Автореферат диссертации по теме "Психологические детерминанты паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха"

На правах рукогшси

АМБАРЦУМЯН АЛИК АНДРОНИКОВИЧ

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ ПАТТЕРНОВ ПОВЕДЕНИЯ В СИТУАЦИИ ХРОНИЧЕСКОГО НЕУСПЕХА

Специальность: 19.00.01 - общая психолог психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

СОЧИ - 2006

Работа выполнена в лаборатории психологии личности Научно-образовательного центра Российской академии образования

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Решетова Татьяна Яковлевна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Соловьева Ольга Владимировна

кандидат психологических наук, доцент Голубова Яна Витальевна

Ведущая организация: Кубанский государственный университет

Защита состоится « /Г » С^^^длЯ 2006 г. в /¿Г.00 часов на заседании Диссертационного совета Д-008?Ь 16.01 в государственном Научно-образовательном центре Российской академии образования по адресу: 354003, г. Сочи, ул. Орджоникидзе №.10а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке государственного Научно-образовательного центра Российской Академии образования в г. Сочи по адресу: 354003, г. Сочи, ул. Орджоникидзе 10а.

Автореферат разослан « » ¿^//^^с^о^200 6* г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат психологических наук, доцент

О.В. Непша

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность исследования. Современная психология характеризуется поиском путей достижения человеком чувства удовлетворенности собственной жизнью, аутентичной его ценностям, подкрепляющей такой стиль поведения и образа жизни, при котором он чувствует востребованность своих потенциальных способностей, переживает полноту жизни. Реализация потребности человека в самоактуализации все чаще связывается с его собственной творческой активностью. В большинстве современных исследований самоактуализация представлена как сложный, многоаспектный, неопределенный во времени процесс, имеющий процессуально-рефлексивную и мотивационно-смысловую основу.

Данная проблема активно исследуется в индивидуальной психологии, где признается, что индивидуальность не только приспосабливается к миру, но и изменяет, преобразует, творит его. Изучение особенностей функционирования индивидуальности как целостной системы в различных сферах жизнедеятельности обусловлено кардинальным и стремительным изменением всех сфер жизнедеятельности человека в современном обществе (К.А. Абульханова, Г.А. Берулава, A.B. Брушлинский, Л.Я. Дорфман, И.В. Дубровина, В.В. Знаков, В.А. Иванников, Е.П. Ильин, А.И. Крупное, Д.А. Леонтьев, В.И. Моросанова, A.B. Петровский, Т.Я. Решетова, З.И. Рябикина, И.Н. Семенов, Д.И. Фельдштейн и многие другие).

В исследованиях A.B. Петровского, К.А. Абульхановой и других ученых отмечено, что жизненная линия человека имеет или прогрессивно-поступательный, или застойный характер. Однако следует отметить, что рыночная экономика, жесткая конкуренция, резкое ухудшение благосостояния населения в силу безработицы, отрицательно сказываются на судьбе людей, порождая у них неадекватные интерпретации различных тенденций в жизни общества, затягивая и удлиняя застойные жизненные периоды. Определяющим фактором выхода из застойных жизненных периодов является творческая активность личности, способная обеспечить преобразование себя и своего жизненного пространства. Для перехода к прогрессивной линии жизни важным условием выступает жизненный смысл - своеобразное чувство своей субъектности, возможности творчества, это не только когнитивное образование, но и переживание личностью своей включенности в жизненные структуры, причастности к общечеловеческим ценностям. Включенность в семейные, профессиональные, образовательные сферы создает интенсивность жизни, образует богатство впечатлений и достижений. В противоположном случае возникает аналог обедненного сенсорного поля, что приводит к застойному развитию (К.А. Абульханова, 1999).

Субъективный уровень бытия человека является системообразующим фактором его целостной организации, он проявляется в процессе активной интерпретации социальной окружающей действительности, конкретных ситуаций взаимодействия с миром, которые преобразуют как социальное окружение, так и самого субъекта.

В психологии в зависимости от решения вопроса о преобладании внешних или внутренних факторов в детерминации поведения человека выделяются различные теоретические подходы к трактовке понятия «ситуация» (Л.И. Анцыферова, 2000, 2003; Л.Ф. Бурлачук, 1998; Е.Ю. Коржаева, 1998; Н.В.Гришина, 2001; Е.В.Улько, 2005 и др.). Однако еще К.Левин отмечал, что необходимо исследовать не только влияние ситуации на поведение человека, но и анализировать психологическое жизненное пространство, в котором человек и среда рассматриваются как переменные, взаимодополняющие друг друга (1990).

Важность решения проблемы «человек-ситуация» рассматривается в работах Л. Росса, Р. Нисбетта, в которых отмечается невозможность точного предсказания поведения человека в конкретных ситуациях, особенно в трудных и критических. Проблема поведения в трудных жизненных ситуациях в отечественной психологии представлена в работах К.А. Абульхановой, 2001; Л.И. Анцыферовой, 1993; В.А. Барабанщикова, 1990; Л.Ф. Бурлачук, 1998; Е.Ю. Коржовой, 1998; Н.В.Гришиной, 2001; Е.В.Улько, 2005 и др.

Каждая ситуация представляет собой способ организации субъектом событий и явлений внешнего мира с множеством его элементов. Субъект отбирает из них те, которые, по его мнению, являются существенными. Осуществление такого отбора и прогноз дальнейших событий имеют важное значение в наиболее трудных жизненных ситуациях, к которым мы относим и ситуацию хронического неуспеха.

Преодоление ситуации хронического неуспеха требует переосмысления собственных жизненных установок и ценностей, анализа условий окружающей действительности, межличностных отношений.

Однако в психологии вопрос о том, какие факторы опосредуют использование субъектом тех или иных паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха, рациональность их использования, остается мало разработанным.

Анализ теоретических концепций и эмпирических исследований, связанных с проблемой преодоления жизненных трудностей, позволил выстроить основную цель исследования и определить его задачи.

Цель исследования: выявить паттерны поведения человека в ситуации хронического неуспеха, установить особенности влияния стиля индивидуальности, самооценки и доминирующих мотивационных установок на реализацию тех или иных паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха.

Объект исследования: поведенческая составляющая функциональной системы индивидуальности.

Предмет исследования: стилевые и мотивационно-смысловые детерминанты паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха.

Гипотезы исследования. Предполагается, что:

- паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха могут быть существенно детерминированы стилем индивидуальности субъекта;

- паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха различаются в зависимости от доминирующих мотивационных установок субъекта;

- самооценка, выполняющая регуляторную функцию в жизненном пространстве субъекта, может оказывать существенное влияние на реализацию определенных паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха;

- эмоциональные переживания и прогноз разворачивающихся событий в ситуации хронического неуспеха, опосредованные стилевыми характеристиками, содержательным наполнением самооценки и мотивации субъекта, будут порождать определенный тип поведенческих паттернов.

Задачи исследования:

1. Проанализировать и обобщить исследования, посвященные изучению функциональной системы индивидуальности в зарубежной и отечественной психологии.

2. Систематизировать теоретические представления о процессе взаимодействия субъекта с социальным окружением в трудных жизненных ситуациях.

3. Исследовать переживания и поведенческие реакции, связанные с нарушением удовлетворяющих субъекта жизненных условий, проанализировать экспериментально полученные данные и выявить типологию паттернов поведения, используемых субъектом в ситуации хронического неуспеха.

4. Изучить влияние стилевых характеристик индивидуальности на предпочтение определенных паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха.

5. Исследовать высоту и адекватность самооценки, выявить паттерны поведения респондентов в ситуации хронического неуспеха, опосредованные их самооценкой.

6. Выявить структуру мотивации и определить влияние мотивационных установок личности на выбор паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха.

7. Обобщить результаты проведенного исследования.

Методологической основой исследования выступают идеи и принципы гуманистической психологии, представленные в работах А.Маслоу, К.Роджерса, Э.Фромма; принципы личностно-ориентированного подхода к развитию личности, изложенные в работах Л.И. Божович, А.Н. Леонтьева, нашедшие дальнейшее развитие в работах К.А. Абульхановой, А.Г. Асмолова, Г.А. Берулава, И.В. Дубровиной, В.П. Зинченко, В.В. Знакова, Д.А. Леонтьева, З.И. Рябикиной, И.Н. Семенова, Д.И. Фельдштейна, и др.; теории психической регуляции деятельности и поведения субъекта (В.А. Иванников, Е.П. Ильин, В.И. Моросанова и др.); теории исследования индивидуальности как интегральной функциональной системы (П.К. Анохин, Г.А. Берулава, Б.А. Вяткин, Л.Я. Дорфман, В.А. Карташев, А.И. Крупнов, B.C. Мерлин, В.И. Моросанова, Т.Я. Решетова и др.); основные положения психологии субъекта, отраженные в работах К.А. Абульхановой, A.B. Брушлинского, В.П. Зинченко, В.В. Знакова, С.Л. Рубинштейна, З.И. Рябикиной и др.; исследования, посвященные изучению самооценки и мотивационно-потребностной сферы человека (У.Джемс, А.Маслоу, Л.И. Божович, И.В. Дубровина, И.С.Кон, А.Н. Леонтьев, М.ИЛисина, А.ИЛипкина, И.И. Чеснокова, Е.В.Шорохова и др.).

Методы исследования: изучение и анализ научной литературы по проблеме исследования; тест диагностики стиля индивидуальности Г.А. Берулава; шкала самооценки; самооценка уровня притязаний (по методике Шварцландера); методика диагностики социально-психологических установок в мотивационно-потребностной сфере О.Ф. Потемкиной; опросник «Индивидуальные предпочтения паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха», разработанный автором; количественный и качественный анализ полученных данных при помощи методов первичной и вторичной математической статистики (сравнительный и графический анализ, Т-критерий Стьюдента).

Научная новизна исследования заключается в том, что выявлены типы паттернов поведения, реализуемые субъектом в ситуации хронического неуспеха - «уединение», «сдержанность», «интимность», «анонимность», «творчество» «демонстративность», «протекция», «агрессивность». Тендерный анализ позволил выявить, что у женщин репертуар паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха гораздо шире, чем у мужчин. Установлено, что репертуар паттернов поведения также обусловлен интенсивностью переживаний субъекта. Результатом переживания ситуации хронического неуспеха является либо деструктивное поведение, направленное на себя или социальное окружение, либо обретение личностной зрелости, определенного уровня субъектности.

Выявлено, что паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха детерминированы совокупностью стилевых характеристик субъекта, его самооценкой и доминирующей мотивационной установкой.

Стилевые параметры эмоциональной насыщенности, обобщенности и активности образа мира субъекта порождают репертуар поведенческих паттернов, тип эмоциональных переживаний и активность субъекта в ситуации хронического неуспеха. Эмоциональная выразительность паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха опосредована стилевым параметром эмоциональной насыщенности образа мира субъекта. Выбор приемов поведения, связанный с логикой мышления, ориентацией в жизненном пространстве, опосредован стремлением субъекта к интеграции или дифференциации воспринимаемых объектов среды, что находит отражение в стилевом параметре обобщенности образа мира субъекта. Индикатором включения/исключения психической активности выступает стилевой параметр активности образа мира субъекта как психофизиологической составляющей, сопряженной с мотивационно-смысловыми значениями.

Мотивационно-смысловой аспект выражается в оценке ситуации и прогнозе дальнейших событий, детерминированных самооценкой и доминирующей мотивационной установкой субъекта. Самооценка субъекта как базовое личностное образование определяет оценочный компонент ситуации хронического неуспеха. Установлено, что при высокой адекватной самооценке паттерны поведения направлены на сохранение чувства собственного достоинства, поддержания социального статуса, защиту деловых интересов и потребностей, с этой целью, используются паттерны поведения, относящиеся к типам «уединение», «сдержанность», мягкие формы демонстративного

поведения. При адекватной умеренной самооценке при тех же целях используются паттерны поведения «уединение», «сдержанность», «интимность» (с высокой степенью избирательности). При неадекватной завышенной самооценке паттерны поведения направлены, как правило, на удержание или повышение социального статуса, защиту собственных интересов, при этом используются ярко выраженные паттерны демонстративного поведения. Уход в занятия любимым видом творчества характеризуется стремлением к полной изоляции, преднамеренным избеганием контактов. Если процесс творчества не складывается, то наблюдается уход в показной, праздный образ жизни с деструктивным влиянием на личность. При неадекватной заниженной самооценке паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха направлены, как правило, на избегание неудач, неприятностей, следовательно, используются в основном паттерны демонстративного поведения, которые направлены на вызов чувства жалости к себе (в отличие от лиц с высокой и умеренной адекватной самооценкой). Чаще всего используются агрессивные паттерны поведения.

Установлено, что совокупность стилевых, оценочных и мотивационно-смысловых детерминант порождает определенный тип паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха.

Теоретическая значимость исследования заключается в расширении и углублении представлений о поведении человека в ситуации хронического неуспеха. Поведенческие реакции в ситуации хронического неуспеха представляют собой целостную структуру процессуально-стилевых, оценочных и мотивационно-смысловых компонентов, обеспечивающих постоянство стремлений субъекта и его готовность к действиям. Процессуально-стилевые показатели порождают силу стремлений, тип приемов и способов реализации поведения и эмоциональных реакций субъекта, его активность. Оценочный и мотивационно-смысловой компоненты поведения представлены совокупностью побуждений, оценок и смысловых значений.

Практическая значимость исследования состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы практическими психологами с целью профилактики состояний фрустрации, стресса, депрессии в жизненном пространстве личности при столкновении с трудностями. Материалы исследования также могут быть использованы при подготовке психологов в рамках курсов общей психологии, психологии личности и социальной психологии.

Достоверность научных результатов обеспечивается теоретико-методологической обоснованностью исходных позиций исследования, системным рассмотрением проблемы, репрезентативностью опытно-экспериментальных данных, корректностью использования методов сбора и анализа эмпирического материала, системностью обработки данных.

Положения, выносимые на защиту:

1. Индивидуальные паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха следует определить как культурно обусловленные способы действования, оперирования в жизненном пространстве, суть которых

заключается в механизмах физического удаления, степени выраженности вербального/невербального поведения, создания психологических барьеров при взаимодействии с окружающим миром, направленных на сохранение своей целостности и автономности.

2. Индивидуальные паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха выполняют функции сохранения личностной автономии, эмоциональной разгрузки, изменения самооценки, регуляции границ коммуникации.

