Автореферат диссертации по теме "Психологические условия развития идентичности личности"

На правах рукописи

Цельмина Марина Владимировна

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ ЛИЧНОСТИ

Специальность 19.00.01 - общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Новосибирск - 2003

Работа выполнена на кафедре психологии личности и специальной психологии Новосибирского государственного педагогического университета

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор Дмитриева Наталья Витальевна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Кудинов Сергей Иванович,

кандидат психологических наук, доцент Войтик Ирина Михайловна

Ведущая организация:

Омский государственный педагогический университет

Защита состоится?

2003 г. в & часов на заседании

диссертационного совета Д. 212.175.01 в Новосибирском государственном педагогическом университете по адресу: Новосибирск, 630126, ул. Вилюйская 28,НГПУ.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан <Л/ ^■¿'сА/^А^' 2003 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

БеловоловаС. П.

шы 8W1Z9

| 13114 I t

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Человек становится «вполне человеком», когда осознает свою идентичность. «Понятие идентичности как защиты личного, соответствие образа Я его жизненному воплощению, состояние принадлежности индивида некоторому надиндивидуальному целому, охватывающему и субъективное время, и личностную деятельность, и национальную культуру, стало одной из главных тем в общественной мысли XX столетия» (цит. по Е. Трубина, 1995, с. 28).

В период глобальных изменений современный человек оказался в ситуации кризиса идентичности. Неуверенность в себе, депрессии, жестокость, различные формы зависимости, уход от реального мира, проявление избыточной властности, нарцисстизм, дезинтеграция личности, психосоциальный кризис - вот неполный перечень характеристик кризиса идентичности. В психокоррекционной деятельности психологи, педагоги, социологи имеют дело с кризисными состояниями, проблемными проявлениями этих состояний, с выраженными способами и особенностями переживания идентичности. В этой связи актуальным является распознавание не только тех или иных состояний идентичности личности, но и психологических условий, которое позволит психологам, педагогам, всем лицам, работающим в сфере человеческих отношений, учитывать и корректировать данные состояния идентичности личности.

Изучение и исследования состояний идентичности современного человека остается в настоящее время актуальным, поскольку данная проблематика до конца не изучена (и, с нашей точки зрения, вряд ли возможно полное и окончательное понимание содержания и структуры, путей формирования личностной идентичности).

Постановка проблемы личностной идентичности, ее структуры и генезиса, определение психологических оснований ее понимания и изучения являются актуальными задачами не только по причине отмечаемого исследователями кризиса идентичности современного человека (У. Джеймс, 1991; 3. Фрейд, 1923; G. Mead, 1975; Р. Берне, 1986; О. Kernberg, 1984; J. Marscia, 1967; Е. Erikson, 1968; H. Hartmann, 1958; R. Stoller, 1976; D. Winnicott, 1956; N. Holland, 1998; H. Tajfel, 1979; G. Briakwell, 1986; Г. Ammoh, 2000; X. Ремшмидт, 1994; Б. Шефер, 1993; Г. Андреева, 1997; M. Заковоротная, 1999; Ц. Короленко, 2000, 2003; Н. Дмитриева, 2000, 2003; А. Лукьяйоб, 1999; и др.), но и назревшими в связи с этим психокоррекциСягаыми задачами.

Как и любой другой процесс, становление идентичности проходит через кризисы, которые наиболее ощутимы в юности. Нарастание чувства идентичности основано на личном опыте, на постепенной интеграции «Эго»

РОС. H <\ 'IbNAfl

ьиг " -írt" F KA

{ • V > » i"

на разных стадиях развития. Поэтому кризис идентичности — закономерный этап становления идентичности.

Как подчеркивает A. Waterman (1982), исследование идентичности должно вестись не только с содержательной стороны, но и с процессуальной, в их единстве и взаимосвязи.

В рамках процессуального подхода в изучении и описании различных состояний идентичности выявление и исследование структуры психологических условий развития идентичности личности является актуальным в современной психологии, даёт специалистам в области человеческих отношений, как теоретический материал, так и возможность практического применения теоретических знаний.

Изучение структуры и динамики личностной тревожности, невротических потребностей (К. Хорни, 1997), механизмов психологической защиты, как одних из условий развития идентичности, является основополагающим в изучении идентичности.

Концепция психологической защиты была и остается одним из наиболее важных вкладов психоанализа в теорию личности и теорию психологической адаптации (Ц. Короленко, Н. Дмитриева, 2003).

Исключительное значение имеет анализ действия механизмов психологической защиты для выбора обоснованной психокоррекционной практики (В. Ташлыков, 1984). Определение конкретных форм психологической защиты служит отправным моментом в построении любого личностно-ориентированного воздействия (В. Воловик, В. Вид, 1976). Знание концепции защиты и разнообразия защитных механизмов является решающим для понимания психологической диагностики характера (Н. Мак-Вильямс, 1998). Система психологической защиты выступает в качестве одной из психических детерминант идентичности, поведения, адаптации личности, играя, наряду с социальной и биологической детерминантами, важную роль в формировании идентичности (3. Фрейд, 1923; А. Фрейд, 1993; К. Хорни, 1997; Н. Sullivan, 1953; R. Plutchik,1990; J. Friedman, В. Faber, 1992; Э. Фромм, 1994; Каплан, 1994; Э. Эриксон, 1996; Е. Романова, Л. Гребенников, 1996 и др.).

Актуальность данного исследования обусловлена современным положением дел в психологической теории и практике, недостатком эмпирических исследований в области процессуальных сторон изучения проблемы идентичности. Психологическое понимание структуры, генезиса и условий развития идентичности имеет теоретическое и практическое значение как в плане достижения самоидентичности, личностного роста, самопознания и духовности, так и для реализации эвристических целей научного поиска в ситуации власти информационных технологий и средств массовой информации, кризиса общественных систем.

В рамках процессуального подхода в изучении и описании различных состояний идентичности, выявление и исследование структуры психологических условий развития идентичности является необходимым в таких сферах деятельности, как педагогика, социология, психология, психокоррекция и т. д.

Цель вашего исследования заключается в выявлении системы психологических условий развития идентичности личности. Объект исследования: идентичность личности. Предмет исследования: психологические условия развития идентичности личности.

Гипотезы исследования:

1) состояние идентичности может быть описано по критерию наличия или отсутствия кризиса;

2) различные состояния идентичности характеризуются определенными видами психологических условий развития идентичности;

3) структура психологических условий подвержена влиянию переживания нормативного возрастного кризиса идентичности;

4) в качестве одних из психологических условий развития идентичности личности выступают личная и ситуативная . тревожность, неудовлетворенные базовые потребности, психологические защиты и отношение к настоящему и будущему.

В соответствие с объектом, предметом, целью и гипотезой в ходе исследования решались следующие задачи:

1) провести теоретический анализ идентичности личности, в том числе и анализ нормативных возрастных кризисов;

2) провести экспериментальное исследование различных состояний идентичности личности в периоды нормативных возрастных кризисов старшего подросткового и среднего возрастов;

3) оценить уровень тревожности и состояние базовых потребностей в данных группах испытуемых в периоды возрастных нормативных кризисов;

4) провести экспериментальное исследование механизмов психологических защит, характерных для данных возрастов;

5) оценить отношение к настоящему и будущему в группах испытуемых с различными состояниями идентичности;

6) выявить взаимозависимость показателей тревожности, неудовлетворенных потребностей, защитных механизмов и отношения к настоящему и будущему испытуемых, имеющих различный статус идентичности;

7) выявить психологические условия развития идентичности личности.

Методологическую основу исследования составляют:

- общепсихологические принципы детерминизма, единства сознания и деятельности, разработанные С. Рубинштейном (1973), А. Леонтьевым (1975), понимаемые как закономерная зависимость психических явлений от порождающих их условий и факторов;

- основные положения эволюционно-эмоциональной теории защитных механизмов личности R. Plutchik (1990).

Основным подходом, определившим методологический поиск в данном исследовании, явился системный. Общая направленность исследования относится к психодинамическому направлению в психологии.

Системный подход позволяет говорить о структуре психической реальности, представляемой как динамическое целое. «Целостность и сложность (делимость) психики при этом достигается через порождение и понимание смыслов, сущностей динамических связей, а не узлов и элементов конструкций, которые для нас только поводы для поиска смысла и соответствующего ему понятия» (цит. по О. Лукьянов, 1999, с. 9). Научная новизна диссертации:

- в работе впервые исследованы психологические условия развития идентичности личности в периоды нормативных возрастных кризисов;

- исследование условий развития идентичности проводилось со «здоровой» группой испытуемых;

- впервые исследованы взаимовлияния таких психологических условий развития идентичности личности, как личностная тревожность, неудовлетворенные базовые потребности, механизмы психологической защиты и отношение к настоящему и будущему;

- выявлена структура психологических условий развития идентичности личности у различных групп испытуемых.

Методы исследования:

1) теоретические методы, включающие изучение и анализ научно-теоретических, философских, психологических и педагогических источников по проблеме исследования;

2) эмпирические, включающие тестирование с помощью комплекса тестовых методик;

3) интерпретационно-описательные, в числе которых количественные методы: вычисление средних, стандартного отклонения, определение критерия-t Стьюдента для выявления достоверности различий средних значений, корреляционный анализ, факторный анализ; качественный анализ данных; способы графического представления результатов.

Статистическая обработка проводилась с использованием компьютерных программ «STATISTICA» for Windows 98/NT, "EXCEL».

Экспериментальная база исследования: Новосибирская государственная медицинская академия. Участниками исследования являлись студенты второго курса факультета Высшего сестринского образования (ВСО), студенты второго курса педиатрического и лечебного факультетов. Общее число испытуемых составило 112 человек.

Теоретическое значение. В результате проведенного исследования были систематизированы исследования в области изучения различных состояний идентичности в периоды нормативных возрастных кризисов. Выявлена и исследована система психологических условий развития идентичности личности, характерных для различных состояний идентичности. Установлено, что стабильное состояние идентичности описывается системой психологических условий развития идентичности, характеризующейся как оптимальная, компенсаторная.

Исследование доказывает возможность комплексного экспериментального изучения различных состояний идентичности личности как с точки зрения содержательного, так и процессуального подходов.

Практическая значимость исследования заключается в следующем:

1) результаты, полученные в ходе теоретического и эмпирического исследования, могут быть использованы в обучающих курсах высших учебных заведений, колледжей и лицеев, а также на курсах и циклах повышения квалификации с целью улучшения качества процесса обучения;

2) совокупность экспериментальных результатов может найти успешное применение во всех сферах практической психологии, педагогики и социологии;

3) результаты исследования представляются важными как в рамках психологического консультирования, так и в психокоррекционной работе.

Надежность и достоверность полученных результатов обусловлены внутренней согласованностью всех методологических уровней исследования; выбором надежных и валидных методик, адекватных предмету исследования; организацией экспериментальной работы в соответствие с теорией и методологией эксперимента; надежными стратегиями формирования выборки испытуемых; применением соответствующих методов математической обработки полученных данных с использованием пакета компьютерных программ статистического анализа.

Основные положения, выносимые на защиту:

1) идентичность личности характеризуется наличием или отсутствием

кризиса;

2) психологические условия развития идентичности позволяют описать

идентичность личности в периоды возрастных нормативных кризисов развития идентичности;

3) психологические условия развития идентичности различны для лиц со стабильным и нестабильным состоянием идентичности в периоды возрастных нормативных кризисов.

Основные этапы исследования. Диссертационное исследование проводилось с 1999 по 2003 годы и включало три этапа.

На первом этапе (1999 — 2000 гг.) осуществлялась теоретическая разработка проблемы на основе изучения философской, психологической, социологической литературы, определялась концепция, объект, предмет исследования, а также составлялся план эмпирического исследования.

На втором этапе (2000 - 2002гг.) разрабатывалась программа и определялась база проведения эксперимента. Формировался и разрабатывался банк диагностических методик исследования. Проводилось экспериментальное исследование, качественный и количественный анализ его результатов.

На третьем этапе (2002 - 2003 гг.) были обобщены основные результаты теоретического и практического исследования, сделаны выводы, завершено оформление диссертации.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и материалы экспериментального исследования докладывались и обсуждались на заседании кафедры педагогики и психологии Новосибирской государственной медицинской академии, научно-практических конференциях НГМА, Первой Всесоюзной конференции по прикладному психоанализу в Новосибирске в 2003 г., на Конгрессе молодых ученых СГМУ в Томске в 2003 г., на конференции Новосибирского классического института, посвященной проблемам развития личности (2003 г.).

Результаты теоретических и эмпирических исследований по проблеме включены в программы курсов «Основы психологических знаний», «Психология личности» для студентов НГМА; «Теория защитных механизмов», «Психоанализ личности» для студентов Сибирского института психоанализа.

Структура диссертационной работы обусловлена логикой исследования и включает введение, три главы, заключение, список литературы и приложения. Общий объем диссертации составляет 186 страниц. Работа содержит 2 таблицы, 4 графика, 8 гистограмм, 15 схем и 28 приложений. Библиография включает 254 наименование литературных источников, в том числе 45 иностранных.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования в

современных социально-экономических условиях. Сформулированы цели и задачи, выделены объект и предмет исследования, раскрыты сущность, новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы гипотезы и положения, выносимые на защиту, определены теоретические и методологические основы исследования, приведены данные по апробации результатов исследования.

В первой главе «Развитие взглядов на формирование и структуру идентичности личности» дан анализ состояния изученности проблемы идентичности, кризиса идентичности личности в современной психологии; представлено теоретическое обоснование возможности изучения проблемы идентичности личности; проанализирована эволюция взглядов психологов на развитие идентичности личности. Отмечено, что понятие идентичности впервые упоминается в трудах У. Джеймса, 3. Фрейда, К. Ясперса, Ч. Кули, Д. Мида, Р. Бернса, О. Кернберга. Е. Erikson, придерживающийся психоаналитического направления в психологии, впервые вводит два термина: «Эго-идентичность» и «кризис идентичности». Мы, вслед за Е. Erikson, придерживаемся следующего определения идентичности: «Идентичность -это сумма того, что делает нас неизменной личностью, которая остается относительно стабильной во времени, в пространстве и обществе» (цит. по Е. Erikson, 1968, с. 63). Развитие идентичности не линейно, оно проходит через так называемые кризисы идентичности — «периоды, когда возникает конфликт между сложившейся к данному моменту конфигурацией элементов идентичности с соответствующим ей способом «вписывания» себя в окружающий мир и изменившейся биологической или социальной нишей существования индивида» (цит. по Erikson, 1968, с. 148). Далее приведены теоретические разработки таких авторов, как Дж. Марсиа, N. Holland, Г. Амон, X. Лихтенштейн, Ж. Лакан, П. Федерн, Л. Колберг, Р. Лейнг, X. Кохут, Р. Столороу, Б. Брандшафт, Д. Атвуд, О. Павлова в области изучения развития идентичности личности.

