Автореферат диссертации по теме "Пространственно-временные компоненты образа мира моряков в длительном рейсе"

На правах рукописи

Истомина Олеся Александровна

Пространственно-временные компоненты образа мира моряков в длительном рейсе

Специальность 19.00.03 -Психология труда, инженерная психология, эргономика (психологические науки)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Владивосток - 2005

Работа выполнена на кафедре психофизиологии и психологии труда в особых условиях Морского государственного университета имени адмирала Г. И. Невельского

Научный руководитель: кандидат философских наук, доцент

Орлова Мария Юрьевна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Стрелков Юрий Константинович

Ведущая организация - Институт психологии Российской академии наук

Защита состоится «06» июня 2005 г., в 10 часов на заседании регионального диссертационного совета КМ 218.003.04 в Дальневосточном государственном университете путей сообщения по адресу: 680021, Хабаровск, ул. Серышева, 47, ауд. 230 (корпус 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дальневосточного государственного университета путей сообщения.

Автореферат разослан «05» мая 2005 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат психологических наук Берг Татьяна Николаевна

кандидат психологических наук

Сокольская М.В.

Актуальность темы исследования. Существует целый ряд условий профессиональной деятельности, где экстремальность воздействующих факторов задается временными и пространственными параметрами. К таковым могут быть отнесены условия профессиональной деятельности в длительном автономном морском рейсе. Особый характер пространственно-временных параметров условий жизнедеятельности и труда профессионала в морском рейсе определяют: отдаленность от береговой среды, постоянное пребывание в специфической технической системе, какой является судно, ограниченность физического пространства труда и отдыха, круглосуточный режим работы, вахтенный способ организации труда экипажа судна, и, при соответствующих маршрутах, частая смена часовых поясов. Такие физические пространственные и временные параметры обусловливают специфику социальных факторов (неразделенность бытовой и производственной сфер жизнедеятельности, относительная социальная изоляция экипажа, узость ближайшего — профессионального, с регламентированной системой отношений - и отдаленность личностно значимого социального окружения), макросредовых факторов (однообразие и монотонность пейзажа, смена климатических поясов), которые, наряду с микросредовыми факторами судна, воздействуют на профессионала-моряка. В ряде исследований описаны психофизиологические, психологические особенности моряков, социально-психологические характеристики морских экипажей, детерминированные воздействием особых условий жизни и профессиональной деятельности в рейсе (Ю. М. Стенько, А. М. Свядощ, Л. И. Лурье, А. П. Страхов, В. Д. Ткачен-ко, Ю. К. Авот, Ю. Ф. Волков, А. А. Репин, В. Н. Левицкий, В. В. Бердышев, Г. Ф. Гри-горенко, Г. И. Аранович, Э. С. Вересоцкий, В. Н. Парохин, А. И. Еремеева, Л. М. Маце-вич, А. С. Фатьянов, В. И. Лебедев, В. М. Лобастое, Ю. В. Каминский, А. А. Яковлева,

A. Н. Швыдюк, Л. П. Енькова, С. А. Данченко, М. Н. Янчук и др.), в которых, в частности, показана определяющая роль длительности пребывания морских специалистов в данных условиях. Изучению пространственно-временной проблематики в жизнедеятельности и труде моряков посвящен ряд исследований преимущественно психофизиологического толка (В. В. Бердышев, Г. Ф. Григоренко, А. А. Репин, Э. С. Вересоцкий,

B. Н. Парохин, А. Н. Швыдюк), личностным особенностям морских специалистов в данном контексте исследователями уделялось меньшее внимание (Э. С. Вересоцкий, В. Н. Парохин, В. И. Лебедев, Л. П. Енькова, М. Н. Янчук).

В понятии «образ мира», предложенном А. Н. Леонтьевым, может быть описано психологическое значение как физических параметров пространства и времени, совокупности условий деятельности профессионала, так и пространственно-временной организации жизнедеятельности. Категория «образ мира» активно разрабатывается в современной теоретической психологии (В. П. Зинченко, С. Д. Смирнов, В. В. Петухов, Е. А. Климов, Е. Ю. Артемьева, Ю. К. Стрелков, В. П. Серкин, В. Ф. Петренко, Д. А. Медведев). В самом широком понимании образ мира - это интегральное личностное образование, целостная система представлений человека о мире, других людях, себе; в нее входит окружающая действительность в своих существенных характеристиках. Формируясь в ходе индивидуальной «истории деятельностей субъекта», образ мира представителей разнотипных профессий приобретает 1Л1Шифику (Е. А.

Климов, Е. Ю. Артемьева, Ю. К. Стрелков, В. Ф. Петренко, А. Г. Шмелев, В. П. Сер-кин). Образ мира в качестве составляющих содержит «пространственно-временные координаты видимого мира» (А. Н. Леонтьев) и, формируясь и развиваясь в конкретной деятельности субъекта, не только оказывается связан со всем множеством процессов и совокупностью условий, в которые данная деятельность вплетена, но и выполняет по отношению к ним регуляторную функцию.

Исследований образа мира профессионала в конкретных условиях профессиональной деятельности в целом недостаточно, что делает подобные разработки актуальными. Кроме того, увеличение длительности автономных морских рейсов как тенденция современного флота, на фоне отсутствующей системы реабилитационных мероприятий для морских специалистов, делает актуальными прикладные исследования профессиональной морской психологии. Проблемное поле данной работы определено как изучение пространственно-временных компонентов образа мира моряков в условиях длительного рейса.

Объект исследования - образ мира профессионала.

Предмет исследования - пространственно-временные компоненты образа мира моряков в длительном рейсе.

Цель работы - изучить пространственно-временные компоненты образа мира моряков в длительном морском рейсе.

Гипотеза исследования: существует специфика пространственно-временных компонентов образа мира моряков в условиях длительного рейса.

Задачи исследования:

1. Представить теоретический анализ основных положений концепции образа мира, описать механизмы, выделить основные структурные элементы образа мира и подходы к их исследованию.

2. Описать условия труда и жизнедеятельности моряков в длительном рейсе, а также их пространственно-временные особенности.

3. Определить методы эмпирического исследования пространственно - временных компонентов образа мира моряков в условиях длительного рейса.

4. Провести эмпирическое изучение пространственно-временных компонентов образа мира моряков в длительном рейсе.

5. Выявить содержательные особенности образа мира моряков.

6. Провести сравнительный анализ образа мира моряков по критериям: пространственно-временная специфика рейсов, длительность пребывания в условиях рейса, особенности пространственно-временной организации труда отдельных групп морских специалистов.

Методологическую основу исследования составили современные научные представления об «образе мира» (А. Н. Леонтьев, В. П. Зинченко, С. Д. Смирнов, В. В. Петухов, Е. А. Климов, Е. Ю. Артемьева, Ю. К. Стрелков, В. П. Серкин, В. Ф. Петренко, Д. А. Медведев), основные положения общепсихологической теории деятельности (С. Л. Рубинштейн, А. Н. Леонтьев) и системного подхода (Б. Ф. Ломов, К. К. Платонов), теоретические подходы в .изучении пространства и времени (К. Левин, К. Линч, С. Л.

Рубинштейн, Б. Г. Ананьев, К. А. Абульханова, Е. И. Головаха, А. А. Кроник и др.), постулаты о су&ьектности личности (С. JL Рубинштейн, К. А. Абульханова), основные идеи экологического, системно-деятельностного (К. Левин, В. А. Ясвин, С. Д. Дерябо, В. И. Панов, JI. Г. Дикая) и психосемантического подходов (В. Ф. Петренко, А. Г. Шмелев, Е. Ю. Артемьева).

Методы исследования. Использованы комплексный организационный метод, обсервационные и психодиагностические методы сбора эмпирических данных, стандартизованные и экспертные (проективные и диалогические) методы, количественный и качественный методы обработки данных, а также структурный интерпретационный метод:

-методы включенного наблюдения, опроса, беседы, анализа документов; -методики: частный вербальный биполярный семантический дифференциал «Хронотоп» (В. В. Калита, Н. В. Петровская, Е. А. Аджидерская, 1999), проективная рисуночная методика «Пространство и время» (модификация методики Л. П. Еньковой «Нарисуй время», 2001), методика «Уровень субъективного контроля» Дж. Роттера (модификация Е. Ф. Бажина, Е. А. Голынкиной, А. М. Эткинда, 1984);

-сравнительный анализ, метод экспертной оценки, методы кластерного и факторного анализа, метод выделения семантических универсалий оценки, метод анализа профилей оценки семантического дифференциала;

-методы статистической обработки данных с использованием критериев у1, F-критерия Фишера, U-критерия Манна-Уитни и Z-критерия Колмогорова-Смирнова, программы SPSS 11.5 (for Windows, Russian version).

Обоснованность и достоверность полученных результатов и сделанных на их основе выводов обеспечены использованием валидных, надежных и апробированных в отечественной психологии диагностических методов и методик, адекватных предмету, целям и гипотезе исследования; репрезентативной и объемной выборкой (612 человек), корректным применением методов статистической обработки данных; углубленным качественным анализом результатов.

Научная новизна и теоретическая значимость. Проанализированы основные теоретические подходы к исследованию пространственно-временных компонентов образа мира. Описана специфика образа мира профессионала в особых условиях деятельности (на примере моряков в длительном рейсе). Показано, что пространственно-временные характеристики условий профессиональной деятельности находят свое отражение в образе мира (на примере морского рейса). Получены новые результаты, характеризующие взаимосвязь пространственно-временных характеристик условий профессиональной деятельности в длительном рейсе и пространственно-временных особенностей образа мира моряков. Описаны различия в образе мира отдельных групп морских специалистов, связанные с опытом пребывания в условиях рейса, принадлежностью к профессиональной группе, длительностью пребывания в рейсе. Разработаны методические приемы исследования образа мира профессионала в конкретных условиях деятельности. Разработаны локальные нормы для моряков в условиях длительного рейса по методике «Уровень субъективного контроля». Полученные результаты могут

быть использованы в дальнейшей разработке представлений об образе мира профессионала.

Практическая значимость: полученные в исследовании результаты могут быть применены для исследований образа мира профессионала в конкретных условиях профессиональной деятельности; в профилактической и консультационной работе с людьми, чьи условия деятельности приближены к особым; при подготовке студентов психологических специальностей вузов, психологов-практиков, курсантов высших морских учебных заведений, в процессе повышения квалификации командного плавсостава; в преподавании спецкурсов в рамках дисциплин «Психология труда», «Морская профессиональная психология».

Положения, выносимые на защиту:

1. Пространственно-временные компоненты являются содержательными составляющими образа мира.

2. Пространственно-временная организация и условия профессиональной деятельности и жизнедеятельности в морском рейсе находят отражение в образе мира моряков.

