Автореферат диссертации по теме "Психологические механизмы развития мотивации"

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М. В. ЛОМОНОСОВА ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ

На правах рукописи

УДК 159.92

ВИЛЮНАС Вигис Казиса

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ МОТИВАЦИИ

19.00.01 — общая психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

МОСКВА —

Работа выполнена на кафедре общей психологии факультета психологии Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор М. В. Гамезо;

доктор психологических наук, профессор О. В. Дашкевич;

доктор психологических наук, профессор Ю. М. Орлов.

Ведущее учреждение — Научно-исследовательский институт общей и педагогической психологии АПН СССР.

Автореферат разослан « »....... 1990 г.

Защита состоится « »........ 1990 г. в . . . часов

на заседании специализированного совета Д.053.05.48 факультета психологии МГУ (Москва, проспект Маркса 18, корп. 5).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке факультета психологии МГУ.

Ученый секретарь совета кандидат психологических наук, доцент

В. В. Николаева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования проблем мотивации едва ли нуждается в обосновании. Все, что произведено и производится обществом как в материальной, так и духовной сферах, в конечном счете осуществляется конкретными людьми, неизбежным условием активности которых является та . ли иная мотивация. Аккумулируя последствия влияний и сил, детерминирующих направленность активности человека, и представляя собой результативное их выражение , мотивация, в свою очередь,проявляется как непосредственный побудитель и причина этой активности. А поскольку мотивацией определяются не только цели активности, но в большой мере также ее способ и результат - она подставляет собой центральную психологическую составляющую того, что в процессах общественного развития в настоящее время обозначается "человеческим фактором".

Вместе с тем общео состояние психологии мотивации, как широко признается, нельзя считать удовлетворительным. Это объясняется как сравнительной труднодоступностью мотивациошюп сферы отражения и особенно высших ее уровней для исследования, так и поме-хотворным влиянием на него со стороны идеологических дисциплщ. (этики, религии и др.), предписывающих порицать, замалчивать одни и превозносить другие побуждения человека. В результате, несмотря на существование большого и всо увеличивающегося числа концепций и исследований, рассматривающих отдельные уровни, аспекты, механизмы и феномены мотивации (Ifenон, 1975; Хекхаузен, 1986; Якобсон, 1969; Arkes, Garskö, 1982; Atkinson, Birch, 1378; Bindra, Stewart, 1966; Buck, 1976; Madsen, 1968, 1974; Vernon, 1969; Young, 196I и др.), остро ощущается их разрозненность, концептуальная и терминологическая несогласованность, дефицит интегрирующих представлегай и идей.

Таксе сосгоянио психологии мотивации долаот особенно злободневным не столько накопление в ной новых фактов, сколько осмигала нпо накопленных данных. Цель данного исследования вытекает из этого представления и состоит в коттехггтальной разработке проблем мотивации, в поиске принципов и решений, способствующих систематизации существующего теоретического и эмпирического мате-

риала. Более конкретные задачи исследования определялись предположениями относительно того, какие именно источники информации наиболее перспективны для достижения цели исследования и, соответственно, в каких направлениях его целесообразно развивать. Одним из таких источников является Феноменология, анализ которой по предположению должен способствовать не только выявлению новых фактов и уточнению объекта психологии мотивации, трактуемого в существующих концепциях весьма разнообразно, но и служить главным критерием для принятия или отвержения отдельных разработанных в них положений. Другая задача состояла в психологическом освоении данных о мотивации, накопленных в смежных дисциплинах и околомотивациошюп проблематике самой психологии. Отдельно стояча задача поиска и выделения такого аспекта мотивации, который способствовал бы интеграции в литературе обычно не связываемого различного материала.

При решении такого рода задач центральный становится вопрос о концептуал-ных основах .. методологических установках исследования, от которых зависит специфика проводимого анализа и получаемых обобщений. Ниже в тезисах будут изложены положения, касающиеся общего понимания психического и его функционального назначения; теоретические положения, имеющие непосредственное отношение к мотивации, излагаются в I главе диссертации.

I. В противоположность распространенным параллелистическим и эпифеноменалышм трактовкам психического данное исследование основывается на представлении о том, что собственно психологические процессы имеют автономное, несводимое к процесса:.! другой природы, приспособительное значение и являются необходимым звоном регудяшш активности живых существ в сложной среде. Это значит, что как жизнь ни изощрялась бы в совершенствовании физиологических образований и процессов, составляющих ее основу на до-психическом уровп" развития, тот уровень приспособления активности к среде, который мы наблюдаем у животных и ¡еловека, был бы невозможен, если в биологической эволюции но сформировался качественно совешенно новый план взаимодействия процессов, который называется психикой и которому свойственны такие уникальные особенности как субъективность, приживаемость, целостность, внешняя отнесенность, способность отражать окружающую действитель-

ность, причем с опережением реального хода событий, регулировать на основе такого отражения активность и др. Ни несомненная зависимость отого плана от подготавливающих и осуществляющих его физиологических процессов, ни несостоятельность попыток объяснить его онтологическую природу не должны препятствовать признанию того, что он существует как реальный факт, подлежащий учету при анализе детерминант активности во внешней среде.

2. Специфика психической регуляции активности состоит в том, что она обеспечивает выработку ковнх. заранее на запрограммированных реакций в самой ситуации. При построении таких реакций неизбежно используется имеющийся опыт, как пакоплошшй в онтогенезе, так и видовой, однако применение этого опита к наличным условиям - его отбор, сочетание, проверка, коррекции - происходит не автоматически, а па основе ориег-чтоовочных процессов (П.Я.Гальперин) цри активном участии самого индивида, что проявляется как его способность к тгооследоврнпю нолей или, в терминах Н.А.Бернштейна, "образа потребного будущего". Согласно заложенной И.Н.Сеченовым рефлекторной концепции исихичоского, получившей дальнейшее развитие в теории деятельности А.Н.Леонтьева, возможность ситуативной выработки реакций обесгачиваатся свернутым совершением во внутреннем плане (т.о. без выполнения внешних движений) действий, направленных на преобразование ситуации; вследствие такого совершения в психическом образе индивиду открывается поле потенциальных действий, отбирая и проигрывая которые он имеет возможность составить действие, необходимое в данной ситуации. При таком понимании психического тормин мотивация служит родовым понятием для обозначения всей совокупности факторов, механизмов и процессов, обоспочкващих возникновение на уровне психического отражения побуждений к жизненно необходимым целям, т.о. направляющих поведение на удовлетворение потребностей.

3. Благодаря присвоению ошта социального происхоздешш человек приобретает способность отр,охать происходило события в контексте целостного "образа щра" (А.Н.Леонтьов, С.Д.Сшрнов) -системы слагавшихся представлений о действительности и себе, своем мосте в ней. Автоматизированная вдентя-Зикация отражаемых событий в такой системе, открывающая субъекту непосредственно но данные их характеристики и связи с другими явлениями, обоспочи-

вает особое качество рефлексирующего отражения в человеческой психике - осознанность. Другая специфическая особенность психических процессов и поведения человека, ванная для понимания мотивации, состоит в их произвольной регуляции. Из-за этих особенностей мотивациошшо процессы у человека приобретают способность обеспочивать стремление к отдаленным низненным целям, независимым от непосредственно отражаемой ситуации.

Главные методологические установи!, определившие специфику данного исследования, состояли в следующем.

1. Наличио огрошого числа бихевиористичоских, физиологических и отологических работ, в которых проблемы мотивации рассматриваются без учета автономного регулятивного значения психического (напр., Киллер, 1973; Симонов, 1975; Судаков, 197I; Хайнд, 1975; ¿ysenck, 1964; Haber, 1966; Toung, 1944 И др.), делает актуальным и целесообразным проведение собственно психологического исследования. Данная установка исходит из представления о том, что принципиальная постановка вопроса о роли психического в мотивационных феноменах и процессах, выявленных в смежных научных дисциплинах и мездлециллипарных исследованиях, способна вскрыть новые зависимости и упорядочить проблематику мотивации.

2. Как и всякая многосторонняя проблема, мотивация может изучаться в разных направлениях и аспектах, соответствующих тому или шюму исследовательскому подходу. Что касается аспектов, то в диссертации главное внимание удоляотся вопросу о психологических механизмах к этивашт. Внделонио данного аспекта мотивации по является традиццошшм и требует пояснения. Из-за ввдотипичности побуздений у нивотных к историчности мотивации, формирующейся у человека, содорканио тоге, что в принципе способно мотивировать индивида, буквально безгранично; это осложняет поиск на осново такого материала объединяющих обобщений. Для преодоления таких затруднений наиболее целесообразным и продуктивным представляется подход, по море возможности отвлекающийся от содержательных различий в мотивации и сосредотачивасдайся на том, в ¡сакого рода образованиях она в принципе обнаруживается в индивидуальной психике, какие воздействия обеспечивают ее формирование и актуали-завдш, каковы закономерности этих процессов и т.п. То, на что направлены подобные вопросы, обобщенно мохет быть названо меха-

пигмами мотивации. Выделение наряду с традиционными содержательным и динамическим аспектами мотивации еще одного - реализующих ее внутренних механизмов - прэдставляотся оправдашшь». шагом, повышающим структурированность этой проблематики в облегчающим ее описание. Задача исследования механизмов актуальна не только для мотивация, являясь одной из главных также и при изучении многих других лишь! развития человека (Д.И.Анциферова, А.А.Бодалев).

