Автореферат диссертации по теме "Психологические и сомато-вегетативные характеристики у сотрудников МВД, выполняющих боевые задачи в особых условиях"

На правах рукописи

БЕЗЧАСНЫЙ Константин Васильевич

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И СОМАТО-ВЕГЕТАТИВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ У СОТРУДНИКОВ МВД, ВЫПОЛНЯЮЩИХ БОЕВЫЕ ЗАДАЧИ В ОСОБЫХ

УСЛОВИЯХ

19.00.04 — медицинская психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Санкт-Петербург 2005

Работа выполнена в Центре психологической диагностики ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской Области и в Государственном учреждении «Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации»

Научный руководитель: кандидат медицинских наук

по специальности «медицинская психология», ведущий научный сотрудник Чехлатый Евгений Иванович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Решетников Михаил Михайлович доктор медицинских наук, профессор Александров Артур Александрович

Ведущая организация: Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова.

Защита диссертации состоится 31 марта 2005 г. в 13.00 часов

на заседании специализированного совета Д 208.093.01 по защите докторских диссертаций при Санкт-Петербургском научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева (192019, Санкт-Петербург, ул. Бехтерева, д. 3).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке инстшута.

Автореферат разослан 28 февраля 2005 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор медицинских наук, профессор

Тупицын Юрий Яковлевич

¿¿с? 6 ~ У

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. В последнее время в России наблюдается рост пограничных нервно-психических заболеваний и психосоматических расстройств (Кар-васарский Б. Д., 1990; Казаковцев Б. А., 1996; Чуркин А. А., 1997). Поэтому одной из наиболее важных задач современной психиатрии и медицинской психологии является выявление факторов риска и изучение закономерностей развития данной патологии. Особую группу риска по развитию нервно-психических заболеваний и психосоматических расстройств, составляют лица, чья служебная деятельность проходит в особых (экстремальных) условиях (Семке В. Я., Положий Б. С., 1990; Александровский Ю. А., 1993; Александров А. А., 1997; Решетников М. М., 2004, и др.). В настоящее время правоохранительная деятельность относится к числу профессий «повышенного риска», что объясняется одним из самых высоких уровней профессионального стресса. Научные исследования последних лет, посвященные изучению психического здоровья сотрудников силовых ведомств (Новиков В. С., 1995; Леонтьев О. В., 2000; Глумова И. В., 2005), свидетельствуют о недостаточной разработанности этой проблемы.

Как показал предварительный анализ по подразделениям ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, значительным физическим и эмоциональным нагрузкам подвергаются сотрудники милиции, выполняющие служебно-боевые задачи в особых условиях, в частности в зоне Северо-Кавказского региона. Неоднократные служебные командировки продолжительностью до 6-12 месяцев; специфические условия службы (суточная работа, контрольно-пропускной режим, охрана правительственных зданий, участие в спецоперациях, неопределенность оперативной обстановки); незнание национальной культуры и традиций, которое сказывается на отношениях с местным населением; разлука с семьей и родными; непривычные климатические условия; жилищно-бытовая неустроенность; неорганизованность досуга и отдыха. Это является причиной хронической психотравматизации и приводит к истощению компенсаторных психофизиологических механизмов организма, влияет на адаптационные возможности сотрудников милиции, что создает предпосылки для возникновения психосоматических расстройств. Возникающая т сниже-

нием уровня работоспособности, стрессоустойчивости, истощаемостью психических процессов. Как результат, возникают межличностные конфликты в профессиональных коллективах, в семьях сотрудников милиции. Часто дезадаптации принимают характер аддиктивного и девиантного поведения, вплоть до криминальных форм. Несмотря на актуальность данной проблемы, в подразделениях ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области лечебно-реабилитационные, психопрофилактические мероприятия и медико-псйхолошческие подходы к данной категории сотрудников разработаны недостаточно и не соответствуют возможностям современной медицины.

Цель исследования. Общей целью работы являлось изучение состояния и динамики психологических и психосоматических характеристик у сотрудников МВД в ходе выполнения служебно-боевых задач в особых условиях, а также разработка стандарта реабилитационного кабинета (центра).

Задачи исследования:

1. Обследование сотрудников милиции, с помощью программно-аппаратного комплекса с целью изучения психофизиологических ресурсов организма (с оценкой показателей АД, ЧСС и вариабельности сердечного ритма и их динамики в ходе выполнения служебно-боевых задач в особых условиях).

2. Изучение астении и тревоги и их динамики у сотрудников МВД в ходе выполнения боевых задач.

3. Определение личностных характеристик — типа поведенческой активности и уровня алекситимии — как возможных факторов риска развития психосоматических расстройств у сотрудников МВД.

4. Изучение стратегий копинг-поведения и их динамики у сотрудников МВД.

5. Выявление зависимости психологических и психосоматических характеристик от социально-демографических и служебно-профессиональных характеристик сотрудников МВД.

6. Разработка стандарта реабилитационного кабинета (центра) для проведения лсчсбно-реабшштациошшх и психопрофилактических мероприятий у личного состава подразделений ГУВД.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту.

1. При экспериментально-психологическом исследовании психического состояния, психологических и психосоматических характеристик, а также уровня физиологических нарушений у сотрудников МВД возможпы расстройства, которые обусловлены сложными условиями выполнения служебной деятельности.

2. Существует зависимость психологических и психосоматических характеристик у сотрудников милиции от социально-демографических и служебно-профессионалышх их характеристик.

3. Для поведенческих и когнитивных копинг-стратегий у сотрудников МВД в ходе выполнения боевых задач характерна определенная динамика преодоления стрессовых ситуаций.

4. Разработка стандарта реабилитационного кабинета (центра): научно-организационных основ и уровней его деятельности; штатов; основных направлений работы; бригадной формы организации медико-психологической и социально-психологической помощи.

Научная новизна. Впервые было проведено исследование уровня основных психических состояний, психологических и психосоматических характеристик, а также обозначены преобладающие виды копинг-поведения у сотрудников МВД в ходе служебной деятельности. Показано, что выявленные нарушения влияют на психофизиологическую адаптацию и полноценное социальное функционирование, а у вы-деленпых групп риска, в конечном итоге, могут быть патогенным фактором в развитии нервно-психических и психосоматических расстройств.

Впервые выявлена и показана взаимосвязь психологических и психосоматических характеристик с социально-демографическими и служебно-профессиональными особенностями испытуемых.

В ходе работы был разработан стандарт реабилитационного кабинета (центра) для сотрудников МВД, нуждающихся в лечебно-реабилитационных мероприятиях.

Практическая значимость работы. Исследование позволило установить, что основными нарушениями у сотрудников МВД являются снижение уровня вегетативной и центральной регуляции и функциональных возможностей организма.

Полученные данные позволят оптимизировать сроки замены личного состава сводных отрядов милиции, выполняющих служебно-боевые задачи и обосновать своевременное проведение лечебно-коррекционных и психопрофилактических мероприятий с сотрудниками МВД.

С учетом полученных результатов был разработан стандарт реабилитационного кабинета (центра) для проведения лечебно-реабилитационных и профилактических программ, который был предложен к внедрению в систему лечебных учреждений ГУВД с обязательным участием в них клинических психологов и социальных работников.

Представленные в диссертации материалы и выводы могут быть использованы в практической работе психиатрами, психотерапевтами, клиническими психологами, а шкже для преподавания в медицинских и психологических учебных заведениях и в системе последипломного образования врачей и психологов.

Апробация работы и реализация полученных результатов. По теме диссертации опубликовано 3 научные работы, список которых приведен в конце автореферата. Материалы диссертации были обсуждены на Межвузовской научно-практической конференции (Санкт-Петербургский институт повышения квалификации работников УИС Минюста России, 30-31. 01. 2003 г.), а также на III съезде Российской Психотерапевтической Ассоциации и научно-практической конференции (г. Курск, 20-23.10.2003 г.). Полученные данные используются в экспертно-диагностической и психопрофилактической работе Центра психологической диагностики, являющеюся структурным подразделением медицинского управления тыла ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Структура и объём диссертации. Диссертация изложена страницах

машинописного текста и состоит из введения, 4 глав, заключения, выводов, списка использованной литературы и приложений. Список литературы содержит ^^источников, из них ^^отечественных и ¡/^ зарубежных. Работа иллюстрирована ■^^таблицами. Приложения включают в себя таблицы и описание использовавшейся методики.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследования. Настоящее исследование проводилось в Центре психологической диагностики ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а методическая работа и статистическая обработка материалов в отделении неврозов и психотерапии Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева. В ходе работы в период с октября 2003 г. по май 2004 г. исследовались сотрудники подразделений ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, выполнявшие служебные задачи по восстановлению и поддержанию конституционного порядка на территории некоторых регионов Российской Федерации.

Критериями включения в группу обследования являлись: 1) добровольное согласие, 2) отсутствие в анамнезе и по медицинской документации сведений о ранениях, черепно-мозговых травмах, калечащих увечьях, повреждениях, заболеваниях опорно-двигательного аппарата и внутренних органов, в том числе и психосоматических расстройств. Объектом исследования в диссертационной работе были 120 сотрудников подразделений ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, распределенные на 6 групп:

1) по возрасту — до 30 лег и старше 30 лет;

2) по семейному положению — семейные и неженатые;

3) по образовательному уровню — высшее и средне-специальное образование;

4) по стажу службы в МВД — менее 5 лет и свыше 5 лет;

5) по званию — офицерский и сержантско-рядовой состав;

6) по количеству служебных командировок — первичная и повторная. Для исследования были отобраны мужчины, являющиеся жителями г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В возрасте до 30 лет — 56 человек (46,7 %). старше 30 лет — 64 человека (53, 3 %); семейный статус: имели семью — 64 человека (53, 3 %), неженатые — 56 человек (46, 7 %); образование: высшее — 31 человек (25, 8 %), средне-специальное — 89 человек (74,2 %); стаж службы в МВД: менее 5 лет -41 сотрудник милиции (34, 2 %), более 5 лет — 79 человек (65, 8 %); звание: офицеры — 44 человека (36, 7 %), сержантский и рядовой состав — 76 человек (63, 3 %); опыт участия в служебных командировках: первичная командировка — 31 человек (25, 8 %), повторная - 89 человек (74,2 %).

При анализе социально-демографических и служебно-профессиональных характеристик выяснилось следующее:

в возрасте до 30 лет: семейных — 20 человек (16, 7 %), неженатых — 36 человека (30 %); с высшим образованием — 7 человек (5,8 %), со средне-специальным — 49 человек (40,8 %); прослуживших менее 5 лет — 37 человек (30,8 %), стаж службы свыше 5 лет имели 19 человек (15,8 %); офицеры — 14 человек (11,7 %), сержантский и рядовой состав — 42 человека (35 %); первая командировка была у 18 человек (15 %), повторная — у 38 человек (31,7 %);

в возрасте старше 30 лет: семейных 44 человека (36,7 %), неженатых — 20 человек (16,7 %); с высшим образованием — 24 человека (20 %), со средне-специальным — 40 (33,3 %); прослуживших менее 5 лет — 4 человека (3,3 %), свыше 5 лет — 60 человек (50 %); офицеры — 30 человек (25 %), сержантский и рядовой состав — 34 человека (28,3 %); в первый раз направлялись в командировку — 13 человек (10,8 %), повторная командировка была у 51 человека (42,5 %);

высшее образование: семейных — 16 человек (13,3 %), неженатых — 15 человек (12,5 %); со стажем службы менее 5 лет — 7 человек (5,8 %), свыше 5 лет — 24 человека (20 %);

средне-специальное образование • семейных — 48 человек (40 %), неженатых — 41 человек (34,2 %); со стажем службы менее 5 лет — 34 человека (28,3 %), свыше 5 лет — 55 человек (45,8 %);

лица офицерского состава: семейных — 22 человека (18,3 %), неженатых — 22 человека (18,3 %); высшее образование имели 28 человек (23, 3 %), средне-специальное — 16 человек (13,3 %); прослуживших менее 5 лет — 12 человек (10 %), свыше 5 лет — 32 человека (26,7 %); в первый раз уезжали в командировку — 19 человек (15,8 %), повторной командировка была для 25 человек (20,8 %);

лица сержантского и рядового состава: семейных — 42 человека (35 %), неженатых — 34 человека (28,3 %); высшее образование имели 3 человека (2,5 %), средне- специальное — 73 человека (60,8 %); имели стаж службы менее 5 лет — 29 человек (24,2 %), свыше 5 лет 47 человек (39,2 %); в первый раз уезжали в командировку — 12 человек (10 %), повторной служебная командировка была для 64 человек (53,3%);

первая командировка: семейных — 12 человек (10 %), неженатых — 19 человек (15,8 %); с высшим образованием — 15 человек (12,5 %), со средне-специальным — 16 человек (13,3 %); лица, со стажем службы менее 5 лет — 17 человек (14,2 %), свыше 5 лет — 14 человек (11,7 %);

повторная командировка: семейных — 52 человека (43,3 %), неженатых — 37 человек (30,8 %); с высшим образованием — 16 человек (13,3 %), со средне-специальным — 73 человека (60,8 %); лица, со стажем службы менее 5 лет — 24 человека (20 %), свыше 5 лет стаж службы имели 65 человек (54,2 %).