3. Процессуально-стилевые характеристики в ситуации хронического неуспеха порождают силу стремлений, репертуар паттернов поведения, тип эмоциональных переживаний и степень активности в жизненном пространстве субъекта.

4. Мотивационно-смысловой аспект поведения в ситуации хронического неуспеха выражается через совокупность побуждений, оценок и смысловых значений, детерминированных самооценкой и иерархией мотивов деятельности и общения.

5. Эмоциональные переживания и прогноз разворачивающихся событий в ситуации хронического неуспеха, опосредованные стилевыми характеристиками, содержательным наполнением самооценки и мотивации субъекта, порождают определенный тип паттернов поведения.

Апробация результатов исследования: материалы и результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры психологии Черноморской гуманитарной академии (г. Сочи), на заседаниях лабораторий общей психологии и психологии личности государственного Научно-образовательного центра Российской академии образования (г.Сочи), на XXII психолого-педагогических чтениях Юга России «Развитие личности в образовательных системах южнороссийского региона» (г. Сочи, 2003), на Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы современной молодежи» (г. Сочи, 2003, 2004, 2005, 2006), на Всероссийской научно-практической конференции «Гуманитарный анализ состояния и перспектив развития высшего образования» (г. Сочи, 2004, 2005).

Публикации: по материалам исследования имеется пять публикаций.

Структура диссертации: выполненное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность исследования, дан краткий анализ состояния проблемы, определены цель, задачи, объект и предмет исследования, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость проведенного исследования, приведены основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе диссертации «Теоретические основы исследования функциональной системы индивидуальности в современной психологии» представлен анализ работ, посвященных изучению индивидуальности как сложноорганизованной функциональной системы, интегрирующей

разноуровневые свойства, проявление которых отражено в единстве биологического и социального.

Изучение индивидуальности как целостной функциональной системы в отечественной психологии представлено работами таких авторов как Б.Г. Ананьев, П.К Анохин, В.Д. Небылицын, Б.М. Теплов; В.В. Белоус, Г.А. Берулава, A.B. Брушлинский, Б.А. Вяткин, A.A. Деркач, ЛЛ. Дорфман, И.В. Дубровина, В.П. Зинченко, В.А. Иванников, И.П. Ильин, Е.А. Климов, А.И. Крупнов, А.Н. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, B.C. Мерлин, В.И. Моросанова, В.М. Русалов, И.Н. Семенов, Н.И. Чуприкова, Д.И. Фельдштейн и др.

Большой вклад в исследование индивидуальных различий психики внесен работами стилевой проблематики, в которых первоначально стилевые характеристики индивидуальности исследовались в основном на психофизиологическом уровне (Б.Г. Ананьев, В.Д. Небылицын, Б.М. Теплов, В.В. Белоус и др), затем как стили деятельности, детерминированные сознанием и рационально поставленной целью (С.Н.Байметов, Е.А.Климов, В.С.Мерлин, М.Р.Щукин и мн.др.). Системный подход в изучении функционирования индивидуальности позволил значительно расширить знания в области структурной организации индивидуальности (Б.Г.Ананьев, Б.ФЛомов, B.C. Мерлин, А.И. Крупнов и др.) и утвердиться в том, что свойства психофизиологического уровня выступают многократно опосредованными индивидуальными личностными качествами субъекта.

В западной психологии отправной точкой для исследования индивидуальности явились работы А.Адлера, которые легли в основу когнитивного направления и факторных теорий (A.Adler, G.Allport, S.Ash, J.Bieri, E.K.Davis, T.Drock, R.Gardner, N.Kagan, G.Klein, K.Lewin, M.B.Messer, H.Scroder, H.Starger, G.Witkin, K.Yung и др.).

В большом количестве эмпирических исследованиях, проведенных в русле когнитивных и факторных теорий, когнитивные стили рассматриваются как независимые парциальные конструкты, которые определяют когнитивные предпочтения субъекта, однако оставляют без должного внимания содержательный аспект функционирования индивидуальности. Отсутствие единой теоретической основы привело к многозначности термина «стиль», появлению большого количества стилевых параметров, которые в большей степени выявляли особенности восприятия и мышления субъекта, а не особенности его функционирования как целостной системы.

Следует отметить, что почти все выделенные параметры когнитивного стиля исследовались на предмет соотношения с теми или иными качествами личности. Однако большое количество эмпирических исследований вследствие противоречивости полученных результатов не позволило установить особенности взаимосвязи когнитивных стилей с личностными конструктами.

В последние годы в исследовании стилевых конструктов наблюдается переход к интегральному изучению индивидуальности, а в ее взаимодействии с окружающим миром более значимая роль отводится личности (К.А. Абульханова, Г.А.Берулава, A.B. Брушлинский, Л.Я.Дорфман, В.В. Знаков, Д.А. Леонтьев, В.И. Моросанова, Т.Я. Решетова, З.И. Рябикина, И.Н. Семенов и др.).

В теории стиля индивидуальности Г.А. Берулава, на основе которой выполнено данное исследование, индивидуальность представлена как функциональная система, состоящая из комплекса элементов, избирательно вовлеченных в функционирование системы. Стиль индивидуальности раскрывается через обращение к такой интегральной характеристике как образ мира субъекта. Стиль индивидуальности проявляется во всех сферах жизнедеятельности субъекта и представлен на каждом из полюсов тремя параметрами: обобщенностью образа мира, эмоциональной насыщенностью образа мира и динамичностью образа мира. Образ мира субъекта характеризует особенности индивидуального смыслового поля, с помощью которого субъект отражает окружающий мир, именно образ мира выступает в качестве ориентировочной основы поведения субъекта, в том числе и в трудных жизненных ситуациях.

Теория стиля индивидуальности Г.А. Берулава нашла дальнейшее развитие в работах Т.Я. Решетовой, Н.В. Фроловой, С.А. Печерской, Э.М. Сагилян, М.Э. Прудниковой, О.В. Непша, Ю.В. Старшикова, Н.Ю. Губановой, Я.В. Голубовой и др. В них выявлена взаимосвязь стилевых параметров с учебной тревожностью и мотивацией учебной деятельности, выявлены обобщенные стилевые характеристики психической активности субъекта в коммуникативной, познавательной и творческой сферах жизнедеятельности (Т.Я. Решетова), определено влияние стиля индивидуальности на оценочную деятельность педагога (С.А. Печерская), выявлены поведенческие проявления стиля индивидуальности в сфере межличностных отношений (М.Э. Прудникова), установлена детерминация стилевых характеристик индивидуальности межполушарной асимметрией мозга (О.В. Непша), выявлено влияние стилевых характеристик субъекта на особенности противоправного поведения (Ю.В. Старшиков, С.А. Щербаха). Однако взаимосвязь стилевых характеристик субъекта с особенностями его поведения в ситуации хронического неуспеха остается неизученной.

Во второй главе диссертации «Личностные характеристики, опосредующие индивидуальные паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха» раскрываются методологические основы исследования самооценки и мотивации субъекта, их роль в функционировании целостной индивидуальности, анализируются работы, посвященные поведению человека в трудных жизненных ситуациях.

Самооценка как личностное образование функционирует на осознанном и неосознанном уровнях, оказывает влияние на деятельность и межличностные отношения, она включена во множество связей и отношений с другими психическими явлениями, взаимодействие с которыми носит диалектический характер - являясь опосредованной ими, самооценка сама выступает важнейшей детерминантой их дальнейшего развития.

Социальная среда порождает в субъекте многокомпонентный мотивационный отклик, на основе которого выстраивается функциональная система реакций и действий. Это приводит к актуализации целого ряда потребностей, среди которых не только познавательные, профессиональные и

социальные, но и потребности более высокого уровня, связанные с самосознанием (потребность в самоуважении, сохранении своей индивидуальности, нравственные ценности). На основе актуализированных потребностей субъект оценивает значимость тех или иных событий жизни, затраты времени и сил, прогнозирует возможные последствия. Важное значение при взаимодействии с окружающей средой имеет доминирующий мотив (установка) в целостной мотивационной структуре.

На определенных жизненных этапах удовлетворенность жизнью имеет различное содержательное наполнение. Так на ранних этапах она обусловлена стремлением к установлению общности со средой, но в процессе дальнейшего развития она обусловлена потребностью в обособлении и автономности, что связано с появлением потребности в самоактуализации (К.Гольдштейн, Д.А. Леонтьев, В. А. Петровский, З.И. Рябикина и др.).

Высокая степень удовлетворенности жизненным пространством предполагает приспособленность субъекта к условиям среды, при которой он не испытывает внутреннего дискомфорта, в то же время, он способен к самореализации, реализации своего неповторимого экзистенциального смысла, делая в жизни свой выбор, строя свои уникальные отношения с миром.

Изучение функционирования индивидуальности с позиций субъектного подхода, отраженного в работах A.B. Брушлинского, Л.И. Анцыферовой, К.А. Абульхановой, В.В. Знакова, Д.А. Леонтьева, З.И. Рябикиной и др., показывает, что способность человека быть инициирующим началом при взаимодействии с окружающим миром создает условия для развития личности, для преодоления жизненных трудностей. Авторы данного подхода указывают, что личность характеризуется стремлением к обретению смысла жизни, который содержит в себе, с одной стороны, стремление с наибольшей полнотой реализовать себя, с другой — стремление к аутентичному бытию.

Исследование возможностей субъекта преодолевать трудности социально-психологических условий, деформирующих личностное развитие, имеет важное значение как для самой личности, так и для общества в целом. Эмпирически выявлено, что у субъектов существуют уже с детства здоровые конструктивные силы, способные преодолевать деформирующие общественные условия и добиваться позитивных успехов. Формирующиеся в деятельности и общении умения справляться с трудностями образуют фундамент стойкости субъекта, понимания себя самого (К.А. Абульханова, 1999).

Смысл жизни не может быть «взят» из среды, он должен быть пережит субъектом на организменном, аффективном и отношенческом уровнях. В случае, когда личность лишена этого в сообществе людей, она характеризуется отсутствием идентификации и чувства сопричастности с ними, которые образуют отчужденность и экзистенциальный вакуум. Результатом переживаний отчужденности, отсутствия возможности реализовать свой потенциал на уровне целостности и автономности является разрушительное деструктивное поведение, направленное на себя (пьянство, наркотизация, депрессия, аморальное поведение) или на общество (хулиганство, вандализм, цинизм и т.п.); либо, наоборот, обретение личностной зрелости. Оно связано с тем, что

личность посредством анализа и переосмысления жизненных ценностей по-новому организует свое бытийное пространство, конструктивно разрешает возникающие в жизни трудности (З.И. Рябикина, 2005).

A.B. Брушлинский, рассматривая проблему развития субъектности, указывает на необходимость переживания определенных трудностей, их преодоления, при этом человеку необходимо время от времени оставаться наедине с самим собой, чтобы быть свободным от наблюдения и направляющего воздействия извне, переживать чувство тождественности самому себе и осознавать себя субъектом своей собственной жизни (2003).

Субъект является организующим началом целостности социальной ситуации, которая определяет характер взаимосвязей ее отдельных компонентов и динамику взаимодействия и отношений в окружающей действительности. Решающими факторами здесь выступают актуальная позиция субъекта, его включенность в практику отношений с другими людьми, отношение к себе, отношение к внешним событиям.

Ситуация хронического неуспеха — это конкретная ситуация, которая является продуктом сложного процесса когнитивного мышления, межличностных связей и отношений, интерпретации конкретной ситуации в контексте своих прежних и настоящих достижений. Учитывая тот факт, что ситуация хронического неуспеха характеризуется динамичностью и организуется позицией самого субъекта, процесс построения представлений о ней будет сопровождаться определенными переживаниями, которые, в свою очередь, порождают индивидуальные поведенческие реакции. Паттерны поведения в данной ситуации выполняют регуляторную функцию, проявляющуюся в прогнозировании разворачивающихся событий, они будут адекватны прогнозу субъекта.

В зарубежной психологии потребность человека в уединенности, конфиденциальности, анонимности и интимности в сложных жизненных ситуациях соотносится с понятием «прайваси» (L.Altman, A.Westin и др.). В данных исследованиях выявлены типы поведенческих паттернов, направленные на достижение собственной автономности и целостности — уединение, сдержанность, анонимность и интимность.

Анализ работ, выполненных в данном направлении, позволил предположить детерминацию паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха не только стилевыми характеристиками, но и мотивационно-смысловыми компонентами функциональной системы индивидуальности. Однако исследований, посвященных изучению особенностей поведения человека в ситуации хронического неуспеха, выявлению основных его детерминант, а также типологии паттернов поведения, явно недостаточно.

В третьей главе диссертации представлено «Экспериментальное исследование поведенческих проявлений стиля индивидуальности, самооценки и мотивационных установок в ситуации хронического неуспеха».

Исследование паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха проводилось на выборке студентов, обучающихся на 3-5 курсах в высшем учебном заведении (в возрасте 19-22 лет), спортсменов, занимающихся

единоборствами (в возрасте 16-22 лет). В эксперименте приняли участие 300 человек - 200 студентов Черноморской гуманитарной академии, обучающихся по специальностям «Психология» и «Юриспруденция»; 100 спортсменов из Южного и Сибирского регионов России. Эмпирическое исследование проводилось в течение 2003-2005 г.г.

Цель исследования: выявить особенности поведенческих проявлений в ситуации хронического неуспеха, влияние стиля индивидуальности, самооценки и доминирующих мотивационных установок на индивидуальные паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха.

Для выявления используемых субъектом паттернов поведения использовался опросник, разработанный автором, «Индивидуальные предпочтения паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха».

Анализ полученных результатов показал, что паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха сопоставимы с типами поведенческих реакций при вторжении в личную жизнь (L.Altman, A.Westin, A.B. Бурмистрова, 2005) — «уединение», «сдержанность», «интимность», «анонимность», «творчество». Однако нами были выявлены и другие типы поведенческих реакций в ситуации хронического неуспеха, которые были представлены испытуемыми как «свой вариант ответа». Анализ содержательного наполнения указанных испытуемыми паттернов поведения позволил сгруппировать их в такие типы как «демонстративность», «протекция», «агрессивность».

Дальнейший анализ результатов, показал, что у 72% респондентов диапазон поведенческих реакций проявляется в рамках одного из вышеназванных типов поведения, у 28% - паттерны поведения относятся к двум, иногда к трем типам поведения.

