Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Корнилова, Татьяна Васильевна, 1999 год

Введение.

Глава 1. Предпосылки выделения области "принятие интеллектуальных решений".

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологическая регуляция принятия интеллектуальных решений"

Соотношение понятий неопределенность, принятие решения,

27 мышление, целедостижение и риск.

Неопределенность в когнитивных моделях выбора и в исследова

27 ниях интеллектуальных решении.

Принятие решений и воля. 38

ПР и регуляция целеобразования и целедостижения. 44

ПР в исследованиях нейронных механизмов. 52

Социально-психологический аспект проблемы, как ПР в группе. 55

Направления исследований когнитивной регуляции ПР. 59

ПР в исследованиях, не использующих понятия неопределенности. 59

ПР и неопределенность в формальных моделях. 64

Современные экспериментальные экспликации регуляторных аспектов ПР в зарубежной когнитивной психологии. ^

Исследование мотивационной регуляции при ПР в условиях риска. 75 Предпосылки понимания субъектной регуляции ПР в инженерной психологии и психофизике. ^

Заключение.;. 80

Глава 2. Методологические контексты рациональности и активности субъекта при принятии интеллектуальных

83 решений.:.

Введение. 83

Рациональность стратегий при принятии решений. 84

Представления о .рациональности в разных методологических парадигамах. ^

Временная перспектива в понимании рациональности и риска. 95

Методологическое понимание "моральности"решений. 97

Отличия методологических контекстов от психологических ис „ 100 следовании моральных и интеллектуальных ориентиров.

Рациональность и риск при ПР в прикладных разработках.103

Коммерческие риски.103

Риск в менеджменте.105

Изменение критериев юридических решений.106

Следствия из методологических и праксеологических контекстов для постановки проблемы интеллектуальных решений.^^

Ь Проблема активности субъекта мышления.110

Дискуссия о наследии вюрцбургской школы.110

Проблемы активности мышления в современных исследованиях 115

Заключение.117

Глава 3. Современные исследования принятия интеллектуальных решений.120

Введение.120

ПР и современные исследования интеллектуальных стратегий.121

Исследования, тяготеющие к моделям ПР.121

Исследования стратегий мышления при многоэтапных ПР.127

Личностные детерминанты выбора в стратегиях ПР: от корреля

131 ционного к стратегиальному подходу.

Предварительное резюме.134

Цикл эмпирических исследований ПР как этапов выборов в интел

135 лектуальных стратегиях.

Направления использования компьютеризованных процедур.135

Специфика ситуации неопределенности при ПР в диалоге с компь

137 ютером.

Методические условия игрового взаимодействия с компьютером. 139

Эмпирические типы стратегий принятия решений в компьтеризос ванном эксперименте (первое исследование). 140

Эмпирическое исследование мотивационной детерминации интеллектуальных стратегий (второе исследование).

Экспериментальное исследование влияния ситуационных факторов неопределенности на интеллектуальную ориентировку субъекта при ПР (третье исследование).148

Заключение к исследованиям первого эмпирического цикла. 155

Активность субъекта в показателях индивидуальной регуляции ин

156 теллектуальных решении.

Исследования индивидуальных особенностей субъекта в их влиянии

156 к на количественные показатели интеллектуальных стратегии.

Исследование активности субъекта в ситуации постановки диаг

164 ноза.

Заключение.170

Глава 4. Принцип функционально-уровневой регуляции I принятия интеллектуальных решений.173

Введение.173

Предпосылки понимания принципа функционально-уровневой ре

175 гуляции в исследованиях активности субъекта.

Активность субъекта и использование знаний при ПР.175

Принцип активности в отечественной психологии познания.180

Активность и саморегуляция субъекта в проблематике ПР.186

Предпосылки понимания функциональной регуляции принятия интеллектуальных решений в конкретизациях принципа активности.189

Основания уровневого подхода в психологии мышления и его мотивации.195

Уровни регуляции применительно к психологическим системам.195

Уровни мышления.196

Уровни мотивационной регуляции.202

Заключение: концепция функционально-уровневой регуляции принятия интеллектуальных решении.

Глава 5. Исследования регуляции принятия интеллектуальных решений.216

Введение: цели основного цикла исследований. 216

Регуляция интеллектуальных решений в зависимости от использо

218 вания профессиональных знании.

Гипотезы исследования. 218

Обоснование материала вербальных задач (при использовании зна 220 нии конвенционального типа).

Обсуждение результатов принятия интеллектуальных решений

222 на материале юридических решений).

Единство процессов интеллектуальной и личностной подготовки

234 принятия решений (на материале вербальных задач).

Гипотезы о представленности личностной регуляции ПР в вербаль

243 ных задачах, включающих фактор риска.

Проблема процессуальной представленности риска решений. 243

Критерий "обратимости" в гипотезе о динамике выбора. 245

Эмпирические исследования ПР в условиях риска. 250

Принятие решений в условиях профессионального риска (на мате

250 риале ПР предпринимателями).

Ценностная регуляция ПР в житейских ситуациях. 256

Принятие решений в вербальных ситуациях преподавателями. 263

Обсуждение результатов исследований принятия решений на ма- 268 териале вербальных задач.

Заключение. 272

Глава 6. Личностные факторы риска при принятии решений и их диагностика.274

Введение. 274

Становление психологических моделей риска. 275

Становление понятия склонности к риску. . 275

Факторная и психофизическая парадигмы в исследованиях риска. 283 Познание и активность субъекта в понимании "личностного рис

288 ка .

Апробация методики диагностики личностных свойств как факто

293 ров регуляции принятия решений - ЛФР.

Цели апробации новых методических средств диагностики лично

293 стнои готовности к риску.

Проблема интерпретации готовности к риску и рациональности

296 как личностных свойств.

Апробация опросника "Импульсивность-7", включающего фактор

308 склонности к риску.

Задачи исследования. 308

Проблема разведения конструктов импульсивности и рискованного А- 309 сти в концепции 1. и С. Аизенков.

Сравнение личностных шкал по методикам I7 (I) и ЛФР (II).312

Заключение.317

Глава 7. Мотивационные тенденции как шкалы личностной регуляции принятия решний.319

Введение. 319

Диагностика личностных предпочтений по методике А. Эдвардса. 320 Общая характеристика опросника Эдвардса и схемы апробации. 320

Конструкты мотива и социогенных потребностей. 321

Апробация "списка личностных предпочтений" на российских вы

327 борках.

Построение опросника. 327

Мотивация и готовность к риску как личностные предпосылки за

333 нятия предпринимательской деятельностью.

Психологический профиль групп менеджеров и предпринимателей. 335

Схема эмпирического исследования. 338

Результаты применения полного варианта опросника Эдвардса. 339

Сравнительный анализ мотивационных профилей разных выборок 341 Сравнение выборок предпринимателей и преподавателей (по пол

341 ному варианту опросника Эдвардса).

Сравнение выборок предпринимателей и военнослужащих. 343

Сравнение со студенческими выборками. 346

Эмпирическое исследование связей мотивационных тенденций и

347 личностных свойств саморегуляции.

Мотивационные профили (по модифицированному варианту оп

347 росника).

Связи личностных факторов саморегуляции. 349

Сравнение индексов мотивации, готовности к риску и рациональ

350 ности.

Прямые самооценки и мотивационные тенденции в группах пред

354 принимателеи.

Мотивационные тенденции при анализе принятия решений. 357

Заключение. 360

Глава 8. Субъективные репрезентации риска при ПР. 362

Введение. 362

Постановка проблемы: Субъективные репрезентации ситуаций

363 принятия решений.

Гипотеза об активности субъекта, отражаемой в структурах

А А 363 индивидуального сознания.

Обоснование применимости психосемантической парадигмы к материалу вербальных ситуаций выбора.

Проблема представления субъективного риска в структурах ин

А А 366 дивидуального сознания.

Эмпирическая часть исследования. 368

Схема исследований. 368

Многомерность фактора субъективного риска (первое исследование на материале вербальных ситуаций ПР). ^70

Индивидуальные репрезентации фактора субъективного риска второе исследование).

Резюме к первым двум исследованиям. 389

Факторные структуры субъективного риска при принятии профессиональных решений (третье исследование).

Заключение. 406

Выводы. 409

Литература. 412

Приложения. 430 9

Введение г

Актуальность исследования

Выделение области исследований "принятие интеллектуальных решений" стало актуальным как с точки зрения предпосылок теоретического взаимообогащения психологии мышления и психологии принятия решений, так и с точки зрения оформления эмпирической реальности принятия решений (ПР), как интеллектуально и личностно опосредствованных выбо-f ров субъекта в условиях неопределенности.

Поскольку когнитивные модели принятия решений и психологические исследования мыслительной (и более широко - интеллектуальной) деятельности строились на разных методологических подходах и представлениях о психологической регуляции, актуальной задачей стала интеграция знаний, складывающихся в разных научных областях. Методологические подходы к пониманию активности человека как субъекта познания и как личности, активно определяющейся посредством своих решений, позволили переформулировать традиционную (после работ Л.С. Выготского) пробле-г му единства интеллекта и аффекта в проблему развития психологической концепции принятия интеллектуальных решений (ПИР), как учитывающую единство составляющих процессуальную регуляцию детерминант.

Выборы в ситуации субъективной неопределенности могут осуществляться при актуалгенезе различных базисных процессов и психологических образований: выборы в разной степени обоснованных гипотез при решении мыслительных задач, выборы способа действия в ситуации управления сложными технологическими процессами, личностные выборы"с осознанным отстаиванием определенных нравственных позиций - эти и другие решения, принимаемые казалось бы в разных ситуациях и на разных основаниях, имеют общее свойство. Они предполагают реализацию субъектом интеллектуально-личностного усилия, посредством которого происходит сни жение уровня неопределенности ситуации (ее разрешение, ее преобразование в соответствии со структурно более общими целями - от целей достижения прагматического результата до целей личностного саморазвития).

Предположение о репрезентациях самому субъекту этих усилий находит косвенное подкрепление в многочисленных ссылках на ощущение субъективного риска и восприятие ситуации выбора как бремени, что заставляет человека откладывать решение до последнего момента, часто критического [Janis, Mann, 1977]. Проблемой является идентификация психологической реальности интеллектуально-личностных усилий, представленных при принятии интеллектуальных решений иным образом, чем в мыслительной деятельности при решении проблем, как открытых задач.

В зарубежных когнитивных моделях ПР личностно-мотивационные факторы включались в схемы регуляции ПР в качестве переменных, искажающих идеальные рациональные стратегии или дополняющих рассмотрение контекстов поведенческих или праксиологических последствий выборов субъекта. В методологической литературе обращение к проблеме оценки качества решений субъекта обернулось новым ракурсом установления приоритета акта мысли на другими регуляторами. В отличие от традиционных концепций рациональности уровень интеллектуальной подготовки ПР связывался К. Поппером и М.К. Мамардашвили с "моральностью" субъекта (недостаточно опосредствованные мыслью, или недодуманные решения, обоснованы первым автором как "аморальные" [1992] и вторым - как "движимые дьяволом" [1985]).

Психологические оценки субъективной рациональности решений и действий человека также изменяли критерии: все более учитывались не логические критерии или оценивание качества решения по результату, а стойкость субъекта в следовании планам; его возможность действовать в условиях неопределенности, когда планирование невозможно или ограничено; способность актуализировать свой интеллектуальный и личностный потенциал при неполноте ориентировки. При анализе личностной регуляции интеллектуальной деятельности очевидным стало противоречие между превапирующей в эмпирических исследованиях корреляционной парадигмой и теоретическими представлениями об активности личности.

