерассмотренных моральных переменных. Авторы полагают, что кросскультурные сходства и различия в сфере морали могут быть поняты в рамках представлений об исторически сложившихся «семьях культур». Нации из этих «культурных семейств» связывает общее историческое прошлое, географическая близость, экономическая и/или языковая и религиозная общность. И поэтому нации, входящие в определенное «культурное семейство», близки между собой и отличаются от других по уровню распространенности определенных ценностей, убеждений и норм, прежде всего в сфере частной морали.

Ценности являются фактором, который определяет выбор человеком одного из многих возможных вариантов решения, и являются той основой, на базе которой выстраивается рациональность субъекта. Тем не менее, Ю.Н. Кузнецова приходит к выводу: влияние ценностных структур заметнее в ситуациях со значительной неопределенностью, тогда как для стандартных ситуаций типичнее культурно обусловленные шаблоны, хотя здесь речь идет нее об индивидуальном принятии решения, а скорее о «выученном поведении». Таким образом, моральный выбор во многом обусловлен ситуацией. В разных ситуациях актуализируются разные ценности, сама актуализация связана со степенью стереотипности ситуации, в этом случае типичен выбор по культурно обусловленным шаблонам и стереотипам.

Таким образом, наиболее существенной чертой морального конфликта является осознание личностью такой ситуации, в которой она поставлена перед необходимостью выбора между добром и злом, между различными нравственными ценностями. Моральный конфликт является, прежде всего, субъективным, «моделировать» его сложно, поэтому моральный конфликт и моральный выбор следует рассматривать в рамках психологического подхода.

Моральный выбор может представлять собой выбор поступка, выбор себя как личности, системы решения. Это могут быть принципы выбора, нормативные принципы, моральные соображения. Но обычно под выбором все же принято понимать действие или линию действия. Моральный выбор может рассматриваться как деятельность, не однажды свершившееся событие, а постоянный процесс. Моральный выбор определен разными факторами - личностными, когнитивными,

эстетическими, ценностными ориентациями. На решение моральной проблемы могут оказывать влияние социальные факторы - пол, возраст; определенное влияние оказывают культурные факторы, особенно в стереотипных ситуациях.

Основные проблемы биомедицинской этики. Возможно разделить «сферы влияния» различных «этик». Биоэтика ориентирована на выработку нравственного отношения к Жизни вообще на основе принципа «благоговения перед жизнью» А. Швейцера. Биомедицинская этика видит своим предметом нравственное отношение к человеку, его жизни, здоровью, смерти в процессе лечения и исследований. Основные вопросы биомедицинской этики включают в себя информированное согласие, врачебную тайну, отказ от лечения, смерть и умирание, репродуктивные технологии, права психиатрических больных, права детей, распределение ресурсов. Проблемами биомедицинской этики в XXI веке становятся аборт, контрацепция, генетическая инженерия, трансплантация и проблема пола. Предлагается включить в спектр проблем ЭКО, клонирование, генетическую «паспортизацию» и скрининг, клеточную терапию и медицинские эксперименты. Тем не менее, считает И.А. Шамов, важнейшим объектом биомедицинской этики, прежде всего, должен оставаться человек, особенно больной человек, его защита от возможных негативных воздействий медицины и биологии на его здоровье.

Данные социально-психологических исследований показывают динамику отношения к проблемам биомедицинской этики во временном срезе, и в возрастной динамике. Анализируя данные эмпирических исследований, можно констатировать некоторые общие тенденции. Например, это либерализации отношения к информированности больного относительно его заболевания, которая, вероятно, приходит в Россию с некоторым запозданием. Очевидна тенденция к признанию права безнадежно больного на смерть. Хотя в разных странах указанные тенденции не всегда однозначны.

В обзоре показано, что в большинстве случаев позиции разных конфессий совпадают и не противоречат друг другу, но в достаточно большой степени варьирует жесткость предписаний и запретов, например, от полного запрета трансплантологии до вполне лояльного к ней отношения. Отношение религии к большинству проблем вполне определенно, и оказывает влияние, иногда значительное, на принятие или неприятие их верующими (и не только верующими) разных стран и культур. Тем не менее, роль религиозных ценностей не следует переоценивать. Большинство опрошенных, называющих себя верующими, не вполне являются таковыми, их религиозное сознание характеризуется крайней противоречивостью, эклектицизмом и конформизмом. Как указывает в своем анализе A.C. Антипова, многие мусульмане Дагестана не разделяют даже базовые положения ислама и принимают идеи, несовместимые с постулатами Корана, сунны и шариата. Поэтому современный верующий мало отличается от неверующего — эклектичен в убеждениях, но выделяется внешними атрибутами.

Специфика морального выбора в биомедицинской этике. При решении многих вопросов биомедицинской этики также встают проблемы морального характера, которые типичны для морального выбора в целом. При этом предлагаются разные принципы решения морального конфликта. Например,

деонтология предполагает поиск убедительных правил, которые могут быть основой для принятия решений. Консеквенциализм предполагает принятие решений на основании анализа возможных последствий. Одной из наиболее известных форм консеквенциализма является утилитаризм, использующий в качестве эталона меру полезности: вариантами (критериями) измерения результатов в медицинской этике могут быть срок жизни, качество жизни, срок трудоспособности. Принципиализм руководствуется ясными этическими принципами, среди которых в медицинской этике - уважение самостоятельности, сочувствие, не нанесение вреда, справедливость. Эти принципы могут противоречить друг другу, и ни один из предложенных подходов не смог добиться всеобщего признания. Принципиально новой в биомедицинской этике является рекомендация по алгоритму решения сложных проблем, в котором наряду со всеобщими нормами морали и даже с учетом реальных клинических ситуаций, в конечном счете проблема решается врачом в конкретных отношениях между ним и пациентом. Таким образом, субъект решения - не один человек, а два (или более) в процессе взаимодействия.

Во второй главе, - «Методология и методы исследования морального сознания», - анализируется методология качественных исследований, обсуждается эффективность использования методов изучения моральных суждений, обосновывается методика настоящего исследования.

Показано, что термин «качественные методы» не очень удачен, так как делает акцент на процедурах, техниках, приемах, что вторично. Гораздо точнее использовать термин «качественная методология», который «схватывает» качественное исследование как особый тип исследования, кардинально отличающийся от количественного методологическими основаниями и, как следствие, методами сбора и анализа первичной информации. Различие начинается не на уровне метода, а на уровне теоретических предпосылок, определения предмета и объекта, целей и задач исследования в целом.

Теоретико-методологическую базу качественного исследования составляют феноменология, описание общей картины события или явления. Фокус анализа - особенное, частное, микроанализ, описание событий, случаев, в центре внимания человек; внутреннее, субъективное. Единицы анализа - субъективные значения, чувства. Исследовательские цели, задачи - интерпретировать, понять наблюдаемое, концептуализировать. Логика анализа индуктивная: от фактов из рассказов о жизни и т. д. - к концепциям. «Качественные» теории индуктивны, идут от фактов к концепциям, ориентированы на открытие нового, на исчерпывающее объяснение и описание. Качественные исследования (в частности, исследования текстов, или нарративные) не начинаются и не должны начинаться с подразумеваемых теоретических посылок. Количественные теории наоборот, более дедуктивны, больше ориентированы на верификацию исходной гипотезы.

К категории качественного исследования относят несколько базовых методов. Непосредственное отношение к нашему исследованию имеет метод «обоснованной теории», в которой в тексте выделяется ряд ключевых категорий, с помощью которых следует избирательное кодирование. Фокусом или предметом

исследования является здесь теория и схема феномена. Под дискурс-анализом могут пониматься устойчивые системы значений, репертуары интерпретации, которые используются в аргументации и социальном взаимодействии. В феноменологическом методе акцент переносится на структуру и смысл переживаний.

Количественная методология тоже имеет свои преимущества перед качественной, которые ни в коем случае нельзя не учитывать. В первую очередь, количественная методология предостерегает от ошибки, когда определенной совокупности или популяции людей приписываются характеристики, свойственные либо самому автору концепции, либо ограниченному кругу респондентов, которые были охвачены локальным обследованием. Соответственно, каждый их двух подходов имеет свой спектр возможностей, свои достоинства и недостатки.

Качественный метод играет решающую роль на более низком, эмпирическом, уровне исследования: там, где мы имеем дело с изучением конкретного опыта, переживаний реальных людей, там, где необходимо понимание. В то же время на более высоком уровне обобщения данных количественная стратегия оказывается более информативной. Каждый вид данных дополняет друг друга, и данные методы могут мирно сосуществовать в практике исследований.

Таким образом, избранные нами методы качественного анализа релевантны задачам исследования. Они позволяют получить необходимые описательные характеристики изучаемого явления. Количественный метод позволяет на первом этапе исследования выявить структуру феномена, типологию отношения к проблемам биомедицинской этики. В дальнейшем количественный анализ также использовался для выявления достоверности различия частот отдельных ответов.