Результаты исследования индивидуальных паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха у лиц с их однотипным диапазоном в общей выборке, в группах мужчин и женщин представлены в таблице 1.

Таблица 1

Реализация типов поведения в общей выборке, в группах мужчин и женщин в ситуации хронического неуспеха

№ п/п Группы респондентов

Общая выборка (п=216) Мужчины (п=100) Женщины (п=116)

Тип поведения %от общего кол-ва Тип поведения % от кол-ва мужчин Тип поведения % от кол-ва женщин

1. Уединение 21,8% Уединение 30,0% Интимность 19,0%

2. Сдержанность 17,6% Сдержанность 22,0% Уединение 14,7%

3. Демонстрат-ть 14,4% Демонстрат-ть 18,0% Сдержанность 13,8%

4. Интимность 12,5% Анонимность 16,0% Агрессивность 12,9%

5. Анонимность 11,6% Интимность 5,0% Протекция 12,0%

6. Протекция 8,3% Протекция 4,0% Демонстрат-ть 11,2%

7. Агрессивность 7,8% Творчество 3,0% Творчество 8,6%

8. Творчество 6,0% Агрессивность 2,0% Анонимность 7,8%

Итого 100% Итого 100% Итого 100%

Результаты, представленные в таблице 1, показывают, что наибольшее количество респондентов (21,8%) в ситуации хронического неуспеха испытывают устойчивую потребность в уединении. Потребность пережить трудную ситуацию в одиночестве, на наш взгляд, связана тем, что человеку необходимо быть самим собой, быть свободным от посторонних взглядов, его психическое состояние и поведенческие проявления должны быть аутентичны, но они могут быть не поняты другими, могут не соответствовать представлениям других людей об этом человеке, и тем самым могут ущемлять его чувство собственного достоинства. У мужчин потребность в уединении в ситуации хронического неуспеха выражена в большей степени (13,9%), чем у женщин (7,9%). Опрос показал, что в такие минуты лучше не навязывать общение, не заставлять непременно все рассказать, поделиться своими переживаниями (чаще всего именно так поступают родители и встречают стойкое противодействие со стороны уже повзрослевших детей).

Тип поведения «сдержанность» указывает на то, что человек активно и преднамеренно создает психологические барьеры, предохраняющие его от нежелательных контактов. Опрос показал, что данный тип поведения характерен для 17,6% респондентов. Респонденты указывают, что создание таких барьеров не только предохраняет их от нежелательных контактов, связанных с нарушением аутентичности личности, но и позволяет сделать необходимую паузу в общении, которая приводит к более конструктивному общению в дальнейшем. Данный тип поведения востребован и мужчинами (10,2%), и женщинами (7,4%), но мужчины его демонстрируют немного чаще.

Тип поведения «Интимность» в ситуации хронического неуспеха реализуют 12,5% респондентов. Этот тип поведенческих проявлений связан с тем, что человек предпочитает не полную изоляцию от внешнего мира, а интимное общение или присутствие значимых других, как правило, очень близких людей. Опрос показал, что не всегда в данной ситуации человек делится своими переживаниями с этими людьми, иногда ему достаточно побыть рядом с ними. Количественный анализ результатов показал, что данный тип поведения в ситуации хронического неуспеха чаще используется женщинами (10,2%), очень редко мужчинами (2,3%).

Тип поведения «анонимность» в ситуации хронического неуспеха реализуют 11,6% респондентов нашей выборки. Данный тип поведения характеризуется стремлением «потеряться среди других», быть неузнаваемым, находясь в публичном месте. Опрос показал, что потребность в одиночестве в ситуации хронического неуспеха для этих людей чужда, более того, многие просто опасаются одиночества в данной ситуации. Они предпочитают находиться среди людей, но стремятся быть там, где не встретят даже мало знакомых людей. Количественный анализ результатов опроса показал, что данный тип поведения демонстрируют 7.4% мужчин, и 4,2% - женщин от общего количества респондентов.

Тип поведения «творчество» в ситуации хронического неуспеха демонстрируют 6,0% респондентов. Они предпочитают «уход» в занятия любимыми видами творчества, полагая, что это снимает эмоциональное

напряжение и помогает сохранять психическое здоровье, и, в конечном итоге, приводит к принятию конструктивных решений. Из 6,0% процентов респондентов 1,4% составляют мужчины, и 4.6% - женщины.

Тип поведения «демонстративность» в ситуации хронического неуспеха наблюдается у 14,4% респондентов. Данный тип поведения характеризуется показными паттерами поведения, которые демонстрируются значимым для субъекта лицам. Как правило, используются противоположные истинному психическому состоянию паттерны поведения (хочется плакать — человек смеется; расстроен — демонстрирует веселье, беззаботность; плачет, чтобы вызвать жалость к себе; незаслуженно обвинили в измене - демонстрирует ее, привлекая к роли любовника(цы) случайного человека). К демонстративному поведению в ситуации хронического неуспеха несколько в большей степени склонны мужчины (8,3%), чем женщины (6,1%).

При анализе результатов исследования паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха нами был выявлен и такой тип поведения как «протекция». Он характеризуется активным поиском покровителей, которые могут решить личные проблемы данного человека с помощью просьб влиятельных на определенную ситуацию людей, подарков, взяток. Данный тип поведения характерен для 8,3% респондентов, из которых 1,8% мужчин, 6,5% -женщин.

Последний, выявленный нами в процессе исследования тип поведения в ситуации хронического неуспеха — это «агрессивность». Данный тип повеления характеризуется агрессивными действиями, направленными на окружающих людей, чаще всего - на близких (унижение, оскорбление, хамство, хулиганство, физическое насилие). Агрессивность может быть направлена и на себя. Респонденты часто признают, что такое поведение усугубляет создавшуюся ситуацию, но не пытаются его изменить. Данный тип поведения был выявлен у 7,8% респондентов. 0,9% из них составляют мужчины, 6,9% - женщины. Такое неожиданное для нас соотношение мы можем объяснить тем, что большую часть мужской выборки (74 человека из 100) составили спортсмены, активно и успешно занимающиеся единоборствами (бокс, борьба). Проявление агрессивности вне ринга, ковра для них оказалось не характерным явлением.

В группе мужчин обнаружено доминирование четырех типов поведения — «уединение», «сдержанность», «демонстративность», «анонимность», остальные типы поведения представлены совсем незначительным процентом респондентов (от 5 до 2). В группе женщин наибольший процент выборки (19,0%) указывает на реализацию такого типа поведения как «интимность», далее наблюдается постепенное убывание процента респондентов от 14,7% до 11,2% соответственно по типам поведения - «уединение», «сдержанность», «агрессивность», «протекция», «демонстративность», наименьшими процентами представлены такие типы поведения как «творчество» и «анонимность» ((8,6%, 7,8%),\

Результаты исследования также показали, что 28% респондентов могут демонстрировать несколько типов поведения в ситуациях хронического неуспеха. Опрос и беседа с респондентами показали, что выбор паттернов

поведения зависит от интенсивности переживаний субъекта. Анализ , полученных результатов этих респондентов показал, что чаще всего встречается сочетание паттернов поведения таких типов как «уединение» - «сдержанность»; «уединение» - «демонстративность»; «интимность» - «сдержанность»; «протекция» - «агрессивность».

Дальнейшая логика исследования предполагала соотнесение типов поведения в ситуации хронического неуспеха со стилевыми характеристиками респондентов с целью выявления их взаимосвязи.

Диагностика стиля индивидуальности нами проводилась по тесту Г.А. Берулава «Дифференциальность-интегральность», в соответствие с которым стиль индивидуальности дифференцируется по параметрам обобщенности, активности и эмоциональной насыщенности образа мира субъекта. На полюсе «Интегральность» стиль индивидуальности определяется как интегрально-теоретический, интегрально-деятельностный и интегрально-эмоциональный; на полюсе «Дифференциальность» как дифференциально-теоретический, дифференциапьно-деятельностный, дифференциально-эмоциональный.

Анализ полученных результатов показал, что для лиц с интегрально-теоретическим стилем в ситуации хронического неуспеха в большей степени характерно проявление типов поведения «уединение», «демонстративность», в меньшей степени — «агрессивность», «анонимность», «протекция», «сдержанность». Такие типы поведения в ситуации хронического неуспеха как «интимность» и «творчество» в данной выборке обнаружены не были.

У лиц с интегрально-деятельностным стилем в ситуации хронического неуспеха наблюдается проявление таких типов поведения как «уединение», «сдержанность», «интимность», «творчество», другие типы поведения не представлены.

У лиц с интегрально-эмоциональным стилем поведения выявлены типы поведения «демонстративность», «творчество», «интимность».

Для выборки лиц с дифференциально-теоретическим стилем, которая составила наибольший процент респондентов, характерно проявление всех типов поведения, однако наибольшими процентами представлены «интимность», «уединение», «демонстративность».

У респондентов с дифференциально-деятельностным стилем в большей степени проявляется «сдержанность», все другие типы поведения представлены небольшим процентом, кроме «интимности», которая не была обнаружена.

Для лиц с дифференциально-эмоциональным стилем характерно проявление таких типов поведения как «уединение», «анонимность», «протекция», «агрессивность», «творчество», представлены они равномерным распределением.

Первичный анализ результатов исследования позволил предположить, что между стилем индивидуальности и типами поведения в ситуации хронического неуспеха существует устойчивая взаимосвязь.

На основании данного предположения была сформулирована рабочая гипотезе о том, что средние значения проявления того или иного типа поведения во всей выборке от средних значений этих же типов поведения у лиц с тем или

иным стилем индивидуальности (ИТ,ИД,ИЭ,ДТ,ДД,ДЭ) статистически достоверно не различаются (Но), против альтернативной гипотезы о том, что эти значения имеют существенные различия (НО.

Н0 против Н1 проверяется с помощью ^критерия Стьюдента.

Если верна Но, то ^распределение в данном выражении для пар выборок идентично ^распределению Стьюдента с (п!+п2-2) степенями свободы. Когда верна Н) на уровне значимости а, полученные значения определяются и сравниваются с критическими значениями, представленными в таблице для (П] + п2 -2) степеней свободы.

Данные, полученные в результате вычислений, представлены в таблице 2.

Таблица 2

Значения 1-критерия Стьюдента о связи типов поведения в ситуации

хронического неуспеха с отдельными стилями индивидуальности

_1У=300

№ п/п Типы поведения в ситуации хронического неуспеха Стиль индивидуальности критическое

Интегральный Дифференциальный

ИТ ид иэ дт ДА дэ

1. Уединение + 4,25* + 2,65 - + 3,45* + 2,94* -2,04 ±2,66

2. Сдержанность - ».12 + 2,98* - + 3,07* + 4,15* - ±2,67

3. Интимность - + 2,94* + 2,15 + 4,18* - - ±2,72

4. Анонимность + 0,98 - - + 2.26 + 3,14* + 1,04 ±2,72

5. Демонстративность + 3,75* - + 3,48* + 3,38* + 1,44 - ±2,69

6. Протекция + 2,60 - - + 1,24 + 2,15 + 2,84* ±2,75

7. Агрессивность + 2,84* - - -0.37 + 0,68 + 2,12 ±2,80

8. Творчество - + 2,55 + 3,15* -0,48 -0,26 + 2,92* ±2,79

Примечание: знак «+» свидетельствует о нарастании признака, знак «-» - о снижении признака;

символом * отмечены значения выраженности типа поведения в зависимости от стиля индивидуальности на уровне значимости 0,01.

Анализ результатов исследования позволил заключить следующее: - у респондентов с интегрально-теоретическим стилем в ситуации хронического неуспеха устойчиво проявляются такие типы поведения как «уединение» (1-набл.=+4,25>1-кр.=±2,66), «демонстративность» (1-набл.=+3,75>1-кр.=±2,69) и «агрессивность» 0>набл.=+2,84>1-кр.=±2,80);

- для респондентов с интегрально-деятельностным стилем индивидуальности характерно активное использование таких типов поведения как «сдержанность» (1-набл.=+2,98>1-кр.=±2,67), «интимность» (1-набл.=+2,94>1-кр.=±2,72), «творчество» (1-набл.=+2,65<1-кр.=±2,79);

- для респондентов с интегрально-эмоциональным стилем индивидуальности в ситуации хронического неуспеха характерны «демонстративность» (1-набл.=+3,48<1-кр.=±2,69) и «творчество» (Онабл.= +3,15<1-кр.=±2,79);

- для лиц с дифференциально-теоретическим стилем в ситуации хронического неуспеха характерно проявление таких типов поведения как «интимность» (1-набл.=+4,18<1-кр.=±2,72), «уединение» 0-набл.=+3,45<Ь

кр.=±2,66), «демонстративность» (1-набл.=+3,38<1-кр.= ±2,69), «сдержанность» (1-набл.=+3,07<Мср.=±2,67);

- респонденты с дифференциально-деятельностным стилем индивидуальности в ситуации хронического неуспеха склонны к выбору таких типов поведенческих реакций как «сдержанность» 0-набл.=+4,15<3-кр.=±2,67), «анонимность» (1-набл.=+3,14<1-кр.=±2,72), «уединение» (1-набл.=+2,94<1-кр.=±2,66);

- у респондентов с дифференциально-эмоциональным стилем индивидуальности в ситуации хронического неуспеха доминируют такие типы поведения как «творчество» 0;-набл.=+2,92<1-кр.=±2,79), и «протекция» (I-набл.=+2,84<1-кр.=±2,75), также просматривается тенденция к проявлению агрессивности.

Количественный и качественный анализ результатов соотношения типов поведения субъекта в ситуации хронического неуспеха со стилем индивидуальности позволил установить определенный характер детерминации поведения субъекта его стилевыми характеристиками по параметрам обобщенности, активности и эмоциональной насыщенности образа мира. Однако ситуация хронического неуспеха требуют от субъекта большей самостоятельности и ответственности за свои действия и поступки. Обогащение поведения новыми рациональными паттернами связано с осмыслением требований и условий сложившейся социальной ситуации.

На наш взгляд, это требует от субъекта дополнительных усилий, связанных с проявлением его личностных качеств, которые вместе со стилевыми характеристиками будут детерминировать тип поведения в ситуации хронического неуспеха. К таким личностным образованиям мы относим самооценку и мотивационные установки.

