Автореферат диссертации по теме "Психологические последствия участия в вооруженных конфликтах"

слпкт-

11ЕРЕРБУ РГСКШ1Г ОСУДАРСПЗП1 II1ЫЙ У1II1Ш IV!111 • I

На правах рукописи

СТРЕЛЬНИКОВА Юлия Юрьевна

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ УЧАСТИЯ В ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТАХ (НА ПРИМЕРЕ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ)

19.00.04 - Медицинская психология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Санкт - Петербург 2005

Работа выполнена на кафедре медицинской психологии и психофизиологии факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета

Научный руководитель: Доктор медицинских наук, профессор

Борис Владимирович Овчинников

Официальные оппоненты: 1. Доктор психологических наук, профессор

Светлана Леонидовна Соловьева

2. Кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник Юрий Иванович Филимоненко

Ведущая организация: Российский государственный педагогический университет

Защита состоится «15» июня 2005 года в 13 час 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 212.232.22 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора психологических наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу:

199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, д. 6, факультет психологии, ауд. 227.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета (199034, Санкт-Петербург, Университетская наб. 7/9).

Автореферат разослан «10» мая 2005 г.

им. А.И. Герцена

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор психологических наук, профессор

В .Д. Балин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Увеличение числа и разнообразия локальных конфликтов в последние десятилетия повлекло за собой вовлечение в них не только армейских, но и других силовых структур, в частности сотрудников органов внутренних дел (ОВД). Стоящие перед ними служебно-боевые задачи существенно отличаются от задач вооруженных сил и характеризуются сильным, разноплановым психотравмирующим воздействием, что влечет за собой постановку новых исследовательских проблем. К таким проблемам относятся психологическое сопровождение сотрудников ОВД, направляемых в «горячие точки» на систематической основе, необходимость прогностической оценки состояния их здоровья и работоспособности, проведение реабилитационных мероприятий.

Состояние изученности проблемы. К настоящему времени установлено, что даже кратковременное участие в боевых действиях влечет за собой серьезные психологические последствия. Обсуждаемая проблема первоначально исследовалась в рамках военной психиатрии. В 1889 г. Х.Оппенгейм ввел термин «травматический невроз» у участников боевых действий. Психологическими проблемами участников Первой мировой и Гражданской войн в России занимались В.Н. Бехтерев, П.Б. Ган-нушкин, Г.Е. Шумков, а после ВОВ - Е.К. Краснушкин, В.А. Гиляровский, А.Р. Лу-рия и многие др. В 1941 г. А. Kardiner ввел понятие «хронический военный невроз», имевший, по его мнению, как физиологическую, так и психологическую природу. В монографии «Человек в условиях стресса» R. Grinker и J. Spiegel в 1945 г. перечислили симптомы этого расстройства. В середине 1970-х американское общество вплотную столкнулось с проблемами ветеранов Вьетнама. На эту тему опубликовано большое число исследований за рубежом (Epstein R.S., Fullerton С.S., Horowitz M.J., Jordan B.K., Kulka RA, Kessler RC, Kahana В, Schienger W.E., Sonnega A, Ursano RJ., Yehuda R. и др). В 1988 г. также были опубликованы данные общенациональных ретестовых исследований различных аспектов послевоенной адаптации ветеранов вьетнамской войны, которые позволили уточнить многие вопросы, связанные с природой и диагностикой ПТСР. По изучению многоаспектности феномена последствий военного стресса в последние годы выполнено большое число отечественных работ (Александровский IO.A, Зеленова М.Е., Котенев И.О., Короткова Н.В., Лазеб-ная Е.О., Маклаков А.Г., Нечипоренко В.В., Снедков Е.В., Тарабрина Н.В., Чермя-нин C.B., Шамрей В.К. и др.).

В целом, в современной научной литературе основное внимание уделяется изучению негативного влияния военных действий на структуру личности, психологи-

ческое и соматическое здоровье При с i в Афганистане

БИБЛИОТЕКА 1

STT3U '

1979-1989 г. и Чечне 1994-1996 г., последние расценивались как более негативные для участников и общества в целом (Александров Е.О., 2001). Однако экстремальные факторы действуют не всегда отрицательно, т.к. некоторые люди имеют положительную адаптацию к травме. Тем не менее, в доступной литературе удалось обнаружить лишь единичные работы, в которых упоминалось о частично позитивном влиянии боевого стресса на отдельных участников вооруженных конфликтов (Лыт-кин В.М., Шамрей В.К., 1999). Проблема психосоматических последствий боевой травматизации у сотрудников милиции остается недостаточно изученной, что и обусловило выбор темы и постановку гипотез настоящего исследования.

Гипотезы исследования:

1. Участие в вооруженных конфликтах у значительной части сотрудников ОВД сопровождается негативными последствиями для психического и соматического здоровья, которые могут носить отсроченный характер, имеют сложную структуру, связаны с уровнем подготовки к действиям в экстремальных условиях и длительностью пребывания в зонах боевых действий. При этом у некоторой части сотрудников возможны адаптивные (позитивные) изменения личности.

2. Мотивы к участию в боевых действиях влияют на психологические и соматические последствия.

3. Длительность периода последействия (срока, прошедшего с момента первой командировки) влияет на последовательность протекания и выраженность последствий участия в боевых действиях.

4. Выполнение служебных задач в обычных условиях несения службы, но в течение длительного времени (более 15 лет) вызывает психологические изменения личности близкие к тем, которые происходят под влиянием экстремальной деятельности в боевых условиях за короткий период времени.

Цель исследования: выявить и оценить изменения в психическом состоянии и структуре личности у сотрудников ОВД, неоднократно находившихся в зонах локальных конфликтов и принимавших участие в боевых действиях различной интенсивности.

Задачи исследования:

1. Анализ литературных данных, касающихся психологической специфики профессиональной деятельности сотрудников ОВД в боевых условиях.

2. Оценка влияния стажа профессиональной деятельности в обычных условиях службы на психологические особенности сотрудников ОВД.

3. Оценка психологических последствий у сотрудников ОВД до и после участия в боевых действиях, а Йкже'ь сравнении с контрольной группой.

4. Сравнение изменений личности у участников боевых действий и сотрудников ОВД с длительным стажем службы в мирных условиях.

5. Изучение зависимости психологических и соматических последствий участия в боевых действиях от влияния различных специфических факторов:

- уровня подготовленности к действиям в экстремальных условиях;

- суммарной длительности пребывания« командировке;

- длительности периода последействия (срока, прошедшего с момента первой командировки);

- мотивов согласия на командировку в зону вооруженного конфликта.

Объект исследования. Общее количество обследованных - 401 человек (сотрудники из различных подразделений ОВД, ОМОН), контрольная группа и участники боевых действий, часть из них обследовалась многократно.

Предмет исследования. Психические состояния и психологические особенности личности сотрудников из различных подразделений ОВД и бойцов ОМОН, в разное время участвовавших в боевых действиях в зоне локальных конфликтов.

Научная новизна исследования заключается в дифференцированной оценке последствий участия в вооруженных действиях, лежащих за гранью медицинской нормы, пограничных и вариантов психологической нормы. Специфическими отличиями работы являются: выделение психологических типов личностных изменений (негативных, компенсирующе-защитных и позитивных) у участников боевых действий, а также личностных предпосылок для эффективного преодоления нервно-психической нагрузки в экстремальных условиях. Определение динамики психосоматических изменений в различные периоды последействия в зависимости от мотивов согласия на командировку и длительности «боевого стажа».

Практическая значимость исследования связана с необходимостью решения задач по совершенствованию организации оказания квалифицированной и специализированной медико-психологической помощи сотрудникам ОВД, направляемым в командировки в Северо-Кавказский регион на систематической основе, и по профилактике психических нарушений у лиц с донозалогическими расстройствами. Полученные данные могут служить критериями при проведении медико-психологической экспертизы, помогут отобрать наиболее информативные методики для обследования сотрудников ОВД, направляемых и возвратившихся из зоны боевых действий, позволят осуществлять прогностическую оценку психологического состояния и обосновать рекомендации по динамическому контролю психологического состояния и психологической реабилитации сотрудников.

Положения, выносимые на защиту

1. Пребывание в зонах вооруженных конфликтов является фактором, существенно влияющим на соматическое и психологическое благополучие сотрудников ОВД, при этом приобретаются новые и изменяются предварительно существующие личностно-характерологические особенности. Причем последствия носят не только негативный, компенсирующе - защитный, но и частично позитивный характер.

2. Мотивы к участию в боевых действиях влияют на характер психологических и соматических последствий. Сотрудники ОВД с отрицательной мотивацией участия в боевых действиях имеют больше негативных последствий, чем лица с позитивной мотивацией деятельности.

3. Выраженность негативных психологических последствий участия в боевых действиях зависит от суммарной длительности пребывания в экстремальных условиях, приводящей к аккумуляции психотравмирующего воздействия и «прорыву» индивидуального адаптационного барьера. Однако увеличение «боевого стажа» до определенного уровня и накопление боевого опыта приводит в дальнейшем к адаптивным и позитивным изменениям.

4. Успешность деятельности в экстремальных условиях, характер ранних и отдаленных последствий участия в боевых действиях зависят от уровня предварительной подготовленности. Бойцы ОМОН являются более подготовленными к действиям в экстремальных условиях, имеют больше позитивных и меньше негативных последствий, чем сотрудники ОВД.

5. Длительность «боевого стажа» и периода последействия (срок, прошедший с момента первой командировки) - это два различных фактора, которые могут действовать совместно и раздельно, влияя на ранние и отдаленные последствия участия в боевых действиях. Происходящие с течением времени изменения чаще протекают медленно, иногда линейно (в сторону нарастания или снижения), либо волнообразно, с чередованием периодов улучшения и ухудшения состояния. При этом знание динамики возможных колебаний позволяет прогнозировать срок, в течение которого изменения еще носят обратимый характер, для своевременного проведения адекватных медико-психологических реабилитационных мероприятий.

6. Длительный стаж служебной деятельности (15 и более лет) в обычных (мирных) условиях несения службы приводит к характерным изменениям личности у сотрудников ОВД. При этом психологические последствия, происходящие под влиянием кратковременной, но экстремальной деятельности в боевых условиях во многом сходны с теми, которые происходят в мирных условиях, но в течение длительного времени.

Публикации. Результаты исследования обсуждены на кафедре медицинской психологии и психофизиологии факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета По теме диссертации опубликовано 6 печатных работ. Результаты апробированы на международной межвузовской научно - практической конференции студентов и аспирантов «Психология XXI века» (СПб: 2001,

2002) и научно-практической конференции «Ананьевские чтения» (СПб: 2001,2002,

2003) в Санкт-Петербургском государственном университете и региональной научно-практической конференции в Санкт-Петербургском университете МВД России (СПб: 2002).

Объем и структура диссертации. Настоящая работа изложена на 384 страницах машинописного теста и состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, результатов исследования, обсуждения результатов, выводов, практических рекомендаций, списка литературы и 12 приложений В диссертации приведены 40 таблиц и 59 рисунков. Список литературы включает 147 отечественных и 85 зарубежных источников (всего 232 источника).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цель, задачи исследования и основные положения, выносимые на защиту, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе «Психологические особенности деятельности сотрудников ОВД в боевых условиях и их травматические последствия (обзор литературы)» рассматриваются работы по теме исследования, раскрываются ее основные теоретические предпосылки. Глава 1 состоит из пяти частей.

В части 1.1 рассматривается психологическая специфика деятельности сотрудников ОВД. Специалисты правоохранительных органов, наряду с наличием общего в их работе, сталкиваются с неодинаковыми психологическими трудностями, связанными с различной спецификой задач и условий (Коломеец В.К., 1975; Столярен-ко A.M., 1987). По степени экстремальности все ситуации в системе ОВД делятся на 3 типа: первый - это критические инциденты повседневной правоохранительной деятельности (Котенев И О., ¡997); второй тип - это решение задач с высокими нагрузками и риском для жизни (ФСБ, ОМОН, СОБР, ОСН, группы задержания, ППСМ и др.); третий тип - это чрезвычайные ситуации, связанные с деятельностью всех специальных отрядов ОВД н ФСБ в условиях стихийного бедствия, катастрофы или ведения военных действий (Романович Г.Г, Юстицкий В.В, 1988: Стрельченко А.Б, 1996; Ушатиков А.И., 1997 и др.).

В части 1.2 подчеркивается важность мотивов и системы ценностных ориентации при формировании профессионально-значимых качеств и эффективной служебной деятельности сотрудников ОВД. которые могут меняться под влиянием боевого опыта. Установлено, что служба в ОВД создает определенную социальную нишу, чувство защищенности для тех лиц, у которых преобладают мотивы жизнеобеспечения и социального существования, в противоположность мотивам самореализации, которые не являются ведущими. В группе ОМОН преобладают активные индивидуальные ценности-цели, а в группе ОВД - ценности межличностных отношений В процессе динамических наблюдений участников боевых действий (бойцов ОМОН), выявлено возрастание ориентации на независимость, снижение рангов ценностей «исполнительность» и «терпимость» и актуализация ценностей «здоровье» и «семья» (Анцупова Г.Л., Попов В.Н., 1997).

В части 1.3 приводится характеристика основных психотравмирующих факторов, свойственных локальным конфликтам. Американские психологи (Boudewyns P.A., Stwertka S.A., 1993; Bryant R.A., Harvey A.G., 1996) подразделяют их на группы: 1. максимальная степень воздействия: угроза жизни; вид насильственной смерти; 2 средняя степень воздействия: непредсказуемость обстановки; страх плена; изоляция от общества; трудные климатические условия; нарушение ритма сна, большие физические нагрузки; осознание бессмысленности войны. Факторы можно дифференцировать также по модальности психологического воздействия (Соловьев И.В., 2000, Кравцов С.А., 2000): визуального; аудиального; тактильного и интерактивного ряда. Основные факторы, определяющие подверженность участников боевых действий развитию ПТСР: 1. Интенсивность и длительность психотравматиза-цми (Kulka R.A, Schienger W.E, Fairbank J.A., 1990). 2. Индивидуальные психологические особенности, в т.ч. психофизиологический статус, адаптационные способности, которые зависят от генетической наследственности (True W.R, Eisen S.A. et al 1993), возраста, пола, уровня образования (Shalev A.Y., Peri Т., 1996), интеллекта (McNally R.J, Shin L.M, 1995), травматического опыта и психических расстройств в анамнезе (Roca R.P., Spence R.J., 1992). 3. Наличие социальной поддержки. 4. Степень психологической подготовленности и личностно-смысловое отношение к участию в боевых действиях (Александров Е.О., 2001).