Актуальность систематизации этих и других проблем связана с тем, что до сих пор не было сформулировано психологической концепции, которая предполагала бы изучение специфики процессов интеллектуально-личностной регуляции принятия интеллектуальных решений и которая бы обозначила принцип рассмотрения межкомпонентных и межуровневые связей между разными психологическими детерминантами.

В отечественной, как и в зарубежной психологии модели принятия решений развивались также преимущественно по схеме выдвижения в качестве главенствующего одного из процессов их психологической регуляции - от вероятностного прогнозирования до надситуативной активности личности; от процессов ПР как распознавания образов или решений классификационных задач до процессов мысленного переструктурированием ситуации выбора [Гульдан, 1978; Магазанник, 1997; Кочетков, Скотникова, 1993; Кудрявцев, 1997; Петровский, 1992; Иванников, Фейгенберг, 1978 и др.]. И если в индустриальной психологии произошел поворот к проблеме активности субъекта в поиске ситуаций, требующих ПР [Карпов, 1993, 1998; Солнцева, 1985, 1997], то в модельных представлениях о познавательных процессах, связанных с тем или иным уровнем ПР (сенсорно-перцептивным, образно-концептуальным и др.), их личностная регуляция продолжает обсуждаться достаточно узко - в парциальных законах сдвигов критериев ПР, индивидуальной детерминации предпочтений когнитивными стилями или ценностями и т.д.

Особую актуальность приобрела разработка проблемы множественности механизмов ПИР, так как тенденция одноплановых моделей, адекватных для ограниченного круга предметных задач, выступила угрозой их экологической валидности ¡ХЗ^пепгег, 1998; КйЫэе^ег, 1994].

Необходимость принимать решения в условиях неопределенности, как неполной информированности, учитывать последствия выборов в не поддающейся рациональному прогнозу перспективе изменений, ориентироваться на сетевые и динамические взаимодействия изменений в ситуации, а не только обозримые причинно-следственные связи - эти и другие условия выступают на первый план в практике ПИР в усложняющемся мире, требующем от человека способности к новому мышлению [Тихомиров, 1992; Дернер, 1997]. Применительно к разным видам жизнедеятельности человека это звучит также как требование соответствия его интеллектуального и личностного потенциала уровню решаемых им жизненных и профессиональных задач.

Теоретико-методологические предпосылки исследования

Формулирование принципа функционально-уровневой регуляции принятия интеллектуальных решений позволило нам обобщить выявленные теоретические предпосылки и данные о базисных процессах, опосредствующих интеллектуальные выборы в закрытых задачах и на этапах развернутых стратегий, в концепцию психологической регуляции принятия интеллектуальных решений. Ею предполагаются процессу альностъ регуляции выборов субъекта, функциональный характер связей в динамических иерархиях актуализируемых базисных процессов, открытость регулятивного профиля, складывающегося как единство множественных процессов познавательно-личностной активности субъекта и на уровнях деятельностных структур и в иных формах саморегуляции принимаемых решений.

Деятельностный и субъектно-деятельностный подходы к представлению психологии активности не освоены в виде психологических концепций, раскрывающих конкретные механизмы уровневой регуляции применительно к реальности принятия интеллектуальных решений. Исследования ПР направлялись задачами соотнесения уровней целей и средств, структурирования информации и классификаций ситуаций выбора. Были выделены закрытые проблемные ситуации, как предполагающие ПР (desicion making), и открытые, как актуализирующие процессы решения мыслительных задач (problem solving) [Козелецкий, 1979]. В классификации

O.K. Тихомирова [1976] виды ПР, опосредствованные актуалгенезом мышления, отделены от иных процессуальных форм психологической регуляции выбора субъекта (эмоциональной, волевой регуляции и т.д.).

Мы основывались первоначально на психологическом понимании личностной регуляции ПИР, как включенной в становление новообразований в мыслительной деятельности и диспозиционалъно определяющей диапазон личностно приемлемых выборов [Корнилова, Тихомиров, 1990]. При этом учитывались также представления об активности личности и субъекта познания в саморегуляции, развиваемые вне рамок деятельностных подходов [Абульханова-Славская, 1980; Завалишина, 1985; Конопкин, 1995; ( Моросанова, 1998 и др.]. Б.В. Ломовым [1976] было предложено рассматривать ПР, как процесс, параметры которого зависят от общего контекста: так, именно включенность в деятельностные структуры ставит проблему мотивационной регуляции ПР. Другое наполнение конструкт ПР приобрел в исследованиях волевой регуляции [Узнадзе, 1966; Иванников, 1991], где этапы ПР включены в контекст анализа произвольной активности субъекта.

При разработке принципа функционально-уровневой регуляции ПИР были рассмотрены в качестве предпосылок те представления психологии мышления, в которых акцентировалась процессуальная детерминация мыс-Г ли и уровневые представления о процессах мышления. Мы полагались также на общие методологические разработки принципа активности познания в направлении, предполагающем функциональную роль "образа мира" в отношении к деятельностным структурам и структурам индивидуального сознания [Леонтьев, 1975; Смирнов, 1985; Петренко, 1997 и др.]. Представление подходов, оформленных в модели ПР, позволило выявить несоответствие предполагаемых в них базисных процессов регуляции выборов и изучаемых в психологии мышления детерминант познавательной и личностной активности субъекта. Анализ эмпирических исследований интеллектуальных решений - как в лабораторных условиях, так и представленных в практической деятельности человека - позволил сформулировать общее положение о репрезентации в них интеллектуально-личностных усилий субъекта как иных форм активности, чем актуализируемые при решении открытых задач. При этом мы ввели понятие принятия интеллектуальных решений как таких, в которых субъект использует для разрешения ситуации неопределенности свой интеллектуально-личностный потенциал (при множественности процессов его реализации).

В отечественных исследованиях мышления подчеркивалась непрерывность его процессуальной саморегуляции, трактуемая как недизъюнк-тивность психического [Брушлинский, 1979]; функциональная роль новообразований и активности субъекта мышления [Тихомиров, 1975, 1984; Ма-тюшкин, 1984 и др.]. Движение "от субъекта на задачу" фиксировалось в Г феноменах принятия проблемы, построения образа задачи, в механизмах целеобразования, гипотезостроения, использования знаний. Однако для установления функциональной роли процессов предвосхищений в психологии мышления не было предложено модели уровневой регуляции, как это полагалось, например, конструктами "образа мира" или "антиципации", не связываем! тми с регуляцией ПИР.

Проблема иерархий регуляторов ПР как архитектоники уровней в заданных схемах рассмотрена нами применительно к теориям функциональных систем П.К. Анохина и регуляции движений и действий - H.A. Бернштейна. Мы обосновали невозможность переноса на область принятия интеллектуальных решений тезиса о конечном числе уровней их психологической регуляции, поскольку нет ограничений в видах опосредствующих интеллектуальные решения процессов. Применительно к ПИР поиск общей структуры, или архитектоники их регуляции, был бы тупиковым, поскольку разные процессуальные новообразования могут выступать в качестве ведущих, а их функциональные соподчинения изменяются на этапах интеллектуального освоения проблемы и интегрируются на уровне личностного самосознания человека, как отвечающего на уровне личностного "Я" за свой выбор.

Мы отметили также, что смена интерпретационных схем - "от деятельности к личности" - отодвинула на задний план не менее важную линию анализа активности субъекта - "от единиц деятельностного анализа к единицам функционального анализа". Концепция психологической регуляции ПИР предполагает установление множественных связей между разными - и специфичными в рамках определенного уровня регуляции - процессами и механизмами выбора субъекта.

Предметом исследования стали процессы интеллектуальной и личностной регуляции принятия интеллектуальных решений.

Использовались два вида ситуаций: актуализируемых на экспериментальном материале интеллектуальных стратегий как множественных этапов ПР, а также актов выборов в вербальных задачах, как выборов альтернатив в закрытых задачах. Анализ микрогенеза интеллектуальных стратегий и микросемантики выборов; сравнение психологической регуляции житейских и профессиональных решений; анализ использования знаний при интеллектуальных решениях и вычерпывания знаний в диалоге с экспертом; выявление репрезентаций субъективной неопределенности и риска при вынесении субъектом суждений о сходстве и различиях ситуаций ПР - на основе этих экспериментальных моделей мы конкретизировали специфику регуляции принятия решений как интеллектуально и личностно обоснованных выборов. Реконструкция психологических образований, свидетельствующих о преимущественно выраженных видах и уровнях психологической регуляции, строилась на основе схем варьирования факторов внешних и внутренних условий ПР.

Диспозициональный уровень личностно-мотивационной регуляции принятия решений изучался на основе апробации вербальных методик диагностики мотивации (опросника А. Эдвардса, основанного, как и TAT, на понимании "социогенных потребностей" в классификации Г. Мюррея) и понимания личностных свойств саморегуляции, проявляемых человеком при принятии решений (методики ЛФР - "Личностные факторы принятия решений" - и модификации опросника "Импульсивность-7" Г. и С.

Айзенков).

Объект исследования. На разных этапах исследований испытуемыми выступили более 2000 человек - около 1500 чел. в диагностических и около 600 чел. - в экспериментальных сериях.

Цели теоретико-экспериментального исследования состояли в обосновании такой новой области исследований как принятие интеллектуальных решений; в конкретизации гипотез о закономерностях, устанавливаемых применительно к процессам их интеллектуально-личностного опосредствования в условиях развернутых интеллектуальных стратегий и свернутых форм интеллектуального опосредования актов выбора в закрытых задачах; в разработке интерпретационного принципа функционально-уровневой регуляции как открытой психологической концепции, предполагающей множественность уровней психологической регуляции и процессов психологического опосредования принятия интеллектуальных решений.

Задачи диссертационного исследования

1. Рассмотреть основные подходы к изучению ПР в отечественной и зарубежной психологии и обосновать выделение области "принятие интеллектуальных решений", как связующей исследования мышления, принятия решений и активности личности.

2. Проанализировать предпосылки принципа функционально-уровневой регуляции ПИР и обосновать концепцию об открытости психологической модели, предполагающей множественность процессов опосредствования выборов и актуалгенез ведущих уровней саморегуляции.

3. Исследовать особенности форм мышления и регуляции интеллектуальной подготовки при принятии решений, как актов выбора в ситуациях закрытых проблем и как этапов в интеллектуальных стратегиях.

4. Выявить специфику личностной регуляции решений в условиях субъективной неопределенности и "принятия риска" выборов, представленную диспозиционально, а также в динамике личностных шкал при по* строение субъектом образа ситуации как допустимых диапазонов решений.

5. Экспериментально проверить гипотезы о составляющих и закономерностях интеллектуально-личностной регуляции ПИР: о динамике и соотношении целевых, мотивационных образований, процессов опережающих (доцелевых) предвосхищений и метаконтроля при ПР в условиях развернутых интеллектуальных стратегий; о закономерностях функциональной регуляции в представленности факторов профессиональных знаний при принятии интеллектуальных решений и особенностей индивидуальной процессуальной регуляции значимого для субъекта выбора; о взаимосвязях факторов внутренних условий (личностных свойств, мотивации, индивидуально-стилевых особенностей субъекта), формируемого образа ситуации и показателей стратегий ПИР; о субъективных категоризациях свойств ситуации неопределенности как включающей акты «принятия риска» решений; о специфике форм интеллектуально-личностного опосредствования принятия решений в житейских и профессиональных выборах; о специфике мотивационного профйля в группах лиц, деятельность , которых включает этапы принятия решений (предпринимателей, военнослужащих, преподавателей высшей школы); о диагностических показателях личностных шкал "рациональности" и "готовности к риску" при ПР, а также их интеграции с индексами мотивации в психологическом портрете типичного представителя выборки; и ряд других, конкретизирующих открытые иерархии психологической регуляции принятия интеллектуальных решений.

