Автореферат диссертации по теме "Процессы категоризации в измененных состояниях сознания"

КУЧЕРЕНКО ВЛАДИМИР ВИЛЕТАРЬЕВИЧ

ПРОЦЕССЫ КАТЕГОРИЗАЦИИ В ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЯХ СОЗНАНИЯ

19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

- 2 ДЕН 2010

Москва-2010

004615433

Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

Научный руководитель:

Петренко Виктор Федорович -

доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАН; профессор кафедры общей психологии факультета психологии ФГОУ ВПО «МГУ имени М.В. Ломоносова»

Официальные оппоненты:

Петровский Вадим Артурович -

доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАО; профессор кафедры психологии личности ГОбУ ВПО «Государственный университет - Высшая школа экономики»

Ениколопов Сергей Николаевич -

кандидат психологических наук, доцент; руководитель отдела медицинской психологии Учреждения РАМН «НЦПЗ РАМН»

Ведущая организация: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет»

Защита состоится ^е^а <)л«А 20 /¿года в /^ часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.14 в ФГОУ ВПО ^Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова» по адресу: 125009, г. Москва, улица Моховая, дом 11, строение 9, аудитория 3 !О

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан

Ученый секретарь диссертационного совета

М.Ш. Магомед-Эминов

Актуальность темы. Использование психотехник измененных состояний сознания восходит к истокам человеческой культуры. В практиках шаманизма измененные состояния сознания выступали как средство социальной и психологической регуляции жизни племени. Практика медитации - как средство достижения измененных форм сознания - отражена в Ведах и ранних произведениях буддизма. В то же время, систематическое изучение измененных состояний сознания начинается только с эпохи мессмеризма (XVIII век), представленного искусством Ф.А. Мессмера, Ш. Де Пьюсегюра, аббата Фариа, Дж. Брейда. В девятнадцатом и двадцатом веке трансовые состояния (гипноз) изучали такие выдающиеся ученые как Ж.М. Шарко, И. Бернгейм, В.М. Бехтерев, И.П. Павлов. Современная проблематика изучения измененных форм сознания затрагивает в основном изучение различных форм гипноза (М. Эриксон, B.JI. Райков, Л.Г. Гримак) и их практическое применение. Тем не менее, измененные состояния сознания остаются мало изученной областью психологии. В отечественном психологическом словаре (под редакцией А.В.Петровского и М.Г. Ярошевского) и в психологической энциклопедии (под редакцией Б.Г. Мещерякова, В.П. Зинченко) отсутствует определение этого термина. Актуальной задачей общепсихологического исследования, реализуемого в диссертации, является описание круга психологических феноменов, подпадающих под это понятие, и формулировка, по крайней мере, рабочего операционального определения этих форм сознания. В задачу диссертационного исследования входит выделение наиболее общих характеристик, отличающих изменённые формы сознания от его обычного функционирования. Социально значимый аспект изучения измененных состояний сознания связан с психотерапевтической практикой, где ускоряющейся темп социальной жизни требует разработки техник релаксации, снятия невротического напряжения и коррекции личностных нарушений. Проблема измененных состояний сознания актуальна и в практике криминальной психологии, и психологии делинквентного поведения, и наркологии. Агрессивные толпы футбольных фанатов, экстаз посетителей

фанклубов, неистовство приверженцев тоталитарных религиозных сект, возбужденное состояние террористов-смертников - все эти, казалось бы, разные психические феномены имеют общий корень в притягательности психических состояний измененных форм сознания. Проблематика измененных состояний сознания важна в профессиональной деятельности, связанной с экстремальными нагрузками, значима она и в спортивной психологии, инженерной и космической психологии, психологии творчества и патопсихологии.

Методологической основой диссертационного исследования является разработка проблемы сознания в рамках школы Л.С. Выготского -А.Н.Леонтьева - А.Р.Лурии, где под структурой сознания понимается единство трех его образующих: значения, чувственной ткани и личностного смысла. В рамках этой школы при развитии психосемантического подхода к исследованию сознания (В.Ф. Петренко, А.П. Супрун; А.Г. Шмелев) операциональной моделью сознания выступают многомерные семантические пространства. Проблема категоризации в измененных состояниях сознания выступает как трансформация этих семантических пространств, изменения их размерности, перцептуальной мощности оснований категоризации и изменения координат коннотативных значений анализируемых объектов. Проблема категоризации в измененных состояниях сознания имеет культурно-исторический аспект в методологии, где язык бессознательного трактуется через призму мифологического мышления, образов сновидений, архетипических образов (П. Леви-Брюль, 3. Фрейд, К. Юнг, Д. Фрэзер, Э. Тейлор) и множественности ментальных миров (Я. Хинтикка, А.Г. Асмолов, Б.М. Величковский; АВ. Петровский), а также принципа конструктивизма (Дж. Келли, К. Герген, В.Ф. Петренко), где построение образа (в том числе и в гипнозе) рассматривается не как отражение объектного мира, а как одна из возможных моделей реальности, одна из культурно-исторически обусловленных картин мира (А.Н. Леонтьев, С.Д. Смирнов, В.В. Петухов, Д.А.Леонтьев). Методологической основой диссертации являются также представления И.П.Павлова о первой (эмоционально-образной) и второй (знаковой) сигнальных системах; Ж.М. Шарко об уровневой организации

гипнотических состояний; идеи В.М. Бехтерева и К.И. Платонова о суггестии как особой форме коммуникации, минующей контроль сознания; методологические разработки Л.П. Гримака, В.Л. Райкова о возможности в гипнозе моделировать психические и физиологические состояния человека.

Объект исследования: формы категоризации в измененных состояниях сознания и метод сенсомоторного психосинтеза, позволяющий погружать в трансовые состояния малогипнабельных испытуемых.

Предмет исследования: трансформации категориальной структуры семантических пространств (выступающих операциональными моделями сознания человека) в ситуации измененных состояний сознания. А также феноменология измененных состояний сознания в модельном языке психосемантики.

Цель работы - выделение существенных психологических признаков измененных состояний сознания; разработка метода сенсомоторного психосинтеза, позволяющего формировать трансовые состояния и воспроизводить в них ту феноменологию, которая необходима в исследовательских или практических целях.

Задачи исследования:

1) анализ и систематизация психологически значимых признаков измененных состояний сознания;

2) исследование феноменологии трансовых состояний методом сенсомоторного психосинтеза;

3) выделение психологических критериев измененных состояний сознания;

4) проведение психосемантического исследования, посвященного изменениям форм категоризации сознания пациентов в ходе гипнотерапии (на материале лечения хронического алкоголизма), включающего построение семантических пространств (до и после проведения гипнотерапии), анализа трансформации категориальных структур в этих пространствах в ходе лечения с помощью гипнотерапии;

5) сопоставление современных психотерапевтических практик гипнотерапии и религиозных практик работы с образами (на материале тантрического буддизма).

Гипотезы исследования.

Основная гипотеза исследования заключается в том, что при вхождении человека в измененные состояния сознания меняется категориальная структура процессов осознания мира, себя и других (размерность, содержание факторов, коннотативные значения анализируемых объектов). Предполагается, что наряду с изменением категориальных структур в измененных состояниях сознания, наблюдается феномен отчуждения субъектом продуктов собственной активности (собственные мысли звучат как чужие голоса или воспринимаются как зрительные образы реальных событий). Выдвигается гипотеза о том, что при категоризации происходит переход от знаково-понятийных форм репрезентации к образно-символическим формам. Предполагается также, что ряд религиозных практик (например, медитация на Йидам в тантрическом буддизме или практика исихазма в православии имеют сходные психологические механизмы с практиками работы с образами в рамках суггестивной психотерапии).

Методы исследования: авторская разработка суггестивной техники -сенсомоторного психосинтеза, позволяющей вводить в трансовые состояния малогипнабельных пациентов; методы экспериментальной психосемантики, позволяющие выделять категориальные структуры сознания пациентов с помощью построения многомерных семантических пространств; приемы клинической беседы и наблюдения за пациентами, а так же анализ протоколов и субъективных отчетов испытуемых.

Научная новизна и теоретическая значимость. Разработана авторская методика погружения пациентов в трансовые состояния - метод сенсомоторного психосинтеза, - которая позволяет исследовать сознание в различных режимах функционирования. Сенсомоторный психосинтез состоит в управлении состояниями сознания субъекта в процессе особого суггестивного диалога. Он заключается в поэтапном формировании целостного образа моделируемой иллюзорной реальности посредством

последовательности специальных тестовых заданий, предполагающих концентрацию внимания на тех ощущениях, переживаниях, представлениях, которые возникают при их решении. В отличие от классических суггестивных техник, традиционно ориентированных на подавление активности механизмов сознательного контроля у пациента, суггестивный диалог служит формой организации сознательных усилий субъекта на повышение эффективности суггестивных приемов и выступает формой совместной деятельности суггестера и пациента. Динамика состояния сознания в процессе сенсомоторного психосинтеза сопровождается такими изменениями функционирования механизмов рефлексии, при которых партнер по взаимодействию (психолог) воспринимается субъектом только как собеседник во внутреннем диалоге, как часть собственного «Я», а речевые инструкции -как собственные мысли, ощущения, переживания. Диалогичность сенсомоторного психосинтеза отличает его от гипноза, самогипноза и медитации, монологичных в своей основе. Поскольку процесс сенсомоторного психосинтеза не требует «гипнотического торможения мозга» и не сопровождается состоянием гипнотического сна, субъект находится в более активном состоянии, чем при классической гипнотизации. В противоположность гипнозу, эксплуатирующему гипнабельность индивида, техника сенсомоторного психосинтеза не зависит от этой характеристики субъекта и позволяет добиваться даже у малогипнабельных индивидов таких же эффектов, как и при глубоком гипнозе.

