Автореферат диссертации по теме "Психофизиологические и психологические особенности подростков группы риска в отношении химических аддикций"

На правах рукописи УДК 159.9

004605340 Ветерок Екатерина Владимировна

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДРОСТКОВ ГРУППЫ РИСКА В ОТНОШЕНИИ ХИМИЧЕСКИХ АДЦИКЦИЙ

Специальность: 19.00.02 - психофизиология (по психологическим наукам)

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

1 7 ИЮН 2010

Санкт-Петербург 2010

004605340

Работа выполнена на кафедре специальной психологии Института филологии, массовой информации и психологии ГОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет»

Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор

Николаева Елена Ивановна

Официальные оппоненты: доктор наук, профессор

Ситников Валерий Леонидович

кандидат психологических наук, доцент Защиринская Оксана Владимировна

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный

институт психологии и социальной работы

Защита состоится «15» июня 2010 года в_часов на заседании совета Д

212.199.12 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Российском государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, корп. 11.,ауд. 19.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, корп. 5.

Автореферат разослан « » _2010 г.

Ученый секретарь Совета Д 212.199.12 кандидат психологических наук Е. А. Трифонова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Основными требованиями, которые предъявляет открытое общество современному человеку, являются осознанность и ответственность в ситуации свободы выбора (Асмолов, 2008). Однако в рамках такого общества в развитых странах широко распространяется поведение, получившее название аддиктивного, то есть зависимого от тех или иных вредных привычек (Короленко, 1991; 2000; Кулаков, 1998).

Среди других аддикций именно химические виды зависимостей наиболее распространены и имеют самые тяжелые социальные последствия (Соломзес и др., 1998). В последнее время растет число аддикций, которые принято называть нехимическими, но предполагается одинаковый с химическими аддикциями психофизиологический механизм их формирования (Короленко и др., 2007). Исследователями описан широкий спектр нехимических аддикций, среди которых можно выделить наименее изученный вариант юношеских аддикций - сексуальную (Воротил ина, 1989; Толстых, Кулаков, 1989; Митюхляев, 1990; Скворцова, Кутина, 1995). Характерными проявлениями аддиктивной реализации в данном случае могут быть уход от реальности, игнорирование мнения и отношения общества, демонстративное поведение, связанное с измененной сексуальной ориентацией. По мнению В.Д. Менделевича (2001), юношеская форма измененного сексуального поведения не предполагает обязательный выход в последующем в гомосексуализм. Однако такое поведение подростков полностью соответствует параметрам аддиктивного поведения (Менделевич, 2005).

Если социальный аспект формирования аддиктивного поведения достаточно понятен, то в оценке внутренних психологических и психофизиологических механизмов разных видов аддиктивного поведения выявляется значительная противоречивость в результатах исследований (Короленко, 1991; 2000; Lo е.а, 1993; Kokkinaki, Lunt, 1997; Кулаков, 1998; Николаева, 2008).

Существует множество работ, направленных на изучение психофизиологических и психологических механизмов аддикций (Шапкин, 1999; Engels е.а., 1999; Смагин, 2000, 2002; Чудова, 2002; DiFraza е.а., 2003; Чухрова, Леутин, 2007; Каменская, 2008; Николаева, 2008). Показано (Кулаков, 1998; Егоров, 2002; Короленко, 2005), что изменение работы системы подкрепления является одним из патогенетических звеньев в генезе химических аддикций, следствием которого является социально-психологическая дезадаптация (Николаева, 2008). Однако многофакторность причин, обусловливающих развитие зависимости, и многообразие ее вариантов требует дальнейшего внимания к проблеме особенностей формирования разных ее видов, в том числе специфике химических форм по сравнению с нехимическими.

Наиболее подвержены зависимому поведению подростки (Райе, 2000), поэтому безусловный интерес представляет описание группы риска в данной возрастной группе, что позволит в дальнейшем разработать программы профилактики.

Существование многих видов аддикций поднимает вопрос о том, как индивидуальные особенности человека предопределяют выбор аддиктивного поведения. Можно предположить, что выбор зависит, в том числе, от зрелости нервной системы, пластичности нервных процессов, в частности свойств сенсомоторной интеграции, лежащих в основе всех перестроечных процессов (Батуев, 2009). Однако нет данных относительно своеобразия этих процессов при химических аддикциях по сравнению с нехимическими. Кроме свойств сенсомоторной интеграции важное значение в определении вида аддиктивного поведения могут играть индивидуально-типологические, психологические особенности личности подростка.

При внешнем обилии работ, направленных на анализ аддиктивного поведения, до сих пор существует острая проблема дифференцированного описания психофизиологических и психологических особенностей подростков, встающих на путь аддиктивного поведения, отличающегося по внешним проявлениям: зависимость от химических веществ по отношению к нехимическим типам зависимости. Все это и предопределило цель нашего исследования.

Цель исследования: анализ психофизиологических и психологических особенностей подростков группы риска в отношении химических аддикций.

Объект исследования - нормативно развивающиеся подростки (46 человек); подростки, злоупотребляющие алкоголем и табаком (48 человек); и подростки, склонные к сексуальной аддикции (58 человек).

Предмет исследования - психофизиологические и психологические особенности подростков группы риска в отношении химических аддикций.

Гипотеза исследования:

• Подростки группы риска в отношении химических аддикций будут характеризоваться низкими скоростными и качественными свойствами сенсомоторной интеграции по сравнению с нормативно развивающимися подростками. Подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции, напротив, будут обладать более высокими скоростными и качественными свойствами сенсомоторной интеграции. Усложнение рефлексометрической задачи продемонстрирует недостаточную зрелость сенсомоторной интеграции и низкие функциональные возможности всех подростков.

• Анализ психологических особенностей подростков позволит предсказать риск развития химических или нехимических форм аддиктивного поведения.

• Структура психологических защит у подростков группы риска в отношении аддикции способствует удержанию любого типа зависимого поведения.

Цель, объект, предмет и гипотезы исследования определили задачи исследования:

1. Проанализировать теоретические подходы к изучению психофизиологических и психологических особенностей подростков группы риска в отношении химических аддикций.

2. Оценить степень осведомленности в отношении химических веществ, вызывающих зависимое поведение, и акцентуации характера у нормативно развивающихся подростков и подростков групп риска.

3. Описать характер сепсомоторной интеграции подростков групп риска в отношении аддиктивного поведения.

4. Выявить индивидуально-типологические особенности аддиктивных подростков.

5. Определить самооценку, тендерную принадлежность, ценностные ориентации у подростков групп риска.

6. Описать особенности защитного поведения подростков групп риска в отношении химического и нехимического видов зависимого поведения.

Методологическую основу исследования составили: концепция саморегуляции состояний головного мозга и организма во взаимодействии со средой обитания A.A. Ухтомского (2002), теория системной организации высших психических функций, разработанная в трудах А.Р. Лурии (1977); учение о функциональных системах (П.К. Анохин, 1975); представление о сенсомоторной интеграции как важнейшем аспекте пластических перестроек при адаптационных процессах в нервной системе (Ильин, 1976, 2003; Каменская, 2005; Батуев, 2009); культурно-историческая концепция J1.C. Выготского (1982, 1999), рассматривающая поведение ребенка и подростка в зависимости от социальной ситуации развития; представление о многофакторности психофизиологических и психологических механизмов аддиктивного поведения, формирующееся на основе действия системы подкрепления (Короленко, 1991, 2005; Кулаков, 1998; Ouellette, Wood, 1998; Смагин, 2000, 2002; Шипицина, 2002; Менделевич, 2005).

Организация и этапы исследования. Исследование проводилось с 2006 по 2009 гг. и включало ряд этапов. Первый этап (2006-2007 гг.) был направлен на изучение и анализ литературных источников по изучаемой проблеме; формулировку основной идеи и проблемы исследования, определение его гипотезы, задач, методов; подбор диагностических методик. На втором этапе (2008 г.) проводился эксперимент, в котором принимали участие три группы подростков.

Первую группу составили нормативно развивающиеся подростки. 25 человек из МОУ средняя школа № 105, 21 человек из Сибирского политехнического колледжа. Всего 33 девочки, 13 мальчиков, средний возраст 13,67±0,56.

Вторую группу составили подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции: 14 подростков из Новосибирского клуба «Зона», 28

подростков из клуба «Точка в», 16 подростков, посещающих место встреч в центре «Плаха». Всего 39 девочек, 19 мальчиков, средний возраст 13,95±0,56.

В третью группу вошли подростки, злоупотребляющие алкоголем и табаком. 16 человек из них относились к социально-психологическому центру «Родник»; 11 человек - к МОУ средняя школа № 105, 21 человек относился к Сибирскому политехническому колледжу. Всего 39 девочек, 9 мальчиков, средний возраст 13,83±0,56.

В первую и третью группы подростки определялись на основании консультаций со школьным психологом и анонимного тестирования, во вторую — на основании психологического интервьюирования, которое включало вопросы о сексуальной ориентации подростков.

На третьем этапе был проведен качественный и количественный анализ данных. Были уточнены основные положения и выводы.

Для решения поставленных задач и проверки исходных предположений использовались следующие методы:

1. Опросник оценки степени риска формирования аддикций в детском и подростковом возрасте В.Г. Каменской и С.Н. Никифоровой (Каменская, 2007);

2. Патохарактерологический диагностический опросник для подростков (Иванов, Личко, 1992);

3. Компьютерный вариант авторской программы комплексной рефлексометрии «Исследование физиологических характеристик реакции испытуемого на потоки стимулов контролируемой временной организации» (Каменская, 2005);

4. Методика диагностики темперамента Я. Стреляу (Стреляу и др., 2007);

5. Опросник Басса-Дарки (Карелин, 1999);

6. Диагностика уровня самооценки личности Г.Н. Казанцевой (Карелин, 1999);

7. Опросник полоролевых ориентации С. Бем (1999);

8. Тест «Ценностные ориентации» М. Рокича (Карелин, 1999);

9. Ассоциативный (направленный) эксперимент (Попова, 2006);

10. Методика незаконченных предложений (Попова, 2006);

11. Тест, направленный на оценку креативности П. Торренса (краткий вариант) (Карелин, 1999);

12. Диагностика типологий психологической защиты (Р. Плутчик в адаптации Л. И. Вассермана и др., 2002).

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечена изучением и анализом научных источников по проблеме исследования; репрезентативностью выборки; использованием методов диагностики, адекватных предмету исследования; условиями процедуры обследования испытуемых; применением необходимых методов статистической обработки данных с использованием компьютерной

программы SPSS, версии 17, разработанной для социологических и психологических наук.

Научные положения, выносимые на защиту:

1. Подростки группы риска в отношении химических аддикций характеризуются низкими скоростными и качественными свойствами сенсомоторной интеграции по сравнению с нормативно развивающимися подростками. Подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции, напротив, обладают более высокими скоростными и качественными свойствами сенсомоторной интеграции по сравнению с другими подростками. Снижение качества и скорости выполнения при усложнении рефлексометрической задачи у всех подростков свидетельствует о недостаточной зрелости сенсомоторной интеграции и невысоких функциональных возможностях на данном возрастном этапе развития.