3. В дшшой работе будет обсуждаться прежде всего развитие мотивации (фило-, онтогенетическое и ситуативное), причоы в нап-равлешм от феноменологических данных к обобщениям и теоретическим построения:.!, соответствэнно принципу "от конкретного к абстрактному". Кроме того, в диссертации будет реализовываться подход, который можот быть назван эволюционным: этот подход соответствует принципу рот простого к сложному" и определяется представлением о том, что без выявления особенностей низоих уровней мотпзации очень трудно, ссли только вообще возможно, в конкретно-научном плане ставить вопрос о специфика социально обусловленной мотивации человека. Представление о преемственности и взаимосвязанности механизмов развития биологической и социальной мотивации не выпадает из общей картины развития человеческой психики, соответствуя положению о происхождении высших психических функций, согласно которому они формируются на основе опосредствования в культурно-историческом процессе соответствующих натуральных функций (Л.С.Выготский).

Новизна и научная значимость исследования обусловлены указанными теоретическими и методологическими принципами. Их применение в отношении фактологического матэри-ала, накопленного в области мотивации, привело к развитию ряда традициошшх представлений и особому систематическому освещению проблематики в целом. В диссертации дана новая интерпретация мо-тивацаонной установи!, инстинкта, имприктинга, условного рефлекса, аффекта, взаимосвязывающая эти явления и отличающаяся грежде всего обозначением роли психических процосаов в их осуществлении. Дальнейшее уточнение и развитие получили гакие проблемы как отношение эмоций и котиващш, эмоций и инстинкта, пмоций и памлти, полимотлвации, ыотивациошшх механизмов воспитания и ряд других. На защиту выносятся пять слодундах Г'хлохекяй, раскрывающих специфику разработанной системы прадстарлокиА о

тивации.

I. Восстановление целостной картины процессов, побуждающих активность животных и человека, невозможно без мотиватшонной интерпретации инстинкта, который в самой общей характеристике, представляет собой потребность, оснащенную генетически предопределенным способом ее удовлетворения. Следствием такой интерпретации являотся положение о том, что в эволюционном развитии сложились две основные формы биологической мотивации - инстинктивная и онтогенетически развивающаяся, предполагающая мотивацион-ное научение. Филогенетически первичной форме инстинктивной'мотивации свойственна фиксированность в н'аследствошюсги как стимулов, побуждающих субъекта действовать, так и принципиального характера этих действий; при этом аппаратом психического отражения осуществляется приспособление инстинктпв1шх действий к конкретным условиям наличной ситуации. Из-за раздробленности инстинктивно мотивируомого поведения на ряд сравнительно мелких звеньев, побуждаемых отдельными ("ключевыми") раздрашгелями, важную роль в его осуществлении играют процессы, обеспечивающие связь и смену звеньев поведения путем изменения мотивационкого отношения к одкш раздражителям под влиянием действия других. Онтогенетическое развитие мотивации обеспечивается ситуативным развитием и фиксацией эмоций, лежащими в основе, в частности, установления условных связей; благодаря процессам обусловливания круг изначально (безусловно) значимых воздействий в онтогенезе постепенно обрастает целой системой сигналов, приобретающих условное мотивационное значение. Импрингинг как механизм прижиэ-ненной достройки инстинкта обеспечивает возникновение новых безусловных значений.

. 2. В реальном поведении обе формы мотивации обычно проявляются вместе и взаимодополняют друг друга. Характерным являотся случай сохранения в мотивации поведения общей схемы инстинкта, совершенствованной элементами приобретенной мотивации в пределах отдельных его звеньев, а также случай, когда приобретенная мотивация подготавливает возможность совершения некоторого инстинктивного акта. Аффект означает возвращение к инстинктивной форме мотивации в случае, когда поведение, основанное на мотивациокном научении, на обеспечивает необходимого результата. Принципиаль-•ная организация инстинкта, предполагающая Еоэникновешзв частных ,

побуздекий в ответ на специфическое изменение ситуации, сохрахл-ется и в строении мотивационных систем человека, обеспечивающих развитие ситуативных (производных) эмоций из ведущего эмоционального отношения.

3. Существует преемственность мезду механизмами развития биологической и собствешо человеческой мотивации. Мотивапионпое опосредствование как универсальная "единица" онтогенетического развития последней представляет собой продукт преобразования "натуральных" процессов мотивашгонного обуслоштивашм вследствие социального развития психики, результат их проявления в плане представлений и в условиях постоянно оказываемых на человека специальных мотивационных воздействий. В любом случае Чздшшцей" ситуативного развития мотивации является отдельный акт эмоционального переключения. В тех случаях, когда переключающаяся на новый продает эмоция Фиксируется. обеспечивая ого эмоциональное восприятие независимо от события, послугашшего основой пероключегтя, - происходит онтогенетическое развитло мотивации.

4. Вследствие постоянного шюгоступенчатого и переплетающегося проявления процессов мотивациошгаго опосредствования в условиях сложнейшей системы взаимоотношений к связей между явлениями, отражаемыми в человеческом "образе мира", практически каадое из • них приобретает для человека то или иное мотивационноо значение. В типичном случав оно является комплексным, поливалентным, воду-щим происхождение от целого ряда потребностей. Из тезиса о всеобщей моттаационной значимости отражаемых явлений следует, что че-ловок в каждый момент находится под влиянием множества актуализи-ровшпшх мотшзациошшх отношений и побуздений, составляющих вследствие взаимодействия целостное мотивационноо поле. которое динамично и гибко определяет как достигаемые им цели, так и многочисленные нюансы способа их достижения. Носителем мотивациошю-го поля являются субъективно перевиваемые эмоциональные оценки и побуждения. Мотквационнов поле чоловека находится во взгшлодействии с полями других людей, в совокупности создающими вокруг него тотальную мотивационную атмосферу.

5. В той части "образа мира", которая содержит представления о будущом, складывается особое могивационноэ поло казненной перспективы со своими притягательными и отталкивающими моментами,

барьерами, противоречиями. Планы человека на будущее определяются взаимодействием составляющих поля жизненной перспективы, конечно при активном участии субъекта, пытающегося по мере возможности все предвидеть, взвесить, учесть. Конкретные цели жизни, которые оцениваются им как оптимально удовлетворяющие потребности и в отношении которых принимается намерение к достижешш -это и есть мотивы личности. Кз представления о том, что мотивы являются функцией целостного мотивационного поля, следует, что они имеют производный полипотребностный характер, в них мотивация naît бы кристаллизуется, "сгущается" в условиях определенной жизненной ситуации; они относительны в том смысле, что изменение жизненной ситуации способно обессмыслить их и сделать актуальными альтернативные мотивы.

Поскольку отдельные из указавших положений в том или ином виде формулировались в различных концепциях (в бихевиоризме, школе К.Левина), особым пунктом на защиту выносятся принципиально психологическая их пероинтерпретация и, на этом основании, целостная, интегрированная трактовка.

Отдельные положения диссертации апробированы автором в виде докладов на У и У1 Съездах Общества психологов СССР (Москва, 1977, 1983), У1 сешларе "Контроль состояшш человека-оператора" (Тюмень, 1972), конференции "Психика чоловока в единство теории и практики" (Тарту, 1975), Ломоносовских чтениях (Москва, 1983, 1987), Польско-советском симпозиуме "Личность и социальное поведонле" (Варшава, 1986), I Всесоюзной конференции "Эмоциональная регуляция учебной и трудовой деятельности" (Одесса, 1986), конференции "Психология аномальных различий" (Вильнюс, 1986), симпозиуме, посвященном 100-лотшо Д.II.Узнадзе (Тбилиси, 1986), конференции "Актуальные пробломн психологии мотивации" (Москва, 1987), заседании Научного Совета по комплексному изучению человека при президиуме АН СССР (Москва, 1987), конференции "Актуальные проблемы разработки пнженорно-физиологи-ческнх систем" (Суздаль, 1987), Всесоюзной конференции "Проблемы комплексного изучения человека" (Москва, 1988) и ряде других конференций и семинаров.

Практическое при м о пение материалы диссертации находят прежде всего в педагогической работе. Они •включены в программу курса "Общая психология" для государствен-

ных университетов, утвержденную Минвузом СССР в 1983 г. Материал ли использованы при чтении автором курса лекций по теме "Психология мотивации и эмоций" для студентов факультета психологии МГУ, курсоз лекций по общей психологии, прочитанных в разные годы на биологическом, философском, экономическом, юридическом факультетах ИГУ, спецкурсов, прочитанных в Вильнюсском, Ростовском н/Дону, Тартусюы, Харьковском государственных университетах, Институте повышения квалификации при АШ СССР, а также при составлении хрестоматии "Психология эмоций. Тексты" (М., 1984), широко используемой в учебном процесса. Выводы диссертации получили отражение в характеристиках ряда рассматриваемых в ней понятий, данных в Литовской советской энциклопедии, книгах "Психологический словарь" (М., 1983), "Краткий психологический словарь" (М., 1985), "Философский энциклопедический словарь" (М., 1989).