Другой аспект новизны настоящего диссертационного исследования связан с использованием аппарата психосемантики для описания категориальных структур в измененных состояниях сознания. Применение методов психосемантики к анализу трансформации семантических пространств в условиях измененных состояний сознания позволило выявить как содержательные аспекты этих трансформаций (переход от понятийных к образно-символическим формам категоризации), так и структурно-формальные (связанные с изменением размерности семантических пространств, изменением мощности факторов, как оснований категоризации, и изменением коннотативных значений, смыслов анализируемых объектов).

Характер трансформации семантических пространств в измененных состояниях сознания позволил выдвинуть гипотезу об аффинном характере трансформации пространств при суггестивных внушениях. Наконец, сопоставление практик работы с образами, используемыми в современной психотерапии, и практиками тантрического буддизма и православного исихазма позволяет выдвинуть предположение о наличии единого психологического механизма, реализующего эту феноменологию.

Положения выносимые на защиту.

1. Разработанный авторский метод сенсомоторного психосинтеза является психологической техникой погружения в трансовые состояния малогипнабельных испытуемых. Суть метода сенсомоторного психосинтеза заключается в формировании многомерной и полимодальной «иллюзорной реальности» за счет поэтапного подключения к актуализованным ощущениям и восприятию пациента все новых предметных характеристик формируемой иллюзорной реальности.

2. Измененные формы сознания характеризуются изменением форм категоризации и переходом от знаково-понятийных к образно-символическим формам репрезентации. В рамках психосемантического подхода к изучению измененных состояний сознания, этот процесс описывается как трансформация семантических пространств, изменение их размерности, содержания факторов коннотативных значений, отражающих смысл субъекта по поводу содержания, на которое направлено сознание.

3. Измененные формы сознания включают феномен отчуждения субъектом продуктов и процессов собственной активности, заключающийся в том, что построенная иллюзорная реальность или собственные фантазии переживаются как независимая от субъекта, реально существующая действительность («и было мне видение...», «слышал я голос...», «открылось мне...»). Собственные же представления достигают яркости эйдетических образов.

4. В измененных состояниях сознания происходят трансформации самосознания субъекта, выражающиеся в изменении образа Я (самооценки), в изменении схемы тела, возможных временных инверсиях (в прошлое,

будущее, изменение субъективного хода времени), в размывании границ образа «Я» и «образа мира». Границы «Я» в глубоком погружении в медитативной практике или в трансовом состоянии в глубоком гипнозе расширяются до границ образа мира. В результате расширения границ идентичности снимается «чувство двойственности» и в пределе снимается субъектно-объектная оппозиция человека и мира.

Достоверность полученных результатов обусловлена большим практическим опытом автора (насчитывающим более 30 лет активной работы над формированием психосемантического подхода к изучению измененных состояний сознания) и большим объемом психотерапевтической практики автора, включающим более 5 тысяч пациентов (в рамках работы в наркологической больнице), более 7 тысяч пациентов (в рамках индивидуальной психотерапевтической практики), более 70 человек (в рамках спортивной психологии) и более 200 испытуемых в многочисленных эмпирических исследованиях трансовой феноменологии. Статистическая достоверность результатов обусловлена использованием современных методов многомерной статистики: корреляционного, факторного и кластерного анализа, с использованием статистического пакета программ SPSS. Достоверность полученных результатов обусловлена также сопоставлением результатов и конвергентной валидностью в реконструкции феноменологии широкого класса задач, в которых применялся метод сенсомоторного психосинтеза: психотерапии, наркологии, спортивной психологии, криминалистике.

Практическая значимость.

Разработанный нами в рамках диссертационного исследования метод сенсомоторного психосинтеза, позволяющий вводить в трансовые состояния малогипнабельных пациентов, нашел применение в различные годы в психотерапевтической работе с больными алкоголизмом и наркоманией (наркологическая больница № 17 города Москвы), использовался для активизации мнемической деятельности и для извлечения информации из пассивного запаса памяти свидетелей преступлений (Генеральная прокуратура России), для психологической подготовки спортсменов к соревнованиям и для

повышения мастерства спортсменов в ходе тренировок (сборная России по бобслею). Результаты исследования форм категоризации в измененных состояниях сознания, полученные в диссертационном исследовании, позволяют наметить инварианты форм религиозного опыта и подойти к систематизации духовных практик, присущих мировым религиям. Разработанный в диссертационном исследовании психосемантический подход к изучению измененных состояний сознания, опирающийся на построение семантических пространств, как операциональных моделей сознания, позволяет проводить количественную оценку эффективности, широкого круга, психотерапевтических практик.

Материалы экспериментальных исследований категоризации в измененных состояниях сознания и разработка методов введения пациентов в трансовые состояния, а также теоретические модели, построенные в ходе этих исследований, вошли в курс «Психология сознания» и спецпрактикум «Метод сенсомоторного психосинтеза» на факультете психологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, а также в курсы, читавшиеся в Самарском государственном университете, Смоленском гуманитарном университете, в Севастопольском и Ташкентском филиалах МГУ имени М.В. Ломоносова.

Структура диссертации. Работа состоит из четырех глав, введения, заключения и списка литературы, включающего 162 источника (из них 15 на английском языке). Основное содержание диссертационной работы изложено на 179 страницах (включая 2 рисунка и 2 таблицы).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность работы, ее научная новизна, теоретическое и практическое значение; формулируются цель, объект, предмет, задачи и гипотезы исследования, положения, выносимые на защиту; представляются методологические и теоретические предпосылки исследования.

В первой теоретической главе «Измененные состояния сознания как психологическая реальность» дается аналитический обзор литературы по измененным состояниям сознания и рассматривается психосемантический подход к этой проблематике. Проблема сознания была и остается стержневой проблемой в отечественной психологии (JI.C. Выготский, C.JI. Рубинштейн,

A.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, В.П. Зинченко, К.А. Абульханова-Славская,

B.М. Алахвердов, Г.В. Акопов, А.Г. Асмолов, Ф.Е. Василюк, В.В. Знаков, В.Ф. Петренко, В.А. Петровский, A.B. Россохин). Сознание в рамках психосемантического подхода понимается как вторичное восприятие, т.е. опосредованное вербальной системой значений и выраженное в знаковой, понятийной форме (В.Ф. Петренко, 1997, 2005). Такое понимание сознания восходит к Гегелю. В эмоциях, ощущениях, пишет Гегель, субъект и объект слиты в едином переживании. Например, ощущение «гладкости» - это мое переживание и одновременно характеристика текстуры объекта. Но выражение переживаемого содержания в знаковой форме позволяет провести гносеологическое противопоставление субъекта и объекта. Переживание, выраженное в знаковой форме, может быть коммуницировано другому, а в акте автокоммуникации (как полагает М. Бахтин) - осознано.

Измененные состояния сознания (ИСС) - состояния, в которых происходят следующие изменения функционирования сознания. 1) Изменения формы категоризации субъекта, сопровождающиеся переходом от социально-нормированных культурой форм категоризации к иным «точкам сборки» (нестандартным способам упорядочения внутреннего опыта и переживаний). Этот процесс включает переход от преимущественной опоры на вербально-логические, понятийные структуры, к отражению в форме наглядно-чувственных (довербальных) образов. 2) Изменения эмоциональной окраски отражаемого в сознании внутреннего опыта (например, возникают интенсивные эмоциональные переживания новизны, необычности, ирреальности, сопровождающие переход к новым формам категоризации). 3) Изменения процессов самоосознания, рефлексии, проявляющиеся в том, что некоторые элементы феноменологии ИСС переживаются субъектом не как продукты собственной психической активности, а как нечто объективное и

независимое от него, например, интерпретация внутреннего опыта как откровения свыше: «было мне видение», «слышал я голос» и т.п. 4) Изменения восприятия времени, последовательности происходящих во внутренней реальности событий, частичная или полная их амнезия, обусловленная трудностью, а иногда и невозможностью, перевода внутреннего опыта, полученного в ИСС, на «язык» социально-нормированных форм категоризации, например, сложность воспроизведения последовательности событий сновидения в бодрствующем состоянии.

В литературе ИСС определяется также как психическое состояние, вызванное тем или иным физиологическим, психологическим или фармакологическим агентом, субъективно описываемое индивидом в терминах внутреннего опыта и при объективном наблюдении за ним характеризуемое как отклонение от определенной нормы функционирования психики (F.D. Goodman,1983). Ч. Тарт определяет ИСС как качественную перестройку в индивидуальном паттерне психического функционирования (Tart, 1972). Первой формой фиксации и развития в человеческой культуре сознательного индуцирования ИСС и их активного применения с различными целями является шаманизм. Хорошо известны состояния, описанные как «шаманская болезнь», «шаманский транс», состояния коллективного транса, например в процессе обряда камлания и т.д. В дальнейшем ИСС и приемы их наведения нашли свое место как в различных религиях, так и в «народной» культуре: в народных играх, карнавалах, гаданиях, знахарстве, деревенской магии и др. Привлечение внимания науки к феноменам ИСС и способам их регуляции связывается с эпохой месмеризма, когда Ф.А. Месмером (17331815) были заложены основы гипноза и начато его активное терапевтическое использование.