3. Развитие образа мира моряков в рейсе происходит через восприятие - переживание - осознание пространственно-временных условий труда и жизнедеятельности.

4. Длительность пребывания в морском рейсе и его пространственно - временная специфика (автономность, географическое разнообразие, временная определенность) влияют на образ мира моряков.

Апробация и реализация работы. Основные результаты работы обсуждались на научно-методическом объединении Гуманитарного института МГУ им. адм. Г. И. Невельского (г. Владивосток), докладывались на 3-х региональных научно-практических конференциях (г. Владивосток, 2000, 2003 и 2004 гг.), на 2-й Российской конференции по экологической психологии (г. Москва, 2000 г.), на 2-х международных конференциях (г. Москва, 2000 г., г. Владивосток, 2002 г.). Результаты исследования отражены в 5-ти научных публикациях и использованы в лекциях по курсам «Психология труда», «Морская профессиональная психология» в МГУ им. адм. Г. И. Невельского.

Структура и объем работы. Диссертация изложена на 300 листах машинописного текста, содержит 122 рисунка, 39 таблиц и состоит из введения, 4 глав, выводов, заключения, списка литературы и J0 приложений. Библиографический список включает 180 источников, из них 5 - зарубежных.

Экспериментальную базу исследования составили моряки (612 человек), находящиеся в длительных рейсах, мужчины и женщины, возраст от 15 до 56 лет. Сбор эмпирического материала проводился непосредственно в рейсах в Охотском, Беринговом, Японском и Балтийском морях с 2001 по 2003 гг. В исследовании приняли участие две экспериментальные группы - экипажи рыбообрабатывающих плавбаз (501 человек, женщины и мужчины, возраст от 18 до 56 лет), и одна контрольная группа - экипаж парусного судна, находящегося в кругосветном рейсе (111 человек, мужчины и женщины, возраст от 15 до 55 лет). Основными критериями различия экспериментальных и контрольной групп явились пространственно-временные особенности рейсов. Кроме этого,

на разных этапах исследования, исходя из решаемых задач, в экспериментальных группах выделялись условные подгруппы на основе критериев пространственно-временных особенностей организации труда и длительности пребывания моряков в условиях рейса.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность, научная новизна и практическая значимость изучения пространственно-временных компонентов образа мира профессионала в особых условиях деятельности, характеризуется состояние разработанности проблемы, определяются методологическая и теоретическая база, формулируются цели и задачи исследования.

В первой главе «Образ мира профессионала как интегральное личностное образование и его пространственно-временные компоненты» проанализированы современные психологические понятия, характеризующие отношение «субъект — пространство и время». «Образ мира» определен как интегральное понятие, позволяющее категориально соотнести большинство представлений современной психологии о взаимосвязи человека с пространством и временем. В главе проанализированы основные положения концепции образа мира, описаны механизмы его развития, основные структурные элементы, компоненты образа мира, а также подходы к их исследованию.

В параграфе первом «Основные положения концепции образа мира» рассмотрены теоретические представления об «образе мира» А. Н. Леонтьева, В. П. Зинченко, С. Д. Смирнова, В. В. Петухова, Е. Ю. Артемьевой, Ю. К. Стрелкова, В. П. Серкина, В. Ф. Петренко, Д. А. Медведева, а также работы Ф. Е. Василюка и А. Г. Шмелева.

Понятие «образ мира» введено в отечественную психологию А. Н. Леонтьевым. Многомерный образ (картина) мира строится в сознании субъекта и на непосредственно чувственном, и на высших познавательных уровнях. Согласно А. Н. Леонтьеву, составляющими сознания являются чувственная ткань (чувственный состав конкретных образов реальности), значения (выработанные общественной практикой, лежащие «за» обликом вещей, представляющие собой «мерность» познанных свойств, связей и отношений предметного мира, овладение которыми происходит путем интериоризации) и личностный смысл («оцениваемое» мотивами личности жизненное значение обстоятельств, создающее пристрастность сознания; производное от отношения мотива к цели деятельности). Активному восприятию отводится существенное место в механизме формирования образа мира как средству «вычерпывания» из объективной реальности «строительного материала». Образ мира представляет собой единство индивидуального и социального опыта и является ориентировочной основой поведения. Уже в момент становления чувственного образа он обладает не только пространственно-временными координатами (трехмерное пространство и время-движение), но и является предметно отнесенным (благодаря «5-му квазиизмерению» значений). Каждый конкретный акт восприятия «предзадан этим означенным миром» и должен «вписываться» в «наличный» образ мира (А. Н. Леонтьев).

При дальнейшей разработке концепции образа мира разными авторами акцент делался на различных аспектах его изучения - структуре, механизмах формирования структурных элементов и образа мира в целом, соотнесении понятия «образ мира» с различными психологическими категориями. В. П. Зинченко выделил два уровня сознания - рефлексивный (образуется значениями и личностным смыслом) и бытийный (образуется чувственной тканью образов и биодинамической тканью движений и действий), соотнеся их с различными «мирами»: в значениях репрезентуется мир идей, понятий, житейских и научных знаний, в смыслах - мир ценностей, переживаний, аффектов и эмоций, в биодинамической ткани - мир производственной, предметной, практической деятельности, в чувственной ткани — мир представлений, воображения, культурных символов и знаков. Активность применительно к образу мира получила развитие в разработке подхода к восприятию как перцептивному действию (В. П. Зинченко, А. В. Запорожец), а механизм функционирования образа мира - в постулировании «взаимопереходов» чувственной и биодинамической ткани, акцентировании внимания на значении как «фокусе» процессов интериоризации и экстериоризации.

Модели «двухуровневой» структуры образа мира, основанные на выделении в нем поверхностных и ядерных слоев (С. Д. Смирнов и В. В. Петухов), позволяют конкретизировать механизмы «вписывания» образов при отдельных актах восприятия в образ мира, детализировать соотнесение образа мира с уровнями отражения и обобщения. Содержанием поверхностного слоя образа мира являются чувственно оформленные представления о мире (отличные от «вписывающейся» мозаики конкретных чувственных впечатлений, обладающие относительной стабильностью и генерирующие первичные предметные гипотезы в конкретных актах восприятия; «мир образов»), а ядерного - амодальные схемы, определяющие целостное отражение мира (собственно «образ мира»), носителем которых является биодинамическая ткань движений и действий (С. Д. Смирнов). В. В. Петухов поверхностные структуры определяет как «представления о мире» (в них слиты антиципация, обобщенность и чувственность, «мир переживаний»), а ядерные - как «представление мира» (генетически более ранняя, связанная с аффективными переживаниями структура, «переживание (чувство) мира»). Согласно Д. А. Медведеву, внутренний слой представляет собой глубинную психосемантическую структуру, с присущим ей ценностно-ориентационным компонентом объединяющую три компонента внешнего слоя - «образ я», «образ другого», «обобщенный образ предметного мира» (отражающих три основных сферы становления личности, реализуемого через самосознание, общение и деятельность).

«Трехуровневая» структура образа мира (Е. Ю. Артемьева, Ю. К. Стрелков, В. П. Серкин) предполагает три слоя - «перцептивный мир» (соответствует сенсорно-перцептивному и представленческому уровню отражения), «картина мира» (структурированная совокупность отношений личности к актуально воспринимаемым объектам) и «образ мира в узком смысле» (амодален, формируется при преимущественном участии понятийного мышления, наиболее статичен). В данной модели структура образа мира сопоставлена со структурой субъективного опыта человека (согласно Е. Ю. Артемьевой, образные «следы» деятельностей, зафиксированные в модальных свойствах, соот-

ветствуют «предсмыслам» (уровень перцептивного мира), отношения к объектам мира - смыслам (уровень картины мира), содержание образа мира - личностным смыслам как ядерным структурам субъективного опыта); с психологической макроструктурой деятельности (В. П. Серкиным предложена функциональная модель образа мира, где его слои соотнесены с разными уровнями регуляции - деятельностью (мотивом), действием (целью) и операциями (условиями, ситуациями) внутри системы деятельностей субъекта - его образа жизни; иерархия мотивов выступает системообразующим фактором образа мира); с профессиональным опытом (согласно Ю. К. Стрелкову, в ходе профессиональной деятельности формируются схемы действий и их совокупностей, составляющие пространственные и временные операционально-смысловые структуры опыта).

Понимание картины (образа) мира субъекта как системы «индивидуальных значений» получило развитие в психосемантических исследованиях (В. Ф. Петренко, А. Г. Шмелев). Формирующаяся в течение жизни человека индивидуальная система значений организована как категориальная структура обыденного, житейского сознания (опосредующая восприятие и категоризацию окружающего мира), где значения выступают как допонятийные формы эмпирического обобщения, осуществляемого на основе сходства чувственных и эмоциональных переживаний.

«Психосемиотический тетраэдр» как модель образа сознания (Ф. Е. Василюк) предполагает, что чувственной тканью обладает не только предметное содержание образа, но и другие его «полюса» - личностный смысл, значение и слово-знак. Чувственная ткань не рядоположена значению и личностному смыслу, а является внутренней их составляющей, выступает в роли «представителя мира человеческого тела в образе сознания»; этим подчеркивается важная роль переживания воспринимаемого и осознаваемого субъектом.

Во втором параграфе «Образ мира профессионала» рассмотрены положения о профессиональной специфике образа мира (Е. А. Климов, Е. Ю. Артемьева, А. Г. Шмелев, В. Ф. Петренко, Ю. К. Стрелков).

По отношению к профессиональной деятельности в конкретных условиях Е. А. Климов выделяет семь «планов» образа мира профессионала, различающихся степенью дифференцированное™ и «профессиональной специализации» представлений. Поскольку образ мира формируется в деятельности, а познавательная и практическая деятельность представителей разнотипных профессий содержательно имеет разную предметность, их образы мира - различны. Две основные сферы дифференциации образа мира профессионалов - это окружающий предметный мир (различны образы «окрестного» мира) и социум (который по-разному «квантуется» представителями разных профессий).

Профессионалы приобретают особенности видения окружающего мира: его категоризации, отношения к ряду объектов, а иногда и свойства перцепции, оптимизирующие взаимоотношения с этими объектами (Е. Ю. Артемьева, Ю. Т. Вяткин, Ю. К. Стрелков). Для обозначения специфичных для конкретной профессии «акцентов» восприятия и отражения объектов и ситуаций, отношений к ним используется термин «мир

профессии». Профессионал является человеком, запечатлевающим структуру профессии в структуре своего личного опыта и видящим мир через призму «мира профессии»; индивидуальный образ мира субъекта трансформируется при вхождении в профессию, приближаясь к групповому, профессиональному инварианту. Исследования профессиональных стереотипов показали, что принадлежность к определенной профессиональной группе обусловливает наличие специфических категорий, опосредующих восприятие мира, когнитивную сложность; при описании профессионалами представителей других профессий действуют механизмы «автостереотипной системы отсчета» и эффекта центрации, категоризация осуществляется путем различения целостных «типажей» профессионалов как обобщенных образов представителей той или иной профессии (В. Ф. Петренко, А. Г. Шмелев). Различные стадии профессионализации характеризуются разной степенью развития пространственных, временных операционально -смысловых структур профессионального опыта (Ю. К. Стрелков).

