Автореферат диссертации по теме "Психологические особенности отношений в семейной системе без детей"

На правах рукописи..

ХАБАЛАШВИЛИ Татьяна Александровна

□03470807

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОТНОШЕНИИ В СЕМЕЙНОЙ СИСТЕМЕ БЕЗ ДЕТЕЙ

Специальность 19.00.01 - общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

2 О МАЯ 2009

Москва-2009

003470807

Работа выполнена на кафедре индивидуальной и групповой психотерапии факультета психологического консультирования Московского государственного психолого-педагогического университета

Научный руководитель: кандидат психологических наук

Снегирева Татьяна Васильевна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук Орлов Александр Борисович

кандидат психологических наук Данилова Елена Евгеньевна

Ведущее учреждение:

Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова, факультет психологии

Защита состоится Диссертационного

«19» мая 2009 г. в 14.00 часов на заседании совета Д 008.017.01 при Учреждении Российской Академии образования «Психологический институт» по адресу: 125009, г. Москва, ул. Моховая, д. 9, стр. 4.

С диссертацией можно ознакомиться в научной «Психологического института».

библиотеке

Автореферат разослан «18» апреля 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук

НЛ.Морина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность и постановка проблемы исследования:

Актуальность исследования находится в поле той общественной значимости, которую все более приобретает тема семей, по тем или иным причинам, не имеющим ребенка, и связана с теоретической неопределенностью научного статуса данной разновидности семейной структуры.

Согласно теоретическим позициям, разработанным по отношению к семье в отечественной психологии и ряде сопряженных с нею наук (социология, социальная психология), какая-либо социальная необходимость в семье без детей отсутствует (И.В.Гребенников, А.Г.Харчев, А.И.Антонов, С.И.Голод, А.Н.Волков, З.А.Занков, Т.М.Трапезникова, С.В.Ковалев). Констатируется, что семья без детей не выполняет «репродуктивной и воспитательной функций», не удовлетворяет потребность общества «в физическом и духовном воспроизводстве» (А.Г.Харчев) и, значит, не «гарантирует продолжения существования самого человечества» (C.B. Ковалев). Правомочность семьи без детей называться «семьей» окончательно ставится под сомнение утверждением: «сегменты бездетной семьи не состоят в кровном родстве или родстве по рождению» (С.И. Голод). На этом основании семья без детей оценивается не только как дисфункциональная (Э.Г. Эйдемиллер), но и «аномальная» (В.Н.Дружинин).

Подобное состояние бездетной семьи как предмета научного исследования приходит в противоречие с реальным положением данного типа семьи в современном мире.

Так называемая нуклеарная семья, на основе которой построено большинство научных концепций семьи, в наше время перестала быть преобладающей. Этот тип семьи давно уже существует наряду с множеством других ее видов (семьи с одним родителем; многообразные по. своей структуре повторные браки; гражданские браки; «одиночки» в перерыве между браками, поддерживающие связь с членами своей бывшей семьи; семьи с раздельным проживанием партнеров; гомосексуальные семьи там, где они разрешены, и пр.) (См.: О положении семей..., 1994). Бездетная семья в этом ряду занимает значительную долю.

В современной России и в Казахстане одинаково отмечается изменение установок по отношению к рождению детей в сознании части поколения, прошедшего социализацию в годы перестройки и постперестроечного кризиса. Выраженный характер носит откладывание рождений (в том числе и первых), связанный нередко с экономическим положением семьи. По данным,

приведенным в исследовании В.И. Зацепина (В.И.Зацепин, 1991), в начале 90-х годов, лишь один процент бездетных семей являлись бездетными по медико-биологическим причинам, остальные же - из-за нежелания иметь детей. Однако, согласно современным данным, уже каждая пятая-шестая молодая женщина не способна к рождению ребенка по медицинским показаниям. Тем не менее, семьи без детей так и не привлекли к себе внимания со стороны научного сообщества.

Таким образом, семья без детей перестает быть исключением из правила. Стоит выделить еще один факт: количество разводов в бездетных семьях ничуть не выше, чем в семьях с детьми, что может служить свидетельством их «функциональности». Это обстоятельство ставит новые теоретические вопросы, ибо в некоторых концепциях семьи диада как структура считается неустойчивой и нежизнеспособной (М.Боуэн). Но тогда естественно возникают вопросы о структурных особенностях семьи без детей, мотивах сохранения семьи для каждого из партнеров, внутрисемейных ценностях, стабилизирующих и дестабилизирующих факторах ее существования. В качестве единицы анализа, позволяющей интегрировать весь этот комплекс проблем, в настоящем исследовании выступают супружеские отношения, особенности которых находят выражение в основных параметрах семейной системы (структура, функция, динамика).

Объект исследования: семейная система без детей.

Предмет: психологические особенности отношений в семейной системе без детей.

Цель - определить психологические особенности отношений в семейной системе без детей.

Цель исследования конкретизируется в постановке следующих задач:

1. рассмотреть существующие в психологии, социальной психологии и социологии ведущие параметры и дефиниции семьи и определить место семьи без детей в контексте представленных научных подходов;

2. раскрыть категорию «отношение» как основу методологии исследования отношений в супружеской паре без детей;

3. обосновать использование системного подхода как методологической базы изучения семьи без детей;

4. провести пилотажное исследование с целью апробации методов и обоснования диагностической модели изучения семейной системы без детей, а также формулирования предварительных гипотез;

5. провести сравнительный анализ семей с детьми и без детей по вы-денввньш фрагамхдцшигахшиснмдаи можлн стругауршым, фф^нццвоаашшо-ценностным, смысловым и пр. параметрам;

6. описать психологические особенности отношений в семейной системе без детей.

Методологической основой исследования явились теория отношений личности В.Н. Мясищева (1960), а также принципы и закономерности системного подхода (Л.фон Берталанфи,1954; Грегори Бейтсон, 1956, Б.М. Ломов, 1996) и, в частности, системного подхода в семейной психотерапии (М. Боуэн, 1960; С. Минухин, 1974; Дж. Хейли,1963, К.Маданес, 1981, К.Витакер, 1999). Показано, что отечественная теория отношений и системный подход в семейной психотерапии образуют методологически непротиворечивый комплекс идей, позволяющий выделить применительно к указанному типу семей предмет исследования и обеспечить его теоретическую и методическую базу.

Теоретической базой диссертации стали также труды исследователей, в которых раскрываются научные основы психологии семьи (Ю.Е. Алешина, А.И. Антонов, С.И. Голод, Л .Я. Гозман, В.Дружинин, C.B. Ковалев, М.С. Мацковский, В.М. Медков, Г. Навайтис, Д. Майерс, В.Л. Ружже, Н.Я. Соловьев, А.Г. Харчев, Э.Г. Эйдемиллер, A.B. Черников).

Цель, предмет и методологические основания работы определили гипотезу исследования: в процессе своей жизнедеятельности семья без детей спонтанно вырабатывает оптимальную модель психологических отношений, которая компенсирует неустойчивость диады как структуры. Психологические особенности отношений в семейной системе без детей характеризуются специфическим сочетанием эмоциональной близости и отделенности.

Научная новизна исследования:

1. Систематизированы теоретические подходы к пониманию семьи, выработанные, главным образом, в социологии и социальной психологии, но принятые за основу и психологией семьи как научной дисциплиной; выявлен факт вытеснения семьи без детей из поля научных исследований.

2. Впервые использована совокупность системного подхода и теории отношений в качестве методологии изучения психологических особенностей отношений в семейной системе без детей;

3. Впервые выделены и описаны психологические особенности отношений в семейной системе без детей посредством сравнительного анализа с семьями с детьми. Очерчена спонтанно выработанная супругами адаптивная

модель отношений, компенсирующая теоретически постулируемую неустойчивость диады как простейшей структуры.

Теоретическая значимость:

1. материалы диссертации восполняют то недостающее звено в основаниях классификации и теоретическом описании типов семей, которое связано с семейной системой без детей и отсутствие которого длительное время игнорировалось, хотя вопрос настойчиво напоминал о себе в связи с ростом количества таких семей в обществе;

2. выделены психологические особенности супружеских отношений в семейной системе без детей, которые характеризуются: а/ двумя векторами активности, направленными одновременно во вне (социальная и профессиональная самореализация) и внутрь семьи (эмоционально-психотерапевтическая функция, а также личностная идентификация с партнером); б/ сочетанием хаотического типа адаптации и высоким уровнем рефлексивности в семье;

3. определена стабилизирующая функция выявленной специфики отношений, компенсирующая теоретически заданную неустойчивость диады.

Практическая значимость исследования состоит в следующем:

1. использованная в настоящей работе модель изучения семейной системы без детей, а также результаты теоретического и экспериментального исследования этого феномена могут служить основой для диагностики отношений в семье;

2. выявленная психологическая специфика супружеских отношений обеспечивает прикладную базу для построения консультационной и психотерапевтической работы с семейной системой без детей в направлениях: а/осознания возможностей и активизации решения иметь детей, б/сохранения отношений в случае невозможности иметь ребенка;

3. по материалам диссертации написаны научные статьи, созданы специальные пособия и методические рекомендации для практических психологов; результаты диссертации используются в педагогической деятельности и включены в программу курсов «Психология семьи» и «Основы семейного консультирования».

Положения, выносимые на защиту:

I. Одной из существенных проблем современной психологии семьи и сопряженных с психологией наук является противоречие между фактом вытеснения бездетной семьи из поля научных исследований и растущей долей

этих семей в современном обществе; поиск для семьи без детей «ниши» в системе психологического знания - давно назревшая задача.

2. Отечественная теория отношений и системный подход в семейной психотерапии образуют методологически непротиворечивый комплекс, позволяющий выделить применительно к указанному типу семей предмет исследования (психологические особенности отношений в семейной системе без детей) и обеспечить его теоретическую и методическую базу.

3. Супружеская диада как структурная единица, которой в системной семейной терапии приписывается нестабильность (М.Боуэн), выступает в настоящем исследовании в ином свете. Если в ядерной семье, где супружеская диада в ситуации конфликта, в целях самосохранения, непроизвольно вовлекает в свой конфликт третьего (как правило, ребенка), то в семейной системе без детей неустойчивость диады как структуры успешно компенсируется спонтанно выработанной, адаптивной системой психологических отношений.

4. Система психологических отношений в супружеской паре без детей характеризуется следующими основными особенностями:

- наличием двух векторов активности, один из которых направлен внутрь семьи ("two for two", "двое для двоих"), а другой вовне (социальная и профессиональная активность), что на психологическом уровне выступает как отсутствие выраженной взаимозависимости супругов, сохранение каждым из них своей «дифференцированное™», при достаточной степени их взаимной эмоциональной связи;

- сочетанием хаотической адаптации (отсутствие постоянного лидера и четкого ролевого распределения функций и пр.) и высокой рефлексивности партнеров по браку, благодаря которой хаотическая адаптация утрачивает свою дисфункциональность и выступает как носитель позитивного адаптивного ресурса.