В современной психологии разрабатываются различные модели, описывающие ИСС: дискретные, континуальные и дискретно-континуальные. Ярким представителем первого подхода является Ч. Тарт (Tart, 1975). Основываясь на представлении о сознании как о сложно организованной, системной конструкции, он развивает концепцию прерывных или дискретных состояний сознания. Примерами дискретных состояний сознания являются

обычное бодрствование, сон, психопатологические состояния, токсикогенный психоз, медитативное состояние, гипнотическое состояние и т.п.

К. Мартиндейл является представителем континуального подхода к моделированию ИСС. В своей теории непрерывных состояний сознания он основывается на предположении о том, что по мере постепенной регрессии сознания, происходящей при воздействии совершенно различных факторов, все основные психологические показатели меняются плавно, без скачков и ИСС непрерывно переходят одно в другое (С. Martindale, 1981). Представитель дискретно-континуального подхода А. Дитрих (А. Dittrih, 1981) в своей теории смежных состояний сознания опирается на работы В. Вундта, схематично описывавшего психику в виде круга, в центре которого бодрствующее сознание, на окружности - бессознательное, а внутри круга - переходные структуры сознания, качественно различающиеся (разные радиусы), но сравниваемые друг с другом (принадлежащие одному концентрическому кольцу, т.е. равноудаленные от центра). В модели А. Дитриха, состояния сознания прерывны, так как ими управляют разные закономерности, но и одновременно в большой степени смежны, что устанавливается их корреляцией между собой.

В отечественной психологии разработаны и применяются оригинальная техника наведения транса - сенсомоторный психосинтез В.В. Кучеренко (1986), использующая погружение в иллюзорную реальность путем интеграции ощущений различных модальностей; метод интерактивной психотерапии A.B. Россохина (1993), основывающийся на диалогичных стратегиях внутренней работы в ИСС, и др. Отечественными специалистами также активно используются методы эриксоновского гипноза (JI. Кроль), нейро-лингвистического программирования (А. Ситников), холотропной терапии (В.Майков, В. Козлов), ребефинга и вайвэйшн (С. Всехсвятский). Говоря о методах, использующих индуцирование ИСС, следует, вслед за М. Эриксоном, проводить различие между методами наведения транса (интенсивное дыхание, ритмичные движения, пение мантр и т.п.) и методами непосредственно психотерапевтической работы в возникшем ИСС. Анализируя способность различных технических приемов индуцировать ИСС

той или иной глубины, с точки зрения континуальной модели, можно отметить, что отсутствие качественных различий между разными формами трансовых состояний предполагает и отсутствие качественных различий между существующими средствами их достижения. В этом случае они представляют собой лишь различные пути, разные «входы» в мир ИСС. Например, феноменология состояний, возникающих в результате использования ЛСД (С. Грофф) воспроизводится и при применении дыхательных техник; воспроизведение пережитых ранее ИСС возможно при использовании гипноза и т.д. Трансперсональными психологами предложен ряд классификаций, систематизирующих и описывающих необычные переживания личности в ИСС и модели психики, на них основывающиеся (самые известные из них: спектр сознания К. Уилбера (Wilber, 1977); картография внутренних пространств С.Грофа (Grof, 1976), модель холодвижения - Holomovement (от греч. holos-цельный, movement-движение) Д. Бома (Böhm, 1980); основанная на философии буддизма модель личности Р. Уолша и Ф. Воган (Walsh, Vaughan, 1980). В отечественной психологии в рамках психосемантического подхода (В.Ф. Петренко, В.В. Кучеренко, 1988) ИСС рассматриваются через изменения форм категоризации сознания субъекта, трансформации его семантических пространств. В.В. Налимовым разработана вероятностно ориентированная личностная модель сознания (В.В. Налимов, 1989) и совместно с Ж.А. Дрогалиной исследовались ИСС, вызываемые с помощью направленной медитации (Nalimov, 1982). Изменения в работе языковых систем и речеобразующих механизмов при ИСС изучались Д.Л. Спиваком (1986, 1989). Динамика рефлексивной активности сознания в ИСС исследуется A.B. Россохиным (1993, 1995) в интерактивной психотерапии.

Исследования ИСС дают не только богатую феноменологию для психотерапии и клинической психологии и позволяют разрабатывать новые, высокоэффективные методы терапии, но и намечают пути к ответу на многие сложные вопросы теоретической психологии, например, к выяснению механизмов функционирования творческого мышления на бессознательном уровне. Тематика ИСС, являясь фундаментальной проблемой психологии

сознания, в то же время имеет междисциплинарный характер и представляет собой область науки, в которой тесно пересекаются интересы общей психологии, клинической психологии, психиатрии, искусственного интеллекта, социальной психологии и др.

Во второй главе - «Метод сенсомоторного психосинтеза» -рассматривается история гипноза, как яркого представителя плеяды психотехник измененных состояний сознания и представлена авторская разработка метода сенсомоторного психосинтеза, позволяющего работать с малогипнабельными испытуемыми. Возникновение гипноза связано с развитием подхода Месмера к лечению невротических заболеваний (Ф.А.Брокгауз, И.А. Ефрон, 1896; В.Е,Рожнов,1979; О.В. Овчинникова, Е.Е. Насиновская, Н.Г. Иткин,1989; Л. Шерток, 1982,1991,1992).

Современные представления о психофизиологических основах гипнотического состояния опираются на данные по исследованию проблемы межполушарной ассиметрии и межполушарного взаимодействия человеческого мозга. Согласно этим представлениям, наступление гипнотического состояния происходит в результате понижения активности левого полушария мозга при одновременном повышении активности правого полушария, ответственного за наглядно-образную и эмоционально-смысловую переработку информации (О.В. Овчинникова, Е.Е. Насиновская, Н.Г. Иткин, 1989; Л. Шерток, 1992). Феноменологически это проявляется в том, что вербальные инструкции испытуемый в гипнозе воспринимает как свои собственные мысли, ощущения, переживания. Если, например, инструкция содержит описание природы, то испытуемый ощущает себя в этом месте. Сообщает, что видит лес, реку, слушает пение птиц, - то есть, он «видит», «слышит», «ощущает» телесно и кинестетически то, о чем идет речь в вербальной инструкции. Содержанием сознания испытуемого в гипнозе становятся продукты эмоционально-образной переработки содержания текста речевых инструкций.

Еще одним из характерных моментов гипнотического состояния является изменение эмоциональных и поведенческих реакций. Вербальная инструкция рождает переживание, аналогичное тому, что испытывал бы испытуемый в

реальной ситуации, аналогичной той ситуации, которая задается этой речевой инструкцией. Поведенческие реакции редуцируются до уровня автоматизмов, наиболее простых и привычных стереотипов, шаблонов поведения. Эта редукция до уровня операций (в терминах деятельностной теории) в поведении протекает при углублении гипнотического состояния на фоне одновременного повышения активности в образной сфере. Наблюдается как бы перетекание активности из сферы практических действий в сферу активности воображения, действия с образами, действия в форме наглядно-чувственных образов.

Повышение внутренней активности в глубоком гипнозе проявляется, в частности, в явлении гипермнезии. Этот уникальный феномен часто указывается в качестве одного из критериев наступления состояния глубокого гипноза. Наиболее эффектно явление гипермнезии выступает в опытах с регрессией возраста, когда наблюдается яркое оживление образов прошлых ситуаций, во всех деталях восстанавливающих события внушенного периода, изменение почерка в соответствии с тем, каким он был в период, соответствующий внушенному. Явление гипермнезии характеризуют также опыты с внушением младенческого возраста, в которых наблюдались рефлексы младенца у взрослого человека. В экспериментах с внушением невесомости кандидатам в космонавты зарегистрированы физиологические и даже биохимические изменения, воспроизводящие реакции адаптации к невесомости в условиях космического полета, вплоть до изменения состава крови и вымывания солей кальция из костей (Л.П. Гримак, 1978). Эти результаты согласуются с данными классических исследований гипноза, в которых воспроизводились симптомы перенесенных ранее испытуемыми болезней, ожогов и т.п. (П.И. Буль, 1974; К.И. Платонов, 1957; Л. Шерток, 1982, 1991, 1992). Таким образом, удивительное явление гипермнезии поражает не только верностью и детальностью казалось бы давно забытой информации, но и возможностью восстановления младенческих спинальных рефлексов, физиологических реакций организма даже на тканевом и биохимическом уровне. Возможность вызывания такого рода реакций с помощью речевой инструкции связывают с особой пластичностью психики в

состоянии глубокого гипноза (JI. Шерток, 1982, 1991). Так, при воспроизведении физиологических процессов адаптации к невесомости, мозг, осуществляя задачу, должен учитывать реально действующий фактор гравитации (Л.П. Гримак, 1978). При моделировании мышления детского возраста мы получаем ответы, соответствующие феноменам Пиаже. Воспроизводится логика мышления ребенка, шаблоны, способы мышления. (O.K. Тихомиров, В.Л. Райков, H.A. Березанская, 1975; О.В. Овчинникова, Е.Е. Насиновская, Н.Г. Иткин, 1989.). Для глубоко гипнабельных испытуемых, как можно наблюдать, практически одинаково решается задача извлечения из памяти информации, полученной совсем недавно, и информации, относящейся к событиям далекого прошлого из жизни, например, 20-30-летней давности. Но ограниченность количества глубоко гипнабельных испытуемых ставит исследователей перед необходимостью поиска других методов, аналогичных гипнозу в плане возможностей допуска к неосознаваемым субъектом знаниям, но отличающихся применимостью к большему контингенту испытуемых.