6. Разработать (и апробировать) средства диагностики специфичной -для условий неопределенности и риска - диспозициональной личностной регуляции ПР. Проанализировать связи мотивационных профилей лиц, в деятельности которых представлены поиск и разрешение ситуаций неопределенности, с особенностями ПР ими в закрытых задачах, как ситуациях вербального выбора.

7. Продемонстрировать эвристичность объединения экспериментального, корреляционного и диагностического подходов при изучении познавательной и личностной активности субъекта в регуляции выборов, а также возможности взаимообогащения исследований мышления и ПР.

8. Выявить субъективные категоризации фактора риска (в вербальных задачах), как репрезентирующие специфичные для ПИР акты примерива-ния оценок собственного интеллектуального и личностного потенциала к требованиям ситуации. Продемонстрировать необходимость рассмотрения в качестве уровня интеграции ситуационных и личностных факторов уровень процессов и структур самосознания личности, репрезентирующих процессы смысловой регуляции в иерархиях других потенциальных детерминант принятия интеллектуальных решений.

Научная новизна и теоретическое значение работы I

В диссертационном исследовании обоснована необходимость и эвристичность выделения такой области психологических исследований, как принятие интеллектуальных решений. Впервые показана общность и специфика форм и психологическая регуляции интеллектуальной деятельности, опосредствующей выбор из альтернатив в ситуациях неопределенности в условиях закрытых задач и многоэтапных стратегий выборов.

Интеллектуальные решения не заданы прямо ситуацией выбора: они могут предполагаться ее структурой, но лишь от самого человека зависит актуалгенез выбора, как опосредствованного интеллектуальной деятельностью и его личностной включенностью в ситуацию.

При варьировании фактора условий неопределенности в диалоге установлена правомерность гипотезы о том, что активность субъекта при ПР косвенно выражается в эффекте ориентировки на метаправила диалога, причем без осознавания самим испытуемым зависимости его стратегии от алгоритма управления последовательностью ответов компьютера.

При проверке гипотезы о влиянии базовых профессиональных знаний впервые показана недостаточность компенсации "уровнем профессионализма" недостатков в актуально осуществляемой интеллектуальной ориентировке. Этот фактор перекрывался индивидуальными различиями в проницательности мышления, способности к прогнозу относительно существенных признаков развития ситуации, в логической компетентности и возможностях актуального переструктурирования ситуации ПР, когда в нее привносятся предполагаемые (не известные) ориентиры. 1 Установлена регулятивная роль фактора профессиональной принадлежности (выборки предпринимателей и преподавателей высшей школы) во взаимосвязях личностных свойств, мотивационных предпосылок к выбору и сознательно отстаиваемых субъектом оснований выборов.

Впервые экспериментально получены данные в пользу гипотезы об оценивании обратимости выборов как становлении диапазона личностно приемлемых оснований ПР. Гипотеза об акте примеривания личностью своего потенциала к требованиям ситуации рассмотрена как интерпретационная для понимания отражения образа ситуации ПР в структурах само* сознания.

Впервые экспериментально показано, что личностные выборы в ситуациях неопределенности включают опору на структуры самосознания, в которых знания о себе слиты с само отношением как оцениванием своего личностного потенциала, что усиливает "интуитивность" прогнозов субъекта, в частности, благодаря переживанию пристрастности выбора. Свернутые формы прогнозов и доопределения критериев в принимаемых личностью осN нованиях выбора связываются с осознанными личностными или профессионально значимыми предпочтениями.

В индивидуальных актах ПИР и при обсуждении ПР в группе установлены закономерности, отражающие индивидуально-личностные стратегии в активном доопределении субъектом решения критериев и оснований своего выбора, представленные в расширении или сужении диапазона личностных ценностей, движение по иерархии которых и определяет субъективность выбора. Выявлены феномены неприятие риска при внутриличностном конфликте и продуктивной роли принятия риска при познавательном конфликте или дефиците информированности при ПР.

На материале ПИР в условиях дискуссии [Будинайте, Корнилова, 1993] было также показано, что приобретаемый субъективный опыт прогноза последствий в условиях блокировки собственной активности (в обсуждении оснований ПР) изменял сдвиги личностных предпочтений, т.е. приемлемые - для дискутирующих - доводы становились отвергаемыми и эмоционально-ценностно неприемлемыми для наблюдателей.

Установлены новые закономерности процессуального проявления риска при ПИР и его функциональной роли, как связующего звена в интеллектуально-личностных составляющих активности субъекта при вербальных выборах. Показано, что ощущение управляемости не столько ситуацией, сколько собственными возможностями в преодолении неопределенности, или чувство субъективного контроля за процессом (стратегией, основаниями) ПР отличает личностно и интеллектуально освоенные решения от навязанных или вынужденных. Тем самым мы предложили новое понимание произвольности решения: произвольность выбора есть там, где субъект переживает возможность его обратимости в контексте допустимости других альтернатив или критериев выбора.

Впервые представлены результаты построения психологических пространств, отражающих субъективные категоризации образа ситуации при принятии личностью "профессиональных" и "житейских" решений.

Полученные экспериментальные данные представили новые закономерности, свидетельствующие о множественности видов процессуальной регуляции ПР, как интеллектуальной и личностной детерминации выборов, в актуалгенезе которых доопределяются связи между разноуровневыми психологическими детерминантами. Процессуальный характер новообразований, фиксирующих иерархии взаимосвязей разноуровневых регуляторов, рассмотрен нами в качестве одного из оснований понимания открытости психологической концепции принятия интеллектуальных, решений.

Практическая значимость работы

Показана репрезентативность материала вербальных задач с множественными выборами для диагностики личностных предпочтений субъекта и возможностей (в том числе и ограничений) реализации индивидуального интеллектуального потенциала. В работе продемонстрировано, что в силу формирования правил выбора субъектом в актуалгенезе его интеллектуальной деятельности для практических задач прогноза выборов необходимо реализовывать схемы анализа индивидуальных случаев. Установленные закономерности могут быть включены в разработки рекомендаций по организации психологической помощи как поддержки ПИР.

Разработанные методики вербального выбора могут использоваться как средства оценивания качества профессиональных решений (юристов, предпринимателей, преподавателей высшей школы) и служить экспериментальной моделью экспликации видов активности субъекта при других видах принятии интеллектуальных решений.

Экспериментальные данные о психологических последствиях компьютеризации интеллектуальной деятельности могут быть применены в разработках диалога для профессионального ПР специалистами и использоваться в более широком контексте оценивания психологических последствий компьютеризации интеллектуальной деятельности.

Апробированные психодиагностические средства анализа мотиваци-онного профиля (модификация опросника А. Эдвардса) и личностных шкал саморегуляции (опросника "Личностные факторы принятия решений") заполнили пробел в арсенале отечественных личностных методик, применение которых наиболее репрезентативно для лиц, в деятельности которых ведущее место занимает принятие решений.

Материалы исследования включены в процесс преподавания на факультете психологии МГУ и в других высших учебных заведениях курсов "Экспериментальный метод в психологии", "Принятие решений и психологические модели риска", "Социально-психологические факторы в регуляции интеллектуальных решений".

Положения, выносимые на защиту

1. Принятие интеллектуальных решений должно быть выделено в специаг/шую новую область общепсихологических исследований, охватывающую изучение специфических форм проявления интеллектуально-личностной активности человека при разрешении им ситуаций неопределенности в актах принятия решений как интеллектуально опосредствованного выбора (при заданном поле альтернатив в закрытых задачах) и как этапов выбора в микрогенезе интеллектуальных стратегий (с последовательными множественными выборами).

2. Психологическая регуляция принятия интеллектуальных решений осуществляется в актуалгенезе множественных психологических новообразований и разноуровневых процессов, интегрируемых в складывающиеся "здесь и сейчас" иерархии. Это функциональные иерархии, в которых представлены разноуровневые базисные процессы, реализующие специфичные для интеллектуальных решений виды предвосхищений субъекта, свернутые - по сравнению с процессами решения задач - формы предметного мышления и особые проявления интеллектуально-личностной активности субъекта, предполагающие в построении образа ситуации и оснований выбора акты примеривания своего потенциала к заданным условиям неопределенности.

3. Функционально складывающийся регулятивный профиль ЛР может включать любой из процессов интеллектуально-личностной регуляции в качестве ведущего. Положение об изначальной незаданности иерархий психологических детерминант формулируется нами как принцип открытости системы саморегуляции принятия интеллектуальных решений.

4. При определении интеллектуальных решений полагается преимущественная ориентировка субъекта на критерии ПР, построенные им в результате интеллектуальной деятельности в условиях репрезентаций в образе ситуации потенциала личностного Я, интегрирующего на уровне самосознания критерии решения, принимаемого как авторский выбор.

5. Результирующее действие интеллектуальных и личностных усилий субъекта оформляется в процессы осознанного принятия им решения, как произвольного выбора. Произвольность принятия решения есть там, где субъект осознает и принимает допустимыми и другие альтернативы или критерии. Это более узкое понимание произвольности, чем то, что сложи* лось в концепциях высших психических функций и предметной активности как деятельности.

6. Субъективность принятия интеллектуальных решений задана активностью личности в переструктурировании поля альтернатив, индивидуальных категоризациях свойств ситуации, а также образовании критериев выбора, в которых представлены усилия личности по самоопределению в потенциальных основаниях выбора, а значит в способах снижения или снятия

I субъективной неопределенности.

7. При развернутых интеллектуальных стратегиях акты интеллекту-} альных выборов интегрированы в актулгенезе процессов целеобразования и смыслообразования; формируемые в ситуациях закрытых задач новообразования, обеспечивающие интеллектуально-личностное обоснование выборов, в большей степени связаны с процессами интеграции критериев на уровне самосознания личности, доопределяющей свои личностные ценности и шкалы категоризаций ситуаций ПР.

8. Принцип функционально-уровневой регуляции исключает возможV ность построения закрытой и завершенной психологической модели принятия интеллектуальных решений как структурно оформленной архитектоники детерминант и подчеркивает диагностический аспект проблемы изучения ПР (какими процессами оно было подготовлено).

Специфичным аспектом регуляции принятия решений является фактор субъективного риска, как акта принятия приемлемых оснований выбора, паргиально определяющий, какой из процессов станет ведущим в системе саморегуляции.

9. Вербальные ситуации профессиональных и так называемых житейских выборов позволяют выявить продуктивную роль в регуляции решений познавательного риска, означающего умение человека полагаться лишь на прогнозируемые, т.е. гипотетические знания, и фактора индивидуальных различий - как на уровне свойств мышления, так и на уровне личностных свойств саморегуляции, представленных нами в шкалах "готовности к риску" и "рациональности" (в разработанной нормативной методике ЛФР личностные факторы решений").

10. В структурах индивидуального сознания субъективный риск репрезентирован множественными психологическими шкалами, направляющими построение образа ситуации выбора, как предполагающего личностный поступок. Психосемантические репрезентации принятия риска дают более дифференцированные диагностические характеристики личности, чем личностные шкалы нормативных опросников.