Методической основой исследования служила совокупность методов комплексного психодиагностического исследования, адаптированных к задачам изучения психологических особенностей отношений в семье без детей. В нее вошли:

А. Опросник «Шкала семейной адаптации и сплоченности» - FACES-3 -Family adaptability and cohesion evaluation scale (Д.Х. Олсона, Дж. Портнера, И. Лави), предназначенный для изучения структурных характеристик семьи;

Б. Методика «Ролевые ожидания и притязания в браке» (А.Н. Волкова), позволяющая выявить особенности функционально-ролевого взаимодействия супругов, а также их функциональных ценностей; и уточнить представления

супругов о степени субъективной значимости для каждого члена семьи различных аспектов семейной жизни;

В. Методика предельных смыслов (Д.А. Леонтьев), диагностирующая смысловые структуры членов семьи, в частности тот смысл, который факт наличия семьи приобретает для каждого из ее членов;

Г. Методика «Линия жизни» (M.D. Stanton) для изучения значимых событий семейной истории, отражающих психологические особенности отношений в семье.

В качестве метода математико-статистической обработки данных, позволяющего подтвердить достоверность различий между контрольной и экспериментальной выборками, мы использовали % 2-Пирсона. (в рамках программ SPSS и Excel).

Надежность и обоснованность результатов исследования обеспечивались: а) методологическими и теоретическими подходами, завоевавшими репутацию базовых в отечественной и зарубежной психологии, семейной психологии и семейной системной психотерапии и адекватными целям исследования; б) применением апробированного на практике инструментария; в) репрезентативностью выборки; г) взаимопроверкой данных исследования; д) внедрением результатов в педагогическую практику.

Эмпирическую базу составили семьи без детей и семьи с детьми (всего 240 человек) г.г. Усть-Каменогорска, Риддера и Семипалатинска (Республика Казахстан). Исследование проходило в режиме очной свободной выборки в несколько этапов:

1 этап - пилотажное исследование 15 семей, которые по тем или иным причинам не имели детей, как основа для апробации и выбора экспериментальных методов исследования, а также постановки предварительных гипотез (2004-2005 гг.);

2 этап - разработка адекватной модели диагностики семейной системы без детей (2004 - 2005 гг.);

3 этап - эмпирическое исследование 60 семей, по тем или иным причинам не имеющих детей, и 60 семей с детьми (2005- 2006 гг.).

4 этап - описание полученных результатов методом сравнительного анализа данных экспериментальной (семейные системы без детей) и контрольной (семейные системы с детьми) выборок; углубленный анализ экспериментальной выборки - сравнение семейных систем с осознанным отказом иметь детей и бесплодных по состоянию здоровья (2006 - 2008 гг);

Внедрение и апробация результатов исследования осуществлялась посредством участия в научно-практических республиканских, региональных, областных, конференциях Восточно-казахстанского Государственного Университета им. С. Аманжолова, Казахстанско-Американского Свободного Университета (г.Усть-Каменогорск), Казахского национального университета им. Аль-Фараби (г. Алматы).

По теме исследования выпущены статьи в научных журналах, рекомендованных ВАК России и ВАК РК. Осуществляется практическая работа семейного психолога. Разработаны методические пособия и методические материалы для преподавателей (силлабусы, УМК). Материалы диссертации использовались в разработке лекционного и практического курса «Психология семьи», «Основы семейного консультирования».

Апробация работы проведена на заседании кафедры индивидуальной и групповой психотерапии Московского Городского Психолого-Педагогического Университета.

Структура диссертации определяется логикой исследования и состоит из введения, двух глав (гл. 1 «Семья как объект исследования в социологии и психологии»; гл. 2 «Эмпирическое исследование психологических особенностей отношений в семейной системе без детей»), заключения, списка литературы, а также Приложения. Объем диссертации состоит из 109 страниц машинописного текста, содержащего 14 рисунков и диаграмм, 9 таблиц.

Основное содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность, цель, задачи, гипотеза, объект и предмет исследования психологических особенностей отношений в семейной системе без детей, определяются методологическая, теоретическая и методическая основа, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, выдвигаются положения, выносимые на защиту.

Первая глава - «Семья как объект исследования в социологии и психологии» - содержит три параграфа. Первый посвящен анализу дефиниций семьи в современных социологических и психологических исследованиях и доказывает отсутствие в контексте социологических и психологических исследований семьи места для изучения семей без детей. Во втором параграфе рассматривается базисная психологическая категория «отношение» как методологическая основа изучения супружеских отношений в семье без детей. Материал третьего параграфа обосновывает использование системного подхода также в качестве методологической базы изучения семьи без детей. Для лучшего понимания содержания параграфов, рассмотрим их более детально.

Первый параграф. В результате проведенного теоретического анализа делается вывод о том, что категориальная и понятийная база, используемая отечественной психологией и рядом сопряженных с нею наук (социология, социальная психология) при подходе к такому социальному явлению, как семья, делает практически невозможным исследование семьи без детей. Семья без детей уже по форме своего существования, не выполняет «репродуктивной и воспитательной функций», не удовлетворяет потребность общества «в физическом и духовном воспроизводстве» (А.Г.Харчев) и, значит, не «гарантирует продолжения существования самого человечества» (C.B. Ковалев). Правомочность семьи без детей называться «семьей» окончательно ставится под сомнение утверждением: «сегменты бездетной семьи не состоят в кровном родстве или родстве по рождению» (С.И. Голод). Поскольку социоцентрация и детоцентрация являются приоритетными особенностями описания структуры, функций и динамики семьи, семья без детей традиционно оценивается не только как дисфункциональная (Э.Г. Эйдемиллер), но и «аномальная» (В.Н.Дружинин). Такая система взглядов является непреодолимым тупиком в исследовании семьи без детей. Между тем, подобное состояние бездетной семьи как предмета научного-знания приходит в резкое противоречие с фактом выраженного роста данного типа семьи в современном мире и долей разводов, не превышающей их частоту в семьях с детьми, что говорит об относительной устойчивости этих семей.

Отказ от рассмотрения семьи сугубо под ■ углом зрения интересов общества ведет к тому, что область ее научного исследования смещается в качественно новое методологическое поле. Логика нашей работы, в центре которой -психологические особенности супружеских отношений в семье без детей, -привела к выбору методологического подхода, соединяющего положения теории отношений и теории систем.

Второй параграф. В отечественной психологии XX века развитие категории «отношение» связывается, прежде всего, с именем В.Н. Мясищева. Благодаря его работам категория отношения заняла свое место рядом с такими базовыми методологическими категориями отечественной психологии, как «деятельность» и «общение». Ему же принадлежит разработка концепции психического как целостной системы индивидуальных, избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности. Основные положения этой концепции легли в основу патогенетической теории неврозов и психотерапевтической практики, но не меньше ее значение и в общепсихологическом плане.

Тем не менее, важно акцентировать один существенный момент: в центре нашего исследовательского интереса находятся супружеские отношения, где взаимодействующие стороны принципиально равноправны по своим позициям. Иначе говоря, подразумеваются сугубо субъект-субъектные отношения. Учение В.Н.Мясищева, осуществляясь на грани общепсихологического (категория отношения и теория личности), патогенетического (концепция неврозов) и медицинского (медицинская парадигма психотерапии) планов. Возможно, в силу подобной многоплановости важное, с точки зрения нашего исследования, различение субъект-субъектных и субъект-объектных отношений несколько размывается, что одновременно убеждает в необходимости содержательного различения этих соотношений.

В главе кратко представлены основные направления исследований человеческих взаимоотношений в мировой психологии второй половины XX века (Г.Бейтсон, Е.Берн, T.F. Leary, E.S.Schaefer, R.H. Rogers и др.).

Вступая в область конкретных исследований феномена межличностных отношений, сталкиваешься с парадоксом. С одной стороны, эта сфера представляется всесторонне изученной (А.Г.Харчев, Л.Я.Гозман, A.A. Кроник, В.К.Мягер, Т.М.Мишина, Ю.Е.Алешина и др.), с другой, говоря словами А.В.Петровского, она остается «бастионом индетерминизма».

Рассмотрим индикаторы, которые, характеризуя непосредственно семейную реальность, в то же время представляют собой отдельные аспекты категории «отношение»» конкретизирующие содержание этой категории.

1. совместимость (H.H. Обозов, А.Н. Обозова): межличностная (Т.А. Гурко), супружеская (Ю.Н. Олейник); совместимость рассматривается как взаимное принятие партнеров на основе оптимального сочетания их ценностных ориентации, социальных установок, личностных мотивов, и потребностей, темперамента, характера и других, значимых для взаимодействия индивидуальных психологических характеристик.

2. удовлетворенность браком (H.H. Обозов, А.Н. Обозова; Е.С. Калмыкова; В.В. Столин); удовлетворенность взаимоотношениями (Ю.Е Алешина; А.Н. Волкова); выступает как один из критериев совместимости партнеров; в свою очередь, критериями удовлетворенности браком могут служить фактор сохранности брака (социологический критерий) и отношение человека к собственному браку (психологический критерий);

3. индивидуальные системы ценностей и установок супругов (Л.Я.Гозман, В.А. Сысенко, Харчев А.Г., Lewis R.A., Spanier Gr.B.) - служат одним из показателей успешности отношений в супружеской паре, а также основой диагностики наиболее конфликтных сфер в супружеской жизни;

4. семейное единство, общность, сплоченность, специфика взаимоотношений членов семьи с микросредой родства (А.И. Антонов);

5. психологическая близость, эмоционально значимые отношения, (Л.Я.Гозман, А.А Кроник, Е.А Кроник);

6. взаимодействие супругов в конфликтных ситуациях - принимается в расчет не только негативное, но и позитивное, конструктивное для жизни семьи значение конфликта. Выделены сферы семейной жизни, которые чаще всего выступают причиной межличностных конфликтов супругов, а также основные типовые характеристики поведения (реакций) супругов, имеющие значение в ситуации конфликта (В.К. Мягер, Т.М. Мишина, Ю.Е. Алешина, Т.М.Трапезникова).

Достаточно очевидно, что представленные подходы, каждый из которых по-своему относителен, вместе создают картину мультивариантного истолкования феномена отношений как психического явления. Правда, нельзя не заметить, что целостность его понимания при этом несколько утрачивается. Тем не менее, даже самый факт разноплановости этих подходов можно расценивать как аргумент против скептического заключения некоторых авторов, отмечающих слабость науки перед задачей постижения живой реальности человеческих отношений, которая, как читаем мы у одного из них, «... либо недоступна научно-психологическому анализу вообще, либо требует другой методологии» (Славская А.Н., 2002, с.7).

