Автореферат диссертации по теме "Психологические основания оценки ложных и правдивых сообщений"

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. МБ. ЛОМОНОСОВА

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ОЦЕНКИ ЛОЖНЫХ И ПРАВДИВЫХ СООБЩЕНИЙ

19.00.05 социальная психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

На правах рукописи

Москва-1998 г.

Работа выполнена на кафедре социальной психологии факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

кандидат психологических наук, доцент Ю.М. Жуков

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:

доктор психологических наук, профессор A.B. Юревич

кандидат психологических наук Е.В. Лушпаева ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ:

Институт психологии Российской академии наук

Защита состоится «_» '_1998 г.

в _ часов на заседании диссертационного совета К.053.05.74 при

факультете психологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

Реферат разослан «_»_1998 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета / / J

кандидат психологических наук, доцент А /У----В.Я. Романов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования обусловлена прежде всего тем, что оно вносит свой вклад в направлении получения целостных представлений о поведении, деятельности и общении. Бурное развитие таких средств массовой

коммуникации как телевидение и радио, резкое повышение их роли в *

социально-политической жизни общества также способствуют актуализации исследований, помогающих понять и правильно распознать поведение человека, а также факторов, влияющих на восприятие этого поведения тем или иным образом. Различные проявления лжи постоянно обнаруживаются в актах межличностного общения, в социальных отношениях и в государственных механизмах. Изучение столь распространённого психологического явления, когда один человек пытается ввести в заблуждение другого, преподнося ему ложную, или утаивая правдивую информацию, ведущего за собой иногда очень серьёзные последствия, когда ложь используется в политической борьбе, могло бы иметь очень широкое практическое применение.

При этом, несмотря на то, что вечная проблема человеческой искренности не раз становилась предметом обсуждений в художественной литературе, философии и психологии ощущается явный дефицит ее эмпирических исследований. Основная часть экспериментальных разработок, описанных в литературе, принадлежит зарубежным ученым и направлена на выявление конкретных поведенческих признаков говорящих неправду людей. Познакомившись с данными исследованиями, мы можем лишь дать набор характеристик ложного поведения или поведения, воспринимаемого как ложное. Но эти материалы не дают ответа на вопрос, каким образом наблюдатель приходит к мысли о том, было ли прослушанное им сообщение ложным или правдивым. Более того, эти экспериментальные исследования

описываются авторами в отрыве от какого-либо теоретического основания данной проблемы, так же, как в свою очередь, авторы теоретических работ по этой теме практически не приводят каких-либо эмпирических данных в поддержку своих утверждений.

С развитием практики социального обучения, социально-психологического тренинга, подготовки личности к различным видам деятельности особенно возрос интерес к вопросам доверительного поведения. Это обусловлено тем, что человек опасается обмана, постоянно контролирует - сознательно или бессознательно - поступающие сообщения с точки зрения их правдивости, правильности, истинности. Недоверие и подозрительность равно как и безотчетная доверчивость постоянно сопровождают любые коммуникативные процессы, выполняя роль необходимых реципиенту информационных фильтров. Однако именно эти фильтры зачастую срабатывают в ущерб самому индивиду, пропуская в его сознание ложную информацию в качестве истинной или, наоборот, блокируя, или провоцируя подвергать сомнению правдивую информацию. Естественно, что эти особенности восприятия человеком разного рода сообщений существенно затрудняют процессы обучения и становятся причиной конфликтов в межличностных отношениях.

Цель представляемого в настоящей работе экспериментального исследования заключается в изучении процесса восприятия и оценки лжи и искренности в коммуникации.

Задачи исследования:

1. Рассмотреть проблему искренности человеческого поведения через призму теоретических изысканий по данной теме, а также знаний, накопленных психологией в рамках изучения человеческого общения, межличностного восприятия и возрастной психологии.

2. Выделить и классифицировать характеристики поведения коммуникатора в процессе передачи им ложной и правдивой информации, имеющие особое значение при восприятии его слушателями.

3. Выделить основные характеристики поведения коммуникатора, влияющие на оценку его сообщений как ложных или истинных.

4. Определить степень эффективности ориентации человека на те или иные характеристики поведения коммуникатора при распознавании ложных и правдивых сообщений.

5. Построить описательную схему процесса восприятия и оценки человеком лжи и искренности в процессе коммуникации.

Основные гипотезы исследования:

1. Гипотеза «асимметрии». Существуют разные психологические основания оценки лжи и искренности, т.е. при оценке сообщения как ложного люди ориентируются на определённые характеристики поведения коммуникатора, отличные от тех, которые являются ключевыми при оценке сообщения как правдивого.

2. Гипотеза «фона». Оценка ложного сообщения в процессе коммуникации значительно облегчается, если воспринимающий его имеет возможность сравнить поведение делающего это сообщение с его поведением, когда он сообщает заведомо правдивую информацию. Другими словами, если человек в процессе коммуникации делает правдивое сообщение, что очевидно для его партнеров, то его возможная ложь в следующем сообщении будет более выпуклой и легче узнаваемой для них.

3. Гипотеза «эффективности ориентации». Т.к., в отличие от ситуации восприятия эмоций, не существует общепринятых единых эталонов оценки лжи-искренности, в условиях необходимости такой оценки проявляются индивидуальные различия предпочтений ориентации на те или иные

поведенческие характеристики коммуникатора, что влечёт за собой различия в эффективности такой оценки. * •

А. Гипотеза «значимости диалога». Эффективность распознавания ложных сообщений изменяется в зависимости от того, было ли сообщение сделано в форме монолога, или коммуникатор отвечал на вопросы, задаваемые ему : в процессе его сообщения.

Теоретике - методологическая основа. Основой нашего исследования стала более разработанная в психологии на сегодняшний момент тема восприятия экспрессивного поведения. Экспрессивное поведение как средство общения, как внешне наблюдаемое отражение внутренне скрытых психических состояний человека, его эмоций, отношений, свойств его личности, является своего рода индикатором внутренней гармонии или дисгармонии человека в процессе общения (П. Экман, В.А. Лабунская), что проявляется в его искренности и неискренности по отношению к своему собеседнику. Таким образом мы рассматривали экспрессивное поведение в его связи' с искренностью человека в процессе коммуникации.

Представления о неискреннем поведении базируются на объяснениях психологической природы лжи как внутреннего конфликта между комплексами ложных и правдивых знаний ОЛипманна. Существенную роль при проведении экспериментальных исследований играли представления о лжи как о сознательном акте, отраженные в работах авторов, занимавшихся теоретической разработкой данной проблемы (П. Экман, Ж.Дюпра, ОЛипманн, В.Штерн, К.Мелитан).

Теоретическое обоснование тому, что ложь проявляется в вербальном и невербальном поведении человека и может быть очевидной для наблюдателя, существует в различных психологических школах, представленных в психотерапии (психоанализ, гештальтпсихология, гуманистическая

психология), где указывается на внешние проявления внутренних конфликтов личности (3. Фрейд, Ф. Перлз, В. Сатир, К. Роджерс).

В основу раскрытия особенностей восприятия партнера в процессе коммуникации и оценки его сообщений как ложных или истинных легли: во-первых, представления о том, что образы, формирующиеся у людей друг о друге являются регуляторами общения (А.А. Бодалев, В.А. Лабунская); во-вторых, в ситуациях общения партнеры, играя определенные роли, воспринимают друг друга так, как если бы они и их роли были абсолютно идентичны и их поведение полностью соответствовало ожиданиям друг друга, но если человек плохо исполняет свою роль, то его сообщение при этом может бьггь расценено как ложное (Е. Гоффман); в-третьих, при восприятии внешности и невербального поведения партнера человек использует сформированные в процессе собственного опыта эталоны оценки и культурные стереотипы (B.C. Агеев, А.А. Бодалев, Ю.М.Жуков, Г. Олпорт, A.M. Олсен).

