Автореферат диссертации по теме "Психологические факторы эмоциональной регуляции поведения при депрессии"

?1 £ - , • ..

' МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ вмени М.В.Ломоносова

Факультет психологии

* Не правах рукописи

КУЛЫШНА Майя Александровна

ДСИШОПЩЖР ФАКТОРЫ ШОЦШШЕШОЙ РЕГУЛШДШ ПОВЕДЕНИЯ Щ ДЕПРЕССЖ'

19.00.04 - медицинокая психология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 1992

Работа выполнена на кафедре нейро- и патопоихологии факультета психологии Ыосковокого государственного университета им. Ы.В.Ломоносов

Научный руководитель

Официальные оппоненты.

доктор поихологичеоких наук, профеооор

Б.В.Зейгарник|

кандидат поихологичеоких наук, доцент Е.Т.Соколова

доктор поихологичеоких наук, профеооор О.К.Тихомиров

кандидат поихологичеоких наук . Е.С.Ыазур

Ведущее учреждение

Московский институт поихватряи МЗ РСФСР

Защита соотоится " 11992 г. в 15 чаоов на »осе-

дании Специализированного совета K-0S3.05.75 в МГУ им. и.В.Ломоносова. Адрес: Москва, К-Э, проопект Маркса, д. 16 корп.5, вуд.ЗЮ.

С диссертацией можно ознаксмитьоя в библиотеке факультета психологии МГУ.

Автореферат реэоолав

"У/" ^.'^¿-¿ч

1992 г.

Ученый о&кротаръ Специализированного совета кандидат психологических наук, доцент

В.В.Николяева

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ. - АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ. В последнее время отмечается возрастание интереса к исследованию многообразных аспектов процесса регуляции при различных формах психической патологии и аномалиях личности. Одной из наиболее перспективных представляется тенденция изучения роли эмоций и их детерминант в деэадалтивном поведении человека, в результате чего проблема эмоциональной регуляции приобретает самостоятельное существование и развитие. Однако конкретное проявление и механизмы нарушения этого процесса еше мало изучены, тогда как тесная связь проблемы эмоциональной регуляции поведения о проблемами мотивации, эмоций, единства аффекта и интеллекта. самосознания открывает возможности для дальнейшего развития представлений о психологической сущности тех или иных психических расстройств и пограничных состояний, поиска путей оказания психологической помощи. В данной работе выбор депрессивных состояний в качестве материала, исследования обусловлен как чисто научным интересом в силу того, что депрессия, будучи наиболее типичной формой аффективной патологии, характеризуется нарушением регулирующей роли эмоций, так и нуждами практики, поскольку по частоте встречаемости депрессивный синдром является одним иа самых распространенных видов психического неблагополучия.

Традиционно депрессия наиболее полно наблюдалась и изучалась в раыках клинического подхода. Психиатрия включает гшрокомзсш-табние исследования генеза, симптома.нки, течения и лэчения депрессивного синдрома при определенных эндогенных и невротических заболеваниях. Вместе с тем, психологическая суииость депрессии зачастую остается без должного внимания. Сутаэствуюиие психологические теории депрессии выдвигают различные гипотезы происхождения этого заболевания. При этом в соответствии с методологией главенствуюоей концепции на первый план выступают либо аФФектив-но-мотивационные, либо когнитивные процессы. Однако недостаточно изученным остается вопрос о роли и участии сложного комплекса соподчиненных факторов в возникновении и стабилизации депрессивного поведения. Системный анализ структуры эмоциональной регуляции поведения при депрессии позволяет подойти к ревению многих теоретических и практических проблем, связанных с познанием закономерностей генеза и формирования депрессивных синдромов, особенностей внутреннего мира депрессивных больных, путей и способов психологической керрегаши.

[ГРЕДМЕТОи исследования выступили комплексное строение про-

цесса эмоциональной регуляции поведения при депрессии, а также психологические- факторы,. обуславливающие нарушение регулирующей роли эмоция при депрессии.

Основной ЦЕЛЬЮ данной работы является изучение особенностей и механизмов эмоциональной регуляции поведения при депрессии.

Для реализации общей цели необходимо решить следующие ЗАДАЧИ;

1. Теоретический анализ основных представлений и экспериментальных исследований регулирующей роли эмоций в поведении человека, уточнение определения и функций эмоциональной регуляции.

2. Клинико-психологическая характеристика объекта исследования, анализ личностных особенностей депрессивных больных по данным отечественной и зарубежной литературы.

3. Выдвижение гипотез, разработка модели исследования и комплекса методик для изучения факторов эмоциональной регуляции поведения. . . е.-

4. Исследование мотивационных и когнитивных детерминант эмоциональной регуляции поведения при депрессии в их своеобразии и взаимосвязи. -

5. Классификация и описание вариантов нарушения эмоциональной регуляции поведения депрессивных больных.

Выдвигаются следующие ГИПОТЕЗЫ:

1. Процесс эмоциональной регуляции поведения имеет многокомпонентную по строению и полифункциональну» по значению структуру.

2. Детерминирующее влияние на эмоциональную регуляцию поведения при депрессии оказывает специфика потребности©-мотивационной сферы депрессивных больных.

3. К психологическим факторам эмоциональной регуляции поведения при депрессии относятся когнитивные особенности образа Я и совокупность мировоззренческих представлений пациентов.

4. Егаимодействие мотивационного и когнитивного компонентов составляет сущность предполагаемой психологической модели нарушения эмоциональной регуляции поведения.

МКТОДОЛОГИЧЕСКОЯ ОСНОВОЙ данной работы являются основные положения общепсихологической теории деятельности о регулирующей роли эмоций, о связи эмоций с личностными особенностями человека, с мотивационными и когнитивными процессами, о единстве аффекта и интеллекта

НАУЧНАЯ НОВИЗНА. Данная работа представляет первую попытку исследования особенностей эмоциональной регуляции поведения при депрессии и комплекса факторов, оказывающих на нее детерминирующее влияние. Осуществлен системный анализ эмоциональной регуля-

ции поведения, позволивший выделить в структуре этого процесса отдельные компоненты, функционирующие как единое целое: аффективный} поведенческий, мотивационный, когнитивный.

Выделены конкретные механизмы и закономерности эмоциональной регуляции поведения, обусловленные спецификой потребностно-мотн-вационой сферы, а также когнитивными аспектами образа Я и особенностями мировосприятия депрессивных больных.

Для воссоздания модели нарушения эмоциональной регуляции поведения впервые введено понятие "депрессивный сценарий", являющееся своего рода средоточием мотивационно-когнитквных взаимодействий. В зависимости от зоны конфликта произведена классификация депрессивных сценариев, описаны три типа: "личностный", "клинический", "ситуационный", каждый из которых имеет несколько подвидов в соответствии со спецификой стереотипных мировоззренчески представлений (инфантильно-романтических, фатально-пессимистических, эгоцентрических, социально одобряемых), что свидетельствует о многообразии психологических вариантов депрессии.

На основании полученных экспериментальных и клинических фактов сделан еывод о наличии у депрессивных Сольных центрального аффекта неудовлетворенности, определяющего сущность нарушений эмоциональной регуляции поведения. Выделен комплекс условий, не- • обходимых и достаточных для его возникновения.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗКАЧШХТЬ. Основные результаты исследования могут Сыть использованы при диагностике' депрэссивных состояний и при выборе методов и динамики психокоррекционого контакта с пациентом. Ведущими направлениями психокоррекционных ыеропрптий должны Сыть индивидуализация подхода, а такжэ анализ депрессивного сценария и последующая его переработка с учетом специфики ыо-тивационно-когнитивного взаимодействия. При этом пациентам необходимо яредоставить возможность для самостоятельного, лишь руко-. водимого извне, но не навязанного осознания, осмысления особенностей своего Я, своего состояния, путей выхода из него, своей жизненной позиции, желаний, потребностей, мотивов.

С учетом выявленных особенностей эмоциональной регуляции поведения, имеющих личностную спосрелованность, представляется ыа-лоэфСективным ооучение депрессивных пациентов методам псич::чсской саморегуляцич, т. х. непосредственное овладение собственным эмоциональны»/ состоящим обеспечивает лишь симптоматическое снятие . депрессии, остав;иет актуашгыми глубинные конфликты, увеличивчет вероятность перехода депрессии в скрытые, маски^ваннье формы. Для оптимизации психокоррекнионш« ме^юприя-ий необходимо до-

Ситься согласования методов и средств психологических воздействий с закономерностями регуляции поведения человека В связи с этим решение вопроса о психологических особенностях структуры и функций эмоциональной регуляции поведения при депрессии приобретает особое значение для психологической коррекции.

К более обеим целям психокоррекцданной работы с депрессивными пациентами можно отнести поиск путей и способов самоактуализации, самовыражения, творческого самораскрытия - того, что дает удовлетворение, позволяет гасить доминирующей аффект, повышает самоуважение личности.

ПОЛОЖЕШМ, ВЫНОСИМЫЕ НА ВАОДТУ:

1. Енутреннее строение эмоциональной регуляции поведения при депрессии определяется особенностями мотивационного и когнитивного компонентов, имевших значение психологических факторов.

2. Специфика потребностно-мотивавдонной сферы при депрессии характеризуется наличием конфликтной систем потребностей и мотивов, а именно сочетанием Фрустрации базовых потребностей с одновременной фиксацией на псевдопотребности и производных от них мотивов.

3. Своеобразие когнитивного компонента заключается в наличии амбивалентного образа Я и совокупности стереотипных мировоззренческих представлений, задащих основное содержание жизненного сценария.

4. ¡.¡оделъю нарушения эмоциональной регуляции поведения и реализацией мотивашюнно-когнитивных взаимодействий является депрессивный сценарий, в рамках которого имеет место аффект неудовлетворенности - центральное пережившие депрессивного Сольного.

АПРОБАЦИЯ Материалы диссертации был;! представлены на еаседа-нии кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии ИГУ (1G88, 1991г.г.). По темо диссертации опубликовано 4 работы и 1 находится в по чат и.

СТРУКТУРА И ОБЪЕМ. Диссертация состоит из введении, шести глав, заключения с выводами, библиографии и приложения. Текстовая часть из лоте на на 208 стр. Сбший объем 24Ь стр. Список литературы включает 220 наименований, из них 75 на английском языке. В приложении приводятся дополнения к методическому комплексу и данные экспериментальных исследований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Глава 1 ("Теоретико-методологические основы психологического исследования эмоциональной регуляции поведения") посвящена предварительной разработке предмета изучения. Для выбора оптимальных путей и способов решения проблемы требуется уточнить определение эмоциональной регуляции поведения, создать рабочую модель, отражающую строение этого процесса, проследить участие личностных факторов, оказывающих на него влияние.

В §1 содержится обобщение представлений о структуре и функциях эмоциональной регуляции поведения, о связи с другими психическими процесса»®. Теоретические основы исследования эмоциональных процессов и их влияния на поведение заложены в трудах ведущих отечественных психологов (Выготский, Сапорожсц. Леонтьев, Ияси-щэв, Рубинштейн). Важной вехой на пути дальнейшего анализа проблемы эмоций выступили идеи А С. Выготского о единстве аффекта и интеллекта и требование С. Л. Рубинштейна "говорить не просто о единстве эмоций и интеллекта в жизни личности, но и о единстве эмоционального, или аффективного и интеллектуального внутри самих эмоций (Рубинштейн, 1980, т.2, стр. 153). В связи с этим возникает необходимость анализа конкретных взаимоотношений между отдельными стоками эмоциональных процессов и поиаса факторов, детерминирующих эмоциональную регуляцию поведения.

Заметный вклад в расширение теоретических представлений об эмоциональной системе как одной из основных регуляторных систем активной жизнедеятельности организма внесли работы П. 8. Симонова (1966), Г. X. ИИнгарова (1671). П. к. Анохина (1973) и др., а токжо исследования функциональной роли эмоций, опосредованной их взаимосвязью с особенностями потребностно-мотивационной сферы (Асеев, 1976, Еилюнас, 1976. 1084, Запорожец, 1986,).

Наибольшее развитие получило направление исследования эмоциональной регуляции мыслительной деятельности (Тихомиров, Виноградов, 1969, Васильев, Поплужшй, Тихомиров, 1080, Копина, 1982 и др.) и деятельности в специальных условиях (Конопккн, 1080, Даи-кевич, 1985). Работы лонного круга имеют несомненное значение для расширения научных представлений о механизмах и характеристиках процесса регуляции. Одндко сиевеш» вкненгз на выявление собственно процеесуалыпя вакопомернсстчй, обособленных от многообразия и сложности внутреннего икра человека, оставляет бзв внимания богатство и глубину субъективной реальности.