В части 1.4 рассматриваются особенности психической травмы и «комбатант-ных» личностных изменений у участников локальных конфликтов. Боевая психическая травма - это многоуровневый процесс адаптационной активности организма в ответ на сочетанное воздействие множества острых однократных боевых психотравм, на фоне хронического психотравмирующего стресса, сопровождаемого за-

креплением специфических приспособительных психофизиологических изменений (Снедков Е.В., 1997) При боевой психической травме время экспозиции стрессоров длительное и изменения в нервной системе человека успевают сформироваться и закрепиться (Кучер А. А, 2001). Это существенно отличает природу психологических изменений, наблюдающихся у участников боевых действий, по сравнению с жертвами катастроф, стихийных бедствий »т.п. Среди ветеранов Афганистана посттравматические стрессовые расстройства (ПТСР) выявлены у 10-15 %, а частичные симптомы диагностированы у 20-30 %. А у ветеранов Чечни эти показатели в 1,5-2 раза выше (Маклаков А.Г, Чермянин C.B., 1998). Среди ветеранов Афганистана у 62 % различные нарушения появились сразу после возвращения на Родину, у 15 % ■ в течение 2 - 6 месяцев после возвращения, а у 23 % ПТСР проявилось через 4,5 - 5,5 лет (Александров Е.О., 2001). При ранней форме начальный этап ПТСР, называемый этапом невротических постреактивных расстройств или доклиническим, длится около 1 месяца. После этого у некоторой части комбатантов состояние практически нормализуется, а у другой части появляются симптомы ПТСР. Это этап навязчивых воспоминаний - эхомнезий (Снедков Е.В., 1997), он прослеживается в 93,6 % случаев ПТСР. Длительность течения этого этапа в среднем оценивается в 24 месяца (Снедков Е.В., 1997), или от 2 до 7 лет, в среднем 30,4 месяца (Смирнов A.B., 1997). Длительность этапа эхомнезий составила у ветеранов Афганистана в 26,9 % случаев около 6 месяцев, у 19 % около 2-3 лет и у 54 % ветеранов - более 3 лет (Александров Е.О., 2001). При отложенном начале ПТСР симптомы этапа эхомнезий появляются через 6 месяцев после травматического события (иногда до 30 лет). Этап патохарактерологических изменений (посттравматических личностных расстройств или PTPD) в среднем начинается через 2 года после психической травмы.

В части 1.5 описаны методы психологической диагностики и способы коррекции посттравматических стрессовых расстройств, известные в мировой психологической практике и используемые в процессе психологического обеспечения специальных подразделений ОВД, осуществляемое на трех этапах: подготовительном (до выезда в районы боевых действий), в процессе выполнения служебно-боевых задач и по возвращении в места постоянной дислокации (психологическая реабилитация) (Абрамова Т.В., 2000; Андреев Н.В., 1997; Иванов С.Н., 2000; Кабаков М.Г., 2000; Набокин А.П., 2000). В лечении ПТСР выделяют психотерапевтический, психофармакологический и реабилитационный аспекты. Наиболее распространены методы психотерапии ПТСР: когнитивно-поведенческие техники, индивидуальная психодинамическая и групповая психотерапия. Анализ литературы показал многообразие существующих терапевтических подходов и методов реабилитации ПТСР. что по-

зволяст сделать вывод о том, что на сегодняшний день единой общепризнанной концепции терапии ПТСР не разработано Имеет значение раннее начало лечения, социальная поддержка общества, семьи и близких, восстановление прежнего социального статуса и прочного материально-правового положения ветеранов (Калмыкова Е.С., Миско Е.А., Тарабрина Н.В., 2001 и др.).

Во второй главе «Организация и методы исслеаования» изложена теоретико-методологическая база исследования, дана характеристика объекта исследования, описаны используемые экспериментально-психологические методы (таблица 1).

Теоретико-методологической основой исследования явились разработанные в трудах JI.C. Выготского, А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, Б.Г. Ананьева, Б.Ф. Ломова системный и деятельностный подходы к изучению личности, основанные на принципах детерминизма, развития, единства сознания и деятельности, активности личности в процессе жизнедеятельности. В основу работы также положены: теория стресса Г Селье, теория отношений В.Н. Мясищева, а также учитывались различные подходы к пониманию адаптации личности в новых для нее условиях (Березин Ф.Б., 1988), концепция Ю.А. Александровского (1993) о барьере психической адаптации, представления о механизма?: возникновения и развития по-

сттравматических стрессовых расстройств.

Таблица 1

_Характеристика групп и методик исследования_

№ Характеристика группы Число чел. Методики

1 Контрольная группа- сотрудники ОВД. не участвовавшие в боевых действиях (возраст от 20 до 45 лет, среднее образование, стаж работы в ОВД от 3 месяцев до 20 лет). 185 СМИЛ, тесты Люшера, Кет-тел ла (16-ФЛО, форма С), Ро-зенцвсйга, Смишека, УНП; «Нап(1»-тест, частота, длительность заболеваемости.

2 «Экстремальная» группа № 1- сотрудники 108 СМИЛ, тесты Люшера, Кет-телла (16-ФЛО, форма С), Ро-зенцвейга, Смишека, УНП, «Напс1»-тест, опросник травматического стресса (ОТС) Котенева; частота длительность заболеваемости

ОВД, участвовавшие в боевых действиях (Чечня, Таджикистан, Молдова, Афганистан): возраст 22 - 38 лет, среднее образование, стаж службы - от 3 мес. до 15 лет. Средняя длительность «боевого стажа» -144 суток. Число командировок: 1-3.

3 «Экстремальная» группа № 2: бойцы 108 СМИЛ, тест Люшера, тест Кеггелла (16-ФЛО, форма С), опросник травматического стресса (ОТС) Котенева.

ОМОН, участники боевых действий - возраст 21-36 лет, среднее образование, стаж службы 4-6 лет. Длительность «боевого стажа» 303 суток. Число командировок: 2-11.

4 Сотрудники ОВД, обследованные в 3 этапа-до командировки, через 5 дней и через 1 год после Чечни: средний возраст - 31 год, средняя длительность нахождения в боевых условиях - 120 суток. 40 До: СМИЛ, тест Люшера, показатели заболеваемости. Через 5 лней: тест Люшера. Через 1 год после: СМИЛ. тест Люшера. заболеваемость.

5 | 3 группы бойцов ОМОН с различной дли! тельностью «боевого стажа»' Группа № 1 - от 90 до 200 сток (в среднем 136 суток) Число командировок 1-2. Группа № 2 - от 200 до 350 суток (в среднем 296 суток). Число командировок: 3-4. Группа № 3 - от 350 до 700 суток (в среднем 487 суток). Число командировок: 5-8.

34 40 34

I СМИЛ, тест Люшера,тест I | Кетгелла П6-ФЛО, форма С). 1 I краткий отборочный тест (КОТ), опросник травматического стресса (ОТС) Котенева

Сотрудники ОВД и ОМОН с различной длительностью периода последействия (срок, прошедший от 1-ой командировки) Группа № 1: до 1 года включительно. Средний возраст 27 лет. Средняя длительность «боевого стажа» - 147 суток. Число командировок: 1 - 2.

Группа № 2: от 1.5 до 3-х лет включительно. Средний возраст 29 лет. Средняя длительность «боевого стажа» - 233 суток, число командировок: 2-3.

Группа № 3: от 4-х и более лет. Средний возраст 30 лет. Средняя длительность «боевого стажа» - 314 суток. Число командировок: 3-4.

СМИЛ, тест Люшера, тест Кетгелла (16-ФЛО, форма С), краткий отборочный тест (КОТ), опросник травматического стресса (ОТС) Котенева; частота и длительность заболеваемости.

Сотрудники ОВД с различными мотивами к участию в боевых действиях: Группа № 1 - положительная мотивация, средний возраст - 31 г., среднее образование. Средняя длительность «боевого стажа» - 159 суток. Число командировок: 1 - 2. Группа № 2 - отрицательная мотивация, средний возраст 29 лет, среднее образование. Средняя длительность «боевого стажа» -146 суток. Число командировок: 1 - 2._

СМИЛ, тесты Люшера, Кет-телла (16-ФЛО, форма С), Ро-зенцвейга, «Нап(1»-тест, ОТС Котенева, длительность, частота заболеваемости.

Сотрудники ОВД, с различным стажем службы в мирных условиях: Группа № 1: стаж службы 1 - 3 года, средний возраст 23 года.

Группа № 2: стаж - от 15 и более лет, средний возраст 38 лет.__

СМИЛ, тест Люшера, частота и длительность заболеваемости.

Сравнение изменений личности у участников боевых действий и лиц с длительным стажем службы в мирных условиях. Группа № 1: обследованные после командировки в Чечню: сотрудники ОВД, средний возраст - 31 год, средняя длительность «боевого стажа» - 120 суток Группа № 2: сотрудники ОВД, не участвовавшие в боевых действиях, стаж службы -от 15 и более лет, средний возраст 38 лег

СМИЛ, тест Люшера, частота и длительность заболеваемости.

Общее число обследованных:

Оценка мотивации к участию в боевых действиях проводилась с помощью индивидуальной беседы и стандартизированного интервью. Вопрос звучал следующим образом: «Укажите, пожалуйста, пять причин, по которым Вы согласились участвовать в боевых действиях». Опрос проводился среди сотрудников ОВД, большинство из которых имело добровольный выбор решения и согласия на командировку. Далее ответы были разделены на две группы: группа № 1 - с прогностически благоприятной (положительной) мотивацией к участию в боевой деятельности и группа № 2 - с прогностически неблагоприятной (отрицательной) мотивацией. Мотивы согласия на командировку проранжированы (таблица 2) по частоте встречаемости (в %).

Таблица 2

Положительные и отрицательные мотивы к участию в боевых действиях

Мотивы Количество ответов % от количества ответов Всего (%)

Положительные 1. Чувство долга а) по приказу 23 26,4 45,4

б) по убеждению 20

2. Групповая принадлежность 19 11,6

3 Деятельность, которая нравится 12 7,4

Отрицательные 4. Уход от проблем сложившейся мирной жизни 22 13,5 20,9

5. Эгоцентризм, самоутверждение 12 7,4

Материальная выгода (деньги, льготы)* 55 33,7

* Данный мотив не является только психологическим.

Прогностически благоприятная (положительная) мотивация означает, что с точки зрения целей и задач вооруженного конфликта данные сотрудники будут наиболее эффективны в служебно-боевой деятельности. Сотрудники с прогностически леблагоприятной (отрицательной) мотивацией, во-первых, имеют более высокий риск собственной неосторожности и гибели в условиях боевых действий, во-вторых, они могут быть источником проблем в совместной (групповой) деятельности и, следовательно, привести к боевым и не боевым потерям личного состава.

Регистрировались демографические показатели: возраст, образование, семейное положение (в обобщенную таблицу вводились числовые обозначения признака: «1» - холост; «2» - женат, «3» - разведен), количество детей, рост (см) и вес (кг).

Учитывая взаимосвязь психических и соматических нарушений, было признано необходимым оценить уровень физического здоровья обследованных. Анализировались результаты медицинского освидетельствования на военно-врачебной комиссии ГУВД, которая признает годность кандидата к определенному виду службы в ОВД. Показатель «группа здоровья» включал в себя экспертную оценку по степени градации уровня здоровья в соответствии с предполагаемым видом деятельности (на основании приказа № 370 от 02.10.95 «О порядке проведения Военно-врачебной экс-

пертизы в ОВД», 1995, с. 263 - 264). В обобщенную таблицу данных вводился номер группы предназначения (1, 2, 3, 4). При этом меньший номер группы соответствовал более высокому уровню здоровья сотрудника.

Отмечалось количество полученных черепно-мозговых травм (ЧМТ). В обобщенную таблицу данных заносились числовые обозначения категории признака: «1» - отсутствие ЧМТ в анамнезе; «2» - наличие ЧМТ в анамнезе.

Проводился анализ общей заболеваемости: количество дней нетрудоспособности за истекший год (сумма дней); количество случаев заболевания (количество больничных листов за год); длительность одного случая заболевания (средняя длительность 1-го больничного листа). Сбор информации проводился путем опроса испытуемых и анализа статистических данных по листкам нетрудоспособности в отделе кадров подразделения.

Учитывался также показатель «спорт», означающий как часто сотрудник ОВД занимается спортом: «1» - не занимается спортом в настоящий момент; «2» - редко занимается; «3» - регулярно занимается, участвует в спортивных соревнованиях.

Показатель «вооруженные силы (ВС)» учитывал только службу в особо сложных условиях - воздушно-десантные войска (ВДВ) и подводный флот. В обобщенную таблицу данных вводились числовые обозначения категории признака: «1» - не служил в ВДВ и подводном флоте; «2» - служил в особо сложных условиях.

По каждому комбатанту учитывались показатели: количество командировок в Северо-Кавказский регион; длительность нахождения в зоне боевых действий (сутки); период последействия (срок, прошедший с момента первой командировки).

Статистическая обработка результатов проводилась при помощи комплекса компьютерных программ SPSS 10.0.5. for Windows и Excel 2000. Для оценки достоверности различий применялся t-критерий Стьюдента, учитывались статистические различия с уровнем значимости не ниже 95 % и тенденции к различию'(0,05 < р < 0,08). Проведен сравнительный и корреляционный анализ рассматриваемых групп.