В проведенном нами исследовании использовалась классификация самооценки по параметру ее высоты и соотношения с реальной успешностью. Исследовалась адекватная (высокая и средняя) и неадекватная (завышенная и заниженная) самооценка в соотношении с уровнем притязаний.

Полученные в исследовании самооценки результаты были обработаны в соотношении с типами поведения в ситуации хронического неуспеха.

Первичная обработка результатов позволила выстроить рабочую гипотезу, заключающуюся в том, между средними значениями степени выраженности того или иного типа поведения в ситуации хронического неуспеха по всей выборке и средними значениями этого же показателя у лиц с той или иной самооценкой, различий не существует (Н0), против альтернативной гипотезы о том, что такие различия присутствуют (Н]). Для проверки данной рабочей гипотезы использовалась ранее приведенная формула ^критерия Стьюдента.

Результаты после вторичной математической обработки приведены в таблице 3.

Таблица 3

Таблица значимости связи показателей самооценки с типом поведения в ситуации хронического неуспеха

№ п/ п Типы поведения Самооценка и критическое

Адекватная высокая (п=38) Адекватная умеренная (п=92) Неадекватная завышенная (п=65) Неадекватная заниженная (п=105)

1. Уединение + 3,42* +2,82* + 1,12 - ±2,66

2 Сдержанность +3,04* +2,94* -1,16 -1,76 ±2,67

3. Интимность +2,48 +3,56* - + 1,18 ±2,72

4. Анонимность +0,45 + 1,28 + 1,48 +0,14 ±2,72

5. Демонстрат-ть +2,74* +2,15 +3,86* + 1,12 ±2,69

6. Протекция - -1,28 +2,74 +2,78* ±2,75

7. Агрессивность - +0,94* +2,75 +3,36* ±2,80

8. Творчество +2,63* +0,48 +3,56* +2,88* ±2,79

Примечание: знак «+» свидетельствует о нарастании признака, знак «-» - о снижении признака;

символом * отмечены значения выраженности типа поведения в зависимости от самооценки респондентов на уровне значимости 0,01.

Количественный и качественный анализ результатов, представленных в таблице 3, позволяет заключить следующее:

- для респондентов с адекватной высокой самооценкой в ситуации хронического неуспеха свойственны поведенческие паттерны, относящиеся к таким типам поведения как «уединение» (Ьнабл.=+3,42>1-кр.=±2,66), «сдержанность», (1-набл.=+3,04>1-кр.=±2,67), «демонстративность» (> набл =+2,74>1-кр.=±2,69);

для респондентов с адекватной умеренной самооценкой характерно использование паттернов поведения, относящихся к типам «уединение» (I-набл.=+2,82>1-кр.=±2,66), «сдержанность», (1-набл.=+2,94>1-кр.=±2,67), «интимность» (1-набл.=+3,56>Ч-кр.=±2,72);

для респондентов с неадекватной завышенной самооценкой в ситуации хронического неуспеха характерно использование паттернов поведения, относящихся к типам «демонстративность» (1-набл.=+3,8б>1-кр.=±2,89) и «творчество» (1-набл.=+3,56>1-кр.=±2,69). Просматривается также тенденция к проявлению агрессивных действий (1-набл.=+2,75<1-кр.=±2,80), направленных как на окружающих, так и на себя;

- для респондентов с неадекватной заниженной самооценкой в ситуации хронического неуспеха свойственны такие типы поведения как «агрессивность» (1-набл .=+3,36>1-кр .=±2,80), «творчество» 0-набл.=+2,88>1-кр.=±2,69), «протекция» (1-набл.=+2,78>1-кр.=±2,75).

Дальнейшая логика исследования была связана с изучением влияния мотивационных установок личности на паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха.

Нами было исследовано влияние следующих доминирующих мотивационных установок на реализацию типов поведенческих паттернов в ситуации хронического неуспеха: установки на процесс деятельности;

установки на результат деятельности; установки на поощрение; установки на избегание неприятностей.

Качественный анализ полученных результатов позволил выстроить предположение о детерминации типа поведенческих паттернов в ситуации хронического неуспеха доминирующими мотивационными установками субъекта.

Для проверки данного предположения была выстроена рабочая гипотеза о том, что та или иная степень выраженности типа поведения в ситуации хронического неуспеха имеет значимую связь с доминирующей мотивационной установкой субъекта. Для математической обработки результатов использовался т-критерий Стьюдента.

Данные по результатам вычислений представлены в таблице 4.

Таблица 4

Таблица значимости связи показателей доминирующей мотивационной установки

с типом поведения в ситуации хронического неуспеха

№ п/п Типы поведения Доминирующая мотивационная установка критическое

На процесс (п=48) На результат (п=140) На поощрение (п=33) На избегание неприятностей (п=79)

1. Уединение + 3,02* +2,82* - -1,76 ±2,66

2 Сдержанность +2,98* +2,24 - - ±2,67

3. Интимность -1,46 +2,76* - +3,08* ±2,72

4. Анонимность - +2,28 -1,48 +2,14 ±2,72

5. Демонстрат-сть - +3,15* -1,24 +3,12* ±2,69

6. Протекция - -1,23 +2,78* -1,18 ±2,75

7. Агрессивность - - +2,45 +3,06* ±2,80

8. Творчество +2,93* -1,48 - - ±2,79

Примечание: знак «+» свидетельствует о нарастании признака, знак «-» - о снижении признака;

символом * отмечены значения выраженности типа поведения в зависимости от доминирующей мотивационной установки респондентов на уровне значимости 0,01.

Результаты, представленные в таблице 4, позволяют сделать вывод о том, что при столкновении с серьезными жизненными трудностями для респондентов с доминирующей мотивационной установкой на процесс деятельности, общения, взаимодействия с кем-либо характерными являются паттерны поведения трех типов - «уединение» (Ьнабл.=+3,02>1-кр.=±2,66), «сдержанность» (1-набл.=+2,98>1-кр.=±2,67), «творчество» (1-набл.=+2,93>1-кр.=±2,80).

Респонденты с доминирующей мотивационной установкой на результат деятельности, общения, взаимодействия в ситуации хронического неуспеха предпочитают использовать поведенческие паттерны типов «уединение», (I-набл.=+2,82>1-кр.=±2,66), «интимность» (1-набл.=+2,76>1-кр.=±2,72), «демонстративность» (1-набл.=+3,15>1-кр.=±2,69).

Для респондентов с доминирующей мотивационной установкой на поощрение в ситуации хронического неуспеха характерно использование паттернов поведения типа «протекция» 0-набл.=+2,78>1-кр.=±2,75).

Для респондентов с доминирующей мотивационной установкой на избегание неприятностей в ситуации хронического неуспеха характерно использование паттернов поведения таких типов как «интимность», (I-набл.=+3,08>1-кр.=±2,72), «демонстративность» (1-набл.=+3,12>1-кр.=±2,69), «агрессивность» 0-набл.=+3,06>Ькр.=±2,80).

Анализ научной литературы по проблеме исследование и результаты эмпирического исследования позволили сформулировать следующие выводы.

1. Систематизация и обобщение теоретических основ проблемы функционирования индивидуальности как сложноорганизованной системы, показали, что большой вклад в разработку данной проблемы внесен стилевым направлением.

В последние годы в изучении стилевых конструктов наблюдается тенденция к исследованию индивидуальности как функциональной системы, в которой континуально-генетическая, недизъюнктивная процессуальность психики не раскладывается на обособленные области, а выступает как единство биологического и социального, опосредованное стилевыми, оценочными и мотивационно-смысловыми составляющими индивидуальности.

Однако исследований, посвященных изучению влияния совокупности стилевых и мотивационно-смысловых составляющих индивидуальности на различные сферы жизнедеятельности, в том числе и на поведенческие составляющие в трудных жизненных ситуациях, недостаточно.

2. Изучение методологических основ исследования самооценки и мотивации субъекта, их роли в функционировании целостной индивидуальности в трудных жизненных ситуациях, показало, что самооценка как личностное образование функционирует на осознанном и неосознанном уровнях, она включена во множество связей и отношений с другими психическими явлениями, взаимодействие с которыми носит диалектический характер -являясь опосредованной ими, самооценка сама выступает важнейшей детерминантой их дальнейшего развития.

Функциональная система реакций и действий в трудных жизненных ситуациях является также результатом многокомпонентного мотивационного отклика. На основе актуализированных потребностей субъект оценивает значимость тех или иных событий жизни, затраты времени и сил, прогнозирует возможные последствия, при этом прогноз исходит из доминирующей мотивационной установки. Личность почти всегда характеризуется стремлением к обретению смысла жизни, который содержит в себе, с одной стороны, стремление с наибольшей полнотой реализовать себя, с другой — стремление к аутентичному бытию.

Смысл жизни не может быть «взят» из среды, он должен быть пережит субъектом. В случае, когда личность лишена этого в сообществе людей, она

характеризуется отсутствием идентификации и чувства сопричастности с ними, которые образуют отчужденность и экзистенциальный вакуум.

Однако исследований, посвященных изучению особенностей поведения человека в ситуации хронического неуспеха, выявлению основных детерминант, а также типологии паттернов поведения, недостаточно.

3. Исследование переживаний и поведенческих реакций, связанных с нарушением удовлетворяющих субъекта жизненных условий, анализ экспериментально полученных данных о паттернах поведения в ситуации хронического неуспеха позволили установить, что:

- паттерны поведения, реализуемые субъектом в ситуации хронического неуспеха, соотносятся с типами поведения «уединение», «сдержанность», «интимность», «анонимность», «творчество». «демонстративность», «протекция», «агрессивность»;

- гендерный анализ полученных результатов показал, что в группе мужчин обнаружено доминирование четырех типов поведения — «уединение», «сдержанность», «демонстративность», «анонимность». В группе женщин преобладает такой тип поведения как «интимность». У женщин репертуар паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха гораздо шире, чем у мужчин;

- репертуар паттернов поведения обусловлен также интенсивностью переживаний субъекта;

- ситуация хронического неуспеха, в которую попадает субъект, указывает на то, что он не успевает за быстро меняющимися условиями окружающей действительности (снижает активность), либо не желает принимать нравственные ценности, которые ему навязывает реальная действительность. И в том, и другом случаях поведенческие реакции будут неадекватны социальной ситуации и неэффективны для достижения желаемого субъектом результата. Сопутствующая ситуации эмоциональная напряженность может либо усугублять ситуацию хронического неуспеха, либо способствовать ее скорейшему преодолению, снижая или повышая активность;

- результатом переживания ситуации хронического неуспеха является либо деструктивное поведение, направленное на себя или социальное окружение, либо обретение личностной зрелости, определенного уровня субъектности.

4. Исследование взаимосвязи стилевых характеристик индивидуальности с паттернами поведения в ситуации хронического неуспеха показало, что:

- у респондентов с интегрально-теоретическим стилем в ситуации хронического неуспеха устойчиво проявляются такие типы поведения как «уединение, «демонстративность» и «агрессивность». Это объясняется тем, что явно выраженная обобщенность образа мира и высокая активность способствуют осуществлению быстрого прогноза дальнейших событий, однако чувство превосходства над другими людьми, ощущение и ожидание враждебности по отношению к себе со стороны окружающих, склонность к лидерству накладывают отпечаток на межличностные отношения и вызывают эмоциональную сдержанность в межличностном взаимодействии. Трудные для

себя ситуации эти люди предпочитают переживать в уединении, опасаясь того, что другие могут воспринимать их переживания как проявление слабости;

для респондентов с интегрально-деятельностным стилем индивидуальности характерна деятельностная стратегия поведения, поэтому в ситуации хронического неуспеха они активно используют такой тип поведения как «сдержанность», при котором умело выстраивают барьеры, ограничивая доступ нежелательных других в свое бытийное пространство. Также характерно проявление «интимности» с высокой степенью избирательности. Лица с интегрально-деятельностным стилем, как правило, обладают толерантностью по отношению к другим и высокой критичностью, что стимулирует потребность анализа своих ошибок и осуществления прогноза дальнейших событий в деятельностной стратегии поведения;

- для респондентов с интегрально-эмоциональным стилем индивидуальности в ситуации хронического неуспеха характерны типы паттернов поведения «демонстративность» и «творчество», что обусловлено, высокой эмоциональной насыщенностью психической активности. Однако в ситуации хронического неуспеха их творчество сопровождается высокой потребностью в уединении, изоляцией от внешнего мира. Другой вариант — это демонстративное поведение, как правило, праздное, что ведет к резкому ухудшению межличностных отношений с близкими людьми;

- для лиц с дифференциально-теоретическим стилем в ситуации хронического неуспеха характерно проявление таких типов поведения как «интимность», «уединение», «демонстративность», «сдержанность». Большая часть людей с данным стилем индивидуальности не испытывает потребности в уединении в трудных жизненных ситуациях, наоборот, они избегают одиночества, испытывают острую потребность в общении с близкими и значимыми для них людьми. Для другой части лиц с дифференциально-теоретическим стилем, наоборот, характерно стремление к уединению. Уединение способствует тому, чтобы разобраться в ситуации и своих переживаниях. Для лиц с данным стилем в ситуации хронического неуспеха такие типы поведения как «интимность» и «уединение» являются продуктивными, «сдержанность» и «демонстративность», как правило, усугубляют ситуацию хронического неуспеха. Это выражается в том, что выстраивание барьеров в общении и демонстративные паттерны поведения используются с ориентацией только на себя и игнорируется сама ситуация;

- респонденты с дифференциально-деятельностным стилем индивидуальности в ситуации хронического неуспеха склонны к выбору таких паттернов поведения как «сдержанность», «анонимность» «уединение». «Сдержанность» и «анонимность» объясняются доминированием деятельностной стратегии в поведении. Жизненный опыт позволяет им умело уходить от нежелательных контактов, «анонимность» позволяет, с одной стороны, снять эмоциональное напряжение, связанное с неудачами, с другой — побыть вне наблюдения другими, поразмышлять наедине с самим собой. Для лиц с данным стилем также характерна потребность в «уединении» Она располагает к глубокому анализу;

- у лиц с дифференциально-эмоциональным стилем индивидуальности в ситуации хронического неуспеха доминируют такие типы поведения как «творчество» и «протекция», также просматривается тенденция к проявлению агрессивности и потребности в уединении. Последняя проявляется и в творчестве. Это можно объяснить высокой эмоциональной неуравновешенностью.