Исследование психологических и психосоматических характеристик у сотрудников МВД и их динамики в ходе выполнения служебно-боевых задач потребовало использования следующих методик:

1. Телеметрическая система мониторинга здоровья в норме и патологии (программно-аппаратный комплекс).

2. Методика «Таблицы Горбова» (Ф.Д. Горбов, 1964).

3. Методика «16-факторный личностный опросник» (Я. В. СаПеИ, 1970).

4. Методика «Тип поведенческой активности» (ТПА).

5. Методика «Торонтская алекситимическая шкала» (TAS).

6. Методика «Изучение копинг-поведения (механизмов совладания)» (Е. Haim,

При определении уровня психофизиологического состояния организма с оценкой показателей сердечно-сосудистой системы, вегетативной и центральной регуляции и их отклонений от нормы, использовался программно-аппаратный комплекс «Динамика-100». Для оценки уровня астении и тревоги до и после командировки применялись методики «Таблицы Горбова» и «16-факторный личностный опросник» соответственно. Для оценки психологических и психосоматических характеристик использовались методики «Тип поведенческой активности» и «Торонтская алекситимическая шкала». Для изучения копинг-поведения — опросник E.Haim.

Обследование с помощью указанных методик проводилось дважды — до и после служебной командировки.

Все полученные данные подвергались математико-статистическому анализу и обработке на ПК (SPSS-11,5; MEBISTAT).

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

1. Динамика показателей вариабельности сердечного ритма, определяемых с помощью программно-аппаратного комплекса «ДИНАМИКА — 100» у различных групп сотрудников МВД.

В ходе исследования проводилась оценка частоты сердечных сокращений (ЧСС), показателей вариабельности сердечного ритма (ВСР), которая включала в себя: измерение и анализ динамических рядов кардиоинтервалов и оценку результатов анализа ВСР. Анализ ВСР основан на измерении длительностей R-R интервалов ЭКГ и на формировании динамического ряда значений, которые отображаются в виде ритмограммы. Изменения ВСР характеризуют степень напряжения регуляторных механизмов при стрессорных воздействиях, либо отражают связь наблюдаемых изменений с тонусом различных отделов вегетативной нервной системы, состоянием сосу-

дистого центра и высших вегетативных центров. В работе подвергались оценке 4 показателя вариабельности сердечного ритма: индекс вегетативного равновесия (ИВР, норма=35-145); вегетативный показатель ритма (ВПР, норма=0,25-0,6); показатель адекватности процессов регуляции (ПАПР, норма= 15-50) и индекс напряженности (ИН, норма=10-100).

При сравнении уровня артериального давления у различных групп сотрудников МВД до и после командировки статистически достоверных различий не установлено.

Динамика показателей ЧСС у различных групп сотрудников МВД.

При сравнении ЧСС у различных групп сотрудников МВД до и после командировки были выявлены следующие различия:

— у лиц старше 30 лет достоверно возросло ЧСС (р<0,01);

— у неженатых возросло ЧСС (р<0,01);

— у лиц с высшим образованием снизилось ЧСС (р<0,01).

Динамика показателей ИВР у различных групп сотрудников МВД.

При сравнении индекса вегетативной регуляции (ИВР) у различных групп сотрудников МВД до и после командировки были выявлены следующие различия:

— у лиц сержантско-рядового состава ИВР возрос (р<0,01);

— у лиц без опыта служебных командировок ИВР возрос (р<0,01).

Динамит показателей ВПР у различных групп сотрудников МВД.

При сравнении вегетативного показателя регуляции (ВПР) у различных групп сотрудников МВД до и после командировки были выявлены следующие различия:

— у офицерского состава ВПР уменьшился (р<0,01);

— у лиц, не имеющих опыта участия в командировках, ВПР снизился (р<0,01);

— у лиц, имеющих опыт командировок, ВПР возрос (р<0,01).

Динамика показателей ПАПР у различных групп сотрудников МВД.

При сравнении показателя активности парасимпатической регуляции (ПАПР) у различных групп сотрудников МВД до и после командировки были выявлены следующие различия:

— у лиц со стажем службы менее 5 лет ПАПР возрос (р<0,01).

Динамика показателей ИНу различных групп сотрудников МВД.

При сравнении индекса напряженности (ИН) у различных групп сотрудников МВД до и после командировки были выявлены следующие различия:

— у лиц со стажем службы менее 5 лет ИН уменьшился (р<0,01);

— у лиц со стажем службы более 5 лет ИН уменьшился (р<0,01).

В целом, полученные результаты свидетельствуют о повышении физиологических параметров у неженатых сотрудников МВД в возрасте старше 30 лет, имеющих высшее образование, находящихся в офицерском звании, прослуживших в МВД менее 5 лет и имеющих опыт служебных командировок (р<0,01). Возможно, это связано с тем, что здесь речь идет, как правило, о руководителях подразделений, на которых возложена ответственность за личный состав, уровень активности и психоэмоциональных нагрузок у них выше по сравнению с другими сотрудниками. Исследования, проведенные в этом аспекте, позволят расширить возможности выбора методов психотерапии и психопрофилактики для коррекции физиологических нарушений и межличностных отношений, а также сократят сроки восстановления профессиональной работоспособности.

2 Динамика уровня астении у различных групп сотрудников МВД.

С помощью методики «Таблицы Горбова» проводилась оценка истощаемости, утомляемости и эффективности в процессе деятельности. Экспериментальное исследование этих показателей является важным для диагностики астенических состояний.

Уровень астении после служебной командировки был выше у лиц старше 30 лет, неженатых, со средне-специальным образованием, находящихся в сержантско-рядовом звании, со стажем службы более 5 лет и имеющих опыт служебных командировок.

Отмечена выраженная тенденция повышения астении после командировки в следующих группах:

— в возрасте до 30 лет — 56 человек (5,01 ± 0,73);

— у неженатых — 56 человек (7,71 ± 2,27);

— у лиц, имеющих средне-специальное образование — 89 человек (6,52 ±

— у лиц со стажем службы более 5 лет — 79 человек (6,0 ± 0,97).

Можно предположить, что отсутствие семьи, невысокий образовательный уровень и продолжительный стаж службы способствуют повышению психической исто-щаемости. Одновременно выделилось несколько групп, в которых установлена тенденция снижения уровня астении после командировки:

— лица, имеющие высшее образование — 31 человек (4,64 ± 0,34);

— лица офицерского состава — 44 человека (4,61 ± 0,29);

— лица со стажем службы менее 5 лет — 41 человек (4,53 ±0,31).

Возможно, это обусловлено тем, что образованные и опытные сотрудники без

профессиональной деформации, психически более уравновешены, легче приспосабливаются к экстремальным ситуациям, лучше переносят напряженный ритм служебной деятельности и связанные с этим психофизиологические пагрузки. Лица офицерского состава к тому же несут персональную ответственность за личный состав подразделений, что накладывает отпечаток на методы и подходы в командовании, а опыт участия в служебных командировках позволяет более эффективно выполнять свои профессиональные обязанности.

3 Динамика уровня тревоги у различных групп сотрудников МВД.

При обследовании были получены следующие показатели уровня тревоги:

— у сотрудников старше 30 лет уровень тревоги выше после командировки (5,74±0,93);

— у неженатых сотрудников МВД уровень тревоги выше после командировки (5,33+ 0,27) по сравнению с семейными (6,71 ±0,97);

— у сотрудников МВД с высшим образованием уровень тревоги выше после командировки (8,03 ± 2,06) по сравнению с лицами, имеющими средне-специальное образование;

— у сотрудников милиции со стажем службы менее 5 лет уровень тревоги после командировки выше (7,63 ± 1,59), а у лиц, имеющих стаж службы более 5 лет, отмечена тенденция к снижению тревоги после командировки (5,93 ± 0,54);

— у сотрудников МВД с опытом и без опыта служебных командировок после выполнения служебно-боевых задач в особых условиях наблюдалась тенденция к повышению уровня тревоги (4,93± 0,45 и 5,70 ± 0,50 соответственно).

Установлена тенденция увеличения уровня тревоги после выполнения боевых задач у следующих групп сотрудников МВД:

— у лиц с высшим образованием — 31 человек (8,03 ± 2,06);

— у лиц со стажем службы менее 5 лет — 41 человек (7,63 ± 1,59);

— у лип офицерского состава — 44 человека (6,56 ± 0,33);

— у неженатых — 56 человек (5,85 ±0,89);

— у лиц старше 30 лет — 64 человека (5,74±0,93).

Это можно объяснить невысокой профессиональной опытностью сотрудников с небольшим стажем службы и боязнью совершить ошибки, подвести сослуживцев при выполнении боевых задач. Тревожность у лиц с высшим образованием можно объяснить повышенной ответственностью за личный состав подразделений.

В то же время выявилось несколько групп сотрудников МВД, у которых наметилась тенденция к снижению уровня тревоги после выполнения служебно-боевых задач:

— у лиц со стажем службы более 5 лет 79 человек (5,93 + 0,54);

— у лиц со средне-специальным образованием — 89 человек (5,88 ±0,52);

— у семейных — 64 человека (5,35 ± 0,25).

Полученные данные можно интерпретировать следующим образом: семейный статус, продолжительный опыт службы и невысокий образовательный уровень приводят к снижению уровня тревоги, что, возможно, связано с ограниченной ответственностью этих лиц в ходе выполнения служебных задач. Лица же офицерского состава, неженатые, с высшим образованием и небольшим стажем службы, плохо адап-

тированные к условиям командировки, несущие персональную ответственность за личный состав подразделений, имели высокий уровень тревоги.

Целесообразно привлекать в ходе профессионального психологического отбора в командировки в качестве консультанта клинического психолога, который помогал бы выявлять лиц с пограничными нервно-психическими нарушениями, для исключения неэффективной деятельности таких сотрудников МВД при выполнении боевых задач в особых условиях.

4. Показатели поведенческой активности по методике «Тип поведенческой активности» у различных групп сотрудников МВД.

В результате определения типа поведенческой активности тип А был установлен у 5 человек, они не подвергались сравнению, но сам по себе этот факт можно объяснить тем, что лица с данным поведенческим типом не удерживаются в подразделениях системы МВД, либо их служебная деятельность не предполагает участия в выполнении боевых задач в особых условиях.

Тип «АБ». При анализе полученных данных установлено следующее: количество лиц в возрасте до 30 лет и старше было практически одинаковым — 30 человек (25%) и 33 человека (27,5%) соответственно; количество семейных и неженатых тоже было практически одинаковым — 31 человек (25,8%) и 32 человека (26,7%); незначительно различие в количество лиц офицерского и сержантско-рядового состава — 28 человек (23,3%) и 35 человек (29,2%); со средне-специальным образованием — 45 человек (37,5%), с высшим образованием — 18 человек (15%); стаж более 5 лет имел 41 человек (34,1%), менее 5 лет — 22 человека (18,3%); с опытом командировок — 46 человек (38,3%), без опыта —17 человек (14,2%).