В более полном варианте текст диссертации изложен в двух монографиях автора: "Психологические механизмы биологической мотивации" (М., 1986) и "Психологические механизмы мотивации человека" СМ., 1990, в печати). Содержание диссертации отражено также в монографии "Психология эмоциональных явлений" (М., 1976) и в 29 других публикациях.

Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения. Список использованной литературы охватывает 540 работ, из них 252 на иностранном языке. Общий объем диссертации - 409страниц машинописного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

В первой главе "Мотивацаонные процессы в системе психического отражения" обсуждаются основные различения, понятия и проблемы психологии мотивации и в этом контексте уточняются цели и задачи исследования. В ее начало дан анализ феноменологических проявлений мотивации, из которого в качество главного сделан вывод о том, что она но сводима к ограниченному числу сложившихся и поочеродно актуализирующихся мотивов и обнаруживается скорео как сложное мотивакионное поло, определяющее поведо~ ние на основе взаимодействия в нем множества субъективно порежи-

ваемых оценок и побуждений. Феноменологический материал, в частности - данные о практике формирования мотивации человека (воспитания) , поддерживают тезис о всеобшей мотивациоиной значимости отражаемых явлений (С.Л.Рубинштейн). В множестве составляющих мотивационного поля можно различить и противопоставить образования, имеющие актуальное и потенциальное, а также непосредственное и опосредствованное мотивацнонное значение, однако с оговоркой, что граница между ними является относительной, допускающей переходы и промежуточные формы. Содержание ряда мотивационных образований шест собирательный характер и охватывает целое мно- . жество явлений, обладающих общим потребностно значимым свойством.

Поиск детерминант и конкретных психологических носителей мо-тивационного поля начат в работе с обсуждения вопроса об эволюционном развитии потребностей. Аргументируются представления, согласно которым одна из генеральных линий развития жизни состоит в развитии ее потребностей - не исходных нузд, которые задаются самой организацией жизни и являются значительно более постоянными, а именно потребностей, которые могут определяться как нужда, удовлетворение которых обеспечивается специальными механизмами их обнаружения ц устранения; механизмы, а не сама по себе нужда, составляют основу потребности, определяя ее тип и содержание. Однако данные о взакмосвязанности эволюционного развития и функционального обнаружения таких механизмов исключают отчетливое различение во взаимосвязанной их системе отдельных потребностей или других структурных единиц, таких как мотивы, драйвы и др. Расхождения мевду существующими классификациями потребностей объясняются произвольностью критерия, по которому мотивациошше механизмы объединяются в более или менее крупные системы, получающие названия отдельных потребностей.

Данные об эволюционном развитии механизмов мотивации свидетельствуют о возможном эпизодическом их участии в процессе удовлетворения нужд. Лаже физиологические механизмы часто полностью этот процесс не контролируют, так как отдельные ого звенья способны осуществляться на основе спонтанных физических взаимодействий организма и среды. Этот вывод подтверждается и еще более усиливается при постановке вопроса о психических механизмах удовлетворения потребностей: на уровне психического отражения этот процесс представлен еще более эпизодично н разрозненно - только

теми звеньями, которые требуют гибкого приспособления к изменчивой средо. Психический образ, на котором потребности открываются в виде частных побуждений, обычно не обнаруживающих между собой связанности и упорддочонности, выступает, в частности, как инстанция взаимодействия потребностей.

Вопрос о том, какими конкретными процессами мотивация представлена на уровне психического отражения, является центральным не только для психологии мотивации, так как от его решения зависит принципиальное понимание строения психического. В диссертации этот вопрос решается на основе традиций, противостояла позитивистским, под влиянием которых широкое распространение получил неоправданный отрыв мотивации от эмоциональной сферы отражения. 3 дальнейшем развитии представлений об эмоциях как о субъективной форме существования (проявления) мотивации обосновывается тезис, согласно которому в процессе субъективной актуализации потребностей и порождении ими конкретных мотивацнонньк побуждений выделяются две фазы. Если потребность актуализируется при отсутствии в окружении соответствующего ей предмета, формируется специфическое состояние гютиведионкой установки, означающее потенциальную готовность к возникновению эмоционального побуждения и активной реакции в случае его появления (при этом некоторые потребности субъективно отражаются в виде диффузного переживания неудовлетворенности, побуждающего поисковую активность) . Когда тшюй^ г^ецглот ползляется, к нему возникает эмоциональное отношением собственно открывает субъекту потребностнуы значимость объекта (в виде положительной или отрицательной оценки) и побуждает направить на него активность (в виде желания, влечения и т.п.).

Данное различение фаз в актуализации потребности получает подтверждение и дальнейшее развитие в контексте функциональной классификации эмоций, согласно которой но своему взаимоотношению и функциям в процессе удовлетворения потребностей эмоционалышо явлешш распадаются на два фундаментальных класса. К одному из них относятся ведущие эмоционалышо переживания, порождаемые специфическими механизмами потребностей и окашивающие в образо среда непосредственно отвечающие им предметы. Второй класс составляют ситуагившо (или производимо) эмоции, развивающиеся иэ ведущих и направленные на обстоятельства, так или иначе обуслоа-

ливаюцие удовлетворение потребностей. Признание того, что эмоции способны поровдать друг друга, подчеркиваемое данным классификационным различением, позволяет онтологизировать мотивационнуга установку в виде эмоционального переливания, содержащего потенциальную готовность развиться в другое переживание в случае изменения ситуации и появления нового предмета. Так, скука содержит установку на оживленный интерес к новому предмету, этот интерес содержит установку на недовольство в случае, если в его удовлетворении возникает препятствие и т.д. Во всех случаях установка указывает на готовность к эмоциональному восприятию предмета, которого нет; появление этого предмета означает переход установки в эмоцию.

В заключение первой главы на основе анализа и сопоставления различных направлений исследования мотивации обозначаются две основные линии ее развития. Возникновение субъективного побуждения к цели обычно означает начало сложного процесса ситуативного развития мотивации, в результате которого оценивается возможность и определяется способ достижения необходимого результата. Этот мотивациошшй процесс сопряжен с обследованием условий предстоящей деятельности и обеспечивается, в частности, взаимодействием возникающих при этом ситуативных мотивационных побуждений, направленных на значимые обстоятельства активности и формирующих промежуточные цели. Октогенотическоо развитие мотивации имеет место в случае фиксации ситуативных мотивационных значений в опыте индивида, обеспечивающей возникновение новых устойчивых мотивационных отношений. Таким образом, ситуативное развитие мотивации представляет собой своего рода порвую фазу, вернее, необходимое, хотя и недостаточное условие ее онтогенетического развития, наступающего в случае фиксации ситуативных мотивационных отношений.

Положения, развивапциеся в первой главе диссертации на основе теоретического анализа проблем мотивации, получают дальнейшее уточнение и развитие при их приложении к фактическим и, в частности, экспериментальным данным в двух последующих главах, рассматривающих более конкретные процессы и механизмы мотивации.

Во второй главе "Процессы и механизмы биологической мотивации" рассматриваются данные о мотивации поведения животных, накопленные, главным образом, в этологии, учении о высшей нервной деятельности и бихевиоризме. Анализ этих данных с учетом регулятивного значения психики привел формулировке ряда положений, пересматривающих традиционные взгляды и систематизирующих проблематику. Центральное аз них утвервдает, что существуют две основные формы биологической мотивации, в том или- ином сочетании определяющие направленность поведения: филогенетически первичная инстинктивная мотивация и более совершенная онтогенетически развивающаяся мотивация.

Инстинктивная мотивация. На фона большого разнообразия трактовок, данных инстинкту в истории изучения основ поведения, с мотивационной стороны он может быть охарактеризован сравнительно определенно, а именно как механизм, обеспечивающий удовлет-воре1ше потребностей. Тот факт, что инстинкт редко упоминается в контексте проблем мотивации, можно объяснить только тенденцией связывать его с низшими формами рефлекторного поведегаш, не предполагающего регуляции на основе психического отражения и поэтому относимого к случаям грубомеханистической, а не целепрео-ледующей детерминации. Однако, исходя из представлений о регулятивном значении психики, инстинктивное поведение требует психической регуляции уже только потому, что совершается в изменчивой среде и должно учитывать специфические условия ситуации.