Однако, использование совокупности приведенных индикаторов с целью получения целостной картины психологических особенностей отношений в какой-либо семье, тем более в большой экспериментальной выборке, - процесс, неоправданно трудоемкий и процессуально неопределенный. Между тем, понимание семьи как целостности выглядит гораздо более эффективным. Как известно, такой взгляд составляет основу системного подхода в семейной психотерапии. И к началу 80-х годов преимущества системного подхода уже признавались большинством отечественных специалистов-психологов, ориентированных на работу с семьей, супружескими и детско-родительскими отношениями.

Диагностика основных параметров семейной системы (ее структурных особенностей, специфики функционально-ролевого взаимодействия, иерархии функциональных ценностей, градации степени включенности членов семьи в семейную систему и пр.) позволяет составить представление о семье, прежде всего, как о целостной системе. В то же время в ее системных характеристиках находят отражение особенности отношений в супружеской паре, а также их специфика в конкретно взятой семье.

Третий параграф. Рассматривается история становления общей теории систем (Л.фон Берталанфи, 1954) и развития системного подхода в семейной психотерапии.

Описание системного подхода к изучению семьи начинается с рассмотрения концепций, возникших в русле исследовательского проекта Г. Бейтсона, посвященного исследованию процессов внутрисемейной коммуникации (Г.Бейтсон, Дж.Викленд, Д.Джексон, П. Вацлавик, Дж.Хейли). Идеи системности, развитые в рамках коммуникативного подхода, дали толчок развитию ряда школ семейной системной терапии (стратегическая, структурная, экспе-риентальная). Став теоретической основой психотерапии семьи, системный подход получил в этой области в 50-х годах минувшего столетия наиболее полное развитие.

Отечественные авторы, изучающие функционирование семьи как системы, рассматривают ее, прежде всего, с точки зрения взаимодействия двух взаимосвязанных принципов - поддержания гомеостаза и тенденции к развитию (В.А.Черников, 2001, Э.Г. Эйдемиллер, 2002). Рассматривая семью без детей в плане диалектики законов гомеостаза и развития, мы предполагаем, что следование закону гомеостаза проявляется здесь в стремлении сохранения своей структуры, одновременно с развитием супружеских отношений.

Из всех школ системной семейной психотерапии, наиболее близка целям нашего исследования теория семейных систем Мюррея Боуэна (М.Во\уеп, 1978). Парадокс заключается в том, что автор теории семейных систем рассматривал диадическую структуру семьи как наиболее неустойчивую и, следовательно, наиболее уязвимую, не отличающуюся особой жизнеспособностью. Мы предполагали, что ключ к решению это противоречия содержится в системе теоретических построений автора.

Семья по М.Боуэну - это многопоколенная система функционирующая в определенном эмоциональном поле, которая не явно влияет на поведение членов семьи и регулирует отношения в семейной системе. Один из базовых концептов теории - «дифференциация», это, прежде всего, способность человека различать в отношениях с другими две психические функции: эмоции и интеллект. Это подразумевает контроль спонтанных эмоциональных реакций в себе самом и в других членах семьи, посредством высокого уровня их осозна-вания.

В общем плане применительно к семье, с его помощью очерчивается уровень функционирования, степень социальной адаптации и успешности семьи в целом и каждого из ее членов. Одновременно понятие дифференциации связывается с балансом двух противоположно направленных сил, характерных

для семьи как целого, - силой объединения с другими, в пределе стремящейся к слиянию и силой индивидуализации, предполагающая отделение (дифференциация Я). По степени дифференциации Я люди образуют континуум на оси которого располагаются все уровни человеческого функционировании - от самого низкого, где чрезвычайно высока степень недифференцированности (не-Я) и эмоционального слияния с другими (эго-масса), до самого высокого где можно говорить о балансе эмоций и разума, эмоциональной зрелости и тем что Боуэн называет «твердым Я». «Чем выше дифференциация, тем лучше функционируют люди. Они более гибки, адаптивны к стрессам и более свободны от всех видов проблем», - заключает автор (M.Bowen, 1978).

К.Витакер, так же как и М.Боуэн, придавал особое значение категориям «близости» и «отделенности», но трактовал их иначе. Основное отличие концепции К.Витакера - в ином сопоставительном рассмотрении этих понятий. В то время как Боуэн мыслил их как противоположные точки континуума, в представлении Витакера данные противоположности выступали в виде области, где они существуют совместно. По мере роста удаленности растет и близость супругов; с усилением самостоятельности, усиливается единство; обретая способность быть рядом со значимым другим, человек обретает способность оставаться наедине с самим собой. (К.Витакер, 1999, с. 185).

Еще одним расхождением между концепцией М.Боуэна и К.Витакера является позиция последнего в отношении процессов тревоги и ее роли в семье. Карл Витакер считал, что брак необходим для усиления тревоги и создания напряжения. Брак нарушает гомеостаз человека и семьи, и тем самым способствует продуктивности.

Опыт этих двух выдающихся терапевтов позволил нам сформулировать гипотезу, согласно которой именно сложность внутренней организации в этой структурно наипростейшей - диадической - семейной «ячейки» обусловливает ее относительную устойчивость.

Итак, подведем итоги. В теоретической главе диссертации соединены две далекие друг от друга научные традиции: концепция отношений, которая сложилась в отечественной психологии, и теоретический контекст системного подхода в семейной психотерапии. Опора на указанную методологию позволила выявить и зафиксировать психологические особенности отношений супругов в семье без детей и определить природу устойчивости диадной семейной системы.

Вторая глава - «Эмпирическое исследование психологических особенностей отношений в семейной системе без детей» - посвящена описанию результатов экспериментального исследования и их анализу, под углом зрения соответствия выдвинутым гипотезам.

Экспериментальная часть работы состояла из двух этапов - пилотажного исследования и основного.

В ходе пилотажного исследования были проанализированы существующие диагностические подходы к изучению семьи; апробирован ряд диагностических техник и сформирована батарея диагностических методов, адекватных предмету исследования; на основе полученных результатов сформулированы предварительные гипотезы; уточнен состав будущей экспериментальной группы.

В этой, предварительной, экспериментальной части приняли участие 15 семей, которые по тем или иным причинам не могут иметь детей. Процедура исследования протекала в консультативном режиме и состояла из обязательных трех встреч, одна из которых была посвящена диагностике психологических особенностей супружеских отношений. Трудоемкость исследования, предполагавшая отбор и апробацию методов диагностики, не позволила расширить численность обследуемых пар.

В основной части экспериментального исследования приняли участие 60 русских супружеских пар (всего - 120 человек), не имеющих детей; состоящих в первом браке; не имевших детей до вступления в брак и проживающих вместе пять и более лет. Они составили экспериментальную выборку. В контрольную выборку вошли 60 русских супружеских пар (так же 120 человек), проживающих вместе пять и более лет и имеющих от одного до трех детей.

В качестве метода математико-статистической обработки данных, позволяющего подтвердить достоверность различий между контрольной и экспериментальной выборками в рамках основной части исследования, использовался непараметрический критерий х2-Пирсона.

Результаты пилотажного исследования

Эта часть работы позволила -1 определиться с батареей диагностических методов, возможности которых взаимно дополняют друг друга, создавая комплексную и системную картину искомых характеристик. В конечном итоге в нее вошли: Шкала семейной адаптации и сплоченности (РАСЕБ-З), Ролевые ожидания и притязания в браке (РОП), Методика предельных смыслов (МПС) и методика «Линия жизни» (основные индексы очерчены ниже).

2 составить представление о некоторых ярко выраженных тенденциях, характеризующих обследуемую выборку и выявленных с помощью апробируемых диагностических средств:

• Среди мотивов вступления в брак наших респондентов превалирует стремление избавиться от одиночества, сделать счастливым себя и своего избранника, в некоторых случаях брак рассматривался как платформа для личностного роста и саморазвития; скорее, в качестве исключения, чем правила, выступало стремление произвести на свет потомство (Методика предельных смыслов). Эти данные стали аргументом, не столько оспаривающим первенство репродуктивной функции как основного смысла создания семьи, сколько позволяющим построить некоторые предварительные предположения о возможном ресурсе потенциальной стабильности диадной семьи (см. теоретическую часть).

• Хаотический вид адаптации, который по замыслу, заложенному в модели Д.Олсона, однозначно расценивается как дисфункциональный, приобретает, на материале нашей выборки, некое позитивное значение, а преобладание «раздельного» типа сплоченности, предполагающего известную автономию супругов друг от друга, является типической характеристикой большинства обследуемых семей (Шкала семейной адаптации и сплоченности).

• В структуре функциональных ценностей наших испытуемых предположительно доминируют функция социальной активности и эмоционально-психотерапевтическая функция (Методика «Ролевые ожидания и притязания»),

• В разных семьях акцентируются значимые события совершенно разного свойства: в одних случаях это были события, связанные с решением материальных вопросов, в других - события, в центре которых стояли проблемы взаимоотношений супругов (методика «Линия жизни»).

Результаты основной части эмпирического исследования.

Методика «Ролевые ожидания и притязания в браке» (РОП) разработана А.Н.Волковой.

Статистически значимые различия при сравнении функциональных ценностей семей без детей и семей с детьми (табл. 1) установлены между роди-тельско-воспитательской (р=0,01) функцией, ценностью внешней привлекательности партнеров (р=0,05) и интимно-сексуальной функцией (р=0,05), выраженность которых выше в контрольной выборке; эмоционально-психотерапевтической (р=0,01) функцией, а также социальной активностью (р=0,001), в большей степени выраженных в выборке экспериментальной.

Таблица 1

Иерархическая структура функциональных ценностей в семьях с детьми и без детей

Место Семейная система без детей. Семейная система с детьми.

1 эмоционально-психотерапевтическая (ХСр=7,02) личностная идентификация с брачным партнером (Хср=6,97)

2 социальная активность (Хср=6,99) родительско-воспитательская (Хгг=6,89)

3 личностная идентификация с супругом (Хср=6,80) внешняя привлекательность (Хср=6,29)

4 родительско-воспитательская (Хсп=6,11) эмоционально-психотерапевтическая (Хср=6,26)

5 хозяйственно-бытовая (Хср=6,04) хозяйственно-бытовая (Хср=6,19)

6 внешняя привлекательность партнера (Хср=5,76) интимно-сексуальная (Хср=6,17)

7 интимно-сексуальная (Хф=5,55) социальная активность (Хср=6,16)

Таким образом, можно говорить о различном проявлении в семье без детей и с детьми следующих функций: родительско-воспитательской, эмоционально-психотерапевтической, интимно-сексуальной, а также - социальной активности и внешней привлекательности партнеров. Различие в акцентах -либо ребенок, либо социальная активность может указывать на некоторую компенсаторную роль, которую последняя выполняет в семьях без детей.

