Автореферат диссертации по теме "Психологические ресурсы адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф"

На правах рукописи

АЛЕКСАНДРОВА ЛАДА АНАТОЛЬЕВНА

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ АДАПТАЦИИ ЛИЧНОСТИ К УСЛОВИЯМ ПОВЫШЕННОГО РИСКА ПРИРОДНЫХ КАТАСТРОФ

19.00.01 - общая психология, история психологии, психология личности.

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва, 2004

Работа выполнена на кафедре психологии личности факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

Научный руководитель

Доктор психологических наук, доцент Леонтьев Дмитрий Алексеевич. Официальные оппоненты

Доктор психологических наук, профессор Корнилова Татьяна Васильевна Доктор биологических наук, профессор Кавтарадзе Дмитрий Николаевич Ведущая организация:

Московский городской психолого-педагогический университет

Защита состоится 21 января 2005 г. на заседании диссертационного совета

Д 501.001.14 в МГУ им. М.В. Ломоносова по адресу:

125009, Москва, ул. Моховая, дом 11, корпус 5, аудитория_.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ им. М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан_декабря 2004 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ*

Единство и взаимовлияние человека и природы подчеркивается многими известными мыслителями и исследователями в самых различных областях науки. Согласно В Л. Вернадскому, человек и человечество неразрывно связаны с биосферой, неотделимы от нее. Огромную роль биосферы в процессе этногенеза подчеркивал Л. Н. Гумилев. С точки зрения БГ. Ананьева, проблема ноосферы является наиболее важной областью естествознания и познания человека в целом.

Актуальность проблемы Все возрастающее в связи с экологическим кризисом количество стихийных бедствий и аномальных природных явлений дшауег необходимость более детального анализа их влияния на человека с целью повышения его устойчивости к воздействию психотравмирукяцих факторов природного характера. Этот вопрос актуален не только для регионов со сложными климатогеофизическими условиями, но и для тех, которые до последнего времени считались относительно благополучными в этом отношении. Существующие исследования посвящены, в основном, негативным психологическим и психопатологическим последствиям стихийных бедствий, что диктуется необходимостью экстренной психологической и психиатрической помощи населению пострадавших регионов, а также спецификой профессиональной деятельности и надежности в экстремальных ситуациях природного характера. Жизнедеятельность человека в условиях повышенной опасности природных катастроф, ее психологическая «цена» не были предметом исследования отечественных психологов, хотя такие регионы, по разным оценкам, занимают большую часть территории страны. В частности, территории с повышенной сейсмоопасностью занимают до 10030.7 тыс. кв.км, или 58,8% территории Российской Федерации (Уломов, 1999).

Вышеизложенные соображения обусловили выбор темы и определили цель и следования, которая состоит в изучении психологических ресурсов адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф.

Объектом нашего исследования явились особенности адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф.

Предметом исследования были психологические ресурсы адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф. Теоретический анализ проблемы позволил выдвинуть следующие гипотезы: 1. Индивидуально-психологические особенности личности являются ресурсами адаптации к трудным жизненным ситуациям, вызываемым опасными природными явлениями. Недостаточность развития этих ресурсов повышает риск нарушения адаптации в условиях повышенного риска природных катастроф.

Автор выражает искреннюю благодарность за постоянное внимание и сотрудничество при работе над диссертацией, ценные предложения и рекомендации кандидату психологических, наук, доцету межфакультетской кафедры психологии Кемеровского Государственного университета Валентине Платоновне Михайловой, а также сотрудникам Сахалинского государственного университета за содействие в организации и проведении исследования. Автор также выражает благодарность за оказанное содействие и помощь в проработке вопросов, относящихся к сфере климатологии и геофизики, необходимых для решения поставленных в диссертационном исследовании задач, кандидату технических паук, заведующему лабораторией гидромеханики и океанографии СКВ САМИ ДВО РАН, ученому секретарю Сахалинского отделения Русского географического общества Василию Николаевичу Храмушину.

2. Субъективное восприятие, интерпретация и протезирование природных угроз, оценка собственной готовности к совладанию с этими угрозами связаны с индивидуально-психологическими особенностями личности и успешностью адаптации к условиям повышенного риска природных катастроф.

3. Структурные компоненты и психологические ресурсы адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф имеют гендерную специфику.

В соответствии с целью исследования и выдвинутой гипотезой в работе решались следующие задачи:

Шсследовать особенности субъективного восприятия, интерпретации и прогнозирования природных угроз, субъективную оценку знаний и готовности к совладанию с этими угрозами в зависимости от степени подверженности воздействию опасных природных явлений и уровня адагггированносги личности.

2„Исследовать индивидуально-психологаческие особенности личности в зависимости от степени подверженности воздействию опасных природных явлений. Определить роль рассматриваемых индивидуально-психологических особенностей личности в адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф.

3. Выявить гендерную специфику психологических ресурсов адаптации к условиям повышенного риска природных катастроф.

4. Выявить специфику содержания различных уровней адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф с точки зрения задействованных психологических ресурсов и механизмов адаптации.

Методологической и теоретической основой исследования явились теоретические подходы и положения, разработанные в отечественной и зарубежной психологии: сформулированное Б.Г. Ананьевым положение о необходимости целостного подхода к изучению человека в системе его связей с миром, принцип единства сознания и деятельности А.Н. Леонтьева. Наша работа основывается также на положениях Ф.Б Березина, ЛА Китаева-Смыка об адаптации человека в экстремальных ситуациях, ДА. Леонтьева, А.Г. Маклакова об адаптационном потенциале, С. Мадци, К. Лазаруса о ресурсах и механизмах совладения с жизненными трудностями. Мы опирались также на концепции постгравматического стресса и психопатологических последствий ЧС, изложенные в работах НБ. Тарабриной, ЮА Александровского, М.М. Решетникова; на взгляды И.М. Фейгенберга и В.А. Иванпикова о вероятностном прогнозировании и его роли в адаптационном процессе, теорию личностных конструктов ДжА Келли, на идеи АА. Кроника и Р. Ахмерова о психологическом возрасте и психологии жизненного пути, на разработанную А. Маслоу иерархию базовых потребностей личности, понятие о локусе конпроля, введенное ДжРотгером, идеи о роли смысла в жизни человека В. Франкла и Дж. Крамбо, теоретические подходы к процессу взаимоотношений человека и природы С.Д. Дерябо, ВА Левина, Б.А. Душкова, ДжГсшда. Философской базой нашей работы являются философские воззрения Л.Н. Гумилева, Н.И. Вернадского о единстве человека и природы, ПТиллиха, и Т. деШардена о предназначении человека.

Организация и методы исследования. В целях решения поставленных задач исследование было организованно по принципу ех-роБ^а^о дизайна. Мы придерживались также методологических требований экологического подхода Дж. Гибсона: 1) абстрагироваться от тех свойств и качеств объектов, которые не являются

значимыми дня жизнедеятельности человека, рассматривая только те из них, взаимодействие которых создает реальную, «экологическую» (а не «физическую») среду его обитания; 2) изучать функционирования психики в естественных, «экологических» условиях. Основной базой исследования явился Сахалинский государственный университет (экспериментальная группа), и Кемеровский государственный университет, (контрольная группа) с привлечением студентов 2-х—4-х курсов различных факультетов ( всего 162 человека — студенты СахГУ и 193 человек — студенты КемГУ, из них 124 юношей и 185 девушек). Полные данные по всем изучаемым параметрам получены для 289 человек. Исследование проводилось с использованием следующих психодиагностических методов: 1) методика СМОЛ (модификация Миннесотского многофакгорного метода исследования личности, предложенная В.П. Зайцевым, 2) методика Ж для выявления локализации контроля (модификация Ксенофонтовой; 3) методика СЖО (ДА. Леонтьев, русскоязычная модификация методики "Puipose-in-Life" Дж. Крамбо, Л. Махолик), 4) методика АА. Кроника «Пятилетия», (начальная ступень методики «LifeLine»); 5) Цветовой тест Люшера (модификация Л.Н. Собчик). Для целей исследования нами была разработана социологическая анкета, оценивающая особенности субъективного восприятия и прогнозирования природных угроз, их осмысления, восприятия собственной готовности к совладанию с этими угрозами, составленная с учетом зарубежных исследований восприятия стихийных бедствий, а также с учетом факторов, которые расцениваются, как повышающие риск возникновения симптомов ПТСР. Кошроль условий проведения исследования являлся составной частью исследования. Он включал: 1) тщательный учет внешних природных факторов, 2) максимальное выравнивание экспериментальной и контрольной групп по социодемографичееким параметрам. Математико-статистическая обработка результатов проводилась с использованием программ «STATISTICA for Windows 6.0», «EXCEL».

Проведенное исследование позволило сформулировать следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Индивидуально-психологические особенности личности, такие, как ишернальность— экстернальность, смысложизненные ориентации, жизненная перспектива личности являются ресурсами адаптации к трудным жизненным ситуациям, вызываемым опасными природными явлениями. Недостаточность развития этих ресурсов повышает риск нарушения адаптации в условиях повышенного риска природных катастроф.

2. Субъективное восприятие, интерпретация и прогнозирование природных угроз, оценка собственной готовности к совладанию с этими угрозами тесно связаны с индивидуально-психологическими особенностями личности и успешностью адаптации к условиям повышенного риска природных катастроф. Структурные компоненты и психологические ресурсы адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф имеют тендерную специфику.

3. Адаптация личности к условиям повышенного риска природный катастроф носит многоуровневый характер и осуществляется на аллопсихическом, ишрапсихическом и субъектном уровнях. Каждому уровню соответствуют специфические механизмы адаптации. Уровни адаптации различаются по степени востребованности для своей реализации рассматриваемых психологических ресурсов адаптации личности.

4. При выраженной напряженности адаптационных механизмов сужается спектр доступных психологических ресурсов адаптации к сложным природным условиям. Преобладающими становятся либо автоматизмы ишрапсихической адаптации, за счет искажения картины мира и представлений о себе, что ведегг к дальнейшему нарушению эффективной адаптации, либо механизмы аллопсихической адаптации, реализация которых не связана с уровнем развитая психологических ресурсов личности.

5. Уровень адаптирован ности личности зависит от степени подверженности воздействию опасных природных явлений. На уровень адапгарованности оказывают воздействие: степень интенсивности воздействующих климатогеофизических стрессоров, количество и разнообразие этих стрессоров, а также длительность подверженности их влиянию.

Научная новизна. В работе впервые исследовано субъективное восприятие природных угроз и субъективная оценка готовности к их преодолению. Индивидуально-психологические особенности личности рассматриваются как психологические ресурсы адаптации к жизненным трудностям природного характера. Взаимодействие человека и природной стихии исследуется с позиций личностного развития и ресурсов интенсификации этого развития. В результате исследования получены результаты, которые уточняют и детализируют представления о ресурсах и механизмах адаптации личности к жизнедеятельности в условиях повышенной опасности природных бедствий и катастроф, о воздействии сложных природных условий на личность человека.

Практическая значимость. Материалы исследования, выводы и рекомендации могут быть использованы для оптимизации учебного процесса в высших учебных заведениях в регионах с повышенной опасностью природных катастроф, при организации психопрофилакгической работы, а также в работе психологической службы высших учебных заведений.

Апробация работы. Материалы и результаты диссертационного исследования опубликованы в 12 научных статьях и тезисах научных конференций различного уровня. Результаты исследования докладывались на межвузовских, региональных, всероссийских и международных научно-пракгаческих конференциях (2001-2004г.), на заседании Сахалинского отделения Русского географического общества (2001г.). Полученные в результате исследования данные используются при чтении курса «Психология человека» для студентов биологического факультета Кемеровского государственного университета, а также при подготовке практических психологов и социальных работников на базе ФПГЖ КемГУ в рамках спецкурса «Психология посправматического стресса», «Психология трудных жизненных ситуаций», а также лекционного курса «Психология безопасности жизнедеятельности» для студентов филиала МГАПУ им. М.А. Шолохова в г. Томске.

Структура диссертации. Материалы диссертации изложены на 207 страницах машинописного текста и включают в себя введение, три главы, заключение, список литературы, 30 приложений (результаты математико-статистической обработки результатов, карты сейсмического районирования ГИС-97, справка сейсмостанции г. Южно-Сахалинска о сейсмической активности в период проведения исследования). Общий объем диссертации без списка литературы и приложений -136 стр., библиография включает204 источника. В тексте содержится 2 таблицы и 18 рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении представлены обшзя характеристика работы, обоснование актуальности и новизны темы диссертационного исследования, объект и предмет исследования, изложение целей и задач исследования, теоретическая и практическая значимость работы, основные положения, выносимые на запилу, информация об апробации исследования, и о практическом применении результатов исследования, а также отражается структуру и объем диссертации.

В первой главе «Адаптация к трудным жизненным ситуациям как психологическая проблема» проводится анализа основных подходов отечественных и зарубежных психологов к теоретическому осмыслению и исследованию проблематики, связанной с понятием жизненных трудностей, в психологии.

В параграфе 1.1. «Понятие о трудных жизненных ситуациях в психологии» рассматриваются различные взгляды отечественных и зарубежных ученых на проблему трудных жизненных сшуаций и ее психологическое содержание.

Понятие жизненных трудностей, трудных жизненных сшуаций, стрессовых сшуаций, экстремальных сшуаций широко используется в психологической науке, но до сих пор недостаточно операщюнализировано (Бурлачук, КоржоваД998) Под ними понимается широкий спектр ситуаций и событий, предъявляющих повышенные требования к личности и ее адаптационным ресурсам. Трудными для человека являются сшуации, провоцирующие развитие стресса, выходящие за рамки ординарно-повседневных. Чаще всего под жизненными трудностями подразумеваются ситуации или события, фрустрирующие те или иные потребности человека, вызывающие у него психологический стресс. Сами по себе значимые жизненные события истощают адаптационные резервы человека. Большое количество таких событий снижает «адаптационный барьер» (Александровский, 1987), нарушает баланс, сложившийся между личностью и средой.

Различают субъективную и объективную трудность сшуации или события. Разграничение связано с фактором субъективной оценки личностью того или иного события или сшуации. Степень негативного воздействия события на человека определяется тем, насколько личностно значимым для него это событие или ситуация является, насколько затрагивает его жизнедеятельность. Опасные природные явления являются теми событиями, которые фрустрируют одну из базовых, по А. Маслоу, потребностей человека - потребность в безопасности.

Принято также выделять понятие стрессорного события или сшуации (Тарабрина, 2001) и травматического (или психотравмирующего) события или ситуации. Травматическим является событие или ситуация, вызывающая у человека психологическую травму. В перечень таких событий, входят и стихийные бедствия. Стрессорное событие определяется в качестве критерия ПТСР в МКБ-10 как событие или ситуация исключительно угрожающего или катастрофического характера, способное вызвать дистресс почти у любого индивидуума. Стрессоры классифицируются по типу жизненных событий или по типу трудностей, по интенсивности, по величине потерь или угрозы, по длительности, по степени управляемости событий, по уровню влияния (Муздыбаев, 1998).

В параграфе 1.2. «Отечественные и зарубежные концепции адаптации и совладания с жизненными трудностями» рассматриваются различные подходы отечественных и зарубежных исследователей и проблеме адаптации человека к жизненным трудностям.