Лица типа АБ не выявляют склонности к доминированию, хотя в сложных ситуациях и обстоятельствах берут на себя роль лидера, для них характерна эмоциональная стабильность и предсказуемость в поведении, относительная устойчивость к стрессам, хорошая приспособляемость к различным видам деятельности и в различных условиях. Поэтому при профессиональном отборе для выполнения служебно-

боевых задач командование подразделений отдает предпочтение этому контингенту лиц.

Тип «Б1». Были получены следующие результаты: в возрасте до 30 лет — 23 (19,2 %) человека, старше 30 лет — 29 человек (24,2 %); семейные — 31 человек (25,8%), неженатые — 21 человек (17,5 %); с высшим образованием — 11 человек (9,2 %), со средне-специальным — 41 человек (34,1 %); со стажем службы менее 5 лет было 16 человек (13,4 %), более 5 лет — 36 человек (30 %); офицерское звание имели 14 человек (11,7 %), в звании сержантско-рядового состава было 38 человек (31,7 %); впервые в командировку уезжали 13 человек (10,8 %), повторной она была для 39 человек (32,5 %).

Для лиц, у которых диагностируется определенная тенденция к поведенческой активности типа «Б1», характерны: рациональность, неторопливость в делах, умение сочетать интенсивную работу с отдыхом, расслаблением, естественная смена деятельности, когда этого требуют обстоятельства, обдумывание поручений и заданий сочетается с тщательным и ответственным их выполнением. Внешняя сдержанность в поведении сочетается с выдержкой и невозмутимостью при неудачах, устойчивость к действию стрессоров, внутренняя эмоциональная стабильность, сдержанность в проявлении аффектов и чувств по отношению к окружающим, нежелание спорить, но в то же время твердость в отстаивании своей точки зрения, отсутствие внешних проявлений неуверенности в своих силах и возможностях. Поэтому, при профессиональном отборе для выполнения служебно-боевых задач, командование подразделений также отдает предпочтение этому контингенту лиц.

В целом, полученные данные свидетельствуют о том, что для отбора сотрудников в служебные командировки такие показатели, как возраст, семейное положение и звание имеют относительно меньшее значение, чем образовательный уровень, продолжительность службы в МВД и опыт выполнения боевых задач в особых условиях. При профессиональном отборе для участия в служебных командировках, командование подразделений ГУВД отдает предпочтение лицам с поведенческой активностью типов «АБ» и «Б 1», так как для них характерны — естественная смена деятельности,

когда этого требуют обстоятельства, обдумывание поручений и заданий в сочетании с тщательным и ответственным их выполнением, сдержанность в поведении, выдержка и невозмутимость при неудачах, устойчивость к длительному действию стрессоров, внутренняя эмоциональная стабильность, сдержанность в проявлении аффектов по отношению к окружающим. Все эти качества делают их незаменимыми при выполнении поставленных задач в особых (экстремальных) условиях.

б Показатели алекситимии по методике «Торонтская алекситимическая шкала» у различных групп сотрудников МВД.

Лица с алекситимичным типом составили — 22 человека (18,3 %). Из них: в возрасте до 30 лет — 10 человек (8,4%), старше 30 лет — 12 человек (10 %); семейные

— 12 человек (10 %), неженатые — 10 человек (8,4%); лица с высшим образованием

— 2 человека (1,6%), со средне-специальным — 20 человек (16,7%); офицерский состав — 2 человека (1,7%), сержантско-рядовой состав — 20 человек (16,7%); имели стаж службы до 5 лет — 5 человек (4,2%), более 5 лет — 17 человек (14,3%); первая командировка — 3 человека (2,5%), имели опыт командировок — 19 человек (16 %).

Это может говорить о том, что лица сержантско-рядового состава, как правило, имеющие средне-специальное образование и работающие в системе МВД достаточно продолжительное время, обладая невысоким уровнем образования и словесной культуры, выбирают служебную командировку как одну из форм самовыражения и самореализации, и из их же числа составляются группы для выполнения боевых задач.

Неалекситимичный тип имели 98 человек (81,7 %), из них: в возрасте до 30 лет

— 46 человек (38,5%), сгарше 30 лет — 52 человека (43,5%); семейные — 52 человека (43,5%), неженатые — 46 человек (38,5%); с высшим образованием — 29 человек (24,2%), со средне-специальным — 69 человек (57,5%); имели офицерское звание — 42 человека (35 %), в звании сержантско-рядового состава находилось 56 человек (47%); не имели опыта выполнения боевых задач 28 человек (23,3%), имели этот опыт

— 70 человек (58,4%).

Эти данные позволяют предположить, что невысокий образовательный уровень и опыт участия в служебных командировках у сотрудников не сопровождается за-

труднением или неспособностью точно описать собственные эмоциональные переживания и понять чувства другого человека, трудностями определения различий между чувствами и телесными ощущениями, фиксацией на внешних событиях в ущерб внутренним переживаниям.

7. Динамика копинг-стратегий по методике Э. Хайма у различных групп сотрудников МВД.

При сравнении копинг-стратегий у исследованных сотрудников МВД были получены следующие результаты:

— в поведенческих копинг-стратегиях у сотрудников МВД после возвращения из командировки по сравнению с данными до командировки достоверно возрастают относительно-адаптивные варианты (р<0,05) за счет «отвлечения», но несколько снижаются адаптивные варианты (р<0,05) за счет «сотрудничества»;

— в когнитивных копинг-стратегиях уменьшается число относительно-адаптивных копинг-стратегий (р<0,05) за счет «установки собственной ценности»;

— в эмоциональных копинг-стратегиях достоверно возросло число относительно-адаптивных вариантов (р<0,05) за счет «пассивной кооперации», но несколько снижается число адаптивных вариантов (р<0,05) за счет «оптимизма».

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что после выполнения боевых задач сотрудники МВД в поведенческих копинг-стратегиях отдают предпочтение относительно-адаптивным вариантам поведения, что позволяет им наиболее полно восстановиться после командировки и более эффективно справляться с социальными трудностями. Результаты исследования когнитивных копинг-стратегий у сотрудников МВД мохуг свидетельствовать о том, что они отдавали предпочтение адаптивным вариантам, так как это позволяло им эффективнее переработать ситуацию командировки, активнее приспособиться не только физиологически, по и психологически к новым условиям социального функционирования, связанной с этим перестройкой жизненных планов и некоторой переоценкой ценностей. Анализируя изменения эмоциональных копинг-стратегий у сотрудников МВД после командировки, можно предположить, что выбирая относительно-адаптивные варианты, они тем са-

мым становятся более эмоциональными, что позволяет им легче приспосабливаться к социально-служебным нормам.

Следовательно, по результатам всего исследования можно представить психологический портрет сотрудника МВД, с благоприятным прогнозом (старше 30 лет, семейный, имеющий средне-специальное образование, состоящий в звании сержант-ско-рядового состава, со стажем службы более 5 лет, имеющий опыт служебных командировок) и неблагоприятным прогнозом (до 30 лет, неженатый, с высшим образованием, офицер, стаж службы менее 5 лет, без опыта выполнения служебно-боевых задач) профессиональной деятельности в ходе выполнения боевых задач в особых условиях.

С учетом полученных данных предлагается создать в лечебно-профилактаческих и санаторно-курортных учреждениях ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области реабилитационные кабинеты (центры) для сотрудников милиции, выполняющих боевые задачи в особых условиях.

Реабилитационный кабинет (центр) — это лечебно-профилактическое учреждение специализированного типа, подчиняющееся непосредственно Медицинскому управлению тыла ГУВД и предназначенное для проведения системы мероприятий по охране психического здоровья, профилактике пограничных психических и психосоматических расстройств, а также состояний социально-психологической дезадаптации у сотрудников МВД.

Для реализации программы охраны психического здоровья сотрудников МВД разработана система лечебно-профилактических и реабилитационных мероприятий, построенная на следующих научно-организационных принципах:

1) Создание сети реабилитационных кабинетов (центров), подчиняющихся Медицинскому управлению тыла ГУВД.

2) Создание уровневой системы охраны психического здоровья, в качестве которой могут выступать:

1-й уровень. Реабилитационный кабинет в лечебно-профилактическом учреждении.

2-й уровень. Реабилитационное отделение в учреждении санаторно-курортного обслуживания.

3-й уровень. Специализированный центр психического здоровья с внедренными реабилитационными и психопрофилактическими программами.

3) Бригадная форма организации психотерапевтической и психокоррекционной помощи с включением в бригаду следующих специалистов: врачей психиатра и психотерапевта, клинического (медицинского) психолога, специалиста по социальной работе, юриста.

4) Проведение всех мероприятий с учетом концепции интегративной психотерапии и модели «психотерапевтического поля», представляющих собой определенное соотношение основных и факультативных методов психотерапии и реабилитационных мероприятий, а также сочетание симптомо-, личностно- и социо-ориентированных подходов. С учетом динамики роста пограничной психической патологии и психосоматических расстройств, состояний хронического стресса и социально-психологических дезадаптаций рекомендуется:

— создание реабилитационных кабинетов из расчета 1 кабинет на 3 тыс. сотрудников милиции;

— создание одного реабилитационного комплекса (отделения, центра) в учреждениях санаторно-курортного обслуживания ГУВД (из расчета на 600 мест).

Реабилитационный кабинет разворачивается на площади 68-95 кв. м. Оборудуется он в соответствии с требованиями к психотерапевтическому кабинету (Приказ МЗ РФ № 294 от 30.10.95 г.) с указанным перечнем материально-технического оснащения, медицинского и специального оборудования, а также диагностических методик. При организации реабилитационного комплекса в учреждении санаторно-курортного обслуживания к указанным должностям добавляются должности врача-психотерапевта (до 2-3-х должностей), клинического (медицинского) психолога (до 23-х должностей), врача функциональной диагностики (1 должность), социального работника (до 2-х должностей). Должности иного персонала: медицинская сестра — соответствуют количеству работающих врачей; помощники психолога — по 0,5 долж-

ности на каждую должность психолога; социальные работники — соответствуют количеству должностей специалистов по социальной работе. С учетом сложившейся практики определяются контингенты, обслуживаемые в реабилитационном кабинете (центре), по отношению к которым проводятся необходимые консультативно-диагностические, лечебно-реабилитационные, психопрофилактические и психогигиенические мероприятия при нарушениях адаптации, стрессовых и посттравматических стрессовых расстройствах, при пограничных психических и психосоматических заболеваниях. В реабилитационном кабинете (центре) проводится лечение и реабилитация больных с нервно-психическими заболеваниями в стадии ремиссии, а также с другой психической патологией, в патогенезе которой существенную роль играют психосоциальные и стрессовые факторы.

Деятельность реабилитационного кабинета (центра) осуществляется по четырем основным направлениям:

— консультативно-диагностическое;

— лечебное;

— реабилитационное;

— психопрофилактическое.

Консультативно-диагностическое направление работы Реабилитационный кабинет (центр) для реализации своих задач организует диагностическую работу для раннего выявления групп риска психосоматических заболеваний среди сотрудников милиции. К таким мероприятиям относятся скрининговые социально-психологические исследования в подразделениях МВД. Целью проведения таких исследований является раннее выявление психосоматических нарушений, состояний дезадаптации, а также межличностных конфликтов в профессиональных коллективах.

Скрининговые исследования проводятся по плану работы реабилитационного кабинета (центра) и включают в себя методики, позволяющие выделить следующие группы риска:

1) группа с повышенной профессиональной физической нагрузкой;

2) группа с состоянием социально-психологической дезадаптации;

3) донозологические формы пограничных психических расстройств;

4) социально-психологические конфликты в профессиональных коллективах.

Социально-психологические конфликты в служебно-профессиональных коллективах выявляются на основании результатов служебно-профессиональной деятельности (информация руководителей).

Профилактические мероприятия реабилитационного кабинета (центра) проводятся по отношению к выделенным группам риска. Они включаются в специальную систему психопрофилактики, которая проводится индивидуально с учетом психофизиологического состояния, личностных особенностей, условий службы и интенсивности профессионального стресса. Предпочтение отдается групповым формам работы, которые позволяют потенцировать терапевтическое действие проводимых мероприятий, создавать дополнительную мотивацию к участию в них работников учреждения. Психопрофилакшческие мероприятия проводятся в реабилитационном кабинете (центре) но плану, разработанному врачом-психотерапевтом с участием медицинского психолога и специалиста по социальной работе.