5.Исследование влияния содержательного наполнения самооценки на паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха показало, что:

- для респондентов с адекватной высокой самооценкой в ситуации хронического неуспеха свойственны паттерны поведения, относящиеся к типам «уединение», «сдержанность», «демонстративность». Это обусловлено удовлетворением потребности в относительной независимости, самоидентификации, соотносящейся с чувством собственного достоинства, самоуважения. Уединение или умелое выстраивание психологических барьеров в общении, позволяет им глубоко проанализировать сложившуюся ситуацию, оградить себя от нежелательных контактов. Они используют и мягкие формы демонстративного поведения (скрыть свои переживания, плохое настроение, не отменять привычный жизненный распорядок). Для них важно не показать своей слабости в трудные жизненные моменты, поверить в правильность сделанного ими выбора, сохранить чувство собственного достоинства;

- для респондентов с адекватной умеренной самооценкой характерно использование паттернов поведения, относящихся к типам «уединение», «сдержанность», «интимность», что также связано с сохранением чувства собственного достоинства. Однако, вместо демонстративного поведения, для них в большей степени характерно проявление интимности, но при этом они обладают высокой степенью избирательности (доверяют только проверенным жизненными испытаниями людям);

- для респондентов с неадекватной завышенной самооценкой в ситуации хронического неуспеха характерно использование паттернов поведения, относящихся к типам «демонстративность» и «творчество». Просматривается также тенденция к проявлению агрессивных действий, направленных как на окружающих, так и на себя. Чаще всего это дизъюнктивное поведение — или уход с головой в любимое дело с исключением внешних контактов, или в показной, праздный образ жизни с деструктивным личностным влиянием. Многие из респондентов отмечают, что результат творчества в трудных жизненных ситуациях в дальнейшем и ими самими, и окружающими, как правило, оценивается высоко (лучшие стихи, песни, картины, идеи);

- для респондентов с неадекватной заниженной самооценкой в ситуации хронического неуспеха свойственны такие типы поведения как «агрессивность», «творчество», «протекция». Проявление агрессивности связано с тем, что заниженная самооценка, неуверенность в своих силах мешают проявлению активности, направленной на изменение ситуации к лучшему, поэтому агрессивность проявляется как способ реагирования на создавшуюся ситуацию. Неверие в свои способности и возможности провоцирует поиск «обходных» путей преодоления неприятностей. Если есть материальные средства, то человек

самостоятельно или через других людей пытается разрешить ситуацию, используя паттерны поведения «протекция». Паттерны поведения, связанные с творчеством, указывают, что это своеобразный уход в себя. Очень часто лица с заниженной самооценкой скрывают результаты своей творческой деятельности, боясь, что их оценка будет низкой. Процесс переживания ситуации хронического неуспеха для лиц с заниженной самооценкой характеризуется резким непринятием себя, неуверенностью, скрытым непринятием других людей, завистью, эмоциональным дискомфортом, уходом от решения проблем.

6. Исследование влияния мотивационных установок на паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха позволило сделать следующие обобщения:

- для респондентов с доминирующей мотивационной установкой на процесс деятельности, общения свойственна ярко выраженная направленность на творческое преобразование результата деятельности, которой они увлечены, на собственное самосовершенствование, они независимы от мнения окружающих, у них ясно обозначены жизненные цели, и для них деятельность (учебная или производственная) — это способ самовыражения. Они почти всегда стремятся знать и уметь больше, чем предполагает учебная программа или производственная деятельность. Преодоление жизненных трудностей, как правило, удваивает активность и повышает интерес к поиску путей их преодоления. В очень сложных жизненных ситуациях для данных лиц характерными являются паттерны поведения, направленные на ограничение контактов с окружающими, уход в работу, которая, как они предполагают, лечит;

- для респондентов с доминирующей мотивационной установкой на результат деятельности, общения при широких социальных мотивах, которые указывают на наличие социального интереса, самоуважения, уважения к другим людям, в ситуации хронического неуспеха характерны такие паттерны поведения как «уединение», «сдержанность», «интимность», «творчество». Для второй группы респондентов при наличии узко-личностных мотивов -«анонимность», «демонстративность», «протекция». Ярко выраженное стремление доминировать над другими стимулирует их использовать для достижения поставленных целей все возможные варианты действий, включая и безнравственные (подкуп, обман), характерно резкое недовольство результатами деятельности, если они не соответствуют их уровню притязаний, что вызывает у них высокий уровень фрустрации, эмоциональной несдержанности, повышает конфликтность в межличностных отношениях, усугубляет ситуацию хронического неуспеха, замедляет выход из нее;

- для респондентов с доминирующей мотивационной установкой на одобрение и поощрение не характерно стремление к уединению, более того, они опасаются оставаться в одиночестве, что стимулирует выбор паттернов поведения типа «анонимность». Одиночество в ситуации хронического неуспеха приводит их к стрессу или депрессии, выход из которых сложный и длительный. Вероятно, на интуитивном уровне ими был найден оптимальный вариант переживания ситуации хронического неуспеха — быть неузнаваемым, находясь в

публичном месте. Это позволяет быть самим собой, сосредоточиться на своих проблемах или отвлечься от них, снять эмоциональное напряжение. Реализация паттернов поведения типа «агрессивность» связана с грубым отношением к окружающим людям — это своего рода эмоциональная разрядка, перенос своего фрустрированного состояния на других (пусть другим будет еще хуже, чем мне). Агрессивные паттерны поведения могут быть направлены и на себя, которые выражены алкоголизмом, наркоманией, причинением себе физической боли;

- при доминирующей мотивационной установке на избегание неудач и неприятностей большинство лиц используют в ситуации хронического неуспеха демонстративные паттерны поведения. Однако, если у респондентов с мотивационной установкой на результат деятельности такие паттерны поведения связаны с сохранением чувства гордости и самоуважения, то у лиц с мотивационной установкой на избегание неприятностей - наоборот, они связаны с вызовом у окружающих чувства жалости к себе. Использование паттернов поведения «интимность» в ситуации хронического неуспеха обусловлено острой необходимостью поделиться своими переживаниями со значимыми или близкими людьми, причем узкой избирательности при этом не наблюдается. Некоторые даже, наоборот, указывают, что поделиться своими переживаниями с совершенно незнакомыми людьми им легче. Агрессивные формы поведения в ситуации хронического неуспеха могут быть направлены как на себя, так и на других людей.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Амбарцумян A.A. Роль самооценки в функционировании индивидуальности./ Актуальные проблемы современной педагогики и психологии. - Сочи: Издательство НОЦ РАО, 2005.-е. 31-38.

2. Амбарцумян A.A. Мотивация противоправного поведения подростков./ Актуальные проблемы современной психологии.- Сочи: Изд-во НОЦ РАО, 2004.- С 72-76.

3. Амбарцумян A.A. Роль самооценки и мотивации в функционировании индивидуальности./ Актуальные проблемы формирования экологического самосознания. - Сочи: Издательство НОЦ РАО, 2005.-е. 12-18.

4. Решетова Т.Я., Амбарцумян A.A. Психологические детерминанты паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха. Учебное пособие. — Сочи: Изд-во НОЦ РАО, 2006 - 98 с.

5. Амбарцумян A.A. Исследование паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха./ Международный психолого-педагогический журнал «Гуманизации образования №2,2006-С. 8-12.

Издательство Научно-образовательного центра РАО Издательская лицензия JIP № 04745 354003, г. Сочи, ул. Орджоникидзе № 10а Подписано в печать 22.05.2006. Формат 60x84/16. Печать офсетная. Бумага печатная. Гарнитура Times New Roman. Объем 1,3 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № 136.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Амбарцумян, Алик Андроникович, 2006 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ.

1.1. Исследование функциональной системы индивидуальности в зарубежной психологии.

1.2. Исследование функциональной системы индивидуальности в отечественной психологии.

1.3.0сновные положения теории стиля индивидуальности.

ГЛАВА И. ЛИЧНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ, ОПОСРЕДУЮЩИЕ ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ПАТТЕРНЫ ПОВЕДЕНИЯ В СИТУАЦИИ ХРОНИЧЕСКОГО НЕУСПЕХА.

2.1. Влияние самооценки на функционирование индивидуальности.

2.2. Мотивация как фактор эффективного функционирования индивидуальности.

2.3. Мотивационный потенциал индивидуальности и эффективность ее функционирования.

2.4. Паттерны поведения, обусловленные ситуацией хронического неуспеха.

ГЛАВА III. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ПРОЯВЛЕНИЙ СТИЛЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ, САМООЦЕНКИ И МОТИВАЦИИ В СИТУАЦИИ ХРОНИЧЕСКОГО НЕУСПЕХА.

3.1. Методы и процедура эмпирического исследования поведенческих проявлений стиля индивидуальности, самооценки и мотивации в ситуации хронического неуспеха.

3.2. Эмпирическое исследование паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха в соотношении со стилевыми характеристиками индивидуальности

3.3. Исследование поведенческих проявлений самооценки субъекта в ситуации хронического неуспеха.

3.4. Исследование поведенческих проявлений мотивационных установок субъекта в ситуации хронического неуспеха.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологические детерминанты паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха"

Актуальность исследования. Современная психология характеризуется поиском путей достижения человеком чувства удовлетворенности собственной жизнью, аутентичной его ценностям, подкрепляющей такой стиль поведения и образа жизни, при котором он чувствует востребованность своих потенциальных способностей, переживает полноту жизни. Реализация потребности человека в самоактуализации все чаще связывается с его собственной творческой активностью. В большинстве современных исследований самоактуализация представляется как сложный, многоаспектный, неопределенный во времени процесс, имеющий процессуально-рефлексивную и мотивационно-смысловую основу.

Данная проблема активно исследуется в индивидуальной психологии, где признается, что индивидуальность не только приспосабливается к миру, но и изменяет, преобразует, творит его. Изучение особенностей функционирования индивидуальности как целостной системы в различных сферах жизнедеятельности обусловлено кардинальным и стремительным изменением всех сфер жизнедеятельности человека в современном обществе (К.А. Абульханова, Г.А. Берулава, А.В. Брушлинский, Л.Я. Дорфман, И.В. Дубровина, В.В. Знаков, В.А. Иванников, Е.П. Ильин, А.И. Крупное, Д.А. Леонтьев, В.И. Моросанова, А.В. Петровский, Т.Я. Решетова, З.И. Рябикина, И.Н. Семенов, Д.И. Фельдштейн и многие другие).

В исследованиях А.В. Петровского, К.А. Абульхановой и других ученых отмечено, что жизненная линия человека имеет или прогрессивно-поступательный, или застойный характер. Однако следует отметить, что рыночная экономика, жесткая конкуренция, резкое ухудшение благосостояния населения в силу безработицы, отрицательно сказываются на судьбе людей, порождая у них неадекватные интерпретации различных тенденций в жизни общества, затягивая и удлиняя застойные жизненные периоды. Определяющим фактором выхода из застойных жизненных периодов является творческая активность личности, способная обеспечить преобразование себя и своего жизненного пространства.

Для перехода к прогрессивной линии жизни важным условием выступает жизненный смысл - своеобразное чувство своей субъектности, возможности творчества, это не только когнитивное образование, но и переживание личностью своей включенности в жизненные структуры, причастности к общечеловеческим ценностям. Включенность в семейные, профессиональные, образовательные сферы создает интенсивность жизни, образует богатство впечатлений и достижений. В противоположном случае возникает аналог обедненного сенсорного поля, что приводит к застойному развитию (К.А. Абульханова, 1999).

Субъективный уровень бытия человека является системообразующим фактором его целостной организации, он проявляется в процессе активной интерпретации социальной окружающей действительности, конкретных ситуаций взаимодействия с миром, которые преобразуют как социальное окружение, так и самого субъекта.

В психологии в зависимости от решения вопроса о преобладании внешних или внутренних факторов в детерминации поведения человека I выделяются различные теоретические подходы к трактовке понятия «ситуация» (Л.И. Анцыферова, 2000, 2003; Л.Ф. Бурлачук, 1998; Е.Ю. Коржаева, 1998; Н.В.Гришина, 2001; Е.В.Улько, 2005 и др.). Однако еще К.Левин отмечал, что необходимо исследовать не только влияние ситуации на поведение человека, но и анализировать психологическое жизненное пространство, в котором человек и среда рассматриваются как переменные, взаимодополняющие друг друга (1990).

Важность решения проблемы «человек-ситуация» рассматривается в работах Л. Росса, Р. Нисбетта, в которых отмечается невозможность точного предсказания поведения человека в конкретных ситуациях, особенно в трудных и критических. Проблема поведения в трудных жизненных ситуациях в отечественной психологии представлена в работах К.А.

Абульхановой, 2001; Л.И. Анцыферовой, 1993; В.А. Барабанщикова, 1990; Л.Ф. Бурлачук, 1998; Е.Ю. Коржовой, 1998; Н.В.Гришиной, 2001; Е.В.Улько, 2005 и др.

Каждая ситуация представляет собой способ организации субъектом событий и явлений внешнего мира с множеством его элементов. Субъект отбирает из них те, которые, по его мнению, являются существенными. Осуществление такого отбора и прогноз дальнейших событий имеют важное значение в наиболее трудных жизненных ситуациях, к которым мы относим и ситуацию хронического неуспеха.

Преодоление ситуации хронического неуспеха требует переосмысления собственных жизненных установок и ценностей, анализа условий окружающей действительности, межличностных отношений.

Однако в психологии вопрос о том, какие факторы опосредуют использование субъектом тех или иных паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха, рациональность их использования, остается мало разработанным.

Анализ теоретических концепций и эмпирических исследований, связанных с проблемой преодоления жизненных трудностей, позволил выстроить основную цель исследования и определить его задачи.

Цель исследования: выявить паттерны поведения человека в ситуации хронического неуспеха, установить особенности влияния стиля индивидуальности, самооценки и доминирующих мотивационных установок на реализацию тех или иных паттернов поведения.

Объект исследования: поведенческая составляющая функциональной системы индивидуальности.

Предмет исследования: стилевые и мотивационно-смысловые детерминанты паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха.

Гипотезы исследования. Предполагается, что:

- паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха Moiyr быть существенно детерминированы стилем индивидуальности субъекта;

- самооценка, выполняющая регуляторную функцию в жизненном пространстве субъекта, может оказывать существенное влияние на реализацию определенных паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха;

- индивидуальные паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха различаются в зависимости от доминирующих мотивационных установок субъекта;

- эмоциональные переживания и прогноз разворачивающихся событий в ситуации хронического неуспеха, опосредованные стилевыми характеристиками, содержательным наполнением самооценки и мотивации субъекта, будут порождать определенный тип поведенческих паттернов.