В третьей и четвертой главе «Психологические изменения у сотрудников ОВД и ОМОН, связанные с участием в боевых действиях» представлены результаты статистического анализа значимых различий выделенных групп, а также корреляционный анализ и обсуждение результатов эмпирической части исследования.

Участие в боевых действиях является фактором, который изменяет изначально существующие личностно-харакгерологические особенности и соматический статус сотрудников ОВД, приводя большей частью к негативным, компенсирующе - защитным и отдельным позитивным последствиям

Ранние (до 1 года) негативные психологические последствия- > 10 % сотрудников ОВД появляются симптомы ОСР; у 5,2 % - повышается уровень нервно-психической напряженности, у 13 % - психофизиологического утомления; у 29 % -возросла возбудимость (ВК на уровне 1 5 - 3,0). После командировки увеличилось число лиц, имеющих значения 2-й шкалы СМШ1 на уровне 60 - 80 Т баллов- до командировки таковых выявлялось 2,6 %, а после - 7,8 % Число сотрудников с высокими значениями 4-й шкалы (60 - 70 Т) увеличилось на 11 % До и после командировки среднегрупповые значения по шкале ригидности не превышают уровень 40 -50 Т, но после возвращения из Чечни они значимо увеличиваются. До командировки только 7,9 % сотрудников имели значения по 6-й шкале на уровне 60 - 70 Т баллов, а после таковых стало уже 18,4 %. После участия в боевых действиях также возросло число лиц с диапазоном 7-й шкалы от 60 Т и выше- до командировки - 5,3 %, а после - 10,5 %. Средние значения по 8-й шкале СМИЛ обеих групп находятся на уровне 40 - 50 Т баллов, но после возвращения из Чечни они также значимо возрастают, в основном за счет сокращения (на 21 %) числа лиц с низкими значениями (30 - 40 Т) 8-й шкалы- до командировки таковых было 39,5 %, г после осталось 18,5 %.

В таблице 3 отражена динамика соматических и личностных изменений у участников боевых действий до и в течение года после командировки в Чечню.

Таблица 3

Динамика соматических и личностных изменений в течение 1 года после возвращения из Чечни_

№ Признак Средние значения 1 Р

До командировки После (через 1 год)

1 Количество больничных листов 1,0+1,0 1,7+1.1 -2,7 0,008

2 Среднегодовая длительность заболеваемости (дни) 6,6 + 8,7 20,3 + 22,0 -3,6 0,001

3 Средняя длительность одного больничного листа (дни) 3,9 + 3,9 12,4+12,3 -4,2 0,001

4 Шкала «2» СМИЛ 44.8 + 7,9 49,7 + 9,7 -2.5 0,01

5 Шкапа «4» импульсивности СМИЛ 50,0 + 8,6 56,8 + 7,6 -3.7 0,001

6 Шкала «6» ригидности СМИЛ 43.2 + 9.4 48,6 + 8,5 -2,7 0,008

7 Шкала «7» тревожности СМИЛ 45,0 + 6,8 50.1 + 5.9 -3,9 0,001

8 Шкала «8» индивидуалистичное™ 43,6 + 7.6 50,7 + 8.5 -3,9 0,001

Ранние негативные соматические последствия: в 2 раза возрастает частота заболеваемости, в 3 раза - длительность утраты трудоспособности по сравнению с уровнем до командировки В течение года после Чечни количество случаев заболеваний увеличилось на 24 % по сравнению с уровнем до поездки, у 21 % сотрудников суммарная длительность заболеваний за год составила от 30 до 120 дней, в то время как до поездки в течение 30 дней болели только 2,6 % сотрудников. Если до коман-

дировки только 2,6 % сотрудников имели 10-ти дневную длительность одного больничного листа, то после Чечни таких сотрудников стало уже 68,4 %, а у 21 % длительность одного случая заболевания составила от 20 до 60 дней.

Ранние (до 1 года) компененрующе-защитные реакции. После Чечни в 2 раза возросло число тревожных лиц с диапазоном 7-й шкалы выше 60 Т: до командировки таковых было 5,3 %, а после - 10,5 %, и ца 40 % сократилось число лиц с низкими значениями 7-й шкалы (35 - 40 Т), что говорит о повышении осторожности (до командировки выявлено 45 % таких лиц, а после только 5,3 %). При этом у сотрудников ОВД усилилась конформность к референтной группе за счет увеличения (на 21 %) числа лиц, имеющих средний диапазон 2-й шкалы (55 - 60 Т). Сочетанное повышение 7-й и 8-й шкал СМИЛ обуславливает механизм интеллектуальной трансформации тревоги, с уходом в ирреальный мир фантазий, дистанцирование от происходящего, и у 8,7 % сотрудников выявлены также симптомы диссоциации.

Ранние позитивные психологические последствия. Через год после Чечни на 8 % увеличилось число лиц с низкими показателями суммарного отклонения (0 - 5). У 10,5 % комбатантов (до командировки их было 2,6 %) выявлена высокая нервно-психическая устойчивость и способность к эффективной мобилизации в экстремальных ситуациях. Также через год после командировки на 34 % возросло число сотрудников, имеющих средний диапазон 4-й шкалы (55 - 60 Т): до командировки таковых выявлено 21 %, а после - уже 55 %. В экстремальной обстановке у них проявляется активный, деятельный тип поведения и решительность, способность к нешаблонному решению проблем, быстрота реакции.

Ранние позитивные соматические последствия' у 12,5 % сотрудников адаптация к экстремальной деятельности не затрагивает соматический уровень и после командировки у них сохраняется исходный соматический статус.

Негативные отдаленные (от 1 года до 7 лет) психологические последствия. Сравнение последствий участия в боевых действиях в зависимости от длительности периода последействия показаны в таблицах 4, 5,6.

Таблица 4

Сравнение последствий участия в боевых действиях в зависимости от _длительности периода последействия (группы № 1 и № 2) _

Признак Средние значения 1 Р

№ до 1 года от 1,5 до 3-х лет

1 Фактор «А» теста Кетгелла 7.7+ 1,7 7,05+ 1,5 + 1.9 0.06

2 Фактор «О» теста Кетгелла 3.5+1,8 42 ± 1,8 -1,9 0,06

3 Интегральный показатель КОТ 18.9 + 5,4 16,4 + 4,9 +1,9 0,07

4 Пространственное мышление КОТ 1.6+ 1,0 1.2 + 0,7 +2.1 0.04

5 Гибкость мышления КОТ 2.8+1.5 1.8 + 1.2 +3.2 0,002

Таблица 5

Сравнение последствий участия в боевых действиях в зависимости от _длительности периода последействия Ггруппа № 2 и № 3)_

№ Признак Средние значения г Р

от 1,5 - 3-х лет от 4-х и более лет

1 Шкала «3» СМИЛ 52,1 ± 7,4 48.8 +7,2 +2,5 0,02

2 Шкала «6» СМИЛ 46.5 ± 6,9 49,1 + 9,1 -1,7 0,08

3 Шкала «0» СМИЛ 43.1 ± 7,3 47.3 + 9,1 -2.8 0,005

Таблица 6

Сравнение последствий участия в боевых действиях в зависимости

от длительности периода последействия (группа № 1 и № 3)_

Средние значения

№ Признак до 1-ю от 4-х и 1 Р

года более лет

1 Количество больничных листов за год 1,7+1,0 2,6 + 2,0 -2,1 0,05

2 Шкала «3» СМИЛ 51.8 + 7,7 48.8 + 7,2 +2,4 0,019

3 Шкала «0» СМИЛ 43,4 + 8,1 47,3 + 9,1 -2,7 0,008

4 Фактор «А» теста Кеттелла 7,7 + 1,7 6,8 + 1,8 +2,9 0,005

5 Фактор «Н» теста Кеттелла 7,4 + 1,6 6,8 + 1,9 +2,0 0.05

6 Фактор «О» теста Кеттелла 3,5 + 1,8 4,3+1,8 -2,4 0,02

7 Фактор «С}2» теста Кеттелла «(}2» 3,6 + 1 ,9 4,4+1,7 -2,4 0,02

8 О- симптомы пперактивации (ОТС) 42,7 + 10,9 46,6+10,1 -1,8 0,07

В период от 1,5 до и 3-х лет примерно у 10 % сотрудников появляются симптомы ПТСР; на 7 % увеличилось число лиц с симптомами гиперактивации ПТСР, на 13 % - с тревожно-депрессивным настроением (фактор «О»). Высокие значения (60 -70 Т) по 3-й шкале имеют 19,6 % лиц во 2-й группе, тогда как в 3-й группе таковых только 8,4 %. Низкие показатели (30 - 45 Т) 3-й шкалы имеют 28,1 % сотрудников в 1-й группе и 47,9 % лиц в 3-й группе. Эмоциональная лабильность в течение первых 3-х лет после командировки незначительно нарастает, с последующим снижением по прошествии 4-х лет. Через три года в 3 раза увеличилось число сотрудников со значениями 6-й шкалы на уровне 60 - 70 Т. По прошествии длительного времени возрастают симптомы «избегания», невротизация, психическое напряжение и утомление, снижается общительность.

Линейно нарастающие негативные последствия, максимально выраженные в период от 1 года до 3-х лет: снижение общительности, возрастание замкнутости и недоверчивости (фактор «Л»); возрастание тревожно-депрессивного настроения (фактор «О»), увеличение симптомов «гиперактивации»; снижение числа лиц, у которых отсутствует непродуктивная напряженность, увеличение числа лиц, с признаками хронически накопившегося утомления. Линейно нарастающие негативные последствия, максимально выраженные в период от 4-х и более лет' увеличение числа лиц пассивных, нерешительных и осторожных (фактор «Н»). Изменения, которые

изначально компенсировались. за счет защитных механизмов, но по прошествии 3-х лет привели к негативным постецствиям повышению ригидности социальном ин-троверсии. психической напряженности и снижению оптимизма Негативные по-с 1едствия. которые по прошествии 3-х .'leí компенсировались снижение симптомов ОСР и ПТСР. эмоциональной лабильности, повышение \ровня общего интеллекта, пространственного мышления и гибкости мышления

Отдаленные негативные соматические последствия, по прошествии 4-х лет. по сравнению с периодом первого гсда. в 2 раза увеличивается частота заболеваемости 13 1-й грмше количество сотрудников, имеющих от 5 до 10 больничных листов в течение гола, составило 3.4 %. во 2-й группе - 3.5 %. а в 3-й - уже 25 %

Отдаленные компенсирующе - защитные последствия С увеличением периода последействия возрастает значения по шкале индивидуалистичное™ СМИЛ, замкнутость (фактор «А»), пен.хопатизация (г = 0,52) Замкнутость максимально усиливается в период от 1 юда до 3-х лет При сравнении сотрудников ОВД контрольной и «экстремальной» гр>пн выявлено, чю наибольшее среднее увеличение наблюдается по шкалам пессимистичности и инднпндуалистичности, а также выявлена положительная корреляция 8-й шкалы с возрастом (г = 0.34). Кроме того, у сотрудников ОМОН с увеличением возраста и периода после действия возрастают симптомы «избегания». ОСР и ПТСР (г - 0,33) - одним из проявлении которых является отчужденность. эмоциональная холодность.

Отдаленные позитивные психологические последствия. В таблице 6 отражено нарастание фактора «Q2», максимально выраженное в период от 1 года до 3-х лет, а также выявлена положительная корреляция данною фактора с возрастом (г = 0.34) Кроме того, в «экстремальной» группе сотрудников ОВД выявлено на 16 % больше лиц с показателями по шкале ошимистичностн на уровне 70 - 85 Т А также среди комбатантов. по сравнению с сотрудниками, имеющими многолетний стаж службы в мирных условиях, на 15 % больше лиц с показателями шкалы оптимистичности на уровне 65 - 70 1. Линейно нарастающие позшивные последствия, максимально выраженные в период от 1 года до 3-х лет: увеличение самостоятельности и нонконформизма (фактор «Q2») Линейно нарастающие позитивные последствия, максимально выраженные в период от 4-х и более лет снижение воспоминаний о псичо-транмнруюишх событиях. >ровня дистресса, устойчивости аффекта и обидчивости

Уровень подготовленности Бойцы ОМОН являются более подготовленными к действиям в экстремальных условиях, имени больше позитивных и меньше негативных последствий, а компененруюше-зашитные реакции \ них. в большинстве своем, совпадают с таковыми \ еотр\лникон ОВД В позитивную сторон) бонцов

ОМОН отличают более высокая нормативность поведения и гру ипово! о сотру дни-чества (фактор «й» теста Кеттслла; - среди сотрудников ОВД таковых 22.7 %. а среди бойцов ОМОН - 36.2 %. В гру ппе ОМОН на 32 % больше проницательных лиц (фактор «К») и на 48 % больше - уравновешенных (фактор «С»), Организованность и самоконтроль (фактор «03») характерны для 79 % бойцов ОМОН, в отличие от 4,5 % сотрудников ОВД В группе ОМОН на 13 % больше смелых сотрудников (фактор «Н»), на 33 % больше - экспрессивных (фактор «Р») и на 9,4 % больше лиц с развитым аналитическим и критичным мышлением (фактор «()»1) - рисунок 1.

01 ог оэ 04

Рис. 1 Сравнительная гистограмма «экстремальных» групп № 1 (ОВД) и № 2 (ОМОН) по методике 16 - ФЛО Кетгелла (форма С) Среднегрупповые профили по опроснику травматического стресса в обеих группах не превышают нормативный разброс (40 - 55 Т), однако в группе ОМОН значения по всем шкалам ОСР и ПТСР значимо ниже. В таблице 7 отражены последствия участия в боевых действиях у сотрудников ОВД и ОМОН. Сходные негативные последствия в обеих группах (симптомы ОСР,"ПТСР, психическое напряжение. тревожность, индивидуалистичность). видимо, указывают на единую природу развития и функционирования постстрессовых нарушений, с большей вероятностью возникающих на почве определенных личностных предиспознций, которые не зависят от профессиональной принадлежности.