Методы исследования. Решение первой задачи осуществлялось посредством теоретического анализа и обобщения публикаций по проблемам искренности в межличностном общении.

Для решения последующих задач использовались методы лабораторного эксперимента, опроса и теоретического анализа. Лабораторные эксперименты проводились в три этапа, на каждом из которых использовались видеозаписи, а в общей экспериментальной схеме изменялись или вводились новые зависимые переменные. При этом... на каждом этапе в эксперименте участвовали новые группы испытуемых из одной возрастной категории - от 19 до 35 лет.

На первом, подготовительном, этапе в эксперименте принимали участие 38 человек, из них 24 женщины и 14 мужчин, объединенных в одну группу.

В исследовании второго этапа принимали участие 58 человек в возрасте от 19 до 24 лет, из них 12 юношей и 46 девушек. Они были разделены на пять групп от 7 до 18 человек в каждой.

На третьем этапе в исследовании принимали участие 41 испытуемый в возрасте от 20 до 33 лет, из них И мужчин и 30 женщин, разделенных на четыре группы от 9 до 12 человек в каждой.

В опросе принимали участие 13 экспертов - профессиональных рекрутеров с опытом работы более одного года.

Основой для выводов и доказательства теоретических положений и гипотез послужили результаты математической обработки данных экспериментов.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования.

1. В работе впервые дается развернутый.теоретический анализ неискреннего поведения по материалам, накопленным в рамках общей, возрастной и социальной психологий.

2. Предложена описательная схема процесса восприятия и оценки лжи и искренности в процессе коммуникации. .

3. Теоретически обосновано и экспериментально доказано, что ложь имеет свое специфическое внешнее выражение в коммуникативном поведении человека, которое „партнер по коммуникации может распознать как таковое. •

4. Впервые определены характеристики поведения коммуникатора, наиболее эффективные как индикаторы лжи, что проверено экспериментально.

5. Впервые выделены в ситуации межличностного общения факторы, влияющие на повышение успешности распознавания лжи и искренности.

6. Впервые проведен анализ характеристик поведения коммуникатора и экспериментально определены" те из них, которые способствуют формированию доверия к нему слушателей.

Практическая значимость исследования.

Изучение характеристик коммуникативного поведения человека, влияющих на формирование к нему доверия очень важно для руководителей, учителей, лекторов, политических лидеров. Знания об особенностях вербального и невербального поведения коммуникатора при передаче им ложных сообщений могут быть использованьг в специальных обучающих программах для бизнесменов, по роду своей деятельности участвующих в переговорах с высокой степенью риска, а также могут быть успешно применены в судебной практике. .......

Знания об особенностях коммуникативного поведения и их восприятии играют особую роль в организации коммуникаций и обратных связей в общении, в создании образа о себе, в коррекции действий, осуществляемых в следствии коммуникаций.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Ложь представляет собой конфликт правдивых и ложных представлений в сознании человека.

2. ЛоЖь как особый^ психический процесс имеет своё внешнее выражение в виде некоторого комплекса вербальных и невербальных признаков, который может быть вычленен из общей структуры поведения человека и определён как таковой наблюдателем в процессе коммуникации.

3. В ситуации коммуникации существуют условия, существенно влияющие на успешность распознавания ложных и правдивых сообщений, как эталон правдивого поведения партнера и организация процесса коммуникации в форме диалога.

4. Разные признаки поведения коммуникатора в процессе сообщения обладают разной значимостью для реципиентов в. качестве психологических оснований оценки данного сообщения как ложного или как правдивого.

5. Различия предпочтений ориентации на те или иные поведенческие характеристики коммуникатора при оценке его сообщений как правдивых шш ложных влекут за собой различия в эффективности такой оценки.

6. При восприятии и оценки ложности и правдивости сообщений профессионалы, и неискушенные люди ориентируются на одни и те же определенные характеристики коммуникативного поведения говорящего.

7. Процесс восприятия и оценки ложности или правдивости сообщения можно описать с помощью следующей схемы. На первом этапе происходит оценка конкретности и правдоподобности рассказа, на основании чего выдвигается предварительная .гапотеза о его правдивости или ложности.. На втором,этапе реципиент ищет.подтверждение своему предположению, обращая внимание на конкретные признаки поведения коммуникатора, в случае, когда он не склонен доверять ему, или на общее впечатление, которое производит говорящий, когда ему готовы поверить. На третьем этапе происходит анализ полученной информации,' первоначальное предположение либо подтверждается, либо отвергается, и человек принимает Окончательное решение об отнесении прослушанного сообщения к разряду ложных или правдивых." ; .

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, дв)тс глав, заключения, списка литературы и приложения, в котором даны таблицы'и диаграммы. В тексте диссертации содержатся 12 таблиц и-4 схемы. Список литературы включает 82 наименований (из них 33 на английском языке).

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава I. Экспрессивное поведение как показатель неискренности.

Параграф 1. Основные понятия. В этом параграфе даны определения основных понятий вербального и невербального общения, экспрессивного поведения, которые будут использоваться в дальнейшем при описании ложного поведения. При .этом проводится различие между невербальным и экспрессивным поведением именно как внешним проявлением эмоций.

Таким образом вербальные, аспекты также могут быть составляющими экспрессивного поведения, а некоторые жесты будут относиться к невербальному поведению, не являясь экспрессивными реакциями.

Параграф 2. Определение понятия «ложь». Виды лжи. Большая часть литературы на русском языке, непосредственно посвященная теме лжи, рассматривает эту проблему с двух основных позиций: морали и психологии. В зависимости от того, с какой точки зрения авторы, занимающиеся этой проблемой её рассматривают, они дают понятию лжи разные определения. В соответствии с этими определениями они пытались выделить и описать разные виды лжи, их основные признаки, рассмотреть их развитие в онтогенезе, определить основные факторы, влияющие на формирование отношения человека ко лжи, раскрыть её механизмы и т.д.. В тексте приводятся определения лжи и ее видов, данные К. Мелитаном, В.В. Знаковым, Ж. Дюпра, Л. Адамом, В. Штерном, О. Липманном и др. Мы придерживаемся позиции О. Липманна, представляющего психологическую природу лжи. как борьбу в сознании человека двух противоположных комплексов представлений - правдивого и ложного. При этом основными атрибутами лжи можно считать названные В. Штерном 1) сознание

ложности-, 2) намерение обмануть', 3) целесообразность (направленность на получение какой-либо выгоды, или отклонение невыгоды).

Параграф 3. Источники развития лжи в онтогенезе. Этот параграф посвящен описанию некоторых психологических теорий по вопросам формирования у ребенка представления о лжи и тому, когда и каким образом ребенок овладевает этим сомнительным, с точки зрения социальной полезности, навыком, а также какие факторы влияют на развитие у ребенка склонности ко' лжи. Большинство авторов (В. Штерн, О. Липманн, К. Мелитан и др.) указывают на изначальную полную искренность человека и соглашаются с тем, что ложь возможна лишь на определенной стадии развития его душевной деятельности, одним из основных источников. Все без исключения авторы объясняют научение лжи через подражание поведению взрослых и указывают на причинную связь между ложью и строгостью наказания.

Параграф 4. Восприятие экспрессивного поведения. Анализ литературы показал, что активное изучение мимических проявлений таких состояний, как радость, гнев,' страх, отвращение, удивление, страдание, увенчалось созданием экспрессивных кодов этих эмоций. По мнению учёных, занимавшихся этой темой (М. Шерман, Ч.Ландис и др.), понимание человека состоит в расшифровке этих «кодов». Особенность экспрессивных - кодов заключается в наличии в них признаков, характерных только Для данной эмоции, и неспецифических признаков, которые дополняют экспрессивную картину. Перечень этих «кодов», однозначно воспринимаемых многими людьми, независимо от их образования, культуры, национальной принадлежности, ограничен основными " психическими состояниями человека. •

В этом параграфе приводится краткое описание результатов исследований, авторы которых занимались изучением восприятия мимики, жестов, позы, голоса человека и пр. (А. Олсен, Г. Олпорт, А.А. Бодалев и др.). В заключении делается вывод о том, что невербальное поведение несёт на себе важнейшую функцию регулятора межличностных отношений в общении.