2. Факторами риска в отношении химических аддикций у подростков являются акцентуации характера (конформность, гипертимность, склонность к алкоголизации), низкие уровни самооценки, выносливости, настойчивости, сенсорной чувствительности, креативности, а также незначимость здоровья как терминальной ценности. Факторами риска в отношении нехимической сексуальной аддикции являются истероидная акцентуация характера, высокие уровни эмоциональной реактивности, динамичности, агрессивности, враждебности и креативности.

3. Структура защитного поведения подростков групп риска такова, что позволяет длительно сохранять аддиктивное поведение. У подростков группы риска в отношении химических аддикций ведущими в структуре защит являются защиты низшего уровня: вытеснение, отрицание, проекция. В структуре защит у подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции ведущими являются компенсация, регрессия, проекция.

Теоретическая значимость исследования. Расширены научные представления о психофизиологических и психологических механизмах зависимого поведения. Уточнены особенности сенсомоторной интеграции, связанные с риском формирования химических и сексуальной аддикций у подростков. Углублено представление о психологических факторах риска зависимого поведения. Описаны индивидуально-типологические особенности подростков группы риска как в отношении химических, так и в отношении сексуальной аддикций. Установлено, что структура защитного поведения подростков групп риска способствует длительному сохранению аддиктивного поведения.

Практическое значение исследования. В комплексном диагностическом подходе апробирован блок методик, который позволяет в рамках профилактического осмотра выявлять подростков группы риска в отношении разных форм аддиктивного поведения. Полученные данные могут лечь в основу профилактической программы по работе с подростками групп риска в отношении химических и сексуальной зависимостей.

Область применения результатов исследования. Данные могут быть использованы в психологических центрах и школах как в процессе профилактической, так и коррекционной работы с подростками группы риска в отношении любого зависимого поведения. Теоретические представления, лежащие в основе работы, могут быть использованы при составлении лекционных курсов «Психология девиантного поведения», «Психология подростков», «Психология здоровья и здорового образа жизни» для студентов, изучающих психологию и педагогику.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Результаты были представлены на конференциях: Научно-практический семинар «Диагностика, коррекция и профилактика аддиктивных форм поведения и развития» (Санкт-Петербург, 2008); Научная конференция «Ананьевские чтения - 2009» (Санкт-Петербург, 2009); Межвузовская (с международным участием) научная конференция молодых ученых, аспирантов и студентов «Проблемы и перспективы общетеоретической, прикладной и специальной психологии» (Новосибирск, 2010); Международная научно-практическая конференция «Психолого-педагогические технологии в условиях инновационных процессов в медицине и образовании» (Кемер, 2010).

Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, выводов, списка литературы и приложений. Основной текст диссертации занимает 105 страниц, общий объем диссертации 163 страницы. Список литературы включает 195 наименований, из них 167 работ отечественных авторов и 28 работ иностранных авторов. Основной текст диссертации содержит 13 таблиц и 5 рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, формулируются цель, объект, предмет, гипотезы и задачи исследования, определяются его методологические основы, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, излагаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Методологические и общетеоретические основы изучения психофизиологических и психологических особенностей подростков группы риска в отношении аддиктивного поведения» проведен теоретический анализ подходов к исследованию химических и нехимических форм аддиктивного поведения подростков. Описаны характеристики аддиктивной личности согласно исследованиям В.Д. Менделевича (2003) и Ц.П. Короленко и др. (2007).

В главе представлен анализ психофизиологических механизмов аддиктивного поведения подростков (Шапкин, 1999; Engels е.а., 1999; Чудова, 2002; Чухрова, Леутин, 2007; Каменская, 2005; Николаева, 2008).

Многочисленные исследования (Егоров, 2002; Кулаков, 1998; Николаева, 2008; Чухрова, 2007) показывают, что изменение работы системы подкрепления является одним из патогенетических звеньев в генезе химических аддикций, что может приводить к социально-психологической дезадаптации и оказывать воздействие на психофизиологическое состояние подростков. Аддиктивное поведение формируется по механизму оперантного обусловливания: активация системы подкрепления увеличивает вероятность повторения действия, предшествующего ее активации.

В главе описаны алкогольная и никотиновая аддикции как наиболее распространенные в подростковом возрасте. В качестве нехимической аддикции рассмотрен наименее изученный вариант юношеских аддикций -сексуальная (Воротилина, 1989; Толстых, Кулаков, 1989; Митюхляев, 1990; Скворцова, Кутана, 1995). В.Д. Менделевич (2003), рассматривая разные виды сексуального поведения, выделяет юношескую форму, которую относит к аддиктивному поведению. Юношеская форма измененного сексуального поведения не предполагает обязательный выход в последующем в гомосексуализм, но полностью соответствует параметрам адциктивного поведения (Менделевич, 2005).

Анализ научной литературы позволил обнаружить противоречия в представлениях относительно механизмов формирования химических и нехимических форм адциктивного поведения у подростков. При этом возникло предположение, что различия могут быть связаны с особенностями свойств сенсомоторной интеграции.

Кроме того, возможны типологические особенности, наличие которые делает более вероятным выбор специфического вида аддиктивного поведения подростками. Это в большей мере касается сексуальной аддикции, относительно которой предполагается вмешательство половых гормонов на ранних этапах развития плода во внутриутробном периоде.

Во второй главе «Организация и методы исследования» представлены методы исследования, дана характеристика исследуемой выборки, описаны методы статистической обработки полученных результатов.

Исходя из целей и задач исследования, применялся набор методов, направленных на выявление склонности к аддиктивному поведению, изучение психофизиологических и психологических особенностей, свойственных подросткам групп риска в отношении аддиктивного поведения.

С помощью анкетирования и психологического интервьюирования были выделены три группы: нормативно развивающиеся подростки (46 человек, средний возраст 13,67±0,56), подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции (58 человек, средний возраст 13,95±0,56) и подростки группы риска в отношении химических аддикций (48 человек, средний возраст 13,83±0,56).

Все испытуемые оценивались с помощью методик, описанных выше.

Все результаты вводились в таблицы программы Excel для Windows ХР Professional. Результаты обрабатывались пакетом данной программы. Соответствие выборки нормальному распределению определялось с помощью критерия Колмогорова-Смирнова и программой SPSS. Число Z для обеих групп по каждому параметру свидетельствует о том, что распределения для них не отличаются от нормального (Дружинин, 1997).

В третьей главе «Результаты исследования» представлены данные экспериментального изучения психофизиологических и психологических особенностей подростков групп риска в отношении химических и сексуальной аддикций.

Усредненные данные по шкалам опросника, направленного на оценку степени риска формирования аддикций в детском и подростковом возрасте, представлены в таблице 1. Из нее видно, что нормативно развивающиеся подростки отличаются от двух других групп по результатам контрольной шкалы и шкалы алкогольно-наркотической осведомленности.

Таблица 1.

Особенности аддиктивного поведения подростков разных групп _(в баллах)_

Группа Название шкалы

Алкогольно-наркотическая осведомленность Компьютерно-интернетная осведомлен} теть Социачьная безнадзорность Контрольная

1 15,3±1,7 11,3±0,7 10,4±0,9 5,9±0,1

2 20,5±2,0* 10,5±0,8 12,8±0,8 9Д±0,2*

3 28,2±2,8°ЛЛ 12,8±0,8 13,8±0,8 8,9±0,2Л

Примечания: 1 - нормативно развивающиеся подростки; 2 - подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции; 3 - подростки группы рисква в отношении химических аддикций.

* - отличия результатов нормативно развивающихся подростков от данных, полученных для подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции, с уровнем значимости р <0,05 (Т-критерий Стьюдента); ** - р <0,01. ° - отличия результатов подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции и подростков группы риска в отношении химических аддикций, с уровнем значимости р <0,05; °° - р <0,01. Л - отличия результатов нормативно развивающихся подростков от данных, полученных для подростков группы риска в отношении химических аддикций, с уровнем значимости р <0,05; ЛЛ - р <0,01.

Нормативно развивающиеся подростки более искренни в своих ответах (5,2±0,1). Подростки, относящиеся к группам риска, более осведомлены относительно алкоголя и наркотиков (20,5±2,0 и 28,2±2,8 соответственно) по отношению к нормативно развивающимся подросткам (15,3±1,7). Видно, что осведомленность максимальна у подростков группы риска в отношении химических аддикций. Отличия есть и по контрольной шкале, определяющей

искренность подростков. Данные свидетельствуют о том, что подростки групп риска уже научились не доверять взрослым, что в значительной мере отличает их от нормативно развивающихся подростков.

Патохарактерологический диагностический опросник для подростков (Иванов, Личко, 1995) позволяет дополнить результаты опросника В.Г. Каменской и С.Н. Никифоровой. Склонность к алкоголизации оказалась значимо выше у подростков группы риска в отношении химических аддикций по сравнению с нормативно развивающимися подростками и подростками группы риска в отношении сексуальной аддикции.

Из таблицы 2 видно, что если у нормативно развивающихся подростков и подростков группы риска в отношении химических аддикций преобладают черты женственности, то подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции достоверно отличаются от остальных, демонстрируя андрогинию.

Таблица 2

Особенности акцентуаций характера подростков разных групп_

Название шкапы

»О а о 5 с

2,8± ,9

2,3± 1,3

3,1± 1,5

2,0± 1,5

3,2± 2,4

3,3± 1,7

2,0± 1,9

2,2± 1,4

2,1± 1,2

3,7± 1,5

4,2± 2,2

2,9± 1,2

2,6± 1,0

3,0± 1,0

4,2± 2,6

2,8± 1,5

3,1± 1,4

4,1± 2,1

3,1± 1,5

2,8± 1,3

},9± 2,3*

4,0± 1,7

2,6± 1,2*

5,1± 1,7*

0,1± 0,3

0± 1,2*

4,9± 2,7Л°

3,4± 1,6

3,1± 1,5

2,4± 1,3

3,5± 1,9

3,4± 1,5

2,8± 1,7

3,0± 1,6

2,3± 0,9"

4,3± 1,8

5,2± 2,1"

8,6±1 4Л"

-2,0 ±3,6"

Примечание: обозначения как на табл. 1.

Кроме того, результаты Патохарактерологического опросника показывают, что у нормативно развивающихся подростков не выражен ни один из типов акцентуации характера. Подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции достоверно отличаются от подростков группы риска в отношении химических аддикций по шкалам: «Гипертимный тип», «Конформный тип» и «Истероидный тип». К первому и второму типам в большей степени относятся подростки группы риска в отношении химических аддикций, к третьему - подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции.

Анализ результатов простой рефлексометрической серии показал, что у нормативно развивающихся подростков время реакции и количество пропусков сенсорных стимулов соответствует средним показателям.

Подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции значимо лучше выполняют условия эксперимента по отношению к двум другим группам подростков. У них существенно меньше время реакции на цвет и звук и наименьшее число пропущенных сигналов как по сравнению с нормативно развивающимися подростками, так и по сравнению с подростками группы риска в отношении химических аддикции (Табл. 3).

Таблица 3

. Результаты сенсомоториых реакций подростков (скоростная серия)

Параметры серии 1 1

<а £

Группа Время реакции ш цвет Абсолютнс значение времени реакции не цвет Время реакции на з< | Пропуски [ Индекс \ Херста

1 127,7±34,5 244±22,8 224,8±29,6 2,6±1,9 0,47±0,1

2 113,9±26,9* 176,4±15,2** 133±20,6** 1,2±1,1* 0,53±0,1

3 146,9±29,9° 253,5±17,1°° 245,2±37,9°° 5,6±4,3Ло° 0,54±0,1

Примечания: обозначения как на табл. 1.