Полный и всесторонний учет индивидуально-типологических особенностей возможен с позиции психологии самосознания, в рамках которой регуляционные аспекты поведения рассматриваются неотрывно от самопознания и эмоционально-ценностного отношения к себе (Чеснокзва, 1977. Столин, 1983, Дорожевец, 1985, Соколова 1G89, 1991, Кадыров, 199С, Берне, 1986). В свете названных тенденций обращение к проблеме эмоциональной регуляции ставит "задачу изучения когнитивных факторов аффективных процессов в их взаимосвязи с другими детерминантами поведения.

В § 2 проанализированы зарубежные традиции изучения регулируй шей роли эмоций и их связи с мотивационныш и когнитивными процессами. Отмечается, что специфика воззрений на природу и функции регуляции поведения зависит от общих методологических позиций направления: психоанализа (4рейд. 1990), гуманистической психологии (Allport, 1960, Rogers, 1965, йраякл, 1982, Зромм, 1990), динамической теории К. Левина, регуляционной теории личности Я. Рей-ковского.

Анализ современных зарубежных эмпирических исследований показывает, что, не имея самостоятельного статуса, проблема эмоциональной регуляции трактуется двояко. С одной стороны, значение придается участию эмоций в регуляции поведения (Dutke, 1984, Levanthal, 1986), их связи с мотивацией (Buck.1976, McClelland, 1985). . С другой стороны, предмо-"ом изучения становятся способы и методы' контроля за эмециональным состоянием (Tobach,1969, Girdáno.1979), причем наиболее представительно направление поиска когнитивных факторов этого процесса (Carvor, Sheler, 1S81, Elarikstoin, 1982, Hamilton, 1983 К др.). Особенностью названных исследований можно можно считать отсутствие системного анализа механизмов эмоциональной регуляции неведения.

В § 3 содержится обзор психологических исследований развития и нарушения эмоций и регулятивных процессов. В связи с поиском, структурных и функциональных закономерностей эмоциональной регуляции представлялось целесообразным сопоставить известные сведения о роли змоций в поведении и деятельности и их связи с субъектом деятельности в онтогенетическом плане, а также на материале патологии.

В ряде исследований по детской, возрастной и педагогической психологии эмоциональное развитие и его функциональное аначоние рассматривались неотрывно от обаего развития личности, стаковле-

ния потребностно-мотивационной сферы ребенка и его самосознания (Нзймарк, 1062, Бозоэвич, 1968, Благонадежина. 1972, Савонько, ^1972, Славина, 1972, Юферева, 1977). Значительное внимание уделяется в данных исследованиях изучению, когнитиеных (представления о себе, содержание иллюзий и притязаний) и поведенческих (широкая неадекватность поведения) особенностей.

Обзор исследований по проблеме нарушения эмоциональной регуляции поведения обнаруживает их малочисленность (Лавринович, 1987, Лебединский, 1990). Гораздо большее распространение получили исследования патологии эмоций и эмоциональных состояний (Лурия, 1936, Хомская, 1967, Левитов, 1667, 1969, Лазарус. 1970, Селье, 1977, Василкк, 1984, Поляков. Курск, 1980, Гаранян, 1988, и цр.), посвященные анализу физиологических и психологических механизмов эмоциональных и поведенческих реакций, индивидуальных различий, путей и способов преодоления критических ситуаций.

Различные формы и аспекты процессов регуляции, их нарушения при определенных видах психического неблагополучия оказывались в пола зрения ряда психологических исследований (йзне, 1911, Яку-бик, 1982), подвергались теоретическим обобщениям в рамках отечественной патопсихологической школы (Гульдан, 1975, Зейгарник, 1981, 1986, 1889, Холмогорова, 19ВЗ, Маэур, 1983, Еерток, 1968, Сапарова, 1989). Отличительной особенностью названных работ является тенденция изучения личностных особенностей процесса регуляции, поиска психологических факторов, лежэдих в основе тех или иных психически? и характерологических расстройств, анализа мо-тивапионных. когнитивных, смысловых детерминант болезненных нарушений поведения и деятельности. Открытым остается вопрос о" их влиянии на эмоциональные процессы, о системном строении эмоциональной регуляции поведения, о взаимосвязи отдельных ее компо- , центов.

В главо Я ("Анализ ;итнико-психологических исследований депрессии") обосновывается выбор аф}ектиЕной патологии п качестве объекта изучения, уточняется понятие "депрессивное состояние", определятся его дифференциально-диагностические критерии, обозначаются границы психологического диагноза.

Приселенный з 51 обзор клинических определений показал, что традиционно дэпрессич огшсьисется глк синзрон в стрл^туре отдельных заеолоЕ?лий. НаиСэльтее распространение депрессивный синдрсм, по сгидетелъству спс;;иалистсв, получил в рам"-лх манна-

кально-депрессивного психоза (ВДП) и неврозов (Снежневский, 1085, Нуллер, Михаленко, 1988, Карвасарский, 1990). Главным психопатологическим признаком депрессии считается депрессивный аффект - патологически сниженное настроение (Авербух, 1964, Штернберг. 1971, Вертоградова. 1980. Изард, 1980, Бовин, Аксенова, 1982 и др.).

В отечественной психиатрии проблема этиологической неоднозначности выделяемых форм депрессии решается при изучении соотно-вения внешних и внутренних факторов в патогенезе соболевания (Лакосина, 1965. Бобров, 1982, Белов, 1985, Полякова. 1987), при попытке системного анализа аффективной патологии как нарушения регуляторных процессов на биохимическом и нейрофизиологическом уровнях (Нуллер, Михаленко, 1988).

Отмечаемый многими исследователями патомор<£оз депрессии выражается в усилении склонности к соматизации, росте числа маскированных депрессий, что приводит к стиранию дифференциальных различий ( Klelholz. 1072, Plchot, 1973, Lopez Ibor. 1973, Kiev. 1974, Lesse, 1980, Ануфриев, 1978, Десятников. 1981, Вертоградова, 1984). Широкий диапазон депрессивных проявлений осложняет диагностику и порождает множественность классификаций, критериев и оснований. Среди клиницистов нет единства во взглядах на трактовку и дифференциаЬт депрессивных состояний. В зарубежных психопатологических исследованиях ведется широкая дискуссия по этому вопросу (Klloh, Gars1de. 1963. Mendelson, 1967. Volpe, 1971. Cole. 1978, Corfman, 1979, Herbst, 1989). Наиболее представительны две тенденции. Согласно одной точке зрения все многообразие депрессивных состояний можно расположить в виде определенного континуума по мере нарастания глубины и выраженности симптомов (Kerrfell, Gourlay, 1970, Sartor1us, 1983).

Другие исследователи, сосредотачиваясь на эмоциональном аспекте расстройств, предпочитают говорить о трех различных смыслах понятия "депрессия" (Secunda, 1973): эмоция печали, так называемый уровень нормального реагирования, своего рода "болезнь нашего времени" (Bibrlnsr, 1968; Klernan, 1074); депрессивный характер, депрессивная личность и депрессивный стиль (Chodoff. 1974, Andrew, Nelson, 1990); депрессивный синдром, т.н. клиническое депрессивное состояние, сходное по сути с классическим понятием "меланхолия" (Friedman, 1974; Arieti, Berrporad, 1980), охватывайте комплекс аффективных, когнитивных,

мотивационных, вегетативных проявлений, тага® как и поведенческие реакции (Beck, 1957, Schuylor, 1974).

Анализ психиатрических исследований показывает недифференци-рованность клинических критериев, явную недостаточность одностороннего подхода. Трудности дифференциальной диагностики приводят к необходимости учета психологических факторов заболевания. Психологический диагноз становится ванным условием распознания сущности психических аномалий (Pope, Scott. 1964).

Б §2 были рассмотрены различные теоретические позиции, с которых решался вопрос о психологических причинах возникновения и стабилизации депрессии. Психоаналитическая интерпретация проблемы основывалась на понятиях "потеря любви" (Abraham, 1968, <Хрейд, 1984), "нарциссическая личность" (Levin,1968, Cole, Schatzberg, 1978), "оральная предрасположенность" (Chodoff,1974), "инфантильное разочарованно", "депрессивная позиция ребенка" (Gaylin, 1968, Klein,' 1968, Spitz, 1968, Bowlby. 1973, Fr ledman,1974, Jacobson. 1980, Holland, 1935, Соколова, 1980, Лангмейер, Матей-чек, 1984), трактуемых как важнейшие факторы депрессивных расстройств. В процессе развития данного направления происходило смещение акцента с анализа феномена реакции на потерю объекта любви на феноменологию утраты Я (Fenichal, 1S68, Rade,1968, Zotzol, 1968). Главная заслуга психоаналитического подхода видится с том, -дто фокус исследований Сил сосредоточен на изучении связей эмоциональных расстройств с особенностями влеченчй, яела-иий, поведения, представлений о себе, глубинных механизмов эмоций. Наибольшее значение для наиего исследования nveoT выве-и и предположения о кокфлшсткости мотивационной сферы, амбивалентности самосознания, роли бессознательного, защитном характере депрессии.

В отличие от психоаналитической когнитивная модель депрессии базируется на том положении, что ведуцие симптомы депрессии, такие как печаль, слабость или полная утрата мотивации, суицидальные желания сказываются в зависимости от особенностей познавательных процессов. При этем выделяется комплекс когнитивных на-руиений, ставший классическим : негативное видение окружаюыюго мира и жизненных событий, отрица-елг :юе представление о aöf •» чегатипнал оценю будущего, т.н. гагнитивная депрессивная тоиа-да В дальнейшем поиск когнитивных детерминант депрессии основы-• палея на признании реалистичности самовосприятия таких лиц

(Nelson, Cratghoad, 1977, Alloy, Abramson, 1979). Особое развитие проблема сосредоточенности на своем Я получила в теории- объективного самосознания (Duval, Vlcklund, 1972, Vlcklund, Frey, 1G80), при изучении "самосфокусированного внимания" (self-focused attention) (Pyszczynskl, Greenber?, 1087, Carver, Scheier, 1981), при анализе атрибутивных стилей (Garnelen, 1984, Вге*т, 1985, Sweeny. Anderson, 1985. Ingraai; ""1990, Baumeister,1990). Названные факторы предлагались в качестве механизмов того, как и почему депрессивные пациенты приходят к стойкому негативному взгляду на мир и на себя. Расширяя свои объяснительные возможности, представители когнитивной ориентации использовали достижения теории когнитивной мотивации (Bandura, 1977, Abramson, 1978 и др.).

В рамках бихевиорального^лодхода депрессия описывайся как синдром поведения. Это определение включает указания на дисфорию. самоосуждение, чувство вины, социальную изоляцию, соматические проявления, снижение активности. Эмоциональные нарушения при депрессии ставятся в зависимость от низкого уровня положительного подкрепления (Uewinson, 1974); депрессивные чувства объясняются с позиции теории "выученной беспомощности" (Seligroan, 1975, Abramson. 1978); к причинным детерминантам относится снижение способное"й к контролю, .управлению своим поведением (Schwarzer. 1984).

Самостоятельное значение приобрело направление исследования социального контекста и межличностных отношений, изучения социальных факторов депрессии, таких как ' неустойчивость, шаткость повременного общества, смена ценностей, упадок морали, развитие чувств бесполезности, оторванности, отчуждения, потеря безопасности, утрата привычных социальных ролей (Klev, 1974, Köndell, Vatson, 1589. Наэм, 1984). С проблемой депрессии тесно связывается проблема одиночества, психологический смысл которого объясняется долговременным когнитивным и бихевиоральным дефицитом отношения с другими людьми (Вейс, 1989, Лепло, 1989, Перл-ман, 1989, Янг, 1989). Анализ депрессивной личности сквозь призму ее социальных связей сближает данный подход с теорией отношений личности, разрабатываемой в отечественной школе В. Н. Мясище-вым (1960) и его последователями.

В §3 представлены ведущие направления психологического изучения депрессии в отечественной школе. Отмечается существование

двух тенденций. Одна из них связана с описанием психологических аналогов клинических классификаций и типологий, созданием психологического обеспечения психиатрического диагноза (Криворучко, 1975, Шостопалова, 1083, Драгунская, 1983, 1984, Пыцарева. 1986, Шостакович, 1985 и др.). Основная задача названных исследований сводится к определению психологических особенностей в зависимости от нозологической сущности и феноменологическому анализу различных вариантов депрессивных расстройств." Шнее представительна тенденция поиска психологических закономерностей, механизмов депрессии как обобщенного феномена, независимо от клинических вариаций. К этому направлению отчасти можно отнести исследование функций смысловой регуляции деятельности у больных, перенесших психическую травму (Ыазур, 1983), а также'анализ эмоциопально-ценностного самоотношения при депрессии в свете аффективно-когнитивных вгаимодейсГ.вий (Соколова, 1989). с

В заключении главы долается вывод о целесообразности всестороннего охвата психологических факторов внутреннего мира депрессивного больного. В этом смысле перспективным представляется исследование анализа целостных проявлений жизнедеятельности человека, таких как "индивидуальный стиль" (Adler, 1969), "жизненный стиль" (Bonlnra, 1966; Klerman, 1974), "сценарий" (Берн, 1988), "жизненный стереотип" (Бэ-угок, 1988), "личностный стиль" (Соколова, 1971, 1976. 1089, 1091), раскрывающих суть взаимоотношений человека с окрукащей действительностью, субъективно-пристрастный характер этого процесса, системность взаимодействий отдельных психологических составляющих.

