Автореферат диссертации по теме "Психологический анализ речевой деятельности у подростков в континууме шизоидного психотипа личности"

На правах рукописи

Карпенко Диана Алексеевна

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ У ПОДРОСТКОВ В КОНТИНУУМЕ ШИЗОИДНОГО ПСИХОТИПА ЛИЧНОСТИ

19.00.01 -общая психология, психология личности, история психологии (психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Ставрополь - 2004

Работа выполнена в Ставропольском государственном университете

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Волоскова Наталья Николаевна Научный консультант: кандидат биологических наук, доцент

Гюлушанян Карина Степановна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Озеров Виктор Петрович

доктор психологических наук, профессор Сосновский Борис Алексеевич

Ведущая организация: Московский государственный открытый

педагогический университет имени М.А.Шолохова

Защита состоится «14» мая 2004 года в 12.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.256.01 при Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина 1а, аудитория 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государственного университета.

Автореферат разослан «13» апреля 2004 года.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор биологических наук, профессор

Л.И. Губарева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Необходимость знания психологии для психиатрической и психотерапевтической практики в настоящее время является остро актуальной проблемой. Это объясняется тем, что психические заболевания не могут быть изучены без знания психологических закономерностей (И.М.Сеченов, В.Х.Кандинский, С.С.Корсаков, И.П.Павлов).

Наиболее ранимым и проблемным является подростковый возраст или пубертатный криз. Связанный с созреванием всех функциональных систем организма, активным формированием личности, ее социализацией, подростковый возраст отражает существенные внутренние и внешние детерминанты процесса дозревания (адолесценции) при нормально протекающем подростковом кризе, дисгармоничном или патологическом с проявлением дебютов нервно-психических заболеваний, многообразием донозологических и инициальных проявлений (Г.Е.Сухарева, 1959; В.В.Ковалев, 1969; А.Е.Личко, 1985; В.Я.Семке, 1989). В связи с этим наиболее важным является знание личностно-характерологического континуума подростков, позволяющего определить принадлежность к тому или иному диапазону конституционально-континуального пространства личности.

Личностный континуум не ограничивается нормой, а, начинаясь от средней полосы психологической нормы, через личностные акцентуации претерпевает психотипологическую динамику под влиянием неблагоприятных социальных факторов в сторону аномальной личностной изменчивости вплоть до диапазона патологической психической конституции - психопатии (О.А.Ахвердова, 1998). Пограничная аномальная личность в конституционально-типологическом личностном континууме занимает промежуточное положение между акцентуациями подростков и психопатиями, имея качественные и количественные градации (И.В.Боев, 1999). Определение и изучение диапазона, в котором располагается

3 / РОС национальная I I виблиотека |

пограничная аномальная личность (ПАЛ), подчеркивает наличие флуктуирующих границ с обеих сторон. В этом отношении индивидуальный подход к аномальной изменчивости личностных, психологических и психических свойств личностной структуры составляет теоретическую основу дифференциальной психологии.

Личность развивается как целое, и ни одна функция (ни речь, ни память, ни воля) не могут развиваться самостоятельно, и лишь в целях научного анализа нами абстрагируется та или иная сторона развития (Л.С.Выготский, 1934).

Будучи опосредованной системой языковых знаков, которые Л.С.Выготский (1956) назвал психическими орудиями, речь перестраивает все психические процессы человека, достигающие уровня произвольного, сознательного функционирования. Как явление биопсихосоциальное (В.Дорошевский, 1982) речевая деятельность отражает

активность/инактивность, степень выраженности аномальной личностной и поведенческой изменчивости и может выступать в виде психологического маркера, детерминированного сочетанной конституционально-типологической недостаточностью высшей нервной деятельности (ВИД) и психотипологической предиспозицией личности (Н.Н.Волоскова, 2001; Н.Н.Карташова, 2003).

Конституционально-типологический комплексный анализ речевых функций с позиций непараметрической математической статистики, проводимый в течение ряда лет в Ставропольском государственном университете, позволяет «голографически» представить развитие личности в конституциональном личностном континууме.

Цель исследования: психологический анализ речевой деятельности в конституционально-континуальном личностном пространстве подростков, относящихся к шизоидному психотипу личности.

Объект исследования: личность подростка как целостное системное образование.

Предмет исследования: речевая деятельность у подростков как маркер аномальной личностной и поведенческой изменчивости у подростков с шизоидной структурой психотипа.

Задачи исследования:

1.Изучить и проанализировать научную литературу, посвященную рассмотрению речевой деятельности как биопсихосоциального явления, отражающего индивидуально-психологические и конституционально-типологические особенности личности.

2.Провести фронтальную дифференциальную психодиагностику подростков с выделением представителей шизоидного психотипа личности.

3.Подобрать унифицированный набор экспериментально-психологических методик, наиболее полно отражающих степень развития и выраженности показателей рече-языковой функции как психологического маркера диапазона аномальной личностной изменчивости.

4.Провести сравнительный экспериментально-психологический анализ речевой деятельности, выделяющий дифференциально-диагностические показатели в конституционально-типологическом континууме шизоидного психотипа личности.

Эмпирическая гипотеза исследования: речевая деятельность может выступать показателем индивидуально-типологических особенностей личности и являться адекватным дополнительным средством ранней психодиагностики конституционально-типологического континуума подростков в условиях нарастающей аномальной личностной изменчивости, сознания и высших психических функций (психической деятельности) под влиянием неблагоприятных факторов социальной среды обитания.

Теоретическая гипотеза исследования основана на эволюционно-конституциональном и континуально-генетическом подходе к личностной индивидуальности, предполагающем, что конституционально-психотипологические основы индивида детерминируют психологические, психические, личностные и поведенческие формы субъектно-деятельностных отношений.

Методологическую и теоретическую основу исследования составили основополагающие методологические принципы и концепции отечественной психологии о сущности личности и ее психологической структуре, генетической разноплановости личности, преемственности между биологическим и социальным в психическом развитии (Л.Н.Ананьев, Л.С.Выготский, В.П.Зинченко, . К.К.Платонов, Л.С.Рубинштейн); материалистическая концепция личности с позиции психологии отношений (А.Ф.Лазурский, В.Н.Мясищев); контитуально - генетическая концепция (А.В.Брушлинский); учение об акцентуированных личностях и акцентуациях характера (А.ЕЛичко, КЛеонгард, Г.К.Ушаков); представления об индивидуальных поведенческих стереотипах, зависящих от врожденных или наследственных конституциональных психических особенностей

(О.А.Ахвердова, Б.С.Братусь, В.Н.Дружинин, Е.А.Климов, В.С.Мерлин, В.И.Слободчиков); концепция пограничной аномальной личностной изменчивости (О.А.Ахвердова,И.В.Боев); концепция аномальной личностной изменчивости органического происхождения (Н.Н. Волоскова); концепция системного подхода в психологии (Б.ФЛомов, В.Д.Шадриков); феноменологический подход к изучению явлений психической жизни (КЛсперс), идея понимания речевого общения А.АЛеонтьева; положения Л.С.Выготского о роли речи и мышления в развитии личности; положения о механизмах речи (Н.И.Жинкин, А.РЛурия, А.Н.Леонтьев); концептуальные и методологические проблемы исследования коммуникативно-речевой деятельности (Т.В.Ахутина, И.А.Зимняя, А.А.Залевская, Т.Д.Ушакова).

Материал и методы исследования.

В экспериментально-психологическом сплошном обследовании участвовало 300 учащихся 8-х и 9-х классов средних общеобразовательных школ г.Ставрополя в возрасте от 13 до 16 лет. Все обследуемые в соответствии с методологическими принципами конституциональной психологии были дифференцированы на четыре базовых личностных психотипа: эпилептоидный (14%), циклоидный (57%), шизоидный (24%), истероидный (5%).

В выборочном экспериментально-психологическом обследовании участвовали подростки шизоидного психотипа личности. Первую группу(основную) составили условно здоровые подростки, успешно обучающиеся в средних школах г.Ставрополя. Вторая (сравнительная) группа представлена учениками, имеющими резидуальные признаки органической патологии центральной нервной системы (ЦНС) в виде психофизического дисбаланса и речевых нарушений, коморбидных личностным и поведенческим нарушениям. Третья (контрольная) группа сформирована из подростков, находившихся на лечении в Ставропольской краевой клинической психиатрической больнице №1 с признаками личностных расстройств конституционально-генетического происхождения.

Используя принципы дифференциальной диагностики в психологии личности, основываясь на патогенетическом анализе экспериментально-психологических результатов обследований 100 подростков шизоидного психотипа личности, все испытуемые были распределены по месту их расположения в конституционально-континуальном пространстве. Подростки первой выборки соответствовали критериям диапазона психологической нормы - акцентуации (шизотимики)-39 человек. Подростки второй выборки соответствовали психологическим критериям диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ)-27 подростков. В настоящей группе определялись сочетания конституционально-типологической и психотипологической недостаточности. Результаты обследуемых третьей выборки соответствовали клинико-психологическим критериям личностных расстройств-34 подростка, имеющих клинически верифицированный диагноз «шизоидный тип психопатии» и находящихся на лечении в условиях детского отделения Ставропольской краевой клинической психиатрической больницы № 1.

Сравнительный патогенетический анализ экспериментально-психологических результатов выделенных групп подростков проводился по личностным и клиническим опросникам: патохарактерологический

диагностический опросник А.ЕЛичко (1981), клинический опросник для выявления и оценки невротического состояния (В.Д.Менделевич, К.К.Яхин, 1978), методика определения уровня невротизации и психопатизации (Е.Ф.Бажин и соавт., 1976;И.Б.Ласко, 1980), личностный опросник Айзенка (1963), шкала тревоги (J.Teulor, 1953).

Исследование речевой функции включало изучение рецептивной (импрессивной) и моторной (экспрессивной) речи подростков в континууме шизоидного психотипа личности. Для этого использовались: модифицированная батарея тестов, предложенная Т.В.Ахутиной (1994), пробы А.РЛурия (1962) для изучения двигательной сферы - динамического праксиса, реципрокной координации движений, 16 проб на выявление признаков скрытого левшества, ритмического чувства, межанализаторных связей: слухо-моторных, слухо-зрительных координаций - методика А.РЛурия, Л.Белмонт - Х.Бирч в модификации В.Н.Насоновой(1979); методики изучения видов речевой деятельности - устной и письменной (анализ письменных работ испытуемых) Р.ИЛалаевой (1992), Е.Н.Российской (1999), Н.Н.Волосковой (2001).

Математическая статистическая и графическая обработка результатов исследования проводилась с использованием персонального компьютера Pentium III, программного обеспечения фирм StatSoft (Statistica for Windows, release 5.0) и Microsoft (Windows 98, Microsoft Exel 97).

Основные положения, выносимые на защиту.

1.Речевая деятельность отражает уровень развития психических процессов, межличностных отношений, сознания и самосознания и может выступать в качестве дополнительного психологического маркера -показателя нарастающей аномальной личностной изменчивости от диапазона нормы-акцентуации к диапазону пограничной аномальной личности вплоть до психопатии в конституционально-психотипологическом континууме подростков.

2.Предлагаемый комплекс психологических методов диагностики позволяет на высоко достоверном уровне определить степень развития и выраженности показателей речевых функций как психологического маркера различных диапазонов аномальной личностной изменчивости в конституциональном континууме подростков шизоидного психотипа личности.

3.Качественными показателями конституционально-типологической недостаточности высшей нервной деятельности (ВНД), сочетающейся с психотипологической предиспозицией личности, является сложный ансамбль нарушений рецептивной (импрессивной) стороны речи, отражающей восприятие фонетических структур, грамматических правил, понимание значение слова и фразы, смысла развернутой речи и моторной (экспрессивной) стороны речи, к которой относят артикуляцию речевых звуков, произнесение слов и фраз, самостоятельную развернутую речь, характеризующуюся связностью, цельностью, логичностью, последовательностью, сюжетностью с программированием речевого высказывания и двигательными расстройствами.

Научная новизна исследования. В работе впервые представлен сравнительный психологический анализ речевой деятельности с позиций конституциональной психологии; определены критерии аномальной изменчивости речевой деятельности в конституционально-континуальном пространстве подростков с шизоидной психотипологической структурой личности. Выделена совокупность качественных показателей речевой деятельности в конституциональном континууме от диапазона нормы -акцентуации до диапазона пограничной аномальной личности и далее до диапазона психопатии представителей с шизоидным психотипом личности.

Теоретическая значимость исследования заключается в раскрытии интимных речевых и психологических механизмов, отражающих степень выраженности аномальной конституционально-типологической

изменчивости в конституционально-континуальном пространстве у подростков с шизоидным-психотипом. Представлены научные аргументы, подтверждающие, что речевая деятельность может быть дополнительным психологическим маркером, отражающим конституциональный континуум подростка.

Практическая значимость исследования состоит в том, что разработан диагностический комплекс психологических методик, показатели которых в своей совокупности полноценно и достоверно раскрывают особенности протекания и функционирования речевой деятельности у подростков в континууме шизоидного психотипа личности. Данные психологические показатели можно использовать как критерии ранней психологической диагностики и психокоррекции аномальной личностной изменчивости.

Настоящий диагностический комплекс может быть предложен практическим работникам в сфере образования и воспитания, а именно: психологам, работающим в дошкольных и школьных учреждениях, клиническим психологам, учителям и врачам, подростковым психиатрам и психотерапевтам как дополнительный метод установления диагноза.

Предложенная совокупность психологических критериев, отражающих различную степень развития и выраженности показателей речевой функции у подростков шизоидного психотипа в зависимости от их места расположения в конституционально-континуальном пространстве, может быть использована в судебно-психиатрической и судебно-психологической комплексной экспертизе.

Достоверность и надежность полученных результатов обеспечивалась научной обоснованностью исходных позиций, использованием методов, адекватных предмету и задачам исследования, репрезентативностью выборки, значимостью экспериментальных данных, сочетанием качественного и количественного анализа с применением современных методов обработки данных.

Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры психологии Ставропольского государственного университета, на заседаниях кафедры психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Ставропольской государственной медицинской академии с участием врачей -психиатров детского отделения и клинических психологов Ставропольской краевой клинической психиатрической больницы № 1. Экспериментальные материалы представлены на Международной научной конференции «Классическое лингвистическое образование - в современном мультикультурном пространстве» (Пятигорск, 2004); V Международной научной конференции «Наука и образование» (Белово, 2003); на региональной конференции «Интегративная психология: теория и практика» (Ярославль, 2004); Интернет - конференции «Пути становления субъекта в информационном обществе» (Ставрополь, 2004).