Терапевтические мероприятия реабилитационного кабинета (центра) проводятся с сотрудниками милиции, обратившимися самостоятельно за консультативной или лечебной помощью и только по индивидуальному плану. План лечения составляется врачом-психотерапевтом с учетом психического состояния пациента. В индивидуальную программу лечения включаются симптомо-, личностно- и социо-ориентированные воздействия. Планирование психотерапевтической работы строится с учетом уровневой системы оказания лечебной помощи. Программа включает в себя психотерапию, которая осуществляется в рамках реабилитационного кабинета, кабинета учреждения санаторно-курортного обслуживания, специализированного центра психического здоровья. При необходимости проводится освидетельствование и специализированная экспертиза степени годности к дальнейшей службе. Для этого привлекаются специалисты соответствующих учреждений здравоохранения.

Реабилитационные мероприятия в основном проводятся в учреждениях санаторно-курортного обслуживания и включены в общую программу реабилитации со-

трудников милиции, принимавших участие в выполнении боевых задач в особых условиях. Отбор и направление на реабилитацию осуществляются реабилитационным кабинетом (центром). В реабилитационные программы включены психотерапевтические и социально-психологические мероприятия, направленные на повышение уровня психической адаптации. Разработанный стандарт реабилитационного кабинета (центра) предложен к внедрению в систему лечебных учреждений ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, оказывающих помощь личному составу подразделений, который выполняет боевые задачи в особых условиях.

1. При экспериментально-психологическом исследовании психических состояний (астении, тревоги) и уровней психофизиологических нарушений у сотрудников МВД до и после служебной командировки выявлены повышенная психическая исто-щаемость, утомляемость, сниженная работоспособность, высокая тревожность, которые определяются трудными условиями выполнения профессионально-служебной деятельности в особых условиях.

2. Установлена зависимость изучавшихся показателей у сотрудников милиции от их социально-психологических и служебно-профессиональньтх характеристик.

3. Преобладающими у сотрудников МВД, направляемых на выполнение специальных заданий в особых условиях, являются тип поведенческой активности «АБ», неалекситимичный личностный вариант; эти данные требуют учета при планировании и проведении профилактических и реабилитационных мероприятий.

4. Наиболее существенная динамика в преодолении стрессовых ситуаций у сотрудников МВД в ходе несения службы обнаруживалась в поведенческих и когнитивных копинг-стратегиях. Достоверное уменьшение поведенческих адаптивных и когнитивных относительно-адаптивных копинг-стратегий свидетельствовало о начале формирования механизмов дезадаптации при проведении контртеррористических операций.

5. При формировании сводных отрядов милиции с учетом психического и психофизиологического состояний, а также выявленных личностных характеристик, целесообразно привлекать сотрудников МВД в возрасте старше 30 лет, семейных, находящихся в сержантско-рядовом звании, и имеющих опыт выполнения боевых задач в особых условиях.

6. Разработан и предложен к внедрению в систему лечебно-профилактических учреждений ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской Области стандарт реабилитационного кабинета (центра).

7. На этапе формирования сводных отрядов милиции в качестве консультантов необходимо участие медицинских психологов для выявления лиц с неблагоприятным прогнозом профессиональной деятельности в условиях служебной командировки, а также применять в реабилитационном кабинете (центре) профилактические и реабилитационные мероприятия.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Безчасный К.В. Личностно-ориентированный подход в профилактике психосоматических расстройств у сотрудников МВД // Психосоциальные проблемы психотерапии, коррекционной педагогики, специальной психологии. — Курск, 2003. — С. 24-27.

2. Безчасный К.В. Профилактика нервно-психических расстройств у сотрудников МВД, выполняющих служебно-боевые задачи в особых условиях, как основа сохранения психического здоровья // Порядок и условия исполнения наказаний не связанных с изоляцией от общества / Межвузовская научно-практическая конференция-Санкт-Петербургский институт повышения квалификации работников УИС Минюста России. — СПб., 2003. — С. 116-120.

3. Безчасный К.В. Психотерапия с точки зрения реабилитации наркозависимых // Биопсихосоциальная парадигма медицины и ее влияние на психотерапевтическую науку и практику. — СПб., 2004. — С. 11-15.

Для заметок

Для заметок

Подписано в печать 24.02.2005. Формат 60x84/16. Отпечатано с готового орипшал-макета в типографии СПб НИПНИ им. В.М.Бехтерева.

Печать ризографическая. Заказ № 48. Тираж 100 экз.

Типография СПб НИПНИ им. В.М.Бехтерева. 192019, Санкт-Петербург, ул. Бехтерева, д.З, тел. 265-20-80

РНБ Русский фонд

2006-4 18307

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат медицинских наук , Безчасный, Константин Васильевич, 2005 год

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

Глава 2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ.

Глава 3. РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.

Глава 4. РАЗРАБОТКА СТАНДАРТА РЕАБИЛИТАЦИОННОГО КАБИНЕТА (ЦЕНТРА) ДЛЯ СОТРУДНИКОВ МВД, ВЫПОЛНЯЮЩИХ БОЕВЫЕ ЗАДАЧИ В ОСОБЫХ УСЛОВИЯХ.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологические и сомато-вегетативные характеристики у сотрудников МВД, выполняющих боевые задачи в особых условиях"

Актуальность проблемы. В последнее время в России наблюдается рост пограничных нервно-психических заболеваний и психосоматических расстройств (Кар-васарский Б. Д., 1990; Казаковцев Б. А., 1996; Чуркин А. А., 1997). Поэтому одной из наиболее важных задач современной психиатрии и медицинской психологии является выявление факторов риска и изучение закономерностей развития данной патологии. Особую группу риска по развитию нервно-психических заболеваний и психосоматических расстройств, составляют лица, чья служебная деятельность проходит в особых (экстремальных) условиях (Семке В. Я., Положий Б. С., 1990; Александровский Ю. А., 1993; Александров А. А., 1997; Решетников М. М., 2004, и др.). В настоящее время правоохранительная деятельность относится к числу профессий «повышенного риска», что объясняется одним из самых высоких уровней профессионального стресса. Научные исследования последних лет, посвященные изучению психического здоровья сотрудников силовых ведомств (Новиков В. С., 1995; Леонтьев О. В., 2000; Глумова И. В., 2005), свидетельствуют о недостаточной разработанности этой проблемы.

Как показал предварительный анализ по подразделениям ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, значительным физическим и эмоциональным нагрузкам подвергаются сотрудники милиции, выполняющие служебно-боевые задачи в особых условиях, в частности в зоне Северо-Кавказского региона. Неоднократные служебные командировки продолжительностью до 6-12 месяцев; специфические условия службы (суточная работа, контрольно-пропускной режим, охрана правительственных зданий, участие в спецоперациях, неопределенность оперативной обстановки); незнание национальной культуры и традиций, которое сказывается на отношениях с местным населением; разлука с семьей и родными; непривычные климатические условия; жилищно-бытовая неустроенность; неорганизованность досуга и отдыха. Это является причиной хронической психотравматизации и приводит к истощению компенсаторных психофизиологических механизмов организма, влияет на адаптационные возможности сотрудников милиции, что создает предпосылки для возникновения психосоматических расстройств. Возникающая дезадаптация проявляется снижением уровня работоспособности, сгрессоустойчивости, истощаемостью психических процессов. Как результат, возникают межличностные конфликты в профессиональных коллективах, в семьях сотрудников милиции. Часто дезадаптации принимают характер аддиктивного и девиантного поведения, вплоть до криминальных форм. Несмотря на актуальность данной проблемы, в подразделениях ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области лечебно-реабилитационные, психопрофилактические мероприятия и медико-психологические подходы к данной категории сотрудников разработаны недостаточно и не соответствуют возможностям современной медицины.

Цель исследования. Общей целью работы являлось изучение состояния и динамики психологических и психосоматических характеристик у сотрудников МВД в ходе выполнения служебно-боевых задач в особых условиях, а также разработка стандарта реабилитационного кабинета (центра).

Задачи исследования:

1. Обследование сотрудников милиции, с помощью программно-аппаратного комплекса с целью изучения психофизиологических ресурсов организма (с оценкой показателей АД, ЧСС и вариабельности сердечного ритма и их динамики в ходе выполнения служебно-боевых задач в особых условиях).

2. Изучение астении и тревоги и их динамики у сотрудников МВД в ходе выполнения боевых задач.

3. Определение личностных характеристик -— типа поведенческой активности и уровня алекситимии — как возможных факторов риска развития психосоматических расстройств у сотрудников МВД.

4. Изучение стратегий копинг-поведения и их динамики у сотрудников МВД.

5. Выявление зависимости психологических и психосоматических характеристик от социально-демографических и служебно-профессиональных характеристик сотрудников МВД.

6. Разработка стандарта реабилитационного кабинета (центра) для проведения лечебно-реабилитационных и психопрофилактических мероприятий у личного состава подразделений ГУВД.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту.

1. При экспериментально-психологическом исследовании психического состояния, психологических и психосоматических характеристик, а также уровня физиологических нарушений у сотрудников МВД возможны расстройства, которые обусловлены сложными условиями выполнения служебной деятельности.

2. Существует зависимость психологических и психосоматических характеристик у сотрудников милиции от социально-демографических и служебно-профессиональных их характеристик.

3. Для поведенческих и когнитивных копинг-стратегий у сотрудников МВД в ходе выполнения боевых задач характерна определенная динамика преодоления стрессовых ситуаций.

4. Разработка стандарта реабилитационного кабинета (центра): научно-организационных основ и уровней его деятельности; штатов; основных направлений работы; бригадной формы организации медико-психологической и социально-психологической помощи.

Научная новизна. Впервые было проведено исследование уровня основных психических состояний, психологических и психосоматических характеристик, а также обозначены преобладающие виды копинг-поведения у сотрудников МВД в ходе служебной деятельности. Показано, что выявленные нарушения влияют на психофизиологическую адаптацию и полноценное социальное функционирование, а у выделенных групп риска, в конечном итоге, могут быть патогенным фактором в развитии нервно-психических и психосоматических расстройств.

Впервые выявлена и показана взаимосвязь психологических и психосоматических характеристик с социально-демографическими и служебно-профессиональными особенностями испытуемых.

В ходе работы был разработан стандарт реабилитационного кабинета (центра) для сотрудников МВД, нуждающихся в лечебно-реабилитационных хмероприятиях.

Практическая значимость работы. Исследование позволило установить, что основными нарушениями у сотрудников МВД являются снижение уровня вегетативной и центральной регуляции и функциональных возможностей организма.

Полученные данные позволят оптимизировать сроки замены личного состава сводных отрядов милиции, выполняющих служебно-боевые задачи и обосновать своевременное проведение лечебно-коррекционных и психопрофилактических мероприятий с сотрудниками МВД.

С учетом полученных результатов был разработан стандарт реабилитационного кабинета (центра) для проведения лечебно-реабилитационных и профилактических программ, который был предложен к внедрению в систему лечебных учреждений ГУВД с обязательным участием в них клинических психологов и социальных работников.

Представленные в диссертации материалы и выводы могут быть использованы в практической работе психиатрами, психотерапевтами, клиническими психологами, а также для преподавания в медицинских и психологических учебных заведениях и в системе последипломного образования врачей и психологов.

Апробация работы и реализация полученных результатов. По теме диссертации опубликовано 3 научные работы, список которых приведен в конце автореферата. Материалы диссертации были обсуждены на Межвузовской научно-практической конференции (Санкт-Петербургский институт повышения квалификации работников УИС Минюста России, 30-31. 01. 2003 г.), а также на III съезде Российской Психотерапевтической Ассоциации и научно-практической конференции (г. Курск, 20-23.10.2003 г.). Полученные данные используются в экспертпо-диагности-ческой и психопрофилактической работе Центра психологической диагностики, являющегося структурным подразделением медицинского управления тыла ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. При экспериментально-психологическом исследовании психических состояний (астении, тревоги) и уровней психофизиологических нарушений у сотрудников МВД до и после служебной командировки выявлены повышенная психическая исто-щаемость, утомляемость, сниженная работоспособность, высокая тревожность, которые определяются трудными условиями выполнения профессионально-служебной деятельности в особых условиях.