Изучению пространственно-временных компонентов образа мира посвящен третий параграф первой главы. С. Д. Смирнов отмечает, что образ мира - это наиболее обобщенное понятие пространственно-временного контекста, в который «вписывается» вся поступающая к личности информация и который определяет ее смысл; однако пространственно-временные компоненты образа мира не всегда являлись предметом специального анализа. В параграфе рассмотрены основные направления исследований пространства и времени в психологии и понятия, описывающие отношение «человек -пространство и время».

Исследования пространства и времени в психологии имеют длительную традицию. При изучении времени исследователи определяют категориальные взаимосвязи: сознание и время, деятельность и время, личность и время, образ и время, аффект и время, психические процессы (память, восприятие, внимание, речь и пр.) и время, мотив и время, отношение и время, действие и время, операция и время, ощущение и время, поведение и время и т. д.; каждое категориальное отношение может быть раскрыто в целом ряде психологических понятий, изучаемых в прикладных исследованиях. К. А. Абульханова, анализируя направления исследований психологического времени, выделяет 4 аспекта его рассмотрения: отражение объективного времени; временные, процессуально-динамические характеристики психики (связанные с ритмами биологических, нейрофизиологических и других процессов); способность психики к регуляции времени (в движениях, действиях, деятельности); личностная организация времени жизни («размещение» во временно-пространственном континууме жизнедеятельности занятий, деятельностей, событий, отведение на них объективно и субъективно требуемого времени).

Разработанные в общепсихологических исследованиях временные понятия личностного уровня - «событие», «событийность», «межсобытийные связи» (С. Л. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев, К. А. Абульханова, Л. И. Анцыферова, Ф. Е. Василюк, Н. А. Логинова, Е. И. Головаха, А. А. Кроник, Т. Б. Карцева и др.), «временная перспектива» (Л. К. Франк, К. Левин, К. А. Абульханова, Е. И. Головаха, А. А. Кроник, Л. А. Регуш и др.), «субъективная картина жизненного пути» (С. Л. Рубинштейн, К. А. Абульханова),

«временная трансспектива» (В. И. Ковалев), «интрапсихический пространственно-временной континуум» (Т. Н. Березина), - независимо от исходных теоретических оснований раскрываются исследователями через субъективную значимость для человека (связанную с мотивационно-смысловой сферой); кроме того, большинство из перечисленных конструктов предполагает образную представленность в сознании человека. Одновременно основой регуляции, личностной организации времени деятельности и жизни, согласно К. А. Абульхановой, является способность сознания, на смысловом уровне интегрирующего все аспекты и временные особенности психики («семантический интеграл»).

Для психологических исследований традиционно различение «математического» и «перцептивного» (Ж. Пиаже, П. Фресс), «географического» и «психологического», «жизненного» (К. Левин) пространств, однако исследования не столь многочисленны и преимущественно проводятся в рамках психологии среды или экологической психологии. Анализируя подходы к исследованию пространства, И. Ю. Кузнецов и С. А. Кузнецова выделяют бихевиорально-этологическое направление (Р. Парк, Э. Холл, Р. Соммер, Р. Баркер, А. И. Рыжиков, М. Черноушек, Ю. Г. Абрамова и др.; понятия «территориальность», «персональное пространство», «личное пространство»), топологический подход К. Левина («жизненное пространство», требующее учета всех влияющих физических и социальных факторов, включающее временную перспективу), подход М. Р. Гинзбурга («жизненное поле личности», требующее учета пространственно-временных и ценностно-смысловых аспектов), когнитивное направление (представления о пространстве как «когнитивные карты», «когнитивные схемы», «фреймы» (Э. Толмен, С. Фишер, К. Купер); исследования «образа города» (И. В. Блинникова, Д. А. Леонтьев, С. Э. Габидуллина); методические принципы и способы оценки «объектов пространственно-предметной среды» К. Крайка и др.), подход К. Линча («образ города», изучать который необходимо с учетом временной размеренности пространства и субъективной значимости его отражения). Субьект-деятельностный подход в экологической психологии предполагает изучение сознания, представлений, отношения человека к окружающей среде во взаимосвязи с конкретными условиям его жизни и деятельности (В. И. Панов, В. А. Ясвин, С. Д. Дерябо).

Анализ позволил определить образ мира как интегральное образование, отражающее отношение «субъект - пространство и время». Согласно Е. А. Климову, образы мира профессионала как идеальные системы существуют вне физического пространства и времени, но предстают перед субъектом деятельности как охватывающие сложную пространственную и временную перспективу. Наибольшую разработку пространственно-временная проблематика образа мира получили в трудах Ю. К. Стрелкова и В. П. Серкина. Авторами особо подчеркивается субъективность пространства и времени: в образе мира на пятом квазиизмерении значений и личностных смыслов далеко отстоящие по временным и пространственным координатам события (объекты и пр.) могут иметь для субъекта деятельности общую смысловую интегрированность (связность).

Каждый вид профессиональной деятельности характеризуется особой пространственно-временной организацией своего предметного мира и собственной системой значений и смыслов (представлений), что позволяет говорить о смысловой организации временных и пространственных структур профессионального опыта. Связность ситуаций, людей, предметов и событий (и локальная по месту, специфичная для отдельных процессов, и глобальная смысловая) отражена в понятии «временной связности» образа мира (Ю. К. Стрелков). Деятельность профессионала требует синхронизации с различными сроками и процессами; синхронизация выступает как активность субъекта в саморегуляции, организации времени, одновременно учитывая и пространственные «координаты» процессов.

В понимании В. П. Серкина, функциональной «надсистемой» образа мира является образ жизни как система деятельностей субъекта, структура которого состоит из трех уровней: уровень сознания (субъективность пространства и времени), уровень коммуникации (конвенциональность пространства и времени) и уровень действия (конструирование пространства и времени). Описание хронотопа образа жизни (как системы хронотопов реализуемых субъектом деятельностей), в совокупности с информацией о его субъективной значимости (исследуемой методами беседы, опроса, оценки мотивацион-ного, событийного наполнения), согласно В. П. Серкину, позволяет целостно изучить «субъективный хронотоп образа мира».

Таким образом, пространственно-временные компоненты как составляющие образа мира профессионала в конкретных условиях деятельности могут быть определены как представления о пространстве и времени, отношение к пространству и времени в условиях профессиональной деятельности, как переживание пространственно-временной организации деятельности, как саморегуляция и организация времени деятельности, реализующейся в конкретных условиях.

В главе второй проанализированы особые условия профессиональной деятельности и жизнедеятельности моряков в длительном рейсе, а также их пространственно-временные особенности. В прикладных исследованиях, как правило, анализируются особенности воздействия экстремальных факторов на функциональные состояния человека, на его психологические качества, на отдельные аспекты его деятельности. Применительно к морским профессиям рассмотрены понятия «особых условий деятельности», «профессиональной адаптации», «адаптации в особых условиях», «саморегуляции функциональных состояний в особых условиях деятельности» (В. И. Лебедев, Е. А. Климов, А. К. Маркова, Л. Г. Дикая). По мнению А. К. Марковой, при анализе особых и экстремальных условий деятельности необходимо принимать во внимание две «среды» - физическую (предметную) и социальную. Каждой из «сред» свойственны конкретные типы ситуаций и закономерности (психофизиологические, психологические и социально-психологические) их влияния на профессионала.

Моряки живут и трудятся в специфических условиях, которые связаны с социальными и физическими ограничениями, длительным отрывом от привычной (береговой) среды и социального окружения. В главе рассмотрены факторы, выявленные в ходе медицинских, психофизиологических и психологических исследований моряков в соотне-

сении со спецификой их профессиональной деятельности (Ю. М. Стенько, А. М. Свя-дощ, Л. И. Лурье, А. П. Страхов, В. Д. Ткаченко, Ю. К. Авот, Ю. Ф. Волков, А. А. Репин, В. Н. Левицкий, В. В. Бердьппев, Г. Ф. Григоренко, Г. И. Аранович, Э. С. Вересоц-кий, В. Н. Парохин, А. И. Еремеева, Л. М. Мацевич, А. С. Фатьянов, В. И. Лебедев, В. М. Лобастов, Ю. В. Каминский, А. А. Яковлева, А. Н. Швыдюк, Л. П. Енькова, М. Н. Янчук и др.). На основании анализа нормативно-правовых документов и результатов проведенных психофизиологических и психологических исследований описана пространственно-временная специфика труда и жизнедеятельности в морском рейсе.

В рамках изучения пространственно-временных компонентов образа мира важно учитывать следующие особенности условий жизнедеятельности и труда в морском рейсе:

1) изменение в условиях моря основных процессов, с которыми человек «синхронизируется» на берегу - утрата ряда социальных ролей, отсутствие привычных социальных институтов, процессов, ритмов и, соответственно, сужение сфер активности личности; «ломка динамического стереотипа» (А. А. Репин) в соответствии с ритмами и пространственно-временными условиями жизнедеятельности и труда в море;

2) двойственность пространственно-временных параметров непосредственно воспринимаемого, переживаемого окружения: ограниченность (каюта, судно) — и безмерность (окружающее море, небо) пространства; регламентированность труда и жизнедеятельности на судне — и цикличность биологического (циркадные ритмы), естественного времени (ритмы окружающей природы);

3) пространственная неразделенность бытовой и производственной сфер жизнедеятельности на судне, временная регламентированность труда и отдыха;

4) разделенность социальной сферы: отдаленность значимого социального окружения и ограниченность непосредственного профессионального окружения, иерархичность межличностного взаимодействия в экипаже.

При описании особенностей жизнедеятельности и труда в морском рейсе в качестве экстремальных факторов исследователями рассматриваются как содержательные характеристики профессионального труда отдельных групп морских специалистов, так и характерные для каждой профессиональной группы особенности средовых, пространственных и временных параметров (А. А. Репин, В. Э. Вересоцкий, В. Н. Парохин, А. П. Страхов и др.). Анализ данных особенностей для разных профессиональных групп плавсостава плавбаз (командного состава, машинного состава, среднего командного состава и производственного персонала) в рамках пространственно-временной проблематики показал, что разные профессиональные группы экипажа характеризуются различными «возможностями» регуляции - временными (регламентация собственной активности, ее темпов в течение временных периодов - рабочего дня, смены, вахты), пространственными («привязанность» к рабочему месту - возможность свободного перемещения), социальными (групповой характер труда - индивидуальная деятельность, возможность коммуникации во время работы - ее отсутствие).