В разработке представлений об эволюционном развитии мотивации важно учитывать тот факт, что на ранних стадиях филогенеза возможность организма приспосабливаться к изменчивым условия.! среда на основе психического отражения была, естественно, весьма ограниченной и недостаточной доя регуляции сложных видов поведения. Противоречие между необходимостью осуществления сложного поведения и невозможностью поручить его регуляцию полностью механизмам гибкого приспособления получило в эволюции разрешение в разделении поведения на ряд сравнительно мелких звеньев, направленных на достижение отдельных промежуточных целей и лишь в совокупности обеспечивающих конечный приспособительный эффект. Следствием такого разрешения и является рнстини - эволюционно исходная форма мотивации, основная особенность которой состоит в детальной предусмотренное!и плана достижения необходимых благ и авто-

комном побуждении к совершению отдельных реализуют:« этот план действии. Не имея возможности оставить малоразвитой психике функцию организации поведения в целом, генетические программы в виде механизмов инстинкта осуществляют детализированную "пошаговую" его детерминацию и контроль. В свете сформулированного выше вывода о решающем значении механизмов в онтологическом обнаружении потребностей инстинкт может быть охарактеризовал как потребность, оснащенная генетически предопределенным способом ее удовлетворения.

Строгая регламентация способа поведения, направленного на преобразование среды, но могла осуществляться без учета ее свойств, вследствие чего важной опорой инстинктивного поведения является система ключевых раздражителей, которым механизм инстинкта как бы поручает функцию инициацш! и ориентировки поведения, предавая им на некоторое время мотивационноо значение. Поскольку раздражители, которым инстинкт передает функцию управления поведением, предопределены наследственностью, он неизбежно должен быть оснащен специальными механизмами их опознавания. Для обозначения состояния готовности этих механизмов к действию целесообразно использовать вышеобозначенноо понятие установки.

Характер ответа на ключовые раздражители инстинкт регламентирует двумя способами. Во-первых, кроме опознания стимула в качестве ключевого механизмы инстинкта способны задать некоторое необходимое его преобразование: из того факта, что поведение побуждает не сам по себе стимул, а некоторый модафпцировашшй ого образ, следует вывод о двучленном строении мотивациошшх раздражителей. Зто, пожалуй, самая таинственная особенность механизмов инстинкта, однако без ее признания продвижение в понимании ин- • стинктивной мотивации невозможно. Во-вторых, ответ на ключевой раздражитель может быть задан на нижележащих уровнях (по отношению к уровню преобразования этого раздражителя) построения действия (Н.А.Бериштейн). Этот второй способ регламентации действия не является обязательным в тех случаях, когда совершаемая активность использует универсальные механизм поведения, например ло-комоцию. Однако и в этих случаях задача субъекта, осуществляющего инстинктивное поведение, сводится к такой реализации действия, имеющего программу выполнения на нижележащих уровнях, которое приводит к необходимому преобразованию ключевого раздражи-

Наконец, ь организации целостного инстинктивного поведения из отдельных составляющих его звеньев-единиц наблюдается как полная подчипеносгь последовательности действий стимуляции, создаваемая одновреыонной актуализацией установок на ряд ключевых раздр&тдтелей (разветвляющийся инстинкт) -, так и жесткая связанность действий в генетически детерминированные цепи, обеспечиваемая специальными процесса!,и, изменяющими мотивационное значение раздражителей, в частности сменой установок (цепеобразшй инстинкт). Процесс, обеспечивающий такое изменение под влиянием совершения действия и(или) восприятия другого раздражителя, в диссертации обозначен мотиващтнпой перестройкой. Изменчивость мотивационного значения весьма характерна для уровня инстинктивной мотивацж л представляот собой один из о^новгшх способов, которым наследственность управляет поведением./

Ловеденчесшэ обнаружения инст:шкта но протизорочат общетеоретической трактовке эмоций как субъективной форме проявления мотивации. Тезис о тесной связи инстинкта и эмоций поддерживается феноменологией субъективного переживания тех элементов инстинктивной мотивации, которые сохранились у человека. Более того, существуют основшгая для утверздешщ о том, что эмоции, обеспечивая пристрастное восприятие ключезого раздражителя и задавая ха-рачтор ого необходимого преобразования, проявляются в качестве наиболее стойкого зломонта инстинктивной мотивации в процессе ее филогенетического развития.

Онтогенетически разэтджпатоя мотквапия. Возникновение в эволюции онтогенетически развивающейся мотивации обусловлено тем, что детерминация активности организма на основе жестких унаследованных программ'оправдывала себя только па ранних стадиях филогенеза и даяс создавала большие'преимущества благодаря тому, что позволяла развивать поведение, соодины! отдельные звенья инстинкта во все более ц более сложные последовательности, без эволюционных затрат па дальнейшее развитие психического отражения. Однако такое усложнение поведения, жестко нрзвязываод-эз его к скро-дэлошшм условиям среды, имеет свои пределы, достигнув ко-горых эволюция, совершенствовавшая использование аппарата ""ибкого приспособления, а по сам этот агшарг.т, оказалась в тулшзд.

Более д. сгрэосианоД- оказалась другая дгадо эзолзцвоккого

развития, в которой происходило совершенствование способности самостоятельного реиения субъектом все более и более сложных приспособительных задач. Для этого понадобилось, чтобы ого в качестве целей побуждали не только, наследственно предопределенные воздействия и предметы, но'также всевозможные условия и сигналы, сообщающие о предстоящем пэявлешш этих прэдштов, месте их нахождения, доступности и т.п., которые из-за своей изменчивости в принципе не могут задаваться в качестве безусловных целей генетически. Иначе говоря, понадобилась способность прижизненного выявления иотлвационного значения.предметов.

Данные о механизмах л процессах онтогенетического развития мотивации свидетельствуют о том, что в филогенезе они возникли как особые, предполагающие научение элементы инстинктивного поведения. В частности, это проявляется в том, что рассмотренные в диссертации на материале поведения насекомых процессы залечат— ленкя ориентиров инстинкта и традиционно понимаемый илщршшшг, . несмотря на существующие различия, обнаруживают между собой достаточно много общего и могут рассматриваться как проявления одной и той же эволюционной тенденции на двух разных уровнях филогенеза. Как объединяет, так и различает их" характер связи с процессами инстинктивной мотивации. С одной стороны, в обоих случаях эта связь остается довольно тесной: реакция на запечатляемые раздражители сохраняет инстинктивный характер, само запечатле-ние происходит при наследственно предусмотренных условиях (в определенные периоды жизни и под влиянием специальных "наводящих" на предмет ключевых раздражителей). Обобщенно можно сказать, что мотизационное научение происходит строго в том направлении (в то время, в той мере), в каком это предусмотрено инстинктом. С другой стороны, запечатление новых ориентиров на уровне насекомых остается жестко вплетешшм в цепи инстинктивного поведения, тогда как в примерах импринтинга у позвоночных оно имеет более автономный и, как следствие, менее жестко регламентированный характер, что проявляется в растянутости чувствительного периода, вариативности данных об обратимости импринтинга и др. Специфическая особенность процессов, обеспечивающих онтогенетическое раз-' витие мотивации в пределах инстинкта, состоит в том, что в их результате возникают новые безусловные мотивациошше отношения.

Основным механизмом, обеспечивающим онтогенетическое разви-

тио биологической мотивации, является механизм обусловливания (установлешм условных связей). При учета в проявлениях этого механизма роли психического отражения феномену обусловливания может быть дана новая именно психологическая интерпретация, основное содержание которой передается следующими утверждешшми.

Во-первых, в типичном случае установление условной связи является событием мотивациошшм; более конкретно оно представляет собой процесс, в результате которого раздражитель, не имевший мотивациснного (эмоционатьного) значения, приобретает его из-за своей связи с безусловным воздействием, мотивационное значение которого определено наследственностью. Это значит, что собственно обуслозлиэашш подвергается но только некоторая моторная или секреторная реакция организма, что является главным предметом физиологических и поведенческих исследований, но и субъективная эмоциональная реакция на безусловный раздражитель, которую, как и телесную, начинает вызывать новый (условный) раздражитель, бывший шгдиффорентны.!.

Во-вторцх, специфическое отллчиа обусловливания субъоктив-лшх отношений состоит в том, что условный раздражитель приобретает но то ко самое мотивацпонное значение, которое имеет безусловный. Так, раздражитель, сигнализирующий о болевом подкреплении,- выс-нвает страх, при неопределенных-условиях - тревогу, т.е. нечто, связанноэ с ожиданием боли,' но не саму боль.

В-третьих, процесс обусловливания зависит не только от подкрепления условных раздражителей, обнаруживав по отношению к ним некоторую избирательность; такая избирательность обеспечивается опосредующими обусловливание познавательными процессами, в отдельных случаях - специфической предрасположенностью.

Отдельные положения.психологии эмоций позволяют сделать вывод о том, что обусловливание мотквационных отношений происходит благодаря способности эмоционального переживания,вызываемого безусловным воздействием, с одной стороны, вызывать познавательные процосси, направленные на выявление причин и сигналов э'Лго воздействия, с другой - порождать новое эмоциональное отношение, которое, подчиняясь выявленным связям, "переключается" на новые объекты. Благодаря фиксации условного эмоционального отношения на новом объекте при повторном ого восприятии оно воспроизводится. Данная интерпретация делает психический образ цонтралыюЗ. ни-

станцией замыкания условной связи, поскольку изначально именно в нем эта связь замыкается: познавательные процессы ее выявляют,' эмоциональные - по ней "переключаются".