Подростки группы риска в отношении химических аддикций демонстрируют худшие скоростные свойства сенсомоторного реагирования на стимулы разной модальности, наибольшее число пропусков стимулов.

Анализ результатов выполнения более сложной дифференцировочной серии показал, что общей для всех испытуемых закономерностью является увеличение времени реакции на все сенсорные стимулы, увеличение фальшстартов, пропусков сигналов.

Обнаружено, что нормативно развивающиеся подростки более настойчивы, выносливы и активны по сравнению с другими группами, хотя эти различия и не достигают уровня значимости. Подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции существенно отличаются от других подростков более высокими значениями по шкалам «Эмоциональная реактивность» и «Динамичность». Подростки группы риска в отношении химических аддикций более эмоционально реактивны, но менее выносливы, настойчивы и чувствительны.

Согласно опроснику Басса-Дарки, нормативно развивающиеся подростки (20,4±3,2) достоверно менее агрессивны по сравнению с подростками группы риска в отношении сексуальной аддикции (29,3±6,1). Это относится и к уровню агрессивной мотивации (21,9±2,3 и 30,6±6,4 соответственно). Подростки группы риска в отношении химических

аддикций по результатам данного опросника не отличаются от нормативно развивающихся подростков.

Таблица 4.

Типы темперамента подростков разных групп_

Название шкалы

а л о л •о £ о в; о § £ а с л 1 л Й

с § о я э* а к $ «0 а э->а о £ «Л £ 11 <Ц «о и 5 и « 3 о а: ® о а а- 5 2 а Г) о, § а о а 3 05 о о а § 5 X

1 9,2 ± 4,6 10,4 ± 5,7 14,3 ±6,1 9,3±3,5 9,0 ± 2,5 11,3 ±3,4

2 16,5 ± 2,3**" 8,3 ±3,5 1б,8±2,4" 18,6±4,7" 7,8 ± 2,3 9,4 ± 2,5

3 11,7 ±3,2 7,5± 2,Зл 9,2±3,9Л 13,5±1,4Л° 6,8±1,4Л 8,1 ± 1,3

Примечание: обозначения как на табл. 1.

Результаты опросника «Общая самооценка» Н.Г. Казанцевой позволяют увидеть достоверные различия между нормативно развивающимися подростками и подростками группы риска в отношении химических аддикций (р <0,05). Самооценка нормативно развивающихся подростков имеет самые высокие значения в отличие от подростков других групп. У подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции самооценка ниже по сравнению с нормативно развивающимися подростками, хотя различие и не достигает уровня значимости. У подростков группы риска в отношении химических аддикций самооценка ниже нормы.

Опросник полоролевых ориентаций С. Бем позволяет распределить подростков по параметрам психологического пола: маскулиннность, фемининность и андрогинность (Рис.1).

Согласно нашим данным, подростки группы риска в отношении химических аддикций имеют те же особенности распределения по параметрам психологического пола, что и нормативно развивающиеся подростки. Подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции в большей степени андрогинны, что, по-видимому, связано с особенностями их сексуальных представлений.

100 90 20 70 60 50 40 30 20 10 0

психологическим пол

нормативно разоиоающи подросши

ЕЗ подростки труппы риска Е. отношении сексуальной аддикции

Гу подростки группы риска о отношении химических аддикций

Рис . 1. Особенности психологического пола подростков (в %)

Примечание: 1 - маскулинность, 2 - андрогинность, 3 - фемининность. Остальные обозначения как на табл. 1.

Мы разделили группы на подгруппы мальчиков и девочек, чтобы выявить связь биологического пола с психологическим. Выяснилось, что нормативно развивающиеся девочки и девочки группы риска в отношении химических аддикций, в основном, фемининны (94 % и 95 % соответственно). Девочки группы риска в отношении сексуальной аддикции, преимущественно андрогинны (89 %).

При распределении мальчиков по параметрам психологического пола оказалось, что нормативно развивающиеся подростки и подростки группы риска в отношении химических аддикций преимущественно маскулинны (96 % и 94% соответственно). Подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции, в основном, фемининны (90 %).

Методика М. Рокича позволила описать приоритет терминальных и инструментальных ценностей у подростков. Наиболее значимые терминальные ценности совпали только у двух групп подростков: и нормативно развивающиеся подростки и подростки группы риска в отношении химических аддикций выбрали любовь и материально обеспеченную жизнь. Для подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции развитие и творчество достоверно важнее, чем для нормативно развивающихся подростков (р<0,01). Для подростков группы риска в отношении химических аддикций достоверно менее значимо здоровье по сравнению с нормативно развивающимися подростками (р<0,01).

Еще большее различие связано с инструментальными ценностями. Нормативно развивающиеся подростки выбирают жизнерадостность и образованность, для подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции важны независимость, твердая воля и смелость в отстаивании

своего мнения. Обращает на себя внимание факт, что среди подростков группы риска в отношении химических аддикций нет единства в выборе наиболее значимых ценностей.

Выявление отношения к себе и окружающим проводилось путем изучения образов «я» и «другой» в языковом сознании подростков. Испытуемым предлагалось назвать по пять ассоциаций на слова «я» и «другой» и закончить предложения: «Я похож на других...», «Я отличаюсь от других...». По ответам фиксировались наиболее характерные представления говорящих о себе и о других. Вначале было проведено исследование лексико-семантических полей «я» и «другой» в словарях, которое показало, что выраженного конфликта между «я» и «другой» в сознании усредненной языковой личности нет.

В ответах нормативно развивающихся подростков на слово-стимул «я» преобладали контекстуальные синонимы: человек, личность, я, имя (93%). Широко были представлены описания половых и социальных ролей: друг, девушка и др. (79%). Преимущественно ассоциации имели положительную сему: умница, красавица (62%), тогда как ассоциации с отрицательной семой были редки: дурак, идиот (9%). На слово-стимул «другой» нормативно развивающиеся подростки давали частично схожие ассоциации, среди которых преобладали контекстуальные синонимы: человек, личность, люди (86%) и контекстуальные антонимы: я (70%). Они также часто описывали половые и социальные роли: мальчик, одноклассник, друг, девочка (65%). Большинство ассоциаций имели положительную сему (39%) и незначительное число - отрицательную (4%).

Особенность завершения нормативно развивающимся подростками предложений «Я похож на других...» и «Я отличаюсь от других...» такова, что можно предположить отсутствие конфликта между собой и обществом. Кроме того, только в этой группе подростков присутствовали ассоциации, демонстрирующие открытость подростков другим, их душевное движение навстречу (близкий, дружелюбие, общение, разговор, помощь, понимание).

В ответах подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции на слово-стимул «я» среди ассоциаций преобладали образные и эмоционально-сенсорные: солнце, закрытость, невнятность, искание. Были и ассоциации, относящиеся к половым и социальным ролям, однако сексуальный оттенок в них был усилен: лесбиянка, гей (56%).

На слово-стимул «другой» эти подростки реагировали словами преимущественно с негативной эмоциональной окраской. Они давали много образных ассоциаций, например, облака, глаза (85%). Ассоциации с отрицательной семой: враг, чужой, чужестранец, ненавистник - составили 10%. Другие ассоциации: окружающие, обычность, поток, толпа, общество, союзник - встречались в 6% случаев. В завершении неоконченных предложений подростков прослеживается противопоставление себя другим, демонстрация своего превосходства над другими, сниженная адаптация,

повышенная конфликтность, склонность к творчеству, тревожность, отчуждение, инфантильность.

Ассоциации подростков группы риска в отношении химических аддикций отличались бедностью и крайне низким уровнем рефлексии. Только эти подростки вместо 5 ассоциаций на слова-стимулы писали 1-2 и заканчивали предложения словами: «не знаю», демонстрируя слабое чувство «я». Также у этих подростков можно предположить недооценку своего «я», поскольку на слово-стимул «я» они давали ассоциации только с отрицательной семой. На слово-стимул «другой» контекстуальные синонимы: человек, люди, народ - встретились в 41% случаев. Ассоциации с отрицательной семой: черт, дурак составили 13%.

Предложение «Я похож на других...» подростки группы риска в отношении химических аддикций часто не заканчивали (52%) или заканчивали следующим образом: «я над этим не думаю», «не знаю», «вместе веселимся и прикалываемся», «тем, что я такой же, как все, простой» (15%). Предложение «Я отличаюсь от других...» эти подростки продолжали поверхностными фразами: «не знаю», «тем, что мне не надо многого», «тем, что я делаю то, что хочу», «тем, что у меня много друзей».

БО 70 60 50 40 30 20 10 0

г корма ГИС5НО развивающиеся подростки

¡2 подростки группы риска и отношении сексуальной аддикции

Ш подростки группы риска о отношении химических аддикций

Рисунок 2. Результаты теста креативности П. Торранса

Примечания: 1 - беглость; 2 - гибкость; 3 - оригинальность; 4 разработанность. Остальные обозначения как на табл. 1.

По результатам проведенного исследования можно сказать, что подростки группы риска в отношении химических аддикций склонны к негативному восприятию себя, поверхностным отношениям с социальным окружением.

Результаты теста, оценивающего уровень креативности П. Торренса представлены на рис. 2. Показатели подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции существенно выше, чем у подростков двух других

групп. Напротив, все параметры креативности у подростков группы риска в отношении химических аддикций значимо ниже, чем у других подростков.

Таблица 5

Напряженность н структура психологических защит подростков (в %)

Название шкалы

Напряженность защит Отрицание Вытеснение Регрессия Компенсация 1 Проекция | Замещение § ! 1 п Реактивное Образование

43,6±1,4 52,7±1,2 39,0±1,5 12,6±1,5 16,3±0,9 15,6±0,8 47,8±0,8 29,6±0,9 48,3±0,9

52,7±1,4* >4,3±1,4** 32,2±1,4°* 54,1±1,4°' 59,3±1,4°" 53,2±0,9* 19,0± 1,3* 12,1±0,9* 37,1 ±0,9*

56,3±1,2Л' 53,3±1,4" 58,1±1,1л 22,4±1,4 27,2±1,1 52,4±ё,5А 14,6±1,2А 11,8±1,3Л 23,1±1,1А

Примечание: обозначения как на табл. 1.

Результаты анализа структуры психологических защит представлены в таблице 5. Из нее видно, что общая напряженность защит у нормативно развивающихся подростков ниже, чем в двух других группах, а структура защит существенно различается во всех группах. Нормативно развивающимся подросткам в большей степени свойственны реактивное образование, отрицание и замещение. Для подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции типичны регрессия, компенсация и проекция. Именно такой набор позволяет не менять свое поведение, легко переложить ответственность за происходящее на других. Структура защит подростков группы риска в отношении химических аддикций характеризуется преобладанием только защит низшего уровня: вытеснение, отрицание, проекция. Такое сочетание позволяет сохранять существующий тип поведения, не прикладывая усилий к его изменению.

Факторный анализ (метод главных компонент) дал трехфакторное решение при значении критерия Кайзер-Мейер-Олкина 0,920, у_2=3 672,515, р=0,000. Процент объясненной дисперсии составил 61,3%.