• В главе III ("Пути и способы решения проблемы эмоциональной регуляции поведения при депрессии") выдвигаются гипотезы, задачи, основные принципы исследования; описан экспериментально-методический комплекс, дана обпая характеристика группы пациентов.

Целостный подход к анализу сложного интегративного процесса эмоциональной регуляции поведения при депрессии позволил выделить в его структуре собственно аффективный компонент (переживания, чувства потери, обиды, безысходности, своей ненужности и т.п.), повадончоский (двигательная заторможенность, стиль реагирования и межличностного обшения, роль в ситуации), моттгояшгон-вьй (осознаваемые и вытесненные потребности и мотивы), когкмгкв-taöi (совокупность представления). Подобная расширительная трактовка поднимает вопрос о различении в едином процессе эмоцио-

пальмой регуляции внешнего феноменологического плана, связанного с аффективными и поведенческими проявлениями и внутренних объяснительных механизмов. Факторами, опосредующими депрессивный спектр эмоциональных и поведенческих реакций, предположительно считались особенности потребностно-мотивационной сферы и те стороны когнитивных процессов, которые касались представлений пациентов о себе (образ Я), а также совокупности мировоззренческих представлений (жизненный сценарий).

Сопоставляя данные клинического и экспериментального исследований, мы стремились выявить особенности мотивационного и когнитивного компонентов и проследить их ведущую роль в аффективных и поведенческих нарушениях при депрессии. Кроме того, признание сложности и многообразия форм и проявлений этого вида психического неблагополучия ставило задачу классификации и описания различных вариантов нарушения эмоциональной регуляции поведения депрессивных больных.

При разработке экспериментально-методической модели исследования учитывался ряд требований, способствующих реализации личностного подхода, традиционного для отечественной патопсихологии (Зейгарник, 1971, Ыясищев, i960). К ним были отнесены: 1) принцип изучения индивидуально-типических особенностей и своеобразия отдельной личности, глубокий и полный анализ каждого клинического случая; 2) всесторонний анализ самоотчетов, дающий возможность проникновения в субъективную реальность, личностные смысли, систему отношений испытуемых; 3) исследование биографического материала, что позволяет получить представление о деятельности человека на поведенческом уровне, жизненном пути личности.

В качестве основного метода было выбрано патопсихологическое исследование, как наиболее полно отвечающее поставленным задачам и отмеченным принципам личностного подхода к изучению психологических факторов эмоциональной регуляции поведения. Использовались методики: "Кто я?", "самооценка", "уровень субъективного контроля" (УСК), "уровень притязаний", "незаконченные предложо-ния", тест Лгаера, "ценностные ориентации", "пиктограмма", тест рисуночной ассоциации (Розенцвейга). TAT. В целом экспериментально- психологическое исследование составлялось по типу поэтапного, "спирального" погружения во внутренний мир, пациента, начиная с самых открытых, доступных сведений, содержащихся в пря-

мых высказываниях Сольного и кончая глубинными проективными методами. Данные методик сопоставлялись между собой и с данными истории болезни, беседы с больными, с наблюдением за их поведением. Интересующие нас динамические и содержательные особенности (система потребностей, особенности мотивации, образа Я. совокупность мировоззренческих представлений) выступали на различных уровнях осознания пациентом и под разними углами зрения. Благодаря этому стало возможным многоплановое исследование особенностей и механизмов, эмоциональной регуляции поведения при депрессии, целостный анализ отдельных компонентов этого процесса в их функциональной взаимосвязи. Личностноцентрическая направленность исследования обусловила как подбор методик, так и количественный и качественный состав группы пациентов. Всего было обследовано 43 пациента с ведущей депрессивной симптоматикой в рамках

и неврозов. Исследование проводилось в отделении аффективной патологии в П5 N 4 им. И К. Ганнушкина, в кризисном стационаре при РКБ N 20 Бабушкинского района г. Москвы и в отделении неврозов ПБ N 12 г. Москвы. Все Сольные были консультированы психиатрами названным отделений.

В главе IV на конкретном клиническом материале анализировались потребностно-мотивационные механизмы эмоциональной регуляции поведения при депрессии. Прежде всего внимание обращалось на особенности, имеющие значение детерминирующих факторов в слу своего влияния на эмоции и поведение.

Исследование специфики системы потребностей депрессивных пациентов позволило выделить специальный механизм {юссашш на псовншогребностм. При этом под псевдопотроОностьв понимается доминирующая потребность, определяющая на текущий момент взаимодействие человека с окружающим миром, наиболее тесно связанная с актуальным переживанием. Особенность ее состоит в том, что она, появляясь на фоне фрустрированных потребностей, взметает то, что остается за пределами осознания человека, приобретает статус ведущей потребности, ее достижение считается единственно необходимым и способным вернуть к нормальной жизнедеятельности.

У обследованных пациентов обнаружено два типа псевдопотребностей. Для одной группы пациентов характерно наличие психологической псовдопотробкостя, в основе которой лежит стремление разрешить личностные проблемы. Депрессия при этом зачастую возникает как реакция на ситуацию, но не является реактивной в традиционном

. - 14 -

понимании, т.к. психотравмирующая ситуация может продолжаться долгое время, будучи достаточно очевидной для пациента, и локализуется в определенной сфере его жизнедеятельности. Пациенты в этом случае более рефлексивны, погружены в переживание собственной ситуации, приведшей к декомпенсации, склонны к анализу отношений между' участниками психотравмирующих событий. Они предполагают, что в основе возникновения депрессии лежат психологические причины, но неверно их формулируют, не распознавая сущность истинных конфликтов.

Для другой группы обследованных больных ведущей оказалась союхо-псмямоская потребность, т.е. основным желанием пациента являлось преодоление болезненного состояния самого по себе, в то время, как за ипохондрической направленностью скрывались симпто- . мы личностного кризиса. Однако несмотря на критичность пациентов своеьу состоянию внутренняя картина болезни была по сути маской, защитной преградой в плане постижения глубинных психологических причин депрессии. Больные фиксировались на состоянии собственного пдоровья, причем не устанавливалась связь депрессии с конкретными жизненными событиями, с личными проблемами. Эмоциональное состояние неудовлетворенности глобально, охватывает весь пройденный отрезок жизни. Данный тип депрессивного состояния связан не только с фрустрацией основных психологических потребностей, но и касается глубинных процессов, затрагивает экзистенциальные сущности, такие как задачи самоактуализации, по-* • иск смысла жизни, проблемы личностного роста. Уход в болезнь оказывается спасительным механизмом, отдаляодим или же снимаицим мучительные сомнения и искания. На конкретных клинических случаях показано, что фиксация на псевдопотребности независимо от ее типа и содержания становится препятствием на пути формирования новых мотивов, осознания истинных психологических причин депрессии и выхода из нее.

Фиксация на псевдопотребности и в более обдам плане на воне конфликта (будь то личностные проблемы, болезнь или ситуация) смекает акшот с необходимости овладения эмоциями, адекватной регуляции своего поведения на депрессивное переживание психот-раьмы и глобальной неудовлетворенности. Подобный смысловой сдвиг характеризует нарушение смыслообразуксэей функции эмоциональной регуляции.

Анализ депрессивной мотивации основывался на разделении ее на

внешнею и внутреннюю, т. е. в соответствии с конфликтностью системы потребностей на явно действующие, поверхностные мотиеы и глубинные, не представленные в сознании пациента, но тем не менее обуславливающие его поведение. Наличие осознаваемой внешней и скрытой внутренней мотивации порождает "феномен двойкой мопгза-ции" (Божович, 1972), определяющий конфликтность мотивационной сферы и одновременную детерминацию поведения разнонаправленными мотивами. Мы предположили существование четырех генеральных попарно противоречивых мотивационных тенденций: досткя&ния н хзбо-гакиз, самоутверждения и зависимости. Мэтивационкая направленность проявлялась в экспериментальных поведенческих тактиках, эмоциональных реакциях, в отношении к экспериментальной ситуации, в проективной продукции. Было установлено, что в результате сложного неразрешимого конфликта снижается побудительная сила отдельных мотивов, что соответственно приводит к ослаблению побудительной и усилению защитной функций эмоциональней регуляции поведения. Феноменологически мотивационный конфликт выражается в установке на самоограничение, защитных тактиках самооправдания, самообмана и самовозвеличиванкя, искажающих картину мира я образа Я, позволяют сохранить субъективно-комфортное самостнсыение (Соколова, 1939, 1991), в аффекте неудовлетворенности, понимаемом в широком смысла слова как неудовлетворенность собой, неудачами в эксперименте, сложившимся положением, жизненной ситуацией.

При сопоставлении системы потребностей депрессивных больных и мотивационной специфики возникает вопрос, какому мотиву соответствует выделенная сомато-пснхическая псевдопотребность, т.е. потребность выздороветь, преодолеть болезненное депрессивное состояние. Как показал аналнэ индивидуальных случаев, эта потребность вписывается в мотивационное поле любого из рассмотренных видов мотивации в зависимости от сжала, который придается пациентами болезни. Депрессия может быть для пациента поводом привлечь к себе внимание, вызвать проявления заботы, участия со стороны близких (мотивация зависимости), средством самоутверждения, доказательства своей неординарности, исключительности, повышения уважения к себа (мотивация самоутверждения), способом ухода от неразрешенных жизненных проблем, бегством от себя (мотивация избегания), причинным объяснением своей несостоятельности в наиболее значимых сферах жизнедеятельности (мотивация достишмя). Личностный смысл, "смысл для себя" депрессии'стано-

вится индикатором прежде всего ведущей внешней мотивации поведения, тогда как ее глубинные причины следует искать в истоках скрытой мотивации.

Глава V посвящена исследованию когнитивных детерминант эмоциональной регуляции поведения при депрессии, а именно стереотипов, конфигураций, охватывающих мировоззренческие представления пациентов о себе, об окружающем мире, о будущем. Содержание этой когнитивной детерминанты составляют темы, связанные с ведущей проблематикой пациентов, входящие в зону конфликта: любовь и счастье, взаимоотношения между мужчиной и женщиной. Срак и семья, детско-родительские отношения, воспитание детей, профессиональное призвание, болезнь и здоровье, жизненная позиция, успех и неудача, судьба и т. п. Как показал анализ клинических и эксперимен- . талыш фактов, у депрессивных пациентов складывается совокупность относительно постоянных, плох1 корригируемых представлений, которые можно назвать стереотипными, учитывая их жесткую задан-ность и слабую подверженность внешним влияниям. Как правило, эти воззрения не отвечают объективному ходу событий и не укладывается в сложную диалектику жизни. Но в это же время, будучи безоговорочно усвоенными пациентами, они становятся ригидным и относительно постоянным "руководством к действию". Закрепленные в виде установок личности данные представления затрудняют, приспосблоние к условиям конкретной ситуации, выход ва ее рамки, ставят ограничения вариативности поведения, приводят к периодическому повторению аналогичных психотравмирующях ситуаций. На основании полученных результатов стереотипные мировоззренческие представления депрессивных пациентов были сгруппированы по их ведущей содержательной направленности и разделились на ии^шгогльда-рошлгпгчосэткз, фазал&к!>-п&ссздистичеаэю, агоцолтрачвскиэ в социально одобряешь». Еиявление четырех разновидностей стереотипных представлений происходило с учетом преобладающего содержания в отдельном случае. У сольных, объединенных на оскозе доминирующего жизненного сценария, соответствующие мировоззренческие представления ягля-сгся ведущими, т. е. обнаруживаются наиболее выпукло и полно и оп-;-елел?»)т жизненный стиль и характерные поведенческие стратегии и тактики.

В данной гиазо подробно рассмотрены все названные типы в отдельности в сочетании с анализом мшешюго пути личности, а такте подтверждено влияние эакх факторов на нарушение регулирую-

шей роли эмоций. Как мы пытались продемонстрировать, содержание стереотипных представлений (инфантильно-романтических, фатально-пессимистических. эгоцентрических, социально одоОряемых) определяет специфику мировосприятия, своеобразие внутренних правил, ожиданий, установок в соответствии с устремлениями пациента, имеющимся у него жизненным опытом, представлениями о себе, о социальных эталонах, о будущем, наполняет их смыслом и личным значением, значением для себя. Стереотипные мировоззренческие представления ложатся в основу юсзнонмэго сценария, понимаемого здесь как сложная специфическая программа, складиваюшая'ся в процессе жизнедеятельности с учетом ожиданий, предположений и умозаключения человека, опирающаяся на систему потребностей и ведущую мотивацию и.прогнозирующая конкретное поведение в различных ситуациях.