Публикации результатов исследования: по теме диссертационного исследования опубликовано 8 научных работ и 1 учебное пособие.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка использованной литературы и приложений в схемах и таблицах. Основное содержание работы изложено на 250 страницах машинописного текста, иллюстрировано таблицами и диаграммами. Библиография насчитывает 240 источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обоснован выбор проблематики настоящего исследования, определены актуальность темы, объект и предмет исследования, поставлены цель и задачи исследования, сформулирована научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, выдвинуты гипотеза исследования и основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Психологическая характеристика речевой деятельности в отечественной и зарубежной науке» представлен анализ

научной литературы, посвященной рассмотрению речевой деятельности как биопсихосоциального явления, отражающего индивидуально-психологические и конституционально-типологические особенности личности. Рассмотрены психологические процессы и условия порождения и восприятия речи с позиций психолингвистического подхода к изучаемому явлению (Н.Хомский, 1956; Л.С.Выготский, 1956; А.РЛурия, 1962; А.А.Потебня, 1965; Л.В.Щерба, А.А.Залевская, 1977; А.НЛеонтьев, 1977;

А.В.Брушлинский, 1982-1998; Н.И.Жинкин, 1982-1998; Б.ФЛомов, 1984; Н.Д.Завалова, 1986; С.Л.Рубинштейн, 1989; А.А.Леонтьев, 1990; И.А.Зимняя, 1989-1991; Т.В.Ахутина, 1994; Р.М.Фрумкина, 1996; А.АЛеонтьев, 2003; Т.Н.Ушакова, 1999); как речемыслительного процесса с позиций нейропсихологического подхода (Л.С.Цветкова, 1966; Б.Г.Лнаньев,1977; Б.ФЛомов, 1984; Е.Г.Симерницкая, 1985; Е.Д.Хомская, 2000; Н.Л.Семаго, М.М.Семаго, 2000; А.В.Семенович, 2002; Л.И.Серова, 2002);

патопсихолингвистического подхода, базирующиеся на рассмотрении патологии речи, по мнению А.АЛеонтьева (2003), на основе социально-психологических и психофизиологических критериев (Э.Крепелин, 1923; T.Spoerri, 1964; С.Кордер, 1967; Cromwell&Dokecki 1968; Т.В.Ахутина, ЕЛ.Гинзбург, 1972; Р.М.Фрумкина, А.Б.Добрович, 1974; Б.М.Гриншпун, 1974; Л.А.Дергачева, A.M. Шахнарович, 1977; Л.В.Банкевич, Г.В.Ейгер, 1989; В.П.Критская, 1991; В.П.Белянин, 1999).

Во второй главе «Методологические основы и организация исследования речевой деятельности в континууме конституционально-типологической изменчивости ВИД, психотипологической предиспозиции личности в подростковом возрасте» рассматриваются показатели пубертатного криза, протекающего в рамках нормы, дисгармонично, патологически, учитывая различные отечественные и зарубежные психологические направления и концепции (Б.А.Никитюк, Н.А.Корнетов, 1998; S.Hall, 1904; S.Freud, 1953; E.Erikson, 1968; R.Selman,1980; H.Hoff, 1956; Л.С.Выготский, В.ВЛебединский, 1985; Л.И.Белякова, Е.А.Дьякова,

1998; K.Levin,1939; Ф.Райс, 2000; Г.Е.Сухарева, 1959; К.С.Лебединская, 1974; J.F.Masteгson, 1968; Э.Кречмер, 1953; Л.Е.Личко, 1985; В.В.Ковалев, 1973; С.Я.Долецкий, 1976; И.В.Боев, О.А.Ахвердова, Н.Н.Волоскова, 2000).

С позиций конституциональной психологии анализируется речевая деятельность в континууме конституционально-типологической изменчивости личности, рассматриваются методики исследования речевой функции: рецептивной (импрессивной) стороны речи, отражающей восприятие фонетических структур, грамматических правил, понимание значение слова и фразы, смысла развернутой речи и моторной (экспрессивной) стороны речи, к которой относят артикуляцию речевых звуков, произнесение слов и фраз, самостоятельную развернутую речь, характеризующуюся связностью, цельностью, логичностью, последовательностью и сюжетностью речевого высказывания, а также представлены методики исследования для психологического анализа видов речевой деятельности (устной и письменной), двигательной сферы в конституциональном континууме личности.

В третьей главе «Результаты экспериментально-психологических исследований конституционально—континуальной изменчивости речевой деятельности шизоидного психотипа» представлен материал исследования. Отражены основные результаты эмпирических и экспериментально-психологических исследований подростков шизоидного психотипа. Проведен сравнительный анализ результатов исследования речевой деятельности в континууме шизоидного психотипа личности от диапазона психологической нормы-акцентуации к диапазону пограничной аномальной личности до диапазона психопатии.

Раздел 3.1 «Сравнительный эмпирический и экспериментально психологический анализ подростков» содержит анализ результатов, полученных на первом этапе сплошного обследования подростков. Второй этап исследования представлен построением, анализом и феноменологическим описанием многовекторного психологического анализа (рис. 1).

Норма-акцентуации 40%

\^ПАЛ 26%

Рис. 1. Распределение подростков с шизоидной структурой психотипа, расположенных в конституционально - континуальном пространстве.

Третий этап исследования включал в себя психологическое исследование всех 3-х групп испытуемых, целью которого являлось изучение двигательной сферы, речевой и общей моторики, динамического праксиса, реципрокной координации, пространственного праксиса, конструктивного праксиса, орального праксиса, символического праксиса, праксиса позы кисти руки.

Так, для представителей шизоидного психотипа в диапазоне психологической нормы-акцентуации (1 группа) были характерны нарушения динамического праксиса в 5% случаев, конструктивного праксиса в 7%, праксиса позы руки в 10%, нарушения чувства ритма в 15%. В целом темп движений характеризовался как медленный и неловкий. Для представителей диапазона ПАЛ с шизоидной структурой психотипа было характерно нарушение динамического праксиса в 60% случаев, пространственного праксиса в 45%, конструктивного праксиса в 50%, праксиса позы руки в 80%, нарушения чувства ритма в 90%. Отмечалась суетливость, неритмичная подвижность. При< ошибках фиксировались робость и смущение. Для представителей диапазона шизоидной психопатии в 80% случаев отмечалось нарушение динамического праксиса, в 70% -нарушение пространственного праксиса, в 80% - нарушение конструктивного

Психопатии 34%

праксиса, в 100% - нарушение праксиса позы руки, в 95% - нарушение чувства ритма. Качественные характеристики движений включали чрезмерную суетливость, чрезмерную подвижность, Часто дурашливость, парамимии в виде кривлянья на фоне обедненной • и блеклой безэмоциональности.

Исследование психомоторного профиля включало изучение признаков скрытого левшества, которые были выявлены у 15% испытуемых 3 группы, выраженная праворукость у 57% испытуемых, амбидекстрия у 33%, выраженная леворукость у 10%. Определение латерального профиля выявило в 10% случаев левостороннее предпочтение и соответственно доминантность правого полушария; в 57% - правостороннее предпочтение и соответственно доминантность левого полушария и в 33% случаев - амбилатеральность. Полученные результаты соответствуют ригидности феноменологических проявлений у представителей диапазона психопатии и догматичности мировоззренческих взглядов и стереотипов поведения, межличностных отношений.

Изучение типов латерального профиля у представителей 2 группы позволило разделить испытуемых на 4 подгруппы. В первую подгруппу вошли 24% подростков с правосторонней латерализацией. Вторую и третью подгруппу составили 74% подростков с незавершенной латерализацией. В четвертую подгруппу вошли 2% подростков с левосторонней латерализацией всех обследованных функций, что подтверждает конституционально-типологическую недостаточность ВИД, сочетающуюся с аномальной личностной и поведенческой изменчивостью у представителей диапазона ПАЛ. Преобладающей для данной группы подростков (74%) стала перекрестная латерализация психомоторики, что подчеркивает функциональную незрелость у исследуемого контингента. Можно утверждать, что речевые нарушения, отражая конституциональную недостаточность ВИД, являются дополнительной хронической психотравмой для подростков на фоне общего социального стрессирования, способствуя

негативному психотипологическому дрейфу в конституционально-континуальном диапазоне ПАЛ.

У представителей 1 группы определение латерального профиля выявило 64% выраженной праворукости, 24% выраженной леворукости и 12% амбидекстрии. Преобладающим для данной группы подростков (64%) стало правостороннее предпочтение, а следовательно, доминантность левого полушария у подростков диапазона психологической нормы - акцентуации (рис.2).

Рис. 2. Определение латерального профиля у подростков, расположенных в разных диапазонах конституционально-континуального пространства.

Условные обозначения: ПР- праворукие,ЛР- леворукие,А- амбоверты

Таким образом, в процессе исследования психомоторной сферы в конституционально-континуальном пространстве подростков с шизоидной структурой психотипа (3 группа) определилась преобладающая неустойчивость качества движений, монотонность, они не всегда могли следовать программе эксперимента, что может свидетельствовать о недостаточности нейродинамического компонента психической деятельности. Основным показателем в данном случае является недостаточность саморегуляции, программирования, целенаправленности и самоконтроля за протеканием собственной деятельности, что также связано со слабостью регулирующей функции речи.

Несформированность реципрокной координации рук и накопление амбилатеральных черт в пробах на исследование латеральных предпочтений у представителей 2 группы может указывать на функциональную несформированность межполушарных взаимодействий транскортикального уровня.

Выявленные особенности в ходе обследования психомоторики свидетельствуют о недостаточной согласованности и стабильности в работе различных звеньев функциональных систем у данной категории обследованных подростков, подтверждая, с одной стороны, сочетанную конституционально-типологическую недостаточность ВНД и

психотипологическую предиспозицию личности, с другой стороны, высокую вероятность негативного дрейфа в конституционально-континуальном пространстве в диапазонах ПАЛ и психопатии. Результаты настоящих исследований указывают на необходимость специализированной психологической, психотерапевтической и логопедической помощи подросткам с шизоидной структурой психотипа, которые располагаются в диапазоне ПАЛ и психопатии.

Раздел 3.2. «Результаты многомерного психологического дифференциального анализа подростков с шизоидной структурой психотипа» содержит анализ и феноменологическое описание многовекторного психологического анализа.

У подростков 1 группы, представляющих диапазон психологической нормы-акцентуации, отмечалось интенсивное повышение по показателям мужественности - 66%, интроверсии - 62%, нейротизма - 50% (рис. 3). Повышение по шкале нейротизма объясняется, на наш взгляд, протеканием пубертатного криза, который ослабляет способность противостоять стрессам, что проявляется в преобладании приспособительных механизмов психологической защиты. Признаков аномальной личностной, поведенческой, невротической изменчивости в условиях социального стрессирования обнаружено не было.

У подростков 2 группы, относящихся к диапазону ПАЛ, отмечалось повышение значений по показателям (рис. 3): индекс В - органическая основа выявлялась у 74%, психологическая склонность к делинквентному поведению у 72%; проявления астении у 66%; невротизация у 60%; шкала женственности выражена у 58% обследованных, обсессивно-фобические нарушения у 51%, истерические проявления у 52%, психологическая склонность к алкоголизации у 50%, невротическая депрессия у 38%; шкала экстраверсии усилена у 46%, шкала вегетативных нарушений у 43%, что вероятнее всего, указывает на аномальную личностную и поведенческую изменчивость, на высокий риск развития психогенных патологических реакций и патохарактерологическое формирование личности в условиях социального стрессирования. Следовательно, изначальная сочетанная конституционально-типологическая недостаточность ВНД и

психотипологическая предиспозиция личности способствуют стойкому формированию проявлений диапазона ПАЛ у подростков с шизоидным психотипом. В неблагоприятных условиях социальной среды обитания наблюдается срыв конституциональных механизмов в виде психологической декомпенсации и дезадаптации, что провоцирует дальнейший психотипологический негативный дрейф до диапазона психопатии.

У подростков 3 группы, имеющих клинически верифицированный диагноз личностного расстройства в виде «шизоидного типа психопатии», регистрировалось повышение показателей по следующим личностным и клиническим шкалам: психопатизация у 86%, конституциональная тревога у 81%, обсессивно-фобические нарушения у 74%, невротическая депрессия у 72%, интровертированность у 70%, черты фемининности у 67%, ситуационной тревоги у 52%, астении у 45%, склонности к делинквентности у 45% подростков. Взаимосочетание перечисленных клинических шкал отражает декомпенсацию и дезадаптацию конституциональных психологических механизмов защиты, свойственных диапазону психопатии, подчеркивает зависимость «психического как процесса» от конституционально-генетической обусловленности (рис. 3).

■ 1 группа -•-2 группа Ш 3 группа

Рнс.3. Сравнительный многовекторньгй психологический анализ подростков с шизоидным психотипом, расположенных в различных диапазонах конституционально-континуального пространства.

Условные обозначения: Е- реакция эмансипации^- психологическая склонность к алкоголизации, d- к делинквентному поведению, В- показатель возможной органической природы; ВН- шкала вегетативной неустойчивости, ОФН- шкала обсессивно-фобических нарушений; А- астенизации; И- истерии; НД- невротической депрессии, СТ- ситуативной тревоги, Н- невротизации; П- психопатизации; Э- экстраверсия; И- интроверсия; А-амбоверсия, КТ- шкала конституциональной тревоги

Раздел 3.4 «Результаты исследования речевой деятельности подростков с шизоидным психотипом личности» включал анализ рецептивной (импрессивной) и моторной (экспрессивной) сторон речи, видов речевой деятельности (устной и письменной) у сравниваемых групп подростков. У подростков 1 группы исследование артикуляционной моторики позволило выявить замедленный темп выполнения заданий и трудности в воспроизведении и переключении с одной артикуляционной позиции на другую, которые компенсировались при зрительном контроле.

У подростков 2 группы, представляющих диапазон ПАЛ, было выявлено наличие диспраксических расстройств, признаки резидуального органического поражения центральной нервной системы (ЦНС), которые явились основой для формирования конституционально-типологической недостаточности ВНД.

У подростков 3 группы были выявлены антропологические особенности строения лицевого и мозгового черепа с дефектами анатомического характера, которые привели к признакам морфофенотипической дисплазии (нарушение строения зубного ряда с деформацией зубов, нарушение строения челюсти - прогения, прогнотия, высокое готическое небо). 80% испытуемых не могли длительно удерживать заданную позу или артикуляционный уклад, удерживать язык неподвижно по средней линии с одновременным слежением за перемещающимся предметом, что указывает на атонию мышц речевого аппарата и напряжение мышц шеи при движении языка. Исследование мимической мускулатуры выявило трудности произвольного формирования мимических поз, а в 56% -невозможность формирования заданных мимических поз, гипомимичное состояние обнаружено у 37% испытуемых. У 68% - значительные расстройства моторики пальцев рук, нет координированности движений, отсутствие плавности и ритмичности при переключении движений. Следовательно, можно утверждать о качественных различиях в артикуляторной моторике, общей и пальцев рук, что, как правило, коррелирует с звукопроизносительным оформлением речи подростков.

