Автореферат диссертации по теме "Проявление когнитивного бессознательного при решении вычислительных задач"

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

004608679

НАУМЕНКО Ольга Владимировна

ПРОЯВЛЕНИЕ КОГНИТИВНОГО БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО ПРИ РЕШЕНИИ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫХ ЗАДАЧ

19.00.01 - общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

23 СЕН 2010

Санкт-Петербург 2010

004608679

Диссертация выполнена на кафедре общей психологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Аллахвердов Виктор Михайлович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Гусев Алексей Николаевич

кандидат психологических наук, доцент Наследов Андрей Дмитриевич

Ведущая организация: Российский государственный педагогический

университет им. А.И. Герцена

Защита состоится « (р » 2010 г. в 1$С^часов на заседании

совета Д 212.232.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, д.б, ауд. 227.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького при Санкт-Петербургском государственном университете (199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9).

Автореферат разослан <<"2Л» еХлд^и-А^ОЮ ]

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат психологических наук, доцент

Е.С. Старченкова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Когнитивное бессознательное является одной из наиболее активно разрабатываемых проблем в современной психологической науке (Пиаже, 1996; Hassin, Uleman, Bargh, 2005; Куделькина, Агафонов, 2009; Майерс, 2009). Термином «когнитивное бессознательное» обозначается вся совокупность неосознаваемых когнитивных структур и процессов (Kihlstrom, 2008,2010).

К настоящему моменту феномены неосознанной переработки информации обнаружены практически во всех сферах изучения познавательных процессов. Однако объяснительные концепции, стоящие за экспериментами, противоречат друг другу - некоторые авторы даже предпринимают попытку создать теорию, в которой все вышеупомянутые явления будут «объединены понятием когнитивного бессознательного и отвергнуты вместе с ним» (Perruchet, Vinter, 2002). Вопрос о том, «является ли бессознательное умным или глупым?» (Loftus, Klinger; 1992), т.е. о том, каковы возможности когнитивного бессознательного в плане сложности выполняемых им когнитивных операций и объема обрабатываемой информации, до сих пор остается дискуссионным (Kinoshita, Forster, Mozer, 2008).

Актуальным направлением исследований по проблеме «мощности» когнитивного бессознательного является изучение феноменальной одаренности савантов - людей с отклонениями в психическом развитии, которые, несмотря на свой низкий интеллект, демонстрируют выдающиеся мнемические, художественные, музыкальные и др. способности (Treffen, 2009). Особо выделяется способность к феноменальному счету, позволяющая савантам моментально производить вычисления любой сложности (Сакс, 2010). Высказывается предположение о том, что феноменальные способности (в т.ч. вычислительная), обнаруживаемые в явном виде у савантов, в действительности присущи всем людям, хотя в норме мы не имеем к ним прямого доступа. Возникает необходимость создания экспериментальных процедур, позволяющих проверить эту гипотезу (Snyder, Mitchell, 1999, 2009).

Цель исследования: обнаружить возможность имплицитного (неосознанного) выполнения вычислительных операций разной степени сложности.

Объект исследования: выбор правильного ответа арифметических задач в ситуациях, когда осознанное вычисление может быть произведено лишь частично и когда оно вообще не может быть произведено за отведенное время.

Предмет исследования: проявление имплицитных вычислений в процессе выбора ответа арифметических задач разной степени сложности.

Задачи:

1. Анализ исследований и методических приемов, демонстрирующих проявления когнитивного бессознательного при решении разного рода когнитивных задач.

2. Разработка экспериментальных процедур, с помощью которых можно обнаружить неосознанное выполнение вычислительных операций разной степени сложности у людей, не проявляющих эксплицитных феноменальных счетных способностей.

3. Экспериментальное обнаружение и описание эффектов, указывающих на неосознаваемое различение правильных и неправильных ответов вычислительных задач разной степени сложности.

В качестве теоретико-методологических оснований диссертационного исследования выступали концепция когнитивного бессознательного (Kihlstrom, 2008, 2010; Cleeremans, 2001); концепция эмоционального предвосхищения решения мыслительных задач O.K. Тихомирова (1969, 2002); теория сознания, разрабатываемая в работах В.М. Аллахвердова и его последователей (Аллахвердов, 1993, 2000, 2003; Морошкина, Гершкович, 2008). В основе настоящей работы лежат методологические принципы научного исследования, сформулированные в философии науки (Мамчур, 1975; Овчинников, 1997; Поппер, 2004), прежде всего, принцип независимой проверяемости.

Гипотезы:

1) Предполагается, что в ситуации, когда у испытуемого нет возможности произвести необходимые вычисления за отведенное время, он все же способен неосознанно отличать правильные ответы от неправильных среди предложенных ему вариантов решения вычислительных задач.

2) Неосознаваемая оценка правильности решения вычислительных задач может выражаться в различном проявлении последействия правильных и ошибочных ответов.

3) Предполагается, что различие в эффектах последействия для правильных и неправильных ответов является результатом имплицитных вычислений, а не сознательных подсчетов или запоминания.

4) Уровень сложности задач может влиять на проявление эффектов, свидетельствующих о неосознаваемых вычислениях.

5) Предполагается, что независимым способом выявления имплицитных вычислений могут являться различия во времени реакции при выборе правильных и ошибочных ответов.

6) Введение дополнительной задачи будет способствовать проявлению эффектов, свидетельствующих о неосознаваемых вычислениях.

7) Предъявление неосознаваемой подсказки может влиять на частоту и скорость выбора правильных ответов вычислительных задач при условии, что эксплицитные вычисления испытуемым не производятся.

Методы исследования

Были разработаны экспериментальные процедуры, направленные на выявление эффектов последействия. В ряде экспериментов варьировались степень сложности предъявляемых задач и временной интервал между их первым и повторным предъявлениями. В качестве основных фиксируемых показателей использовались частота и время реакции повторного выбора правильных и ошибочных ответов. Также были проведены эксперименты, основанные на парадигме прайминга.

Достоверность и надежность результатов исследования обеспечиваются независимой проверкой выводов в различных экспериментальных условиях. В специально организованной серии экспериментов получено опровержение альтернативных интерпретаций. Планирование эмпирического исследования проводилось в соответствии с требованиями к организации эксперимента.

Достоверность и надежность полученных результатов также обеспечивается применением методов статистического анализа данных. Использующиеся при обработке результатов методы математической статистики отвечают специфике полученных данных. Использовались многофакторный дисперсионный анализ, одновыборочный Г-критерий Стьюдента, Г-критерий Вилкоксона, критерий нормальности Колмогорова-Смирнова.

Положения, выносимые на защиту:

1. Если при решении вычислительных задач человек не способен осознанно провести необходимые вычисления, он все равно неосознанно отличает в предложенных вариантах правильный ответ от неправильного (проявление когнитивного бессознательного).

2. Неосознаваемая оценка правильности решения проявляется в эффекте повторения выбора правильных ответов, даже если человек реально вычислений не производит, но предполагает, что за отведенное время вычисление ответа на эксплицитном уровне хотя бы приблизительно возможно.

3. В задачах, где испытуемый заведомо не предполагает эксплицитного вычисления ответа за отведенное время, имплицитные вычисления все равно производятся, что выражается в изменении времени реакции ответов при введении дополнительной эксплицитной задачи или прайминга.

4. Разработанный дизайн исследования, с помощью которого выявляется эффект повторения правильных ответов, позволяет изучать эффекты последействия при решении не только вычислительных, но и иных когнитивных задач (сенсорных, перцептивных и др.).

Научная новизна

1) В целях исследования разработана авторская экспериментальная процедура, позволяющая изучать процессы неосознаваемой оценки правильности решения вычислительных задач.

2) С помощью оригинального методического приема экспериментально обнаружен эффект, свидетельствующий о существовании неосознаваемых вычислений: совершая выбор ответа сложной арифметической задачи и не имея возможности произвести необходимые вычисления за отведенное время, испытуемый при последующем предъявлении этой же задачи имеет тенденцию повторить сделанный ранее правильный выбор.

3) Проведено исследование границ эффекта. Выявлены факторы, влияющие на степень его выраженности: временной интервал между сериями, степень сложности задач. Показано, что разработанный дизайн исследования позволяет изучать эффекты последействия на материале широкого спектра когнитивных задач.

4) В целях независимой проверки гипотезы о неосознаваемых вычислениях проведено исследование на основе модифицированной парадигмы прайминга.

Теоретическая значимость диссертационного исследования

Рассматривается вопрос о сложности и объеме производимой когнитивным бессознательным переработки информации. Результаты, которые были получены в диссертационной работе, подтверждают предположения, сформулированные в концепции В.М. Аллахвердова (2000).

Настоящее исследование дает основания утверждать, что человек способен на неосознаваемом уровне решать вычислительные задачи разной степени сложности. Обнаружен эффект повторения правильных выборов, а также различия во времени реакции при выборе правильных или ошибочных ответов вычислительных задач в ситуации, когда эксплицитные вычисления испытуемым фактически не производятся. Таким образом, в диссертационной работе теоретически обосновано и эмпирически показано, что человек способен

производить имплицитные вычисления, подобные тем, которые проявляются у людей, обладающих феноменальной счетной способностью.

Практическая значимость диссертационного исследования

Полученные в диссертационном исследовании результаты предлагают основу для разработки методов обучения, благодаря которым станет возможным использование потенциала бессознательной сферы человека посредством развития его собственной сознательной активности, а не посредством манипулятивных техник.

Основные выводы, полученные в работе, могут использоваться при чтении курсов общей и когнитивной психологии, а также при проведении практических занятий со студентами. Результаты исследования внедрены в учебный курс «Экспериментальная психология сознания» на факультете психологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Апробация результатов исследования

По теме диссертации были сделаны доклады и опубликованы материалы на Международной межвузовской научно-практической конференции «Психология XXI века» (Санкт-Петербург, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, 2010); Научно-практической конференции «Психея-форум 2006» (Самара, 2006); Международной научной конференции «Psychology in the New Europe: Methodology and Funding» (Краков, 2005); II международной конференции по когнитивной науке (Санкт-Петербург, 2006); I Всероссийской конференции «Психология сознания: современное состояние и перспективы» (Самара, 2007); IV всероссийской съезде РПО (Ростов-на-Дону, 2007); III международной конференции по когнитивной науке (Москва, 2008); Всероссийской межвузовской конференции «Психология - наука будущего» (Москва, 2008); IV международной научно-практической конференции «Психология XXI века» ЛГУ им. A.C. Пушкина (Санкт-Петербург, 2008); III Всероссийской научно-практической конференции «Психология когнитивных процессов» (Смоленск, 2009); Международной научной конференции «Ананьевские чтения-2009: Современная психология: методология, парадигмы, теория» (Санкт-Петербург, 2009); Отчетной

конференции о результатах научных исследований факультета психологии СПбГУ (Санкт-Петербург, 2008, 2009, 2010).