3 реальном поведении инстинктивная и онтогенетически развивающаяся мотивация обычно проявляются вместе и взаимодополняют друг друга. Характерен случай сохранения в мотивации поведения общей схемы инстинкта, совершенствованной элементами приобретенной мотивации в пределах отдельных его звеньев, а также случай, когда приобретенная мотивация подготавливает возможность совершения некоторого инстинктивного акта. Наблюдающееся в филогенезе увеличение удельного значения приобретенной мотивации означает не отмену, а дальнейшее развитие изначальных инстинктивных побуждений, совершенствование ервебба кх осуществления. В акте формирования новых мотивациощуях отношений инстинктивная (унаследованная) мотивация присутствует в качестве подкрепляющего (безусловного) фактора, что означает осуществление ей контроля за общим направлением онтогенетического развития мотивации. МДект означает своего рода возвращение к инстинктивной форме мотивации в случае, если более совершенные механизмы регуляции по той или пной причине оказываются неспособными обеспечить разрешение экстремальной ситуации. /Г

В дальнейшем тексте работы разработанные представления о биологической мотивации служат основой для определения ее- сходства и отличия от собственно человеческой мотивации.

Третью главу диссертации "Механизмы развития мотива- ' ции человека" начинает обзор выделяемых в литературе специфических признаков собственно человеческой мотивации. Их анализ показал, что для данного вопроса важное значение имеет дифференциация различных, аспектов мотивации, в частности - ее содержания и механизмов. В отличие от содержания, механизмы биологической ы социальной мотивации не обнаруживают того принципиальчого разрыва, который не позволял бы искать перехода от изначальных природных их форм к более сложным, формирующимся- по мере накопления. . ооциогешшх преобразований в человеческой психике.

Сравнение данных о проявлениях механизма мотивацдонногс обусловливания на разных уровнях психического отражения позволяет заключить, что в условиях человеческой психики он'"лишается относительной простоты, наблюдаемой, при установлении отдельной . условной связи у животных, и приобретает ряд качественно нобых! особенностей. Познавательное отражение человеком сложных взаимоотношений и зависимостей между предметами создает условия для мгновенного переключения мотивационного процесса, актуализированного безусловным воздействием, по всей многоступенчатой и разветвленной цепочке отражаемых связей (в том числе и семантических) на предполагаемые детерминанты этого воздействия." Это' говорит о том, что мотивациошшо обусловливание как "единица"-онтогенетического развития биологической мотиваций обнаруживаемся у человека не только в этом качестве, но и 'как одна' из основ развития собственно человеческих мотивациошшх отношений. Тем не менее, неявным остается вопрос о том, сводится ли специфика механизма, обеспечивающего формирование человеческой мотивации, только к упомянутым отличиям. ' ',-. .

. Для освещения этого вопроса в диссертации подвергнуты анализу различные формы реальней практики.воспитания. Ознакомление с ней показало, что формирование новых. 1лотивадионннх о1..ошенпй происходит, в частность; вследствие попыток связать воспитательным воздействием явления, к которым, эти отношения вырабатываются, с другши явленидти, такое отношение ужо вызывающими. Выделенный универсальный принцип воспитания,' согласно которому отдельное воспитательное воздействие в.своем строении необходимо содержит как предписывающую, так и аргументирующую-составляющую, был обозначен мотизациокным "опосредствованием.

Проведенное сравнение показало, что по своему происхождению мотпвадненное опосредствование-представляет собой мотивационное обусловливайте, только осуществляющееся в образе не реально отражаемой, а представляемой действительности, при отсутствии непосредственно эмоциогенных'событий, которые в случае целенаправленного воспитания замещаются продетавляемыш событиями. В целом возникновение мотщзоциотюго опосредствования соответствует общему принципу формирования высоли психических функций на основе натуральных (Л.С.ВыготскийУ.'-О'вЗаимасвязашюсти и преемственности выделенных "единиц" непосредственного и опосредствованного

развития мотивации говорит тот факт, что в реальной практике часто используются йереходные мезду ними формы воспитательных воздействий. В любом случае в основе таких "единиц" лежит.отдельный акт эмодьопального переключения, представляющий собой универсальный механизм развития мотивации, общий для биологического и социального ее уровней. Этот механизм и обеспечиваемое им ситуативное развитие эмоций обсуждаются в диссертации в качестве отдельного рассматриваемого вопроса.

В современной психологии эмоций феномен эмоционального переключения отражен явно недостаточно, к тому жо часто в неотчетливом, требующем реконструкции виде. Значительно больше внимания ему уделено в учениях авторов прошлого. В диссертации обсуждаются как современные, так и исторические взгляда, касающиеся этого феномена, в частности - учение Б.Спинозы, в котором эмоциональное переключение занимает положение одной из центральных закономерностей. Ознакомление с этим материалом 'позволяет заключить, что эмоциональное переключение является одной из главных "единиц" ситуативного развития эмоций - сложнейшего по организующим его механизмам, составу эмоций и выполняемым функциям процесса. В таком процессе эмоциональное переключение способно проявляться многократно и многоступенчато, так как оно задействовано в организации как универсальных, так а более специфических механизмов развития мотивации.

Рассмотрена история функционального различения ведущих н производных эмоций. Проекция этой идеи на данные о ситуативной динамике эмоций позволила выделить в организации мотивационной сферы характерные функциональные системы, состоящие из водущей эмоции и ряда сопровождающих оо мотивационных установок, каждая из которых способна при соответствующих условиях перерасти в реально переживаемую производную эмоцию. Такие мотивациошше системы различаются мерой универсальности и потробностной снециали-зированности. Разнообразие функций, выполшемых ситуативным эмоциональным процессом, и возможность их диффоренцировашюго описания показаны яа примере универсальной мотивационной системы, актуализируемой ситуацией успеха-неуспеха.

Выделены три случая совокупного проявления ситуативного эмоционального процесса по отношению к нроизвольпо регулируемой актшшооти. В первом из них этот процесс развивается исключите-

лыю или преимущественно под влиянием познавательной активности, во втором - отличается относительной автономностью от намерений субъекта и способностью формировать альтернативные побуждения, в третьем (случай аффекта) - доминированием над произвольной регуляцией деятельности и способностью навязать эмоциональноо разрешение ситуации. Поставлена проблема субъективных порежпзаний, отражающих меру реальности представляемого содер..<ания и являющихся важнейшей деторшшантой ситуативного развития эмоций.

Отдельному и разностороннему обсуждению в работе подвергнута проблема мотивапионной Фиксации, которая в специфическом аспекте, в виде вопроса о закреплении и сохранении следов значимых воздействий, фактически дублирует проблему онтогенетического развития мотивации. Ознакомление с исследованиями влияния эмоций на приобретение опыта и так называемой эмоциональной памяти показало сложность этих процессов, отсутствие возможности описать их законами и положениями, подобными том, которыми характеризуется приобретение познавательного опыта. В частности, отсутствует однозначная зависимость между интенсивностью эмоции и ее способностью фиксироваться в опыте. Так, в ряде случаев (например, при оскорблении, измене) можно наблюдать способность эмоции переключаться и закрепляться сразу и прочно; с другой стороны, эмоции, бурно и многократно переживаемые и выражаемые в семейной ссоре, могут быть на следующий день забыты, перечеркнуты самим человеком оценкой "погорячился".

Существуют естествегаше причиш различий в предрасположенности эмоций к следообразованию. Так, предвосхищающие эмоции при прочих равных условиях являются менео поучительными для извлечения опыта, чем констатирующие эмоции, вызываемые свершившимися событиями. Для будущего более важно сохранять следы не надежда, какой сильной и продолжительной она ни была бы, а, например, последовавшего за ней огорчения, констатировавшего ее нооправдан-ность и обучающего избеганию неверных ожиданий в сходных ситуациях. В диссертации рассмотрены представления о "глубине" эмоций - параметре, противопоставляемом их внешней выраженности и связанном с их способностью к фиксации*

Различная предрасположенность мотивационннх воздействий к фиксации отчетливо обнаруживается в области проявлений инстинкта. Нерешенность вопроса о проявлениях инстинкта у человека и

неподготовленность современной психологии к его решети) ко позволяют рассчитывать па то, что проблема участия механизмов икс-' тинкта в мотивационном развитии'человека получит.в ближайшее время надлежащее освещение. Б работе на материале развития взаимоотношений между матерью и младенцем,; а также полового задечат-ления сделана попытка показать, что постановка этой проблема законна, оправдана и о'эщаег-продвижение в поисках сил, определяющих поведение п развитие человека.. Представляется, что ни трактовка человека как исключительно социального существа, ни признание в нем природных начал в виде некоторого количества примитивных драйвов-- чтребностей не способны дать удовлетворительное объяснение той пестрой картине ого страстей и увлечений, слабостей и пороков, которая наблюдается в жизни. Предположение о сохраняющихся у человека механизмах инстинкта озкачаот признание изначальной сложности и разнообразия той природной пристрастности человека, которая являстся основой его дальнейшего развития в'процессе социализации и воспитания, ощзоделяет условия такого развития и сказывается, подчас неожиданные образом, на ого результатах.

