Автореферат диссертации по теме "Психологическое значение фактора неопределенности репродуктивного статуса для психосоциального функционирования женщин с бесплодием"

:ударственныи университет

На 1 чиси

4848071

Дементьева Надежда Олеговна

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ФАКТОРА НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ РЕПРОДУКТИВНОГО СТАТУСА ДЛЯ ПСИХОСОЦИАЛЬНОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЖЕНЩИН С БЕСПЛОДИЕМ

Специальность 19.00.04 - «Медицинская психология»

автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

2 6 МАЙ 2011

Санкт-Петербург 2011

4848071

Работа выполнена в лаборатории клинической психологии и психодиагностики Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М.Бехтерева

С благодарностью

Ананьеву Виктору Алексеевичу

Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

Ведущее учреждение:

кандидат психологических наук, доцент, Бочаров Виктор Викторович

доктор психологических наук,

профессор Никольская Ирина Михайловна,

Санкт - Петербургская медицинская академия последипломного образования

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор медицинских наук,

профессор, Исаев Дмитрий Николаевич,

Институт специальной педагогики и психологии

Международного университета

семьи и ребенка им. Р. Валленберга

Санкт-Петербургская Государственная Педиатрическая Медицинская Академия

Защита состоится « ^/5» Лс/■¡О'/'гА 2011 г. в часов на заседании совета Д. 212.232.22 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, д. 6, факультет психологии, ауд. 227 д

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: Санкт-Петербург, Университетская набережная, д. 7/9.

Автореферат разослан «■//■> ^¿¿¿Ь^ 201 1г.

Ученый секретарь диссертационного совета Доктор психологических наук, профессор В. Д. Балин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ.

Актуальность.

По данным современных социологов население Российской Федерации ежегодно сокращается несмотря на предпринимаемые государством усилия. Такая ситуация обусловлена прежде всего низкой рождаемостью, зачастую вследствие трудностей репродуктивного здоровья у женщин детородного возраста (Збарская И. А., 2008; Илышев А. М., 2008; Борисов В. А., 2010). В настоящее время профессиональная деятельность, как врачей, так и психологов направлена на оптимизацию уровня физического и психического здоровья женщин.

Проблема женского бесплодия при установленных медициной причин, как правило, решается .благодаря современным достижениям акушерства и гинекологии, включая экстракорпоральное оплодотворение, суррогатное материнство (Резникова В. И., Роговская Т. А., 1990; Юнда И. Я., 1990; Филиппов О. С., 1997; Хохлова Ж. В., 2004, Камилова Д. П., 2004; Кругляк Л. Г., 2005; Пересада О. А., 2009; Novotny Р. Р., 1995; Pepperell R. G., Hudson В., 2002; Gardino Sh., 2010 и др.). Однако даже самые современные медицинские технологии оказываются невостребованными, если игнорируются особенности психического статуса женщины, ее мотивационно-потребностная сфера материнства, что определяет актуальность психологических исследований проблемы женского бесплодия.

В доступных исследованиях подробно описаны особенности эмоциональной сферы и личностного функционирования женщин с установленным диагнозом бесплодие (Зиновьев А. Н., 1990; Федорова Т. А., 1993; Шенкер Дж., 1993; Колчин А. А., 1995; Дейнека Н. В., 2001, Белоус Л. Н., 2006; Болотова В. П., 2006; Дахно Ф. В., 2005; Каталевская Л. Г., 2006; Мезлякова Д. Р., Чадаев В. Е., 2006; Seibel М., 1997; Karimzadeh М., 2006; Omu F., 2010 и др.). Работ, посвященных исследованию психического состояния женщин с идиопатическим бесплодием, когда медицина не устанавливает причин отсутствия зачатия, значительно меньше. Психологические исследования могут оказаться актуальными как для формирования мотивации использования современных репродуктивных технологий, так и для оптимизации качества жизни женщины, профилактики нервно-психических нарушений. Особое биопсихосоциальное положение женщины определяется в тех случаях, когда она не может зачать ребенка, не имея установленных медициной причин для этого, и не зная прогноз своих репродуктивных возможностей.

Медицинская наука объясняет данный феномен следствием скрытой функциональной или эндокринной патологии; психологические исследования описывают неустановленное женское бесплодие в контексте влияния психосоматического механизма, личностных и эмоциональных особенностей, а также внутренних вытесненных конфликтов (Пепперел Р. Дж., 1986; Федорова Т. А., 1993; Шенкер Дж., 1993; Пайнз Д., 1997; Поздеева Т. В., 2002; Макаричева Э. В., Менделевич В. Д., 1996, 2005; Меркулов О. А., 2005; Хорни К., 2007; Knorre Р., Mitchell Е., Rosenfelf Р., 1997 и др.).

Тем не менее, не прояснено значение фактора репродуктивной неопределенности в ситуации женского бесплодия, а также те особенности социально-психологического функционирования женщины, в которых данный фактор деструктивно проявляется.

В диссертации в качестве рабочего термина используется понятие «идиопатическое» женское бесплодие, как его научное, с нашей точки зрения, значение, отражающее смысл репродуктивного статуса исследованных бесплодных женщин без диагностированных медициной причин отсутствия зачатия.

В связи с этим, целью данного исследования явилось изучение роли фактора неопределенности репродуктивного статуса для психосоциального функционирования женщин с бесплодием.

Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

1. Изучить роль фактора неопределенности репродуктивного статуса в отношении к болезни у женщин с идиопатическим бесплодием.

2. Исследовать влияние фактора неопределенности репродуктивного статуса в генезе эмоционального состояния женщин с идиопатическим бесплодием.

3. Определить значение фактора неопределенности репродуктивного статуса в личностном функционировании женщин с идиопатическим бесплодием.

4. Изучить роль неопределенности репродуктивного статуса в формировании особенностей семейных взаимоотношений женщин с идиопатическим бесплодием.

5. Определить мишени психокоррекционного воздействия, разработать принципы психокоррекционной работы, направленные на оптимизацию качества жизни, гармонизацию личностного и семейного функционирования женщин с идиопатическим бесплодием.

Объект исследования: женщины с диагнозом бесплодие.

Предмет исследования: роль фактора неопределенности репродуктивного статуса для психосоциального функционирования женщин с бесплодием.

Теоретико-методологическую базу исследования составили психология отношений (Мясищев В. Н., 1960, 1966), биопсихосоциальная парадигма (Карвасарский Б. Д., 1982, 2004), принцип единства сознания и деятельности (Леонтьев А. Н., 1975, 1981; Рубинштейн С. Л., 1957, 1959), понятие «внутренней картины болезни» (ВКБ) (Лурия А. Р., 1973, 1979; Ташлыков В. А., 1994, 1996), комплексное использование в исследовании клинико-психологического и экспериментально-психологического методов (Зейгарник Б. В., 1976), при приоритете учета клинико-психологических данных.

Гипотеза исследования: фактор репродуктивной неопределенности является психотравмирующим в ситуации женского бесплодия, проявляется в эмоциональной деструктивности, в личностной, социальной дисфункциональности женщины, в нарушении психологической структуры семьи.

Положения, выносимые на защиту:

1. Фактор неопределенности репродуктивного статуса оказывается психотравмирующим в ситуации женского бесплодия и проявляется в личностной, семейной, социальной дисфункциональное™, значительно ухудшая качество жизни женщины.

2. Пребывание женщины, страдающей бесплодием, в ситуации неопределенности репродуктивного статуса не только препятствует реализации смыслообразующего мотива материнства, но и вызывает хроническое нервно-психическое напряжение, дефицитарность адаптационных возможностей, существенно влияет на самооценку, способно инициировать как духовную, так и сексуальную дисгармонию в семье.

3. Женщины, пребывающие в ситуации неопределенности репродуктивного статуса, нуждаются в специализированной психопрофилактической и психокоррекционной помощи, направленной на оптимизацию психического состояния, на расширение возможностей реализации психического потенциала, на минимизацию супружеской дисгармонии.

Научная новизна. Впервые было установлено психологическое значение фактора неопределенности репродуктивного статуса у женщин с бесплодием как психотравматичное, создающее дефицит адаптации и реализации компенсаторных механизмов. В частности, новым явилось исследование фактора неопределенности репродуктивного статуса у женщин с бесплодием, который проявился в выраженной амбивалентности в принятии - непринятии диагноза бесплодия (в фиксированное™ на условной стадии «торга в принятии диагноза»); в высоком уровне нервно-психического напряжения; в склонности к самостигматизации; в противоречивости концепции Я; в духовной и сексуальной дисгармонии супружеских отношений. Исследование позволило дифференцировать не изученное ранее значение фактора неопределенности репродуктивного статуса для психосоциального функционирования женщин с «первичным» и «вторичным» идиопатическим бесплодием. Впервые определены предикторы психосоциальной дисфункциональное™ и мишени специализированной психопрофилактической и психокоррекционной работы для женщин с идиопатическим бесплодием.

Теоретическая значимость. На модели идиопатического бесплодия проанализировано значение факта постановки диагноза как фактора, определяющего смысловую завершенность ситуации принятия роли пациента; системно исследован динамический аспект формирования отношения к болезни. Описано значение фактора неопределенности постановки диагноза у женщин с бесплодием как для интрапсихических, так и для межличностных особенностей, которые, в частности, проявляются в высоком нервно-психическом напряжении, в противоречивости концепции Я, в нарушениях семейной коммуникации.

Практическая значимость исследования состоит в том, что апробирован ряд психодиагностических методик, которые позволяют объективировать переживания и психосоциальную ситуацию женщин с

идиопатическим бесплодием. Определены предикторы психосоциальной дисфункциональное™, такие как: высокий уровень образования, отсутствие работы, длительное проживание в браке, поздний возраст первого обращения по проблеме бесплодия; а также установлены мишени психокоррекционного воздействия, которые должны использоваться при организации психотерапевтической и психопрофилактической работы, направленной на оптимизацию состояний и системы отношений женщин с идиопатическим бесплодием.

Достоверность результатов исследования обеспечена надежным теоретико-методологическим обоснованием эмпирического исследования, значительным объемом выборки, использованием валидных и надежных психодиагностических методик, соответствующих цели и задачам работы, сопоставлением данных клинического и экспериментально-психологического методов, использованием стандартизированных методов математической статистики для обработки полученных данных; согласованностью эмпирических данных с теоретическими и экспериментальными результатами, полученными другими исследователями.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования были представлены и обсуждены на заседании проблемной комиссии Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева «Медицинская психология и психотерапия», на совместном заседании кафедры психологии кризисных и экстремальных ситуаций и кафедры медицинской психологии и психофизиологии Санкт-Петербургского государственного университета. Основные положения диссертационного исследования представлены в 5 публикациях автора и в выступлениях на 7 конференциях: из них на 1 международной, 2 всероссийских, 4 межвузовских.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 235 страницах компьютерного набора, состоит из введения, обзора литературы, пяти глав с описанием собственного исследования, обсуждения результатов и выводов. Содержит указатель литературы из 220 источников (из них 67 на иностранном языке), приложения на 45 страницах. Работа иллюстрирована 1 рисунком, 35 таблицами и 31 диаграммой.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Во введении обосновывается актуальность проблемы, определяются предмет и объект исследования, обозначается гипотеза, цель и задачи, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Обзор литературы» обсуждается вопрос о значении фактора неопределенности диагноза для психосоциального функционирования пациентов; анализируются философско-психологические аспекты феномена материнства, раскрываются медицинское и психосоциальное положения бесплодного брака; описываются особенности личностного функционирования женщин с установленным диагнозом бесплодие; определяется понятие «идиопатическое» бесплодие,

обосновывается актуальность изучения психологического значения фактора неопределенности диагноза у женщин с бесплодием.

«Материнство как комплексный онтогенетически- и социально-обусловленный феномен». Рассматриваются различные позиции понимания сущности психосоциального феномена материнства в аспекте межкультурных связей. Представлены взгляды, отражающие филогенетическую, биологическую и психосоциальную обусловленность данного феномена (Ариес Ф., 1997; Бадинтер Э., 1995; Мид М., 1989; Эриксон Э„ 1996; Винникотт Д. В., 1998; Филиппова Г. Г., 2002; Stern D. N.. 1977; Klaus М. Н., Kenneil J. Н., 1982; Beckwith L., 1990; Field Т. M., 1990). Были проанализированы основные современные подходы изучения проблемы материнства в контексте биопсихосоциальной настроенности. В этой связи подробно анализируется концепция Филипповой Г. Г. (1999, 2002), которая рассматривает материнство как сложную конкретную лотребностно-мотивационную сферу, взгляд Мухамедрахимова Р. Ж. (2003), который, обобщив данные многих исследований, описывает влияние многоуровневой системы биопсихосоциальных параметров на качество материнства.

«Проблема бесплодного брака». Данный раздел посвящен анализу позиции современных специалистов по проблеме бесплодия (Кунин А.И., 1989; Дорно И.В., 1990; Анохин Л.В., Коновалов O.E., 1994; Корсак B.C., Исакова Э.В., 2003), показан дифференцированный подход к понятиям «бездетность» и «бесплодие» в семье (Свяцкевич И. Ю., 2003; Пепперел Р.Дж., Хадсон Б., Вуд К., 2006). Представлено социологическое описание проблем бесплодного брака, варианты отношения и восприятия супружескими парами диагноза бесплодие. Обосновывается тот факт, что бездетность становится проблемой, когда актуализирована мотивационно -потребностная сфера материнства и диагностировано бесплодие.

«Медицинские аспекты бесплодия». Приводится пояснение сроков постановки медициной диагноза бесплодие, классификация и причины бесплодия (Хохлова Ж. В., 2003; Пересада О. А., 2009 и др.). Представлен взгляд на характер роли воздействия психогении в ситуации женского или мужского бесплодия (Христие Г. Л., 1983; Михалевич С. И., 2006 и др.).

«Психологические особенности женщин, страдающих бесплодием».. Описаны особенности аутопластической картины болезни женщин с диагнозом бесплодие. Исследователи выделяют три основных типа ВКБ: адекватная, с гипернозогнозией и с гипонозогнозией (Болотова В. П., Катаева Н. Г., Мезлякова Д. А., 1996).

Также были представлены результаты исследования особенностей эмоциональной сферы женщин, страдающих бесплодием (к таковым относят: тревогу, агрессивность, раздражительность, эмоциональную незрелость, лабильность переживаний, переживание чувства несправедливости). Данному вопросу посвящены исследования Белоус Л. Н., Васильевой В. В., Дахно Ф. В., Каталевской Л. Г., Чадаева В. Е. (1984).