Длительность «боевого стажа» не является абсолютно линейно действующим, негативным фактором, т.к после превышения суммарной длительности нахождения в боевых условиях 350 суток дальнейшего ухудшения состояния не наблюдается. Аккумуляция боевого опыта и истощение адаптационных ресурсов происходит в

период т 200 до 350 суки., чю приводит к переходу нормальной приспособительной реакции в симптомы ОС1' и Г1ТС!'

Таблица 7

Последствия участия в боевых действиях у со|р>дников ОВД и ОМОН

Последствия

Сотрудники ОВД

Бойцы ОМОН

Негативные

Увеличение симптомов ОСР

2. непродуктин-ной напряженности

3. психического утомления и пассивности

4.состояния тревожности

5 возбудимости 6. числа ЧМТ

отсроченные

Увеличение

1 симптомов ПТСР

2 пессимистичности

3 импульсивности

4 ригидности.

5 тревожности:

6 индивидуалистичное™,

7. невротизашш: 8 частоты и длительности заболеваемости 9. Снижение психологической активности

Увеличение

1 психического напряжения.

2 тревожности:

3 индивидуалистичное™

Компен-сирующе-

Увсличение: 1. социальной интровсрсии,

2 склонности к интеллектуальной трансформации тревоги;

3 эмоциональной холодности, дистанцирования от происходящего,

4 осторожности и чуткости к опасности

5. конформности референтной группе

6. способности мыслить абстрактно -аналитически на основе минимальной информации и прсмебреюя эмоциями

Снижение'

1. эмотивности

2. потребности в отдыхе и комфорте

Увеличение:

1 склонности к интеллектуальной трансформации тревога уход от реальности;

2 эмоциональной холодности.

3 осторожности и чуткости к опасности;

4 конформности;

5 способности мыслить абстрактно - аналитически на основе минимальной информации,

6 фемининности

Позитивные

Увеличение 1 независимости, решительности, быстроты реакции, оптимнстичности

Снижение. 1 числа ли» с застревающим типом акцентуации

2. эгоцентризма и циничного взгляда на жизнь

Сохранение 1 исходного соматического статуса у некоторых лиц

Увеличение

1 нервно - психической устой чивости и способности к эффективной мобилизации в экстремальных ситуациях;

2 активности, оптимизма, смелости и решительности.

I 3 группового сотрудничества, самоконтроля, рациональности, проницательности 4 уравновешенности, реалистичности. работоспособности, волн, упорства I 5 сообразительности и критнч ! ности мышления 6 Отсутствие симптомов ОСР и ПТСР \ большинства бойцов

^ 19.4 "и бойцов ОМОН с дписн.шклмо «боевою счала» 200 - 350 су гок симптомы «шбеыния> незначи 1 с 1мп>| (5^-60 Г] а у 0.5 % сотрудников - ярко выражены (70 'Г) Симптомы пшерактивашш наблюдаются у 35.5 % (длительность 200-350 суток), в отличие от 17.3 % пойти1, с длительюстыо до 200 суток При этом у 3.2 °-о бойцов ОМОН («боевой стаж» 200 - 3^0 суток) симптомы повышенной нервной возбудимости ярко выражены (6" - 70 Т бал - ов). что соответствует диагнозу «частичного» ШСР или ОСР. У бойцом ОМОН с д штсльностыо «боевого стажа» 200 - 350 суток на 12.4 % ботьше лип со значениями 6-й шкалы на уровне 60-70 Т баллов. Низкие показатели по шкале оптнмистичности С'МИЛ (45 - 50 Т) выявлены у 6 % боГшов с длительностью пребывания до 200 суток, у 25.8 % лиц с «боевым стажем» 200 - 350 суток, и у 30,3 % сотрч лшшж бывших в командировке от 350 до 700 суток, что указывает на снижение у них оптимизма и активности.

Адаптация к боевой обстановке происходит в результате мобилизации резервов организма после превышения суммарной дтитсльности 350 суток При этом процесс адашашш к экстремальным условиям протекает с ратной скоростью для различных функции организма (шкала «1» СМИЛ; факторы «О» и «И»теста Кеттелла). В период нахождения в командировке от 200 до 350 суток иа 10 % увеличилось число осторожных лиц, что указывает на защитно-компенсаторную реакцию В период адаптации отмечаются также позитивные изменения в период накопления «боевого стажа» 200-350 суток на 12 % возрастает самостоятельность (фактор «02»), а при суммарной длительности более 350 суток на 19 % снижается подозрительность, увеличивается адаптированность к группе (фактор «I >) У 18 % бойцов возрастает хладнокровие и спокойствие (фактор «О»)

Сотрудники ОВД с прогностически неблагоприятной (отрицательной) мотивацией участия в боевых действиях, имеют больше ноагивных последствий, чем лица с позитивной мотивацией Среди сотрудников с отрицательной мотивацией на 20 % больше лиц с длительностью одного случая нетрудоспособности от 20 и более дней, причем у 11 % из них она составляет 50 - 60 дней. Среди комбатантов с отрицательной мотивацией выявлено 17 % лип с высокими (65 - 75 Т) значениями шкалы невротического сверхконтроля и 10 % - шкалы эмоциональной лабильности СМИЛ, тогда как среди лиц с положительной мопшациен таковых нет вообще. В этой же группе на 12 % больше сотрудников с высокими значениями по шкале ригидности (60 - 70 Т) и на 12 % больше лиц с высоким чровнем непродуктивной напряженности («СО» больше 20) Причем, количество данных сотрудников возросло более чем в 3 раза, по сравнению с уровнем до командировки В этой же группе в 6 раз больше лип. с признаками хронически накопившеюся уточнения («ВК» меньше 0.5). по

сравнению с \роинем до командировки. и в 2 рла по сравнению с группой сотрудников с положительной могнпаписи Кроме тою \ согр\дников с отришпельнон мотивацией значимо выше страх агрессии со стороны окружающих фиксация на самозащите, симптомы ОСР (диссоциации «тоеиния»), индивидуатистичноеп, и значимо ниже - активное!I,. и коэффициент групповой адаптации

Риск дизадаптации и отдаленных негативных последствий выше у сотрудников ОВД и ОМОН, преморбидно имеющих следующие индивидуатьные шчностные особенности- 1 коммуникативные свойства выраженные ршидность интроверти-рованность, невротический сверхконтроль а также эмотивный тип акцентуации, дисгармоничные отношения в семье: 2 шоционалыю-волсвые характеристики-слабый тип нервной системы (выраженная эмоциональная неустойчивость); повышенная личностная тревожность: склонность фиксироваться на препятствии; 3. низкую самооценку; 4 прогнистически неблагоприятную мотивацию к участию в боевых действиях: 6 медицинские характеристики шнкии уровень исходною соматического здоровья, частую и дпнтельную кюотеваемость, 7 антропологические характеристики- зрелый возраст; дефицит росто-весового показателя

Негативное влияние длительного стажа стужебной деятельности (15 и более лет) в обычных (мирных) условиях несения службы проявляется в увеличении невротического сверхконтроля, пессимистичности, тревожности, пассивности, ригидности и суицидального риска Однако происходящие изменения имею! в своем составе аспекты, необходимые /¡„пи выполнения данной профессиональной деятельности: исполнительность, умение следовать инструкциям, практичность, конформность, нормативность поведения, ответственность, устойчивость к монотонному труду. При этом среди сотрудников с многотстним стажем, по сравнению с комба-тантами. на 19 % больше лиц, имеющих хронические заболевания, а у 22 % (в отличие от 8 % участников боевых действий) шачения 0-й шкалы находятся на уровне 60-70 Т и 9-й - на уровне 35-4^ Т Кроме того, показатель «количество детей» в корреляционном графе группы «старослужащих» является периферийным пртнаком. а «семейное положение» взаимосвязано лишь со стремлением скрыть дефекты своего характера (шкала «К») и высоким уровнем эмоциональной напряженности Следовательно, длительная служебная деятельность приводит к дисгармонии в семье и психологической напряженности Напротив, в группе комбатантов показатель «семейное положение» положительно коррелирует с 9-н шкалой и отрицательно с 0-и шкалой СМИЛ Семья помотает сохранить оптимизм, снижает иптровертирован-ность н. при наличии гармоничных отношений, способна оказать компенсирующее влияние, являясь важным фактором реадаптации воевавших сотрудников

1. Ранние (до 1 года) психологические последствия участия в боевых действиях у сотрудников ОВД большей частью сводятся к негативным (увеличение импульсивности, возбудимости, тревожности, частоты и длительности заболеваемости), компенсируюше - защитным (повышение осторожности, конформности) и отдельным позитивным последствиям (увеличение решительности, психической устойчивости, способности к эффективной мобилизации в экстремальной ситуации).

2. Отдаленные (от 1 года до 7 лет) психологические последствия участия в боевых действиях имеют, как правило, волнообразное течение и на протяжении критического периода (1,5-3 года) приобретают тенденцию к закреплению. К негативным отдаленным последствиям относятся: нарастание симптомов ПТСР, ригидности, пессимистичности; к компенсирующе-защитным реакциям - интровертирован-ность, эмоциональная холодность; а к отдаленным позитивным последствиям - увеличение независимости, оптимистичное™.

3. Внутренняя мотивация к участию в боевых действиях является ведущим фактором, определяющим характер психологических и соматических последствий. У сотрудников с прогностически неблагоприятной (отрицательной) мотивацией развивается больше негативных последствий (увеличение длительности утраты трудоспособности, хронического утомления, фиксации на самозащите; эмоциональной лабильности и ригидности).

4. Выраженность негативных психологических последствий резко увеличивается при достижении суммарной длительности пребывания в боевых условиях 200 -350 суток. Это происходит в результате аккумуляции психотравмирующего воздействия и «прорыва» индивидуального адаптационного барьера. Дальнейшее увеличение «боевого стажа» приводит к устойчивым адаптивным изменениям.

5. Уровень предварительной подготовки к боевым действиям существенно влияет на характер ранних и отдаленных психологических последствий. В связи с этим у бойцов ОМОН, в сравнении с сотрудниками ОВД, развивалось значительно меньше негативных и больше позитивных изменений (возрастала способность к самоконтролю, уравновешенность, смелость и групповое сотрудничество).

6. Психологические последствия участия в боевых действиях во многом сходны с теми, которые наблюдаются у сотрудников ОВД с длительным стажем (15 и более лет) несения службы в мирных условиях. Причем по ряду негативных изменений (пессимистичность, интровертированность, пассивность личностной позиции, семейные проблемы и ухудшение соматического здоровья) сотрудники с длительным стажем службы в мирных условиях превосходят участников боевых действий.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. «Психологические последствия участия в боевых действиях в зонах конфликтов» Тезисы Международной межвузовской научно-практической конференции студентов и аспирантов «Психология XXI века» / под ред. А. А. Крылова - СПб: Издат-во СПбГУ, 2001. с. 318 - 319.

2. «Воздействие боевого стресса: негативный и позитивный аспекты» Тезисы научно - практической конференции «Ананьевские чтения - 2001» / под общ. ред. А.

A. Крылова, В .А. Якунина. - СПб: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2001., с. 188 - 189.

3. «Влияние военных действий на психологическое и соматическое здоровье (на примере сотрудников ОВД)». Социально-правовые и психологические основы деятельности органов внутренних дел: проблемы теории и практики: Материалы региональной научно-практической конференции. СПб, 28.02.2002 / Под общ. ред.

B.П. Сальникова. Санкт - Петербургский университет МВД России, 2002., с.57 - 59.

4. «Пролонгированное воздействие боевой психической травмы» Психология XXI века: Тезисы Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «Психология XXI века» / Под ред. В.В. Чеснокова - СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2002., с. 84 - 86.

5. «Боевая обстановка: негативный, адаптивный и позитивный аспекты влияния». Ананьевские чтения: Психология и политика (Тезисы научно - практической конференции «Ананьевские чтения - 2002») I Под общ. ред. А.И. Юрьева, Л.А. Цветковой. - СПб: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2002., с. 442 - 444.

6. «Участники боевых действий - сотрудники ОВД: динамика изменений личности». Ананьевские чтения: Б.Г. Ананьев и комплексные исследования человека в психологии. Материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения» / Под общ. ред Л.А. Цветковой, Л.А. Головей. - Изд-во СПбГУ, 2003., с. 170 -172.

Подписано в печать i OS OS Формат 60x84 '/,

Объем i'/г пл._Тираж lac экз._Заказ № чы

Типография ВМедА, 194044, СПб., ул. Академика Лебедева, 6

РНБ Русский фонд

2006-4 7216

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Стрельникова, Юлия Юрьевна, 2005 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Психологические особенности деятельности сотрудников ОВД в боевых условиях и их травматические последствия (обзор литературы).

1.1. Психологическая специфика деятельности сотрудников ОВД.

1.2. Влияние мотивационной сферы личности и ценностных ориентаций на жизненную активность и эффективность профессиональной деятельности сотрудников ОВД.

1.3. Характеристика основных психотравмирующих факторов, свойственных локальным конфликтам.

1.4. Особенности боевой психической травмы и «комбатантных» личностных изменений у участников локальных конфликтов.

1.5. Психологическая диагностика и коррекция постгравматических стрессовых расстройств.

ГЛАВА 2. Организация и методы исследования.

2.1. Теоретико - методологическая база исследования.

2.2. Объект исследования.

2.3. Методы исследования.

2.4. Математико-статистическая обработка результатов.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

ГЛАВА 3. Психологические изменения у сотрудников ОВД и ОМОН, связанные с участием в боевых действиях.

3.1. Влияние стажа профессиональной деятельности в обычных условиях службы на психологические особенности сотрудников ОВД.

3.2. Последствия участия в вооруженных конфликтах.