Опросник «Шкала семейной адаптации и сплоченности» - БАСЕБ-З (Д.Х. Олсон, Дж. Портнер, И. Лави). Оба измерения - адаптация и сплоченность - представлены четырьмя уровнями (см. табл.2), из которых сочетание крайних указывает на дисфункциональность (несбалансированный тип семьи), а двух средних - на функциональность семейной системы (сбалансированный тип). Сочетание противоречивых показателей расценивается как средняя сбалансированность. Таким образом, в итоге образуется 16 характеристик семейных систем. Кроме того, каждое из измерений выступает в двух видах: как характеристика реальной семьи и ее желаемого идеального образа.

В статистических подсчетах в качестве баллов выступали кодовые значения уровней сплоченности и типов адаптации.

Таблица 2 Кодовые значения уровней сплоченности и адаптации

Сплоченность Адаптация

разобщен раздель связан сцеплен ригид структур гибкий хаотичный

ныи ныи ныи ныи ныи ныи

1 2 3 4 1 2 3 4

Прежде всего, были рассмотрены оценки респондентами реального состояния своих семей с точки зрения их сплоченности и различия между экспериментальной и контрольной выборками в этом отношении. Статистически значимые различия обнаружены между связанным (р=0,001 - с превосходством контрольной выборки), а также раздельным (р=0,05) и разобщенным (р=0,05) видами сплоченности (с превосходством по этим показателям - экспериментальной выборки) (диагр. 1).

Диаграмма 1. Сравнительное частотное распределение видов сплоченности в реальных семьях с детьми и без детей (в средних значениях).

1Ш семейная система без детей в семейная система с детьми

Обозначения видов сплоченности-. 1. разобщенный; 2. раздельный; 3. связанный; 4. сцепленный.

В диаграмме 2 отражены представления обеих выборок о сплоченности, которой должна отличаться воображаемая идеальная семья. Диаграмма 2 Сравнительное частотное распределение видов сплоченности в воображаемой идеальной семье с детьми и без детей (в средних значениях).

Ш семейная система без детей В семейная система с детьми

Обозначения видов сплоченности: 1. разобщенный; 2. раздельный; 3. связанный; 4. сцепленный.

Статистически значимые различия между выборками установлены в отношении связанного (р=0,001; в пользу контрольной выборки), а также раздельного (р=0,01) и разобщенного (р=0,01; в пользу экспериментальной выборки) видов сплоченности.

По-разному представители тех и других семей характеризуют свою семью как целостность и с точки зрения общесемейной адаптации. Если в контрольной выборке существенно преобладают структурный (р=0,01) и гибкий (р—0,001) ее виды, то в экспериментальной - хаотичный (р=0,001).

Диаграмма 3 Сравнительное частотное распределение видов адаптации в реальных семьях с детьми и без детей.

(О семейная система баз детей в семейная система с детьми

Обозначения видов адаптации. 1. ригидный; 2. структурный; 3. гибкий; 4. хаотичный.

Диаграмма 4 Сравнительное частотное распределение видов адаптации в воображаемой идеальной семье с детьми и без детей.

0,8 0,60,4

0,2 0 -

ш семейная система без детей в семейная система с детьми

Обозначения. 1 - индекс рефлексивности; 2 - индекс децентрации; 3 - индекс негативности.

Как мы видим из диаграммы 4, в идеальных представлениях большинство представителей обеих выборок отдает предпочтение хаотической адапта-

ции, хотя семьи без детей существенно опережают в этом отношении семьи с детьми (р= 0,01). Выявлены также различия между склонностью к ригидному ее виду (р=0,05; с преобладанием в экспериментальной выборке) и гибкому (р=0,05; с превосходством в контрольной выборке). Но таких предпочтений придерживается меньшинство.

Методика Предельных смыслов (Д.А.Леонтьев, 1999) содержит три индикатора:

Индекс децентрации - определяется как удельный вес категорий, субъектом действия в которых выступают другие люди (человек рассматривает свою жизнь в контексте жизни других и во взаимосвязи с ними) или, напротив, собственное Я субъекта как абсолютный смысловой центр его жизни.

Индекс рефлексивности - интерпретируется как развитость внутреннего мира, осознание собственного функционирования.

Индекс негативности - выражает гомеостатическую ориентацию личности, склонность к избеганию нежелательных ситуаций и ограничению всякой активности, не вызванной ситуативной необходимостью.

Как свидетельствуют данные, отображенные на диагр. 5, децентрация в равной мере присуща семьям как с детьми, так и без (значимых различий не обнаружено); Рефлексивность в семьях без детей значительно превышает тот же индекс в семьях с детьми (р=0,01), тогда как негативность, напротив, выше в последних (р=0,001.

Диаграмма 5 Сравнительное распределение показателей «предельных смыслов» в семьях с детьми и без детей (в средних значениях)

ш семьи без детей □ семьи с детьми

|__I _____________________

Обозначения: 1 - индекс рефлексивности; 2 - индекс децентрации; 3 - индекс негативности.

Методика «Линия жизни» (Stanton, 1992).

Качественная обработка данных методики показала достаточно равномерное распределение в экспериментальной выборке значимых событий в границах, обусловленных возрастом брака. В семьях с детьми наблюдалось: а) сосредоточение значимых событий на первых стадиях семейного жизненного цикла и значительное снижение их на последующих стадиях жизни семьи; б) скопление на временной оси большого количества значимых событий, связанных с рождением, воспитанием и взрослением детей; в) в обоих типах семейных систем значимые события, обозначенные мужем и женой, в основном, совпадали.

Данные, приведенные в диагр.6, свидетельствуют, что преобладающими значимыми событиями на линии жизни семейных систем как без детей, так и с детьми, являются действия, отражающие динамику внутрисемейных отношений, однако в экспериментальной выборке это преобладание носит более выраженный характер (р=0,05), тогда как в семьях с детьми значимо преобладают действия материальной направленности (р=0,001).

Диаграмма 6. Сравнительное распределение показателей методики «Линия жизни» в семьях с детьми и без детей (в средних значениях)

а семейная система без детей в семейная система с детьми

Обозначения: 1 - материальные действия; 2 - действия, отражающие динамику отношений.

В завершение эмпирического исследования мы решили определить, является ли экспериментальная выборка, соединяющая группу семей, где один или оба супруга не могут иметь детей по состоянию здоровья (так называемые инфортшьные - гр.А), и супружеские пары с осознанным отказом иметь детей, или с отложенным рождением (гр. Б), по своим психологическим особенностям однородной. Численность выборок соответственно - 21 (гр. А) и 39 (гр.

Б) семей. Значимость различий определялась также с помощью непараметрического критерия ^-Пирсона.

Статистическая обработка полученных данных выявила существенные различия лишь по одному показателю - событиям, связанным с материальными приобретениями и обозначенным как материальные действия (методика «Линия жизни», р=0,01). В бездетных семьях (гр. А), сравнительно с семьями, где супруги осознанно отказываются от рождения детей, этот признак выражен с троекратным превосходством по своей частоте и, следовательно, интенсивности. По остальным показателям существенных различий не выявлено.

Был проведен дополнительный сравнительный анализ иерархической структуры функциональных ценностей в указанных группах (напомним, что значимые различия между группами в этом отношении отсутствуют). Выявлены тенденции относительного сравнительного преобладания отдельных функций, соответствующие специфике каждой из этих групп. При этом, триада ведущих функционально-ролевых ценностей - эмоционально-психотерапевтическая функция, социальная активность и личностная идентификация с супругом

- в той и другой группе остается общей и равной по своему значению, что позволяет расценивать данную выборку как принципиально однородную.

Обсуждение результатов

Полученные результаты позволяют думать, что семейная система без детей в процессе своего развития спонтанно вырабатывает иную, по сравнению с полными семьями, целостность. Она приходит к такому строю внутрисемейных отношений, который обеспечивает ее внутреннюю стабильность. Говоря о новой по своему характеру целостности, мы имеем в виду специфическую иерархию ценностно-ролевых функций, некоторые структурные характеристики, присущие данным семьям, и особенности смысловых установок супругов.

1. Содержательная специфика ценностно-ролевых предпочтений в семьях с детьми и без детей проявляется, главным образом, в различиях иерархической структуры функциональных ценностей. В экспериментальной выборке ведущими оказываются функция социальной активности, эмоционально-психотерапевтическая функция и личностная идентификация с супругом. В контрольной выборке наиболее значима личностная идентификация с партнером по браку; затем следуют родительско-воспитательская функция и далее

- внешняя привлекательность партнера.

Как видно, особенность диадной статичной структуры подспудно диктует супругам без детей ради сохранения своей семьи оказывать взаимную моральную и эмоциональную поддержку, находить между собой и вырабатывать общие интересы, ценностные ориентации, способы времяпрепровождения (значимость эмоционально-психотерапевтической функции и личностной идентификации с супругом).

Не менее значима для них профессиональная и общественная активность (социальная активность). Можно было бы предполагать, что особая важность, приобретаемая этой стороной существования, отчасти объясняется той компенсаторной ролью, которую она начинает выполнять в отсутствие детей в семье. Однако ориентация на профессиональную и социальную активность, особенно в семьях с осознанным отказом от рождения детей, носит настолько выраженный характер, что исключает допущение о сколько-нибудь значительной компенсаторной функции (что вполне согласуется с фактом осознанного отказа от рождения ребенка). Очевидно, что наличие профессиональных интересов, активная общественная позиция удовлетворяют социально-статусную, экономическую, а в ряде случаев - и воспитательную потребность (когда профессия относится к системе «человек-человек»: учитель, воспитатель детского сада, тренер и пр.).

Родительско-воспитательская функция в диадной супружеской системе на фоне контрольной выборки выражена существенно в меньшей степени, что вполне объяснимо: в семье, где нет детей, родительство, не может выступать в качестве ценности, концентрирующей вокруг себя жизнь супругов. С другой стороны, при условии субъективной значимости ролей «отца»-«матери», родительская функция может быть фрустрирована отсутствием ребенка, что также способно отрицательным образом сказываться на ее значимости (хотя в ряде случаев потребность в воспитании удовлетворяется косвенно, когда супруги воспитывают друг друга или находят кого-либо в ближайшем окружении, кто нуждается в их участии).