Содержание работы отражено в 19 публикациях, в т. ч. в статье в издании, рецензируемом ВАК. Диссертационное исследование поддержано грантом Комитета по науке и высшей школе «Субсидии для молодых ученых и кандидатов наук СПб» № 1.8/28-04/009.

Работа обсуждалась на заседании кафедры общей психологии факультета психологии СПбГУ (май 2010).

Структура и объем работы

Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка литературы и приложений общим объемом 167 страниц. Основное содержание диссертации изложено на 151 странице. Текст содержит 47 таблиц. Список литературы составляет 144 наименования, из них 88 на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, формулируются цель, задачи и гипотезы исследования, определяются объект и предмет исследования, описываются используемые в работе методы сбора и обработки данных, обосновывается достоверность полученных результатов, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, представляются положения, выносимые на защиту.

В 1-й главе «Когнитивное бессознательное как фундаментальная проблема психологии познания» проводится анализ основных психологических концепций и исследований, посвященных проблеме изучения неосознаваемой сферы психики.

Идея о том, что неосознаваемое знание должно существовать для того, чтобы познание вообще было возможно, появилась еще у Платона. Начиная с первых исследований в области научной психологии (Г. Гельмгольц, В. Вундт, У. Джеймс), психиатрии (O.A. Льебо, И. Бернгейм, Ж.-М. Шарко, П. Жане), а ранее - в философии (Аврелий Августин, Р. Декарт, Г. Лейбниц, И. Гербарт), развивалось представление о том, что в психике человека сосуществуют и параллельно функционируют две познавательные системы - сознательная и бессознательная. Результат работы (содержание) сознательной системы обладает качеством осознанности, в то время как результат работы бессознательной системы субъективно не переживается, но оказывает влияние на мысли, чувства, действия человека.

С приходом когнитивизма в психологическую науку бессознательное также стало «когнитивным» (Миллер, Галантер, Прибрам, 1965; Kihlstrom, 1989). Имплицитное научение и имплицитная память, автоматичность, подпороговое восприятие, прайминг-эффекты, экспертное знание, этапы творческого процесса -все эти феномены свидетельствовали о широких возможностях бессознательного. Методические приемы, с помощью которых эти эффекты были обнаружены, стали классическими образцами исследования бессознательных процессов в русле когнитивного направления. Однако когнитивисты противоречили сами себе,

утверждая, что бессознательные процессы нужны, чтобы облегчить нагрузку на ограниченные возможности сознательной обработки, и одновременно предполагая, что бессознательное способно к решению лишь простейших задач. Поэтому, несмотря на огромное количество накопленных эмпирических данных, они в течение долгого времени не могли дать однозначный ответ на вопрос о природе и возможностях когнитивного бессознательного (Bruner; Jacoby, Lindsay, Toth; Kihlstrom, Barnhardt, Tataryn; 1992). Этот вопрос остается дискуссионным и сегодня (Kinoshita, Forster, Mozer, 2008).

К началу XXI века когнитивное бессознательное превращается в аномалию психологической науки. Неосознаваемое восприятие, память, мышление, научение, которые проявляются, в том числе, и в сфере социального взаимодействия, принятия решений, волевых процессов и моральных суждений, требуют своего объяснения в рамках теоретической психологии познания (Kihlstrom et. al., 2000; Lieberman, 2000; Bargh, Williams, 2006; Hassin, Uleman, Bargh, 2005; Kheriaty, 2007; Kihlstrom, 2008, 2010). Исследователи приходят к выводу о существовании двух параллельно функционирующих познавательных систем, одна из которых «освещена» (сознательная), а другая - «идет в темноте» (бессознательная). Предполагается, что эти системы обладают разными «мощностями», решают разные задачи и делают это разными способами, но неразрывно связаны друг с другом. Главный вопрос, остающийся открытым, - это вопрос о механизме взаимодействия этих двух систем и их роли в процессе познания.

Новейшие исследования в области изучения нарушений сознательных функций основаны на представлении о когнитивном бессознательном как о мощном вычислительном автомате (Snyder, Mitchell, 1999; Snyder et.al., 2003). Подтверждением такого взгляда является так называемый синдром саванта -проявление у людей с серьезными отклонениями в психическом развитии выдающихся способностей в одной или нескольких областях (Spitz, 1993; Welling, 1994; Frith, Happe, 1994; Сакс, 2010). Особое внимание исследователей привлекает вычислительная способность савантов. Выдвигается предположение о том, что

она присуща всем людям без исключения, но в норме заблокирована (Snyder, Bossomaier, Mitchell, 2004; Snyder et.al., 2006). Возникает задача теоретического обоснования и эмпирической проверки этой гипотезы.

Эвристичный подход к проблеме когнитивного бессознательного представлен в концепции В.М. Аллахвердова, в которой вводится идеализированное допущение о неограниченных способностях мозга по переработке информации (Аллахвердов, 1993, 2000, 2009). Согласно этой теории, существование когнитивного бессознательного неограниченной мощности является необходимым для того, чтобы успешное познание реальности вообще было осуществимо. Когнитивное бессознательное представляется как набор познавательных систем (блоков), которые перерабатывают информацию о мире и получают быстрые и точные результаты. Сознание же занимается тем, что пытается угадывать или даже «имитировать» результат бессознательного познавательного процесса.

В рамках развиваемой концепции утверждается, что сознание стремится сохранять свои представления о мире и о самом себе. Оно заранее устанавливает критерии эффективности своих действий и впоследствии их придерживается. Эмпирически наблюдаемым результатом этого являются эффекты последействия. Когнитивное бессознательное может быстро и точно выявлять все закономерности в предъявляемом материале и, тем самым, находить правильное решение предложенной задачи. Сознание же, в свою очередь, направлено на выполнение сразу нескольких задач: нахождение правильного ответа; следование однажды принятым решениям в отношении всех своих действий и подтверждение всех гипотез.

Нами выдвигается предположение о том, что в случае, когда ответ, выбранный сознанием, совпадет с правильным ответом, найденным когнитивным бессознательным, последействие будет выражено сильнее: этот ответ будет чаще выбираться повторно. Такой эффект повторения правильных ответов может представлять собой следствие работы механизма, который осуществляет оценку

правильности результатов познания: совпадение результатов, полученных независимыми способами, повышает вероятность адекватности познания.

Во 2-й главе «Методы экспериментального исследования проявлений когнитивного бессознательного при решении вычислительных задач» приводится обоснование и описание дизайна экспериментального исследования. В целях проверки исследовательских гипотез была разработана оригинальная экспериментальная методика выявления эффектов последействия правильных и ошибочных ответов: предполагалось, что устойчивые склонности в выборе правильных и неправильных ответов могут свидетельствовать об их неосознаваемом различении в ситуации, когда эксплицитные вычисления испытуемым не производятся.

Каждый эксперимент включал в себя две серии. В 1-й серии испытуемым предъявлялся ряд однотипных задач, каждая из которых сопровождалась двумя вариантами ответа: один из них был правильным, другой - нет. Во 2-й серии участникам предлагались те же самые задачи, но последовательность предъявления была изменена, в варианты ответов каждой задачи добавлялся ещё один неправильный ответ.

Согласно инструкции при выполнении обеих серий от испытуемых требовалось как можно быстрее угадать, какой из вариантов ответов к задаче является правильным, не задумываясь над решением самой задачи. Участники не получали обратную связь о правильности выбранных ими ответов. Время решения задач было ограничено (до 5 секунд на выбор ответа одного примера).

Фиксировалась частота повторения или смены ответа во 2-й серии по отношению к 1-й в зависимости от его правильности. Также измерялось время реакции испытуемого при совершении правильного или ошибочного ответа.

Исследовалось влияние нескольких независимых переменных. Во-первых, варьировалась сложность предъявляемых задач. В первом случае («уровень простых задач») нужно было выбрать из предложенных вариантов ответа тот, который являлся корнем третьей степени данного пяти-, шести- или семизначного числа - в некоторых примерах было возможно вычисление по последним цифрам

ответа, что позволяло сознательно определять правильность предложенных вариантов.

Во втором случае («уровень средних по сложности задач») нужно было угадать первую цифру после запятой в остатке, получающемся при делении семизначного числа на пятизначное. Здесь возможность вычисления сохранялась, но реально оно не могло быть произведено за отведенное время.

В третьем случае («уровень сложных задач») задача состояла в том, чтобы выбрать из предложенных вариантов ответа тот, который являлся произведением двух трехзначных чисел. В этих условиях у испытуемых не было практически никакой возможности осуществлять выбор ответа в результате сознательного вычисления (перемножения последних цифр) за отведенное время: примеры были составлены таким образом, чтобы неправильные варианты были больше или меньше правильного на 360. В одном из экспериментов с условием «сложных задач» испытуемым предлагалась дополнительная эксплицитная задача -различение интенсивности цвета ответов. У испытуемых формировалась установка на то, что правильный ответ «ярче» всех остальных элементов, хотя на самом деле все ответы были одинакового цвета.

В качестве еще одной независимой переменной выступала величина временного интервала между сериями. В разных экспериментах интервал между первым и вторым предъявлениями стимульного материала варьировался от нескольких часов до одной недели. Кроме того, при анализе данных учитывалась эффективность решения задач в 1-й серии.

Для исследования границ эффекта был дополнительно проведен эксперимент на материале перцептивных (лабиринтных) задач.