Исследование устной речи показало, что только 4% испытуемых 1 группы имели нарушения звукопроизношения; во 2 группе в 72% случаев фонетическая недостаточность выражалась в искаженном произношении фонем. У 75% испытуемых 3 группы отмечались нарушения, проявляющиеся в виде замен свистящих звуков, смешения соноров и в «проглатываниях» губно-губных звуков, что подчеркивает механизм конституционально-типологической недостаточности ВИД.

Исследование просодической (интонационной)' стороны речи демонстрирует нарастающий характер нарушений от диапазона нормы до диапазона психопатии. Исследование повествовательной речи выявило аномальную изменчивость от логичности и последовательности до неспособности донести смысл собственного речевого сообщения до

собеседника в конституциональном психотипологическом континууме личности. Данные анализа исследования рецептивной речи позволяют утверждать о нарастающей неполноценности восприятия косвенных речевых актов по мере продвижения в конституционально-континуальном пространстве. Исследование лексико-семантико-грамматического

оформления речи свидетельствуют о наличии патологического полисемантизма и об углублении нарушений семантического уровня речи по мере движения психического как процесса по вектору «норма-патология».

Анализ ошибок письма и чтения позволяет констатировать корреляцию с фонематической и фонетической недостаточностью в устной речи у всех испытуемых трех групп, что указывает на недостаточность процессов интеграции разномодальной перцептивной информации, т. е. недоразвитие межсенсорных связей. Полученные результаты регистрируют преимущественное нарушение слухо-двигательного, зрительно-двигательного взаимодействия, с недостаточностью слухомоторного и зрительно-двигательного взаимодействия и с недостаточностью перекодирования информации из слуховой модальности в зрительную, из зрительной в двигательную.

Практические рекомендации: подростки с шизоидной структурой психотипа, изначально принадлежащие к диапазону ПАЛ или психопатии в конституционально-континуальном пространстве, характеризуются сочетанной конституционально-типологической недостаточностью ВИД и психотипологической предиспозицией личности, что обуславливает необходимость консультативной психологической и психокоррекционной работы с психологами, клиническими психологами, логопедами, социальными работниками, усилия которых во многом могут нивелировать конституциональную предиспозицию мозга и личности.

1. Определена степень развития и выраженности показателей речевых функций (рецептивной, моторной речи и программирования речевого

высказывания с двигательной сферой подростка) как дополнительного психологического маркера, позволяющего дифференцировать в конституционально-континуальном пространстве диапазоны аномальной личностной и поведенческой изменчивости у подростков с шизоидной психотипологической структурой, когда выражены сочетанные признаки конституционально-типологической недостаточности ВНД и

психотипологической предиспозиции личности.

2. Особенности речевой деятельности у подростков с шизоидным психотипом в конституционально-континуальном пространстве демонстрируют постепенное нарастание аномального взаимосочетания нарушений процесса программирования речевого высказывания, рецептивной (импрессивной) и моторной (экспрессивной) речи с двигательными нарушениями как результат деструктивного изменения личностного шизоидного психотипа в неблагоприятных условиях социальной среды обитания.

3. Основным показателем негативного психотипологического дрейфа от психологической нормы-акцентуации в сторону диапазона пограничной аномальной личности и психопатии у представителей шизоидного психотипа является недостаточность саморегуляции, программирования, целенаправленности и контроля за протеканием собственной речевой деятельности, что объясняется слабостью регулирующей функции речи.

4. Специфика речевой функции, заключающаяся в особенностях звукопроизносительной (просодической и артикуляционной) стороны речи у подростков в диапазоне психологической нормы-акцентуации, в силу сохранных компенсаторных механизмов защиты, не препятствуют полноценной адаптации подростков в социальной среде.

5. Представители диапазона пограничной аномальной личности отличаются сложным взаимосочетанием нарушений движений, рецептивной (импрессивной) и моторной (экспрессивной) речи, которые коррелируют с низким уровнем компенсаторных защитных механизмов, подтверждая сочетанную конституционально-типологическую недостаточность ВНД и

психотипологической предиспозиции личности у подростков с шизоидным психотипом, что затрудняет социальную адаптацию подростков.

6. Представители диапазона психопатии с шизоидной структурой личности характеризуются деструктивным характером речевой деятельности, проявляющимся в нарушении механизмов восприятия и мотивов возникновения, сообщения (коммуникативной интенции), речевого реагирования, трудностях оформления исходного замысла (мысли) и создания устойчивой речевой программы. При сохранности пассивного словаря, лексической и семантической стороны речи (импрессивной) артикуляционная и синтаксическая системы языка (экспрессивная) нарушаются. Парадоксальность развития речевой деятельности связана с дефицитом активного общения, обусловленного снижением потребностно-мотивационного компонента общения, слабостью коммуникативной функции.

7. Сочетанная конституционально-типологическая недостаточность ВИД, маркером которой может выступать динамика речевых функций, и психотипологическая предиспозиция личности, маркером которой является аномальная личностная и поведенческая изменчивость у подростков с шизоидной структурой психотипа, требует специализированной психологической, психотерапевтической и логопедической помощи в виде психокоррекционных программ, адресованных к восстановлению конституциональных механизмов психологической и психической компенсации и адаптации мозга и личности, когда учитывается место расположения подростка в диапазонах пограничной аномальной личности или психопатии.

Список публикаций по теме диссертации

1. Карпенко Д.А. Психологический анализ речевой деятельности подростков в континууме шизоидного психотипа личности //Наука и образование: Материалы V Международной научной конференции. - Белово: Беловский институт (филиал) Кемеровского государственного университета: Беловский полиграфист, 2003.-С. 94 - 96.

2. Карпенко Д.А. К проблеме психолингвистического анализа речевой деятельности //Классическое лингвистическое образование - в современном

мультикультурном пространстве: Материалы Международной научной конференции. - Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2004. - С. 230 - 232.

3. Карпенко Д.А. Нарушение коммуникативной компетенции у подростков с шизоидной психопатией //Интегративная психология: теория и практика: Материалы региональной конференции. - Ярославль, 2004. - С.23-25

4. Карпенко Д.А. Конституционально-типологические особенности личности подростка шизоидного психотипа в диапазоне нормы-акцентуации - пограничной аномальной личности - психопатии //Пути становления субъекта в информационном обществе: Материалы Всероссийской научной интернет-конференции. - Ставрополь, 2004. - С. 187 - 192

5. Карпенко Д.А. Индивидуально-типологические особенности речевой деятельности подростков шизоидного психотипа личности //Пути становления субъекта в информационном обществе: Материалы Всероссийской научной интернет-конференции. - Ставрополь, 2004. - С. 250 -256

6. Карпенко Д.А. К проблеме социализации подростков шизоидного психотипа личности //Актуальные проблемы социогуманитарного знания: Сборник научных трудов. - М.: Век книги 3.- Вып. XI, 2004. - С. 135 - 136.

7. Карпенко Д.А. Нарушения речевой деятельности как один из критериев ранней психологической диагностики деструктивного дрейфа личности подростка в континууме шизоидного психотипа //Объединенный научный журнал. Раздел «Психология». - М., 2004.- № 5. - С. 37 - 39.

8. Карпенко Д.А. Исследование речедвигательной сферы у подростков в конституционально-типологическом континууме шизоидного психотипа личности //Объединенный научный журнал. Раздел «Психология». - М., 2004,-№6.-С. 39-40.

9. Волоскова Н.Н. Глушкова Н.И. Карпенко Д.А., Шумилова А.С. Общая психология: Практикум.- М.: Илекса; Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2004.-160 с.

Сдано в набор 7.04.04 Подписано в печать 8.04.04 г. Формат 60 х 84 Чи Бумага типогр. № 1. Печать офсетная Усл. печ. л. 1,63. Заказ № 715. Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии ООО "Орфей-2" (г. Ставрополь, ул. Ломоносова, 8) 12.04.2004 г.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Карпенко, Диана Алексеевна, 2004 год

Введение.

Глава 1. Психологическая характеристика речевой деятельности в отечественной и зарубежной науке.

1.1. Психолингвистический подход к анализу речевой деятельности.

1.1.1. Психологические процессы и условия производства речи.

1.1.2. Психологические процессы и условия понимания речи.

1.2. Нейропсихологический подход к анализу речевой деятельности.

1.3. Патопсихолингвистический подход к анализу речевой деятельности

Глава 2. Методологичекие основы и организация исследования речевой деятельности в континууме конституционально-типологической изменчивости ВНД, психотипологической предиспозиции личности в подростковом возрасте.

2.1. Нормальный, дисгармоничный и патологический пубертатный криз

2.2. Конституционально - типологические особенности речевой деятельности в континууме шизоидного психотипа личности подростков

2.2.1. Акцентуанты шизоидного психотипа.

2.2.2. Пограничная аномальная личность - шизоидный вариант.

2.2.3. Диапазон психопатии шизоидного типа.

2.3. Организация и методики исследования речевой деятельности.

2.3.1. Психологические методики исследования.

2.3.2. Методики исследования речевой деятельности.

Глава 3. Результаты экспериментально-психологических исследований конституционально- континуальной изменчивости речевой деятельности шизоидного психотипа.

3.1. Сравнительный эмпирический и экспериментально-психологический анализ подростков.

3.2. Результаты многомерного психологического дифференциального анализа подростков с шизоидной структурой психотипа.

3.3. Результаты исследования речевой деятельности в континууме шизоидного психотипа личности.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологический анализ речевой деятельности у подростков в континууме шизоидного психотипа личности"

Необходимость знания психологии для психиатрической и психотерапевтической практики в настоящее время является остро актуальной проблемой. Это объясняется тем, что психические заболевания не могут быть изучены без знания психологических закономерностей (И.М. Сеченов, В.Х. Кандинский, С.С. Корсаков, И.П. Павлов).

Наиболее ранимым и проблемным является подростковый возраст, или пубертатный криз. Связанный с созреванием всех функциональных систем организма, активным формированием личности, ее социализацией, подростковый возраст отражает существенные внутренние и внешние детерминанты процесса дозревания (адолесценции) при нормально протекающем подростковом кризе, дисгармоничном или патологическом с проявлением дебютов нервно-психических заболеваний, многообразием донозологических и инициальных проявлений (Г.Е. Сухарева, 1959; В.В. Ковалев, 1969; А.Е. Личко, 1985; В.Я.Семке, 1989). В связи с этим наиболее важным является знание личностно-характерологического континуума подростков, позволяющего определить принадлежность к тому или иному диапазону конституционально-континуального пространства личности.

Личностный континуум не ограничивается нормой, а, начинаясь от средней полосы психологической нормы, через личностные акцентуации претерпевает психотипологическую динамику под влиянием неблагоприятных социальных факторов в сторону аномальной личностной изменчивости вплоть до диапазона патологической психической конституции - психопатии (О.А.Ахвердова, 1998). Пограничная аномальная личность в конституционально-типологическом личностном континууме занимает промежуточное положение между акцентуациями подростков и психопатиями: имея качественные и количественные градации (И.В. Боев, 1999). Определение и изучение диапазона, в котором располагается пограничная аномальная личность (ПАЛ), подчеркивает наличие флуктуирующих границ с обеих сторон. В этом отношении индивидуальный подход к аномальной изменчивости личностных, психологических и психических свойств личностной структуры составляет теоретическую основу дифференциальной психологии.

Личность развивается как целое и ни одна функция (ни речь, ни память, ни воля) не может развиваться самостоятельно, и лишь в целях научного анализа нами абстрагируется та или иная сторона развития (JI.C. Выготский, 1934).

Будучи опосредованной системой языковых знаков, которые Л.С.Выготский (1956) назвал психическими орудиями, речь перестраивает все психические процессы человека, которые достигают уровня произвольного, сознательного функционирования. Как явление биопсихосоциальное (В. Дорошевский, 1982), речевая деятельность отражает активность/инактивность, степень выраженности аномальной личностной и поведенческой изменчивости и может выступать в виде психологического маркера, детерминированного сочетанной конституционально-типологической недостаточностью высшей нервной деятельности (ВНД) и психотипологической предиспозицией личности (Н.Н. Волоскова, 2001; Н.Н. Карташова, 2003).

Конституционально-типологический комплексный анализ речевых функций с позиций непараметрической математической статистики, проводимый в течение ряда лет в Ставропольском государственном университете, позволяет «голографически» представить развитие личности в конституциональном личностном континууме.

Цель исследования: психологический анализ речевой деятельности в конституционально-континуальном личностном пространстве подростков, относящихся к шизоидному психотипу личности.

Объект исследования: личность подростка как целостное системное образование.

Предмет исследования: речевая деятельность у подростков как маркер аномальной личностной и поведенческой изменчивости у подростков с шизоидной структурой психотипа.

Задачи исследования:

1 .Изучить и проанализировать научную литературу, посвященную рассмотрению речевой деятельности как биопсихосоциального явления, отражающего индивидуально-психологические и конституционально-типологические особенности личности.

2.Провести фронтальную дифференциальную психодиагностику подростков, с выделением представителей шизоидного психотипа личности.

3.Подобрать унифицированный набор экспериментально-психологических методик, наиболее полно отражающих степень развития и выраженности показателей рече-языковой функции, как психологического маркера диапазона аномальной личностной изменчивости.

4.Провести сравнительный экспериментально-психологический анализ речевой деятельности, выделяющий дифференциально-диагностические показатели в конституционально-типологическом континууме шизоидного психотипа личности.

Эмпирическая гипотеза исследования: речевая деятельность может выступать показателем индивидуально-типологических особенностей личности и являться адекватным дополнительным средством ранней психодиагностики конституционально-типологического континуума подростков в условиях нарастающей аномальной личностной изменчивости, сознания и высших психических функций (психической деятельности) под влиянием неблагоприятных факторов социальной среды обитания.

Теоретическая гипотеза исследования основана на эволюционно-конституциональном и континуально-генетическом подходе к личностной индивидуальности, предполагающем, что конституционально-психотипологические основы индивида детерминируют психологические, психические, личностные и поведенческие формы субъектно-деятельностных отношений.