} Специальным предметом анализа выступили представления депрессивных пациентов о себе, т.е. особенности образа Я и его функциональное значение. Результаты исследования позволили сделать вывод, что основополагающей характеристикой образа Я депрессивных Сольных является его амбивалентность: противоречивое сочетание внешнего и внутреннего Я, а такяе противопоставление реального и идеального Я.

Внешний образ Я ориентирован на окружающих, несет в себе коммуникативные функции, отвечает слетавшимся стилям общении и стереотипам поведения, имеет защитный характер. Он "удобен" для'пациента, т.к. позволяет объяснить для других и для себя возникшую ситуацию, свое депрессивное состояние, не затрагивая внутренний образ Я. Самоподача соответствует внешней мотивации и псевдопот-. .. ребностям. Она осуществляется с расчетом на обратную связ!- и строится по принципу "я - это я глазами других". Пациент воспринимает себя с позиции социальных ожиданий и стремится к поддержанию своего "публичного Я". Внутренний образ Я является источником скрытой мотивации, не восприимчив к внешним влияниям и закрепляет выбранную пациентом роль: мечтателя, пессимиста, неудачника, конформиста. в зависимости от жизненного сценария. Внутреннее Я преследует цели самообмана, самооправдания, самовозвеличивания, самокритики, самообвинения, в зависимости от преобладающего отношения к себе.

По результатам исследования, позволяющим сопоставить "автопортрет" и "портрет" испытуемых, было выявлено несколько вариан-

. - 16 -

тов сочетания внешнего и внутреннего Я депрессивных пациентов. Наиболее часто наши пациенты демонстрировали так называемый "объектив!шй" образ Я. "Объективная" самоподача осуществлялась с акцентированием как негативных, так и позитивных, по мнению пациента, качеств. При этом амбивалентное внутреннее Я по принципу комплементарности содержало характеристики, воспринимающиеся с 1) одобронмеи, 2) оправданием или же 8) критически. Как правило, "объективный" образ Я оставался лишь знас-мым, заученным, но не включался в систему регуляции поведения.

Противопоставление самокритичного внешнего и одобряемого внутреннего Я было характерно для приверженцев романтического и социально желательного сценариев. При этом образ Я носил отпечаток идеализированных или нормативных представлений, боролся меж- . ду соответствующей ролью и фрустрированными желаниями и потребностями и сказывался на ношении регулирующей роли эмоций в той мере, насколько противоречивы были его демонстрируемая и'скрываемая стороны.

"Объективному" внешнему образу Я с самокритической направленностью может противопоставляться, помимо одобряемого, и оправдываемый внутренний образ Я, вызывающий сочувствие у пациента Наиболее часто таксе сочетание встречалось у пациентов с пессимистической установкой. Внутреннее Я пациентов при этом содержит характеристики, свидетельствую©«; о беззащитности, ранимости, о высоких нравственных и эмоциональных качествах и рассчитано на самооправдание. Ьтот образ удовлетворяет пациентов в том смысле, что им удается реализовать свои глубинные потребности. Депрессия для них не только причина и следствие нарушения эмоциональной регуляции поведения, ко и сродство защиты и воздействия на окружающих. Пациенты бессознательно оправдывают фрустрируеюе Я и ожидают получение естественной компенсации в виде опеки, доброты, поддержки, сердечности, безусловного принятия - всего того, чего им не хватает в повседнетой жизни.

В слу чае, когда "объективное" внесшее Я имеет позитивную окрашенность, т. е. тенденцию к самооправданию и самолюбованию, внутреннее Я пациента обнаруживает склонность к констатачии ^оСств^нкой ударбностк, дефнцитардости. Такое сочетание амбива-лэ! :нос;и бы"о отмечено у пациентов с.эгоцентрической установкой о ведуикй псег.допотреОьостью психологического содержания. У друге!*. части больших с псэвдопотресжостыо поматс-психического содер-

жания ш наблюдали полностью одобряемое, благополучное представление себя. На фоне обманчиво-благополучного внешнего образа Я только состояние здоровья оценивалось пациентами адекватно критически. Такой самоподаче противопоставлялся внутренний оСрао Я, слабый не только в смысле своей уязвимости, незащищенности, ущербности, но и в плане когнитивной оснащенности: закрытый, плохо дифференцированный, бедный.

Был сделан вывод, что представления о себе депрессивных Сольных не включаются в систему эффективного управления прведением, оказываются детерминирующим фактором нарушения эмоциональной регуляции поведения, приводит к дезинтеграции, т.к. стойкая конфронтация внешнего и внутреннего образа Я обрекает пациента ка бездействие и дедрессивнкэ переливания. Амбивалентность образа Я приводит к нарушению функций оценки и контроля, которые призвана выполнять эмоциональная регуляция поведения.

В главе VI на основании . полученных результатов проводится обобщение представления о специфике психологических факторов нарушения регулирующей роли эмоций при депрессии. Последующая разработка проблемы концентрируется на описании целостных форм взаимодействия мотивационных и когнитивных детерминант эмоциональной регуляции поведения. В качестве объяснительной модели предлагается понятие "допрссснЕниа сцзкцягЗ". С одной стороны, его можно трактовать как результат отступления жизненного пути личности от намеченного жизненного сценария. Вместе с тем, он определяет направленность поведения и содержание эмоций, закрепляет сценарную роль пациента и является отражением усвоенных стереотипных представлений.

По результатам психологического анализа историй болезни и экспериментального исследования было выделено три типа депрессивных сценариев: личностный, клинический и ситуационный. В основе 'предлагаемой классификации лежит зона конфликта, т.е. субъективная трактовка пациентом причин депрессии, та психотравмируюиая проблема, которая целиком захватывает пациента В зону конфликта могут эходить личностная проблема, с трудностями решения которой связывает пациента депрессивное состояние, болезнь сама по себе и психотравмнрующая ситуация. ,

При личностном депрессивном сценарии ("Все несчастья в том, что я не могу решить свои проблемы") причина возникновения н длительности депрессивного состояния видится в сабе. Депрессия

объясняется как результат неумения справиться с личными трудностями.

При клиничоском ("Болезнь мне мешает жить") и ситуационном ("Если бы не ситуация, все оыло бы нормально") депрессивных сценариях причина усматривается вовне: депрессия расценивается как проявление болезни или реакция на психотравму.

Специфика стереотипных мировоззренческих представлений накладывает характерный отпечаток на каждый ив выделенных типов. Таким образом, два параметра создают двенадцать вариантов депрессивных сценариев (см. табл. 1).

В данной главе созданная классификация наполняется содержанием. При анализе каждого варианта дастся психологическая квалификация специ&жи депрессивного расстройства, прослеживаются особенности и взаимодействие мотивашюнных и когнитивных детерминант, нарушение комплекса функций Лоциональной регуляции поведения. описывается схема вапуска и последующего развития депрессивного сценария.

Как сгшдетельствуют результаты психологического исследования, в рамках депрессивного сценария ведущее значение приобретает аффект неудовлетворенности, понимаемый в шроком толковании как разновидность экзистенциальной проблемы, как глубокое внутренне недовольство собой, оостоятельстнами, своей жизнью, линией судьбы. Анализ экспериментальных и клинических данных позволил вычленить комплекс взаимосвязанных психологических условий, необходим мых и достаточных для возникновения "аффекта" неудовлетворенности, являющихся также психологическими факторами нарушения эмоциональной регуляции поведения при депрессии. Результирующим становится базовый психологический депрессивный конфликт - между ведаемым и действительным, между ожидаемым и получаемым, между тем. что заложено в человеке (объективно или по его мнению) и тем, как он это реализует, приводящий к нарушению эмоциональной регуляции поведения.

Особенности эмоциональной регуляции поведения яри депрессии определяются преобладанием роли мотивационных или когнитивных факторов в картине нарувений. Выдолены два типа цэтивационно-когнитивных взаимодействий. Первый образован аналой "мэттшщаошгео тормсвэда» - когнитивное погружаю*»". Ьедуьая роль здесь принадлежит мотивашкжному конфлтггу, системе потребностей. Пптребност-ко-мотивационные механизмы оказывают дествПилизнрушзб влияние на

Tiîi.1. liaecitmui шпесшм cum«».

TOKiEd «í- sttptt- «pía сиги) С5Езгрп1 Шаапаш- pciajnmexií taraiiio-tteciaierntcwl 3ro«jmitcnl Сшшво-eiWpit-íii (scpianeartl

iSHKTKI1 1 •Jen бв I! HO« !ПШ TNUwm, tet iopí» (« ísn ш рскапт" Тег* (а к «oí iirat трш&сп. ВСt 6mo tu Et rai «рано* •Км ismf тршосп îiiatr ut io6mc> Bctro, uro 1 I!1>' Чей fa 1г w* шгм ълехп, 7 sen cet Сто Eu. tai r cuti*

'Ect ittvícni s reí. 4« i if mn renn CEOi tMiitia" г [СПОКГПКШ J с t В 1 0 1 ОТ ? t í 1 í С T 1 Писана la itiam разреип пиоспв; ¿pcííeiii)

з тишет» « cmeretputin caxomtputtii и шггви азбеггам i ¡OCnitEIÎ jpcrutm к tUCITBCWlIM

( «OtTSItBU I мбггави tocT*iei«i i • JäEICmcl» ca»orr«tputi»i i запсмосп (зкгач i Ш1СНОСП

J 'síitmsjal' ípmitciutf 'tíwín&íiii' KITHfCttl 'oswxnmr cipiEj.vs.atnu 'MvpintsiJ' mTHtltll

* i OMPItlKI ospatwutma wimtcul маркий

L'iWtcttl i 'Есл f» it mi MltîBV, set tino ti im rat рвштм' 'lern es к m tiJCJl, BCt SUM (u (t rai *paW •foi Seitjr «ист ut ictmci setro. wt i асчГ •Ecu tu it (citiiv, 7 «tu set two eg ЫХ t tBUV

'Ешзн ce «гнет nn' г С s » з т о - пишет itinxtrptlncti Hsicai*i u ышп cpteaoïtn íortmtjot состзп«!

} :гегсххосп « C2J07T8SPUe«*I CÜSt/TtiPUtEll » miirisu ufcraiii 1 ICCnitEII 1КТШ11! I tixomtPUtiïi

4 досгпеш i ¡JííríII! ïiCTKitîïl I запешея caiomtrutiii t загчшеп utcrnit I нмеичсп

! 4f-. Ш11И' Miroiterai 'iiMmuït* irimical eiowitm tiarotoinna 'itHmü.r IPíTUtCHl

1 ciífpicna «врашгаюЛ C/IÍLÍ, персы! cícíptt'ia

Стгкша 1 'leu 6» it ttenm* IICTH, Kí «orí» (u fm ra pciaamt»' 'lut ба ¡t огстог rtikcna, set toi fs st та «рам»' 'let cscrosTfiicrri MtJBr Ht ЛС-CïTVC» . tetro, ЧСГО IW •Ген и It OSCTOSrt-IkCTta, ! «Hl ECt tai» fu ш ; rati'

•ген su !t сет и i, все íiio и с г грш«' г ! с e a a » i o r p 161 с с T i ((«eaiii sa iDSoro tMmiui lt'tMlT3B*t|

i >аы»шп I cacmtpmsiii cartmtputiii к xibtraaii i:f;raîii i iccnmii лиг««»« » егчоггмгак"

i tccmtui 1 iiterïKi ÎSCmitHI I JÍEJCIStCTl caomtputm 1 JJEXttHOCTl r.ftrstii к jaEsceiocn

s •ííítrmr,;*' mmwai 'есшгши!' winucnl «Mpstiral îiarstnn»ïl чбитрпч' mnvmi

s eaeíptml c:pa!iï53(icl СПИ», ÍHFKSt (ItíPIfKll

О'яинмм: I - c(t(titiii вазеи« «шаги I • ccstPKint ¡«уоютрнмсп J • tJtsiii »nnwi

эмоции и поведение, становятся фактором, запускающим депрессивный сценарий. Депрессия приобретает защитный, замещающий характер., В результате "мотивационного бессилия" происходит когнитивное погружение, уход в себя: сосредоточение на анализе своего Я, своей ситуации и своей роли в ней, на умозаключениях, навязчивых размышлениях. Однако, когнитивные факторы также не включаются, а систему регуляции поведения, затрудняя адекватную оценку, контроль, предвосхищение. Депрессия оказывается спасительным состоянием, мзбаЕляютам от необходимости разреаения ситуации личностного кризиса. Подобный тип мотивационно-когнитивного взаимодействия свойственен при доминировании пессимистических и нормативных мировоззренческих представлений. :

Второй тип взаимодействий ("копошшноа торможение - аффокти-еноэ погружение"), типичный для пациентов с ведущими романтическими и эгоцентрическими представлениями, Характеризуется подавлением митквационного компонента эмоциональной регуляции поведения Слабость, неразработанность, незрелость, недифферзнциро-ванность представлений, "когнитивное бессилие" приводят к аффективному погружении. Еследптьие этого происходит дисбаланс в систкме мотивационно-когнитивного взаимодействия в сторону пот-ребностно-мотивационных факторов, а именно, усиление фрустрации басовых потребнос^й, фиксация на псевдолотребностях, закрепление мотивационного конфликта. Пациенты оказываются не в состоянии адекватно оценивать ситуацию, свое поведение. Находясь под властью ригидных идеализированных установок, эгоцентрического мировосприятия, они погружаются в пучину депрессивных переживаний, не видя путей выхода из создавшегося положения, пассивно подчиняясь депрессивному сценарии Нарушается комплэдо функций эшцио-нальной регуляции. Депрессия становится бегством от себя, убежи-п»зм от осознания собственных проблем.