В целях независимой проверки гипотезы о неосознаваемых вычислениях были проведены эксперименты на основе модифицированной парадигмы прайминга - классического способа изучения проявлений когнитивного бессознательного. Термином «прайминг-эффект» обозначают изменение скорости или точности решения задачи, наблюдаемое после предъявления информации, связанной с содержанием основной задачи. В данной работе предъявлялись

неосознаваемые подсказки, связанные с целевыми стимулами только по параметру правильности (т.е. семантически, а не перцептивно); фиксировались частота и время реакции совершения правильных и ошибочных выборов. В качестве праймов предъявлялись либо правильные и ошибочные ответы примеров, которые соответствовали вариантам ответа, предлагавшимся для выбора («прямой» прайминг), либо верные или неверные арифметические равенства, прямо не связанные с предъявлявшимися примерами («косвенный» прайминг).

Всего в 7 экспериментах в качестве испытуемых приняли участие 787 добровольцев (240 мужчин и 547 женщин; студенты или лица с высшим образованием в возрасте от 18 до 35 лет).

В третьей главе «Эффекты последействия и прайминг-эффект: результаты экспериментального исследования» описывается процедура обработки полученных данных, а также проводится анализ и интерпретация результатов экспериментального исследования.

В серии экспериментов на материале вычислительных задач разной степени сложности был обнаружен эффект повторения правильных ответов (см. табл. 1): если испытуемый выбирал ответ сложной арифметической задачи и не имел возможности произвести необходимые вычисления за отведенное время, то при последующем предъявлении этой же задачи он имел тенденцию повторить сделанный ранее правильный выбор. При этом тенденции последействия для ошибочных ответов обнаружены не были. Этот результат свидетельствовал о том, что испытуемый способен производить имплицитные вычисления и неосознанно отличать правильные ответы от ошибочных. Аналогичный результат был получен на материале лабиринтных задач. Было также показано, что сходные эффекты могут наблюдаться и при предъявлении шахматных задач на время, недостаточное для осознанного определения позиций (Науменко, Устинова, 2009). Выявлено усиление эффекта повторения правильных ответов при выполнении испытуемыми задания в условиях диадного взаимодействия (Науменко, 2009).

Максимальную выраженность эффект приобретал тогда, когда вычисления были возможны (и, по-видимому, производились, судя по высокой эффективности). Эффект пропадал в ситуации, когда возможность сознательного вычисления была минимальна. Тем не менее, при условии, когда вычисления, в принципе, могли быть осуществлены, но испытуемый не успевал проделать их за отведенное время, и его эффективность не отличалась от результата случайного выбора («уровень средних по сложности задач»), эффект все равно наблюдался.

Таблица 1

Частота повторения и смены во 2-й серии правильного ответа, выбранного в 1-й серии (в зависимости от типа задач)1

Тип задач Средний процент прав, выборов в 1-й серии Средний процент (от всех правильных выборов в 1-й серии)

повторных правильных выборов выборов предшествующего неправильного ответа выборов нового ответа

«Уровень простых задач» 55** 44**** 25**** 31

«Уровень средних по сложности задач» 52 36** 29** 35**

«Уровень сложных задач» 50 34 32 34

Данный результат представлял собой не эффект памяти, а следствие

имплицитных вычислений. Тенденция повторения была обнаружена только для правильных ответов - испытуемые не были склонны повторять свои ошибки. При отсутствии интервала между первым и вторым предъявлениями задачи эффект практически исчезал, а при увеличении интервала увеличивался (см. табл. 2).

Таблица 2

Частота повторения и смены во 2-й серии правильного ответа, выбранного в 1-й серии (в зависимости от типа задач и наличия интервала между сепиями)

Тип задач Интервал Средний процент (от всех правильных выборов в 1-й серии)

повторных правильных выборов выборов предшеств. неправ, отв. выборов нового ответа

«Уровень простых задач» есть 47**** 23**** 30*

нет 36 30* 34

«Уровень средних по сложности задач» есть 37** 28*** 35*

нет 33 31 35

«Уровень сложных задач» есть 32 35 32

нет 35 30 35

Альтернативная интерпретация полученных результатов заключалась в том,

что испытуемые могли эксплицитно вычислять правильный ответ и затем повторять его или снова его вычислять. При анализе первоначальной

1 Здесь и далее: * - р<0,1; ** - р<0,05; *** - р<0.01; **** - р<0,001 по (-критерию Стьюдевта для одной выборки.

эффективности испытуемые были условно разделены на «успешных» (те, кто в 1-й серии давал более 50% правильных ответов) и «неуспешных» (менее 50%). Эффект повторения правильных ответов сохранялся и у «неуспешных» испытуемых, которые не производили эксплицитных вычислений (см. табл. 3).

Таблица 3

Частота повторения и смены во 2-й серии правильного ответа, выбранного в 1-й серии (в зависимости от типа задач и эффективности испытуемого в 1-й серии')

Тип задач Доля прав. отв. в 1-й серии Средний процент (от всех правильных выборов в 1-й серии)

повторных правильных выборов выборов предшеств. неправильного ответа выборов нового ответа

«Уровень простых задач» >50% 48*** 22*** 30

<50%" 39** 31 30

«Уровень средних по сложности задач» >50% 36** 28** 36

<50%3 37* 28** 35

«Уровень сложных задач» >50% 36 30 34

<50% 32 36 33

Эффект проявлялся только тогда, когда было возможно применение несложных алгоритмов вычисления правильного ответа (хотя испытуемые могли ими и не пользоваться). С одной стороны, речь может идти не о проявлении феноменальной счетной способности, а о неосознаваемом применении вычислительных алгоритмов. С другой стороны, исчезновение эффектов на «уровне сложных задач» могло быть обусловлено тем, что испытуемые вовсе не воспринимали задачу как потенциально решаемую. В пользу второй интерпретации говорят многочисленные экспериментальные свидетельства влияния сознательной установки и отношения к задаче (см. Тихомиров, 2007), а также результаты измерения времени реакции.

Фиксация времени реакции показала, что даже при предъявлении испытуемым сложных задач, в которых вычисления было невозможно осуществить за отведенное время, и которые, по-видимому, оценивались испытуемыми как «нерешаемые», неосознаваемое различение правильных и ошибочных ответов все же происходило.

Введение дополнительного задания - «иллюзорного» различения интенсивности цвета стимулов - повлияло на время реакции ответов при

2 При наличии интервала между сериями.

3 То же.

предъявлении испытуемым задач, исключавших возможность применения простых вычислительных алгоритмов: самыми быстрыми ответами (1665 мс) были повторяющиеся ошибки, самыми медленными (1911 мс) - исправление ошибки (р<0,05 по критерию Т-Вилкоксона). Этот результат может быть проинтерпретирован в рамках представлений о механизмах последействия (см. Аллахвердов, 2009).

В эксперименте с «косвенным» праймингом по параметру правильности было обнаружено: предъявление верного арифметического равенства в качестве прайма уменьшало время правильного опознания следующего за ним другого верного арифметического равенства; при этом время ошибочного ответа, наоборот, увеличивалось (One Way ANOVA, р<0,05).

Выдвинутая гипотеза о том, что время выбора правильного ответа меньше, чем время совершения ошибки, в целом не была доказана: при рассмотрении всего массива данных была выявлена лишь слабая тенденция (р<0,1 по критерию U-Манна-Уитни). Тем не менее, в эксперименте с «прямым» праймингом было обнаружено неспецифическое влияние неосознаваемого правильного прайма: правильный ответ, предъявленный в качестве прайма, ускорял все реакции независимо от их правильности (One Way ANOVA, р<0,05). Следовательно, испытуемый неосознанно отличал правильный прайм от неправильного.

В заключении подводятся основные итоги работы, указываются возможные перспективы дальнейших исследований по теме и формулируются следующие выводы:

1) Совершая выбор ответа сложной арифметической задачи и не имея возможности произвести необходимые вычисления за отведенное время, испытуемый при последующем предъявлении этой же задачи имеет тенденцию повторить сделанный ранее правильный выбор (эффект повторения правильных ответов). Эта тенденция является результатом имплицитных вычислений, а не запоминания, поскольку тенденции к повторному выбору ошибочных ответов не наблюдается.

2) Тенденция повторно выбирать правильные ответы является следствием имплицитных, а не эксплицитных вычислений (осознанного решения задачи), поскольку она наблюдается и в тех случаях, когда эффективность действий испытуемого не превышает эффективность случайного угадывания.

3) Тенденция повторно выбирать правильные ответы обнаруживается при значительном увеличении временного интервала между первым и вторым предъявлениями задачи и практически исчезает при отсутствии перерыва между сериями.

4) Эффект повторения правильных ответов проявляется в тех задачах, где вычисления, в принципе, возможны, однако реально за отведенное время не могут быть произведены. Можно предположить, что исчезновение эффектов последействия в задачах, исключающих возможность применения простых алгоритмов, обусловлено тем, что испытуемые не воспринимают такие задачи как потенциально решаемые.

5) Введение дополнительного задания в ситуацию, в которой исключена возможность применения простых вычислительных алгоритмов, приводит к появлению тенденций во времени реакции, свидетельствующих о проявлении эффектов последействия.

6) Есть основания считать, что в задачах, исключающих возможность применения простых алгоритмов, неосознаваемые вычисления все же производятся. Неосознаваемое предъявление правильного прайма (при условии «прямого» прайминга) ускоряет время всех реакций испытуемого независимо от их правильности. Влияние неосознаваемого неправильного прайма не обнаружено.

7) Обнаруживается прайминг-эффект по параметру правильности при условии «косвенного» прайминга: предъявление верного арифметического равенства в качестве прайма уменьшает время правильного опознания следующего за ним другого верного арифметического равенства, при этом время ошибочного ответа, соответственно, увеличивается.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах,

рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1) Науменко О.В. (в соавт. с В.М. Аллахвердовым и Е.Ю. Воскресенской) Сознание и когнитивное бессознательное // Вестник Санкт-Петербургского университета, Сер. 12,2008. Вып. 2. с. 10-19. - 0,4 пл.

Публикации в других изданиях:

2) Науменко О.В. Неосознанное проявление феноменальных счётных способностей // Психология XXI века: материалы международной межвузовской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов. Под ред. В.Б. Чеснокова. СПб., 2005. с. 47-49.

3) Науменко О.В., Воскресенская Е.Ю., Оконешникова Н.П. Возникновение эффекта генерации при предъявлении слов с опечатками // Психология XXI века: материалы международной межвузовской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов. Под ред. В.Б. Чеснокова. СПб., 2005. с. 49-50. - 0,07 пл.