Первый фактор, объясняющий 41,7% дисперсии с большим весом включал параметры: с обратным знаком механизм психологической защиты отрицание (-0,947), время реакции на звук в серии 1.1. (-0,928), гибкость (0,865), время реакции на цвет (-0,855), фактор группы (0,833), разработанность (0,825), беглость (0,807) и далее также с положительным

знаком механизмы психологической защиты регрессия (0,807), вытеснение (0,774), компенсация (0,760), уровень агрессивной мотивации (0,760), уровень агрессивности (0,754) в тесте Басса-Дарки и истерический тип акцентуации (0,741), оригинальность (0,738), эмоциональная реактивность (0,708). Таким образом, это фактор, который характеризует подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции. Мы видим, что характеристики сенсомоторной интеграции в простой сенсомоторной реакции тесно связаны со всеми параметрами креативности теста Торренса, типом защит регрессия, компенсация и проекция, а также уровнем агрессивности, истерической акцентуацией характера и эмоциональной реактивностью как свойством темперамента. Мы назвали этот фактор фактором измененной сексуальной ориентации. В нем выраженная креативность сочетается как с высокими показателями сенсомоторной интеграции, так и с демонстративностью и явным противостоянием с обществу.

Второй фактор (14,3% дисперсии) с большим весом включил с положительным знаком механизм психологической защиты реактивное образование (0,874), самооценку (0,746) и с отрицательным знаком шкалу осведомленности в отношении наркотических и алкогольных веществ (0,789). Высокая самооценка и выраженный механизма психологической защиты реактивное образование сочетаются с низкой наркотической и алкогольной осведомленностью. Это фактически характеристика нормативно развивающихся подростков. Важно отметить весьма низкие значения коэффициентов в данном факторе для показателей креативности. Мы назвали этот фактор фактором устойчивости к химической адикции. Третий фактор (5,3% дисперсии) включил параметры, связанные с полом: биологический пол (0,840) и показатель теста Бема (-0,776). Различие знаков объясняется обозначением: в тесте Бема более высокие значения связаны с фемининностью, в нашем обозначении пола мужской пол имел большее значение, чем женский.

В заключении подведены итоги сопоставления подростков групп риска в отношении химических сексуальной аддикций и сделаны следущие выводы:

1. Анализ научной литературы позволил предположить, что психофизиологические и психологические факторы риска в отношении химических аддикций отличаются от таковых для нехимических аддикций. Факторами риска в отношении химических аддикций могут быть свойства сенсомоторной интеграции, индивидуально-типологические особенности подростков, низкая самооценка и креативность.

2. У подростков группы риска в отношении химических аддикций выше осведомленность относительно алкоголя и наркотиков по сравнению с нормативно развивающимися подростками и подростками группы риска в отношении сексуальной аддикции. Для них характерны высокие значения по шкалам патохарактерологического опросника «Гипертимный тип»,

«Конформный тип», «Склонность к алкоголизации». Подросткам группы риска в отношении сексуальной аддикции свойственен истероидный тип акцентуаций.

3. У подростков группы риска в отношении химических аддикций выявлено снижение скорости простой сенсомоторной реакции и большее число ошибок по сравнению с нормативно развивающимися подростками. У подростков группы риска в отношении сексуальных аддикций обнаруживаются наиболее точные и быстрые ответы в простой сенсомоторной реакции по сравнению с другими группами подростков. Усложнение задачи в дифференцировочной серии ведет у всех групп подростков к ухудшению всех параметров, отражающих процесс сенсомоторной интеграции, и исчезновению различий между ними в данном виде деятельности.

4. Темперамент подростков группы риска в отношении химических аддикций значимо отличается от нормативно развивающихся подростков большей выраженностью эмоциональной реактивности и динамичности, более низкими значениями выносливости, настойчивости, сенсорной чувствительности.

5. Подростки группы риска в отношении химических аддикций не отличаются по уровню агрессивности от нормативно развивающихся подростков. Подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции имеют более высокий уровень агрессивности и враждебности по сравнению с двумя другими группами подростков.

6. Подростки группы риска в отношении химических аддикций имеют самую низкую самооценку среди обследованных подростков. Самовосприятие аддиктивных подростков отличается бедностью ассоциаций и слабой рефлексией. Подростки групп риска чаще, чем нормативно развивающиеся подростки, дают на слово-стимул «другой» ассоциации с негативной семой. Ценностные ориентации подростков группы риска в отношении химических аддикций не отличаются существенно от ориентации нормативно развивающихся подростков (наиболее значимые терминальные ценности любовь и обеспеченная жизнь). Для подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции наиболее значимыми терминальными ценностями являются развитие, свобода, креативность.

7. Нормативно развивающиеся мальчики и мальчики группы риска в отношении химических аддикций преимущественно маскулинны, девочки - фемининны. Подростки обоих полов группы риска в отношении сексуальной аддикции преимущественно андрогинны.

8. Подростки группы риска в отношении химических аддикций обладают низкими значениями всех параметров креативности, тогда как подростки группы риска в отношении сексуальной аддикцией обнаружили самые высокие значения всех параметров креативности по отношению к другим подросткам.

9. В структуре защит подростков группы риска в отношении химических аддикций преобладают примитивные защиты: вытеснение, проекция и отрицание. В структуре защит подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции преобладают компенсация, регрессия проекция.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Ветерок Е.В. Поиск психологических маркеров для выявления подростков с измененной сексуальной ориентацией // Мир науки, культуры, образования. - 2009. - Ноябрь. - № 6 (18). - С. 245-248. - 4 с. (0,25 пл.)

2. Ветерок Е.В. Особенности сеисомоторной интеграции у подростков с измененной сексуальной ориентацией // Мир науки, культуры, образования. - 2009. - Декабрь, ч. 2. - № 7 (19). - С. 136-138. -3 с. (0,1 п.л.)

3. Ветерок Е.В. К вопросу о диагностике подростков с измененной сексуальной ориентацией // Материалы научной конференции «Ананьевские чтения - 2009»: Методологический анализ теорий, исследований и практики в различных областях психологии. - СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2009. - С. 109-110.-2 с. (0,1 п.л.)

4. Николаева Е.И., Ветерок Е.В. Степень риска формирования аддикций среди подростков с нетрадиционной сексуальной ориентацией // Сборник материалов научно-практического семинара «Диагностика, коррекция и профилактика аддиктивных форм поведения и развития. - Спб.: Изд-во «7 СТУДИЯ РИК», 2008. - С. 244-252. - 8 с. (0,4 п.л.)

5. Ветерок Е.В. Особенности ценностных ориентации подростков, относящих себя к лицам с измененной сексуальной ориентацией // Материалы международной научно-практической конференции «Психолого-педагогические технологии в условиях инновационных процессов в медицине и образовании». - Кемер: Изд-во НГПУ, 2010 (март). - С. 190-192. -2 с. (0,1 п.л.)

6. Ветерок Е.В. Отношение к себе и другим у подростков с измененной сексуальной ориентацией // Материалы международной научно-практической конференции «Психолого-педагогические технологии в условиях инновационных процессов в медицине и образовании». - Кемер: Изд-во НГПУ, 2010 (март). - С. 192-193. - 2 с. (0,1 п.л.)

7. Ветерок Е.В. Структура психологических защит подростков группы риска в отношении аддиктивного поведения // Материалы межвузовской (с международным участием) научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «Проблемы и перспективы общетеоретической, прикладной и специальной психологии». - Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2010 (март).-С. 49-51.-3 с. (0,1 п.л.)

8. Ветерок Е.В. Специфика сенсомоторной интеграции подростков группы риска в отношении аддиктивного поведения // Материалы

межвузовской (с международным участием) научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «Проблемы и перспективы общетеоретической, прикладной и специальной психологии». -Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2010 (март). - С. 51 -54. - 3 с. (0,1 п.л.)

Подписано в печать И.05.2010.Формат 60х84'/|<; Бумага офсетная. Печать офсетная. Объем 1.4 л. Тираж 100 экз. Издательство РГПУ им. А.И.Герцена. 119186, С.-Петербург, наб. р. Мойки, 48 РТП РГПУ им. А.И.Герцена. 119186, С.-Петербург, наб. р. Мойки, 48

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Ветерок, Екатерина Владимировна, 2010 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ПОДРОСТКОВ ГРУППЫ РИСКА В ОТНОШЕНИИ ХИМИЧЕСКИХ АДДИКЦИЙ.

1.1. Определение аддиктивного поведения. Химические и нехимические формы аддикции.

1.2. Психофизиологические механизмы аддиктивного поведения и роль сенсомоторной интеграции в адаптивных процессах.

1.3. Индивидуально-типологические особенности аддиктивньтх подростков.

1.4. Самооценка, ' самовосприятйе, психологический пол и ценностные представления у зависимых подростков.

1.5. Особенности защитного поведения при аддикциях.

Выводы по аналитическому обзору литературы.

ГЛАВА И. ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

2.1. Организация исследования.

2.2. Общая характеристика исследуемой выборки.

2.3. Методики исследования.

2.4. Методы статистической.обработки результатов исследования.

ГЛАВАШ. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.:.

3.1. Оценка степени риска формирования адцикций у подростков.

3.2. Специфика сенсомоторной интеграции аддиктивньтх подростков.

3.3. - Индивидуально-типологические особенности аддиктивньтх подростков.i.

3.4. Самооценка, самовосприятие подростков, психологический пол и ценностные ориентации подростков, относящихся к группе риска в отношении аддиктивного поведения.

3.5. Сравнительный анализ защитного поведения нормативно развивающихся подростков и подростков групп риска.

3.6. Взаимодействие исследуемых параметров.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психофизиологические и психологические особенности подростков группы риска в отношении химических аддикций"

Основными требованиями, которые предъявляет открытое общество современному человеку, являются осознанность и ответственность в ситуации свободы выбора (Асмолов, 2008). Однако в рамках такого общества в развитых странах широко распространяется поведение, получившее название аддиктивного, то есть зависимого от тех или иных вредных привычек (Короленко, 1991; 2000; Кулаков, 1998).

Среди других аддикций именно химические виды зависимостей наиболее распространены и имеют самые тяжелые социальные последствия (Соломзес и др., 1998). В последнее время растет число аддикций, которые принято называть нехимическими, но предполагается одинаковый с химическими аддикциями психофизиологический механизм их формирования (Короленко и др., 2007). Исследователями описан широкий спектр нехимических аддикций, среди которых можно выделить наименее изученный вариант юношеских аддикций — сексуальную (Воротилина, 1989; Толстых, Кулаков, 1989; Митюхляев, 1990; Скворцова, Кутина, 1995). Характерными проявлениями аддиктивной реализации в данном случае могут быть уход от реальности, игнорирование мнения и отношения общества, демонстративное поведение, связанное с измененной сексуальной ориентацией. По мнению В.Д. Менделевича (2001), юношеская форма измененного сексуального поведения не предполагает обязательный выход в последующем в гомосексуализм. Однако такое поведение подростков полностью соответствует параметрам аддиктивного поведения (Менделевич, 2005).

Если социальный аспект формирования аддиктивного поведения достаточно понятен, то в оценке внутренних психологических и психофизиологических механизмов разных видов аддиктивного поведения выявляется значительная противоречивость в результатах исследований (Короленко, 1991; 2000; Lo е.а., 1993; Kokkinaki, Lunt, 1997; Кулаков, 1998; Николаева, 2008).