На первом этапе использовался стандартный закрытый опросник, разработанный A.A. Хвостовым. Он состоит из 80-ти утверждений, к которым предлагается стандартная шкала. Респондент выражает свое согласие или несогласие с каждым суждением из предложенного набора по пятибалльной шкале: от «абсолютно ие согласен» до «абсолютно согласен». В опроснике представлены общие вопросы относительно проблем биомедицинской этики. Методика обладает конструктной (constract) валидностью - представлены теоретические описания диагностируемого феномена. Содержательная валидность характеризуется наличием вопросов по всем рассматриваемым звеньям морального самосознания. Методика репрезентативна - каждый из исследованных феноменов представлен несколькими дескрипторами (высказываниями, или суждениями). Методика также обладает высокой факторной валидностью.

Методика исследования моральных суждений. Содержание вопросов, на которые предлагалось ответить, были определены во многом путем собственного факторного анализа исходного набора данных, собранных по стандартной методике (80 вопросов). Для выделения ограниченного набора заданий из множества (образующих фактор) были представлены задания, отражающие смысл каждого из основных смысловых полей. Таким образом, у данной методики высокий показатель конструктной и содержательной валидности - степень соответствия содержания заданий методики области психологической реальности. Количество вопросов (14)

лимитировалось временем, которое необходимо для заполнения данного опросника. Надежность качественных методов может быть показана повторяемостью результатов в нескольких группах в рамках одного исследования. В нашем случае близкие результаты были показаны разными, но близкими возрастными группами русской выборки, что позволило их объединить и считать используемую качественную методику вполне надежной.

Шкалы. Респондент выражает свое согласие или несогласие с каждым суждением из предложенного набора по пятибалльной шкале (Р. Лайкерта): от «абсолютно не согласен» до «абсолютно согласен». Вопрос для качественного анализа ставился следующим образом: «Пожалуйста, обоснуйте Ваше мнение».

Анкета была анонимной. В качестве социальных факторов использовались: пол, возраст, образование, экономический статус, «социальное самоощущение», отношение к религии. Возраст и пол указывался самостоятельно. Образование, экономический статус и иные параметры диагностировалось по достаточно дифференцированной шкале с помощью набора высказываний, из которых предлагается выбрать одно, наиболее точно характеризующее статус респондента -(образование, денежные доходы и т.д.).

Рассматриваются общие вопросы анализа качественных данных. Прежде всего, это проблема выделения смысловых единиц - значимых утверждений или смысловых единиц текста, имеющих отношение к предмету исследования. В дальнейшем одним из ключевых элементов качественного анализа данных является систематическое кодирование текстов. Достоверность кодирования повышается процедурой двойного кодирования: первый кодировщик присваивает коды высказываниям, второй его проверяет.

Статистические методы обработки данных. Для обработки данных по стандартной методике (80 вопросов) использовался факторный анализ, который представляет собой систему методов для преобразования исходного набора признаков к более простой и содержательной форме. Для построения типологии или группировки испытуемых по степени близости в пространстве измеряемых признаков (на основе стандартной методики) использовался кластерный анализ.

Анализ достоверности различий (Т-Тест и U - критерий) применялись в нескольких случаях. По указанным критериям сравнивались данные по стандартной методике: 1/ мужчин и женщин; 2/ разных типов, выявленных с помощью кластерного анализа. Коэффициент корреляции использовался для выявления возможной связи между отдельными социально-экономическими показателями (по анкете) и отношением к определенным проблемам биомедицинской этики. Критерий Фишера использовался в качественных исследованиях для сопоставления двух выборок по частоте встречаемости эффекта (здесь - отдельной категории ответов, или обоснований. Критерий Х2(Хи - квадрат) применялся для определения равенства мужчин и женщин в выделенных типах. Использовались статистические пакеты программ SPSS 10, Excel, Minitab 13.

В третьей главе, - «Результаты эмпирического изучения морального сознания», - описываются основные этапы эмпирического исследования,

анализируются результаты.

1 этап - подготовительный. На этом этапе стояла задача разработки вопросов для методики исследования моральных суждений. Использовалась методика A.A. Хвостова (80 вопросов со стандартной шкалой). Выборка испытуемых: молодежь Москвы в возрасте 25-35 лет; из них 41 мужчины и 40 женщины. По данным опроса можно сделать вывод, что мнения русской молодежи в отношении ряда проблем биомедицинской этики четко определены. Это касается проблем аборта, некоторых ситуаций с принудительным лечением и стерилизацией, сохранением врачебной тайны и прав врача. Во многих случаях, однако, мнения не столь единодушны, часто разделены практически поровну. Крайне неоднозначно отношение к клонированию в целом, к изъятию отдельных органов, к медицинским экспериментам на людях. Различия между русскими (Москвы) молодыми мужчинами и женщинами по указанным проблемам весьма многочисленны. Основные из них можно описать как признание мужчинами права на самоопределение - на участие в эксперименте, на жизнь и смерть, тогда как позиции женщин ближе к сомнениям или противоположны.

Структура морального сознания в сфере биомедицинской этики была выявлена с помощью факторного анализа. Всего было выявлено 20 факторов, которые в сумме описывают 84,521% дисперсии, однако ряд из них состоят из одного дескриптора и не являются значимыми. Первый фактор, на наш взгляд, объединяет две основные идеи. Первая определяет отношение к свободе самоопределения и свободе распоряжаться жизнью, в том числе и чужой. Она в полной мере представлена проблемами эвтаназии и отчасти аборта. Вторая идея описывает отношение к свободе рисковать своей жизнью в медицинских экспериментах, но также содержит в себе отношение к клонированию. Все же центральная характеристика данного фактора - «свобода самоопределения». Второй фактор интерпретировать сложно. В нем представлено отношение к статусу эмбриона и к проблеме пассивной эвтаназии для неполноценных новорожденных. Условно положительный полюс предполагает «человеческий» статус эмбриона и необходимость поддержания жизни новорожденных с любыми пороками развития. Третий фактор можно определить как «ценность полноценной жизни», но не жизни вообще. Хорошо интерпретируется еще ряд факторов.

Соответственно, можно говорить о том, что структура биомедицинского сознания русской молодежи Москвы характеризуется рядом вполне дифференцированных факторов. Иными словами, актуальные проблемы биомедицинской этики в моральном сознании молодежи достаточно четко дифференцируются, и отношение к большинству проблем не зависит от отношения к другим. Полученные нами результаты вполне воспроизводимы, и поэтому соответствуют задаче конструирования методики; в сокращенном варианте качественной методики были представлены основные интерпретируемые факторы.

Типология морального сознания в сфере биомедицинской этики была выявлена с помощью кластерного анализа. Типология представлена двумя основными типами. 1-й тип -36 человек, из них 13 женщин, 23 мужчины; 2-й тип -42 человека, из них 26 женщин, 16 мужчин. Из общей выборки 3 человека как

«неопределенное множество» в данные типы не вошли. Очевидно, что первый тип представлен преимущественно мужчинами, второй - женщинами. Критерий X2 показывает достоверное (на 5% уровне значимости, или на уровне тенденции) различие распределения по половому признаку, поэтому употребление терминов «женский тип», «мужской тип» здесь вполне оправданно.

Между указанными типами существуют достаточно многочисленные достоверные (на 1% уровне значимости) отличия. При принятии решений относительно проблем биомедицинской этики типичные представители типов исходят из соображений, часто прямо противоположных. Позиции «мужского» типа допускают самоопределение - на участие в эксперименте, на выбор жизни и смерти, тогда как позиции «женского» типа ближе к сомнениям или противоположны. Отличаются позиции в отношении права на решение судьбы другого человека. Первый тип допускает принудительное лечение, лишение помощи, второй тип гораздо гуманнее. Весьма отличается отношение к экспериментам в целом и в частностях. Лояльное отношение первого типа распространяется на репродуктивные технологии, трансплантацию, генную инженерию, второй тип гораздо осторожнее.

На втором этапе исследования использовалась методика качественного исследования биомедицинского сознания «Методика изучения социоморальных установок к проблемам биоэтики». В первой части эксперимента (на российской выборке Москвы) использовалась методика из 14 вопросов. Параллельно с качественным исследованием был проведен анкетный опрос. Исследование проводились на разновозрастных группах (от 20-ти до 60-ти лет), поровну в каждом возрастном диапазоне (условно возрастные диапазоны были определены в 20-24 года, 25-34, 35^44, 45-60 лет); в равных долях представлены мужчины и женщины, всего было опрошено 106 человек. Социальные детерминанты морального сознания. В качестве социальных факторов использовались пол, возраст, образование, экономический статус, «социальное самоощущение», отношение к религии. Измеряемые величины соотносились со стандартной шкалой (от «абсолютно не согласен» до «абсолютно согласен»). Для определения меры связи использовались коэффициенты корреляции. Однозначное влияние социальных детерминант на решение проблем биомедицинской этики не установлено.

Качественные особенности моральных суждений.