Параграф 5. Неискренность как неконгруэнтность. В этом параграфе приводится теоретическое обоснование того, что ложь имеет свои характерные признаки в поведении человека, которые могут быть замечены наблюдателем и определены как таковые. Лгущий человек скрывает свои настоящие представления или чувства. Он подавляет их, стараясь убедить своего партнёра в существовании несоответствующих действительности фактов, и демонстрирует ему при этом несоответствующие истинным чувства, обыгрывая своё ложное отношение к сообщаемой информации. Для почти вековой истории психотерапии не нов тот факт, когда клиент не хочет или не может, т.к. не находит в себе сил выражать свои актуальные чувства и мысли. Этому факту уделялось большое внимание во всех психотерапевтических концепциях, но в разных школах он рассматривался под разными углами зрения, и ему давались разные теоретические объяснения (3. Фрейд, В. Сатир, К. Роджерс, Ф. Перлз и пр.).

Принимая на себя определённую роль, человек начинает действовать и говорить согласно этой роли, в то время, как его тело выражает его чувства в данный момент.

Внутренняя борьба конкурирующих., .в сознании человека ложных и правдивых комплексов представлений проявляется в. поведении человека в виде рассогласования вербального и невербального планов общения, или в виде рассогласования внутри вербального канала (оговорки, противоречия и пр.), или внутри невербального (между правой и левой, верхней и нижней половинами тела, между мимикой и жестами и пр.). Согласованные

вербальные и невербальные послания говорят о внутренней гармонии личности человека, его искренности и открытости по отношению к своему партнёру.

Это полностью - соответствует взглядам представителей , разных психологических школ о неискреннем поведении как неконгруэнтом.

Параграф 6. Признаки лжи в поведении человека. Существующие общеизвестные эмоциональные «коды»- экспрессивные признаки, характерные только для данного психического состояния, используемые в данной культуре «ключи» для прочтения внешности и действий другого, человек может активно использовать не только для оценки личности своего партнёра по деятельности, но и для маскировки своего собственного Я, особенно если он знает, что от него ждут окружающие в определённой ситуации. Однако полный контроль сознания над поведением человека практически невозможен, вследствие чего некоторые бессознательные поведенческие реакции человека являются уликами его ложного поведения. Основываясь на данных зарубежных исследований (А. Мехрабиен, П. Экман, У.В. Фриезен, К. Шерер и др.), можно выделить некоторые характерные признаки поведения лгущего человека. Например, было замечено, что говорящий неправду человек делает больше речевых ошибок, говорит медленнее, чаще улыбается, реже кивает головой, меньше жестикулирует и меньше делает движений ногами, чем когда он говорит правду. Помимо этих признаков авторы называют н многие другие, свидетельствующие о том, что внутренний конфликт лгущего человека, объясняемый О. Липманном наличием в его психике правдивых представлений, должен неизбежно отразиться на вербальных или невербальных компонентах его поведения в процессе коммуникации.

Таким образом мы можем сказать о том, что ложь как особый психический процесс имеет своё выражение в поведении человека в виде некоторой

совокупности вербальных и невербальных признаков, которые могут быть замечены и определены в процессе коммуникации.

Параграф 7. Восприятие и оценка лжи. В этом параграфе приводятся результаты некоторых исследований зарубежных авторов (П. Экман, У. Фриезен), направленных на выявление основных правил и закономерностей в оценке лжи - искренности партнёра по коммуникации. При этом приводятся примеры характеристик поведения коммуникатора, на которые обращали внимание реципиенты в процессе оценки его сообщения как искреннего или ложного. Так же, указывается на те характеристики коммуникативного поведения человека, которые скорее оцениваются реципиентами как признаки лжи. Авторы исследований делают предположение о том, вербальный источник является наиболее доступным для восприятия информации и наиболее контролируемым. Когда наблюдатель замечает какие-либо подозрительные аспекты в речи говорящего: неправдоподобность рассказа, противоречия, непоследовательность, оговорки, элементы самоподачи, - он начинает искать доказательства своих подозрений в его невербальных проявлениях.

В этом параграфе диссертации также упоминается о существовании способа распознавания лжи путем отслеживания реакций автономной нервной системы (АНС) с помощью полиграфического детектора лжи.

Вывод, который делают авторы зарубежных исследований заключается в том, что основньми признаками лжи являются актуальные эмоциональные состояния говорящего неправду и, наблюдая за поведением человека, можно обнаружить, что он врёт.

Параграф 8. Результаты новейших исследований признаков неискренности и их восприятия. Данный параграф содержит описания результатов исследований, проведенных в последние годы (1993 - 1996) на кафедре социальной психологии факультета психологии МГУ (Ю. Жуков, О. Львина,

Е. Полякова, Г. Савенко, С. Симоненко, Д. Хренов). Было отмечено, что одним из характерных признаков лжи является наличие в теле говорящего «точки зажима». Наиболее успешно определяли . ложь испытуемые, обращавшие внимание на паралингвисгаческие составляющие сообщения. В вышеописанных исследованиях неоднократно отмечалось, что сообщения «успешных обманщиков» отличались эмоциональностью, эффектной жестикуляцией, богатством интонаций. Было выдвинуто предположение о влиянии ограничения жестикуляции и других пантомимических средств выражения на восприятие наблюдателем выступления как искреннего или ложного.

Глава II. Эмпирическое исследование восприятия и оценки лжи-

искренности.

Основное 'содержание главы составляет описание методов исследования, разработанных нами с целью изучения психологических оснований оценки ложных и правдивых сообщений, и результатов, проведенных исследований. Планируя наше экспериментальное исследование, мы исходили из положений о том, что ложь как особый психический процесс имеет своё внешнее выражение в виде некоторого комплекса вербальных и невербальных признаков, который может быть вычленен из общей структуры поведения человека и определён как таковой наблюдателем в процессе коммуникации.

Проанализировав результаты исследований зарубежных и отечественных психологов, различные теории и взгляды на. проблему психологии лжи и психологических факторов её оценки, описанные в литературе и упомянутые в предыдущих параграфах, мы разработали схему экспериментального исследования, состоящего из трех этапов, представленных в первьпс четырех параграфах второй главы диссертации.

Основной задачей, стоявшей перед нами на первом этапе, была разработка схемы эксперимента и составление программы дальнейшего исследования. Также мы выделили, характеристики поведения человека, которые являются значимыми для его партнеров по коммуникации при оценке его сообщений как. истинных или ложных и получили первые результаты, подтверждающие, наше предположение о том, что разные характеристики пользуются разной популярностью при оценке партнера в процессе коммуникации.

На втором этапе исследования получили данные о том, при оценке сообщения как искреннего . или ложного разные , поведенческие характеристики делающего данное сообщение будут обладать разной степенью надежности в качестве оснований оценки. Более того, наблюдатель может с большей успешностью распознавать ложные сообщения, если он имеет возможность определить для себя стиль искреннего поведения говорящего.

Для третьего этапа исследования мы изменили схему эксперимента, приблизив его условия к практической жизни. Задачей третьего этапа было получить материалы для проверки выдвинутых ранее гипотез в новых экспериментальных условиях, а также выявить новые факторы, влияющие на повышение эффективности распознавания ложных сообщений. Мы предположили существование различия между восприятием и оценкой сообщений-монологов и сообщений-интервью, в процессе которых коммуникаторам приходится отвечать на задаваемые вопросы.