2. Установлена зависимость изучавшихся показателей у сотрудников милиции от их социально-психологических и служебно-профессиональных характеристик.

3. Преобладающими у сотрудников МВД, направляемых на выполнение специальных заданий в особых условиях, являются тип поведенческой активности «АБ», неалекситимичный личностный вариант; эти данные требуют учета при планировании и проведении профилактических и реабилитационных мероприятий.

4. Наиболее существенная динамика в преодолении стрессовых ситуаций у сотрудников МВД в ходе несения службы обнаруживалась в поведенческих и когнитивных копинг-стратегиях. Достоверное уменьшение поведенческих адаптивиых и когнитивных относительно-адаптивных копинг-стратегий свидетельствовало о начале формирования механизмов дезадаптации при проведении контртеррористических операций.

5. При формировании сводных отрядов милиции с учетом психического и психофизиологического состояний, а также выявленных личностных характеристик, целесообразно привлекать сотрудников МВД в возрасте старше 30 лет, семейных, находящихся в сержантско-рядовом звании, и имеющих опыт выполнения боевых задач в особых условиях.

6. Разработан и предложен к внедрению в систему лечебно-профилактических учреждений ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской Области стандарт реабилитационного кабинета (центра).

7. На этапе формирования сводных отрядов милиции в качестве консультантов необходимо участие медицинских психологов для выявления лиц с неблагоприятным прогнозом профессиональной деятельности в условиях служебной командировки, а также применять в реабилитационном кабинете (центре) профилактические и реабилитационные мероприятия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Целью данного исследования являлось изучение состояния и динамики психологических и психосоматических характеристик у сотрудников МВД в ходе выполнения служебно-боевых задач в особых условиях, а также разработка стандарта реабилитационного кабинета (центра).

Задачи исследования:

1. Обследование сотрудников милиции, с помощью программно-аппаратного комплекса с целью изучения психофизиологических ресурсов организма (с оценкой показателей АД, ЧСС и вариабельности сердечного ритма и их динамики в ходе выполнения служебно-боевых задач в особых условиях).

2. Изучение астении и тревоги и их динамики у сотрудников МВД в ходе выполнения боевых задач.

3. Определение личностных характеристик — типа поведенческой активности и уровня алекситимии — как возможных факторов риска развития психосоматических расстройств у сотрудников МВД.

4. Изучение стратегий копинг-поведения и их динамики у сотрудников МВД.

5. Выявление зависимости психологических и психосоматических характеристик от социально-демографических и служебно-профессиональных характеристик сотрудников МВД.

6. Разработка стандарта реабилитационного кабинета (центра) для проведения лечебно-реабилитационных и психопрофилактических мероприятий у личного состава подразделений ГУВД.

Настоящее исследование проводилось в Центре психологической диагностики ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а методическая работа и статистическая обработка материалов в отделении неврозов и психотерапии Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева. В ходе работы в период с октября 2003 г. по май 2004 г. исследовались сотрудники подразделений ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, выполнявшие служебные задачи по восстановлению и поддержанию конституционного порядка на территории некоторых регионов Российской Федерации.

Критериями включения в группу обследования являлись: 1) добровольное согласие, 2) отсутствие в анамнезе и по медицинской документации сведений о ранениях, черепно-мозговых травмах, калечащих увечиях, повреждениях, заболеваниях опорно-двигательного аппарата и внутренних органов, в том числе и психосоматических расстройств. Объектом исследования в диссертационной работе были 120 сотрудников подразделений ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, распределенные на 6 групп:

1) по возрасту — до 30 лет и старше 30 лет;

2) по семейному положению — семейные и неженатые;

3) по образовательному уровню — высшее и средне-специальное образование;

4) по стажу службы в МВД — менее 5 лет и свыше 5 лет;

5) по званию — офицерский и сержантско-рядовой состав;

6) по количеству служебных командировок — первичная и повторная.

Для исследования были отобраны мужчины, являющиеся жителями г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В возрасте до 30 лет — 56 человек (46,7 %), старше 30 лет — 64 человека (53, 3 %); семейный статус: имели семью — 64 человека (53, 3 %), неженатые — 56 человек (46, 7 %); образование: высшее — 31 человек (25, 8 %), средне-специальное — 89 человек (74. 2 %); стаж службы в МВД: менее 5 лет — 41 сотрудник милиции (34, 2 %), более 5 лет— 79 человек (65, 8 %); звание: офицеры — 44 человека (36, 7 %), сержантский и рядовой состав — 76 человек (63, 3 %); опыт участия в служебных командировках: первичная командировка — 31 человек (25, 8 %), повторная — 89 человек (74, 2 %).

Проведен анализ социально-демографических и служебно-профессиональных характеристик в соответствии с выделенными группами обследованных лиц.

Исследование психологических и психосоматических характеристик у сотрудников МВД и их динамики в ходе выполнения служебно-боевых задач потребовало использования следующих методик:

1. Телеметрическая система мониторинга здоровья в норме и патологии (программно-аппаратный комплекс).

2. Методика «Таблицы Горбова» (Ф.Д. Горбов, 1962).

3. Методика «16-факторный личностный опросник» (R. В. Cattell, 1954).

4. Методика «Тип поведенческой активности» (ТПА).

5. Методика «Торонтская алекситимическая шкала» (TAS).

6. Методика «Изучение копинг-поведения (механизмов совладания)» (Е. Ileim.

При определении уровня психофизиологического состояния организма с оценкой показателей сердечно-сосудистой системы, вегетативной и центральной регуляции и их отклонений от нормы, использовался программно-аппаратный комплекс «Динамика-100». Для оценки уровня астении и тревоги до и после командировки применялись методики «Таблицы Горбова» и «16-факторный личностный опросник» соответственно. Для оценки психологических и психосоматических характеристик использовались методики «Тип поведенческой активности» и «Торонтская алекситимическая шкала». Для изучения копинг-поведения — опросник E.Haim.

Обследование с помощью указанных методик проводилось дважды — до и после служебной командировки.

Все полученные данные подвергались математико-статистическому анализу и обработке на ПК (SPSS-11,5; MEBISTAT).

У различных групп сотрудников исследовалась динамика показателей вариабельности сердечного ритма, определяемых с помощью программно-аппаратного комплекса «ДИНАМИКА — 100».

Оценивалась частота сердечных сокращений (ЧСС), показатели вариабельности сердечного ритма (ВСР), которые включали в себя: измерение динамических рядов кардиоинтервалов и оценку результатов анализа ВСР. Анализ ВСР был основан на измерении длительностей R-R интервалов ЭКГ и на формировании динамического ряда значений, которые отображаются в виде ритмограммы. Изменения ВСР характеризовали степень напряжения регуляторных механизмов при стрессорных воздействиях или отражали связь наблюдаемых изменений с тонусом различных отделов вегетативной нервной системы, состоянием сосудистого центра и высших вегетативных центров. В работе подвергались оценке 4 показателя вариабельности сердечного ритма: индекс вегетативного равновесия (ИВР), вегетативный показатель ритма (ВПР), показатель адекватности процессов регуляции (ПАПР) и индекс напряженности (ИН).

При сравнении уровня артериального давления у различных групп сотрудников МВД до и после командировки статистически достоверных различий установлено не было.

Результаты, полученные при изучении динамики указанных выше показателей свидетельствовали о повышении физиологических параметров у неженатых сотрудников МВД в возрасте старше 30 лет, имеющих высшее образование, находящихся в офицерском звании, прослуживших в МВД менее 5 лет и имеющих опыт служебных командировок (р<0,01). Возможно, это связано с тем, что чаще это были руководители подразделений, на которых возложена ответственность за личный состав, а уровень активности и психоэмоциональных нагрузок у них был выше по сравнению с другими сотрудниками. Исследования, проведенные в этом аспекте, позволят расширить возможности выбора методов психотерапии и психопрофилактики для коррекции физиологических нарушений, а также сократят сроки восстановления профессиональной работоспособности.

С помощью методики «Таблицы Горбова» проводилась оценка истощаемости, утомляемости и эффективности в процессе деятельности. Экспериментальное исследование этих показателей является важным для диагностики астенических состоянии.

Уровень астении после служебной командировки был выше у лиц старше 30 лет, неженатых, со средне-специальным образованием, находящихся в сержантско-рядовом звании, со стажем службы более 5 лет и имеющих опыт служебных командировок.

Отмечена выраженная тенденция повышения астении после командировки в следующих группах: в возрасте до 30 лет, у неженатых, у лиц, имеющих средне-специальное образование, со стажем службы более 5 лет.

Можно предположить, что отсутствие семьи, невысокий образовательный уровень и продолжительный стаж службы способствуют повышению психической исто-щаемости. Одновременно выделилось несколько групп, в которых установлена тенденция снижения уровня астении после командировки: лица, имеющие высшее образование, лица офицерского состава, лица со стажем службы менее 5 лет.

Возможно, это обусловлено тем, что образованные и опытные сотрудники без профессиональной деформации, психически более уравновешены, легче приспосабливаются к экстремальным ситуациям, лучше переносят напряженный ритм служебной деятельности и связанные с этим психофизиологические нагрузки. Лица офицерского состава к тому же несут персональную ответственность за личный состав подразделений, что накладывает отпечаток на методы и подходы в командовании, а опыт участия в служебных командировках позволяет более эффективно выполнять свои профессиональные обязанности.

Установлена тенденция увеличения уровня тревоги после выполнения боевых задач у следующих групп сотрудников МВД: у лиц с высшим образованием, у лиц со стажем службы менее 5 лет, у лиц офицерского состава, у неженатых, у лиц старше 30 лет.

Возможно, это связано с невысокой профессиональной опытностью сотрудников с небольшим стажем службы и боязнью совершить ошибки, подвести сослуживцев при выполнении боевых задач. Тревожность у лиц с высшим образованием можно объяснить повышенной ответственностью за личный состав подразделений.

Выявилось также несколько групп сотрудников МВД, у которых наметилась тенденция к снижению уровня тревоги после выполнения служебно-боевых задач: у лиц со стажем службы более 5 лет, у лиц со средне-специальным образованием, у семейных.

Эти данные можно интерпретировать следующим образом: семейный статус, продолжительный опыт службы и невысокий образовательный уровень приводят к снижению уровня тревоги, что, возможно, связано с ограниченной ответственностью этих лиц в ходе выполнения служебных задач. Лица же офицерского состава, неженатые, с высшим образованием и небольшим стажем службы, плохо адаптированные к условиям командировки, несущие персональную ответственность за личный состав подразделений, имели высокий уровень тревоги.

Целесообразно привлекать в ходе профессионального психологичсского отбора в командировки в качестве консультанта клинического психолога, который помогал бы выявлять лиц с пограничными нервно-психическими нарушениями, для исключения неэффективной деятельности таких сотрудников МВД при выполнении боевых задач в особых условиях.

В результате определения типа поведенческой активности тип А был установлен у 5 человек, они не подвергались сравнению, но сам по себе этот факт можно объяснить тем, что лица с данным поведенческим типом не удерживаются в подразделениях системы МВД, либо их служебная деятельность не предполагает участия в выполнении боевых задач в особых условиях.

При анализе полученных данных установлено, количество лиц с типом «АБ» в возрасте до 30 лет и старше было практически одинаковым — 30 (25%) и 33 (27,5%) человека, количество семейных и неженатых тоже было практически одинаковым — 31 (25,8%) и 32 (26,7%)человека, незначительно различие в количество лиц офицерского и сержантско-рядового состава — 28 (23,3%) и 35 (29,2%)человек, со средне-специальным образованием — 45 (37,5%)человек, с высшим образованием — 18 (15%) человек, стаж более 5 лет имел 41 (34,1%)человек, менее 5 лет — 22 (18,3%) человека, с опытом командировок — 46 (38,3%)человек, без опыта — 17 (14,2%), человек.

Лица типа «АБ» не выявляют склонности к доминированию, хотя в сложных ситуациях и обстоятельствах берут на себя роль лидера, для них характерна эмоциональная стабильность и предсказуемость в поведении, относительная устойчивость к стрессам, хорошая приспособляемость к различным видам деятельности и в различных условиях. Поэтому при профессиональном отборе для выполнения служебно-боевых задач командование подразделений отдает предпочтение этому контингенту лиц.