Существенным фактором целостного процесса адаптации человека к условиям среды является психическая адаптация. Психическое состояние человека является крайне чувствительным индикатором изменений, происходящих в организме под воздействием неблагоприятных факторов. ФБ. Березин определяет психическую адаптацию как динамический процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления деятельности, которая позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовывать связанными с ними значимые цели, обеспечивая при этом соответствие психической деятельности человека и его поведения требованиям среды.

У человека отмечается наличие особой системы информационной защиты, ограничивающей поступление информации. Эта система включает также направленное изменение семантики информации, ее фильтрацию и механизмы интрапсихической защиты, которая участвует в формировании концептуальной модели реальности, по которой и строится адаптационный процесс. Индивидуальные стратегии адаптации определяются, с одной стороны, базисными физиологическими функциями, а с другой— сформировавшейся концептуальной личностной моделью.

Среди факторов, повышающих требования к психической адаптации человека, выделяются: динамичность развертывания событий, дефицит или противоречивость информации, необходимой для принятия решений, риск, деятельность в условиях, превышающих функциональные возможности человека по объему и степени сложности, антиципация уфозы для здоровья и жизни.

Экстремальные ситуации с точки зрения адаптации к ним деляг на кратковременные, когда актуализируются программы реагирования, которые в человеке всегда «наготове», и длительные, которые требуют адаптационной перестройки функциональных систем человека (Березин, 1988). Проживание в регионе с повышенным риском природных бедствий и катастроф можно рассматривать как жизненную ситуацию, требующую долговременной перестройки функциональных систем организма. Длительный стресс связан с постепенной мобилизацией и расходованием и "поверхностных" и глубинных адаптационных резервов. Его течение может быть скрытым, то есть отражаться в изменении показателей адаптации. (Кигаев-Смык, 1983).

Необходимым условием успешного адаптивного поведения является способность к предупредительному приспособлению к изменениям внешнего мира, то есть к прогнозированию: что человек использует информацию о прошлом для организации процессов в будущем. Этот аспект адаптации рассматривался тагами учеными, как П.К. Анохин, Н.А. Берншгейн, ДН. Узнадзе, К. Прибрам, В.П. Симонов, У. Эшби, И.М. Фейгенберг, ВА. Иванников, ДжА. Келли и другие. В процессе адаптации к новым, особенно сложным и экстремальным условиям у человека создаются субъективные модели окружающей среды и своего места в ней, которые связаны с особенностями личности и психического состояния человека. Опираясь на прошлый опыт, можно прогнозировать наступление определенных событий, строить вероятностную модель

будущею, и в соответствии с этим осуществлять преднастройку своих функциональных систем для реализации наиболее ошимальной поведенческой стратегии.

В рамках психологии посправматического стресса, среди общих нарушений, связанных с реакцией на стресс, выделяют эмоциональные, когнитивные, биологические и психосоциальные. Среди диагностических критериев ПТСР отмечается нежелание планировать будущее, снижение интереса к превде значимой деятельности, избегание стимулов, связанных с травмой. Факторами, оказывающими влияние на адаптацию к стрессу, являются: воздействие стрессора (тяжесть, частота, длительность); воспринимаемая и реальная безопасность членов семьи или значимых других; характеристики восстанавливающей окружающей среды; воспринимаемый уровень подготовленности; уровень психологического функционирования до бедствия, предшествовавшую подверженность воздействию стрессоров. В плане управления стрессом большое значение придается готовности к бедствию. В связи с риском возникновения ПТСР исследовались также факторы, как: 1) этнокультурные традиции; 2)система убеждений и система ценностей; 3) ресурсы и традиции региона; 4)семейное наследие и динамика; 5) индивидуальные, социальные, профессиональные ресурсы и ограничения; 6) индивидуальные биопсихосоциальные ресурсы и уязвимость; 7) предшествующая подверженность воздействию травмирующих событий; 8) специфический стрессовый или потенциально травматичный опыт во время или после бедствия.

В зарубежной психологии для описания, анализа и исследования поведения человека в трудных и экстремальных сшуациях широко используется концепция совладания К. Лазаруса «Coping» определяется как индивидуальный способ взаимодействия с ситуацией в соответствии с логакой самой ситуации, ее значимостью в жизни человека и его личными психологическими возможностями. Он подразумевает весь спектр взаимодействия человека с задачами внутреннего и внешнего характера Адекватность стратегий поведения в значимых сшуациях определяется адаптивными возможностями личности, особенностями восприятия и оценки ею значимой для нее сшуации. Совладание с жизненными трудностями, по Лазарус и Фолкман, есть "постоянно изменяющиеся когнитивные и поведенческие усилия индивида с целью управления специфическими внешними и (или) внутренними требованиями, которые оцениваются им как под вергающие его испытанию или превышающие его ресурсы". Понятие "совладание с жизненными трудностями" некоторые зарубежные психологи прямо связывают с индивидуальными различиями и гендерной спецификой.

Проблема психологической устойчивости человека к психотравмирующим событиям нашла свое отражение в психологической теории личности, центрованной на преодолении. Теория С.Мадди об особом личностном качестве «hardiness» возникла в связи с разработкой им проблем творческого потенциала личности и регулирования стресса. В отечественной литературе принято переводить «hardiness» как «стойкость» или «жизнестойкость» (Леонтьев, 2002). Через углубление атпгаодов включенности, коюроля и принятия вызова жизни, обозначенных как «hardiness», человек может одновременно развиваться, обогащать свой потенциал и совладать со стрессами, встречающимися на его жизненном пути.

В современной отечественной психологии также предпринимаются попытки целостного осмысления личностных характеристик, ответственных за успешную адаптацию и совладания с жизненными трудностями. Адаптационные способности человека оцениваются AT. Маклаковым через сформированность «личностного адаптационного потенциала», уровень развития психологических характеристик, наиболее значимых для ре1уляции психической деятельности и самого процесса адаптации. Чем он выше, тем выше вероятность успешной адаптации человека и тем шире диапазон факторов внешней среды, к которым он может приспособиться. Уровень развития ЛАП является значимыми при оценке и прогнозе успешности адаптации человека к трудным и экстремальным ситуациям, при оценке скорости восстановления психического равновесия.

Д.А. Леонтьев вводит понятие «личностный потенциал» (ЛП) как психологический г-

аналог понятия жизненного стержня личности. Феноменологию, отражающую эффекты ЛП или его недостаточности, в разных подходах в психологии обозначали такими понятиями как воля, сила Это, внутренняя опора, локус контроля, ориентация на действие и некоторые другие. Лучше всего, пожалуй, ему соответствует понятие «жизнестойкость» введенное С. Мадди в качестве операционального аналога «мужеству быть» по П Тиллиху. Одной из специфических форм проявления ЛП — это проблематика преодоления личностью неблагоприятных условий ее развития, в том числе заданных естественной природ ной средой.

В параграфе 13. «Средовые и личностные ресурсы адаптации к трудным жизненным ситуациям» рассматриваются концепции адаптации к трудным жизненным сшуациям с точки зрения используемых в этом процессе ресурсов человека. Рассматривается поюпие ресурсов, их классификация. Ресурсы человека образуют реальный потенциал для успешной адаптации к неблагоприятным жизненным событиям. Различают два крупных класса ресурсов: личностные и средовые. (Муздыбаев, 1998) Психологические ресурсы включают навыки и способности индивида, а средовые — отражают доступность инструментальной, моральной и эмоциональной помощи со стороны социального окружения. На основе анализа различных теоретических подходов к проблеме адаптации и совладания мы выделяем собственно психологические характеристики, повышающие устойчивость человека к воздействию психотравмирующих факторов, включающие механизмы игарапсихической адаптации и собственно психологические ресурсы адаптации, принадлежащие к личностному, субъектному уровню.

Среди наиболее часто упоминаемых в исследованиях черт личности, ответственных за успешность преодоления ею трудной жизненной ситуации, выделяется локус контроля личности, или интернальность—экстернальность. (Анцыферова, 1994, Maddi, 1996), проявляющаяся, в уверенности человека в собственной способности преодолеть трудные обстоятельства жизни. Принятие ответственности и уверенность в своих способностях влиять на происходящее и являются теми факторами, которые оказывают существенное влияние на процесс совладания с жизненными трудностями, являясь неотъемлемой частью личностного качества «hardiness».

Позиция В. Франкла (Франкл, 1990) состоит в том, что, если человек знает «зачем», то он может выдержать любое «как». Д>к. Крамбо (Crumbaugh,1973) также указывает, что

те, кто имел смысл и цель в жизни, более успешно преодолевали трудные жизненные обстоятельства. Наличие у человека осознаваемых делей и смысла жизни повышает устойчивость к воздействию неблагоприятных обстоятельств, а «экзистенциальный вакуум», наоборот, повышает уязвимость человека, лишая его жизнь вектора и ценности.

Степень психологической зрелости личности, выражающаяся в понятии «психологический возраст» также оказывает влияние на способность эффективно справляться с жизненными трудностями (Кроник, 1993). Зрелое отношение к своей жизни, разумный баланс оценок, даваемых прошлому, будущему и настоящему, создает условия для успешной интеграции психотравмирующего события, и само является результатом такой интергации.

Планы на будущее также играют важную роль в повышении устойчивости человека к воздействию стрессов. Согласно HB Тарабриной (2001), отсутствие желания планировать свое будущее является одним из проявлений посправматического стресса

Включение события в контекст жизни, извлечение уроков, способность к переосмыслению его в позитивных терминах является одной из основных стратегий совладения (Муздыбаев, 1998) Умение отыскать смысл сложившейся ситуации, интегрировать его в субъективную картину мира дает возможность воспринимать события как более предсказуемые.

Понимание закономерностей происходящих процессов, знание правил поведения в экстремальных ситуациях является когнитивным ресурсом преодоления, основанным на знаниях человека о механизмах и закономерностях тех или иных явлений, а также вероятности их возникновения. Сами эти экстремальные явления перестают в его глазах выглядеть иррациональными.

Субъективное вероятностное прогнозирование, позволяющее осуществлять опережающую преднастройку функциональных систем к будущим событиям (Фейгенберг, Иванников, 1978), также играет важную роль в способности человека преодолевать жизненные трудности. ДжА Келли (Kelly, 1967) утверждал, что психологические процессы в личности происходят на основе того, как она антиципирует события. Способность к вероятностному прогнозированию событий и знание закономерностей лежащих в их основе явлений делает возможным «антиципирующее совладание» (Анцыферова, 1984), что значительно понижает травматический эффект внезапных жизненных трудностей.

В параграфе 1.4. «Психологические особенности ранней взрослости и психологическая уязвимость» рассматриваются психологические особенности данного возрастного этапа развития и факторы уязвимости к воздействию жизненных трудностей. Нацеленность этого возраста в будущее может быть мощным стабилизирующим фактором, повышая устойчивость в отношении негативных событий настоящего, однако, в свете возможной угрозы для будущего и жизненных планов, опасные щшродные явления также мотут оказывать на них дестабилизирующее воздействие.

Во второй главе «Сложные условия кпиматогеофизической среды и психика человека» проводится анализ отечественных и зарубежных подходов к проблеме воздействия опасных природных явлений на психику человека.

В параграфе 2.1. «Обзор теоретических подходов к проблеме взаимоотношений человека и природы» излагаются взгляды отечественных и зарубежных ученых на

проблему взаимоотношений человека и природы. Рассматриваются взгляды Гиппократа, Л. Н. Гумилева, В.И. Вернадского, Дж. Голда и других ученых, на разных этапах развития цивилизации по-разному осмыслявших взаимодействие и взаимозависимость человека и природы.

В параграфе 2.2. «Обзор отечественных и зарубежных подходов к исследованию особенностей взаимодействия человека и природы» излагаются основные подходы к проблеме, преобладающие в отечественных и зарубежных исследованиях.

В отечественной психологии проблема взаимодействия человека и природы рассматривалась в трех направлениях: как исследование экологического сознания и субъективного отношения к природе (С.Д..Дерябо, В А. Ясвин), как исследование проблем надежности человека оператора с сложных и экстремальных условиях деятельности и как исследование психопатологических последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера (Ю.А. Александровский, М.М. Решетников, Ц.П. Короленко, Н. В. Тарабрина, .Е.О. Лазебная, В.А. Душков). В современной зарубежной психологии существует несколько направлений, рассматривающих различные аспекты взаимодействия человека и природы, такие как психология окружающей среды, поведенческая география, экологическая психология и психология катастроф. Множество исследований посвящено воздействию опасных природных явлений на человека: уязвимости человека в отношении бедствий природного характера, восприятию населением опасности повторных природных эксцессов, исследованию прогнозирования уровня постстихийного стресса, степени психологической уязвимости к опасным природным явлениям в зависимости от пола и возраста, пола, воспринимаемого источника стресса. Одно и то же травмирующее событие природного происхождения воспринимается и переживается людьми по-разному, и, соответственно, риск возникновения стрессовых реакций также различен. Однако, ни одно стихийное бедствие, какого бы масштаба они ни было, не существует отдельно от усилий, предпринимаемых человеком, чтобы приспособиться к нему.

В параграфе 23. «Сложные природные условия и их влияние на жизнедеятельность человека» освещается вопрос воздействия опасных природных явлений, вызванных климатом, рельефом и геофизическими условиями местности, на человека. Определяются понятие «сложные условия климатогеофизической среды», «стихийные бедствия», «опасные природные явления», дается климатогеофизическая характеристика территории России с точки зрения опасности природных бедствий и катастроф различного характера.

В параграфе 2.4. «Климатогеофизические характеристики Сахалинской и Кемеровской области» приводится характеристика регионов, в которых проходило основное и контрольное исследование — Сахалинской и Кемеровской области. Сахалинская область, по данным Юнеско, входит в число пяти регионов мира с наивысшей опасностью природных бедствий, Кемеровская область является относительно спокойным регионом, поэтому и была выбрана для проведения контрольного исследования.

Третья глава «Изложение и интерпретация результатов исследования психологических ресурсов адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф» посвящена изложению результатов диссертационного исследования.

В параграфе 3.1. «Описание процедуры, условий и методов проведения исследования» приводится описание процедуры исследование методов исследование дается характеристика выборки, условий проведения исследования на различных этапах, а также исследовательского дизайна.

В параграфе 3.2. «Анализ субъективного восприятия, интерпретации и прогнозирования природной стихии и готовности к совяаданию с ней» рассматриваются результаты, полученные при использовании разработанной нами анкеты. Полученные д анные позволили подучить более детальное представление об особенностях исследуемых груш.

Опыт предшествующей травматизации в результате воздействия экстремальных факторов природной среды оценивался двояко—через оценку « суммарного семейного наследия» (опыта преодоления: личный опыт, опыт близких, семейная история) и личного опыта переживания опасных природных явлений. Суммарный личный и семейный опыт у испытуемых экспериментальной группы значительно выше и разнообразнее, чем в контрольной, что свидетельствует о большей подверженности воздействию экстремальных природных явлений.

Различия между группами по всем показателям разработанной нами анкеты для оценки особенностей субъективного восприятия и прогнозирования природных угроз, их осмысления, восприятия собственной готовности к совладанию с этими угрозами, а также опыта переживания опасных природных явлений достоверны по ^критерию Стьюдента, за исключением пунктов, отражающих субъективное осмысление опасных природных явлений.