Отмечается, что в последнее время специалисты считают актуальным изучение особенностей личностного функционирования женщин, страдающих бесплодием, что может быть в дальнейшем использовано для психокоррекционной работы (Макаричева Э. В., Менделевич В. Д., Сабирова Ф. М., 1995; Markestad С., 1998; Omu F., Omu А., 2010 и др.). Авторы указывают на пассивное отношение к конфликту, развитие неврозов, социальную подчиняемость у пациенток с диагнозом бесплодие.

В разделе «Проблема идиопатического бесплодия» рассматривается феномен идиопатического бесплодия как комплексная биопсихосоциальная проблема, дифференцируются понятия «идиопатическое», «психогенное», «функциональное» бесплодие, описывается социологический контекст данной проблемы. Раскрывается смысл понятия «идиопатическое» бесплодие, медицинские условия для постановки данного диагноза (Пшеничникова Т. Я., 1991; Дейнека Н. В., Мельченко Н. И., 2001; Хохлова Ж. В., 2003; Уварова Е. В., 2004; Zucker А., 1999; Pawson М., 2001 и др.).

Поясняется роль аффективного фактора для снижения и утраты способности женщины стать матерью, а также раскрывается параллель между некоторыми личностными особенностями женщин и факторами риска для развития психогенного (идиопатического) бесплодия. По ряду современных представлений (Пайнз Д., 1997; Пепперел Р. Дж., 2006; Поздеева Т. В., 2006; Хорни К., 2007; Poston D. L., 1977 и др.) наличие внутренней конфликтности женщины может стать основной причиной развития идиопатического (психогенного) бесплодия.

В разделе «Психологическое влияние фактора неопределенности диагноза на переживания и личностное функционирование пациентов» представлено исследование специфики внутренней картины болезни, переживаний болезни пациентов с неустановленными, неуточненными диагнозами, а также особенностей их социально-психологического функционирования.

Те пациенты, которые находятся в ситуации неопределенности своего диагноза, страдают от дефицита выработки и реализации стратегий совладания со стрессогенной ситуацией болезни. Неопределенность диагноза значительно снижает качество жизни пациентов, переживания имеют деструктивную направленность, характеризуясь навязчивостью, противоречивостью и слабой управляемостью эмоциональной и поведенческой составляющих.

Пациенты с неустановленными, идиопатическими диагнозами характеризуются повышенной тревогой, невротическими реакциями, симптомами соматизированной депрессии, развитием инфантильных качеств, снижением активности, сужением временной перспективы, изменением мотивационных установок (Харди Б., 1974; Бойяи И., 1989; Волков А. В., 1995; Караваева Е. В., 1995; Тетенев Ф. Ф., 1995; Карвасарский Б. Д., 2002; Мессарош А., 2005; Стрелис Е. В.; Ананьев В. А., 2006; Гнездилов А. В., 2007; Андрюшенко А. В., 2008).

В заключение главы «Обзор литературы» обосновывается актуальность, практическая и научная новизна изучения в данном исследовании психологического значения фактора неопределенности диагноза для социально-психологического функционирование женщин с бесплодием.

Во второй главе диссертационнохч> исследования «Материалы и методы исследования» представлена программа исследования, даны характеристики выборки, описаны использованные методы исследования.

Раскрыта основная цель исследования, определены задачи исследования как необходимые составляющие для достижения поставленной цели, описаны этапы исследования.

Этапы исследования:

Исследование проводилось с 2003 по 2008 год в гинекологических клиниках и кабинетах в таких городах как: Петрозаводск, Кондопога, Сегежа, Костомукша, Питкяранта (Республика Карелия), Апатиты (Мурманская область).

На первом этапе исследования проводилась психодиагностическая работа с женщинами с идиопатическим бесплодием (основная группа) и с относительно здоровыми женщинами, не имеющими в анамнезе проблем с зачатием и вынашиванием ребенка, матерями одного и более детей (контрольная группа) - с 2003 по 2007 год.

На втором этапе исследования проводилась психодиагностическая работа с женщинами, имеющими установленный диагноз бесплодие - с 2007 по 2008 год. Также бала проведена психодиагностическая процедура с супругами женщин, входящих в состав основной группы и контрольной группы, с целью анализа удовлетворенности супружескими отношениями.

В данной главе описаны особенности выборки исследования. Исследование проводилось в основной группе, при обследовании тем же банком методик группы нормативного контроля. Всего было обследовано 138 женщин. В состав основной группы вошло 78 женщин, в состав контрольной группы - 60 женщин.

Основная группа включала 78 испытуемых женщин, 36 из которых имеют диагноз первичное бесплодие установленной этиологии. Данные медицинского обследования позволили исключить какие-либо нарушения по установленным критериям у остальных 42 женщин основной группы. У 30 из них не было ни одного зачатия, а 12 остальных женщин имеют в своем анамнезе одно искусственное прерывание беременности после единственного зачатия при последующих неудачных попытках беременности. Таким образом, в исследовании в качестве основной группы принимали участие 36 женщин с установленным диагнозом бесплодие и 42 женщины с идиопатическим бесплодием, из которых 12 женщин имеют вторичное идиопатическое бесплодие. Также было исследовано 138 мужчин, которые являлись супругами исследованных женщин, на предмет удовлетворенности и восприятия супружеских отношений.

При описании выборки использовались сведенья о возрасте испытуемых, времени первого обращения по проблеме бесплодия, о длительности периода наблюдения по проблеме, об особенностях эмоционального восприятия проблемы бесплодия. Также в разделе представлена информация о семейном статусе, об особенностях воспитания в прародительской семье, об образовании, профессии, о роде занятий на момент проведения исследования.

Во второй главе диссертационного исследования описаны применяемые методы, а также дано описание и обоснование применения методов математической статистики.

Клинико-психологический метод:

• биографический метод;

• наблюдение;

• клиническая беседа;

• формализованное интервью.

Экспериментально-психологический метод:

1. Методики для изучения особенностей личностного функционирования:

• «Я-структурный тест» (Ю. Я. Тупицын, В. В. Бочаров и др., 1998);

• «Методика оценки психического здоровья» (Ю. Я. Тупицын, В. В. Бочаров и др., 2005);

• «Фрайбургский личностный опросник» (РР1) (И.Фаренберг, X. Зелг и Р. Гампел, 1970, адапт. Т.И.Рогинской);

• «Личностный дифференциал» (Е. Ф. Бажин, А. М. Эткинд, 1983).

2. Методики, применяемые для исследования эмоционального статуса:

• «Оценка нервно-психического напряжения, астении, сниженного настроения» (Т. А.Немчин, 2004);

• «Опросник ситуативной и личностной тревожности» (Ч. Д. Спилбергер, Ю. Л.Ханин, 2004).

3. Для исследования удовлетворенности супружескими отношениями и согласованности отношения к браку между супругами применялся «Тест-опросник удовлетворенности браком» (Столин В. В., Романова Т. Л. и др., 1996).

4. Для изучения самовосприятия возможной беременности только у испытуемых с идиопатическим бесплодием использовался модифицированный вариант проективного рисуночного теста «Я и мой ребенок» (Г. Г. Филиппова, 2002).

Третья глава «Психологическое значение фактора репродуктивной неполноценности для психосоциального функционирования женщин с диагнозом бесплодие» настоящего диссертационного исследования посвящена изучению особенностей личностного функционирования женщин с диагнозом бесплодие в сравнительном сопоставлении с репродуктивно здоровыми женщинами. Таким образом, было изучено психологическое значение фактора репродуктивной неполноценности у женщин с бесплодием.

В качестве основной группы представлена вся выборка женщин с диагнозом бесплодие (женщины с установленным диагнозом бесплодие и женщины с идиопатическим бесплодием). В качестве контрольной группы была исследована группа репродуктивно здоровых женщин (те, женщины, которые не имеют в анамнезе трудностей с зачатием и вынашиванием ребенка, родившие одного и более детей).

Параграф «Результаты клинико-психологического исследования значения фактора репродуктивной неполноценности для психосоциального функционирования женщин с диагнозом бесплодие» посвящен описанию содержания и результатов клинико-психологического этапа исследования испытуемых.

Результаты реализации клинико-психологического этапа исследования позволяют отметить, что, в отличие от репродуктивно здоровых женщин, эмоциональный статус женщин, страдающих бесплодием, в 60% случаев характеризуется суженным преимущественно негативным диапазоном переживаний, навязчивым характером, вязкостью эмоциональных состояний (50%). Слабость эмоционального контроля в сочетании со стремлением к гиперконтролю переживаний проявляется в эмоциональной инконгруентности, искусственности поведения, в отрицании очевидных внешних проявлений эмоций (40% женщин с бесплодием).

Со слов исследованных женщин, они склонны связывать изменение их личностного функционирования с переживанием ситуации бесплодия (90%). К таким изменениям женщины с бесплодием отнесли: сужение временной перспективы, преобладание в качестве жизненной позиции «здорового эгоизма», реформирование и сужение поля социальной активности.

Исследованные женщины с бесплодием отмечали, что близкие и родственники указывают на несвойственные до актуализации проблемы бесплодия такие личностные характеристики испытуемых как неспецифическая тревожность (у 40% женщин с бесплодием), импульсивность в поведении и общении (40%), которая иногда сопоставима с проявлениями агрессивности.

Чувство собственной неполноценности, сомнения в своей женской, сексуальной привлекательности, отмечаемые 70% женщин с бecплoдиeмj как следствия переживания ситуации бесплодия, могут выступать фактором дестабилизации удовлетворенности супругов в интимных, духовных взаимоотношениях. В связи с этим, по словам бесплодных женщин, они чувствуют себя уязвленными, зависимыми, обязанными перед супругами.

Параграф «Результаты экспериментально-психологического исследования значения фактора репродуктивной неполноценности для психосоциального функционирования женщин с бесплодием» представляет итоги исследования женщин, страдающих бесплодием в сравнение с репродуктивно здоровыми женщинами по описанному банку методик. Результаты экспериментально-психологического исследования

анализировались при сопоставлении с результатами, полученными на клинико-психологическом этапе исследовании.

Особенности личностного функционирования были исследованы с помощью «Я-структурного теста», РР1. Применение методики «Я-структурный тест» позволило получить значимые различия между женщинами с бесплодием и репродуктивно здоровыми женщинами по 9 шкалам из 18. Анализ результатов «Я-структурный теста» свидетельствует о том, что женщины, страдающие бесплодием, в отличие от репродуктивно здоровых женщин, могут испытывать трудности с выражением эмоций, предпочтений, для них характерен дисбаланс между действиями и смыслосодержащими установками, они склонны реальную деятельность и отношения заменять уходом в фантазирование (повышение показателя по шкале «Дефицитарная агрессивность» - Р<0,01). Женщины с диагнозом бесплодие более тревожно, в сравнении с репродуктивно здоровыми женщинами, реагируют на нейтральные обстоятельства, склонны преувеличивать степень опасности, трудности событий, неуверенны в своих компетенциях (понижение показателя по шкале «Конструктивная тревожность» - Р<0,001). Женщины, страдающие бесплодием, более зависимы от мнения социума, чем репродуктивно здоровые женщины, чувствительны к оценке их поведения и личности со стороны окружающих, недоверчивы к своему соматическому и психическому опыту (понижение показателей по шкалам «Конструктивное внешнее я-отграничение» - Р<0,001, «Конструктивное внутреннее я-отграничение» - Р<0,001).

Сопоставление данных исследования женщин, страдающих бесплодием, и репродуктивно здоровых женщин по опроснику БР1 выявило значимые различия по 4 шкалам из 12. Женщины, страдающие бесплодием, имеют низкую потребность в общении в сравнение с репродуктивно здоровыми испытуемыми (понижение показателя по шкалам «общительность», «интроверсия - экстраверсия» - Р<0,001). Как показал клинико-психологический этап исследования, диагноз бесплодие сопоставим с «неполноценностью», стыдом, с неуверенностью в своей женской привлекательности, социальной компетентности, что является мотивирующим фактором для реформирования и сужения социальной активности, общения с близкими. В подтверждение данных «Я-структурного теста» и клинической беседы показатели по шкалам «уравновешенность» и «депрессивность» при Р<0,001 свидетельствуют о недостаточной защищенности к воздействию стресс-факторов, низкой активности, оптимистичности у женщин с бесплодием в сравнение с репродуктивно здоровыми женщинами.

Особенности восприятия себя, специфика самооценки исследовались с помощью «Я-структурного теста», БР1, «Личностного дифференциала». Данные экспериментально-психологического исследования с применением методики «Личностный дифференциал» обнаружили значимые различия по шкале «Сила» при Р<0,01 между женщинами с бесплодием и репродуктивно здоровыми женщинами, что подтверждает данные «Я-структурного теста», опросника РР1 и клинической беседы о нестабильной самооценке, о чувстве

неполноценности, о восприятии собственной уязвимости перед социумом у женщин с бесплодием в отличие от репродуктивно здоровых женщин.

Уровень психического здоровья у женщин, страдающих бесплодием, в сравнение с репродуктивно здоровыми женщинами, был исследован с помощью «Методики оценки психического здоровья». Женщины с диагнозом бесплодие имеют выраженный дефицит реализации конструктивно-адаптационных ресурсов, фрустрированную потребность в реализации личностного потенциала в сравнение с репродуктивно здоровыми женщинами (Р<0,001), что, как стало известно из клинической беседы, является следствием диагноза бесплодие как ограничителя профессиональной, социальной активности, а также высокой значимости в переживании бесплодной женщиной нереализованности такой мотивационно-потрсбностной сферы, как материнство.

Специфика семейных отношений, согласованность в восприятии брака у супругов анализировались по результатам методики «Тест-опросник удовлетворенности браком». Полученные данные свидетельствует об отсутствии различий в восприятии супружеских отношений у женщин с бесплодием и репродуктивно здоровых женщин, а также у их супругов. Тем не менее, клиническая беседа позволила объективировать специфичность функционирования семьи бесплодной женщины. Для того чтобы поддерживать ценность семейных взаимоотношений в бесплодной семье от супругов требуется реализация дополнительных усилий для актуализации смыслов существования семьи, создания комфортного положения, для духовного восполнения отсутствия детей.

В итогах главы резюмировано обосновывается психологическое значение фактора репродуктивной неполноценности в качестве психотравмирующего для личностного функционирования женщин с бесплодием.

Четвертая глава диссертации «Психологическое значение фактора репродуктивной неопределенности для психосоциального функционирования женщин с бесплодием» представляет результаты клинико-психологического и экспериментально-психологического исследования отношения к болезни, особенностей личностного функционирования, особенностей взаимоотношений в семье женщин с бесплодием.

Параграф «Результаты клинико-психологического исследования значения фактора репродуктивной неопределенности для психосоциального функционирования женщин с бесплодием» определяет данные, полученные на клинико-психологическом этапе исследования в соответствие с задачами диссертации.