Теоретически обоснованное положение о взаимосвязи образа мира и профессиональной деятельности позволило сделать предварительные выводы о специфике

образа мира моряков (как особенностях восприятия, переживания, осознания, саморегуляции деятельности субъекта в условиях морского рейса), о возможном влиянии пространственно-временных условий труда и жизнедеятельности на развитие образа мира моряков в длительном рейсе.

В параграфе описаны факторы, которые могут оказывать влияние на развитие образа мира моряков: опыт пребывания в условиях рейса; пространственные характеристики рейса (разнообразие — локальность района плавания, автономность - контакты с портами); временные характеристики рейса (определенность - неопределенность сроков, длительность); содержательные характеристики профессиональной деятельности; пространственно-временные особенности условий и организации труда разных групп морских специалистов.

В третьей главе описаны характеристики субъекта исследования, ход и процедура исследования; обоснованы и представлены методы и методики, используемые в работе; описана схема и основные этапы исследования.

На разных этапах исследования в зависимости от решаемых задач введены следующие критерии разделения контрольной, экспериментальных групп (подгрупп): 1) пространственно-временные характеристики условий профессиональной деятельности и жизнедеятельности моряков: автономность, географическое разнообразие, длительность и временная определенность выполняемых судами рейсов. Рейсы экспериментальных групп автономны (без контактов с землей), географически однообразны (локальный район плавания, одна климатическая (северная) зона), длительны (до 1,5 лет), неопределенны в сроках окончания. Рейс контрольной группы не автономен (множественные контакты с портами), географически разнообразен (15000 миль, несколько климатических зон, в том числе - тропических, субтропических), длителен (4 месяца), определен (известна точная дата прибытия в порт назначения); 2) длительность пребывания моряков в рейсе: фактический срок пребывания в море отдельных членов экспериментальных групп разделен на 4 условных периода - «начальный» (0-3 мес.), «серединный» (4-10 и 11-12 мес.), «конечный» (13-18 мес.) и «запредельный» (1941 мес.); в контрольной группе выделен «начальный» (0 мес.) и «конечный» (4 мес.) периоды; 3) пространственно-временные особенности организации труда: в экспериментальных группах на основании анализа пространственно-временных особенностей организации труда штатных категорий плавсостава (командный, машинный, средний командный составы, производственный персонал) было выделено 5 условных подгрупп морских специалистов: «командный состав», «механики», «средний командный состав», «матросы-рыбообработчики», «персонал».

Во втором параграфе представлено обоснование методического обеспечения, а также описаны методы и методики исследования. Методы включенного наблюдения, беседы и анализа документов использованы в работе при качественном анализе результатов, а также при делении респондентов на подгруппы. Подбор методик исследования осуществлялся, исходя из традиционного для психологии выделения в изучаемом предмете деятельностного, аффективного и когнитивного компонентов.

Диагностический метод в исследовании представлен методикой «Уровень субъективного контроля», позволяющей изучить деятельностный аспект образа мира моряков в длительном рейсе. Основания теоретического конструкта «интернальность» Дж. Рот-тера (как локуса контроля, на поведенческом уровне проявляющегося в активности по отношению к жизненным событиям и обстоятельствам), а также описанная К. А. Абульхановой взаимосвязь между общей интернальностью и личностной организацией времени, результаты исследования Л. Г. Дикой, выявившие взаимосвязь интернально-сти и адаптивности личности в особых условиях деятельности, позволили использовать шкалу «общей интерналыюсти» методики УСК в качестве диагностического средства в соответствии с задачами исследования. На основании полученных данных были разработаны локальные нормы для моряков, находящихся в условиях длительного рейса, произведен сравнительный анализ разных периодов рейса, профессиональных групп. Для обработки полученных данных использованы статистические критерии х2> Р-критерия Фишера, Х-критерий Колмогорова-Смирнова.

Проективный метод в исследовании представлен методикой «Пространство и время», позволяющей изучить представления моряков о пространстве и времени и отношение к ним. Для обработки полученных данных использованы методы экспертной оценки, кластерного и качественного анализа.

Исследования образа мира с помощью психосемантических методов получили широкое распространение (В. Ф. Петренко, В. П. Серкин и др.). Семантический метод в исследовании образа мира моряков, с целью изучения их представлений и отношения к пространству и времени производственной среды (на основе оценки ими «рабочего места» и «места отдыха» на судне) как «хронотопа» (относительно устойчивой системы абиотических и биотических факторов), представлен методикой частного биполярного семантического дифференциала «Хронотоп» (В. В. Калита, Н. В. Петровская, Е. А. Ад-жидерская, 1999 г.). По отношению к результатам СД применен полный семантический анализ (В. П. Серкин) - выделение семантических универсалий оценки (по Е. Ю. Артемьевой), сравнение групповых профилей оценки СД (с использованием статистических и-критерия Манна-Уитни и г-критерия Колмогорова-Смирнова), редукция данных с помощью эксплораторного факторного анализа. С помощью экспертной оценки признаки-дескрипторы методики были классифицированы по пяти составляющим, соотносимым со структурными элементами образа мира - «перцептивные признаки», «деятельностный компонент», «социальный компонент», «сверхчувственные признаки» (картина мира) и «я».

В главе четвертой «Эмпирическое исследование пространственно-временных компонентов образа мира моряков в условиях длительного рейса» представлены основные результаты исследования и сформулированные на их основе выводы.

В первом параграфе представлены результаты исследования интерналыюсти моряков в длительном рейсе (методика УСК). При анализе и интерпретации результатов были приняты во внимание положения, что в профессиональной деятельности интернальность релевантна активности, самостоятельности, инициативности, ответственности (К. А. Абульханова, Л. Г. Дикая, А. К. Маркова, В. А. Бодров, В. Я. Орлов, К. Муз-

дыбаев, В. Г. Сахарова) и может быть интерпретирована как личностное качество, связанное с адаптивно-регулирующей функцией и деятельностным аспектом образа мира профессионала

В параграфе приведены данные методов включенного наблюдения и беседы, свидетельствующие о снижении проявлений ответственного поведения с увеличением срока рейса и о зависимости этой тенденции от трех факторов: организации труда и жизнедеятельности, управленческих и социально-психологических особенностей морских экипажей. К данным, полученным по методике УСК, применена стандартная процедура нормирования. Проверка соответствия эмпирического распределения нормальному теоретическому путем расчета критерия х2 Пирсона дала положительный результат (при уровне статистической значимости р < 0,01) для всех шкал методики УСК, за исключением шкалы «интернальность в области достижений» (для данной шкалы была построена огива и рассчитаны квартили). Для всех шкал методики УСК по данным моряков экспериментальной группы (экипажа плавбазы, выборка 285 чел.) рассчитаны локальные нормы (табл. 1).

Локальные нормы по методике УСК для выборки

Таблица 1

Шкала ср. арифм., Хер ср. КБ ОТКЛ., а область нормы

Интернальность общая 26,31 4,77 22-31

Интернальность в области достижений 7,45 1,98 6-9

Интернальность в области неудач 6,68 1,90 5-9

Интернальность в области производственных отношений 6,32 1,59 5-8

Интернальность в области семейных отношений 5,44 1,8 4-7

Интернальность в области межличностных отношений 2,53 0,97 2-4

Интернальность в области здоровья 2,64 0,87 2-4

Полученные в ходе исследования локальные нормы позволили произвести сравнительный анализ результатов по критериям принадлежности моряков к определенной профессиональной группе, длительности пребывания в условиях рейса. Показано, что содержание профессиональной деятельности и пространственно-временная организация труда отдельных групп морских специалистов на судне не оказывают значимого влияния на общую интернальность моряков, однако значительно проявляются в сугубо «личных» сферах - здоровья и семейных отношений. Отмечено, что в области производственных отношений только для 7,4 % экипажа характерна высокая интернальность, свидетельствующая о высокой активности, ответственности и инициативности моряков.

Наиболее значимым фактором, влияющим на интернальность, является длительность пребывания моряков в условиях рейса. Полученное распределение результатов в разные периоды рейса оказалось неодинаковым, различия были проверены при помощи Р-критерия Фишера, г-критерия Колмогорова-Смирнова; достоверность различий подтвердилась по трем шкалам методики УСК:

а) интернальности общей - между серединным периодом рейса (4-10 мес.) и двумя другими - начальным (0-3 мес.) и запредельным (19-41 мес.);

б) интернальности в области неудач - между серединным периодом (4-10 мес.) и запредельным периодом (19-41 мес.);

в) интернальности в области производственных отношений - между обоими серединными периодами (4-10 и 11-12 мес.), с одной стороны, и запредельным (19-41 мес.) - с другой (рис. 1).

Повыше нормы —Ио ниже нормы —й— Ин выше нормы

Ин ниже нормы Ж Ип выше нормы —•— Ип ниже нормы

начальный (0-3 мес) серединный 1 (4-10 мес) серединный 2 (11 12 конечный (13-18 мес) запредельный (1&-41

мес.) мес.)

периоды рейса

Рис. 1. Процентное соотношение высоких и низких результатов по шкалам методики УСК в разные периоды длительного автономного рейса в локальном районе плавания,

где Ио - интерналыюсть общая, Ин - интернальность в области неудач, Ип - шггернальность в области производственных отношений.

Анализ показал, что в течение длительного рейса интернальность претерпевает качественные изменения, которые носят нелинейный характер. Принимая то внимание, что различия ни в общей интернальности, ни в области производственных отношений между разными профессиональными группами не выражены, можно утверждать о влиянии на изменение интернальности именно условий жизнедеятельности в море. Тот факт, что наиболее значимые изменения интернальности происходят в период с 4-х до 10-ти месяцев, позволяет сделать вывод, что деятельностный аспект образа мира моряков в условиях длительного рейса, выполняя регулирующую функцию, претерпевает свои изменения именно в этот период: некоторые моряки повышают активность в саморегуляции, организации деятельности, тогда как другие - напротив, становятся более пассивными. Сопоставление полученных результатов с данными наблюдения и беседы позволило заключить, что со следующего периода (11-12 мес.) регуляция как организация моряками деятельности осуществляется путем «дифференцирования» сфер активности (например, выполнение профессиональных обязанностей ограничивается до выполнения только «обязательных» и «необходимых» действий).