3.2.1. Динамика психологических и соматических изменений в течение года у сотрудников ОВД - участников боевых действий.

3.2.2. Психологические различия контрольной группы и участников боевых действий.

3.3. Сравнение изменений личности у участников боевых действий и лиц с длительным стажем службы в мирных условиях.

3.4. Зависимость последствий участия в боевых действиях от влияния различных специфических факторов.

3.4.1. Зависимость последствий участия в боевых действиях от влияния уровня подготовленности к действиям в экстремальных условиях.

3.4.2. Изучение психологических последствий пролонгированного воздействия травматической ситуации боевого стресса.

3.4.3. Влияние длительности периода последействия на последствия участия в боевых действиях.

3.4.4. Зависимость последствий участия в боевых действиях от мотивов согласия на командировку.

ГЛАВА 4. Обсуждение результатов исследования.

4.1. Сопоставление и обсуждение выявленных закономерностей влияния стажа профессиональной деятельности в обычных (мирных) условиях на психологическое и соматическое здоровье сотрудников ОВД.

4.2. Оценка и сопоставление взаимосвязей психологических и соматических последствий участия в боевых действиях.

4.2.1 Сопоставление закономерностей динамики психологических и соматических изменений у сотрудников ОВД в течение года после командировки в район боевых действий.

4.2.2. Оценка и сопоставление взаимосвязей психологических и соматических изменений, симптомов ОСР и ПТСР у сотрудников ОВД - участников боевых действий, по сравнению с контрольной группой.

4.3. Обсуждение выявленных изменений личности у участников боевых действий и лиц с длительным стажем службы в мирных условиях.

4.4. Оценка и сопоставление взаимосвязей влияния различных специфических факторов на последствия участия в боевых действиях.

4.4.1. Оценка и сопоставление психологических изменений, взаимосвязанных с уровнем подготовленности к действиям в экстремальных условиях на примере бойцов ОМОН и сотрудников ОВД).

4.4.2. Оценка и сопоставление психологических изменений, взаимосвязанных с длительностью нахождения в боевых условиях.

4.4.3. Оценка и сопоставление психологических изменений, которые взаимосвязаны с длительностью периода последействия.

4.4.4. Оценка и сопоставление психологических изменений, взаимосвязанных с различными мотивами участия в боевых действиях.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологические последствия участия в вооруженных конфликтах"

Актуальность темы. Проблема медико-психологических последствий чрезвычайных ситуаций, межнациональных, межрегиональных конфликтов и локальных войн, в настоящее время вызывает серьезную озабоченность.

Увеличение числа и разнообразия локальных конфликтов в последние десятилетия повлекло за собой вовлечение в них не только армейских, но и других силовых структур, в частности сотрудников органов внутренних дел (ОВД). Стоящие перед ними служебно-боевые задачи существенно отличаются от задач вооруженных сил и характеризуются сильным, разноплановым психотравмирующим воздействием, что влечет за собой постановку новых исследовательских проблем. К таким проблемам относятся психологическое сопровождение сотрудников ОВД, направляемых в «горячие точки» на систематической основе, необходимость прогностической оценки состояния их здоровья и работоспособности, проведение реабилитационных мероприятий.

К настоящему времени установлено, что даже кратковременное участие в боевых действиях влечет за собой серьезные психологические последствия. Они могут быть непосредственными и отставленными во времени, и проявляются различными формами психической дизадаптации и личностными изменениями. Обсуждаемая проблема первоначально исследовалась в рамках военной психиатрии. В 1889 г. Х.Оппенгейм ввел термин «травматический невроз» для диагностики психических расстройств у участников боевых действий. Психологическими проблемами участников Первой мировой и Гражданской войн в России занимались В.Н. Бехтерев, П.Б. Ганнушкин, Г.Е. Шумков, а после ВОВ - Е.К. Краснушкин, В.А. Гиляровский [32], А.Р. Jly-рия [78] и многие др. Именно тогда в отечественной военной психологии появилось понятие «отсроченные психогенные реакции», которые часто наблюдались у военнослужащих и возникали после боев. В 1941 г. A. Kardiner назвал подобные явления «хроническим военным неврозом» [186], имевшим, по его мнению, как физиологическую, так и психологическую природу, и впервые описал симптоматику этого расстройства. В монографии «Человек в условиях стресса» R. Grinker и J. Spiegel в 1945 г. перечислили симптомы «военного невроза» [179]. В середине 1970-х американское общество вплотную столкнулось с проблемами ветеранов Вьетнама. На эту тему опубликовано большое число исследований за рубежом (Epstein R.S., Fullerton C.S., Horowitz M.J., Jordan B.K., Kulka RA, Kessler R.C., Kahana В., Spiegel D., Schlenger W.E., Sonnega A., Ursano R.J., Yehuda R. и др.). В 1988 г. также были опубликованы данные общенациональных ретестовых исследований различных аспектов послевоенной адаптации ветеранов вьетнамской войны, которые прояснили многие вопросы, связанные с природой и диагностикой ПТСР. По изучению многоаспектности феномена последствий военного стресса, а также антропогенных и стихийных катастроф в последние годы выполнено большое число отечественных работ (Александровский Ю.А, Зе-ленова М.Е., Котенев И.О., Короткова Н.В., Лазебная Е.О., Маклаков А.Г., Марищук B.JL, Нечипоренко В.В., Снедков Е.В., Тарабрина Н.В., Чермянин С.В., Шамрей В.К. и др.). В целом проблема личностных изменений у участников боевых действий рассматривается в современной научной литературе в контексте сложного взаимодействия трансформированной личности с противоречивым социально-общественным отношением к ветеранам. При этом основное внимание уделяется изучению негативного влияния военных действий на структуру личности, психологическое и соматическое здоровье. Например, при сравнении боевых действий в Афганистане 1979 - 1989 гг. и Чечне 1994-1996 гг., последние расценивались как более негативные для участников и общества в целом [9]. Однако экстремальные факторы действуют не всегда отрицательно, т.к. некоторые люди имеют положительную адаптацию к травме, используя опыт ее переживания как источник мотивации личностного роста. Тем не менее, в доступной литературе удалось обнаружить лишь единичные работы, в которых упоминалось о частично позитивном влиянии боевого стресса на отдельных участников вооруженных конфликтов. Например, Лыткин В.М., Шамрей В.К. и др. [80] указывают, что изменение личности после выхода из экстремальных условий может идти и по регрессивному, и по прогрессивному (позитивному) направлениям.

Воздействие экстремальных ситуаций на сотрудников милиции, механизмы развития у них ПТСР и других психологических последствий остаются недостаточно изученными. На сегодняшний день можно констатировать, что лишь у части личного состава развитие психопатологических состояний связано с боевой психической травматизацией. Причем речь не идет о выраженных проявлениях, требующих немедленной госпитализации сотрудника, или увольнения его из ОВД по соответствующей статье. Нарушения проявляются на психологическом уровне в виде тревожности, агрессивности, срывов профессиональной деятельности, злоупотребления алкоголем, семейных и межличностных конфликтов. Учитывая, что сотрудники ОВД, несмотря на высокий риск ухудшения психического самочувствия, не склонны самостоятельно обращаться за помощью, необходим активный подход к их выявлению, изучение всего спектра профессиональных и медико - психологических проблем, связанных с последствиями боевой травматизации, что и обусловило выбор темы и постановку гипотез настоящего исследования.

Гипотезы исследования:

1. Участие в вооруженных конфликтах у значительной части сотрудников ОВД сопровождается негативными последствиями для психического и соматического здоровья, которые могут носить отсроченный характер, имеют сложную структуру, связаны с уровнем подготовки к действиям в экстремальных условиях и длительностью пребывания в зонах боевых действий. При этом у некоторой части сотрудников возможны адаптивные (позитивные) изменения личности.

2. Мотивы к участию в боевых действиях влияют на психологические и соматические последствия.

3. Длительность периода последействия (срока, прошедшего с момента первой командировки) влияет на последовательность протекания и выраженность последствий участия в боевых действиях.

4. Выполнение служебных задач в обычных условиях несения службы, но в течение длительного времени (более 15 лет) вызывает психологические изменения личности близкие к тем, которые происходят под влиянием экстремальной деятельности в боевых условиях за короткий период времени.

Цель исследования: Выявить и оценить изменения в психическом состоянии и структуре личности у сотрудников ОВД, неоднократно находившихся в зонах локальных конфликтов и принимавших участие в боевых действиях различной интенсивности.

Задачи исследования:

1. Анализ литературных данных, касающихся психологической специфики профессиональной деятельности сотрудников ОВД в боевых условиях.

2. Оценка влияния стажа профессиональной деятельности в обычных условиях службы на психологические особенности сотрудников ОВД.

3. Оценка психологических последствий у сотрудников ОВД до и после участия в боевых действиях, а также в сравнении с контрольной группой.

4. Сравнение изменений личности у участников боевых действий и сотрудников ОВД с длительным стажем службы в мирных условиях.

5. Изучение зависимости психологических и соматических последствий участия в боевых действиях от влияния различных специфических факторов:

- уровня подготовленности к действиям в экстремальных условиях;

- суммарной длительности пребывания в командировке;

- длительности периода последействия (срока, прошедшего с момента первой командировки);

- мотивов согласия на командировку в зону вооруженного конфликта.

Предмет исследования.

Психические состояния и психологические особенности личности сотрудников из различных подразделений ОВД и бойцов ОМОН, в разное время участвовавших в боевых действиях в зоне локальных конфликтов.

Научная новизна работы заключается в дифференцированной оценке последствий участия в боевых действиях, лежащих за гранью медицинской нормы, пограничных, а также вариантов психологической нормы. Специфическими отличиями работы являются: выделение психологических типов личностных изменений (негативных, компенсирующе-защитных и позитивных) у участников боевых действий, а также личностных предпосылок для эффективного преодоления нервно-психической нагрузки в экстремальных условиях. Определение динамики психосоматических изменений в различные периоды последействия в зависимости от мотивов согласия на командировку и длительности «боевого стажа». Сравнение изменений личности у участников боевых действий и сотрудников ОВД с многолетним стажем службы в обычных (мирных) условиях.

Практическая значимость исследования диктуется необходимостью ре шения задач по совершенствованию организации оказания квалифицированной и специализированной медико-психологической помощи сотрудникам ОВД, направляемым в командировки в Северо-Кавказский регион на систематической основе, и по профилактике психических нарушений у лиц с донозологиче-скими расстройствами. Полученные данные могут служить критериями при проведении медико-психологической экспертизы, помогут отобрать наиболее информативные методики для обследования сотрудников ОВД, направляемых и возвратившихся из зоны боевых действий, позволят осуществлять прогностическую оценку психологического состояния и обосновать рекомендации по динамическому контролю психологического состояния и психологической реабилитации сотрудников.

Положения, выносимые на защиту:

1. Пребывание в зонах вооруженных конфликтов является фактором, существенно влияющим на соматическое и психологическое благополучие сотрудников ОВД, при этом приобретаются новые и изменяются предварительно существующие личностно-характерологические особенности. Причем последствия носят не только негативный, компенсирующе - защитный, но и частично позитивный характер.

2. Мотивы к участию в боевых действиях влияют на характер психологических и соматических последствий. Сотрудники ОВД с отрицательной мотивацией участия в боевых действиях имеют больше негативных последствий, чем лица с позитивной мотивацией деятельности.

3. Выраженность негативных психологических последствий участия в боевых действиях зависит от суммарной длительности пребывания в экстремальных условиях, приводящей к аккумуляции психотравмирующего воздействия и «прорыву» индивидуального адаптационного барьера. Однако увеличение «боевого стажа» до определенного уровня и накопление боевого опыта приводит в дальнейшем к адаптивным и позитивным изменениям.

4. Успешность деятельности в экстремальных условиях, характер ранних и отдаленных последствий участия в боевых действиях зависят от уровня предварительной подготовленности. Бойцы ОМОН являются более подготовленными к действиям в экстремальных условиях, имеют больше позитивных и меньше негативных последствий, чем сотрудники ОВД.

5. Длительность «боевого стажа» и периода последействия (срок, прошедший с момента первой командировки) - это два различных фактора, которые могут действовать совместно и раздельно, влияя на ранние и отдаленные последствия участия в боевых действиях. Происходящие с течением времени изменения чаще протекают медленно, иногда линейно (в сторону нарастания или снижения), либо волнообразно, с чередованием периодов улучшения и ухудшения состояния. При этом знание динамики возможных колебаний позволяет прогнозировать срок, в течение которого изменения еще носят обратимый характер, для своевременного проведения адекватных медико-психологических реабилитационных мероприятий.

6. Длительный стаж служебной деятельности (15 и более лет) в обычных (мирных) условиях несения службы приводит к характерным изменениям и профессиональной деформации личности у сотрудников ОВД. При этом психологические последствия, происходящие под влиянием кратковременной, но экстремальной деятельности в боевых условиях во многом сходны с теми, которые происходят в мирных условиях, но в течение длительного времени. При этом продолжительная профессиональная деятельность в мирных условиях по ряду изменений носит более негативный характер.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. Ранние (до 1 года) психологические последствия участия в боевых действиях у сотрудников ОВД большей частью сводятся к негативным (увеличение импульсивности, возбудимости, тревожности, частоты и длительности заболеваемости), компенсирующе - защитным (повышение осторожности, конформности) и отдельным позитивным последствиям (увеличение решительности, нервно-психической устойчивости и способности к эффективной мобилизации в экстремальной ситуации).

2. Отдаленные (от 1 года до 7 лет) психологические последствия участия в боевых действиях имеют, как правило, волнообразное течение и на протяжении критического периода (1,5-3 года) приобретают тенденцию к закреплению. К негативным отдаленным последствиям относятся: нарастание симптомов ПТСР, ригидности, пессимистичности; к компенсирующе-защитным реакциям - интровертированность, эмоциональная холодность; а к отдаленным позитивным последствиям - увеличение независимости, опти-мистичности.