Описаны статусные модели идентичности Э. Эриксона, Дж. Марсиа, Goffinan, Tajfel, Turner, Habermas, X. Теджфела, Дж. Тернера, М. Яромовица, Р. Дженкинса, Г. Брейкуэлла, Ж. Дешампа, У. Дойси, Т. Девоса и др. Дан анализ кризиса идентичности с точки зрения авторов различного направления в психологии (Э. Эриксон, Дж. Марсия, D. Mead, Ц. Короленко, Н. Дмитриева). Отмечено, что полное развитие идентичности возникает, если человек пережил кризис и вышел из него, приняв на себя устойчивое решение по отношению к профессиональной деятельности и идеологии. Такой зрелый исход Marcia называет достижением идентичности. Возможны также три менее зрелых исхода: диффузия или спутанность идентичности, при которой ни кризис, ни принятие на себя обязательств не были пережиты; мораторий -

переживание кризиса, но не принятие на себя обязательств; предрешенная идентичность - принятие на себя обязательств без переживания кризиса и без выбора альтернативных решений, с акцентом на родительский выбор.

На основе теоретического анализа идей развития идентичности представлена структурно-динамическая модель развития идентичности, где отражена взаимосвязь этапов развития идентичности и психологических условий развития идентичности личности.

Во второй главе «Психологические условия развития идентичности личности» подчеркнуто, что исследование идентичности должно вестись в единстве и взаимосвязи структурно-содержательного и процессуального аспектов (А. Ваттерман).

Особо рассмотрены психологические условия развития идентичности личности. В психологической науке под «условиями» понимается «совокупность явлений внутренней и внешней среды, вероятностно влияющих на развитие конкретных психологических явлений, причем эти явления опосредованы активностью самой личности, границами людей» (Р. Немов).

Придерживаясь психодинамических взглядов на развитие личности и на достижение и формирование идентичности личности, приближаясь к этой проблеме с точки зрения генезиса, выделена такая характеристика в описании идентичности, как тревожность, которая является базовой недифференцированной компонентой в переживании ребенка, в частности, и в описании состояния личности вообще. Для того чтобы справиться с нарастающей тревожностью, ребенок бессознательно определяет свою тактику, вырабатывает стратегии, устойчивые наклонности и черты характера, которые становятся частью его личности, и которые К. Хорни описывает как «невротические наклонности» или «невротические базовые потребности».

В связи с доминирующими элементами в структуре личности, выбираются те пути и способы совладания с другими людьми, которыми данный человек лучше всего владеет. Поэтому способы защиты или механизмы психологической защиты личности выбираются нами как еще одна процессуальная характеристика идентичности личности вслед за тревожностью и невротическими базовыми потребностями. В связи с тем, что психологические защиты '- прерогатива «Эго», они могут быть частично осознаны, а значит и подвластны некоторой реконструкции. Отмечено, что определение конкретных форм психологической защиты служит отправным моментом в построении личностно-ориентированного вмешательства (В. Воловик, В. Вид, М. Юркова). Система психологической защиты выступает в качестве психической детерминанты поведения человека (А. Михайлов, В. Ротенберг, Ц. Короленко, Н. Дмитриева). Анализ результатов

исследования психологов различных направлений позволил сделать вывод о необходимости изучения и исследования идентичности личности с процессуальной точки зрения, теоретически предположить тесную взаимосвязь психологических условий развития идентичности, отнеся к таковым тревожность, базовые невротические потребности, механизмы психологической защиты и отношение к настоящему и будущему.

В третьей главе «Экспериментальное исследование психологических условий развития идентичности личности» приводится подробное описание полученных в нашем исследовании результатов, их сравнительный анализ и интерпретация. Исследование психологических условий развития идентичности личности включало ряд последовательных этапов. На первом этапе выявлялись состояния идентичности личности в период нормативных возрастных кризисов, вследствие чего весь контингент испытуемых был разделен на группы со стабильным и нестабильным состоянием идентичности. На втором этапе выявлялись и исследовались взаимосвязи психологических условий развития идентичности в различных состояниях идентичности личности в такой последовательности: исследовалась личностная и ситуативная тревожности, базовые невротические потребности, механизмы психологической защиты и отношение к настоящему и будущему и их взаимосвязь.

Практическая часть работы проведена при участии доцента кафедры психологии личности и специальной психологии НГПУ, кандидата психологических наук Р. Сапожниковой.

В данной работе обследованы две группы испытуемых, имеющих ряд различий между собой. Общее количество испытуемых составило 112 человек. Одна группа состояла из 58 студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультета НГМД, другая — из 54 студентов 2 и 3 курсов факультета Высшего Сестринского Образования (ВСО) Новосибирской государственной медицинской академии. В первой группе средний возраст респондентов составлял 18,6 лет, во второй - 32,6 лет. Для первой группы характерно состояние идентичности, соответствующее переживанию подросткового психосоциального кризиса, для второй группы — кризиса среднего возраста, «кризиса тридцати».

В исследовании применялись следующие диагностические методики: 1) стандартизированная методика, представляющая собой минимизированный вариант тест-опросника «Эго-идентичность» (Г. Аминев); 2) полупроективная методика Куна и Макпартленда «Кто Я?»; 3) предложенная Ч. Спилбергером стандартизованная валидизированная тестовая методика «Исследование тревожности», адаптированная Ю. Ханиным; 4) стандартизированный минимизированный вариант тест-опросника «Уровень невротических тревог

по К. Хорни» (Г. Аминев); 5) стандартизированный минимизированный вариант тест-опросника «Механизмы психологической защиты по 3. Фрейду» (Г. Аминев); 6) стандартизированный минимизированный вариант методики «Тест Адлера» (Г. Аминев).

При исследовании психологических условий развития идентичности мы исходили из того, что состояние идентичности личности может быть описано по критерию наличия или отсутствия кризиса, структура психологических условий подвержена влиянию переживания нормативного возрастного кризиса идентичности. Для проверки данных гипотез и для решения поставленных задач на основании пилотажного исследования (М. Цельмина, 2002; М. Цельмина, Т. Емельянова, 2002) на первом этапе весь контингент испытуемых был разделен на группы со стабильным и нестабильным состоянием идентичности. Для этого нами анализировались и сопоставлялись значения по четырем шкалам теста «Эго-идентичности»: диффузная идентичность (Д), мораторий на достижение идентичности (М), предрешенная идентичность (П) и достижение идентичности (ДИ) и показатели шкал стабильного («Я стаб») и нестабильного («Я нестаб») состояния идентичности теста «Кто Я?». В результате корреляционного анализа выявлены достоверные корреляционные связи показателей шкал диффузной идентичности (Д), моратория на достижение идентичности (М) со шкалой нестабильного состояния идентичности («Я нестаб»), а также связь показателей шкал предрешенной идентичности (П) и достижения идентичности (ДИ) со шкалой стабильного состояния («Я стаб») (Таблицы 1,2):

Таблица 1

Связи параметров видов идентичности я

стабильного/нестабильного состояний идентичности у лиц, отнесенных к периоду нормативного возрастного кризиса среднего возраста.

Д М п ДИ Я стаб Я нестаб

д 1,00

м 0,32 1,00

п -0,19 0,00 1,00

ДИ -0,22 -0,37 -0,08 1,00

Я стаб -0,20 -0,02 0,29 0,43 1,00

Я нестаб 0,41 0,19 -0,15 -0,14 -1,00 1,00

Примечание.

При р<0,05 значимые связи устанавливаются при коэффициенте корреляции г = 0,40.

Таким образом, была установлена правомерность разделения всего контингента испытуемых на четыре группы: две - со стабильным и нестабильным состоянием идентичности, отнесенные к периоду нормативного возрастного кризиса старшего подросткового возраста и две группы - со

стабильным и нестабильным состоянием идентичности, отнесенные к периоду нормативного возрастного кризиса среднего возраста.

Таблица 2

Связи параметров видов идентичности и

стабильного/нестабильного состояний идентичности у лиц, отнесенных к периоду нормативного возрастного кризиса старшего подросткового возраста.

Д м п ДИ Я стаб Я нестаб

д 1,00

м 0,45 1,00

п -0,36 -0,10 1,00

ди 0,01 -0,18 -0,03 1,00

Я стаб -0,42 -0,23 0,28 0,43 1,00

Я нестаб 0,31 0,23 -0,14 -0,20 -1,00 1,00

Примечание.

При р<0,05 значимые связи устанавливаются при коэффициенте корреляции г=0,40.

На втором этапе выявлялись и описывались психологические условия развития идентичности в стабильных и нестабильных состояниях идентичности у лиц, отнесенных к периодам нормативных возрастных кризисов. Для этого, во-первых, исследовался уровень личностной и ситуативной тревожности во всех возрастных группах. Установлено, что во всех четырех группах средние значения по шкале личной тревожности (ЛТ) соответствуют высокой степени (от 45,5 до 47,5). Таким образом, высокая тревожность характерна как для групп с нестабильным состоянием идентичности, так и для групп со стабильным состоянием. Это ожидаемые показатели, поскольку весь контингент обследуемых в силу вышесказанных возрастных и профессиональных характеристик отнесен к периодам возрастных нормативных кризисов.

Далее нами анализировались средние значения десяти базовых невротических потребностей в: любовных отношениях, руководящем партнере, четких ограничениях, власти, эксплуатации других, общественном признании, восхищении, честолюбии, независимости и безупречности.

В результате нами установлено, что в обеих группах не удовлетворены потребности в общественном признании (в обеих группах - 7,0 относительно нормативных по Г. Аминеву - 8,1) и независимости (8,1 и 7,8 относительно нормативных — 8,4), что, по нашему мнению, является одной из причин получения высшего образования, а, следовательно, и резкой смены социального статуса в данный возрастной период. Потребности в эксплуатации других (8,8 и 8,6 относительно нормативных - 7,8) и безупречности (8,5 и 8,6 относительно нормативных - 8,2) заняли ведущее

положение.

Также основной невротической потребностью у испытуемых, отнесенных к периоду кризиса среднего возраста с нестабильным состоянием идентичности, явилось стремление к честолюбию (8,7 в сравнении с группой со стабильным состоянием - 8,2), а в группе со стабильным состоянием идентичности - потребность в эксплуатации других (8,8 относительно 8,6 в нестабильной группе) и четких ограничениях (7,8 относительно 7,0 в нестабильной).

Анализ средних значений невротических потребностей в старших подростковых группах показал, что в группе с нестабильным состоянием идентичности средние значения абсолютно по всем шкалам ниже нормативных, а в сравнении со стабильной группой - достоверно ниже по шкалам потребности в «безупречности» и «честолюбии» (9,25 и 8,21; 9,4 и 8,0). Низкие значения по всем шкалам в нестабильной группе подтверждают наличие нестабильного состояния, поскольку для кризисного состояния характерна неустойчивость личностных параметров, которая в свою очередь является необходимым условием преодоления кризиса и дальнейшего развития личности. Это подтверждает наше предположение о том, что психологические условия развития идентичности личности различны для стабильного и нестабильного состояния идентичности.

Сравнение движущих сил, актуализированных неудовлетворенными базовыми потребностями, в старших подростковых группах показало, что в стабильной группе к их числу можно отнести стремление к честолюбию и безупречности, что может являться движущей силой в развитии личности. В группе же с нестабильным состоянием идентичности базовые потребности как бы не проявляются, находятся в «замороженном» состоянии, но такого рода их «непроявленность» свидетельствует скорее о бессознательном характере своих желаний и потребностей. Такое положение вещей отражает не только препятствие для реализации возможности развития, проявления себя в личных и социальных аспектах, но и отсутствие потенциальной базы для этого процесса, по крайне мере, пока индивид находится в состоянии моратория или диффузной идентичности (кризисном периоде идентичности), (Э. Эриксон, 1996). Однако в данной ситуации мы не можем говорить о негативном компоненте состояния идентичности, поскольку любой кризис являет собой подготовительный этап формирования и накопления психоэмоциональных приобретений для последующих новообразований (В. Выготский, 2000).

Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о том, что различные состояния идентичности характеризуются определенным количеством и видами невротических потребностей, как психологических

условий развития идентичности, а структура базовых невротических потребностей подвержена влиянию переживания нормативного возрастного кризиса идентичности.

Структурное исследование системы психологических защит во всех четырех группах позволяет выделить как компенсаторную, так и патогенную функцию отдельных защитных механизмов внутри системы психологической защиты.

Так анализ показателей средних значений защитных механизмов по каждой из 13 шкал и сравнение их различий в двух группах, отнесенных к периоду кризиса среднего возраста, показали, что средние значений в нестабильной группе по шкалам «замещение» и «регрессия» достоверно выше, чем те же показатели в стабильной группе (4,2 и 3,2; 3,7 и 2,7 соответственно). По шкале «отрицание» средние значения в стабильной группе достоверно выше (3,5 и 2,0).

Показано наличие отличий средних значений у двух групп кризиса среднего возраста относительно среднепредставленных (по Г. Аминеву). Так, показатели по шкале «интеллектуализация» значительно выше нормы в обеих группах (5,4 и 5,3 относительно 3,9), а по шкале «проекция» и «сублимация» -ниже (2,2 и 2,4 относительно 3,2) и (3,0 и 2,9 относительно 3,8). Шкала «отрицание» представлена гораздо меньшими значениями в нестабильной группе (2,0 и 3,2), а «регрессия» - меньшими значениями в стабильной (2,7 и 4,2).

С нашей точки зрения, интеллектуализация, как самый значимый механизм психологической защиты в обеих группах, вероятно, в какой-то момент, становясь самодовлеющим и «самодостаточным», актуализирует у лиц данных групп выбор дальнейшего плацдарма для реализации своих потребностей. Невысокие, по сравнению с нормативными, значения по шкале «сублимация» затрудняют выбор адекватного выхода из кризисного периода.

Низкие значения по шкале «отрицание» в нестабильной группе «подпитывают» невротизацию и акцентируют поиск внешней защиты. Невозможность в полной мере «аварийно» регрессировать в ситуациях нарастающей тревожности в данный период в стабильной группе, возможно, исключает использование одного из наименее энергетически затратных способов частичного снижения тревоги.