Задачи исследования:

1. Проанализировать и обобщить исследования, посвященные изучению функциональной системы индивидуальности в зарубежной и отечественной психологии.

2. Систематизировать теоретические представления о процессе взаимодействия субъекта с социальным окружением в трудных жизненных ситуациях.

3. Исследовать переживания и поведенческие реакции, связанные с нарушением удовлетворяющих субъекта жизненных условий, проанализировать экспериментально полученные данные и выявить типологию паттернов поведения, используемых субъектом в ситуации хронического неуспеха.

4. Изучить влияние стилевых характеристик индивидуальности на предпочтение определенных паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха.

5. Исследовать высоту и адекватность самооценки, выявить паттерны поведения респондентов в ситуации хронического неуспеха, опосредованные их самооценкой.

6. Выявить структуру мотивации и определить влияние мотивационных установок личности на выбор паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха.

7. Обобщить результаты проведенного исследования.

Методологической основой исследования выступают идеи и принципы гуманистической психологии, представленные в работах А.Маслоу, К.Роджерса, Э.Фромма; принципы личностно-ориентированного подхода к развитию личности, изложенные в работах Л.И. Божович, А.Н. Леонтьева, нашедшие дальнейшее развитие в работах К.А. Абульхановой, А.Г. Асмолова, Г.А. Берулава, И.В. Дубровиной, В.П. Зинченко, В.В. Знакова, Д.А. Леонтьева, З.И. Рябикиной, И.Н. Семенова, Д.И. Фельдштейна, и др.; теории психической регуляции деятельности и поведения субъекта (В.А. Иванников, Е.П. Ильин, В.И. Моросанова, И.Н. Семенов и др.); теории исследования индивидуальности как интегральной функциональной системы (П.К. Анохин, Г.А. Берулава, Б.А. Вяткин, Л.Я. Дорфман, В.А. Карташев, А.И. Крупнов, B.C. Мерлин, В.И. Моросанова, Т.Я. Решетова и др.); основные положения психологии субъекта, отраженные в работах К.А. Абульхановой, А.В. Брушлинского, В.П. Зинченко, В.В. Знакова, С.Л. Рубинштейна, З.И. Рябикиной и др.; исследования, посвященные изучению самооценки и мотивационно-потребностной сферы человека (У.Джемс, А.Маслоу, Л.И. Божович, И.В. Дубровина, И.С.Кон, А.Н. Леонтьев, М.И.Лисина, А.И.Липкина, И.И. Чеснокова, Е.В.Шорохова и др.).

Методы исследования: изучение и анализ научной литературы по проблеме исследования; тест диагностики стиля индивидуальности Г.А. Берулава; шкала самооценки; самооценка уровня притязаний (по методике Шварцландера); методика диагностики социально-психологических установок в мотивационно-потребностной сфере О.Ф. Потемкиной; опросник «Индивидуальные предпочтения паттернов поведения в ситуации хронического' неуспеха», разработанный автором; количественный и качественный анализ полученных данных при помощи методов первичной и вторичной математической статистики (сравнительный и графический анализ, Т-критерий Стъюдента).

Научная новизна исследования заключается в том, что выявлены типы паттернов поведения, реализуемые субъектом в ситуации хронического неуспеха - «уединение», «сдержанность», «интимность», «анонимность», «творчество» «демонстративность», «протекция», «агрессивность». Гендерный анализ позволил установить, что у женщин репертуар паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха гораздо шире, чем у мужчин. Установлено, что репертуар паттернов поведения также обусловлен интенсивностью переживаний субъекта. Результатом переживания ситуации хронического неуспеха является либо деструктивное поведение, направленное на себя или социальное окружение, либо обретение личностной зрелости, определенного уровня субъектности.

Выявлено, что паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха детерминированы совокупностью стилевых характеристик субъекта, его самооценкой и доминирующей мотивационной установкой.

Стилевые параметры эмоциональной насыщенности, обобщенности и активности образа мира субъекта порождают репертуар поведенческих паттернов, тип эмоциональных переживаний и активность субъекта в ситуации хронического неуспеха.

Установлено, что эмоциональная выразительность паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха опосредована стилевым параметром эмоциональной насыщенности образа мира субъекта. Выбор приемов поведения, связанный с логикой мышления, ориентацией в жизненном пространстве, опосредован стремлением субъекта к интеграции или дифференциации воспринимаемых объектов среды, что находит отражение в стилевом параметре обобщенности образа мира субъекта. Индикатором включения/исключения психической активности выступает стилевой параметр активности образа мира субъекта как психофизиологической составляющей, сопряженной с мотивационно-смысловыми значениями.

Мотивационно-смысловой аспект выражается в оценке ситуации и прогнозе дальнейших событий, детерминированных самооценкой и доминирующей мотивационной установкой субъекта.

Самооценка субъекта как базовое личностное образование определяет оценочный компонент ситуации хронического неуспеха. Установлено, что при высокой адекватной самооценке паттерны поведения направлены на сохранение чувства собственного достоинства, поддержания социального статуса, защиту деловых интересов и потребностей, с этой целью, используются паттерны поведения, относящиеся к типам «уединение», «сдержанность», мягкие формы демонстративного поведения. При адекватной умеренной самооценке при тех же целях используются паттерны поведения «уединение», «сдержанность», «интимность» (с высокой степенью избирательности). При неадекватной завышенной самооценке паттерны поведения направлены, как правило, на удержание или повышение социального статуса, защиту собственных интересов, при этом используются ярко выраженные паттерны демонстративного поведения/Уход в занятия любимым видом творчества характеризуется стремлением к полной изоляции, преднамеренным избеганием контактов. Если процесс творчества не складывается, то наблюдается уход в показной, праздный образ жизни с деструктивным влиянием на личность. При неадекватной заниженной самооценке паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха направлены, как правило, на избегание неудач, неприятностей, следовательно, используются в основном паттерны демонстративного поведения, которые направлены на вызов чувства жалости к себе (в отличие от лиц с высокой и умеренной адекватной самооценкой). Чаще всего используются агрессивные паттерны поведения.

Установлено, что совокупность стилевых, оценочных и мотивационно-смысловых детерминант порождает определенный тип паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха.

Теоретическая значимость исследования заключается в расширении и углублении представлений о поведении человека в ситуации хронического неуспеха. Поведенческие реакции в ситуации хронического неуспеха представляют собой целостную структуру процессуально-стилевых, оценочных и мотивационно-смысловых компонентов, обеспечивающих постоянство стремлений субъекта и его готовность к действиям. Процессуально-стилевые показатели порождают силу стремлений, тип приемов и способов реализации поведения и эмоциональных реакций субъекта, его активность. Оценочный и мотивационно-смысловой компоненты поведения представлены совокупностью побуждений, оценок и смысловых значений.

Практическая значимость исследования состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы практическими психологами с целью профилактики состояний фрустрации, стресса, депрессии в жизненном пространстве личности при столкновении с трудностями. Материалы исследования также могут быть использованы при подготовке психологов в рамках курсов общей психологии, психологии личности и социальной психологии.

Достоверность научных результатов обеспечивается теоретико-методологической обоснованностью исходных позиций исследования, системным рассмотрением проблемы, репрезентативностью опытно-экспериментальных данных, корректностью использования методов сбора и анализа эмпирического материала, системностью обработки данных.

Положения, выносимые на защиту:

1. Процессуально-стилевые характеристики субъекта в ситуации хронического неуспеха порождают силу стремлений, репертуар паттернов поведения, тип эмоциональных переживаний и степень активности в жизненном пространстве субъекта.

2. Мотивационно-смысловой аспект поведения в ситуации хронического неуспеха выражается через совокупность его побуждений, оценок и смысловых значений, детерминированных самооценкой и иерархией мотивов деятельности и общения.

3. Эмоциональные переживания и прогноз разворачивающихся событий в ситуации хронического неуспеха, опосредованные стилевыми характеристиками субъекта, содержательным наполнением самооценки и мотивации, порождают определенный тип паттернов поведения.

4. Индивидуальные паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха следует определить как культурно обусловленные способы действования, оперирования в жизненном пространстве, суть которых заключается в механизмах физического удаления, степени выраженности вербального/невербального поведения, создания психологических барьеров при взаимодействии с окружающим миром, направленных на сохранение своей целостности и автономности.

5. Индивидуальные паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха выполняют функции сохранения личностной автономии, эмоциональной разгрузки, изменения самооценки, регуляции границ коммуникации.

Апробация результатов исследования: материалы и результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры психологии Черноморской гуманитарной академии (г. Сочи), на заседаниях лабораторий общей психологии и психологии личности государственного Научно-образовательного центра Российской академии образования (г.Сочи), на XXII психолого-педагогических чтениях Юга России «Развитие личности в образовательных системах южно-российского региона» (г.Сочи, 2003), на научно-практической конференции «Проблемы современной молодежи» (г.Сочи, 2003, 2004, 2005, 2006), на Всероссийской научно-практической конференции «Гуманитарный анализ состояния и перспектив развития высшего образования в России» (г. Сочи, 2004), «Гуманитарный анализ состояния перспектив развития высшего образования» (г. Сочи, 2005).

Публикации: по материалам исследования имеется пять публикаций. Структура диссертации: выполненное исследование состоит введения, трех глав, заключения, списка литературы, приложения.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Результаты исследования о связи доминирующих мотивационных установок с реализацией того или иного типа поведения в ситуации хронического неуспеха представлены в таблице 6.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Систематизация и обобщение исследований, направленных на изучение функционирования индивидуальности как целостной системы, показали, что длительное время как в отечественной, так и в зарубежной психологии имел место редукционистский подход, в котором механизмы проявления физиологических свойств индивидуальности переносились на функциони-рование целостной индивидуальности.

Большой вклад в разработку идей функционирования целостной индивидуальности внесен стилевым направлением.

В отечественной психологии стилевые характеристики индивидуальности продолжительное время исследовались в рамках деятельностного подхода преимущественно как стили деятельности, детерминированные сознанием и рационально поставленной целью.

Исследования стилевого направления в зарубежной психологии в рамках когнитивных и факторных теорий, в которых стили рассматривались как двух или трехмерные модели интеграции предпочтений субъекта в выборе способов когнитивного функционирования, расширили представления о когнитивной организации индивидуальности. Однако отсутствие единой теоретической основы и разрозненность практико-ориентированных исследований не позволили выявить закономерности функционирования индивидуальности как сложноорганизованной системы.

В последние годы в изучении стилевых конструктов наблюдается тенденция к исследованию индивидуальности как функциональной системы, в которой континуально-генетическая, недизъюнктивная процессуальность психики не раскладывается на обособленные области, а выступает как единство биологического и социального, опосредованное стилевыми, оценочными и мотивационно-смысловыми составляющими индивидуальности. Однако исследований, посвященных изучению влияния совокупности стилевых и мотивационно-смысловых составляющих индивидуальности на различные сферы жизнедеятельности, в том числе и на поведенческие составляющие в трудных жизненных ситуациях, недостаточно.

2. Изучение методологических основ исследования самооценки и мотивации субъекта, их роли в функционировании целостной индивидуальности в трудных жизненных ситуациях, показало, что самооценка как личностное образование функционирует на осознанном и неосознанном уровнях, она включена во множество связей и отношений с другими психическими явлениями, взаимодействие с которыми носит диалектический характер - являясь опосредованной ими, самооценка сама выступает важнейшей детерминантой их дальнейшего развития.

Функциональная система реакций и действий в трудных жизненных ситуациях является также результатом многокомпонентного мотивационного отклика. На основе актуализированных потребностей субъект оценивает значимость тех или иных событий жизни, затраты времени и сил, прогнозирует возможные последствия, при этом прогноз исходит из доминирующей мотивационной установки.

На различных жизненных этапах удовлетворенность жизнью имеет различное содержательное наполнение. Однако личность почти всегда характеризуется стремлением к обретению смысла жизни, который содержит в себе, с одной стороны, стремление с наибольшей полнотой реализовать себя, с другой - стремление к аутентичному бытию.

Смысл жизни не может быть «взят» из среды, он должен быть пережит субъектом. В случае, когда личность лишена этого в сообществе людей, она характеризуется отсутствием идентификации и чувства сопричастности с ними, которые образуют отчужденность и экзистенциальный вакуум.

Обретение субъектности связано с необходимостью переживания определенных трудностей, их преодоления, при этом человеку необходимо время от времени оставаться наедине с самим собой, чтобы быть свободным от наблюдения и направляющего воздействия извне, переживать чувство тождественности самому себе и осознавать себя субъектом своей собственной жизни.

В зарубежной психологии исследование потребностей человека в уединенности, конфиденциальности, анонимности и интимности в сложных жизненных ситуациях позволило выявить типы поведенческих паттернов, направленные на достижение собственной автономности и целостности -уединение, сдержанность, анонимность и интимность.

Анализ работ, выполненных в данном направлении, позволил предположить детерминацию паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха не только стилевыми характеристиками, но и мотивационно-смысловыми компонентами функциональной системы индивидуальности.

Однако исследований, посвященных изучению особенностей поведения человека в ситуации хронического неуспеха, выявлению основных детерминант, а также типологии паттернов поведения, явно недостаточно.

3. Исследование переживаний и поведенческих реакций, связанных с нарушением удовлетворяющих субъекта жизненных условий, анализ экспериментально полученных данных о паттернах поведения в ситуации хронического неуспеха позволили установить, что:

- паттерны поведения, реализуемые субъектом в ситуации хронического неуспеха, соотносятся с типами поведения, обнаруженными при вторжении в личную жизнь, - «уединение», «сдержанность», «интимность», «анонимность», «творчество». Однако в ходе исследования нами были выявлены и другие паттерны поведения, которые мы отнесли к таким типам как «демонстративность», «протекция», «агрессивность»;

- тендерный анализ полученных результатов показал, что в группе мужчин обнаружено доминирование четырех типов поведения -«уединение», «сдержанность», «демонстративность», «анонимность». В группе женщин преобладает такой тип поведения как «интимность», далее наблюдается постепенное распределение респондентов с убыванием по типам поведения - «уединение», «сдержанность», «агрессивность», протекция», «демонстра-тивность», «творчество» и «анонимность». Это указывает на то, что у женщин репертуар паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха гораздо шире, чем у мужчин;

-примерно треть респондентов в ситуации хронического неуспеха может использовать несколько типов паттернов поведения, что обусловлено интенсивностью переживаний субъекта;

- ситуация благополучия и успеха подразумевает развитую способность субъекта отбирать формы поведения, адекватные достижению желаемого результата. Ситуация хронического неуспеха, в которую попадает субъект, указывает на то, что он не успевает за быстро меняющимися условиями окружающей действительности (снижает активность), либо не желает принимать нравственные ценности, которые ему навязывает реальная действительность. И в том, и другом случаях поведенческие реакции будут неадекватны социальной ситуации и неэффективны для достижения желаемого субъектом результата. Сопутствующая ситуации эмоциональная напряженность может либо усугублять ситуацию хронического неуспеха, либо способствовать ее скорейшему преодолению, снижая или повышая активность;

-результатом переживания ситуации хронического неуспеха является либо деструктивное поведение, направленное на себя или социальное окружение, либо обретение личностной зрелости, определенного уровня субъектности.