Индивидуальные категоризации и переживания актов "принятия рис-^ ка" или "отказа от риска" могут рассматриваться, как проявления имплицитных субъективных моделей принятия риска.

11. Благодаря включению личностных ценностей в критерии выбора диапазон допустимых для личностного Я альтернатив не совпадает с заданным. Приобретение опыта осознания последствий выборов без возможности активного участия субъекта в обосновании аргументов в дискуссии приводит к неприятию решений, как чужих, поскольку без включенности

•ч личности в отстаивание оснований своих решений не функционирует шкала обратимости и значит произвольности выборов.

12. Процессуально складывающиеся мотивационные образования в актуалгенезе интеллектуальных стратегий выполняют роль связующих звеньев в обеспечении взаимодействий ситуационных факторов регуляции образа ситуации, форм активного определения личностью своих целей и форм опережающего (прогностического) и общего метаконтроля, репрезентирующих единицы интеллектуально-личностных усилий субъекта.

13. Мотивационная регуляция ПИР, диагностируемая в качестве уровня латентных переменных, проявляется в направленности выборов косвенно - через профессионально формирующиеся предпочтения в способах разрешения ситуаций, специфику принимаемых ценностей, усвоенные схемы мышления, а также посредством субъективных репрезентаций значимости тех или иных направлений развития ситуаций.

14. Единство факторов личностной и интеллектуальной саморегуля-I ций принятия интеллектуальных решений выражается также в том, что они одновременно означают актуализацию интеллектуально-личностного потенциала субъекта, который предполагает образование им каждый раз новых субъективных оснований выбора.

Структура и объем работы

Диссертация состоит из введения, восьми глав, выводов, списка литературы из 303 пунктов и приложения. Содержит 32 таблицы - 15 в тексте и 17 в приложении - и 4 графика.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

1. Проведенные исследования позволяют рассматривать построение психологической концепции принятия интеллектуальных решений как указание направлений их функционально-уровневой регуляции, предполагающих множественность и разноуровневостъ базисных процессов и их взаимосвязей, опосредствующих актуалгенез интеллектуально-личностных усилий субъекта в актах выбора.

2. Принятие интеллектуальных решений - ПИР — охватывает все состоявшиеся выборы из альтернатив, в которых преодоление субъективной неопределенности осуществлялось посредством приложения личностью интеллектуальных усилий. В ситуациях закрытых задач и в многоэтапных интеллектуальных стратегиях формы этой активности субъекта специфичны как в отношении предметного плана интеллектуальной деятельности, так и в отношении факторов и новообразований, определяющих мотивационно-личностную регуляцию выборов.

3. Концепция психологической регуляции интеллектуальных решений предполагает открытость иерархий детерминант, определяющих регулятивный профиль индивидуальных решений. Субъект строит критерии решений в ориентировке на устанавливаемые им лично правила приемлемости диапазона выборов, и иерархии психологической регуляции решений могут быть описаны только как функциональные.

4. Иерархические отношения между разноуровневыми процессами регуляции устанавливаются в актуалгенезе принятия интеллектуальных решений так, что закономерности использования знаний, изменения диапазона ориентировки на значимые ценности или формы предвосхищающей активности субъекта оказываются соподчиненными процессам самосознава-ния и установления личностных критериев выбора.

5. Освоение принципа функционально-уровневой регуляции в психологических исследованиях означает необходимость учета такого процесса, как акт примеривания личностью своего индивидуального потенциала к ситуации выбора, и особенностей интеллектуальной подготовки выбора как реализации специфичных форм мышления, в которых процессы целеобразо-вания и смыслообразования интегрируются с разными видами предвосхищающей активности субъекта.

6. Исследования ПР на основе использования профессиональных знаний лицами с разной предварительной подготовкой свидетельствуют о том, что уровень профессионализма не определяет однозначно качество интеллектуальных решений. Этот фактор перекрывается индивидуальными различиями в возможностях актуального переструктурирования ситуации, когда испытуемые добавляют в нее предполагаемые (не известные) ориентиры -как предметные, так и ценностные.

7. Особенностью интеллектуально-личностной регуляции выбора в условиях неопределенности является представленность в образе ситуации

I фактора субъективного риска как продуктивного принятия условий неопре

1 деленности и ответственности личности за выборы (в закрытых задачах и интеллектуальных стратегиях).

8. Переменные уровня личностной мотивации следует рассматривать I в качестве одного из диспозициональных регуляторов принятия интеллекту-I альных решений. В группировках с такими диагностическими шкалами

Г личностных свойств саморегуляции как "готовность к риску" и рациональность" психологический портрет лиц определенной профессиональной принадлежности, образовательного и возрастного ценза становится прогностическим.

9. Исследования регуляции выборов в вербальных задачах показывают, что в профессиональных и житейских ситуациях неопределенности мо-тивационные предпосылки оказываются подчиненными сложившимся личностным ценностям и профессионально обусловленным предпочтениям, которые оказываются ведущими в построении субъективного образа ситуации. Динамика связей установленных значимых предметных ориентиров и диапазона личностно приемлемых решений в меньшей степени связаны с мотиJ

411 вационными профилями, что свидетельствует о большей роли в личностной регуляции уровня самосознания.

10. В общепсихологической модели функционально-уровневой регуляции принятия интеллектуальных решений постулирование интегрирующей роли уровня личностного самосознания не отвергает предположения об открытости системы саморегуляции ПР, как возможности выдвижения в качестве ведущего разных уровней и разных процессов познавательной или личностной активности. Оно означает, что при ПИР процессы самосозна-вания оформляют диапазон гипотез субъекта о возможных проекциях своего Я в ситуацию выбора и образ задачи, отражаемый в психосемантиче ском пространстве, в целостный акт личностного ее принятия, а также принятия риска решения. Самоопределение личности отражается в осмысленных и актуально предпочтенных основаниях выбора.

Заключение

При сопоставлении нормативных показателей по опроснику ЛФР с особенностями индивидуальных психосемантических пространств предварительно можно сказать, что более выраженная личностная "готовность к риску" связана с большей генерализацией 1-го фактора. Когда же категори-I зация оснований принятия решения становится более дифференцированной, т.е. снижается мощность 1-го фактора, то у испытуемых наблюдаются

I средние и низкие баллы по "готовности к риску" при большей выраженности "рациональности". Однако не обнаружено других связей между нормативными и психосемантическими показателями принятия риска.

Резюме к первым двум исследованиям

В результате проведения первых двух исследований мы смогли пока-| зать применимость идеи о множественных составляющих фактора субъективного риска к интерпретации психосемантических пространств, полученных на основе оценивания житейских ситуаций принятия решений. Полученные данные свидетельствуют также в пользу гипотезы о первенствую-I щей роли акта примеривания своих возможностей, или функционального плана принятия риска решений, в ситуациях неопределенности.

Мы смогли конкретизировать представление о процессах самосозна-^ вания, как уровне саморегуляции, интегрирующем построение образа задачи с точки зрения оценивания возможностей реализации в ней своего лич-ностно-интеллектуального потенциала. Выявленные нами шкалы в групповых психосемантических пространствах были отражением прямых оценок | риска или трудности ситуации для себя. В индивидуальных психосемантиI ческих пространствах это были комплексные факторы, связанные с возможностью влиять на ситуацию, отражающие оценивание ситуации как "тяжелой", "темной", "сложной", "значимой", с "неясным исходом". То есть в целом выделялась субъективная ось, оказывающаяся чаще всего факто-I ром с наибольшей мощностью, которая может быть обобщена как шкала бремени ситуации принятия решения.

Построенные факторные пространства имели в основном 3-4 основные оси, охватывающие 3/4 вариабельности индивидуальных оценок. В оценках испытуемых, корреляции которых имеют максимальные нагрузки по выявленным осям, представлены в равной мере как свойства ситуации, 1 так и отнесенность их к своему личностному или интеллектуальному потенциалу. При разнице использованных многомерных методов анализа об-1 наружилось сходство в основаниях интерпретации факторных осей и субъ

I ективных шкал, как отражающих аспекты осознания личностью того, каким образом она "платит" за приемлемый выход из ситуации (внешние -внутренние, ситуационные - жизненные, коммерческие - моральные и т.д.).

Новизной представленного исследования стало также обсуждение связи личностных свойств, диагностируемых с помощью нормативного опросника, с активностью личности на уровне самосознания, как функционального (и опережающего ПР) плана примеривания возможностей своего Я к требованиям ситуации. Нормативные психодиагностические показатели были здесь представлены свойствами "готовности к риску" и "рациональности", обоснованными нами ранее как личностные показатели, группировки которых с мотивационными тенденциями дают довольно завершенные портреты типичного представителя тех или иных выборок испытуемых [Корнилова, 1997]. Однако в сопоставлении с индивидуальными категоризациями оснований ПР личностная готовность к риску оказывается менее информативной, поскольку не отражает множественные основания принятия риска.

Факторные структуры субъективного риска при принятии профессиональных решений (третье исследование)

Постановка проблемы

Субъективная готовность человека к риску проявляется как в обыч-^ ном поведении, в житейских ситуациях принятия решений, так и в профессиональной деятельности, сопряженной с условиями неопределенности. Неопределенность может быть задана как неясностью критериев выбора альтернатив, так и ненормированностью требований к самостоятельной активности субъекта по опознанию ситуаций, требующих ПР, и продуктивному выходу из них. Готовность к риску рассматривается в психологии предпринимательства и менеджмента в качестве существенной предпосылки успешного ведения хозяйственной и управленческой деятельности [\¥оЦадуа, ашшпэк!, 1995].

Психологические составляющие готовности к риску могут иметь разные источники [Козелецкий, 1979; Корнилова, 1997] и разное отношение к успешности принятия решений в профессиональной деятельности. Раскрытие одного из них выступает как освещение вопроса о соотношении коммерческих рисков, как объективных условий-требований к реализации принятия профессиональных решений, и восприятия личностью тех особенностей ситуации принятия решения, которые являются условиями-требованиями по отношению к личностному Я. Если проблеме личностных факторов регуляции принятия решений, диагностируемых с помощью традиционных психодиагностических методов, посвящена значительная литература, то проблема личностного принятия - и отражения в структурах индивидуального сознания и личностной саморегуляции - ситуаций принятия профессиональных решений, связанных с финансовой деятельностью, достаточно нова.

Целью данной работы стало выявление структур индивидуального сознания личности, отражающих значимость для нее оснований принятия или отвержения разных видов профессиональных рисков и их репрезентаций с точки зрения допустимости для себя.

Отметим, что "коммерческие риски" относят к профессиональным видам рисков, подразумевая их в качестве составной части условий реализации профессиональных видов деятельности, в данном .случае хозяйственной, или экономической [см. Управление риском, 1997]. Соотношение риска и дохода является одной из ключевых проблем финансовой и производственной деятельности предприятий. Под риском при этом понимают вероятность (угрозу) потери предприятием части своих ресурсов, недополучения доходов или появления дополнительных расходов в результате осуществления финансовой и производственной деятельности.

Управление проектами - одно из современных направлений в развитии экономических методов управления рыночной экономикой. Деятельность управляющего проектом, или менеджера проекта, означает руководство и координацию функций ряда людей и организаций, связанных с вопросами планирования и составления расписаний, распределением финансов и контролем за их расходованием. Эти и другие задачи требуют многочисленных принятий решений, в которых готовность к риску играет существенную регулирующую роль.