Вопрос 1. Допустимо проводить опасные медицинские эксперименты на людях с их согласия, Большинство опрошенных (61,2%) вполне или полностью согласны с тем, что допустимо проводить опасные медицинские эксперименты на людях с их согласия, противников вдвое меньше (31,1%). В пользу данного решения наиболее частым аргументом является свобода самоопределения. Вторым по численности аргументом является апелляция к ценности прогресса, для которого риск и эксперимент оправдан. В качестве возражений часто упоминается неопределенность последствий, которое достоверно чаще упоминается женщинами (на 1% уровне значимости).

Вопрос 2. Допустимо принудительно стерилизовать особо опасных преступников, склонных к насилию над человеком (серийных убийц, садистов,

насильников). Большинство опрошенных (61,3%) вполне или полностью согласны с тем, что допустимо принудительно стерилизовать особо опасных преступников, склонных к насилию над человеком (серийных убийц, садистов, насильников), противников этой позиции вдвое меньше (28,3%). Одна из ведущих идей в пользу этого решения - это евгеническая стерилизация, которая направлена на сохранение чистоты генофонда общества: «Гены таких людей должны быть элиминированы». Только женщины дегуманизируют преступника при решении допустимости принудительно стерилизовать особо опасных преступников. Противники указывают прежде всего на неэффективность подобных мер.

Вопрос 3. Аборт недопустим ни при каких обстоятельствах. Большинство опрошенных (60%) не согласны с тем, что аборт недопустим ни при каких обстоятельствах, согласных с этим относительно немного (24,8%).Одно из самых распространенных обоснований, оправдывающих аборт - указание на разного рода обстоятельства. Второе по численности обоснование - медицинские показания. Противники абортов немногочисленны, и большинство обоснований сводится к двум основным. Первое - ценность жизни, второе - запрет без особых обоснований.

Вопрос 4. Врач всегда может и должен быть полностью откровенным с больным. Большинство опрошенных (56,3%) согласны с тем, что врач всегда может и должен быть полностью откровенным с больным, несогласных немного (19,4%), довольно много не определившихся с ответом (24,3%). Одно из самых распространенных обоснований, оправдывающих откровенность врача - указание на право пациента знать правду. Противники сообщения всей правды больному часто ссылаются на возможные ухудшения.

Вопрос 5. Неизлечимо больной имеет право отказаться от лечения и ускорить свою смерть. Большинство опрошенных (44,8%) согласны с тем, что неизлечимо больной имеет право отказаться от лечения и ускорить свою смерть, несогласных меньше (36,2%). Чаще всего пассивная эвтаназия оправдывается ссылками на свободу распоряжаться своей жизнью. Противники, особенно женщины, часто ссылаются на шанс, возможность выздороветь.

Вопрос 6. Врачу следует облегчить страдания больного, если он сам умоляет освободить его от мук с помощью «смертельного укола». Большинство опрошенных (46,5%) не согласны с тем, что врачу следует облегчить страдания больного, если он сам умоляет освободить его от мук с помощью «смертельного укола», согласных меньше (30,7%). Прежде всего, это обосновано прямым противоречием закону, или необходимостью закона, который бы эту практику регулировал. Только женщины указывают на возможность злоупотреблений. Только мужчины предлагают альтернативные решения.

Вопрос 7. Следует поддерживать жизнь новорожденных с любыми пороками развития. Большинство опрошенных (54,3%) согласны с тем, что следует поддерживать жизнь новорожденных с любыми пороками развития, несогласных существенно меньше (19,1%). У оправдывающих пассивную эвтаназию аргументов очень немного. Самый распространенный ответ также скорее является условием, а не обоснованием, это согласие родственников. Более многочисленны сторонники поддержания жизни, поскольку она является ценностью в любом

случае. Нередко указывается на шанс выздоровления, меньше религиозных обоснований.

Вопрос 8. Следует поддерживать жизнь тяжело пострадавшего человека, даже абсолютно не надеясь привести его в сознание и вернуть к нормальной жизни. Большинство опрошенных (66,7%) согласны с тем, что следует поддерживать жизнь тяжело пострадавшего человека, даже абсолютно не надеясь привести его в сознание и вернуть к нормальной жизни; несогласных существенно меньше (12,8%). У оправдывающих пассивную эвтаназию аргументов очень немного. Как в предыдущем случае, самый распространенный ответ также скорее является условием, а не обоснованием. Это условие - согласие родственников. Только мужчины указывают на материальную сторону вопроса при обосновании эвтаназии. Противники эвтаназии чаще всего обосновывают свою позицию шансом на выздоровление, женщины достоверно чаще мужчин.

Вопрос 9. После смерти человека распоряжаться его органами никто не имеет права. Большинство опрошенных (44,7%) не согласны с тем, что после смерти человека распоряжаться его органами никто не имеет права, согласных меньше (35,9%). Сторонники изъятия органов, прежде всего, указывают на возможность спасения чьей-то жизни. Как сторонники, так и противники изъятия органов часто приводят аргумент, который придает первостепенное значение воле самого умершего. Вероятно единственное возражение против изъятия органов - это возможность злоупотреблений.

Вопрос 10. Пересадка органов животных человеку вполне допустима. Большинство опрошенных (52%) согласны с тем, что пересадка органов животных человеку вполне допустима, несогласных существенно меньше (20%). Стоит отметить, что довольно много не определившихся с ответом (28%). Сторонники пересадки органов прежде всего указывают на возможность благодаря этому спасения чьей-то жизни. Только мужчины - приводят эмоционально-эстетические аргументы против данной практики: «Нет, это отвратительно». Присутствует много ответов, которые обоснованиями не являются. По сути это отказ от ответа на основании неосведомленности о проблеме.

Вопрос 11. Допустимо использовать «суррогатную мать» для вынашивания плода, если женщина сама ребенка выносить не может. Большинство опрошенных (78,1%) согласны с тем, что допустимо использовать «суррогатную мать» для вынашивания плода, если женщина сама ребенка выносить не может; несогласных существенно меньше (8,6%). Самое распространенное обоснование, впрочем, обоснованием не является. Это просто ответ-утверждение в пользу данного решения: «А почему бы и нет?» Достаточно часто утверждается ценность жизни. Реже, только женщинами, упоминается потребность материнства. Противников такого рода материнства мало, чаще всего предлагаются альтернативы, прежде всего, усыновление ребенка.

Вопрос 12. Клонирование человека допустимо для тех супружеских пар, которые не могут иметь своих детей. Большинство опрошенных (56,2%) не согласны с тем, что клонирование человека допустимо для тех супружеских пар, которые не могут иметь своих детей, согласных существенно меньше (16,2%). Стоит

отметить, что довольно много опрошенных не определилось с ответом (27,6%). Аргументация против такой возможности - альтернатива, прежде всего, усыновление ребенка. Религиозные обоснования типичны только для мужчин: «Это грех», «Мы не Боги». Немногочисленные сторонники клонирования часто ссылаются на ценность жизни.

Вопрос 13. Больных опасными инфекционными заболеваниями (туберкулез, СПИД и т.д.) следует принудительно изолировать. Большинство опрошенных (43,8%) против того, чтобы принудительно изолировать больных опасными инфекционными заболеваниями (туберкулез, СПИД и т.д.), согласных меньше (26,7%). Стоит отметить, что довольно много опрошенных не определились с ответом (29,5%). Противники принудительной изоляции обосновывают это прежде всего правами человека. Только молодежью указывается неэффективность данного метода.

Вопрос 14. Вполне оправданно пытаться изменить генетнку отдельного человека, если в этом причина тяжелой болезни. Большинство опрошенных (50%) согласны, что вполне оправданно пытаться изменить генетику отдельного человека, если в этом причина тяжелой болезни, несогласных меньше (17%). Стоит отметить, что по этой проблеме особо много опрошенных не определилось с ответом (33%). В основном ири согласии ставится важное условие - эффективность. Такой аргумент достоверно (на 1% значимости) чаще приводится молодежью. Противники чаще всего считают недопустимым вмешательство в генетику в принципе. Достаточно часто они конкретизируют, что ситуация может выйти из под контроля, а генетические модификации представляют опасность.

Во второй части качественного эксперимента (на выборке дагестанских студентов) использовалась методика из 9 вопросов, ряд из которых совпадал с вопросами, использованными в первой части качественного эксперимента. Выборка. Всего было опрошено 44 мужчины и 42 женщины разных ВУЗов и специальностей Махачкалы (от 18 до 22 лет), представлены все основные национальности Дагестана (аварцы, даргинцы, кумыки, лезгины и лакцы).

Вопрос 1. Допустимо проводить опасные медицинские эксперименты на людях с их согласия. Практически поровну опрошенных согласны (44,7%), и не согласны (43,5%), что допустимо проводить опасные медицинские эксперименты на людях с их согласия. В пользу данного решения наиболее частым аргументом является свобода самоопределения. Вторым по численности аргументом является апелляция к ценности прогресса, для которого риск и эксперимент оправдан. В качестве возражений часто упоминается неопределенность последствий. Указание на неполное осознание опасности встречается практически только у женщин (8 из 9 случаев), поэтому может считаться качественным отличием. Только дагестанцами, в отличие от русских, используются религиозные обоснования, только дагестанцы отмечают негуманность такого рода исследований.