ЬОшнико-психологический этап исследования определил, что женщины с установленным бесплодием демонстрируют различные типы реагирования на диагноз: острая, продолжительная реакция (35%), отрицание (25%), реакция обиженного человека(30%), относительно спокойное реагирование (15%). У женщин с идиопатическим бесплодием выражен смешенный характер

реакций на бесплодие, с периодической актуализацией то одного, то другого типа. Периоды оптимистического ожидания беременности, активности, эмоционального подъема меняются периодами разочарования, с преобладанием сниженного настроения, апатии, переживания безысходности. Для женщин неопределенность репродуктивного статуса символизирует надежду на зачатие и рождение ребенка при одновременном напряженном ожидании, беспокойстве, усталости.

Психологическое значение фактора неопределенности репродуктивного положения проявляется в том, что не позволяет сформировать отношение к болезни, способствует развитию мистификаций при интерпретации собственной бездетности, таким образом, пациентки оказываются фиксированными продолжительное время на стадии «торга» в принятии диагноза (80% женщин с идиопатическим бесплодием). Конфликтность, субъективный трагизм стадии «торга» определяется тем, что для многих из них принять факт бесплодия означает потерять шанс на рождение ребенка, блокировать смыслообразующую потребность (70%). В 70% случаев описанная несформированность отношения к болезни провоцирует неопределенность в отношении к себе, развитие напряженного переживания непредсказуемости личного будущего, переживания бесконтрольности, безвыходности трагедии бездетности.

Переживания женщин с установленным бесплодием связаны с осознанием ими факта бесплодия, невозможности стать биологической матерью, с осознанием своей физической неполноценности. Женщины с идиопатическим бесплодием считают, что находятся в тяжелом эмоциональном состоянии с момента актуализации проблемы (80%), ситуация неопределенности репродуктивной функции воспринимается ими как ситуация «непереносимо тревожного, напряженного ожидания» (75%). Они находятся под влиянием стигматизации и самостигматизации, которые проявляются не только в переживании физической неполноценности, но и в беспокойстве о собственной психической адекватности (85%), что формирует развитие неспецифических страхов, чувства собственной ущербности в ситуации подозрительности и насмешек от окружения (80%).

Клиническая беседа позволила определить, что в 65% случаев женщины с идиопатическим бесплодием в отличие от женщин с установленным бесплодием оказались в ситуации непонимания их переживания репродуктивного положения, как со стороны дальнего социального окружения, так и со стороны близких родственников. Другими словами, неопределенность диагноза не дает женщинам «право на переживание». У женщин с установленным бесплодием их диагноз вызывает эмоции горя, печали, тоски, у женщин с идиопатическим бесплодием их неопределенное репродуктивное положение опосредовано эмоциями стыда, отчаянья, но и надежды, что стимулирует поиск пути разрешения проблемы, поддерживает физическую и психическую активность, актуализирует смыслы существования семьи.

Сведенья клинической беседы позволили уточнить, что женщины с установленным бесплодием имеют возможность адаптироваться к новому качеству жизни, компенсировать свое бездетное положение; женщины с идиопатическим бесплодием пребывают в продолжительной ситуации дефицита адаптации, декомпенсации, что обусловлено генерализацией неопределенности репродуктивного положения на все сферы жизни (90%). Копинг стратегии, применяемые в стрессовых ситуациях (поддержка и помощь родных и близких, увлеченность, интенсификация в работе, общении и т. д.) оказываются малоэффективными в ситуации репродуктивной неопределенности, временно снижают нервно-психическое напряжение регрессивные формы поведения и максимальная занятость женщин днем.

Женщины с установленным бесплодием используют профессиональные достижения, увлечения, общение как компенсацию своего бездетного положения, как канал для утилизации нервно-психического напряжения. Психологическое значение фактора репродуктивной неопределенности проявляется в том, что женщинам необходимо затратить максимум усилий на диагностику здоровья, определения своего будущего, и, находясь под влиянием стигматизации и самостигматизации, они тяготятся реализацией профессиональной, социальной активности (70%).

Для семей, где психологическое значение имеет фактор репродуктивной неопределенности, актуализируется необходимость адаптироваться не к новому статусу бесплодной пары, а к нестабильности, неопределенности в отношениях, в перспективах. Все исследованные женщины с идиопатическим бесплодием испытывают страдания из-за трудности объяснения супругу своих переживаний; из-за чувства женской, супружеской неполноценности, ущербности, зависимости от выбора супруга (90%). В свою очередь супруги недовольны снижением качества семейной жизни (90%), которое, по их представлениям, связано с гипертрофированной погруженностью женщины в решение проблемы бесплодия при пренебрежительной позиции к другим аспектам и традициям брака.

Женщины с идиопатическим бесплодием зачастую воспринимают интимные отношения преимущественно как способ зачатия, а супруга - как объект для реализации потребности в материнстве, что обуславливает инструментализацию, искусственность секса, недоверие,

неудовлетворенность у супругов. Чувство вины, страха у мужчины за свои возможные проблемы в репродуктивной системе, чувство «неполноценности», тревоги за свое физическое и психическое здоровье у женщин с идиопатическим бесплодием оказывают угнетающее воздействие на сексуальное влечение супругов, минимизирует удовлетворение от интимных отношений.

Близкие родственники недопониманием, чрезмерной заботой, сочувствием провоцируют развитие неудовлетворенности в супружеских парах, усиливают переживания женщины по поводу неопределенного репродуктивного положения. В связи с этим, супруги предпочитают маскировать, ретушировать реальное положение семьи и проблемы женщины

перед семейным окружением (90%), что усиливает переживание виновности, психологическое неприятие происходящего у супругов.

В параграфе «Результаты экспериментально-психологического исследования значения фактора репродуктивной неопределенности для психосоциального функционирования женщин с бесплодием» представлены тестовые данные женщин с идиопатическим бесплодием и женщин с установленным бесплодием, которые анализировались в сравнительном отношении. Экспериментально-психологические данные по выбранному банку методик сопоставлялись с результатами клинико-психологического этапа исследования.

Особенности личностного функционирования и эмоционального состояния были диагностированы с помощью «Я-структурного теста», РР1, опросника Немчина. По результатам «Я-структурного теста» были получены значимые различия между женщинами с идиопатическим бесплодием и женщинами с установленным бесплодием по показателям шкал центральных Я-функций (см. Диаграмму 1). Результаты исследования по шкале «Конструктивная агрессивность» Я-структурного теста» свидетельствуют о том, что у женщин с идиопатическим бесплодием в сравнение с женщинами, имеющими установленное бесплодие (Р<0,05) больше выражено переживание бесперспективности жизни, сужение временной перспективы, отсутствие ресурсов для отстаивания своей позиции, интересов. Описываемые результаты могут являться психологическим отражением фактора репродуктивной неопределенности: следствием переживания своего «необычного» для социума диагноза, страха неприятия, закрытости в контактах. Для женщин с идиопатическим бесплодием в большей степени характерны трудности дифференцированного восприятия проблем, реализации совладающего с трудностями поведения (показатели по шкале «Конструктивный страх» - Р<0,001).

Результаты экспериментально-психологического исследования с помощью Я-структурного теста (шкала «Конструктивное внутреннее я-отграничение» - Р<0,001) в подтверждении данных клинической беседы свидетельствуют о том, что фактор репродуктивной неопределенности проявляется в дисбалансе психического и физиологического, в тревожном восприятии изменений физиологического статуса, психических особенности у женщин с бесплодием. Противоречивость исследованных женщин с идиопатическим бесплодием в сравнение с женщинами с установленным бесплодием проявляется также в неуверенности в себе, в низкой самооценке, в неопределенности концепции Я, в трудностях самопрезентации (шкалы «Деструктивный нарциссизм» - Р<0,05, «Дефицитарный нарциссизм -Р<0,01) при одновременной чувствительности к вниманию их поведения, личностных особенностей, непринятии критики со стороны, неадекватной обидчивости. Данные особенности могут быть опосредованы не только переживанием их физической неполноценности, но и беспокойством о своей психической состоятельности.

Диаграмма 1. Усредненный профиль шкальных оценок по результатам использования «Я-структурного теста» в группах женщин с идиопатическим и установленным бесплодием.

Исследование с помощью опросника РР1 позволило получить значимые различия по 3 шкалам из 12 («невротичность», репрессивность», «эмоциональная лабильность»). Показатель по шкале «невротичность» (Р<0,01) опросника позволил описать в данном параграфе, что женщины с идиопатическим бесплодием отличаются от женщин с установленным диагнозом бесплодие выраженной невротичностью, протекающей по астеническому типу, что может указывать на склонность к психосоматизации, на нарушение адаптивного качества жизни. Из клинической беседы известно, что для женщин с идиопатическим бесплодием характерно чередование периодов активности, позитивного прогнозирования с периодами выраженной пессимистической позиции, физической и психической астенизации. Такие своеобразные «психологические качели» способны привести к энергетическому дефициту, внутренней конфликтности. Анализ результатов, полученных с помощью шкал «депрессивность» (Р<0,001) и «эмоциональная лабильность» - Р<0,05 указывает на то, что неопределенность репродуктивного положения вызывает значительное снижение уровня настроения, выраженную эмоциональную лабильность у женщин с бесплодием.

В подтверждение ранее описанных результатов исследования об особенностях психоэмоционального состояния испытуемых были обнаружены значимые различия по всем трем шкалам опросника Немчина (см. Таблицу 1) между женщинами с установленным бесплодием и женщинами с идиопатическим бесплодием. Результаты показывают, что фактор неопределенности репродуктивного положения в отличие от фактора

репродуктивной неполноценности проявляется в высоком уровне нервно-психического напряжения у женщин с бесплодием, в наличии психической астении, в развитии хронического субдепрессивного фона настроения.

Таблица 1. Шкальные оценки по методике «Оценка нервно-психического напряжения, астении, сниженного настроения» у женщин с установленным и идиоматическим бесплодием.

Группы Шкалы Женщины с идиопатическим бесплодием п=42 М + щ Женщины с установленным бесплодием п=36 М + т Р

Нервно-психическое напряжение 60,5 ±2,3 50,7 ±2,9 <0,01

Астения 76,7 ± 2,3 59,7 ± 3,4 <0,001

Сниженное настроение 59,5+.1,4 51,8 ± 1,3 <0,001

М(Меап) - среднее; т (Sdt. Error Mean) - ошибка среднего.

Отметим, что применение тестов при сравнении женщин с бесплодием и «здоровых» женщин подтвердило различия в содержании эмоциональной сферы только между женщинами с идиопатическим бесплодием и репродуктивно здоровыми женщинами. Отличий в эмоциональной сфере у женщин с установленным бесплодием и репродуктивно здоровых женщин диагностировано не было. Такие результаты могут свидетельствовать о том, что переживание неопределенности репродуктивного положения характеризуется более тяжелым, деструктивным психо-эмоциональным состоянием у исследованных женщин с бесплодием, чем переживание репродуктивной неполноценности.

Проведенное исследование с помощью «Методики оценки психического здоровья» позволяет указать на значительное снижение уровня психического здоровья у женщин с идиопатическим бесплодием в сравнение с исследованными женщинами, имеющими установленное бесплодие (Р<0,001). Таким образом, фактор репродуктивной неопределенности определяет существенный дефицит функционирования адаптационного потенциала и реализации психического потенциала личности. Неопределенность настоящего при идеализации прошлого и надежды на будущее создают предпосылки для трудностей полноценного психосоциального функционирования в реальности; фрустрированная потребность деторождения как особо значимой потребности, переживание своей физической и психической неполноценности также являются препятствием для поддержания психического здоровья у женщин с бесплодием.

По результатам экспериментально-психологического исследования особенностей семейных отношений (применение «Теста-опросника удовлетворенности браком») было установлено, что женщины с установленным бесплодием больше удовлетворены своим семейным положением, чем женщины с идиопатическим бесплодием (Р<0,05). Удовлетворенность супружескими отношениями в семьях, где

репродуктивный статус определен, может быть опосредована предсказуемостью семейной истории, развитием адаптации супругов к новому положению семьи, их взаимным выбором сохранить отношения в ситуации бездетности. В таких семьях женщины компенсируют своим супругам отсутствие детей бытовым, эмоциональным комфортом, качеством интимных отношений, поиском заместительного объекта для реализации родительской привязанности. Переживание супругами неопределенности репродуктивного положения обуславливает напряженность, инконгруентность, низкую спонтанность и удовлетворенность в отношениях, а также чувство вины за невозможность изменения ситуации и за низкую «компетентность» для помощи друг другу. Мужчины в ситуации неопределенности репродуктивного статуса жены, по причине непонимания со стороны социума их необычной проблемы, из-за преобладания стыда, смущения за себя и жену привыкли ретушировать, скрывать реальные отношения, реальную семейную ситуацию, заявляли о семейных трудностях только в процессе клинической беседы.

В заключении главы представлено обобщение исследования психологического значения фактора неопределенности репродуктивного статуса для психосоциального функционирования женщин с бесплодием.

Пятая глава настоящего диссертационного исследования дифференцированно описывает роль фактора репродуктивной неопределенности в психологическом статусе женщин с идиоиатическим бесплодием, у которых есть в анамнезе единственное зачатие с последующими неудачными попытками (12 женщин) и женщин с идиопатическим бесплодием, у которых не было ни одного зачали (30 женщин). Для более удобного описания была введена терминология дня женщин, не имеющих зачатий - женщины «с первичным» идиопатическим бесплодием - в дальнейшем группа 1, для женщин, имеющих единственное зачатие - женщины «с вторичным» идиопатическим бесплодием -в дальнейшем группа 2.

Глава начинается с клинико-психологической информации об особенностях отношения к болезни и психосоциального функционирования исследованных женщин «с первичным» и «вторичным» идиопатическим бесплодием.

Женщины группы 1 ассоциируют свой неопределенный репродуктивный статус, отсутствие зачатия с временной, необъяснимой медициной «неготовностью организма» (70%), со страданиями, ожиданием, которые определены Богом, Судьбой (60%), а также с особенностями своего психического состояния (80%). Все исследованные женщины группы 1, в отличие от женщин группы 2, обеспокоены своей психической псевдонеполноценностью, которая, по их мнению, может быть причиной отсутствия зачатий. В данном случае речь, возможно, идет о так называемой «психологической контрацепции».

По причине зачатия в прошлом женщины, страдающие «вторичным идиопатическим бесплодием», не соотносят свое репродуктивное положение с болезнью, пребывая в условном статусе «матери нерожденного ребенка» (60%) или в статусе репродуктивно здоровой женщины, испытывающей временные трудности с зачатием (40%).