Вопрос о принципиальной возможности извлечения из памяти такой информации, о которой в сознании нет никакого представления, можно считать решенным положительно после известного открытия Пенфилда в области нейрохирургии. Он обнаружил, что стимуляция слабым током определенных участков головного мозга приводит у человека к появлению образов-воспоминаний, отражающих реальные события прошлого в различные моменты жизни. Испытуемый как бы просматривает фильм, отражающий события его жизни, причем в таких деталях, которые не зафиксированы в памяти на сознательном уровне. Эти данные, полученные в нейрохирургии, показывают, на наш взгляд, что никакая информация не стирается в памяти и при определенных обстоятельствах она может становиться достоянием сознания. Известен, например, феномен прокручивания «ленты жизни» в экстремальных ситуациях, в ситуации клинической смерти и т.д. (Подробнее см., например, A.A. Гостев, 1992).

Феномен отчуждения давно обращает на себя внимание исследователей. Тут можно вспомнить и данные этнографии (В.Н. Басилов, 1984, 1986; Л.П. Потапов, 1991), и культурно-исторические исследования (Д.Д. Фрезер,

1980, 1990; Э.Б. Тайлор, 1989; Н.В. Абаев, 1990), и историко-психологические (В.Н. Леман, 1900), и древние описания религиозного опыта, например, жития святых, где встречаются высказывания типа: «было мне видение...», «слышал я голос...», «открылось мне...», «явилось мне...», «...и было мне откровение...».

Работая с измененными состояниями сознания, мы обратили внимание на то, что испытуемый отчуждает себя как субъекта от продуктов собственной активности в трансовых состояниях. Этот феномен «отчуждения» проявляется в том, что, например, разглядывая картины или слушая музыку, испытуемый не осознает, что это - лишь продукты его собственной творческой активности, порождения его собственного воображения, он не воспринимает себя автором возникающих в его сознании образов. В гипнозе, в конечном счете, авторство приписывается гипнотизеру, а в психоанализе эту роль Фрейд передал бессознательному, а против попыток приписывания этой роли психоаналитику, удачно защитился теорией трансфера.

Явление гипермнезии, характерное для гипноза, также обнаруживается в различных формах измененных состояний сознания вне зависимости от того, какими средствами они вызываются. Выбор психотехнических средств и сопряженных с ними теоретических подходов определяет возможности в глубине проникновения в прошлое, в точности воспроизведения информации и формах ее презентации сознанию, возможности в плане управления процессом экспликации неосознаваемых субъектом знаний.

Эффективные техники использования широких возможностей, открывающихся нам при работе с трансовыми состояниями, предложены, в частности, М. Эриксоном, положившим начало разработки особого направления недирективного гипноза (М. Эриксон, 1964; М. Эриксон, Е. Росси, С. Росси, 1976; Д. Хейли, 1973).

Широкую известность получил метаподход в исследовании возможностей техник работы с измененными состояниями сознания в психотерапии и других прикладных направлениях, основы которого заложены в работах Джона Гриндера и Ричарда Бендлера (Д. Гриндер, Р. Бендлер, 1974, 1976). Этот подход - «Нейролингвистическое программирование» (НЛП), - представляет собой попытку анализа и интеграции различных психотехнических

направлений, таких как эриксонианский гипноз, техники гештальтпсихотерапии, бихевиоральные, методики процессуальной ориентации и т.д.

Современные психотехнологии создавались, в первую очередь, для использования в психотерапии и лишь впоследствии некоторые из входящих в них психотехнические приемы модифицировались для решения других практических задач. Но применение психотехник работы с измененными состояниями для решения практических задач психологии или в рамках психологических исследований ставит в их отношении совершенно иные, чем в психотерапии, требования в плане содержательного отбора психотехнических приемов, характера их использования, формирования тактики психотехнической работы. Поэтому в нашей лаборатории на протяжении ряда лет создавалась психотехническая методика, специально ориентированная на нужды психологии, как для решения исследовательских задач, так и задач психологической практики. Эта методика получила название сенсомоторного психосинтеза (В.Ф. Петренко, 1988; В.Ф. Петренко, В.В. Кучеренко, 1988; В.В. Кучеренко, 1990).

Техника сенсомоторного психосинтеза включает приемы интрамодального, интермодального и сенсомоторного синтеза компонентов конструируемого образа. В ходе интрамодального синтеза вызываются ощущения какой-либо одной модальности, которые затем объединяются, интегрируются в целостный образ. На следующем этапе используются приемы интермодального синтеза, опирающегося на механизмы сенсибилизации и синестезии, что дополняет формируемый образ ощущениями других модальностей. Сенсомоторный синтез направлен на интеграцию активности сенсорных систем и двигательной активности субъекта в соответствии со структурой и логикой конструируемого образа моделируемой ситуации. Например, формирование у испытуемого образа иллюстрированного журнала может начаться с тактильных ощущений: фактуры глянцевой бумаги, тяжести в руках, прохлады. Далее активируется репрезентативная система, позволяющая дополнить образ компонентами зрительной модальности. В структуру образа могут быть включены ощущения запаха типографской

краски и шелеста перелистываемых страниц. Динамика состояния сознания в процессе синтеза сопровождается такими изменениями функционирования механизмов рефлексии, при которых партнер по взаимодействию (психолог) воспринимается субъектом только как собеседник во внутреннем диалоге, как часть собственного «Я», речевые инструкции - как собственные мысли, ощущения, переживания.

Использование приемов интермодального синтеза подчинено следующей логике:

Шаг 1. Деструкция наличного образа, привыкание к ощущениям, адаптация сенсорных систем.

Шаг 2. Выбор приема (метафоры) для переструктурирования сенсорного опыта в направлении, удобном для формирования нового образа, переопредмечивания чувственной ткани сознания.

Шаг 3. Окончательное достраивание формируемого образа.

Помимо приемов интрамодального синтеза, техника сенсомоторного психосинтеза включает в себя также приемы интермодального и сенсомоторного синтеза компонентов конструируемого образа. Приемы интермодального синтеза, опирающиеся на механизмы сенсибилизации и синестезии, позволяют дополнить формируемый образ ощущениями других модальностей. Сенсомоторный синтез направлен на интеграцию активности сенсорных систем и двигательной активности субъекта в соответствии со структурой и логикой конструируемого образа и моделируемой действительности.

Глава 3 «Психосемантика измененных состояний сознания на примере гипнотерапии больных алкоголизмом» посвящена описанию изменений социально-психологических установок больных алкоголизмом в ходе их лечения с помощью гипнотерапии. Такая направленность исследования связана с системным характером трансформации личности.

Мозг человека в норме вырабатывает кортикоиды (эндоморфины) -своеобразные гормоны радости и активации. Алкоголь активирует и усиливает их выработку. При болезни алкоголизма происходит перестройка организма,

меняется химизм крови и мозг уже не в состоянии самостоятельно вырабатывать кортикоиды без воздействия внешнего фактора - алкоголя.

Мы полагаем, что сами по себе измененные состояния сознания (В.В. Кучеренко, A.B. Россохин, В.В. Петренко, 1998; В.В. Козлов, В.В. Майков, 2004; В.Ф. Петренко, В.В. Кучеренко, 2004.) являются одной из форм сознания, характеризующейся изменением форм категоризации (себя, других людей, мира) и переходом от понятийных форм к эмоционально окрашенному языку образов и символов (по типу сновидного). Измененные состояния сознания, по-видимому, не несут с точки зрения человеческой культуры заведомо положительную или негативную оценку. Понятия, как кристаллизация общественно выработанного человеческого опыта, держат наше сознание в узде социальной нормативности, и нарушение этических норм вполне открыто самосознанию нарушающего. В измененных состояниях сознания рефлексия ослаблена, хотя и возможна (см. A.B. Россохин, B.JI. Измагурова, 2004; A.B. Россохин, 2009) и то, что непосредственно переживается человеком в измененных состояниях сознания, является в каком-то плане воздаянием ему за предыдущие деяния и мысли, выражает своего рода «кармическую причинность».

Измененные состояния, вызванные наркотиком, ведут личность к деградации и тупику (А.Г. Плунина, Д.М. Давыдов, Е.А. Брюн, 2005). Для избавления от алкогольной и наркотической зависимости широко используются разного рода основанные на гипнозе, суггестивные техники (O.K. Тихомиров, В.Л. Райков, Н.Б. Березанская, 1975; О.В. Овчинникова, Н.Г. Иткин, H.H. Авдеева, Е.Е. Насиновская, З.Л. Перес, 1974; С. Мышляев, 1993; О.В. Овчинникова, Е.Е. Насиновская, Н.Г. Иткин, 1989; Л. Шерток, 2002; Д. Гриндер, Р. Бэндлер, 1995; Л.П. Гримак, 2002, 2004; Ж. Годэн, 2003; М.Д. Япко, 2002).