Для изучения динамики психологических защит, как одного из механизмов развития идентичности личности, мы сравнивали две группы по показателю вариативности защитных механизмов. Методом выявления связей механизмов защиты между собой явился корреляционный анализ по Пирсону. Анализируя данные связи, мы обнаружили заметно меньшую представленность количества корреляционных связей в группе, отнесенной к

периоду кризиса среднего возраста с нестабильной идентичностью, по сравнению с теми же связями в группе со стабильной идентичностью. В связи с этим, можно предположить, что лица, входящие в стабильную группу в ситуации нормативного кризиса среднего возраста, будут пластичнее, динамичнее, мобильнее реагировать на появляющуюся тревогу, используя при этом психологические защиты. В группе же с нестабильной идентичностью психологические защиты к тому же изолированы друг от друга, а, следовательно, действуют более ригидно в ситуациях повышения тревожности.

В старшей подростковой группе анализ показателей средних значений защитных механизмов по каждой из 13 шкал показал, что средние значения в стабильной группе по шкалам «рационализация» и «отрицание» достоверно выше, чем те же показатели в нестабильной группе (4,46 и 3,47; 3,2 и 2,6 соответственно). Высокие значения, в сравнение с нормативными, предложенными автором, в обеих группах по шкалам «обратное чувство» (3,7 и 3,8 в сравнение с 3,1), «подавление» (2,75 и 2,65 в сравнение с 2,0) и низкие по шкалам «идентификация с агрессором» (3,7 и 3,7 в сравнение с 4,4) и «сублимация» (3,1 и 3,1 в сравнение с 3,8) обнаруживают пассивный вариант защиты, невозможность отреагирования вовне агрессии и, в связи с этим, свидетельствуют об аутоагрессивном характере защит. И, если лица, входящие в стабильную группу, выбирают в качестве ведущей защиты еще и рационализацию (4,5 в сравнении с 3,2), это, в сочетании с потребностью в честолюбии и безупречности, возможно, способствует канализации своих интересов и ресурсов в учебный процесс. Сочетание же низких значений противоположных защитных механизмов (регрессии, отрицании, идентификации с агрессором и сублимации), с превалирующим механизмом (подавлением) и с низкими значениями неудовлетворенных потребностей (практически всех) в нестабильной группе только «подпитывает» и без того неустойчивое состояние идентичности.

Таким образом, подтверждена гипотеза о том, что различные состояния идентичности характеризуются определенным количеством и видами защитных механизмов, как психологического условия развития идентичности, а структура защитных механизмов подвержена влиянию переживания нормативного возрастного кризиса идентичности.

Рассматривая механизмы психологической защиты, как один из способов адаптации индивида в различных состояниях повышенной тревожности, а значит и В периоды возрастных нормативных кризисов, мы выявили йаличие определенных связей защитных механизмов с личностной и ситуативной тревожностями. Так во всех возрастных группах со стабильным состоянием идентичности по результатам корреляционного анализа

обнаружено гораздо большее количество связей, по сравнению с группами с нестабильной идентичностью. В связи с этим мы предполагаем, что большое количество связей защитных механизмов с тревогой в стабильных группах иллюстрирует наличие внутреннего процесса психологического развития личности. Это может привести к изменению внутреннего психологического состояния, связанного с нормативными возрастными кризисами идентичности, а значит - и попыткой реконструировать идентичность. Можно сделать вывод, что в группах с нестабильной идентичностью наличие тревоги не является движущим фактором включения защитных механизмов как механизма адаптации личности (В. Мягер, Б. Зейгарник, Б. Зейгарник, Б. Братусь, Е. Соколова, Р. Грановская, Е. Романова, Л. Гребенников).

В связи с тем, что количество защитных механизмов, используемых индивидуумом, указывает на широту защитного диапазона личности в результате корреляционного анализа мы выявили закономерность, выражающую влияние фактора силы действия защитных механизмов на уровень тревожности в группах со стабильным и нестабильным состоянием идентичности, то есть связь шкалы «суммы защитных механизмов» с личностной тревожностью. Суммарные значения защитных механизмов использованы нами в связи с большим количеством возможных вариантов сочетания защитных механизмов, во много раз превышающим число испытуемых в данной выборке.

График зависимости общего количества механизмов психологической защиты от личностной тревожности у всех возрастных групп со стабильной идентичностью аналогичен.

сумма защитных механизмов

График зависимости общего количества механизмов психологической защиты (ЕЗМ) от личностной тревожности (ЛТ) у всех возрастных групп с нестабильной идентичностью аналогичен.

! группы с нестабильной идентичностью |

сумма защитных маханюмоа

Таким образом, в стабильных группах с нарастанием тревожности увеличивается и количество используемых механизмов психологической защиты, что, собственно, является адекватной реакцией в ситуации повышения тревожности. В группах с нестабильной идентичностью нарастание суммарных ЗМ происходит независимо от уровня ЛТ и, даже, невзирая на явное его снижение, механизмы психологической защиты становятся самостоятельным фактором, «выходят из-под контроля» и приобретают тенденцию затруднительного характера. Мы разделяем взгляды таких авторов, как В. Мягер, Б. Зейгарник, Б. Зейгарник, Б. Братусь, Е. Соколова, Р. Грановская, Е. Романова, Л. Гребенников, предлагающих различать патологическую психологическую защиту или неадекватные формы адаптации и «нормальную, профилактическую, постоянно присутствующую в нашей повседневной жизни» (В. Мягер, 1983). Полученные данные укладываются в форму универсальных закономерностей нормальной и аномальной деятельности любых защитных систем. Сам по себе защитный механизм (имеющий изначально, казалось бы, адаптивные цели), становится механизмом невротического развития и действует под влиянием механизма положительной обратной связи.

Структурное исследование системы психологических защит во всех четырех группах позволяет выделить как компенсаторную, так и патогенную функцию отдельных защитных механизмов внутри системы психологической защиты. Таким образом, нами установлено, что система психологической защиты является генетически относительной, что позволяет проследить динамику защитных механизмов личности в различных состояниях идентичности в периоды возрастных нормативных кризисов развития идентичности личности. Проведенная экспериментальная работа позволила определить как концептуально адекватные взаимосвязи между защитными механизмами и другими личностными характеристиками в периоды возрастных нормативных кризисов развития идентичности личности (защитные механизмы, личностная тревожность и невротические потребности в группах со стабильным состоянием идентичности), так и парадоксальные (защитные механизмы и свободно плавающая тревожность в группах с нестабильным состоянием идентичности).

Одной из важных составляющих идентичности личности, особенно в периоды нормативных возрастных кризисов, когда происходит «плановая инвентаризация» наличествующего состояния идентичности, на наш взгляд, является формирующееся в связи с этим отношение индивида к своему настоящему и будущему. Как бы мы не прогнозировали и не просчитывали свое будущее, фундамент будущей перспективы развития, будущего восприятия нашей жизни априори базируется и выстраивается в том

настоящем психоэмоциональном состоянии, которое описывает сегодняшнее состояние идентичности. Анализируя отношение к настоящему и будущему, выявлено, что средние значения в группах со стабильным и нестабильным состоянием идентичности вне зависимости от того или иного возрастного периода по шкале «коэффициент пессимистического будущего» - выше «нормативных», предложенных автором теста (от 3,2 до 2,0 относительно нормативных - 2,0), что также подтверждает наличие возрастного кризиса.

В связи с тем, что в работе нами исследуется достаточно большое количество переменных, затрудняется задача однозначного описания выводов и результатов. Исследуя таблицы коэффициентов корреляции, трудно дойти до скрытой основы, до закономерностей экспериментально обнаруженных связей. В психологическом тестировании цель факторного анализа заключается в том, чтобы найти несколько фундаментальных факторов, которые объясняли бы большую часть дисперсии в группах множественных данных по различным тестам (Л. Бурлачук). Факторный анализ призван оценить степень «участия» психологических условий в развитии идентичности личности.

В результате проведенного факторного анализа для лиц, относящихся к нормативному кризису среднего возраста, выявлено: в группе со стабильным состоянием идентичности после варимакс-вращения (при «к» от 0,70 и выше) выделены три фактора: Р1 - фактор действия суммы невротических потребностей (ЕНП) и отдельных невротических потребностей (НП), -фактор действия суммы защитных механизмов (ЕЗМ) и отдельных защитных механизмов (ЗМ), РЗ - защитные механизмы (ЗМ). Коэффициенты факторных нагрузок составляют соответственно 5,42; 3,77 и 2,3. Как и ожидалось, первый фактор отмечен высокими нагрузками на переменные, связанными с невротическими потребностями, а второй фактор - с защитными механизмами. Из этого мы заключаем, что стабильное состояние идентичности, описывается двумя психологическими условиями: невротическими потребностями и защитными механизмами. Таким образом, мы произвели некоторую классификацию условий развития идентичности. Стабильное состояние идентичности описывается следующей формулой:

СТАБИЛЬНАЯ ГРУППА = (ЕНП + НП) + (ЕЗМ + ЗМ) + ЗМ

Отсутствие какого-либо вида тревожности, как значимого компонента, в любом случае присутствующего в любой личности, говорит о том, что тревожность не является в чистом виде составляющей для группы со стабильным состоянием идентичности, а, возможно, проявляется в базовых невротических потребностях и затем «купируется» механизмами психологической защиты.

Нестабильное состояние идентичности описывается четырьмя

факторами: Р1 - сумма невротических потребностей (ЕНП), невротические потребности (НП); Р2 - ситуативная тревожность (СТ), ИЗ - сумма защитных механизмов (ЕЗМ), защитные механизмы (ЗМ), с «весом» К = 5,42; 4,5 и 4,04 соответственно.

НЕСТАБИЛЬНАЯ ГРУППА = (ЕНП + НП) + СТ + (ЕЗМ + ЗМ).

Следовательно, говоря об иерархичности психологических условий, описывающих идентичность с точки зрения психологического развития личности в онтогенезе, можно предположить, что тревожность - одна из первичных характеристик в развитии личности. В случае «нормального» развития личности, тревожность начинает проявляться не в «свободноплавающем» состоянии, а в невротических базовых потребностях, которые впоследствии могут купироваться механизмами психологической защиты. В ситуации, когда развитие идентичности личности идет по «нестабильному сценарию», тревожность, не находя себе выхода и проявления в каких-либо невротических потребностях, является иррациональной, «свободноплавающей», что уже вторично затрудняет само по себе пути не только достижения стабильного состояния идентичности, но и адекватного способа какой-либо психологической защиты (кроме механизмов психологической защиты).

Для лиц, относящихся к нормативному кризису старшего подросткового возраста, выявлено: в группе со стабильным состоянием идентичности после варимакс-вращения (при «к» от 0,70 и выше) в фактор Б1 вошли суммарные значения невротических потребностей и защитных механизмов (ЕНП, ЕЗМ) и отдельные невротические потребности НП, Р2 представлен защитными механизмами (ЗМ), фактор РЗ — невротическими потребностями (НП), с «весом» К = 7,28; 3,29 и 2,8 соответственно.

Описать стабильное состояние можно следующим образом:

СТАБИЛЬНАЯ ГРУППА = (ЕНП + НП + ЕЗМ) + ЗМ + НП

Таким образом, установлено, что значимым компонентом в развитии идентичности в стабильной группе является совокупность суммарных невротических потребностей и защитных механизмов. Объединение данных признаков в одном факторе Р свидетельствует, во-первых, о том, что и потребности и механизмы не только описывают, но и влияют на развитие идентичности личности у лиц, входящих в стабильную группу, во-вторых, совокупность данных признаков определяет их наиболее одинаковую изменчивость, и, как следствие, взаимосвязи друг с другом. Подобное сочетание психологических условий является адекватным с точки зрения «нормального» психологического развития личности.

В нестабильной группе студентов шкала Р1 - это сумма трех компонентов: суммарные значения невротических потребностей и защитных

механизмов и личностная тревожность (ЕНП + JIT + НП), F2 - сумма защитных механизмов (ЕЗМ); F3 - невротические потребности (НП), с «весом» 4,48; 3,01 и 2,59 соответственно,

НЕСТАБИЛЬНАЯ ГРУППА = (ЕНП + JIT+ НП) + ЕЗМ + НП.

Анализируя состояние идентичности в данной группе, можно сказать, что, в отличие от стабильного состояния, где, по-видимому, личностная тревожность представлена базовыми невротическими потребностями, в нестабильной группе личностная тревожность является «свободно плавающей» наряду с выделенными невротическими потребностями. А нахождение суммарных защитных механизмов в отдельном факторе F2, говорит об отсутствии корреляционных, а значит и причинно-следственных психологических связей с личностной тревожностью и базовыми невротическими потребностями.

Анализ корреляционных связей всех психологических условий позволил выявить отсутствие прямой зависимости личностной тревожности с защитными механизмами, что также проиллюстрировал и факторный анализ, где защитные механизмы не работают по своему «прямому» назначению -снижению тревожности, а становятся самодовлеющей, деструктивной компонентой в развитии личности.

Даже при отсутствии задачи сравнения групп с нестабильным состоянием идентичности в разные возрастные периоды можно заметить, все-таки, наличие личностной или ситуативной тревожностей вне связей с защитными механизмами, что может говорить о наличии возможных закономерностей. Это дает возможность предположить, что в иерархии развития психологических условий тревожность выделена как первичная компонента, так как в ситуации стабильного развития идентичности тревожность «вливается» в базовые невротические потребности и проявляется не самостоятельно, а через них. А затем механизмы психологической защиты, находясь на страже психологического комфорта личности, действуют в направлении снижения невротических тревог.

Таким образом, если попытаться выстроить иерархию психологических условий, влияющих на развитие идентичности личности, то, с нашей точки зрения, тревожность, как таковая, является первичной компонентой, вторичной - базовые невротические потребности, а третичной - механизмы психологической защиты.

Сделанный нами вывод не претендует на абсолютность, в связи недостаточным количеством исследований в данном направлении. Однако данное предположение является возможным и может быть рассмотрено в качестве посылок для дальнейшего исследования.

Таким образом, в результате проведенного исследования выдвинутые

гипотезы подтверждены, а поставленные задачи решены.

В заключении подведены итоги диссертационного исследовании, сформулированы основные выводы.