4) Naumenko O.V. The After-effect of the Unconscious Arithmetical Calculations // Psychology in the New Europe: Methodology and Funding. British and East European Psychology Group, Krakow, Poland, September 11-14,2005. p. 16.

5) Науменко О.В. Неосознанный процесс решения арифметических и логических задач // Экспериментальная психология познания: когнитивная логика сознательного и бессознательного / В.М. Аллахвердов и др. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. с.48-67.

6) Науменко О.В. Эффекты последействия в решении сложных когнитивных задач // Вторая международная конференция по когнитивной науке: Тезисы докладов: В 2 т. Санкт-Петербург, 9-13 июня 2006 г. - СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2006. Т 2: - с. 637-638.

7) Науменко О.В. Неосознаваемая оценка правильности решения вычислительных задач // Психология XXI века: материалы Международной межвузовской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов «Психология XXI века» 19-21 апреля 2007 года,

Санкт-Петербург / Под науч. ред. В.Б. Чеснокова - СПб: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007. с. 65-67.

8) Белокобыльская М.С., Науменко О.В. Неосознаваемая оценка правильности решения когнитивных задач // Психология сознания: современное состояние и перспективы: Материалы I Всероссийской конференции: 29 июня - 1 июля 2007. - Самара: Изд-во "Научно-технический центр", 2007. - с. 285-287. - 0,2 п.л.

9) Науменко О.В. Влияние неосознаваемой оценки правильности ответа на принятие решения об осознании // Материалы IV всероссийского съезда РПО 18-21 сентября 2007 г., т. 2., с. 355.

10) Науменко О.В. Неосознаваемая оценка правильности решения арифметических и логических задач // Сборник статей по материалам лучших дипломных работ выпускников факультета психологии СПбГУ 2007 года / Под научной редакцией Л.А. Цветковой, Ю.И. Филимоненко. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. с. 88-93.

11) Науменко О.В. Неосознаваемая оценка правильности решения арифметических задач в условиях социального взаимодействия // Третья международная конференция по когнитивной науке: Тезисы докладов: В 2 т. Москва, 20-25 июня 2008 г. - М.: Художественно-издательский центр, 2008. Т. 2. с. 379-381.

12) Науменко О.В. Повторение правильного выбора в ситуации угадывания И Психология XXI века: Материалы международной научно-практической конференции молодых ученых «Психология XXI века» 24-26 апреля 2008 года, Санкт-Петербург / Под науч. ред. Н.В. Гришиной - СПб: Издательство С.-Петербургского университета, 2008. с. 58-60.

13) Науменко О.В., Устинова В.А. Повторный выбор ответа как неосознаваемый показатель его правильности // Психология - наука будущего: Материалы II международной конференции молодых ученых, 30-31 октября 2008 года, Москва / Под ред. А Л.Журавлева, Е.А.Сергиенко, А.С.Обухова. - М.: Изд-во "Институт психологии РАН", 2008. с. 292-295. - 0,18 пл.

14) Науменко O.B. Неосознаваемая реакция на правильность ответа в ситуации угадывания // Сборник материалов IV международной научно-практической конференции молодых ученых «Психология XXI века». - СПб.: Издательство ЛГУ им. A.C. Пушкина, 2008. с. 78-84.

15) Науменко О.В, Устинова В.А. Повтор ответа как неосознанная реакция на правильность // Психология XXI века: Материалы международной научно-практической конференции молодых ученых «Психология XXI века» 23-25 апреля 2009 года, Санкт-Петербург / Под науч. ред. Н.В. Гришиной - СПб: Издат-во С.-Петерб. ун-та, 2009. с. 327-328. - 0,09 п.л.

16) Науменко О.В. Эффекты последействия при решении арифметических задач в диаде // Психология когнитивных процессов / под ред. Егорова А.Г., Селиванова В.В. (сборник статей). - Смоленск: Универсум. 2009. с. 81-88.

17) Науменко О.В. Последействие ошибочных ответов в ситуации изменения условий задачи // Ананьевские чтения-2009: Современная психология: методология, парадигмы, теория // Материалы научной конференции «Ананьевские чтения - 2009», Выпуск 2. Методологический анализ теорий, исследований и практики в различных областях психологии / Под ред. JI.A. Цветковой, В.М. Аллахвердова. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2009. с. 373-375.

18) Науменко О.В. Числовой семантический прайминг-эффект в ситуации угадывания правильного ответа // Психология XXI века: Материалы Международной научно-практической конференции молодых ученых «Психология XXI века» 22 - 24 апреля 2010 года. Санкт-Петербург / Под науч. ред. О. Ю. Щелковой - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2010. с. 62-64.

19) Науменко О.В. Влияние подсказки и стратегии выбора на время реакции в задаче угадывания ответов сложных арифметических задач // Материалы Международного молодежного научного форума «JIOMOHOCOB-2010» / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев, А.И. Андреев, A.B. Андриянов. [Электронный ресурс] — М.: МАКС Пресс, 2010. — 1 электрон, опт. диск (CD-ROM).

Подписано в печать 11.06.2010 г. Формат 60x84 1/16. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,3- Тираж 100 экз. Заказ № 1662.

Отпечатано в ООО «Издательство "ЛЕМА"» 199004, Россия, Санкт-Петербург, В.О., Средний пр., д.24 тел.: 323-30-50, тел./факс: 323-67-74 e-mail: izd_lema@mail.ni http://www.lemaprint.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Науменко, Ольга Владимировна, 2010 год

Введение.

Глава 1. Когнитивное бессознательное как фундаментальная проблема психологии познания.

1.1. Изучение бессознательных когнитивных процессов в истории психологии

1.1.1. Проблема осознаваемых и неосознаваемых когнитивных процессов

1.1.2. Компьютерная метафора как предпосылка формирования проблемы когнитивного бессознательного.

1.2. Динамика представлений о когнитивном бессознательном: теории и эксперименты.

1.2.1. Когнитивное бессознательное: феномены и противоречия.

1.2.2. «Новое» когнитивное бессознательное.

1.3. «Иной» подход к исследованию когнитивного бессознательного: феноменальные способности савантов.

1.3.1. Феноменальные способности савантов: попытки теоретического объяснения.

1.3.2. Альтернативный подход к пониманию феноменальных способностей: проявление когнитивного бессознательного.

1.4. Неосознаваемая вычислительная способность как проявление когнитивного бессознательного.

1.4.1. Влияние установки на проявление неосознаваемой вычислительной способности.

1.4.2. Феномены когнитивного бессознательного как результат работы идеального познавательного механизма.

Выводы по главе 1:.

Глава 2. Методы экспериментального исследования проявлений когнитивного бессознательного при решении вычислительных задач.

2.1. Обоснование дизайна экспериментального исследования.

2.2. Методика изучения эффектов последействия при решении вычислительных и перцептивных задач.

Эксперимент 1 («уровень простых задач»).

Эксперимент 2 («уровень средних по сложности задач»).

Эксперимент 3 («уровень сложных задач»).

Эксперимент 4 («уровень сложных задач, дополнительная задача»).

Эксперимент 5 (перцептивная задача).

2.3. Методика изучения прайминг-эффекта при решении вычислительных задач .:.

Эксперимент 6 («косвенный прайминг»).

Эксперимент 7 («прямой прайминг»).

Глава 3. Эффекты последействия и прайминг-эффект: результаты экспериментального исследования.

3.1. Эффекты последействия при решении вычислительных и перцептивных задач

Эксперимент 1 («уровень простых задач»).

Эксперимент 2 («уровень средних по сложности задач»).

Эксперимент 3 («уровень сложных задач»).

Эксперимент 4 («уровень сложных задач, дополнительная задача»).

Эксперимент 5 (перцептивная задача).

3.2. Прайминг-эффект при решении вычислительных задач.

Эксперимент 6 («косвенный прайминг»).

Эксперимент 7 («прямой прайминг»).

3.3. Проявления когнитивного бессознательного при решении вычислительных задач: обсуждение результатов.

3.3.1. Эффект повторения правильных ответов.

3.3.2. Влияние временного интервала на проявление эффекта повторения правильных ответов.

3.3.3. Влияние типа задачи и уровня эффективности испытуемых на проявление эффекта повторения правильных ответов.

3.3.4. Время реакции и прайминг-эффект как показатели неосознаваемого различения правильных и ошибочных ответов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Проявление когнитивного бессознательного при решении вычислительных задач"

Актуальноств темы. Когнитивное бессознательное является одной из наиболее активно разрабатываемых проблем в современной психологической науке (Пиаже, 1996; Hassin, Uleman, Bargh, 2005; Куделькина, Агафонов, 2009; Майерс, 2009). Термином «когнитивное бессознательное» обозначается вся совокупность неосознаваемых когнитивных структур и процессов (Kihlstrom, 2008, 2010).

К настоящему моменту феномены неосознанной переработки информации обнаружены практически во всех сферах изучения познавательных процессов. Однако объяснительные концепции, стоящие за экспериментами, противоречат друг другу - некоторые авторы даже предпринимают попытку создать теорию, в-которой все вышеупомянутые явления будут «объединены понятием когнитивного бессознательного и отвергнуты вместе с ним» (Perruchet, Vinter, 2002). Вопрос о том, «является ли бессознательное умным или глупым?» (Loftus, Klinger; 1992), т.е. о том, каковы возможности когнитивного бессознательного в плане сложности, выполняемых им когнитивных операций и объема обрабатываемой' информации, до сих пор остается дискуссионным (Kinoshita, Forster, Mozer, 2008).

Актуальным направлением исследований по проблеме «мощности» когнитивного бессознательного является изучение феноменальной одаренности савантов - людей с отклонениями в психическом развитии, которые, несмотря на свой низкий интеллект, демонстрируют выдающиеся мнемические, художественные, музыкальные и др. способности (Treffert, 2009). Особо выделяется способность к феноменальному счету, позволяющая савантам моментально производить вычисления любой сложности (Сакс, 2010). Высказывается предположение о том, что феноменальные способности (в т.ч. вычислительная), обнаруживаемые в явном виде у савантов, в действительности присущи всем людям, хотя в норме мы не имеем к ним прямого доступа. Возникает необходимость создания экспериментальных процедур, позволяющих проверить эту гипотезу (Snyder, Mitchell, 1999, 2009).