Во втором параграфе представлены результаты проективного исследования представлений моряков о пространстве и времени в длительном рейсе. Методом экспертной оценки и кластерного анализа выделены 6 видов изображений моряками пространства и времени: 1) часы (индикаторы, устройства измерения времени); 2) дома (изображения

зданий, отдаленное «место», связанное с значимым социальным окружением - семьей, близкими людьми); 3) геометрические изображения (общепринятые геометрические символы); 4) море, корабль (место нахождения, окружающее пространство и время, связанное с ритмами судна и природы); 5) природные явления (различные природные объекты - деревья, солнце и луна, облака и тучи, горы, реки и озера; явления - дождь, ветер и т. п.; земная, водная, воздушная среда; животный мир); 6) космические, абстрактные изображения (планетарные, метафорические, структурно-схематические изображения с использованием индивидуальных или универсальных символов). Наличие изображений «море, корабль» (10-20 %) именно как обобщенного класса рисунков характеризует типичные для моряков способы передачи представлений о пространстве и времени и свидетельствует о профессиональной специфике этих представлений (как содержании перцептивного мира морских специалистов, отражающем условия профессиональной деятельности). Выявлено, что в течение длительного автономного рейса соотношение видов изображений «дом - море, корабль» претерпевает значимые изменения (непосредственное окружение с увеличением срока рейса все более входит в структуру представлений о времени и пространстве - с 15,5 % на начальном до 37,8 % на запредельном периодах).

Анализ социально-культурной опосредованности изображений позволил выявить выраженность различных «компонентов среды» в представлениях моряков о пространстве и времени (рис. 2).

Рис. 2. Процентное соотношение частоты использования моряками в изображениях пространства и времени различных «компонентов» среды (по результатам 3-х групп - 612 чел ).

В рисунках моряков доминирующей средой является «естественная природа» (48 %), которая зачастую изображается как «глобальная» - водная, земная и воздушная среда, лишенная животного мира (только в 7,9 % изображений присутствует фауна, преимущественно морская). «Техногенная среда» (33 %) в рисунках представлена тремя основными группами предметов - «часы», «суда» и «дома». «Культурная среда» (18

%) представлена различными геометрическими, графическими и грамматическими символами. Так как объекты «второй природы» как элементы искусственного ландшафта (дороги, тоннели, парки и пр.) не являются предметами непосредственного восприятия моряков в условиях моря, то данный компонент среды - один из двух, минимально отраженных в представлениях моряков о пространстве и времени (5 %). Малая представленность «социальной среды» (5 %) обусловлена отрывом моряков от привычной береговой среды (социум представлен подразумеваемыми «на корабле» - экипажем, «в доме» - близкими, и «на планете» - человечеством в целом).

Анализ результатов проективного исследования позволил выявить типические представления моряков о пространстве и времени:

а) конкретные представления (17-30 %) о реальных «местах» и связанных с ними ритмах, событиях: пространство судна и окружающей его природы и время ритмов производственного и природного процессов; время как «длящееся событие» рейса; представления-воспоминания об отдаленных природных уголках, где пространством является «природное место», а временем - его ритмы; представления о пространстве и времени как гетеротопии пребывания в рейсе и пострейсового отдыха;

б) общие представления (20-27 %), выражаемые через индивидуальные символы, метафоры. Данные «разномаштабные» представления о времени охватывают циклические природные и социальные процессы (от суточных до исторических), о пространстве - включают в себя как представление отдельных его свойств (направление, измеримость, протяженность и др.), так и представление его в виде неотъемлемой части природного или социального мира;

в) обобщенные представления (47-52 %), выражаемые при помощи абстрактных изображений: универсальных культурных символов, передающих синтезированные смыслы о пространстве и времени; планетарных, где пространство выступает в масштабах космоса, а время предстает как вечное; метафоричных, представляющих собой продукт индивидуального творчества. Характерными признаками таких представлений моряков о пространстве и времени являются идеи освоенности мира человечеством, своего места на планете (преобладающим является осмысление «себя на судне» как занимающих определенное место в физическом и социальном пространстве-времени); сопоставление и противопоставление «дискретности-вечности» времени, «ограниченности-безграничности» пространства и всего множества их проявлений; осмысление и переживание замкнутости физического пространства судна и временной регламентации жизнедеятельности в море в сопоставлении с ритмами природных и социальных процессов.

Переживание пространства как замкнутого (12-27 %), негативные переживания пространства и времени производственной среды проявились во всех типах представлений. Доминирующей (45-47 %) идеей времени в представлениях моряков, независимо от длительности пребывания в рейсе, является время социальное (дискретное, направленное из прошлого в будущее, связанное с ритмами природных и социальных процессов). При этом двумя основными ритмами социального времени являются именно про-

изводственный процесс (11-25 % изображений часов) и цикличность окружающей природы (18-27 %).

Выявлены различия в представлениях о пространстве и времени, связанные с наличием опыта пребывания моряков в условиях длительного рейса и содержательными характеристиками деятельности. Так, моряки, имеющие незначительный опыт пребывания в море, «пространство судна» и «время рейса» переживают более тревожно и негативно; одновременно для них актуальнее осмысление и переживание «себя на судне» в соотнесении с окружающим миром (природным, социальным) и переживание двойственности пространственно-временных параметров условий жизнедеятельности и труда (вневременности, бесконечности пространства, цикличности природы - регламентированного, дискретного времени труда и отдыха, замкнутого пространства судна); пространство судна переживается замкнутым (26,9 % по сравнению с 12,3 % экспериментальных групп). Опытные моряки более адаптированы к «пространству судна», в представлениях о времени различают субъективно переживаемую скорость времени («быстрый темп» работы в рейсе - «замедленный темп» межрейсового отдыха), их «время рейса» связано с постановкой конкретных целей трудовой деятельности (наиболее ярко это проявляется на начальном периоде рейса).

Выявлены различия, обусловленные пространственно-временными характеристиками рейсов:

а) во всех типах представлений моряков, находящихся в географически разнообразном рейсе, пространство имеет четкие координаты (обозначение географии пройденного маршрута, направления движения судна); чаще изображается в виде пространственных схем-карт;

б) различия в степени временной определенности рейсов отразились в нескольких признаках: для моряков, временная перспектива рейсов которых неопределенна, характерно изображение своего «дома», возвращение из рейса представляется отдаленным во времени - чтобы вернуться домой, нужно преодолеть не пространство как расстояние до дома, а время - как длительность рейса. Только начиная со значительного срока пребывания в рейсе (11-12 мес.) моряки представляют себе пострейсовые события. Для моряков, находящихся в рейсе с четко обозначенными временными рамками, не свойственны изображения своего «дома»: для них характерно представление о рейсе как о цикле последовательных событий, их представления обладают пространственно-временной связанностью - возвращение домой является преодолением конкретного расстояния, на которое требуется затратить определенное время; они планируют временную последовательность событий (рейс — возвращение домой - пострейсовые события);

в) в представлениях моряков, находившихся в кругосветном плавании, отражены «социальные события» рейса (посещение иностранных портов, новый опыт, социальные и культурные контакты и др.), в них в большей степени выражен компонент «социальной среды», актуально событийное «социальное время».

Таким образом, проективное исследование выявило ряд характерных различий в представлениях моряков о пространстве и времени, которые обусловлены пространст-

венно-временными характеристиками рейсов, характером деятельности, и позволило обозначить опыт пребывания в рейсах как значимый фактор.

В течение длительного автономного рейса отношение к пространству и времени, их эмоциональное переживание изменяются не только в целом, но и качественно - различно для ближайшего окружения (судна и природы) и отдаленных «мест» (дома и «береговой» природы). Анализ конкретных представлений моряков о пространстве и времени показал, что динамика эмоционального переживания пространства и времени судна включает напряженность на адаптационном этапе (фрустрированность условиями, но активность в них), последующую стабильность (4-10 мес.) и далее - возрастание негативных переживаний; окружающая судно природа в начале рейса вызывает яркие эмоциональные переживаний (80 %), уже на следующем периоде рейса сменяющимися на негативные, затем - преимущественно монотонные либо негативные. На начальном периоде (0-3 мес.) для моряков значимы все отдаленные места (дом, природа - 75 %); на следующем периоде (4-10 мес.) значимость «дома» возрастает (100 %), а природа, наоборот, перестает быть актуальной; с возрастанием срока (11-12 мес.) актуальным становится возращение домой (появляются изображения событий возвращения); на конечном периоде (13-18 мес.) моряки мечтают о береге (не «доме», а природе - походе в лес, за грибами и пр., 100 %); на запредельном периоде «дом» вызывает у половины моряков негативные переживания. Происходящие в течение рейса изменения в отношении, переживании пространства и времени, с одной стороны, связаны с приспособлением к условиям жизни и деятельности в рейсе, с другой - с отрывом от береговой среды, влиянием таких факторов, как накопление усталости, сенсорная депривация, монотонность.

В третьем параграфе представлены результаты семантического исследования образа мира моряков в условиях длительного рейса. Полный семантический анализ результатов СД «Хронотоп» по оценке моряками «рабочего места» и «места отдыха» на судне показал следующие результаты.

1. В морском рейсе у профессионалов формируется достаточно устойчивый профессиональный инвариант представлений и отношения к условиям производственной среды. При этом в образе мира моряками объективно неразделенные на физически ограниченном пространстве судна зоны труда и отдыха субъективно, семантически различаются. Функциональные состояния (активности, мобилизованности на рабочем месте и покоя, рассредоточения на месте отдыха) являются основанием для данного различения. Место отдыха воспринимается, переживается в физическом, социальном, эмоциональном планах более благополучно и комфортно, чем рабочее место: перцептивные признаки (более «мягкое», «гладкое» и пр.), деятельностный компонент (менее «ограничивающее движения»), социальный компонент (окружение более «близкое»), сверхчувственные признаки (более «доброе» и т. п.), оценка себя (меньше «страха», больше «свободы»). Данная особенность выявлена во всех группах, на всех этапах рейсов - и на уровне семантических универсалий (т. е. на уровне наиболее общих, одинаковых для значимого большинства группы «смыслов»), и на уровне статистически достоверных различий, и на уровне системы значений (факторов группового

семантического пространства). Это позволяет характеризовать данное различение как особенность образа мира моряков, связанную со спецификой условий профессиональной деятельности (неразделенности сфер труда и жизнедеятельности). Сравнительный анализ показал независимость «способа различения» от внешнесредовых условий рейса: например, в климатических зонах с низким температурным режимом (Охотское, Берингово, Балтийское море) место отдыха оценивалось моряками как более «теплое» по сравнению с рабочим, а с высокими температурами (Японское море) - как более «прохладное».