3. Внутренняя мотивация к участию в боевых действиях является ведущим фактором, определяющим характер психологических и соматических последствий. У сотрудников с прогностически неблагоприятной (отрицательной) мотивацией развивается больше негативных последствий (увеличение длительности утраты трудоспособности, хронического утомления, фиксации на самозащите; эмоциональной лабильности и ригидности).

4. Выраженность негативных психологических последствий резко увеличивается при достижении «боевого стажа» (суммарной длительности пребывания в боевых условиях) 6-12 месяцев (200 - 350 суток). Это происходит в результате аккумуляции психотравмирующего воздействия и «прорыва» индивидуального адаптационного барьера. Дальнейшее увеличение «боевого стажа» приводит к устойчивым адаптивным изменениям.

5. Уровень предварительной подготовки к боевым действиям существенно влияет на характер ранних и отдаленных психологических последствий. В связи с этим у бойцов ОМОН, в сравнении с сотрудниками ОВД, развивалось значительно меньше негативных и больше позитивных изменений (возрастала способность к самоконтролю, уравновешенность, смелость и увеличивалось групповое сотрудничество).

6. Психологические последствия участия в боевых действиях во многом сходны с теми, которые наблюдаются у сотрудников ОВД с длительным стажем (15 и более лет) несения службы в обычных (мирных) условиях. Причем по ряду негативных изменений (пессимистичность, интровертированность, пассивность личностной позиции, семейные проблемы и ухудшение соматического здоровья) сотрудники с длительным стажем службы в мирных условиях превосходят участников боевых действий.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Для профилактики острой дизадаптации и отдаленных негативных последствий необходимо исключить случаи отправки в командировки лиц, имеющих прогностически неблагоприятную внутреннюю мотивацию к участию в боевых действиях и преморбидные факторы риска.

2. Предельный срок однократного непрерывного пребывания в боевых действиях не должен превышать 6 месяцев (200 суток).

3. Крайне важно своевременно выявлять сотрудников ОВД и ОМОН с возникшими признаками декомпенсации психической деятельности и не посылать их в повторные командировки без проведения реабилитационных мероприятий. Целесообразно также проводить реадаптацию воевавших сотрудников и сохранять их в структуре ОВД как наиболее профессионально-опытный контингент, а не увольнять, «поставляя кадры» криминальным структурам. При этом участникам боевых действий желательно создать такую социальную нишу, в которой был бы возможен дифференцированный личностный подход, а личностные особенности были бы направлены в русло социально приемлемой деятельности (например, в подразделениях по борьбе с организованной преступностью, особого и специального назначения, криминальной милиции и милиции общественной безопасности, ГЗ ОВО).

3. Основные направления медико-психологической реабилитации в течение года после первой командировки и до 3-х лет включительно:

- индивидуальная и групповая психокоррекционная, психотерапевтическая работа, направленная на обретение контроля над эмоциональными реакциями, восстановление чувства личностной целостности, интеграция травматического опыта в общую временную перспективу жизни и личную историю. При этом первоочередной задачей психологической помощи является не снятие повышенной агрессивности или напряженности, а восстановление гармоничных отношений в семье сотрудника как базовой, стержневой основы привязанности к мирной жизни;

- психофармакологическая терапия;

- диагностика и лечение соматической патологии.

5. Основные направления медико-психологической реабилитации в период от 4-х и более лет после первой командировки сводятся к следующим:

- диагностика и лечение психосоматической патологии;

- индивидуальная и групповая психокоррекционная, психотерапевтическая работа, направленная на изменение иерархии личностных ценностей, деформации образа «Я», инверсия временной направленности, преодоление неадекватных механизмов психологической защиты.

6. Для выполнения задач в боевых условиях следует отбирать сотрудников, имеющих следующие индивидуальные личностные особенности:

- коммуникативные свойства: общительность, активность, смелость, решительность, способность к групповому сотрудничеству, гибкость в решении проблем; гармоничные семейные отношения;

- эмоционально-волевые характеристики: эмоциональная устойчивость, волевой самоконтроль, способность к эффективной мобилизации в экстремальных обстоятельствах;

- интеллектуальные характеристики: абстрактно-аналитический стиль мышления, оперативность, гибкость и критичность мышления, высокий уровень общей вербальной культуры;

- адекватная самооценка;

- прогнистически благоприятная мотивация к участию в боевых действиях (чувство долга, групповая принадлежность, стремление к деятельности, которая нравится);

- медицинские характеристики: соматическое здоровье, редкая и непродолжительная заболеваемость; физиологически оптимальная степень доминирования симпатического отдела вегетативной нервной системы и энергетическая мобилизованность организма;

- антропологические характеристики: молодой возраст; нормальный росто-весовой показатель.

7. Перед отправкой в зону вооруженных конфликтов необходима психологическая подготовка (формирование соответствующей мотивации, повышение стрессоустойчивости, проработка ранее пережитых психологических травм, тренинг формирования команды и т.д.). С этой целью необходимо создать реабилитационный центр в системе ОВД г. Санкт-Петербурга и разработать программу медико-психологических реабилитационных мероприятий с сотрудниками, принимавшими участие в боевых действиях в СевероКавказском регионе, а также с членами их семей. Необходимо организовать регулярное повышение квалификации психологов подразделений ОВД и ОМОН по проблемам психологической подготовки сотрудников перед отправкой в Чечню и их последующей реабилитации.

8. Целесообразно проводить систематическую медицинскую и психологическую реабилитацию сотрудников ОВД в процессе сопровождения служебной деятельности в мирных условиях.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Стрельникова, Юлия Юрьевна, Санкт-Петербург

1. Агарков В.А. Эмпирические исследования диссоциации. // Современная психология: состояния и перспектива. / Тезисы доклада на юбилейной научной конференции ИП РАН 28-29.01.2002, М. Институт психологии РАН. 2002. Том 1, с. 242.

2. Агрелль Я. Стресс: его военные следствия психологические аспекты проблемы./ В кн. Эмоциональный стресс.- JL: Медицина, 1970.- с.248.

3. Александров Е.О. Взорванный мозг. Посттравматическое стрессовое расстройство. Клиника и лечение. Новосибирск: Издательство «Сибвузиздат», 2001.- 160 с.

4. Ю.Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства: Учебное пособие. М.: Медицина, 2000. - 496 с.

5. П.Андреев Н.В. Влияние психологического фактора на деятельность подразделений ОВД в экстремальных условиях. / Материалы семинара практических психологов служб и подразделений ГУВД г. Москвы. М.: Академия МВД РФ, 1998.-с. 28-35.

6. Андреев Н.В. и соавт. Формирование групп и работа с личным составом ОВД в особых условиях: Методическое пособие. М.: Академия МВД России, 1996.

7. Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Личность корыстного преступника. Томск, 1989.

8. Апчел В.Я., Цыган В.Н. Стресс и стрессоустойчивость человека. — СПб.: 1999 г.-86 с.

9. Астапов В.М. Функциональный подход к изучению состояния тревоги: Прикладная психология. 1999. № 1.-е. 41-47.

10. Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. М.: Мысль, 1976.

11. Балабанова Л.М. Судебная патопсихология (вопросы определения нормы и отклонений). Д: Сталкер, 1998. с. 126-132.

12. Береговой ГЛ., Завалова Н.Д., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А. Экспериментально-психологические исследования в авиации и космонавтике. М.: Наука, 1978.

13. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. -Л.: Наука, 1988.-е. 13-21.

14. Бовин Б.Г., Калашников М.О., Калашникова О.Э., Панова Т.Б. Методические рекомендации по психологическому сопровождению подразделений вневедомственной охраны. / М.: научно-исследовательский центр проблем медицинского обеспечения МВД РФ, 1997. 76 с.

15. Бодров В.А. Психология профессиональной пригодности. М.: ПЕР СЭ, 2001.

16. Бодров В.А., Ложкин Г.В., Плющ А.Н. Нелинейная модель мотивацион-ной сферы личности. // Психол. журн. 2001. № 2. С. 90-100.

17. Бодров В.А., Сыркин Л.Д. Диагностика и прогнозирование профессиональной мотивации в процессе психологического отбора // Психологический журнал 2003, т. 24, №1,с. 73-81.

18. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь справочник по психологической диагностике. Киев, 1989. - 200 с.

19. Васильев А.Ю., Панасенко С.Л., Привалова М.Я. Социально гигиенические аспекты заболеваемости у сотрудников ОВД с болезнями системы кровообращения. / Журнал «Медико-социальная экспертиза и реабилитация» - М. Медицина. 2002. № 3 - с. 49 - 51.

20. Вахов В.П., Волков В.Н., Колос И.В., Назаренко Ю.В., Калманов Г.Б. Особенности психического состояния сотрудников ОВД, работающих в экстремальных условиях. Домодедово, 1992.

21. Волков А.А. Психологическая подготовка сотрудников ОВД и ее практическое значение в повышении их профессионального мастерства. / Материалы семинара практических психологов служб и подразделений ГУВД Москва, 1996.

22. Гиляровский В.А. Старые и новые проблемы психиатрии. М., 1946.

23. Глушко А.Н., Овчинников Б.В., Яньшин JI.A. и др. О проблеме психофизической реабилитации. / Военно-медицинский журнал. 1994 № 3, с.46.

24. Гульдан В.В. Психологические механизмы формирования суггестивных мотивов противоправных действий у психопатических личностей / психические расстройства, не включающие вменяемости. М., 1984.

25. Емельянов Б.М. Подготовка сотрудников милиции к обеспечению охраны общественного порядка и общественной безопасности при проведении массовых мероприятий. Москва, 1992. 48 с.

26. Епутаев Е.Ю., Иконникова М.Е., Агарков В.А., Тарабрина Н.В. Диссоциативные состояния и формально-динамические свойства индивида // Материалы 7-й междисциплинарной конференции биологической психиатрии «Стресс и поведение». М., 2003, с. 121

27. Ещенко Н.Г. Негативные психические состояния в деятельности сотрудников СОБР и пути преодоления их последствий. Автореф. дис. .канд. пси-хол. наук. Тверь, ТГУ, 1997.

28. Жиляев А.А. Особенности воспитания патриотизма у военнослужащих внутренних войск при выполнении служебно-боевых задач. // Психопедагогика в правоохранительных органах. 1998. № 2 (8), с. 49-52.

29. Зейгарник Б.В. Патопсихология. 2-е изд. М.: Изд-во МГУ, 1986. - 252 с.

30. Зеленова М.Е., Лазебная Е.О., Тарабрина Н.В. Психологические особенности посттравматических стрессовых состояний у участников войны в Афганистане // Психологический журнал. 1997, № 2, с. 34—49.

31. Зеленова М.Е. Характер посттравматической адаптации и особенности смысложизненных ориентаций у ветеранов боевых действий в Афганистане. // Труды Института Психологии РАН. М., 1999.

32. Зеленова М.Е., Лазебная Е.О. Экспериментально-психологическое изучение динамики посттравматической стрессовой адаптации участников боевых действий. // Труды Института Психологии РАН. М., 2000.

33. Знаков В.В. Письма в редакцию (сравнительный анализ психологических последствий участия в войне ветеранов Вьетнама и Афганистана) // Психологический журнал. 1990. Т.11. № 5. С.164.

34. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. СПб.: Питер, 2000.

35. Каверин С.Б. Мотивация труда. М.: ИП РАН, 1998.

36. Калашникова О.Э. Основные виды деятельности и психологическая пригодность к службе в системе органов внутренних дел (Справочное пособие). — М., 1997. —с. 284—311.

37. Калмыкова Е.С., Миско Е.А., Тарабрина Н.В. Особенности психотерапии посттравматического стресса. Психологический журнал, Т. 22, № 4, 2001 г., с. 70-80.

38. Калмыкова Е.С., Падун М.А. Ранняя привязанность и ее влияние на устойчивость к психической травме (сообщение 1) // Психол. журн. 2002. №. 2 С. 88-105.

39. Калмыкова Е.С., Комиссарова С.А., Падун Ми Агарков В.А. Взаимосвязь типа привязанности признаков посттравматического стресса (сообщение 2) // Психол. журн. 2002. Т. 24. № 6. С. 89-97.

40. Капустина А.Н. Многофакторная личностная методика Р. Кеттелла. -СПб.: Речь, 2001. 112 с. - (Практикум по психодиагностике).

41. Камышанов А.А. Психологические условия повышения эффективности деятельности начальника ДГ КПП // Психопедагогика в правоохранительных органах.- 1998. № 2 (8). с. 30-35.

42. Караяни А.Г. Психологическая работа в боевой обстановке: практическое пособие. Самара, 1997. - 66 с.

43. Китаев Смык JI.A. Психология стресса. - М.: Наука, 1983. - 368 с.

44. Коломеец В.К. Вопросы психологической подготовки сотрудников милиции к действиям в особо сложных условиях // Приложение к «Вестнику передового опыта». Свердловск, 1975. - 68 с.

45. Кореняк Р.Ю. Проблема боевого стресса у военнослужащих внутренних войск МВД России и пути его преодоления. Медицинский вестник МВД, №4(5), 2003, с. 11-13.

46. Корнилова Т.В. Теоретические конструкты и психологическая реальность в индексах мотивации опросника Эдвардса // Вопросы психологии. 1997. № 1, с. 63-72.

47. Котенёв И.О. Психологическая диагностика постстрессовых состояний у сотрудников органон внутренних дел. Методическое пособие для практических психологов. МЦ при ГУК МВД России. М., 1997 г. 40 с.

48. Котенёв И.О., Богданова М.Б. Террористический акт в Буденновске: постстрессовые состояния у работников милиции // Известия МЦПО и КНИ при ГУК МВД России. 1996 г. № 3, с. 49.

49. Краткий отборочный тест для оценки уровня интеллекта кандидатов на службу в органы внутренних дел и учебу в образовательные учреждения МВД РФ. Методические рекомендации. - СПб. 1997. - 68 с.