Цель исследования: обнаружить возможность имплицитного (неосознанного) выполнения вычислительных операций разной степени сложности.

Объект исследования: выбор правильного ответа арифметических задач в ситуациях, когда осознанное вычисление может быть произведено лишь частично и когда оно вообще не может быть произведено за отведенное время.

Предмет исследования: проявление имплицитных вычислений в процессе выбора ответа арифметических задач разной степени сложности.

1. Анализ исследований и методических приемов, демонстрирующих проявления когнитивного бессознательного при решении разного рода когнитивных задач.

2. Разработка экспериментальных процедур, с помощью которых можно обнаружить неосознанное выполнение вычислительных операций разной степени сложности у людей, не проявляющих эксплицитных феноменальных счетных способностей.

3. Экспериментальное обнаружение и описание эффектов, указывающих на неосознаваемое различение правильных и неправильных ответов вычислительных задач разной степени сложности.

В качестве теоретико-методологических оснований диссертационного исследования выступали концепция когнитивного бессознательного (Kihl strom, 2008, 2010; Cleeremans, 2001); концепция эмоционального предвосхищения решения мыслительных задач O.K. Тихомирова (1969, 2002); теория сознания, разрабатываемая в работах В.М. Аллахвердова и его последователей (Аллахвердов, 1993, 2000, 2003; Морошкина, Гершкович, 2008). В основе настоящей работы лежат методологические принципы научного исследования, сформулированные в философии науки (Мамчур, 1975; Овчинников, 1997; Поппер, 2004), прежде всего, принцип независимой проверяемости.

Гипотезы:

1) Предполагается, что в ситуации, когда у испытуемого нет возможности произвести необходимые вычисления за отведенное время, он все же способен неосознанно отличать правильные ответы от неправильных среди предложенных ему вариантов решения вычислительных задач.

2) Неосознаваемая оценка правильности решения вычислительных задач может выражаться в различном проявлении последействия правильных и ошибочных ответов.

3) Предполагается, что различие в эффектах последействия для правильных и неправильных ответов является результатом имплицитных вычислений, а не сознательных подсчетов или запоминания.

4) Уровень сложности задач может влиять на проявление эффектов, свидетельствующих о неосознаваемых вычислениях.

5) Предполагается, что независимым способом выявления имплицитных вычислений могут являться различия во времени реакции при выборе правильных и ошибочных ответов.

6) Введение дополнительной задачи будет способствовать проявлению эффектов, свидетельствующих о неосознаваемых вычислениях.

7) Предъявление неосознаваемой подсказки может влиять, на частоту и скорость выбора правильных ответов вычислительных задач при условии, что эксплицитные вычисления испытуемым не производятся.

Методы исследования

Были разработаны экспериментальные процедуры, направленные на выявление эффектов последействия. В ряде экспериментов варьировались степень сложности предъявляемых задач и временной интервал между их первым и повторным предъявлениями. В качестве основных фиксируемых показателей использовались частота и время реакции повторного выбора правильных и ошибочных ответов. Также были проведены эксперименты, основанные на парадигме прайминга.

Достоверность и надежность результатов исследования обеспечиваются независимой проверкой выводов в различных экспериментальных условиях. В специально организованной серии экспериментов получено опровержение альтернативных интерпретаций. Планирование эмпирического исследования проводилось в соответствии с требованиями к организации эксперимента.

Достоверность и надежность полученных результатов также обеспечивается применением, методов статистического анализа данных. Использующиеся при обработке результатов методы математической статистики отвечают специфике полученных данных. Использовались многофакторный дисперсионный анализ, одновыборочный ^-критерий Стьюдента, Г-критерий Вилкоксона, критерий нормальности Колмогорова-Смирнова.

Положения, выносимые на защиту:

1. Если при решении вычислительных задач человек не способе» осознанно провести необходимые вычисления, он все равно неосознанно отличает в предложенных вариантах правильный ответ от неправильного (проявление когнитивного бессознательного).

2. Неосознаваемая оценка правильности решения проявляется в эффекте повторения выбора правильных ответов, даже если человек реально вычислений не производит, но> предполагает, что за отведенное время вычисление ответа на эксплицитном уровне хотя бы приблизительно возможно.

3. В задачах, где испытуемый заведомо не предполагает эксплицитного вычисления ответа за отведенное время, имплицитные вычисления все равно производятся, что выражается в изменении времени реакции ответов при введении дополнительной эксплицитной задачи или прайминга.

4. Разработанный дизайн исследования, с помощью которого выявляется эффект повторения правильных ответов, позволяет изучать эффекты последействия при решении не только вычислительных, но и иных когнитивных задач (сенсорных, перцептивных и др.).

Научная новизна

1) В целях исследования разработана авторская экспериментальная процедура, позволяющая изучать процессы неосознаваемой оценки правильности решения вычислительных задач.

2) С помощью оригинального методического приема экспериментально обнаружен эффект, свидетельствующий о существовании неосознаваемых вычислений: совершая выбор ответа сложной арифметической задачи и не имея возможности произвести необходимые вычисления за отведенное время, испытуемый при последующем предъявлении этой же задачи имеет тенденцию повторить сделанный ранее правильный выбор.

3) Проведено исследование границ эффекта. Выявлены факторы, влияющие на степень его выраженности: временной интервал между сериями, степень сложности задач. Показано, что разработанный дизайн исследования' позволяет' изучать эффекты последействия на материале широкого спектра когнитивных задач.

4) В целях независимой проверки гипотезы о неосознаваемых вычислениях проведено исследование на основе модифицированной парадигмы прайминга.

Теоретическая значимость диссертационного исследования;

Рассматривается вопрос о*сложности и объеме производимой когнитивным бессознательным переработки информации. Результаты, которые были получены в диссертационной работе, подтверждают предположения, сформулированные в концепции В.М. Аллахвердова (2000).

Настоящее исследование дает основания утверждать, что человек способен на- неосознаваемом уровне решать вычислительные задачи разной степени сложности. Обнаружен эффект повторения правильных выборов, а также, различия во времени реакции при выборе правильных или ошибочных ответов вычислительных задач в ситуации, когда эксплицитные вычисления испытуемым фактически не производятся. Таким образом, в диссертационной работе теоретически обосновано и эмпирически показано, что человек способен производить имплицитные вычисления, подобные тем, которые проявляются у людей, обладающих феноменальной счетной способностью.

Практическая значимость диссертационного исследования

Полученные в диссертационном исследовании результаты предлагают основу для разработки методов обучения, благодаря которым станет возможным использование потенциала бессознательной сферы человека посредством развития его собственной сознательной активности, а не посредством манипулятивных техник.

Основные выводы, полученные в работе, могут использоваться при чтении курсов общей и когнитивной психологии, а также при проведении практических занятий со- студентами. Результаты исследования внедрены в„ учебный курс «Экспериментальная психология сознания» на факультете психологии Санкт-Петербургского государственногоуниверситета.

Апробация-результатов исследования

По теме диссертации были сделаны доклады-и опубликованы материалы на Международной межвузовской научно-практической конференции «Психология XXI века» (Санкт-Петербург, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, 2010); Научно-практической конференции «Психея-форум 2006» (Самара; 2006); Международной научной конференции «Psychology in the New Europe: Methodology and Funding» (Краков, 2005); II международной конференции по когнитивной науке (Санкт-Петербург, 2006); I Всероссийской', конференции «Психология сознания: современное состояние и перспективы» (Самара, 2007); IV всероссийской съезде РПО (Ростов-на-Дону, 2007); III международной конференции по когнитивной науке (Москва, 2008); Всероссийской межвузовской конференции «Психология - наука будущего» (Москва, 2008); IV международной научно-практической конференции «Психология XXI века» ЛГУ им. А.С. Пушкина (Санкт-Петербург, 2008); III Всероссийской научно-практической конференции «Психология когнитивных процессов» (Смоленск, 2009); Международной научной конференции «Ананьевские чтения—2009: Современная психология: методология, парадигмы, теория» (Санкт-Петербург, 2009); Отчетной конференции о результатах научных исследований факультета психологии СПбГУ (Санкт-Петербург, 2008, 2009, 2010).

Содержание работы отражено в 19 публикациях, в т. ч. в статье в издании, рецензируемом ВАК. Диссертационное исследование поддержано грантом Комитета по науке и высшей школе «Субсидии для молодых ученых и кандидатов наук СПб» № 1.8/28-04/009.

Работа обсуждалась на заседании кафедры общей психологии факультета психологии СПбГУ (май 2010).

Структура и объем работы

Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка литературы и приложений общим объемом 167 страниц. Основное содержание диссертации изложено на 151 странице. Текст содержит 47 таблиц. Список литературы составляет 144 наименования, из них 88 на иностранных языках.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

На основании проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1) Совершая выбор ответа сложной' арифметической задачи и не имея возможности произвести необходимые вычисления за отведенное время, испытуемый при последующем предъявлении этой же задачи имеет тенденцию повторить сделанный ранее правильный' выбор (эффект повторения правильных ответов). Эта тенденция является результатом имплицитных вычислений, а не запоминания, поскольку тенденции к повторному выбору ошибочных ответов не наблюдается.

2) Тенденция повторно выбирать правильные ответы является следствием имплицитных, а не эксплицитных вычислений (осознанного решения задачи), поскольку она наблюдается и в тех случаях, когда* эффективность действий испытуемого не превышает эффективность случайного угадывания.

3) Тенденция повторно выбирать правильные ответы обнаруживается при значительном увеличении временного интервала между первым и вторым предъявлениями задачи и практически исчезает при отсутствии перерыва между сериями.

4) Эффект повторения правильных ответов- проявляется в тех задачах, где вычисления, в принципе, возможны, однако реально за отведенное время не могут быть произведены. Можно предположить, что исчезновение эффектов последействия в задачах, исключающих возможность применения простых алгоритмов, обусловлено тем, что испытуемые не воспринимают такие задачи как потенциально решаемые.

5) Введение дополнительного задания в ситуацию, в которой исключена возможность применения простых вычислительных алгоритмов, приводит к появлению тенденций во времени реакции, свидетельствующих о проявлении эффектов последействия.

6) Есть основания считать, что в задачах, исключающих возможность применения простых алгоритмов, неосознаваемые вычисления все же производятся. Неосознаваемое предъявление правильного прайма (при условии «прямого» прайминга) ускоряет время всех реакций испытуемого независимо от их правильности. Влияние неосознаваемого неправильного прайма не обнаружено.