Методологическую и теоретическую основу исследования составили основополагающие методологические принципы и концепции отечественной психологии о сущности личности и ее психологической структуре, генетической разноплановости личности, преемственности между биологическим и социальным в психическом развитии (А.Н.Ананьев, Л.С.Выготский, В.П.Зинченко, К.К.Платонов, Л.С.Рубинштейн); материалистическая концепция личности с позиции психологии отношений (А.Ф.Лазурский, В.Н.Мясищев); континуально-генетическая концепция (А.В.Брушлинский); учение об акцентуированных личностях и акцентуациях характера (А.Е.Личко, К.Леонгард, Г.К.Ушаков); представления об индивидуальных поведенческих стереотипах, зависящих от врожденных или наследственных конституциональных психических особенностей (О.А.Ахвердова, Б.С.Братусь, В.Н.Дружинин, Е.А.Климов, В.С.Мерлин, В.И.Слободчиков); концепция пограничной аномальной личностной изменчивости (О.А.Ахвердова, И.В.Боев); концепция аномальной личностной изменчивости органического происхождения(Н.Н. Волоскова); концепция системного подхода в психологии (Б.Ф.Ломов, В.Д.Шадриков); феноменологический подход к изучению явлений психической жизни (К.Ясперс), идея понимания речевого общения А.А.Леонтьева; положения Л.С.Выготского о роли речи и мышления в развитии личности; механизмах речи (Н.И.Жинкин, А.Р.Лурия, А.Н.Леонтьев); концептуальные и методологические проблемы исследования коммуникативно-речевой деятельности (Т.В.Ахутина, И.А.Зимняя, А.А.Залевская, Т.Д.Ушакова).

Основные положения, выносимые на защиту.

1.Речевая деятельность отражает уровень развития психических процессов, межличностных отношений, сознания и самосознания и может выступать в качестве дополнительного психологического маркера показателя нарастающей аномальной личностной изменчивости от диапазона нормы-акцентуаций к диапазону пограничной аномальной личности вплоть до психопатии в конституционально-психотипологическом континууме подростков.

2.Предлагаемый комплекс психологических методов диагностики позволяет на высоко достоверном уровне определить степень развития и выраженности показателей речевых функций, как психологического маркера различных диапазонов аномальной личностной изменчивости в конституциональном континууме подростков шизоидного психотипа личности.

3.Качественными показателями конституционально-типологической недостаточности высшей нервной деятельности (ВНД), сочетающейся с психотипологической предиспозицией личности является сложный ансамбль нарушений рецептивной (импрессивной) стороны речи, отражающей восприятие фонетических структур, грамматических правил, понимание значения слова и фразы, смысла развернутой речи и моторной (экспрессивной) стороны речи, к которой относят артикуляцию речевых звуков, произнесение слов и фраз, самостоятельную развернутую речь, характеризующуюся связностью, цельностью, логичностью, последовательностью, сюжетностью с программированием речевого высказывания и двигательными расстройствами.

Научная новизна исследования. В работе впервые представлен сравнительный психологический анализ речевой деятельности с позиций конституциональной психологии; определены критерии аномальной изменчивости речевой деятельности в конституционально-континуальном пространстве подростков с шизоидной психотипологической структурой личности. Выделена совокупность качественных показателей речевой деятельности в конституциональном континууме от диапазона нормы -акцентуации до диапазона пограничной аномальной личности и далее до диапазона психопатии представителей с шизоидным психотипом личности.

Теоретическая значимость исследования заключается в раскрытии интимных речевых и психологических механизмов, отражающих степень выраженности аномальной конституционально-типологической изменчивости в конституционально-континуальном пространстве у подростков с шизоидным психотипом. Представлены научные аргументы, подтверждающие, что речевая деятельность может быть дополнительным психологическим маркером, отражающим конституциональный континуум подростка.

Практическая значимость исследования состоит в том, что разработан диагностический комплекс психологических методик, показатели которых в своей совокупности полноценно и достоверно раскрывают особенности протекания и: функционирования речевой деятельности у подростков в континууме шизоидного психотипа личности. Данные психологические показатели можно использовать как критерии ранней психологической диагностики и психокоррекции аномальной личностной изменчивости.

Настоящий диагностический комплекс может быть предложен практическим работникам в сфере образования и воспитания, а именно: психологам, работающим в дошкольных и школьных учреждениях, клиническим психологам, учителям и врачам, подростковым психиатрам и психотерапевтам, как дополнительный метод установления диагноза.

Предложенная совокупность психологических критериев, отражающих различную степень развития и выраженности показателей речевой функции у подростков шизоидного психотипа в зависимости от их места расположения в конституционально-континуальном пространстве, может быть использована в судебно-психиатрической и - судебно-психологической комплексной экспертизе.

Достоверность и надежность полученных результатов обеспечивалась научной обоснованностью исходных позиций, использованием методов, адекватных предмету и задачам исследования, репрезентативностью выборки, значимостью экспериментальных данных, сочетанием качественного и количественного анализа с применением современных методов обработки данных.

Апробация и внедрение результатов исследования материалы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры психологии Ставропольского государственного университета, на заседаниях кафедры психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Ставропольской государственной медицинской академии с участием врачей - психиатров детского отделения и клинических психологов Ставропольской краевой клинической психиатрической больницы №. 1. Экспериментальные материалы представлены на Международной научной конференции «Классическое лингвистическое образование - в современном мультикультурном пространстве» (Пятигорск, 2004); V Международной научной конференции «Наука и образование» (Белово, 2003); на региональной конференции «Интегративная психология: теория и практика» (Ярославль, 2004); Интернет - конференции «Пути становления субъекта в информационном обществе» (Ставрополь, 2004).

Публикации результатов исследования: по теме диссертационного исследования опубликовано 8 научных работ и 1 учебное пособие.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка использованной литературы и приложений в схемах и таблицах. Основное содержание работы изложено на 250 страницах машинописного текста, иллюстрировано таблицами и диаграммами. Библиография насчитывает 240 источников.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

3.3. Результаты исследования речевой деятельности в континууме шизоидного психотипа личности

Формирование особого вида психической деятельности, в том числе и познавательной, деятельности с опережающим развитием ее операциональной стороны и искажением, задержкой развития содержательной, обусловленной усвоением социального опыта отражается и ведет к изменениям речевой деятельности у лиц шизоидного психотипа.

Речь является одним из наиболее адекватных объектов исследования влияния диссоциации развития, т.к. в структуре речевой деятельности естественным образом разводятся операциональная, «формальная», отражающая усвоение фонетических структур и грамматических правил и содержательная, семантическая стороны и для их изучения используются соответствующие их специфике методы исследования.

Исследование артикуляционной моторики у шизотимиков (1 группа) позволило выявить замедленный темп выполнения заданий и трудности в воспроизведении и переключении с одной артикуляционной позиции в другую, которые компенсировались при зрительном контроле.

У подростков 2 группы, представляющих диапазон пограничной аномальной личности, были выявлены диспраксических рассройств у 80% испытуемых, у 34% асимметричность носогубных складок, практически у всех асимметричное положение вытянутого вперед языка, тремор языка - у 16%, гиперкинезы у 23%, паретичность одной половины языка - у 30%, у 40% - высокое готическое небо.

У подростков 3 группы, представляющих диапазон шизоидной психопатии были выявлены следующие особенности строения и дефекты анатомического характера: у 6 % испытуемых имелось нарушение строения зубного ряда, которое проявлялось в деформации зубов; у 8 % испытуемых отмечалось нарушение строения челюсти — прогения (1 человека) и прогнотия (2 человека). У 70% испытуемых отмечалось высокое готическое небо.

Обследование мышечного тонуса языка показало наличие ассиметричного положения вытянутого вперед языка у 50 % ,тремор языка отмечался у 15 % испытуемых, изменение конфигурации языка было выявлено у 12 %

Обследование подвижности речевого аппарата выявило неспособность у 80% испытуемых длительно удерживать заданную позу или артикуляционный уклад как по показу, так и по словесной инструкции, отмечалась паретичность мышц речевого аппарата.

Функциональные пробы Е.М.Мастюковой показали неспособность практически всех испытуемых данной группы - 90 % удерживать язык неподвижно по средней линии с одновременным слежением за перемещающимся предметом. А в 10% случаев отмечалось напряжение мышц шеи при движении языка.

Исследование мимической мускулатуры, включающее изучение объема и качества движений (нахмуривание бровей, прищуривание и подмигивание глазами, надувание щек и т.п.) выявило у шизотимиков ("1 группа) нарушения символического праксиса в 25%, также замедленность перехода с одной мимической позы в другую.

У подростков, представляющих диапазон пограничной аномальной личности (2 группа), было выявлено - синкинезии в 58% случаев; нарушения символического праксиса - в 46% случаев и не возможность наморщить лоб в 8 % случаев, замедленность переключения с одного движения на другое, толчкообразные движения при переходе с одного движения на другое в 30%.

При исследовании возможности произвольного формирования определенных мимических поз выявило следующие особенности: 26 % подросткам не удалось выразить заданные эмоциональные состояния.

У подростков с шизоидной психопатией (3 группа) обследование позволило оценить объем и качество движений мышц лба, глаз, щек и выявило трудности произвольного формирования мимических поз, а в 50 % выявило невозможность формирования заданных мимических поз. Также отмечались - особое гипомимичное состояние у 37 % испытуемых, синкинезии в 68% случаев; нарушения символического праксиса —у 56% .

У подростков 2 группы, представляющих диапазон пограничной аномальной личности, было выявлено наличие диспраксических рассройств в 80% случаев, в 34% была зафиксирована асимметричность носогубных складок, у всех испытуемых отмечалось асимметричное положение вытянутого вперед языка, тремор языка в 16%, гиперкинезы в 23%, паретичность одной половины языка в 30%, у 40% - высокое готическое небо, синкинезии в 58% случаев, нарушения символического праксиса у 46% подростков и не возможность наморщить лоб в 8% случаев, замедленность переключения с одного движения на другое, толчкообразные движения при переходе с одного движения на другое в 30%, в 26% случаев испытуемым не удалось выразить заданные эмоциональные состояния.

У подростков 3 группы (по данным обследования логопедом детского отделения Ставропольской краевой клинической психиатрической больницы № 1) были выявлены следующие особенности строения и дефекты анатомического характера: у 6% испытуемых, имелось нарушение строения зубного ряда, которое проявлялось в деформации зубов; у 8% испытуемых отмечалось нарушение строения челюсти - прогения (1 человека) и прогнотия (2 человека). У 30% испытуемых отмечалось высокое готическое небо.

Обследование мышечного тонуса языка показало наличие ассиметричного положения вытянутого вперед языка у 50%, тремор языка отмечался у 15% испытуемых, изменение конфигурации языка было выявлено у 12% испытуемых.

Обследование подвижности речевого аппарата выявило неспособность у 80% испытуемых длительно удерживать заданную позу или артикуляционный уклад, как по показу, так и по словесной инструкции, отмечалась атония мышц речевого аппарата.

Функциональные пробы Е.М.Мастюковой показали неспособность практически всех испытуемых данной группы 80% удерживать язык неподвижно по средней линии с одновременным слежением за перемещающимся предметом. Также отмечалось напряжение мышц шеи при движении языка.

Исследование мимической мускулатуры позволило оценить объем и качество движений мышц лба, глаз, щек и выявило трудности произвольного формирования мимических поз, а в 56% выявило невозможность формирования заданных мимических поз. Также отмечалось особое гипомимичное состояние у 37% испытуемых.

Результаты обследования мимической мускулатуры выявили также синкинезии в 68% случаев; нарушения символического праксиса - у 56% , что свидетельствует о нарушении ритма и плавности движений артикуляционной и мимической мускулатуры. Значительные расстройства моторики пальцев рук проявлялись в нарушении точности, быстроты и координированности движений, отсутствия плавности, ритмичности при переключении движений, неуверенности и замедленном темпе при переносе двигательных поз пальцев с одной руки на другую. Анализ общей моторики обнаружил у всех подростков непластичность, неловкость движений, неритмичность (то замедленный, то суетливый либо чрезмерно подвижный характер) движений.

Следовательно, результаты исследования позволяют говорить о наличии артикуляционных и мимических диспраксических расстройств, т.е. о качественных различиях в артикуляторной моторике, общей и пальцев рук, что, как правило, коррелирует с звукопроизносительным оформлением речи подростков в континууме шизоидного психотипа личности.

Исследование устной речи показало, что только 4% испытуемых 1 группы имели нарушения звукопроизношения, которые проявлялись в замене «л» на «в», нечетком произношении группы свистящих звуков «с», «ш», «ж», «з» и искажениях произношения звука «р».

У подростков 2 группы в 72% случаев фонетическая недостаточность выражалась в искаженном произношении фонем: 40% испытуемых имели межзубно-боковые варианты свистящих и шипящих звуков, у 24% отмечались нарушения группы сонорных звуков: горловое «р», носовое «л». У 2% исследуемых присутствовала замена «л» на «в» или смягченное произношение «л». Остальные исследуемые школьники имели нормативное произношение изолированных звуков. Однако в речевом потоке у 28% учащихся выявлялось нечеткое произношение отдельных изолированных звуков («р», «ж», «ш», «с», «з») и слогов с этими звуками, т.е. отдельные звуки были неавтоматизированы в самостоятельной речи. Практически у всех них выявлено снижение самоанализа и самоконтроля за собственным звукопроизношением. Собственные ошибки звукопроизношения учащиеся не замечали, в то же время в чужой речи дефектное произношение ими отмечалось правильно.

У 75% испытуемых 3 группы отмечались нарушения, проявляющиеся в виде замен свистящих звуков, смешениях соноров и в «проглатываниях» губно-губных звуков, что подчеркивает механизм конституционально-типологической недостаточности высшей нервной деятельности и коррелирует с деструкцией личности.

Сравнительный анализ данных исследования звукопроизношения представлен на диаграмме 9.

Диаграмма 9. Сравнительный анализ нарушений звукопроизиошения у подростков в континууме шизоидного психотипа личности.

Исследование просодической (интонационной) стороны у шизотимиков выявило замедленный темп речи, т.н. речь «с толком и расстановкой», который также проявлялся в медленном чтении. Практически у всех испытуемых данной группы голос отличался невысокими модуляциями, низким тембром, невыразительностью.

У испытуемых 2 группы, представляющих диапазон пограничной аномальной личности выявились следующие особенности в 68% случаев выявлялась монотонность и маловыразительная интонация высказывания, в 94% чтение отличалось неритмичностью, что проявлялось то в замедлении, то в ускорении, необоснованных паузах. У большинства (66%) исследуемых голос отличался характерной осиплостью и слабостью, истощаемостыо.