Обнаружена выраженная субъективная переоценка вероятности стихийных бедствий вообще и сильного землетрясения, в частности, по отношению к объективным научным прогнозам. Это доказывает, что студенты воспринимают окружающую природную среду как более угрожающую их личной безопасности, нежели это имеет место в действительности. У испытуемых экспериментальной группы показатели анкеты выше. Это касается семейного опыта переживания экстремальных ситуаций, личного опыта переживания опасных природных явлений, прогноза землетрясений и стихийных бедствий, угрозы личной безопасности. У студентов экспериментальной труппы также выше оценка своих знаний о поведении в жизнеопасных ситуациях, готовности к преодолению последствий стихии. Уверенность в том, что негативных последствий можно избежать при принятии правильных мер безопасности, как самими людьми, так и ответственными службами, в рассматриваемых труппах не различается, как и особенности субъективной интерпретации природных угроз. Наиболее распространена в обеих группах интерпретация как «то, что нужно пережить с наименьшими потерями», реже встречается интерпретация как «личный вызов» и «возможность проверить, кто есть кто», наименее характерно для студентов осмысление удара стихии как «наказания свыше». Однако, на вопрос о том, сменили бы они место жительства на более безопасное, студенты экспериментальной группы давали отрицательный ответ значительно чаще, чем студенты контрольной. Стремление избежать воздействия опасных природных явлений путем ухода из ситуации (отъезда) связано только с усилением черт пессимистичности у юношей, и черт тревожности и индивидуалистичносги у девушек. Это стремление уменьшается при повышении осмысленности жизни и ощущения ее подконтрольности.

У юношей субъективная готовность к преодолению последствий удара стихии на личностном уровне подкрепляется уверенностью в подконтрольности событий собственной жизни и знаниями о правилах поведения в жизнеопасных ситуациях. У девушек знания о правилах поведения и изучаемые особенности личности не имеют связи с субъективной готовностью к преодолению.

Длительность проживания в регионе, для которого характерны частые разрушительные воздействия стихии, напрямую не сказывается на юношах, по крайней мере, взаимосвязи с рассматриваемыми нами особенностями личности обнаружено не было. Напротив, у девушек хронический стресс, вызванный природными угрозами того региона, в котором они живут, вызывает снижение показателя субъективного контроля над жизнью и ингернальность в профессиональной сфере. Длительность проживания в условиях повышенного риска природных катастроф у девушек повышают уровень тревога, а также сказывается на усилении черт лабильности и индивидуалистичности.

В параграфе 33. «Сравнительный анализ особенностей смыспожизненных ориентации личности в зависимости от степени подверженности воздействию опасных природных явлений» рассматриваются особенности сферы исследуемых групп испытуемых. При сравнительном анализе выявлены достоверные различия по ^критерию Стьюдента между выраженностью общего показателя осмысленности жизни, а также осмысленностью процесса и результата жизни у юношей экспериментальной и контрольной групп. Сложные условия климатогеофизической среды по-разному сказываются на осмысленности жизни юношей и девушек. Девушки стабильны в отношении осмысленности жизни, их показатели не различаются в регионах с различными характеристиками природной среды и различной степенью опасности природных бедствий и катастроф. У юношей выявлены значительные расхождения: осмысленность жизни юношей выше в тех условиях, которые предъявляют им вызовы и создают труд ности.

Показатели методики СЖО у девушек не имеют значимых корреляционных связей с показателями разработанной нами анкеты, следовательно, осмысленность жизни у них никак не связывается с субъективным восприятием природных угроз, собственной эффективности по совладанию с ними и субъективной интерпретацией опасных явлений стихии. У юношей наблюдается совершенно иная картина: с субъективной готовностью юношей к преодолению удара стихии значимо связаны показатели общей осмысленности жизни, осмысленности будущего, настоящего, а также локуса контроля над собственным «Я» и жизнью. Чем более осмысленной юноши воспринимают свою жизнь, чем более уверены в ее подконтрольности, тем в большей степени готовы противостоять тем трудностям, которые она несет. Уверенность юношей в возможности избежать негативных последствий стихии при принятии правильных мер самими людьми и ответственными службами растет одновременно с повышением осмысленности результата жизни и ощущением подконтрольности жизни.

Показатели анкеты, отражающие особенности субъективного осмысления опасных природных явлений, также тесно связаны у юношей с осмысленностью жизни. Чем выше осмысленность жизни у юношей, тем в большей степени они склонны интерпретировать опасные природные явления в позитивных терминах, тем больше они уверены в том, что не сменят место жительства на более безопасное. Уровень осмысленности жизни никак не

сказывается на поведении студентов в жизнеопасной ситуации, однако, согласно полученным данным, девушки более склонны к соблюдению правил безопасного поведения, чем юноши.

В параграфе 3.4. «Сравнительный анализ установок ингернальности— экстернальности в зависимости от степени подверженности воздействию опасных природных явлений» проводится анализ выраженности данного параметра, являющегося операциональным аналогом категории ответственности, у представителей экспериментальной и контрольной групп, а также анализ взаимосвязей показателей методики «Локализация контроля» с другими изучаемыми личностными особенностями и с показателями разработанной нами анкеты.

Показатели, отражающие различные аспекты проявления ингернальности в различных сферах жизнедеятельности в исследуемых группах достоверно различаются. У юношей, живущих в условиях повышенной опасности природных бедствий и катастроф, в сравнении со сверстниками из климатогеофизически более спокойного региона, преобладает уверенность в том, что их успехи зависят от их собственных усилий, а склонность к самообвинению для них менее характерна. У девушек, находящихся под постоянным воздействием сложных условий климатогеофизической среды, и девушек из климатогеофизически относительно спокойного региона обнаружены достоверные различия практически по всем показателям методики «Локализация контроля». Оценка подконтрольности значимых сфер жизни у девушек экспериментальной группы значительно снижена по сравнению со сверстницами из климатически более стабильного региона. Выше оказалась только склонность к отрицанию активности.

На основе анализа полученных взаимосвязей между показателями ингернальности—экстернальности в различных сферах жизни и показателями разработанной нами анкеты можно сделать вывод о том, что ощущение подконтрольности своей жизни зависит от количества пережитых лично девушками и членами их семей стрессов в результате воздействия опасных природных явлений. При увеличении количества этих стрессоров ощущение подконтрольности жизни снижается. Однако, именно с ощущением подконтрольности своей жизни связана убежденность девушек в возможности избежать негативных последствий опасных природных явлений, при принятии правильных мер как самими людьми, так и соответствующими службами. У юношей пережитые ими лично и членами их семей опасные природные явления не оказывают столь выраженного негативного воздействия на параметр ингернальности, за исключением готовности к деятельности, связанной с преодолением трудностей. Можно сделать вывод, что черта личности интернальносгь—экстернальностъ более значима в адаптации к сложным природным условиям и в совладании с ними для юношей, нежели для девушек. Субъективная готовность к преодолению последствий опасных природных явлений у юношей более «личносгао обеспечена» на уровне установок ингернальности— экстернальносга, чем у девушек. Однако, и у тех, и у других она снижается в связи с количеством пережитых лично и членами семьи стрессов в результате опасных явлений стихии. В целом показатели методики «Локализация контроля» обнаружили множественные значимые взаимосвязи с показателями разработанной нами анкеты, в частности, с особенностями субъективной интерпретации природных угроз и субъективным прогнозом опасных природных явлений.

В параграфе 3.5. «Анализ взаимосвязи между психологическим возрастом, обобщенным планированием собственной жизни и сложными условиями кпимагогеофизической среды» рассматриваются особенности восприятия собственной жизни студентами в зависимости от степени подверженности воздействию опасных природных явлений. Сложный процесс адаптации к условиям внешней среды осуществляется на основе преднастройки функциональных систем организма в соответствии с ожидаемым будущим. Ожидание природных эксцессов, следовательно, не может не влиять на психику человека, не учитываться в его жизненных планах, не влиять на них. Жизненные планы человека не могут не корректироваться в зависимости от тех или иных значимых внешних событий, в том числе от пережитых угрожающих явлений стихии, а также от антиципируемых, ожидаемых событий.

Обнаружено, что девушки, испытывавшие в прошлом более интенсивные стрессы в результате опасных природ ных явлений, имеют более высокий уровень реализованности жизненных планов и чувствуют себя старше сверстниц из климатически более благоприятного региона. Юноши, имеющие опыт негативного воздействия землетрясений более 5 баллов, отличаются от контрольной труппы только предполагаемой продолжительностью собственной жизни. И здесь результаты показывают меньшую зависимость личностных особенностей юношей от внешних негативных факторов. Самую большую среднюю продолжительность жизни планируют себе юноши, имеющие опыт стресса землетрясений более 5 баллов. Удлинение жизненной перспективы выполняет у них, на наш взгляд» своего рода психопротекционную функцию. У девушек по планируемой длительности жизни выраженных различий между группами не выявлено. Анализ корреляционных связей методики А. Кроника «Пятилетия» с показателями анкеты свидетельствует о том, что повышенная угроза опасных природных явлений негативно сказывается на жизненных планах и прогнозах девушек, и парадоксально позитивно—на планировании собственной жизни юношами и на самоощущении реализованности своей жизни.

В параграфе 3.6. (Сравнительный анализ адапгированности личности в зависимости от степени подверженности воздействию опасных природных явлений» приводятся результаты сравнительного анализа показателей методики СМОЛ у испытуемых экспериментальной и контрольной групп, а также взаимосвязь шкал методики СМОЛ с рассматриваемыми личностными характеристиками и с показателями разработанной анкеты. Число студентов с выраженной напряженностью адаптационных механизмов (67Т и выше по методике СМОЛ) различается в зависимости от степени подверженности воздействию опасных природных явлений. Среди студентов, живущих в условиях повышенной опасности природных бедствий и катастроф (СахГУ), выявлено 27,5% юношей и 27% девушек с различной степенно напряженности адаптационных механизмов. Среди тех, кто не испытывает негативного воздействия природных факторов (КемГУ), 19,5% юношей и 24% девушек имеют различную степень напряженности адаптации. При анализе различий между юношами, студентами СахГУ, имеющими опыт переживания землетрясений более 5 баллов, и не имеющими такового, выявлено, что среди первых число лиц с напряженными адаптационными механизмами составляет 31%, среди не имеющих такового- 24%. Угроза срыва адаптационных механизмов высока у 33% девушек студенток СахГУ, имеющих опыт переживания опасных природных

явлений, и у 24%, не имеющих такого опыта. Процент студентов с выраженной напряженностью адаптационных механизмов находится в зависимости от интенсивности переживаемых ими опасных природных явлений и , растет пропорционально интенсивности опасных природных явлений, с которыми они сталкивались в жизни.

Преобладающими механизмами интрапсихической адаптации у студентов-юношей, подверженных воздействию опасных природных явлений, являются отрицание (9-я шкала) и вытеснение в сочетании с отреагированием напряжения вовне (4-я шкала), соматизаиия (1-я шкала). У девушек интрапсихическая адаптация к природным стрессорам протекает преимущественно по механизмам отрицания (9-я шкала), вторичного контроля эмоций (6-я шкала), ограничительного поведения (7-я шкала). У студентов контрольной группы доминируют такие механизмы, как отрицание и вторичный контроль эмоций, а у девушек, дополнительно—ограничительное поведение. В то же время у юношей, испытывающих хроническое влияние природных стрессоров, увеличивается число личностных профилей с пиком по 4-й шкале, отражающей активную личностную позицию и высокую поисковую активность, черты сверхкошрсшя (1-я шкала) и склонность к соматазации; у девушек — снижается склонность к отрицанию, оптимистичность и усиливаются черты ригидности и склонность к интрапсихической переработке через вторичный контроль эмоций (рационализацию, проекцию, отрегирование вовне по внешнеобвиняющему типу).

В ситуации стресса у юношей из региона с повышенной опасностью природных бедствий чаще всего проявляется избыточная, не всегда целенаправленная активность (9-я шкала), а также стеничность, решительность, мужественный тип поведения (4-я шкала), бегство в болезнь (1-я шкала). У девушек при стрессе чаще всего проявляется избыточная активность, внешняя стрессоустойчивость (с последующими аффективными срывами) и сниженный порог толерантности к стрессу. Именно эти типы реакции на стресс будут преобладать у студентов при воздействии (или угрозе воздействия) опасных природных факторов. Сравнительный анализ ведущих пиков показал как общие тенденции, так и различия в механизмах интрапсихической адаптации и типах реакции на стресс у студентов в сравниваемых выборках, что вполне может быть обусловлено спецификой стрессоров, с которыми им приходится сталкиваться в процессе жизнедеятельности.

Студенты, испытывающие воздействие опасных природных явлений, адаптируются к ней не только путем интрапсихической адаптации, но и путем аллопсихической (психическая адаптация в этом случае реализуется без изменения целей и потребностей). В нее включаются поиск информации и поведение, изменяющее ситуацию, в частности, соблюдение правил поведения в жизнеопасных ситуациях. Однако, в основе следования правилам у юношей чаще всего оказывается высокая интернальность в сфере неудач, а у девушек — низкие показатели ингернальности в сфере здоровья, неуверенность в том, что можно избежать негативных последствий стихии, и субъективный прогноз опасных природных явлений. Склонны соблюдать правила безопасного поведения 38% девушек и 24% юношей - студентов СахГУ. Остальные ими пренебрегают. Одним из факторов, способствующих соблюдению правил поведения в жизнеопасных ситуациях, является предшествующий опыт переживания опасных природных явлений. Среди тех, кто вышел на улицу во время серии землетрясений, выше процент тех, кто имел ранее негативный опыт землетрясений более 5 баллов.

В параграфе 3.7. «Роль психологических ресурсов в процессе адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф» рассматриваются структурные компоненты адаптации личности, а также психологические ресурсы и механизмы адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф. В связи с полученными значимыми различиями между юношами и девушками практически по всем исследуемым параметрам личности, психологические ресурсы их адаптации к жизнедеятельности в сложных кпиматогеофизических условиях рассматриваются в работе раздельно.

Роль личностных ресурсов в процессе адаптации к условиям повышенной опасности природных бедствий и катастроф у юношей и девушек выявлялась путем факторного анализа и раздельного анализа корреляционных матриц для эффективно адаптированных студентов и студентов с выраженной напряженностью адаптационных механизмов. При раздельном рассмотрении корреляционных матриц обнаружилось, что значимые корреляционные связи различаются не только в зависимости от пола испьпуемых, но также в зависимости от степени выраженности основных шкал СМОЛ. Часть исследуемых факторов адаптации оказывает на уровень адаптированное™ студентов прямое воздействие, а часть — опосредованное. В частности, количество значимых корреляционных связей между личностными ресурсами адаптации и показателями адаптации у юношей и девушек с напряженными адаптационными механизмами ниже, чем у адаптированных. Следовательно, доступность индивидуальных личностных ресурсов адаптации у них ниже. Таким образом, при напряженности адаптационных механизмов выше порогового уровня (67-70Т), активность рассматриваемых личностных ресурсов адаптации снижается, а механизмы интрапсихической зашщы начинают играть более существенную роль в процессе адаптации к условиям повышенной опасности природных бедствий и катастроф.

На рис.1. «Психологические ресурсы и механизмы адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф» отражена структура адаптационного процесса, детализированная на основе проведенного исследования. При ее составлении мы опирались на работы Ф.Б. Березина, МС. Яницкого, АА Реана, А.Ф. Бурлачука. Од нако в трад иц ионную схему нами внесены существенные дополнения.