Вопрос 2. Следует стерилизовать психически больных, если заболевание передается детям. Большинство опрошенных (57%) согласны с тем, что следует стерилизовать психически больных, если заболевание передается детям. Отрицающих данную возможность вдвое меньше (26,7%). Одна из ведущих идей в

пользу этого решения - евгеническая стерилизация, которая направлена на сохранение чистоты генофонда общества, и на уровне тенденции более характерна для женщин. Часто указывают на социальные последствия, которые представляют собой проблему для общества. Противники столь жестких мер указывают на негуманность подобных мер.

Вопрос 3. Аборт недопустим ни при каких обстоятельствах. Большинство опрошенных (50,6%) не согласны, что аборт недопустим ни при каких обстоятельствах. Однако, довольно много ответивших согласны с недопустимостью абортов (31,8%). Одно из самых распространенных обоснований, оправдывающих аборт - мало дифференцированное указание на разного рода обстоятельства. Второе по численности обоснование - нежелательность больного ребенка, на уровне тенденции чаще приводится женщинами. Почти только женщины (5 случаев из 6-ти) указывают на допустимость аборта по причине материальных затруднений, и по причине уже имеющегося многочисленного потомства. Противники абортов немногочисленны. Только дагестанцы мужчины используют религиозные обоснования, при этом стоит отметить, что у русских запрет аборта такими доводами не обосновывался.

Вопрос 4. Врач всегда может и должен быть полностью откровенным с больным. Практически половина опрошенных согласны (46,5%), и немногим меньше не согласны (40,7%), что врач всегда может и должен быть полностью откровенным с больным. Одно из самых распространенных обоснований, оправдывающих откровенность врача - указание на право пациента знать правду. Часто указывается на деонтологию - это жесткое предписание говорить правду, долг врача. Идея мобилизации больного, который узнает диагноз, гораздо чаще используется женщинами (достоверно на 1% уровне значимости). Противники правды чаще всего указывают на возможность ухудшения состояния.

Вопрос 5. Неизлечимо больной имеет право отказаться от лечения и ускорить свою смерть. Большая часть опрошенных согласны (44,2%) с тем, что неизлечимо больной имеет право отказаться от лечения и ускорить свою смерть. Не согласны с эвтаназией также довольно много опрошенных (37,2%), поэтому говорить о выраженном отношении сложно. Достаточно часто эвтаназия оправдывается своеобразной эмпатией, в которой учитываются страдания больного. В основном мужчины учитывают интересы других (5 случаев из 6-ти), прежде всего родственников, которые также страдают. Противники эвтаназии особенно часто используют жесткие предписания, долженствование продолжать бороться и жить. Шанс, возможность выздороветь упоминается реже.

Вопрос 6. Клонирование человека допустимо для получения отдельных органов. Практически в равных долях опрошенные согласны (43%), и не согласны (45,3%) с тем, что клонирование человека допустимо для получения отдельных органов. Сторонники клонирования ссылаются на ценность жизни, возможность спасения, реже просто констатируется допустимость этой практики. Аргументация против такой возможности - гуманизм, реже просто констатируется запрет без особых разъяснений. Религиозные обоснования немногочисленны.

Вопрос 7, После смерти человека распоряжаться его органами никто не имеет права. Практически в равных долях опрошенные согласны (46,5%), и не согласны (41,9%), что после смерти человека распоряжаться его органами никто не имеет права. Сторонники изъятия органов, прежде всего, указывают на возможность благодаря этому спасения чьей-то жизни, при этом женщины чаще мужчин (достоверно на \ % уровне значимости). Противники трансплантации в ответах чаще всего используют запрет или предписание без дополнительных объяснений: «Его нужно похоронить». Религиозные обоснования немногочисленны.

Вопрос 8. Допустимо использовать «суррогатную мать» для вынашивания плода, если женщина сама ребенка выносить не может. Подавляющее большинство опрошенных (72,6%) согласны с тем, что допустимо использовать «суррогатную мать» для вынашивания плода, если женщина сама ребенка выносить не может. Отрицающих данную возможность существенно меньше (10,7%). Самое распространенное обоснование, впрочем, обоснованием не является. Это просто ответ-утверждение в пользу данного решения: «Если есть такая возможность, почему бы и нет?». Несколько реже, преимущественно женщинами (на уровне тенденции), упоминается потребность материнства. Противников такого рода материнства мало, чаще всего предлагаются альтернативы, прежде всего - усыновление ребенка.

Вопрос 9. Врач может самостоятельно решать вопрос об отказе в лечении безнадежно больного. Подавляющее большинство опрошенных (76,7%) не согласны с тем, что врач может самостоятельно решать вопрос об отказе в лечении безнадежно больного. Допускающих данную возможность существенно меньше (12,8%). У оправдывающих пассивную эвтаназию аргументов очень немного. Самый распространенный ответ также скорее является условием, а не обоснованием. Это условие - воля самого больного. Противники отказа от лечения чаще всего обосновывают это врачебным долгом.

По результатам качественного исследования можно прийти к ряду выводов.

Мнения российской молодежи в отношении ряда проблем биомедицинской этики четко определены. Во многих случаях, однако, мнения не столь единодушны, часто разделены практически поровну. Крайне неоднозначно отношение к клонированию в целом и для получения отдельных органов, к медицинским экспериментам на людях. Противоречиво отношение к использованию органов умерших, к эвтаназии, к распределению ограниченных средств.

Можно предполагать, что моральной дилеммы не возникает, когда респондент не видит необходимости обосновывать свой выбор вообще и отвечает «вполне», «почему бы нет». Второй случай, когда проблема фактически не возникает, это вариант ортодоксального решения (безапелляционного, где человек придерживается одного пути решения). Такого рода ответы чаще всего отражены в деонтологических обоснованиях типа «Обязательно», «(не) должен», «недопустимо» при отсутствии каких-либо обоснований «почему» это недопустимо (обязательно). В ряде случаев также очевидно достаточно большое количество ответов, которые в той или иной степени говорят об отсутствии субъективной

моральной дилеммы. Варианты «ухода» от решения моральной дилеммы можно объединить, вероятно, в несколько основных форм. Первая - проблематизирование без решения. Так, ответом на вопрос о допустимости экспериментов на людях может быть ответ «Вроде и люди дали согласие, а вроде и опасно», при этом дается неопределенный ответ по стандартной шкале. Иногда, как в случае проблемы с пересадкой органов животных человеку, довольно много ответов, которые обоснованиями не являются, по сути это уход от ответа на основании неосведомленности о проблеме: «В этом вопросе я не компетентна».

Моральный конфликт вполне очевиден, когда тип решения «колеблющийся» (обсуждающий попеременно различные пути решения). Другие признаки, по которым можно судить о моральном конфликте, это противопоставление одной ценности иным ценностям.

Основные ценности, которыми в целом оперирует российская молодежь Москвы при решении проблем биомедицинской этики, это свобода самоопределения и ценность жизни, в меньшей степени и применительно к отдельным проблемам - права человека и вопросы законности. Свобода самоопределения является ведущей ценностью при решении вопросов относительно участия в эксперименте или эвтаназии, но она не столь значима в других ситуациях. Здесь можно видеть, что реализуется принципиально новый в биомедицинской этике алгоритм решения сложных проблем, в котором, в конечном счете, проблема решается врачом в конкретных отношениях между ним и пациентом. Таким образом, субъект решения - не один человек, а два (или более) в процессе взаимодействия. Поэтому переложение ответственности за решение на пациента (субъекта иного действия) мы не считаем уходом от решения, это вполне реальное решение дилеммы.

При решении некоторых проблем актуализируются ценности прогресса и социальные соображения (благо общества в целом). При решении вопросов о стерилизации и аборте выражена своеобразная эмпатия, которая ведет к решению нежелательности больного ребенка, который будет страдать. Однако, эмпатия занимает подчиненную роль в иных ситуациях, если встречается вообще. Актуализация религиозных ценностей также во многом зависят от ситуации, и в ряде случаев в расчет они практически не принимаются. Соответственно, подтверждаются выводы Ю.Н. Кузнецовой о том, что моральный выбор во многом обусловлен ситуацией.

Для биомедицинского сознания дагестанских студентов свобода самоопределения не столь типична, но при решении некоторых проблем актуализируется ценность материнства, своеобразная эмпатия к будущему ребенку. Более типичны религиозные соображения, особенно при запрете абортов. Только дагестанцам характерны жесткие запреты или предписания без обоснований.