Также на этом этапе исследования мы провели опрос экспертов, в целях получения информации относительно применяемых ими на практике эталонов ложного и искреннего поведения, а также признаков поведения человека

Основа , методики исследования состоит в. следующем. Участник . эксперимента ранее готовит два: сообщения на разные заданные темы

приблизительно на одну минуту. При этом он по жребию должен либо говорить правду, либо обманывать. В ряде экспериментов вводилось фоновое сообщение - заведомо правдивое сообщение на какую-либо ' нейтральную тему В то время, как данный участник делал свои сообщения, другие участники внимательно наблюдали за ним и пытались определить: было ли его сообщение правдивое или ложное. После окончания выступления наблюдатели получали обратную связь о точности своего восприятия.

Во время выступления производилась видеозапись выступлений, которая затем использовалась в других экспериментальных группах, где участники должны были оценивать ложность или правдивость сообщений по записи.

Темы выступления варьировались в разных экспериментальных сериях: профессия родственников, посещение какого-либо известного города, любимый школьный преподаватель и т.д. Во всех случаях, сообщал ли выступающий правдивую или ложную информацию,1 ему ставилась задача быть максимально убедительным.

Таким образом, экспериментаторы по каждому выступлению имели следующую информацию: говорил ли выступающий правду, или же он обманывал; совокупность оценок наблюдателей, присутствующих в аудитории и, кроме того, фиксацию выступления на пленке. Это давало возможность многостороннего анализа данных.

На третьем этапе исследования мы также провели опрос экспертов -профессиональных рекрутеров, в процессе которого опрашиваемые описывали характерные признаки поведения вызывающих доверие или, наоборот, подозрительность кандидатов во время интервью при приеме на работу. Таким образом были получены два списка характеристик поведения человека в процессе интервью, один из которых - признаки искренности, а второй - признаки неискренности, с точки зрения интервьюера.

Результаты исследования показали, что вероятность правильных узнаваний лжи в разных группах значимо отличается от 50%. Это свидетельствует в подтверждение нашей гипотезы о том, что ложь имеет свои характерные признаки в поведении человека в процессе коммуникации, и что его партнёр в состоянии выделить некоторые из них и отличить таким образом ложное сообщение от правдивого. Испытуемые не просто отгадывали, какой из рассказов является ложным, а ориентировались на определённые характеристики выступлений, руководствуясь имеющимися у них представлениями о коммуникативном' поведении человека, говорящего правду, и лжеца. При этом мы выделили определенные характеристики поведения коммуникатора, значимые для слушателей при оценке его сообщения как ложного или искреннего:

1. Конкретность - неконкретность.

2. Правдоподобность - неправдоподобность.

3. Естественность движений - зажатость, скованность.

4. Спокойный, естественный, уверенный голос - неестественный,

неуверенный голос."

5. Эмоциональность - неэмоциональность.

6. Наличие жестов - мало жестов.

7. Паузы - нет пауз.

8. Прямой, открытый взгляд-глаза бегают, уводит взгляд.

9. Открытая поза - закрытая поза.

Ю.Последовательность, плавность речи - сбивчивость.

11.Логичность- противоречивость. ~ .

12.Специфйчность фактов- нет специфических фактов.

13.Усмешка. •'*

14.Подмена темы, уход от ответа.

15.Объективность.

16.«Неуверенные>> слова (кажется, видимо, наверно и пр.)

17.Чрезмерное самодовольство, хвастовство (адекватность поведения). -

Опрос экспертов показал, что основные характеристики поведения коммуникатора, избираемые слушателями в качестве оснований оценки ложности и правдивости сообщений не зависят от того, является ли оценивающий наивным наблюдателем нли профессионалом.

Можно отметить, что среднее число правильных узнаваний лжи в группах, где выступающие предваряли свои правдивые или ложные рассказы на заданные темы искренним сообщением на нейтральную тему, заметно выделяется среди результатов, полученных в других группах, и вероятность правильного распознавания в этих случаях значимо выше 50% ( в средним 64%). Этот факт говорит в подтверждение нашей гипотезы о влиянии «фона».

Еще одним фактором, влияющим на успешность распознавания ложных сообщений, по результатам нашего исследования, являются вопросы, задаваемые .выступающему в процессе его рассказа. Так, сообщения, передаваемые посредством диалога с экспериментатором, правильно расценивались аудиторией как правдивые или ложные в среднем в 65% случаев (значимо больше 50%). Эта данные говорят в пользу нашего предположения о том, что слушатели более успешно распознают ложные сообщения, если в процессе.рассказа коммуникатору приходится отвечать на вопросы, задаваемые интервьюером (гипотеза "значимости диалога").

Полученные данные также свидетельствуют о том, что разные поведенческие характеристики коммуникатора обладают разной информативностью для слушателей при оценке его сообщений по шкале правда - ложь. Большинство людей основным критерием для оценки искренности или. ложности сообщения избирают его конкретность (27%), т.е. насыщенность разного рода деталями и подробностями; при этом конкретное сообщение скорее оценивается как правдивое, а неконкретное как ложное. На втором месте по

популярности стоит такой критерий, как уверенность (12%), затем естественность (9%), правдоподобность и логичность (по 8%). Это отражается на успешности, распознавания ложных и правдивых сообщений в процессе общения. Так наиболее эффективными факторами при оценке ложности и правдивости сообщения являются неестественность движений (88%), закрытая поза. (86%), пеконкретность (77%), неэмоциональность (75%), неуверенный голос (74%) а самыми неэффективными - кажущаяся правдоподобность рассказа (25%), объективность (17%), чрезмерное самодовольство рассказчика (29%). Это подтверждает нашу гипотезу «эффективности ориентации».

Оценивая сообщение как ложное, в процессе коммуникации человек, помимо неконкретности, выделяет его ларалингвистические особенности, а также обращает внимание на присутствие в нём смысловых противоречий и логических непоследовательностей, и на жесты и мимику коммуникатора. Признание сообщения правдивым зависит от того, насколько транслирующий его человек кажется слушателям искренним, уверенным и естественным в своём поведении во время коммуникации. Другими словами, заключение о правдивости сообщения делается скорее на основании общего впечатления о коммуникаторе, и, наоборот, при оценке сообщения как ложного в первую очередь отмечаются конкретные поведенческие характеристики. Таким образом, мы можем сказать, что наша гипотеза «асимметричности» психологических оснований оценки лжи и искренности подтвердилась.

В пятом параграфе второй главы диссертации обсуждаются результаты трех этапов проведенного исследования психологических оснований оценки ложности и правдивости сообщений в процессе коммуникации. Полученные данные позволяют нам построить схему описания процесса оценки лжи -искренности в коммуникации, согласно которой этот процесс состоит из трех основных этапов:

Первый этап. Оценка правдоподобности и конкретности рассказа, т.е. наличия в нем разного рода деталей и подробностей, на- основе которой наблюдатель выдаигает предварительную гипотезу. о правдивости или ложности данного сообщения.

Второй этап. В соответствии с этой гипотезой он переключает свое внимание на другие аспекты поведения выступающего, желая найти подтверждающие ее факты. Если первоначальная гипотеза заключалась в том, что сообщение скорее правдивое, чем ложное, то наблюдатель старается оценить общее впечатление, которое производит выступающий, обращая внимание насколько уверенно и естественно он себя ведет. Если же наблюдатель склонен оценивать сообщение скорее как ложное, то он сначала пытается сосредоточить свое внимание на его паралингвистических характеристиках (паузах, тоне голоса и пр.), а затем выделить конкретные признаки в. мимике и жестах рассказчика, в наличии в тексте каких-либо несоответствий и логических противоречий (недоказательность).

Третий этап. Выделив в поведении коммуникатора признаки, подтверждающие первоначальное предположение о правдивости или ложности данного сообщения, наблюдатель делает вывод верить ему или нет. Если на втором этапе оценки наблюдатель не находит признаков, подтверждающих его гипотезу, то он переключает свое внимание на признаки, которые могли бы подтвердить противоположную гипотезу.