Сложные климатогеофизические условия, нарушая баланс в системе «человек— природная среда», предъявляют повышенные требования к адаптационным ресурсам и механизмам человека. В результате активизируются имеющиеся в распоряжении личности механизмы и ресурсы адаптации к природным угрозам. В зависимости от доминирующей в личности тенденции (активность, самодетерминация или следование привычным стереотипам реагирования), выбираются стратегии адаптации - путем активного изменения ситуации, активного самоизменения или искажения общей картины ситуации угрозы и представлений о себе. Активное изменение ситуации отражается на поведенческом уровне—через соблюдение правил поведения в жизнеопасных ситуациях, поиск информации и социальной поддержки. Этот тип адаптационной стратегии не сопровождается выраженными изменениями на внутриличностном уровне. Он может применяться как при нормальном уровне адаптированное™, так и при напряженности адаптационных механизмов, без изменения установок, ценностно-смысловых ориенгаций и степени напряженности адаптационных механизмов личности.

Рисунок 1 Психологические ресурсы и механизмы адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф

¡•Адаптация к условиям повышенной опасности природных бедствий и катастроф ^ :

■ стратегии и ресурсы активного совладания с природными стрессорами:

поведенческий уровень (соблюдение правил безопасного поведения в зкстремальных ситуациях, поиск социальной поддержки, информации-.

изменений на внугриличноетном ] уровне нет или они минимальны ]

^поведенческий уровень адаптации :

мировоззренческий уровень (локус контроля, смысложизненные ориентации, модель будущего; субъективное вероятностное прогнозирование переосмысление; ситуации

(интрапсихический уровень (редуцирован))

высокий исходный уровень адаптированности

• механизмы психологической зашить? ^

интрапсихический уровень: вытеснение, отрицание, : рационализация, проекция;.

ВТОРИЧНЫЙ КОНфОЛЬ

эмоций, интеллектуализация, уход © мир Факгазий,агказ от исходных потребностей соматизация;

Мировоззренческий уровень(редуцироеан)^

исходная напряженность адаптационных ^механизмов , '_•

^адаптация к угрозам путем

адаптация к. угрозам путем активного^] ■самоизменения. )

. внутриличностный уровень адаптации

^адаптация к угрозам путем искажения картины { ситчации и представлений о себе :. )

(активность, выбор, принятие решений") [ самодетерминация личности

• N—.........I..... .

. I активизация: имеющихся личностных ресурсов адаптации

.[ повышение требований к адаптационным-ресурсам:

(Инерция привь1чного:реапфованйя)

3 • • .

(нарушение сбалансированности в системе "человек-природная среда'):

Сложные условия климатогеофизической среды (землетрясения, наводнения, ; тайфуны, цунами, лесные пожары, лавины, лесные пожары и др) ,

Стратегия адаптации путем искажения картины ситуации и представлений о себе доминирует при изначальной напряженности адаптационных механизмов (показатели одной или нескольких шкал методики СМОЛ 67Т и выше). Эта стратегия реализуется на внутриличностном уровне, сопровождается активизацией механизмов психологической защиты личности (вытеснение, рационализация, отрицание, соматизация и др.), которые начинают играть доминирующую роль в адаптационном процессе. Субъектный уровень (мировоззренческий), или собственно личностный, при данной стратегии слабо влияет на уровень адаптации, его роль как ресурса адаптации снижена. Стратегия адаптации путем активного самоизменения опирается, прежде всего, на «личностное в личности» (ДА. Леонтьев), на такие ресурсы адаптации как смысложизненные ориентации, ответственность (операционализированную через «локус контроля»), моделирование будущего, субъективное вероятностное прогнозирование и переосмысление ситуации в позитивных терминах. Эти ресурсы мы обозначили как субъектный, мировоззренческий уровень. Механизмы интрапсихической адаптации (в трактовке ФБ. Березина) либо не используются, либо играют вторичную роль. Эта стратегия применяется при хорошем исходном уровне адаптированности студентов.

Мы рассматриваем как эффективные те стратегии адаптации, которые опираются на активное изменение ситуации: либо через изменение ее объективных характеристик, либо через самоизменение. Наибольший вклад в успешную адаптацию студентов вносят те психологические (личностные) ресурсы, которые способствуют избранию этих стратегий, в противовес искажению восприятия происходящего и представлений о себе и своих

возможностях. Эффективная адаптация поддерживается, прежде всего, за счет активизации субъектного уровня адаптации.

На рис2 «Структурные компоненты адаптации девушек к условиям повышенного риска природных катастроф» и рис.3 «Структурные компоненты адаптации юношей к условиям повышенного риска природных катастроф» те факторы, усиление которых оказывает позитивное влияние на уровень адаптированности студентов, отмечены белым, а факторы, усиление действия которых снижает адашированность, отмечены серым цветом. На линии, связывающей каждый фактор с уровнем адаптированности, указаны номера основных шкал СМОЛ, через которые реализуется это влияние.

Среди выделенных факторов, оказывающих непосредственное влияние на уровень адаптированности студентов, выделяются изучаемые индивидуально-психологические особенности личности (локус контроля, осмысленность жизни, обобщенные жизненные планы, психологическая зрелость (психологический возраст и коэффициент субъективной реализованное™ жизни). Существенную роль в процессе адаптации играет также субъективное вероятностное прогнозирование как механизм упреждающего приспособления (мобилизации ресурсов). Среди факторов, негативно сказывающихся на

Рисунок 2 Структурные компоненты адаптации девушек к условиям повышенного риска природных катастроф

Рисунок 3. Структурные компоненты адаптации юношей к условиям повышенного риска природных катастроф

процессе адаптации, выделяются те, которые имеют отношение к факторам риска развития ПТСР - предшествующая подверженность воздействию сярессорных факторов природной среды и длительность проживания в условиях повышенной опасности природных бедствий и катастроф, а также нежелание планировать будущее как один из диагностических критериев посттравматического стрессового расстройства. Особенность состоит в том, что у студентов нет возможности ни избежать воздействия этих факторов, ни смягчить его.

Психологические ресурсы субъектного (мировоззренческого) уровня оказывают позитивное влияние на уровень адаптированности как юношей, так и девушек. Отрицание активности, высокий психологический возраст, ощущение реализованости жизненной программы, наоборот, оказывают на него негативное воздействие. Однако, среди изучаемых личностных ресурсов выявлены такие, значимость которых обнаружена только для юношей или только для девушек. Для юношей это знания и субъективная готовность к преодолению удара стихии (то есть осознание собственной самоэффеюивности), субъективный вероятностный прогноз опасных природных явлений, оказывающие позитивное влияние на адаптацию, и интенсивность пережитых опасных природных явлений, которая сказывается на адахпированносш юношей негативно. Осмысление (интерпретация) опасных природных явлений оказывает разнонаправленное влияние на адаптацию юношей, в зависимости от ее содержания. Для девушек негативно влияющими на адаптацию факторами являются дополнительно - длительность проживания в условиях повышенной опасности природных бедствий, личный и семейный опыт переживания ударов стихии, антиципация угрозы личной безопасности от землетрясений и осмысление

опасных природных явлений (в терминах испытания лично для себя). У девушек обнаружено меньше личностных ресурсов, развигае которых оказывает позитивное влияние на процесс адаптации. Кроме того, выявлено, что опасные природные явления оказывают прямое и опосредованное мировоззренческим уровнем личностных ресурсов воздействие на уровень адашированности девушек, в то время как на уровне адашированности юношей они сказываются в основном опосредованно, преломляясь через убежденность юношей в способности контролировать события своей жизни и обобщенное планирование собственной жизни.

При анализе корреляционных взаимосвязей между изучаемыми показателями и уровнем адашированности в контрольной группе студентов (КемГУ) выявлены аналогичные значимые корреляции между изучаемыми индавидуально-психолопиескими особенностями и шкалами СМОЛ. При рассмотрении корреляционных взаимосвязей между показателями разработанной нами анкеты и шкалами методики СМОЛ обнаружилось, что значимые связи (более многочисленные, чем у студентов СахГУ) у шкал СМОЛ имеются с субъективной интерпретацией природных угроз, уверенностью в том, что можно избежать негативных последствий опасных природных явлений, семейным опытом переживания природных катаклизмов и субъективным прогнозом опасных природных явлений. С личным опытом студентов и страхами, связанными с землетрясениями, значимых связей не выявлено. Это указывает на отсутствие в жизненном опыте студентов КемГУ фрустраций, связанных с природой, их веру в преодолимостъ негативных последствий стихии. Пассивная установка «пережить с наименьшими потерями» и знание семейного опыта негативно сказываются на уровне адашированности студентов в обоих выборках. Специфика полученных взаимосвязей между показателями разработанной анкеты и уровнем адаптации студентов КемГУ объясняется кпиматогеофизическими особенностями Кемеровской области, где проблема опасных природных явлений на момент проведения исследования не являлась столь актуальной, как в Сахалинской. Именно личный опыт студентов и страхи, связанные с актуальными (часто повторяющимися) природными угрозами являются показателями, дифференцирующими обе выборки, хотя между ними обнаружены достоверные различия по всем показателям анкеты. А они, в свою очередь, обусловлены климатогеофизическими особенностями региона. Данный вывод полностью согласуется с концепцией ПГСР.

На основании результатов исследования мы пришли к следующим ВЫВОДАМ, являющимся подтверждением выдвинутых нами гипотез.

1. Индивидуально-психологические особенности личности, такие как интернальносгь—экстернальность, особенности ценностно-смысловой сферы, обобщенное планирование собственной жизни, психологическая зрелость, субъективное вероятностное прогнозирование и субъективное восприятие угрожающих природных явлений, а также переосмысление их в позитивных терминах являются психологическими ресурсами адаптации к трудным жизненным ситуациям, вызываемым повышенным риском природных катастроф. Их влияние на процесс адаптации может быть прямым и опосредованным.

2. Психологические ресурсы адаптации к условиям повышенного риска природных катастроф, а также ее структурные компоненты имеют тендерную специфику. Выделяются общие для обоих полов психологические ресурсы, такие каклокус котроля, осмысленность жизни, обобщенное планирование собственной жизни, воздействие которых однозначно в отношении адаптации у обоих полов, и гевдерно специфичные ресурсы, характерные только для юношей, или только для девушек, а также такие, воздействие которых на процесс адаптации, в зависимости от пола студентов, идет в противоположных направлениях.

3. Субъективное восприятие, прогнозирование и интерпретация в позитивных терминах природных угроз, а также оценка своих знаний и готовности к преодолению значимы для адаптации и связаны с личностными характеристиками только у юношей. Для анализа адаптации девушек к сложным природным условиям более адекватна модель, опирающаяся на концепцию посттравматического стресса.

4. Поведение студентов в ситуации угрожающего природного явления является формой адаптации к сложным климатогеофизическим условиям. Оно относительно независимо от степени собственно психологических (субъектных) ресурсов и степени анаптированности—дезадагггированноста Мотивация безопасного поведения существенно различается в зависимости от доминирующей формы ишрапсихической адаптации. Девушки более склонны к соблюдению правил безопасного поведения в экстремальных сгауациях, чем юноши.

5. Адаптированность зависит от степени подверженности воздействию опасных природных явлений. Чем более разнообразное и массированное воздействие опасных природных явлений испытывают на себе студенты, тем в большем напряжении находятся их адаптационные механизмы. На уровень адаптированности воздействуют: степень интенсивности воздействующих климатогеофизических стрессоров, интенсивность, количество и разнообразия этах стрессоров, длительность подверженности их влиянию. Природные стрессоры оказывают прямое и опосредованное субъектным уровнем психологических ресурсов воздействие на уровень адаптированности девушек, а также прямое и опосредованное влияние на уровень адаптированности юношей. Это влияние преломляется у юношей, прежде всего, через ответственность за свою жизнь и обобщенную модель своего будущего.

6. Механизмы адаптации к повышенной опасности природных бедствий и катастроф определяются не только базовыми характерологическими особенностями, но и «личностным в личности», которое мы обозначили как субъектный (мировоззренческий) уровень адаптации. Кроме того, роль отдельных психологических ресурсов субъектного уровня у юношей и девушек различна, в зависимости от степени напряженности адаптационных механизмов. При напряженности адаптационных механизмов сужается спектр доступных психологических ресурсов адаптации к сложным природным условиям. Одновременно снижаются как роль психологических ресурсов субъектного уровня в адаптационном процессе, так и возможности гибкого реагирования в ситуации. Преобладающими становятся автоматизмы ишрапсихической адаптации, за счет искажения картины мира и представлений о себе, что приводит к дальнейшему нарушению адаптации.

Выявленное в процессе исследования процентное соотношение адапгарованных студентов и тех, кто характеризуется выраженной напряженностью адаптационных механизмов в регионах с различными климагогеофизическоми условиями, а также содержательный анализ выраженности исследуемых индивидуально-психологических особенностей как ресурсов адаптации личности к условиям повышенной опасности природных бедствий и катастроф требуют разработки психопрофилактических программ, направленных на повышение толерантности личности к природным стрессорам. Такие программы могут был. «центрированы» на активизации роли субъектного уровня психологических ресурсов личности в адаптационном процессе. Это является особенно актуальным в условиях, когда другие ресурсы адаптации, прежде всего, материальные, и социальные, труднодоступны или недостаточны.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях:

1 Александрова JLA. Некоторые психологические аспекты надежности профессиональной деятельности человека в сложных условиях климагогеорафической среды в контексте индустриальной безопасности // Охрана природы, мониторинг« обустройство Сахалинского шельфа-Владивосток Дальпресс^ 2001 -с.160-165.

2. Aleksandrova LA. Motivation, personal calculus of probability and modeling of the future // 8111 International Conference on Motivation. Abstracts - Moscow, 2002 -p. 4-5.

3. Александрова ЛА, Михайлова BJX Субъективная интерпретация природных угроз и индивидуально-психологические особенности личности студентов // Личность в современном мире: от стратегии выживания к стратегии жизнеггоорчеста. Кемерово: Графика, 2002 - с. 127-132,

4 Александрова Л А, Михайлова BIL Прогнозирование будущего студентами в зоне сейсмической акшвности // Тезисы научно-пракшческой конференции «Ананьевские чтения -2002», - СПБ: Изд. СпбГУ, 2002 -с.174-175.

5. Александрова ЛА. Безопасность жизнедеятельности человека как инвестиционная задача и экономический ресурс // Материалы 1-й международной конференции «Инвестиционные процессы и их влияние на вектор развшия Сахалинской области» - Южно-Сахалинск ЮСИЭПИ, 2001 - а289-295.

6. Александрова ЛА., Михайлова ВН. Природный фактор в жизненных планах и прогнозах студентов ВУЗов // Сибирская психология сегодня. Вып.1 - Кемерово: Графика, 2002, - с. 128-145.

7. Александрова ЛА Некоторые психологические аспекты взаимоотношений человека и природы // Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. В 8 тт. - СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 2003. Т.1. -с.бб-70.

8. Александрова ЛА. Ресурсы адаптации студентов к сложным условиям климатогеографической среды // Материалы научно-пракшческой конференции «Ананьевские чтнения-2003» - СПБ.: изд-во СПБГУ, 2003 -с. 10-11.