Эти задачи предполагают высокий уровень требований к интеллектуальной деятельности, отдельные компоненты которой представляются проявлением "практического интеллекта". Так, управление проектами означает достижение цели (финансирования и реализации) с максимально возможной эффективностью относительно ограничений во времени, в денежных средствах (ограниченный ресурс) и технического задания. Компонент неопределенности, связанный с тем, что управление проектом - это управление изменениями, т.е. решение динамических, а не статических задач, предъявляет вместе с тем особые требования к "теоретическому" интеллекту как мысленному опосредствованию своих решений на основе учета множественных прогнозов. Управленческий компонент включает также требования к личностному потенциалу. Интеллектуально-личностная регуляция такой сложной деятельности, как управление проектом, означает также ориентацию на условиях коммерческих рисков, когда изменение последних выступает в качестве прагматических следствий принятий решений человеком. И от его оценивания ситуации принятия решения и от принятия допустимых видов и уровней риска в ней зависит успешность достижения целей.

Психологический риск, с которым связана деятельность управляющего проектами, имеет некоммерческий источник: он выступает как "принятие риска" изменения ситуации, связанное с прогнозами, т.е. с мысленной ориентировкой в ситуации. В этом контексте это познавательный риск. Но по другому источнику регуляции принятие риска - это личностный риск, поскольку допустимая альтернатива выбирается человеком в соотношении с принимаемой ответственностью, личностной включенностью в ситуацию принятия решения. Риск и рациональность при принятии решений в таком виде профессиональной деятельности, как управление проектами, может означать как риск в распределении возможных финансовых последствий действия коммерческих рисков между его участниками, так и характеристики психологических факторов, влияющих на принятие профессиональных решений. Именно эта двойственность регуляторной роли субъективного риска в профессионально значимых решениях руководителя финансовыми проектами стала для нас решающим аргументом в определении методического арсенала исследования.

До сих пор в отечественных исследованиях фактор профессионального риска был представлен факторами внешней опасности, условий управления технологическими процессами или ошибками профессионалов по принятию диагностических решений [Котик, 1982; Карпов, 1993; Мышление: процесс., 1982]. В литературе по предпринимательству позитивная роль готовности к риску анализировалась по результату, успешности профессиональной деятельности, но не по процессуальной ее регуляции, т.е. не на основе способов интеллектуальной и личностной подготовки ПР в конкретных ситуациях.

С целью выявления индивидуальных структур категоризации риска мы впервые провели такое исследование, где на материале ПИР в ситуациях профессиональной деятельности, включающей фактор коммерческих рисков, предполагалась двухэтапность идентификации шкал субъективного принятия риска. В качестве этих этапов выступили: 1) выявление признаков ситуаций принятия решений в деятельности, сопряженной с коммерческими рисками, 2) выявление индивидуальных структур категоризации составляющих ситуации принятия решения, предполагающих восприятие и принятие риска управляющим проектом.

На экспериментальном материале представляемого исследования также впервые обсужден вопрос о соотношении структур индивидуального сознания людей, профессионально занятых в сфере коммерческих рисков, с нормативными показателями личностной саморегуляции.

Методика

На первом этапе были проведены беседы с несколькими управляющими проектами в министерстве финансов. К ним обращались с просьбой о сотрудничестве в использовании психологических методов оценок риска. Обращение к ним, как к экспертам, создавало высокий уровень мотивации. В это время вышла в свет книга "Коммерческие риски" [1994], чтение которой создавало у этих людей дополнительную познавательную мотивацию в обсуждении с психологом возможностей лучшего использования "человеческого фактора" в сфере управления финансовыми рисками. После двух-трех бесед с пятью управляющими проектами мы смогли составить список ситуаций, которые по мнению большинства являлись профессионально важными в работе по финансированию проектов (список приведен в приложении).

В ориентировке на представленные в литературе и выявленные в беседах с нашими экспертами виды риска (по направленности возможных приобретений или потерь) мы задали те признаки, в соответствии с которыми испытуемый давал оценку ситуации. Была использована методика субъективного шкалирования вербальных ситуаций по заданным признакам (в баллах от 1 до 7). Альтернативы были в этих ситуациях заданы не разными качественными исходами, а количественной оценкой согласия на принятие ответственного решения в качестве руководителя проекта при описанных условиях.

На втором этапе разработанная психосемантическая методика была применена в экспериментальной и контрольной группах лиц, выступивших в роли испытуемых-экспертов. Полученные индивидуальные матрицы были подвергнуты количественной обработке методом факторного анализа (метод главных компонент, с варимакс-вращением). Факторное решение, т.е. определение числа значимых факторов, строилось на основе учета процента дисперсии (мы считали хорошим факторным решением охват более 70% вариабельности в данных).

Кроме того, наши испытуемые тестировались с помощью опросников, выявляющих показатели "готовности к риску" и "рациональности", как личностных свойств (опросники Когана-Валлаха и ЛФР).

В силу трудоемкости для испытуемых использованных процедур и ограниченного выбора в "добровольцах" такого высокого уровня принятия ! профессиональных решений мы ограничились анализом индивидуальных случаев по данных 6 человек. Трое были женщины, трое - мужчины. I

Экспериментальную группу составили 4 чел. - по двое женщин (35 лет) и мужчин (27 и 29 лет). Один мужчина и одна женщина составили контрольную группу; женщина была примерно того же возраста, что и в экспериментальной группе, а мужчина вдвое старше (мы столкнулись здесь с той проблемой, что в бюджетных структурах практически нельзя найти людей до 30 лет, которые бы распоряжались серьезными финансовыми проектами).

Итак, нами были проанализированы результаты 4 экспертов, являвшихся руководителями проектов в министерстве финансов, с точки зрения соотношения факторных структур, интерпретируемых как "принимаемые риски" профессиональных решений, в отношении к нормативным показателям, связываемым с личностно-диспозициональным уровнем регуляции ПР. В качестве контрольных сравнений выступили данные, полученные по той же методике для субъектов контрольной группы, принимающих административные решения финансового характера. Это были представители руководства разработкой юридических проектов (в Совете Федерации) и университета.

Результаты

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Корнилова, Татьяна Васильевна, Москва

1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 1980. 334 с.

2. Абульханова-Славская К.А. Социальное мышление личности: проблемы и стратегии исследования // Психологический журнал, 1994. № 4. С. 39-55.

3. Абульханова-Славская К.А. Типология активности личности // Психологический журнал, 1985. № 5. С. 3-18.

4. Азаров В.Н. Анкетная методика измерения импульсивности / Новые исследования в психологии. М.: Ин-т общей и педагогической психологии, 1983. № 2. С. 15-19.

5. Айзенк Г.Ю. Количество измерений личности: 16,5 или 3? -критериитаксономической парадигмы // Иностранная психология, 1993. Т.1,2. С. 9-23.

6. Айламазьян A.M. Выбор мотивов деятельности: теоретические аспекты1.проблемы и экспериментальное изучение // Вопросы психологии, 1990.4. С. 123-130.

7. Александров Ю.И., Дружинин В.Н. Теория функциональных систем впсихологии // Психологический журнал, 1998. № 6. С. 4-19.

8. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М.: Наука,1977. 379 с.

9. Анастази А. Психологическое тестирование. Кн.1. М.: Педагогика, 1982.317 с.

10. Ю.Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Наука, 1994. 324 с.

11. Анцыферова Л.И. Интроспективный эксперимент и исследования в Вюрцбургской школе // Основные направления исследования психологии мышления в капиталистических странах / Под ред. Е.В. Шороховой. М.: Наука, 1966. С. 59-81.

12. Арестова О.Н. Мотивация мыслительной деятельности в условиях компьтерного психологического эксперимента. Автореф. канд. дисс. М., 1988. 23 с.

13. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М.- Воронеж, 1996. 766 с.

14. Н.Бабаева Ю.Д. Целеобразование в интеллектуальной деятельности в условиях диалога с ЭВМ. Дис. . канд. психол. наук. М., 255 с.

15. Барабанщиков В. А. Принцип системности в психологической концепции Б.Ф. Ломова II Психологический журнал, 1997. № 1. С. 3-9.

16. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 424 с.

17. Бек У. От индустриального общества к обществу риска // Альманах THESIS. Риск. Неопределенность. Случайность. 1994. № 5. С. 161-184.

18. Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания / Собрание сочинений. Т.1. М.: Московский клуб, 1992. 325 с.

19. Березанская Н.Б. Анализ непроизвольных компонентов в структуре целеобразования. Дис. . канд. психол. наук. М., 1978. 181 с.

20. Бернштейн H.A. Очерки по физиологии движений и физиологии активности. М.: Медицина, 1966. 349 с.

21. Бовина И.Б. Социально-психологический анализ группового решения задач. Дис. . канд. психол. наук, 1998. 167 с.

22. Богданова Т.Г. Целеобразование при различной мотивации. Дис. . канд. психол. наук, 1978. 143 с.

23. Богоявленская Д.Б. Интеллектуальная активность как проблема творчества. Ростов-на-Дону: Изд-во Рост, ун-та, 1983. 175 с.

24. Богоявленская Д.Б. (ред.) основные современные концепции творчества и одаренности. М.: Молодая гвардия, 1997. 402 с.

25. Бороздина Л.В. Исследование уровня притязаний. Учебное пособие. М.: МГУ, 1993. 139 с.

26. Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: МГУ, 1988. 301 с.

27. Братусь Б.С. Психология. Нравственность. Культура. М.: Менеджер, Роспедагентство. 1994. 60 с.

28. Брунер Дж. Психология познания. М.: Прогресс, 1977. 412 с.

29. Брушлинский A.B. Культурно-историческая теория мышления. М.: Высшая школа, 1968. 104 с.

30. Брушлинский A.B. Мышление и прогнозирование. М.: Мысль, 1979. 232 с.

31. Брушлинский A.B. Проблемы психологии субъекта. М.: Институт психологии РАН. 1994. 108 с.

32. Брушлинский A.B. Субъект: мышление, учение, воображение. М.Воронеж, 1996. 388 с.

33. Брушлинский A.B., Поликарпов В.Л. Мышление и общение. Минск: Университетское, 1990. 217 с.

34. Будинайте Г., Корнилова Т.В. Личностные ценности и личностные предпочтения субъекта // Вопросы психологии, 1993. № 5. С. 99-105.

35. Бунге М. Интуиция и наука. М.: Прогресс, 1967. 187 с.

36. Вайнцвайг П. Десять заповедей творческой личности. М.: Прогресс, 1990, 188 с.

37. Вайсман P.C. К проблеме развития мотивов и потребностей человека в онтогенезе// Вопросы психологии, 1973. № 5. С. 30-40.

38. Васильев И.А., Поплужный B.JL, Тихомиров O.K. Эмоции и мышление. М.: МГУ, 1980. 190 с.

39. Васильев И. А., Куль Ю. Влияние индивидуально-психологических различий на процесс решения проблем// Вопросы психологии, 1985. № 1. С. 140-147.

40. Васильева И.И. К вопросу об "иррациональности" экономического человека // Психологический журнал, 1991. № 2. С. 169-169.

41. Васюкова Е.Е. Уровни развития познавательной потребности и их проявление в мышлении// Вопросы психологии, 1998. № 3. С. 91-103.

42. Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. М.: МГУ, 1982. 336 с.

43. Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека. М.: МГУ, 1990. 284 с.

44. Войскунский А.Е., Арестова О.Н., Бабанин Л.Н. Специфика психологических методов в условиях использования компьютера. М.: МГУ, 1995. 64 с.

45. Вудкок М., Фрэнсис Д. Раскрепощенный менеджер. М.: Дело, 1991. 320 с.