1. идентичность личности характеризуется фактором наличия или отсутствия кризиса;

2. личностная и ситуативная тревожности, базовые неудовлетворенные (невротические) потребности, механизмы психологической защиты и отношение к настоящему и будущему описывают стабильное и нестабильное состояние идентичности личности в периоды возрастных нормативных кризисов развития;

3. структурное исследование системы психологических защит позволяет выделить как компенсаторную, так и деструктивную функцию отдельных защитных механизмов в различных состояниях идентичности личности;

4. психологическими условиями развития идентичности личности являются личностная и ситуативная тревожности, базовые неудовлетворенные (невротические) потребности, психологические защиты и отношение к настоящему и будущему;

5. в группах со стабильным состоянием идентичности выявленные взаимосвязи психологических условий развития идентичности личности характеризуются как концептуально адекватные.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТАХ:

1) Цельмина М. В. Исследование идентичности студентов НГМА //Тезисы докладов 63 сессии студентов и молодых ученых. - Новосибирск, 2002. -С. 117-0,1п.л.

2) Цельмина М. В. Исследование взаимосвязи идентичности и половой принадлежности у студентов НГМА //Тезисы докладов 63 сессии студентов и молодых ученых. - Новосибирск, 2002. - С. 116. - 0,1 п.л. (в соавторстве с Т. В. Емельяновой, 85% личного участия).

3) Цельмина М. В. Кризис тендерной идентичности современного Российского общества как вероятность матриархального пути развития //Матер. 1-й Росс, науч.-практич. конфер. по прикл. психоанализу. -Новосибирск, 2003. - С. И. - 0,1 п.л.

4) Цельмина М. В. Идентичность как объект исторического становления //Сб. стат. Всеросс. гум. науч. конференции «Образ человека в картине мира». - Новосибирск, 2003. - с. 173-180. - 0,5 п.л.

5) Цельмина М. В. Кризис идентичности в зрелом возрасте //Сб. стат. Всеросс. гум. науч. конференции «Образ человека в картине мира». -

Новосибирск, 2003. - с. 123-131. - 0,56 п.л. (в соавторстве с Р. Б. Сапожниковой, 50% личного участия).

6) Цельмина М. В. Динамика защитных механизмов в различных состояниях идентичности студентов // Науки о человеке: сб. статей молодых ученых и специалистов /Под ред. Л. М. Огородовой, Л. В. Капилевича. - Томск, СГМУ. - 2003. - с. 244-245. - 0,13 п.л.

7) Цельмина М. В. Психологические особенности идентичности личности в периоды нормативных возрастных кризисов /Учебно-методическое пособие. - Новосибирск, изд. НГПУ, 2003.-92 с. - 5,52 п.л. (в соавторстве с Н. В. Дмитриевой, 50% личного участия).

Лицензия ЛР №020059 от 24.03.97

Подписано к печати 19.11.2003. Формат бумаги 60x84/16. Печать RISO. Уч.-изд л 1,3 Усл. п.л. 1,2. Тираж 100 экз. Заказ № 18.

Педуниверситег, 630126, Новосибирск, 126, Вилюйская, 28

pH Б Русский фонд

2005-4 13114

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Цельмина, Марина Владимировна, 2003 год

Введение.

Глава 1. Развитие взглядов на формирование и структуру идентичности личности.

1.1. Идентичность как научное понятие.

1.2. Историческое и современное представление об идентичности.

1.3. Виды и структура идентичности.

1.4. Формирование и кризисы идентичности.

Глава 2. Психологические условия развития идентичности личности.

2.1. Тревожность как психологическое условие развития идентичности.

2.2. Невротические потребности в структуре идентичности личности.

2.3. Анализ современного состояния проблемы психологической защиты как психологического условия развития идентичности личности.

2.4. Методы изучения идентичности.

2.5. Взаимодействие психологических условий развития идентичности.

Глава 3. Экспериментальное исследование психологических условий развития идентичности личности.

3.1. Организация и методы экспериментальной работы по исследованию психологических условий развития идентичности личности.

3.2. Анализ экспериментальных данных.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологические условия развития идентичности личности"

Актуальность проблемы исследования. Феномен идентичности возникает в рамках глобальной проблематики существования самого рода человеческого. Человек становится «вполне человеком», когда осознает свою идентичность. Мы знаем кто мы, осознаем свою идентичность в мире людей, профессий, наций и пр. «Понятие идентичности как защиты личного, соответствие образа Я его жизненному воплощению, состояние принадлежности индивида некоторому надиндивидуальному целому, охватывающему и субъективное время, и личностную деятельность, и национальную культуру, стало одной из главных тем в общественной мысли XX столетия» (цит. по Е. Трубина, 1995, с. 28).

Идентичность - это сложный феномен, «многослойная» психическая реальность, включающая различные уровни сознания, индивидуальные и коллективные, онтогенетические и социогенетические основания. Постановка проблемы личностной идентичности, ее структуры и генезиса, определение психологических оснований ее понимания и изучения являются актуальными задачами не только по причине отмечаемого исследователями кризиса идентичности современного человека (У. Джеймс, 1991; 3. Фрейд, 1923; G. Mead, 1975; Р. Берне, 1986; О. Kernberg, 1984; J. Marscia, 1967; Е. Erikson, 1968; Н. Hartmann, 1958; R. Stoller, 1976; D. Winnicott, 1956; N. Holland, 1998; H. Tajfel, 1979; G. Briakwell, 1986; Г. Аммон, 2000; X. Ремшмидт, 1994; Б. Шефер, 1993; Г. Андреева, 1997; М. Заковоротная, 1999; Ц. Короленко, 2000, 2003; Н. Дмитриева, 2000, 2003; А. Лукьянов, 1999; и др.), но и в связи с назревшими задачами в области психокоррекции.

Психологическое понимание структуры, генезиса и условий развития идентичности имеет теоретическое и практическое значение как в плане достижения самоидентичности, личностного роста, самопознания и духовности, так и для реализации эвристических целей научного поиска в ситуации власти информационных технологий и средств массовой информации, кризиса общественных систем.

В период глобальных изменений современный человек оказался в ситуации кризиса идентичности. Неуверенность в себе, депрессии, жестокость, различные формы зависимости, уход от реального мира, проявление избыточной властности, нарцисстизм, дезинтеграция личности, психосоциальный кризис - вот неполный перечень характеристик кризиса идентичности. В психокоррекционной деятельности психологи, педагоги, социологи имеют дело с кризисными состояниями, проблемными проявлениями этих состояний, с выраженными способами и особенностями переживания идентичности.

Переживание идентичности актуализируется и в профессиональной сфере человеческой жизни. Актуальность данного исследования обусловлена современным положением дел в психологической теории и практике, недостатком эмпирических исследований в области процессуальных сторон изучения идентичности.

Использование содержательного и процессуального подходов в изучении и описании различных состояний идентичности, в том числе и кризиса идентичности, обогащает практику отечественных эмпирических исследований идентичности современного человека.

В рамках процессуального подхода в изучении и описании различных состояний идентичности выявление и исследование структуры психологических условий развития идентичности личности является актуальным в современной психологии, даёт специалистам в области человеческих отношений, как теоретический материал, так и возможность практического применения теоретических знаний.

Изучение структуры и динамики личностной тревожности, невротических потребностей (К. Хорни, 1997), механизмов психологической защиты, как одних из условий развития идентичности, является основополагающим в изучении идентичности.

Концепция психологической защиты была и остается одним из наиболее важных вкладов психоанализа в теорию личности и теорию психологической адаптации (Ц. Короленко, Н. Дмитриева, 2003).

Исключительное значение имеет анализ действия механизмов психологической защиты для выбора обоснованной психокоррекционной практики (В. Ташлыков, 1984). Определение конкретных форм психологической защиты служит отправным моментом в построении любого личностно-ориентированного воздействия (В. Воловик, В. Вид, 1976). Знание концепции защиты и разнообразия защитных механизмов является решающим для понимания психологической диагностики характера (Н. Мак-Вильямс, 1998). Система психологической защиты выступает в качестве одной из психических детерминант идентичности, поведения, адаптации личности, играя наряду с социальной и биологической детерминантами важную роль в формировании идентичности (3. Фрейд, 1923; А. Фрейд, 1993; К. Хорни, 1997; Н. Sullivan, 1953; R. Plutchik,1990; J. Friedman, В. Faber, 1992; Э. Фромм, 1994; Каплан, 1994; Э. Эриксон, 1996; Е. Романова, Л. Гребенников, 1996 и др.).

Все вышеуказанное обусловило выбор темы данной работы: «Психологические условия развития идентичности личности».

Цель исследования: выявление системы психологических условий развития идентичности личности.

Объект исследования: состояние идентичности личности.

Предмет исследования: психологические условия развития идентичности личности.

Гипотезы исследования: 1) состояние идентичности может быть описано по критерию наличия или отсутствия кризиса;

2) различные состояния идентичности характеризуются определенными видами психологических условий развития идентичности;

3) структура психологических условий подвержена влиянию переживания нормативного возрастного кризиса идентичности;

4) в качестве одних из психологических условий развития идентичности личности, выступают: личная и ситуативная тревожность, неудовлетворенные базовые потребности, психологические защиты и отношение к настоящему и будущему.

В соответствии с объектом, предметом, целью и гипотезой в ходе исследования решались следующие задачи:

1) провести теоретический анализ идентичности личности, в том числе и анализ нормативных возрастных кризисов;

2) провести экспериментальное исследование различных состояний идентичности личности в периоды нормативных возрастных кризисов;

3) оценить уровень тревожности и состояние базовых невротических потребностей личности в периоды возрастных нормативных кризисов;

4) провести экспериментальное исследование механизмов психологических защит, характерных для данных возрастов;

5) оценить отношение к настоящему и будущему в группах испытуемых с различными состояниями идентичности;

6) выявить взаимозависимость показателей тревожности, неудовлетворенных потребностей, защитных механизмов и отношения к настоящему и будущему у испытуемых, имеющих различный статус идентичности;

7) выявить психологические условия развития идентичности личности.

Методологическую основу исследования составляют:

- общепсихологические принципы детерминизма, единства сознания и деятельности, разработанные С. Рубинштейном (1973), А. Леонтьевым (1975), понимаемые как закономерная зависимость психических явлений от порождающих их условий и факторов;

- основные положения эволюционно-эмоциональной теории защитных механизмов личности R. Plutchik (1990).

В работе использовался следующий комплекс методов:

1) теоретические методы, включающие изучение и анализ научно-теоретических философских, психологических и педагогических источников по проблеме исследования;

2) эмпирические, включающие тестирование с помощью комплекса тестовых методик: стандартизированная методика, представляющая собой минимизированный вариант тест-опросника «Эго-идентичность». Для выявления стабильного и нестабильного состояния идентичности личности применялась проективная методика М. Куна и Т. Макпартленда «Кто Я?». Для анализа уровня тревожности использовалась предложенная Ч. Спилбергером тестовая методика «Исследование тревожности». Для выявления и оценки уровня базовых неудовлетворенных потребностей (невротических тревог) использовался стандартизированный минимизированный вариант тест-опросника «Уровень невротических тревог по Хорни». Защитные механизмы личности выявлялись стандартизированным минимизированным вариантом тест-опросника «Механизмы психологической защиты по 3. Фрейду». Для выявления отношения к настоящему и будущему использовался стандартизированный, валидизированный минимизированный вариант методики «Тест Адлера»;

3) интерпретационно-описательные, в число которых вошли количественные методы: вычисление средних, стандартного отклонения, определение критерия-t Стьюдента для выявления достоверности различий средних значений, корреляционный анализ, факторный анализ; качественный анализ данных; способы графического представления результатов. Статистическая обработка проводилась с использованием компьютерных программ «STATISTICA» for Windows 98/NT, "EXCEL».

Основные этапы исследования. Диссертационное исследование проводилось с 1999 по 2003 годы и включало три этапа.

На первом этапе (1999 - 2000 гг.) осуществлялась теоретическая разработка проблемы на основе изучения философской, психологической, социологической литературы, определялась концепция, объект, предмет исследования, а также составлялся план эмпирического исследования.

На втором этапе (2000 — 2002гг.) разрабатывалась программа и определялась база проведения эксперимента. Формировался и разрабатывался банк диагностических методик исследования. Проводилось экспериментальное исследование, качественный и количественный анализ его результатов.

На третьем этапе (2002 - 2003 гг.) были обобщены основные результаты теоретического и практического исследования, завершено оформление диссертации.

Экспериментальная база исследования: Новосибирская государственная медицинская академия. Участниками исследования являлись студенты второго курса факультета Высшего сестринского образования (ВСО), студенты второго курса педиатрического и лечебного факультетов. Общее число испытуемых составило 112 человек.

Научная новизна. В работе впервые исследованы психологические условия развития идентичности личности в периоды нормативных возрастных кризисов. Исследование условий развития идентичности проводилось со «здоровой» группой испытуемых. Впервые исследовалось взаимовлияние условий развития идентичности личности. Выявлена структура психологических условий развития идентичности личности у различных групп испытуемых.

Теоретическое значение. В результате проведенного исследования были систематизированы результаты исследований в области изучения различных состояний идентичности в периоды нормативных возрастных кризисов. Выявлена и исследована система психологических условий развития идентичности личности, характерных для различных состояний идентичности. Установлено, что стабильное состояние идентичности описывается системой психологических условий развития идентичности, характеризующейся как оптимальная, компенсаторная.

Исследование доказывает возможность комплексного экспериментального изучения различных состояний идентичности личности как с точки зрения содержательного, так и процессуального подходов.

Практическая значимость исследования заключается в следующем:

1) результаты, полученные в ходе теоретического и эмпирического исследования, могут быть использованы в обучающих курсах высших учебных заведений, колледжей и лицеев, а также на курсах и циклах повышения квалификации с целью улучшения качества процесса обучения;

2) совокупность экспериментальных результатов может найти успешное применение во всех сферах практической психологии, педагогики, социологии;

3) результаты исследования представляются важными для психологического консультирования и психокоррекционной работы.

Надежность и достоверность полученных результатов обусловлены внутренней согласованностью всех методологических уровней исследования; выбором надежных и валидных методик, адекватных предмету исследования; организацией экспериментальной работы в соответствии с теорией и методологией эксперимента; надежными стратегиями формирования выборки испытуемых; применением соответствующих методов математической обработки полученных данных с использованием пакета компьютерных программ статистического анализа.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и материалы экспериментального исследования докладывались и обсуждались на аспирантских семинарах и заседании кафедры личности и специальной психологии НГПУ, научно-практических конференциях НГМА, Первой Всесоюзной конференции по прикладному психоанализу в Новосибирске в 2003 г., на Конгрессе молодых ученых СГМУ в Томске в 2003 г., на конференции Новосибирского классического института, посвященной проблемам развития личности (2003 г.).