Практика избавления от алкогольной и наркозависимости, разработанная нами, основана на замещении негативного опыта измененных состояний сознания на позитивный. Травмирующие переживания тревоги, подавленности вытесняются высоко позитивными эмоциями радости, эстетическими переживаниями, вызванными медитативными образами величественных гор,

безбрежного океана, звездного неба. В гипнотических сеансах у пациентов вызываются не только (как в методе кодирования А.Р. Довженко) резко негативные переживания, связанные с потреблением алкоголя. Так, например, пациенты видят собственное разлагающееся тело, отвратительно пахнущее алкоголем, что не только вызывает отвращение к алкоголю, но и активирует работу иммунной системы пациента. В лечебных гипнотических сеансах пациенты испытывают и весьма положительные переживания, стимулирующие выброс эндоморфинов (гормонов радости). Пациенты купаются в волнах эфира, наблюдая с высоты Землю, созерцают ночное небо его с мириадами звезд и путешествуют в иные, трудно описуемые на земном языке, миры. Близкие технологии работы воображения используют американские психологи в рамках когнитивной психотерапии (см. Т. Дауд 2003; Beck 1995; Ellis 1993). В результате массированных положительных эмоций не только улучшается физическое состояние пациентов, но и меняется их самооценка, видение собственного будущего и жизненных перспектив. Если непосредственно перед лечением пациенты ориентированы на стабилизацию жизненной ситуации (ведь алкоголизация вредит отношениям в семье и на работе, и пациенты соглашаются на лечение чаще всего под угрозой распада семьи и увольнения с работы), то к концу лечения у многих из них возникают новые жизненные планы и перспективы. Личностные изменения пациентов в ходе психотерапии дают основания полагать, что трансформируется система «базовой философии жизни пациента», включающая глубинные представления о доброжелательности - враждебности окружающего мира и значимости собственного «Я» (М.А. Падун, Н.В. Тарабрина, 2004).

В задачу нашего эмпирического исследования входило изучение трансформации семантического пространства самосознания пациента на фоне оценки ряда социальных типажей в ходе гипнотерапии.

Испытуемыми являлись 13 пациентов (обоего пола) Наркологической больницы №17 города Москвы, которым был поставлен диагноз хронического алкоголизма.

Процедура гипнотерапии осуществлялась в течении 4 недель и включала 10 сеансов длительностью около 3-х часов. Процедура исследования включала структурированное интервью в форме психосемантического шкалирования. Опрос проводился до проведения курса гипнотерапии и сразу после него.

Методика опроса. Испытуемых просили по шестибалльной шкале (от 0 до 5) оценить то, насколько позициям «я - сам», « я - в мечтах», и «я - через три года», а также таким ролевым позициям (или социальным типажам) как: «несчастный человек», «хронический алкоголик», «делец», «семьянин», «верующий человек», - свойственны такие психические, социальные и физиологические состояния как: «верить в свою звезду», «иметь хорошее физическое самочувствие», «пользоваться успехом у противоположного пола», «иметь теплые отношения с близкими», «злоупотреблять алкоголем», «конфликтовать с окружающими»», «думать о самоубийстве» и т.д. Всего 55 суждений.

Индивидуальные протоколы испытуемых (всего 13 человек) группировались в суммарную матрицу данных (24 х 55) (12 ролевых позиций ДО гипнотерапии + 12 ролевых позиций ПОСЛЕ гипнотерапии на 55 суждений-дескрипторов), которая подвергалась процедуре факторного анализа.

Обработка данных с помощью факторного анализа позволила выделить 4 значимых фактора, объясняющих 56, 15, 14 и 4 процента общей дисперсии, образующими некий интегральный синкретический фактор «Общего благополучия», куда вошли пункты (суждения), посвященные физическому здоровью, экономическому и социальному благосостоянию и психологическому благополучию, включающему творческую реализацию и высокую самооценку, в то время как противоположный полюс включает разные фрустрирующие состояния и проблемы. Наиболее полярными объектами по этому фактору оказались ролевые позиция «я - в мечтах», «уверенный в себе человек», «делец» - на полюсе благополучия, и «несчастный человек» и «злоупотребляющий алкоголем человек» - на полюсе неблагополучия.

Рис. 1 Семантическое пространство динамики ролевых позиций в ходе гипнотерапии у пациентов наркологической клиники по факторам И, Р2.

Мы интерпретировали Первый фактор как фактор «Общего благополучия <-> неблагополучия».

Наиболее полярными по второму фактору оказались (см. рис. 1) ролевые позиции: «хороший семьянин», «уверенный в себе человек», «типичный человек» - с одной стороны; и: «ведущий бессмысленный образ жизни», «отбывающий заключение», «злоупотребляющий алкоголем» - с другой. Содержание контрастирующих (образующих полюса фактора) пунктов опросника и характер размещения по этому фактору ролевых позиций позволяет интерпретировать Второй фактор как «Упорядоченность бытия *-* жизненная нестабильность (готовность к переменам)».

Третий выделенный фактор был назван фактором «Толерантности» («Терпимости» или «Ненасилия»). Наиболее контрастны по этому фактору «верующий человек» и «хороший семьянин», как склонные к терпимости. На противоположном полюсе фактора находятся ролевые позиции «отбывающий

заключение» и «делец». Причем «делец» оценивается даже более склонным к насилию, чем человек, «отбывающий заключение».

Исходя из содержания пунктов опросника, входящих в Четвертый фактор, и того, что наиболее полярные позиции по этому фактору занимали ролевые позиции «верующий человек» - с одной стороны, и «злоупотребляющий алкоголем» и «ведущий бессмысленный образ жизни» - с другой, мы интерпретировали Четвертый фактор как «Фактор Осмысленности бытия».

Рассмотрим динамику изменения координат «ролевых позиций» в семантическом пространстве наших респондентов-пациентов ДО - и ПОСЛЕ проведения гипнотерапии.

По первому фактору «Общее благополучие» позиция «я - такой, какой есть» после проведения психотерапии значительно переместилась в сторону большего благополучия и практически достигла позиции «я - в мечтах» до проведения гипнотерапии. Т.е. наличное состояние пациентов после проведенного лечения почти достигло их мечты о желанном будущем Динамика ролевых позиций по второму фактору выявила парадоксальную тенденцию некоторого смещения «упорядоченных» ролевых позиций «хорошего семьянина», «уверенного в себе человека», «типичного человека», «дельца» в сторону меньшей упорядоченности бытия, при существенной склонности к переменам ролевых позиций: «я - такой какой есть», «я - в мечтах» и «я - через три года». Т.е. после гипнотерапии пациенты обнаружили большую готовность к переменам.

Динамика третьего фактора «Толерантность» свидетельствует о незначительном, но планомерном нарастании миролюбия, терпимости и доброго отношения к окружающим у наших пациентов. Динамика четвертого фактора «Религиозность» показывает, что практика вхождения в измененные состояния сознания пробуждает интерес и тягу к трансцендентальному. При этом мы, конечно, далеки от того, чтобы приписывать пациентам, лечащимся от алкоголизма, чуть ли не духовный поиск и богоискательство. Но и не отрицаем возможности пробуждения вкуса к транцендентальному не только через традиционные (для православия) религиозные практики поста и

молитвы, но и через широко практикуемые, но плохо рефлексируемые в канонической церковной службе, суггестивные и медитативные практики. Психосемантический анализ практики сенсомоторного психосинтеза, проведенный на больных алкоголизмом, показал как возможность количественной оценки эффективности этой практики (через меру сдвига ролевых позиций в семантическом пространстве), так и эффективность самой психотерапевтической процедуры.

Глава 4 «Сопоставление практик тибетского буддизма и гипнотерапии при работе с образами» посвящена культурологическому аспекту проблемы измененных состояний сознания, сопоставительному анализу современных исследований с образом традиционных психопрактик буддизма. Близость приемов западной психотерапии к буддистской психопрактике отмечал К.Г. Юнг, признавая, что его путь «постижения мира буддийской мысли» лежал не в направлении изучения истории религии или философии. «К знакомству со взглядами и методами Будды, этого великого учителя человечества, побуждаемого чувством сострадания к людям, обреченным на старость, болезни и смерть, привел меня профессиональный интерес врача, долг которого - облегчить страдания человека» (цит. по: Альбедиль, 2006, с. 30). Рассматриваются практики тантрического буддизма медитации на йидам - буддийских божеств, идентификация с которыми позволяет обрести практикующему те или иные личностные качества. Проводится параллель с современными исследованиями процесса идентификации со значимым другим, когда даже сам факт присутствия значимого другого в одном пространственном локусе значительно меняет не только внешнее поведение ребенка (см. исследования Е.В. Субботского [1983] по моральному развитию ребенка), но, по мнению А.У. Хараша (1980), даже усиливает его творческий потенциал, стимулируя к креативным ходам при решении творческих задач. Доказательство «инобытия личности в другом» (термин В.А. Петровского) реализовано в остроумных экспериментах И.П. Гуренковой, В.А. Грязевой, А.Н. Смирновой, Е.Ю. Уварина, выполненных под руководством В.А. Петровского (Петровский, 1996; Грязева, Петровский, 1993), где присутствие портретов «любимого» или «нелюбимого»

учителя вызывало расширение или сужение зоны поиска креативных (творческих) решений предложенной экспериментатором задачи.

Обосновывается положение о том, что в основе религиозных практик буддизма и православной психопрактики исихазма лежат общие механизмы остановки вербального потока сознания, ведущей первоначально к спонтанной визуализации, а в дальнейшем - снимающей любые формы категоризации и преодолевающей субъектно-объектную оппозицию (двойственность).

В заключении обобщаются основные итоги работы, анализируются механизмы формирования образов в измененных состояниях сознания.

Выводы.

1. В измененных состояниях сознания меняется категориальная структура процессов осознания мира, себя и других (размерность факторов, их содержание, коннотативные значения анализируемых объектов).