■ВЫВОДЫ

1. Эмоциональная регуляция- поведения при депрессии является комплексным, многофункциональным психически« процессом, в котором в единства и взаимодействии сосуществуют собственно афф.мяуген'.'й, мотиваиионный, когнитивна и поведенческий компоненты, Внеплое проявление нарушения регулирующей роли эмоций выражается в особенностях чувств, переживание, поступков,'поведения. Внутренними механизмами, детекминкрукад/ми депрессивный спектр эмэщшадыда к поведенческих рееилаий, выступает потребностно-мотньационныв фвкто-

ры и когнитивные особенности образа Я (совокупность представлений о себе) и жизненного сценария (стереотипные мировоззренческие представления).

2. При депрессии происходит разрушение целостного комплекса функций эмоциональной регуляции поведения. Отмечается нарушение функций: побудительной (стирание аффективной окраски мотивов, общее оскудение мотивационной сферы), предвосхищающей (блокировка будущего, общее негативное отношение к лизни),, смыслообразугаей (смысловое смещение в сторону актуального переживания, _ фиксация на отрицательных эмоциях и их субъективной трактовке), оценки (себя, своего состояния, психотравмирушэй ситуации), контроля (эмоций, поведения; трудности преодоления депрессии). Усиление защитной функции эмоциональной регуляции поведения при депрессии проявляется в том, что все психологические факторы приобретают защитный характер. Независимо от того, лежит ли в основе, депрессии механизм "когнитивного" или "аффективного погружения", "фиксации на себе" или "бегства от себя", она прежде всего имеет смысл ухода от осознания и адекватного решения собственных проблем.

3. Воплощением мотивационно-когнитивных взаимодействий выступает "депрессивный сценарий", "определяемый как модель нарушения эмоциональной регуляции поведения при депрессии. В основе предлагаемой и описанной классификации депрессивных сценариев лежат два параметра: - .зона конфликта, т.е. та субъективная трактовка, кото рая приводится пациентом для объяснения своего состояния, и специфика стереотипных мировоззренческих представлений. "Депрессивный сценарий" развивается при рассогласовании реального жизненного пути личности со сложившимися стереотипными представлениями, формируется как реакция на невозможность реализации жизненного сценария, представление о котором складывается у пациента в процессе жизнедеятельности. В результате, развитие депрессии происходит по личностному, клиническому или ситуационному типу, каждый из которых имеет различное сценарное выражение с учетом своеобразия мировоззренческих представлений.

4. Центральным аффективным комплексом при депрессии, характеризующим нарушение эмоциональной регуляции поведения, является ":иМ?ект неудовлетворенности". Для его возникновения решающее значение имеют следующие условия, выполняющие роль психологических факторов:

- фрустрация базовых потребностей и фиксация на псевдопотребностях;

- наличие генерализованного ыотивационного конфликта;

- совокупность стереотипных мировоззренческих представлений;

- амбивалентный образ Я.

5. Полученные данные о системном строении эмоциональной регуляции поведения при депрессии позволяют расширить представления о психологической специфике депрессивного синдромообразования, дифференцировать индивидуальные различия. В зависимости от типа мо-тиьацнонно-когнитивного взаимодействия определяется выбор конкретных психокоррекционных стратегий и тактик и в целом динамика психологического контакта с пациентом.

СПИСОК ОП/Б.ШОВАНШ РАБОТ ПО-ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Отношение к экспериментальной ситуации больных истерией. -В Журнале невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 1986, UOOC/1, вып. 12,1761-1920 (совместно о Б. В.Зейгарник и Н. Ы. Верток).

2. Особенности образа Я больных истерией как фактор нарушения саморегуляции поведения. - В кн. Психология аномальных различий. Тезисы докладов 1 республиканской научной конференции "Психологические особенности людей с аномалиями развития и социального поведения и пути их трудовой и социальной реабилитации". Вильнюс; 1086, стр. 163-164.

¿. Роль эмоциональной регуляции поведения в процессе формирования гармонически развитой личности. - В кн. Социально-философские проблемы человека. Тезисы выступлений участников VII Всесоюзных философских чтений молодых ученых. М.,1987, стр, ifcu-131.

4. О путях v¡ перспективах исследования регуляции поведения при невротических депрессиях. - В кн. Психологическое обеспечение психического и физического вдоровья человека Тезисы докладов к VII съовду Общества психологов СССР.Ы. , 1939, стр. 17-18.

Ь. К вопрооу о факторах эмоциональной регуляции поведения при допрессии. - Б сб. "Б. Е Рейгарник и современная патопсихология", (в печати).

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Кулыгина, Майя Александровна, 1992 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. Теоретико-методологические основания исследования эмоциональной регуляции поведения

§1. Общие представления о регулирующей роли эмоций, их связи с другими психическими процессами

§2. Современное состояние проблемы в зарубежной психологии.

§3. Психологические исследования развития и нарушения эмоций и регулятивных процессов

ГЛАВА II. Анализ клинике-психологических исследований депрессии

§1. Клинические определения понятия "депрессия"

§2. Психологические теории депрессии

§3. Основные направления психологического изучения депрессии в отечественной школе

ГЛАВА III. Пути и способы решения проблемы эмоциональной регуляции поведения при депрессии

§1. Постановка проблемы, задачи, гипотезы, основные принципы исследования

§2. Методический подход к исследованию

§3. Характеристика пациентов

ГЛАВА IV. Исследование потребностно-мотивационных механизмов эмоциональной регуляции поведения при депрессии

§1. Особенности системы потребностей депрессивного больного.

§2. Специфика депрессивной мотивации и ее роль в нарушении эмоциональной регуляции поведения

ГЛАВА V. Исследование когнитивного компонента эмоциональной регуляции поведения при депрессии

§1. Стереотипные мировоззренческие представления депрессивного больного, задающие основные линии жизненного сценария.

§2. Особенности образа Я при депрессии и его функциональное значение.

ГЛАВА VI. Депрессивный сценарий как реализация мотива-цион-когнитивных взаимодействий и модель нарушения эмоциональной регуляции поведения

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологические факторы эмоциональной регуляции поведения при депрессии"

АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ. В последнее время отмечается возрастание интереса к исследованию многообразных аспектов процесса регуляции при различных формах психической патологии и аномалиях личности. Одной из наиболее перспективных представляется тенденция изучения роли эмоций и их детерминант в дезадаптивном поведении человека, в результате чего проблема эмоциональной регуляции приобретает самостоятельное существование и развитие. Однако конкретное проявление и механизмы нарушения этого процесса еще мало изучены, тогда как тесная связь проблемы эмоциональной регуляции поведения с проблемами мотивации, эмоций, единства аффекта и интеллекта, самосознания открывает возможности для дальнейшего развития представлений о психологической сущности тех или иных психических расстройств и пограничных состояний, поиска путей оказания психологической помощи. В данной работе выбор депрессивных состояний в качестве материала исследования обусловлен как чисто научным интересом в силу того, что депрессия, будучи наиболее типичной формой аффективной патологии, характеризуется, нарушением регулирующей роли эмоций, так и нуждами практики, поскольку по частоте встречаемости депрессивный синдром является одним из самых распространенных видов психического неблагополучия.

Традиционно депрессия наиболее полно наблюдалась и изучалась в рамках клинического подхода. Психиатрия включает широкомасштабные исследования генеза, симптоматики, течения и лечения депрессивного синдрома при определенных эндогенных и невротических заболеваниях. Вместе с тем, психологическая сущность депрессии зачастую остается без должного внимания. Существующие психологические теории депрессии выдвигают различные гипотезы происхождения этого заболевания. При этом в соответствии с методологией главенствующей концепции на первый план выступают либо аффективно-мотивационные, либо когнитивные процессы. Однако недостаточно изученным остается вопрос о роли и участии сложного комплекса соподчиненных факторов в возникновении и стабилизации депрессивного поведения. Системный анализ структуры эмоциональной регуляции поведения при депрессии позволяет подойти к решению многих теоретических и практических проблем, связанных с познанием закономерностей генеза и формирования депрессивных синдромов, особенностей внутреннего мира депрессивных больных, путей и способов психологической коррекции.

ПРЕДМЕТОМ исследования выступили комплексное строение процесса эмоциональной регуляции поведения при депрессии, а также психологические факторы, обуславливающие нарушение регулирующей роли эмоций при депрессии.

Основной ЦЕЛЬЮ данной работы является изучение особенностей и механизмов эмоциональной регуляции поведения при депрессии.

Для реализации общей цели необходимо решить следующие ЗАДАЧИ:

1. Теоретический анализ основных представлений и экспериментальных исследований регулирующей роли эмоций в поведении человека, уточнение определения и функций эмоциональной регуляции.

2. Клинико-психологическая характеристика объекта исследования, анализ личностных особенностей депрессивных больных по данным отечественной и зарубежной литературы.

3. Выдвижение гипотез, разработка модели исследования и комплекса методик для изучения факторов эмоциональной регуляции поведения.

4. Исследование мотивационных и когнитивных детерминант эмоциональной регуляции поведения при депрессии в их своеобразии и взаимосвязи.

5. Классификация и описание вариантов нарушения эмоциональной регуляции поведения депрессивных больных.

Выдвигаются следующие ГИПОТЕЗЫ:

1. Процесс эмоциональной регуляции поведения имеет многокомпонентную по строению и полифункциональную по значению структуру.

2. Детерминирующее влияние на эмоциональную регуляцию поведения при депрессии оказывает специфика потребностно-мотивационной сферы депрессивных больных.

3. К психологическим факторам эмоциональной регуляции поведения при депрессии относятся когнитивные особенности образа Я и совокупность мировоззренческих представлений пациентов.

4. Взаимодействие мотивационного и когнитивного компонентов составляет сущность предполагаемой психологической модели нарушения эмоциональной регуляции поведения.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ОСНОВОЙ данной работы являются основные положения общепсихологической теории деятельности о регулирующей роли эмоций, о связи эмоций с личностными особенностями человека, с мотивационными и когнитивными процессами, о единстве аффекта и интеллекта.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА. Данная работа представляет первую попытку исследования особенностей эмоциональной регуляции поведения при депрессии и комплекса факторов, оказывающих на нее детерминирующее влияние. Осуществлен системный анализ эмоциональной регуляции поведения, позволивший выделить в структуре этого процесса отдельные компоненты, функционирующие как единое целое: аффективный, поведенческий, мотивационный, когнитивный. Установлено, что особенности эмоциональной регуляции поведения при депрессии характеризуются нарушением побудительной, смыслообразующей, предвосхищающей функций, оценки себя и своего состояния и контроля над ним, а также усилением защитной функции.

Выделен механизм фиксации на псевдопотребности, понимаемой как замещение фрустрированных базовых потребностей. Экспериментально прослежена дестабилизирующая роль мотивационного конфликта, состоящего в одновременной детерминации поведения депрессивного больного мотивами достижения и избегания, самоутверждения и зависимости.

Проведено исследование когнитивного компонента эмоциональной регуляции поведения, выявившее в качестве психологических факторов амбивалентность имеющегося образа Я, затрудняющую адекватное управление своим поведением, и ригидность, стойкость стереотипных мировоззренческих представлений (инфантильно-романтических, фатально-пессимистических, эгоцентрических, социально одобряемых), характерных для обследованных больных.

Для воссоздания модели нарушения эмоциональной регуляции поведения впервые введено понятие "депрессивный сценарий", являющееся своего рода средоточием мотивационно-когнитивных взаимодействий. В зависимости от зоны конфликта произведена классификация депрессивных сценариев, описаны три типа: "личностный", "клинический", "ситуационный", каждый из которых имеет несколько подвидов в соответствии со спецификой стереотипных мировоззренческих представлений, что свидетельствует о многообразии психологических вариантов депрессии.