Существует множество работ, направленных на изучение психофизиологических и психологических механизмов аддикций (Шапкин, 1999; Engels е.а., 1999; Смагин, 2000, 2002; Чудова, 2002; DiFraza е.а., 2003; Чухрова, Леутин, 2007; Каменская, 2008; Николаева, 2008). Показано (Кулаков, 1998; Егоров, 2002; Короленко, 2005), что изменение работы системы подкрепления является одним из патогенетических звеньев в генезе химических аддикций, следствием которого является социально-психологическая дезадаптация (Николаева, 2008). Однако многофакторность причин, обусловливающих развитие зависимости, и многообразие ее вариантов требует дальнейшего внимания к проблеме особенностей формирования разных ее видов, в том числе специфике химических форм по сравнению с нехимическими.

Наиболее подвержены зависимому поведению подростки (Райе, 2000), поэтому безусловный интерес представляет описание группы риска в данной возрастной группе, что позволит в дальнейшем разработать программы профилактики.

Существование многих видов аддикций поднимает вопрос о том, как индивидуальные особенности человека предопределяют выбор аддиктивного поведения. Можно предположить, что выбор зависит, в том числе, от зрелости нервной системы, пластичности нервных процессов, в частности свойств сенсомоторной интеграции, лежащих в основе всех перестроечных процессов (Батуев, 2009). Однако нет данных относительно своеобразия этих процессов при химических аддикциях по сравнению с нехимическими. Кроме свойств сенсомоторной интеграции важное значение в определении вида аддиктивного поведения могут играть индивидуально-типологические, психологические особенности личности подростка.

При внешнем обилии работ, направленных на анализ аддиктивного поведения, до сих пор существует острая проблема дифференцированного описания психофизиологических и психологических особенностей подростков, встающих на путь аддиктивного поведения, отличающегося по внешним проявлениям: зависимость от химических веществ по отношению к нехимическим типам зависимости. Все это и предопределило цель нашего исследования.

Цель исследования: анализ психофизиологических и психологических особенностей подростков группы риска в отношении химических аддикций.

Объект исследования — нормативно развивающиеся подростки (46 человек); подростки, злоупотребляющие алкоголем и табаком (48 человек); и подростки, склонные к сексуальной аддикции (58 человек).

Предмет исследования — психофизиологические и психологические особенности подростков группы риска в отношении химических аддикций.

Гипотеза исследования:

1. Подростки группы риска в отношении химических аддикций будут характеризоваться низкими скоростными и качественными свойствами сенсомоторной интеграции по сравнению с нормативно развивающимися подростками. Подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции, напротив, будут обладать более высокими скоростными и качественными свойствами сенсомоторной интеграции. Усложнение рефлексометрической задачи продемонстрирует недостаточную зрелость сенсомоторной интеграции и низкие функциональные возможности всех подростков.

2. Анализ психологических особенностей подростков позволит предсказать риск развития химических или нехимических форм аддиктивного поведения.

3. Структура психологических защит у подростков группы риска в отношении аддикции способствует удержанию любого типа зависимого поведения.

Цель, объект, предмет и гипотезы исследования определили задачи исследования:

1. Проанализировать теоретические подходы к изучению психофизиологических и психологических особенностей подростков группы риска в отношении химических аддикций.

2. Оценить степень осведомленности в отношении химических веществ, вызывающих зависимое поведение, и акцентуации характера у нормативно развивающихся подростков и подростков групп риска.

3. Описать характер сенсомоторной интеграции подростков групп риска в отношении аддиктивного поведения.

4. Выявить индивидуально-типологические особенности аддиктивных подростков.

5. Определить самооценку, тендерную принадлежность, ценностные ориентации у подростков групп риска.

6. Описать особенности защитного поведения подростков групп риска в отношении химического и нехимического видов зависимого поведения.

Методологическую основу исследования составили: концепция саморегуляции состояний головного мозга и организма во взаимодействии со средой обитания А.А. Ухтомского (2002), теория системной организации высших психических функций, разработанная в трудах А.Р. Лурии (1977); учение о функциональных системах (П.К. Анохин, 1975); представление о сенсомоторной интеграции как важнейшем аспекте пластических перестроек при адаптационных процессах в нервной системе (Ильин, 1976, 2003; Каменская, 2005; Батуев, 2009); культурно-историческая концепция JI.C. Выготского (1982, 1999), рассматривающая поведение ребенка и подростка в зависимости от социальной ситуации развития; представление о многофакторности психофизиологических и психологических механизмов аддиктивного поведения, формирующееся на основе действия системы подкрепления (Короленко, 1991, 2005; Кулаков, 1998; Ouellette, Wood, 1998; Смагин, 2000, 2002; Шипицина, 2002; Менделевич, 2005).

Организация и этапы исследования. Исследование проводилось с 2006 по 2009 гг. и включало ряд этапов. Первый этап (2006-2007 гг.) был направлен на изучение и анализ литературных источников по изучаемой проблеме; формулировку основной идеи и проблемы исследования, определение его гипотезы, задач, методов; подбор диагностических методик. На втором этапе (2008 г.) проводился эксперимент, в котором принимали участие три группы подростков.

Первую группу составили нормативно развивающиеся подростки. 25 человек из МОУ средняя школа № 105, 21 человек из Сибирского политехнического колледжа. Всего 33 девочки, 13 мальчиков, средний возраст 13,67±0,56.

Вторую группу составили подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции: 14 подростков из Новосибирского клуба «Зона», 28 подростков из клуба «Точка G», 16 подростков, посещающих место встреч в центре «Плаха». Всего 39 девочек, 19 мальчиков, средний возраст 13,95±0,56.

В третью группу вошли подростки, злоупотребляющие алкоголем и табаком. 16 человек из них относились к социально-психологическому центру «Родник»; 11 человек — к МОУ средняя школа № 105, 21 человек относился к Сибирскому политехническому колледжу. Всего 39 девочек, 9 мальчиков, средний возраст 13,83±0,56.

В первую и третью группы подростки определялись на основании консультаций со школьным психологом и анонимного тестирования, во вторую - на основании психологического интервьюирования, которое включало вопросы о сексуальной ориентации подростков.

На третьем этапе был проведен качественный и количественный анализ данных. Были уточнены основные положения и выводы.

Для решения поставленных задач и проверки исходных предположений использовались следующие методы:

1. Опросник оценки степени риска формирования аддикций в детском и подростковом возрасте В.Г. Каменской и С.Н. Никифоровой (Каменская, 2007);

2. Патохарактерологический диагностический опросник для подростков (Иванов, Личко, 1992);

3. Компьютерный вариант авторской программы комплексной рефлексометрии «Исследование физиологических характеристик реакции испытуемого на потоки стимулов контролируемой временной организации» (Каменская, 2005);

4. Методика диагностики темперамента Я. Стреляу (Стреляу и др., 2007);

5. Опросник Басса-Дарки (Карелин, 1999);

6. Диагностика уровня самооценки личности Г.Н. Казанцевой (Карелин, 1999);

7. Опросник полоролевых ориентации С. Бем (1999);

8. Тест «Ценностные ориентации» М. Рокича (Карелин, 1999);

9. Ассоциативный (направленный) эксперимент (Попова, 2006);

10. Методика незаконченных предложений (Попова, 2006);

11. Тест, направленный на оценку креативности П. Торренса (краткий вариант) (Карелин, 1999);

12. Диагностика типологий психологической защиты (Р. Плутчик в адаптации Л. И. Вассермана и др., 2002).

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечена изучением и анализом научных источников по проблеме исследования; репрезентативностью выборки; использованием методов диагностики, адекватных предмету исследования; условиями процедуры обследования испытуемых; применением необходимых методов статистической обработки данных с использованием компьютерной программы SPSS, версии 17, разработанной для социологических и психологических наук.

Научные положения, выносимые на защиту:

1. Подростки группы риска в отношении химических аддикций характеризуются низкими скоростными и качественными свойствами сенсомоторной интеграции по сравнению с нормативно развивающимися подростками. Подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции, напротив, обладают более высокими скоростными и качественными свойствами сенсомоторной интеграции по сравнению с другими подростками. Снижение качества и скорости выполнения при усложнении рефлексометрической задачи у всех подростков свидетельствует о недостаточной зрелости сенсомоторной интеграции и невысоких функциональных возможностях на данном возрастном этапе развития.

2. Факторами риска в отношении химических аддикций у подростков являются акцентуации характера (конформность, гипертимность, склонность к алкоголизации), низкие уровни самооценки, выносливости, настойчивости, сенсорной чувствительности, креативности, а также незначимость здоровья как терминальной ценности. Факторами риска в отношении нехимической сексуальной аддикции являются истероидная акцентуация характера, высокие уровни эмоциональной реактивности, динамичности, агрессивности, враждебности и креативности.

3. Структура защитного поведения подростков групп риска такова, что позволяет длительно сохранять аддиктивное поведение. У подростков группы риска в отношении химических аддикций ведущими в структуре защит являются защиты низшего уровня: вытеснение, отрицание, проекция. В структуре защит у подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции ведущими являются компенсация, регрессия, проекция.

Теоретическая значимость исследования. Расширены научные представления о психофизиологических и психологических механизмах зависимого поведения. Уточнены особенности сенсомоторной интеграции, связанные с риском формирования химических и сексуальной аддикций у подростков. Углублено представление о психологических факторах риска зависимого поведения. Описаны индивидуально-типологические особенности подростков группы риска как в отношении химических, так и в отношении сексуальной аддикций. Установлено, что структура защитного поведения подростков групп риска способствует длительному сохранению аддиктивного поведения.

Практическое значение исследования. В комплексном диагностическом подходе апробирован блок методик, который позволяет в рамках профилактического осмотра выявлять подростков группы риска в отношении разных форм аддиктивного поведения. Полученные данные могут лечь в основу профилактической программы по работе с подростками групп риска в отношении химических и сексуальной зависимостей.

Область применения результатов исследования. Данные могут быть использованы в психологических центрах и школах как в процессе профилактической, так и коррекционной работы с подростками группы риска в отношении любого зависимого поведения. Теоретические представления, лежащие в основе работы, могут быть использованы при составлении лекционных курсов «Психология девиантного поведения», «Психология подростков», «Психология здоровья и здорового образа жизни» для студентов, изучающих психологию и педагогику.

Апробация и внедрение результатов исследования

Результаты были представлены на конференциях:

• Научно-практический семинар «Диагностика, коррекция и профилактика аддиктивных форм поведения и развития» (Санкт-Петербург, 2008);

• Научная конференция «Ананьевские чтения — 2009» (Санкт-Петербург, 2009);

• Межвузовская (с международным участием) научная конференция молодых ученых, аспирантов и студентов «Проблемы и перспективы общетеоретической, прикладной и специальной психологии» (Новосибирск, 2010);

• Международная научно-практическая конференция «Психолого-педагогические технологии в условиях инновационных процессов в медицине и образовании» (Кемер, 2010).

Публикации. Основные положения и результаты работы отражены в 8 публикациях, в том числе 2 - в изданиях, рекомендованных ВАК.

Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, выводов, списка литературы и приложений. Основной текст диссертации занимает 105 страниц, общий объем диссертации составляет 163 страницы. Список литературы включает 199 наименований, из них 172 работы отечественных авторов и 27 работ иностранных авторов. Основной текст диссертации содержит 13 таблиц и 5 рисунков.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психофизиология"

1. Анализ научной литературы позволил предположить, что психофизиологические и психологические факторы риска в отношении химических аддикций отличаются от таковых для нехимических аддикций. Факторами риска в отношении химических аддикций могут быть свойства сенсомоторной интеграции, индивидуально-типологические особенности подростков, низкая самооценка и креативность.