С точки зрения пробломн мотивационпой фнксацшх обнаружение инстинктов у человека имеет двоякие последствия. Ео-первых, змо-.ции, возникающие в сферах проявления инстинкта в больаом количество и разнообразии, могут получить ситуативное развитие по типу обычного эмоционального переключения и оставить в результато этого развития соответствующие следы: так радости и огорчения ребенка могут сделать значками в глазах матери предметы, вызвавшие эти эмоции. Второй, болоо специфический способ мотивацион-яой фиксации связан с зыратапной незавершенностью человеческих инстинктов; необходимостью определенных условий для их содержательной "достройки". Речь идет о фиксациях по типу пглтпктпнгп. в Х^ззультате ксторлх задачатляемыо предметы приобретают нопосредст-венноа, функционально ::езави"слмоо шгазацлошюо значение.

Непосредственные, относительно независимые мстпвацпошшо от-нопенил способны формироваться та^же вследствие подражания и ле-жового в его основе эмоционального заражения. На всякое подразнило приводит к мотивациошгсму ргалстко; в этом плане различаются. пздраочке-повторение, обеспечивающее врешшгоз займов;:« ;и.хор<,ссл".'. ца&пхдоедого ясца и «роемо воощ'бизьедо.гла

ого действий, и собствошю ыотивационное подражание, в результате которого происходит изменение отношений индивида к явлениям мира.

Мохалпзм мотивациошюго подрадшшя явллотся сравшиельно простым: он предполагает небезразлично к эмоциональным отношениям других людей и готовность эти отношения заимствовать, разделять, заражаться ими безотносительно к собствешшм потребностям. Однако простота механизма эмоционального заражения не означает нп однообразия его проявлений в онтогенезе, т малой значимости мотивациошюго подражания в гдзни. Исследования конформизма евп-детсльствуют о существовании заметных индивидуальных различий между людьми по склонности разделять мнения и оценки окружающих л1щ. Данные о конформно:.: типе пс;копатоподо5пых отклонений (А.Е.Личко), а также о родствешюм мотивационному подражанию феномене внушения и внушаемости, говорят о конституциональной обусловленности такой склонности. Значение процессов подражания для развития мотивации человека в психологии, особенно в советской, недооценивается.

Анализ представлений о "высших", собственно человеческих формах возшшювешгя новых мотивациошшх отношений (А.Н.Леоптьев - "сдвиг мотта на цель", B.C. Магун - эмоциональноо "смощешю") показал, что в тех или шшх терминах и масштабах они констатируют переключение и фиксацию эмоций в условиях высших форм отражения, т.о. мотивациошюо опосредствовшше. К сожалению такая констатация практически нкчого не говорит об условиях, в силу которых происходит или не происходит мотивацигошая фиксация.

Любопытная и в полном смысле "высшая" разновидность мотива-ционной фиксации задействована в процессах выбора человеком целей при планировании своей будущей деятельности. Исследования данной проблемы в школе К.Ловина показали, что намеренно. принятое в отношении некоторой отсроченной цели, способно приобрести признаю! потребности ("квазппотребности"), существовать определенное время в ввдо "напряжения" структур1шх образований личности и сохранять мотивацяонноа значение цоли даже тогда, когда она поростает бить объективно необходимой. Разновидность .такой квази-потребностной мотивациошюй фиксации отличается высокой степенью своей подконтрольности субъекту, особым, динамичным и преходящим, характером закрепляющегося мотивациошюго значения, а также его

полевым, т.е. полипотребностным происхождением, в котором, конечно, некоторая потребность может играть доминирующую роль.

В диссертации дана расширенная трактовка представлений К.Левина, распространяющая их на процесс формирования дальних жизненных планов человека.. В основе такой трактовки намерений и квазипотребностей лежит допущение того, что представление человеком отдаленной жизненной перспективы психологически эквивалентно образу ближней перспективы (например, предстоящего дня) и что процесс принятия намерений в отношении будущего независимо от его удаленности имеет сходный состав и характер движущих сил и происходит принципиально тем же способом. В любом случае образ, на основе которого принимаются намерения, представляет собой сложное мотивациошое поле с множеством отражаемых ценностей, привлекательных и отталкивающих валентностей. Намерения возникают как итог активности субъекта, взвешивающей эти ценности и определяющей на основе познавательных процессов возможность и оправданность их достижения.

Представление о существовании квазипотребностей и намерений любой продолжительности позволяет сделать несколько выводов, уточняющих особенности человеческой мотивации. Во-первых, из него следует, что наряду с выделяемым в литературе феноменом "сдвига мотива на цель" для человека весьма характерны процессы, которые могут бить по аналогии обозначены как "сдвиг мотивации на цель", что означает переключение на цель значения целой системы мотттвирукицих факторов. Речт> идет о случаях, когда намерение • принимается на основе осмышления целостной жизненной ситуации, например, при выборе профессии.

Во-вторых, данное представление создает возможность уточнить понятия потребности и мотива. Формирование квазппотребнос-ти, обеспечивающей сохраняющееся стремлоше к достижению жизненной цели, собственно и представляет собой случай возникновения "высшей", или социои'шой, потребности. Действительно, в отличие от базовых, природно присущих человеку потребностей, онтогенетическое развитие которых состоит в своего рода экспансии в "образе мира" и охвате все более опосредствованного предметного содержания, квазшютребцости как итог сопоставления множества идущих от базовых потребностей побуждений и когнитивной оценки возможности их реализации имею\ исключительно онтогенетическое про-

исхоздение. В отношении к базовым потребностям они шлею™ производный, субъектно санкционированный, поливалентный характер. Намерения, принимав шо в результате поиска способов оптимального удовлетворения базовых потребностей, наиболее соответствуют традиционному значению понятия мотива.

В-третьих, специфика квазшотребностной фиксации состоит в том, что "сдвиг", или, ворнее, концентрация, фокусировка мотивации на некотором мотиве, даде'очонь важном, можот иметь внесенный характер. Это значит, что сильнейшая поглощенность человека некоторым делом ничего но говорит о том, как долго и в каком виде она сохранится в будущем, поскольку это сохранение определяется но закономерностями эмоциональной памяти, а особенностями принятого намерения. Человек, твердо решивший ждать ответа от колеблющейся невесты не больио года, том заранее и гтро1гвольно намечает срок изменения своих мотивациошшх отношений.

В-четвертых, производность возшцсающпх высших потребностей от целостной жизненной ситуации позволяет уточнить продставлешго о "функциональной автономности" мотивов человека, которая является относительной и но означает их полной автономности, так как генетическая связь с породившей их мотивацией обычно сохраняется. Человек, со всей отдачей и поглощенностью строящий дом, не остается в этом состоянии, осли изменившаяся ситуация делает дом для него больше но нужннм.

Главу завершает обсуждение механизма мотивацпошюй сумма-ШШ. вследствие действия которого практически каздое отноиошга или поступок человека является полшотивиро: шншл, определяемым множеством онтогенетических и ситуативных мотивационнг- взаимодействий. Рассмотрешшй материал показал большое разнообразие видов и форм полпмот:далии, а также явно недостаточный учет этого явления в концепциях мотивации. Последнее обусловлено том, что данные о полимотивацип имеют описательный характер и но опираются на представления об осуществляющих ¡к мехеттпзмах ютива-цаонной суммации.

В работе показано, что для раскрытия механизмов полимотива-цци наибольший интерес представляет 'трехмерная концепция чувств В.Вундта. Взаимодействующие чувства, возводимые в этой концепции в ранг одной из главных особенностей, более того - целого пласта психического, в котором находит чувственный отклик всякий

акт познавательного отражения, представляют собой правдоподоб- ' ную Основу для осуществления мотивационной суммации. Уточнение природы таких чувств и закономерностей их взаимодействия можно обозначить как важнейшую перспективу развития психологии мотивации, как ее будущее, в котором проблема механизмов мотивации сможет быть освещена с большей определенностью, чем это возможно в настоящее время.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итоги диссертационного исследования могут бить .интегрированы в следующую систему представлений о мотивации.

Проведенный анализ психологических шхашзмов развития мотивации позволяет обозначить нсточшки всеобщей мотивационной значимости отражаемых явлений, обнаруживающейся в феноменологических данных. Первый источник - это сохраняющиеся в организации базовых потребностей человека механизмн инстинкта. Инстинкт в первоначальном вида представляет собой форму биологической мотивации, обеспечивающую пристрастное восприятие целого комплекса ключевых воздействий, каждое из которых способно побудить индивида к определенному действию. Признанием того, что в организации потребностей человека сохраняются механизмы инстинкта, автоматически утверждается существование целого множостга предметов и воздействий, так или иначе опосредствующих удовлетворение потреб^с-с-тсй, к мотивационному восприятию которых он является наследственно предрасположенным.