Женщины с «первичным идиопатичееким бесплодием» в 85% случаев демонстрируют активную позицию совладания с ситуацией неустановленного диагноза, компенсаторно используя доступные способы оптимизации своего репродуктивного статуса, в отличие от пассивного ожидания разрешения описываемых трудностей женщинами с «вторичным идиопатичееким бесплодием». Гипертрофированное стремление преодоления проблемы неопределенного репродуктивного статуса у женщин группы 1 приводит к выраженной психоэмоциональной напряженности, к минимизации социального функционирования, к пренебрежению различными сторонами супружеских отношений и семейной конфликтности.

У всех женщин группы 2 переживание неустановленного диагноза бесплодие опосредовано чувством вины за прерывание единственной беременности в прошлом, идеей наказания за это, самоограничения, что находит отражение в психологическом статусе, в социальных, семейных отношениях. Описываемые женщины характеризуются вязкостью, ригидностью негативных переживаний, связанных с самообвинением, недовольством собой, что, возможно, способствует снижению субъективно непереносимого чувства вины. У женщин группы 1 фактор неопределенности репродуктивного положения вызывает высокую тревогу, неспецифическое беспокойство (80%).

Женщины группы 1 склонны к социально-ориентированному переживанию трудностей (70%), в отличие от исследованных женщин группы 2 (90%), которые замкнуты в переживании ситуации неопределенного репродуктивного статуса, направлены на внутренний диалог, что значительно повышает нервно-психическое напряжение.

Клтшко-психологические данные раскрывают, что трудности в браке у женщин группы 1 были вызваны минимизацией эмоциональных и временных ресурсов, которые они затрачивают на различные аспекты брака в связи с поглощенностью в преодоление проблемы неопределенности репродуктивного положения. Женщины группы 2 наоборот чрезмерно пытаются компенсировать супругу отсутствие детей в семье, чем провоцируют непонимание, напряженность, недовольство собой у супругов, искусственность, натянутость взаимоотношений.

Несмотря на описанные трудности, большинство женщин с неуточненным бесплодием (70%) считают свое положение более удачным, «выгодным», чем у женщин с установленным бесплодием. Надежда на благоприятное завершение ситуации позволяет им не терять веры при ожидании беременности.

Данные экспфиментально-психологического этапа исследования сопоставлялись с данными клинико-психологического этапа исследования. Таким образом было установлено значение фактора неопределенности репродуктивного положения для социально-психологического функционирования женщин с «первичным» и «вторичным» идиопатичееким бесплодием.

В соответствие с задачами исследования было установлено психологическое значение фактора репродуктивной неопределенности для эмоциональной, личностной, социальной сферы женщин группы 1 и группы 2. Использование «Я-структурного теста», РР1, опросника Немчина

позволило получить данные о личностном и эмоциональном функционировании описываемых женщин.

Статистический анализ данных по «Я-структурному тесту» указал на достоверные различия между группой женщин с «первичным идиопатическим бесплодием» и группой женщин с «вторичным идиопатическим бесплодием» по таким шкалам как: «Дефицитарный страх» (Р<0,001), «Деструктивное внешнее Я-отграничение» и «Дефицитарное внешнее Я-отграничение» (Р<0,01), «Деструктивное внутреннее Я-отграничение» и «Дефицитарное внутреннее Я-отграничение» (Р<0,05).

Результаты методики в подтверждение данных клинической беседы позволяют говорить о том, что женщины группы 2 в сравнение с женщинами группы 1 социально дисциплинированны, зависимы от норм общества, вместо активной позиции преодоления трудностей выбирают бездействие. Женщины группы 1 при общей сенситивности, впечатлительности характеризуются рассогласованностью эмоционального опыта, склонны к внешненаправленному, аффективному реагированию, а женщины группы 2 к гиперконтролю переживаний, к ограниченности, скованности поведенческих реакций.

Исследование с помощью опросника БР! позволило выявить наличие значимых различий между описываемыми женщинами по 9 основным шкалам; применение опросника Немчина выявило наличие значимых различий по шкалам «нервно-нсихическое напряжение» и «сниженное настроение».

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о выраженном чувстве вины, вязкости отрицательных эмоций и отражаются в более высоких показателях депрессивности (Р<0,01) у женщин группы 2 в сравнение с женщинами группы 1. Несмотря на то, что тестовые данные не свидетельствуют о выраженной лабильности переживаний у женщин группы 1, сами исследованные указывали на цикличность настроения, на отсутствие устойчивой позиции по отношению к ситуации бездетности.

Экспериментально-психологическое исследование указывает на то, что женщины группы 2 имеют более высокие показатели по шкале «невротичность» опросника РР1 (Р<0,001) в сравнение с женщинами группы 1, соответственно, женщины с «вторичным идиопатическим бесплодием» более подвержены психосоматическим расстройствам, развитию астенического синдрома. Клиническое интервью в подтверждение описанных экспериментальных данных о высоком нервно-психическом напряжении женщин с неуточненным бесплодием позволило описать, что женщины с «вторичным идиопатическим бесплодием» демонстрируют закрытость переживания, не имеют потребности выражения чувств, склонны к аутоагрессии. У женщин с «первичным идиопатическим бесплодием» высокое нервно-психическое напряжение наоборот обусловлено скрытым или явным запретом выражения переживаний со стороны социума при значительной потребности в этом, а также выраженным беспокойством не только о репродуктивном здоровье, но и о психической полноценности.

Женщины группы 2 имеют более низкие показатели по шкалам «общительность» (Р<0,05), «открытость» (Р<0, 001) и высокие показатель по шкале «застенчивость» (Р<0,001) в сравнение с женщинами группы 1.

Описанные данные опросника РР1 подтверждают клинико-психологические сведенья о склонности женщин с «вторичным идиопатическим бесплодием» скрывать переживания, об их низкой потребности в аффилиации, об инконгруентности эмоциональных проявлений.

Особенности отношения к себе, качество самопринятия были диагностированы методикой «Личностный дифференциал». Выраженное чувство вины, стремление к самонаказанию, характерные для женщин группы 2, переживание по поводу своего физического и психического несоответствия «настоящей женщине и жене», психологическая усталость от неопределенности у женщин группы 1 соотносится с низкими показателями по шкале «Оценка» и «Сила» «Личностного дифференциала», которые свидетельствуют о трудностях принятия себя, недовольстве своими поступками, личностными качествами, об отношении к себе как к зависимому, слабому человеку.

Тестовые данные по «Методике оценки психического здоровья» не обнаружили значимые различия между описываемыми группами женщин, и свидетельствуют о дефиците реализации адаптационных возможностей, о низкой защищенности к воздействию стресс факторов и о недостаточном для полноценного социально-психологического функционирования уровне психического здоровья у исследованных женщин обеих групп. Таким образом, несмотря на дифференцированные психологические проявления фактора неопределенности репродуктивного статуса у женщин с «первичным» и «вторичным» идиопатическим бесплодием, описываемый фактор является психотравматичным для всех исследованных женщин с неуточненным бесплодием.

Исследование, описанное в главе 6, позволило выделить следующие предикторы выраженности переживания ситуации неопределенности репродуктивного статуса у женщин с идиопатическим бесплодием: высокий уровень образования, отсутствие работы, длительное проживание в браке, проживание в официальном браке, воспитание в неполной семье, поздний возраст первого обращения по проблеме репродукции, длительное наблюдение по проблеме «неуточненного» бесплодия.

В Обсуждении результатов проводится анализ проведенного исследования, сопоставляются данные клинико-психологическош и экспериментально-психологического этапов с информацией из доступных литературных источников по обсуждаемой проблеме. Обсуждается специфика отношения к болезни женщин с бесплодием, которые пребывают в ситуации неопределенности репродуктивного положения. Рассматривается психологическое значение фактора репродуктивной неопределенности для психосоциального функционирования женщин с бесплодием. Анализируется значение феномена стигматизации и самостигматизации для женщин с бесплодием, а также особенности воздействия на самовосприятие и социально-психологическое функционирование данных феноменов для женщин с идиопатическим бесплодием.

В заключение объективируется необходимость и специфика психокоррекционной помощи женщинам с бесплодием, которые находятся в ситуации неопределенности репродуктивного статуса, в связи с этим были

обозначены мишени психокоррекционного воздействия. Предварительные данные позволяют говорить о необходимости работы с эмоциональным состоянием женщин, страдающих идиопатическим бесплодием, в качестве непосредственных мишеней могут выступать нервно-психическое напряжение, генерализованная тревога, дефицит способности дифференцировать собственные чувства, эмоции, состояния. При коррекции особенностей личностного функционирования, прежде всего, необходимо обратить внимание на развитие терпимости к влиянию стигматизации, расширение круга социальных интересов. Опыт работы показывает, что гармонизация семейных отношений будет возможна при оказании психокоррекционной помощи обоим супругам, и должна заключаться в сокращении дефицита способности к открытым контактам в супружеских отношениях, в коррекции масштаба ответственности за семейную ситуацию, в повышении коммуникативной супружеской компетентности.

1. Неопределенность репродуктивного статуса при бесплодии является сильным психотравмирующим фактором, который проявляется в различных сферах психосоциального функционирования женщин: обуславливает специфику внутренней картины болезни, приводит к тяжелым эмоциональным переживаниям, личностной дисфункциональное™, нарушениям межличностного взаимодействия.

2. Отношение к болезни у женщин с идиопатическим бесплодием характеризуется несформированностью когнитивной концепции болезни с существенным удельным весом мистических интерпретаций причин отсутствия зачатия, обуславливает лабильность эмоциональных реакций и отношения к диагнозу, внутреннюю конфликтность при попытке субъективного принятия своего репродуктивного статуса, дефицитарностью конструктивных стратегий адаптации к болезни, т. е определяется фиксированностью на так называемой стадии «торга принятия диагноза».

3. В эмоциональном состоянии женщин с бесплодием фактор неопределенности репродуктивного статуса выражается интенсивным нервно-психическим напряжением, сниженным настроением, выраженной генерализованной тревожностью, эмоциональной лабильностью, недостаточностью эмоциональной экспрессии.

4. Фактор неопределенности репродуктивного статуса у женщин с бесплодием проявляется в трудностях дифференцированного восприятия проблем, в дефицитарности адаптационных возможностей и реализации совладеющего поведения, в противоречивости самооценки, в беспокойстве о своей физической и психической полноценности, в склонности к самостигматизации, в значительном сужении круга интересов и временной перспективы, в недостаточной регуляции межличностной дистанции, тем самым обуславливая значительную личностную дисфункциональность.

5. Женщинам с идиопатическим бесплодием и их мужьям свойственны трудности адаптации к неопределенному положению семьи, противоречивость, искусственность во взаимоотношениях с родственниками, ретуширование существующих проблем, переживаний, а также супружеская

духовная, сексуальная дисгармония, низкая экспрессивность в семейных отношениях, пренебрежение, обесценивание семейных ритуалов и традиций.

6. Важным фактом, обуславливающим специфику проявления неопределенности репродуктивного статуса при бесплодии является наличие или отсутствие беременности в анамнезе: женщины, не имеющие зачатия в анамнезе фиксированы на продолжительном уточнении диагноза, на собственной репродуктивной и психической полноценности, другими словами, на актуальной ситуацией; для женщин, имевших зачатие в анамнезе наиболее значима ситуация прерывания беременности в прошлом, которая усиливает психотравмирующее переживание репродуктивной неопределенности в настоящем.

7. Предикторами выраженности переживания ситуации неопределенности репродуктивного статуса и психосоциальной дисфункциональности женщин с идиопатическим бесплодием являются: высокий уровень образования, отсутствие работы, проживание в официальном браке, длительное проживание в браке, воспитание в неполной семье, поздний возраст первого обращения по проблеме бесплодия, длительное наблюдение по проблеме бесплодия (более 4 лет).

8. Женщины с бесплодием, пребывающие в хронической ситуации неопределенности репродуктивного статуса, нуждаются в специализированной психопрофилактичсской и психокоррекционной работе, направленной, прежде всего, на снижение нервно-психического напряжения, развитие терпимости к влиянию стигматизации, расширение круга интересов, сокращение дефицита способности к открытым контактам в супружеских отношениях, коррекцию масштаба ответственности за семейную ситуацию, повышение коммуникативной супружеской компетентности.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Дементьева Н. О., Бочаров В. В. Психологические аспекты исследования женского бесплодия «неясной этиологии» / Н. О. Дементьева, В. В. Бочаров // Вестник Санкт-Петербургского университета. - 2010. - Серия 12. - Выпуск 1. - С. 131 -139.

2. Дементьева Н. О. Психологический портрет женщин с неустановленным бесплодием / Н. О. Дементьева //Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Психопрофилактика, психогигиена и психотерапия в становлении психологической службы России» 19 - 20 сентября 2003. - Часть 2. - Воронеж: Воронежский государственный педагогический университет. - 2003. - С. 32 - 37.

3. Дементьева Н. О. Психологическая характеристика женщин с диагнозом «бесплодие неясной этиологии» ! Н. О. Дементьева // Вестник Балтийской педагогической академии. - 2005. - Вып. 61. - С. 66 - 70.

4. Дементьева, Н. О. Особенности психического здоровья женщин с диагнозом "бесплодие неясной этиологии" / Н. О. Дементьева // Физическое и психическое здоровье молодежи изменяющейся России : материалы всероссийской научно-практической конференции, 17-19 июня 2005 года, Петрозаводск - Сортавала. -Петрозаводск, 2005. - С. 92-97.

5. Дементьева, Н. О. Психологические аспекты исследования женского идиопатического бесплодия / Н. О. Дементьева // Здоровье - в школы! : сборник статей по материалам II Международного конгресса учителей физической культуры, 30 июня - 4 июля 2010, г. Петрозаводск / Карел, гос. пед. акад. [и др.] С. 75-80. -Петрозаводск, 2010. - С. 75-80.

Подписано в печать 05.05.2011. Формат 60x84 V)6. Гарнитура «Times New Roman». Уч.изд. л. 1,5. Усл. печ. л. 1,6. Тираж 100 экз. Изд. № 201. Заказ 954.

Карельский научный центр РАН Редакционно-издательский отдел 185003, г. Петрозаводск, пр. А. Невского, 50

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Дементьева, Надежда Олеговна, 2011 год

Введение.

Глава 1. Психологические аспекты проблемы «неуточненного женского бесплодия» (обзор литературы).

1.1 Материнство как комплексный онтогенетически и социально-обусловленный феномен.

1.2 Проблема бесплодного брака.

1.3 Медицинские аспекты бесплодия.

1.4 Психологические особенности женщин, страдающих бесплодием.

1.5 Проблема идиопатического («неуточненного») бесплодия.

1.5.1 Понятие идиопатического бесплодия.