2. Наряду с изменением категориальных структур, в измененных состояниях сознания наблюдается феномен отчуждения субъектом продуктов собственной активности (собственные мысли звучат как чужие голоса или воспринимаются как зрительные образы реальных событий).

3. В измененных состояниях сознания происходит переход от знаково-понятийных форм репрезентации к образно-символическим формам.

4. Религиозные практики (например, медитация на Йидам в тантрическом буддизме или практика исихазма в православии) имеют сходные психологические механизмы с практиками работы с образами в рамках психотерапии.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в 27 публикациях (общий объем - 13,4 п.л.; авторский вклад - 7,6 п.л.).

Публикации в рецензируемых журналах, утвержденных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований:

1. Кучеренко, В.В. Взаимосвязь эмоций и цвета / В.В. Кучеренко, В.Ф.

Петренко // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. - 1988. - № 3. - С.

70 - 82. - 0,6 п.л./0,3 п.л.

2. Кучеренко, B.B. Измененные состояния сознания: психологический анализ / В.В. Кучеренко, В.Ф. Петренко, A.B. Россохин // Вопросы психологии. -1998. - № 3. - С. 70 - 78. - 0,6 п.л./0,2 п.л.

3. Кучеренко, В.В Психосемантика измененных состояний сознания (на материале гипнотерапии алкоголизма) / В.В. Кучеренко, В.Ф. Петренко, Ю.А. Вяльба // Психологический журнал. - 2006. - № 5. - С. 16-27. -0,6 п.л./ 0,2п.л.

4. Кучеренко, В.В. Медитация как непосредственное познание / В.Ф. Петренко, В.В. Кучеренко // Вопросы философии - 2008 - №8. С. 83-101. -1 п.л./0,5 п.л.

Научные публикации в других изданиях:

5. Кучеренко, В.В. Влияние аффекта на семантическую организацию значений / В.В. Кучеренко, В.Ф. Петренко, A.A. Нистратов // Текст как психолингвистическая реальность: сб. науч. тр. / Институт языкознания АН СССР. - Москва, 1982. - С. 60 - 80. - 1 п.л./0,33 п.л.

6. Кучеренко, В.В. Модельные представления уровневой организации значения / В.В. Кучеренко // ВИНИТИ № 5523-83 Депонент от 10.10.83. (0,6 П.Л.).

7. Кучеренко, В.В. Влияние аффекта на структуру семантических связей. / В.В. Кучеренко // Тезисы Съезда психологов СССР. - Москва, 1983. (0,1п.л.).

8. Кучеренко, В.В. Влияние эмоций на процесс категоризации / В.В. Кучеренко, В.Ф. Петренко // Тезисы докладов Всесоюзной конференции: Эмоциональная регуляция учебной и трудовой деятельности. - Москва -Одесса, 1986. - С. 233. - 0,1п.л./0,05 п.л.

9. Кучеренко, В.В. Сенсомоторный психосинтез. / В.В. Кучеренко // Психология: словарь /Ред. В.П. Зинченко, A.B. Петровского./ - Москва, -1990.-С. 357-358 (0,5 п.л.).

10. Кучеренко, В.В. Индивидуальные различия в психологии измененных состояний сознания / В.В. Кучеренко // Индивидуальность в современной жизни: сб. науч. тр. / СГУ, Смоленск, 1995. - С. 180 - 182 (0,15 п.л.).

11. Кучеренко, В.В. Техника экспликации неосознаваемых субъектом знаний и критерии измененных состояний сознания / В.В. Кучеренко //

Индивидуальность как субъект и объект современной жизни: сб. науч. тр. / СГУ, - Смоленск, 1996. - С. 214 - 221 (0,4 пл.).

12. Кучеренко, В.В. Методика извлечения информации из пассивного запаса памяти / В.В. Кучеренко // Методы психологии: сб. науч. тр. / РГУ, Ростов-на-Дону, 1997. - Т. 3. - С. 155 - 158 (0,6 пл.).

13. Кучеренко, В.В. Процессы категоризации в измененных состояниях сознания / В.В. Кучеренко // Двенадцатый международный симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации: сб. науч. тр. / Москва, 1997. - С. 91-92(0,1 пл.).

14. Кучеренко, В.В. Измененные состояния сознания как психологическая реальность / В.В. Кучеренко, В.Ф. Петренко, A.B. Россохин // Журнал практикующего психолога. - Киев, 1998. - № 4. - С. 81 - 93. - 0,6 п.л./0,2 пл.

15. Кучеренко, В.В. Особенности обучения студентов трансовой работе / В.В. Кучеренко // Развивающая психология - основа гуманизации образования. -Москва, 1988. - Том 2. - С. 92 (0,05 пл.).

16. Кучеренко, В.В. Психологический анализ феноменологии измененных состояний сознания / В.В. Кучеренко // Научная конференция: Ломоносовские чтения. МГУ - 1998. - С. 50 (0,5 пл.).

17. Кучеренко, В.В. Феномен ложной телепатии в измененных состояниях сознания / В.В. Кучеренко // Ежегодник Российского Психологического Общества, 2 съезд-Ярославль, 1998.-Т. 4.-В. 1 - С. 96-97 (0,1 пл.).

18. Кучеренко, В.В. Психосемантическое исследование категоризации субъектом репрезентации измененных состояний сознания / В.В. Кучеренко, C.B. Козлов // Индивидуальность в современном мире. Материалы 3 Международной научно-практической конференции по проблемам исследования и развития индивидуальности. - Смоленск, 1999. - Т. 1. - С. 212-222.-0,4 пл./0,2 пл.

19. Кучеренко, В. В. Искусство суггестивного воздействия, или некоторые мысли впрок / В.В. Кучеренко, В.Ф. Петренко // Журнал практикующего психолога. - Киев, 2000. - С. 73 - 84. - 0,6 пл./0,3 пл.

20. Кучеренко, В.В. Измененные состояния сознания: психологический анализ / В.В. Кучеренко, В.Ф. Петренко, А.В. Россохин // Психология сознания. Сер. Хрестоматия по психологии. - С. 403 - 411. - 0,4 пл./0,13 п.л.

21. Кучеренко, В.В. Искусство суггестивного воздействия / В.Ф. Петренко, В.В. Кучеренко // Российская наука: дорога жизни: сб. науч. тр. -Российский фонд фундаментальных исследований - Москва, 2002. - С. 950 -958.-0,6 п.л./0,3 п.л.

22. Кучеренко, В.В. Суггестивное внушение в контексте выбора судьбы / В.В. Кучеренко, В.Ф. Петренко // Историческая психология российского сознания. - Самара, 2005. - С. 251-261. - 0,4 п.л./0,2п.л.

23. Кучеренко, В.В. Медитация как непосредственное познание / В.В. Кучеренко, В.Ф. Петренко // Методология и история психологии. - 2007. -Т. 2.-№1.-С. 164-189.-1 п.л./0,5 п.л.

24. Кучеренко, В.В. Семантическое пространство восприятия стран Мира гражданами Узбекистана / В.В. Кучеренко, В.Ф. Петренко, И.Н. Карицкий, О.В. Митина // Ч.Ф.: Социальный психолог. - Ярославль, 2007. - № 2. - С. 62-69.-0,4 п.л./0,1 п.л.

25 Кучеренко, В.В. Измененные состояния сознания: психосемантический аспект / В.В. Кучеренко, В.Ф. Петренко // Сборник научно-популярных статей - победителей конкурса РФФИ 2007 года. Российский фонд фундаментальных исследований. Выпуск 11. - Москва, - 2008. - С. 293-302. - 0,4 п.л./0,2 п.л.

26. Kucherenko V., Psycho-semantics of the altered states of consciousness of human / Petrenko V., Kucherenko V. // Psychology in Russia State of the art /Ed. by Y. Zinchenko and V. Petrenko. - Moscow, - 2008. - P. 265-280. - 0,6 п.л./0,3 п.л.

27. Kucherenko V., Meditation as the Non-Mediated Perception / Petrenko V., Kucherenko V. // Psychology in Russia State of the art /Ed. By Y. Zinchenko and V. Petrenko. - Moscow, - 2010.- P. 73-111.-1 п.л./0,5 п.л.

Подписано в печать: 12.11.10 Объем: 1,5 усл.п.л. Тираж: 110 экз. Заказ № 769735 Отпечатано в типографии «Реглет» 119526, г. Москва, пр-т Вернадского,39 (495) 363-78-90; www.reglet.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Кучеренко, Владимир Вилетарьевич, 2010 год

ВВЕДЕНИЕ.

Глава I. ИЗМЕНЕННЫЕ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ.

ГЛАВА II. МЕТОД СЕНСОМОТОРНОГО ПСИХОСИНТЕЗА.

ГИПНОЗ И ПРОБЛЕМА ПАМЯТИ.

ТЕХНИКА СЕНСОМОТОРНОГО ПСИХОСИНТЕЗА.

ПРИЕМЫ ПСИХОСИНТЕЗА.

ВИЗУАЛЬНЫЙ СИНТЕЗ.

АУДИАЛЬНЫЙ СИНТЕЗ.

ПСИХОСИНТЕЗ СХЕМЫ ТЕЛА И ПРОСТРАНСТВА.

ГЛАВА III. ПСИХОСЕМАНТИКА ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЙ СОЗНАНИЯ НА МАТЕРИАЛЕ ГИПНОТЕРАПИИ БОЛЬНЫХ АЛКОГОЛИЗМОМ.

ОБЩЕЕ ОБСУЖДЕНИЕ.