На схеме это выглядит следующим образом (см. Схему №1).

Схема №3. Схема процесса оценки ложности н правдивости сообщения в коммуникации.

Сообщение

конкретность - неконкретность

правдоподобность неправдоподобность

Предварительная гипотеза

Изменение гипотезы

Изменение гипотезы

Проанализировав полученные результаты и сопоставив их с нашими гипотезами и теоретическими положениями, на основе которых было построено это исследование, мы можем сделать следующие выводы.

1. Поведение человека, произносящего ложное сообщение, заметно изменяется по сравнению с его обычным коммуникативным поведением, и эти изменения могут быть замечены его партнерами по коммуникации и распознаны как таковые.

2. При восприятии и оценки ложности и правдивости сообщений профессионалы и неискушенные люди ориентируются на одни и те же определенные характеристики коммуникативного поведения говорящего. Йабор информативных поведенческих характеристик может изменяться лишь в зависимости от того, в какой социальный контекст включен сам процесс восприятия этих сообщений и распознавания лжи.

3. Большинство людей основным критерием для оценки искренности или ложности сообщения избирают его конкретность, т.е. насыщенность разного рода деталями и подробностями; при этом конкретное сообщение скорее оценивается как правдивое, а неконкретное как ложное.

4. Оценивая сообщение как ложное, в процессе коммуникации человек, помимо неконкретности, оценивает его правдоподобность, обращаясь при этом к своему прошлому опыту. При оценке сообщения как ложного люди ориентируются на определённые характеристики поведений коммуникатора, отличные от тех, которые являются ключевыми при оценке сообщения как правдивого. В частности ложным признается сообщение, в котором отсутствуют подробности, рассказчик сбивается, делает логические ошибки в то время, как признание сообщения правдивым зависит от того, насколько транслирующий его человек кажется слушателям искренним, уверенным и естественным в своём

поведении во время коммуникации. Т.е. мы можем сказать, что наша гипотеза «асимметрии» психологических оснований оценки лжи и искренности подтвердилась.

5. Изменения в поведении коммуникатора, связанные с его попытками представить ложную информацию, легче определяются слушателями как таковые, если слушатели имеют к этому моменту образец искреннего поведения коммуникатора, что повышает вероятность распознавания в его речи ложных сообщений, и подтверждает нашу гипотезу «фона».

6. Гипотеза «значимости диалога» подтверждается тем, что значительно более успешно распознается правдивость и ложность сообщений, в процессе которых коммуникатор отвечает на задаваемые ему вопросы, чем сообщений в форме монолога.

7. Ориентация слушателей на разные характеристики коммуникатора при оценке его лжи-искренности влияет на правильность этой оценки, т.е. разные факторы принятия решения верить или не верить данному сообщению обладают разной эффективностью, что соответствует нашей гипотезе «эффективности ориентации».

8. Наблюдая за человеком, анализируя, синтезируя, обобщая информацию о нём, люди опираются на свой прежний опыт, на имеющиеся уже у них образы и эталоны восприятия. Делая выводы о честности человека, решая принимать его информацию за истинную или ложную, верить или не верить человеку в данной ситуации, люда основываются па сложившиеся в их опыте эталоны правды и лжи, искреннего и неискреннего поведения. Однако эти эталоны сугубо индивидуальны и

■ каждый человек предпочитает обращать внимание лишь на определённые, согласующиеся с его субъективными эталонами, характеристики поведения своего партнёра по общению. Но не все характеристики поведения лгущего человека одинаково показательны, и

поэтому разные люди с различной долей успешности распознают ложь среди той информации, которую передаёт им собеседник.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

1. Психологические основания оценки лжи-искренности. Вестник МГУ, 19916, №1. С. 60-61. М.: Изд-во МГУ.

2. Что такое рекруитмент. Особенности рекруитмента в России. Тезисы доклада научной конференций молодых ученых и студентов РАУ «Современные методы управления - 97». М.: Изд.-во РАУ.

3. Психологические основания оценки лжи-искренности в процессе коммуникации. Тезисы доклада международной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Ломоносов - 97». М.: Изд-во МГУ.

4. Особенности рекруитмента в России. Международный журнал «Проблемы теории и практики управления», 1997, №6. С. 100-105, г. Писек, Чешская Республика: Изд-во «V.M. Press» s.r.o.

5. Психологические основания оценки ложности и правдивости сообщений. Вопросы психологии, 1998, №3.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Симоненко, Светлана Игоревна, 1998 год

ГЛАВА I. ЭКСПРЕССИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ НЕИСКРЕННОСТИ.

I.ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ.

П .ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ «ЛОЖЬ». ВИДЫ ЛЖИ.

ПШСТОЧНИКИ РАЗВИТИЯ ЛЖИВ ОНТОГЕНЕЗЕ.

IV.ВОСПРИЯТИЕ ЭКСПРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ.

V .НЕИСКРЕННОСТЬ КАК НЕКОНГРУЭНТНОСТЬ.

VI. ПРИЗНАКИ ЛЖИ В ПОВЕДЕНИИ ЧЕЛОВЕКА.

VII. ВОСПРИЯТИЕ И ОЦЕНКА ЛЖИ.

VIII. РЕЗУЛЬТАТЫ НОВЕЙШИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ПРИЗНАКОВ НЕИСКРЕННОСТИ И ИХ ВОСПРИЯТИЯ.

ГЛАВА II. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВОСПРИЯТИЯ И ОЦЕНКИ ЛЖИ-ИСКРЕННОСТИ.

I. ПРОГРАММА ИССЛЕДОВАНИЯ.

П. ПЕРВЫЙ ЭТАП ИССЛЕДОВАНИЯ. ВЫДЕЛЕНИЕ ЗНАЧИМЫХ ДЛЯ ^ ОЦЕНКИ ЛЖИ И ИСКРЕННОСТИ ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК

КОММУНИКАТОРА.

Ш. ВТОРОЙ ЭТАП ИССЛЕДОВАНИЯ. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ, ВЛИЯЮЩИХ НА УСПЕШНОСТЬ РАСПОЗНАВАНИЯ ЛОЖНЫХ СООБЩЕНИЙ.

IV. ТРЕТИЙ ЭТАП ИССЛЕДОВАНИЯ. ПРОВЕРКА ПОЛУЧЕННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ В НОВЫХ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ.

V. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ. ПОСТРОЕНИЕ СХЕМЫ ПРОЦЕССА ОЦЕНКИ ЛОЖНЫХ И ПРАВДИВЫХ СООБЩЕНИЙ.

VI. ВЫВОДЫ.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологические основания оценки ложных и правдивых сообщений"

Цель представляемого в настоящей работе экспериментального исследования заключается в изучении процесса восприятия и оценки лжи и искренности в коммуникации.

Различные проявления лжи постоянно обнаруживаются в актах межличностного общения, в социальных отношениях и в государственных механизмах.

С развитием практики социального обучения, социально-психологического тренинга, подготовки личности к различным видам деятельности особенно возрос интерес к вопросам доверительного поведения. Это обусловлено тем, что человек опасается обмана, постоянно контролирует - сознательно или бессознательно - поступающие сообщения с точки зрения их правдивости, правильности, истинности. Недоверие и подозрительность постоянно сопровождают любые коммуникативные процессы, выполняя роль необходимых реципиенту информационных фильтров. Однако именно эти фильтры зачастую срабатывают в ущерб самому индивиду, пропуская в его сознание ложную информацию в качестве истинной или, наоборот, блокируя, или провоцируя подвергать сомнению правдивую информацию. Естественно, что эти особенности восприятия человеком разного рода сообщений существенно затрудняют процессы обучения и становятся причиной конфликтов в межличностных отношениях.