2. У подростков группы риска в отношении химических аддикций выше осведомленность относительно алкоголя и наркотиков по сравнению с нормативно развивающимися подростками и подростками группы риска в отношении сексуальной аддикции. Для них характерны высокие значения по шкалам патохарактерологического опросника «Гипертимный тип», «Конформный тип», «Склонность к алкоголизации». Подросткам группы риска в отношении сексуальной аддикции свойственен истероидный тип акцентуаций.

3. У подростков группы риска в отношении химических аддикций выявлено снижение скорости простой сенсомоторной реакции и большее число ошибок по сравнению с нормативно развивающимися подростками. У подростков группы риска в отношении сексуальных аддикций обнаруживаются наиболее точные и быстрые ответы в простой сенсомоторной реакции по сравнению с другими группами подростков. Усложнение задачи в дифференцировочной серии ведет у всех групп подростков к ухудшению всех параметров, отражающих процесс сенсомоторной интеграции, и исчезновению различий между ними в данном виде деятельности.

4. Темперамент подростков группы риска в отношении химических аддикций значимо отличается от нормативно развивающихся подростков большей выраженностью эмоциональной реактивности и динамичности, более низкими значениями выносливости, настойчивости, сенсорной чувствительности.

5. Подростки группы риска в отношении химических аддикций не отличаются по уровню агрессивности от нормативно развивающихся подростков. Подростки группы риска в отношении сексуальной аддикции имеют более высокий уровень агрессивности и враждебности по сравнению с двумя другими группами подростков.

6. Подростки группы риска в отношении химических аддикций имеют самую низкую самооценку среди обследованных подростков. Самовосприятие аддиктивных подростков отличается бедностью ассоциаций и слабой рефлексией. Подростки групп риска чаще, чем нормативно развивающиеся подростки, дают на слово-стимул «другой» ассоциации с негативной семой. Ценностные ориентации подростков группы риска в отношении химических аддикций не отличаются существенно от ориентаций нормативно развивающихся подростков (наиболее значимые терминальные ценности любовь и обеспеченная жизнь). Для подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции наиболее значимыми терминальными ценностями являются развитие, свобода, креативность.

7. Нормативно развивающиеся мальчики и мальчики группы риска в отношении химических аддикций преимущественно маскулинны, девочки — фемининны. Подростки обоих полов группы риска в отношении сексуальной аддикции преимущественно андрогинны.

8. Подростки группы риска в отношении химических аддикций обладают низкими значениями всех параметров креативности, тогда как подростки группы риска в отношении сексуальной аддикцией обнаружили самые высокие значения всех параметров креативности по отношению к другим подросткам.

9. В структуре защит подростков группы риска в отношении химических аддикций преобладают примитивные защиты: вытеснение, проекция и отрицание. В структуре защит подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции преобладают компенсация, регрессия проекция.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Актуальность изучения аддиктивного поведения в настоящее время обусловлена широким его распространением, прежде всего, среди молодежи. Ежегодно описываются новые варианты этого поведения, и стало очевидно, что его причины кроются не только в социуме, но и в особенностях эмоциональной сферы человека, зрелости его нервных структур. Однако отсутствие сведений об общих психофизиологических механизмах для разных видов аддиктивного поведения предопределяет необходимость дополнительных исследований. Поскольку аддикции свойственны, прежде всего, подросткам, представляло интерес описать особенности подростков групп риска в отношении разных форм аддиктивного поведения.

В этой работе были рассмотрены наиболее проблемные химические аддикции для России — никотиновая и алкогольная, которые были сопоставлены с наименее изученной формой нехимической аддикции — сексуальной аддикцией.

Полученные нами данные свидетельствуют о том, что аддиктивный путь подростка обусловлен, прежде всего, его психофизиологическими особенностями. Подростки, которые характеризуются низкими скоростными и качественными свойствами сенсомоторной интеграции по сравнению с нормативно развивающимися подростками, с большей вероятностью пойдут по пути химической аддикции. При этом подростки, обладающие более высокими скоростными и качественными свойствами сенсомоторной интеграции по сравнению с другими подростками, с большей вероятностью выберут нехимическую форму аддиктивного поведения.

В то же время подростковый возраст характеризуется небольшим ресурсом сохранения высокой эффективности деятельности при нарастании трудности задачи. В нашем исследовании для всех групп подростков было обнаружено ухудшение качества и скорости выполнения задания при усложнении рефлексометрической задачи, что свидетельствует о недостаточной зрелости сенсомоторной интеграции и низких функциональных возможностях на данном возрастном этапе развития.

Было обнаружено, что факторами риска в отношении химических аддикций являются гипертимная и конформная акцентуации характера, склонность к алкоголизации, структура защитного поведения, в котором преобладают примитивные защиты, низкие уровни самооценки, выносливости, настойчивости, сенсорной чувствительности, креативности, незначимость здоровья как терминальной ценности.

Было показано, что для подростков группы риска в отношении сексуальной аддикции в большей мере характерен истероидный тип акцентуаций характера, высокие уровни эмоциональной реактивности, динамичности, агрессивности, враждебности и креативности.

Мы показали, что структуры психологических защит у подростков-группы риска в отношении аддиктивного поведения таковы, что они способствуют удержанию этого типа поведения.

В тоже время наше исследование ставит и новые вопросы. Насколько полученные нам результаты соответствуют другим видам химических и нехимических зависимостей? Что является первичным а что вторичным: недостаточная зрелость сенсомоторной интеграции ведет к выбору аддиктивного пути, либо аддиктивное поведение ведет к замедлению созревания нервной системы?

Эти вопросы требуют продолжения исследований в области изучения аддиктивного поведения.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Ветерок, Екатерина Владимировна, Санкт-Петербург

1. Айдаркин Е.К. Нейрофизиологические механизмы оценки перцептивного времени и их роль в сенсомоторной интеграции / Е.К. Айдаркин, Д.Н. Щербина // Валеология. - 2006. - N 3. - С. 72-82.

2. Айзенк Г.Ю. Интеллект: новый взгляд // Вопросы психологии. —1995.— № 1.-С. 111-131.

3. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб.: Питер, 2001. - 282 с.

4. Анохин П. К. Теория функциональной системы как предпосылка к построению физиологической кибернетики // Биологические аспекты кибернетики. М.: Наука, 1962. — С. 74- 121.

5. Анцыферова Л.И. К психологии личности как развивающейся системы // Психология формирования и развития личности. М.: Изд-во МГУ, 1981.-С. 3-18.

6. Асмолов А.Г. Стратегия социокультурной модернизации образования: на пути к преодолению кризиса идентичности и построению гражданского общества // Вопросы образования. —2008. — №1. — С. 6586.

7. Батуев А.С. Высшие интегративные системы мозга. Л.: Наука, 1981. - 253 с.

8. Батуев А.С. Физиология высшей нервной деятельности и сенсорных систем: Учебник для вузов. СПб.: Питер, 2009. — 317 с.

9. Бем С. Трансформация дебатов о половом неравенстве // Феминизм и тендерные исследования / Под ред. В.И. Успенской. — Тверь: Твер. центр истории и тендерных исследований, 1999. -С. 68-82.

10. Ю.Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М.: Прогресс, 1986. -365с.11 .Божович А.А. Проблемы формирования личности. Избр. психол. труды. М.-Воронеж: Ин-т практ психологии, МОДЭК, 1995. — 248с;

11. Бойко Е. И. Время реакции человека. — М.: Медицина, 1964.

12. Большой толковый словарь русского языка / Сост. Ю.И. Фролов. — М.: Российское педагогическое агентство, 1997. — С. 176 — 231.

13. М.Бордовская Н.В., Реан А.А. Педагогика. СПб: Питер, 2000. - 304 с. -(Серия «Учебник нового века»).

14. Братусь Г.М., Сидоров П.И. Психопатология, клиника и профилактика раннего алкоголизма. -М.: МГУ, 1984. 344с.

15. Брутян Г.А. Языковая картина мира и ее роль в познании // Методологические проблемы анализа языка. — Ереван, 1976. С. 57 -65.

16. Бутовская M.J1. Гомосексуализм и эволюция. — Фрязино: Век 2, 2005. — 64 с.

17. Воротилина Г.А. Соотношение черт мужественности-женственности в структуре личности алкоголизирующихся подроствов // Психопатические расстройства у подростков: Республиканский сб. науч. тр. НИИ им. В.М.Бехтерева. Л., 1989. - Т. 116. - С. 80-85.

18. Выготский Л.С. Лекции по психологии. СПб.: Союз, 1999.

19. Выготский Л.С. Мышление и речь. М.: Лабиринт, 1999. - 351 с.

20. Гадириан A.M. В поисках нирваны. Новый взгляд с позиции науки и духовности на профилактику алкоголизма и наркомании: Пер. с англ. -СПб., 2000.- 135 с.

21. Ганнушкин П.Б. Избранные труды. М.: Медицина, 1964. - 292 с.

22. Голованова А.В. Ценности и оценки в языковом отражении: Автореф. дис. канд. филол. наук. — Пермь, 2002. — 16 с.

23. Горанская С.В. Табакокурение // Введение в наркологию. — Петрозаводск, 1999. С. 117 - 156.

24. Горанская С.В., Виноградова И.А., Иванова Л.Ю. Социологическое исследование отношения школьников, учащихся техникумов и студентов к проблеме наркомании и токсикомании // Профилактика наркомании: Материалы III научно-практ. конф. Омск, 2000. - С. 20- 22

25. Гузиков Б.М., Вдовиченко А.А., Иванов Н.Я. Выявление контингента подростков с риском злоупотребления наркотическими и другими веществами //Обозрение психиатрии и медицинской психологии. -1993.- №1. С.73-75.

26. Гульдан В.В., Романова О.Л., Корсун A.M., Шведова М.В. Эмоционально-когнитивный диссонанс в структуре представлений школьников о наркомании и токсикомании // Сб. науч. тр. Ленингр. психоневрол. НИИ. Л., 1989. - Вып.123 . - С. 68-74.

27. Дарвиш О.Б. Возрастная психология. — М.: Владос, 2003. — 264 с.

28. Демина Л.Д. Психологическое здоровье и защитные механизмы личности. Барнаул: Изд-во Алтайского гос. университета, 2005. - 130 с.

29. Дикая Л.Г. Психология саморегуляции функционального состояния субъекта в экстремальных условиях деятельности: Автореф. дис. д. психол. наук. — М., 2002. — 40 с.

30. Дмитриева Н.В., Андронов Д.А. Особенности копинг-стратегий мужчин с гомосексуальной идентичностью // Актуальные проблемы специальной психологии в образовании. — Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2008.-С. 12-19.

31. Драгунова Т.В. Проблема конфликта в подростковом возрасте // Психология подростка / Сост. Ю.И. Фролов. М.: Российское педагогическое агентство, 1997. - С. 385 - 405.

32. Дружинин В.Н. Психология общих способностей. — СПб.: Питер, 2002.

33. Дубина И.Н. Творчество как феномен социальных коммуникаций. — Новосибирск: СОРАН, 2000. 173 с.

34. Дубровина И.В. Психология. М.: Академия, 2001. - 464 с.