46. Выготский Л.С. Мышление и речь // Собр. соч. М.: Педагогика, 1982. Т. 3. С. 6-362.

47. Выготский Л.С. Развитие мышления подростка и образование понятий // Собр. соч. М.: Педагогика, 1984. Т. 4. С. 40-110.

48. Галам С., Московиси С. Теория принятия коллективных решений в иерархических и неиерархических группах // Психологический журнал, 1992. №6. С. 93-104.

49. Гальперин П.Я. Психология мышления и учение о поэтапном формировании умственных действий / Исследования мышления в советской психологии. М.: Наука, 1966. С. 236-277.

50. Гессе Г. Игра в бисер / Гессе Г. Избранное. М.: Худ.лит., 1977. 413 с.

51. Гиппенрейтер Ю.Б., Карягина Т.Д., Козлова E.H. Феномен конгруэнтной эмпатии // Вопросы психологии, 1993. № 4. С. 61-67.

52. Грязнов Б.С. Логика, рациональность, творчество. М.: Наука, 1982. 255 с.

53. Гульдан В.В. Тактики поведения больных шизофренией и психопатических личностей в вероятностной среде // Журналневропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова, 1978. № 12. С. 18451850.

54. Гурова Л.Л. Когнитивно-личностные характеристики творческого мышления в структуре общей одаренности // Вопросы психологии, 1991. №6. С. 14-20.

55. Гурова Л.Л. Принятие решений как проблема психологии познания // Вопросы психологии, 1984. № 1. С. 125-131.

56. Гурова Л.Л. Психологический анализ решения задач. Воронеж, 1976. 327 с.

57. Давыдов В.В. Проблемы развивающего обучения: Опыт теоретического и экспериментального психологического исследования. М.: Педагогика, 1986. 240 с.

58. Десятникова Ю.М. Психологическое состояние старшеклассников при изменении социального окружения// Вопросы психологии. 1995. № 5. С. 18-25.

59. Джемс У. Мышление / Хрестоматия по общей психологии / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.В. Петухова. М.: МГУ, 1981. С. 11-20.

60. Донцов А.И., Токарева М.Ю. Социальный контекст как фактор взаимодействия меньшинства и большинства // Вопросы психологии, 1998. №3. С. 115-124.

61. Дормашев Ю.Б., Романов В.Я. Психология внимания. М.: Тривола, 1995. 352 с.

62. Дружинин В.Н. Интеллект и продуктивность деятельности: модель "интеллектуального диапазона"// Психологический журнал, 1998. №2.1 С. 61-70.

63. Знаков В.В. Понимание субъектом правды о моральном поступке другого человека: нормативная этика и психология нравственного сознания // Психологический журнал, 1993. № 1. С. 32-43.

64. Знаков В.В. Правда и ложь в сознании русского народа и современной психологии понимания. М.: Ин-т псих. РАН, 1993. 116 с.

65. Знаков В.В. Проблема понимания правды в этике И. Канта, нравственной философии B.C. Соловьева и современной психологии II Психологический журнал, 1997. № 4. С. 3-14.

66. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции. М.: МГУ, 1991. 140 с.

67. Израэль И. Психология мотивации или социология ограничений? //Альманах THESIS, 1993. N5. Мир человека. С. 92-114.

68. Ильин Е.П. Сущность и структура мотива // Психологический журнал, 1995. №2. С. 27-41.

69. Ильясов И.И. Система эвристических приемов решения задач. М.: РОУ, 1992. 140 с.

70. Искусственный интеллект и психология / Под ред. О.К.Тихомирова, М.: 1976. 332 с.

71. Исследование проблем психологии творчества/ Отв. ред. Я.А. Пономарев. М.: Наука, 1983. 335 с.

72. Исследования мышления в советской психологии/ Отв. ред. Е.В.Шорохова. М.: Наука, 1966. 476 с.

73. Кабанова М.М., Личко А.Е., Смирнов В.М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Л.: Медицина, 1983. С. 62-81.

74. Карпов А.В. Проблемы принятия решения в трудовой деятельности II Психологический журнал, 1993. № 3. С. 3-14.

75. Карпов А.В. Психология принятия управленческих решений. М.: Юрист, 1998. 432 с.

76. Клаус Г. Введение в дифференциальную психологию учения. М.: Педагогика, 1987. 173 с.

77. Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от свойств нервной системы. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1969. 227 с.

78. Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. М.: Прогресс, 1979. 503 с.

79. Козелецкий Ю. Человек многомерный. Киев: Лыбедь, 1991. 197 с.

80. Кон И.С. В поисках себя: Личность и ее самосознание. М.: Политиздат, 1984. 335 с.

81. Конопкин O.A. Психическая саморегуляция произвольной активности человека (структурно-функциональный аспект) // Вопросы психологии, 1995. № 1.С. 5-12.

82. Корнилов А.П. Особенности саморегуляции больных шизофренией // Психологический журнал, 1996. № 4. С. 116-125.

83. Корнилов Ю.К. (ред.) Проблемы мышления в производственной деятельности. Ярославль, 1980. 267 с.

84. Корнилова Т.В. Введение в психологический эксперимент. М.: МГУ, 1997. 254 с.

85. Корнилова Т.В. Диагностика "личностных факторов" принятия решений// Вопросы психологии, 1994. № 6. С. 99-109.

86. Корнилова Т.В. Диагностика мотивации и готовности к риску. М.: Ин-т психологии РАН, 1997. 232 с.

87. Корнилова Т.В. Многомерность фактора субъективного риска (в вербальных ситуациях принятия решений) // Психологический журнал, 1993. №6. С. 40-51.

88. Корнилова Т.В. Многоуровневая личностная регуляция интеллектуальных решений // Вестник РГНФ, 1996. № 3. С. 206-213.

89. Корнилова Т.В. Мышление, опосредствованное данными ЭВМ // Вопросы психологии, 1986. № 6. С. 123-130.

90. Корнилова Т.В. О типах интеллектуальных стратегий принятия решений // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология, 1985. № 3. С. 11-24.

91. Корнилова Т.В. Общий практикум по психологии. Психологический эксперимент. Ч. IY. М., 1987. 64 с.

92. Корнилова Т.В. Познавательная активность при решении дискурсивной задачи в компьютеризированном эксперименте // Вопросы психологии, 1990. №5. С. 141-143.

93. Корнилова Т.В. Риск в мышлении как условие риска в действии // Управление риском, 1997. № 3. С. 21-28.

94. Корнилова Т.В. Риск и мышление// Психологический журнал, 1994. № 2. С. 20-32.

95. Корнилова Т.В. Целеобразование в диалоге с ЭВМ и в условиях общения. Дис. . канд. психол. наук. М., 1980. 157 с.

96. Корнилова Т.В., Булыгина В.Г., Корнилов А.П. Личностные предпосылки успешности деятельности брокера II Психологический журнал, 1993. № 1. С. 90-99.

97. Корнилова Т.В., Григоренко Е.Л., Кузнецова О.Г. Познавательная активность и индивидуально-стилевые особенности интеллектуальной деятельности II Вестник МГУ. Сер. 14. Психология, 1991. № 1. С. 16-26.

98. Корнилова Т.В., Долныкова A.A. Диагностика импульсивности и склонности к риску // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология, 1995. №3. С. 46-56.

99. Корнилова Т.В., Кондратчик A.JI. Интеллектуальные решения при использовании знаний конвенционального типа // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология, 1993. № 3. С. 12-24.

100. Корнилова Т.В., Парамей Г.В. Подходы к изучению когнитивных стилей: двадцать лет спустя // Вопросы психологии, 1989. № 6. С. 140-148.

101. Корнилова Т.В., Тихомиров O.K. Принятие интеллектуальных решений в диалоге с компьютером. М.: МГУ, 1990. 191 с.

102. Корнилова Т.В., Чудина Т.В. Личностные и ситуационные факторы принятия решений в условиях диалога с ЭВМ // Психологический журнал, 1990. № 4. С. 32-37.

103. Котик М. Психология и безопасность. Таллинн: Валгус, 1989.447 с.

104. Ш.Коул М. Культурно-историческая психология. М.: Когито-Центр, 1997.431 с.

105. Кочетков В.В., Скотникова И.Г. Индивидуально-психологические проблемы принятия решений. М.: Наука, 1993. 141 с.

106. Кудрявцев В.Т. Выбор и надситуативность в творческом процессе: опыт логико-психологического анализа проблемы // Психологический журнал, 1997. № 1. С. 16-30.

107. Кулюткин Ю.Н. Эвристические методы в структуре решений. М.: Педагогика, 1970. 229 с.

108. Кулюткин Ю.Н., Сухобская Г.С. Мотивация познавательной деятельности. Л., 1972. 117 с.

109. Кучинский Г.М. Психология внутреннего диалога. Минск: Изд-во Университетское, 1988. 205 с.

110. Кумбс К.Х. Некоторые подходы к восприятию и оценке степени риска// Нормативные и дескриптивные модели принятия решений (по материалам советско-американского семинара) Ред. Б.Ф. Ломов и др. М.: Наука, 1981. С. 51-65.

111. Кязим-Заде Э.М. Критическое отношение к себе как фактор нравственного самосознания личности. Автореф. канд. дисс. Киев, 1989.17 с.

112. Ларичев О.И. Принятие решения М.: Наука, 1987. 276 с.

113. Ларичев О.И. Структуры экспертных знаний// Психологический журнал, 1995. № 3. С. 82-89.

114. Ларичев О.И., Мошкович Е.М. Качественные методы принятия решений. М.: Наука Физматлит. 1996. 207 с.

115. Левин К. Конфликт между аристотелевским и галилеевским способами мышления в современной психологии // Психологический журнал, 1990. №5. С. 133-163.

116. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: МГУ, 1972. 575 с.

117. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975.303 с.

118. Леонтьев А.Н. О творческом пути Л.С.Выготского. Вступительная статья к собранию сочинений Л.С. Выготского. М.: Педагогика, 1982. Т. 1.С. 9-41.

119. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М.: Смысл, 1993. 43 с.

120. Леонтьев Д.А. Динамика смысловых процессов // Психологический журнал, 1997. № 6. С. 13-27.

121. Леонтьев Д.А., Пилипко Н.В. Выбор как деятельность: личностные детерминанты и возможность формирования // Вопросы психологии, 1995. № 1.С. 97-110.

122. Лефевр В.А. От репрезентации рациональности к репрезентации свободной воли// Психологический журнал, 1994. № 2. С. 99-121.

123. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии // Вопросы психологии, 1975. № 2. С. 5-20.

124. Л омов Б.Ф. Математика и психология в изучении процессов принятия решений / Нормативные и дескриптивные модели принятия решений. Ред. Б.Ф.Ломов и др. М.: Наука, 1981. С. 5-20.

125. Ломов Б.Ф., Сурков E.H. Антиципация в структуре деятельности. М.: Наука, 1980. 277 с.

126. Луман Н. Понятие риска// Альманах THESIS. Риск. Неопределенность. Случайность. 1994. № 5. С. 135-160.

127. Лурия А.Р. Об историческом развитии познавательных процессов. М.: Наука, 1974. 170 с.

128. Лурия А.Р., Хомская Е.Д. О некоторых теоретическиих вопросах проблемы "принятие решений" в свете нейропсихологии / Проблемы принятия решений. М.: Наука, 1976. С. 146-156.

129. Лустина Е.А. Преодоление ситуации неопределенности в процессах мышления и воображения // Вопросы психологии, 1982. № 5. С. 122-125.