Бурное развитие таких средств массовой коммуникации как телевидение и радио, резкое повышение их роли в социально-политической жизни общества способствуют актуализации исследований, помогающих понять и правильно распознать поведение человека, а также факторов, влияющих на восприятие этого поведения тем или иным образом.

Философия иногда обращается к проблеме лжи в рамках этики, пытаясь дать положительную или отрицательную оценку этому аспекту человеческого поведения. В психологической науке мы могли бы рассматривать ложь в рамках общей психологии как некий феномен человеческого поведения, имеющий свои психофизиологические механизмы, в рамках возрастной психологии, прослеживая источники и развитие лжи в онтогенезе, в педагогической психологии, изучая ложь как продукт воспитания с одной стороны, и как фактор, влияющий на воспитание с другой, в рамках социальной психологии как проблему межличностного общения и группового взаимодействия и т.д. и т.п.

Изучение характеристик коммуникативного поведения человека, влияющих на формирование к нему доверия очень важно для руководителей, учителей, лекторов, политических лидеров. Знания об особенностях вербального и невербального поведения коммуникатора при передаче им ложных сообщений могут быть использованы в специальных обучающих программах для бизнесменов, по роду своей деятельности участвующих в переговорах с высокой степенью риска, а также могут быть успешно . применены в судебной практике.

Знания об особенностях коммуникативного поведения и их восприятии играют особую роль в организации коммуникаций и обратных связей в общении, в создании образа о себе, в коррекции действий, осуществляемых в следствии коммуникаций.

Однако, несмотря на очевидную актуальность данной проблемы ощущается явный дефицит ее эмпирических исследований. Основная часть экспериментальных разработок, описанных в литературе, принадлежит зарубежным ученым (П. Экман, У. Фриезен, К. Шерер, А. Мехрабиан) и направлена на выявление конкретных поведенческих признаков говорящих неправду людей. Познакомившись с данными исследованиями, мы можем лишь дать набор характеристик ложного поведения или поведения, воспринимаемого как ложное. Но эти материалы не дают ответа на вопрос, каким образом наблюдатель приходит к мысли о том, было ли прослушанное им сообщение ложным или правдивым. Более того, эти экспериментальные исследования описываются авторами в отрыве от какого-либо теоретического основания данной проблемы, так же, как в свою очередь, авторы теоретических работ по этой теме практически не приводят каких-либо эмпирических данных в поддержку своих утверждений.

Проводя представляемое в этой работе исследование, мы поставили перед собой следующие задачи:

1. Рассмотреть проблему искренности человеческого поведения через призму теоретических изысканий по данной теме, а также знаний, накопленных психологией в рамках изучения человеческого общения, межличностного восприятия и возрастной психологии.

2. Выделить и классифицировать характеристики поведения коммуникатора в процессе передачи им ложной и правдивой информации, имеющие особое значение при восприятии его слушателями.

3. Выделить основные характеристики поведения коммуникатора, влияющие на оценку его сообщений как ложных или истинных.

4. Определить степень эффективности ориентации человека на те или иные характеристики поведения коммуникатора при распознавании ложных и правдивых сообщений. 1

5. Построить описательную схему процесса восприятия и оценки человеком лжи и искренности в процессе коммуникации.

Для нас также крайне важна экспериментальная разработка данной проблемы. За четырехлетний период изучения автором психологических оснований оценки лжи и искренности был накоплен эмпирический материал, требующий своего теоретического осмысления и систематизации.

Мы рассмотрели такие стороны процесса восприятия и оценки лжи и искренности, как

• изменение коммуникативного поведения человека в момент сообщения им ложной информации относительно его поведения, которое он демонстрирует, будучи абсолютно искренним;

• может ли его собеседник выявить эти изменения и правильно распознать ложное сообщение;

• как изменяется эта его способность в зависимости от условий восприятия;

• какие признаки поведения говорящего являются ключевыми при оценке его сообщения как истинного или ложного; и

• как эти признаки влияют на принятие собеседником решения верить или не верить этому сообщению.

При этом мы обратили особое внимание на выделение психологических оснований оценки лжи и искренности, на выявление возможных эталонов этой оценки и их эффективности. 7

Теоретическим основанием нашего исследования стала более разработанная в психологии на сегодняшний момент тема восприятия экспрессивного поведения. Экспрессивное поведение как средство общения, как внешне наблюдаемое отражение внутренне скрытых психических состояний человека, его эмоций, отношений, свойств его личности, является своего рода индикатором внутренней гармонии или дисгармонии человека в процессе общения, что проявляется в его искренности и неискренности по отношению к своему собеседнику. Таким образом мы рассматривали экспрессивное поведение в его связи с искренностью человека в процессе коммуникации.

В первой части работы представлен анализ отечественной и зарубежной литературы, теоретических описаний и экспериментальных исследований по проблеме лжи. Будут определены основные понятия вербального и невербального общения, экспрессивного поведения и лжи: В первой главе будут также рассмотрены различные подходы к этой проблеме от самых ранних, относящихся к первым десятилетиям XX века, до современных. Мы сопоставим существующие в психологической литературе определения понятия «ложь», вычленим её признаки и виды, описанные разными авторами. Мы также перечислим некоторые исследования, посвященные процессу восприятия экспрессивного поведения, и проанализируем его связь с процессом восприятия лжи и искренности в общении.

Источники развития лжи в онтогенезе, факторы, влияющие на формирование способности человека ко лжи, к её восприятию и оценке, внутренние психологические механизмы процесса лжи и его внешние проявления, признаки лжи и искренности в поведении человека, возможные способы распознавания ложных сообщений в процессе коммуникации, их эффективность и использование людьми в обыденной жизни - таковы основные темы главы «Экспрессивное поведение как показатель неискренности».

Во второй главе, которая называется «Эмпирическое исследование восприятия и оценки лжи-искренности», описаны проведённые нами эксперименты по изучению процесса восприятия и распознавания ложных и истинных сообщений в коммуникации. Анализ полученных результатов этих экспериментов позволил нам сформировать определённые представления о процессе восприятия и оценки лжи, а также сделать некоторые предположения относительно механизмов этого процесса, которые описаны во второй части настоящей работы.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

VI. выводы.

Проанализировав полученные результаты и сопоставив их с нашими гипотезами и теоретическими положениями, на основе которых было построено это исследование, мы можем сделать следующие выводы.

1. Поведение человека, произносящего ложное сообщение, заметно изменяется по сравнению с его обычным коммуникативным поведением, и эти изменения могут быть замечены его партнерами по коммуникации и распознаны как таковые.

2. При восприятии и оценки ложности и правдивости сообщений профессионалы и неискушенные люди ориентируются на одни и те же определенные характеристики коммуникативного поведения говорящего. Набор информативных поведенческих характеристик может изменяться лишь в зависимости от того, в какой социальный контекст включен сам процесс восприятия этих сообщений и распознавания лжи.

3. Большинство людей основным критерием для оценки искренности или ложности сообщения избирают его конкретность, т.е. насыщенность разного рода деталями и подробностями; при этом конкретное сообщение скорее оценивается как правдивое, а неконкретное как ложное.

4. Оценивая сообщение как ложное, в процессе коммуникации человек, помимо неконкретности, оценивает его правдоподобность, обращаясь при этом к своему прошлому опыту. При оценке сообщения как ложного люди ориентируются на определённые характеристики поведения коммуникатора, отличные от тех, которые являются ключевыми при оценке сообщения как правдивого. В частности ложным признается сообщение, в котором отсутствуют подробности, рассказчик сбивается, делает логические ошибки в то время, как признание сообщения правдивым зависит от того, насколько транслирующий его человек кажется слушателям искренним, уверенным и естественным в своём поведении во время коммуникации. Т.е. мы можем сказать, что наша гипотеза «асимметрии» психологических оснований оценки лжи и искренности подтвердилась.