На основании полученных экспериментальных и клинических фактов сделан вывод о наличии у депрессивных больных центрального аффекта неудовлетворенности, определяющего сущность нарушений эмоциональной регуляции поведения. Выделен комплекс условий, необходимых и достаточных для его возникновения.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ. Основные результаты исследования могут быть использованы при диагностике депрессивных состояний и при выборе методов и динамики психокоррекционого контакта. Практическая работа с депрессивными пациентами должна опираться на знание комплекса факторов, детерминирующих нарушение регулирующей роли эмоций, и основываться на системном анализе целостной картины депрессивного синдромообразования в каждом конкретном случае. Ведущими направлениями психокоррекционных мероприятий должны быть индивидуализация подхода, а также анализ депрессивного сценария и последующая его переработка с учетом специфики мотивационно-когнитивного взаимодействия. При этом пациентам необходимо предоставить возможность для самостоятельного, лишь руководимого извне, но не навязанного осознания, осмысления особенностей своего Я, своего состояния, путей выхода из него, своей жизненной позиции, желаний, потребностей, мотивов.

С учетом выявленных особенностей эмоциональной регуляции поведения, имеющих личностную опосредованность, представляется малоэффективным обучение депрессивных пациентов методам психической саморегуляции, т. к. непосредственное овладение собственным эмоциональным состоянием обеспечивает лишь симптоматическое снятие депрессии, оставляет актуальными глубинные конфликты, увеличивает вероятность перехода депрессии в скрытые, маскированные формы. Для оптимизации психокоррекционных мероприятий необходимо добиться согласования методов и средств психологических воздействий с закономерностями регуляции поведения человека. В связи с этим решение вопроса о психологических особенностях структуры и функций эмоциональной регуляции поведения при депрессии приобретает особое значение для психологической коррекции.

К более общим целям психокоррекционной работы с депрессивными пациентами можно отнести поиск путей и способов самоактуализации, самовыражения, творческого самораскрытия - того, что дает удовлетворение, позволяет гасить доминирующей аффект, повышает самоуважение личности.

ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ:

1. Внутреннее строение эмоциональной регуляции поведения при депрессии определяется особенностями мотивационного и когнитивного компонентов, имеющих значение психологических факторов.

2. Специфика потребностно-мотивационной сферы при депрессии характеризуется наличием конфликтной системы потребностей и мотивов, а именно сочетанием фрустрации базовых потребностей с одновременной фиксацией на псевдопотребности и производных от них мотивов.

3. Своеобразие когнитивного компонента заключается в наличии амбивалентного образа Я и совокупности стереотипных мировоззренческих представлений, задающих основное содержание жизненного сценария.

4. Моделью нарушения эмоциональной регуляции поведения и реализацией мотивационно-когнитивных взаимодействий является депрессивный сценарий, в рамках которого имеет место аффект неудовлетворенности - центральное переживание депрессивного больного.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

- 206 --ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ВЫВОДЫ

Нами было проведено системное исследование особенностей и механизмов эмоциональной регуляции поведения при депрессии. Полученные результаты подтвердили исходные предположения о детерминирующем влиянии на процесс эмоциональной регуляции поведения комплекса психологических факторов, т. е. особенностей потребност-но-мотивационной сферы, а также когнитивных особенностей образа Я и совокупности мировоззренческих представлений, и в целом о мно-гоструктурности и многофункциональности данного процесса.

Наблюдаемые у пациентов различия отдельных психологических факторов не обнаруживают корреляций с общепринятой в психиатрии диагностической типологией депрессии. Можно предположить, что выявленные особенности эмоциональной регуляции поведения относятся к классу надклинических, позволяющих судить о психологическом имидже депрессивного больного и имеющих больший вес в плане познания сущности данной аффективной патологии и поиска путей ее психологической компенсации.

Перспективы исследования видятся в попытке обозначить отмеченные нарушения эмоциональной регуляции поведения как депрессивный жизненный стиль, определяющий в целом жизненный путь человека, подверженного депрессии.

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы: 1. Эмоциональная регуляция поведения при депрессии является комплексным, многофункциональным психическим процессом, в котором в единстве и взаимодействии сосуществуют собственно аффективный, мотивационный, когнитивный и поведенческий компоненты. Внешнее проявление нарушения регулирующей роли эмоций выражается в особенностях чувств, переживаний, поступков, поведения. Внут-

ренними механизмами, детерминирующими депрессивный спектр эмоциональных и поведенческих реакций, выступают потребностно-мотива-ционые факторы и когнитивные особенности образа Я (совокупность представлений о себе) и жизненного сценария (стереотипные мировоззренческие представления).

2. При депрессии происходит разрушение целостного комплекса функций эмоциональной регуляции поведения за исключением защитной, которая, напротив, усиливается. Отмечается нарушение функций: побудительной (стирание аффективной окраски мотивов, общее оскудение мотивационной сферы), предвосхищающей (блокировка будущего, общее негативное отношение к жизни), смыслообразующей (смысловое смещение в сторону актуального переживания, фиксация на отрицательных эмоциях и их субъективной трактовке), оценки (себя, своего состояния, психотравмирующей ситуации), контроля (эмоций, поведения; трудности преодоления депрессии). Усиление защитной функции эмоциональной регуляции поведения при депрессии проявляется в том, что все психологические факторы приобретают защитный характер. Независимо от того, лежит ли в основе депрессии механизм "когнитивного" или "аффективного погружения", "фиксации на себе" или "бегства от себя", она прежде всего имеет смысл ухода от осознания и адекватного решения собственных проблем.

3. Воплощением мотивационно-когнитивных взаимодействий выступает "депрессивный сценарий", определяемый как модель нарушения эмоциональной регуляции поведения при депрессии. В основе предлагаемой и описанной классификации депрессивных сценариев лежат зона конфликта, т. е. та субъективная трактовка, которая приводится пациентом для объяснения своего состояния, и специфика стереотипных мировоззренческих представлений. "Депрессивный

сценарий" развивается при рассогласовании реального жизненного пути личности со сложившимися стереотипными представлениями, формируется как реакция на невозможность реализации жизненного сценария, представление о котором складывается у пациента в про-цессе жизнедеятельности. В результате, развитие депрессии происходит по личностному, клиническому или ситуационному типу, каждый из которых имеет различное сценарное выражение с учетом своеобразия мировоззренческих представлений.

4. Центральным аффективным комплексом при депрессии, характеризующим нарушение эмоциональной регуляции поведения, является "аффект неудовлетворенности". Для его возникновения решающее значение имеют следующие условия, выполняющие роль психологических факторов:

• фрустрация базовых потребностей и фиксация на псевдопотребностях;

• наличие генерализованного мотивационного конфликта;

• совокупность стереотипных мировоззренческих представлений;

• амбивалентный образ Я.

5. Полученные данные о системном строении эмоциональной регуляции поведения при депрессии позволяют расширить представления о психологической специфике депрессивного синдромообразова-ния, дифференцировать индивидуальные различия. В зависимости от типа мотивационно-когнитивного взаимодействия определяется выбор конкретных психокоррекционных стратегий и тактик и в целом дина мика психологического контакта с пациентом.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Кулыгина, Майя Александровна, Москва

1. Авербух Е. С. Депрессивные состояния (диагностика, патогенез, лечение). - Л. ЛГУ, 1962, 194с.

2. Ананьев Б. Г. О проблемах современного че лове коз нания. М. Наука, 1977, 380с.

3. Анохин П. К. Философские аспекты теории функциональной системы. Избр. тр. - М. Наука, 1978, 400с.

4. Ануфриев А. К. Скрытые эндогенные депрессии. Клиническая систематика. - Журн. невропатол. и психиатр, им. С. С. Корсакова, 1978, вып. 8, с. 1202-1208.

5. Бассин Ф. В. О "силе Я" и "психологической защите". - Вопросы философии, 1969, N 2, с. 118-127.

6. Бассин Ф. В. Проблема бессознательного. - М. Медицина, 1968, 467с.

7. Белов В. П. Татаринова Е. А. Клинико-динамические особенности невротических и психотических истерических депрессий. Дурн. невропат. и психиатр, им. С. С. Корсакова, 1985, т. 85, вып. 5, с. 715-720.

8. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. - М. Прогресс, 1988, 384с.

9. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. - М. Прогресс, 1986, 421с.

10. Берток Н. М. Жизненные стереотипы больных истерией как особая форма нарушения саморегуляции. Дисс. канд. психол. наук. - М. 1988.

11. Блейхер В. М. Экспериментально-психологическое исследование психически больных. - Ташкент, Медицина, 1971, 173с.

12. Бобров А. Е. Затяжные дистимические расстройства, возникшие в условиях хронического психического стресса. - Автореф.- 210 дисс. канд. мед. наук, М. 1982, 13с.

13. Божович Л. К Личность и ее формирование в детском возрасте. М., Просвещение, 1968, 464с.

14. Божович Л. И. Благонадеждина Л. В. (ред). Изучение мотивации поведения детей и подростков. - М. Просвещение, 1972, 354с.

15. Бороздина JL В. Исследование уровня притязаний. Учебное пособие. - М. МГУ, 1985, 103с.

16. Братусь Б. С. О механизмах целеполагания. - Вопросы психологии, 1977, N 2, с. 121-124.

17. Братусь Б. С. Психологический анализ данных истории болезни, как метод исследования личности. - В кн.: Экспериментальные исследования в патопсихологии, М. 1976, с. 10-18.

18. Братусь Б. С. Психологические особенности уровня притязаний выбора целей при психопатиях. - Журн. невропат, и психиатр, им. С.С.Корсакова, 1976, т. 76, вып. 12, с. 1825-1828.

19. Васильев И. А. Поплужный В. Л. Тихомиров 0. К. Эмоции и мышление. - М. МГУ, 1980, 191с.

20. Василюк Ф. Е. Психология переживания. - М. МГУ, 1984, 187с.

21. Вейс Р. С. Вопросы изучения одиночества. - В кн.: Лабиринты одиночества. М. Прогресс, 1989,с. 114-129.

22. Вертоградова 0. П. Возможные подходы к типологии депрессии. -В кн.: Депрессия (психопатология, патогенез). М. 1980, с. 9-16.

23. Вертоградова 0. П. Волошин В. М. Анализ структуры депрессивной триады как диагностического и прогностического признака Журн. невропатол. и психиатр, им. С. С. Корсакова, 1983, вып. 8, с. 1189-1194.

24. Вилюнас В. К Основные проблемы психологической теории- 211 эмоций В кн.: Психология эмоций. Тексты. М., МГУ, 1984, с. 3-29.

25. Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. - М. МГУ, 1976, 142с.

26. Бовин Р. Я. Аксенова И. О. Затяжные депрессивные состояния. JL Медицина, 1982, 191с.

27. Выготский JL С. Мышление и речь. - Собр. соч., т. 2, М. Педагогика, 1982, с. 10-23.

28. Выготский JL С. Педагогическая психология. - М. Работник просвещения, 1926.

29. Выготский Л. С. Проблема умственной отсталости. - Собр. соч. т. 5, М. Педагогика, 1983, с. 231-256.

30. Выготский JL С. Учение об эмоциях. - Собр. соч. т. 6, М., Педагогика, 1984, с. 91-319.

31. Ганнушкин П. Б. Особенности эмоционально-волевой сферы при психопатиях. - В кн.: Психология эмоций. Тексты. М. МГУ,1984, с. 252-280.

32. Гельгорн Э. Луфборроу. Эмоции и эмоциональные расстройства. М. Мир, 1966, 609с.

33. Гербачевский В. К. Саморегуляция личности в экспериментальном ном исследовании УП. - В кн.: Психология и управление, вып. 9, Изд-во ЛГУ, 1979, с. 58-64.

34. Гульдан В. В. Исследование некоторых механизмов регуляции поведения при психопатиях. - Автореф. дисс. канд. психол. наук, М. 1975, 17с.

35. Дашкевич 0. В. Эмоциональная регуляция деятельности в экстремальных условиях. - Автореф. дисс. докт. психол. наук, М.1985, 35с.

36. Десятников В. Ф. и др. Маскированная депрессия (клиника, диф. критерии, лечение). Методические рекомендации. - Куйбышев,- sis

37. Десятников В. Ф. Сорокина Г. Т. Скрытая депрессия в практике врачей - Минск, Вышейш. школа, 1981, 240с.

38. Депрессии. Вопросы клиники, психопатологии, терапии, под ред. 3. Я Штернберга, А. Б. Смулевича. - Москва-Базель, 1971г., 168с.

39. Додонов Б. И. Эмоции как ценность. - М. Изд-во политической литературы, 1978, 272с.