2. Показано, что умение моряков дифференцировать зоны труда и отдыха основано на опыте пребывания в морских рейсах. Опытные моряки значимо различают данные зоны по 51-61 % признаков, тогда как менее опытные - только по 17-25 %, что, в свою очередь, сказывается на менее комфортном переживании ими условий жизнедеятельности в море; в конце рейса они перестали четко различать места отдыха

и труда на уровне «сверхчувственных признаков» (картины мира). Значимой состав- ' ляющей профессионального инварианта отношения моряков к условиям морского рейса является «уверенность в себе» (самооценка собственных ресурсов). Показано, что с увеличением длительности рейса «уверенность» все более выражена у опытных моряков (согласованность в ее оценке достигает более 85 %), тогда как менее опытные моряки, напротив, к концу рейса стали менее «уверены», причем именно - в отношении условий жизнедеятельности (а не труда) на судне.

3. Выявлены различия, связанные с опытом пребывания в условиях длительного морского рейса. Отношение более опытных моряков к условиям производственной среды менее подвержено изменениям в течение рейса (81-97 % устойчивых оценок), чем у менее опытных (77-85 %). Для менее опытных моряков более значимы, актуальны объективные трудности условий профессиональной деятельности - отдаленность от береговой среды, информационный голод, ограниченность движения, однообразие обстановки, риск, иерархичность отношений в экипаже, депривация. Семантические признаки страха и степени риска с увеличением срока рейса для более опытных моряков становятся менее акчуальными, тогда как для менее опытных - наоборот, более значимыми. 1

4. Для всех моряков с увеличением срока пребывания в рейсе характерны следующие тенденции: снижение активности, снижение темпа деятельности, смена направленности на будущее «жизнью сегодняшним днем», ухудшение социального взаимодействия, усугубление депривации, увеличение напряженности труда.

5. Пространственно-временные характеристики рейсов проявились в различиях оценок моряками признаков, связанных с новизной и яркостью получаемых впечатлений. Моряки в кругосветном рейсе чувствовали себя «причастными» к экипажу и рейсу как событию, кроме того, рабочее место характеризовалось ими как «восторженное», «красивое», «экзотичное» и «уникальное», в то время как в оценках моряков в локальном районе плавания эти семантические признаки не выражены.

6. Согласованность оценок производственной среды в отдельных группах морских специалистов выше, чем в экипажах в целом. Различия в представлениях между

разными профессиональными группами выявлены в отношении рабочего места (в большей степени) и связаны с пространственно-временной организацией их труда. «Матросы-рыбообработчики» в оценках производственной среды наиболее отличаются от других профессиональных групп морских специалистов, т. к. их условия труда характеризуются наибольшими пространственно-временными ограничениями (за-данность темпа работы конвейером, невозможность свободного перемещения, затрудненность коммуникации из-за повышенного уровня шума). С увеличением срока рейса эти различия стали носить еще более выраженный характер (рис. 3).

матросы-рыбообработчики штрош-рыбообраболига

1 экспериментальная группа (0-4 мес.) 2 экспериментальная группа (12-14 мес.) Рнс. 3. Соотношение значимых различий между оценками «матросов-рыбообработчиков» и других групп морских специалистов в экспериментальных группах, где 1 - «механики», 3 - «командный состав», 4 - «средний командный состав», 5 — «персонал».

7. В целом, в групповых представлениях морских специалистов отразились объективные пространственно-временные параметры условий их труда. Для каждой профессиональной группы характерны свои «отличительные» признаки. Для «механиков» это преимущественно признаки социальные (например, «изоляция»), связанные с относительной пространственной обособленностью их рабочего места от других судовых помещений. Для «командного состава» характерно более позитивное отношение к производственной среде, «эстетические» и описывающие индивидуальный характер их труда признаки, что объективно соответствует большей комфортности их рабочего места по сравнению с другими. Для «среднего командного состава» характерны признаки их условий труда, которые предоставляют благоприятные возможности регламентации деятельности, перемещений по судну и коммуникации; с увеличением срока рейса условия труда переживаются ими все более комфортно. Для «персонала», деятельность которого связана с* пребыванием на открытых и незащищенных пространствах (внешних палубах), характерны признаки, описывающие беспокойство и «зависимость», «непредсказуемость» рабочего места. Для «матросов-рыбообработчиков», переживающих пространственно-временные условия производственной среды наименее комфортно, характерны признаки однообразия, моральной неудовлетворенности; различение места работы и отдыха по функциональным состояниям у данной категории

штата носит наиболее выраженный характер; с увеличением срока рейса значимым становится признак «ограниченности перемещений».

8. Согласованность оценок моряков на отдельных периодах рейса выше, чем экипажа в целом, что является подтверждением влияния длительности пребывания в рейсе на образ мира профессионалов. Начальный адаптационный период рейса (0-3 мес.) характеризуется «фрустрированностью условиями» производственной среды. В профессиональном инварианте (как относительно устойчивой системе групповых представлений) отразились все особенности условий морского рейса - отдаленность от цивилизации, ограниченность физического пространства, однообразие обстановки и т. д. и, одновременно, - значимость социальной сферы, «открытость контактам»; уже на начальном периоде моряки начинают семантически различать место труда и место отдыха. В следующем периоде (4-10 мес.) объективные трудности условий рейса уже не так актуальны, но одновременно становятся значимыми ограничения социальной среды; этот период рейса характеризуется скорее качественными изменениями ' в целом спектре представлений моряков. В следующий период (11-12 мес.) изменяется оценка временных характеристик жизнедеятельности («жизнь» становится «размеренной») и одновременно наблюдается ухудшение отношения к «месту отдыха». На конечном периоде рейса (13-18 мес.) отмечается снижение активности, усиление «чувства однообразия», ухудшение самочувствия на месте отдыха. На запредельном (19-41 мес.), наоборот, происходит резкое улучшение всех оценок моряков, свидетельствующие о «чрезмерной» адаптивности к условиям рейса. Анализ показал, что изменения в течение рейса происходят по признакам, отражающим основные пространственно-временные особенности условий труда и жизнедеятельности в морском рейсе: ограниченность пространства судна, относительная социальная изоляция, не-разделенность бытовой и производственной сфер, повышенная плотность коммуникативных контактов, регламентированность труда и отдыха, однообразие обстановки, депривация и др.

В заключении обобщаются основные результаты, подводятся итоги исследования, указываются проблемы и перспективы дальнейшего исследования, формулируются выводы: *

1. «Образ мира» определен как интегральное личностное образование, имеющее сложную многомерную структуру. Пространственно-временные компоненты являются необходимо содержательными составляющими образа мира.

2. Образ мира формируется в деятельности субъекта во взаимосвязи с ее предметом и всей совокупностью условий. Профессиональная деятельность обусловливает специфику образа мира профессионала. Пространственно-временные компоненты образа мира профессионала могут быть определены как представления о пространстве и времени, отношение к пространству и времени в условиях профессиональной деятельности, переживание пространственно-временной организации деятельности, саморегуляция деятельности, реализующейся в конкретных условиях.

3. Условия труда и жизнедеятельности моряков в рейсе характеризуются специфическими пространственно-временными особенностями - отсутствием некоторых

привычных процессов и ритмов, пространственной неразделенностью бытовой и производственной «зон» жизнедеятельности, временной регламентированностью труда и отдыха и др. Ряд факторов «особых условий труда» морских специалистов имеет пространственно-временное содержание, которое находит отражение в образе мира моряков.

4. В качестве методов, позволяющих исследовать пространственно-временные компоненты образа мира моряков в конкретных условиях - морском рейсе - могут быть использованы обсервационные, диалогические, диагностические, проективные и семантические методы.

5. Проективный и семантический методы исследования образа мира моряков показали, что пространственно-временная специфика морского рейса (автономность, географическое разнообразие, временная определенность) находит свое отражение в представлениях моряков о пространстве и времени.

6. Фактор длительности пребывания в рейсе значимо влияет на образ мира моряков и обусловливает особенности восприятия - переживания - осознания пространства и времени, а также регуляции деятельности в отдельные периоды рейса. В образе мира моряков на начальном периоде находят свое отражение процессы адаптации к фрустрирующим условиям рейса, в период 4-10 мес. - происходят значительные изменения в деятельностном аспекте образа мира, а в период 19-41 мес. - в образе мира отражена полная адаптированность к условиям длительного морского рейса и деза-даптированность к береговым условиям.

7. Опыт пребывания в условиях длительного рейса является значимым при описании образов мира моряков. Для менее опытных моряков предметом осознания, переживания являются, в первую очередь, объективные трудности и ограничения условий профессиональной деятельности - относительная социальная изоляция, ограниченность движений на физически малом пространстве судна, отрыв от привычной «береговой» среды, однообразие обстановки и др.

8. Семантическим методом выявлены сходство (профессиональный инвариант как относительно устойчивая система групповых представлений) и различия в представлениях о пространстве и времени у разных групп морских специалистов, обусловленные пространственно-временной спецификой организации их труда.

9. Выявлены особенности семантического различения зон труда и отдыха на судне, где основой субъективного различения является оценка функциональных состояний (активности, мобилизованности, сосредоточенности - покоя).

10. Методом сравнительного анализа выявлены изменения отношения моряков к условиям труда и жизнедеятельности в течение длительного автономного рейса: негативное отношение характерно для начального (0-3 мес.) и конечного (13-18 мес.) периодов рейса, на серединных периодах (4-12 мес.) представители разных профессиональных групп демонстрируют дифференцированное отношение, на запредельном периоде (19-41 мес.) - позитивное.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Методика комплексного описания пространственно-временного континуума «Хронотоп» // 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (Москва, 12-14 апреля 2000 г.). - М.: Экопсицентр РОСС. - (соавт.) - 0,1 п. л.

2. Ответственность членов экипажа в условиях длительного рейса // Вестник Гуманитарного института МГУ. Вып. 5. - Владивосток: Мор. гос. ун-т, 2005. - (соавт.) -1,0 п. л.

3. Применение методики «Хронотоп» для комплексной оценки пространственно-временного континуума // Молодежь и научно-технический прогресс. Материалы региональной научной конференции. - Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2000. - (соавт.) -0,1 п. л.

4. Стиль управления на плавбазах и мотивация труда матросов - рыбообработчиков // Актуальные проблемы экономики на транспорте: сб. мат-лов 2-й науч.-практ. конф. (Владивосток, 15-21 мая 2004 г.). - Владивосток: МГУ им. адм. Г. И. Невельского, 2004. - 0,4 п. л.

5. The aspects and inner structure of behaviour fishing industry conveyer labor motivation //8Л International Conference on motivation. Abstracts. - M.: Типография «Наука», 2002.-0,1 п. л.