5. Изменения в поведении коммуникатора, связанные с его попытками представить ложную информацию, легче определяются слушателями как таковые, если слушатели имеют к этому моменту образец искреннего поведения коммуникатора, что повышает вероятность распознавания в его речи ложных сообщений, и подтверждает нашу гипотезу «фона».

6. Гипотеза «значимости диалога» подтверждается тем, что значительно более успешно распознается правдивость и ложность сообщений, в процессе которых коммуникатор отвечает на задаваемые ему вопросы, чем сообщений в форме монолога.

7. Ориентация слушателей на разные характеристики коммуникатора при оценке его лжи-искренности влияет на правильность этой оценки, т.е. разные факторы принятия решения верить или не верить данному сообщению обладают разной эффективностью, что соответствует нашей гипотезе «эффективности ориентации».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Мы рассмотрели проблему лжи и искренности через призму существующего на сегодня теоретического и эмпирического материала, а также с помощью проведенного нами экспериментального исследования, которое помогло нам приблизиться к пониманию следующих вопросов:

• имеет ли ложь свои специфические проявления в поведении человека, и может ли его партнер по коммуникации распознать эти экспресси и Оценить их как признаки ложности сообщения,

• какие характеристики поведения коммуникатора являются ключевыми для реципиентов при оценке его сообщений как ложных или правдивых,

• существуют ли различия в предпочтении тех или иных признаков поведения коммуникатора при оценке его ложности-искренности у профессионалов и наивных наблюдателей,

• какие из ключевых характеристик коммуникатора являются наиболее и наименее информативными при оценке его правдивости и ложности его сообщений,

• существуют ли условия, при которых повышается успешность распознавания ложных сообщений, и, наконец,

• каков механизм восприятия и оценки правдивости и ложности сообщений в процессе коммуникации.

Итак, ложь - это сознательное убеждение другого в наличии определенного круга фактов, отличного от тех, который сообщающий данную информацию считает истинным.

Умение лгать приходит к человеку по мере его адаптации к социальным нормам. Ребенок научается лжи через подражание взрослым, при этом существует причинная связь между ложью и строгостью воспитания.

Если говорить об изначальной полной искренности человека, то ложь нельзя назвать естественным аспектом поведения. Она порождает конфликт, вызванный одновременным присутствием в сознании человека комплекса правдивых и ложных представлений. Именно поэтому, как вследствие любого внутри личностного конфликта, в момент произнесения ложного сообщения под влиянием эмоций поведение человека изменяется, в той или иной степени отражая борьбу правды и лжи. Таким отличительными чертами лжи являются сознание ложности сообщения, намерение обмануть и целесообразность этого действия.

Лгущий человек скрывает свои истинные чувства и представления, подавляет их, вследствие чего его поведение становится неконгруэнтным, и его партнер по коммуникации может наблюдать дисгармонию в экспрессиях лгущего, рассогласованность внутри и между вербальным и невербальным каналами передачи информации. При этом существуют и особые конкретные признаки поведения человека, указывающие на его неискренность, как, например, наличие в его теле точки зажима, жесты «рука -к- лицу», речевые ошибки и пр. Однако никакой жест, выражение лица, мускульное сокращение или слово не являются сами по себе безусловными знаками того, что человек лжет. Все это лишь улики, указывающие на плохую подготовку сообщения и на эмоции, несоответствующие основной линии поведения человека.

Наблюдая за человеком, анализируя, синтезируя, обобщая информацию о нём, люди опираются на свой прежний опыт, на имеющиеся уже у них образы и эталоны восприятия. Делая выводы о честности человека, решая принимать его информацию за истинную или ложную, верить или не верить человеку в данной ситуации, люди основываются на сложившиеся в их опыте эталоны правды и лжи, искреннего и неискреннего поведения. Однако эти эталоны сугубо индивидуальны и каждый человек предпочитает обращать внимание лишь на определённые, согласующиеся с его субъективными эталонами, характеристики поведения своего партнёра по общению. Но не все характеристики поведения лгущего человека одинаково показательны, и поэтому разные люди с различной долей успешности распознают ложь среди той информации, которую передаёт им собеседник.

Результаты проведённого нами эксперимента показали, что существует целый ряд поведенческих характеристик коммуникатора, которые отмечают как профессиональные, так и наивные наблюдатели при оценке ложности и правдивости его сообщений. Однако эти характеристики обладают разной информативностью и не каждая из них эффективна в качестве основания для принятия решения верить или не верить тому или иному рассказу. Так, по нашим данным, чаще всего люди обращают внимание на конкретность рассказа, т.е. на наличие в нем разного рода деталей и подробностей, и на его правдоподобность, т.е. насколько его содержание соответствует прошлому опыту самого наблюдателя. При этом конкретность рассказа является одним из наиболее эффективных факторов оценки ложности сообщений, в то время как оценка правдоподобности - неправдоподобности рассказа в двух случаях из трех приводит наблюдателя к ошибочному выводу.

Следует отметить, что существуют условия, при которых успешность распознавания ложных и правдивых сообщений существенно повышается. Так в ситуации, когда человек имеет возможность наблюдать заведомо правдивое поведение своего партнера по коммуникации, он будет гораздо более успешен в определении его ложных сообщений. Это достигается тем, в частности, что коммуникатор предварительно делает небольшое сообщение на нейтральную тему, в процессе которого у наблюдателя формируется эталон его искреннего поведения. Используя этот эталон человеку гораздо проще вычленить из рассказа своего партнера те моменты, в которых он возможно был неискренним.

Еще одним условием повышения вероятности правильного распознавания ложных и правдивых сообщения является диалог. В процессе экспериментального исследования было замечено, что в тех случаях, когда в момент рассказа коммуникатор вынужден был отвечать на задаваемые экспериментатором вопросы, наблюдатели гораздо более успешно определяли ложные сообщения, чем когда слушали монологическую речь.

Данные, полученные в результате проведенных нами экспериментов позволяют также сделать вывод о том, что психологические основания оценки лжи и искренности различны. Т.е. при оценивании сообщения как ложного люди чаще всего ориентируются на конкретные признаки поведения человека, а оценивая сообщения как правдивое - на общее впечатление.

Мы предполагаем, что весь процесс восприятия и оценки лжи-искренности состоит из трёх основных этапов, на первом из которых человек, оценивая конкретность и правдоподобность сообщения, выдвигает гипотезу о его ложности или правдивости, на втором - проверяет эту гипотезу, направляя своё внимание соответственно на мимику, жесты и речевые ошибки коммуникатора, или пытается оценить степень его уверенности, естественности и искренности, и лишь затем, на третьем этапе, он принимает окончательное решение верить или не верить данному сообщению. Но этот процесс не ограничен во времени и мы не можем сказать, что он начинается с момента произнесения коммуникатором определённой фразы и длится, например, до его первой паузы. Процесс оценивания ложности или правдивости сообщения происходит параллельно с ним, и человек делает вывод поверить, или не поверить ему уже после того, как собеседник закончил свой рассказ.

Дальнейшая экспериментальная разработка этой темы позволит проверить наши предположения, сделанные на основе результатов описанного в этой работе исследования о роли общепринятых эмоциональных «кодов» в процессе распознавания ложной информации и о структуре самого процесса оценивания.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Симоненко, Светлана Игоревна, Москва

1.Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М., 1990.

2. Акишина А.А. и др. Жесты и мимика в русской речи. М., 1989.

3. Андреева Г.М. Социальная психологии. М., 1994.

4. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Современнаягсоциальная психология на западе. М., 1978.

5. Арупонова Н.Д. Речеповеденческие акты и истинность. // Человеческий фактор в языке: Коммуникация, модальность, дейксис. / Ред. Булыгиной Т.В. М., 1992.

6. Бенддер Р., Гриндер Дж. Из лягушек в принцы: Нейролингвистическое программирование. Новосибирск, 1992.