4. Исследование взаимосвязи стилевых характеристик индивидуальности с паттернами поведения в ситуации хронического неуспеха показало, что:

-у респондентов с интегрально-теоретическим стилем в ситуации хронического неуспеха устойчиво проявляются такие типы поведения как «уединение, «демонстративность» и «агрессивность». Это объясняется тем, что явно выраженная обобщенность образа мира и высокая активность способствуют осуществлению быстрого прогноза дальнейших событий, однако чувство превосходства над другими людьми, ощущение и ожидание враждебности по отношению к себе со стороны окружающих, склонность к лидерству накладывают отпечаток на межличностные отношения и вызывают эмоциональную сдержанность в межличностном взаимодействии. Трудные для себя ситуации эти люди предпочитают переживать в уединении, опасаясь того, что другие могут воспринимать их переживания как проявление слабости; для респондентов с интегрально-деятельностным стилем индивидуальности характерна деятельностная стратегия поведения, поэтому в ситуации хронического неуспеха они активно используют такой тип поведения как «сдержанность», при котором умело выстраивают барьеры, ограничивая доступ нежелательных других в свое бытийное пространство. Также характерно проявление «интимности», однако качественный анализ указывает на высокую степень избирательности в данном типе поведения. Свои переживания могут разделить только с очень близкими людьми, круг которых довольно узок. Просматривается также тенденция к творческому уединению, лица с интегрально-деятельностным стилем обладают толерантностью по отношению к другим и высокой критичностью по отношению к себе, что стимулирует потребность анализа своих ошибок и осуществления прогноза дальнейших событий в деятельностной стратегии поведения; для респондентов с интегрально-эмоциональным стилем индивидуальности в ситуации хронического неуспеха характерны типы паттернов поведения «демонстративность» и «творчество», что обусловлено, высокой эмоциональной насыщенностью психической активности. Однако качественный анализ результатов исследования показал, что в ситуации хронического неуспеха их творчество сопровождается высокой потребностью в уединении, изоляцией от внешнего мира. Другой вариант -это демонстративное поведение, как правило, праздное, что ведет к резкому ухудшению межличностных отношений с близкими людьми; для лиц с дифференциально-теоретическим стилем в ситуации хронического неуспеха характерно проявление таких типов поведения как «интимность», «уединение», «демонстративность», «сдержанность». Качественный анализ результатов исследования показал, что большая часть людей с данным стилем индивидуальности не испытывает потребности в уединении в трудных жизненных ситуациях, наоборот, они избегают одиночества, они испытывают острую потребность в общении с близкими и значимыми для них людьми, чтобы поделиться своими переживаниями. Для другой части лиц с дифференциально-теоретическим стилем индивидуальности, наоборот, характерно стремление к уединению. Эта потребность связана с необходимостью проведения глубокого анализа ситуации хронического неуспеха. Качественный анализ ответов респондентов показал, что уединение способствует тому, чтобы разобраться в ситуации и своих переживаниях. Качественный анализ ответов респондентов также указывает на то, что такие типы поведения как «интимность» и «уединение» для лиц с дифференциально-теоретическим стилем являются продуктивными в ситуации хронического неуспеха, «сдержанность» и «демонстративность», как правило, усугубляют ситуацию хронического неуспеха. Это выражается в том, что выстраивание барьеров в общении и демонстративные паттерны поведения используются с ориентацией только на себя и игнорируется сама ситуация. Отсутствие гибкости приводит к тому, что в разряд врагов попадают и те, кто по сути таковыми не являются;

- респонденты с дифференциально-деятельностным стилем индивидуаль-ности в ситуации хронического неуспеха склонны к выбору таких типов паттернов поведения как «сдержанность», «анонимность» «уединение». «Сдержанность» и «анонимность» объясняются доминированием деятельностной стратегии в поведении. Жизненный опыт позволяет им умело ограничивать нежелательные контакты, устанавливая барьеры в общении, «анонимность» позволяет, с одной стороны, снять эмоциональное напряжение, связанное с неудачами, с другой - побыть вне наблюдения другими, поразмышлять с самим собой. Для лиц с данным стилем также характерна потребность в «уединении» Она располагает к глубокому анализу;

- у лиц с дифференциально-эмоциональным стилем индивидуальности в ситуации хронического неуспеха доминируют такие типы поведения как «творчество» и «протекция», также просматривается тенденция к проявлению агрессивности и потребности в уединении. Последняя проявляется и при творчестве. Это можно объяснить высокой эмоциональной неуравновешенностью;

- наличие нескольких типов поведения у лиц с одним стилем индивидуальности указывает на то, что выбор паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха обусловлен не только стилевыми характеристиками субъекта, которые в большей степени отражают силу стремлений, разнообразие приемов и способов реализации поведения, тип эмоциональных переживаний субъекта, его активность и продуктивность в различных видах психической активности. Однако ситуация хронического неуспеха требуют от субъекта большей самостоятельности и ответственности за свои действия и поступки. Обогащение поведения новыми рациональными паттернами связано с осмыслением требований и условий сложившейся социальной ситуации, а это требует от субъекта дополнительных усилий, связанных с проявлением его личностных качеств, которые вместе со стилевыми характеристиками будут детерминировать тип поведения в ситуации хронического неуспеха. Такими качествами выступают самооценка и мотивация субъекта.

5. Исследование влияния содержательного наполнения самооценки на паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха показало:

- для респондентов с адекватной высокой самооценкой в ситуации хронического неуспеха свойственны поведенческие паттерны, относящиеся к таким типам поведения как «уединение», «сдержанность», демонстративность. Это обусловлено удовлетворением потребности в относительной независимости, самоидентификации, самоопределении, соотносящейся с чувством собственного достоинства, самоуважения. Уединение или умелое выстраивание психологических барьеров в общении, позволяет им глубоко проанализировать сложившуюся ситуацию, оградить себя от нежелательных контактов. Качественный анализ результатов исследования показал, что для лиц с адекватной высокой самооценкой характерны и более мягкие формы демонстративного поведения (скрыть свои переживания, плохое настроение, не отменять привычный жизненный распорядок). Для них важно не показать своей слабости в трудные жизненные моменты, поверить в правильность сделанного ими выбора, сохранить чувство собственного достоинства;

- для респондентов с адекватной умеренной самооценкой характерно использование паттернов поведения, относящихся к типам «уединение», «сдержанность», «интимность», что также связано с сохранением чувства собственного достоинства. Однако, вместо демонстративного поведения, для них в большей степени характерно проявление интимности, но при этом они обладают высокой степенью избирательности (доверяют только проверенным жизненными испытаниями людям);

- для респондентов с неадекватной завышенной самооценкой в ситуации хронического неуспеха характерно использование паттернов поведения, относящихся к типам «демонстративность» и «творчество». Просматривается также тенденция к проявлению агрессивных действий, направленных как на окружающих, так и на себя. Чаще всего это дизъюнктивное поведение - или уход с головой в любимое дело с исключением внешних контактов, или в показной, праздный образ жизни, с деструктивным личностным влиянием. Многие из респондентов отмечают, что результат творчества в трудных жизненных ситуациях в дальнейшем и ими самими, и окружающими, как правило, оценивается высоко (лучшие стихи, песни, картины, идеи и т.п.);

- для респондентов с неадекватной заниженной самооценкой в ситуации хронического неуспеха свойственны такие типы поведения как «агрессивность», «творчество», «протекция». Проявление агрессивности связано с тем, что заниженная самооценка, неуверенность в своих силах мешают проявлению активности, направленной на изменение ситуации к лучшему, поэтому агрессивность проявляется как способ реагирования на создавшуюся ситуацию. Агрессивность, как правило, бывает направлена на других людей (как на близких, так и на совершенно незнакомых) и на себя. Неверие в свои способности и возможности провоцирует также на поиск «обходных» путей преодоления неприятностей. Если есть материальные средства, то человек самостоятельно или через других людей пытается разрешить ситуацию, используя паттерны поведения типа «протекция». Паттерны поведения, связанные с творчеством, указывают, что это своеобразный уход в себя. Очень часто лица с заниженной самооценкой скрывают результаты своей творческой деятельности, боясь, что их оценка будет низкой. Процесс переживания ситуации хронического неуспеха для лиц с заниженной самооценкой характеризуется резким непринятием себя, неуверенностью, скрытым непринятием других людей, завистью, эмоциональным дискомфортом, уходом от решения проблем.

6. Исследование влияния мотивационных установок на паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха позволило сделать следующие обобщения:

- для респондентов с доминирующей мотивационной установкой на процесс деятельности, общения свойственна ярко выраженная направленность на творческое преобразование результата деятельности, которой они увлечены, на собственное самосовершенствование, они независимы от мнения окружающих, у них ясно обозначены жизненные цели, и для них деятельность (учебная или производственная) - это способ самовыражения. Они почти всегда стремятся знать и уметь больше, чем предполагает учебная программа или производственная деятельность.

Преодоление жизненных трудностей, как правило, удваивает активность и повышает интерес к поиску путей их преодоления. В очень сложных жизненных ситуациях для данных лиц характерными являются паттерны поведения, направленные на ограничение контактов с окружающими, уход в работу, которая, как они предполагают, лечит;

- для респондентов с доминирующей мотивационной установкой на результат деятельности, общения при широких социальных мотивах, которые указывают на наличие социального интереса, самоуважения, уважения к другим людям, в ситуации хронического неуспеха характерны такие паттерны поведения как «уединение», «сдержанность», «интимность», «творчество». Для второй группы респондентов при наличии узколичностных мотивов - «анонимность», «демонстративность», «протекция». Ярко выраженное стремление доминировать над другими стимулирует их использовать для достижения поставленных целей все возможные варианты действий, включая и безнравственные (подкуп, обман), характерно резкое недовольство результатами деятельности, если они не соответствуют их уровню притязаний, что вызывает у них высокий уровень фрустрации, эмоциональной несдержанности, повышает конфликтность в межличностных отношениях, усугубляет ситуацию хронического неуспеха, замедляет выход из нее;

- для респондентов с доминирующей мотивационной установкой на одобрение и поощрение не характерно стремление к уединению, более того, они опасаются оставаться в одиночестве, что стимулирует выбор паттернов поведения типа «анонимность». Одиночество в ситуации хронического неуспеха приводит их к стрессу или депрессии, выход из которых сложный и длительный. Вероятно, на интуитивном уровне ими был найден оптимальный вариант переживания ситуации хронического неуспеха - быть неузнаваемым, находясь в публичном месте. Это позволяет быть самим собой, сосредоточиться на своих проблемах или отвлечься от них, снять эмоциональное напряжение. Реализация паттернов поведения типа агрессивность» связана с грубым отношением к окружающим людям - это своего рода эмоциональная разрядка, перенос своего фрустрированного состояния на других (пусть другим будет еще хуже, чем мне). Агрессивные паттерны поведения могут быть направлены и на себя, которые выражены алкоголизмом, наркоманией, причинением себе физической боли;

- при доминирующей мотивационной установкой на избегание неудач и неприятностей большинство лиц используют в ситуации хронического неуспеха демонстративные паттерны поведения. Однако, если у респондентов с мотивационной установкой на результат деятельности такие паттерны поведения связаны с сохранением чувства гордости и самоуважения, то у лиц с мотивационной установкой на избегание неприятностей - наоборот, они связаны с вызовом у окружающих чувства жалости к себе. Использование паттернов поведения «интимность» в ситуации хронического неуспеха обусловлено острой необходимостью поделиться своими переживаниями со значимыми близкими людьми, причем узкой избирательности при этом не наблюдается. Некоторые даже, наоборот, указывают, что поделиться своими переживаниями с совершенно незнакомыми людьми им легче. Агрессивные формы поведения в ситуации хронического неуспеха могут быть направлены как на себя, так и на других людей.

6. Паттерны поведения в ситуации хронического неуспеха детерминированы совокупностью стилевых характеристик субъекта, его самооценкой и доминирующей мотивационной установкой. Стилевые параметры эмоциональной насыщенности, обобщенности и активности образа мира субъекта порождают репертуар поведенческих паттернов, тип эмоциональных переживаний и активность субъекта в преодолении ситуации хронического неуспеха. Мотивационно-смысловой аспект выражается в оценке ситуации и прогнозе дальнейших событий, детерминированных самооценкой и доминирующей мотивационной установкой субъекта.

Совокупность данных факторов порождает определенный тип паттернов поведения в ситуации хронического неуспеха.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Амбарцумян, Алик Андроникович, Сочи

1. Абульханова К А. Личность в процессе деятельности. / Психология личности, т. 2. - Хрестоматия.- Самара, 1999 г.

2. Абульханова-Славская К.А. Социальное мышление личности: проблемы и стратегии исследования // Психол. журн .- 1994. Т.14. - № 4 -С. 39-55.

3. Абульханова-Славская К. А. Стратегия жизни. М., 1991 - 216 с.

4. Абульханова-Славская К. А. Рубинштейновская категория субъекта и ее различные методологические значения. // Психология индивидуального и группового субъекта./ Под ред. А.В. Брушлинского, М.И.Воловиковой. -М:ИП РАН., ПЕР СЭ, 2002. С.43-52.

5. Абульханова К.А., Александров Ю.И, Брушлинский А.В. Комплексное изучение человека. // Вестник РГНФ. 1996. №3. С. 11-15.