1.5.2 Идиопатическое бесплодие. Психологическая интерпретация.

1.5.3 Идиопатическое бесплодие. Психоаналитический подход.

1. 6 Психологическое влияние фактора неопределенности диагноза на переживания и личностное функционирование пациентов.

Глава 2. Характеристика материала и методы исследования.

2.1 Характеристика материала.

2.2 Процедура обследования.

2.3 Методы исследования.

Глава 3. Психологическое значение фактора репродуктивной неполноценности для психосоциального функционирования женщин с диагнозом бесплодие.

3.1 Результаты клинико-психологического исследования значения фактора репродуктивной неполноценности для психосоциального функционирования женщин с диагнозом бесплодие.

3.2 Результаты экспериментально-психологического исследования значения фактора репродуктивной неполноценности для психосоциального функционирования женщин с бесплодием.

Глава 4í Психологическое значение фактора репродуктивной неопределенности для психосоциального функционирования женщин с бесплодием.

4.1 Результаты клинико-психологического исследования значения фактора репродуктивной неопределенности для психосоциального функционирования женщин с бесплодием.

4.2 Результаты экспериментально-психологического исследования значения фактора репродуктивной неопределенности для психосоциального функционирования женщин с бесплодием.

Глава 5. Психологическое значение фактора репродуктивной неопределенности для психосоциального функционирования женщин с «первичным» и «вторичным» идиопатическим бесплодием.

5.1 Результаты исследования значения фактора репродуктивной неопределенности для психосоциального функционирования женщин с «первичным» и «вторичным» идиопатическим бесплодием.

5.2 Психологический анализ результатов исследования значения фактора репродуктивной неопределенности для психосоциального функционирования женщин с «первичным» и «вторичным» идиопатическим бесплодием.

Глава 6. Предикторы выраженности психосоциальной дисфункциональности женщин с идиопатическим бесплодием.

Глава 7. Обсуждение результатов исследования.

Указатель литературы.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологическое значение фактора неопределенности репродуктивного статуса для психосоциального функционирования женщин с бесплодием"

Актуальность исследования. По данным социальной статистики каждый год численность населения, Российской Федерации, несмотря на правительственные меры и достижения медицинской науки и практики, сокращается, примерно на триста тысяч человек. Такая ситуация, которая обусловлена, прежде всего, низким уровнем жизни и здоровья населения, может привести к демографическому кризису (Збарская И. А., 2008; Илышев А. М., 2008; Борисов В. А., 2010).

Состояние воспроизводства населения, как считают современные социологи и врачи, за счет снижения уровня смертности исправить невозможно. Сегодня одним из главных условий; от которого всецело зависит демографическая судьба нашей страны, является - рождаемость, поддержка института семьи (Филиппов О. С., Радионченко А. А., Савостьянчик Г. Hi, 1997; Токова З; 3., 2007; Збарская И; А., 2008; Илышев А. М., 2008; Борисов В. А., 2010;). Оптимизация рождаемости, стабилизация приоритета семейных отношений обусловлены таким фактором как психическое и физическое здоровье современной женщины - потенциальной матери.

Бесплодие женщины является основным физиологическим; препятствием для рождения ребенка, для. обретения женщиной важнейшего для нее статуса материнства (Резникова В. Hi, Роговская Т. А., 1990; Юнда И. Я., 1990; Хохлова Ж. В., 2004; Камилова Д. И, 2004; Кругляк Л; Г., 2005; Феоктистов А. А., 2007; Пересада О. А., 2009; Novotny Р. Р., 1995; Pepperell R. G., Hudson В., 2002; Gardino: Sh., 2010 и др.). Кроме физиологических факторов, на проблему бесплодия оказывают влияние социальные и психологические'аспекты данного заболевания, как и в отношении любого другого серьезного хронического недуга (Николаева В. В., 1987, 2003; Колчин А., 1995; Дейнека Н. В., Мельченко Н. И., 2001; Михалевич С. И., 2002; Христие F. Л., 2005; Carenza L., Zichella L., 1979 и др.).

Особую группу женщин с бесплодием составляет те пациентки, у которых медицинский диагноз точно не определен. Другими словами, обследование по стандартным медицинским критериям не выявило причин того, чтобы беременность не наступала. В медицинской науке и в психологии данный феномен обозначен как «неясное», «неясной этиологии», «необъяснимое», «психогенное», «идиопатическое» бесплодие (Зиновьев А. Н., 1990; Федорова Т. А., 1993; Шенкер Дж., 1993; Макаричева Э. В., Менделевич В. Д., 1995, 2002; Пайнз Д., 1997; Уварова С. Г., 2002; Сорокина Т. Т., 2003; Малкина - Пых И. Г., 2005; Zech Н., 1997 и др.). В МКБ-10 под номером 97.9 представлено «женское бесплодие неуточненное».

В настоящей диссертации использован термин «идиопатическое» женское бесплодие, причем имелось в виду не собственно психологическое значение данного термина, а как наиболее научное, с нашей точки зрения, понятие, отражающее смысл репродуктивного положения исследованных бесплодных женщин вне диагностированных причин отсутствия зачатия.

Проблема женского бесплодия, установленного по медицинским критериям, в значительном количестве случаев преодолеваема благодаря достижениям акушерства и гинекологии (Пересада О. А., 2009; Резникова В. И., Роговская Т. А., 1990; Юнда И. Я., 1990; Губачев Ю: М., 1999; Корнеева И. Е., 2002; Артюхин А. А., 2004; Болдырева Н. В., 2004; Татарова Н. А., 2004; Хохлова Ж. В., 2004; Р. А. Сомдова Р. А., Макацария А. Д., 2005; Novotny Р. Р., 1995; Baker G., 2001 и др). Женщины с установленным бесплодием имеют возможность адаптироваться в новом статусе, компенсировать бездетное положение с помощью специалистов, опираясь на собственные ресурсы. Иное качество жизни определяется в тех случаях, когда женщина не может зачать ребенка вне установленных медициной обстоятельств, в ситуации неопределенности репродуктивного статуса.

Каков бы ни был взгляд медицинской науки на этиопатогенез бесплодия, в тех случаях, когда женщина не может получить ответ на вопрос о причине ее бесплодия, она попадает в особую психосоциальную ситуацию.

Сложность этой ситуации в жизни женщины не может сводиться лишь к гинекологической неопределенности. Неопределенность репродуктивного статуса создает такой жизненный контекст, который часто сам по себе вполне может рассматриваться как порождающий кризисные переживания.

В доступных психологических исследованиях, в научной литературе описаны особенности эмоциональной сферы, личностного функционирования, а также аутопластической картины болезни женщин с установленным диагнозом бесплодие (Макаричева Э. В., Менделевич В. Д., Сабирова Ф. М., 1997; Дахно Ф. В., 2005; Белоус Л. Н., 2006; Болотова В. П., 2006; Каталевская Л. Г., 2006; Мезлякова Д. А., 2006; Чадаев В. Е., 2006; Seibel М., 1997; Karimzadeh М., 2006; Omu F., 2010 и др.).

Анализ литературы по изучаемому вопросу позволил резюмировать, что исследования вопроса «неуточненного» женского бесплодия сосредоточены на интерпретации и описании причин, препятствующих зачатию ребенка. В настоящее время можно объективировать несколько точек зрения, объясняющих невозможность зачатия женщины при отсутствии диагностированных медициной причин бесплодия.

Распространенная для медицинской науки позиция о патогенетическом влиянии различных эндокринных факторов и скрытых функциональных расстройствах репродуктивной системы, которые по каким-то, в настоящее время не диагностированным, причинам не проявляются (Резникова Т. А., Роговская В>. И., 1990; Анохин Л.В., Коновалов O.E., 1994; Пшеничникова Т. Я., Сухих Г. Г., 1994 и др.).

Второй подход основан на положении о психосоматическом механизме формирования данного недуга. Суть его практически не раскрыта и видится исследователями в нарушении фертильности женщины из-за патологического воздействия аффективных переживаний (Дахно Ф. В., 1984; Кунин А.И., 1989; Колчин А., 2003; Малкина - Пых И. Г., 2005 и др.).

Также существует предположение специалистов о том, что некоторые личностные черты могут являться причиной инфертильности женщины.

Такие личностные особенности в основном описывают инфантильность женщины или ее маскулинную направленность (Макаричева Э. В., Менделевич В. Д., Сабирова Ф. М., 1997; Корсак B.C., Исакова Э.В., 2003; Свяцкевич И.Ю., 2002, Поздеева Т., 2007; Lux Е., Poston, 1983; HornyK., 2007 и др.).

Представители психоанализа рассматривают идиопатическое бесплодие с точки зрения вытесненных детских психотравм, особенно, которые связаны с неадекватными, дефицитарными взаимоотношениями с матерью (Пайнз Д., 1997; Хорни К., 2003; Уварова С. Г., 2007, Shroeder D., 1993 и др.).

В доступной литературе и исследованиях не раскрыт вопрос об уникальности психосоциальной ситуации, в которую попадает женщина с идиопатическим бесплодием. Таким образом, не исследовано и не описано, в каких особенностях переживаний и психосоциального функционирования проявляется психологическое значение фактора неопределенности репродуктивного статуса у женщин с бесплодием, те условия, когда неопределенность становиться психотравмирующей, а также направления психокоррекционной помощи^женщинам с идиопатическим бесплодием.

Целью данного исследования явилось изучение роли фактора неопределенности репродуктивного статуса для психосоциального функционирования женщин с бесплодием.

Задачи исследования: 1. Изучить роль фактора неопределенности репродуктивного статуса в отношении к болезни у женщин с идиопатическим бесплодием.

2. Исследовать влияние фактора неопределенности репродуктивного статуса в генезе'эмоционального состояния женщин с идиопатическим бесплодием.

3. Определить значение фактора неопределенности репродуктивного статуса в личностном функционировании женщин с идиопатическим бесплодием.

4. Изучить роль неопределенности репродуктивного статуса в формировании особенностей семейных взаимоотношений женщин с идиопатическим бесплодием.

5. Определить мишени психокоррекционного воздействия, разработать принципы психокоррекционной работы, направленные на оптимизацию качества жизни, гармонизацию личностного и семейного функционирования женщин с идиопатическим бесплодием.

Для решения поставленных задач использовались две группы методов. Клинико-психологический метод:

• биографический метод;

• клиническая беседа;

• . формализованное интервью

• наблюдение.

Экспериментально-психологические методы:

1. Методики для изучения особенностей личностного функционирования:

• «Я-структурный тест» (Ю. Я. Тупицын, В. В. Бочаров и др., 1998);

• «Методика оценки психического здоровья - МОПЗ» (Ю. Я. Тупицын, В. В. Бочаров и др., 2005);

• «Фрайбургский личностный опросник» (FPI) (И.Фаренберг, X. Зелг и Р. Гампел, 1970, адапт. Т.И.Рогинской);

• «Личностный дифференциал» (Е. Ф. Бажин, А. М. Эткинд, 1983).

2. Методики, применяемые для исследования эмоционального статуса:

• «Оценка нервно-психического напряжения, астении, сниженного настроения» (Т. А.Немчин, 2004);

• «Опросник ситуативной и личностной тревожности» (Ч. Д. Спилбергер, Ю. Л.Ханин, 2004).

3. Для исследования удовлетворенности супружескими отношениями и согласованности отношения к браку между супругами применялся

Тест-опросник удовлетворенности браком» (В. В. Столин, Т. Л. Романова и др., 1996).

4. Для изучения самовосприятия возможной беременности только у испытуемых с идиопатическиМ' бесплодием использовался модифицированный вариант проективного рисуночного теста «Я и мой ребенок» (Г. Г. Филиппова, 2002).

Все результаты были подвергнуты математико-статистической обработке с использованием методов многомерной статистики.

Объект исследования.

В качестве объекта исследования выступали 78 женщин, страдающих бесплодием. При этом 36 испытуемых бесплодных женщин имеют диагноз первичное бесплодие установленной этиологии. Данные медицинского обследования исключили какие-либо нарушения по установленным критериям у остальных 42 исследованных женщин. Тем не менее, у 30 из них не было ни одного зачатия, а 12 остальных женщин имеют в своем анамнезе одно искусственное прерывание беременности после единственного зачатия при последующих неудачных попытках беременности.

Таким образом, в нашем исследовании в качестве объекта исследования принимали участие 36 женщин с установленным диагнозом бесплодие и 42 женщины с идиопатическим бесплодием. Возраст исследованных женщин с установленным диагнозом бесплодия колебался от 25 до 41 года, возраст исследованных женщин с идиопатическим бесплодием - от 25 до 34 лет. На момент исследования 72% женщин с установленным бесплодием состояли в официальном браке, 28% женщин состояли в фактическом браке. На момент исследования 76% женщин с идиопатическим бесплодием состояли в официальном браке, 24% женщин состояли в фактическом браке. Высшее образование имеют 67% женщин с установленным диагнозом бесплодие и соответственно 57% женщин с идиопатическим бесплодием; среднее профессиональное образование имеют 33% исследованных женщин с установленным бесплодием и 43% женщин с идиопатическим бесплодием. Длительность наблюдения по проблеме бесплодия ограничивается двумя годами у 36% женщин с установленным , бесплодием и у 43% женщин с идиопатическим бесплодием; в период от двух до четырех лет наблюдается 36% женщин с установленным бесплодием и 38% женщин с идиопатическим бесплодием; более четырех лет наблюдаются 28% женщин с установленным бесплодием и 19% женщин с идиопатическим бесплодием.

В качестве нормативного контроля была исследована группа относительно здоровых женщин, которые не имели в анамнезе проблем с зачатием и вынашиванием ребенка, на момент исследования родили одного и более детей. Таким образом, контрольная группа была представлена 60 женщинами, ограничена возрастными рамками от 25 до 40 лет.

Группа женщин с установленным диагнозом бесплодие, группа женщин с идиопатическим бесплодием и группа относительно здоровых женщин в целом соответствовали по возрастному и социально-демографическому составу.

Также бала проведена психодиагностическая процедура с супругами / женщин (138 человек), входящих в состав экспериментальной группы и контрольной группы, с целью анализа удовлетворенности супружескими отношениями.

Исследование проводилось с 2003 по 2008 год в гинекологических клиниках и кабинетах в таких городах как: Петрозаводск, Кондопога, Сегежа, Костомукша, Питкяранта (Республика Карелия), Апатиты (Мурманская область).

Всего было обследовано 276 человек.

Предмет исследования: роль фактора неопределенности репродуктивного статуса для психосоциального функционирования женщин с бесплодием.

Гипотеза исследования: фактор репродуктивной неопределенности является психотравмирующим в ситуации женского бесплодия, проявляется в эмоциональной деструктивности, в личностной, социальной дисфункциональности женщины, в нарушении психологической структуры семьи.