35. Дубровинская Н.В., Фарбер Д.А., Безруких М.М. Психофизиология ребенка. М.: Владос, 2000. - 144 с.

36. Егорова М.С. Психология индивидуальных различий. М.: Планета детей, 1997.-328 с.

37. Зубова JI.B. Психологические особенности ценностных ориентаций подростков с различной направленностью личности. — Оренбург: ООИПКРО, 2002.- 175 с.

38. Зыков О.В. Состояние и перспективы развития детско-подростковой наркологической службы // Вопросы наркологии. 1997. — № 1. - С. 27-33.

39. Иванов Н.Я., Личко А.Е. Патохарактерологический Диагностический Опросник для подростков. Методика исследования. — СПб.: изд. инст. им. Бехтерева, 1992. — 224с.

40. Иванченко С.Н., Малых С.Б. Природа изменчивости скоростных характеристик сенсомоторных реакций в различных экспериментальных условиях. // Вопросы психологии. — 1994. — № 6. — С. 80.

41. Ильин Е.П. Структура психомоторных способностей // Психомоторика. -Л., 1976.-С. 4-22.

42. Ильин Е.П. Психомоторная организация человека. — СПб., 2003.—384 с.

43. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчина и женщины. -СПб: Питер, 2002. 652с.

44. Исаев Д.Д. О механизмах формирования гомосексуальной направленности влечения. — XII съезд психиатров России. — М., 1995. — С. 201-203.

45. Каменская В.Г. Психологическая защита и мотивация в структуре конфликта. СПб: Речь, 1999. - 322с.

46. Каменская В.Г. Сенсомоторная интеграция как маркер интеллектуального развития // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Природные факторы и социальные условия успешности обучения». — СПб.: САГА, 2005. — С. 3-24.

47. Каменская В.Г. Детская психология с элементами психофизиологии: Учебное пособие. М.: ФОРУМ: ИНФРА-М, 2005. - 344с.

48. Каменская В.Г. Стресс как психобиологический фактор формирования статуса здоровья // Здоровье подрастающего поколения мегаполиса. Сборник трудов к 20-летию кафедры. СПб: Милена, 2007. - С. 11-21.

49. Каменская В.Г., Зверева С.В. Возрастные и тендерные особенности системы психологических защит (на примере подростково-юношеской выборки) // Психологический журнал. 2005. - Т.26, № 4. - С.77-88.

50. Каменская В.Г., Томанов Л.В. Психофизиология развития интеллекта: теоретическое и экспериментальное исследование. СПб. — Елец, 2007. -216с.

51. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. — М.: Едиториал УРСС, 2003. -263 с.

52. Карелин А.А. (ред) Психологические тесты: в 2-х т. М.: Гуманит. изд. Центр ВЛАДОС, 1999. - Т.1. - С.25-29.

53. Кириллов А.А. Особенности самосознания лиц с акцентуациями характера: Автореф. дис. . канд. психол. наук. — М., 1992. — 22 с.

54. Киршбаум Э., Еремеева А. Психологическая защита. Спб.: Питер, 2005.-176 с.

55. Киселев С.Ю., Лупандин В.И., Ткачук И.Е. Взаимосвязь интеллекта и показателей сенсомоторного теста у детей старшего дошкольного возраста. // Вопросы психологии. — 2000. № 4 — С. 38 — 44.

56. Клейн Л.С. Другая любовь: природа человека и гомосексуальность. — СПБ.: Фолио-Пресс, 2000. 864 с.

57. Клейн Л.С. Другая сторона светила. М.: Изд-во Фолио-пресс, 2002. -656 с.

58. Козырева Ю.К. Психофизиологические особенности адаптации к школе детей с различной степенью ювенильности // Диагностика и профилактика школьной дезадаптации. Матер. Всероссийск. конф. 2527 окт. 2006 г. СПб., 2007. - С.123-130.

59. Кольцова М.М. Двигательная активность и развитие функций мозга. — М., 1973.- 144 с.

60. Кон И.С. Психология ранней юности. — М.: Просвещение, 1989. 255 с.

61. Кон И.С. Лики и маски однополой любви: лунный свет на заре. М.: ACT, 2003.-574 с.

62. Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. 1991.-В. 1.-С. 8-15.

63. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Социодинамическая психиатрия. М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2000. — 472 с.

64. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., Загоруйко Е.Н. Идентичность. Развитие. Перенасыщенность. Бегство. — Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2007. 472 с.

65. Корразе Ж. Гомосексуализм // Психология любви и сексуальности. -М.: Искусство XXI века, 2006. С. 217-319.

66. Красильникова М.Н., Юлдашев B.JL, Николаев Ю.М. Роль социальных и биологических факторов в формировании аддиктивного и девиантного поведения девочек-подростков // Здравоохранение Башкортостана. 1998.- №5-6.- С.85-88.

67. Краткий психологический словарь / Под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. — Ростов на Дону: Феникс, 1998. — 512 с.

68. Кудинов С.И. Психофизиологические предпосылки проявления аддикций. Тольятти: ТГУ, 2007. — 152 с.

69. Кузнецова Т.Д. Возрастные особенности движений детей и подростков. М.: Медицина, 1986. - 127 с.

70. Кулаков С.А. Диагностика и психотерапия аддиктивного поведения у подростков. М.: Фолиум, 1998. - 331с.

71. Куненков С.А. Исследования самооценки и Я-концепции подростков в психологии. М.: МОСУ, 2004. - 33 с.

72. Куненков С.А. Проблема самовосприятия личности в отечественной психологии. М.: МОСУ, 2003. - 20 с.

73. Лакосина Н.Д., Милушева Г.А. О девиантном поведении подростков на ранних этапах злоупотребления токсическими веществами и алкоголем // Журнал невропатологии и психиатрии. — 1992. — № 3. С. 98-101.

74. Леонгард К. Акцентуированные личности. — Киев: Высшая школа, 1981.-389 с.

75. Леонова Л. Г., Бочкарева Н. Л. Вопросы профилактики аддиктивного поведения в подростковом возрасте. Учебно-методическое пособие под ред. Ц.П. Короленко. Новосибирск: НМИ, 1998. - 225с.

76. Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. М.: Изд-во МГУ, 1981. — 584 с.

77. Леонтьев Д. А. Психология смысла. М.: Смысл, 2003. — 223с.

78. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Л.: Медицина, 1983. 256 с.

79. Лурия А.Р. Мозг человека и психические процессы. Т. 1. — М., Изд-во Акад. пед. наук РСФСР., 1963. 479 с.

80. Лурия А.Р. Письмо и речь. — М.: Академия, 2002. 346 с.

81. Лурия А.Р. Язык и сознание. — М.: Академия, 1998. 462 с.

82. Львов М.Р. Словарь антонимов русского языка. М.: ACTJQPECC КНИГА, 2002. - 592 с.

83. Макаров В.В. Современные тенденции вовлеченности подростков в употреблении спиртных напитков // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им.В.М. Бехтерева. 1991. — № 1. - С.97-98.

84. Максимова Н.Ю. О склонности подростков к аддиктивному поведению //Психологический журнал. 1996.-Т. 17. - №3.- С. 149-152.

85. Мастерс У., Джонсон Д., Коллодии Р. Основы сексологии. М.: Мир, 1998.-692 с.

86. Мельникова И.Е. Особенности адаптации детей и подростков к различным видам деятельности. — СПб: Речь, 2005. С. 164.

87. Менделевич В.Д. Клиническая и медицинская психология: Практическое руководство. М.: МЕДпресс, 2003. - 592 с.

88. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. — СПб: Речь, 2005. —444с.

89. Менделевич В.Д., Соловьева С.Л. Неврозология и психосоматическая медицина. М.: МЕДпресс-информ., 2002. - 608 с.

90. Меныпикова JI.В. «Я»-концепция и защитные механизмы психики. -Новосибирск, 2000. — 122с.

91. Методики исследования личности / Сост. О.М. Миллер. — Красноярск: КГПУ, 1994. 76 с.

92. Мид М. Мужское и женское. Исследование полового вопроса. -М.:РПЭ, 2004.-416 с.

93. Митюхляев А.В. Клинико-социальные особенности алкоголизма у подростков женского пола: Автореф. дисс. . канд. мед. наук. -М.,1990. 24 с.

94. Молодцова Т.Д. Диагностика, предупреждение и преодоление дезадаптации подростков. — М.: МПА, 1999. 235 с.

95. Мондимор Ф.М. Гомосексуальность. — Екатеринбург: У-Фактория, 2002. 332 с.

96. Мороз О.М. Исследование некоторых условий формирования адекватной самооценки личностных качеств. Краснодар: КГУ, 1977. -233с.

97. Небылицын В.Д. Избранные психологические труды. М.: Педагогика, 1990. - 408 с.

98. Небылицын В. Д. Исследование взаимосвязи между чувствительностью и силой нервной системы // Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. — Т. 2. — М., Просвещение, 1959. С.126-136.

99. Небылицын В. Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. М.: Наука, 1976. - 336с.

100. Николаева Е.И. Психофизиологические, психологические и социальные механизмы формирования аддикции. — Елец: ЕГУ, 2008. -128 с.

101. Николаева Е.И. Психофизиология. М.: Пер СЕ. 2003. — 420с.

102. Николоси Дж. Предотвращение гомосексуальности: руководство для родителей. М.: Класс, 2008. - 310 с.

103. Никольская И. М., Грановская Р. М. Психологическая защита у детей. СПб.: Речь, -2001. 507с.

104. Общая психодиагностика / Сост. О.В. Белова. — Новосибирск: НУЦП, 1996.-51 с.

105. Ожигова JI.H. Психология тендерной идентичности личности. — Краснодар: Кубанский университет, 2006. — 290 с.

106. Олыпанникова А.Е. Соотношение некоторых особенностей эмоциональной сферы подростка с физиологическими показателями // Проблемы дифференциальной психофизиологии. Т. 9. М., 1977. - С. 128-140.

107. Поливанова К.Н. Психология возрастных кризисов. М.: Академия, 2000. - 351 с.

108. Попова Т.В. Ассоциативный эксперимент в психологии. -Екатеринбург: У-Фактория, 2006. 52 с.

109. Психодиагностика детей / Сост. А.С. Галанов. — М.: Сфера, 2002.- 123 с.

110. Психологический словарь / Под ред. В.В. Давыдова. М.: Педагогика-Пресс, 2001. — 639 с.

111. Психологический словарь / Сост. В.Н. Копорулина. Ростов на Дону: Феникс, 2003. - 637 с.

112. Райе Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. -СПб.: Питер, 2000. 840с.

113. Ратанова Т.А. Психодиагностические методы изучения личности.- М.: Флинта, 2000. 263 с.

114. Ремшмидт X. Подростковый и юношеский возраст: Проблема становления личности. — М.: Мир, 1994. — 319 с.

115. Рубинштейн С.JI. Основы общей психологии. Изд 4-е. СПб: Питер, 2000. - 720с.

116. Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий М.: Наука, 1979.- 356с.

117. Русский ассоциативный словарь: Т. 1. От стимула к реакции / Под ред. Ю.Н. Караулова. М.: Астрель, 2002. — 784 с.

118. Русский ассоциативный словарь: Т. 2. От реакции к стимулу / Под ред. Ю.Н. Караулова. — М.: Астрель, 2002. — 999 с.