Отличает выборку бездетных семей и недооценка сексуальных отношений (интимно-сексуальная функция). Данную особенность мы склонны объяснять тем, что на бессознательном уровне указанная функция связана с рождением ребенка, а поскольку его появление представляет собой болезненную или неоднозначную по своему значению проблему, данная функция, как и предыдущая, также фрустрирована.

2. Структурные особенности семейной системы без детей и семейной системы с детьми также обладают выраженной спецификой. По параметру сплоченность это проявляется в следующем: семьи с детьми более сплочены,

в некоторых случаях вплоть до состояния зависимости друг от друга (сцепленный тип сплоченности), тогда как семейной системе без детей присуща относительная взаимная дистанцированность супругов (раздельный вид сплоченности). Даже в своих идеальных представлениях о семье они в большинстве случаев сохраняют приверженность раздельному типу сплоченности.

Адаптация семей с детьми характеризуется тремя ее разновидностями: в наибольшей мере хаотичным, а также гибким, в меньшей - структурным. Семейные системы без детей однозначно отличает хаотичный тип адаптации (недостаток лидерства, структурированного распределения ответственности, а в условиях воздействия негативных факторов - избыток непредвиденных изменений). С учетом прочих особенностей диадной семейной структуры, отмечавшихся выше, такой тип адаптации вполне ожидаем. В семьях без детей, действительно, лидерские функции зачастую разделены между супругами или принимаются каждым из них попеременно, а порой и совместно; нет здесь и жестких, закрепленных по определенному признаку (скажем, половому или возрастному) функционально-ролевых предпочтений. Кстати, по результатам нашего исследования, хаотический тип адаптации в высокой степени присущ и семьям с детьми1. Не взирая на эти различия, оба вида семей относятся к так называемым средне сбалансированным типам семейных систем.

3. Смысловое поле семей без детей и с детьми также имеет различное наполнение: практически полное отсутствие показателей негативности2 и значительно большая выраженность индекса рефлексивности3 — в семейных системах без детей; выраженность индекса негативности при меньшей выраженности индекса рефлексивности - в семейных системах с детьми. Если бы смыслом существования диадной семьи оказалась гомеостатическая направленность и мотивация избегания потенциальных опасностей во имя собственного самосохранения, то, будучи бездетной, она, скорее всего, была бы обречена на распад, т.к. рано или поздно сила деструктивной мотивации сошла бы на нет.

Можно думать, что эта особенность обусловлена в данном случае не столько структурой семьи, сколько обстоятельствами места и времени, в которых одинаково пребывают и те и другие семьи (напомним: время постперестроечное и пространство - мигрирующего населения, хотя и в значительно меньших масштабах, чем в других бывших республиках бывшего СССР).

2 Гомеостатическая ориентация семейной системы, проявляющая себя в обосновании семейных действий необходимостью уйти от каких-либо других действий или переживаний, нежелательных с ее точки зрения; в конечном счете - склонность семейной системы к ограничению всякой активности.

3 Развитость внутреннего мира супругов, осознание собственного ментального функционирования, развитость регуляторных функций сознания по отношению к планированию и воплощению практической деятельности.

4. Содержательно-динамический аспект жизни семейных систем без детей и с детьми также проявляется по-разному: семьи без детей в качестве значимых событий выделяют, главным образом, события в сфере отношений', семьи с детьми, наряду со значимостью событий этого же рода, в существенной степени ориентированы на материальные приобретения. Надо заметить, что такая же ориентация отмечается и в инфортильных семьях, где она, выполняя, как видно, компенсаторную функцию, приобретает большую значимость, в сопоставлении с семьями, осознанно отказавшимися от рождения ребенка. Однако, в целом экспериментальная выборка характеризуется большей направленностью на построение именно супружеских отношений, тогда как в семьях с детьми она насыщена событиями, связанными, главным образом, с рождением детей или днями их рождения, с учебой в школе или ВУЗе и пр., что выводит собственно супружеские отношения из сферы значимости.

В заключении диссертации подводятся основные итоги работы, подчеркивается ее вклад в развитие психологии и психотерапии семьи, намечаются перспективы дальнейшего изучения проблемы бездетных семей.

Общие выводы.

Общим результатом проведенного исследования можно считать выявление психологических особенностей отношений в семьях, где детей по тем или иным причинам не имеется.

1. Специфика семейной системы без детей выступает в сочетании двух векторов активности - первый направлен внутрь семьи (семья как источник взаимной поддержки и личностного подтверждения, общие семейные ценности и интересы), второй - из семьи в социум (важность профессиональной и социальной активности). Данное сочетание, как видно, обеспечивает относительную устойчивость диады. Указанная специфика характеризует обе подгруппы экспериментальной выборки, определяя отличия ее функционально-ролевых ценностей и их иерархии от таковых в контрольной выборке, где ведущая роль, помимо личностной идентификации с партнером по браку, отводится родительско-воспитательской функции, а вслед за этим - внешней привлекательности супруга /супруги.

2. Структурные характеристики семейной системы без детей также достаточно специфичны. К их числу относится, прежде всего, сравнительно низкая сплоченность «элементов» системы (оценка респондентами своей семьи как «раздельной»). Иными словами, супругов в семье без детей устраивает степень эмоциональной близости, не переходящей в их зависимость друг от друга. (В

порядке сравнения: семьям с детьми, в оценке респондентов, присуща умеренная сплоченность, то есть умеренная эмоциональная зависимость).

Вторая структурная особенность семьи без детей - хаотичный тип адаптации (отсутствие постоянного лидера и четкого ролевого распределения функций и пр.). На первый взгляд, хаотическая адаптации служит лишь подтверждением критического отношения к диаде как неустойчивой структуре (М.Боуэн). Однако такое заключение было бы слишком поспешным.

3. Смысловое поле семей, представляющих экспериментальную и контрольную выборки, существенно различается по своему содержанию. В то время как в семьях с детьми оно подчинено, главным образом, поиску действий, которые позволяют избежать негативных переживаний или предупредить нежелательные непредвиденные события (индекс негативности), в семьях без детей смысловая сфера характеризуется преобладанием размышлений супругов над текущими событиями своей жизни, складывающимися между ними отношениями (индекс рефлексивности). Принципы системного подхода указывают, что любая семейная система бессознательно стремится к постоянству любой ценой (принцип гомеостаза). Повышенная рефлексивность позволяет высвободиться из власти поиска равновесия и стабильности по данному типу. Так, благодаря высокой рефлексивностью партнеров по браку, присущая семейной системе без детей хаотическая адаптация утрачивает свою дисфунк-циональность. начиная выступать как носитель позитивного адаптивного ресурса.-

4. Преобладающими значимыми событиями в семейных системах без детей, как и в семьях с детьми, выступают действия, отражающие динамику отношений. Однако между выборками существует разница в содержательном насыщении этой категории. В семьях без детей сильнее выражена направленность на построение именно супружеских отношений, тогда как в полных семьях она насыщена событиями, связанными, главным образом, с детьми, что выводит собственно супружеские отношения из сферы значимости. Кроме того, сравнительно с экспериментальной выборкой, в контрольной существенно чаще в качестве значимых событий жизни выступают действия, направленные на материальные приобретения и укрепление экономической базы семьи.

Можно сделать вывод, что опыт, который получает бездетная пара в процессе становления своей семьи, по-своему психологически не менее, а, скорее, даже более сложен, чем в семьях с детьми, где существует такой «стабилизатор» супружесктх отношений, как ребенок (А.Я.Варга, 2001; Э.Г. Эйдемиллер, И.В. Добряков, И.М. Никольская, 2003; М.Боуэн, 1978). В пользу этого говорит противоречивое единство качеств близости и отделенности («дифференциро-

ванности», по М.Боуэну) «элементов» семейной системы или хаотической адаптации и рефлексивности и пр. Супруги решают возникшие трудности, центрируясь на своих отношениях и находя свои особые пути, позволяющие придать их союзу устойчивость.

Таким образом, совокупность отечественной теории отношений и теоретических и методических положений системной семейной психотерапии оказалось эффективным средством изучения психологических особенностей отношений в семейной системе без детей, позволившим выявигь их специфику как иной, сравнительно с обычными ядерными семьями, целостности.

Основные публикации по теме диссертации:

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК МО и науки РФ и РК:

1. Хабалашвили Т.А. Категория «отношение» для исследования семейной системы. Продолжение//Теоретический и научно-методический журнал «Вестник университета», Государственный университет управления, Москва, 2007. - с.206-210 - 0,3 п.л.

2. Хабалашвили Т.А. Феномен семьи без детей: теоретический анализ.// Теоретический и научно-методический журнал «Вестник университета», Государственный университет управления, Москва, 2007. - с.220-223 - 0,4 п.л.

3. Хабалашвили Т.А. Психологическое содержание отношений в семейной системе без детей.// Теоретический и научно-методический журнал «Вестник университета», Государственный университет управления, Москва, 2007. - с.128-131 -0,4 пл.

4. Хабалашвили Т.А. Изучение возможностей феноменологического подхода в психологии для исследования феноменов современного общества// Теоретический и научно-методический журнал «Вестник университета», Государственный университет управления, Москва, 2007. - с.128-131 - 0,4 п.л.

5. Хабалашвили Т.А. Религиозная обусловленность супружеских отношений в казахской семье.// Достояние нации. Научное приложение международного научно-педагогического журнала «Высшая школа Казахстана». Министерство образования и науки Республики Казахстан, г. Алматы, 2006. -с.271-275. -0,25 п.л

6. Хабалашвили Т.А. Категория «отношение» для исследования семейной системы.// ПОИСК. Серия гуманитарных наук. Научное приложение ме-

ждународного научно-педагогического журнала «Высшая школа Казахстана», г. Алматы, 2006. с.323-327. - 0,21 п.л.

Другие статьи и тезисы докладов:

1. Хабалашвили Т.А. Возможности феноменологического подхода в психологии.// Сборник докладов международной научно-практической конференции КАСУ. Усть-Каменогорск, 2006. - с. 158-163. - 0,25 п.л

2. Хабалашвили Т.А. Феноменологическая психология как платформа для исследования семьи// Материалы Международной научно-практической конференции «Аманжоловские чтения - 2007».- Усть-Каменогорск, 2007. - с.416-419 - 0,2 п.л.