По результатам качественного исследования были обнаружены определенные различия между мужчинами и женщинами в частоте использования определенных категорий обоснований. Такого рода различия характерны как для русских, так и для дагестанцев. В некоторых случаях

определенного рода аргументация используется достоверно чаще (на уровне тенденции или на 1% уровне значимости) мужчинами или женщинами. Например, русские женщины достоверно чаще мужчин ссылаются на шанс выздоровления, выступая против эвтаназии. Только женщины указывают на возможность злоупотреблений при эвтаназии. Только дагестанские мужчины используют религиозные обоснования при обосновании запрета аборта. Здесь в полной мере подтверждаются данные Д.В. Малюгина относительно того, что при решении дилемм мужчины и женщины принимают сходные решения, но актуализируются совершенно разные ценности.

В некоторых случаях очевидны возрастные отличия. Так, в старшей возрастной группе русских существенно чаще констатируется запрет клонирования без особых разъяснений. При вопросе принудительной изоляции больного специфику заболевания учитывают как важное обстоятельство представители молодежи до 35 лет (отличие достоверно на 1% уровне значимости).

Культурные особенности. Некоторые качественные особенности очевидны, они были описаны. Например, только дагестанцами используются религиозные обоснования против опасных экспериментов. Только дагестанские мужчины обосновывают запрет аборта религиозными соображениями. Однако культурные особенности в целом немногочисленны.

Полученные в ходе исследования результаты позволяют сделать следующие, наиболее значимые для цели и гипотез исследования выводы:

1. Проблема морального конфликта и выбора эволюционировала от философских концепций о должном и умозрительных типологий до психологического понимания субъективности морального конфликта. Каждая из психологических теорий предлагает свою концепцию морального сознания, в том числе и морального конфликта. Каждый из подходов имеет достоинства и ограничения, которые в целом характеризуют указанные концепции. В эмпирических работах показано, что моральный выбор определен разными факторами - личностными, когнитивными, полом, возрастом, определенное влияние оказывают культурные факторы, особенно в стереотипных ситуациях.

2. При решений многих вопросов биомедицинской этики встают проблемы морального характера, которые типичны для морального выбора в целом. При этом предлагаются разные принципы решения морального конфликта (деонтология, утилитаризм и др.). Принципиально новым в биомедицине, как предполагается, является алгоритм решения проблем, в котором субъект решения - не один человек (врач или больной), а два (или более) в процессе взаимодействия.

3. Биомедицинское сознание российской молодежи Москвы характеризуется достаточно четкой структурой: актуальные проблемы биомедицинской этики четко дифференцируются, и отношение к большинству проблем не зависит от отношения к другим. Так, центральная характеристика первого фактора - «свобода самоопределения», которая определяет отношение к свободе распоряжаться жизнью, в том числе и чужой. Это также отношение к свободе рисковать своей жизнью в медицинских экспериментах. Ведущую идею второго фактора можно

назвать «правами ребенка», начиная от эмбриона. Третий фактор можно определить как «ценность полноценной жизни», но не жизни вообще. У русских основные ценности, которыми оперируют при решении проблем биомедицинской этики, это свобода самоопределения и ценность жизни, в меньшей степени - права человека и вопросы законности. Также при решении некоторых проблем актуализируются ценности прогресса и социальные соображения (благо общества в целом).

Для биомедицинского сознания дагестанских студентов свобода самоопределения не столь типична, но при решении некоторых проблем актуализируется ценность материнства, своеобразная эмпатия к будущему ребенку. Более типичны религиозные соображения, особенно при запрете абортов. Только дагестанцам характерны жесткие запреты или предписания без обоснований.

4. Возрастная динамика не оказывает большого влияния на решение моральных проблем биоэтики. Однозначное влияние других социальных детерминант (уровень образования, дохода, социальное самоощущение) на решение проблем биомедицинской этики по стандартным шкалам также не установлено. Выявленные связи достоверны только на уровне тенденции, поэтому нет достаточных оснований для каких-либо выводов. Уровень религиозности вообще не показал каких-либо связей с решением использованных моральных проблем. Эти данные получены на русской выборке.

5. Обнаружены достоверные тендерные различия в частоте использования определенных категорий обоснований. В некоторых случаях очевидны не столько количественные, сколько принципиальные качественные отличия в аргументации. Так, только женщины учитывают интересы других, прежде всего родственников, выступая за эвтаназию, только женщины указывают на возможность злоупотреблений при эвтаназии. В некоторых случаях определенная аргументация типична только для мужчин.

Выделено два основных типа биомедицинского сознания: условно «мужской» и «женский». Представители «мужского» типа (в основном представленного мужчинами) допускают самоопределение - на участие в эксперименте, на выбор жизни и смерти, допускают принудительное лечение, генную инженерию и иные новые технологии биомедицины, тогда как представители «женского» типа гораздо гуманнее и осторожнее.

6. В ряде проблемных ситуаций моральной дилеммы часто не возникает. В одних случаях очевиден вариант ортодоксального решения, при котором выдвигаются жесткие предписания или запреты при отсутствии каких-либо их обоснований. Моральный конфликт также неочевиден при разных вариантах «ухода» от решения моральной дилеммы, хотя в ряде форм «ухода» конфликт скорее предполагается. В частности, это проблематизирование без решения, альтернативные решения проблемы. В иных случаях респонденты не обосновывают свой выбор, он просто утверждается.

Моральный конфликт вполне очевиден, когда при решении попеременно обсуждаются различные пути решения. Другие признаки, по которым можно судить о моральном конфликте, это противопоставление одной ценности иным ценностям.

В качестве альтернатив ценностям могут быть иные соображения, в частности, это религиозные, эмоциональные и эстетические критерии.

7. В разных ситуациях актуализируются разные ценности. Так, свобода самоопределения является ведущей ценностью при решении вопросов относительно участия в эксперименте или эвтаназии, но она не столь значима в других ситуациях. Эмпирически подтверждается описанный теоретически новый в биомедицинской этике алгоритм решения проблем, в котором в решение принимается врачом в конкретных отношениях между ним и пациентом. Таким образом, субъект решения - не один человек, а два (или более) в процессе взаимодействия.

Основные результаты исследования изложены в следующих публикациях (Общий объем - 1.6 п.л.):

1. Нурмагомедова П.М. Биоэтика в моральном сознании современной молодежи И Развитие личности. - 2008. - № 4. - С. 21-29. - 0,5 п.л.

2. Нурмагомедова П.М. Тендерные особенности решения проблем биоэтики// «Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Психолого-педагогические науки». - 2010,- № 2. - С.71-76.- 0,7 п.л.

3.. Нурмагомедова П.М. Проблемы биоэтики с позиций разных конфессий // Этнопсихологические проблемы в современном мире: Материалы международной научно-практической конференции (Благовещенск, 1 марта 2009 г.) / Отв. ред. Е.В. Афонасенко. - Благовещенск: Издательство БГПУ, 2009. - Вып. III. - С. 125-131. -0,4 п.л.

Подп. к печ. 29.09.2010 Объем 1.75 пл. Заказ №103 Тир 100 экз.

Типография МПГУ

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Нурмагомедова, Патимат Магомедовна, 2010 год

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ В КОНТЕКСТЕ БИОМЕДИЦИНСКОЙ ЭТИКИ

1.1. Психологические теории морального сознания

1.2. Детерминанты морального выбора

1.3. Основные проблемы, биомедицинской этики

1.4. Специфика морального г выбора в биомедицинской этике

ГЛАВА II. МЕТОДОЛОГИЯ'И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МОРАЛЬНОГО СОЗНАНИЯ

2.1. Методология качественного и количественного исследований

2.2. Методика исследования моральных суждений

2.3. Методы анализа качественных данных

2.4. Статистические методы обработки*данных

ГЛАВА III. РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ МОРАЛЬНОГО СОЗНАНИЯ

3.1. Структура и типология, морального, сознания' в. сфере биомедицинской этики

3.2. Социальные детерминанты морального сознания.

3.3. Качественные особенности моральных суждений

Введение диссертации по психологии, на тему "Психология решения студенческой молодежью моральных проблем биомедицинской этики"

Актуальность исследования: Многочисленные проблемы биомедицинской этики до недавнего времени были известны достаточно узкому кругу специалистов. Однако вопросы по этическим проблемам биомедицины в современных условиях становятся все более актуальными не только для науки, но и для обыденного человека. Современная биомедицина непрерывно расширяет технологические возможности контроля^ и вмешательства в естественные процессы зарождения, протекания и окончания человеческой жизни. Сегодня стали обыденной практикой различные методы искусственной репродукции человека, замены больных или поврежденных органов и тканей, нейтрализации действия вредоносных или замещения поврежденных генов, продления жизни или воздействия на процесс умирания и многое другое.

Биомедицинская этика вышла за узкие рамки медицинской профессиональной этики, поскольку нормы традиционной медицинской этики уже не срабатывают в новых условиях и- потому нуждаются в решительном пересмотре и' уточнении. При этом нравственные заповеди, которыми человечество пользуется на протяжении- многих веков, к сожалению, не предусматривают новых явлений, закономерностей и возможностей, которые вносит в жизнь наука. Поэтому людям и необходимо принимать новые законы общежития, учитывающие новые реальности. В этих условиях все большую актуальность приобретает проблема определения позиций общества к таким вопросам, как аборты, репродукция человека, клонирование, эвтаназия, трансплантология и др. Весьма важным является изучение динамики отношения к этим проблемам в зрелом возрасте, выявление тендерных и культурных отличий.