9. Александрова ЛА, Михайлова ВЛ. Психологические ресурсы эффективной адаптации к сложным условиям климатогеографической среды // Вестник КемГУ, 2003, вып. 15, № 3, с.75-83.

10. Александрова ЛА К концепции жизнестойкости в психологии // Сибирская психология сегодня. Вып2 -Кемерово: Кузбассвузиздат, 2004. - с.82-90.

11. Александрова ЛА Роль психологических ресурсов в адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф // Проблемы морально-нравственного развития личности и общества -Кемерово: Полиграф, 2004 - с. 176-179.

12. Александрова ЛА Личностные ресурсы и индивидуальные стратегии адаптации студентов к условиям повышенной опасности природных бедствий и катастроф // 2-я Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии. Материалы сообщений. - Москва: Смысл, 2004 - с. 201204.

На правах рукописи. Формат 60x901/16. Объем 1 п. л.

Тираж 100 экз. Отпечатано ООО «Акрополь» 125009, Москва, Дегтярный пер., д. 5, стр 2

РНБ Русский фонд

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Александрова, Лада Анатольевна, 2004 год

ВВЕДЕНИЕ.стр.

ГЛАВА 1. Адаптация к трудным жизненным ситуациям как психологическая проблема.стр.

1.1. Понятие о трудных жизненных ситуациях в психологии.стр.

1.2. Отечественные и зарубежные концепции адаптации и совладания с жизненными трудностями.стр.

1.3. Средовые и психологические ресурсы адаптации к трудным жизненным ситуациям.стр.

1.4. Психологические особенности ранней взрослости и психологическая уязвимость.стр.

ГЛАВА 2 Сложные условия климатогеофизической среды и психика человека.стр.

2.1. Обзор теоретических подходов к проблеме взаимоотношений человека и природы.стр.

2.2. Обзор отечественных и зарубежных подходов к исследованию особенностей взаимодействия человека и природы.стр.

2.3. Сложные природные условия и их влияние на жизнедеятельность человека.стр.

2.4. Климатогеофизические характеристики Сахалинской и

Кемеровской области.стр.

ГЛАВА 3. Изложение и интерпретация результатов исследования психологических ресурсов адаптации личности к условиям повышенного писка природных катастроф.стр.

3.1. Описание условий, процедуры и методов проведения исследования.стр.

3.2. Анализ субъективного восприятия, интерпретации и прогнозирования природной стихии и готовности к совладанию с ней.стр.

3.3. Сравнительный анализ особенностей смысложизненных ориентаций личности в зависимости от степени подверженности воздействию опасных природных явлений.стр.

3.4. Сравнительный анализ установок интернальности-экстернальности в зависимости от степени подверженности воздействию опасных природных явлений.стр.

3.5. Анализ взаимосвязи между психологическим возрастом, обобщенным планированием собственной жизни и сложными условиями климатогеофизической среды.стр.

3.6. Сравнительный анализ адаптированности личности в зависимости от степени подверженности воздействию опасных природных явлений.стр.

3.7. Роль психологических ресурсов в процессе адаптации к условиям повышенного риска природных катастроф.стр.

ВЫВОДЫ.стр.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологические ресурсы адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф"

Единство и взаимовлияние человека и природы подчеркивается многими известными мыслителями и исследователями в самых различных областях науки. В.И. Вернадский говорил, что человек и человечество неразрывно связаны с биосферой, неотделимы от нее. Огромную роль биосферы в процессе этногенеза подчеркивал JI. Н. Гумилев (Гумилев,1990). С точки зрения Б.Г. Ананьева (Ананьев, 1968), проблема ноосферы является наиболее важной областью естествознания и познания человека в целом.

Актуальность проблемы Все возрастающее в связи с экологическим кризисом количество стихийных бедствий и аномальных природных явлений диктует необходимость более детального анализа их влияния на человека с целью повышения его устойчивости к воздействию психогравмирующих факторов природного характера. Этот вопрос актуален не только для регионов со сложными климатогеофизическими условиями, но и для тех, которые до последнего времени считались относительно благополучными в этом отношении. Существующие исследования посвящены, в основном, негативным психологическим и психопатологическим последствиям стихийных бедствий, что диктуется необходимостью экстренной психологической и психиатрической помощи населению пострадавших регионов, а также спецификой профессиональной деятельности и надежности в экстремальных ситуациях природного характера. Жизнедеятельность человека в условиях повышенной опасности природных катастроф, ее психологическая «цена» не были предметом исследования отечественных психологов, хотя такие регионы, по разным оценкам, занимают большую часть территории страны. В частности, территории с повышенной сейсмоопасностью занимают до 10030.7 тыс. кв. км, или 58,8% территории Российской Федерации (Уломов, 1999).

Вышеизложенные соображения обусловили выбор темы данного научного исследования и определили цель и следования, которая состоит в изучении психологических ресурсов адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф, включающим повышенную сейсмическую активность региона, а также повышенную опасность других природных бедствий различного характера.

Объектом нашего исследования явились особенности адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф.

Предметом исследования были психологические ресурсы адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф.

Теоретический анализ проблемы позволил выдвинуть следующие гипотезы:

1. Индивидуально-психологические особенности личности являются ресурсами адаптации к трудным жизненным ситуациям, вызываемым опасными природными явлениями. Недостаточность развития этих ресурсов повышает риск нарушения адаптации в условиях повышенного риска природных катастроф.

2. Субъективное восприятие, интерпретация и прогнозирование природных угроз, оценка собственной готовности к совладанию с этими угрозами связаны с индивидуально-психологическими особенностями личности и успешностью адаптации к условиям повышенного риска природных катастроф.

3. Структурные компоненты и психологические ресурсы адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф имеют гендерную специфику.

В соответствии с целью исследования и выдвинутой гипотезой в работе решались следующие задачи:

1 .Исследовать особенности субъективного восприятия, интерпретации и прогнозирования природных угроз, субъективную оценку знаний и готовности к совладанию с этими угрозами в зависимости от степени подверженности воздействию опасных природных явлений и уровня адаптированности личности.

2. .Исследовать индивидуально-психологические особенности личности в зависимости от степени подверженности воздействию опасных природных явлений. Определить роль рассматриваемых индивидуально-психологических особенностей личности в адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф.

3. Выявить гендерную специфику психологических ресурсов адаптации к условиям повышенного риска природ ных катастроф.

4. Выявить специфику содержания различных уровней адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф с точки зрения задействованных психологических ресурсов и механизмов адаптации.

Методологической и теоретической основой исследования явились теоретические подходы и положения, разработанные в отечественной и зарубежной психологии. Это сформулированное Б. Г. Ананьевым (Ананьев, 1968) положение о необходимости целостного подхода к изучению человека в системе его связей с миром, принцип единства сознания и деятельности А. Н. Леонтьева (Леонтьев А.Н., 1977). Наша работа основывается также на положениях Ф. Б Березина (Березин, 1989), Л. А. Китаева-Смыка (Китаев-Смык, 1977, 1986) об адаптации человека в экстремальных ситуациях, ДА. Леонтьева (Леонтьев ДА. 2002), А.Г. Маклакова (Маклаков, 2001) об адаптационном потенциале, С. Мадди (Maddi, 1994, 2002), Р. Лазаруса (Lasarus, 1970, 1984) о ресурсах и механизмах совладения с жизненными трудностями. Мы опирались также на концепции посттравматического стресса и психопатологических последствий ♦ ЧС, изложенные в работах Н. В. Тарабриной (Тарабрина, 2001), Ю.А.

Александровского (Александровский, 1991, 1997), М. М. Решетникова (Решетников, 1989), на взгляды Н. А. Бернштейна (Бернштейн, 1966), об антиципирующей адаптации и модели будущего, И. М. Фейгенберга (Фейгенберг, 1977, 1978) и В.А. Иванникова (Иванников, 1978, 1978) о вероятностном прогнозировании и его роли в адаптационном процессе, теорию личностных конструктов Дж.А. Келли (Kelly, 1967), на идеи А. А. Кроника и Р. А. Ахмерова (Кроник, Ахмеров, 2002) о психологическом возрасте и психологии жизненного пути. Мы опирались также на разработанную А. Маслоу иерархию базовых потребностей личности (Маслоу, 1982), понятие о локусе контроля, введенное Дж. Ротгером (в кн. Хьелл, Зиглер, 1997), идеи о роли смысла в жизни человека В. Франкла (Франкл, 1990) и Дж. Крамбо (Crombaugh, 1973), теоретические подходы к процессу взаимоотношений человека и природы С.Д Дерябо (Дерябо, 1999), В. А. Левина (Левин, 2000), Б. А. Душкова (Душков, 1987), Дж. Голда (Голд, 1990). Философской базой нашей работы являются философские воззрения Л. Н. Гумилева (Гумилев, 1990), Н. И. Вернадского (Вернадский, 1944) о единстве человека и природы, П. Тиллиха (Тиллих, 1995) М. К. Мамардашвили (Мамардашвили, 1996, 1997) о предназначении человека В целях решения поставленных задач исследование было организованно по принципу ex-post-facto дизайна (Дорфман, 2001). Мы придерживались также методологических требований экологического подхода Дне. Гибсона (Гибсон, 1988): 1) абстрагироваться от тех свойств и качеств объектов, которые не являются значимыми для жизнедеятельности человека, рассматривая только те из них, взаимодействие которых создает реальную, «экологическую» (а не «физическую») среду его обитания; 2)изучение функционирования психики в естественных, «экологических» условиях.

Организация и методы исследования. Основной базой исследования явился Сахалинский государственный университет (экспериментальная группа), и Кемеровский государственный университет, (контрольная группа). Исследование с привлечением студентов 2-х - 4-х курсов различных факультетов - всего 162 человека -студенты СахГУ и 193 человек- студенты КемГУ, из них - 124 юношей и 185 девушек. Полные данные по всем изучаемым параметрам получены для 289 испытуемого: из них 143 человека - экспериментальная группа, 146 - контрольная.

Исследование проводилось с использованием следующих психодиагностических методов: 1) методика СМОЛ (модификация Миннесотского многофакторного метода исследования личности, предложенная В. П. Зайцевым (Зайцев, 1981), 2) методика «Локализация контроля», модификация методики «Уровень субъективного контроля», предложенная Е.Г. Ксенофонтовой (Ксенофонтова, 1999), 3) методика СЖО (ДА. Леонтьев, (русскоязычная модификация методики ' 'Purpose-in-Life'' Дж. Крамбо, Л. Махолик, предложенная ДА. Леонтьевым) (Леонтьев ДА., 1992), 4) методика А. А. Кроника «Пятилетия», (начальная ступень методики «Life-line») (Кроник, 1993), 5) цветовой тест Люшера в модификации Л.Н. Собчик (Собчик, 2001). Для целей исследования нами была разработана социологическая анкета, оценивающая особенности субъективного восприятия и прогнозирования студентами природных угроз, их осмысления, а также субъективного восприятия собственной готовности к совладанию с этими угрозами, составленная на основе опросников, используемых в зарубежных исследованиях восприятия стихийных бедствий. (Humen, McClure, 1998, Becker et all. 1997, Gough, 2000), а также с учетом факторов, которые расцениваются, как повышающие риск возникновения симптомов ПТСР (Тарабрина, 2001).

Контроль условий проведения исследования являлся составной частью исследования. Он включал: 1)пцательный учет внешних природных факторов 2)максимальное выравнивание экспериментальной и контрольной групп по социодемографическим параметрам. Математико-статистическая обработка результатов проводилась с использованием программ «STAHSTTCA for Windows 6.0», «EXCEL».

Проведенное исследование позволило сформулировать следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Индивидуально-психологические особенности личности, такие, как интернальность-экстернальность, смысло-жизненные ориентации, жизненная перспектива личности являются ресурсами адаптации к трудным жизненным ситуациям, вызываемым опасными природными явлениями. Недостаточность развития этих ресурсов повышает риск нарушения адаптации в условиях повышенного риска природных катастроф.

2. Субъективное восприятие, интерпретация и прогнозирование природных угроз, оценка собственной готовности к совладанию с этими угрозами тесно связаны с индивидуально-психологическими особенностями личности и успешностью адаптации к условиям повышенного риска природных катастроф.

3. Адаптация личности к условиям повышенного риска природный катастроф носит многоуровневый характер и осуществляется на аллопсихическом, интрапсихическом и субъектном уровнях. Каждому уровню соответствуют специфические механизмы адаптации. Уровни адаптации различаются по степени востребованности для своей реализации рассматриваемых психологических ресурсов адаптации личности. Структурные компоненты и психологические ресурсы адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф имеют гендерную специфику.

4. При выраженной напряженности адаптационных механизмов сужается спектр доступных психологических ресурсов адаптации к сложным природным условиям.

Преобладающими становятся либо автоматизмы интрапсихической адаптации, за счет искажения картины мира и представлений о себе, что ведет к дальнейшему нарушению эффективной адаптации, либо механизмы аллопсихической адаптации, реализация которых не связана с уровнем развития психологических ресурсов личности. 5. Уровень адаптированности личности зависит от степени подверженности воздействию опасных природных явлений. На уровень адаптированности оказывают воздействие: степень интенсивности воздействующих климато геофизических стрессоров, количество и разнообразие этих стрессоров, а также длительность подверженности их влиянию.

Научная новизна. В работе впервые исследовано субъективное восприятие природных угроз и субъективная оценка готовности к их преодолению. Индивидуально-психологические особенности личности рассматриваются как психологические ресурсы адаптации к жизненным трудностям природного характера. Взаимодействие человека и природной стихии исследуется с позиций личностного развития и ресурсов интенсификации этого развития. В результате исследования получены результаты, которые уточняют и детализируют представления о ресурсах и механизмах адаптации личности к жизнедеятельности в условиях повышенной опасности природных бедствий и катастроф, о воздействии сложных природных условий на личность человека.

Практическая значимость. Материалы исследования, выводы и рекомендации могут быть использованы для оптимизации учебного процесса в высших учебных заведениях в регионах с повышенной опасностью природных катастроф, при организации психопрофилактической работы, а также в работе психологической службы высших учебных заведений.

Апробация работы. Материалы и результаты диссертационного исследования опубликованы в 12 научных статьях и тезисах научных конференций различного уровня. Результаты исследования докладывались на межвузовских, региональных, всероссийских и международных научно-практических конференциях (2001-2004г.), на заседании Сахалинского отделения Русского географического общества (2001г.).

Полученные в результате исследования данные используются при чтении курса «Психология человека» для студентов биологического факультета Кемеровского государственного университета, а также при подготовке практических психологов и социальных работников на базе ФППК КемГУ в рамках спецкурсов «Психология посттравматического стресса» и «Психология трудных жизненных ситуаций», а также лекционного курса «Психология трудных жизненных ситуаций» для студентов филиала МГОПУ им. М.А. Шолохова в г. Томске.