Подписано в печать 18.04.2009 г. Формат 60x84 1/16 усл. печ. л. 1,5 Тираж 150 экз. Заказ № 0403

Отпечатано в типографии: ТОО «DEBUT» РК, ВКО, г. Усть-Каменогорск, ул. М. Горького, 48/1, офис 104 Тел./факс: 8 (7232) 26-90-06 e-mail: debut78@mail.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Хабалашвили, Татьяна Александровна, 2009 год

Введение

Глава 1 Семья как объект исследования в социологии и психологии

1.1 Анализ дефиниций семьи в современных социологических и психологических исследованиях. Отсутствие в контексте социологических и психологических исследований семьи места для изучения семей без детей

1.2 Категория отношений как методологическая база изучения супружеских отношений в семье без детей

Глава 2 Эмпирическое исследование психологических особенностей отношений в семейной системе без детей

2.1 Планирование и подготовка экспериментального исследова

2.2 Описание диагностического инструментария диссертационного исследования

2.3. Результаты пилотажного исследования и предварительное формулирование гипотез

2.4 Эмпирическое исследование психологических особенностей отношений в семейной системе без детей

1.3 Системный подход как методологическая база изучения семьи без детей ^

2.5 Обсуждение результатов исследования психологических особенностей отношений в семейной системе без детей ^

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологические особенности отношений в семейной системе без детей"

Актуальность и постановка проблемы исследования:

Актуальность исследования находится в поле той общественной значимости, которую по мере хода времени все более приобретает тема семей, по тем или иным причинам, исходно не имеющим ребенка, и связана с теоретической неопределенностью научного статуса данной разновидности семейной структуры, а также прикладного значения исследований в этой области.

Согласно теоретическим позициям, разработанным в отечественной психологии и ряде сопряженных с нею наук (социология, социальная психология) по отношению к семье, какая-либо социальная необходимость в семье без детей отсутствует (И.В.Гребенников, А.Г.Харчев, А.И.Антонов, С.И.Голод, А.Н.Волков, З.А.Занков, Т.М.Трапезникова, С.В.Ковалев). Констатируется, что семья без детей не выполняет «репродуктивной и воспитательной функций», не удовлетворяет потребность общества «в физическом и духовном воспроизводстве» (А.Г.Харчев) и, значит, не «гарантирует продолжения существования самого человечества» (С.В. Ковалев). Правомочность семьи без детей называться «семьей» окончательно ставится под сомнение утверждением: «сегменты бездетной семьи не состоят в кровном родстве или родстве по рождению» (С.И. Голод). На этом основании семья без детей оценивается не только как дисфункциональная (Э.Г. Эйдемиллер), но и «аномальная» (В.Н.Дружинин).

Подобное состояние бездетной семьи как предмета научного исследования приходит в противоречие с реальным положением данного типа семьи в современном мире.

Так называемая нуклеарная семья, на основе которой построено большинство научных концепций семьи, в наше время перестала быть преобладающей. Этот тип семьи давно уже существует наряду с множеством других ее видов (семьи с одним родителем; многообразные по своей структуре повторные браки; гражданские браки; «одиночки» в перерыве 3 между браками, поддерживающие связь с членами своей бывшей семьи; семьи с раздельным проживанием партнеров; гомосексуальные семьи там, где они разрешены, и пр.) (См.: О положении семей., 1994). Бездетная семья в этом ряду занимает значительную долю.

В современной России и в Казахстане одинаково отмечается изменение установок по отношению к рождению детей в сознании части поколения, прошедшего социализацию в годы перестройки и постперестроечного кризиса. Выраженный характер носит откладывание рождений (в том числе и первых), связанный нередко с экономическим положением семьи. По данным, приведенным в исследовании В.И. Зацепина (В.И.Зацепин, 1991), в начале 90-х годов, лишь один процент бездетных семей являлись бездетными по медико-биологическим причинам, остальные же - из-за нежелания иметь детей. Однако, согласно современным данным, уже каждая пятая-шестая молодая женщина не способна к рождению ребенка по медицинским показаниям. Тем не менее, семьи без детей так и не привлекли к себе внимания со стороны научного сообщества.

Таким образом, семья без детей перестает быть исключением из правила. И тут стоит выделить еще один факт: количество разводов в бездетных семьях ничуть не выше, чем в семьях с детьми, что может служить свидетельством их «функциональности». Этот факт ставит новые теоретические вопросы, ибо в некоторых концепциях семьи диада как структура считается неустойчивой и нежизнеспособной (М.Боуэн). Но тогда естественно возникают вопросы о структурных особенностях семьи без детей, мотивах сохранения семьи для каждого из партнеров, смыслового содержания их персональных функций, внутрисемейных ценностях, стабилизирующих и дестабилизирующих факторах ее существования.

В качестве единицы анализа, позволяющей интегрировать весь этот комплекс проблем, в настоящем исследовании выступают отношения супругов, особенности которых находят выражение в основных параметрах семьи как системы (структура, функция, динамика).

Объект исследования: семья без детей как системный психологический феномен.

Предмет: психологические особенности отношений супругов в семейной системе без детей.

Цель — выявить психологические особенности отношений супругов в семейной системе без детей

Цель исследования конкретизируется в постановке следующих задач:

1. рассмотреть существующие в психологии, социальной психологии и социологии дефиниции и ведущие параметры семьи и определить место семьи без детей в контексте представленных научных подходов;

2. раскрыть категорию «отношение» как основу методологии исследования отношений в супружеской паре без детей;

3. обосновать использование системного подхода как методологической базы изучения семьи без детей;

4. провести: а/ пилотажное исследование с целью апробации методов и обоснования диагностической модели изучения семейной системы без детей, а также формулирования предварительных гипотез; б/ сопоставительное экспериментальное исследование семей с детьми и без детей и в/ последующий сравнительный анализ полученных данных по выделенным в рамках диагностической модели структурным, функционально-ценностным, смысловым и пр. параметрам;

5. описать психологические особенности отношений в семейной системе без детей.

Методологической основой исследования явились теория отношений личности В.Н. Мясищева (1960), а также принципы и закономерности системного подхода (Л.фон Берталанфи,1954; Грегори Бейтсон, 1956, Б.М. Ломов, 1996; В.А.Барабанщиков, Б.Ф.Ломов, 2002; В.А.Барабанщиков, 2003) и, в частности, системного подхода в семейной психотерапии (М. Боуэн, 1960; С. Минухин, 1974; Дж. Хейли,1963,

К.Маданес, 1981, К.Витакер, 1999). Показано, что отечественная теория отношений и системный подход в семейной психотерапии образуют методологически непротиворечивый комплекс идей, позволяющий выделить применительно к указанному типу семей предмет исследования и обеспечить его теоретическую и методическую базу.

Теоретической базой диссертации стали также труды исследователей, в которых раскрываются научные основы психологии семьи (Ю.Е. Алешина, А.И. Антонов, С.И. Голод, Л.Я. Гозман, В.Дружинин, С.В. Ковалев, М.С. Мацковский, В.М. Медков, Г. Навайтис, Д. Майерс, B.JI. Руж-же, Н.Я. Соловьев, А .Г. Харчев, Э.Г. Эйдемиллер, А.В. Черников).

Цель, предмет и методологические основания работы определили гипотезу исследования: в процессе своей жизнедеятельности семья без детей спонтанно вырабатывает оптимальную модель психологических отношений, которая компенсирует неустойчивость диады как структуры. Психологические особенности отношений в семейной системе без детей характеризуются специфическим сочетанием эмоциональной близости и отделенности.

Научная новизна исследования:

1. Впервые критически переосмысливаются те дефиниции семьи, а также заложенные в ее основание принципы (разработанные, главным образом, в социологии и социальной психологии, но проникших и в психологию), на основании которых супружеские пары без детей, составляя широкую социальную общность, тем не менее, лишаются не только научного статуса, но и права называться семьей. Прежде всего, это относится к провозглашению репродуктивной и воспитательной функций, или физического и духовного воспроизводства семьи, в качестве ее первостепенного, непреложного основания.

2. Впервые использована совокупность системного подхода и теории отношений в качестве внутренне не противоречивой, интегративной методологии изучения психологических особенностей отношений в семейной системе без детей.

3. Посредством сравнительного изучения семей с детьми и без детей впервые выделены и описаны психологические особенности отношений супругов в семье без детей и очерчена присущая семейной системе данного типа спонтанно выработанная оптимальная модель отношений.

Теоретическая значимость:

1 Выявлены общие тенденции супружеских отношений в семье без детей, которые характеризуются: а/ двумя векторами активности, направленными одновременно во вне (социальная и профессиональная самореализация) и внутрь семьи (эмоционально-психотерапевтическая функция, а также личностная идентификация с партнером); б/ сочетанием хаотического типа адаптации и высокого уровня рефлексивности партнеров по браку. Эти особенности отражают, как видно, некую закономерную тенденцию непроизвольной системной саморегуляции исследуемых семей.

2 Определена стабилизирующая роль выявленной специфики отношений, компенсирующая неустойчивость диады как структуры, о чем не устают напоминать отдельные школы классической системной семейной психотерапии, отводя стабилизирующую функцию «триангулированию», то есть включению «третьего» в отношения пары (М.Боуэн).

3 Материалы диссертации, выявляя психологическую специфику отношений в семье без детей, восполняют представленное данными семьями недостающее звено в классификациях и теоретическом описании типов семей, отсутствие которого длительное время игнорировалось психологической наукой и сопряженными дисциплинами, вопреки численному росту этой раз.

Практическая значимость исследования состоит в следующем:

1. Использованная в настоящей работе модель изучения и диагностики семейной системы без детей, а также результаты теоретического и экспериментального исследования этого феномена могут служить основой для диагностики отношений в семье;

2. Выявленная психологическая специфика супружеских отношений обеспечивает прикладную базу для построения консультационной и психотерапевтической работы с семейной системой без детей в направлениях: а/осознания возможностей и активизации решения иметь детей, б/сохранения отношений в случае невозможности иметь ребенка;

3. Результаты диссертации используются в педагогической деятельности и включены в программу курсов «Психология семьи» и «Основы семейного консультирования».

Положения, выносимые на защиту:

1. Одной из существенных проблем современной психологии семьи и сопряженных с психологией наук является противоречие между фактом вытеснения бездетной семьи из поля научных исследований и растущей долей этих семей в современном обществе; поиск для семьи без детей «ниши» в системе психологического знания — давно назревшая задача.

2. Отечественная теория отношений и системный подход в семейной психотерапии образуют методологически непротиворечивый комплекс, позволяющий выделить применительно к указанному типу семей предмет исследования (психологические особенности отношений в семейной системе без детей) и обеспечить его теоретическую и методическую базу.

3. Супружеская диада как структурная единица, которой в системной семейной терапии приписывается нестабильность (М.Боуэн), выступает в настоящем исследовании в ином свете. Если в ядерной семье, где супружеская диада в ситуации конфликта, в целях самосохранения, непроизвольно вовлекает в свой конфликт третьего (как правило, ребенка), то в семейной системе без детей неустойчивость диады как структуры успешно компенсируется спонтанно выработанной, адаптивной системой психологических отношений.