Истомина Олеся Александровна

Пространственно-временные компоненты образа мира моряков в длительном рейсе

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Подписано в печать 03.05.2005 Формат 60x 84/16

Уч. изд. л. 1,4 Усл. печ. л. 1,5 Тираж 100 экз. Заказ № 520

Отпечатано в типографии ИПК МГУ им. адм. Г.И. Невельского 690059 г. Владивосток, ул. Верхнепортовая, 50а

РНБ Русский фонд

2006-4 11850

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Истомина, Олеся Александровна, 2005 год

Введение

Глава 1. Образ мира профессионала как интегральное личностное образо- 8 вание и его пространственно-временные компоненты

§ 1.3. Пространственно-временные компоненты образа мира профессио- 29 нала

Глава 2. Особые условия профессиональной деятельности моряков и их 43 пространственно-временные особенности

Глава 3. Методическое обеспечение исследования пространственно - вре- 67 менных компонентов образа мира моряков в длительном рейсе

§ 3.1. Общая характеристика субъекта исследования, организация и эта- 67 пы исследования в условиях длительных рейсов

§ 3.2. Методы и методики изучения пространственно-временных компо- 73 нентов образа мира моряков в длительном рейсе

Глава 4. Эмпирическое исследование пространственно-временных компо- 94 нентов образа мира моряков в длительном рейсе

§ 4.1. Исследование деятельностного аспекта образа мира: интерналь- 94 ность моряков в длительном рейсе

§ 4.2. Проективное исследование пространственно-временных компо- 113 нентов образа мира: представления моряков в длительном рейсе о пространстве и времени

§ 4.3. Семантическое исследование пространственно-временных компо- 151 нентов образа мира моряков в длительном рейсе

§1.1. Основные положения концепции образа мира

§1.2. Образ мира профессионала

Введение диссертации по психологии, на тему "Пространственно-временные компоненты образа мира моряков в длительном рейсе"

Актуальность темы исследования. Существует целый ряд условий профессиональной деятельности, где экстремальность воздействующих факторов задается временными и пространственными параметрами. К таковым могут быть отнесены условия профессиональной деятельности в длительном автономном морском рейсе. Особый характер пространственно-временных параметров условий жизнедеятельности и труда профессионала в морском рейсе определяют: отдаленность от береговой среды, постоянное пребывание в специфической технической системе, какой является судно, ограниченность физического пространства труда и отдыха, круглосуточный режим работы, вахтенный способ организации труда экипажа судна, и, при соответствующих маршрутах, частая смена часовых поясов. Такие физические пространственные и временные параметры обусловливают специфику социальных факторов (неразделенность бытовой и производственной сфер жизнедеятельности, относительная социальная изоляция экипажа, узость ближайшего — профессионального, с регламентированной системой отношений — и отдаленность личностно значимого социального окружения), макросредовых факторов (однообразие и монотонность пейзажа, смена климатических поясов), которые, наряду с микросредо-выми факторами судна, воздействуют на профессионала-моряка. В ряде исследований описаны психофизиологические, психологические особенности моряков, социально-психологические характеристики морских экипажей, детерминированные воздействием особых условий жизни и профессиональной деятельности в рейсе (Ю. М. Стенько, А. М. Свядощ, JI. И. Лурье, А. П. Страхов, В. Д. Ткаченко, Ю. К. Авот, Ю. Ф. Волков, А. А. Репин, В. Н. Левицкий, В. В. Бердышев, Г. Ф. Григоренко, Г. И. Аранович, Э. С. Вересоцкий, В. Н. Парохин, А. И. Еремеева, Л. М. Мацевич, А. С. Фатьянов, В. И. Лебедев, В. М. Лобастов, Ю. В. Каминский, А. А. Яковлева, А. Н. Швыдюк, Л. П. Енькова, С. А. Данченко, М. Н. Янчук и др.), в которых, в частности, показана определяющая роль длительности пребывания морских специалистов в данных условиях. Изучению пространственно-временной проблематики в жизнедеятельности и труде моряков посвящен ряд исследований преимущественно психофизиологического толка (В. В. Бердышев, Г. Ф. Григоренко, А. А. Репин, Э. С. Вересоцкий, В. Н. Парохин, А. Н. Швыдюк), личностным особенностям морских специалистов в данном контексте исследователями уделялось меньшее внимание (Э. С. Вересоцкий, В. Н. Парохин, В. И. Лебедев, JI. П. Енькова, М. Н. Янчук).

В понятии «образ мира», предложенном А. Н. Леонтьевым, может быть описано психологическое значение как физических параметров пространства и времени, совокупности условий деятельности профессионала, так и пространственно-временной организации жизнедеятельности. Категория «образ мира» активно разрабатывается в современной теоретической психологии (В. П. Зинченко, С. Д. Смирнов, В. В. Петухов, Е. А. Климов, Е. Ю. Артемьева, Ю. К. Стрелков, В: П. Серкин, В. Ф. Петренко, Д. А. Медведев). В самом широком понимании образ мира — это интегральное личностное образование, целостная система представлений человека о мире, других людях, себе; в нее входит окружающая действительность в своих существенных характеристиках. Формируясь в ходе индивидуальной «истории деятельностей субъекта», образ мира представителей разнотипных профессий приобретает профессиональную специфику (Е. А. Климов, Е. Ю. Артемьева, Ю. К. Стрелков, В. Ф. Петренко, А. Г. Шмелев, В. П. Серкин). Образ мира в качестве составляющих содержит «пространственно-временные координаты видимого мира» (А. Н. Леонтьев) и, формируясь и развиваясь в конкретной деятельности субъекта, не только оказывается связан со всем множеством процессов и совокупностью условий, в которые данная деятельность вплетена, но и выполняет по отношению к ним регуляторную функцию.

Исследований образа мира профессионала в конкретных условиях профессиональной деятельности в целом недостаточно, что делает подобные разработки актуальными. Кроме того, увеличение длительности автономных морских рейсов как тенденция современного флота, на фоне отсутствующей системы реабилитационных мероприятий для морских специалистов, делает актуальными прикладные исследования профессиональной морской психологии. Проблемное поле данной работы определено как изучение пространственно-временных компонентов образа мира моряков в условиях длительного рейса.

Объект исследования — образ мира профессионала.

Предмет исследования - пространственно-временные компоненты образа мира моряков в длительном рейсе.

Цель работы — изучить пространственно-временные компоненты образа ми-pa моряков в длительном морском рейсе.

Гипотеза исследования: существует специфика пространственно-временных компонентов образа мира моряков в условиях длительного рейса.

Задачи исследования:

1. Представить теоретический анализ основных положений концепции образа мира, описать механизмы, выделить основные структурные элементы образа мира и подходы к их исследованию.

2. Описать условия труда и жизнедеятельности моряков в длительном рейсе, а также их пространственно-временные особенности.

3. Определить методы эмпирического исследования пространственно-временных компонентов образа мира моряков в условиях длительного рейса.

4. Провести эмпирическое изучение пространственно-временных компонентов образа мира моряков в длительном рейсе.

5. Выявить содержательные особенности образа мира моряков.

6. Провести сравнительный анализ образа мира моряков по критериям: пространственно-временная специфика рейсов, длительность пребывания в условиях рейса, особенности пространственно-временной организации труда отдельных групп морских специалистов.

Методологическую основу исследования составили современные научные представления об «образе мира» (А. Н. Леонтьев, В. П. Зинченко, С. Д. Смирнов, В. В. Петухов, Е. А. Климов, Е. Ю. Артемьева, Ю. К. Стрелков, В. П. Серкин, В. Ф. Петренко, Д. А. Медведев), основные положения общепсихологической теории деятельности (С. Л. Рубинштейн, А. Н. Леонтьев) и системного подхода (Б. Ф. Ломов, К. К. Платонов), теоретические подходы в изучении пространства и времени (К. Левин, К. Линч, С. Л. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев, К. А. Абульханова, Е. И. Головаха, А. А. Кроник и др.), постулаты о субъектности личности (С. Л. Рубинштейн, К. А. Абульханова), основные идеи экологического, системно-деятельностного (К. Левин, В. А. Левин, С. Д. Дерябо, В. И. Панов, Л. F. Дикая) и психосемантического подходов (В. Ф. Петренко, А. Г. Шмелев, Е. Ю. Артемьева).

Методы исследования. Использованы комплексный организационный метод, обсервационные и психодиагностические методы сбора эмпирических данных, стандартизованные и экспертные (проективные и диалогические) методы, количественный и качественный методы обработки данных, а также структурный интерпретационный метод: методы включенного наблюдения, опроса, беседы, анализа документов;

- методики: частный вербальный биполярный семантический дифференциал «Хронотоп» (В. В. Калита, Н. В. Петровская, Е. А. Аджидерская, 1999), проективная рисуночная методика «Пространство и время» (модификация методики JL П. Еньковой «Нарисуй время», 2001), методика «Уровень субъективного контроля» Дж. Ростера (модификация Е. Ф. Бажина, Е. А. Голынкиной, А. М. Эткинда, 1984);

- сравнительный анализ, метод экспертной оценки, методы кластерного и факторного анализа, метод выделения семантических универсалий оценки, метод анализа профилей оценки семантического дифференциала;

- методы статистической обработки данных с использованием критериев % , F-критерия Фишера, U-критерия Манна-Уитни и Z-критерия Колмогорова-Смирнова, программы SPSS 11.5 (for Windows, Russian version).

Обоснованность и достоверность полученных результатов и сделанных на их основе выводов обеспечены использованием валидных, надежных и апробированных в отечественной психологии диагностических методов и методик, адекватных предмету, целям и гипотезе исследования; репрезентативной и объемной выборкой (612 человек), корректным применением методов статистической обработки данных; углубленным качественным анализом результатов.

Научная новизна и теоретическая значимость. Проанализированы основные теоретические подходы к исследованию пространственно-временных компонентов образа мира. Описана специфика образа мира профессионала в особых условиях деятельности (на примере моряков в длительном рейсе). Показано, что пространственно-временные характеристики условий профессиональной деятельности находят свое отражение в образе мира (на примере морского рейса). Получены новые результаты, характеризующие взаимосвязь пространственно-временных характеристик условий профессиональной деятельности в длительном рейсе и пространственно-временных особенностей образа мира моряков. Описаны различия в образе мира отдельных групп морских специалистов, связанные с опытом пребывания в условиях рейса, принадлежностью к профессиональной группе, длительностью пребывания в рейсе. Разработаны методические приемы исследования образа мира профессионала в конкретных условиях деятельности. Разработаны локальные нормы для моряков в условиях длительного рейса по методике «Уровень субъективного контроля». Полученные результаты могут быть использованы в дальнейшей разработке представлений об образе мира профессионала.

Практическая значимость: полученные в исследовании результаты могут быть применены для исследований образа мира профессионала в конкретных условиях профессиональной деятельности; в профилактической и консультационной работе с людьми, чьи условия деятельности приближены к особым; при подготовке студентов психологических специальностей вузов, психологов-практиков, курсантов высших морских учебных заведений, в процессе повышения квалификации командного плавсостава; в преподавании спецкурсов в рамках дисциплин «Психология труда», «Морская профессиональная психология».