ГЛАВА IV. СОПОСТАВЛЕНИЕ ПРАКТИК ТИБЕТСКОГО БУДДИЗМА И ГИПНОТЕРАПИИ ПРИ РАБОТЕ С ОБРАЗАМИ.

Введение диссертации по психологии, на тему "Процессы категоризации в измененных состояниях сознания"

Актуальность темы. Использование психотехник измененных состояний сознания восходит к истокам человеческой культуры. В практиках шаманизма измененные состояния сознания выступали как средство социальной и психологической регуляции жизни племени. Практика медитации — как средство достижения измененных форм сознания - отражена в Ведах и ранних произведениях буддизма. В то же время систематическое изучение измененных состояний сознания начинается только с эпохи мессмеризма (18 век), представленного искусством Ф.А. Мессмера, Ш. Де Пьюсегюра, аббата Фариа, Дж. Брейда. В девятнадцатом и двадцатом веке трансовые состояния (гипноз) изучали такие выдающиеся ученые как Ж.М. Шарко, И. Бернгейм, В.М. Бехтерев, И.П. Павлов. Современная проблематика изучения измененных форм сознания затрагивает в основном изучение различных форм гипноза (М. Эриксон, B.JI. Райков, Л.Г. Гримак) и их практическое применение. Тем не менее, измененные состояния сознания остаются мало изученной областью психологии. В отечественном психологическом словаре (под редакцией A.B. Петровского и М.Г. Ярошевского) и в психологической энциклопедии (под редакцией

Б.Г. Мещерякова, В.П. Зинченко) отсутствует определение этого термина. Актуальной задачей общепсихологического исследования, реализуемого в диссертации, является описание круга психологических феноменов подпадающих под это понятие, и формулировка, по крайней мере, рабочего операционального определения этих форм сознания. В задачу диссертационного исследования входит выделение наиболее общих характеристик, отличающих изменённые формы сознания от его обычного функционирования. Социально значимый аспект изучения измененных состояний связан с психотерапевтической практикой, где ускоряющейся темп социальной жизни требует разработки техник релаксации, снятия невротического напряжения и коррекции личностных нарушений. Проблема измененных состояний сознания актуальна и в практике криминальной психологии и психологии деликвентного поведения, и наркологии. Агрессивные толпы футбольных фанатов, экстаз посетителей фанклубов, неистовство приверженцев тоталитарных религиозных сект, возбужденное состояние террористов-смертников - все эти, казалось бы, разные психические феномены имеют общий корень в притягательности психических состояний измененных форм сознания. Проблематика измененных состояний сознания важна в профессиональной деятельности, связанной с экстремальными нагрузками, значима она и в спортивной психологии, инженерной и космической психологии, психологии творчества и патопсихологии.

Методологической основой диссертации является разработка проблемы сознания в рамках школы Л.С. Выготского - А.Н. Леонтьева -А.Р. Лурии, где под структурой сознания понимается единство трех его образующих: значения, чувственной ткани и личностного смысла. В рамках этой школы при развитии психосемантического подхода к исследованию сознания (В.Ф. Петренко, А.П. Супрун; А.Г. Шмелев) операциональной моделью сознания выступают многомерные семантические пространства. Проблема категоризации в измененных состояниях сознания выступает как трансформация этих семантических пространств, изменения их размерности, перцептуальной мощности оснований категоризации и изменения координат коннотативных значений анализируемых объектов. Проблема категоризации в измененных состояниях сознания имеет культурно-исторический аспект в методологии, где язык бессознательного трактуется через призму мифологического мышления, образов сновидений, архетипических образов (П. Ле-ви-Брюль, 3. Фрейд, К. Юнг, Д. Фрэзер, Э. Тейлор) и множественности ментальных миров (Я. Хинтикка, А.Г. Асмолов, Б.М. Величковский; АВ. Петровский), а также принципа конструктивизма (Дж. Келли, К. Герген, В.Ф. Петренко), где построение образа (в том числе и в гипнозе) рассматривается не как отражение объектного мира, а как одна из возможных моделей реальности, одна из культурно-исторически обусловленных картин мира (А.Н. Леонтьев, С.Д. Смирнов, В.В. Петухов, 6

Д.А. Леонтьев). Методологической основой диссертации являются также представления И.П. Павлова о первой (эмоционально-образной) и второй (знаковой) сигнальных системах; Ж.М. Шарко об уровневой организации гипнотических состояний; идеи В.М. Бехтерева и К.И. Платонова о суггестии как особой форме коммуникации, минующей контроль сознания; методологические разработки Л.П. Гримака, В.Л. Райкова о возможности в гипнозе моделировать психические и физиологические состояния человека.

Объект исследования: формы категоризации в измененных состояниях сознания и метод сенсомоторного психосинтеза, позволяющий погружать в трансовые состояния малогипнабельных испытуемых.

Предмет исследования: трансформации категориальной структуры семантических пространств (выступающих операциональными моделями сознания человека) в ситуации измененных состояний сознания. А также феноменология измененных состояний сознания в модельном языке психосемантики.

Цель работы - выделение существенных психологических признаков измененных состояний сознания, разработка метода сенсомоторного психосинтеза, позволяющего формировать трансовые состояния и воспроизводить в них ту феноменологию, которая необходима в исследовательских или практических целях.

Задачи исследования:

1) анализ и систематизация психологически значимых признаков измененных состояний сознания;

2) исследование феноменологии трансовых состояний методом сенсомоторного психосинтеза;

3) выделение психологических критериев измененных состояний сознания;

4) проведение психосемантического исследования, посвященного изменениям форм категоризации сознания пациентов в ходе гипнотерапии (на материале лечения хронического алкоголизма), включающего построение семантических пространств (до и после проведения гипнотерапии), анализа трансформации категориальных структур в этих пространствах в ходе лечения с помощью гипнотерапии;

5) сопоставление современных психотерапевтических практик гипнотерапии и религиозных практик работы с образами (на материале тантрического буддизма).

Гипотезы исследования.

Основная гипотеза исследования заключается в том, что при вхождении человека в измененные состояния сознания меняется категориальная структура процессов осознания мира, себя и других (размерность, содержание факторов, коннотативные значения анализируемых объектов). Предполагается, что наряду с изменением категориальных структур в измененных состояниях сознания, наблюдается фено8 мен отчуждения субъектом продуктов собственной активности (собственные мысли звучат как чужие голоса или воспринимаются как зрительные образы реальных событий). Выдвигается гипотеза о том, что при категоризации происходит переход от знаково-понятийных форм репрезентации к образно-символическим формам. Предполагается также, что ряд религиозных практик (например, медитация на Йидам в тантрическом буддизме или практика исихазма в православии имеют сходные психологические механизмы с практиками работы с образами в рамках суггестивной психотерапии).

Методы исследования: авторская разработка суггестивной техники — сенсомоторного психосинтеза, позволяющей вводить в трансо-вые состояния малогипнабельных пациентов; методы экспериментальной психосемантики, позволяющие выделять категориальные структуры сознания пациентов, с помощью построения многомерных семантических пространств; приемы клинической беседы и наблюдения за пациентами, а так же анализ протоколов и субъективных отчетов испытуемых.

Научная новизна и теоретическая значимость. Разработана авторская методика погружения пациентов в трансовые состояния - метод сенсомоторного психосинтеза, - которая позволяет исследовать сознание в различных режимах функционирования. Сенсомоторный психосинтез состоит в управлении состояниями сознания субъекта в про9 цессе особого суггестивного диалога. Он заключается в поэтапном формировании целостного образа моделируемой иллюзорной реальности посредством последовательности специальных тестовых заданий, предполагающих концентрацию внимания на тех ощущениях, переживаниях, представлениях, которые возникают при их решении. В отличие от классических суггестивных техник, традиционно ориентированных на подавление активности механизмов сознательного контроля у пациента, суггестивный диалог служит формой организации сознательных усилий субъекта на повышение эффективности суггестивных приемов и выступает формой совместной деятельности суггестера и пациента. Динамика состояния сознания в процессе сенсомоторного психосинтеза сопровождается такими изменениями функционирования механизмов рефлексии, при которых партнер по взаимодействию (психолог) воспринимается субъектом только как собеседник во внутреннем диалоге, как часть собственного «Я», а речевые инструкции - как собственные мысли, ощущения, переживания. Диалогичность сенсомоторного психосинтеза отличает его от гипноза, самогипноза и медитации, монологичных в своей основе. Поскольку процесс сенсомоторного психосинтеза не требует «гипнотического торможения мозга» и не сопровождается состоянием гипнотического сна, субъект находится в более активном состоянии, чем при классической гипнотизации. В противоположность гипнозу, эксплуатирующему гипнабельность индивида,

10 техника сенсомоторного психосинтеза не зависит от этой характеристики субъекта и позволяет добиваться даже у малогипнабельных индивидов таких же эффектов, как и при глубоком гипнозе.

Другой аспект новизны настоящего диссертационного исследования связан с использованием аппарата психосемантики для описания категориальных структур в измененных состояниях сознания. Применение методов психосемантики к анализу трансформации семантических пространств в условиях измененных состояний сознания позволило выявить как содержательные аспекты этих трансформаций (переход от понятийных к образно-символическим формам категоризации), так и структурно-формальные (связанные с изменением размерности семантических пространств, изменением мощности факторов, как оснований категоризации, и изменением коннотативных значений, смыслов анализируемых объектов). Характер трансформации семантических пространств в измененных состояниях сознания позволил выдвинуть гипотезу об аффинном характере трансформации пространств при суггестивных внушениях. Наконец, сопоставление практик работы с образами, используемыми в современной психотерапии и практиками тантрического буддизма и православного исихазма позволяет выдвинуть предположение о наличии единого психологического механизма, реализующего эту феноменологию.