Тип «Б1» у обследованных в возрасте до 30 лет — 23 (19,2 %), старше 30 лет — 29 (24,2 %) человек, семейные — 31 (25,8%)человек, неженатые — 21 (17.5 %), человек, с высшим образованием — 11 (9,2 %)человек, со средне-специальным — 41 (34,1%) человек, со стажем службы менее 5 лег было 16 (13,4 %)человек, более 5 лет — 36 (30 %), человек, офицерское звание имели 14 (11,7 %)человек, в звании сер-жантско-рядового состава было 38 (31,7 %) человек, впервые в командировку уезжали 13 (10,8 %)человек, повторной она была для 39 (32,5 %)человек.

Для лиц, у которых диагностирована тенденция к поведенческой активности типа «Б1», характерны: рациональность, не торопливость в делах, умение сочетать интенсивную работ}7 с отдыхом, расслаблением, естественная смена деятельности, когда этого требуют обстоятельства, обдумывание поручений и заданий сочетается с тщательным и ответственным их выполнением. Внешняя сдержанность в поведении сочетается с выдержкой и невозмутимостью при неудачах, устойчивость к действию стрессоров, внутренняя эмоциональная стабильность, сдержанность в проявлении аффектов и чувств по отношению к окружающим, нежелание спорить, но в то же время твердость в отстаивании своей точки зрения, отсутствие внешних проявлений неуверенности в своих силах и возможностях. Поэтому, при профессиональном отборе для выполнения служебно-боевых задач, командование подразделений также отдает предпочтение этому контингенту лиц.

В целом, полученные данные свидетельствуют о том, что для отбора сотрудников в служебные командировки такие показатели, как возраст, семейное положение и звание имеют относительно меньшее значение, чем образовательный уровень, продолжительность службы в МВД и опыт выполнения боевых задач в особых условиях. При профессиональном отборе для участия в служебных командировках, командование подразделений ГУВД отдает предпочтение лицам с поведенческой активностью типов «АБ» и «Б1», так как для них характерны — естественная смена деятельности, когда этого требуют обстоятельства, обдумывание поручений и заданий в сочетании с тщательным и ответственным их выполнением, сдержанность в поведении, выдержка и невозмутимость при неудачах, устойчивость к длительному действию стрессоров. внутренняя эмоциональная стабильность, сдержанность в проявлении аффектов по отношению к окружающим. Все эти качества делают их незаменимыми при выполнении поставленных задач в особых (экстремальных) условиях.

Лица с алекситимичным типом составили — 22 (18,3 %) человека. Чаще он встречался у лиц сержантско-рядового состава, как правило, имеющих средне-специальное образование и работающих в системе МВД достаточно продолжительное время. Обладая невысоким уровнем образования и словесной культуры, они выбирали служебную командировку как одну из форм самовыражения и самореализации, и из их же числа составлялись группы для выполнения боевых задач.

Неалекситимичный тип имели 98 (81,7 %)человек. Чаще это были лица с невысоким образовательным уровнем и небольшим опытом участия в служебных командировках. У них не возникало затруднений при описании собственных эмоциональных переживаний и понимании чувств другого человека, трудностей определения различий между чувствами и телесными ощущениями, они не фиксировались на внешних событиях в ущерб внутренним переживаниям.

При сравнении копинг-стратегий у исследованных сотрудников МВД были получены следующие результаты: в поведенческих копинг-стратегиях после возвращения из командировки по сравнению с данными до командировки достоверно возрастали относительно-адаптивные варианты (р<0,05); в когнитивных копинг-стратегиях уменьшилось число относительно-адаптивных копинг-стратегий (р<0,05); в эмоциональных копинг-стратегиях достоверно возросло число относительно-адаптивных вариантов (р<0,05), но несколько снизилось число адаптивных вариантов (р<0,05).

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что после выполнения боевых задач сотрудники МВД в поведенческих копинг-стратегиях отдают предпочтение относительно-адаптивным вариантам поведения, что позволяет им наиболее полно восстановиться после командировки и более эффективно справляться с социальными трудностями. Результаты исследования когнитивных копинг-стратегий у сотрудников МВД могут свидетельствовать о том, что они отдавали предпочтение адаптивным вариантам, так как это позволяло им эффективнее переработать ситуацию командировки, активнее приспособиться не только физиологически, но и психологически к новым условиям социального функционирования, связанной с этим перс-стройкой жизненных планов и некоторой переоценкой ценностей. Анализируя изменения эмоциональных копинг-стратегий у сотрудников МВД после командировки, можно предположить, что выбирая относительно-адаптивные варианты, они тем самым становятся более эмоциональными, что позволяет им легче приспосабливаться к социально-служебным нормам.

Следовательно, по результатам всего исследования можно представить психологический портрет сотрудника МВД, с благоприятным прогнозом (старше 30 лет, семейный, имеющий средне-специальное образование, состоящий в звании сержантско-рядового состава, со стажем службы более 5 лет, имеющий опыт служебных командировок) и неблагоприятным прогнозом (до 30 лет, неженатый, с высшим образованием, офицер, стаж службы менее 5 лет, без опыта выполнения служебно-боевых задач) профессиональной деятельности в ходе выполнения боевых задач в особых условиях.

С учетом полученных данных предложено создать в лечебно-профилактических и санаторно-курортных учреждениях ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области реабилитационные кабинеты (центры) для сотрудников милиции, выполняющих боевые задачи в особых условиях.

Реабилитационный кабинет (центр) — это лечебно-профилактическое учреждение специализированного типа, подчиняющееся непосредственно Медицинскому управлению тыла ГУВД и предназначенное для проведения системы мероприятий по охране психического здоровья, профилактике пограничных психических и психосоматических расстройств, а также состояний социально-психологической дезадаптации у сотрудников МВД.

Для реализации программы охраны психического здоровья сотрудников МВД разработана система лечебно-профилактических и реабилитационных мероприятий, построенная на следующих научно-организационных принципах:

1) Создание сети реабилитационных кабинетов (центров), подчиняющихся Медицинскому управлению тыла ГУВД.

2) Создание уровневой системы охраны психического здоровья, в качестве которой могут выступать:

1-й уровень. Реабилитационный кабинет в лечебно-профилактическом учреждении.

2-й уровень. Реабилитационное отделение в учреждении санаторно-курортного обслуживания.

3-й уровень. Специализированный центр психического здоровья с внедренными реабилитационными и психопрофилактическими программами.

3) Бригадная форма организации психотерапевтической и психокоррекционной помощи с включением в бригаду следующих специалистов: врачей психиатра и психотерапевта, клинического (медицинского) психолога, специалиста по социальной работе, юриста.

4) Проведение всех мероприятий с учетом концепции интегративной психотерапии и модели «психотерапевтического поля», представляющих собой определенное соотношение основных и факультативных методов психотерапии и реабилитационных мероприятий, а также сочетание симптомо-, личностно- и социо-ориентированных подходов. С учетом динамики роста пограничной психической патологии и психосоматических расстройств, состояний хронического стресса и социально-психологических дезадаптаций рекомендуется: создание реабилитационных кабинетов из расчета 1 кабинет на 3 тыс. сотрудников милиции; создание одного реабилитационного комплекса (отделения, центра) в учреждениях санаторно-курортного обслуживания ГУВД (из расчета на 600 мест).

В диссертации приведен круг специалистов кабинета, штаты сотрудников, контингента обслуживания, оборудования.

Деятельность реабилитационного кабинета (центра) осуществляется по четырем основным направлениям: консультативно-диагностическое; лечебное; реабилитационное; психопрофилактическое.

В работе описано содержание мероприятий по каждому направлению.

Разработанный стандарт реабилитационного кабинета (центра) предложен к внедрению в систему лечебных учреждений ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, оказывающих помощь личному составу подразделений, который выполняет боевые задачи в особых условиях.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат медицинских наук , Безчасный, Константин Васильевич, Санкт-Петербург

1. Абабков В.А., Перре М., Планшерел Б. Систематические исследования семейного стресса и копинга // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. — 1998. — №2. — С. 4—8.

2. Азизов В.А. ИБС у больных с симптоматической артериальной гипертен-зией различного генеза // Кардиология. — 1991. — № 12. — С. 83—87.

3. Айдаралиев А. А., Максимов А. Л. Адаптация человека к экстремальным условиям: опыт прогнозирования.—М., 1990.

4. Актуальные проблемы соматопсихиатрии и психосоматики: Тезисы докладов,—М., 1990.

5. Александров А. А. Психотерапия. Учебное пособие. — СПб., 2004.

6. Александер Ф. Психосоматическая медицина. —М., 2000.

7. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. — 3-е изд. —М., Медицина, 2000.

8. Александровский Ю.А., Лобастов О.С., Спивак Л.И., Щукин Б.П. Психогении в экстремальных условиях. —М.: Медицина, 1991.

9. Алексеева Д.А., Карвасарский Б.Д., Ташлыков В.А., Якубзон A.M. Основные типы дезадаптации у бывших воинов-интернационалистов // Психодиагностика и психотерапия. —СПб., 1990.

10. Алекситимия и методы ее определения при пограничных психосоматических расстройствах: Методическое пособие. — СПб., 1994.

11. П.Ананьев В. А. Психологическая адаптация и компенсация при заболеваниях внутренних органов: Автореф. дис. . докт. психол. наук. — СПб., 1998.

12. Андреева И.А. Медико-психологическое исследование курсантов Университета МВД РФ в связи с задачами профессионального отбора и психопрофилактики: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — СПб., 1996.

13. Анохин П. К. Очерки по физиологии функциональных систем. — М.,1978.

14. Анохин П.К. Эмоциональное напряжение как предпосылка к развитию неврогенных заболеваний сердечно-сосудистой системы// Вестник АМН СССР.1965,—№6. —С. 9—18.

15. Антон Э., Кыверялг А. О некоторых психофизиологических показателях при приобретении навыков для вождения автомобиля /Материалы V конференции психофизиологов в Прибалтике. —Тарту, 1968.

16. Баевский P.M. Классификация уровнен здоровья с точки зрения теории адаптации // Вестник РАМН СССР. — 1989. —№8. — С. 73—78.

17. Бамдас Б.С. Астенические состояния. — М.: Медгиз, 1961.

18. Бархаш Г.И. Динамика показателей высшей нервной деятельности и сердечно-сосудистой системы в процессе трудовой деятельности у диспетчеров аэропортов // Сборник: Физиология труда. —М., 1967.

19. Березин Ф.Б., Безносюк Е.В., Соколова Е.Д. Психологические механизмы психосоматических заболеваний // Российский медицинский журнал. — 1998.2, — С.43—49.

20. Бодров В.А. Психологический стресс: развитие учения и современное состояние проблемы. —М.: ИПРАН, 1995.

21. Будовский М.П. Варианты субклинического реагирования, возникающие в напряженных условиях деятельности и их психопрофилактика: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — Л., 1976.

22. Быков К.М., Курцин И.Т. Кортико-висцеральная патология. — Л.: Медгиз, 1960.

23. Бююль А. Цёфель П. SPSS: искусство обработки информации. Анализ статистических данных и восстановление скрытых закономерностей. — СПб., 2002.

24. Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). -—М., 1984.

25. Вассерман Л.И., Гуменюк Н.В. Тестовая методика «Тип поведенческой активности» и ее компьютерная версия для диагностики устойчивости к стрессу. Пособие для врачей. — СПб., 1995.

26. Вассерман Л.И., Щелкова О.Ю. Медицинская психодиагностика. Теория, практика и обучение. —СПб., 2003.

27. Вахов В.П. Организационные вопросы профилактики в отношении лиц, работающих в экстремальных условиях // Клинические и организационные вопросы пограничной психиатрии. —М.; Ставрополь, 1994.

28. Вейн A.M., Алимова Е.Д., Вознесенская Т.Г. и др. Заболевания вегетативной нервной системы: Руководство для врачей. —М.: Медицина, 1991.

29. Вяткина В.А. Пограничные формы нервно-психических расстройств у участников войны в Афганистане. —М., 1991.