Хотя значимость этой' проблемы не оспаривается, развернутых работ, посвященных специфике отражения в моральном сознании вопросов биоэтики в целом (биомедицины в частности), практически нет. В большинстве своем работы по проблемам биоэтики выполнены философами. Так, проблемам смерти посвящены диссертационные исследования Ю.В. Хен, К.Ф. Лях, A.B. Низовой, общие проблемы биоэтики подробно рассматриваются в работах И.В. Силуяновой, H.H. Ислановой, Р.Н. Башилова, Ф.А. Кашапова, A.A. Желобова, ряда других авторов. Юридические аспекты проблемы анализируются в работе H.H. Седовой.

Интересен взгляд известного современного немецкого философа и социолога Ю. Хабермаса на такие актуальные проблемы современности, как обусловленные развитием генной инженерии вопросы клонирования и евгеники. Подвергая их всестороннему анализу, он видит в них вызов не просто традиционным научным и религиозным представлениям и этическим нормам, но и всем социальным и правовым основам современного общества, основанного на представлении об естественно рождающемся человеке как суверенной личности, обладающей свободой и вследствие этого способной на самостоятельное и ответственное этическое и социальное поведение. Возможность вторжения в генофонд индивида посторонних лиц означает, что свобода личности как автономного субъекта оказывается ограниченной, если вообще не отменяется. Человек утрачивает свободу не только по отношению к своему телу, но и по отношению к собственной личности. Отменить же представление о личности, по мнению автора, невозможно, так как это означало бы отмену существующих этических и правовых норм, основанных на идее свободного выбора автономным субъектом своего поведения и несущего вследствие этого полную ответственность за это поведение, политического устройства мира, базирующегося на идее государственного суверенитета, и даже внутреннего мира человека, мира человеческой субъективности, лежащего в основе современной культуры. Ю. Хабермас писал: «Если кто-то начнет инструментализировать человеческую жизнь и проводить различие между ценным и не ценным для жизни, он вступает на опасный путь».

Большинство публикаций и учебных пособий также рассматривает проблему на философском уровне. Здесь в центре внимания - проблема «должного» — попытки установить права и вывести нормы поведения (или кодексы) ученого, врача, пациента, любого другого субъекта отношений. Можно назвать только несколько диссертаций по психологии, в которых затрагиваются проблема биоэтики. При этом многие .уделяют внимание главным образом личности врача как основе решения сложных моральных дилемм, например, это работа Ю.В. Сорокина (2004). Иначе ориентированы исследования А.А. Хвостова, в работах которого показано отношение современной студенческой молодежи (русской, дагестанской и китайской) к основным проблемам биоэтики.

С другой стороны, определенные шаги в изучении реального отношения к проблемам биомедицинской этики предпринимаются. Проводились социологические исследования Российского национального комитета по биоэтике РАН совместно с ВЦИОМ. Ряд исследований посвящено эвтаназии. Однако данные работы не отражают всего спектра проблем современной биоэтики.

Тем не менее, количество экспериментальных работ остается незначительным. Более того, даже в психологических исследованиях фактически остается без ответа вопрос о мотивации решения; диагностируется отношение в континууме «согласен — не согласен», но не «почему» согласен. Конечно, такого рода диагностика крайне трудоемка, но необходима для правильного понимания субъективных основ решения моральной дилеммы, к которым вполне можно отнести большинство указанных проблем.

Цель исследования: Изучить отношение разных групп российского общества к наиболее острым проблемам биомедицинской этики - абортам, репродукции человека, клонированию, эвтаназии и другим.

Объект исследования: Моральное сознание граждан современной России в области биомедицинской этики.

Предмет исследования: Отношение к морально-этическим аспектам проблем биомедицинской этики: общие тенденции, структура и типология морального сознания. Возрастная динамика и тендерные особенности, социальные факторы отношения к морально-этическим аспектам проблем биомедицинской этики.

Задачи исследования:

1. Провести анализ теоретических и эмпирических работ по проблеме биомедицинской этики. Определить наиболее актуальные проблемы и отношение к ним в различных социальных группах.

2. Выявить структуру морального сознания в сфере биомедицинской этики. На основе выделенных факторов разработать методику для качественного исследования.

3. Выявить типологию морального сознания, показать отличия в отношении к проблемам биомедицинской этики.

4. Установить социальные детерминанты (пол, возраст, образование, конфессиональный фактор) морального сознания при решении проблем биомедицинской этики.

5. Описать общие качественные особенности моральных суждений при решении проблем биомедицинской этики. Выявить специфику моральных суждений разных социальных групп.

Гипотеза исследования: Современные граждане России в достаточной мере информированы о морально-этических аспектах проблем биомедицинской этики и обладают собственными взглядами и вполне определенным отношением к этим проблемам. Эти взгляды и отношение могут иметь не только количественные, но и качественные различия у представителей мужского и женского пола, у разных этносов, представителей разных возрастных групп.

Методологическая основа исследования: Исследование построено на положении современной психологической науки о человеке, который рассматривается как «социальная единица и уникальная личность», по определению B.C. Мухиной. Соответственно, проблема морали рассматривается как проблема среды (социально-нормативного пространства), которая определяет усвоение моральных ценностей и норм. Вместе с этим генотип и внутренняя позиция самого человека определяет особенности нравственной ориентации морали. Хотя разными школами в зарубежной и отечественной психологии этим факторам отводится,различная роль, идея о развитии личности в зависимости от трех основных факторов (врожденных особенностей; внешних условий (прежде всего, социально-экономических); внутренней позиции самого человека) прошла проверку временем.

Методологической основой- экспериментальной работы является принцип изучения психических явлений, в котором выделяется моральное сознание и моральное поведение. При этом предполагается, что деятельность и сознание взаимообуславливают друг друга. Соответственно, допускается возможность исследования морального сознания с помощью методов самооценки без регистрации поведения- или реальной деятельности.

Методы-исследования:,Решение теоретических задач осуществляется^ анализом и обобщением философской, теологической, деонтологической и медико-биологической литературы, связанной с предметом исследования. Кроме того, использовался целый ряд опросников.

1. В исследовании используется так называемый закрытый опросник, разработанный A.A. Хвостовым: предлагается вопрос и несколько стандартных вариантов ответа (методика «Биоэтика и медицинская этика»).

2. В основном исследовании использовался «Методика изучения социоморальных установок к проблемам биоэтики». Метод представляет собой открытый опросник из 14-ти вопросов. Одновременно с открытым опросником использовалась анкета для сбора социально-экономических данных.

3. Методы статистической обработки. Использовались на разных этапах исследования: факторный анализ (для изучения структуры морального сознания), кластерный анализ (для построения типологии), Т-Тест (критерий

Стьюдента), и - критерий (Манна-Уитни), ранговая корреляция Спирмена, критерий X (Хи - квадрат), критерий ср* (угловое преобразование Фишера).

Выборка: На первом этапе исследование (количественное пилотажное) проводилось на молодежи Москвы в возрасте 25-35 лет; 41» мужчина и 40 женщин. Качественные исследования проводились в Дагестане с участием студенческой молодежи Махачкалы (44 мужчины и 42 женщины в возрасте от 18 до 22 лет). В Москве для изучения возрастной динамики качественные исследования проводились на разновозрастных группах (от 20-ти до 60-ти лет, поровну в каждом возрастном диапазоне, мужчин и женщин), всего было опрошено 106 человек. Общая выборка составляет 273 человека:

Достоверность результатов: Достоверность выводов обеспечивается применением методик, адекватных цели, объекту и предмету исследования, статистическими методами обработки результатов. Достоверность кодирования ответов обеспечивалась так называемой исследовательской триангуляцией - процедурой двойного кодирования ответов разными исследователями.

Теоретическая значимость работы:

Изучена и проанализирована* литература по морально-этическим аспектам наиболее актуальных проблем биоэтики. Приводится сравнительный анализ концепций биомедицинской этики и смежных понятий: «медицинская», «врачебная», «экологическая» этика и «биоэтика».

Выявлен теоретически описанный алгоритм решения моральных проблем в биомедицинской этике, в котором субъектом решения, являются два (или более) человека в процессе взаимодействия.

Полученные эмпирические данные углубляют представление о роли ценностей при принятии решений, раскрывают специфику этих процессов в зависимости от ряда социальных факторов.

Практическая значимость работы:

Результаты исследовании дают возможность прогнозировать мнение разных социальных групп относительно проблем биомедицинской этики.

Также показаны культурные особенности биомедицинского сознания.

Результаты, полученные в ходе исследования, позволяют учитывать специфику отношения к проблемам биоэтики в процессе обучения и воспитательной работы.