4. Система психологических отношений в супружеской паре без детей характеризуется следующими основными особенностями:

- наличием двух векторов активности, один из которых направлен внутрь семьи ("two for two", "двое для двоих"), а другой вовне (социальная и профессиональная активность), что на психологическом уровне выступает как отсутствие выраженной взаимозависимости супругов, сохранение каждым из них своей «дифференцированности», при достаточной степени их взаимной эмоциональной связи;

- сочетанием хаотической адаптации (отсутствие постоянного лидера и четкого ролевого распределения функций и пр.) и высокой рефлексивности партнеров по браку, благодаря которой хаотическая адаптация утрачивает свою дисфункциональность и выступает как носитель позитивного адаптивного ресурса.

Методической основой исследования служила совокупность методов комплексного психодиагностического исследования, адаптированных к задачам изучения психологических особенностей отношений в семье без детей. В нее вошли:

А. Опросник «Шкала семейной адаптации и сплоченности» -FACES-3 - Family adaptability and cohesion evaluation scale (Д.Х. Олсона, Дж. Портнера, И. Лави), предназначенный для изучения структурных характеристик семьи;

Б. Методика «Ролевые ожидания и притязания в браке» (А.Н. Волкова), позволяющая выявить особенности функционально-ролевого взаимодействия супругов, а также их функциональных ценностей; и уточнить представления супругов о степени субъективной значимости для каждого члена семьи различных аспектов семейной жизни;

В. Методика предельных смыслов (Д.А. Леонтьев), диагностирующая смысловые структуры членов семьи, в частности тот смысл, который факт наличия семьи приобретает для каждого из ее членов;

Г. Методика «Линия жизни» (M.D. Stanton) для изучения значимых событий семейной истории, отражающих психологические особенности отношений в семье.

В качестве метода математико-статистической обработки данных, позволяющего подтвердить достоверность различий между контрольной и экспериментальной выборками, мы использовали % 2-Пирсона. (в рамках программ SPSS и Excel).

Надежность и обоснованность результатов исследования обеспечивались: а) методологическими и теоретическими подходами, завоевавшими репутацию базовых в отечественной и зарубежной психологии, семейной психологии и семейной системной психотерапии и адекватными целям исследования; б) применением апробированного на практике инструментария; в) репрезентативностью выборки; г) взаимопроверкой данных исследования; д) внедрением результатов в педагогическую практику.

Эмпирическую базу составили семьи без детей и семьи с детьми г.г. Усть-Каменогорска, Риддера и Семипалатинска (Республика Казахстан). Общий объем выборки составил 240 человек.

Исследование проходило в режиме очной свободной выборки в несколько этапов:

1 этап - пилотажное исследование 15 семей, которые по тем или иным причинам не имели детей, как основы для апробации и выбора экспериментальных методов исследования, а также постановки предварительных гипотез (2004 - 2005 гг.);

2 этап - разработка адекватной модели диагностики семейной системы без детей (2004 - 2005 гг.);

3 этап - эмпирическое исследование 60 семей (120 чел.), по тем или иным причинам не имеющих детей, и 60 семей (также 120 чел.) с детьми (2005-2006 гг.)

4 этап — описание полученных результатов методом сравнительного анализа данных экспериментальной (семейные системы без детей) и контрольной (семейные системы с детьми) выборок; углубленный анализ экспериментальной выборки - сравнение семейных систем с осознанным отказом иметь детей и бесплодных по состоянию здоровья (2006 - 2008 гг).

Внедрение и апробация результатов исследования осуществлялась посредством участия в научно-практических республиканских, региональных, областных, конференциях Восточно-казахстанского Государственного Университета им. С. Аманжолова, Казахстанско-Американского Свободного Университета (г.Усть-Каменогорск), Казахского национального университета им. Аль-Фараби (г. Алматы).

По теме исследования выпущены статьи в научных журналах, рекомендованных ВАК России и ВАК РК. Осуществляется практическая работа семейного психолога. Разработаны методические пособия и методические Пртериалы для преподавателей (силлабусы, УМК). Материалы диссертации использовались в разработке лекционного и практического курса «Психология семьи», «Основы семейного консультирования».

Апробация работы проведена на заседании кафедры детской и семейной психотерапии Московского Городского Психолого-Педагогического Университета.

Структура диссертации определяется логикой исследования и состоит из введения, двух глав (гл. 1 «Семья как объект исследования в социологии и психологии»; гл. 2 «Эмпирическое исследование психологических особенностей отношений в семейной системе без детей»), заключения, списка используемой литературы, а также Приложения. Объем диссертации состоит из 125 страниц машинописного текста, содержащего 15 рисунков и диаграмм, 9 таблиц.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Главным итогом настоящей работы можно считать тот факт, что семья без детей обрела, наконец, законное место среди прочих разновидностей современной семьи.

Проделанный в теоретической части настоящего исследования анализ убедительно свидетельствуют о необходимости переоценки тех оснований и принципов, на базе которых в семейной психологии как научной дисциплине и сопряженных с нею науках даются определения и строятся классификации семьи. Тот факт, что семьи без детей, представляя собой широкую социальную общность, долгие годы оставались в науке «фигурой умолчания», а нередко попадали в ряд «аномальных», свидетельствует об узости действующих в этих дисциплинах критериев семьи. Подобная позиция служила непреодолимым тупиком в изучении такого достаточно неоднозначного явления, как семья без детей.

Подтвердилось предположение о методологической непротиворечивости и комплементарности категории «отношение», получившей развитие в отечественной психологии и сыгравшей центральную роль в развитии патогенетической концепции неврозов (В.Н.Мясищев), и понятий, разработанных в русле системного подхода. Их сочетание оказалось эффективным средством изучения психологических особенностей отношений в семьях без детей. '

Общим результатом проведенного исследования можно считать выявление психологических особенностей отношений супругов в семьях, где по тем или иным причинам исходно не имеется детей.

Специфика семей без детей выступает в сочетании двух векторов активности - внутрь семьи (семья как источник взаимной поддержки и личностного подтверждения) и вовне, из семьи в социум (важность профессиональной и социальной активности). Указанная специфика характеризует обе подгруппы экспериментальной выборки, определяя в целом ее отличие от контрольной, где ведущая роль, помимо личностной идентификации с партнером по браку, отводится родительско-воспитательской функции и внешней привлекательности супруга /супруги.

Структурные характеристики семейной системы без детей также достаточно специфичны. К их числу относится, прежде всего, сравнительно низкая сплоченность «сегментов» системы (оценка респондентами своей семьи как «раздельной»). Иными словами, супругов устраивает степень эмоциональной близости, не переходящей в слияние и зависимость друг от друга. (Семьям с детьми, в оценке респондентов, присуща умеренная сплоченность, то есть умеренная эмоциональная зависимость).

Вторая структурная особенность семьи без детей - хаотичный тип адаптации. На первый взгляд, хаотическая адаптации служит лишь подтверждением критического отношения к диаде как неустойчивой структуре (М.Боуэн). Однако такое заключение было бы преждевременным.

Смысловое поле семей, представляющих экспериментальную и контрольную выборки, существенно различается по содержанию. В семьях с детьми оно подчинено, главным образом, поиску действий, позволяющих предупредить нежелательные события (индекс негативности); в семьях без детей - характеризуется преобладанием размышлений супругов над текущими событиями своей жизни и складывающимися между ними отношениями (индекс рефлексивности). Согласно принципам системного подхода, всякая семейная система бессознательно любой ценой стремится к постоянству (принцип гомеостаза). Повышенная рефлексивность позволяет высвободиться из власти поиска стабильности по данному типу. Так, благодаря высокой рефлексивности партнеров по браку, присущая семьям без детей хаотическая адаптация утрачивает свою дисфункциональность, начиная выступать как источник позитивного адаптивного ресурса.

Преобладающими значимыми событиями в семейных системах без детей, как и в семьях с детьми, выступают действия, отражающие динамику отношений. Однако между выборками существует разница в содержательном насыщении этой категории. В семьях без детей сильнее выражена направленность на построение именно супружеских отношений, тогда как в полных семьях она насыщена событиями, связанными, главным образом, с детьми. Савнительно с экспериментальной выборкой, в контрольной существенно чаще в качестве значимых событий жизни выступают действия, направленные на материальные приобретения и укрепление экономической базы семьи.

Можно сделать вывод, что опыт, который получает бездетная пара в процессе становления своей семьи, не менее, а, скорее, более психологически сложен, чем в семьях' с детьми, где существует такой «стабилизатор» супружеских отношений, как ребенок (А.Я.Варга, 2001; Э.Г. Эйдемиллер, И.В. Добряков, И.М. Никольская, 2003; М.Боуэн, 1978). В пользу данного вывода говорит противоречивое единство качеств близости и отделенности («дифференцированности», по М.Боуэну), а также хаотической адаптации и рефлексивности. Можно полагать, что супруги решают возникшие трудности, центрируясь на своих отношениях и находя свои особые пути, придающие их союзу устойчивость.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Хабалашвили, Татьяна Александровна, Москва

1. Абрамова Г.С. Возрастная психология: Учеб. Пособие для студ. вузов. 4-е изд., стереотип. - М.: Издательский центр «Академия», 1999.-672 с.

2. Агеев B.C. Психология межгрупповых отношений. М.: Изд-во МГУ, 1983.- 144 с.

3. Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное консультирование. М. Класс, 1998.

4. Алешина Ю.Е. Цикл развития семьи: исследования и проблемы. -Самара: Издательский Дом «БАХРАМ-М». 2002.

5. Алешина Ю.Е., Гозман Л.Я., Дубровская Е.М. Социально-психологические методы исследования супружеских отношений. МГУ, 1987.

6. Андреева Т.В. Особенности и тенденции развития современной семьи // Ананьевские чтения, 2002. СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 2002.

7. Андреева Т.В. Семейная психология: Учеб. пособие. СПб.: Речь, 2004.-244 с.

8. Андреева Т.В. Социальная психология семейных отношений. СПб.: СПбГУ, 1998.

9. Андреева Т.В., Кононова А.В. Распределение ролей в молодой семье // Ананьевские чтения-2002. Психология и политика. Тез. на-уч.-практ. конф. СПб.: СПбГУ, 2002.

10. Антонов А.И., Медков В.М. Социология семьи. М.; Изд-во МГУ: Изд-во Международного университета бизнеса и управления («Братья Карич»), 1996. 304 с.

11. Антонов А. Микросоциология семьи. М., 1998.

12. Ароне К. Развод: крах или новая жизнь? М., 1995.