30. Гаврилова Е.А. Роль поведенческого типа А и психического стресса в развитии ИБС, возможности психопрофилактики и психотерапии заболеваний // Кардиология. — 1999. —№2. — С.72—77.

31. Ганелина И.Е., Краевский Я.М. О преморбидных особенностях личности больных ИБС // Кардиология. — 1971. — Т.11—№2. — С.40—45.

32. Гиляровский В.А. Старые и новые проблемы психиатрии. —М.: Медгиз,1946.

33. Глумова И.В. Расстройства адаптации гревожно-дспрессивного спектра у сотрудников отряда милиции особого назначения, участвующих в проведении конгртеррористических операций: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — Томск, 2005.

34. Голота А.С. Гигиеническая донозологическая диагностика психического здоровья военнослужащих: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — СПб., 2000.

35. Голофеевский В. Ю. Алгоритм и принципы практического применения технологии «ДИНАМИКА 100» в диспансерной и клинической практике. —Лекция №2. — СПб., 2001.

36. Горбов Ф.Д. Психологические исследования // Первые космические полеты человека. —М., 1962. — С. 77—85.

37. Горбов Ф.Д., Мясников В.И., Ядзовский В.И. О состояниях напряжения и утомления в условиях изоляции от внешних раздражителей // Журнал высшей нервной деятельности. — 1963. —Т. 13.—№ 4. —С. 585—592.

38. Горовой—Шалтан В.П. Об эмоциях в связи с парашютными прыжками // Военно-санитарное дело. —№12. — 1934.

39. Гоштаутас А.А. Изучение особенностей личности в профилактических исследованиях ИБС // Первичная психопрофилактика и реабилитация больных ИБС. —Вильнюс. 1982, —С. 25—60.

40. Гоштаутас А.А. Психологические основы профилактики ИБС: Автореф. дис. . докт. мед. наук. — Л., 1987.

41. Губачев Ю.М. «Три круга» психосоматики // II Клинические Павловские чтения. Психосоматика. — СПб., 2001. — С.6—9.

42. Губачев Ю.М., Дорничев В.М., Ковалев О.А. Психогенные расстройства кровообращения. — СПб., 1993.

43. Губачев Ю.М., Иовлев Б.В., Карвасарский Б. Д. и др. Эмоциональный стресс в условиях нормы и патологии человека. —JL, 1976.

44. Губачев Ю.М., Стабровский Е.М. Клинико-физиологические основы психосоматических соотношений. —JL, Медицина, 1981.

45. Губин В.А., Лыткин В.М. Медицинские и социально-психологические основы адаптации военнослужащих к профессиональной деятельности // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. — 1993. —№3. — С.34—46.

46. Гуменюк Н.В. Исследования механизмов психической адаптации к эмоциональным напряжениям у лиц с вазоспастическим вариантом ИБС: Автореф. дис. . докт. мед. наук. — СПб., 1994.

47. Гуровский Н.Н. Очерки психофизиологии труда космонавтов. — М.,1967.

48. Заварзина JI.B. Формирование эмоционально-волевой устойчивости у сотрудников МВД: Автореф. дис. . канд. психол. наук.— СПб., 2002.

49. Зайцев В.П., Храмелашвили В.В. Принципы коррекции патогенных форм поведения в целях вторичной профилактики ИБС // Кардиология. — 1989. — Т.29—№3. —С. 113—116.

50. Иващенко С.А. Изучение индивидуально-психологических особенностей спасателей МЧС России: Автореф. дис. . канд. психол. наук. — СПб., 2003.

51. Исаев Д.Н. Психосоматическая медицина детского возраста. — СПб.1996.

52. Кабанов М.М., Личко А.Е. Смирнов В.М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. —Л.: Медицина, 1983.

53. Казаковцев Б. А. Развитие психиатрической помощи в России. — Российский психиатрический журнал. — 1998. —№2. — С. 9—12.

54. Казаковцев Б. А., Карвасарский Б. Д. Организация психотерапевтической помощи в условиях социально-экономических перемен в России // Российский психиатрический журнал. —№5. — 1999. —С. 59—61.

55. Канен В.В., Слуцкер Д.С., Шафран Л.М. Адаптация человека в экстремальных условиях среды. —Рига, 1980.

56. Капустина А.Н. Многофакторная личностная методика Р. Кеттелла. — СПб., 2001.

57. Карвасарский Б.Д. Медицинская психология. —Л., Медицина, 1982.

58. Карвасарский Б.Д. Неврозы. —М., 1990.

59. Карвасарский Б.Д. Психотерапия в России: Ретроспектива и задачи дальнейшего развития. — Психотерапия. От теории к практике. — СПб., 1995 — С.8-16.

60. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. — М.: Медицина, 1985.

61. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. —М., 1983.

62. Клиническая психология. Учебник для медицинских вузов / Под ред. Б.Д. Карвасарского. — СПб., 2002.

63. Колос И.А., Вахов В.П., Колесников А.А. Психосоматические нарушения в структуре невротических расстройств у сотрудников правоохранительных органов, работающих в стрессогенных условиях // Материалы XII Съезда психиатров России. —М., 1995, —С. 152—153.

64. Короленко Ц.П. Психофизиология человека в экстремальных условиях. — Л.: Медицина, 1978.

65. Кречмер Э. Медицинская психология. —М., 1924.

66. Кузнецова К.А. К вопросу о критериях напряжённости труда в металлургическом производстве // Физиология труда. — М., 1967.

67. Куттер П. Современный психоанализ. — СПб., 1997.

68. Лагерлеф X. Психофизиологические реакции в период эмоционального стресса: медицинские последствия этих реакций // Эмоциональный стресс. — Л., 1970. —С. 129—276.

69. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования // Эмоциональный стресс. —Л., Медицина, 1970.

70. Леонтьев О.В. Функциональные состояния военнослужащих при экстремальных условиях, прогнозирование возникновения вегетативных дисфункций и их коррекция: Автореф. дис. . докт. мед. наук. — СПб., 2000.

71. Литвипцев С.В., Снедков Е.В., Довгополюк А.Б. Клинико-психологический анализ девиантного поведения военнослужащих с психогенными расстройствами в Афганской войне // Актуальные вопросы военной и экологической психиатрии. — СПб., 1995. — С. 59—62.

72. Личко А.Е. Подростковая психиатрия. —Л.: Медицина, 1981.

73. Ломов Б.Ф. Человек и техника // Очерки инженерной психологии. — Л.1963.

74. Медведев В. И. Устойчивость физиологических и психологических функций человека при действии экстремальных факторов. —Л., 1982.

75. Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г. Адаптация к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам.—М., 1988.

76. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. -—Л., 1960.

77. Мясищев В.Н. Неврозы военного времени. —Л., 1948.

78. Мясищев В.Н. Неврозы и соматические расстройства. —Л., 1966.

79. Мясищев В.Н., Плотникова Е.Е. К вопросу о нервном механизме астенических состояний // Невропсихиатрические работы, посвященные XXX юбилею Р. Я. Голант. — Л., 1940. — С. 485—497.

80. Насанович Н.Н. Исследование психосоциальных факторов у лиц, работающих вахтовым методом (в связи с задачами создания рекреационного кабинета): Автореф. дис. . канд. мед. наук. — СПб., 2002.

81. Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения. —Л., 1983.

82. Нечипоренко В.В., Литвинцев С.В., Снедков Е.В. Особенности формирования аддиктивных расстройств в условиях боевой обстановки // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. Бехтерева. —СПб., 1995. —№1. —С. 5—13.

83. Новиков B.C. Психофизиологические проблемы реабилитации участников локальных конфликтов// Актуальные вопросы военной и экологической психиатрии. — СПб., 1995. — С. 23—24.

84. Овчинникова О.В. О напряженности в работе оператора / II симпозиум по проблеме «человек—машина». —М., 1966.

85. Оганов Р.Г. Сердечно-сосудистые заболевания в Российской Федерации во второй половине XX века: тенденции, причины, перспективы // Кардиология. — 2000. — №6. —-С.4—8.

86. Павлов И.П. Полное собрание трудов. — М., 1951.

87. Павлова М.С. Психосоциальный стресс и психогенные расстройства. — М.; Хабаровск, 2001.

88. Павлова О.А. Пограничные нервно-психические расстройства у работников образования (клинико-динамические и реабилитационные аспекты): Автореф. дис. канд. . мед. наук. —Томск. 1996.

89. Панин JI. Е., Соколов В. П. Психосоматические взаимоотношения при хроническом эмоциональном напряжении. —Новосибирск, 1981.

90. Пере М., Бауманн У. Клиническая психология. — СПб., 2002.

91. Пожарова Е.Г. Пограничные нервно-психические расстройства у работников строительства: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — Томск, 1991.

92. Положенцев С.Д., Руднев Д.А. Поведенческий фактор риска ИБС (тип А). —Л., 1990.

93. Положий Б. С, Психическое здоровье как отражение социального состояния общества. — Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева. — 1993— №4— С. 6—11.

94. Попов Ю.В. Концепция саморазрушающего поведения как проявления дисфункционального состояния личности. — Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. Бехтерева. — 1994. —№1. —С. 6—13.

95. Попов Ю.В. Этнические конфликты: психиатрия в обществе перемен. — Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. Бехтерева. — 1992. —№4. — С. 5—10.

96. Преображенский Д.В., Шатунова И.М. Курение как фактор риска ИБС // Кардиология. — 1988. — Т.28— №10. — С. 113—119.

97. Психотерапевтическая энциклопедия / Под редакцией Б.Д. Карвасарско-го. —СПб., 2000.

98. Решетников М. М. (ред.). Психология и психопатология терроризма. Гуманитарные стратегии антитеррора. — СПб., 2004.

99. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. —М.: Прогресс, 1960.

100. Селье Г. Стресс без дистресса. —М., Прогресс, 1979.

101. Семичов С.Б. Предболезненные психические расстройства. — М.: Медицина, 1987.

102. Сеченов И. М. Рефлексы головного мозга. —М., 1961.

103. Сидоров П.И., Литвинцев С.В. Лукманов М.Ф. Психическое здоровье ветеранов Афганской войны. —Архангельск, 1999.

104. Силкин Н.Н. Профессиональная подготовка сотрудников ОВД к служебной деятельности в условиях повышенного риска: Автореф. дис. . докт. пси-хол. наук. —СПб., 2002.

105. Сирота Н.А. Копинг-поведение в подростковом возрасте: Автореф. дис. . докт. мед. наук. — СПб., 1994.

106. Снедков Е.В. Психогенные реакции боевой обстановки. — СПб., 1992.

107. Соколов Е.И., Подачин В.П., Белова Е.В. Эмоциональное напряжение и реакции сердечно-сосудистой системы. —М.: Наука, 1980.

108. Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных нервно-психических и соматических заболеваниях. — М.: Медицина, 1995.

109. Соловенчук Н. Н. Миграционное поведение и адаптация человека к экстремальным условиям среды обитания // Психическая адаптация человека в условиях Крайнего Севера. —Владивосток, 1980. — С. 161 — 176.

110. Станиславский К.С. Работа актера над собой // Полное собрание сочинений. — М., 1954.

111. Судаков К.В. О природе «застойного» возбуждения при эмоциональном стрессе как основы сердечно-сосудистых нарушений //Кардиология —1983. — Т.23.— №4.— С. 10—16.

112. Сукиасян С.Г. Особенности посттравматических стрессовых расстройств после землетрясения в Армении// Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. — 1993. —№1. — С. 61—70.

113. Тарабрина Н.В., Соколова Е.Д., Лазебная Е.О. Посттравматические стрессовые расстройства: психологические и клинические особенности, вопросы терапии.—М., 1996.

114. Ташлыков В.А. Психологическая защита у больных неврозами и с психосоматическими расстройствами: Пособие для врачей. — СПб., 1992.

115. Тестовая методика «Тип поведенческой активности» и её компьютерная версия для диагностики устойчивости к стрессу: Пособие для врачей. — СПб., 1994.

116. Тополянский В.Д., Струковская М.В. Психосоматические расстройства: руководство для врачей. —М., 1986.

117. Ульянов И.Г. Клиника, типология, психотерапия пограничных нервно-психических расстройств у рыбаков в морских условиях: Автореф. дис. . докт. мед. наук. — Томск, 1996.