Результаты теоретических и эмпирических исследований по проблеме включены в программы курсов «Основы психологических знаний» для студентов второго курса НГМА лечебного, педиатрического факультетов; «Психология личности» для медико-психологического факультета; «Теория защитных механизмов», «Психоанализ личности» для студентов первого и второго курсов Сибирского института психоанализа.

Основные положения, выносимые на защиту:

1) идентичность личности характеризуется наличием или отсутствием кризиса;

2) такие психологические условия развития идентичности как тревожность, базовые невротические потребности, механизмы психологической защиты и отношение к настоящему и будущему позволяют описать идентичность личности в периоды возрастных нормативных кризисов развития идентичности;

3) психологические условия развития идентичности различны для лиц со стабильным и нестабильным состоянием идентичности в периоды возрастных нормативных кризисов.

Структура диссертационной работы обусловлена логикой исследования и включает введение, три главы, заключение, список литературы и приложения. Общий объем диссертации составляет 186 страниц. Работа содержит 2 таблицы, 4 графика, 8 гистограмм, 15 схем и 28 приложений. Библиография включает 254 наименование литературных источников, в том числе 45 иностранных. Список сокращений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Выводы 3-й главы:

1. численность лиц со стабильным состоянием идентичности в период кризиса старшего подросткового возраста меньше, чем в период кризиса среднего возраста;

2. у всех групп испытуемых в периоды нормативных возрастных кризисов независимо от возрастного аспекта и статуса идентичности наблюдается высокий уровень тревожности;

3. система психологической защиты является генетически относительной, что позволяет проследить динамику защитных механизмов личности в различных состояниях идентичности в периоды возрастных нормативных кризисов;

4. выявлена закономерность, выражающая влияние фактора силы действия защитных механизмов (X ЗМ) на уровень тревожности в группах с нестабильным состоянием идентичности в периоды возрастных нормативных кризисов развития идентичности личности;

5. определены взаимосвязи между защитными механизмами и личностными характеристиками - как концептуально адекватные (защитные механизмы, личностная тревожность и невротические потребности) в группах со стабильным состоянием идентичности, так и парадоксальные (защитные механизмы и свободно плавающая тревожность) в группах с нестабильным состоянием идентичности;

6. выявлены дифференциальные различия в отношениях к настоящему и будущему у групп со стабильным и нестабильным состояниям идентичности у всего контингента испытуемых.

7. личностная или ситуативная тревожности в нестабильных состояниях идентичности являются «свободноплавающими», недифференцированныим. В стабильных - представлены невротическими потребностями.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Значительные изменения, происходящие в нашем обществе в последнее время, делают актуальными исследования проблемы идентичности, которая до настоящего момента не является до конца изученной в психологии.

В современную эпоху, по мнению JI. Середы (1997), термин идентичность может претендовать на исключительную релевантность в силу ряда причин. Во-первых, социологических — в век стремительных изменений и переворотов тождественность, устойчивость и непрерывность личностного опыта, находящиеся в центре идеи идентичности, все более осознаются как проблема, требующая пристального внимания специалистов.

Нельзя сказать, что кризис идентичности - это завоевание современности. Подобные кризисы человек переживал всегда, но именно в последнем столетии соотношение сил изменяется таким образом, что человек оказывается лицом к лицу с проблемой, которая требует рефлексии.

Во-вторых, выявляются методологические основания акцента на проблеме идентичности в современную эпоху. Понятие идентичности оказывается операционально наиболее подходящим для герменевтических и феноменологических изысканий.

Идентичность - это широкая концепция, включающая все качества личностных сочетаний, обусловленная большим массивом биологических, психологических, социальных и культурных факторов. Даже в большом научном труде было бы трудно представить анализ всей литературы, посвященной изучению идентичности. Только в психологии, по данным Дж. Марсиа (О. Павлова, 2001), было проведено более чем 300 научных исследований за последние 25 лет. Сформировано целое научное направление - психология идентичности. Сегодня понятие идентичности в различных контекстах широко используется и в психологии (эго-психология), и в психоанализе, и в социологии (социальная антропология, символический интеракционизм), и в философии (феноменология), и в ЭТОЛОГИИ, и в политологии.

Как и любой другой процесс, становление идентичности проходит через кризисы, которые наиболее ощутимы в юности. К проявлениям кризиса идентичности относятся: проблема близости, интимности; размытость временных перспектив; размытость пространства; смешение ролей. Нарастание чувства идентичности основано на личном опыте, на постепенной интеграции «Эго» на разных стадиях развития. Поэтому кризис идентичности - закономерный этап становления идентичности.

Идентичность формируется в процессе интернализации, последовательно включающей в себя интроекцию, идентификацию и формирование идентичности. Идентичность как процесс представляет собой «интрапсихический процесс интеграции либидинально и агрессивно заряженных «Я — репрезентаций» в более широкую репрезентацию значимых объектов» (О. Кернберг, 1998). Идентичность, как структура, является результатом этого процесса и представляет собой «определенное сочетание идентификаций и возможностей индивида, как они воспринимаются им на основе опыта взаимодействия с окружающим миром, а также знания о том, как на него реагируют другие» (Э. Эриксон, 1996).

Процесс формирования идентичности - это процесс, протекающий на всех уровнях психической деятельности, большая часть которого проистекает на бессознательном уровне. Идентичность как процесс никогда не достигает своей завершенности, построение и изменение структур идентичности продолжается всю жизнь до самой смерти индивида. Хотя некоторая целостность достигается в пубертатный период, и дальнейшее развитие идентичности видится лишь как переформирование имеющейся, не изменяющей первоначального направления ее функционирования. В процессе жизнедеятельности человека идентичность эволюционирует от низших нарцисстических форм к высшим - социокультурным.

Как подчеркивает А. Ватерман (Психология самосознания, 2000), исследование идентичности должно вестись не только с содержательной стороны, но и с процессуальной, в их единстве и взаимосвязи. Это дает возможность не только проследить пути формирования идентичности, но и понять значения для личности выборов, сделанных в той или иной сфере жизни.

Изучение процессуальных аспектов идентичности является необходимым, поскольку в таких сферах деятельности, как педагогика, социология, психология, психотерапия и т. д. возможность обнаружить, описать, воздействовать, учить и корригировать во многом зависит от понимания процессуальных компонентов идентичности.

Однако в современной литературе этому аспекту исследования идентичности уделяется пока недостаточное внимание. А ведь именно эта сторона исследования может дать специалистам возможность грамотно понимать и учитывать процессы, происходящие с человеком.

Целью нашего исследования явилось изучение психологических условий развития личностной идентичности. Придерживаясь психодинамических взглядов на развитие личности, на достижение и формирование идентичности личности можно приблизиться к этой проблеме с точки зрения генеза и выделить такую характеристику в описании идентичности, как тревожность, которая является базовой недифференцированной компонентой в переживании как ребенка, в частности, так и в описании состояния личности вообще. В случаях, когда тревога отличается в любую сторону от средних показателей так называемой нормы, мы говорим о ситуации некоего внутреннего конфликта личности. «Источник конфликта коренится в потере способности искренне желать чего-либо, поскольку сами желания между собой расходятся, то есть, направлены в противоположные стороны» (F. Alexander, 1932; Ц. Короленко, Н. Дмитриева, 2003).

Для того чтобы справиться с нарастающей тревожностью, индивидуум бессознательно нащупывает свою тактику, вырабатывает стратегии, устойчивые наклонности и черты характера, которые становятся частью его личности. К. Хорни в работах «Невротическая личность нашего времени» (1993), «Наши внутренние конфликты» (1997) называет их «невротическими наклонностями» или «невротическими потребностями». В тех же работах автор подробно описывает источники базального конфликта личности, опираясь на внутренние базовые потребности личности. Следовательно, такие характеристики, как базовые или невротические потребности, выделенные и подробно описанные К. Хорни, также могут являться одним из условий развития идентичности личности.

Выбирая процессуальные характеристики, описывающие различные состояния идентичности (кризисные, стабильные), мы движемся параллельно с генезом развития личности. Движение навстречу к людям, как признание собственной беспомощности, связано с потребностью в любви, привязанности, восхищении, принадлежности, поддержки для возможности ощущать себя менее слабым и изолированным. Движение против людей - это признание враждебности окружающих. С этим связаны такие невротические потребности как: потребность во власти, в эксплуатации других. В случае движения от людей индивидуум отстраняется от людей, избегает контактов, формируется потребность в четких ограничениях, независимости (К. Хорни, 1997).

В одном из этих трех типов отношений чрезмерно усилен один из элементов базальной тревожности: беспомощность - в первом случае, враждебность - во втором и изоляция - в третьем. В связи с доминирующими элементами в структуре личности, выбираются те пути и способы совладания с другими людьми, которыми данный человек лучше всего владеет.

Механизмы психологической защиты личности, в связи с вышеизложенным, также являются одним из условий развития идентичности личности, поскольку их задача состоит в снижении повышенного уровня тревожности. Поскольку выбор тех или иных защитных механизмов, как одного из средств адаптации личности, не случаен, мы предположили, что он зависит от состояния идентичности личности на данный момент.

Таким образом, способы защиты или механизмы психологической защиты личности выбираются нами как еще одно из условий развития идентичности личности вслед за тревожностью и невротическими базовыми потребностями. В связи с тем, что психологические защиты -прерогатива «эго», они могут быть частично осознаны, а значит и подвластны некоторой реконструкции. Понятие психологической защиты обладает большой объяснительной силой при изучении причин возникновения и развития психических и психосоматических нарушений (А. Михайлов, В. Ротенберг, 1990; М. Юркова, 2000). Определение конкретных форм психологической защиты служит отправным моментом в построении личностно-ориентированной психокоррекции (В. Воловик, В. Вид, 1976; М. Юркова, 2000). Система психологической защиты выступает в качестве психической детерминанты поведения человека.

Таким образом, ключевыми моментами данной работы выступают: во-первых, идентичность личности, во-вторых - так называемые невротические потребности, формирующие определенную стратегию поведения личности в условиях наличия базальной тревоги. Третьим ключевым моментом выступает деятельность психологических защит. Четвертый момент: поскольку кризисные периоды, безусловно, являются базисом для дальнейшего развития личности, то и отношение индивида к настоящему и будущему во многом зависит от качества «перехода» личности через кризисный период. Поэтому мы сочли целесообразным изучить, каким образом те условия развития идентичности, которые выбраны в данной работе как одни из возможных, влияют на отношение индивидуума к настоящему и будущему.

Проведенный нами анализ литературы позволил решить первую задачу диссертационного исследования и сделать вывод о том, что идентичность личности характеризуется фактором наличия или отсутствия кризиса.

С целью выявления роли таких условий развития идентичности личности в периоды нормативных кризисов, как тревожность, невротические базовые потребности, психологические защиты и отношение личности к настоящему и будущему, было проведено эмпирическое исследование, в ходе которого использовались стандартизированные методики тест-опросников, валидизированные Г. Амйневым (1998).

В данной работе обследованы две группы испытуемых, имеющих ряд различий между собой. Общее количество испытуемых составило 112 человек. Одна группа состояла из 58 студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультета НГМА, другая - из 54 студентов 2 и 3 курсов факультета Высшего сестринского образования (ВСО) Новосибирской государственной медицинской академии. В первой группе средний возраст респондентов составлял 18,6 лет, во второй - 32,6 лет. Для первой группы характерно состояние идентичности, соответствующее переживанию подросткового психосоциального кризиса, для второй группы - соответственно, кризиса среднего возраста.

Экспериментальная часть работы посвящена исследованию психологических условий развития идентичности личности на примере нормативных возрастных кризисов.

Исследование проводилось в период с 2001 по 2003 годы и включало в себя два этапа. На основании пилотажного исследования (М.

Цельмина, 2002; М. Цельмина, Т. Емельянова, 2002) в обеих группах на первом этапе оценивалось состояние идентичности. Для оценки состояния идентичности личности использовалась стандартизированная методика, представляющая собой минимизированный вариант тест-опросника «Эго-идентичность». Автором минимизированной модификации данного теста является Г. Аминев (1998). Обработку провели Э. Аминев, Ф. Ганиева, Г. Фазлиахметова (Г. Аминев, 1998).

Данная методика требовала описания структурного содержания идентичности. В качестве теста, отражающего содержательную сторону идентичности, нами использовалась проективная методика Куна и Макпартленда «Кто Я?» (1984). В основе этой методики лежит теоретическое представление о том, что основой организации и направленности поведения человека являются имеющиеся у него установки на себя («личное «Я» или идентичность).

В качестве критерия кризиса нами на основании контент-анализа теста «Кто Я?» анализировались как конкретные высказывания негативного представления о себе, так и амбивалентные высказывания в описании субъективного представления о себе. Во внимание принимались такие противоречивые, амбивалентные высказывания как: «сильный -слабый, красивый - некрасивый, умный - глупый, активный — пассивный, добрый - злой» и т.д. Лица с отсутствием подобных противоречивых высказываний вошли в группу со стабильной идентичностью. Наличие же амбивалентных характеристик себя явилось основанием для включения данных лиц в группу с нестабильной идентичностью

Для верификации результатов использования теста «Кто Я» внутри каждой группы мы анализировали и сопоставляли значения по четырем шкалам теста «Эго-идентичности».

По результатам сопоставления двух данных методик путем статистической обработки методом корреляционного анализа испытуемые в каждой возрастной категории были разделены на две группы в зависимости от состояния идентичности: «кризисную» и «некризисную». В дальнейшем для удобства восприятия мы их будем обозначать как «стабильную» и «нестабильную» группы.

На втором этапе для изучения процессуальных психологических характеристик идентичности личности каждой группе испытуемых был предложен ряд тестовых методик, выявляющих уровень тревожности, неудовлетворенные базовые потребности, предпочитаемые механизмы психологической защиты и отношение к настоящему и будущему.

Для анализа уровня тревожности использовалась предложенная Ч. Спилбергером стандартизованная валидизированная тестовая методика «Исследование тревожности», позволяющая дифференцировано измерять уровень тревожности и как свойство личности, и как состояние. Шкала была адаптирована Ю. Ханиным (А. Анастази, С. Урбина, 2001). В своей работе мы больше обращаем внимание на показатели личностной тревожности (JIT), в связи с большей значимостью ЛТ в описании состояния идентичности не только на данный период жизни, но и в перспективе.