50. Курбатова Т.Н., Муляр О.И. Проективная методика исследования личности «Hand-тест». Руководство по использованию. СПб, ГП «ИМАТОН», 1996.-56 с.

51. Ладанов И.Д. Обучение личного состава подразделений и частей в военное время. М., 1970.

52. Лапшин Е.В., Котенёв И.О. Опыт и проблемы психологического обеспечения деятельности подразделений ОВД в условиях вооруженного конфликта // Известия МЦПО и КНИ при ГУК МВД России. 1996, N2.- с.132-141.

53. Лебедева Н.М. Базовые ценности русской культуры на рубеже XXI века / Психологический журнал, 2000, т. 21. № 3. с. 73 87.

54. Лебедева Н.М. Социальная идентичность на постсоветском пространстве: от поисков самоуважения к поискам смысла / Психологический журнал, 1999, Т. 20. №3, с. 53-58.

55. Лебедева Н.М. Ценностно мотивационная структура личности в русской культуре / Психологический журнал, 2001, т. 22, № 3, с. 26 — 36.

56. Леонтьев Д.А. Динамика смысловых процессов // Психологический журнал 1997. №6. С. 87-96.

57. Лукин С.Е., Суворов А.В. Тест рисуночной ассоциации С. Розенцвейга. Руководство по использованию. СПб, ГП «ИМАТОН», 1993. - 63 с.

58. Лурия А.Р. Восстановление функции мозга после военной травмы // Афазия и восстановительное обучение: тексты. М., 1983. с. 143-148.

59. Лыткин В.М., Шамрей В.К., Койстрик К.Н. Посттравматические стрессовые расстройства. СПб.: ВМедА, 1999.

60. Маклаков А.Г. Общая психология: Учебник для вузов. СПб.: Питер, 2004, с. 515

61. Маклаков А. Г., Чермянин С.В. Проблемы прогнозирования психологических последствий локальных военных конфликтов. М.: Психологический журнал, т.19,№ 2, 1998.

62. Марищук В. Л., Евдокимов В.И. Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса-СПб.: Издательский дом «Сентябрь», 2001 г.

63. Маслоу А. Г. Мотивация и личность. Перевод с англ. Татлыбаевой A.M. -СПб.: Евразия, 1999.

64. Матюхин В. В. Комплексная оценка напряжения умственного труда и функционального состояния организма работающих (классификация, профилактика перенапряжения) Автореф. дис. д-ра мед. наук. — М., 1989.

65. Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г. Адаптация к стрессорным ситуациям и нагрузкам. М.: Медицина. 1993. - 256 с.

66. Мисюра В.Ф. Психологическая реабилитация военнослужащих, под ред. к.п.н. Шевченко В.В., к.с.н. Закарлюк М.М. М.: Изд. Военная Академия им. М.В. Фрунзе, 1995.

67. Михайлова Т. В. Оценка и прогноз профессиональной пригодности личного состава специальных подразделений МВД РФ к деятельности в чрезвычайных и экстремальных ситуациях. / Автореферат диссерт. к.п.н. ВЦЭ-иРМ МЧС России, СПб, 2002. - 21 с.

68. Мойкин Ю. Ф. Физиологические основы научной организации труда. — М., 1971.

69. Никонов В.П., Козловский И.И. Психологическая адаптация в боевой обстановке режима чрезвычайного положения (Северо-Кавказский регион). / Безопасность. Информационный сборник. 1995, №7-8.- с. 94-103.

70. Никонов В.П., Козловский И.И., Славнов С.В. Особенности психической адаптации сотрудников МВД России, несущих службу в районах вооруженных конфликтов (Северо-Кавказский регион) / Русский мед. журн. 1996 г.-Т. 4, № 11.-с. 704-710.

71. Новицкий А.А. Синдром хронического эколого-профессионального перенапряжения и проблемы сохранения здоровья личного состава в процессе военно-профессиональной деятельности / Военно-медицинская Академия -СПб., 1993 г.-Т. 235. с.81-82.

72. Ольшанский Д.В. Смысловые структуры личности участников афганской войны. Психологический журнал, т. 12, № 5, 1991 г, с. 120 - 131.

73. Падун М.А., Агарков В.А. Психическая травма: разрушение базовых убеждений // Современная психология: состояния и перспектива. / Тезисы доклада на юбилейной научной конференции ИП РАН 28-29.01.2002. М.: Институт психологии РАН, 2002. Том 1, с. 290.

74. Пономаренко В.А., Завалова Н.Д. Авиационная психология. М.: Гос-НИИИА и КМ, 1997.

75. Пономаренко В.А., Лапа В.В. Профессия летчик. М.: Воениздат, 1985.

76. Почебут Л.Г., Чикер В.А. Организационная социальная психология: Учебное пособие. СПб.: Изд-во «Речь», 2000. - с. 219-223.

77. Практикум по психологии посттравматического стресса. / Под ред. Н.В. Тарабриной. СПб: Питер., 2001, 272 с.

78. Приказ МВД России № 372 от 20.10.92 г. «Об организации исполнения постановления Правительства РФ № 589 от 14.08.92 «Об утверждении Положения о вневедомственной охране при ОВД РФ».

79. Приказ № 370 от 02.10.95 «О порядке проведения Военно-врачебной экспертизы в ОВД и внутренних войсках МВД РФ», М., 1995, с. 263 264

80. Приказ МВД России № 20 от 12.01.96 г. «О совершенствовании подготовки органов внутренних дел и внутренних войск МВД России к действиям при чрезвычайных обстоятельствах».

81. Приказ МВД России № 376 от 19.06.97 г. «Об организации психологического обеспечения деятельности сотрудников ОВД, включенных в состав Временной оперативной группировки сил на территории СевероКавказского региона».

82. Приказ МВД России № 552 от 09.09.98г. «О внесении изменений и дополнений в приказ МВД России от 15.09.97г. № 606».

83. Прошин А.А., Марьин М.И. с соавт. Психологическое обеспечение деятельности ОВД в экстремальных условиях. / Методическое пособие. М.: У BP ГУКиКП МВД России, ЦСКП МВД России, 2001.

84. Пугачев В.П. Руководство персоналом организации: Учебник. М.: Аспект Пресс, 1999. - 279 с.

85. Пушкарев А.Л., Доморацкий В.А., Гордеева Е.Г. Посттравматическое стрессовое расстройство: диагностика, психофармакотерапия, психотерапия. М.: Изд-во Института психотерапии, 2000. - 128 с.

86. Реан А.А., Лукин С.Е. Методическое руководство по исследованию акцентуаций. -СПб.: ГП «ИМАТОН», 1993 г.

87. Романович Г.Г., Юстицкий В.В. Психологические особенности действий сотрудников ОВД в экстремальных условиях. Лекция. Минск: Минская ВШ МВД СССР, 1988. - 32 с.

88. Самойлов Г.В. Психология поведения сотрудников ОВД в экстремальных условиях // Экстремальны ситуации, конфликты, согласие. М., 1998. с.75.

89. Сельцовский П. П. Бородулин А. Г., Дергунов Н. Ф. и др. Язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки. Тактика ведения больных и военно-врачебная экспертиза. Метод, рекомендации М., 1997.

90. Симонова И.И., Даутов P.P. // Экология, труд, здоровье. Взгляд в XXI век. Материалы докладов Всероссийской научно-практической конференции. Уфа. 1999.-с. 23-26.

91. Смирнов А.В. Отдаленные последствия воздействий экстраординарных стрессовых событий у ветеранов войны. Автореферат к.п.н. СПб, 1997.

92. Снедков Е.В. Боевая психическая травма (клинико-патогенетическая динамика, диагностика, лечебно-реабилитационные принципы): Автореферат диссертации д-ра мед. наук. СПб, 1997. - 48 с.

93. Собчик Л. Н. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности СМИЛ. СПб.: Речь, 2002. - 219 с.

94. Соловьев И.В. Посттравматический стрессовый синдром: причины, условия, последствия. Оказание психологической помощи и психореабилитация. М., 2000 г. - 111 с.

95. Специализированная медицинская помощь при боевой патологии.-ЦВМУ МО СССР М.: Воениздат, 1991.- 96 с.

96. Столяренко A.M. Психологическая подготовка личного состава органов внутренних дел.- М.: Академия МВД СССР, 1987.

97. Стрельников А.А. Патогенез посттравматических стрессовых расстройств у ветеранов локальных военных конфликтов. / Автореферат диссертации д.м.н.: СПб ВМА, 1998. 40 с.

98. Стрельченко А.Б., Човдырова Г.С. Психологические аспекты обеспечения профессиональной надежности сотрудников ОВД в экстремальных условиях / Психопедагогика в правоохранительных органах; 1996. № 1(3) с. 6870.

99. Съедин С.И., Абурахманов Р.А. Психологические последствия воздействия боевой обстановки.- М.: МО РФ, 1992.

100. Тарабрина Н.В. Основные итоги и перспективные направления исследований посттравматического стресса. Психологический журнал, 2003. Т. 24, №4, с. 5-18.

101. Тарабрина Н.В., Агарков В.А. Травматический стресс/ Клиническая психология в социальной работе. / Под ред. Б.А. Маршинина. М. 2002, с. 6178.

102. Тарабрина Н.В., Лазебная Е.О., Зеленова М.Е., Агарков В.А., Миско Е.А. Психологические характеристики лиц, переживших военный стресс // Труды Института Психологии РАН. М., 1997. с. 254-262.

103. Тарабрина Н.В., Миско Е.А. Исследование жизненной перспективы у лиц, переживших военный стресс // V Международная конференция «Социально-психологическая реабилитация населения, пострадавшего от экологических и техногенных катастроф». Минск, 1998.

104. Тарабрина Н.В., Соколова Е.Д. ,Лазебная Е.О., Зеленова М.Е. Посттравматическое стрессовое расстройство // Психология мотивации и эмоций / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер и М.В. Фаликман. М., 2002. С. 599 608.

105. Травин В.В., Дятлов В.А. Основы кадрового менеджмента. М. 1995 101с.

106. Тревога и тревожность / Сост. и общая редакция В.М. Астапова. СПб.: Питер, 2001. - 256 е.: ил. - (Серия «Хрестоматия по психологии»).

107. Ушатиков А.И., Ковалёв О.Г., Семёнов В.А. Психологическая подготовка сотрудников пенитенциарных учреждений к действиям в экстремальных условиях: Учебно-методическое пособие. Рязань: РИПЭ МВД РФ, 1997. 97с

108. Филимоненко Ю.И. Цветовой тест Люшера. Модификация «попарные сравнения». Методическое руководство. СПбГУ, факультет психологии. -СПб.: 1993 г.

109. Филимоненко Ю.И., Юрьев А.И., Нестеров В.М. Экспресс-методика для оценки эффективности аутотренинга и прогноза успешности деятельности человека. // Экспериментальная и прикладная психология. Личность и деятельность, вып. 2. Л., ЛГУ. 1982, с. 52-63.

110. Ханин Ю. Стресс и тревога в спорте. М.: Физкультура и спорт, 1983. -с. 12-24.

111. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность / Под ред. Б.М. Величковского, М.: Педагогика, 1986.

112. Хойос К. Мотивация // Человеческий фактор / Под ред. Г. Салвенди. М.: Мир, 1991. Т. 1.С. 268-297.

113. Чикинова JI.H. Особенности клиники и медико социальной экспертизы при заболеваниях и травмах, полученных в Афганистане. - Медико - социальная экспертиза и реабилитация. М.: Медицина, № 1, 1998. с. 14-19.

114. Шабалина Н.Б., Чикинова Л.Н., Назимок Е.В., Ванян М.Г., Хидашели X.JT. Психологические особенности инвалидов бывших участников войны в Афганистане. - Медико-социальная экспертиза и реабилитация, М.: Медицина, № 1,1999, с. 21-25.

115. Шадриков В.Д. Деятельность и способности. М.: Логос, 1994.

116. Шапиро Ф. Психотерапия эмоциональных травм с помощью движений глаз: основные принципы, протоколы и процедуры: Пер. с англ. М.: Независимая фирма «Класс», 1998.

117. Acierno R., Hersen М., van Hasselt V. В., Tremont G., Meuser К. Т. Review of the validation and dissemination of eye movement desensitization and reprocessing: A scientific and ethical dilemma 11 Clinical Psychological Review. 1994. V. 14. P. 287-299.

118. Agarkov V., Tarabrina N., Lasko N. Relationship between peritraumatic dissociation and severity of the long-term psychopathology // ISTSS XII Annual Meeting. Montreal, 1997.

119. Alien A., Bloom S. L. Group and family treatment of post-traumatic stress disorder// The Psychiatric Clinics of North America / Ed. D. A. Tomb. — 1994. -V. 8. P. 425-438.

120. American Psychiatric Association, Committee on Nomenclature and Statistical: Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders. Ed. 3. Revised. Washington, D.C.: American Psychiatric Association, 1987.

121. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders (4 th ed.). Washington, D.C.: American Psychiatric Association, 1994.

122. Bernstain E.M., Putnam F.W. Development, reliability, and validity of a dissociation scale // Journal of Nervous and Mental Disease. 1986. - V.174.- P. 727-735.

123. Blacke D.D. Weathers F.W., Nagy L.M., Kalouper D.G. et al (1995). The development of a clinician-administered PTSD scale // Journal of Traumatic Stress. 1995. - № 8. - P. 75 - 90.

124. Blake D. D. Abweg F. R., Woodwards. H., Keane Т. M. Treatment efficacy in post-traumatic stress disorder // Handbook of effective psychotherapy / Ed. T. R. Giles. N. Y.: Plenum Press, 1993.

125. Blanchard E.B, Hickling EJ, Taylor AE, Loos W: Psychiatric morbidity associated with motor vehicle accidents. J Nerv Ment Dis 1995, 183: 495-504.

126. Boudewyns P. A., Stwertka S. A., Hyer L. A. et al. Eye movement desensiti-zation for PTSD of combat: A treatment outcome pilot study // The Behavior Therapist. 1993. V. 16. P. 29-33.