7) Обнаруживается прайминг-эффект по параметру правильности при условии «косвенного» прайминга: предъявление верного арифметического равенства в качестве прайма уменьшает время правильного опознания следующего за ним другого верного арифметического равенства, при этом время ошибочного ответа, соответственно, увеличивается.

Заключение

Вопрос о том, существует ли «бессознательный разум», и если да, то каковы его возможности, волновал исследователей на протяжении всей истории развития психологии.

В 70-е годы XX века в психологии сформировалось представление о когнитивном бессознательном — сфере неосознаваемой переработки информации. С одной стороны, бессознательное постоянно становилось предметом оживленных научных дискуссий и оригинальных экспериментальных исследований. С другой стороны, компьютерная метафора, лежавшая в основе когнитивизма, обусловила возникновение теоретических, и, как следствие, методических, трудностей при попытках исследовать когнитивное бессознательное.

К началу XXI века когнитивное бессознательное превратилось в аномалию психологической науки: многочисленные свидетельства в пользу возможности неосознаваемого восприятия, памяти, мышления, научения (в том числе, и в сфере социальной жизни человека) требовали от когнитивных психологов теоретического объяснения.

Идея- о существовании двух параллельно функционирующих познавательных систем, одна из которых «освещена», а другая — «идет в темноте», характеризовавшая представления психологов о сознании и бессознательном со времен самых первых работ, сохранилась в психологии вплоть до сегодняшнего дня. Предполагается, что эти системы обладают разными «мощностями», решают разные задачи и делают это разными способами, но неразрывно связаны друг с другом. Главный вопрос, остающийся открытым, - это вопрос о механизме взаимодействия этих двух систем и их роли в процессе познания.

Иной» подход к проблеме возможностей и проявлений когнитивного бессознательного представляют исследования феноменальных способностей савантов - людей с серьезными нарушениями психического развития, которые обладают выдающимися способностями в одной или нескольких областях, например, в математике, рисовании, музыке и т.п.

При рассмотрении патологических форм подавления сознательных функций когнитивное бессознательное выступает как мощный вычислительный автомат. Исследователи выдвигают предположение о том, что феноменальные способности присущи всем людям без исключения, но в норме заблокированы. Предпосылкой для их прямого проявления чаще всего оказывается нарушение сознательных функций, как, например, у лиц с синдромом саванта. В. целях эмпирической проверки подобных идей особенно актуальной становится задача выявления феноменальных способностей у здоровых людей с помощью психологических методов.

Теоретической1 основой, которая позволяет найти подход к пониманию1 природы когнитивного бессознательного, является концепция В.М. Аллахвердова, в которой введено допущение о неограниченных способностях мозга по переработке информации. Такая идеализация согласуется с выводами, к которым сегодня* приходят исследователи синдрома саванта.

На основании проведенного анализа исследований, посвященных проблеме когнитивного , бессознательного, а также теоретической концепции В.М. Аллахвердова были сделаны.следующие теоретические предположения.

Когнитивное бессознательное может быстро и точно выявлять все закономерности в предъявляемом материале и, тем самым, находить правильное решение предложенной задачи.

Сознание же, в свою очередь, направлено на выполнение сразу нескольких задач: нахождение правильного ответа; следование однажды принятым решениям в отношении всех своих действий и подтверждение всех гипотез.

В соответствии с таким представлением была выдвинута гипотеза о том, что в случае^ когда ответ, выбранный сознанием, совпадет с ответом, который найден когнитивным бессознательным, последействие будет выражено сильнее: этот ответ будет чаще выбираться повторно. Такой эффект повторения правильных ответов может представлять собой следствие работы механизма, который осуществляет оценку адекватности результатов познания: если результаты, полученные независимыми способами, совпадают, то вероятней всего, что они и в самом деле правильны.

В качестве одного из проявлений работы когнитивного бессознательного рассматривалась феноменальная счетная способность — процесс неосознаваемого вычисления сложных арифметических задач. В настоящем исследовании этот процесс выступил объектом, на котором эмпирически исследовались высказанные теоретические предположения.

Также в исследовании предполагалось, что человек не просто неосознанно воспринимает числовую информацию, но и производит неосознанные вычисления, поэтому в целях независимой проверки гипотезы, было также проведено экспериментальное'изучение прайминг-эффекта.

В ряде проведенных экспериментов был обнаружен эффект повторения правильных ответов: если испытуемый выбирает ответ сложной арифметической задачи и не имеет возможности произвести' необходимые вычисления за отведенное время, то при последующем предъявлении этой же задачи он имеет тенденцию повторить сделанный ранее правильный выбор. Данный эффект был получен на материале вычислительных задач различной степени сложности, а также на материале перцептивных (лабиринтных) задач. Кроме того, выяснилось, что сходные закономерности можно увидеть и в результатах, полученных другими авторами в независимых исследованиях. Было показано, что разработанный дизайн исследования позволяет изучать эффекты последействия при решении не только вычислительных, но и иных когнитивных задач (сенсорных, перцептивных и др.), а также когнитивные эффекты социального» взаимодействия.

Было показано, что тенденция повторно выбирать правильные ответы не является лишь следствием запоминания, поскольку эффект обнаруживается при значительном увеличении временного интервала между экспериментальными сериями. Также этот эффект не является следствием осознанного решения задачи вычисления), поскольку наблюдается и в тех случаях, когда; эффективность действий испытуемого не превышает эффективность случайного угадывания.

По результатам; проведенного исследования был сделан-вывод о том, что неосознаваемая оценка правильности решения проявляется в эффекте повторения правильных ответов в тех задачах, где возможно применение простых алгоритмов, однако вычисления могут производиться как эксплицитно, так и имплицитно (т.е. неосознанно). Тем не менее, возможность неосознаваемых вычислений, по-видимому,, сохраняется и в; задачах, исключающих возможность применения ^простых алгоритмов, поскольку в этой ситуации все же наблюдаются изменения времени реакции и прайминг-эффект. Поэтому есть основания считать, что на проявление5 эффекта повторения правильных ответов; который свидетельствует о неосознаваемой; оценке; правильности- вычислений, влияет именно; оценка субъектом степени; «решаемости» задачи, а не ограничения* по уровню сложности^задач, решаемых когнитивным бессознательным:

В работе была сделана попытка проверить утверждение о том, что человек способен; неосознанно; различать правильные и. неправильные ответы: даже самых сложных вычислительных задач. И все-таки для того, чтобы дать уверенный^ответ на вопрос, о: возможностях и проявлениях когнитивного бессознательного^ требуются: дальнейшие4 исследования, в > которых можно было- бы более строго проверить гипотезу о том, насколько сложные вычисления; производятся? на неосознаваемом уровне. На основании проведенных экспериментов и теоретического анализа можно делать, вывод о существовании таких бессознательных вычислений; также становятся понятными способы повышения валидности такого рода; исследований: Ведь, как известно, «в, науке всякая почти цель достигается окольными путями, и прямая дорога к ней делается: ясною для ума лишь тогда, когда цель уже достигнута» (Сеченов, 1952).

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Науменко, Ольга Владимировна, Санкт-Петербург

1. Агафонов А.Ю. Когнитивная психомеханика сознания, или как сознание неосознанно принимает решение об осознании. Самара.: Изд-во «Универс групп», 2006. - 348 с.

2. Аллахвердов В.М. и др. Экспериментальная психология познания: когнитивная логика сознательного и бессознательного. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. 352 с.

3. Аллахвердов В.М. Когнитивизм // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь. Общая психология (под ред. А.В. Петровского). М., 2005, с. 55-56.

4. Аллахвердов В.М. Методологическое путешествие по океану бессознательного-к таинственному острову сознания. СПб.: Издательство «Речь», 2003.-368 с.

5. Аллахвердов В.М. Размышление о науке психологии с восклицательным знаком. СПб.: Издательство «Формат», 2009. - 264 с.

6. Аллахвердов В.М. Сознание как парадокс. (Экспериментальная психологика, т. 1). СПб.: «Издательство ДНК», 2000. - 528 с.

7. Аллахвердов В.М., Воскресенская Е.Ю., Науменко О.В. Сознание икогнитивное бессознательное, // Вестник Санкт-Петербургского университета, Сер. 12, 2008. Вып. 2. с. 10-19.

8. Бассин Ф.В., Прангишвили А.С., Шерозия А.Е. Основные критерии рассмотрения бессознательного в качестве своеобразной формы психической деятельности. //Бессознательное, т. 1. Тбилиси, 1978. с. 71-83.

9. Бассин Ф.В., Прангишвили А.С., Шерозия А.Е. Роль бессознательного в активности мышления и речи // Бессознательное, т. 3. Тбилиси, 1978. с. 27-46.

10. Бжалава И.Т. Психология установки и кибернетика, М.: Издательство «Наука», 1966. - 250 с.

11. Борхес X. JI. Библиотека Вавилонская. Новеллы. Эссе. Миниатюры: пер. с исп. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. - 478 с.

12. Величковский Б.М. Когнитивная наука: Основы психологии познания: в 2 т.

13. Т. 1' / Борис М. Величковский. — М.:, Смысл: Издательский центр «Академия», 2006. 448 с.

14. Величковский Б.М. Когнитивная наука: Основы психологии познания: в 2 т.

15. Т. 2 / Борис М. Величковский. — М.: Смысл: Издательский центр «Академия», 2006. 432 с.

16. Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. - 336 с.

17. Владыкина Н.П. О закономерностях работы сознания в зоне неразличения // Вестник Санкт-Петербургского университета. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. унта, 2008. Серия 12, вып. 2. с. 1.17-122.

18. Вундт В. Введение в психологию. СПб.: Питер, 2002. — 128"с.

19. Джемс У. Психология. М.: Педагогика, 1991. — 368 с.

20. Дубровский Д. Бессознательное и гнозис (методологические аспекты) // Бессознательное, т. 4. Тбилиси, 1978. с. 277-290.

21. Жане П. Психический автоматизм. Экспериментальное исследование низших форм психической деятельности человека / Пер. с франц. А. Вольцгефер. -М.: Начало, 1913.-453 с.