Для выявления и оценки уровня базовых неудовлетворенных потребностей (невротических тревог) использовался стандартизированный минимизированный вариант тест-опросника «Уровень невротических тревог по К. Хорни» (Уфимская батарея тестов, Г. Аминев, 1995). На основе результатов тестирования различаются 10 базовых неудовлетворенных потребностей, появляющихся в виде невротических тревог: в любовных отношениях «ЛО», руководящем партнере «РП», четких ограничениях «ЧО», власти «ВЛ», эксплуатации других «ЭД», общественном признании «ОП», восхищении «ВС», честолюбии «ЧС», независимости «НЗ» и безупречности «БЗУ» (прил. № 1, 13). Коэффициенты корреляции минимизированного теста с полным: от 0,92 до 0,95.

Количество невротических потребностей, имеющихся у индивидуума, указывает на определенное состояние идентичности. В связи с этим, мы ввели дополнительную шкалу - «сумма невротических потребностей» («X НП») для всех групп испытуемых.

Защитные механизмы личности выявлялись стандартизированным минимизированным вариантом тест-опросника «Механизмы психологической защиты по 3. Фрейду» (Г. Аминев, 1998). На основе результатов тестирования различаются 13 защитных механизмов: аскетизм, вытеснение, замещение, идентификация с агрессором, интеллектуализация, отрицание, обратное чувство, подавление, проекция, рационализация, реактивное образование, регрессия и сублимация. Коэффициенты корреляции минимизированного теста с полным: от 0,91 до 0,96. Данному выделению механизмов психологической защиты соответствуют шкалы в общей таблице значений: «А, В, 3, ИА, И, О, ОЧ, П, ПР, Р, РО, РГ, С» (приложения № 1,13).

В связи с тем, что количество защитных механизмов (ЗМ), используемых индивидуумом, указывает на широту защитного диапазона личности и на определенное состояние идентичности, мы ввели дополнительную шкалу - «сумма защитных механизмов» («ЗМ») для всех групп испытуемых.

В экспериментальном исследовании участвовали две возрастные группы, находящиеся в периоде нормативного возрастного кризиса. Как указывалось раннее, кризисные периоды, безусловно, являются базисом для дальнейшего развития личности, поэтому и отношение к настоящему и будущему во многом зависит от качества «перехода» личности через кризисный период. В связи с этим, мы попытались изучить каким образом те условия развития идентичности, которые выбраны нами в данной работе, как одни из возможных, влияют на отношение индивида к настоящему и будущему.

В связи с выбором таких условий развития идентичности, как отношение к настоящему и будущему, мы описали, хотя и только с некоторой долей вероятности, роль тех или иных условий развития идентичности в период нормативного возрастного кризиса идентичности.

Для выявления отношения к настоящему и будущему, как одной из характеристик стабильного и нестабильного состояния идентичности, использовался стандартизированный валидизированный минимизированный вариант методики «Тест Адлера». Авторы минимизированного варианта Г. Аминев, Р. Аминева (1998).

В ходе сравнения средних значений данных и корреляционного анализа было установлено, что психологические условия развития идентичности, как определенный симптомокомплекс, определяют стабильное и нестабильное состояние идентичности.

Так, во всех возрастных группах обследуемых по результатам анализа данных средние значения по шкале личной тревожности соответствуют высокой степени тревожности. Таким образом, высокая тревожность характерна как для группы с нестабильным состоянием идентичности, так и для группы со стабильным состоянием. Это ожидаемые показатели, поскольку весь контингент обследуемых, в силу вышесказанных возрастных и профессиональных характеристик, отнесен к периодам возрастных нормативных кризисов.

Основной базовой невротической потребностью у испытуемых, в группе со стабильным состоянием идентичности Высшего сестринского образования, явилось стремление к честолюбию, а в группе с нестабильным состоянием идентичности - потребность в эксплуатации других. Разница в потребностях объясняется тем, что честолюбие призвано служить внутреннему развитию, самоактуализации и самореализации личности, а потребность в эксплуатации других является констатацией невозможности успешно реализоваться индивиду в личной и социальной жизни и, как следствие, компенсаторной агрессивности по отношению к другим.

Анализ средних значений невротических потребностей в старших подростковых группах со стабильным и нестабильным состоянием идентичности показал, что в нестабильной группе средние значения абсолютно по всем шкалам ниже нормативных, а, в сравнении со стабильной группой, - достоверно ниже по шкалам потребность в «безупречности» и «честолюбии». Низкие значения по всем шкалам в нестабильной группе подтверждают наличие нестабильного состояния, поскольку для кризисного состояния характерна неустойчивость личностных параметров, которая в свою очередь является необходимым условием преодоления кризиса и дальнейшего развития личности.

Сравнение движущих сил, актуализированных неудовлетворенными базовыми потребностями, в двух группах показало, что в стабильной группе к их числу можно отнести стремление к честолюбию и безупречности, что может являться движущей силой в развитии личности. В группе же с нестабильным состоянием идентичности базовые потребности как бы не проявляются, находятся в «замороженном» состоянии, но такого рода их непроявленность свидетельствует скорее о бессознательном характере своих желаний и потребностей. Такое положение вещей отражает не только препятствие для реализации возможности развития, проявления себя в личных и социальных аспектах, но и отсутствие потенциальной базы для этого процесса, по крайне мере, пока индивид находится в состоянии моратория или диффузной идентичности (кризисном периоде идентичности), (Э. Эриксон, 1996). Однако в данной ситуации мы не можем говорить о негативном компоненте состояния идентичности, поскольку любой кризис являет собой подготовительный этап формирования и накопления психоэмоциональных приобретений для последующих новообразований (В. Выготский, 2000).

Выявлена закономерность, выражающая влияние фактора силы действия защитных механизмов на уровень тревожности в группах со стабильным и нестабильным состоянием идентичности.

Структурное исследование системы психологических защит во всех четырех группах позволяет выделить как компенсаторную, так и патогенную функцию отдельных защитных механизмов внутри системы психологической защиты.

Анализ графических данных позволяет сделать вывод, что во всех группах (находящихся как в периоде нормативного кризиса среднего возраста, так и в периоде нормативного кризиса старшего подросткового возраста) со стабильным состоянием идентичности с нарастанием тревожности увеличивается и количество используемых механизмов психологической защиты, что, собственно, является адекватной реакцией в ситуации повышения тревожности. В группах с нестабильным состоянием идентичности после пикового уровня тревожности (защиты тоже максимальны) при снижении тревожности механизмы психологической защиты становятся самостоятельным фактором, «выходят из-под контроля» и приобретают тенденцию патогенного характера.

В данном случае здесь нет противоречия, поскольку полученные данные соотносятся с универсальными закономерностями нормальной и аномальной деятельности любых защитных систем. Сам по себе ЗМ (имеющий изначально, казалось бы, адаптивные цели), становится механизмом невротического развития и действует под влиянием механизма положительной обратной связи. Это положение подтверждается исследованиями таких авторов, как В. Мягер (1983), Б. Зейгарник (1986), Б. Зейгарник, Б. Братусь (1980), Е. Соколова (1980, 1989), Р. Грановская (1984), Е. Романова, JI. Гребенников (1996), которые также предлагают различать патологическую психологическую защиту, или неадекватные формы адаптации, и «нормальную, профилактическую, постоянно присутствующую в нашей повседневной жизни» (В. Мягер, 1983).

Таким образом, нами установлено, что система психологической защиты является генетически относительной, что позволяет проследить динамику защитных механизмов личности в различных состояниях идентичности в периоды возрастных нормативных кризисов развития идентичности личности.

Проведенная экспериментальная работа позволила определить как концептуально адекватные взаимосвязи между защитными механизмами и другими личностными характеристиками в периоды возрастных нормативных кризисов развития идентичности личности (защитные механизмы, личностная тревожность и невротические потребности в группах со стабильным состоянием идентичности), так и парадоксальные (защитные механизмы и свободно плавающая тревожность в группах с нестабильным состоянием идентичности).

Во всех экспериментальных группах со стабильным и нестабильным состояниям идентичности, вне зависимости от характера того или иного кризиса идентичности, выявлены дифференциальные различия в отношениях к настоящему и будущему.

В результате факторного анализа во всех возрастных группах со стабильным состоянием идентичности выявлено отсутствие какого-либо вида тревожности, как значимого компонента, в любом случае присутствующего в любой личности. Подобная ситуация иллюстрирует, возможно, то, что тревожность не является в чистом виде составляющей для групп со стабильным состоянием идентичности. Возможно, она проявляется в базовых невротических потребностях и затем «купируется» механизмами психологической защиты. В данных группах защитные механизмы являются адекватными в целях снижения уровня эмоционального напряжения.

Для всех возрастных групп с нестабильным состоянием идентичности ситуативная или личностная тревожности являются самостоятельной значимой компонентой и являются характеристикой, описывающей нестабильное состояние идентичности личности. Защитные же механизмы, представленные самостоятельным фактором, линейно не связаны с тревожностями, как в случае «нормального» развития идентичности, а становятся самодовлеющими, «патогенными» и не служат прямой цели - снижению психологического дискомфорта личности.

Следовательно, в группах с нестабильной идентичностью наличие тревоги не является движущим фактором включения защитных механизмов как механизма адаптации личности (В. Мягер, 1983; Б. Зейгарник, 1986; Б. Зейгарник, Б. Братусь, 1980; Е. Соколова, 1980, 1989; Р. Грановская, 1984; Е. Романова, J1. Гребенников, 1996). В связи с этим можно предположить наличие у испытуемых данной группы других способов, позволяющих справляться с тревогой.

Таким образом, в результате проведенного исследования выдвинутые гипотезы подтверждены, а поставленные задачи решены.

Анализ результатов исследования позволил сформулировать следующие выводы:

1. идентичность личности характеризуется фактором наличия или отсутствия кризиса;

2. личностная и ситуативная тревожности, базовые неудовлетворенные (невротические) потребности, механизмы психологической защиты и отношение к настоящему и будущему описывают стабильное и нестабильное состояние идентичности личности в периоды возрастных нормативных кризисов развития;

3. структурное исследование системы психологических защит позволяет выделить как компенсаторную, так и патогенную функцию отдельных защитных механизмов в различных состояниях идентичности личности;

4. психологическими условиями развития идентичности личности являются личностная и ситуативная тревожности, базовые неудовлетворенные (невротические) потребности, психологические защиты и отношение к настоящему и будущему;

5. в группах со стабильным состоянием идентичности выявленные взаимосвязи психологических условий развития идентичности личности характеризуются как концептуально адекватные.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Цельмина, Марина Владимировна, Новосибирск

1. Агеев В. С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М., 1990.

2. Аминев Г. А. Биофизиология индивидуальности: мембраны и модели. Мат. итог, науч.-практ. конференции межфакультетского центра психологии БГУ /под ред. проф. Аминева Г. А. Уфа, БОРПО, БашГУ, 1998.-208 с.

3. Аммон Г. Психосоматическая терапия. СПб.: Изд. "Речь", 2000.

4. Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды: В 2-х томах -Т1,2. М.: Педагогика, 1980.

5. Анастази А., Урбина С. Психологическое тестирование. СПб.: Питер, 2001.-688с.

6. Андреева Г. М. Психология социального познания. М., 1997.

7. Антонова Н. В. Личностная идентичность современного педагога и особенности его общения //Вопросы психологии, № 6, 1997.

8. Антонова Н. В. Проблема личностной идентичности. //Вопросы психологии, 1996, № 1.

9. Антонова Н. В. Идентичность педагога и особенности его общения //Автореф. канд. псих, наук.- Москва, 1996.

10. Арестова О. Н., Шилыптейн Е.С. Проективный вариант техники репертуарных решеток в исследовании структуры Я. //Вестник МГУ, сер.14 (психология), 1998, № 1, с. 8-18.

11. Асанова Н. К. «Психосоциальное развитие младенцев и детей воспитывающихся в учреждении» /Под ред. Н.К. Асановой, М.;Институт детской психотерапии и психоанализа, 1997.

12. Асанова Н. К. Мужская половая идентичность: корни раннего развития/ Из цикла лекций по курсу "Психоаналитические концепции развития". М: Институт детской психотерапии и психоанализа, 1997.

13. Асмолов А. Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М.-Воронеж, 1996.

14. Бажин Е. Ф., Голынкина Е. А., Эткинд А. М. Метод исследования уровня субъективного контроля // Психол. журн. 1984.- №3.- с. 152-162.

15. Байярд Р. Т., Байярд Д. Ваш беспокойный подросток. М.: Просвещение, 1991. — 224 с.

16. Баклушинский С. А. Социальное окружение и Я-концепция в юношеском возрасте //Ценностно-нормативные ориентации старшеклассника. М., 1993.

17. Баклушинский С. А., Белинская Е.П. Развитие представлений о понятии социальная идентичность //Этнос. Идентичность. Образование. Труды по социологии образования. Том IV. Выпуск VI. М., 1998. С. 64-85.

18. Бассин Ф. В. Проблема бессознательного в неосознаваемых формах высшей нервной деятельности. М.: Медицина, 1968. - 468 с.

19. Бассин Ф. В. О силе «Я» и психологической защите //Вопр. философии. 1969. - №2.-С. 118-125.

20. Бассин Ф. В. Сознание, «бессознательное» и болезнь //Вопр. философии. 1971. - №2. - С. 90-103.

21. Бассин Ф. В., Бурлакова М. К. , Волков В. Н. Проблема психологической защиты //Психол. журнал. 1988. - №3. - С. 30-41.

22. Бороздина JI. В. , Молчанова О. Н. Самооценка в первой зрелости /Вест. Моск. Университета, сер. 14., Психология. 1990, №2. - С. 24-38.

23. Бергер П. Приглашение в социологию. М., 1996.

24. Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. СПб: МФИН, 1992. 448 с.

25. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М: Прогресс, 1986,420 с.

26. Бодалев А. А., Столин В. В. Общая психодиагностика. СПб., «Речь», -2000.

27. Божович JI. И., Славина JI. С., Ендовицкая Т. В. Опыт экспериментального изучения произвольного поведения //Вопросы психологии. 1976, №4.

28. Бороздина JI. В. Динамика самооценки от подросткового возраста к взрослости //Новые исследования в психологии и возрастной физиологии. М- 1998, №2 (2). - с.9-14.

29. Братко А. А., Кочергин А. Н. Информация и психика. -Новосибирск.: Наука, 1977. - 464 с.