127. Bourne P.S. Men, Stress and Vietnam. Boston, 1970.

128. Breslau N., Davis G.C., Andreski P., Peterson E.: Traumatic events and posttraumatic stress disorder in an urban population of young adults. Arch Gen Psychiatry 1991;48:216-222.

129. Breslau N., Davis G.C.: Posttraumatic stress disorder in an urban population of young adults: risk factors for chronicity. Am J Psychiatry 1992, 149: 671- 675.

130. Bryant R.A., Harvey A.G.: Initial posttraumatic stress responses following motor vehicle accidents. J Trauma Stress 1996; 9: 223 234.

131. Buck O.D., Walker J.I., Posttraumatic stress disorder in Vietnam veterans a review // South Med Lourn, 1982 v. 75, pp. 704 706.

132. Bundle R. Using Your Bnin for a Change. Motb: Real People Press, 1985.

133. Callahan. R. A thought field therapy (TFT) algorithm for trauma, a reproducible experiment in psychology. Paper presented at the Annual Meeting of the American Psychological Association. New York, 1995.

134. Dahlstrom W. G., Welsh G. S. An MMPI handbook. Minneapolis. I960.

135. Davidson JRT, Fairbank J.A.: The epidemiology of PTSD, in Posttraumatic Stress Disorder: DSM-4 and Beyond. Edited by Davidson JRT, Foa EB. Washington, DC, American Psychiatric Press, 1992, pp 147 172.

136. Deering C.G., Glover S.G., Ready D. et al. Unique patterns of comorbidity in posttraumatic stress disorder from different sources of trauma // Comprehensive Psychiatry. 1996. V. 37. P. 336-346.

137. Derogatis L.R., Lipman R.S., Rickels K. et al. The Hopkins Symptom Checklist (HSCL): A measure of Primary Symptom Dimensions // Psychological Measurements in Psychopharmacology. / Ed. P. Pichot. Basel, Karger, 1974, a.

138. Derogatis L.R., Lipman R.S., Rickels K. et al. The Hopkins Symptom Checklist (HSCL): A self-report symptom inventory // Behav. Sci.- 1974, b. V. 19.-P. 1-15.

139. Epstein R.S., M.D., Fullerton C.S., Ph.D., Ursano R.J.: Posttraumatic stress disorder following an Air Disaster: A prospective study. Am J Psychiatry 155:7, July 1998; pp 934-937.

140. Epstein R.S.: Avoidant symptoms cloaking the diagnosis of PTSD in patients with severe accidental injury. J Trauma Stress 1993; 6: 451-458.

141. Etinger L., Strom A., Mortality and Morbidity after Excessive Stress: A follow-up Investigation of Norwegian Concentration camp Survivors. N.Y.: Humanities Press, 1973.

142. Fairbank J.A., Keane T.M., Malloy P.F. Some preliminary data on the psychological characteristic of Vietnam veterans with PTSD // J. Consulting and Clin. Psychology. 1983. - V. 51. - P. 912 - 919.

143. Fairbank J.A. and Nicholson R.A. Theoretical and empirical issues in the treatment of post-traumatic stress disorder in Vietnam veterans. Journal of Clinical Psychology. 1987. 43. pp 44 55.

144. Feinstein A., Dolan R.: Predictors of posttraumatic stress disorder following physical trauma: an examination of the stressor criterion. Psychol. Med. 1991; 21: 85-91.

145. Green B.L., Grase M.C., Lindy J.D., Gleser G.C., Leonard A.: Risk factors for PTSD and other diagnoses in a general sample of Vietnam Veterans. Am J Psychiatry 1990; 147: 729-733.

146. Green M.M., McFarlane A.C. Hunter C.E., Griggs W.M.: Undiagnosed posttraumatic stress disorder following motor vehicle accidents. Med J Aust 1993; 159: 529-534.

147. Grinker R., Spiegel J. Men Under Stress. Philadelphia, 1945.

148. Hathawey S., Mckinley J. Basic readings on MMPI in psychology and medicine. Minneapolis. 1956.

149. Hendlin H., Haas A.P., Suicide and guilt as manifestations of PTSD in Vietnam combat veterans // Am. J. Psychiatry. 1991. V. 148. № 5. P. 586-591.

150. Hiley-Young В., Blake D.D., Abueg F.R., Rozynko V., Gusman F.D. War-zone violence in Vietnam: an examination of premilitary, military and postmilitary factors in PTSD in patients // J. Traumatic Stress. 1995. - № 8. - P. 125-141.

151. Horowitz M.J. Personlichkeitsstile und Belastungsfolgen. Intergrative psy-chodynamisch-kognitive Psychotherapie // Therapie der posttraumatischen Belas-tungsto-erung / Hrsg. A. Maercker. Heidelberg, 1998.

152. Horowitz M.J. Stress response syndromes. 2nd ed. North-vale, N.J.: Aronson, 1986.

153. Jensen J. A. An investigation of Eye Movement Desensitization and Reprocessing (EMDR) as a treatment of posttraumatic stress disorder (PTSD) symptoms of Vietnam combat veterans // Behavior Therapy. 1994. V. 25. P. 311-325.

154. Kardiner A. The Traumatic Neuroses of WAR. N.Y., 1941.

155. Keane T.M., Caddell J.M., Taylor K.L. Mississippi Scale fop Combat-Related PTSD: Three Studies in Reliability and Validity // J. Consulting and Clin. Psychol. 1988. - V. 56, № 1. - P. 85 - 90.

156. Keane T.M., Wolfe J., Taylor K.L. PTSD: Evidence for diagnostic validity and methods of psychological assessment // J. Clin. Psychol. 1987. - V.43. - P. 32-43.

157. Kessler R.C., Sonnega A., Bromet E., Hughes M., Nelson C.B.: Posttraumatic stress disorder in the National Comorbidity Survey. Arch Gen Psychiatry 1995; V. 92. P. 1048-1060.

158. Kluckhohn C., Strodtbeck F.L. Variations in value orientations. Evanston, IL: Row Peterson, 1961.;

159. Krupnick J.L., Horowitz M.J. Stress response syndromes //Arch, of Gen. Psychiatry. 1981. V. 38. P. 428-435.

160. Kulka R.A, Schlenger W.E. Fairbank J.A. et al. National Vietnam Veterans Readjustment Study Advance Report: Preliminary Findings from the National Survey of the Vietnam Generation. Executive Summary. - V.A. - Washington, D.C., 1988.

161. Kulka RA, Schlenger WE, Fairbank JA, Hough RL, Jordan BK, Marmar CR, Weiss DS: Trauma and the Vietnam War Generation: Report of Findings From the National Vietnam Veterans Readjustment Study. New York, Brunner / Mazel, 1990.

162. Lazarus R.S. Psychological stress and the coping process. N.Y.: McGraw-Hill, 1966.

163. Lee E., Lu F. Assessment and treatment of Asian-American survivors of mass violence // Journal of Traumatic Stress. 1989. - V. 2. - P. 93 - 120.

164. Litz В. Т., Blake D. D., Gerardi R. G., Keane Т. M. Decision makinng guidelines for the use of direct therapeutic exposure in the treatment of post-traumatic stress disorder//The Behavior Therapist. 1990. V. 13. P. 91-93.

165. Lohr J. M., Kleinknecht R. A., Conley A. T. et al. A methodological critique of the current status of eye mover-ment desensitization (EMD) // J. of Behavior Therapy and Experimental Psychiatry. 1993. V. 23. P. 159-167.

166. Macklin M.L., Metzger L.J., Lasko N.B. et al. Five-year follow-up of EMDR treatment for combat-related PTSD // XIV Annual Meeting ISSTS. Washington, 1998.

167. Marmar C.R., Weiss D.S., Schlenger W.E., Fairbanc J.A., Jordan B.K., Kulka R.A., Hough R.L.: Peritraumatic dissociation and posttraumatic stress in male Vietnam theater veterans. Am J Psychiatry 1994; 151: 902-907.

168. Mayou R, Bryant B, Duthie R: Psychiatric consequences of road traffic accidents. BMJ 1993; 307: 647-651.

169. McFarlane A.C.: Posttraumatic phenomena in longitudinal study of children following a natural disaster. J Am Acad Child Adolesc Psychiatry 1987; 26: 764769.

170. McNally RJ, Shin LM: Association of intelligence with severity of posttraumatic stress disorder in Vietnam combat veterans. Am J Psychiatry 1995; 152: 936-938.

171. Miles McFall, Alan Fontana, Murray Raskind, and Robert Rosenheck «Analysis of Violent Behavior in Vietnam Psychiatric Inpatients with Posttraumatic Stress Disorder». J. Traumatic stress, Volume 12, Number 3, July 1999.

172. Orr S.P., Claiborn T.M., Altman B. et al. Psychometric profile of PTSD, Anxious and Healthy Vietnam Veterans: Correlations with psychophysiologic responses // J. Consulting and Clin. Psychol. 1990. - V. 58, № 3. - P. 329 - 335.

173. Penk W., Allen I. Clinical Assessment of PTSD among American Minorities who Served in Vietnam // J. Traumatic stress. 1991. V. 2. № 1. P. 41-46.

174. Pennebaker J.W., Barger S.D., Tiebout J: Disclosure of trauma and health among Holocaust survivors // Psychosom. Medicine. 1989. V. 51. P. 577-589.

175. Pennebaker J.W.: Traumatic experience and psychosomatic disease: exploring the role of behavioral inhibition, obsessing, and confiding // Canadian Psychology. 1985. V. 26. P. 82-95.

176. Pitman R.K., Altman В., Greenwald et al. Psychiatric complications during flooding therapy for posttraumatic stress disorder// J. of Clinical Psychiatry. 1991. V. 52. P. 17-20.

177. Resnick H.S., Kilpatrick D.G., Dansky B.S., Saunders B.E., Best C.L.: Prevalence of civilian trauma and of posttraumatic stress disorder in a representative national sample of women. J Consult Clin. Psychol. 1993; 61: 984-991.

178. Roca R.P., Spence R.J., Munster A.M.: Posttraumatic adaptation and distress among adult burn survivors. Am J Psychiatry 1992; 149: 1234-1238.

179. Rokeach M. The nature of human values. New York, 1973.

180. Schwartz S.H. Universals in the structure and content of values: Theoretical advances and empirical tests in 20 countries. Ed. M.P. Zanna. Advances in experimental social psychology, Orlando, EL: Academic, 1992. V. 25. P. 1- 65.

181. Schwartz S.H., Bilsky W. Towards a psychological structure of human values // J. of Personality and Social Psycology. 1987. V. 53. P. 550 562.

182. Schwartz S.H., Bilsky W. Toward a theory of the universal structure and content of values: Extentions and cross-cultural replications // J. of Personality and Social Psychology. 1990. V. 58. P. 878 891.

183. Shalev A.Y., Peri Т., Canetti L., Schreiber S.: Predictors of PTSD in injured survivors: a prospective study. Am J Psychiatry 1996; 153: 219 225.

184. Shore J.H., Tatum E.L., Vollmer W.M.: Psychiatric reactions to disaster: the Mount St Helen s experience. Am J Psychiatry 1986; 143: 590 595.

185. Solomon S.D., Gerrity E.T., Muff A.M. Efficacy of treat-Orients for posttraumatic stress disorder: An empirical review//J. of the American Medical Association. 1992. V. 268. P. 633-638.

186. Spiegel D., Cardena E.: Disintegrated experience: the dissociative disorders revisited. J Abnorm Psychol 1991; 100: 366-378.

187. Tarabrina N., Lasko N., Misko E., Pitman R., Orr S. Psychophysiology and Psychometrics of PTSD in Russian Combat Veterans // ISTSS 18 Annual Meeting. 2002. November 7-10.

188. Tarabrina N., Lazebnaya E., Zelenova M., Lasko N., Orr S., Pitman R. MMPI Profile of Russian Veterans of the Afghanistan War // ISTSS XII Annual Meeting. San-Francisco. 1996. P. 48.

189. Tarabrina N., Lazebnaya E., Zelenova M., Agarkov V., Lasko N., Orr S., Pitman R. Psychometric Profile of Russian Veterans of the Afghanistan War / Second World Conference of the ISTSS. Jerusalem, 1996. P. 39.

190. Tarabrina N.V., Lasko N.B., Agarkov V.A. The Russian version of the DES: The Pilot Study // ISTSS XIII Annual Meeting. Montreal, 1997.

191. True W.R., Rice J., Eisen S.A., Heath A.C., Goldberg J., Lyons M.J., Nowak J.: A twin study of genetic and environmental contributions to liability for posttraumatic stress symptoms. Arch Gen Psychiatry 1993; 50: 257 264.

192. Ursano R.J., M.D., Carol S. Fullerton, Ph.D., Kelley Vance, M.P.H., Tzu-Cheg Kao, Ph.D. Posttraumatic Stress Disorder and Identification in Disaster Workers. Am J Psychiatry 156: 3, March 1999. P. 353-359.

193. Van der Kolk B.A., Ducey C.P. The psychological processing of traumatic experience: Rorschach patterns in PTSD //J. of Traumatic Stress. 1989. V. 2. P. 259-274.

194. Weather F.W., Littz B.T. Psychometric properties Clinician-Administered PTSD Scale Form 1 (CAPS-1) // PTSD Research Quarterly.-1994.-V.5.- P.2-6.

195. Weathers F.W., Blacke D.D., Krinsley K.E. et al. The Clinician-Administered PTSD Scale: Reliability and construct validity. Paper presented at the annual meeting of the Association for Advancement of Behavior Therapy. -Boston, MA, 1992.

196. Yehuda R, Kahana B, Schmeidler J, Southwick SM, Wilson S, Giller EL: Impact of cumulative lifetime trauma and recent stress on current posttraumatic stress disorder symptoms in Holocaust survivors. Am J. Psychiatry 1995; 152: 1815-1818.