22. Зинченко В. П:, Мамардашвили, М. К. Изучение высших психических функций и эволюция 'категорий бессознательного. — В кн." Развитие эргономики в системе дизайна: Тезисы докладов всесоюзной конференции. Боржоми, 1979, с.270-282.

23. Иванова Н.А. Удивительные приключения устойчивых ошибок в процессе научения // Экспериментальная психология познания: когнитивная- логика сознательного и бессознательного. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. с. 123-137.

24. Капустин B.JI. Неосознаваемые ориентиры деятельности в процессах принятия решений // Структуры познавательной деятельности, отв.ред. В.В. Заботин, B.C. Ивашкин, В:И. Решетников, Владимир, 1975. с. 89-124.I140

25. Карпинская В.Ю., Владыкина Н.П. Принятие решения об осознании и неосознании в задачах обнаружения и различения // Известия Самарского научного центра РАН. Том 11 №4 (30) (2). Самара, 2009. с. 404-412.

26. Карпинская В.Ю., Четвериков А.А. Неосознанное восприятие автостереографического изображения при решении арифметических задач // Всероссийская конференция: Нелинейная динамика в когнитивных исследованиях. 13-15 мая, Нижний Новгород, 2009. с. 66-68.

27. Квавилашвили Дж. Ш. Продуктивность узнавания и чувство уверенности. // Бессознательное, т. 3. Тбилиси, 1978. с. 451-459.

28. Кехо Дж. Подсознание может всё! Минск.: Изд.-во Попурри, 2007. - 224 с.

29. Куделькина Н. С., Агафонов А. Ю. На что способно "когнитивное бессознательное"? // Психологические исследования:, сб. научж тр. Выпуск 7 / по ред. А.Ю. Агафонова, В.В. Шпунтовой. Самара: Изд-во« «Универс-Групп», 2009. с. 51-58.

30. Майерс Д. Интуиция. СПб.: Питер, 2009. - 256 с.

31. Мамчур Е.А. Проблема*выбора теории. М.: Наука, 1975. 232 с.

32. Мастере Р. Плавать там, где тонут безумцы: Путевые заметки странников по мирам подсознания / Пер. с англ. М.: ООО Издательский дом «София», 2006. - 160 с.

33. Миллер Дж., Галантер Е., Прибрам К. Планы и структура поведения. М.: Изд-во «Прогресс», 1965. -240 с.

34. Морошкина Н.В., Гершкович В.А. Сознательный контроль в мнемическихtзадачах и задачах научения // Вестник СПбГУ, Сер. 12, Вып. 2, 2008. с. 91100.

35. Найссер У. Познание и реальность. Смысл и принципы когнитивной психологии. М.: Изд-во «Прогресс», 1981.-232 с.

36. Науменко О.В. Эффекты последействия при решении арифметических задач в диаде // Психология когнитивных процессов / под ред. Егорова А.Г., Селиванова В.В. (сборник статей). Смоленск: Универсум. 2009. с. 81-88.

37. Овчинников Н.Ф. Методологические принципы в истории научной мысли. -М.: Эдиториал УРСС, 1997. 296 с.

38. Пиаже Ж. Аффективное бессознательное и когнитивное бессознательное. // Вопросы психологии, 1996, № 6, с. 125-131.

39. Поппер К. Логика научного исследования: Пер. с англ. / Под общ. ред. В. Н. Садовского. —М.: Республика, 2004. — 447 с.

40. Резникова Н.В. Взгляд на проблему интуиции в основных направлениях психологической науки. // Вестник Донецкого национального университета, серия Б, Гуманитарные науки, №2, 2008, с. 272-278.

41. Сакс О. Человек, который принял жену за шляпу, и другие истории из врачебной практики: пер. с англ. / Оливер Сакс. М.: ACT: ACT МОСКВА: Полиграфиздат. 2010. - 318 с.

42. Сеченов И. М. Избранные произведения. Т. 1. Изд. Академии Наук СССР, 1952.-772 с.

43. Смит Н. Современные системы психологии. / Пер. с англ. под обще. ред. А.А. Алексеева. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. - 384 с.

44. Степаносова О.В. Современные представления об интуиции, Вопросы психологии, 2003, №4, с. 133-143.

45. Тихомиров O.K. Психология^ мышления. — М.: Издательский центр «Академия», 2007. 288 с.

46. Тихомиров O.K. Психология мышления. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984.272 с.

47. Тихомиров O.K. Структура мыслительной деятельности человека / O.K. Тихомиров. М.: Изд-во МГУ, 1969. - 304 с.

48. Узнадзе Д.Н. Психология установки. СПб.: Питер, 2001. - 416 с.

49. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии- установки, Тбилиси, 1961.-382 с.

50. Фаликман М. В., Койфман А. Я. Виды прайминга в исследованиях восприятия и перцептивного внимания Часть I. // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 2005, №3, с. 86-97.

51. Филиппова М:Г. Исследование неосознаваемого восприятия (на материале многозначных изображений) // Экспериментальная психология познания: когнитивная логика сознательного и бессознательного. — СПб.: Изд-во С,-Петерб. ун-та, 2006, с. 165-186.

52. Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. / Под ред. Е.С. Калмыковой, М.Б. Аграчевой. М.: ООО «ФИРМА СТД», 2003. - 624 с.

53. Хант Г. Т. О природе сознания: С когнитивной, феноменологической и трансперсональной точек зрения. М.: ООО «Издательство ACT» и др., 2004. -555 с.

54. Хилгард Э. Новая теория диссоциации раздвоенного сознания // Бессознательное, т. 1. Тбилиси, 1978. с. 574-585.

55. Чтобы стать гением, отключите часть мозга (по материалам иностранной печати) // Наука и жизнь, №3, 2000. с. 12-15.

56. Элленбергер Г.Ф. Открытие бессознательного. История^ и эволюция динамической психиатрии. Часть 1: От первобытных времен до психологического анализа. СПб.: Академический проект, 2001. — 560 с.

57. Юнг К.Г. Сознание и бессознательное. М.: Академический проект, 2009. -188 с.

58. Baars В. J., Franklin S. An architectural model'of conscious and unconscious brain functions: Global Workspace Theory and IDA // Neural Networks, Vol. 20, Issue 9, November 2007. pp. 955-961.

59. Baars, B. J. Metaphors of consciousness and attention in the brain // Trends in Neurosciences, Vol. 21, No. 2. 1998. pp. 58-62:

60. Bargh J. A., Williams E. L. The Automaticity of Social Life // Current Directions in Psychological Science, Vol. 15, No. 1, February 2006. pp. 1-4.

61. Bargh J. A., Ferguson M. J. Beyond Behaviorism: On the Automaticity of Higher Mental Processes // Psychological Bulletin, Vol. 126, Issue 6, 2000. pp. 925-945.

62. Bargh J. A., Morsella E. The Unconscious Mind // Perspectives on psychological science, Vol. 3, No. 1, 2008. pp. 73-79.

63. Beilock S. L., Carr Т. H. When High-Powered People Fail: Working Memory and "Choking Under Pressure" in Math // Psychological Science, Vol. 16, No. 2, 2005. pp. 101-105.

64. Bierman D. J., Destrebecqz A., Cleeremans A. Intuitive Decision making in

65. Complex Situations: Somatic Markers in an Artificial Grammar Learning Task //

66. Cognitive, Affective, & Behavioral Neuroscience, Vol. 5, No. 3, 2005. pp. 297305.

67. Birbaumer N. Rain Man's revelations // Nature, Vol. 399, 20 May 1999.

68. Bowers J. S., Schacter D. L., Implicit Memory and Test Awareness // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, And Cognition, Vol. 16, Issue 3, 1990. pp. 404-416.

69. Braner J. Another look at New Look 1 // American Psychologist, Vol. 47, No. 6, 1992. pp. 780-783.

70. Campbell J. I. D. (ed.) Handbook of Mathematical Cognition. New York.: Psychology Press, 2005.

71. Cappelletti M, Cipolotti L. Unconscious processing of Arabic numerals in unilateral neglect //Neuropsychologia, Vol. 44, No. 10, 2006. pp. 1999-2006.

72. Carter R. Turn Off Tune In // New Scientist, No. 164, October, 1999. pp. 30-34.

73. Chalmers D. Facing up to the problem of consciousness // Journal of consciousness studies, Vol. 2, No. 3, 1995. pp. 200-219.

74. Claxton G. Investigating human intuition: knowing without knowing why // Psychologist, Vol. 11, No. 5, 1998. pp. 217-220.

75. Cleeremans A. Conscious and unconscious processes in cognition // International encyclopedia of the social and behavioral sciences, Elsevier, Vol. 4, 2001. pp. 2584-2589.

76. Cleeremans A. Principles for Implicit Learning // Berry D. (Ed.), How implicit is implicit learning?, Oxford., 1997. pp. 196-234.

77. Cleeremans A., McClelland J. L. Learning the structure of event sequences // Journal of Experimental Psychology: General, Vol. 120, No. 3, 1991. pp. 235-253.

78. Dienes Z., Perner J. A theory of implicit and explicit knowledge // Behavioral and Brain Studies, Vol. 22, No. 5, 1999. pp. 735-808.

79. Dijksterhuis A., Bos M. W., Nordgren L. F., van Baaren R. B. On Making the Right Choice: The Deliberation-Without-Attention Effect // Science, Vol. 311, No. 5763, 2006. pp. 1005-1007.

80. Dijksterhuis A., Nordgren L. F. A Theory of Unconscious Thought Perspectives // Psychological Science, Vol. 1, Issue 2, 2006. pp. 95-109.

81. Ericsson K. A., Staszewski J. J. Skilled memory and expertise: Mechanisms of exceptional performance. // Klahr D., Kotovsky K. (Eds.), Complex information processing: The impact of Herbert A. Simon, NJ: Lawrence Erlbaum, 1989. p. 235-267.

82. Greenwald A. G., Abrams R. L. Naccaehe L., Dehaene S. Long-term semantic memory versus contextual memory in unconscious number processing // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, Vol. 29, No. 2, 2003. pp. 235-247.

83. Greenwald A.G. New Look 3: Unconscious Cognition Reclaimed // American Psychologist, Vol. 47, Issue 6, 1992. pp. 766-779.

84. Happe F., Frith U. The beautiful otherness of the autistic mind //. Philosophical Transactions of the Royal Society: Biological Sciences, Vol. 364, 2009. pp. 13451350.