Разработанный опросник и полученные с его помощью данные позволяет проводить сравнительные исследования на разных социальных и культурных группах.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Биомедицинское сознание российской молодежи Москвы характеризуется выраженной структурой: актуальные проблемы биомедицинской этики четко дифференцируются друг от друга. Так, центральная характеристика первого фактора - «свобода самоопределения», которая определяет отношение к свободе распоряжаться жизнью, в том числе и чужой. Это также отношение к свободе рисковать своей жизнью в медицинских экспериментах. Ведущую идею второго фактора можно назвать «правами ребенка», начиная от эмбриона. Третий фактор можно определить как «ценность полноценной жизни», но не жизни вообще. У русских основные ценности, которыми оперируют при решении проблем биомедицинской этики, это свобода самоопределения и ценность жизни, в меньшей степени - права человека и вопросы законности.

Для биомедицинского сознания дагестанских студентов свобода самоопределения не столь типична, но при решении некоторых проблем актуализируется ценность материнства, своеобразная эмпатия к будущему ребенку. Более типичны религиозные соображения, особенно при запрете абортов. Только дагестанцам характерны жесткие запреты или предписания без обоснований.

2. Возрастная динамика не оказывает большого влияния на решение моральных проблем биоэтики. Однозначное влияние других социальных детерминант (уровень образования, дохода, социальное самоощущение) на решение проблем биомедицинской этики по стандартным шкалам также не установлено. Выявленные связи достоверны только на уровне тенденции, поэтому нет достаточных оснований для каких-либо выводов. Уровень религиозности вообще не показал каких-либо связей с решением использованных моральных проблем. Эти данные получены на русской выборке респондентов.

3. Обнаружены достоверные тендерные различия в частоте использования определенных категорий обоснований. В некоторых случаях очевидны не столько количественные, сколько принципиальные качественные отличия в аргументации. Так, только женщины учитывают интересы других, прежде всего родственников, выступая- за' эвтаназию, только женщины указывают на возможность злоупотреблений при эвтаназии. В. некоторых случаях определенная аргументация типична только для мужчин.

Выделено два основных типа биомедицинского сознания: условно «мужской» и «женский». Представители^ «мужского» типа, (в основном представленного мужчинами) допускают самоопределение - на участие в эксперименте, на выбор- жизни и- смерти, допускают принудительное лечение, генную инженерию и иные новые технологии биомедицины, тогда как представители «женского» типа гораздо гуманнее и осторожнее.

4. В ряде проблемных ситуаций моральной дилеммьь не возникает, на это указывает ряд признаков: простое утверждение своей позиции без ее обоснований, «ортодоксальные» или безапелляционные решения. Моральный конфликт также неочевиден при разных вариантах «ухода» от решения моральной, дилеммы. Моральный конфликт очевиден при обсуждении различных путей решения, при противопоставлении одной ценности иным ценностям.

5. В разных ситуациях актуализируются разные ценности. Так, свобода самоопределения является ведущей ценностью при решении вопросов относительно участия в эксперименте или эвтаназии, но она не столь значима в других ситуациях. Эмпирически подтверждается описанный теоретически новый в биомедицинской этике алгоритм решения проблем, в котором в решение принимается врачом в конкретных отношениях между ним и пациентом. Таким образом, субъект решения - не один человек, а два (или более) в процессе взаимодействия.

Апробация работы проходила на кафедре психологии развития и профессиональной деятельности ГОУ ВПО «Дагестанский государственный университет». Основные результаты исследования отражены в научных статьях. По теме диссертационного исследования опубликовано 3 работы общим объемом 1,6 п.л.

Структура работы: Работа состоит из введения, трех глав, выводов, списка использованной литературы и приложения. Список литературы включает 189 наименований, в том числе 49 на английском языке. Основное содержание изложено на 170 страницах, в приложениях представлены методы исследования, статистические данные.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

169 ВЫВОДЫ

1. Проблема морального конфликта и выбора эволюционировала от философских концепций о должном и умозрительных типологий до психологического понимания субъективности морального конфликта. Каждая из психологических теорий предлагает свою концепцию морального сознания, в том числе и морального конфликта. Каждый из подходов имеет достоинства и ограничения, которые в целом характеризуют указанные концепции. В эмпирических работах показано, что моральный выбор определен разными факторами — личностными, когнитивными, полом, возрастом, определенное влияние оказывают культурные факторы, особенно в стереотипных ситуациях.

2. При решении многих вопросов биомедицинской этики встают проблемы морального характера, которые типичны для морального выбора в целом. При этом предлагаются разные принципы решения морального конфликта (деонтология, утилитаризм и др.). Принципиально новым в биомедицине, как предполагается, является алгоритм решения проблем, в котором субъект решения — не один человек (врач или больной), а два (или более) в процессе взаимодействия.

3. Биомедицинское сознание российской молодежи Москвы характеризуется достаточно четкой структурой: актуальные проблемы биомедицинской этики четко дифференцируются, и отношение к большинству проблем не зависит от отношения к другим. Так, центральная характеристика первого фактора - «свобода самоопределения», которая определяет отношение к свободе распоряжаться жизнью, в том числе и чужой. Это также отношение к свободе рисковать своей жизнью в медицинских экспериментах. Ведущую идею второго фактора можно назвать «правами ребенка», начиная от эмбриона. Третий фактор можно определить как «ценность полноценной жизни», но не жизни вообще. У русских основные ценности, которыми оперируют при решении проблем биомедицинской этики, это свобода самоопределения и ценность жизни, в меньшей степени - права человека и вопросы законности. Также при решении некоторых проблем актуализируются ценности прогресса и социальные соображения (благо общества в целом).

Для биомедицинского сознания дагестанских студентов свобода самоопределения не столь типична, но при решении некоторых проблем актуализируется ценность материнства, своеобразная эмпатия к будущему ребенку. Более типичны религиозные соображения, особенно при запрете абортов. Только дагестанцам характерны жесткие запреты или предписания без обоснований.

4. Возрастная динамика не оказывает большого влияния на решение моральных проблем биоэтики: Однозначное влияние других социальных детерминант (уровень образования, дохода, социальное самоощущение) на решение проблем биомедицинской этики по стандартным шкалам также не установлено. Выявленные связи достоверны только на уровне тенденции, поэтому нет достаточных оснований для каких-либо выводов. Уровень религиозности вообще не показал каких-либо связей с решением использованных моральных проблем. Эти данные получены на русской выборке респондентов.

5. Обнаружены достоверные тендерные различия в частоте использования определенных категорий обоснований. В некоторых случаях очевидны не столько количественные, сколько принципиальные качественные отличия в аргументации. Так, только женщины учитывают интересы других, прежде всего родственников, выступая за эвтаназию, только женщины указывают на возможность злоупотреблений при эвтаназии. В некоторых случаях определенная аргументация типична только для мужчин.

Выделено два основных типа биомедицинского сознания: условно «мужской» и «женский». Представители «мужского» типа (в основном представленного мужчинами) допускают самоопределение - на участие в эксперименте, на выбор жизни и смерти, допускают принудительное лечение, генную инженерию и иные новые технологии биомедицины, тогда как представители «женского» типа гораздо гуманнее и осторожнее.

6. В ряде проблемных ситуаций моральной дилеммы часто не возникает. В одних случаях очевиден вариант ортодоксального решения, при котором выдвигаются жесткие предписания или запреты при отсутствии каких-либо их обоснований. Моральный конфликт также неочевиден при разных вариантах «ухода» от решения моральной дилеммы, хотя в ряде форм «ухода» конфликт скорее предполагается. В частности, это проблематизирование без решения, альтернативные решения проблемы. В иных случаях респонденты не обосновывают свой выбор, он просто утверждается.

Моральный конфликт вполне очевиден, когда при решении попеременно обсуждаются различные пути решения. Другие признаки, по которым можно судить о моральном конфликте, это противопоставление одной ценности иным ценностям. В качестве альтернатив ценностям могут быть иные соображения, в частности, это религиозные, эмоциональные и эстетические критерии.

7. В разных ситуациях актуализируются разные ценности. Так, свобода самоопределения является ведущей ценностью при решении вопросов относительно участия в эксперименте или эвтаназии, но она не столь значима в других ситуациях. Эмпирически подтверждается описанный теоретически новый в биомедицинской этике алгоритм решения проблем, в котором решение принимается врачом в конкретных отношениях между ним и пациентом. Таким образом, субъект решения - не один человек, а два (или более) в процессе взаимодействия.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Нурмагомедова, Патимат Магомедовна, Москва

1. Абдулагатов З.М. Современная религиозная ситуация в Дагестане (процессы мусульманского возрождения) // Этнографическое обозрение. - 2002. - № 6. - С. 61-68.

2. Акопов В.И., Маслов E.H. Страдания Гиппократа. (Правовые и этические проблемы современной медицины и ответственность медицинских работников). Ростов-на-Дону: Приазовскш Край, 2006.- 520 с.