40. Дорожевец А. К Искажение образа физического Я у больных ожирением и нервной анорексией. - Автореф. дисс. канд. психол. наук, М. 1986, 16с.

41. Драгунская л С. Психологические особенности эмоциональности, общей направленности личности и познавательных процессов при эндогенных депрессиях. Автореф. дисс. канд. мед. наук, JL1984, 23с.

42. Драгунская Л. С. Эмоциональное реагирование при различных типах депрессий. - Журн. невропат, и психиатр, им. С. С. Корсакова, 1983, вып. 4, с. 550-560.

43. Жане П. Неврозы. - М. "Космос", 1911, 315с.

44. Запорожец А. В. Воспитание эмоций и чувств у дошкольника. - В кн.: Эмоциональное развитие дошкольника. М. Просвещение,1985, с. 8-29.

45. Запорожец А. В. Развитие эмоциональной регуляции действий у ребенка. - Избран, психол. тр. в 2-х т. т. I, М. Педагогика,1986, с. 258-259.

46. Запорожец А. В. Роль Л. С. Выготского в разработке проблемы эмоций. - Избран, психол. тр. в 2-х т. т. I, М. Педагогика, 1986, с. 276-284.

47. Запорожец А. В. Неверович ЯЗ. К вопросу о генезисе,- 213 функции и структуре эмоциональных процессов у ребенка. - Избран, психол. тр. в 2-х т., т. I, М. Педагогика, 1986, с. 260-275.

48. Зейгарник Б. В. Личность и патология деятельности. - М. МГУ, 1971, 97с.

49. Зейгарник Б. В. Патопсихология. - М. МГУ, 1986, 286с.

50. Зейгарник Б. В. Опосредование и саморегуляция в норме и патологии. - Вестн. Моск. ун-та, сер. 14. Психология, 1981, N 2, с. 9-15.

51. Зейгарник Б. В. Теории личности в зарубежной психологии. - М. МГУ, 1982, 128с.

52. Зейгарник Б. В. Теория личности К. Левина. - М. МГУ, 1981, 115с.

53. Зейгарник Б. В. Братусь Б. С. Очерки по психологии аномального развития личности. - М. МГУ, 1980, 155с.

54. Зейгарник Б. В. Холмогорова А. Б. Мазур Е. С. Саморегуляция поведения в норме и патологии. - Психологич. журн. 1989, N2, с. 122-132.

55. Зухарь Е. В. Личность и саморегуляция поведения. - В кн.: Экспериментальные исследования по проблемам общей и социальной психологии и дифференциальной психофизиологии. - М. 1979, с. 24-27.

56. Изард К. Эмоции человека. - М. МГУ, 1980, 439с.

57. Кадыров И. М. Взаимодействие когнитивных и аффективных компонентов в структуре самосознания. - Автореф. дисс. канд. психол. наук, М. 1990, 23с.

58. Карвассарский Б. Д. Неврозы. - М., Медицина, 1990, 548с.

59. Китаев-Смык Л. А. Психология стресса. - М. Наука, 1983,340с.

60. Криворучко С. И. Особенности мыслительной деятельности у- 214 больных реактивной депрессией. - Автореф. дисс. канд. психол. наук, М. 1975, 18с.

61. Ковач Д. Проблема регуляции поведения: методология, теория, эксперимент. - Психол. журнал, 1980, N 3, с. 47-58.

62. Кон И.О. В поисках себя. - М. Изд-во политич. лит-ры, 1984, 333с.

63. Кон И. С. Категория "Я" в психологии. - Психологич. журн. 1981, N 3, с. 25-38.

64. Конопкин 0. А. Психологические механизмы регуляции деятельности. - М. Наука, 1980, 256с.

65. Копина 0. А. Исследование эмоционально регуляции мыслительной деятельности в условиях различной мотивации. - Автореф. дисс. канд. психол. наук. М. 1982, 16с.

66. Кошелева А. Д. (ред). Эмоциональное развитие дошкольника. - М. Просвещение, 1985, 173с.

67. Кун М. Макпартленд Т. Эмпирическое исследование установок личности на себя. - В кн.: Современная зарубежная социальная психология. Под ред. Андреевой Г. М. и др. М. МГУ, 1984, с. 180-188.

68. Курек Н. С. Особенности целеобразования у больных шизофренией. В кн. Экспериментально-психологические исследования психической деятельности при шизофрении. М. 1982, с. 162-185.

69. Курек Е С. Психологические исследования когнитивного аспекта эмоциональных процессов у больных шизофренией. - Журн. невропатол. и психиатр. им. С. С. Корсакова, 1988, вып. 7, с. 109-113.

70. Курек Н. С. Экспериментально-психологическое исследование функций УП у больных шизофренией. - Журн. невропатол. и психиатр. им. С. С. Корсакова, 1983, вып. 12, с. 1816-1820.- 215

71. Лавринович А. Н. Эмоциональная и рефлексивная регуляция мышления у психопатических личностей. - Автореф. дисс. канд. психол. наук, М. 1987, 23с.

72. Лазарус Р. Теория стресса и психологические исследования. - В кн.: Эмоциональный стресс. Л. 1970, с. 178-195.

73. Лакосина Е Д. Динамика невротических депрессий. - Журн. »-> невропатол. и психиатр. 1965, т. 65, вып. 5, с. 729-732.

74. Лангмейер SL Матейгек 3. Психическая депривация в детском возрасте. - Прага, Авиценна, 1984, 314с.

75. Лебединский В. В. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция. М. МГУ, 1990, 190с.

76. Левитов Е Д. Психическое состояние беспокойства, тревоги. - Вопросы психологии, 1969, N 1, с. 131-138.

77. Левитов Н. Д. Фрустрация как один из видов психических состояний. - Вопросы психологии, 1967, N 6, с. 118-130.

78. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. - Изб-ранн. психол. произв. в 2-х т. т. II, М. Педагогика, 1983, с. 94-232.

79. Леонтьев А. Н. Потребности. Мотивы. Эмоции. - Конспект лекций, М. МГУ, 1971, 40с.

80. Линдеманн Э. Клиника острого горя. - В кн.: Психология эмоций. Тексты. М. МГУ, 1984, с. 212-220.

81. Логинова Е А. Биографический метод в психологии и смежных науках. - Дисс. канд. психол. наук. Л. 1975, 215с.

82. Лурия А. Р. Лобные доли и регуляция психических процессов. - М. 1966, с. 7-38.

83. Мазур Е. С. Смысловая регуляция деятельности (на материале некоторых видов патологии). - Дисс. канд. психол. наук. М. 1983, 165с.- 216

84. Марищук В. JL Блудов Ю. М. Плахтиенко В. А. и др. Методики психодиагностики в спорте. - М. Просвещение, 1984,с. 173-185.

85. Методика определения уровня субъективного контроля. (Методические рекомендации). - М. 1984, 22с.

86. Мясищев В. Е Личность и неврозы. - Л. ЛГУ, I960.

87. Наенко Е И. Психическая напряженность. - М. МГУ, 1976, 111с.

88. Наэм Д. Психология и психиатрия в США. - М. Прогресс, 1984, 293с.

89. Неверович Я 3. Участие эмоций и мотивов в формировании детской личности. - В кн.: Эмоциональное развитие дошкольника. М. Просвещение, 1985, с. 29-44.

90. Неймарк М. 3. Психологический анализ эмоциональных реакций школьников на трудности в работе. Автореф. дисс. канд. психол. наук, М. 1962, 20с.

91. Неймарк М. 3. Психологическое изучение направленности личности подростка. Автореф. дисс. докт. психол. наук. М. 1972, 31с.

92. Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. М. МГУ, 1987, 154с.

93. Ничипоров Б. В. Патопсихологический анализ дисморфофоби-ческих расстройств у больных шизофренией. - Автореф. дисс. канд. психол. наук. М. 1982, 12с.

94. Нуллер Ю. Л. Михаленко И. Н. Аффективные психозы. - Л. Медицина, 1988, 263с.

95. Обуховский К. Психология влечений человека. - М. Прогресс, 1972, 367с.

96. Пацявичус И. В. Соотношение индивидуально-типичных характеристик эмоциональности с особенностями саморегуляции деятель- 217 ности. - Автореф. дисс. канд. психол. наук. М. 1981, 26с.

97. Перлман Д., Пепло JL Теоретические подходы к одиночеству. - В кн.: Лабиринты одиночества. М. Прогресс, 1989, с. 152-169.

98. Поляков Ю. Ф. Курек Н. С. К вопросу о нарушении положительных эмоций у больных шизофренией. - йурн. невроп. и психиатр. им. С. С. Корсакова, 1985, вып. 12, с. 1857-1862.

99. Полякова И. В. Особенности ситуационных реакций и психогенных депрессий в суицидологической практике. Автореф. дисс. канд. мед. наук. М. 1987.

100. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М. 1979, 391с.

101. Реньге В. Э. Методика тематического апперцептивного теста. - В кн.: Дридзе Т. Т. Реньге В. Э. Психология общения. -Рига, 1979, 66с.

102. Реньге В. Э. Практические занятия по социальной психологии для руководителей и специалистов н/х. - Рига, 1980.

103. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии в 2-х т. т. II, М. Педагогика, 1989, с. 140-211.

104. Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методы патопсихологии. М. Медицина, 1970, 214.

105. Рудестам К. Групповая психотерапия. М. Прогресс, 1990, 357с.

106. Савенко Ю. С. Проблема компенсаторных механизмов и их типология. - В кн.: Проблемы клиники и патогенеза психических заболеваний. М. МГУ, 1974, с. 95-112.

107. Савонько Е. И. Оценка и самооценка как мотивы поведения школьников разного возраста. - Вопросы психологии, 1969, N 4, с. 107-116.- 218

108. Сапарова И. А. Особенности смысловой регуляции деятельности при ипохондрических состояниях разного генеза. Автореф. дисс. канд. психол. наук. М. 1989, 15с.

109. Селье Г. На уровне целого организма. М. Наука, 1972, 121с.

110. Симонов П. В. О роли эмоций в приспособительном поведении живых систем. - Вопросы психологии, 1965, N 4.

111. Славина JL С. Дети с аффективным поведением. - М. Просвещение, 1966, 150с.

112. Смирнов JL М. Психологический анализ оценки эмоциональности человека. Автореф. дисс. канд. психол. наук. М. 1980, 24с.

113. Соколова Е. Т. Мотивация и восприятие в норме и патологии. М. МГУ, 1976, 128с.

114. Соколова Е. Т. Проективные методы исследования личности. - М. МГУ, 1980, 175с.

115. Соколова Е. Т. Влияние на самооценку нарушений эмоциональных контактов между родителями и ребенком и формирование аномалий личности. - Семья и школа, 1981, N 9.

116. Соколова Е. Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. - М. МГУ, 1989, 211с.

117. Соколова Е. Т. Особенности самомознания при невротическом развитии личности. Дисс. докт. психол. наук в форме научного доклада. М. 1991, 107с.

118. Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. - М. Политиздат, 1972, 303с.

119. Справочник по психиатрии под ред. А. В. Снежневского. М. Медицина, 1985, 41 бс.

120. Столин В. В. Самосознание личности. - М. МГУ, 1983,273с.- 219

121. Сурнов К Т. Изменение установок личности при алкоголизме. Автореф. дисс. канд. психол. наук. М. 1982, 11с.

122. Ташлыков В. А. Внутренняя картина болезни и ее значение для психологической диагностики при неврозах. - Журн. невропа-тол. и психиатр, им. С.С.Корсакова, 1989, вып. И, с. 22-26.

123. Тихомиров О. К(ред). Психологические механизмы целеоб-разования. - М. Наука, 1977, с. 51-67.

124. Тихомиров О. К Виноградов Ю. Е. Эмоции в функции эвристик. - "Психологические исследования", вып. I, М. МГУ, 1969, с, 3-24.

125. Тихомиров О. К., Клочко В. Е. Эмоциональная регуляция мыслительной деятельности. - Вопросы психологии, 1980, N5, с. 23-31.

126. Франкл В. Поиск смысла жизни и логотерапия. - В кн.: Психология личности. Тексты. Под ред. Гиппенрейтер Ю. Б. и Пузырен А. А. М. МГУ, 1982, с. 118-126.

127. Фрейд 3. Печаль и меланхолия. - В кн.: Психология эмоций. Тексты. М. МГУ, 1984, с. 203-212.

128. Фрейд 3. Психология бессознательного. - М. Просвещение, 1990, 447с.

129. Фромм Э. Иметь или быть. - М. Прогресс, 1990, 320с.

130. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. - т. т. 1-2, М. Педагогика, 1986, 405с., 339с.

131. Холмогорова А. Б. Нарушения рефлексивной регуляции познавательной деятельности (при шизофрении). - Автореф. дисс. канд. психол. наук. М. 1983, 17с. с. 200-213.