У подростков 3 группы, с шизоидным типом психопатии, выявилась обеднен ность интонации и эмоциональной окрашенности произносительной стороны речи. Голос тихий, истощаемый, не модулированный. Непосредственно поток речи невнятный, как «бормотание», не сопровождается выразительными средствами, мимикой и характеризуется отсутствием визуального контакта и бедностью коммуникативного репертуара. У 10% отмечалась скандированность речи. Таким образом, сравнительный анализ показателей демонстрирует нарастающий характер нарушений просодической стороны речи в диапазоне шизоидного психотипа личности.

Исследование повествовательной речи выявило следующие особенности у испытуемых 1 группы: а именно, логичность, последовательность, рассудительность, интеллектуализацию сообщаемого, сюжетность, «взрослость» и правильность синтаксического оформления.

В беседе подростки данной группы высказывали свое мнение относительно любых тем, предлагаемых экспериментатором, но тщательно избегали тем, касающихся их самих и взаимоотношений с родителями, сверстниками и другими значимыми людьми.

В целом характерными особенностями для шизотимиков являлись трудность вхождения в контакт, неспособность длительно удерживать тему беседы, неспособность правильно завершать диалог с учетом коммуникативной ситуации (ситуации общения).

У испытуемых 2 группы повествовательная речь характеризовалась витиеватостью, насыщенностью, патетичностью содержания, которое не всегда укладывалось в рамки темы беседы, либо ситуации общения в целом.

В диалогической речи активное нахождение самостоятельных коммуникативных речевых формулировок вызывало затруднение, которое компенсировалось, на наш взгляд, вопросами «заумного», отвлеченного характера.

В монологической речи использовались как простые, так и распространенные предложения с дополнениями в виде уточнения. Пересказ полный, даже близкий к тексту. Затруднение вызвало составление связного рассказа по серии сюжетных картинок. Отмечался схематизм изложения, а также трудности установления истинных причинно-следственных связей между действующими лицами в определенной серии.

У подростков 3 группы повествовательная речь характеризовалась непоследовательностью, отчуждением контекста речевой ситуации, невыразительностью,оскуднением эмоций, нежеланием донести смысл собственного речевого сообщения до собеседника, а чаще всего отсутствием потребности в собеседнике, отсутствием визуального контакта.

Монологическая речь, требующая развертывания устойчивой программы затруднена, характерна бедность коммуникативного репертуара, а в 15% случаев развертывание устойчивой речевой программы практически невозможно.

При составлении рассказа по сюжетной картинке испытуемые данной группы ограничивались перечислением включенных в ее состав отдельных предметов или фрагментов изображенной ситуации, которые нередко вызывали всплывание стереотипных связей.

При составлении рассказа по серии сюжетных картинок отмечалась непоследовательность и трудности удержания первичного замысла рассказа.

Устное сочинение на заданную тему для представителей данной группы оказалось практически невозможным. В ответ на данное задание, у испытуемых не возникало никакого замысла, основного плана и тем более стойкой программы, выполнение задания заменялось вплетением побочных впечатлений, инертных стереотипов и ассоциаций.

В диалогической речи активное нахождение самостоятельных коммуникативных речевых формулировок вызывало затруднение.

Исследование рецептивной или импрессивной речи включало в себя изучение фонематического восприятия и фонемного анализа и синтеза у шизотимиков (1 группа) не выявило нарушений. Все испытуемые легко справились с предложенными заданиями.

У подростков 2 группы, представителей пограничной аномальной личности выявилась в 74% случаев фонетическая недостаточность, которая проявлялась в нарушениях звукопроизношения. Отмечались ошибки в пробах на фонематический анализ и синтез, однако, на наш взгляд они вызывались, скорее всего, инертностью, дефектами концентрации внимания. Проба на определение количества слогов и звуков в слове в целом доступна этой группе учащихся, но ответы также флуктуировались из-за невнимательности.

У подростков с шизоидной психопатией в 40% случаев отмечалось затруднение в воспроизведении звукового ряда и ряда слов.

При повторении серии слогов переход от одной серии к другой постепенно становился все более затрудненным и заменялся воспроизведением одного и того же инертного стереотипа. Опираясь на исследования, проведенные Е.Д.Хомской (2000), этот факт можно объяснить патологической инертностью ранее возникших следов.

При повторении последовательного ряда слов затруднения возникали у 50% испытуемых в тех случаях, когда предложенный ряд отклонялся от хорошо упроченного ряда или вступал в конфликт с ним.

Таким образом, данные анализа исследования рецептивной речи в континууме шизоидного психотипа личности позволяют говорить о нарастающей (от акцентуаций к пограничной аномальной личности до психопатии) неполноценности восприятия косвенных речевых актов.

Исследование лексико-семантико-грамматического оформления речи у шизотимиков (1 группа) выявило ряд особенностей, которые проявлялись в использовании «взрослых» оборотов речи и выражений, умении использовать научные понятия, в интеллектуализации сообщаемого с характерной монотонностью в оформлении.

У подростков 2 группы, представителей пограничной аномальной личности также не было выявлено значительных нарушений в грамматической структуре речи. Однако, имели место определенные особенности, проявляющиеся в лексико—семантическом компоненте, а именно, формализм словообразования, использование необычных слов, часто неологизмов, отсутствие или ограниченность эмотивной лексики, витиеватость и насыщенность скудного по изобразительным средствам речевого высказывания. Содержательная сторона речи характеризовалась мудрствованием, резонерством.

У подростков 3 группы, представляющих диапазон психопатии обследование выявило преобладание пассивного словаря над активным, трудность актуализации словаря и преобладание слов абстрактного значения. В данной группе не было выявлено грубых форм нарушения грамматического строя речи, а у 18% развитие данных форм речевой деятельности шло с опережением. Характерной особенностью для всех испытуемых данной группы была склонность к использованию неологизмов и ошибки в толковании лексических значений слов, подбор к предмету нетипичных признаков и действий. Превалирование в речевом потоке полисемантичных и синонимичных слов.

Обращает на себя внимание ухудшение качества антонимических реакций на глаголы. При сопоставлении с ответами на другие части речи отмечается нарушение в использовании глаголов, в том числе уменьшение их количества по сравнению с другими частями речи. Полученные данные свидетельствуют о наличие патологического полисемантизма и об углублении нарушений семантического уровня речи по мере движения психического как процесса по вектору «здоровье - болезнь». Высказывание характеризовалось структурно-семантическими особенностями s ответных реплик, наплывом мыслей, ветиеватостью изложения текстового материала, отсутствием эмотивной лексики, что подчеркивает эмоциональное оскудение, холодность, безэмоциональность, невыразительность как при чтении, так и в устном высказывании при невыразительности мимических движений.

Исследование фонематического восприятия и фонемного анализа и синтеза у шизотимиков (1 группа) не выявило нарушений. Все испытуемые справились с предложенными заданиями.

У подростков 2 группы, представителей пограничной аномальной личности выявилась в 79% случаев фонетическая недостаточность, которая проявлялась в нарушениях звукопроизношения. Отмечались ошибки в пробе на фонематический анализ и синтез, однако, на наш взгляд они вызывались скорее всего инертностью, дефектами концентрации внимания. Проба на определение количества слогов и звуков в слове в целом доступна этой группе учащихся, но ответы также флуктуировались из-за невнимательности.

У подростков с шизоидной психопатией в 40% случаев отмечалось затруднение в воспроизведении звукового ряда и ряда слов.

При повторении серии слогов переход от одной серии к другой постепенно становился все более затрудненным и заменялся воспроизведением одного и того же инертного стереотипа. Опираясь на исследования, проведенные Е.Д. Хомской(2000г.) этот факт можно объяснить патологической инертностью ранее возникших следов.

При повторении последовательного ряда слов затруднения возникали у 50% испытуемых в тех случаях, когда предложенный ряд отклонялся от хорошо упроченного ряда или вступал в конфликт с ним.

Остальные задания не вызывали сложностей и по результатам соотносились с 1 группой, представляющей диапазон нормы — акцентуации.

Исследование лексико-семантико - грамматического оформления речи у шизотимиков (1 группа) выявило ряд особенностей, которые проявлялись в использовании «взрослых» оборотов речи и выражений, а также научных понятий, в интеллектуализации сообщаемого.

У подростков 2 группы, представителей пограничной аномальной личности также не было выявлено значительных нарушений в грамматической структуре речи, однако, имели место определенные особенности, проявляющиеся в лексико - семантическом компоненте, а именно использование необычных слов, иногда неологизмов, отсутствие или ограниченность эмотивной лексики, витиеватость и насыщенность скудного по изобразительным средствам речевого высказывания.

У подростков 3 группы, представляющих диапазон психопатии обследование выявило преобладание пассивного словаря над активным, трудность актуализации словаря и преобладание слов абстрактного значения. В данной группе не было выявлено грубых форм нарушения грамматического строя речи, а у 18% развитие данных форм речевой деятельности шло с опережением. Характерной особенностью для всех испытуемых данной группы была склонность к использованию неологизмов и ошибки в толковании лексических значений слов, подбор к предмету нетипичных признаков и действий. Превалирование в речевом потоке полисемантичных и синонимичных слов.

Обращает на себя внимание ухудшение качества антонимических реакций на глаголы. При сопоставлении с ответами на другие части речи отмечается нарушение в использовании глаголов, в том числе уменьшение их количества по сравнению с другими частями речи. Полученные данные свидетельствуют о наличие патологического полисемантизма и об углублении нарушений семантического уровня речи по мере движения психического как процесса по вектору «здоровье - болезнь».

Связная речь испытуемых 1 группы отличалась логичностью, последовательностью, рассудительностью, интеллектуализацией сообщаемого, взрослостью и правильностью синтаксического оформления.

В беседе подростки данной группы высказывали свое мнение относительно любых тем, предлагаемых экспериментатором, но тщательно избегали тем, касающихся их самих и взаимоотношений с родителями, сверстниками и другими значимыми людьми.

В целом характерными особенностями для шизотимиков являлись трудность вхождения в контакт, неспособность длительно удерживать тему беседы, неспособность правильно завершать диалог с учетом коммуникативной ситуации (ситуации общения).

Связная речь испытуемых 2 группыхарактеризовалась витиеватостью, насыщенностью, патетичностью содержания, которое не всегда укладывалось в рамки темы беседы, либо ситуации общения в целом.

В диалогической речи активное нахождение самостоятельных коммуникативных речевых формулировок вызывало затруднение, которое компенсировалось, на наш взгляд, вопросами «заумного», отвлеченного характера.

В монологической речи использовались как простые, так и распространенные предложения с дополнениями в виде уточнения. Пересказ полный, даже близкий к тексту. Затруднение вызвало составление связного рассказа по серии сюжетных картинок. Отмечался схематизм изложения, а также трудности установления истинных причинно -следственных связей между действующими лицами в определенной серии.

Связная речь у подростков с шизоидной психопатией характеризовалась непоследовательностью, отчуждением контекста речевой ситуации, невыразительностью, оскуднением эмоций, нежеланием донести смысл собственного речевого сообщения до собеседника, а чаще всего отсутствием потребности в собеседнике, отсутствием визуального контакта.

Монологическая речь, требующая развертывания устойчивой программы затруднена, характерна бедность коммуникативного репертуара, а в 15 % случаев развертывание устойчивой речевой программы практически невозможно.

При составлении рассказа по сюжетной картинке испытуемые данной группы ограничивались перечислением включенных в ее состав отдельных предметов или фрагментов изображенной ситуации, которые нередко вызывали всплывание стереотипных связей.

При составлении рассказа по серии сюжетных картинок отмечалась непоследовательность и трудности удержания первичного замысла рассказа.

Устное сочинение на заданную тему для представителей данной группы оказалось практически невозможным. В ответ на данное задание, у испытуемых не возникало никакого замысла, основного плана и тем более стойкой программы, выполнение задания заменялось вплетением побочных впечатлений, инертных стереотипов и ассоциаций.

В диалогической речи активное нахождение самостоятельных коммуникативных речевых формулировок вызывало затруднение.

Анализ ошибок письма и чтения позволяет констатировать корреляцию с фонематической и фонетической недостаточностью в устной речи у всех испытуемых трех групп. Среди всех ошибок статистически достоверно выявляется преобладание ошибок письма, связанных с несформированностью анализа структуры предложения, каллиграфические ошибки, ошибки оптического характера и ошибки письма, связанные с недостаточностью фонематического анализа.

Ошибки письма, связанные с недостаточностью фонематического восприятия составили 13,1% у подростков 3 группы и проявлялись в виде смешения аффрикат, смешении согласных по твердости - мягкости и смешении гласных и согласных.

Ошибки письма, связанные с несформированностью фонематического анализа и синтеза составили 30% у подростков 2 группы, 42% у подростков 3 группы и проявлялись в виде пропусков гласных и согласных букв в словах, перестановке слов в предложении, повторении слогов в слове и слов в предложении.

Ошибки письма, связанные с несформированностью анализа структуры предложения составили 23,5% у испытуемых 2 группы и 43,6 у испытуемых 3 группы и проявлялись в виде слитного написания предлога со словом, слитного написания слов в предложении.

Ошибки письма, связанные с неумением выделять предложение из текста составили 12% у испытуемых 3 группы и проявлялись в виде отсутсвия заглавной буквы и отсутствия точки в конце предложения.

Ошибки письма оптического характера составили 13%, 1 у испытуемых 3 группы и 10% у испытуемых 2 группы и проявлялись в смешении букв по оптическому сходству, в несоответствии и изменении, размера букв.

Трудности каллиграфического характера были выявлены у 80% испытуемых 3 группы, у 74% испытуемых 2 группы и у 10% испытуемых 1 группы и проявлялись в виде неряшливого почерка, исправлений до нечитаемости, недописывании элементов букв, большом количестве поправок и специфической геометрии букв.

Ошибки чтения проявлялись в монотонности, неритмичности, то в замедлении, то в ускорении темпа, необоснованных паузах, немотивированных задержках, маловыразительной интонации и составили 84% от общего числа испытуемых.

Таким образом, полученные результаты регистрируют преимущественное нарушение слухо-двигательного и зрительно-двигательного взаимодействия с недостаточностью перекодирования информации из слуховой модальности в зрительную, из зрительной в двигательную, что, в свою очередь позволяет говорить о недостаточности в осуществлении процессов интеграции разномодальной перцептивной информации. В большинстве случаев недостаточность процессов интеграции является, вероятно, результатом первичного (временного) недоразвития межсенсорных связей, т.к. не сочетается с недостаточностью анализа информации внутри отдельных анализаторов.

Внутригрупповой анализ устной и письменной речи подростков шизоидного психотипа позволил выявить следующие особенности.