119. Сальников В.А. Влияние типологических особенностей нервной системы на различные проявления быстроты // Психофизиологическое изучение учебной и спортивной деятельности. — Л., 1981. — С, 113-117.

120. Сапогова Е.Е. Психология развития человека. — М.: Аспект Пресс, 2001.-460 с.

121. Свядощ A.M. Неврозы. М.: Медицина, 1982. — 368 с.

122. Свядощ А. М;, Деревинская Е. М. К проблеме патологии влечений (гомосексуализма) // Материалы выездной сессии президиумов Всесоюзного и республиканских обществ невропатологов и психиатров Казахстана и республик Средней Азии. — Алма-Ата, 1964. С. 64.

123. Серебрякова Н.А. Условия формирования образа «Я» и представлений о сверстнике у подростков: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М., 2004. — 24 с.

124. Серебрякова Т. А. Ретроспективный взгляд на проблему ценностей и их роль в развитии современной личности // Наука и школа. 2006. - №3. - С.50-54.

125. Сеченов И.М. Рефлексы головного мозга. — М.: Изд-во АН СССР, 1961.- 100 с.

126. Сидоренко Е.В. Методы математической статистики в психологии. СПб: Речь, 2003. - 349 с.

127. Скворцова Е.С., Кутина JI.C. Современные тенденции распространенности вредных привычек среди подростков г. С.Петербурга // Вопросы наркологии. 1995. — № 3. — С. 48-53.

128. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология развития человека. — М.: Школьная пресса, 2000. 416с.

129. Словарь синонимов / Под ред. Т.Н. Гурьевой. М.: Мир книги, 2003.-399 с.

130. Словарь синонимов русского языка / Под ред. А.П. Евгеньевой. — М.: Астрель, 2001. 648 с.

131. Смагин С. Ф. Аддикция, аддиктивное поведение. — СПб.: МИПУ, 2000.

132. Смагин С. Ф. Социально-психологические аспекты критической ситуации. СПб.: АМСУ, 2002.

133. Смирнов JI.M. Анализ опыта разработки экспериментальных методов изучения ценностей // Психологический журнал. — 1996. -T.17,N1. — С. 11-32.

134. Соколов Е.Н. Восприятие и условный рефлекс. -М.: Изд-во МГУ, 1958.-344с.

135. Солдатова E.JL, Лаврова Г.Н. Психология развития и возрастная психология. Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. - 379 с.

136. Соломзес Д.А., Чебурсон В., Соколовский Г. Наркотики и общество. М.: ОСБШалек, 1998. 321с.

137. Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. — М.: Языки русской культуры, 2001. 990 с.

138. Столин В.В. Самосознание личности. — М.: Просвещение, 1983. -450 с.

139. Стреляу Я., Митина О., Завадский Б., Бабаева Ю., Менчук Т. Методика диагностики темперамента (формальнодинамических характеристик поведения): Учебно-методическое пособие. —М.: Смысл, 2007. — 104 с.

140. Ташлыков В.А. Внутренняя картина болезни при неврозах и ее значение для групповой психотерапии // Групповая психотерапия. — М.: Педагогика, 1990. С.123-143.

141. Толковый словарь русского языка: Т. 1 / Под ред. Д.Н. Ушакова. -М.: ACT, 2000.-848 с.

142. Толковый словарь русского языка: Т. 4 / Под ред. Д.Н. Ушакова. -М.: ACT, 2000.-752 с.

143. Толстых Н.Н., Кулаков С.А. Изучение мотивации подростков, имеющих пагубные привычки // Вопросы психологии. 1989. — №2. -С. 35-38.

144. Томас У., Знанецкий Ф. Методологические замечания // Психология социальных ситуаций / Сост. и общая редакция Н.В. Гришиной. СПб.: Питер, 2001. С. 29 - 34.

145. Ухтомский А.А. Физиология двигательного аппарата // Собрание соч. Т. 3. Л.Изд-во ЛГУ, 1951. - 344с.

146. Фельдштейн Д.И. Психология взросления. М.: Флинта, 2004. -670 с.

147. Флотская Н.Ю. Онтогенез половой идентичности. Архангельск: Поморский университет, 2004. - 463 с.

148. Флотская Н.Ю. Развитие половой идентичности подростков в различных условиях социализации. Архангельск: Поморский университет, 2007. — 204 с.

149. Фомин Н.А. Вавилов Ю.Н. Физиологические основы двигательной активности. — М:, ФиС, 1991. 224с.

150. Фразеологический словарь русского языка / Под ред. А.И. Молоткова. СПб.: Вариант, 1994. - 544 с.

151. Фразеологический словарь современного русского литературного языка / Под ред. А.Н. Тихонова. М.: Флинта, 2004. - 832 с.

152. Фрейд А. Психология «Я» и защитные механизмы. — М.: Педагогика-Пресс, 1993. 142 с.

153. Хлыстова Н.М. Темперамент как психофизиологическая основа индивидуальности. Новосибирск: НАВТ, 2002. — 28 с.

154. Хризман Т.П., Еремеева В.Д., Лоскутова Т.Д. Эмоции, речь и активность мозга. — М.: Педагогика, 1991. -232с.

155. Чудова И.В. Особенности образа «Я» «Жителя Интернета»// Психологический журнал. 2002. -Т. 22, № 1. - С. 113-117

156. Чуприкова Н.И. Время реакции и интеллект: почему они связаны // Вопросы психологии. 1995. - № 4. - С. 65-114.

157. Чуприкова Н.И., Ратанова Т.А. Связь показателей интеллекта и когнитивной дифференцированости у младших школьников // Вопросы психологии. 1995. - № 3. - С.104-114.

158. Чухрова М.Г., Леутин В.П. Некоторые общие нейрофизиологические механизмы алкогольного и пищевого аддиктивного поведения // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2007. - № 4. - С.15-19.

159. Шайдукова Л.К. Психологические механизмы злоупотребления алкоголем девочками-подростками // Казанский медицинский журнал. -1991.-Т. 72.- № 4. С.301-303.

160. Шапкин С. А. Компьютерная игра: новая область психологических исследований // Психологический журнал. — 1999. -Т. 20, N 1.С. 86-102.

161. Шипицына JI.M. Диагностика наркомании у подростков группы риска. // Мир детства: 2002. - № 1. - С. 29-30;

162. Эльконин Д.Б. Некоторые вопросы диагностики психического развития детей // Диагностика учебной деятельности и интеллектуального развития детей. — М.: Педагогика, 1981. —С. 126-148.

163. Ялтонский В.М., Сирота Н.А. Исследование особенностей самооценки и условий ее формирования при аддиктивном поведении и гашишной наркомании у подростков // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. — 1991. — № 2. С.79-80.

164. Янг К.С. Диагноз — интернет-зависимость // Мир Интернет. — 2000.- №2. -С. 24-29.

165. Яницкий М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. — Кемерово: Кузбасс Вуз Издат., 2000. 204с.

166. Audrian J.L. Lerman C., Gomez-Caminero A., Boyd N.R., Orleans C.T. The role of trait anxiety in nicotine dependence // Journal of Applied Biobehavioral Research. 1998. - V.3. - P. 29-42.

167. Baker T.B., Brandon Т.Н., Chassin L. Motivational influences on cigarette smoking // Annual Review of Psychology. 2004. - V.55. - P. 463-491.

168. Balch G.I. Exploring perceptions of smoking cessation among high school smokers: Input and feedback from focus groups // Preventive Medicine. 1998. - V.27, N5. - P.55-63.

169. Blanchard R., Klassen P. H Y antigen and homosexuality in men // Journal of Theoretical Biology. - 1997. - V.185. - P. 373-378.

170. Braverman M.T., Svendsen Т., Lund K.E., Aaro L.E. Tobacco use by early adolescents in Norway // European Journal of Public Health. — 2001. -V. 11,N2. -P.218-224.

171. Brunia C.H. Neural aspects of anticipatory behavior // Acta Psychol. (Amst). 1999. - V. 101. - P.213-242.

172. Burch B. On Intimate Terms // Journal of Homosexuality. — 1984. — V6.-P. 78-94.

173. Cass V. Homosexuality Identity // Journal of Homosexuality. 1984. -V.9.-P. 105-126.

174. Coleman E. Theories of gender transpositions // Journal of Sexual Research. 1989. - V.26, N4. - P. 525-538.

175. Coull J.T. Neural correlates of attention and arousal: insights from electrophysiology, functional neuroimaging and psychoparmacology. // Progress in Neurobiology. 1998. - V.55. - P.343-36.

176. DiFranza J.R., Rigotti N.A., McNeill A.D., Ockene J.K., Savageau J.A., St Cyr D., Coleman M. Initial symptoms of nicotine dependence in adolescents // Tobacco Control. 2003. - V.9. - P.313-319.

177. Doerr P. and e.a. Plasma testosterone, estradiol and semen analysis in male homosexuals // Arch. gen. psychiatr. 1973. -V.29. - P. 829-833.

178. Dorner G. Hormones and sex specific brain development // Advances of Physiological Science. 1981. - V.15.-P. 111-120.

179. Engels R.C., Knibbe R.A., Drop M.J. Predictability of smoking in adolescence: between optimism and pessimism // Addiction. — 1999. —V.94, N1. — P.115-124.

180. Evans R.B. Physical and biochemical characteristics of homosexual men // Journal of clinical consulting in psychology. 1972. — V.39. — P. 140-147.

181. Glasser W. Positive addiction. -New York, NY: Harper & Row, 1976. —124p.

182. Goodman I. Addiction: definition and implications // Brit. J. Addic. -1990.-V. 85, №H. -1408 p.

183. Kohut H. The analysis of Self. —New York: International University Press, 1971.461р.

184. Kokkinaki F., Lunt P. The relationship between involvement, attitude accessibility and attitude- behavior consistence // British Journal of Social Psychology. 1997. - V.36,N4. - P.497-509.

185. Lo L.K., Blaze-Temple D., Binns C.W., Ovenden C. Adolescent cigarette consumption: the influence of attitudes and peer drug use // International Journal of the Addictions. 1993. - V.28, N14. -P.1515-1530.

186. Marcia J. Identity in adolescence // Handbook of adolescent psychology. N.Y.: NY Academy press, 1980. -P. 159-187.

187. McCormick C.M, Witelson S.F. A cognitive profile of homosexual men compared to heterosexual men and women // Psychoneuroendocrinology. 1991 - V. 16, N6 - P. 459-473.

188. Plutchik R. A general psychoevolutionary theory of emotion // R. Plutchik, H. Kellerman Emotion: Theory, research and experience. V. 1: Theories of emotion. — N.Y: Acad. Press, 1980. — P.3-31.

189. Ouellette J.A., Wood W. Habit and intention in everyday life: The multiple processes by which past behavior predicts future behavior // Psychological Bulletin. 1998. -V.124, N1. -P.54-74.

190. Rockech M. The Nature of Human Values. —New York: Free Press, 1973.-326p.

191. Saghir M.T., Robins E. Male and Female Homosexuality: A Comprehensive Investigation. Baltimore: Williams and Wilkins, 1973. -43 5p.

192. Sandfort T. Homosexual and bisexual behavior in European countries // Sexual Behaviour and HIV/AIDS in Europe: Comparisons of National Surveys. Eds. Hubert M.C., Bajos,N., Sandfort, T.G.M. London: UCL Press, 1998.-P. 68-105.