3. Ананьев Б.Г. О методах современной психологии // Психодиагностические методы (в комплексном лонгидюдном исследовании студентов) / Ред. кол.: A.A. Бодалев (отв. ред.), М.Д. Дворяшина, И.М. Палей. Л.: ЛГУ, 1976. - С. 13-35.

4. Антипова A.C. Ценности ислама и светского государства в социологическом измерении // СОЦИС. 2007. - № 3. - С. 111-118.

5. Антипова Н.Д. О правовой защите плода человека // Человек. 2007. -№2.-С. 109-114.

6. Бадалян И.О. Проблемы деонтологии и врачебной этики в неврологии // Медицинская этика и деонтология / Под ред. Г.В Морозова, Г.И. Царегородцева. М.: Медицина, 1983. - С. 214-231.

7. Бакштановский В.И. Принципы морального выбора. М.: Знание, 1974. - 64 с.

8. Бакштановский В.И. Моральный выбор личности: альтернативы и решения. -М.: Политиздат, 1983. 224 с.

9. Башилов Р.Н. Проблема социальной ответственности в дискурсе биоэтики: Дис. канд. филос. наук. — Тверь, 2005. 164 с.

10. Белялетдинов P.P. Кибер-человек: взгляд в будущее // Человек. 2006.- № 6. С. 128-131.

11. Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных: Пер. с англ. СПб.: МФИН, 1992. - 448 с.

12. Биоэтический словарь: Учебное пособие / Сост. В.А. Киселёв. 2-е изд., перераб. и доп. - Екатеринбург: УГМА, 2006. - 166 с.13 .Бирюкова М.В. Грани единого: биоэтика в системе современного знания: монография. Барнаул: Алт.ГУ, 2006. - 169 с.

13. Богомягкова Е.С. Эвтаназия как социальная проблема: Дис. . канд. социол. наук. СПб., 2006. - 214 с.

14. Боровиков В.П. Программа STATISTIC А для студентов и инженеров. -2-е изд. М.: КомпьютерПресс, 2001. - 301 с.

15. Бритвина КБ., Киблицкая М.В. Жизнь мигрантки в моногороде: Монография. М.: Книгодел, 2004. - 373 с.17 .Бурпачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. 2-е изд. — СПб.: Питер, 2003. - 528 с.

16. Бююлъ А., Цёфелъ 77. SPSS: искусство обработки информации. Анализ статистических данных и восстановление скрытых закономерностей: Пер. с нем. СПб.: ДиаСофтЮП, 2002. - 608 с.

17. Васильева Т.С. Основы качественного исследования: обоснованная теория // Методология и методы социологических исследований (Итоги работы, поисковых исследовательских проектов за 1992-1996 годы). / Науч. ред. О.М. Маслова. М.: ИС РАН, 1996. - С. 56-65.

18. Выготский U.C. Moral insanity // Выготский JI.C. Основы дефектологии. СПб.: Лань, 2003. - С. 150-153.

19. Грановская P.M., Никольская И.М. Защита личности: психологические механизмы. СПб.: Знание, 1999. — 352 с.

20. Гринберг Л.Г., Новиков А.И. Критика современных буржуазных концепций справедливости. JL: Наука, 1977. - 172 с.

21. ЪО.Гудков Л.Д., Тищенко П.Д., Юдин Б.Г. Социологический портрет биотехнологического оптимиста // Биоэтика: принципы, правила, проблемы / Отв. ред. и сост. Б.Г. Юдин. М.: Эдиториал УРСС, 1998. -С. 413-419.

22. Гудков Л.Д., Юдин Б.Г. Медицинская этика и право на информацию // Социологический журнал. 1995. - № 4. - С. 127-132.

23. Ъ2.Гуревич K.M. Проблемы современной психологической диагностики // Психологическая диагностика: Проблемы и исследования / Под ред. K.M. Гуревича. М.: Педагогика, 1981. - С. 5-23.

24. ЪЪ.Гусейнов A.A. Великие моралисты. — М.: Республика, 1995. 351 с.

25. ЪА.Гусейнов A.A. Прикладная этика // История этических учений: Учебник / Под ред. A.A. Гусейнова. М.: Гардарики, 2003. - С. 761-765.

26. Дворяшина М.Д., Пехлецкий ИД. Основные математические процедуры психодиагностического исследования // Психодиагностические методы (в комплексном лонгидюдном исследовании студентов) / Ред. кол. A.A.

27. Бодалев (отв. ред.), М.Д. Дворяшина, И.М. Палей. JL: ЛГУ, 1976. - С. 35-51.

28. Дубко E.JI. Природа морального конфликта. М.: Знание, 1985. - 64 с.

29. Дубров A.M., Мхитарян B.C., Трошин Л.И. Многомерные статистические методы: Учебник. М.: Финансы и статистика, 1998. -352 с.

30. Дюран Б., Оделл 77. Кластерный анализ: Пер. с англ. М.: Статистика,1977.- 128 с.

31. А2.Ерофеев C.B., Гоглова О.О. Биоэтика: Учебное пособие. Иваново:

32. УРАО, 1998. 144 с. AI .Ижевская B.JT. Динамика этических установок российскихмедицинских генетиков // Человек. 2006. - № 4. - С. 78-83. 48.Иойрыш А.И. Давайте успокоимся! // Человек. - 1998. - №3. - С. 2023.

33. Каган М.С. Философская теория ценности. СПб.: Петрополис, 1997. -205 с.

34. Карп Л.Л., Потапчук Т.Е. Проблема эвтаназии: «за» и «против» // СОЦИС. 2004. - № 2. - С. 136-137.

35. Козлова Н.Н. Методология анализа человеческих документов // СОЦИС. 2004. - № 1. - С. 14-26.

36. Козлова О.Н. Выбор морали // Социально-гуманитарные знания. -2002.-№5.-С. 123-135.61 .Комлев A.A. Жизненный выбор человека: виды и факторы влияния в аспекте возможностей // Мир психологии. 2004. - № 4. - С. 41-51.

37. Крылова Н.Е. Уголовное право и биоэтика (уголовно-правовые проблемы применения современных биомедицинских технологий): Дис. д-ра юрид. наук. — М., 2006. 410 с.

38. Кузнецова Г.В., Максимов JI.B. Природа моральных абсолютов. М.: Наследие, 1996. - 128 с.

39. Кузнецова Ю.Н. Ценностные детерминанты содержания принимаемых личностью решений: Дис. . канд. психол. Наук. Казань, 2007. - 156 с.

40. Кэмпбелл А., Джшлетт Г., Джонс Г. Медицинская этика: Учебное пособие: Пер. с англ. 2-е изд., испр. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2005. -400 с.

41. Лаврикова И.Н. Молодежь: отношение к смерти // СОЦИС. 2001. - № 4.-С. 134-136.

42. Лопатин П.В., Карташова О.В. Биоэтика: Учебник. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2006. - 240 с.

43. Лопухш Ю.М. Биоэтика: Избранные статьи (1993-2003). М.: ГЭОТАР-МЕД, 2003. - 128 с.

44. Лукьянов A.C. Биоэтика с основами биоправа: Учебное пособие. М.: Научный мир, 2008. - 360 с.

45. Лях К.Ф. Смерть как проблема истории философии и биоэтики: Дис. . канд. филос. наук. Мурманск, 2007. - 141 с.1Ъ.Майерс Д. Социальная психология: Пер. с англ. — СПб.: Питер, 2001. -752 с.

46. Майленова Ф.Г. Комплексный анализ последствий морального выбора // Биоэтика и гуманитарная экспертиза: проблемы геномики, психологии и виртуалистики / Отв. ред. Ф.Г. Майленова. М.: ИФ РАН, 2008. - С. 121-140.

47. Малюгин Д.В. Психологические детерминанты морального выбора: Дис. канд. психол. наук. М., 2007. - 170 с.

48. Мельникова О.Т. Фокус-группы: Методы, методология, моделирование: Учебное пособие. — М.: Аспект Пресс, 2007. 320 с.

49. Микиртичан Г.Л., Суворова Р.В. Отношение студентов-медиков к эвтаназии // Социологический журнал. 1996. - № Vi. - С. 190-193.81 .Мишаткина Т.В. Три круга этики // Человек. 2006. - № 5. - С. 89-98.

50. Ш.Мишаткина Т.В. Универсальные принципы, моральные нормы и ценности биомедицинской этики // Биоэтика и гуманитарная экспертиза: проблемы геномики, психологии и виртуалистики / Отв. ред. Ф.Г. Майленова. М.: ИФ РАН, 2008. - С. 21-А1.

51. Ъ.Низова A.B. Проблема смерти в биоэтике и Православной традиции: Дис. канд. филос. наук. — Тула, 2007. 174 с.84 .Новикова JI.M. Тендерные особенности морального сознания молодежи: Дис. канд. психол. наук. М., 2007. - 181 с.

52. Орлов А.Н. Клиническая биоэтика: Учебное пособие. М.: Медицина, 2003.-360 с.

53. Петров В.И., Седова H.H. Практическая биоэтика: этические комитеты в России. М.: Триумф, 2002. - 192 с.