Положения, выносимые на защиту:

1. Фактор неопределенности репродуктивного статуса оказывается психотравмирующим в ситуации женского бесплодия и проявляется в личностной, семейной, социальной дисфункциональности, значительно ухудшая качество жизни женщины.

2. Пребывание женщины, страдающей бесплодием, в ситуации неопределенности репродуктивного статуса не только препятствует реализации смыслообразующего мотива материнства, но и вызывает хроническое нервно-психическое напряжение, дефицитарность адаптационных возможностей, существенно влияет на самооценку, способно инициировать как духовную, так и сексуальную дисгармонию в семье.

3. Женщины, пребывающие в ситуации неопределенности репродуктивного статуса, нуждаются в специализированной психопрофилактической и психокоррекционной помощи, направленной на оптимизацию психического состояния, на расширение возможностей реализации психического потенциала, на минимизацию супружеской дисгармонии.

Научная новизна. Впервые было установлено психологическое значение фактора неопределенности репродуктивного статуса у женщин с бесплодием как психотравматичное, создающее дефицит адаптации и реализации компенсаторных механизмов. В частности, новым явилось исследование фактора неопределенности репродуктивного статуса у женщин с бесплодием, который проявился в выраженной амбивалентности в принятии - непринятии диагноза бесплодия (в фиксированности на условной стадии «торга в принятии диагноза»); в высоком уровне нервно-психического напряжения; в склонности к самостигматизации; в противоречивости концепции Я; в духовной и сексуальной дисгармонии супружеских отношений. Исследование позволило дифференцировать не изученное ранее значение фактора неопределенности репродуктивного статуса для психосоциального функционирования женщин с «первичным» и «вторичным» идиопатическим бесплодием. Впервые определены предикторы психосоциальной дисфункциональности и мишени специализированной психопрофилактической и психокоррекционной работы для женщин с идиопатическим бесплодием.

Теоретическая значимость. На модели идиопатического бесплодия проанализировано значение факта постановки диагноза как фактора, определяющего смысловую завершенность ситуации принятия роли пациента; системно исследован динамический аспект формирования отношения к болезни. Описано значение фактора неопределенности постановки диагноза у женщин с бесплодием как для интрапсихических, так 1 и для межличностных особенностей, которые, в частности, проявляются в высоком нервно-психическом напряжении, в противоречивости концепции Я, в нарушениях семейной коммуникации.

Практическая значимость исследования состоит в том, что апробирован ряд психодиагностических методик, которые позволяют объективировать переживания и психосоциальную ситуацию женщин с идиопатическим бесплодием. Определены предикторы психосоциальной, дисфункциональности, такие как: высокий уровень образования, отсутствие работы, длительное проживание в браке, поздний возраст первого обращения по проблеме бесплодия; а также установлены мишени психокоррекционного воздействия, которые должны использоваться при организации психотерапевтической и психопрофилактической работы, направленной на оптимизацию состояний и системы отношений женщин с идиопатическим бесплодием.

Достоверность результатов исследования обеспечена надежным теоретико-методологическим обоснованием эмпирического исследования, значительным объемом выборки, использованием валидных и надежных психодиагностических методик, соответствующих цели и задачам, сопоставлением данных клинического и экспериментально-психологического методов, использованием стандартизированных методов математической статистики для обработки полученных данных; согласованностью эмпирических данных с теоретическими и экспериментальными результатами, полученными другими исследователями.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования были представлены и обсуждены на заседании проблемной комиссии Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева «Медицинская психология и психотерапия», на совместном заседании кафедры психологии кризисных и экстремальных ситуаций и кафедры медицинской психологии и психофизиологии Санкт-Петербургского государственного университета. Основные положения диссертационного исследования представлены в 5 публикациях автора и в выступлениях на 7 конференциях: из них на 1 международной, 2 всероссийских, 4 межвузовских.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 235 страницах компьютерного набора, состоит из введения, обзора литературы, пяти глав с описанием собственного исследования, обсуждения результатов и выводов. Содержит указатель литературы из 220 источников (из них 67 на иностранном языке), приложения на 45 страницах. Работа иллюстрирована 1 рисунком, 35 таблицами и 31 диаграммой.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. Неопределенность репродуктивного статуса при бесплодии1 является сильным психотравмирующим фактором, который проявляется в различных сферах психосоциального функционирования женщин: обуславливает специфику внутренней картины болезни,. приводит к тяжелым эмоциональным переживаниям, личностной дисфункциональности, нарушениям межличностного взаимодействия.

2. Отношение к болезни у женщин с идиопатическим бесплодием характеризуется несформированностыо когнитивной концепции болезни с существенным удельным весом мистических интерпретаций причин отсутствия зачатия, обуславливает лабильность эмоциональных реакций и отношения к диагнозу, внутреннюю конфликтность при попытке субъективного принятия; своего репродуктивного статуса, дефицитарностыо конструктивных стратегий адаптации к болезни, т. е определяется фиксированностыо на так называемой стадии «торга принятия диагноза».

3. В эмоциональном состоянии женщин с бесплодием фактор неопределенности репродуктивного статуса выражается^ интенсивным нервно-психическим напряжением, сниженным настроением* выраженной генерализованной тревожностью, эмоциональной лабильностью, недостаточностью эмоциональной экспрессии;

4. Фактор неопределенности репродуктивного статуса у женщин с бесплодием проявляется в трудностях дифференцированного восприятия проблем, в дефицитарности адаптационных возможностей и реализации совладающего поведения, в противоречивости самооценки, в беспокойстве о своей физической и психической полноценности, в склонности к. самостигматизации, в значительном сужении круга интересов и временной перспективы, в недостаточной регуляции межличностной дистанции, тем самым обуславливая значительную личностную дисфункциональность.

5. Женщинам с идиопатическим бесплодием и их мужьям свойственны, трудности адаптации к неопределенному положению семьи, противоречивость, искусственность во взаимоотношениях с родственниками, ретуширование существующих проблем, переживаний, а также супружеская духовная, сексуальная дисгармония, низкая экспрессивность в семейных отношениях, пренебрежение, обесценивание семейных ритуалов и традиций.

6. Важным фактом, обуславливающим специфику проявления неопределенности репродуктивного статуса при бесплодии является наличие или отсутствие беременности в анамнезе: женщины, не имеющие зачатия в анамнезе фиксированы на продолжительном уточнении диагноза, на собственной репродуктивной и психической полноценности, другими словами, на актуальной ситуацией; для женщин, имевших зачатие в анамнезе наиболее значима ситуация прерывания беременности в прошлом, которая усиливает психотравмирующее переживание репродуктивной неопределенности в настоящем.

7. Предикторами выраженности переживания ситуации неопределенности репродуктивного статуса и психосоциальной дисфункциональности женщин с идиопатическим бесплодием являются: высокий уровень образования, отсутствие работы, проживание в официальном браке, длительное проживание в браке, воспитание в неполной семье, поздний возраст первого обращения по проблеме бесплодия, длительное наблюдение по проблеме бесплодия (более 4 лет).

8. Женщины с бесплодием, пребывающие в хронической ситуации неопределенности репродуктивного статуса, нуждаются в специализированной психопрофилактической и психокоррекционной работе, направленной, прежде всего, на снижение нервно-психического напряжения, развитие терпимости к влиянию стигматизации, расширение круга интересов, сокращение дефицита способности к открытым контактам в супружеских отношениях, коррекцию масштаба ответственности за семейную ситуацию, повышение коммуникативной супружеской компетентности.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Дементьева, Надежда Олеговна, Санкт-Петербург

1. Абрамченко В. В., Коваленко Н. П. Перинатальная психология: Теория, методология, опыт / В. В. Абрамченко, Н. П. Коваленко. -Петрозаводск.: Изд-во Интел Тек, 2004. 350 с.

2. Аккерман Н. Теория семейной динамики / Н. Аккерман // Семейная психотерапия: Хрестоматия / сост.: Э. Г. Эйдемиллер и др. СПб.: Питер, 2000. - С. 60 - 75.

3. Ананьев В. А. Основы психологии здоровья. Книга 1. Концептуальные основы психологии здоровья / В. А. Ананьев. СПб.: Речь, 2006.384 с.

4. Андреева Г. М, Социальная психология / Г. М. Андреева. М., 1988. -457 с.

5. Анохин Л.В., Коновалов O.E. Медико-социальные последствия бесплодия / Л. В. Анохин, О. Е. Коновалов. // Здравоохранение РФ. -1994.- №1. С. 16-20.

6. Ариес Ф., Возрасты жизни / Ф. Ариес. // Философия и методология истории: сборник статей. М., 1977. - 207 с.

7. Артюхин А. А. Техногенные причины мужской инфертильности и их профилактика / А. А. Артюхин // Медицина труда и промышленная экология. 2004. - № 10. - С. 42-44.

8. Бадинтер Э. Мужская сущность / Э. Бадинтер. М., 1995. - 304 с.

9. Балахонов А. В. Преодоление бесплодия / А. В. Балахонов. СПб.: Издательство С-Петербургского университета, 1999. - 253 с.

10. Ю.Батуев A.C. Психофизиологическая природа доминанты материнства / А. С. Батуев. И Психология сегодня. Ежегодник Рос. психол. об-ва. -1996. Т.2. - Вып. 4. - С.69 - 70.

11. И.Башкирова Н. А. Планируем ребенка: все, что необходимо знать молодым родителям / Н. Башкирова. М.: Питер, 2009. - 346 с.

12. Берн Э. Игры, в которые играют люди: Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры: Психология человеческой судьбы / Э. Берн; под ред. М. С. Мацковского. М.: Прогресс, 1988. - 400 с.

13. Бесплодие в супружестве / под редакцией профессора И. Ф. Юнды. -Киев.: Здоровья, 1992. 462 с.

14. Бесплодие всегда ли ЭКО? Бесплодие не только ЭКО // Женское здоровье. - 2004. - №7. - с.98.

15. Бесплодный брак / под редакцией Р. Дж. Пепперела, Б. Хадсона, К Вуда: перевод с английского В. Ф. Кобеляцкого. 2-е изд. - М.: Медицина, 1986. - 331 с.

16. Биоэлектрическая активность головного мозга и эмоциональное состояние пациенток при наступлении беременности после лечения бесплодия / С. М. Кульчимбаева и др. // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова, 2007. Т. 107, № 6. - С. 68-70.

17. П.Блинов Н. Н., Хомяков И. П., Шиповников Н. Б. Об отношении онкологических больных к своему диагнозу / Н. Н. Блинов и др. // Вопросы психологии. 1990. - №8. - С. 966 - 969.

18. Болдырева Н. В. Решение проблем при сложностях с зачатием ребенка / Н. В. Болдырева // Женское здоровье. 2004. - №4. - С. 15.

19. Браун Дж. Теория и практика семейной психотерапии / Дж. Браун, Д. Кристенсен. СПб.: Питер, 2001. - 352 с.

20. Бурлачук Л. Ф. Словарь-справочник по психодиагностике / Л. Ф. Бурлачук, С. М. Морозов; Гл. ред. В. Усманов. 2-е изд., перераб. и доп. - СПБ.: Питер, 2001. - 528 с.

21. Вареничева Т. Счастье в квадрате /Т. Вариничева // Социальная защита. -2008. №8.-С. 31-32.

22. Васильева В. В. Психологические особенности женщин с бесплодием /

23. B. В. Васильева и др. // Вопросы психологии. 2003. - №6. - С. 93-98.

24. Васильева, В. В. Особенности психоэмоционального статуса женщин при физиологической и осложненной беременности и программа их психологического сопровождения / В. В. Васильева, В. В. Авруцкая // Психологический журнал. 2008. - Т. 29, N 3. - С. 110-119.

25. Василюк Ф. Е. Жизненный мир и кризис. Типологический анализ критических ситуаций / Ф. Е. Василюк // Психологический журнал. -1995. Т.16. №3. С. 90-101.

26. Василюк Ф. Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций / Ф. Е. Василюк. М.: Изд-во Московского Университета, 1984. - 200 с.

27. Винникотт Д. В. Маленькие дети и их матери / Д. В. Винникот. М.: «Класс», 1994. - 204 с.

28. Владин В. Гармония семейных отношений / В. Владин, Д. Капустин. -Минск.: Высшая школа, 1988. 333 с.

29. Володин Б.Ю. Внутренняя картина болезни и особенности психотерапевтической коррекции у больных раком молочной железы и тела матки / Б. Ю. Володин и др. // Рос. онкол. журн. 2006. - №1.1. C.105.

30. Гинекология: новейший справочник / Н. А. Татарова и др.; под общ. ред. А. А. Суслопарова. М.: Эксмо; СПб.: Сова. - 2004. - 687 с.

31. Гнездилов, А. В. Психология и психотерапия потерь: пособие по паллиативной медицине для врачей, психологов и всех интересующихся проблемой. / А. В. Гнездилов. Санкт-Петербург.: Речь, 2007. - 161 с.

32. Гройсман А. Л. Медицинская психология: Монография / А. Л. Гройсман. М.: Издательский Дом МАГИСТР-ПРЕСС, 2002. - 452 с.

33. Грубякова Ю. В. Популярная гинекология: особенности современных заболеваний / Ю. В. Грубякова. Ростов н/Д: Феникс, 2007. - 256 с.

34. Губачев Ю. М. Психосоциальные проблемы семейной медицины / Ю. М. Губачев. СПБ.: Гедеон Рихтер, 1998. - 49 с.

35. Губачев Ю. М. Женские проблемы семейной медицины: Учеб. метод, пособие / Ю. М. Губачев. СПб.: Бионт, 1999. - 63 с.

36. Дахно Ф.В., Каталевская А.Н., Белоус Л.Н., Чадаев Е.В. Исследование эмоционально-волевой сферы у бесплодных женщин / Ф. В. Дахно и др. // Физиологические и патологические репродуктивные функции женщин.- 1984.- С. 7-8.

37. Дейнека Н. В., Мельченко Н. И. Психосоматические соотношения при бесплодии у женщин / Н. В. Дейнека, Н. И. Мельченко // Психосоматические расстройства в акушерстве, гинекологии и педиатрии. Иваново, 2001. - С. 157-150.

38. Довбняков И.В. Перинатальная психотерапия: состояние и перспективы / И. В. Довбняков 7/ Психология и психотерапия семьи: материалы Международной конференции. СПб.: 2001.- С. 45-50.

39. Дорно И.В. Современный брак: проблемы и гармония / И. В. Дорно. -М:. Педагогика, 1990. 342 с.

40. Искрин В. Диалектика полов / В. Иекрин. СПб., 2001. - 207 с.