У подростков 1 группы (шизотимиков) исследование артикуляционной моторики и мимических движений выявило замедленный темп выполнения заданий и трудности в воспроизведении и переключении с одной артикуляционной позиции на другую, которые компенсировались при зрительном контроле. Особенности звукопроизношения проявлялись в смешении, и заменах группы свистящих звуков и искажениях произношения звука {р}, замедленный темп речи, т.н. речь «с толком и расстановкой», который также проявляется и в медленном чтении. Практически у всех испытуемых данной группы голос отличался невысокими модуляциями, низким тембром.

Лексико-семантико-грамматическое оформление характеризуется также рядом особенностей, которые проявлялись в использовании «взрослых» оборотов речи и выражений, а также научных понятий, в интеллектуализации сообщаемого. Связная речь отличается логичностью, последовательностью, рассудительностью, взрослостью и правильностью синтаксического оформления речевого высказывания. Письменная речь парциально нарушена и характеризуется медленным темпом.

Таким образом, у акцентуантов речевая деятельность имеет свои особенности, которые либо в силу сохранных компенсаторных способностей нивелируются к определенному возрасту, либо адекватно корригируются в сроки сензитивного периода, либо не влияют на адаптацию подростков и позволяют им удерживаться в рамках психологической нормы.

У подростков 2 группы, представляющих диапазон пограничной аномальной личности выявлено наличие диспраксических рассройств, признаки резидуального органического поражения ЦНС, которые явились основой для формирования конституционально-типологической недостаточности ВНД. Фонетическая недостаточность, которая выражалась в искаженном произношении фонем: 40% испытуемых имели межзубно-боковые варианты свистящих и шипящих звуков, у 24% отмечались нарушения группы сонорных звуков, у 2% исследуемых присутствовала замена «л» на «в» или смягченное произношение «л», в речевом потоке у

12% учащихся выявлялось нечеткое произношение отдельных изолированных звуков («р», «ж», «ш», «с», «з») и слогов с этими звуками, т.е. отдельные звуки были неавтоматизированы в самостоятельной речи. Практически у всех них выявлено снижение самоанализа и самоконтроля за собственным звукопроизношением. Собственные ошибки звукопроизношения учащиеся не замечали, в то же время в чужой речи дефектное произношение ими отмечалось правильно. Просодическое оформление речи характеризуется монотонностью и маловыразительной интонацией высказывания, неритмичностью чтения, что проявлялось то в замедлении, то в ускорении, необоснованных паузах. У большинства (66%) исследуемых голос отличался характерной осиплостью и слабостью, истощаемостью. В 79% случаев выявилась фонетическая недостаточность, которая проявлялась в нарушениях звукопроизношения. лексико-семантико-грамматическое оформление характеризовалось использованием необычных слов, иногда неологизмов, отсутствием или ограниченностью эмотивной лексики, витиеватостью и насыщенностью скудного по изобразительным средствам речевого высказывания. Для связной речи характерна патетичность содержания, которое не всегда укладывалось в рамки темы беседы, либо ситуации общения в целом.

Таким образом, представители пограничной аномальной личности выявляют низкий уровень компенсаторных возможностей мозга. Быстро формирующаяся патологическая функциональная система речи подавляет защитные механизмы и адаптационные формы перестройки нервной системы. Это способствует развитию патологического процесса и дальнейшей дезинтеграции деятельности центральной нервной системы в целом, что проявляется в хронификации речевого расстройства и в целом всей нервной системы. При этом появляется переживание своего дефекта.

У подростков 3 группы, представителей диапазона шизоидной психопатии были выявлены антропологические особенности строения лицевого и мозгового черепа с дефектами анатомического характера, которые привели к признакам морфофенотипической дисплазии (нарушение строения зубного ряда с деформацией зубов, нарушение строения челюсти- прогения,прогнотия, высокое готическое небо). 80% испытуемых не могли длительно удерживать заданную позу или артикуляционный уклад как по показу, так и по словесной инструкции, отмечалась также паретичность мышц речевого аппарата. Функциональные пробы Е.Н.Мастюковой показали неспособность практически всех испытуемых данной группы - 90 % удерживать язык неподвижно по средней линии с одновременным слежением за перемещающимся предметом. А в 10% случаев отмечалось напряжение мышц шеи при движении языка, выявились трудности произвольного формирования мимических поз, а в 50 % невозможность формирования заданных мимических поз, также отмечались - особое гипомимичное состояние у 37 % испытуемых, синкинезии в 68% случаев; нарушения символического праксиса - у 56% . У 75 % отмечались нарушения звукопроизношения, проявляющиеся в виде замен, смешения и пропусках «проглатываниях» определенных групп звуков, сонорных, свистящих шипящих и искажений в рамках всех групп звуков. У подростков с шизоидной психопатией выявилась обедненность интонации, эмоциональной окрашенности произносительной стороны речи. Голос тихий, истощаемый, не модулированный. Непосредственно поток речи невнятный, как «бормотание», не сопровождается выразительными средствами, мимикой и характеризуется отсутствием визуального контакта и бедностью коммуникативного репертуара. У 24% отмечалась скандированность речи. Нарушения фонематического анализа и синтеза в 40% случаев проявлялось в затруднении воспроизведения звукового ряда и ряда слов. При повторении серии слогов переход от одной серии к другой постепенно становился все более затрудненным и заменялся воспроизведением одного и того же инертного стереотипа. При повторении последовательного ряда слов затруднения возникали у 50% испытуемых в тех случаях, когда предложенный ряд отклонялся от хорошо упроченного ряда или вступал в конфликт с ним. Лексико-семантико-грамматическое оформление характеризовалось склонностью к использованию неологизмов и ошибками в толковании лексических значений слов, подбором к предмету нетипичных признаков и действий, превалированием в речевом потоке полисемантичных и синонимичных слов, ухудшением качества антонимических реакций на глаголы. Полученные данные свидетельствуют о наличие патологического полисемантизма и об углублении нарушений семантического уровня речи по мере движения психического как процесса по вектору «здоровье - болезнь».

Связная речь характеризовалась непоследовательностью, отчуждением контекста речевой ситуации, невыразительностью, оскуднением эмоций, нежеланием донести смысл собственного речевого сообщения до собеседника, а чаще всего отсутствием потребности в собеседнике, отсутствием визуального контакта.

В речи девочек особенно ярко проявлялось бесплодное фантазирование, бредоподобные фантазии и переживания, бредоподобные самооговоры, самообвинения и обвинения в адрес других значимых людей, особенно матери.

В целом речь этих подростков примитивна по синтаксису и разнообразию изобразительных средств. Включение в активную развернутую речевую деятельность затруднено. Речевой поток характеризуется монотонностью, невыразительностью, отсутствием голосовых модуляций, бедностью интонационного оформления. При этом явным становится несоответствие между содержанием речи, интонацией и сопровождающими ее мимикой (скорее амимичностью) и угловатыми жестами.

Таким образом, речевая деятельность представителей диапазона шизоидной психопатии имела своеобразный характер, проявляющийся в нарушении мотивов возникновения сообщения, невозможности оформить исходный замысел или мысль и создать прочную программу, которая направляла бы речевой процесс и создавала бы четкое речевое сообщение.

Парадоксальность развития речевой деятельности у представителей данной группы обусловлена нарушениями форм активной речи при хороших формах пассивной речи и существенно связана с дефицитом активного общения, обусловленного снижением потребностно -мотивационного компонента общения. В научной литературе существует много различных точек зрения на природу такой диссоциации развития речевой деятельности у лиц с шизоидной психопатией. Причиной данного явления недостаточность развития средств общения, т.е. «предпосылок общения», которые формируют способность к адекватному восприятию и переработке информации и развитие выразительных средств общения, взаимопонимания и возможности адекватного планирования и гибкого варьирования поведения.

Практические рекомендации: подростки с шизоидной структурой психотипа, изначально принадлежащие к диапазону ПАЛ или психопатии в конституционально-континуальном пространстве, характеризуются сочетанной конституционально-типологической недостаточностью ВНД и психотипологической предиспозицией личности, что обуславливает необходимость консультативной психологической и психокоррекционной работы с психологами, клиническими психологами, логопедами, социальными работниками, усилия которых во многом могут нивелировать конституциональную предиспозицию мозга и личности.

Заключение

На современном этапе конституционально-континуальная концепция (О. А. Ахвердова, И.В. Боев, Н.Н. Волоскова), раскрывающая доминирующую роль конституционально - биологических основ личности в процессе ее развития стала методологической основой для многих психологических исследований.

В результате применения комплесного и системного подходов к изучению психического, мы пришли к выводу, что его неотъемлемой характеристикой является непрерывность, то есть живая совокупность всех его проявлений, связанных между собой.

К исследованию речевой деятельности, речевого воздействия и смыслового восприятия пришли специалисты из разных областей: лингвисты, философы, социологи, психологи, специалисты по теории информации и математике. И это естественно, так как для получения адекватного представления о сложной проблематике различных видов речевой коммуникации необходим междисциплинарный подход.

Обобщая результаты нашего исследования, следует отметить:

- исследование устной речи показало, что только 4% испытуемых 1 группы имели нарушения звукопроизношения; во 2 группе в 72% случаев фонетическая недостаточность выражалась в искаженном произношении фонем. У 75% испытуемых 3 группы отмечались нарушения, проявляющиеся в виде замен свистящих звуков, смешениях соноров и в «проглатываниях» губно-губных звуков, что подчеркивает механизм конституционально-типологической недостаточности ВНД.

- исследование просодической (интонационной) стороны речи демонстрирует нарастающий характер нарушений от диапазона нормы до диапазона психопатии. Исследование повествовательной речи выявило аномальную изменчивость от логичности и последовательности до неспособности донести смысл собственного речевого сообщения до собеседника в конституциональном психотипологическом континууме личности. Данные анализа исследования рецептивной речи позволяют говорить о нарастающей неполноценности восприятия косвенных речевых актов по мере продвижения в конституционально-континуальном пространстве. Исследование лексико-семантико-грамматического оформления речи свидетельствует о наличии патологического полисемантизма и об углублении нарушений семантического уровня речи по мере движения психического как процесса по вектору «норма-патология».

- анализ ошибок письма и чтения позволяет констатировать корреляцию с фонематической и фонетической недостаточностью в устной речи у всех испытуемых трех групп, что указывает на недостаточность процессов интеграции разномодальной перцептивной информации, т. е. недоразвитие межсенсорных связей. Полученные результаты регистрируют преимущественное нарушение слухо-двигательного и зрительно-двигательного взаимодействия с недостаточностью перекодирования информации из слуховой модальности в зрительную, из зрительной в двигательную.

На основании полученных данных мы пришли к следующим выводам:

1. Определена степень развития и выраженности показателей речевых функций (рецептивной, моторной речи и программирования речевого высказывания с двигательной сферой подростка) как дополнительного психологического маркера, позволяющего дифференцировать в конституционально-континуальном пространстве диапазоны аномальной личностной и поведенческой изменчивости у подростков с шизоидной психотипологической структурой, когда выражены сочетанные признаки конституционально-типологической недостаточности ВНД и психотипологической предиспозиции личности.

2. Особенности речевой деятельности у подростков с шизоидным психотипом в конституционально-континуальном пространстве демонстрируют постепенное нарастание аномального взаимосочетания нарушений процесса программирования речевого высказывания, рецептивной (импрессивной) и моторной (экспрессивной) речи с двигательными нарушениями, как результат деструктивного изменения личностного шизоидного психотипа в неблагоприятных условиях социальной среды обитания.

3. Основным показателем негативного психотипологического дрейфа от психологической нормы-акцентуации в сторону диапазона пограничной аномальной личности и психопатии у представителей шизоидного психотипа является недостаточность саморегуляции, программирования, целенаправленности и контроля за протеканием собственной речевой деятельности, что объясняется слабостью регулирующей функции речи.

4. Специфика речевой функции, заключающаяся в особенностях звукопроизносительной (просодической и артикуляционной) стороны речи у подростков в диапазоне психологической нормы-акцентуации, в силу сохранных компенсаторных механизмов защиты, не препятствует полноценной адаптации подростков в социальной среде.

5. Представители диапазона пограничной аномальной личности отличаются сложным взаимосочетанием нарушений движений, рецептивной (импрессивной) и моторной (экспрессивной) речи, которые коррелируют с низким уровнем компенсаторных защитных механизмов, подтверждая сочетанную конституционально-типологическую недостаточность ВНД и психотипологической предиспозиции личности у подростков с шизоидным психотипом, что затрудняет социальную адаптацию подростков.

6. Представители диапазона психопатии с шизоидной структурой личности характеризуются деструктивным характером речевой деятельности, проявляющимся в нарушении механизмов восприятия и мотивов возникновения, сообщения (коммуникативной интенции), речевого реагирования, трудностях оформления исходного замысла (мысли) и создания устойчивой речевой программы. При сохранности пассивного словаря, лексической и семантической стороны речи (импрессивной), артикуляционная и синтаксическая системы языка (экспрессивная) нарушаются. Парадоксальность развития речевой деятельности связана с дефицитом активного общения, обусловленного снижением потребностно— мотивационного компонента общения, слабостью коммуникативной функции.

7. Сочетанная конституционально-типологическая недостаточность ВНД, маркером которой может выступать динамика речевых функций, и психотипологическая предиспозиция личности, маркером которой является аномальная личностная и поведенческая изменчивость у подростков с шизоидной структурой психотипа, требует специализированной психологической, психотерапевтической и логопедической помощи в виде психокоррекционных программ, адресованных к восстановлению конституциональных механизмов психологической и психической компенсации и адаптации мозга и личности, когда учитывается место расположения подростка в диапазонах пограничной аномальной личности или психопатии.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Карпенко, Диана Алексеевна, Ставрополь

1. Ананьев Б.Г. О взаимосвязях в развитии способностей и характера - Доклады на совещании по вопросам психологии личности. М., 1956.

2. Анохин П.К. Социальное и биологическое в природе человека // Соотношение биологического и социального в человеке. М., 1975.

3. Анцыферова Л.И. Некоторые теоретические проблемы психологии личности //Вопросы психологии. 1978г. - № 1. - С. 37 - 50.

4. Анцыферова Л.И. Способность личности к преодолению деформаций своего развития // Психологический журнал. 1999. Т.20. № 1. -С. 6- 19.

5. Апухтин В.Б. Психолингвистический метод анализа смысловой структуры текста. Автореф. дисс. канд. психол. наук. М, 1977.

6. Асмолов А.Г. Историко-эволюционный подход к пониманию личности: проблемы и перспективы исследования // Вопросы психологии. -1986.-№ 1.-С. 28-40.

7. Ахвердова О. А. Личностно-характерологический континуум современного подростка. Автореф. дисс. докт. психол. наук. М., 1998.