7. Бенддер Р., Гриндер Дж. Структура магии. Т. 1,2. С-П., 1993.

8. Богданов А.П. Антропологическая физиогномика. М., 1988.

9. Бодалёв А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М., 1988. Ю.Бодалёв А.А. Личность и общение. М., 1983.

10. П.Брунер Дж. Психология познания. М, 1977.

11. Введение в практическую социальную психологию. /Ред. Жуков Ю.М., Петровская Л.А., Соловьева О.В. М., 1994.

12. Горелов И.Н. Невербальные коммуникации. М., 1980.

13. Гоффман Э. Представление себя другими // Современная зарубежная социальная психология. Тесты/ Ред. Андреевой Г.М., Богомоловой Н.Н., Петровской Л. А., М., 1984.

14. Дубровский Б.И. Проблема самообмана. Российский психоаналитический вестник, 1991, № 1.

15. Дубровский Д.И. Обман. Философско-психологические проблемы. М., 1994.

16. ДюпраЖ. Ложь. Саратов, 1905.

17. Емельянов Ю Н. Активные методы социального обучения. Л., 1985.

18. Жуков Ю.М. Эффективность делового общения. М., 1990.

19. Жуков Ю.М., Петровская Л. А., Растянников П.В. Диагностика и развитие компетентности в общении. М., 1990.

20. Жуков Ю.М., Полякова Е.А., Симоненко С.И. Экспериментальные исследования восприятия сообщений как истинных и ложных. 1996.

21. Знаков В В. Индивидуальные различия понимания обмана в малом бизнесе. Психологические журнал, 1994, №6.

22. Знаков В.В. Категории правды и лжи в русской духовной традиции и современной психологии понимания. Вопросы психологии, 1994, №2. 24.Знаков ВВ. Неправда, ложь и обман как проблемы психологии понимания. Вопросы психологии, 1993, №2.

23. Знаков В.В. Почему лгут американцы и русские: размышления российского психолога над книгой пола Экмана. Вопросы психологии, 1995, №2. 26.Знаков В.В. Правда и ложь в сознании русского народа и современной психологии понимания. М., 1993.

24. Знаков В.В. Самооценка правдивости и понимание субъектом честности. Психологический журнал, 1995, №2.

25. Кант И. О мнимом праве лгать из человеколюбия. Трактаты и письма. М., 1992.

26. Корнилова ТВ. Понимание как компонент мышления и межличностного восприятия. Вопросы психологии, 1995, №4.

27. Лабунская В.А. Невербальное поведение (социально-психологический подход). Ростов-на-Дону, 1986.31ЛабунскаяВ.А Психология экспрессивного поведения. Ростов-на-Дону, 1989.

28. Липманн О., Адам Л. Ложь в праве. Харьков, 1929.

29. Львина О. Признаки утаивания и конфабулирования информации в общении. Дипломная работа. М., 1995.

30. Межличностное восприятие в группе. /Ред. Андреева Г.М. и Донцов АИ. М., 1981.35 .Мелщан К. Психология лжи. М., 1903.

31. Миккин Г А Упражнения для видеотренинга. Таллинн, 1990.

32. Миккин X. Роль коммуникативных движений в межличностном общении. М., 1979.

33. Ниренберг Д., Калеро Г. Как читать человека как книгу. М., 1990.

34. Перлз Ф.С. Внутри и вне помойного ведра.

35. Петровская Л. А. Компетентность в общении. М., 1990.

36. Пиз А. Язык телодвижений. Новгород, 1992.

37. Полякова Е. Невербальное поведение как показатель неискренности. Дипломная работа. М., 1993.

38. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. (Проблемы палеопсихологии.) М., 1974.

39. Психология. Словарь /Под общ,ред. Петровского А.В. и Ярошёвского Г.М. М„ 1990.

40. Рудестам К. Групповая психотерапия. М., 1990.

41. Савенко Г. Неконгруэнтность компонентов коммуникативного поведения: как показатель неискренности. Дипломная работа. М., 1992.

42. Сатир В. Как строить себя и свою семью. М., 1992.

43. Свинцов В.И. Полуправда. Вопросы философии, 1990, №6.

44. Сеченов И М. Рефлексы головного мозга.

45. Симоненко С. Психологические основания оценки лжи/искренности. Дипломная работа. М., 1995.

46. Смиричинская В.В. Педагогические условия коррекции детской лжи. (Автореферат.) М., 1993.

47. Советский энциклопедический словарь./ Гл. ред. Прохоров AM. М., 1983.

48. Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. М., 1989.

49. Хренов Д.В. Инконгруэнтность поведения как показатель проблемности. коммуникации Дипломная работа. М., 1995.

50. Штагль В. Язык тела. Баку, 1992.

51. Штерн В. Изучение свидетельских показаний. Сб. Проблемы психологии. Ложь и свидетельские показания. Вып.№ 1. Петроград, 1922.

52. Штерн В. Психология раннего детства. Петроград, 1922. 58.Экман П. Ложь.//Вопросы психологии, 1993 №№ 1,2. 59.Экман П. Почему дети лгут? М.,1993.

53. Apple W., Streeter L., Krauss R. The effects of pitch and speech rate on personal attribution.// Journal of personality and social psychology, 1979. 61 .Argyle M. Social situations. Cambridge, 1980.

54. Argyle M. The Development of Applied Social Psychology// The Development of Social Psychology/ Ed. R. Gilmour, S. Duck. L., 1980.

55. Bok S. Lying: Moral Choice in Public and Private Life. N-Y, 1979.

56. Boomer D.S. Speech Disturbance and Body Movement in Interviews./ Journal of Nervous and Mental Disease. 1963. Vol.136. 263-266.

57. Carson Th. L., Wokutch R. E., Cox J.E. An Ethical Analysis of Deception in Advertising. Contemporary Moral Controversies in Business. N-Y, 1989.

58. De Paulo B.M., Rosental R. Telling Lies// Journal of Personal and Social Psychology,M Vol. 37, No 10.

59. Ekman P. TellingLies: Clues to Deceit in the Marketplace, Politics, and Marriege, N-Y., London, 1985.

60. Ekman P., Friesen W. V. Detecting Deception from the Body or Face./ Journal of Personality and Social Psychology. 1974. Vol.29. 288-298.

61. Ekman P., Friesen W.V. Head and Body Cues in the Judgment of Emotion: A Reformulation./Perseptual and Motor Skills. 1967. Vol.24. 711-724.

62. Ekman P., Friesen W.V. Nonverbal Leakage and Clues to Deception./ Psychiatry. 1969. Vol.32. 88-106.

63. Ekman P., Friesen W.V., Scherer K.R. Body Movement and Voice Pitch in Deceptive Interaction./ Semiotica. 1976. Vol.16. 23-27.

64. Goffinan E. The Presentation of Self in Everyday Life. N-Y., 1959.

65. Gudykunst W.V., Ting-Toomey S. Culture and Interpersonal Communication. California, 1990.

66. Lindzey (ed.) Handbook of Social Psychology. London, 1959.

67. Mehrabian A. Nonverbal Betrayal of Feeling./ Journal of Experimental Research in Personality. 1971. Vol.5. 64-74.

68. Mordkoff A.M.The Judgment of Emotion from Facial Expression: A Replication. 1971. Vol.5. 74-78.77.01sen A.M. Posture and BodyMovement Perception. Proceedings of the Sixteenth International Congress of Psychology. Amsterdam, 1961.

69. Podlesny J. A., Raskin D.C. Psychological Measures and the Detection of Deception. Psychological Bulletin, 1977. Vol. 84, No 4.

70. Rogers C.R. Client Centered Therapy. Boston, 1951.

71. Zammuner V.L. Felt Emotions, and Verbally Communicated Emotions: The Case of Pride. European Journal of Social Psychology. 1996. Vol. 26, No 2. 233245.