130. Магазанник В.Д. Структурирование информации человеком при принятии решений// Психологический журнал, 1997. №1. С. 90-102.

131. Мамардашвили М.К. Классический и неклассический идеалы рациональ-ности. Тбилиси, 1984.

132. Мамардашвили М.К. Лекции по античной философии. М.: Аграф, 1997. 320 с.

133. Мамардашвили M.K. Наука и культура / Как я понимаю философию. М.: Прогресс, 1992. С. 291-310.

134. Мамардашвили М.К. Психологическая топология пути. С.-Пб.: Изд-во Русск. Христ. гуманитарного ин-та. 1997. 570 с.

135. Мамардашвили М.К. Содержание и формы мышления. М.: Высшая школа, 1968. 191 с.

136. Маттэус В. Многоуровневые концепции познания в российской и грузинской психологии // Психологический журнал, 1995. № 4. С. 49-59.

137. Матюшкин A.M. Концепция творческой одаренности // Вопросы психологии, 1989. № 6. С. 29-33.

138. Матюшкин A.M. Психологическая структура, динамика и развитие познавательной активности// Вопросы психологии, 1982. № 4. С. 5-17.

139. Мерлин B.C. Структура личности: характер, способности, самосознание. Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 1990. 252 с.

140. Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции и произвольной активности человека // Психологический журнал, 1995. № 4. С. 26-36.

141. Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции. М.: Наука, 1998. 192 с.

142. Мышление: процесс, деятельность, общение / Отв. ред. A.B. Брушлинск ий. М.: Наука, 1982. 286 с.

143. Найт Ф. Понятие риска и неопределенности // Альманах THESIS. Риск, неопределенность, случайность. 1994. Вып.5. С. 12-28.

144. Нейман Дж., Моргенштерн О. Теория игр и экономическое поведение. М.: Прогресс, 1970. 703 с.152.0рлов А.Б., Хазанова М.А. Феномены эмпатии и конгруэнтности// Вопросы психологии, 1993. № 4. С. 68-72.

145. Патяева Е.Ю. Ситуативное развитие и уровни мотивации // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1983. № 4. С. 23-28.

146. Петренко В.Ф. Личность человека основа его картины мира / Модели мира / Под ред. Д.А.Поспелова. М., 1997. С. 9-26.

147. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: МГУ, 1988. 207 с.

148. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. Смоленск, 1997.400 с.

149. Петровский В.А. Психология неадаптивной активности. М.: Горбунок, 1992, 224 с.

150. Петровский В.А. К построению алгебры когито: опыт игры в бисер / Модели мира / Под ред.Д.А.Поспелова. М., 1997. С. 87-114.

151. Петухов В.В. Психология мышления. М.: МГУ, 1987. 87 с.

152. Петухов B.B. Воображение и познание / Модели мира / Под ред. Д.А. Поспелова. М., 1997. С. 27-34.

153. Полани М. Личностное знание: на пути к посткритической философии. М.: Прогресс. 1985.

154. Политцер Г., Жорж К. Мышление в контексте // Иностранная психология, 1966. № 6. С. 28-33.

155. Пономарев Я.А. Знания, мышление и умственное развитие. М.: Просвещение, 1967. 262 с.

156. Пономарев Я.А. Психология творчества. М.: Наука, 1976. 300 с.

157. Погхпер К. Открытое общество и его враги. М.: Культурная инициатива. 1992. Т.1. 446 с.

158. Поспелов Д.А. (Отв.ред.) Модели мира. М.: Росс. Ассоциация искусственного интеллекта, 1997. 240 с.

159. Практикум по психодиагностике. Дифференциальная психометрика / Под ред.В.В. Столина, А.Г. Шмелева. М.: МГУ. 1984. 152 с.

160. Практикум по психодиагностике. Психодигностика мотивации исаморегуляции. М.: МГУ. 1990. С. 129-145.

161. Принцип развития в психологии/ Отв. ред. Л.И. Анцыферова. М.: Наука, 1978. 367 с.

162. Приобретение знаний. М.: Мир, 1990. 302 с.

163. Проблемы принятия решений. М.: Наука, 1976. 319 с.1172.Психологические механизмы целеобразования / Под ред.k O.K. Тихомирова. М.: Наука, 1977. 257 с.

164. Психологические проблемы автоматизации научно-исследовательских работ/ Отв. ред. М.Г. Ярошевский, O.K. Тихомиров. М.: Наукам 1987. 239 с.

165. Пузырей A.A. Культурно-историческая теория Л.С.Выготского и современная психология. М.: МГУ, 1986. 167 с.

166. Пушкин В.Н. Эвристика наука о творческом мышлении. М.:1. Политиздат, 1967. 271 с.

167. Рейтман У.Р. Познание и мышление. М.: Мир, 1968. 400 с.

168. Рефлексивная регуляция мышления. Сост.: В.К.Зарецкий, И.С. Ладенко и др. Новосибирск, 1990. 55 с.

169. Ришар Ж.Ф. Ментальная активность. М.: Ин-т психологии РАН. 1998. 232 с.

170. Рорти А. Царь Соломон и простолюдин: проблема согласования конфликтных моральных интуиций II Вопросы философии, 1994. №6. С. 98-110.

171. Рощин С. К. Психология успешного предпринимательства в США// Психологический журнал, 1993. № 5. С. 98-109.

172. Рубинштейн C.JL О мышлении и путях его исследования. М.: Изд-во АН СССР, 1958. 147 с.

173. Ружгис П. Культура и интеллект: изучение имплицитных теорий интеллекта // Вопросы психологии, 1994. № 1. С. 142-146.

174. Саймон Г. Рациональность как процесс и продукт мышления // Альманах THESIS. 1993. № 5. Мир человека. С. 16-37.

175. Семенов И.Н. Системный подход к изучению организации продуктивного мышления / Исследование проблем психологии творчества. М.: Наука, 1983. С. 27-61.

176. Смирнов A.A. Развитие и современное состояние психологической науки в СССР. М.: Педагогика, 1975. 345 с.

177. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М.: МГУ, 1985. 230 с.

178. Смирнов С.Д. Психологическая теория деятельности и концепция Н.А.Бернштейна//Вестник МГУ. Сер.14. Психология, 1978. № 2. С. 1425.

179. Соколов E.H. Психофизиология принятия решений / Нормативные и дескриптивные модели принятия решений. Ред. Б.Ф. Ломов и др. М.: Наука, 1981. С. 75-83.

180. Солнцева Г.Н. Определение неопределенности // Управление риском, 1997. №2. С. 21-26.1190.Солнцева Г.Н. Психологический анализ проблемы принятия решения.1. М.: МГУ, 1985.77 с.

181. Солсо Р.Л. Когнитивная психология. М.: Тривола, 1996.

182. Стернберг Р. Триархическая теория интеллекта// Иностранная психология, 1996. № 6. С. 54-61.

183. Стернберг Р., Григоренко Е.Л. Инвестиционная теория креативности // Психологический журнал, 1998. № 2. С. 144-160.i 194.Стреляу Я. Роль темперамента в психическом развитии. М.: Прогресс,1982, 229 с.

184. Тихомиров O.K. Актуальные проблемы развития психологической теории мышления // Психологические исследования творческой деятельности / Под ред. O.K. Тихомирова. М.: Наука, 1975. С. 5-22.

185. Тихомиров O.K. Информационный век и теория Л.С.Выготского // Психологический журнал, 1993. № 1. С. 114-119.

186. Тихомиров O.K. Принятие решения как психологическая проблема //

187. Проблемы принятия решения. М.: Наука, 1976. С. 77-81.

188. Тихо миров O.K. Психология мышления. М.: МГУ, 1984. 240 с.

189. Тихомиров O.K. Структура мыслительной деятельности. М.: МГУ, 1969. 304 с.

190. Тихомиров O.K. К.Поппер и психология // Вопросы психологии, 1995. №4. С. 116-129.

191. Тихомиров O.K. Понятия и принципы общей психологии. М.: МГУ, 1992. 86 с.

192. Туровская А.Е. Регуляторные механизмы психической активности. Таллинн: Валгус, 1991. 256 с.

193. Узнадзе Д.H. Психологические исследования. М.: Наука, 1966. 451 с.

194. Фёйгенберг И.М., Иванников В.А. Вероятностное прогнозирование и преднастройка к движениям. М.: МГУ, 1978. 112 с.

195. Фра.нселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. М.: Прогресс, 1987. 232 с.

196. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. М.: Педагогика, 1986. Т.1. 406 с.

197. Холодная М.А. Когнитивные стили как проявление своеобразия индивидуального интеллекта. Киев: УМК ВО, 1990. 73 с.

198. Холодная М.А. Психология интеллекта. Томск: Изд-во Томского унта, 1996. 392 с.

199. Хомская Е.Д., Ефимова И.В., Будыка Е.В., Ениколопова Е.В.

200. Нейропсихология индивидуальных различий. М.: Роспедагентство,1997.281 с. tj 2Ю.Цыгичко В.H. Руководителю о принятии решений. М.: Инфра-М,1.1996.272 с.

201. Шадриков В.Д. Деятельность и способности. Л.: Логос, 1994. 315 с.

202. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику. М.: МГУ, 1983. 158 с.

203. З.Шмелев А.Г. Психосемантика и психодиагностика личности. Автореф. ; докт. дисс. М., 1994. 40 с.

204. Шумейкер П. Модель ожидаемой полезности: разновидности, подходы, результаты и пределы возможностей // Альманах THESIS. Риск. Неопределенность. Случайность. 1994. № 5. С. 29-80.

205. Щедровицкий Г.П. Коммуникация, деятельность, рефлексия II Исследование рече-мыслительной деятельности / Под ред. М.М. Муканова. Алма-Ата, 1974. С. 12-28.

206. Эрроу К. Восприятие риска в психологии и экономической науке // Альманах THESIS. Риск, неопределенность, случайность. 1994. №5. С. 81-90.

207. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. Методологические проблемы современной науки. М., 1978. 391 с.

208. Ярошевский М.Г. Категориальный аппарат психологии // Сеченов и мировая психологическая мысль. М.: Наука, 1981. С. 139-152.

209. Ach N. Über die Begriffsbildung. Bamberg: Büchners Verlag, 1921. S.l-41.

210. Arend U. Wissenserwerb und Problemlösen bei der Mensch-ComputerInteraktion. Regensburg: S.Röderer Verlag., 1990. 295 S.

211. Aschenbrenner M., TackW.H. (Hrsg.) Risiko, Konflikt und Entscheidung. Enzyklopedie der Psychologie. Serie Kognition, Bd.8, Hogrefe, 1994.

212. Beach L.R. Image theory: decision making in personal and organizational contexts. N.-Y.: Wiley. 1990.

213. Bell Ph., Staines Ph. Reasoning and argument in psychology. London, Boston, Henly: Rontledgel and Kegan Paul, 1981. 213 p.

214. Boverie P.E. Gender, motivational forces, level of decision-making and risk-taking: A phenomenological study of risk-taking in college students// Dissertation Abstracts International. 1989. V.50. P.782.

215. Boverie P.E., Scheuffele D.J., Raymond E.L. Multimethodological approach to examining risk-taking// Current Psychology, 1994-1995, V.I3. №4. P.289-302.

216. Cantwell Z.M. Manifest needs of prospective councelors: A comparative > study// Journal of Psychology, 1991. V. 125. № 1. P. 101-108.

217. Castellan N.J., Sawyer T.A. Multiattribute decision models: task order and group effects// Acting under uncertainty: multidisciplinary conceptions. G.M. von Fursttenberg (Ed). 1990. P.355-373.