41. Исследование и оценка нервно-психического здоровья населения: Пособие для врачей / МЗРФ; СПб. науч. иссл. психоневр. ин-т им. В. М. Бехтерева; Авторы - сост.: Ю. Я. Тупицин, В. В. Бочаров, Б. В. Иовлев, С. П. Жук - СПб., 2000. - 24 с.

42. Исупова А. Г. (науч. сотрудник; Институт социологии РАН). Социальный портрет пациентов репродуктивной медицины / А. Г. Исупова, Н. Е. Русанова // Социологические исследования. 2010. - N 4. - С. 88-98.

43. Камилова Д. П. Материнство при бесплодии / Д. П. Камилова // Женское здоровье. 2004. - № 4. - С. 83.

44. Карвасарский Б. Д. Учебник психотерапия / Карвасарский Б. Д. -второе издание. СПб., 2002. - 672 с.

45. Карвасарский Б. Д. Неврозы / Б. Д. Карвасарский. М.: Медицина, 1980.-448 с.

46. Клиническая психология: учебник / под ред. Б. Д. Карвасарского. -СПб.: Питер, 2004.-960 с.

47. Ключевский В. О. Портреты исторических деятелей / В. О. Ключевский. М:. Мысль, 1993. - 416 с.

48. Козлова А. Бесплодие не приговор / А. Козлова // Работница. - 2007. -№11.-С. 32.

49. Копыл O.A., Бас JI.JL, Баженова О.В. Готовность к материнству:выделение факторов и условий психологического риска для будущего развития ребенка / О. А Копыл и др. //Синапс. 1993. - N 4. - С. 111117.

50. Корнеева И. Е. Эффективность лечения бесплодия в амбулаторных условиях / И. Е. Корнеева // Акушерство и гинекология. 2002. - № 2. -С. 13-17.

51. Корсак B.C., Исакова Э.В. Бесплодие: вопросы и ответы / В. С. Корсак, Э. В. Исакова. СПб:. Человек, 2003. - 96 с.

52. Кулавский, В.А. Женское бесплодие / В. А. Кулавский, Е. В. Кулавский, В. И. Беглов. Уфа. : СГПА, 2007. - 219с.

53. Кулаков В. И. Современные подходы к диагностике и лечению женского бесплодия / В. И. Кулаков, И. Е. Корнеева // Акушерство и гинекология. 2002. - № 2. - С. 56-59.

54. Кунин А.И. Бесплодный брак / А. И. Кунин.- М:. Педагогика, 1989. -211 с.

55. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность / А. Н. Леонтьев. -М., 1975.-256 с.

56. Леонтьев, А. Н. Проблемы развития психики / А. Н. Леонтьев. -Москва: Издательство Московского университета, 1981. 582, 2. с.

57. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии / Б. Ф. Ломов. М., 1984. - 178 с.

58. Лурия, Р. А. Внутренняя картина болезней и иатрогенные заболевания / Р. А. Лурия. Изд. 3-е, доп. - Москва : Медгиз, 1944. - 83 с.

59. Макаричева Э.В., Менделевич В.Д. Психический инфантилизм и необъяснимое бесплодие / Э. В. Макаричева, В. Д. Менделевич // Социальная и клиническая психиатрия. 1996. - №3. - С. 20-22.

60. МакДугалл Дж. Театр души. Иллюзия и правда на психоаналитической сцене / Дж. МакДугалл. пер. с англ. - Изд.: ВЕИП, 2002,- 310 с.

61. Малкина-Пых И. Г. Тендерная терапия: справочник практического психолога / И. Г. Малкина-Пых. М.: Эксмо, 2006. - 1037 с.

62. Малкина Пых И. Г. Психосоматика. Справочник практического психолога / И. Г. Малкина- Пых. - М:. Эксмо, 2005. - 990 с.

63. Менделевич В.Д. Гинекологическая психиатрия / В. Д. Менделевич.1. Казань:. 1996. 337 с.

64. Менделевич В. Д. Клиническая психология / В. Д. Менделевич. М.: МЕДпресс, 2000. - 592 с.

65. Меркулов О. А. (кандидат медицинских наук) Бесплодие в голове / О. А. Меркулов: беседовала Н. Епифанова // Женское здоровье. 2005. -№4.-С. 10-12.

66. Мид М. Культура и мир детства / М. Мид. М:. Наука, 1989. - 429 с.

67. Мишина Т. М. Психология и психотерапия супружеских пар / Т. М. Мишина // Семейная психотерапия при нервных и психических заболеваниях: Сб. науч. трудов НИПНИ им. В. М. Бехтерева. Л. 1978. -Т. 86.-С. 140- 152.

68. Мухамедрахимов Р. Ж. Мать и младенец: психологическое взаимодействие / Р. Ж. Мухамедрахимов. СПб.: Изд-во С,- Петерб. ун-та, 2003.-288 с.

69. Мягер В. К. Понятие семейной психотерапии и смейного диагноза / В. К. Мягер // 3 Всеросс. съезд невропатол. и психиат. М.: Медицина, 1974. - Т.2. - С. 111-113.

70. Навайтис Г. Семья в психологической консультации / Г. Навайтис. -М.: Моск. психолого-социальный ин-т; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. 224 с.

71. Найдорф М. И. Введение в теорию культуры: Основные понятия культурологи / М. И. Найдорф. М.: Эксмо, 2002. - 412 с.

72. Налетова А. Н. Пограничные психические расстройства у женщин, страдающих различными формами бесплодия: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. мед. наук : 14.00.18 / А.Н. Налетова. М., 1998.

73. Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения / Т. А. Немчин.- Л.: Изд.ЛГУ, 1983.- 168 с.

74. Никитин А. И. Вредные факторы среды и репродуктивная система человека: (ответственность перед будущими поколениями) / А. И. Никитин. С-Пб.: ЭЛБИ - СПб, 2005. - 25 с.

75. Никитин А. И. Мужские проблемы / А. И. Никитин // Социальная защита. 2003. -№ 11.-С. 32-35.

76. Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику / В. В. Николаева. М. - 1987. - 387 с.

77. Николаева, В.В. Клинико-психологические проблемы психологии телесности // Психологический журнал. 2003. - Т.24,Ш. - С. 119-126.

78. Никольская, И. М. Семья среда, определяющая развитие защиты / Никольская И. М., Грановская Р. М. // Практическая психология и логопедия. - 2008. - N 3. - С. 43-50.

79. Николов, Н. Бесплодие в семье / Н. Николов, Бр. Папазов. София. : Медицина и физкультура, 1971. - 190 с.

80. Новотны П. Что делать при бесплодии / Пер. с англ. Н. Б. Прутковской. М.: Крон-Пресс, 1995. - 143 с.

81. Обухова Л. Ф. Возрастная психология / Л. Ф. Обухова. М:. Роспедагентство, 1996. -442 с.

82. Пайнз Д. Бессознательное использование своего тела женщиной / Д. Пайнз. СПб.: Восточно-европейский институт психоанализа, 1997. -349 с.

83. Панферов В. Н. Психология человека: Учебное пособие. 2-е издание / В. Н. Панферов. СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2002. - 253 с.

84. Паркер Эл. Семь возрастов женщины / Перю с англ. Л. Юдиной. М.: ННН, 1995.-527 с.

85. Пепперел Р.Дж., Хадсон Б., Вуд К. Бесплодный брак / Р. Дж. Пепперел, Б. Хадсон, К. Вуд. М:. Медицина, 1986. - 336 с.

86. Пересада, О. А. Репродуктивное здоровье женщин: руководство для врачей / О. А. Пересада. Москва: Медицинское информационноеагентство, 2009. 678 с.

87. Петровский А. В. Основы теоретической психологии / А. В. Петровский. М., 1998. - 223 с.

88. Практикум по психодиагностике / под редакцией А. А. Бодалева, И. М. Карлинской, С. Р. Пантелеева, В. В. Столина. МГУ., 1988. - 150 с.

89. Психологическая диагностика отношения к болезни при нервно-психических и соматических заболеваниях: сборник научных трудов / ред.: J1. И. Вассерман и В. П. Зайцев. Ленинград: б. и., 1990. - 171 с.

90. Психотерапевтическая коррекция аффективных расстройств у женщин, получающих помощь по программе вспомогательных репродуктивных технологий // Журнал неврологии и психиатрии имени С. С. Корсакова. 2007. - Т. 107, №1. С. 21-25.

91. Психотерапия женщин / под редакцией М. Лоуренс, М. Магуир. -Спб.: Питер, 2003. 208 с.

92. Пшеничникова Т. Я. Бесплодие в браке / Т. Я. Пшеничникова. М.: Медицина, 1991. - 317 с.

93. Рейнуотер Дж. Это в ваших силах. Как стать собственным психотерапевтом / Дж. Рейнуотер. М.: Прогресс, 1992. - 240 с.

94. Репродуктивное здоровье женщины 2000: межвузовский сборник научных статей / Е. Г. Гуменюк (отв. ред.) и др.; Петрозав. гос. унт. - Петрозаводск: ПетрГУ, 2000. - 316 с.

95. Романова Е. С. Механизмы психологической защиты. Генезис. Функционирование. Диагностика / Е. С. Романова, Л. С. Гребенников. М.: Мытищи, Í996. - 141 с.

96. Рубинштейн, С. Л. Основы общей психологии / С. Л. Рубинштейн. -Санкт-Петербург.: Питер, 2000. 712 с.

97. Рубинштейн, С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир: Сб. / С. Л. Рубинштейн. СПб. и др. : Питер : Питер принт, 2003. - 508 с.

98. Руководство по охране репродуктивного здоровья / В. И. Кулаков, В. Н. Серов, Л. В. Адамян и др. М.: Триада - X, 2001. - 565 с.

99. Румянцева Т. В. Психологическое консультирование: диагностика отношений в паре. Учебное пособие / Т. В. Румянцева. СПБ.: Речь, 2006. - 176 с.

100. Русина Н. А. Эмоции и стресс при онкологических заболеваниях / Н. А. Русина // Мир психологии. 2002. - №4. - С. 152-160.

101. Сатир, В. Вы и Ваша семья : руководство по личностному росту / Вирджиния Сатир ; пер. с англ., общ. ред. Кучкарова Р. Р.. Изд. 2-е, испр. - Москва : Институт общегуманитарных исследований : Секачев В. Ю., 2008. - 279, [2] с.

102. Сатир В. Психотерапия семьи / Вирджиния Сатир. СПб.: Ювента, 1999.-283 с.

103. Свяцкевич, И.Ю. Социально-психологические аспекты самовосприятия и самооценки женщин в бесплодном браке : Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук:(19.00.05) / И.Ю. Свяцкевич; Яросл. гос. ун-т им. П. Г. Демидова. Ярославль, 2002.

104. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме / Г. Селье. М.: Медицина, 1960. - 254 с.

105. Семейная психотерапия: Хрестоматия / сост.: Эйдемиллер Э. Г., Александрова Н. В., Юстицкис В. СПб.: Питер, 2000. - 512 с.

106. Семичев С. Б. К критике концепции «больной семьи» / С. Б. Семичев // Семейная психотерапия при нервных и психических заболеваниях: Сб. науч. трудов НИПНИ им. В. М. Бехтерева / под ред. В. К. Мягер и Р. А. Зачепицкого. Л., 1978. - Т. 86. - С. 9 - 13.

107. Сидоренко Е. В. Методы математической обработки в психологии / Е. В. Сидоренко. СПБ.: Речь, 2000. - 350 с.

108. Синельников В. В. Возлюби болезнь свою / В. В. Синельников. М.: ЗАО Центрполиграф, 2005. - 395 с.

109. Скиннер Р., Клииз Д. Семья и как в ней уцелеть / Р. Скиннер, Д. Клииз: пер. с англ. М.: Класс, 1995. - 260 с.

110. Сомдова Р. А. Избранные лекции по гинекологии: учебное пособие для студентов медицинских вузов / Р. А. Сомдова, А. Д. Макацария. Москва.: Триада - X, 2005. - 256 с.

111. Старостина Т. А., Размахина Н. И, Торгнанова И. Г. Планированиесемьи / Т. А. Старостина и др. М.: «Медицина», 1996. - 78 с.

112. Столин В. В. Семья как объект психологической диагностики и неврачебной психотерапии / В. В. Столин // Семья и формирование личности / под ред. А. А. Бодалева. М., 1981. - С. 26-38.

113. Тихомиров А. Л. Путь к материнству /беседовала Н. Дальнева //Женское здоровье. 2004. №11. - с. 80.

114. Ткаченко Л. В. Психологические аспекты эндокринного бесплодия / Л. В. Ткаченко // Медико-психологические аспекты современной перинатологии. М.: 2001. - С. 164-165.I

115. Токова. 3. 3. Организационно-правовые аспекты медицинской помощи при бесплодном браке / 3. 3. Токова, И. Е. Корнеева // Здравоохранение Российской Федерации. 2007. - №5. - С. 35-38.

116. Толкачева С. Бесплодных семей становится больше / С. Толкачева // Социальное обеспечение. 2005. - №15. - С. 28-29.

117. Тополянский В. Д., Струковская М. В. Психосоматические расстройства / В . Д, Тополянский, М. В. Струковская. М.: 1986. -384 с.

118. Тхостов, А.Ш. Болезнь как семиотическая система / А. Ш. Тхостов // Вестн.Моск.Ун-та.Сер.14.Психология.-1993.-.Ч1.-С.З-16.

119. Урванцев, Л.П. Формирование психологической компетентности врача в процессе обучения в медицинском вузе // Психол.журн.-1995.-Т.16,N4.-0.98-108.

120. Федорова Т. А. Бесплодие неясного генеза у женщин / Т. А. Федорова // Андрология, репродукция и сексуальные расстройства. 1993. -№4.-С. 19-22.

121. Федорова Т. А. Клиника, диагностика и лечение «необъяснимого» бесплодия у женщин: Автореф. дис. канд. мед. наук. М., 1986. - 18 с.

122. Филиппова Г.Г. Материнство: сравнительно-психологический подход / Г. Г. Филиппова // Психологический журнал. 1999.- № 5. -С. 81-88.

123. Филиппова Г. Г. Психология материнства / Филиппова Г. Г. М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002.- 240 с.

124. Харчев А. Г. Брак и семья в СССР / А. Г. Харчев. М.: Мысль, 1979. -368 с.

125. Хейли, Д. Что такое психотерапия / Джей Хейли ; пер. с англ. М. Миронова. Санкт-Петербург [и др.] : Питер : Питер бук, 2002. -223 с.

126. Холмогорова А. Б. Научные основания и практические задачи семейной психотерапии / А. Б. Холмогорова // Московский психотерапевтический журнал. 2002. - №1. - С. 93-119.