Второй источник - это постоянно происходящее ситуативное и онтогенетическое развитие мотивации человека, в результате которого предметы и воздействии!, ужо имеющие мотивациопноо значение, передают такое значение практически всему, что с ними связано, вплоть до случайно сопутствующих мотивационному воздействию обстоятельств. "Единицей" ситуативного развития мотивации является отдельный акт эмоционального пореключекия. лежащий в основе, в частности, мотивационного обусловливания. В тех случаях, когда переключающаяся на новый предает эмоция йиксируотся. обеспечивая ого' эмоциональное восприятие независимо от события,

послужившего основой переключения, - происходит онтогенетическое развитие мотивации.

Специфика эмоционального переключения в психике человека состой? в том, что оно:

- приобретает возможность происходить в плано представлений, т.е. выходит за пределы непосредствешю воспринимаемой ситуации, что весьма расширяет зону проявления эмоционального переключения, делая ее практически неограниченной;

- происходит в условиях и на основе сложнейшей системы отражаемых в человеческом "образе мира" связей, поэтому способно совершаться сразу (без повторения мотивационного воздействия) в многих направлениях, на разных уровнях обобщения, многоступенчато;

- усложняется из-за вероятностного характера представляемых, в частности - предвидимых в будущем событий, что создает возможность ослабления переключающихся мотивационных отношений в зависимости от меры реальности прэдставляомого содерлашш.

В свете того внушительного масштаба, с которым множество первичных мотивационных отпошений перокшочается на связанные с ними обстоятельства, становящиеся в случае мотивационной фиксации основаниями для дальнейших переключений, - тезис о всеобщей мотивационной значимости отражаемых явлений становится вполне правдоподобным.

Поскольку одни и те же предает могут тлеть то или иное отношение к целому множеству потребностей и сложившихся мотивационных отношений человека, их мотивационное значение как правило является комплексным, лолипотребностным, а вызываемая ими активность - полимотивированной. Уникальность, неповторимость таких поливалентных, в частности амбивалентных, мотивационных отношений затрудняет их систематизацию, вынуждая обращаться к теоретическим различениям, сложным образом сочетащимся в реальных мотивационных образованиях. Так, заметное и, казалось бы, естественное различие мезду непосредственным и опосредствованным, иначе - независимым и производным мотивациошшм значением, которое обнаруживает, например, безусловный и условный раздражители, в случае человеческой психики существенно усложняется из-за способности онтогенетически производного мотивационного отношения стать "функционально автономным", т.е. как бы оторваться от поро-

дившего его мотивационного основания и приобрести признаки независимости. Однако такая автономизация может оказаться временной, как, например, в случае поглощенности человека достижением цели, требующей интенсивной и продолжительной отдачи. Фактически между непосредственными и опосредствованными мотивационными значениями существует несколько, причем различных переходных форм, так или иначе сочетающих признаки обоих ввдов значения.

В подобном смысле относительно различение также устойчивых и временных, конкретных и обобщенных мотивационных отношений, обозначающее скорее крайние точки их распределения по указываемым признакам.

Что касается непосредственно значимых мотивационных отношений, то анализ процесса мотивационной фиксации позволил обозначить два случая их возникновения на основе природных механизмов:

- случай онтогенетической "достройки" инстинктивных отношений путем импринтингоподобной фиксации;

- формирование новых мотивационных отношений на,,основе эмоционального заражения (мотивационного подражания).

Дальнейшее развитие абсолютных (с указанными выше оговорками) мотивациошшх значений происходит на основе обычного фиксирующегося эмоционального переключения (мотивационного опосредствования) при условии приобретения сформировавшимся новым мотива-ционным отношением функциональной автономности.

^отквапионное поле. Тезис о всеобщей мотивационной значимости отражаемых явлений определяет специфическое представление о реальном ситуативном (и субъективном) обнаружении человеческой мотивации. Из него следует, что человек в каждый момент находится под влиянием целой системы актуализированных мотивациошшх отношений и побуждений, составляющих вследствие взаимодействия своего рода мотивационное поле, которое динамично и гибко определяет как достигаемые им цели, так и многочисленные шансы способа их достижения, например, решительность, эмоциональность, вежливость, продуманность действий и т.п.

Данное представление соответствует тому, как моигвационная диншяжа изображалась в концепции К.Левина, согласно которой поведение является функцией целостного "жизненного пространства", охватывающего как индивида и ого потребности, так и окружение. Однако для приближения этой концепции к традиционным понятиям и

взглядам <эе целесообразно переинтерпретйровать, онтологнзируя "жизненное пространство" и рассматривая его как субъективно переживаемый образ действительности.

Характор и динамика возникающих пристрастных отношений зависит от потребностой, их организации и актуализации. Однако это не единственный фактор. Актуализироваться потребности могут двумя способами: эвдогонно, благодаря спонтанному обострению, и экзогенно, вследствие воздействия ситуации. Посредством ситуативной актуализации мотивационное поле человока способно подвергаться влияшш со стороны других людей, что появляется в феномене сложного взаимодействия между полями людой, находящихся в тех или иных отношениях. Появление рядом взрослого означает для детей не только возникновение в мотпвационном поле "объекта", наделенного выраженной валентностью, но и изменено мотивацион-ного значения многих других явлений: торяют привлекательность шалости и т.п. Воздействовать на мотивацлошюе поло человека можно пытаться и при помощи специально применяемых воздействий и средств, например, значимой символики, ритуальных обрядов, музыки. Иногда внеинио воздействия могут означать требование к безоговорочной смене мотивации; примером может служить сигнал тревоги для военнослужащего.

Из-за всевозможных влияний, взаимодействия с полям: других людей, а также оказываемых на чоловека воспитательных воздействий его мотивационное поле оказывается включенным в создаваемую социальной системой тотальную мотивациопную атмосфору.

Мот;шац:юннш системы. Уже потребности животных не обнаруживают четкой дифференциации, переплетаясь своими механизмами и проявлешшыи в поведении. Том более это свойственно потребностям человока, функционирующим в условиях значительно более интегрированного психического отражения. Данное обстоятельство делает целесообразным выделение в организации мотивационной сферы более дробных "единиц", из которых составляются сложные функциональные образования, в частности - потребности.

В качество такой функциональной "едайщи" можно обозначить мотивационные системы, обеспечивающие ситуативное развитие моти-ващш путом специфической взаимосвязанных эмоциональных переключений. В типичном.случае мотив гщионную систему, составляет своего рода "ядро" - некоторое основное (ведущее) мотивационное отноие-

Ц1Д, из которого при определенных обстоятельствах способен раз-' виться ряд ситуативных, эмоций, как бы уточняющих ведущее отношение применительно к конкретным условиям ситуации. Отношение к ребенку не ист: рпываегся монотонной нежностью и любовью, а содержит готовность сопереживать его огорчения", радоваться успехам к развитию, испытывать тревогу, если он находится вблизи опасного места, и др. Благодаря мотивационным системам мотивация является в психический образ не в виде директивных стратегических отношений, а как нечто развивающееся в зависимости от условий в частные побуждения тактического порядка.

Мотпвациошше сиатеш различаются мерой универсальности. Нардду со сравнительно специализированными системами, соответствующими отдельным потребностям, существуют такие, которые способны проявляться при удовлетворении любой потребности. Универсальность мотивационных систем, их переплетенное обнаружение в различных видах деятельности являются одной из причин, затрудняющих четкую дифференциацию потребностей. Ыотивационное образование, традиционно называемое потребностью, как правило, охватывает некоторое сочетание мотивационных систем, проявляющихся з специфических видах деятельности.

Особого выделения заслуживает вопрос о происхождении мотива-циошшх систем. Б отдельных случаях они складываются б результате фиксации ситуативных эмоций и приобретения их предметами относительной функциональной автономности. Однако многие мотивацпон-}ше системы имею природные предпосылки и связаны, как представляется, с сохраняющимися в организации потребностей человека механизмами инстинкта..При уточнении задействованности этих механизмов в организации мотивационных систем важно учитывать следующие моменты:

- как к все в индивидуальном организме они являются продуктом прижизненного развертывания генетических программ и зависят от условий, при которых происходит такое развертыванио; исследования Г.Ф.Харлоу показали, например,_ что материнский уход является необходима условием для полноценного развития у обезьян важнейших' инстинктов) обеспечивающих размножение;

- 'они могут содержать звенья, предполагающие онтогенетические запечатлевания стимульного содержания;

- они складываются и проявляются в условиях целенаправлен-

кого формирования у человека мотивационных отношений к объектам инстинктивных тенденций, которое может как совпадать с эти.га тенденцпяш, так и противостоять им; в проявлениях у ^зловека полового инстинкта содержатся наиболее яркио свидетельства как способности сил, воспитывающих человека, сдерживать, вытеснять его, так и неспособности сделать это полностью.