Структура диссертации. Материалы диссертации изложены на 206 страницах машинописного текста и включают в себя введение, три главы, заключение, список литературы, 30 приложений (результаты математико-статистической обработки результатов, карты сейсмического районирования ГИС-97, справка сейсмостанции г. Южно-Сахалинска о сейсмической активности в период проведения исследования). Общий объем диссертации без списка литературы и приложений - 136 стр., библиография включает 204 источника В тексте содержится 2 таблицы и 18 рисунков.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Психологияеские ресурсы адаптации являются факторами, которые повышают устойчивость человека в трудных жизненных ситуациях, облегчают выбор и реализацию им стратегии активного совладания с жизненными трудностями. Адаптированность личности является результирующей от эффективного использования личностью в прошлом механизмов и ресурсов адаптации, которыми она располагает. В случае эффективного совладания сохраняется вера в управляемость жизни, а она отражается в показателях локализации контроля, осмысленности жизни и особенностях планирования собственной жизни.

Выбранные нами теоретические модели адаптации, личностного адаптационного потенциала, субъективного вероятностного прогнозирования, посттравматического стресса, совпадающего поведения и жизнестойкости обнаружили в процессе исследования высокую объяснительную ценность в отношении исследуемых закономерностей адаптации студентам к жизнедеятельности в условиях повышенной опасности природных катастроф.

Полученные в результате исследования данные свидетельствуют о том, что адаптация студентов к условиям повышенного риска природных катастроф является сложным процессом, осуществляемым как на уровне интрапсихической адаптации, так и на уровне личностном, а также на поведенческом уровне

На основании результатов исследования мы пришли к следующим ВЫВОДАМ, являющимся подтверждением выдвинутых нами гипотез.

1. Индивидуально-психологические особенности личности, такие как интернальностъ-экстфнальность, особенности ценностно-смысловой сферы, обобщенное планирование собственной жизни, психологическая зрелость, субъективное вероятностное прогнозирование и субъективное восприятие угрожающих природных явлений, а также переосмысление их в позитивных терминах являются психологическими ресурсами адаптации к трудным жизненным ситуациям, вызываемым повышенным риском природных катастроф. Их влияние на процесс адаптации может быть прямым и опосредованным.

2. Психологические ресурсы адаптации к условиям повышенного риска природных катастроф, а также ее структурные компоненты имеют тендерную специфику. Выделяются общие для обоих полов психологические ресурсы, такие как локус контроля, осмысленность жизни, обобщенное планирование собственной жизни, воздействие которых однозначно в отношении адаптации у обоих полов, и гендерно специфичные ресурсы, характерные только для юношей, или только для девушек, а также такие, воздействие которых на процесс адаптации, в зависимости от пола студентов, идет в противоположных направлениях.

3. Субъективное восприятие, прогнозирование и интерпретация в позитивных терминах природных угроз, а также оценка своих знаний и готовности к преодолению значимы для адаптации и связаны с личностными характеристиками только у юношей. Для анализа адаптации девушек к сложным природным условиям более адекватна модель, опирающаяся на концепцию посттравматического стресса.

4. Поведение студентов в ситуации угрожающего природного явления является формой адаптации к сложным климатогеофизическим условиям. Оно относительно независимо от степени собственно психологических (субъектных) ресурсов и степени аналтировашюста-дезадаптированности. Мотивация безопасного поведения существенно различается в зависимости от доминирующей формы интрапсихической адаптации. Девушки более склонны к соблюдению правил безопасного поведения в экстремальных ситуациях, чем юноши.

5. Адаптированносгь зависит от степени подверженности воздействию опасных природных явлений. Чем более разнообразное и массированное воздействие опасных природных явлений испытывают на себе студенты, тем в большем напряжении находятся их адаптационные механизмы. На уровень адаптированности воздействуют: степень интенсивности воздействующих климатогеофизических стрессоров, интенсивность, количество и разнообразия этих стрессоров, длительность подверженности их влиянию. Природные стрессоры оказывают прямое и опосредованное субъектным уровнем психологических ресурсов воздействие на уровень адаптированное™ девушек, а также прямое и опосредованное влияние на уровень адаптированности юношей. Это влияние преломляется у юношей, прежде всего, через ответственность за свою жизнь и обобщенную модель своего будущего. 6. Механизмы адаптации к повышенной опасности природных бедствий и катастроф определяются не только базовыми характерологическими особенностями, но и «личностным в личности», которое мы обозначили как субъектный уровень адаптации. Кроме того, роль отдельных психологических ресурсов субъектного уровня у юношей и девушек различна, в зависимости от степени напряженности адаптационных механизмов. При напряженности адаптационных механизмов сужается спектр доступных психологических ресурсов адаптации к сложным природным условиям. Одновременно снижаются как роль психологических ресурсов субъектного уровня в адаптационном процессе, так и возможности гибкого реагирования в ситуации. Преобладающими становятся автоматизмы интрапсихической адаптации, за счет # искажения картоны мира и представлений о себе, что приводит к дальнейшему нарушению адаптации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Природа воздействует на человека во всем многообразии своих проявлений. Одним из таким проявлений, особо значимых, угрожающих безопасности как самого человека, так и плодов его труда, являются стихийные бедствия. Ни одно стихийное бедствие, какого бы масштаба они ни было, не существует отдельно от усилий, предпринимаемых человеком, чтобы приспособиться к нему.

Повышенный риск природных катастроф оказывает влияние на развитие личности человека. Природные угрозы создают особый тип ситуаций, прежде всего потому, что возникают, чаще всего, неожиданно, развиваются стремительно, предъявляют повышенные требования к резервам человеческой психики и организма в целом. Они воспринимаются, как ни парадоксально, более легко и оказывают меньшее негативное воздействие на психику человека, нежели угрозы техногенные, экологические, социогенные. Отчасти это может быть связано с тем, что в природных катаклизмах некого винить, они не вызваны чьей либо злой волей. Сложный процесс адаптации к условиям внешней среды осуществляется на основе преднасгройки функциональных систем организма в соответствии с ожидаемым будущим. Ожидание природных эксцессов, следовательно, не может не влиять на психику человека, не учитываться в его жизненных планах. Жизненные планы человека не могут не корректироваться в зависимости от пережитых опасных явлений стихии, а также от антиципируемых, ожидаемых событий.

Психологический эффект, который оказывают сами природные эксцессы, повышенный риск природных катастроф на психику человека, не обязательно проявляясь в форме тех или иных клинических расстройств, таких как острые аффективные реакции и посггравматические стрессовые расстройства, имеет сходные с названными расстройствами черты, но в более ослабленной форме. Данную проблематику также целесообразно рассматривать в рамках концепции К. Лазаруса о стратегиях совладания с жизненными трудностями, а также в русле разработанной С. Мадди концепции «hardiness», или стойкости. Концепция привычного уровня активации позволяет понять, почему некоторые люди стремятся к экстремальному, хорошо адаптируются в таких условиях, а другие - нет. Если человек живет в условиях постоянно действующих стрессоров - в определенном привычном уже уровне напряжения и мобилизации, вызываемых природными эксцессами, то воздействие очередного такого эксцесса не будет восприниматься им столь драматично, каким это бы стало для «нетренированного» человека. Более того, такая «тренированность» повышает стойкость человека в плане преодоления трудностей, выступая как своего рода психологический тренажер.

Полученные нами данные свидетельствуют о том, что даже обобщенное планирование собственной жизни находится под сильным д авлением внешних факторов. Одним из таких факторов, до сих пор не исследовавшимся в контексте жизненных планов и перспектив, является природный. Проживание в регионе с повышенным риском природных катастроф, а также сам фон имевших место ранее стихийных бедствий (таких, как разрушительное Нефтешрское землетрясение на Сахалине в 1994 году), серьезно сказываются на особенностях планирования собственной жизни студентов, группы, казалось бы, наименее подверженной негативному воздействию среды, в силу своей устремленности в будущее и возрастного оптимизма.

Обнаруженные гендерные различия в способах восприятия и интерпретации природных угроз, интрапсихической адаптации, стратегиях и ресурсах адаптации к условиям повышенного риска природных катастроф требуют дальнейшего изучения и обобщения. С определенностью можно сказать следующее - «рецепты» эффективной адаптации для юношей и девушек должны быть различными. Направление и глубина воздействия природных психотравмирующих факторов на человека зависят не только от силы и степени разрушительности этого воздействия, но и от индивидуально психологических особенностей его личности. Более того, само это воздействие формирует динамичный и вариативный комплекс черт, обеспечивающих успешное функционирование механизмов адаптации к жизненным трудностям, следовательно, является не только и не столько причиной личностных расстройств, сколько ресурсом позитивных личностных изменений и роста.

Психологические ресурсы принадлежат к числу восполняемых и формирующихся в течение жизни человека ресурсов. Эта та переменная в системе взаимоотношений человек-среда», которая находится во власти самого человека. Психологические ресурсы адаптации, или слагаемые жизнестойкости личности, является той базовой характеристикой личности, которая опосредует воздействие на ее сознание и поведение угрожающих факторов природной среды. Недостаточность этих ресурсов повышает риск нарушений адаптации.

Выявленное в процессе исследования процентное соотношение адаптированных и студентов и студентов с выраженной напряженностью адаптационных механизмов в регионах с различными климатогеофизическоми условиями, а также содержательный анализ выраженности исследуемых индивидуально-психологических особенностей как ресурсов адаптации личности к условиям повышенной опасности природных бедствий и катастроф требуют разработки психопрофилактических программ, направленных на повышение толерантности студентов к природным стрессорам. Такие программы могут был, «центрированы» на активизации роли субъектного уровня психологических ресурсов студентов в адаптационном процессе. Это является особенно актуальным в • условиях, когда другие ресурсы адаптации, прежде всего, материальные, и социальные, труднодоступны или недостаточны.

Ситуацию повышенного риска природных катастроф целесообразно рассматривать не только как причину личностных расстройств, но и как ресурс позитивных личностных изменений и роста. Оптимизация взаимоотношений человека и природы является одной из приоритетных задач психологической науки, как с точки зрения экологии в традиционном смысле слова, так и с точки зрения экологии самого человека как части природы. Немалую роль в этом для студентов может сыграть и усовершенствование образовательного процесса в Вузе.

Полученные в нашем исследовании результаты могут быть использованы для организации образовательной среды в Вузе как психопрофилактической, особенно в регионах с повышенной опасностью природных катастроф. Они позволят более грамотно строить психокоррекционную и психопрофилактическую работу со студентами, живущими в сложных природных условиях, активизируя их индивидуальные психологические ресурсы адаптации, так как это именно те ресурсы, которые поддаются тренировке и развитию, а степень их развития напрямую зависит от самого человека.

Сложившееся в современной научной психологии представление о взаимодействии человека и природы еще очень схематично, не дифференцировано,, и поэтому нам кажется закономерным, что полученные данные, скорее, ставят новые вопросы, чем дают исчерпывающие ответы. Они требуют дальнейшего осмысления и дальнейших экспериментов. Без глубокого понимания взаимодействия человека и природы во всех его аспектах и проявлениях невозможно ни грамотное построение психопрофилактической работы с людьми, проживающими в регионах с высоким риском природных катастроф, ни коррекционная работа с теми, кто подвергся воздействию разрушительной стихии. Одним из важных проявлений такого взаимодействия, с нашей точки зрения, является субъективное отношение к природе и одно из частных его проявлений - субъективная интерпретация природных угроз. В свете все возрастающего потока информации о природных и экологических катаклизмах данная проблематика представляется особенно актуальной, и актуальность ее будет только возрастать в связи со все углубляющимся экологическим кризисом, требующим кардинального изменения взаимоотношений человека и природы.

Данная работа вносит вклад в детализацию особенностей взаимоотношений человека и природы, проясняя проблему воздействия на человека природных угроз и те механизмы и ресурсы, которые он задействует,чтобы экстремальные природные явления не нарушали динамического и хрупкого баланса его психологического мира. Рассматривая индивидуально-психологические особенности личности человека как психологические ресурсы адаптации к жизненным трудностям, вызванным ситуацией повышенного риска природных катастроф, мы тем самым, повышаем объективную, а не субъективную подконтрольность для человека негативных последствий опасных природных явлений, так как именно он сам - хозяин своих психологических ресурсов.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Александрова, Лада Анатольевна, Москва

1. Абульханова К.А., Березина Т.Н. Время личности и время жизни. СПб.: Алетейя, 2001 -304 с.

2. Александровский Ю Л., Лобастов О.С., Спивак Л.И., Щукина БЛ. Психогении в экстремальных условиях. М.: Медицина, 1991 - 96 с.

3. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства (руководство для врачей). Ростов-на-Дону: Феникс, 1997 - 576 с.

4. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л-д: Изд-во ЛГУ, 1968 с. 70-78.

5. Анохин П.К. Узловые вопросы теории функциональной системы. М.: Наука, 1980-197с.

6. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысление, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психол. журнал, 1994. №1. Т.15. с. 3-18.

7. Анцыферова ЛЛ. Психология повседневности: жизненный мир личности и «техники» ее бытия // Психол. журнал, 1993. №2. т.14. с. 3-16.

8. Анцыферова Л.И. Способность личности к преодолению деформаций своего развития // Психол. журнал, 1999. №1. Т.20. с. 6-19.

9. Асмолов А.Г. По ту сторону сознания . Методологичекие проблемы неклассической психологии. М.: Смысл, 2002. - 480 с.

10. Асмолов AT. Психология личности. Принципы общепсихологического анализа. М.: Смысл, 2001. - 416 с.

11. Атлас Сахалинской области. М.,1967 -136 с

12. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. -Л.: Наука, 1989.-270 с.

13. Березин Ф.Б., Мирошников МЛ., Рожанец Р.В. Методика многостороннего исследования личности. М., 1976. -176 с.

14. Бернштейн НА. Очерки по физиологии движения и физиологии активности. -М.: Медицина, 1966. 349 с.

15. Бодров ВА, Орлов В Л. Психология и надежность: человек в системах управления техникой. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1998. - 288 с.

16. Большой англо-русский словарь в 3-х томах. М.: Русский язык, 1998.

17. Л.Ф. Бурлачук, Е. Ю. Коржова. Психология жизненных ситуаций. Учебное пособие. М.: Российское педагогическое агентство, 1998. - 263 с.

18. Васильев В Л. Здоровье и стресс. М.: Знание, 1991. -160 с.

19. Васшпок Ф.Е. Психология переживания: анализ преодоления критических ситуаций. М.: МГУ, 1984. - 200 с.

20. Вернадский В Л Несколько слов о ноосфере // Успехи современной биологии, 1944. Т. 18. Вып. 2. с. 113 -120.

21. Вероятностное прогнозирование в деятельности человека. / под ред. ИМ. Фейгенберга, Г.Е. Журавлева. М.: Наука, 1977. - 371 с.

22. Волович В.Г. Человек в экстремальных условиях природной среды. М.: Мысль, 1983. -190 с.

23. Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию. М.: Прогресс, 1988.-359 с.

24. Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М.: 1990.- 496 с.

25. Голд Дж. Психология и география: Основы поведенческой географии. / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1990. - 304 с.

26. Говорушко СМ. Влияние природных процессов на человеческую деятельность. Владивосток: Дальнаука, 1999. -195 с.

27. Грановская Р.М. Элементы практической психологии. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1988. -560 с.

28. Гумилев Л Л. Этногенез и биосфера Земли. Л.: Гидрометеоиздат, 1990. - 528 с.

29. Дерябо С.Д. Экологическая психология: диагностика экологического сознания. -М.: МПСИ, 1999.-310 с.

30. Дикая Л.Г. Махнач А.В. Отношение человека к неблагоприятным жизненным событиям и факторы его формирования // Психол. журнал 1996. №3. т.17. с. 137-148.