127. Хорни К. Психология женщины / К. Хорни. М.: Академический Проспект, 2007. - 240 с.

128. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ / К. Хорни. М:. Прогресс, 1993. - 480 с.

129. Хохлова Ж. В. 50 на 50: Бесплодием в равной степени страдают женщины и мужчины: Беседа с врачом Респ. центра планирования семьи и репродукции. / Вела Н. Нестерова // Лицей.- 1995. №10. -С. 15.

130. Чаклин А. В. Психологические аспекты онкологии / А. В. Чаклин // Вопросы онкологии. 1992. - №7. - С. 873 - 888.

131. Черепанова Е. Психологический стресс: Помоги себе и ребенку / Е. Черепанова. М.: Издательский центр «Академия», 1997. - 96 с.

132. Черносвитов Е.В. Депрессивные состояния в гинекологической практике / Е. В. Черносвитов // 5-й Всероссийский съезд невропатологов и психиатров. Тезисы докладов. М:. 1985. С. 159160.

133. Четвертаков В. В. , Каструбин Э. М., Соколов А. К., Левина О. Е. Роль эмоционального напряжения в возниковении осложнений в акушерской практике / В. В. Четвертаков и др. // Акушерство и гинекология. 1988. - №4. - С. 17-19.

134. Шибутани Т. Социальная психология / Т. Шибутани. М.: Прогресс, 1969.-431 с.

135. Эйдемиллер Э.Г. Семейный диагноз и семейная психотерапия / Э. Г. Эйдемиллер, И. В. Добряков, И. М. Никольская. СПб.: Речь, 2003. - 334 с.

136. Эйдемиллер Э. Г. Психология и психотерапия семьи / Э. Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис. СПб.: Питер, 1999. - 656 с.

137. Эйдемиллер Э. Г. Семейная психотерапия / Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкий. JL: Медицина, 1990. - 192 с.

138. Эриксон Э. Детство и общество / Э. Эриксон. СПб.: Ленато ACT, 1996.-592 с.

139. Яковенко, Е. М. Бесплодие: что вы должны знать, чтобы стать родителями / Е.М.Яковенко, С.А.Яковенко. М. : б. и., 2009. - 220 с.

140. Ackerman N. W. The Strength of family Therapy / N. W. Ackerman // Ackerman Institute for family Therapy: Selected Papers / Eds D. Bloch, R. Simon. N. Y.: Brunner/Mazel, publ., 1982. - Ch. 31: Family Psychotherapy - Theory and Practice. - P. 268-271.

141. Appley M.H.,Trumbull . On the concept of psychological stress. // Psychological stess.-N.Y.- 1967.- P. 1-13.

142. Atwood J. Storm clouds are coming: Ways to help couples reconstruct the crisis of infertility / J. Atwood et al. // Contemporary Family Therapy, 1992, Volume 14, N. 5.- P. 385-403.

143. Averill J.R., Optan E.M., Lasarus R.S. Stress-cultural studies of psychophysiological response during stress and emotion. // Symp. Society, stress and disease.- Oxford.- 1971.- p. 110.

144. Baker G. Modern Management of Male Infertility / G. Baker // Endocrine Updates, 1, Volume 5, Male Reproductive Function, P. 263-278.

145. Benedek T. Infertility as a psychosomatic defence / T. Benedek // Fertiliry and sterility. 1952, 2, 80.

146. Blakar R. M. Psychopathology and familial communication in M. Brener / R. M. Blakar // The structure of action. Oxford, 1980. - P. 211-263.

147. Boivin J., Takefman J. Stress level across stages of in vitro fertilization in subsequently pregnant and nonpregnant women / J. Boivin, J. Takefman // Fertil Steril. 1995. - N. 64. - P. 802-810.

148. Bradshow J. The family A Revolutionary Way of Self-Discovery / J. Bradshow. Health Communications Inc. - Florida, 1988. - P. 203.

149. Bruffaerts R., Enzlin P., Jans I. Gender differences in the experience of infertility / R. Bruffaerts, P. Enzlin, I, Jans // Archives of Womens Mental Health. 2001. - V. 3A. Sup. 2. P. 103.

150. Callan V., Hennessev J. The psychological adjustment of women experiencing infertility / V. Callan, J. Hennessev // Brit. J. Med. Psychol. 1988. -V. 61. P. - 137-140.

151. Christie G. The management of grief in work with infertile couples / G. Christie // Journal of Assisted Reproduction and Genetics, 1997, Volume 14, N. 4. P. 189-191.

152. Cook R. et. al. Emotional, marital and sexual functioning in patients embarking upon IVF and AID treatment for infertility / R. Cook // J. Reproductive and Infant Psychol. 1989: - N. 1. - P. 81-93.

153. Dechaud H. Salpingectomy for Repeated Embryo Nonimplantation After In Vitro Fertilization in Patients with Severe Tubal Factor Infertility / H. Dechaud et al. // Journal of Assisted Reproduction and Genetics, 2000, Volume 17, N. 4. P. 200-206.

154. Dever G. E. Marketing and Quality of Life: A Model for Improving Perinatal Health Status / G. E. Dever // Social Indicators Research, 2005, Volume 71, N.-1-3, P. 145-181.

155. Domar Dr. Psychological counseling for infertile women increases / Dr. Domar // Fertility and Sterility. 2000. V. 73. - P. 805-811.

156. Domar A. D., Clapp D., Slawsby E. A. et. al. Impact of group psychological interventions on pregnancy rates in women / A. D. Domar, D. Clapp, E. A. Slawsby et. al. // Fertil Steril. 2000. - N. 73. - P. 805811.

157. Downey J., Kinney M. The psychiatric status of women presenting for infertility evaluation / J. Downey, M. Kinney // Am. J. Orthopsychiatry. -1992.-P. 196-205.

158. Emotion and Reproduction: 5th International Congress of Psychosomatic Obstitries and Gynecology, Vol. 20A, Proceedings of the Serono Symposia / ed. By L. Carenza, L. Zichella. London; New York; San Francisco// Acadimic Press. - 1979. - 683 p.

159. Erikson E.H. Identy: Youth and crisis /Е. H. Erikson. NY. - 1968.

160. Ernst S. Gender and the phantasy of omnipotence: case study of an organization / S. Ernst. Free Association Books., London* 1989.

161. Gardino Sh. Infertility, cancer, and changing gender norms / Sh. Gardino et al. // Journal of Cancer Survivorship, Online First™, 30 December 2010:

162. Greenfeld D. Does psychological support and counseling reduce the stress experienced by couples involved in assisted reproductive technology? / D. Greenfeld // Journal of Assisted Reproduction and Genetics, 1997, Volume 14, N. 4. P. 186-188.

163. Jones E. et. al. Psychological interviews in screening couples undergoing in vitro fertilization / E. Jones // Ann. New York Acad. Sci. 1985. V. 442.-P. 504-522.

164. Johnson W. I., Оке К., Speirs A. et al. Patient selection for in vitro fertilization: physical and psychological aspects / W. L. Johnson, К. Оке, A. Speirs // Ann NY Acad Sci. 1985. - N 442. - 490-503.

165. Hanigan M., Cyr J., Bickerstaff K. Toward an integrated understanding of the psychological adaptation to infertility a 10 year review of the literature / M. Hanigan, J. Cyr, K. Bickerstaff // Arch Womens Mental Health. - 2001; Suppl 2. - P. 102.

166. Hinshelwood R. D. Social possession of identity / R. D. Hinshelwood. -Richards, op. cit., 1989.

167. Hynes G. J., Callan V. J., Terry D. J., Gallois C. The psychological well-being of infertile women after a failed IVF attempt: the effects of coping / G. J. Hynes, V. J. Callan, D. J. Terry, C. Gallois // Br J Med Psychol. -1992.-N. 65.-P. 269-278.

168. Karimzadeh M. The Psychological Impact of Infertility in the Male Able Bodied and Spinal Cord Injured Population / M. Karimzadeh et al. // Sexuality and Disability, 2006, Volume 24, N. 4. P. 185-193.

169. Kedem P., Mikulincer M., Nathanson Y. Psychological aspects of male infertility / P. Kedem, M. Mikulincer, Y. Nathanson // Br J Med Psychol. 1990.-N63.-P. 73-80.

170. Kentenich H. Psychological guidance of IVF patients / H. Kentenich // Hum. Reproduction. 1989. V. 4. - P. 17-22.

171. Kubler-Ross E. On death and dying / E. Kubler-Ross // New York: MacMillan. 1974. - 217 p.

172. Kubler-Ross E. Death: the final stage of growth / E. Kubler-Ross // New York: Prentice Hall. - 1975. - 242 p.

173. Losarus, R.S. Coping theory and research: Past, present, and future /R. S. Losarus. Psychosomatic Medicine № 55. - 1993, P. 234-247.

174. Leiblum S. R., Kemman E., Taska L. Attitudes toward multiple birth and pregnancy concerns in infertility and non-infertility women / S. R. Leiblum, E. Kemman, L. Taska//J Psychosom Obstet Gynecol. 1990.- N 11. P. 197-210.

175. Lev Wiesei R. Spouses' Perceptions of Each Others Coping Ability with Possible Stressful Life Events and Marital Quality / R. Lev - Wiesei // Contemporary Family Therapy, 1998, Volume 20, N. 2. - P. 211-220.

176. Manzo J. On the Sociology and Social Organization of Stigma: Some Ethnomethodological Insights / J. Manzo // Human Studies, 2004, Volume 27, N. 4. P. 401-416.

177. Markestad C. Infertility and Length of Medical Treatment Effects on Psychological, Marital, and Sexual Functioning / C. Markestad et al. // International Journal of Rehabilitation and Health, 1998, Volume 4, N. 4.- P. 233-243.

178. Levin J. The Effect of Intracouple Coping Concordance on Psychological and Marital Distress in Infertility Patients / J. Levin et al.11 Journal of Clinical Psychology in Medical Settings, 1997, Volume 4, N. 4. P. 361372.

179. Mason J.W. A revalidation of the concept of "non-specificity" in stress theory. //J.Psychial;Res.-1971.- N 8.-P.323-333.

180. Mason J.W. Emotion as reflected in patterns of endocrine integration. //Emotions: Their parameters and measurements.-New York. 1975.-P.143-181.

181. Matussek P., Luks O., Seibt G. Partner relationships of depressives // P. Matussek, O: Luks, G. Seibt // Psychology. 1986. - N 19. - P. 143-156.

182. Menning B. E. The infertile couple: a plea for advocacy // B. E. Menning // Child Welfare. 1975, 54, 454.

183. Minuchin S., Rosman B:, and Baker L. Psychosomatic Families: Anorexia Nevrosa in Context IS. Minuchin //Cambridge: Harvard University Press. 1978.-237 p.

184. Minuchin S., Montalvo B., Guerney B., Rosman B., Schumer F. Families of the Slums /S. Minuchin // New York: Basic Books. 1967. -356 p.

185. Newton C. R., Heam M. T., Yuzpe A. A. Psychological assessment and follow-up after in vitro fertilization: assessing the impact of failure / C. R. Newton, M. T. Heam, A. A. Yuzpe // Fertil Steril. 1990. - N 54. - P. 879-886.

186. Newton C. R., Sherrard W., Glavac I. The Fertility problem inventory, measuring perceived infertility-related stress / C. R. Newton, W. Sherrard, I. Glavac // Fertil Steril. 1999. - N 72. - P. 54-62.

187. Nijs P., Rouffa L. AID couples: Psychological and psychopathological evaluation / P. Nijs, L. Rouffa // Andrologia. 1975, 7, 187.

188. Obholzer A., Zagier R. The Unconscious at work: Individual and organizational stress in the human services / A. Obholzer, R. Zagier. -Routledge. London., 1994.

189. Omu F., Omu A. Emotional reaction to diagnosis of infertility in Kuwait and successful clients' perception of nurses' role during treatment / F. Omu, A. Omu // BMC Nursing, 2010, Volume 9, N. 1, 5.

190. Pawson M. Psychosomatic aspects of infertility / M. Pawson // Psychosom Obstet Gynecol. 2001: 22. - P. 54-59.

191. Phoenix A., Woollett A., Lloyd E. edds. Motherhood: meanings, practices and ideologies. Gender and psychology / A. Phoenix, A. Woollett, E. Lloyd. L, 1991.

192. Ponjaert-Kristoffere, Baetens P. Counselling patients with infertility problems / Ponjaert-Kristoffere, P. Baetens // Inter. J. Advancement of Counselling. 1999. V. 21. - P. 249 - 261.

193. Poston D. L. Characteristics of voluntarily and involuntarily childless wives / D. L. Poston // Social Biology. London, 1977, 23, 198.

194. Ramezanzadeh F. A survey of relationship between anxiety, depression and duration of infertility / F. Ramezanzadeh // Women's Health, 2004, Volume 4, N. 1,9

195. Renne K. S. Childlessness, health and marital satisfaction / K. S. Renne // Social Biology. London, 1977, 23, 183.

196. Riley N. Demography of Gender / N. Riley // Sociology and Social Research, 2005, Handbook of Population, Part I,P. 109-141.

197. Schwerdtfeger K. Sexual Trauma and Pregnancy: A Qualitative Exploration of Women's Dual Life Experience / K. Schwerdtfeger et al. // Contemporary Family Therapy, 2009, Volume 31, N. 2. P. 100-122.

198. Seibel M. Infertility: The impact of stress, the benefit of counseling / M. Seibel // Journal of Assisted Reproduction and Genetics, 1997, Volume 14, Number 4, P. 181-183.

199. Shapiro E. R., Carr A. W. Lost in familiar places: Creating new connections between the individual and society / E. R. Shapiro, A. W. Carr. Yale university press., London, 1991.

200. Strandell A. A Simplified Ultrasound Based Infertility Investigation Protocol and Its Implications for Patient Management / A. Strandell et al. // Journal of Assisted Reproduction and Genetics, 2000, Volume 17, N. 2. P. 87-92.

201. Stauber M. // Gynakologie. 1986. - Bd. 19, N1. - S. 19-22.

202. Stewart D. et. al. International psychosocial and systemic issues in womens mental health / D. Stewart // Arch. Womens Mental Health. -2001. V. 4(3).-P. 13-17.

203. Ushiroyama T. Endocrinological actions of Unkei-to, a herbal medicine, and its clinical usefulness in anovulatory and/or infertile women / T. Ushiroyama // Reproductive Medicine and Biology, 2003, Volume 2, Number 2.-P. 45-61.

204. Zucker A. The Psychological Impact of Reproductive Difficulties on Women's Lives / A. Zucker // Sex Roles, 1999, Volume 40, N. 9-10. P. 767-786.