Эти обстоятельства, исключающие однообразие в обнаружении инстинктов у человека, требуют представления о них скорее как о тенденциях к определенному развитию мотивации, влияющих на мо-тивационное поле и поведение только совместно и во взаимодействии с другими источниками и составляющими мотивации человека.

Мотивы личности. Важнейший фактор, определяющий мотивацию человека, особешю на завершающем этапе ое развития - познавательная активность субъекта по осмыслению жизни и преследуемых в ной цолей. Создаваемая вокруг человека тотальная мотивацион-ная атмосфера непосредственно влияет на развитие потребностей .разве только в первые периоды жизни; впоследствии ее воздействия анализируются и взвешиваются активным, постепенно вооружающимся интеллектом и опытом субъектом, способным противостоять одним влияниям к предпочитать, искать другие. Основное направление активности субъекта по лиши мотиЕацконного самоопределения состоит в интеграции, внутреннем согласовании мотивационной сферы, устранении в ней противоречий, а также проверке возможности и целесообразности формирующихся жизненных целей. Только прошедшие такую проверку и санкционированные субъектом мотивационные образования становятся подлинны!,га, активно достигаемыми мотивами личности.

Санкционированные субъектом мотивы автоматически побудительного преимущества перед другими составляющими мотивации не получают; в ней обычно сохраняются основания для искушений, пороков, слабостей, подчиненности чужой воле или случайным обстоятельствам. Тем не монее о'ш выделяются среди других мотивационных образований как нечто, предпочитаемое и произвольно поддерживаемое субъектом. Значительную часть ого волевой активности составляют именно старания изменить соотношение сил в мотивационном поле в пользу санкционированной мотивации. •

Ряд особенностей мотивов объясняется их особым происхождением, связанным с полевым обнаружением мотивации в образе буду-

щей жизни человека. Сложившиеся потребности окашивают всевозможные условия, объекты и цели той части "образа мира", которая содержит представления о будущем, образуя особое мотивационное поле жизненной перспективы со своими притягательными и отталкивающими акцентами, валентностями, барьерами, противоречиями. Подобно тому, как поведение в некоторый момент определяется взаимодействием составляющих мотивационного шля. в образе настоящего, так и пианы человека на будущее определяются взаимодействием таких же составляющих в поле жизненной перспективы, конечно при активном участии субъекта, пытающегося по мере возможности все предввдеть, взвесить, учость. Способ, программа и конкретные цели жизни, которые оцениваются им как оптимально удовлетворяющие потребности и в отношении которых принимается намерение к достижению - это и есть система мотивов личности. Таинственный эффект приобретения целью в результате принятия намерения особого статуса, связанного с формированием в мотивациошюй сфоре напоминающей о себе "напряженной системы", объясняется, возможно, переключением на цель специфической эго-мотивации.

Из такого представления о происхождении мотивов следует, что они имеют полипогребностный характер. Являясь функцией целостного ыотизационного поля: мотивы формируются под влиянием целого ряда взаимодействующих и уже изначально переплетенных потребностей, хотя могут отличаться преимущественным вкладом в этот процосс некоторой из них.

Санкционироваьность^личностных мотивов может иметь условный характер, связывая жизненные цели с теш или иными обстоятельствами, неясными в данный момент (если удастся убедить коллег, получить помощь и т.п.). Такого рода условные мотивы составляют часть потенциальной мотивации - важнейшей характеристики ыотива-ционной сферы, определяющей варианты жизни человека при изменении ее условий. В широком смысле к потенциальной мотивации относятся практически все составляющие мотивационного поля, так как при специфическом стечении обстоятельств они могут побудить поступки человека шш повлиять на них.

Проведенный лонок механизмов развития мотивации высветил рад проблем, нерешенность которых обусловлена малой изученностью ^еночена суогакпшюго переживания. Однако рассчитывать на скорое продвнжаг.иа в понимании этого феномена, к сожалению, не при-

ходится из-за игнорирования в современной психологии под влиянием позитивизма субъективной реальности - самого, пожалуй, ноле-пого научного заблуждения XX века.

Основное содержание диссертации отважено в следующих публц-

1. К теоретической постановке проблемы стросси // Материалы Вильнюсской конференции психологов Прибалтики. Вильнюс, 1972.

2. Некоторые теоретические зодросы изучения стресса // Научная сессия, посвящонная Дню радио и Дню связиста. М., 1972

(в соавт. с 0.В.Овчинниковой).

3. Целепобудительная функция эмоций // Психологические исследования. Вып.4. 1.1.: Изд-во Моск. ун-та, 1973.

4. Функциональные характеристики эмоций // Психолого-педа-гогическпе вопрос;/ обучошм и воспитания учащихся и студентов. Душанбе: "Дсшш", 1973.

5. Психологический анализ эмоциональных явлений. Сообщ.1. Эмоциональные переживания в структуре мотив ациошшх процессов // Новые исследования з психологии. № 2(8), 1973.

6. Психологический анализ эмоц;юнашшх явлений. Сообщ.2. Эмоциональная структура личнсчти // Новые исследования в психологии. .15 1(9), 1974.

7. Психологический анализ эмовдоаалышх явлоний. СооОщЗ. Эмоции услоха-нвуспех-з // Новые исследована в психолопга.

й 2(10), 1974.

8. Психологический анализ эмоциональных явлений. Сообщ.4. Об эмоциональном способе разрешения ситуаций // Новыо исслодова-1шя в психологии. й 1(12), 1975.

9. Структура эмоционального яллопил // Психика человека в эдинство теории и практики. Тарту, 1975.

10. Психолог.л эмоциональное явлений. У.: Яэд-во Моск. ун-та, 1976.

11. Дилалгпка эмоций и мотивация доягеданэсти // Личность и деятельность. Тозиси доклъ^ов к У З^ссчсзкему съезду психологов СССР. Ы., 1977.

12. Эксперимент и теория в психологии эмоций. Вступительная' статья // Я.Ройковский. Экспериментальная психология эмоций. М.: "Прогресс", 1979.

13. Эмоции и ситуативное развитие мотивации // Тезисы докладов Всесоюзной конференции "Развитие эргономики в системе дизайна". Боржоми, 1979.

14. Чувства. Hei шксть. Тревога. Желание. Настроение. Гнев. Психика. Симпатия. Надезда // Литовская советская энциклопедия. Тт. 5, 8-10, 12. Вильнюс: "Мокслас", 1979-1984 (на литовок, яз.).

15. Теория деятельности и проблемы мотивации // А.Н.Леонтьев и современная психология. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983.

16. Аффекты. Чувства. Эмоции // Психологический словарь. U.: "Педагогика", 1SS3.

17. О психологических функциях состояния тревоги // Категории, принципы и методы психологии. Психические процессы. Ч.З. 11., 1983 (в соавт. с В.М.Астаповым).

18. Основные проблемы психологической теории эмоций // Психология эмоций. Тексты. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984.

19. Аффекты. Надезда. Настроение. Ненависть. Симпатия. Страх. Страсть. Тревога. Чувства. Эмоции // Краткий психологический словарь. М.: Политиздат, 1985; изд. на чешек, яз. - Прага, 1987; изд. на англ. яз. - М.: "Прогресс", 1387.

20. Психология потребностей: шаги к реальности // Вопросы психологии. № 2. 1985.

21. О развитии мотивационной сферы личности // Психолого-педагогические проблемы мотивации учебной и трудовой деятельности. Новосибирск, 1985.

22. Обусловливание мотивационных отношений // Вестник Моск. ун-та. Сер.14. Психология, й 4. 1985.

23. Психологические механизмы биологической мотивации. М., Изд-во Моск. ун-^а, 1986.

24. Взаимодействие эмоций как фактор регуляции деятельности // Эмоциональная регуляция учебной и трудовой деятельности. Одесса, 1986.

25. Специфика процессов ыогивацаонного обусловливания в психике человека // Вестник Моск. ун-та. Сер.14. Психология.

ü г, 1988.

26. Об объекте психологии мотивации человека П Мотивацион-иая регуляция деятельности и поведения человека. М., 1988.

27. Мотивациочное опосредствование как универсальный принцип воспитания // Вестник Моск. ун-та. Сер.14. Психология. К? 2. 1989. - I

; 28. Перспективы развития психологии эмоций // Тенденции развития психологической науки. М.: "Наука", 1989.

29. Эмоции // Философский энциклопедический словарь. М.: "Советская энциклопедия", 1989 /в соавт. с А.Н.Леонтьавым/.

30. Феномен воспитания П Человек в системе наук. М.: "Наука", 1989.

31. Психологические механизмы мотивации человека. М.: Изд-во Моск. ^гн-та, 1990 /в печати/. . _ . .... __________. ___

32. АкЬиа1пе ргоЫещу роуо)ю1ов1огпе;) Ъвог11 етог}1 // Ргае-51цй рвуоЬо1ов1огпу. НЛ. Т.25« 19ВО.