31. Дорфман ЛЛ. Исторические и философские корни научного метода в эмпирической психологии. Екатеринбург 2001. -106 с.

32. Душков В.А. География и психология: подход к проблемам. М.: Мысль, 1987. -288 с.

33. Зайцев В Л. Вариант психологического теста Mini-mult // Психол. журнал. 1981. №3. с. 118-123.

34. Злобин Б.А. Природные катастрофы на территории Сахалинской области. -Южно-Сахалинск: Изд-во СахГУ, 2001. 131 с.

35. Иванников ВА. Поведение человека в ситуации выбора / Вероятностное прогнозирование в деятельности человека. М.: Наука, 1977. - с. 112-133.

36. Изучение ценностно-смысловой сферы личности, методические рекомендации. Кемерово: изд-во КемГУ, 1997. - 38 с.

37. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. -СПб.: Питер, 2002.-544с.

38. Казановская И.А. Механизмы саморегуляции мозга и переработка зрительной информации. Рига, Зинатне, 1990. -189 с.

39. Казначеев В Л. Современные аспекты адаптации. Новосибирск: 1980. - 192с.

40. Казначеев В.П. Очерки теории и практики экологии человека М.: 1983. - 260 с.

41. Китаев-Смык JI А. Психология стресса М.: 1986. 368 с.

42. Китаев-Смык ДА. Вероятностное прогнозирование и индивидуальные особенности реагирования человека в экстремальных ситуациях / Вероятностное прогнозирование в деятельности человека. М.: Наука, 1977. с. 189-225.

43. Китаев-Смык JLA., Боброва Э.С. Стресс как психологический фактор операторской деятельности / Психологические факторы операторской деятельности. М., Наука, 1988. с. 111-125.

44. Короленко ЦЛ. Крайние варианты нормы психофизиологической адаптации к экстремальным условиям / Психология чрезвычайных ситуаций. Минск: Харвест, 2001. -с.135-153.

45. Котенев И.О. Постстрессовые состояния как управленческая проблема в коллективах с повышенной степенью профессионального риска // Мир психологии, 1998. №2.-с. 57-62.

46. Котенева А Б. Психическое состояние и эффективность деятельности. Психическая травматизация у студентов // Мир психологии, 1998. №2 с. 50-57.

47. Котик М.А. Психология и безопасность. Таллин, 1981. -439 с.

48. Красный МЛ., Храмушин В.Н. Единая система государственного мониторинга сахалинского шельфа как важнейший элемент обустройства морских акваторий //139

49. Охрана природы, мониторинг и обустройство Сахалинского шельфа (сб. СахРГО). -Владивосток: Дальпресс, 2001.

50. Кроник А. А. Ахмеров Р. А. Каузометрия. М.: Смысл, 2002. - 284 с.

51. Ксенофонтова ЕР. Исследование локализации контроля личности новая версия методики «Уровень субъективного контроля»// Психол. журнал 1999. № 2. Т.20. -с.103-114.

52. Кузнецов А.Г. К физиологии экстремальных факторов окружающей среды / Экологическая физиология человека. Адаптация человека к экстремальным условиям среды. М., 1979, - с. 5-20.

53. Ларцев МЛ. Ларцева Т.Г. Багдасарова М.Г. Изменение функционального состояния и особенности психической адаптации специалистов, участвующих в ликвидации ЧС. Психофизиологическая экспертиза их трудоспособности // Мир психологии, 1988. № 2. с. 62-71.

54. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования // Эмоциональный стресс. Л., 1970 - с.178-208.

55. Лебедев В.И. Личность в экстремальных условиях. М., 1989. - 303 с.

56. Леонтьев АЛ. Деятельность. Сознание. Личность, 2-е изд. М., Политиздат, 1977.-304 с.

57. Леонтьев ДА. Личностное в личности: личностный потенциал как основа самодетерминации // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. Вып. 1 / под ред. Б.С. Братуся, ДА. Леонтьева. М.: Смысл, 2002. — с. 5665.

58. Леонтьев ДА. Психология смысла* природа, строение и динамика смысловой реальности. М.: Смысл, 1999. - 487 с.

59. Леонтьев ДА., Шелобанова Е.В. Профессиональное самоопределение как построение возможных будущих // Вопросы Психологии, 2001. № 1. с.57-65.

60. Леонтьев ДА. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО). М.: Смысл, 1992. -16 с.

61. Леонтьев ДА. Симбиоз и адаптация или автономия и трансценденция: выбор личности в непредсказуемом мире // Личность в современном мире: от стратегии выживания к стратегии жизнетворчества / под ред. Е.ИЛцуты. Кемерово: ИПК Трафика", 2002. с. 3-34.

62. Либина А. Либин А. Стили реагирования на стресс: психологическая защита или совладания с трудными жизненными ситуациями // Стиль человека: психологический анализ / под ред. А.В. Либина, М.: Смысл, 1998. с.190-204.

63. Lifeline и другие новые методы психологии жизненного пути. / Сост. и общ. ред. АА. Кроника; послесл. Е.И. Головахи. -М.: Изд. группа «Прогресс» -«Культура», 1993. 230 с.

64. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: ин-т психологии РАН, 1999. - 350 с.

65. Магомед-Эминов Mill. Экзистенциальная ситуация уцелевшего // материалы первой Всероссийской научно-практической конференции по экзистенциальной психологии /Материалы сообщений М.: 2001. с.78-79.

66. Мадди С. Теории личности. Сравнительный анализ. СПб: Речь, 2002. - с. 148159.

67. Маклаков AT., Положенцев С.Д. Руднев ДА. Психологические механизмы типа А у молодых людей в период адаптации к длительным психоэмоциональным нагрузкам // Психол. журнал, 1993. № 6. с. 86-95.

68. Маклаков А.Г. Личностный адаптационный потенциал: его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях //Психол. Журнал, 2001. Т. 22. № 1.-е. 16-24.

69. Мамардашвили МК. Психологическая топология пути. М. Пруст «В поисках утраченного времени». СПб.: Русский христианский гуманитарный ин-т, 1997. - 572 с.

70. Мамардашвили М. К. Необходимость себя. М.: Лабиринт, 1996. - 431.

71. Маршцук В.Л. Кузнецов Р.В. Изменения некоторых психологических показателей в условиях сильного утомления // Вопросы психологии, 1973. № 1. с. 118121.

72. Маркович ДЖ. Социальная экология. М.: Восточный университет - Союз, 1996.-с. 5-50.

73. Маслоу А. Самоактуализация // Психология личности. Тексты / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея. М.: МГУ, 1982. - с.108-118.

74. Медведев В Л. Психологические реакции человека в экстремальных условиях / Экологическая физиология человека. Адаптация человека к экстремальным условиям среды. М., 1979. - с. 66-67.

75. Медведев В .И. Устойчивость физиологических и психофизиологических функций человека при действии экстремальных факторов. М., 1982. -104 с.

76. Муздыбаев К. Стратегии совладания с жизненными трудностями. Теоретический анализ // Журнал социологии и социальной антропологии, 1998. №2. Т. 1. -URL: http://www.soc.pu.ni: 8101/publications/jssa/home.html.

77. Нартова-Бочавер С.К. Coping-behavior в системе понятий психологии личности //Психол. журнал, 1997. №5. Т.18. С.20-39.

78. Небыпицын В.Д. Надежность работы оператора в сложной системе управления. // хр. по Инженерной психологии. М.: В.Ш, 1991. с .238-249.

79. Никифоров Г.С. Самоконтроль человека. JL: ЛГУ, 1977. -112.с.

80. Оперативный каталог землетрясений Геофизической службы СО РАН. URL: http://gs.nsc.ru/nissian/catalog.html.

81. Панов В.И. Психические состояния как объект и предмет психологического исследования // Мир психологии 1998. №2. с. 20-35.

82. Природа и экологические проблемы Кузбасса. Учеб. пособие. Кемеровский областной институт усовершенствования учителей. Кемерово: 1993. - 208 с.

83. Психические состояния / Сост. и общая редакция Л.В. Куликова. СПб.: 2001. -512 с.

84. Психология социальных ситуаций / Сост. и общая редакция Н.В. Гришиной. -СПб.: Питер, 2001. 416 с.

85. Психология экстремальных ситуаций: Хрестоматия / Сост. А.Е. Тарас, KJB. Сельченок. Минск: Харвест, 2001. - 480 с.

86. Пушкарев АЛ., Доморацкий В .А., Гордеева Е.Г. Посттравматическое стрессовое расстройство. / под ред. проф Б.А. Казаковцева. М.: Изд-во ин-та психотерапии, 2000. -114 с.

87. Реан А .А. Проблемы и перспективы развития концепции локуса контроля личности // Психол. журнал, 1998. № 4. Т.19. с. 3-11.

88. Реан А.А. Психология человека от рождения до смерти (2-е изд.). М.: «Олма-Пресс», 2003. — 411с.

89. Реан АЛ., Кудашев АР., Баранов АЛ. Психология адаптации личности: Учебно-научное издание. СПб.: Медицинская пресса, 2002. - 352 с.

90. Регуш ЛА. Психология прогнозирования: успехи в познании будущего. СПб.: Речь, 2003.-352 с.

91. Решетников ММ., Баранов Ю.А., Мухин АЛ, Чермянин CJ3. Психофизиологические аспекты состояния, поведения и деятельности пострадавших в очаге стихийного бедствия // Психол. журнал 1989. № 4. Т. 10, с. 125-128.

92. Росс JL, Нисбетт Р. Человек и ситуация. М.: Аспект Пресс, 2000. - 429 с.

93. Рыбалко Е.Ф. Возрастная и дифференциальная психология. Спб.: Питер, 2001. -224 с.

94. Сейсмическое районирование территории СССР. М.: Наука, 1990. - 307 с.

95. Сейсмостанция Южно-Сахалинск. Информация о сейсмической активности. -URL: http://yss.dtn.nj/table.php.

96. Селезнев B.C.,Соловьев В.М., Еманов А.Ф. Оценка сейсмического риска территории Сибири // Геофизическая служба СО РАН URL: http://gs.nsc Jii/russian/tech-risk.html.

97. Серый А.В., Яницкий М.С. Ценностно-смысловая сфера личности./ Учебн. пособие. Кемерово: Кемеровский гос. ун-т, 1999. - 92 с.

98. Сколько вам лет? (Линии жизни глазами психолога) / Под ред. А.А.Кроника. -М.: Школа Пресс, 1993. - 112 с.

99. Собчик ЛЛ. СМИЛ стандартизированный многофакторный метод исследования личности. -Спб.: Речь, 2003. - 216 с.

100. Собчик Л.Н. Метод цветовых выборов. Модифицированный восьмицветовой тест Люшера. СПб.: Речь, 2001. -100 с.

101. Соловьев О.В. Моделирование будущего или человек и его сознание в структуре объективной реальности. Луганск: Изд-во Восточно-украинского Гос. унта, 1997. - 328 с.

102. ССД Служба срочных донесений ЦОМЭ ГС РАН. - URL: http://www.ceme.gsrasju/ccd.htm.

103. СОМПС URL: http//site.seismo.sakhalinju.

104. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса: -СПб.: Питер, 2001. 272 с.

105. Тарабрина Н.В., Лазебная Е.О., Зеленова М.Е., Петрухин EJ3. Уровни субъективно-личностного восприятия и переживания "невидимого" стресса. URL: http://www.psychology.ni/Libraiy/00069.shtml.

106. Тиллих П. Мужество быть // Избранное: теология культуры. М.: Юрист, 1995. - с.7-132.

107. Тихонов ИЛ. О сейсмичности Сахалина и Курильских островов. URL: http://yss.dtn.ru/.

108. Уломов ВЛ. Сейсмогеодинамика и сейсмическое районирование Северной Евразии. // Электронный научно-информационный журнал «Вестник ОГТТТН РАН», М.: ОИФЗ РАН, 1999. №1(7)'99, URL: http://www.scgisju/nissian/cpl251/hdgggms/l-99/ulomov.htm#begin.

109. Фейгенберг ИМ. Иванников ВА. Вероятностное прогнозирование и преднастройка к движениям. М, 1978. -112 с.

110. Фейгенберг ИМ. Порог вероятностного прогноза и его изменение в патологии / в сб. Вероятностное прогнозирование в деятельности человека. М: Наука, 1977, с. 169-188.

111. Франки В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. - 368 с.

112. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность, т.2. -М.: Педагогика, 1986. с. 107136.

113. Хьелл Л. Зиглер Д. Теории личности. Спб.: Питер, 1997. - 608 с.

114. Ширяев ДА. Психофизиологические механизмы вероятностного прогнозирования. Рига: Зинатне, 1986. -142 с.

115. Южно-Сахалинский Центр Цунами. URL: http://wv^.sdense.sakhalin.ni/Tsimami/Indexr.html.

116. Яницкий М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. -Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000. 204 с.

117. Ясвин А.В. Психология отношения к природе. М.: Смысл, 2000. 386 с.

118. Allied, K. D., Smith, T. W. (1989). The Hardy Personality: Cognitive and physiological responses to evaluative threat // Journal of Personality & Social Psychology, Feb, v56 (n2) p. 257-266.

119. Amir M., Kaplan, Z. Type of trauma, severity of posttraumatic stress disorder core symptoms, and associated features// Journal of General Psychology, Oct 96, Vol. 123 Issue 4-p. 341-352.

120. Anshel M. H., Kaissidis А. N. Coping style and situational apraisals as predictors of coping strategies following stressful events in sport as a function of gender and skill level //British Journal of Psychology, May 97, Vol. 88 Issue 2 p.263-277.

121. Bell F. G. Geological Hazards: Their assessment, avoidance and mitigation //The Australasian Journal of Disaster and Trauma Studies ISSN: 1174-4707 Volume: 2001-2 -URL: http://vAvw.massey.ac.nz/~tmuma/books/bell.htm.

122. Brewin C. R, Dalgleish Т., Joseph S. A Dual Representation Theory of Posttraumatic Stress Disorder // Psychological Review, October 1996 Vol. 103, No. 4 p. 670-686.

123. Brooks, R. B. Children at risk: Fostering resilience and hope // American Journal of Orthopsychiatry, Oct, 1994 v64 (n4) p. 545-553.

124. Clarke D. E. Vulnerability to stress as a function of age, sex, locus of control, Hardiness and Type A personality II. Social Behavior and Personality, 1995, v23 (n3) p. 285-286.

125. Comfort L. K. Shared Risk: Complex systems in seismic response // The Australasian Journal of Disaster and Trauma Studies ISSN: 1174-4707 Volume: 2001-2 URL: http://www.massey.ac.nz/~trauma/books/comfort.htm.

126. Craig P. Contemporary Trauma Theory and Its Relation to Character Psychoanalytic // Psycholory Winter 1998 Vol. 15, No. 1 p. 14-33.

127. Creamer M., Burgess P., Patisson P. Reaction to Trauma A Cognitive Processing Model // Journal of Abnormal Psychology August 1992 Vol. 101, No. 3-p. 452-459.

128. Crombaugh J. Everything to gain. A guidance to self-fulfillment through logoanalysis -NewYork, 1973 254p.

129. Dibben C., Chester D. K. Human vulnerability in volcanic environments: the case of Furnas, Sao Miguel, Azores // Journal of Volcanology and Geothermal Research Volume 92, Issues 1-2, September 1999 p. 133-150.