30. Братусь Б.С. К проблеме человека в психологии //Вопросы психологии. 1997. №5.

31. Будасси С.А. Защитные механизмы личности. Программа спецкурса. М., 1998.

32. Бурлачук Л. Ф. Психодиагностика. СПб.: Питер, 2002. - 352 с.

33. Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М. Словарь-справочник по психологической диагностике. Киев: Наука думка, 1989. - 200 с.

34. Василюк Ф. Е. Психология переживания (Анализ преодоления критических ситуаций). М.: Изд. моек, ун-та, 1984. - 200 с.

35. Воловик В. М., Вид В. Д. «Психологическая защита» как механизм компенсации и ее значение в психотерапии больных шизофренией //Психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии// Ред. М. М. Кабанов. Л., 1976. - С. 26-28.

36. Выготский Л. С. Вопросы детской психологии //Выготский Л.С. Психология. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000, 996с.

37. Гамезо М. В., Герасимова В. С. Возрастная психология: личность от молодости до старости. Педагогическое общество России, 2001. 272 с.

38. Гинзбург М. Р. Психология личностного самоопределения. Автореф. Дисс. Док. Психол. Наук. М., 1996, - 60 с.

39. Гозман Л. Я., Кроз М. В. Измерение уровня самоактуализации личности. Социально-психологические методы исследования супружеских отношенийю М.: Изд-во МГУ, 1987, С. 91-114.

40. Грановская Р. М. Элементы практической психологии. Л., Изд. Лен-го ун-та, 1984. - 392 с.

41. Грачева А. М. Психологический анализ особенностей становления национальной идентичности подростков. //Автореф. дисс. канд. психол. Наук. — М. 1996.

42. Гусев С. С., Пукшанский Б.Я. Обыденное мировоззрение: структура и способы организации. СПб, 1994.

43. Демина JI. Д. , Ральникова И. А. Психическое здоаовье и защитные механизмы личности. Уч. пособие.

44. Джеймс У. Психология /под ред. JI. А. Петровской. М.: Педагогика, 1991. - 367 с.

45. Диянова 3. В., Щеголева Т.М. Самосознание личности. Иркутск, 1993.

46. Дмитриев К. Ф., Ериф М. И., Эткинд А. М. Кризисы в развитии индивидуальности и стратегия психологической помощи //Психологические проблемы индивидуальности. Вып. 3, JL, М., 1985. -С. 287-292.

47. Дмитриева Н. В., Мельникова М. М. Психодиагностика, коррекция и профилактика неврозов и пограничных личностных растр ойств. -Новосибирск: Изд-во НГПУ, 1998. 46 с.

48. Дольто Ф. "На стороне ребенка", СПб.; издательство "Петербург -XXI", 1997.

49. Донцов А. И., Стефаненко Т.Г. Язык как фактор этнической идентичности. //Вопросы психологии, 1997, № 4.

50. Дюркгейм Э. Самоубийство. СПб.: Союз, 1998. - 496 с

51. Жеребкина И. "Прочти мое желание.". Постмодернизм. Психоанализ. Феминизм. М.: Идея - Пресс, 2000.

52. Журавлев А. Л. Социальная психология личности и малых групп: некоторые итоги исследования. //Психологический журнал, т. 14, № 4, 1993, с. 4-15.

53. Журбин В. И. Понятие психологической защиты в концепциях 3. Фрейда и К. Роджерса //Вопросы психологии. 1990. - №4. - С. 14-23.

54. Заковоротная М. В. Идентичность человека. Р-на Дону, 1999. 287с.

55. Заковоротная М. В. Идентичность человека. Социально-филосовские аспекты //Автореф. дис. д. фил. наук.-Р-на-Дону, 1999.

56. Захарова Ю. Б. О моделях психологической защиты на уровне межгруппового взаимодействия //Вестник МГУ. Сер. 14, Психология, 1991. -№3.- С. 11-20.

57. Зачепицкий Р. А. Социальные и биологические аспекты психологической защиты //Социально-психологические исследования в психоневрологии. Д., 1980. С. 22-27.

58. Зейгарник Б. В. Патопсихология. М.: Изд. моек, ун-та, 1986. 287 с.

59. Зейгарник Б. В., Братусь Б. С. Очерки по психологии аномального развития личности. М.: Изд. моек, ун-та.- 1980.- 159 с.

60. Иванова И. В. Социализация и формирование социальной идентичности в период детства. Сайт Московский педагогический государственный университет, библиотека, 2000.

61. Ивантер И. В., Коросов А. В. Основы биометнрии: Введение в статистический анализ биологических явлений и процессов. Учебное пособие. Петрозаводск: ПГУ. 1993,.- 163 с.

62. Ильин Г. А. Причины неприятия психоанализа //Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Тбилиси: Мецниереба. Т.14. 1985.-С. 419-428.

63. Индивидуальность как субъект и объект современной жизни. Смоленск, 1996, т.1.

64. Казьмина О. Ю. Социальные сети и развитие социального поведения. //Руководство по оценке уровня развития социального поведения старшеклассника. М., 1993.

65. Как построить свое "Я". М., 1991

66. Калина Н.Ф. Основы психоанализа. Серия "Образовательная библиотека" М.: "Рефл - бук", К.: "Ваклер", 2001.

67. Каменская В. Г. Психологические защиты. Мотивация в структуре конфликта: Уч. Пособие. СПб.: «Детство-пресс», 1999. - 144с.

68. Каплан X. С. Сексуальная терапия: Иллюстрированное руководство /Пер. с англ. М., 1994.

69. Карвасарский Б. Д. Психотерапия. М.: Медицина, 1985. - 304 с.

70. Кернберг О. Ф Тяжелые личностные расстройства: Стратегии психотерапии /Пер.с англ. М.И.Завалова. М.: Независимая фирма "Класс", 2000.

71. Кернберг О. Ф. Агрессия при расстройствах личности /Пер. с англ. А. Ф. Ускова. М.: Независимая фирма «Класс», 1998.

72. Киршбаум Э. И. Психолого-педагогический анализ ситуаций в педагогическом процессе //Автореф. дисс. канд. псих. наук. Л., 1987.

73. Коршбаум Э. Еремеева А. В. Психологическая защита. М.: «Смысл», 2000.-182с.

74. Кожухарь Г. С. Соотношение личностного и профессионального самоопределения у учителей /Рос. Акад. Образования, Психол. Ин-т. Автореф. Дисс. Канд. Психол. Наук. М, 1993. - 20 с.

75. Козлова Т. 3. Особенности социальной идентификации на различных стадиях жизненного цикла личности. //Социальная идентификация личности. М., 1993, с. 107-124.

76. Кон И. С. Постоянство и изменчивость личности. //Психологический журнал, т.8, № 4, 1987, с. 126-137.

77. Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В. Социодинамическая психология. Новосибирск: Транс-пресс. 1999. - 420 с.

78. Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В., Загоруйко Е. Н. Идентичность в норме и патологии. Новосибирск, НГПУ, 2000. - 255 с.

79. Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В. Психоанализ и психиатрия. -Новосибирск: Изд. НГПУ, 2003. 667 с.

80. Коротеева В. В. Этнические символы и символическая природа этничности. //Ценности и символы национального самосознания в условиях изменяющегося общества. М., ИЭА РАН, 1994.

81. Костандов Э. А. Восприятие и эмоции.-М.: Медицина, 1977.- 248с.

82. Костандов Э. А. Функциональная ассиметрия полушарий мозга и неосознаваемое восприятие.- М.: Наука, 1983.-171с.

83. Крайг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2002. - 992 с.

84. Краткий психологический словарь. //Сост. JI. А. Карпенко/ Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. М.: Политиздат, 1985. -432 с.

85. Краткий психологический словарь. Под общ. ред. А. В. Петровского и М. Г. Ярошенко. М., 1985, с. 109.

86. Кун М., Макпартленд Т. Эмпирическое исследование установок личности на себя //Современная зарубежная социальная психология. Тексты. / Под ред. Г. М. Андреевой, Н. Н. Богомоловой, JI. А. Петровсой. М.: Изд-во МГУ, 1984. - С. 180-187.

87. Лапланш Ж., Понталисю Ж.-Б. Словарь по психоанализу. М.: Высшая школа, 1996.

88. Лестер К. Защитные механизмы человеческой психики. М., 1963.

89. Лебедева Н. М. Русская диаспора: диалог цивилизаций и кризис социальной идентичности.//Психологический журнал, № 4, 1996.

90. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М., 1975. -304 с.

91. Леонтьев Д. А. Тест смысложизненных ориентаций. М.: Смысл, 1992.- 16 с.

92. Ливехуд Б. Кризисы жизни шансы жизни: развитие личности между детством и старостью. Калуга, 1994.

93. Личность, общение, групповые процессы: современные направления теоретических и прикладных исследований в зарубежной психологии. М., 1991.

94. Ломов Б. Ф. Психические процессы и общение //Методологические проблемы социальной психологии. М., 1984.

95. Лукьянов О. Проблема идентичности и психическая ригидность в психологической и образовательной практике. //Автореф. канд. псих, наук. -Томск, 1999.

96. Мак-Вильмс Н. Психоаналитическая диагостика. М.: «Класс», 1998,- 476 с.

97. Марцинковская Т. Д. психология развития. М., 2001.

98. Михайлов А.Н., Ротенберг B.C. Особенности психологической защиты в норме и при соматических заболеваниях //Вопросы психологии. 1990. №5.

99. Мишина Т. М. К исследованию психологического конфликта при неврозах //Неврозы и пограничные состояния. Л., 1972. - С. 35-38.

100. Морозов Г. В., Шубина Н. К. К понятию о компенсациях при психопатиях //Реабилитация больных нервными и психическими заболеваниями. Л., 1973. С 221-225.

101. Мошкова Г. Ю. Социально-психологические детерминанты профессионального самоопределения ученого. //Автореф. дисс. канд. психол. наук, М., 1989.

102. Мягер В. К. Психогигиена и психопрофилактика. Л., 1983.- 146 с.

103. Мясищев В. Н. Психология отношений /Под ред. А. А. Бодалева. М.; Воронеж, 1995.

104. Назльян Т.М. Зеркальный двойник: утрата и обретение. М., 1994.

105. Налчаджян А. А. Социально-психическая адаптация личности (формы, механизмы и стратегии). Ереван: Издательство АН Армянской ССР, 1988, с. 125 126.

106. Налчаджян А. А. Личность в сновидениях. Ереван, 1980.

107. Налчаджян А. А. Личность, групповая социализация и психическая адаптация. Ереван, 1986, гл. III (на арм. яз.).

108. Насиновская Е. Е., Якубовская М. Я. Психологический барьер как защитный механизм личности в конфликтной ситуации. М. Изд. Моск. Ун-та, 1984. - 33 ВИНИНТИ №64, 84.

109. Окунь Я. Факторный анализ. Перевод с польск. Г. 3. Давидовича. Науч. ред. и автор предисл. В. М. Жуковская. М., «Статистика», 1974. -198 с.

110. Павлова О. Н. Идентичность: История формирования взглядов и ее структурные особенности. Москва, 2001.

111. Пантилеев С. Р. Методика исследования самоотношения. М.: Смысл, 1993.-32 с.

112. Пантилеев С. Р. Строение самоотношения как эмоционально-оценочной системы //Автореф. канд. псих. наук. М., 1988. - 18 с.

113. Патаки Ф. Некоторые когнитивные аспекты Я-образа. Психологические исследования познавательных прцессов личности /Под ред. Д. Ковача, Б. Ф. Ломова, Ф. Патаки и др. М.: Наука, 1983. - С. 4551.

114. Петровский А. А. Личность, деятельность, коллектив. М.,1982, с.57.

115. Поливанова К. Н. Психологический анализ кризисов возрастного развития //Вопросы психологии, 1994, № 1.

116. Поливанова К. Н. Специфические характеристики развития в переходные периоды. //Вопросы психологии, 1999, № 1

117. Поливанова К. Н. Кризисы психического развития: соотношение взрослого и детского действия, педагогика и психология возрастных кризисов. Красноярск, 2000.

118. Поливанова К. Н. Психология возрастных кризисов: Уч. пособие. М. «Академия», 2000. 184 с.

119. Поливанова К.Н. Психологическое содержание подросткового возраста // Вопросы психологии, 1996. №1. с. 20-33.

120. Прошкина В. М. Особенности психологической защиты при нравственных девиациях у студентов //Автореф. канд. ксихол. наук:- М., 1990.- 16 с.

121. Психологический статус личности в различных социальных условиях. М., 1992.

122. Психоаналитические термины и понятия: Словарь /Под ред. Б. Мура и Б. Файна /Перев. С англ. A.M. Боковикова, И.Б. Гришпуна, А.Фильца. -М.: Независимая фирма "Класс", 2000.

123. Психология личности в условиях социальных изменений. М., 1993.

124. Психология развития. Хрестоматия. СПб, 2001.

125. Райкрофт Ч. Критический словарь психоанализа /Пер. с англ. JI.B. Топоровой, С.В. Воронина и И.Н. Гвоздева под редакцией канд. философ, наук С.М.Черкасова. СПб.: Восточно - Европейский Институт Психоанализа, 1995.

126. Психология самосознания. Хрестоматия. Самара: «БАХРАХ-М», 2000. - 672с.

127. Ремшмидт X. Подростковый и юношеский возраст. Проблемы становления личности. М.: Мир, 1994. - 320 с.

128. Рикер П. Повествовательная идентичность. Пер. К. Дрязгунов. www. philisopy. Ru / library, 2000.

129. Роджерс К. Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М. : Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1994.- 480 с.

130. Ройс Дж., Пауэлл А. Индивидуальность и плюралистические образы человеческой природы //Импакт: наука и общество. М., 1985, № 2.

131. Романова О. J1. Развитие этнической идентичности у детей и подростков //Автореф. дисс. канд. психол. наук. М., 1994.- 20 с.

132. Романова Е. С., Гребенников JI. Р. Механизмы психологической защиты. Генезиз. Фкнкционирование. Диагностика. Мытищи, 1996. -283с.

133. Ромм М. В., Игнатьев В. И. Социология. М.: Инфра М., 2001.-241 с.

134. Ротенберг В. С., Аршавский В. В. Поисковая активность и адаптация. М.: Наука, 1984. 193 с.

135. Рубенштейн С. Л. Бытие и сознание. М., 1957.

136. Рубинштейн С. Л. Теоретические вопросы психологии //Проблемы общей психологии. М., 1973. - 416 с.