8. Ахвердова О.А. Экспериментально психологическая диагностика личностно-характерологического континуума подростков. // Монография. - М., 1998. - 154 с.

9. Ахвердова О.А., Боев И.В., Волоскова Н.Н. Личностные иповеденческие расстройства у детей и подростков с органической недостаточностью мозга. Учебное пособие. Ставрополь, 2000. - 272 с.

10. Ахвердова О.А., Боев И.В., Коваленко А.П. Дифференциальная психология акцентуаций и конституциональных личностных радикалов у подростков. Учебно-методическое пособие. Ставрополь, 1997. - 50 с.

11. Ахутина Т.В. Порождение речи. Нейролингвистический анализсинтаксиса. Изд-во МГУ, 1989. 246 с.

12. Башина В.М. Ранний детский аутизм // Альманах «Исцеление». М., 1993.

13. Башина В.М. Ранняя детская шизофрения (статика и динамика). 2 е изд. М.: Медицина, 1989.

14. Башина В.М. Симашкова Н.В. К особенностям коррекции речевых расстройств у больных с ранним детским аутизмом // Альманах «Исцеление». М., 1993.

15. Блейхер В.М., Крук И.В. Патопсихологическая диагностика. — Киев, 1986.

16. Белоус В.В. Опыт экспериментальной психофизиологической характеристики некоторых типов темперамента // Типологические исследования по психологии личности. С. 35 59.

17. Бельтюков В.И. К проблеме восприятия и продуцирования устной речи // Психологический журнал. Том 9. № 3. 1988.

18. Бельтюков В.И. Соотношение речи, языка и мышления // Психолингвистика и современная логопедия. Монографический сборник под ред. Л.Б. Халиловой. М., 1997. - С. 10 - 31.

19. Белянин В.П. Введение в психолингвистику. М.: ЧеРо, 1999.

20. Бернштейн Н.А. О построении движений. М., 1974.

21. Бехтерев В.М. Психопатия (психо-нервная раздражительная слабость) и ее отношение к вопросу о вменении. Казань, 1886.

22. Бирман Б.Н. Опыт клинико-физиологического определения типов высшей нервной деятельности. ЖВНД, 1951. Т.1. Вып. 6.

23. Блумфилд Л. Язык. М., 1968.

24. Боев И.В. Пограничная аномальная личность. Монография. -Ставрополь, 1999.

25. Боев И.В., Ахвердова О. А., Волоскова Н.Н. Клинико-психологические аспекты диагностики и профилактики отклоняющегося поведения у детей и подростков с органической недостаточностью мозга. Учебное пособие. Ставрополь. 2001. - С. 380.

26. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. -М., Просвещение, 1968. С. 174.

27. Борисова А.А. Восприятие эмоционального состояния человека по интонационному рисунку речи // Дефектология. № 2. 1987.

28. Брудный А.А. Подтекст и элементы внетекстовых знаковых структур // Смысловое восприятие речевого сообщения в условиях массовой коммуникации. М., 1976.

29. Боскис P.M., Морозова Н.Г. О развитии мимической речи у глухонемого ребенка и ее роли в процессе обучения и воспитания глухонемых //Вопросы учебно-воспитательной работы в школе для глухонемых. № 7. М., 1939.

30. Брушлинский А.В. Взаимосвязь процессуального и личностного аспектов мышления // Мышление: процесс, деятельность, общение. М., 1982. С. 5-49.

31. Брушлинский А.В. О категориях непрерывное и прерывное, качество и количество в психологии // категории материалистической диалектики в психологии. М., 1988. с 120 137.

32. Бурлаков Ю.А. Физиологическая характеристика формирования речевых навыков и умений. М., 1988.

33. Бурно М. Клиническая психотерапия — М.: Академический Проект, 2000.

34. Бюлер К. Теории языкаю М., 1993.

35. Васильева В.В. В поисках механизмов понимания текста // Вестник Омского университета. 1988. № 3.

36. Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. М., 1998.

37. Вдовиченко А.А. О типах акцентуации характера у делинквентных подростков. В кн.: Психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии. - Л., 1976.

38. Витт Н.В. Эмоциональная регуляция в речемыслительных процессах //Психологический журнал. Том 7. № 3, 1998.

39. Волоскова Н.Н. Аномальная личностная изменчивость органического происхождения. Монография. 2001. С. 215.

40. Волоскова Н.Н. Интеллектуальная деятельность детей с речевой патологией. Учебно-методическое пособие /под ред. проф. И.В. Боева. -Ставрополь, 1999. С. 120.

41. Вроно М.Ш. О психических дизонтогениях у детей. Вест. АМН СССР, 1979, Вып. 10, с. 67 - 70.

42. Вроно М.Ш. Шизофрения у детей и подростков. М., 1971.

43. Выготский JI.C. Мышление и речь. М., 1999. - С. 350.

44. Выготский JI.C. Развитие высших психических функций. М., изд-во АПН, 1960.-С. 92.

45. Гальперин П.Я. Введение в психологию. М., 1976.

46. Ганнушкин П.Б. Избранные труды по психиатрии. М.: Медицина, 1964.-291 с.

47. Гилберг К., Питере Т. Аутизм: медицинские и педагогические аспекты. СПб.: ИСПиП, 1998.

48. Гиндикин В.Я. Лексикон малой психиатрии. М., 1997.

49. Горелов И.Н. Невербальные компоненты коммуникации. М., 1980.

50. Горохова С.И. Психолингвистические особенности механизма порождения речи по данным речевых ошибок: Автореферат дис. канд. филол. наук. М., 1986.

51. Грибова О.Е. Психолингвистика и логопедия: вопросы и предложения. //Дефектология. 1999.

52. Грибова О.Е. К проблеме анализа коммуникации у детей с речевой патологией. // Вопросы психологии. № 3. 1990.

53. Гриншпун Б.М., Добрович А.Б., Фрумкина P.M. Патология речи //Основы речевой деятельности. М., 1974.

54. Гурьева В.А. Пролонгированные психогении у подростков и их влияние на формирующуюся личность // Социальная и клиническая психиатрия. М., 1994. № 2. С. 31 - 35.

55. Гурьева В.А., Гиндикин В.Я. Юношеские психопатии и алкоголизм. М.: Медицина, 1980. - 272 с.

56. Гурьева В.А., Семке В.Я., Гиндикин В.Я. Психопатология подросткового возраста. Издательство Томского университета. 1994.

57. Давиденков С.Н. Эволюционно-генетические проблемы в невропатологии. Л., 1947.

58. Дергачева Л. А., Шахнорович A.M. Слово и образ в речемыслительной деятельности (К проблеме взаимосвязи) //Виды и функции речевой деятельности. М., 1977.

59. Детская патопсихология. Хрестоматия. — М., 2001.

60. Доблаев Л.П. Логико-психологический анализ текста (на материале школьных учебников). Саратов, 1969.

61. Дридзе Т.М. Язык информации и язык реципиента как факторы информированности // Речевое воздействие. М., 1972.

62. Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. Проблемы семиосоциопсихологии. М., 1984.

63. Дридзе Т.М., А.А. Леонтьев. Смысловое восприятие речевого сообщения. — М., 1976.

64. Дяткин Ж., Фрежавиль А. Психопатия и пубертатный криз (психоаналитический аспект) Клиника «Бисетр», Париж // Социальная и клиническая психиатрия. Том 4. Выпуск 1. № 1. С. 106 — 111.

65. Егоров В.В. О разработке шкалы психологической склонности к делинквентности для подростков женского пола. В кн.: Патохарактерологические исследования у подростков. — Л., 1981, с. 39 — 44.

66. Ейгер Г.В. Механизм контроля языковой правильности высказывания. Харьков, 1990.

67. Ейгер Г.В., Рапопорт И.А. Язык и личность. Харьков, 1991.

68. Ересь Е.П. Исследование темпераментов школьников. // Учен, зап. кафедры психологии МГПИ, 1939. Вып. 1.

69. Ермолаева Томина Л.Б. Некоторые особенности внимания в связи с силой нервных процессов.// Доклады АПН РСФСР. 1957. № 3.

70. Жинкин Н.И. Механизмы речи. М., 1958.

71. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М., 1982.

72. Журавлев А.П. Фоносемантика. М., 1991.

73. Завалова Н.Д., Ломов Б.Ф., Пономеренко В.А. Образ в системе психической регуляции деятельности. М., 1986.

74. Залевская А.А. Введение в психолингвистику. М., 2000.

75. Залевская А.А. О комплексном подходе к исследованию закономерностей функционирования языкового механизма человека // Психолингвистические исследования в области лексики и фонетики. Калинин, 1981.

76. Запорожец А.В. Психология. М., 1953.

77. Зарубина Н.Д. Сверхфразовые единства как лингвистические * единицы. Автореф. дисс. канд. филол. наук. М., 1973.

78. Зейгарник Б.В. Патопсихология. Под ред. А.С. Спиваковской / , М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО Пресс, 2000.

79. Зимняя И.А. Смысловое восприятие речевого сообщения // Смысловое восприятие речевого сообщения (в условиях массовой коммуникации). М., 1976.

80. Зиндер Л.Р., Штерн А. С. Факторы, влияющие на опознание слова // Материалы IV Всесоюзного симпозиума по психолингвистике и теории коммуникации. М., 1972.

81. Зинченко В.П. Теоретические проблемы психологии восприятия // Инженерная психология. М., 1964.

82. Золотова Н.О. О ходе исследования специфики ядра лексикона // Психолингвистические исследования в области лексики и фонетики. Калинин, 1981.

83. Иванов Н.Я. О гнпертнмном типе акцентуации личности у подростков. В кн.: Неврозы и пограничные состояния. — Л., 1972.

84. Иванов Н.Я., Личко А.Е. Усовершенствование процедуры обработки результатов, полученных с помощью Патохарактерологического диагностического опросника для подростков. — В кн.: Патохарактерологическое исследование у подростковю Л., 1981.

85. Ингве В. Гипотеза глубины //Новое в лингвистике. Вып. IV. М., 1965.

86. Исаченкова М.П. Синдром сверхценных образований в подростково юношеском возрасте. — Автореф. дисс. канд. мед. наук. — М., 1986.

87. Исследование речи. Новосибирск, 1968.

88. Калягин В.А. Характеристика внимания больных заиканием //Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. М.: Медицина. 1983. - Вып. 12. - С. 1843 - 1845.

89. Кандинский В.Х. О псевдогаллюцинациях (1890). М.: Медгиз, 1952.- 152 с.

90. Карвасарский Б.Д. Неврозы. М.: Медицина, 1990. - 567 с.

91. Кербиков О.В. // Проблемы судебной психиатрии (Пограничные состояния). -М., 1971.-С. 9-35.

92. Кербиков О.В. Избранные труды. М.: Медицина. - 1971. - 312с.

93. Кербиков О.В., Коркина М.В., Наджаров Р.А., Снежневский А.В. Психиатрия. М.: Изд-во «Медицина», 1968.

94. Киреева И.П., Северный А.А. Медико-социальные аспекты охраны психического здоровья. Т.1. Томск, 1991.

95. Ковалев В.В. Психический дизонтогенез как клинико -патогенетическая проблема психиатрии детского возраста // Журнал невропатологии и психиатрии. № 10. 1981 г.

96. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. М., 1995.

97. Ковалев В.В. Семиотика и диагностика психических заболеваний у детей и подростков. М., 1985.

98. Ковалев В.В., Кириченко Е.И. К вопросу о динамике речевых и психических нарушений у детей и подростков с синдромом моторной алалии // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. М.: Медицина, 1970. - Вып. 10.

99. Коломийцева О.А. Нарушение коммуникативной компетенции у больных с шизофренией. // Психологический журнал. Том 13. № 1. 1992.

100. Колупаев Г.П., Лакосина Н.Д. О закономерности формирования психогенных нарушений на экзогенно-органической "почве" // Психогенные (реактивные) заболевания на измененной "почве". Воронеж, 1982.-С. 169- 171.

101. Коноваленко В.В, Коноваленко С.В. Индивиду ал ьно-подгрупповая работа по коррекции звукопроизношения . — М.: «Гном-Пресс», «Новая школа», 1998.

102. Корнев А.Н. Нарушения чтения и письма у детей. СПб., 1997. -С. 284.

103. Корнилов К. Н., Смирнов А. А., Теплов Б. М. Психология. М., 1948.

104. Корсаков С.С. Избранные произведения. М.: Медгиз, 1954. -772 с.

105. Корсаков С.С. Курс психиатрии. 3-е изд. Е. 1 2. - М., 1913.

106. Корсакова Н.К., Микадзе Ю.В., Балашова Е.Ю. Неуспевающие дети: нейропсихологическая диагностика трудностей в обучении младших школьников. М., 1997. - С. 124.

107. Краснов В.Н. Роль нейропсихологии в развитии современной психиатрии. // Луриевская нейропсихологическая школа и ее роль в отечественной и зарубежной клинической психологии. М. МГУ, 2002.

108. Краснушкин Е.К. Избранные труды. М: Медгиз, 1960. - 608 с.

109. Красуский В.К. Методика изучения типов нервной системы животных // Труды ин-та физиологии им. И.П. Павлова. Л., 1953. Т. 2.

110. Красуский В.К. О применении кофеина для оценки силы раздражительного процесса у собак. ЖВНД, 1951. Т. 1. Вып. 3.

111. Кречмер Э. Медицинская психология. М., 1927.

112. Кречмер Э. Строение тела и характер. М., 2000.

113. Кривоносов Б.А. О соотношении единиц языка и форм мышления // Вопросы языкознания, 1989;

114. Критская В.П. Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание /В.П. Критская, Т.К. Мелешко, Ю.Ф. Поляков. М.: Изд-во МГУ, 1991.

115. Кудеринов Т.К. Возрастная динамика юношеских психопатий. — Автореф. дисс. канд. мед. наук. М., 1986. - 22 с.

116. Кулаков B.C. Органические психопатии в период пубертатного криза и их отграничение от непатологических девиаций личности. -Автореф. дисс. канд. мед. наук. М. 1977. - 18 с.

117. Кулиев Э.М. Особенности произвольного внимания заикающихся детей // 5 научная сессия по дефектологии. М., 1967.

118. Купалов П.С. Периодические колебания скорости условного слюноотделения // Архив биологических наук. М., 1925. Т. XXY. Вып. 4 -5.

119. Лазурский А.Ф. Очерк науки о характере. 3-е изд. СПб., 1917.

120. Лакосина Н.Д. Клинические варианты невротического развития. -М.: «Медицина», 1970.

121. Лакосина Н.Д., Трунова М.М. Неврозы, невротические развития личности. Клиника и лечение. М., 1994.