130. Dingman, R. L. The mental health counselor's role in Hurricane Andrew // Journal of Mental Health Counseling, Jul95, Vol. 17 Issue 3 p. 321 -336.

131. Dingman, R. L., Ginter, E. J. Disasters and crises: The role of mental health counseling // Journal of Mental Health Counseling, Jul95, Vol. 17 Issue 3 p. 259-264

132. Drescher, K. D., Abueg F. R. Psychofiziological Indicators of PTSD following Hurricane Iniki: the Multisensory Interview RL: http://www.colorado.edu/hazards/qr/ qr77.html.

133. Drottz-Sjoberg B-M. Exposure to Risk and Trust in Information; Implications for the Credibility of Risk Communication//The Australasian Journal of Disaster and Trauma Studies ISSN: 1174-4707 Volume:2000-2 URL: http://www.massey.ac.nz/~touiW

134. Dudley-Grant R. G., Mendez G. L, Zinn J. Strategies for Anticipating and Preventing Psychological Trauma of Hurricanes Through Community Education // Professional Psychology. Research and Practice August 2000 Vol. 31, No. 4 p. 387-392.

135. Epstein S. Coping Ability, Negative Self-Evaluation, and Overgeneralization Experiment and Theory // Journal of Personality and Social Psychology May 1992 Vol. 62, No. 5-p. 826-836.

136. Evans, D. R., Pellizzari, J. R., Gilbert, B. J., Metzen, M. E. Personality, marital, and occupational factors associated with quality of life. //. Journal of Clinical Psychology, Jul, 1993,v49(n4) -p.477-485.

137. Everly Jr., George S. The role of the Critical Incident Stress Debriefing (CISD) process in disaster counseling // Journal of Mental Health Counseling, Jul 1995, Vol. 17 Issue 3- p.278-291.

138. Eyre A. More than PTSD: Proactive Responses Among Disaster Survivors //The Australasian Journal of Disaster and Trauma Studies ISSN: 1174-4707 Volume: 1998-2 -URL: http://www.massey.ac.nz/~trauma/issues/1998-2/eyre.htm.

139. Florian, V., Mikulincer, M., Taubman, O. Does hardiness contribute to mental health during a stressful real-life situation? The roles of apraisal and coping // Journal of Personality and Social Psychology. 1995 Apr. 68 (4) p 687-695.

140. Foy D. W., Eriksson С. В., Trice G. A. Introduction to Group Interventions for Trauma Survivors // Group Dynamics: Theory, Research, and Practice December 2001 Vol. 5, No. 4-p. 246-251.

141. Fukuda, S., Morimoto, K., Mure, K., Maruyama, S. Effect of the Hanshin-Awaji Earthquake on Posttraumatic Stress, Lifestyle Changes, and Cortisol Levels of Victims// Archives of Environmental Health, Mar/Apr2000, Vol. 55 Issue 2 p.121-126.

142. Gough J. Perceptions of risk from natural hazards in two remote New Zealand communities // The Australasian Journal of Disaster and Trauma Studies ISSN: 1174-4707 Volume: 2000-2 URL: http://www.massey .ac.n2v'~trauiria/issues/2000-2/gough.htnL

143. Green B. L. Evaluating the Effects of Disasters // Psychological Assessment A Journal of Consulting and Clinical Psychology December 1991 Vol. 3, No. 4-p. 538-546.

144. Heszen-Niejodek I. Coping Style and Its Role in Coping with Stressful Encounters// European Psychologist December 1997 Vol. 2, No. 4, p. 342-351.

145. Hiley-Young В., Gerrity Е. Т. Critical Incident Stress Debriefing (CISD): Value and Limitations In Disaster Response //NCP Clinical Quarterly 4(2): Spring 1994 URL: ht^://www.n^tsdorg/trcatn^nt/cq/v4/n2/hiley-yo.html.

146. Holaday, M., Smith, A. Coping skills training: Evaluating a training model // Journal of Mental Health Counseling, Jul95, Vol. 17 Issue 3 p.360-369.

147. Holman Al. E., Silver R. C. Getting "Stuck" in the Past Temporal Orientation and Coping With Trauma// Journal of Personality and Social Psychology May1998 Vol. 74, No. 5-p. 1146-1163.

148. Huang, C. Hardiness and stress: A critical review // Maternal-Child Nursing Journal, Jul-Sep, 1995, v23 (n3) p. 82-89.

149. Jacobs G. A. The Development of a National Plan for Disaster Mental Health // Professional Psychology: Research and Practice December 1995 Vol. 26, No. 6 p. 543549.

150. Jeavons, S.; De L. Home, D. J.; Greenwood, К. M. Coping style and psychological trauma after road accidents. // Psychology, Health & Medicine, May2000, Vol. 5 Issue 2 p. 213-222.

151. Johnston D., Benton K. Volcanic hazard perceptions in Inglewood, New Zealand // The Australasian Journal of Disaster and Trauma Studies ISSN: 1174-4707 Volume: 19982 -URL:http://www.massey.ac.nz/~tramria/issues/1998-2/johmton.htm.

152. Kaniasty K., Norris F. H. A Test of the Social Suport Deterioration Model in the Context of Natural Disaster // Journal of Personality and Social Psychology March 1993 Vol. 64, No. 3- p. 395-408.

153. Kelly G. A. Psychology of personal constructs New York, 1967 vol.1 -600. p.

154. Khoshaba D., Maddi, S. Early Antecedents of Hardiness.// Consulting Psychology Journal, Spring 1999. Vol. 51, (n2) p. 106-117.

155. Knight B. G., Gatz M., Heller K., Bengston V. A. Age and Emotional Response to the Northridge Earthquake A Longitudinal Analysis // Psychology and Aging December 2000 Vol. 15,No. 4-p. 627-634.

156. Kronik A. A, Akhmerov R. A, Speckhard A. Trauma and Disaster as Life Disrupters A Model of Computer-Assisted Psychotherapy Aplied to Adolescent Victims of the

157. Chernobyl Disaster // Professional Psychology: Research and Practice December 1999 Vol. 30, No. 6-p. 586-599.

158. LaGreca The Psychosocial factors in surviving stress.// Special Issue: Survivorship: The other side of death and dying. Death studies, v9 (nl), 1985 p. 23-36.

159. Lasarus R. Stress, apraisal and coping New York, 1984 - p. 3-30.

160. Leak G., K., Williams D. E. Relationship between social interest, alienation, and psychological hardiness. // Individual Psychology: Journal of Adlerian Theory Research and Practice, Sept, 1989, v45 (n3) p. 369-375.

161. Lee H. J. Relationship of Hardiness and current life events to perceived health in rural adults.// Research in Nursing and Health, Oct.1991, vl4(n5) -p. 351-359.

162. Levi, D., Kocher, S., Aboud, R. Technological disasters in natural and built environment // Environment & Behavior, Jan2001, Vol. 33 Issue 1 p78 -93.

163. Lindell, M. K. Household adjustment to earthquake hazard // Environment & Behavior, Jul2000, Vol. 32 Issue 4 p. 461- 482.

164. Livneh H., Livneh C. L. A multidimensional aproach to the study of the structure of coping with stress // Journal of Psychology Interdisciplinary & Aplied, Sep96, Vol. 130 Issue 5 p. 501 -513.

165. Lowenthal D. Geography, Experience and Imagination: Towards a Geographical Epistemology // Annals of the association of American geographers, 1961, vol.51 p. 241260.

166. Maddi, S. R., Khoshaba, D. M. Hardiness and Mental Healthy/ Journal of Personality Assessment, 1994 Oct, v63 (n2) p. 265-274.

167. Matthies E., Hoger R., Guski R. Living on Polluted Soil.// Environment & Behavior, Mar2000, Vol. 32 Issue 2 p. 270-287.

168. McFarland C., Alvaro C. The Impact of Motivation on Temporal Comparisons. Coping With Traumatic Events by Perceiving Personal Growth // Journal of Personality and Social Psychology September 2000 Vol. 79, No. 3 p. 327-343.

169. McMillen C. J., Fisher R. H., Smith E. M. Perceived Benefit and Mental Health After Three Types of Disaster// Journal of Consulting and Clinical Psychology October 1997 Vol. 65, No. 5-p. 733-739.

170. Miller M., Paton D., Jonston D. Community vulnerability to volcanic hazards consequences// Disaster Prevention and Management, volume 8 number 4 MCB University Press -p.255-260.

171. Moore D. P.; Moore, J. W. Posthurricane burnout An island township's experience: // Environment & Behavior, Jan96, Vol. 28 Issue 1 p. 134-166.

172. Nagy, S., Nix, C. L. Relations between preventive health behavior and hardiness. // Psychological Reports, 1989 Aug, v65 (nl) p. 339-345.

173. Nolen-Hoeksema S., Morrow J. A Prospective Study of Depression and Posttraumatic Stress Symptoms After a Natural Disaster The 1989 Loma Prieta Earthquake // Journal of Personality and Social Psychology, July 1991 Vol. 61, No. 1 p. 115-121.

174. Nonis F.H. et al. Risk Factors for Adverse Outcomes in Natural and Human-Caused Disasters: A Review of the Empirical Literature // NCPTSD, 2001 URL: ht^://www.n^tsdorg/facls/disasters/fsrislrfiactorsJitml.

175. Nonis F. H. Epidemiology of Trauma Frequency and Impact of Different Potentially Traumatic Events on Different Demographic Groups // Journal of Consulting and Clinical Psychology June 1992 Vol. 60, No. 3 -p. 409-418.

176. Nonis F. H. et al. Psychosocial Resources in the Aftermath of Natural and Human-Caused Disasters: A Review of the Empirical Literature, with Implications for Intervention //NCPTSD, 2001 URL: http://www.ncptsd.oig/facts/disaster^fsresourses.html.

177. Nonis F. H. et al. The Range, Magnitude, and Duration of Effects of Natural and Human-Caused Disasters: A Review of the Empirical Literature // NCPTSD, 2001 -URL: http:// www.ncptsd.org/facts/disasters/fsrange.html.

178. Pfifer J. F. Psychological Distress and Somatic Symptoms After Natural Disaster Differential Vulnerability Among Older Adults // Psychology and Aging September 1990 Vol. 5, No. 3-p. 412-420.

179. Picou J., Steven J. The Exxon Valdez Oil Spill and Chronic Psychological stress // Proceedings of the Exxon Valdez Oil spill Symposium, American Fishery Society, Bethesda, Maryland, 1996 p.879-893.

180. Piers C. Contemporary Trauma Theory and Its Relation to Character //Psychoanalytic Psycholory Winter 1998 Vol. 15, No. 1 p. 14-33.

181. Plunkett S. W., Radmacher K. A., Moll-Phanara D. Adolescent Life Events, Stress, and Coping: A Comparison of Communities and Genders // Professional School Counseling, Jun2000, Vol. 3 Issue 5 p. 356-367.

182. Rhodewalt, F., and Agustsdottir, S. On the relationship of hardiness to the Type A behavior pattern: Perception of life events versus coping with life events // Journal of Research in Personality, 1989 Jun, vl 8 (n2) p. 211-223.

183. Romanoff В. D., Israel A. C., Tremblay G. С., O'Neill M. R., Roderick H. A. Hie relationships among differing loss experiences, adjustment, beliefs, and coping. // Journal of Personal & Interpersonal Loss, Oct-Dec 1999, Vol. 4 Issue 4 p. 293-309.

184. Rush, M. C., Schoael, William A.3arnard, Steven M. (1995). Psychological resiliency in the public sector. "Hardiness" and pressure for change. // Journal of Vocational Behavior. Feb 46(1) p.17-39.

185. Scheier, M. F., Carver, C. S. Dispositional optimism and physical well being: Hie influence of generalized outcome expectancies on health. //. Special Issue: Personality and Physical Health. Journal of Personality, Jun, 1989, v55 (n2) p.169-210.

186. Schiitz EL, Wiedemann P.M. Hazardous Incident Information for the Public: Is it Useful? //The Australasian Journal of Disaster and Trauma Studies ISSN: 1174-4707 Volume: 2000-2 URL: http://www.massey.ac.nz/~trauma/issues/2002-2/shuetz.htm.

187. Shepard J. A, Kashani, J. H. The Relationship of Hardiness, Gender, and Stress to Health Outcomes in Adolescents // Journal of Personality, Dec 1991, v59 (n4) p. 747-768.

188. Siddiqa, S. H., Hasan, Q. Recall of past experiences and their self-evaluated impact on hardiness-related characteristics // Journal of Personality & Clinical Studies, Mar-Sep 1998, 14(1-2)-p. 89-93.

189. Solcava, I., Sykora, J. Relation between psychological Hardiness and Physiological Response // Homeostasis in Health & Disease, Feb,1995, v36 (nl) p. 30-34.

190. Solcova, I., Tomanek, P. Daily stress coping strategies: An effect of Hardiness // Studia Psychologica, 1994, v36 (n5) p.390-392.

191. Solomon S. D., Green B. L. Mental Health effects of natural and human-made disasters // PTSD Researh Quarterly ISSN 1050-1835 volume 3 number 1 winter 1992 8p.

192. Taylor AJ.W. Value Conflict Arising from a Disaster // The Australasian Journal of Disaster and Trauma Studies ISSN: 1174-4707 Volume: 1999-2 URL: http://www.massey.ac.nz/~trauma/issues/1999-2/taylor.htm.

193. Taylor AJ.W. Spirituality and Personal Values: Neglected Components of Trauma Treatment// Traumatology, vol.7 No 3.2001 9p.

194. The September 1999 Earthquake in Taiwan and Post-Traumatic Stress / A national Center for PTSD fact sheet, 2000 URL: http://www.ncptsd.org/facts/disasters/fstaiwan.html.

195. Thompson N. F. Coping with job loss: An attributional model. // Journal of Psychology Interdisciplinary & Aplied, Jan97, Vol. 131 Issue 1 p. 73 - 81.

196. Tobin, G. A; Ollenburger, J. C. Predicting levels of postdisaster stress in adults following the 1993 floods in the uper midwest // Environment & Behavior, May, 1996, Vol. 28 Issue З-р.340 358.

197. USGS Earthquake Hazards Program URL: httpV/neic.usgs.gov/neis/bulletin.

198. USGS (National Earthquake Information Center, World Data Center for Seismology, Denver, URL: http://neic.usgs.gov/neis/eqlists/eqstals.html.

199. Wiebe, D. J. Hardiness and stress moderation: A test of proposed mechanisms //Journal of Personality and Social Psychology, 1991 Jan, v60 (nl) p. 89-99.

200. Williams, P. G., Wiebe, D. J., and Smith, T. W. Coping processes as mediators of the relationship between Hardiness and health. // Journal of Behavioral Medicine, Jun, 1992, vl5(n3) -p.237-255.

201. Wood J. M., Bootzin R. R., David R., Nolen-Hoeksema S., Jourden F. Effects of the 1989 San Francisco Earthquake on Frequency and Content of Nightmares // Journal of Abnormal Psychology May 1992 Vol. 101, No. 2- p. 219-224.

202. Young В. H, Ford J. D., Ruzek J. I., Friedman M. J., Gusman F. D. Disaster Mental Health Services: A Guidebook for Clinicians and Administrators / NCPTSD, 1998 URL: ht^://www.n^tsdorg/treatment/disastei/index.html.