13. Арутюнян М.Ю. Вариант возможной типологии стилей отношений в семье // Социальные и демографические аспекты исследования брака, семьи и репродуктивных установок. Ереван, 1983.

14. Бейтсон Г. Экология разума. М.: Изд-во «Смысл», 2000; Бедлер Р., Гриндер В., Сатир В. Семейная терапия и НЛП. М., 1999.

15. Бодалев А.А., Обозов Н.Н., Столин В.В. О службе семьи. Пси-хол. Журн.-1983.-№4.- с. 91-98.

16. Бойко В.В. Малодетная семья (социально-психологический аспект). -М.: Мысль, 1988.

17. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психологической диагностике. Киев, 1989.

18. Бурменская Г.В., Карабанова О.А., Лидере А.Г. Возрастно- психологическое консультирование. М.,1990.

19. Варга А.Я. Семейные мифы в практике системной семейной психотерапии. Журнал практического психолога № 1-2, 2001.

20. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия. М, 2001.

21. Вацлавик П., Бивин Дж., Джексон Д. Прагматика человеческих коммуникаций. М.: Эксмо-Пресс, 2000

22. Венгер А.Л. Психологическое консультирование и диагностика. В 2 частях. М. 2001.

23. Витакер К. За пределами психики. Терапевтическое путешествие. Под ред. Дж.Р.Нейла и Д.П.Книскерна. М., Независимая фирма «Класс», 1999.

24. Витакер К. Полночные размышления семейного терапевта. М., 1998.

25. Витакер К. Танцы с семьей. М., 1997.

26. Волкова А.Н. Социально-психологические факторы супружеской совместимости // Дисс. канд. психол. наук. Л., 1979.

27. Волкова А.Н. Трапезникова Т.М. Методические приемы диагностики семейных отношений // Вопр. психол.- 1985.- №5.- с. 110 -116.

28. Гаспарян В.А. Молодость. Любовь. Семья. Социологические проблемы. СПб.: Сова, 1996.

29. Гаспарян В.А. Семья на пороге XXI века (социологические проблемы). СПб.: Петрополис, 1999.

30. Гвоздова Е.В., Лидере А.Г. Комплементарность супругов и удовлетворенность браком // Семейная психология и семейная терапия. №2. 1997.

31. Гиг Дж., ван. Прикладная общая теория систем—М.:Мир,1981— 733с.

32. Гозман Л.Я., Алешина Ю.Е. Общение и развитие взаимоотношений в супружеской паре. М.: изд-во Московского университета, 1987.

33. Гозман Л.Я., Шлягина Е.И. Психологические проблемы семьи // Вопр. психол. -1985.- №2.- с. 186 -187.

34. Голод С. Стабильность семьи: социологический и демографический аспекты. Л., 1984.

35. Гребенников И.В. Воспитательный климат семьи. М.: Знание, 1976.

36. Гребенников И.В. Основы семейной жизни. М., 1991.

37. Гурко Т.А. Влияние добрачного поведения на стабильность молодой семьи.

38. Джеймс М. Брак и любовь./ Пер. с англ. М.: Прогресс, 1985.

39. Добрынина О.А. Проблема формирования благоприятного социально -психологического климата семьи ( на примере рабочих-металлургов ): Дисс. канд. психол. наук. Новокузнецк, 1992.

40. Дружинин В.Н. Психология семьи. М.:КСП, 1996.

41. Желдак И.М. Искусство быть семьей. Минск, 1998.

42. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. М.: Медицина, 1985.

43. Келам А., Эббер И. Причины конфликтных ситуаций в семье // Человек после развода. Вильнюс, 1985.

44. Кемплер У. Основы семейной Гештальттерапии. С-П, 2001.

45. Кириллова М.А. О некоторых проблемах брака и семьи в современной американской социологии // Социальные исследования. М., 1970.-Вып. 4.

46. Клочко Е.В. Методологические принципы теории психологических систем.// Сибирский психологический журнал. 1998. №3. -С.8-16.

47. Ковалев С.В. Проблемы современной семьи. М., 1989.

48. Косачева В.И. Проблема стабильности молодой семьи: философский и социально- психологический анализ: Дисс. канд. филос. наук. -Минск, 1990.

49. Кратохвилл К. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний. М., 1991.

50. Кроник А.А., Кроник Е.А., Психология человеческих отношений. Москва, 1998.

51. Лазурский А.Ф., Франк С.Л. Программа исследования личности в ее отношениях к среде // Русская школа. 1912.

52. Леви Д. Семейная психотерапия: История, теория и практика. СПб., 1993.

53. Левкович В.П., Зуськова О.Э. Методика диагностики супружеских отношений // Вопр. психол.- 1987.- №4,- с. 128 134.

54. Левкович В.П., Зуськова О.Э. Социально-психологический подход к изучению супружеских конфликтов // Психол .журнал.- 1985.-№3.- с. 126-137.

55. Левченко Е.В. История и теория психологии отношений / Отв. ред. А.А. Крылов. СПб.: Алетейя, 2003. - '312 с. - (Серия «Российские психологи: петербургская научная школа»).

56. Ломов Б.Ф. Вопросы общей, педагогической и инженерной психологии /Б.Ф. Ломов. -М: Педагогика, 1991.-360с.

57. Ломов Б.Ф. Системность в психологии /Б.Ф. Ломов. М.: Институт практической психологии, 1996.- 384 с.

58. Ломов Б.Ф. Совместная (групповая) деятельность людей, формирование трудовых коллективов и психологические аспекты управления ими // Правовые и социально-психологические аспекты управления. М., 1972.

59. Маданес К. Стратегическая семейная психотерапия. М.: Независимая форма «Класс», 1999;

60. Маданес К. Стратегическая семейная терапия. М., 1999.

61. Мацкевич И.К. Изучение индивидуально-психологических особенностей членов ремиссионной семьи в условиях полиэтнического государства (на материалах Республики Казахстан): Дисс. канд. пси-хол. наук. Москва, 1999.

62. Мацковский М.С. Социология семьи: Проблемы теории, методологии и методики. М.: Наука, 1989.- 116 с.

63. Минухин С., Фишман Ч. Техники семейной терапии. М., 1998.

64. Навайтис Г. Семья в психологической консультации. М., 1997. 67.Обозов Н.Н. Межличностные отношения. Л., ЛГУ. 1979.

65. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Теоретическая психология: Учеб. пособие для студ. психол. фак. высш. учеб. заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2003. - 496 с.

66. Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Яро-шевского. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Политиздат, 1990. - 494 с.

67. Райгородский Д.Я. Психология семьи. (Серия «Психология семейных отношений»). Учебное пособие для факультетов психологии, социологии, экономики и журналистики. Самара: Издательский Дом «БАХРАХ-М». 2002. - 752 с.

68. Раппопорт С.С. Послеразводная ситуация в восприятии разведенных // Человек после развода / Под ред. Н.Я. Соловьева. Вильнюс, 1985.

69. Ружже В.Л., Елисеева И.И., Кабидур Т.С. Структура и функции семейных групп.-М.: Финансы и статистика, 1983. 160 е., ил.

70. Саймон Р. Один к одному: беседы с создателями семейной терапии. М., 1996.

71. Сатир В. Как строить себя и свою семью. М., 1992.

72. Сатир В.Психотерапия семьи. Спб.: Речь, 2000.

73. Свидерский В.И., Зобов Р.А. Отношения как категория материа-лестической диалектики//ВФ, 1979. №1.

74. Семейная психотерапия при нервных и психических заболеваниях / Под ред. В.К. Мягер и Р.А. Зачепицкого. Л.: 1978.

75. Семья в психологической консультации. // п/р Бодалева АА, Сталина В.В. М., 1993.

76. Системная семейная психотерапия / Под ред. Э.Г. Эйдемиллера. — СПб: Питер, 2002. 368с.

77. Скиннер Р., Клииз Д. Семья и как в ней уцелеть / Пер. с англ. М.: Независимая фирма «Класс», 1995.

78. Славская А.Н. Личность как субъект интерпретации. Дубна «Феникс» 2002. 240 с.

79. Смехов В.А. Опыт психологической диагностики и коррекции конфликтного общения в семье // Вопр. психол. 1985. - №4. - с. 81 -92.

80. Собчик Л.Н. Диагностика психологической совместимости. Еще раз про любовь (психолог о любви, о семье, о детях). СПб.: Речь, 2002.

81. Современная западная философия. Словарь / сост. B.C. Малахов, В.П. Филатов. М.: Политиздат, 1991.- 414 с.

82. Современная философия. Словарь и хрестоматия / Под ред. В.П. Кохановского. Ростов н/Д: Феникс, 1995.- 511 с.

83. Соколова Е. Т. Модификация теста Роршаха для диагностики нарушений семейного общения // Вопр. психол. 1985. №4. -с. 145 -150.

84. Спиваковская А.С. Как быть родителями. М., 1986.

85. Сысенко В.А. Устойчивость брака: проблемы, факторы и условия. -М, 1981.

86. Терехин В.А. Семья и общество. Ростов-на-Дону: Знание, 1989.

87. Трапезникова Т.М. Этика и психология семейных отношений. Л., 1988.

88. Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. М.: 1979.

89. Харчев А.Г. О путях дальнейшего укрепления семьи в СССР: Социальные исследования. М., 1965. - Вып. 1.

90. Харчев А.Г., Голод С.И. Молодежь и брак / Человек и общество. -ЛГУ, 1969. Вып. 6.

91. Хрестоматия «семейная психотерапия». Составители Эйдемиллер Э.Г. и др. С-П, 2000.

92. Черников А.В. Интегративная модель системной семейной психотерапевтической дианостики. М., 1997.

93. Черников А.В. Системная семейная терапия: Интегративная модель диагностики. М.: Независимая фирма «Класс», 2001.- 208 с.

94. Черников А.Я. Семейная психотерапия: информация для пользователя. Журнал практического психолога № 1-2, 2001.

95. Шнейдер Л.Б. Психология семейных отношений. Курс лекций. -М.: Апрель-Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. 512 с.

96. Браун Дж., Кристенсен Д. Теория и практика семейной психотерапии.-СПб., 2001.

97. Эволюция психотерапии. П/р Кроль М. Т.1,Т.2. М., 1999.

98. Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. Учебное пособие для врачей и психологов. СПб.: Речь, 2003, 336 е., илл.

99. Эйдемиллер Э. Г. Юстицкис В. Семейная психотерапия. С-П., 1999.

100. Эйдемиллер Э. Г. Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. СПб.: Питер, 2000.

101. Рис. 1. Циркулярная модель Д.Олсона.низкая СПЛОЧЕННОСТЬ высокаяразобщенный раздельный связанный запутанный

102. Типы семейных систем: ' сбалансированные - среднесбалансированные - несбалансированные