122. Левина Р.Е. Опыт изучения неговорящих детей (алаликов). М.: Учпедгиз, 1951.

123. Левитов Н.Д. Вопросы психологии характера. 2-е изд. М., 1956.

124. Лейтес Н.С. К проблеме сензитивных периодов психического развития человека // Принцип развития в психологии. М.: Наука, 1978.

125. Лейтес Н.С. Опыт психологической характеристики темпераментов // Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. М., 1956.

126. Леонгард К. Акцентуированные личности. Пер. с нем. Ростов-на-Дону: Изд-во «Феникс», 2000.

127. Леонтьев А.А. Исследование грамматики // Основы теории речевой деятельности. М., 1974. С. 161 - 187.

128. Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. М., 1977.

129. Леонтьев А.А. Психолингвистика. // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 404 - 405.

130. Леонтьев А.А. Психолингвистика и проблема функциональных единиц речи // Вопросы теории языка в современной зарубежной лингвистике. М., 1961.

131. Леонтьев А.А. Психолингвистические единицы и порождение речевого высказывания. М., 1969.

132. Леонтьев А.А. Психология общения. 2-е изд. М., 1997.

133. Леонтьев А.А. Речевая деятельность // Основы теории речевой деятельности. М., 1974. С. 21 - 28.

134. Леонтьев А.А., Рябова Т.В. Фазовая структура речевого акта и природа планов. // Планы и модели будущего в речи: материалы к обсуждению. Тбилиси, 1970.

135. Леонтьев А.А. Язык, речь, речевая деятельность. М., 1969.

136. Леонтьев А.А. Основы психолингвитсики. М.: Смысл; СПб.: Лань, 2003.

137. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975. - С.123.

138. Леонтьев А.Н. Избранные психологические соч. Т. 2. М., Педагогика, 1983.

139. Леонтьев А.Н. О формировании способностей // Вопросы психологии. 1960. № 1.

140. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1981. - С. 417.

141. Леонтьев А.Н. Психологические вопросы сознательности учения // Изд-во АПН РСФСР. 1947. № 7.

142. Либин А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций. М., 2000.

143. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Л.: Медицина, 1977. 208 с.

144. Личко А.Е. Типы акцентуаций характера и психопатий у подростков. М., 1999. - С. 405.

145. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. — М., 1984.

146. Лубовский В.И. Развитие словесной регуляции действий у детей (в норме и патологии). М., Педагогика, 1978.

147. Лунц Д.Р. Проблема невменяемости // Судебная психиатрия. -М., 1965.-С. 28.

148. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека. М., 1969.

149. Лурия А.Р. Основные проблемы нейролингвистики. М., 1975.

150. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М., 1973.

151. Лурия А.Р. Речь и мышление. М., 1973. - С. 22.

152. Лурия А.Р. Язык и сознание. Ростов на - Дону, 1998. - С 413.

153. Ляпидевский С.С. О классификации речевых расстройств // Расстройства речи у детей и подростков. Под общей ред. проф. С.С. Ляпидевского. М.: Изд-во "Медицина". - М., 1969.

154. Лущихина И.М. О роли некоторых грамматических трансформаций при различных условиях речевого общения //Материалы второго симпозиума по психолингвистике. М., 1968.

155. Макогонова А.А. Распределение внимания у радистов в связи с типологическими различиями высшей нервной деятельности // Материалы совещания по психологии (1-6 июля 1955 г.). М., 1957.

156. Максименко М.Ю., Ковязина М.С. Пособие для практических занятий по нейропсихологической диагностике. М., 1998.

157. Максимова Н.Ю., Милютина E.JI. Курс лекций по детской патопсихологии. Ростов - на -Дону. - 2000.

158. Маркосян А.С. Психолингвистические особенности синтаксиса разговороной речи. Дисс. . канд. Психол. наук. М., 1983.

159. Мартынова Р.И. К вопросу о психическом развитии детей с моторной алалией // Расстройства речи и голоса в детском возрасте. М., 1973.

160. Мастюкова Е.М. Интеллектуальные нарушения у детей с церебральными параличами // Клиническое и психолого-педагогическое изучение детей с интеллектуальной недостаточностью. М.: АПН СССР, 1976.-С. 53 -70.

161. Мастюкова Е.М. О развитии познавательной деятельности у детей с церебральными параличами //Дефектология. 1973. № 6. С. 24 - 25.

162. Мастюкова Е.М. Основные формы двигательных, речевых и интеллектуальных нарушений у детей с анте- и перенатальным поражением мозга // Дефектология. 1977. № 5. С. 33 - 38.

163. Мерлин B.C. Роль темперамента в эмоциональной реакции на оценку // Вопросы психологии. 1955. № 6.

164. Микадзе Ю.В. Методологические принципы анализа нарушений поведения//Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1991.

165. Микадзе Ю.В. Нейропсихологический анализ формирования психических функций у детей // 1 Международная конференция памяти А.Р. Лурия. Сб. докладов под ред. Е.Д. Хомской и Т.В. Ахутиной. М., 1998.

166. Миллер Д., Галантер Е., Прибрам К. Планы и структура поведения. М., 1965.

167. Мнухин С.С., Богданова Е.И., Герасимова Э.В. О «периодических» психозах у детей и подростков // Вопросы психиатрии и невропатологии. Л., 1965. Вып. 11. С. 231 —237.

168. Морозова Н.Б., Гурьева, В.А. Острые аффективные реакции у несовершеннолетних с психогенным развитием личности. Методические рекомендации. - М.: МЗ СССР, 1990. - 16 с.

169. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л.: Медицина, 1960. - 425с.

170. Мясищев В.Н, Проблема психологического типа в свете учения И.П. Павлова // Учен, записки. ЛГУ, 1954, № 185.

171. Мясищев В.Н. Психология отношение /Под ред. А.А. Бодалева. -М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995.

172. Наталевич Э.С., Мальцева М.М. О клинических границах шизоидной психопатии. -Журн. Неврапатол. и психиатр., 1979, вып. 1, с. 60 -64.

173. Небылицын В.Д. О соотношении между чувствительностью и силой нервной системы // Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. М., 1956.

174. Никитюк Б.А., Корнетов Н.А. Интегративная биомедицинская антропология. Томск, 1998.

175. Норакидзе В.Г. Типы характеров и фиксированная установка. Тбилиси. 1966.

176. Озерецкий Н.Н. Трудновоспитуемые дети. Имущественные правонарушения у детей и подростков. — М.: Л., 1932.

177. Озерецковский Д.С., Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л.: Медицина, 1977.

178. Основы теории и практики логопедии // Под ред. Р.Е. Левиной. -М.: "Просвещение", 1968.

179. Павлова Н.Д. Коммуникативная семантика речи // Психологический журнал. Том 12. № 2. 1991.

180. Палей И.М. Индивидуальные особенности сдерживания в связи с типологическими различиями по уравновешенности нервных процессов // Вопросы психологии, 1958. № 5.

181. Патохарактерологический диагностический опросник для подростков и опыт его практического использования /Под ред. А.Е. Личко, Н.Я. Иванова.-Л., 1981.

182. Пауль Г. Принципы истории языка. М., 1960.

183. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., "Просвещение". 1969.

184. Пивень Б.Н. Сочетанные формы психической патологии. Новосибирск: "Наука". Сибирское предприятие РАН. 1998. С. 78.

185. Певзнер М.С. Клиника психопатий в детском возрасте. М., 1941.

186. Платонов К.К. Теория и методы. // В кн.: "Личность и труд". М., "Мысль", 1965.

187. Поляков Ю.Ф. Патология познавательной деятельности при шизофрении. М.: Медицина, 1974. - 168 с.

188. Попеску-Невяну П.Г. Опыт исследования типовых особенностей высшей нервной деятельности человека // Учен. зап. ЛГУ, 1954. № 185.

189. Потебня А.А. Мысль и язык. М., 1999.

190. Равич-Щербо И.В. Исследование типологических различий по подвижности нервных процессов в зрительном анализаторе // Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. М., 1956.

191. Радзиховская В.К. Аксиологическая значимость языковых средств со значением мысле-рече-языкового действия в поле взаимности //Психолингвистика и современная логопедия. М., 1997. - С. 58-71.

192. Райе Ф. Психология подроскового и юношеского возраста. СПб, Москва - Харьков - Минск, 2000.

193. Рафикова Н.В. Психологическая структура слова как набор фиксированных установок // Психолингвистические исследования слова и текста. Тверь, 1997.

194. Рафикова Н.В. Психолингвистическое исследование процессов понимания текста. Тверь, 1999.

195. Речь: артикуляция и восприятие /Под ред. В.А. Кожевникова, JT.A. Чистович. М.; JL, 1965.

196. Ромметвейт Р. Слова, значения и сообщения //Психолингвистика за рубежом. М., 1972.

197. Рубинштейн C.JI. Основы общей психологии. СПб: Питер, 2000.

198. Руденко З.Я. Клинические особенности алалии // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. М.: Медицина, 1964. -Вып. №7.-С. 1065- 1069.

199. Самойленко Е.С. Основные направления экспериментального исследования речи в ситуации общения // Психологический журнал. Том 6. №4. 1985.

200. Семенович А.В. Нейропсихологическая диагностика и коррекция в детском возрасте. М., 2002.

201. Семке В.Я. О патоморфозе истерии. В кн.: Психогенные (реактивные) состояния. - М., 1979.

202. Слободин Д., Грин Дж. Психолингвистика: Пер. с англ. М., 1976.

203. Смирнова Е.О. Значение концепции общения М.И. Лисиной для отечественной психологии. // Вопросы психологии. № 4. 1999.

204. Соботович Е.Ф. Сравнительная характеристика психического развития детей с моторной алалией и детей с олигофренией // Дифференциальная диагностика и коррекция нарушений речи и поведения аномальных детей. Л.: ЛГПИ им. А.И. Герцена. - 1989. - С. 14-33.

205. Собчик JI.H. Введение в психологию индивидуальности. Теория и практика психодиагностики. М., 2000.

206. Сосюкало О.Д., Большакова А.Г., Кашникова А.А. Психопатоподобные состояния у подростков и фактор акселерации. — В кню: Четвертый Всеросс. Съезд невропатологов и психиатров. T.l. М., 1980.

207. Спивак Л.И. Психопатии и психопатоподобные состояния. — В кн.: Сб. научных работ, посвящ. 90-летию со дня рождения В.О. Осипова. Л., 1962.

208. Спирова Л.Ф., Ястребова А.В. Учителю о детях с нарушениями речи. М.: Просвещение, 1976.

209. Стреляу Я. Роль темперамента в психическом развитии. — М., 1982.

210. Сухарева Г.Е. Лекции по психиатрии детского возраста. М., 1974.

211. Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий. М., 1961.

212. Теплов Б.М., Лейтес Н.С. К проблеме индивидуально-психологических различий // Доклады на совещании по вопросам психологии личности. М., 1956.

213. Торндайк Э. Процесс учения о человеке. М., 1935.

214. Усанова О.Н. Специальная психология. М., 1990.

215. Ушаков Г.К. Пограничные нервно психические расстройства. -М., 1987.

216. Ушакова Т.Н. Психология речи и психолингвистика // Психологический журнал. Том 12. № 6. 1991.

217. Фелинская Н.И. О патоморфозе классических форм психопатии. -Журн. Невропатол. и психиатр., 1965, вып. 11, с. 1670- 1678.

218. Фортино Ж. О патологическом кризе в период пубертата. Клиника «Бисетр», Париж // Социальная и клиническая психиатрия. Том 4. Выпуск 1. № 1.-С.102- 105.

219. Фрумкина P.M. «Теория среднего уровня» в современной лингвистике. //Вопросы языкознания, 1996. № 2, с. 55 67.

220. Халилова Л.Б. Психолингвистический подход и его использование в изучении речевых расстройств. // Психолингвистика и' современная логопедия. М., 1997. - С. 41 - 58.

221. Хомская Е.Д., Батова Н.Я. Мозг и эмоции (нейропсихологическое исследование). М.: Изд-во МГУ, 1992.

222. Черниговская Т.В., Делигина В.Л. Проблема внутреннего диалогизма (Нейрофизиологические исследования языковой компетенции) //Труды по знаковым системам. Вып. 7. Тарту, 1984.

223. Чистович Л.А., Кожевников В.А. Восприятие речи //Вопросы теории и методов исследования речевых сигналов. Л., 1969.

224. Цветкова Л.С. Мозг и интеллект. М., 1995. - С. 303.

225. Шахнорович A.M. Проблемы психолингвистики. М., 1987.

226. Шахнорович A.M., Апухтин В.Б. Психолингвистические проблемы предикативности и обучение пониманию текстов //Психолингвистическая и лингвистическая природа текста и особенности его восприятия. Киев, 1979.

227. Шаховская С.Н. Алалия // Расстройства речи у детей и подростков. М., 1969. - С. 156 -176.

228. Шкловский В.М. Заикание. Монография. М., 1994. - С. 248.

229. Шорохова Е.В. Проблема сознания философии и естествознании. М., соцкгиз, 1961.

230. Шостакович Б.В., Печерникова Т.П., Остришко В.В. Острые аффективные реакции и их судебно-психиатрическое значение. В кн.: Вопросы судебно-психиатрической экспертизы. М., 1974, с. 88 - 92.

231. Шпрангер Э. Психология юношеского возраста. 1924.

232. Штерн А.С. Перцептивный аспект речевой деятельности (экспериментальное исслдеование). СПб., 1992.

233. Эйдинова М.Б. О нарушениях высших корковых функций у детей с церебральными параличами // Обучение и воспитание детей снедостатками в физическом и умственном развитии. М.: Педагогика. 1970. -С. 107- 108.

234. Эльконин Д.Б. Детская психология. М.: Учпедгиз, 1960.

235. Юдин Т.Н. Психопатические конституции. — М: Изд-во М. и С. Сабашниковых, 1926. — 166 с.

236. Cromwell R.L., Dokecki P.R. Schizophrenic language: a disattention interpretation // Developmens in AppLied Psycholinguistics Researsch. New York-London, 1968.

237. Ocgood Ch.E. On understanding and creating sentences //American Psychologist V. 18. № 12. 1963.

238. Dubois D. Theories linguistiques modeles informatiquts experimentation psycholinguistique. Paris, 1975.

239. Miller G.A., Selfridge J.A. Verbal context and the recall of material // American Journal of Psychology. V 63. 1951.

240. Niemeyer O. Ueber die Entstehung des SatzbewuStseins und der grammstischen Kategorien // Untersuchungen zur Psychologie Philosophie und Paedagogik. Bd. IX. H. 1. Gottingen, 1935.