118. Холмогорова А.Б., Гарапян Н.Г., Довженко Т.В. Концепции соматиза-ции: история и современность// Социальная и клиническая психиатрия. —2000. — №4.—С.81—97.

119. Цыганков Б.Д., Былим А.И. и др. Пограничные нервно- психические нарушения у ветеранов войны в Афганистане. —М.,1992.

120. Чехлатый Е. И Личностная и межличностная конфликтность и копинг-поведение у больных неврозами и их динамика под влиянием групповой психотерапии: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — СПб., 1994.

121. Числов А.И. Профессиональная правоохранительная деятельность (теоретико-правовое исследование): Автореф. дис. . канд. торид. наук. —СПб., 2000.

122. Човдырова Г.С. Психопрофилактика расстройств, связанных со стрессом и проблемы повышения стрессоустойчивости личного состава МВД России в экстремальных условиях: Автореф. дис. . докт. мед. наук. —М., 2000.

123. Чуркин А. А. Место психотерапии в новой концепции охраны психического здоровья // Психотерапия. От теории к практике. — СПб., 1995. — С. 21—25.

124. Чуркин А. А. Психическое здоровье населения России в 1985-1995 гг. — Российский психиатрический журнал. — 1997. —№1 —С. 53—58.

125. Шевченко Н.Д. Нервно-психические расстройства у рабочих строительных специальностей: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — СПб., 1993.

126. Ялтонский В.М. Копинг-поведение здоровых и больных наркоманией: Автореф. дис. . докт. мед. наук. — СПб., 1995.

127. Alexander F. Psychosomatische medizin. —Berlin, 1950.

128. Appley M.H., Trumball R. Psychological stress. —N.Y.: Meredith Publishing company, 1967.

129. Arnold M. B. Emotion and personality. — N.Y.: Columbia Univ. Press,1960.

130. Bressi C., Bressi S., Gimosti E. Alexithymia in patients with medical illness// European Conf. On Psychosomatic. Res.—Manchester, 1998.-—P. 101.

131. Cattell R. B. 16-PF, Forms А, В, C. Institute for personality and ability testing. — Champaign, 1954.

132. Cattell R. В., Dregez R. M. Handbook of Modern Personality Theory. —N. Y.: Appion Century Crofts, 1974.

133. Chesney M.A., Rosenman R.H. Strategies for modifying type A behavior. Consultant. —N. Y., 1980. — P. 216.

134. Cohen R.E. Reactiones individuales antedesastress naturales// Bol. Ofic. Sant. panamer. — 1985. —V.98—№ 2. —P.171—180.

135. Cooper C. L., Brown J., Kirkcaldy B. Occupational stress among senior police officers// British Journal of Psychology. — 1996. —V. 87. —№ 1. —P. 31—41.

136. Cooper C. L., Davidson M.J. Stress in the police service// J. of Occupational Medicine. — 1982. — Vol. 12—№ 2. — P. 77—91.

137. Da Costa. On irritable heart: A clinical study of a functional cardial disorder and its consequences// Amer. J. Med. Sci. — 1871. —Vol. 61. —P. 17—23.

138. Dunbar F.H. Psychosomatic diagnosis. -N. Y., London, 1948.

139. Ely D. L. The effect of recent life events stress life assets and temperament pattern on cardiovascular risk factors for Akron City police officers// J. of Human Stress. — 1986. —V. 12. —№ 2. — P. 77—91.

140. Шевченко Н.Д. Нервно-психические расстройства у рабочих строительных специальностей: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — СПб., 1993.

141. Ялтонский В.М. Копинг-поведение здоровых и больных наркоманией: Автореф. дис. . докт. мед. наук. — СПб., 1995.

142. Alexander F. Psychosomatische medizin.—Berlin, 1950.

143. Appley M.H., Trumball R. Psychological stress. —N.Y.: Meredith Publishing company, 1967.

144. Arnold M. B. Emotion and personality. — N.Y.: Columbia Univ. Press,1960.

145. Bressi C., Bressi S., Gimosti E. Alexithymia in patients with medical illness//European Conf. On Psychosomatic. Res. — Manchester, 1998.—P. 101.

146. Cattell R. B. 16-PF, Forms А, В. C. Institute for personality and ability testing. — Champaign, 1954.

147. Cattell R. В., Dregez R. M. Handbook of Modern Personality Theory. — N. Y.: Appion Century Crofts, 1974.

148. Chesney M.A., Rosenman R.H. Strategies for modifying type A behavior. Consultant. —N. Y. 1980. —P. 216.

149. Cohen R.E. Reactiones individualcs antedesastress naturales// Bol. Ofic. Sant. panamer. — 1985. —V.98—№ 2. —P. 171—180.

150. Cooper C. L., Brown J., Kirkcaldy B. Occupational stress among senior police officers// British Journal of Psychology. — 1996. —V. 87. — № 1. — P. 31—41.

151. Cooper C. L., Davidson M.J. Stress in the police service// J. of Occupational Medicine. — 1982. — Vol. 12—№ 2. — P. 77—91.

152. Da Costa. On irritable heart: A clinical study of a functional cardial disorder and its consequences// Amer. J. Med. Sci. — 1871. — Vol. 61. —-P. 17—23.

153. Dunbar F.H. Psychosomatic diagnosis. -N. Y., London, 1948.

154. Ely D. L. The effect of recent life events stress life assets and temperament pattern on cardiovascular risk factors for Akron City police officers// J. of Human Stress. — 1986. —V. 12. —№ 2. —P. 77—91.

155. Engel G. L. The clinical application of the biopsychosocial model. —Am. J. Psychiatry, 1980.—P. 187.

156. Engel G. L., Schmale A.N. Eine psychoanalytiche theorie der somatischen storung. — 1967. —Psyche. — 23 — S. 241—261.

157. Epstein R. S. PTSD: a review of diagnostic and treatment issues// Psychiatric annals. — 1989.—Vol. 19,—№ 10.—P. 556—563.

158. Erikson E.U. Childhood and Society. —N.Y.: Norton, 1963. — P. 25—34.

159. Eysenck H.J. The dynamics of anxiety and hysteria. — Routlcdge; Cegan; London, 1957.

160. Floderus B. Psychological factors in relation to coronary heart disease and associated risk factors// Nordisk Hygienisk Tidskrift. — 1974. — supp. 6. — P. 6—148.

161. Friedman M.J. Toward rational pharma cotherapy for posttraumatic stress disorder: an interim, report americ. t. — Psychiatric. — 1988. — Vol. 145. — P. 281—285.

162. Friedman M.J., Rosenman R. H. Type A and your heart. — Greenwich,1975.

163. Grinker R. Psychosomatic approach to anxiety — Am. Journal Psych. — 1956.—V. 113.—№5.—P. 443—455.

164. Haan N. Coping and defending: processes of self environment organisation. —N. Y.: A. P., 1977. —457 p.

165. Heim E. Coping also Interventions strategic bei psychosozialer Belastung durch Somatische Kranheiten. / Hrsg. E. Brahler, M. Ceyer, M.M. Kabanov. — West-deutscher Verlag, 1991. — S. 60—75.

166. Heim E. Coping und adaptivitat: gibt es geeignetes oder ungeeignetes coping? — Psychotherapie, Psychosomatik, Mediziniche Psychologie. — 1988. — H. 1. — p. 7—8. ;

167. Jenkins C.D. Psychosocial and behavioral factors// Prevention of coronary heart disease// Ed. N. Kaplan, J. Stamler. — Philadelphia, 1983. — P. 98—112.

168. Jenni M. A., Wollersheim J. O. Cognitive therapy, stress management trairx— ing for pattern A behavior// Cognitive Ther. Res. — 1979. — V. 3. — P. 61—73.

169. Joukamaa M., Saarijarii S. Alexithymia in a normal elderly population^./ Compr. Psychiatry. — 1996. —V. 37. —P. 144—147.

170. Kauhanen J., Kaplan G., Cohen R. Alexithymia and risk of death in middles— age men// J. Psychosom. Res. — 1996. — V. 41. — P. 541—549.

171. Lazarus R. S. Psychological stress and the coping process. — New Yorl<^; Mc Graw, 1966.—29p.

172. Lazarus R. S., Perrez M., Reiherts M. Stress, coping and health: a situathioxrbehavior approuch: theory, mctods, application// Seattle; Toronto: Bern; Golfing, 1992. —P. 5—9.

173. Margolin G. S. Behavioral marital therapy // Handbook of family and mairi-tal therapy. —N.Y.: Plenum, 1953.

174. Martelli T. A., Waters L. K. The police stress survey: reability and relationto job satisfaction and organizational commitment // Psychological Reports. —1989.-1. V. 64.—№ 1. —P. 267—273.

175. Medalie J.H. Stress, social support, coping and univariate analysis// Amer. J. Med. —1973, —Vol. 55. —P. 583—594.

176. Mitcherlich A.: Krankheit als konflikt. Studien zur psychosomatic mcdizzin.

177. Frankfurt a. M.: Suhrkamp, 1966.

178. Murphy L. В., Moriarity A. Vulnerability, coping and Growth. —New leaven: Yale University Press. — 1976. — 223 p.

179. Numata J., Ogata J., Oike J. A psychobehavioral factor alexithymia is related to coronary spasm// Japan Circulat. J. — 1998. —V. 62. —P. 409—413.

180. Panerai A. E. Cognitive and non-cognitive stress// Pharmacol. Res. — 1 522.1. V. 26. —№3. — P. 273—276.

181. Passini A. et al. Alexithymia as related to sex, age and educational level; results of the TAS in 417 normal subgects// Compr. Psychiatry. — 1992. — V. 33. -p.42—46.

182. Rosenleld J.B. Are anxiety and stress risk factors for cardiac morbidity? // Psychosomatic cardiovascular disorders when an how to treat? — Bern, 1981. — P. 97—103.

183. Rosenman R.H. Personality, type A behavior pattern and coronary heart disease// Royal Society Med. — 1966. —№14. — P. 65—67.

184. Rosenman R.H., Chesney M. A. Psychological profile and coronary artery disease // Psychosomatic cardiovascular disorder when and how to treat? — Vienna, 1980.—P. 314.

185. Rosenman R.H., Friedman M. Modifying type A behavior pattern// J. Psychosomatic. Res. — 1959. —Vol. 21.—№3. — P. 323—331.

186. Schlosberg A., Shpiz M. Chest pain and anxiety-panic disorders in primary care clinic//Harefuah. — 1993.— Vol. 124.—№4,—P. 193—196.

187. Selye H. Stress without distress. —N.Y.: Hodder, 1974.

188. Serlie A. W., Erdman R. A. et al. Psychological aspects of non-cardic chest pain (review)// Psychotherapy and psychosomatics. — 1995. — Vol. 64. — №2. — P. 62—73.

189. Sifneos P.E. The prevalence of alexythimic characteristics in psychosomatic patients // Topics of Psychosomatic Research — Basle: Karger, 1973.

190. Suinn R. M., Bloom I.J. Anxiety management training for pattern A behavior// J. Behav. Med. — 1978. — Vol. 1. —P. 25—35.

191. Svebak S. Personality, stress and cardiovascular risk// Progr. Reversal Theory.— Amsterdam etc., 1988.—P. 163—178.

192. Taylor G. The Toronto alexithymia scale// Psychoter. Psychosom. — 1985. — V. 44, —P. 191—192.

193. Theisen M., Mc Neil S., Lumley M. Psychological Factors related to unrecognized acute myocardial infarction // Am. J. Cardiol. — 1995. — V. 75. — P. 1211—1213.

194. Tramill J., Kleinhammer- Tramil P., Jeaunie D.S. et al. The relationship between the type A behavior pattern, fear of death, and manifest anxiety// Bull. Psycho-som. Soc., 1984.—Vol. 22. —№1. —P. 42—44.

195. Violanti J. M., Aron F. Sources of police stressors, job attitudes and psychological distress// Psychological Reports. — 1993. —V. 72. —№3. P. 899—904.

196. Weiss D.S. Psychological processes in traumatic stress// J. of Social Behavior and Personality. —1993. — V.8. — P. 3—28.