85. Hassin R.R, Uleman J.S., Bargh J.A. The new unconscious. (Social Cognition and Social Neuroscience). New York: Oxford University Press, 2005. - 592 pp.

86. Howe M.J.A., Davidson J. W., Sloboda J. A. Innate talents: Reality or myth? // Behavioral and Brain Sciences, Vol. 21, 1998. pp. 399-442.

87. Howe M.J.A., Smith J. Calendar calculating in 'idiots savants': How do they do it? //British Journal of Psychology, Vol. 79, 1988. pp. 371-386.

88. Jacoby L. Invariants in the automatic influences of memory // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory and Cognition, Vol. 24, No. 1, 1998. pp. 3-26.

89. Jacoby L. L., Lindsay S., Toth J. P. Unconscious Influences Revealed: Attention, Awareness, and Control // American Psychologist, Vol. 47, Issue 6, 1992. pp. 802809.

90. Johnson R. A genius explains // The Guardian, February 12, 2005. p. 34.

91. Kalineman D. Maps of Bounded Rationality: A Perspective on Intuitive Judgment and Choice, Nobel Prize Lecture, December 8, 2002.

92. Kheriaty A. The Return of the Unconscious // Psychiatric Annals, Vol. 37, No. 4, 2007. pp. 285- 287.

93. Kihlstrom J. F., Mulvaney S., Tobias B. A., Tobis I. P. The Emotional Unconscious // E. Eich, J.F. Kihlstrom, G.H. Bower, J.P. Forgas, P.M. Niedenthal, Counterpoints: Cognition and Emotion. New York.: Oxford University Press, 2000. pp. 30-86.

94. Kihlstrom J. F., Shames V. A., Dorfman J. Intimations of Memory and Thought // L.M. Reder (Ed.), Implicit Memory and Metacognition. Hillsdale, N.J.: Erlbaum, 1996. pp. 1-23.

95. Kihlstrom J.F. The psychological unconscious // L. Pervin (Ed.), Handbook of personality: Theory and research. New York., 1990. pp. 445-464.

96. Kihlstrom J.F., Barnhardt T.M., Tataryn D.J. The Psychological Unconscious: Found, Lost, and Regained // American Psychologist, Vol. 47, Issue 6, 1992. pp. 788-791.

97. Kihlstrom, J.F., The psychological unconscious // O.John, R.Robins, L. Pervin (Eds.), Handbook of Personality: Theory and Research, 3rd Ed. New York.: Guilford, 2008. pp. 583-602.

98. Kihlstrom, J.F. Unconscious processes // D. Reisberg (Ed.), Oxford Handbook of Cognitive Psychology (a volume in the Oxford Library of Psychology): Oxford.: Oxford University Press. 2010. (in press).

99. King L., Appleton J.V. Intuition: a critical review of the research and rhetoric // Journal of Advanced Nursing, Vol. 26, 1997. pp. 194-202.

100. Kinoshita S., Forster, К. I., Mozer M. C. Unconscious cognition isn't that smart: Modulation of masked repetition priming effect in the word' naming task // Cognition, 2008. (in press).

101. Klapp S.T., Hinkley L.B. The Negative Compatibility Effect: Unconscious Inhibition Influences Reaction Time and Response Selection // Journal of Experimental Psychology: General, Vol. 131, No. 2, 2002. pp. 255-269.

102. Lemaire P., Abdi H., Fayol M. The role of working memory resources in simple cognitive arithmetic // European Journal of Cognitive Psychology, Vol. 8, 1996. pp. 73-103.

103. Lemaire P., Lynne R. What affects strategy selection in arithmetic? The example of parity and five effects on product verification // Memory & Cognition. Vol. 27, No. 2, 1999. pp. 364-382.

104. Lewicki P., Hill T. On the Status of Nonconscious Processes in Human Cognition: Comment on Reber // Journal of Experimental Psychology: General, Vol. 118, No. 3, 1989. pp. 239-241.

105. Lewicki P., Hill Т., Czyzewska M. Nonconscious Acquisition of Information // American Psychologist, Vol. 47, Issue 6, 1992. pp. 796-801.

106. Lieberman M. D. Intuition: A Social Cognitive Neuroscience Approach // Psychological Bulletin, Vol. 126, No. 1, 2000. pp. 109-137.

107. Lipton J. S., Spelke E. S. Origins of Number Sense: Large-Number Discrimination in Human Infants // Psychological Science, Vol. 14, 2003. pp. 396-401.

108. Marcel A. J. Selective effects of prior context on perception // In Requin J. Anticipation and behavior. 1980. pp. 412-430.

109. Mathews R.C. Abstractness of Implicit Grammar Knowledge: Comments on Perruchet and Pacteau's Analysis of Synthetic Grammar Learning // Journal of Experimental Psychology: General, Vol. 119, No. 4, 1990: pp. 412-416.

110. Merikle P. Psychological investigations of unconscious perception // Journal of Consciousness Studies, Vol. 5, No. 1, 1998. pp. 5-18.

111. Minsky M. Negative Expertise // International Journal of Expert Systems, Vol. 7, No. 1, 1994. pp. 13-19.

112. Naslund J.C., Smolkin L.B., Automaticity and Phonemic Representations: Perceptual and Cognitive Building Blocks For Reading // Reading & Writing Quarterly, Vol. 13, Issue 2, 1997. pp. 147.

113. Norman E., Price M. C., Duff S. C. Fringe consciousness in sequence learning: The influence of individual differences // Consciousness and Cognition, Vol. 15, 2006. pp. 723-760.

114. Norman E., Price M.C., Duff S.C., Mentzoni R.A. Gradations of awareness in a modified sequence learning task // Consciousness and Cognition, Vol. 16, 2007. pp. 809-837.

115. O'Connor N.O. The performance of the 'idiot-savant': Implicit and explicit // The British journal of disorders of communication, Vol. 24, 1989. pp. 1—20.

116. Pansky A., Algom D., Comparative Judgment of Numerosity and Numerical Magnitude: Attention Preempts Automaticity // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory and Cognition, Vol. 28, Issue 2, 2002. pp. 259274.

117. Perruchet P., Vinter A. The self-organizing consciousness // Behavioral and Brain Studies, Vol. 25, No. 3, 2002. pp. 297-388.

118. Perruchet P., Vinter A., Gallego J. Implicit learning shapes new conscious percepts and representations // Psychonomic Bulletin & Review, Vol. 4, No. 1, 1997. pp. 43-48.

119. Phillips H. The Genius Machine //New Scientist, 3 April 2004. pp. ЗОЧЗЗ.

120. Reber A.S. An Evolutionary Context for the Cognitive Unconscious // Philosophical Psychology, Vol. 5, No. 1, 1992. pp. 33-51.

121. Reber A.S. Implicit learning and tacit knowledge // Journal of Experimental Psychology: General, Vol. 118, No. 3, 1989. pp. 219-235.

122. Reber A.S. On the Primacy of the Implicit: Comment on Perruchet and Pacteau // Journal of Experimental Psychology: General, Vol. 119, No. 3, 1990. pp. 340-342.

123. Reingold E.M., Charness N., Pomplun M., Stampe D.M. Visual Span in Expert Chess Players: Evidence From Eye Movements // Psychological Science, Vol. 12, No. 1,2001. pp. 48-55.

124. Rusconi E., Priftis К., Rusconi Umilta С. Arithmetic priming from neglected numbers // Cognitive Neuropsychology, Vol. 23, Issue 2, 2006. pp. 227—239.

125. Sackur J.L. Naccache P;, Pradat-Diehl P., Azouvi P., Mazevet D., Katz R., Cohen L., Dehaene S. Semantic processing of neglected numbers // Cortex, Vol. 44, Issue 6, 2008. pp. 673-682.

126. Snyder A. Comment on Priming Skills of Autistic Twins and Yamaguchi (2006) Letter to the Editor: "Questionable Aspects of Oliver Sacks' (1985) Report" // Journal of Autism and Developmental Disorders, Vol. 37, No. 7, 2007. pp. 13981399.

127. Snyder A. Explaining and inducing savant skills: privileged access to lower level, less-processed information 11 Philosophical Transactions of the Royal Society: Biological Sciences, Vol. 364, 2009. pp. 1399-1405.

128. Snyder A., Bossomaier T. Absolute pitch accessible to everyone by turning off part of the brain? // Organised Sound, Vol. 9, No. 2, 2004. pp. 181-189.

129. Snyder A., Bossomaier Т., Mitchell D.J. Concept formation: 'object' attributes dynamically inhibited from conscious; awareness // Journal of Integrative Neuroscience. Vol. 3, 2004. pp. 31-46. .

130. Snyder A., Mitchell D.J. Is integer arithmetic fundamental to mental processing?: the mind's secret arithmetic // Proceedings of the Royal, Society: Biological' Sciences, Vol. 266, 1999, pp. 587-592.

131. Snyder A., Mulcany E., Taylor J.L., Mitchell D;J., Sachdev P, Gandevia S. Savantlike skills exposed in normal people by suppressing the left fronto-temporal lobe // Journal of Integrative Neuroscience, Vol 2, No. 2, 2003. pp. 149-158.

132. Spitz H.H. The Role of the Unconscious in Thinking and Problem Solving // Educational Psychology, Vol. 13, Issue 3/4, 1993. pp. 0144-3410.

133. Stadler M., Geary D., Hogan M. Negative priming from activation of counting and addition knowledge // Psychological Research, Vol. 65, 2001. pp. 24-27.

134. Treffert D. A. The savant syndrome: an extraordinary condition. A synopsis: past, present, future // Philosophical Transactions of the Royal Society: Biological Sciences, Vol. 364, 2009. pp. 1351-1357.

135. Velmans M. Is human information processing conscious? // Behavioral and Brain Sciences, Vol. 14, No. 4, 1991. pp. 651-669.

136. Vokey J.R., Higham P.A. Implicit Knowledge as Automatic, Latent Knowledge // Behavioral and Brain Sciences, Vol. 22, No. 5, 1999. pp. 787-788.

137. Welling H. Prime Number Identification in Idiots Savants: Can They Calculate Them? // Journal of Autism and Developmental Disorders, Vol. 24, No. 2, 1994. pp. 199-207.

138. Пример стимульного материала в эксперименте 1 («уровень простых задач»).1. Серия 1: 1.2.