218. Cohen B.J. Is expected utility theory normative for medical decision making?// Medical Decision Making, 1996. V.16. № 1. P.l-6.

219. Cohen L.J. Can human irrationality be experimentally demonstrated?// The Behavioral and Brain Sciences, 1981. № 4. P.317-370.

220. Cosier R., Dalton D.R. Presenting information under conditions of uncertainty and availability some recomendations // Behavioral Sciences. 1988. V.33. №4. P.272-281.

221. Decision-making in action: models and methods. Ed. by G.Klein, J.Orasanu, R.Calerwood, C.Zsambook. New-Jersey. 1993. 342 p.

222. Decision making in psychiatric and psychosocial nursing. B.C.Decker Ins. Toronto-Philadelphia. 1990. 242 p.

223. Dorner D. Die Logik des Misslingens. Strategisches Denken in lcomplexen Situationen. Hamburg: Rowohlt, 1992. 320 S.

224. Dror I.E., Katona M., Mungur K. Age differences in decision making: to take a risk or not?// Gerontology, 1998. V. 44. № 2. P.67-71.

225. Edwards A. Edwards Personal Preference Schedule. Manual. N.-Y., 1959. 36 p.

226. Edwards W. The theory of decision making // Psychological Bulletin, 1954. Y.51. P.380-417.

227. Engleman N.B., Jobes D.A., Berman A.L., Langbein L.I. Clinicians' decision making about involuntary commitment // Psychiatr. Serv., 1998. Y.49. № 7. P.941-945.

228. Eysenck M. W., Kean M. T. Cognitive psychology. A student's handbook. 1993. Hillsdale: Erlbaum. 557 p.

229. Eysenk S.B.G., Pearson P.R., Easting G., Allsopp J.F. Age norms for impulsiveness, venturesomeness and empathy in adults / Person, individ. Diff., 1985. V.6. № 5. P.613-619.

230. Gardiner H.W. Catholic sisters and the Edwards Personal Preference Schedule// Journal of Psychology, 1973. Y.85. P.97-100.

231. Gigerenzer G. Ecological intelligence : an adoptation for frequencies// The evolution of mind. Edited by Cummis D.D., Allen C. New York: Oxford, Oxf.Univer.Press, 1998. P. 9-29.

232. Gigerenzer G. On narrow norms and vague heuristics: A reply to Kahneman and Tversky// Psychological Review, 1996. V. 103. № 3. P.592-596.

233. Gigerenzer G. Surrogates for theories// Theory and psychology, 1998. Y.8. № 2. P.195-204, SAGE publications.

234. Gigerenzer G. The Superego, the Ego and the Id in statistical reasoning/ G.Keren, Ch.Levis (Eds) A handbook for data analysis in the behavioral sciences. New Jersy: Hillsdale, 1993. P.311-339.

235. Gigerenzer G., Hoffrage U., Ebert A. AIDS counselling for low-risk clients// AIDS Care, 1998. V.10, № 2. P. 197-211.

236. Gigerenzer G., Hug K. Domain-specific reasoning: Social contracts, cheating, and perspective change// Cognition, 1992. Y.43. № 2. P. 127-171.

237. Gigerenzer G., Regier T. How do we tell an association a rule? Comment on Sloman// Psychological Bulletin, 1996. V. 119. № 1. P. 23-26.

238. Greening L., Dollinger S.J., Pitz G. Adolescents'perceived risk and personal experience with natural disasters: An evalution of cognitive heuristics// Acta Psychologica, 1996. V.91. № 1. P.27-38.

239. Griffm D., Bühl er R. Role of construal process in conformity and dissent// Journal of Personality and Social Psycology, 1993. Y.65. № 4. P.657-669.

240. Hartman B.J. Psychological screening of law enforcement candidates // American Journal of Forensic Psychology, 1987. V.5. № 1. P.5-10.

241. Holzkamp K. Theorie und Experiment in der Psychologie: Berlin, N-Y.: De Gruyter, 1981. 288 S.

242. Janis I.L. Groupthink: Psychological studies of policy decisions and fiascoes. Boston. 1982. 351 p.

243. Janis I.L., Mann L. Decision making: A psychological analysis of conflict, choice and commitment. N.-Y.: Free Press, 1977. 312 p.

244. Jenkins S.J., Fisher G.L., Applegate R.L. Analysis of the relations between personality characteristics and education majors' sex and grade-level focus// Psychological Reports, 1989. Y. 64. P. 583-589.

245. Johnson E.S. Objective identification of strategy on a selection concept learning task// Journal of Experimental Psychol. Monograf. 1971. Y.90. № 1. P. 41-67.

246. Jun G. Charakter: Ein Beitrag zur Diskussion eines alten Themas. Berlin: YEB Yerlag Volk und Gesudheit, 1987. 224 S.

247. FoxJ., Cooper R. Cognitive processing and knowledge representation, in decision making under uncertainty // Psychologische Beitrage, 1997. Y.39. № 1-2. P.83-106.

248. Funke J., Glodowski A.-S. Planen und Problemlösen: Überlegungen zur neuropsychologischen Diagnostik von Basiskompetenzen beim Planen // Zeitschrift fur Neuropsychologic, 1990. Bd.l. H.2. S. 139-148.

249. Kagan J. Reflektion-impulsivity and reading ability in primary grade children// Child Development., 1965. V.36. P.609-628.

250. Kahneman D., Tversky A. On the reality of cognitive illusions // Psychological Review, 1996. V.103. № 3. P.582-591.

251. Kahneman D., Tversky A. Prospect theory: an analysis of descision under risk// Econometrica, 1979. V.47. № 2. P.263-291.

252. Kamalanabhan T.J., Nirmala M.L. A comparative study of job-involment, adjustment and manifest needs bank officers in the nationalised and non-nationalised banks// Journal of the Indian Academy of Applied psychology, 1986. Vol. 12. № 1. P. 1-5.

253. Kellam S.G. Developmental epidemiological and prevention research on early risk behaviors/ In L.P. Lipstt, L.L. Mitnick (Eds.) Self-regulatory behavior and risk taking: Causes and consequences. Norwood, NJ: Ablex. 1991. P.51-72.

254. Kinnik B.C., Nelson T.M. The EPPS norms: revaluation a necessity // Journal of Experimental Education, 1970. V.38. № 1. P.37-39.

255. ICinoshita Y. Developmental chenges in understanding the limitations of majority decisions// Brit. Journal of Developmental Psychology, 1989. Y.7. №2. P.97-112.

256. Landwehr K. Mentale Logik versus Mentale Modelle: Wird die Kontroverse je entschieden werden?// Psuchologische Rundschau, 1998. V.49. № 2. P.78-88.

257. Larsen W.W. The relationship of reflection-impulsivity to intelligence and field dependence in older adults// The Journal of Psychology, 1982. № 3. P.31-34.

258. Lerch H.J. Zum Zusammenhang zwischen Entscheidungsverhalten, bei einer Bernulli-Befragung und Factoren der Risikobereitschaft // Psychologische Beiträge, 1994. Bd.29. S.575-586.

259. Levin K. Untersuchungen zur Handlungs- und Affekt-Psychologie. IL: Vorsatz, Wille und Bedürfnis// Psychologische Forschungen, 1926. Bd.7.

260. Making decisions under stress: Implications for individual and team training (Eds.) Cannon-Bowers J.A., Salas E. 1998. Hardcover. 440 p.

261. Matthaüs W. Sowjetische Denkpsychologie. Göttingen: Hogrefe. 1988.718 S.

262. Meilers B.A., Schwartz A., Cooke A.D. Judgment and decision making// Ann. Rev. Psychol., 1998. V. 49. P. 447-477.

263. Messer A. Experimentell-psychologische Untersuchungen über das Denken // Archiv für die gesamte Psychologie. 1906. Bd.YIII. S. 1-224.

264. Miller N. Why do groups make risiker decisions than individuals? // Advances in experiment social psychology / L.Berkowitz (Ed) N.-Y.: Academic Press, 1970. Y.5. P.305-377.

265. Miller P.M., Fagley N.S. The effects of framing, problem variations, and providing rationale on choice // Personality and Social Psychology Bulletin, 1991. V.17. №5. P.517-522.

266. Pennington N., Hastie R. Evidence evalution in complex decision making// Journal of Personality and Social Psychology. 1986. Y.51. № 1. P.242-258.

267. Petzold M. Kognitive Stile: Definitionen, Klassificationen und Relevanz eines psychologischen Konstrukt aus wissenschafthistorischer Sicht // Psychologie, Erziehung, Unterricht. 1985. Bd.32. S. 161-177.

268. Rothengatt er T., de-Bruin R. (Eds.) Road user behavior: Theory and research. Assen: Yan Gorcum & Co B.Y. 1988. 248 p.

269. Schmidt L. Fragebogen zur Erfassung verschiedener Risikobereitschaftsfaktoren (FRFj/Bukasa B., Risser R. (Hrsg.) Die Verkehrspsychologischen Verfahren im Rahmen der Fahreignungsdiagnostik, 23. Literas, 1985, Wien.

270. Schoppek W. Wissen bei der Steuerung dynamischer Systeme // Zeitschrift für Psychology. 1997. Bd.205. № 3. S.269-295.

271. Sloman S.A. The probative value of simultaneous contradictory belief: Reply to Gigerenzer and Regier // Psychological Bulletin, 1996. V. 119. № 1. P. 27-30.

272. SlovicP. Informing and Educating the public about risk // Risk Analysis, 1986.V.6. №4. P.403-415.

273. Slovic P. Perception of risk from radiation / In: W.K.Sinclair (Ed.) Radiation Protection Today The NCRP at Sixty Years. 1990. Bethesda, MD. P.73-97.

274. Sternberg R.J. Implicit theories of intelligence, creativity, and wisdom // Journal of Personality and Social Psychology, 1985. V. 49. P. 607-627.

275. Stevens G., Hemstreet A., Gardner Sh. Fit to lead: Prediction of success in a military academy through use of personality profile // Psychological Reports, 1989. Y.64. № 1. P. 227-235.

276. Stolle C.D., Bravenec L.L. Edwards Personal Preference Schedule norms and college students accounting majors // Journal of Psychology, 1984. V.l 16. №1. P. 81-87.

277. Summala H., Naatanen R. The Zero-risk theory and overtaking decisions / Road user behavior: Theory and research. Rothengatter T., de-Bruin R. (Eds.) Assen: Van Gorcum & Co B.Y. 1988. P.82-92.

278. Tversky A., Fox C.R. Weighing risk and uncertainty // Psychological Review, 1995. V.102. № 2. P.269-283.

279. Witkin H.A., Ottman P.K., Raskin E., Karp S.A. A manual for the Embeddet Figures Test. Palo Alto, Calif. Consulting Psychologist Press. 1971. 36 p.

280. Wolfram H. Der Entscheidungs-Q-Sort (EQS) als Methode in der Neurosendiagnostik/ Neurosendiagnostik (Hrsg.) J.Helm, E.Kasielke & J.Mehl. Berlin: VEB Deutsch.Verlag, 1974. S.ll-38.

281. Wottawa H., Gluminski I. Psychologische Theorien für Unternehmen. Göttingen: Hogrefe, 1995. 334 S.

282. Yates J.F. Judgment and decision making. Englewood Cliffs, N.-Y.: Prentice Hall, 1990.

283. Zuckerman M. Dimensions of sensation seeking // Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1970. Y.36. № 1. P.45-52.