137. Савенко Ю. С. Проблемы психологических компенсаторных механизмов и их типологии //Проблемы клиники и патогенеза психических заболеваний.- СМ. 1974. С. 95-112.

138. Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия. -«БАХРАХ-М», 2000.-656с.

139. Селье Г. Стресс без дистресса. М. 1982. 189 с.

140. Середа Л. В. Проблема идентичности в контексте коммуникации //Автореф. канд. фил. наук. Екатеринбург, 1997.

141. Сикевич 3. В. Расколотое сознание. СПб, 1996.

142. Симонова О. А. Персональная иденичность в современном обществе. Концепция Э. Г. Эриксона //Автореф. канд. соц. Наук. -Москва, 2000.

143. Скворцов К. Р. "Детство нервной системы", М.; Тривола, 1995.

144. Слободчиков В. И, Исаев Е. И. . Психология развития человека. М.: Школа-Пресс, 2000. 416 с.

145. Соколова Е. Т. "Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях", М: Sv Аргус, 1995.

146. Соколова Е. Т. Проективные методы исследования личности. М., Изд. Моск. Ун-та, 1980. - 174 с.

147. Соколова Е. Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М.: Изд. МГУ, 1989. 215 с.

148. Соколовский С.В. О неуюте автаркии, национализме и пост-советсткой идентичности //Этнометодология. М., 1995, с. 87-114.

149. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998.

150. Социальная идентификация личности. Годич. отчет. Рос. Акад. Наук, Ин-т социол. М., 1994. - 19 с.

151. Социальная идентичность и изменение ценностного сознания в кризисном обществе: Методология и методика измерения социальной идентичности: Информационные материалы /Рос. Акад. Наук, Ин-т социол. М., 1992. - 70 с.

152. Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. М., 1999.

153. Стойков И. Д. Анализ защитных поведений личности: Дисс. на соиск. уч. степ. канд. психол. наук: 19.00.01. -М., 1986. 160 с.

154. Столин В. В. Познание себя и отношение к себе в структуре самопознания личности. Дисс. докт. психолог, уаук. М., 1985. - 530 л.

155. Столин В. В. Самосознание личности. М., Изд. Моск. ун-та, 1982. -285 с.

156. Столороу Р., Брандшафт Б., Атвуд Д. Клинический психоанализ. Интерсубъективный подход /Пер. с англ. М., "Когито - Центр", 1999.

157. Структура культуры и человек в современном мире. М., 1987.

158. Суслова О.Ю. Введение в чтение Лакана: "стадия зеркала". История создания. Интернет. Сайт Восточно Европейского института психоанализа. Статьи. 2000.

159. Сушков И.Р. Самокатегоризационная теория и групповые феномены //Психологический журнал, т. 15, № 1, 1994, с. 158-168.

160. Тайсон Р., Тайсон Ф. Психоаналитические теории развития: Пер. с англ. Екатеринбург: Деловая книга, 1998.

161. Тард Г. Социальная логика. СПб.: Социально-психологический центр, 1996.-554 с.

162. Ташлыков В. А. Психология лечебного процесса. Л., Медицина, 1984.- 182 с.

163. Телле Р. Психиатрия. Минск, 1999.

164. Тишков В.А. Идентичность и культурные границы //Идентичность и конфликт в постсоветстких государствах. М., 1997, с. 15-44.

165. Томэ X., Кэхеле X. Современный психоанализ. Т. 1. Теория: Пер. с англ./ Общ. ред. А.В. Казанской. М.: Издательская группа "Прогресс" -"Литера", Издательство Агентства "Яхтсмен", 1996.

166. Томэ X., Кэхеле X. Современный психоанализ. Т. 2. Практика: Пер. с англ./ Общ. ред. А.В. Казанской. М.: Издательская группа "Прогресс" -"Литера", Издательство Агентства "Яхтсмен", 1996.

167. Техке В. Психика и ее лечение: психоаналитический подход /Пер. с англ. М.: Академический Проект, 2001. - 576 с.

168. Трубина Е. Г. Рассказанное Я: проблема персональной идентичности в философии современности. Екатеринбург, 1995.

169. Уталиева Ж. Т. Язык как фактор этнической идентичности. //Автореф. дисс. канд. псих. наук. М., 1995, - 26 с.

170. Филонов Л. Б. Детерминация возникновения и развития отрицательных черт характера у лиц с отклоняющимся поведением //Психология формирования и развития личности. М., Наука, 1981.- С. 338-363.

171. Фотула Л. Особенности половой идентичности у пациентов с личностными расстройствами. //Автореф. канд. псих. наук. Москва, 1999.

172. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс., 1990, 386 с.

173. Фрейд А. Психология «Я» и защитные механизмы. М.: Педагогика, 1993. - 144 с.

174. Фрейд 3. Толкование сновидений. Ер.: "Камар", 1991.

175. Фрейд 3. Основы психологической теории в психоанализе. М., 1923.

176. Фрейд 3. Лекции по введению в психоанализ. М., 1989, (ориг. 1922).

177. Фрейд 3. Я и Оно. Психология бессознательного: Сб. произведений. М.: Просвещение, 1990. - 512 с.

178. Фрейд 3. "Психология масс и анализ человеческого "Я". М.,1925;

179. Фрейд 3. О психоанализе. М.,1913.

180. Фрейд. 3. Леонардо да Винчи. М., 1912.

181. Фрейд 3. Лекции по введению в психоанализ. М.-Пг., 1923.

182. Фрейд 3. Остроумие и его отношение к бессознательному, М.,1925; 3. Фрейд 3. Я и Оно. Л., 1924.

183. Фрейд 3. Психопатология обыденной жизни. М., 1925.

184. Фромм Э. Пути из больного общества. Проблема человека в западной психологии. -М, 1988.

185. Фромм Э. Бегство от свободы. М, 1990.

186. Фромм Э. Иметь или быть? /Общ. ред. и послесл. В. И. Добренькова. М.: Прогресс, 1990. - 336 с.

187. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности /Общ. ред. и послесл. П. С. Гуревича. М.: Республика, 1994. - 447 с.

188. Фурастье Ж. Европейская цивилизация и европейская идентичность: анализ проблемы //Историко-культурные основы европейской цивилизации. М., 1992. С. 3-36.

189. Хорни К. Собр. соч. в 3 томах. М.: Смысл, 1997.

190. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ. -Издательская группа «Прогресс» «Универс» 1993. - 480 с.

191. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности М., 1997.

192. Цельмина М. В. Исследование идентичности студентов НГМА //Тезисы докладов 63 сессии студентов и молодых ученых. Новосибирск, 2002. С. 117.

193. Цельмина М. В., Емельянова Т. В. Исследование взаимосвязи идентичности и половой принадлежности у студентов НГМА //Тезисы докладов 63 сессии студентов и молодых ученых. Новосибирск, 2002. -С. 116.

194. Цельмина М. В. Кризис тендерной идентичности современного Российского общества как вероятность матриархального пути развития //Матер. 1-й Росс, науч.-практич. конфер. по прикл. психоанализу. -Новосибирск, 2003. С. 11.

195. Чумакова Е. В. Психологическая защита личности в системе детско-родительского взаимодействия //Автореф. канд. псих, наук.- СПб, 1998.

196. Шанин В.Ю. Клиническая патофизиология. СПб.: «Специальная литература», 1998. - 569 с.

197. Шефер Б., Шредер Б. Социальная идентичность и групповое сознание. //Психологический журнал, № 1, 1993.

198. Шибутани Т. Социальная психология, М., 1969, с.361.

199. Шилыптейн Е.С. Уровневая организация системы "Я".//Вестник МГУ, сер. 14(психология), 1999, № 2, с. 34-45.

200. Шнейдер Л. Б. Профессиональная идентичность: структура, генез и условия становления //Автореф. д. псих. наук. М., 2001.

201. Шнейдер Л. Б. Реконструкция профессиональной идентичности: структурный и динамический аспекты.//Развитие личности, №2, 2000, с.44-67.

202. Шрейдер Ю.А. Человеческая рефлексия и две системы этического сознания.//Вопросы философии, № 7, 1990, с. 32-41.

203. Шульгин Н. Новое русское самосознание. //Век XX и мир, 1990, № 3, с. 25-28.

204. Э. Г. Эйдемиллер, И. В. Добряков, И. М. Никольская. Семейный диагноз и семейная психотерапия: Учебное пособие для врачей и психологов. СПб.: «Речь», 2003 - 336 с.

205. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996.

206. Эткинд А. М. Эмоциональные компоненты самоотчетов и межличностных суждений //Вопр. психологии, 1983. № 2. - С. 106-113.

207. Этнос. Идентичность. Образование. М., 1998.

208. Юркова М. В. Структура и динамика защитных механизмов личности в процессе ее социализации //Автореф. канд. псих. наук. -Ярославль, 2000.

209. Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности. //Мир России, 1995, №3

210. Ядов В.А. Социальный тип личности. //Коммунист, 1988, № 10, с. 96-104.

211. Alexander F. The medical value of psychoanalysis. N.-Y., 1932, p.156. Цит. по работе Олпорта G. Allport, Pattern and growth in personality, p. 156.

212. Allport G. Pattern and growth in personality, p. 158.

213. Bananji M.R., Prentice D.A. The Self in Social Context //Annual Review of Psychology. 1994. Vol.45. P.297-332.

214. Breuer Y.,Freud S. Studies on hysteria. Reprint. Harmondsworth (Middx) ets.: Penguin books, 1980. - 425 p.

215. Briakwell G. M. Coping with threatened identities.-L.,N. Y.,Mithuen. 1986, 222p.

216. Britt T. W. The Self-Consiouness scale: on the stability of the three factor structure.// Personality and Social Psychology Bull., 1992, v. 18.

217. Brown R. Social Psychology, Ch.4.

218. Cella D. F., De Wolfe A. S., Ego identity status. Journalof adolescence, 22, 1986. p.849-861.

219. Eidelberg L. An Outline of a Comparative Pathology of a Neurosis. N.-Y.,1954.

220. Erikson E. H., Identity, Yous and Crisis, L.: Faber and Faber, New York : Norton, 1968, - 336p.

221. Federn P. Ego psychology and the psychoses. New York: Basic Books, 1952

222. Fenichel O. The Psychoanalytic Theory of Neurosis. N.-Y., 1945.

223. Freud A. Das Ich und die Abwehrmechanismen. L., 1946.

224. Freud S. On Creativity and the Unconscious. N.-Y.-L., 1958.

225. Freud S. Histerie und Angst, Studienausgabe B. 6. Fischer Verlag, Frankfurt am Main, 1971, 359 s.

226. Freud S. The defence neuro-psychoses // the collected Pappers: in 10 v. -N. Y.: Collier Books, 1963.

227. Friedman J. A., Faber B. A. Professional Self-concept as a predictor of theacher burnout.//J. of Educational Research.- v.86.-№l, 1992.-28p.

228. Ghiglione R., Bonnet C., Richard J.-F. Traite de psychologie cognitive. P., 1990, v.3.

229. Goldstein K. Zum Problem der Angst. — Allgemeine aumlerztliche Zeitschrift furPsyohothorapie.Vol.il. 1983.

230. Hartmann H. Ego Psychology and the problem of adaptation, New York: International Universities Press, 1958.

231. Hilgard E. R. a.o., Introduction to Psychology, p.445.

232. Hilgard E. R. a.o. Introduction to Psychology, p.444.

233. Holland N., Norman N. The I, Yale University Press, 1998.

234. Janis I. a.o., Personality. Dynamics, development, and assessment. N.-Y.,1969, Ch.20.

235. Jones E. Rationalization in everyday life. J.of Abnorm.Psychol., 1908, 3, pp.161-169.

236. Kernberg O. Severe Personality Disorders.-Yale University Press: New Hawen. CT. 1984.

237. Kohut H. Thoughts on narcissism and narcissistic rage. Psychoanalytical Study in Child. 1972. Vol. 27.

238. Kohut H. The Restoration of the Self. New York: International Universities Press, 1977.

239. Laing R. D. Self and Others, Pelican Book, 1971.

240. Leary M.R., Nezlek J.B. Self-presentation in everyday interactions: effects of target familiarity and gender composition.// Journal of Personality and Social Psychology, 1994, v.67, N 4.

241. Lobel Т. E.,Winch G. L. Psychosocial development, Self-concept and gender. Journal of Psychology, 1988, № 149,-p.405-411.

242. Mahler M. S. The Psychological Birth of the Human Infant. New York, Basic Books. 1975.

243. Mallory M. E. Q-sort definition of Ego-identity status. Journal of Youth and Adolescence, 18, 1989, -p.399-412.

244. Marscia J. E. Ego identity status: Relationshipo change in Self-esteem, «general maladjustment» and authoritarianism. Journal of Personality, 35, 1967. -p.l 18-133.

245. Mead G. H. Mind Self and Socity./ Ed. By C. W. Morris.-Chicago Press, Univ. Of Chicago, 1975. -248p.

246. Phillipson Herbert " The Object Relations Technique", The Free Press, Glencoe, Illinois, 1955.

247. Plutchik R. Emotions and psychotherapy: A psychoevolutionary perspective. In R. Plutchik, H. Kellerman, Emotion: Theory, research and experience: Vol.5, Academic Press, 1990. P. 3-41.

248. Podd M. H. Ego identity status and morality: The relationahip between two developmental constructs. Developmental Psychology, 6, 1972-p.497-507.

249. Stangor Ch., Lunch L., Glass B. Categorization of individuals on the basis of multiple social features.// Journal of Personality and Soc.Psychol., 1992, v.62.

250. Stoller R. Primary Femininity. Journal of American Psychoanalysis Association. 1976, Vol. 24, p. 59-78.

251. Straus A. Spiegel und Masken. Die Suche nach der Identitat.-Frankfurt: Suhrkamp, 1968, 186 p.

252. Sullivan H.S. Clinical Studies in Psychiatry, 1953,- p.86-90, 145-16

253. Tajfel H., Turner J. C. An integrative theory of intergroup conflict. // The social psychology of intergroup relation./ Ed. by W. C. Austin, S. Worchel.-Montrey, Calif.: Books/ Cole, 1979, p. 33-47.

254. Waterman A. S. Identity development from adolescence to adulthood: an extension of theory and a review of research.// Developmental psychology. 1982, V. 18. №3.-p.341-358.

255. Winnicott. D. "Psychoses and Child Care". Collected Papers: trough Pediatrics to Psycho-Analysis. London, Tavistock Publications, 1956