6. Адлер А. Индивидуальная психология./История зарубежной психологии: тексты / Под ред. П. Я. Гальперина, А. Н. Ждан. М., 1986. - С. 131-141.

7. Ананьев Б.Г. О проблеме современного человекознания. М.: Наука, 1977.

8. Ананьев Б. Г. Комплексное изучение человека и психологическая диагностика.// Вопросы психологии. 1988. - № 6. - С. 27-34.

9. Анисимова О. М. Самооценка в структуре личности студента: Автореф. канд. дис. Л., 1984. 24с.

10. Анохин П.К. Философские аспекты теории функциональной системы. М.: Наука, 1978.

11. П.Ануфриев А.Ф. Научное исследование // Курсовые, дипломные и диссертационные работы. М., 2002.

12. Анцыферова Л.И. Психология повседневности: жизненный мир личности и «техники» ее бытия // Психологический журнал. 1993. Т.14. № 2. С. 3-14.

13. Анцыферова JI.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. 1994. Т. 15.№ 1. С. 3-14.

14. Анцыферова Л.И. И жизнь, и слезы, и любовь.Психологический журнал. 2003. Т.24. № 2. С. 52-56.

15. Берне Р. Я-концепция и Я-образы. Самосознание и защитные механизмы личности. Самара, 2003.

16. Березин В.Ф. Психическая и психофизическая интеграция. В кн.: Бессознательное. Новочеркаск: Агенство Сагуна, 1994. - С. 51-59.

17. Берулава Г.А. Образ мира как мифологический символ. Учебное пособие для вузов, М: Педагогическое общество России, 2001 - 46с.

18. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968.

19. Божович Л.И. Проблема развития мотивационной сферы.// Изучение мотивации поведения детей и подростков. М., 1972. - С. 7-44.

20. Божович Л.И. Развитие эффективно-потребностной сферы человека.// Проблемы общей, возрастной и педагогической психологии. М., 1976.

21. Борисов Ю.А., Кудрявцев И.А. Смысловая сфера сознания и самосознания успешных и неуспешных менеджеров среднего звена./ Психосемантика. // Психологический журнал, 2003 г., т 24, № 1.

22. Бороздина Л.В. Исследование уровня притязаний.//Учебное пособие. М.: Институт Психологии РАН РФ, 1993 г.

23. Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988,- 301с.

24. Брушлинский А.В. Социальность субъекта и субъект социальности.// Субъект и социальная компетентность личности./ Под редакцией А.В. Брушлинского. М.: Институт психологии РАН. 1995. С. 3 -23.

25. Брушлинский А.В. Проблемы психологии субъекта. М.: Ин-т психологии РАН, 1994.

26. Брушлинский А.В. Психология XXI века: пророчества и прогнозы. // Вопросы психологии, № 2,2000.С.32-34.

27. Брушлинский А.В. Проблемы психологии. М:Изд.ИП РАН, т.10 -1994.

28. Брушлинский А.В. Субъективно-деятельностная концепция и теория функциональных систем.// Вопросы психологии, №5,1999.

29. Брушлинский А.В. Субъект: учение, мышление, воображение.М-Воронеж, Изд. «Институт практического психолога», 1996.С.390.

30. Брушлинский А.В. Целостность субъекта основание для системности всех его качеств. // Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории./Под ред. А.В. Брушинского,-М.: Изд. ИПРАН- 1997.С.576.

31. Бурлачук Л.Ф., Коржова Е.Ю. Психология жизненных ситуаций. Учебное пособие. М.: Рос.педагог.агенство. 1998.

32. Василюк Ф.Е. Психология переживания, (анализ преодоления критических ситуаций). М.: Изд-во Московского университета, 1994.

33. Вяткин Б.А. Стиль активности как фактор развития интегральной индивидуальности.// Интегральное исследование индивидуальности: стиль деятельности и общения. Пермь, 1992.

34. Гаврилова Е.В. Субъективная категоризация в межличностном познании и ценностные ориентации личности: Автореф. дис. канд. психол. наук. Краснодар, 2003.

35. Горбунов Ю.Я. Индивидуальный стиль волевой активности и его системообразующие функции. // Система исследования индивидуальности. -Пермь, 1991.

36. Гульянова Н.А. О связи самоприятия и осознания Я-образа в ситуации неуспеха // Вестник Моск. ун-та.сер.14. Психология, 2001 г., №3.

37. Демин А.Н. Способы адаптации безработных в трудной жизненной ситуации.// Социологические исследования. 2000. № 5. С. 35-46.

38. Детский практический психолог в системе народного образования / Под ред. И.В. Дубровиной, А. М. Прихожан. М., 1990.

39. Дорфман Jl.Я. Метаиндивидуальный мир: методологические и теоретические проблемы. М: Просвещение, 1993 - 256с.

40. Дорфман Л.Я. Образ человека в концепции индивидуального стиля деятельности.// Сборник. Индивидуальность и способности. М., 1994.

41. Дружинин В.Н. Структура и логика психологического исследования. М.: Ин-т психологии РАН, 1993.

42. Дубровина И.В. Методы выявления индивидуально-психологических особенностей у младших школьников.// Научно-методические основы использования в школьной психологической службе конкретных психодиагностических методик. М., 1988. - С. 48-60.

43. Дубровина И.В. Школьная психологическая служба. М.: Педагогика, 1991.

44. Ефремова О.И. Понятие успеха в социально-психологической теории: историческая динамика осмысления проблемы. // Психологический вестник. Выпуск 1. Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. Ун-та, 1996. С. 100-114.

45. Жамкочьян М.С. Социально-психологическая типология мотивации студентов / Психологические проблемы трудовой подготовки учащихся. Психология и высшая школа. Тез. докл. к VII съезду Общества психологов СССР. М.: 1989.-С. 112-113.

46. Завалишина Д.Н. Когнитивная функция практического мышления. // Практическое мышление: функционирование и развитие.-М.,1990.С.9-12

47. Захарова А. В., Андрущенко Т.Ю. Исследование самооценки младшего школьника в учебной деятельности // Вопр. психол. 1980. № 4.48.3еер Э.Ф. Психология профессий. Учеб. пособие для студентов вузов. М., -2003.-280с.

48. Зимбардо Ф. Формирование самооценки. Самосознание и защитные механизмы личности. Самара, 2003 г.50.3инченко В.П., Моргунов Е.Б. Человек развивающийся. Очерки российской психологии. М. Тривола, 1994.Р

49. Знаков В.В. Психология XXI века: Психология XXI века: пророчества и прогнозы. // Вопросы психологии, №2,2000.С.7-9.

50. Знаков В.В., Павлюченко Е.А. Самопознание субъекта. // Психологический журнал, Т.23, №1, 2002.С.34-41.

51. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. СПб., 2000 г.

52. Карташев В.А. Система систем. Очерки общей теории и методологии. М., 1995.

53. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Психосоциальная аддиктология. Новосибирск: Изд-во "Олсиб", 2001. -251с.

54. Климов Е.А. Реплика о структуре профессионализма и профессионала// Психология профессионала. М., 1996 г.

55. Кон И. С. В поисках себя: Личность и ее самосознание. М., 1984.

56. Кон И.С. Категория «Я» в психологии // Психол.ж .,1981, т 2., № 3.

57. Корнеева Л.Н. Самооценка как механизм саморегуляции профессиональной деятельности // Вестник ЛГУ. 1989 г., Вып. 4.

58. Крупнов А.И. Целостно-функциональный подход к изучению свойств личности./ Системные исследования свойств личности. М:УДЕ, 1994, С.9-23.

59. Лабунская В.А. Психологический портрет субъекта затрудненного общения.// психологический журнал. 2003. Т.24. № 5. С. 14-23.

60. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975 г.

61. Либин А.В. Стилевые и темпераментные свойства в структуре индивидуальности человека: Дисс. канд. психол. наук. М., 1993.

62. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии. Вопр. психологии, 1975, №2. С.31-45.

63. Ломов Б.Ф. Общение как проблема общей психологии. В кн.: Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975.

64. Ломов Б.Ф. Особенности познавательных процессов в условиях общения // Психол.журн. 1980.- №5. - С. 26-42.

65. Ломов Б.Ф., Сурков Е.Н. Антиципация в структуре деятельности. М., 1980.

66. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб., 1999 г.

67. Мерлин B.C. Индивидуальная система деятельности как опосредующее звено в связях между разноуровневыми свойствами индивидуальности.// В кн.: Проблемы психики личности. М.: Наука, 1982.

68. Мерлин B.C. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М.: Педагогика, 1986.

69. Михеева И.Н. Я-концепция и конфликт в сфере нравственной жизни личности. Самосознание и защитные механизмы личности.- Самара, 2003 г.

70. Моросанова В.И. Личностные аспекты саморегуляции произвольной активности человека.// психологический журнал. 2002. Т.23.№ 6.С.5-17.

71. Моросанова В.И. Коноз Е.М. Стилевая регуляция поведения человека.// Вопросы психологии, №2, cl 18-128,2000.

72. Непомнящая Н.И. и др. Ценность как центральный компонент психологической структуры личности /Вопросы психологии -1980г.,№ 1.

73. Орел В.Е. Развитие личности профессионала // Психология труда / Под ред. Карпова А.В. М., 2003.

74. Петровский А.В. Личность: феномен субъектности. Ростов-на-Дону, 1993.

75. Поваренков Ю.П. Психологическое содержание профессионального становления человека. М., 2002.

76. Практикум по возрастной психологии (ред. Головей Л.А., Рыбалко Е.Ф.). С-пб., 2001.

77. Прихожан A.M. Изучение личностной тревожности в контексте теории Л.И. Божович.// Формирование личности в онтогенезе. М., 1991.

78. Психологический словарь/Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. М., 2001.

79. Психологическое тестирование. Раздел 7. Личность: опросниковые методики. Часть 1. Тексты опросников. Пенза - 1990.

80. Психология личности: тесты, опросники, методики. / Сост. Н.В.Киршева, Н.В.Рябчикова. М., 1995.

81. Реан А.А., Бордовская Н.Б., Розум С.И. Психология и педагогика. Спб.-2001.

82. Решетова Т.Я. Психофизиологические основы исследования психической активности субъекта. // Актуальные проблемы современной психологии / Сборник научных трудов под ред. Г.А. Берулава Сочи: НОЦ РАО. 2003, С.26-36.

83. Решетова Т.Я. Стилевые характеристики психической активности субъекта.- Дисс. док. психол. наук.- 2003.

84. Решетова Т.Я. Роль когнитивного диссонанса в развитии личности. // Гуманитарное образование в современном вузе: традиции и новации / Материалы региональной научно-практической конференции (25 октября, 2002, г.Краснодар) 2002. - С.271-276.

85. Решетова Т.Я. Стилевые характеристики познавательной активности учащихся.- Сочи: Изд-во НОЦ РАО, 2000.156с.

86. Решетова Т.Я. Теоретические основы исследования стилевых характеристик психической активности субъекта.// Гуманизация образования № 1,2003.- С.66-74.

87. Роджерс К. Взгляд на психотерапию, становление человека. М.: Прогресс, Универс, 1994.

88. Рубинштейн С.Л. Человек и мир М.: Наука, 1997.

89. Русалов В.М. Некоторые положения специальной теории индивидуальности человека // Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1990, С.165.

90. Русалов В.М. Опросник формально-динамических свойств индивидуальности, М., 1997.

91. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога: Учеб.пособие. т 1. М., 2003.

92. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога: Учеб.пособие. т 2. М., 2003.

93. Росс Д., Нисбетт А. Человек и ситуация // Перспективы социальной психологии// пер. с англ. В.В. Румынского, / Под ред. Е.Н.Емельянова, В.С.Магуна. М., 1999.

94. Рубинштейн С.Л. Проблемы Общей психологии. М.,1973.

95. Рудкевич JI.A., Рыбалко Е.Ф. Возрастная динамика самореализации творческой личности // Психологические проблемы самореализации личности. Под ред. А.А.Крылова, Л.А.Коростылевой. Спб., 1997.

96. Рябикина З.И Личность как субъект формирования бытийных пространств. // Субъект, личность и психология человеческого бытия. / Под ред. В.В. Знакова и З.И. Рябикиной. М; Изд-во «Институт психологии РАН», 2005.- С.45-57.

97. Рябикина З.И., Ожигова Л.Н. Общество и человек: объективное в субъективном пространстве личности.// Человек. Сообщество. Управление. Краснодар: КубГУ. 1999.№ 4. С. 5-26.

98. Сафин В. Ф. Устойчивость самооценки и механизм ее сохранения// Вопр. психол. 1975, № 3.

99. Славнов С.В. Структурно-динамические характеристики образа успешного профессионала налоговой полиции// Психологический журнал, т 24. 2003.

100. Советова О.С. Возможности самореализации личности в контексте психологических инноваций // Психологические проблемы самореализации личности. Под ред. А.А.Крылова, Л.А.Коростылевой. Спб., 1997.у

101. Соколова Е.Т., Столинн В.В. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М., 1989.

102. Столин В. В. Самосознание личности. М., 1983.

103. Токарев П.В. Индивидуальный стиль эмоциональной активности спортсмена на соревнованиях: Автореферат дисс. канд. психол. наук. -Пермь, 1991.

104. Толочек В.А. Стили деятельности: модель стилей с изменчивыми условиями деятельности. М., 1992.

105. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность в 2 т.// Пер. с немец, под ред. Величковского Б.М. М.: Педагогика, т.1,1986.

106. Холодная М.А. Структурная организация индивидуального интеллекта: Дисс. канд. психол. наук. М., 1990.

107. Чеснокова И.И. Особенности развития самосознания в онтогенезе // Принцип развития в психологии. М., 1978.

108. Чеснокова И.И. Самосознание личности // Теоретические проблемы психологии личности. М., 1974.

109. Чирков В.И. Межличностные отношения, внутренняя мотивация и саморегуляция // Вопросы психологии, № 3,1997.

110. Чирков В.И. Самодетерминация и внутренняя мотивация поведения человека// Вопросы психологии, № 3,1996.

111. Шафажинская Н.Е.// Личностная и профессиональная самооценка студента педвуза. М., 1986.

112. Шибутани Т. Я-концепция и чувство собственного достоинства. Самосознание и защитные механизмы личности. Самара, 2003.

113. Шкуратова И.П. Когнитивный стиль и общение Ростов-на-Дону,1994

114. Яницкий М.С. Адаптационный процесс: психологические механизмы и закономерности динамики / Учебное пособие. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1999. 84с.