Положения выносимые на защиту.

1. Разработанный авторский метод сенсомоторного психосинтеза является психологической техникой погружения в трансовые состояния малогипнабельных испытуемых. Суть метода сенсомоторного психосинтеза заключается в формировании многомерной и полимодальной «иллюзорной реальности» за счет поэтапного подключения к актуали-зованным ощущениям и восприятию пациента, все новых предметных характеристик, формируемой иллюзорной реальности.

2. Измененные формы сознания характеризуются изменением форм категоризации и переходом от знаково-понятийных к образно-символическим формам репрезентации. В рамках психосемантического подхода к изучению измененных состояний сознания, этот процесс описывается как трансформация семантических пространств, изменение их размерности, содержания факторов коннотативных значений, отражающих смысл субъекта по поводу содержания, на которое направлено сознание.

3. Измененные формы сознания включают феномен отчуждения субъектом продуктов и процессов собственной активности, заключающийся в том, что построенная иллюзорная реальность или собственные фантазии, переживаются как независимая от субъекта, реально существующая действительность («и было мне видение.», «слышал я голос.», «открылось мне.»). Собственные же представления достигают яркости эйдетических образов.

4. В измененных состояниях сознания происходят трансформации самосознания субъекта, выражающиеся в изменении образа Я (самооценки), в изменении схемы тела, возможных временных инверсиях (в прошлое, будущее, изменение субъективного хода времени), в размывании границ образа Я и «образа мира». Границы Я в глубоком погружении в медитативной практике или в трансовом состоянии в глубоком гипнозе расширяются до границ образа мира. В результате расширения границ идентичности снимается «чувство двойственности» и в пределе снимается субъектно-объектная оппозиция человека и мира.

Достоверность полученных результатов обусловлена большим практическим опытом автора диссертации (насчитывающим более 30 лет активной работы над формированием психосемантического подхода к изучению измененных состояний сознания) и большим объемом психотерапевтической практики автора, включающим более 5 тысяч пациентов (в рамках работы в наркологической больницы), более 7 тысяч пациентов (в рамках индивидуальной психотерапевтической практики), более 70 человек (в рамках спортивной психологии) и более 200 испытуемых в многочисленных эмпирических исследованиях трансо-вой феноменологии. Статистическая достоверность результатов обусловлена использованием современных методов многомерной статистики: корреляционного, факторного и кластерного анализа, с использованием компьютеризированного статистического пакета программ

SPSS. Достоверность полученных результатов обусловлена также сопоставлением результатов и конвергентной валидностью в реконструкции феноменологии широкого класса задач, в которых применялся метод сенсомоторного психосинтеза: психотерапии, наркологии, спортивной психологии, криминалистике.

Практическая значимость.

Разработанный нами в рамках диссертационного исследования метод сенсомоторного психосинтеза, позволяющий вводить в трансо-вые состояния малогипнабельных пациентов, нашел применение в различные годы в психотерапевтической работе с больными алкоголизмом и наркоманией (наркологическая больница № 17 города Москвы), использовался для активизации мнемической деятельности и для извлечения информации из пассивного запаса памяти свидетелей преступлений (Генеральная прокуратура России), для психологической подготовки спортсменов к соревнованиям и для повышения мастерства спортсменов в ходе тренировок (сборная России по бобслею). Результаты исследования форм категоризации в измененных состояниях сознания, полученные в диссертационном исследовании, позволяют наметить инварианты форм религиозного опыта и подойти к систематизации духовных практик, присущих мировым религиям. Разработанный в диссертационном исследовании психосемантический подход к изучению измененных состояний сознания, опирающийся на построение семан

14 тических пространств, как операциональных моделей сознания, позволяет проводить количественную оценку эффективности, широкого круга, психотерапевтических практик.

Материалы экспериментальных исследований категоризации в измененных состояниях сознания и разработка методов введения пациентов в трансовые состояния, а также теоретические модели, построенные в ходе этих исследований, вошли в курс «Психология сознания» и спецпрактикум «Метод сенсомоторного психосинтеза» на факультете психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, а также в курсы, читавшиеся в Самарском государственном университете, Смоленском гуманитарном университете, в Севастопольском филиале МГУ и Ташкентском филиале МГУ.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

В измененных состояниях сознания меняется категориальная структура процессов осознания мира, себя и других (размерность факторов, их содержание, коннотативные значения анализируемых объектов).

Наряду с изменением категориальных структур в измененных состояниях сознания наблюдается феномен отчуждения субъектом продуктов собственной активности Собственные мысли звучат как чужие голоса или воспринимаются как зрительные образы реальных событий).

В измененных состояниях сознания происходит переход от знако-во-понятийных форм репрезентации к образно-символическим формам.

Религиозные практики (например, медитация на Йидам в тантрическом буддизме или практика исихазма в православии) имеют сходные психологические механизмы с практиками работы с образами в рамках психотерапии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

В нашей работе мы опираемся на разработку проблемы сознания в рамках школы Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьева, А.Р.Лурии, где под структурой сознания понимается единство трех его образующих: значения, чувственной ткани и личностного смысла. В рамках этой школы при развитии психосемантического подхода к исследованию сознания (В.Ф.Петренко, А.Г.Шмелев) операциональной моделью сознания выступают многомерные семантические пространства. Методы психосемантики позволяют изучать процессы категоризации на различных уровнях репрезентации объекта субъекту. Проблема категоризации в измененных состояниях сознания выступает как трансформация семан

I ^ тических пространств, изменения их размерности, перцептуальной мощности оснований категоризации и изменения координат коннотативных значений анализируемых объектов. В задачу нашего исследования входит выделение наиболее общих характеристик, отличающих измененные формы сознания от его обычного функционирования. !

Проблему соотношения сознания и бессознательного мы рассматриваем в контексте проблемы уровней репрезентации объектов субъекту. В контексте современной психосемантики не существует отдельно друг от друга функционирующих и порождающих различную феноменологию механизмов сознания и бессознательного, можно говорить о разных уровнях единой системы репрезентации. Термины сознание и бессознательное могут быть удобны в теоретическом анализе для условного разведения различных аспектов единой психологической реальности процессов деятельности сознания.

В измененных состояниях сознания происходит переход от денотативных форм категоризации на коннотативные. И как следствие, мы наблюдаем, во-первых, - переключение с вербально-логических на образные формы репрезентации, когда на первый план выдвигается чувственная ткань сознания, и, во-вторых, - переход от понятийных видов обобщения к комплексным. Кроме того, изменения форм категоризации сопровождаются изменениями в самосознании - рефлексии субъекта становятся доступными содержания более глубинных уровней репрезентации. Изменения самосознания, в частности, проявляются в феномене отчуждения субъектом процессов и продуктов собственной активности.

Выделение общих характеристик измененных состояний сознания является одной из задач нашей работы. К таким характеристикам мы относим следующие изменения в функционировании сознания. Во-первых, наблюдается изменение форм категоризации, переход от знаково-понятийных к образно-символическим формам репрезентации. В рамках психосемантического подхода к изучению измененных состояний сознания, этот процесс описывается как трансформация семантических пространств, изменение их размерности, содержания факторов коннота

161 тивных значений, отражающих смысл субъекта по поводу содержания, на которое направлено сознание. Во-вторых, измененные формы сознания включают феномен отчуждения субъектом продуктов и процессов собственной активности, проявляющийся в том, что содержания сознания в его измененных формах, или собственные фантазии, достигают яркости эйдетических образов и переживаются как независимая от субъекта, реально существующая действительность. В-третьих, происходят трансформации самосознания субъекта, выражающиеся в изменении образа Я (самооценки), в изменении схемы тела, возможных временных 1 инверсиях (в прошлое, будущее, изменение субъективного хода времени), в размывании границ образа Я и образа мира. Границы Я в глубоком погружении в медитативной практике или в глубоком трансовом состоянии расширяются до границ образа мира. В результате расширения границ идентичности снимается «чувство двойственности» и в пределе

Т I — > * 1 снимается субъектно-объектная оппозиция человека и мира.

Механизм феномена отчуждения на наш взгляд нуждается в изу- , чении. Он проявляется в измененных состояниях сознания, различающихся и по форме, и по глубине, и по функциям. Безусловно, он связан с феноменом «трансовой логики», проявляющимся в снижении чувстви

I V. /I \ \ I М I V V Т ! ! / тельности к логическим противоречиям (Орн). Мы связываем эти изменения в рефлексии с переходом на невербальные формы категоризации

I I и с тем, что в содержании сознания проявляются объекты глубинных

162 уровней репрезентации, которые имеют специфические характеристики. Например, на глубинных уровнях репрезентации образ становится не сукцессивным, а симультанным (А.Н.Леонтьев). В качестве иллюстрации можно вспомнить феномен «ленты жизни» в проблематике автобиографической памяти. Иные формы категоризации приводят изменению объемов информации, которыми оперирует субъект трансовой деятельности, и характеристики этой деятельности существенно меняются.

Переход к измененным состояниям сознания часто рассматривается как регрессия к архаичным формам реагирования. С нашей точки зре пия, для описания происходящих в психике изменений более адекватным термином является инверсия.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Кучеренко, Владимир Вилетарьевич, Москва