132. Цуладзе С. В. Чувственные отношения и невроз. - В кн.: Проблемы медицинской психологии, Л. Медицина, 1976, с. 306-307.

133. Цыцарева И. В. Роль личностно-психологических особен- 220 ностей больных в психической декомпенсации при поздних депрессиях. - В кн.: "Респ. сб. науч. тр. Ленингр. н. - и. психоневр. ин-т", 1986, 114, с. 40-47.

134. Шестопалова Л. Ф. Внутренняя картина болезни у больных с депрессивными состояниями различного генеза. Автореф. дисс. канд. психол. наук. М. 1983, 21с.

135. Шингаров Г. X. Эмоции и чувства как форма отражения действительности. - М. Наука, 1971, 222с.

136. Шорохова Е. В. Проблема "Я" и самосознание. - В кн. : Проблемы сознания. М. Мат-лы симпозиума, 1966, с. 217-228.

137. Шостакович Б. В. Свириновский Я. Е. Собчик Л. Е и др. Клиникопсихологические особенности легких форм реактивных состояний. Журн. невроп. и психиатр, им. С.С.Корсакова, 1985, т. 85, N 4, с. 579-584.

138. Эткинд А. М. Эмоциональные компоненты самоотчетов и межличностных суждений. - Вопросы психологии, 1983, N 2, с. 106-112.

139. Юферева Т. И. Роль самооценки в регуляции поведения младших школьников. Автореф. дисс. канд. психол. наук. М. 1977, 17с.

140. Ядов В. А. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. - Л. Наука, 1979, 263с.

141. Якобсон ЕМ. Психология чувств. - М. 1958, 384с.

142. Якубик А. Истерия. Методология. Теория. Психопатология. - М. Медицина, 1982, 342 с.

143. Янг Д. И. Одиночество, депрессия и когнитивная терапия : теория и ее применение. - В кн.: Лабиринты одиночества. М. Прогресс, 1989, с. 552-594.- 221

144. Abraham К. (1911) Notes on the psychoanalytical investigation & treatment of manic-depressive insanity & allied conditioning. - in: The meaning of despair. Ed. by W. Gaylin - New-York, 1968,pp26-50.

145. Abramson L. Sackeim H. A paradox in depression: uncontrollability & self-blame. - Psychological Bulletin, 1977, Y84, pp838-851.

146. Adler A. The science of living. - New york, Doubledag anchor books, 1969 - 342 p.

147. Alloy L. Abramson L. Judgement of contingency indepressed & nondepressed studuents: sadder but wiser? Journ. of experimental psychology: general, 1979, VI08, pp441-485.

148. Allport G. The open system in personality theory. Journ. of abnorm. & soc. psycol. 1960, Y61, N3, pp21-35.

149. Andrew G. Nelson M. etc. - Brit. Journ. of psychiatry, 1990, VI57, ppl3-18.

150. Ariety S. Bemporad J. Severe & mild depresion: the psychotherapeutic approach.- London,Tavistock, 1980,- 453 p.

151. Avant R. Diagnosis & treatment of depression. Psychopathology, 1987, Y20, Sup. I,ppl3-19.

152. Bandura A. Self-efficacy: toward a unifying theory of behavioral change. - Psycholog. Review, 1977, Y84, ppl91-215.

153. Baumeister R. Suicid as escape from self. Psycholog. Review,Y97, N1, pp90-114.

154. Beck A. Cognitive therapy & the emotional disorders.-New york, Intern. Univ. Press, 1976- 356p.

155. Beck A. Depression. Clinical, experimental, & theoretical aspects.- New york, Harper & Row, 1967,- 370 p.

156. Belle D. (ed) Lives in stress: women & depression.

157. Beverly Hills etc: Sage publ. 1982 - 246 p.

158. Blankstein K. Polivy J. (ed). Self-control & self-modification of emotional behavior.- New york, London, Plenum Press, cop. 1982, XI, V7 - 204 p.

159. Вibring E. The mechanism of depressio. - in: Affective disorders. Ed. by Greenacre - New york, Intern. Univ. Press, 1965, ppl3-48.

160. Bonime W. The psychodynamics of neurotic depression.-in: American handbook of psychiatry, V III, chapter 18. Ed. Arieti. - New York, Basic Books, 1966, pp239-255.

161. Bowl by J. Process of mourning. - in: The meaning of despair. Ed. by W. Gaylin, New York - 1968, pp263-320.

162. Brew in S. Depression & causal attributions. Psycholog. Bulletin, 1985, V98, pp297-309.

163. Buck R. Human motivation & emotion.- New York, Wiley, 1976 - 529 p.

164. Carver C. Scheier M. Attention & self-regulation : a control theory approach to human behavior.- New York, Springfield, 1981, XVI - 403 p.

165. Chodoff P. The depressive personality: a critical review. - in: The psychology of depression. Ed. by R. Friedman. - Washington, 1974, pp55-83.

166. Cole J. (ed). Depression: biology, psychodynamics & treatment. - New York, 1978, X - 250 p.

167. Cole J., Schatzberg A. (ed) Depression. Psychoanalitic contribution to a theory of depression.- New York, 1978, ppl49 -171.

168. Corfman E. Depression, manic-depressive illness & biological rhythms.- US Dep. of Health, 1979, VII - 47 p.- 223

169. Coyne J., Gotlib I. The role of cognition in depression. A critical approusal. - Psychology. Bulletin, 1983, Y94, pp472-505.

170. Deci E. The psychology of self-determination. -Toronto, Lexington Heath - 241 p.

171. Dutke S. etc. UndergoingSurgery: the self-regulative activity of medical patients as а со-determination of their emotional states. - in: Self in anxiety, stress & depression, ed. by R. Schwarser, Amsterdam, 1984, IX, ppl81-199.

172. Duval S. Wicklund R. A theory of objective self-awareness. - New York, Acad. PRess, 1972 - 238 p.

173. Fenishel 0. Depression & mania. - in: The meaning of despair., Eed. by V. Gaylin - New York, 1968, ppl08-154.

174. Ferster C. Behavioral approaches to depression. - in: The psychology of depression, ed. by R. Friedman, Washington, 1974, pp29-55.

175. Friedman R. (ed). The psychology of depression: contemporary theory & research. - Washington, Winston, 1974 -318 p.

176. Frohburg I. Self-experimental methods in the training of psychotherapists. - in: Therapeutic behavior modification. Ed. by J Helm, A. Bergin, Berlin, 1983, ppl49-155.

177. Ganelen R. Blaney P. Stress, external ity, & depression. - Journ. of Personality, Durham, 1984, V52, N4, pp326337.

178. Gaylin W. (ed). The meaning of despair. Psychoanalytic contribution to the understanding of depression.- New York, Science House, 1968 - 417 p.

179. Girdano D. Everly G. Controllining stress & tension:- 224 a holistic approach. - Prentice-Hall, 1979 - 242 p.

180. Goth N. Cognitive & situationaal shanges in neurotic patients through group psychotherapy. - in: Therapeutic behavior modification, ed. by J. Helm, A. Bergin - Berlin, 1983, ppl34-143.

181. Hamilton V. The cognitive structure & processes of human motivation & personality.- New York, Wiley, 1983, XII -352 p.

182. Herbst K. Paykel E. (ed) Depression: an integrative approach. - Oxford, 1989 - 249 p.

183. Holland N. The I. - Yale, 1985,- 390 p.

184. Ingram R. Self-focused attention in Clinical disorders: review & a conceptual Model. - Psycholog. Bulletin, 1990, VI07, N2, ppl56-176.

185. Jacobson E. Depression: comparative studies of normal, neurotic & psychotic conditions.- New York, Intern. Univ. Press, 1980 -353 p.

186. Kendall. P., Watson D. (ed) Anxiety & depression: distinctive & overlapping features. - London, 1989 - 519 p.

187. Kielholz P. (ed) Depressive illness. Diagnosis, assessment, treatment. - Bern, Huber, 1972 - 302 p.

188. Kielnolz P. Psychosomatic aspects of depressive illness. - in: Masked depression, Bern, Huber, 1973, ppll-13.

189. Kiev A. (ed) Somatic manifestations of depressive disordrs. - Amsterdam, Exrperta Medica, 1974 - 128 p.

190. Kiloh L. Garside R. The independence of neurotic & endogenos depression. - Brit. Journ. psychiat, 1963, Y109, N461, pp451-463.

191. Klein M. A contribution to the psyohogenesis of manic- 226 depressive states. - in: The meaning of despair. Ed. by V. Gay1en - New York, 1968 ppl82-224.

192. Klerman G. Depression & adaptation. - in: The psycology of depression. Ed. by R. Friedman - Washington, 1974, ppl27-157.

193. Lazarus R. Coyne J. Folkman S. Cognition, emotion, motivation. - in: Psychological stress & psychopathology. Ed. by W. Richrd, P. Neufeld - McGr?iw-Hall Book Company, 1982, РР218-239.

194. Lesse S. Masked depression. - New York, Aranson, 1974 - 367 p.

195. Leventhal H. Tomarken A. Emotion: todays problems. -in: "Ann. Rev. Psychol. V37" Palo Alfo. Calif., 1966, pp565-610.

196. Levin S. Treating the depressed patient. - in: The meaning of despair. Ed. by W. Gaylin New York, 1968, PP353-391.

197. Lewinson P. A behavioral approach to depression - in: The psychology of depression. Ed. by R. Friedman - Washington, 1974, pp29-55.

198. Lopez Ibor J. Depressive equivalents. - in: Masked depression. Ed. by P. Kielholz - Bern, Huber, 1973, pp97-112.

199. Mayer J. Cognitive involvement in the mood response system. - " Motivation & emotion", 1985, V9, N3, pp261-275.

200. McClelland D. How motives, skilles, & values determine what peaple do. - Amer. psychologist, Washington, 1985, V40, N7, pp812-825

201. Mendelson M. Neurotic depressive reactions. in: A. Freedman, H Kaplan. Comprehensive textbook of psychiatry.- 226

202. Baltimore, Williams & Wilkins Co,1967, Chap. 24, pp928-936.

203. Pichot P. Hassan J. Masked depression & depressive equivalents - problem of definition & diagnosis. - in: Masked depression. Ed. by P. Kielholz, Bern, Huber, 1973, pp67-76.

204. Pope B. Scott V. Psychological diagnosis in clinical practice. - Oxford Univ. Press, 1967 - 334 p.

205. Pyszczynsky T. Greenberg J. Self-regulatory reseveration & the depressive self-focusing style: a self-awareness theory of reactive depression. - Psycholog. Bulletin, 1987, V102, ppl22138.

206. Rado S. Psycodynamics of depression from the etiological point of view.- in: The meaning of despair. Ed. by W. GaylinNew York, 1968, pp70-108.

207. Rogers C. Client-centred therapy. Its current practice, implications & theory. - Boston, Miffin, 1965,560 p.

208. Sartorius N. Davidian H. Ernberg G etc (ed) Depressive disorders in different cultures. - Geneva: WHO, 1983 - 150 p.

209. Schuyeler D. The depressive Spectrum. A comprehensive review of depression in all its range of emotions. - New york, Aranson, 1974, XVI - 174 p.

210. Schwarzer R. (ed) The self in anxiety, stress & depression. -Amsterdam, North Holland, 1984, N 21, IX - 441 p.

211. Secunda S. Katz M. Friedman R. (ed) The depressive disorders. - Washington, Cov. print off, 1973 - 324 p.

212. Seligman M. Depression & learned helrlessnee. - in: The psychology of depression. Ed. by R. Friedman - Washington, 1974, pp83-127.

213. Shtasel T. Review of control your depression. - in:- 227

214. The behavior Therapist, 1980, 3(2), pp25-27.

215. Spitz R. Anaclitic depression. - in: The meaning of despair. Ed. by W. Gaylin -New York, 1968, pp224-263.

216. Sweeny P. Anderson K. Bailey S. Attributional style in depression : a meta-analitic review. - Journ. of Personality & Social Psychol., 1986, V50, pp974-991.

217. Tobach E.(ed) Experimental approaches to the study of emotional wehavior. - New York, Academy, VI59, Art 3, XXI, 1969 - 499p.

218. Wicklund R. Frey D. Self-awareness theory: when the self makes a difference. - in: Self in social psychology. Ed. by D. Wegner, R. Vail ache r - New York, 1980, VII, pp31-54.

219. Winocur G. (ed) Depression: the facts. - Oxford Univ. Press, 1981 - 166 p.

220. Wolpe J. Neurotic depression; experimental analog, clinical syndroms & treatment. - American Journ. of Psychdtherapy, 1971, V25, pp362-368.

221. Zetzel E. Depression & the incapacity to bear it.in: Drives, affects, behavior, V2 - New York, 1965, pp243-277.