Положения, выносимые на защиту:

1. Пространственно-временные компоненты являются содержательными составляющими образа мира.

2. Пространственно-временная организация и условия профессиональной деятельности и жизнедеятельности в морском рейсе находят отражение в образе мира моряков.

3. Развитие образа мира моряков в рейсе происходит через восприятие — переживание — осознание пространственно-временных условий труда и жизнедеятельности.

4. Длительность пребывания в морском рейсе и его пространственно - временная специфика (автономность, географическое разнообразие, временная определенность) влияют на образ мира моряков.

Экспериментальную базу исследования составили моряки (612 человек), находящиеся в длительных рейсах, мужчины и женщины, возраст от 15 до 56 лет. Сбор эмпирического материала проводился непосредственно в рейсах в Охотском, Беринговом, Японском и Балтийском морях с 2001 по 2003 гг. В исследовании приняли участие две экспериментальные группы — экипажи рыбообрабатывающих плавбаз (501 человек, женщины и мужчины, возраст от 18 до 56 лет), и одна контрольная группа — экипаж парусного судна, находящегося в кругосветном рейсе (111 человек, мужчины и женщины, возраст от 15 до 55 лет). Основными критериями различия экспериментальных и контрольной групп явились пространственно-временные особенности рейсов. Кроме этого, на разных этапах исследования, исходя из решаемых задач, в экспериментальных группах выделялись условные подгруппы на основе критериев пространственно-временных особенностей организации труда и длительности пребывания моряков в условиях рейса.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология труда. Инженерная психология, эргономика."

1. В морском рейсе у профессионалов формируется достаточно устойчивый профессиональный инвариант представлений и отношения к условиям производст венной среды. При этом в образе мира моряками объективно неразделенные на фи ^ Как правило, «удельный вес» значений, описывающих объективные «трудности» условий морского рей са, меньше для места отдыха.^ Особенности которых соответствуют описанным, с помощью методов вьвделения семантических универ салий и анализа профилей оценки, различиям — связанные с большей свободой, с рефлексивными про цессами, большим «вниманием» к собственным потребностям и др.^ Для моряков контрольной группы место отдыха (12-тиместная каюта) характерны значения, описываю щие совместность отдыха (повышенную плотность контактов) и негативные переживания по этому по воду.Моряков экспериментальных грзшп рабочее место «не располагает к работе», в отличие от моряков кон трольной группы.' «Физический комфорт, но информационный голод» и др.Вместо признака «беспокойства» (как у моряков экспериментальных групп) — «страх» и т. п. Анализ ка чественных изменений в отношении моряков к производственной среде с увеличением длительности рейсов в данном случае не приводится, так как выявленные тенденции соответствуют описанным на ос нове применения методов вьщеления семантических универсалий и анализа профилей оценки СД. зически ограниченном пространстве судна зоны труда и отдыха субъективно, се мантически различаются. Функциональные состояния (активности, мобилизован ности на рабочем месте и покоя, рассредоточения на месте отдыха) являются осно ванием для данного различения. Место отдыха воспринимается, переживается в физическом, социальном, эмоциональном планах более благополучно и комфортно, чем рабочее место: перцептивные признаки (более «мягкое», «гладкое» и пр.), дея тельностный компонент (менее «ограничивающее движения»), социальный компо нент (окружение более «близкое»), сверхчувственные признаки (более «доброе» и т. п.), оценка себя (меньше «страха», больше «свободы»). Данная особенность вы явлена во всех группах, на всех этапах рейсов - и на уровне семантических универ салий (т. е. на уровне наиболее общих, одинаковых для значимого большинства группы «смыслов»), и на уровне статистически достоверных различий, и на уровне системы значений (факторов группового семантического пространства). Это позво ляет характеризовать данное различение как особенность образа мира моряков, связанную со спецификой условий профессиональной деятельности (неразделенно сти сфер труда и жизнедеятельности). Сравнительный анализ показал независи мость «способа различения» от внешнесредовых условий рейса: например, в кли матических зонах с низким температурным режимом (Охотское, Берингово, Бал тийское море) место отдыха оценивалось моряками как более «теплое» по сравне нию с рабочим, а с высокими температурами (Японское море) — как более «про хладное».2. Умение моряков дифференцировать зоны труда и отдыха основано на опыте пребывания в морских рейсах. Опытные моряки значимо различают данные зоны по 51-61 % признаков, тогда как менее опытные — только по 17-25 %, что, в свою очередь, сказывается на менее комфортном переживании ими условий жизне деятельности в море; в конце рейса они перестали четко различать места отдыха и труда на уровне «сверхчувственных признаков» (картины мира). Значимой состав ляющей профессионального инварианта отношения моряков к условиям морского рейса является «уверенность в себе» (самооценка собственных ресурсов). С увели чением длительности рейса «уверенность» все более выражена у опытных моряков (согласованность в ее оценке достигает более 85 %), тогда как менее опытные мо ряки, напротив, к концу рейса стали менее «уверены», причем именно — в отноше нии условий жизнедеятельности (а не труда) на судне.3. Отношение более опытных моряков к условиям производственной среды менее подвержено изменениям в течение рейса (81-97 % устойчивых оценок), чем у менее опытных (77-85 %). Для менее опытных моряков более значимы, актуальны объективные трудности условий профессиональной деятельности — отдаленность от береговой среды, информационный голод, ограниченность движения, однообра зие обстановки, риск, иерархичность отношений в экипаже, депривация. Семанти ческие признаки страха и степени риска с увеличением срока рейса для более опытных моряков становятся менее актуальными, тогда как для менее опытных — наоборот, более значимыми.4. Для всех моряков с увеличением срока пребывания в рейсе характерны следующие тенденции: снижение активности, снижение темпа деятельности, смена направленности на будущее «жизнью сегодняшним днем», ухудшение социального взаимодействия, усугубление депривации, увеличение напряженности труда.5. Пространственно-временные характеристики рейсов проявились в разли чиях оценок моряками признаков, связанных с новизной и яркостью полз^аемых впечатлений. Моряки в кругосветном рейсе чувствовали себя «причастными» к экипажу и рейсу как событию, кроме того, рабочее место характеризовалось ими как «восторженное», «красивое», «экзотичное» и «уникальное», в то время как в оценках моряков в локальном районе плавания эти семантические признаки не вы ражены.6. Согласованность оценок производственной среды в отдельных группах морских специалистов выше, чем в экипажах в целом. Различия в представлениях между разными профессиональными группами выявлены в отношении рабочего места (в большей степени) и связаны с пространственно-временной организацией их труда. «Матросы-рыбообработчики» в оценках производственной среды наибо лее отличаются от других профессиональных групп морских специалистов, т. к, их условия труда характеризуются наибольшими пространственно-временными огра ничениями (заданность темпа работы конвейером, невозможность свободного пе ремещения, затрудненность коммуникации из-за повышенного уровня шума). С увеличением срока рейса эти различия стали носить еще более- выраженныйхарак тер.7, В целом, в групповых представлениях морских специалистов отразились объективные пространственно-временные параметры условий их труда. Для каж дой профессиональной группы характерны свои «отличительные» признаки.8. Согласованность оценок моряков на отдельных периодах рейса выше, чем экипажа в целом, что является подтверждением влияния длительности пребывания в рейсе на образ мира профессионалов. Начальный адаптационный период рейса (0-3 мес.) характеризуется «фрустрированностью условиями» производственной среды. В профессиональном инварианте (как относительно устойчивой системе групповых представлений) отразились все особенности условий морского рейса — отдаленность от цивилизации, ограниченность физического пространства, однооб разие обстановки и т. д. и, одновременно, — значимость социальной сферы, «откры тость контактам»; уже на начальном периоде моряки начинают семантически раз личать место труда и место отдыха. В следующем периоде (4-10 мес.) объективные трудности условий рейса уже не так актуальны, но одновременно становятся зна чимыми ограничения социальной среды; этот период рейса характеризуется скорее качественными изменениями в целом спектре представлений моряков. В следую щий период (11-12 мес.) изменяется оценка временных характеристик жизнедея тельности («жизнь» становится «размеренной») и одновременно наблюдается ухудшение отношения к «месту отдыха». На конечном периоде рейса (13-18 мес.) отмечается снижение активности, усиление «чувства однообразия», ухудшение са мочувствия на месте отдыха. На запредельном (19-41 мес), наоборот, происходит резкое улучшение всех оценок моряков, свидетельств)^ющие о «чрезмерной» адап тивности к условиям рейса. Анализ показал, что изменения в течение рейса проис ходят по признакам, отражающим основные пространственно-временные особен ности условий труда и жизнедеятельности в морском рейсе: ограниченность про странства судна, относительная социальная изоляция, неразделейность бытовой и производственной сфер, повышенная плотность коммуникативных контактов, рег ламентированность труда и отдыха, однообразие обстановки, депривация и др.Заключение Изучение образа мира профессионала было и остается одной из актуальных задач психологии труда. Между тем, прикладных исследований, посвященных изу чению образа мира представителей конкретных профессий, недостаточно. Каждая профессия характеризуется особой организацией своего предметного мира и осо быми пространственно-временными условиями. А в ряде профессий воздействие особых факторов среды, в том числе — пространственно-временных, является не отъемлемой и существенной частью не только профессионального труда, но и жиз недеятельности людей, их образа мира и жизненного пути.На основе анализа научных представлений о пространстве и времени и со временных психологических понятий, характеризующих отношение «человек — пространство и время», категория «образ мира» определена как интегральное мно гомерное психологическое образование, позволяющее соотнести большинство представлений современной психологии о взаимосвязи личности с пространством и временем. В работе проанализированы основные положения концепции образа ми ра, описаны механизмы его развития, выделены основные структурные компонен ты, пространственно-временные составляющие образа мира, а также подходы и ме тоды их исследования - диагностический, проективный, семантический.Важным для анализа образа мира профессионала является положение о том, что специфика конкретной профессиональной деятельности определяет конкрет ные особенности образа мира. В рамках данной работы анализ пространственно временных составляющих образа мира профессионала в особых условиях профес сиональной деятельности и жизнедеятельности произведен на примере моряков в длительном рейсе. Сбор данных для исследования пространственно-временных компонентов образа мира моряков производился непосредственно в условиях дли тельных морских рейсов, совершаемых в Охотском, Беринговом, Балтийском и Японском морях.Условия труда и жизнедеятельности на судне в морском рейсе как производ ственной системы характеризуются специфическими пространственно-временными особенностями: изменением в условиях моря основных процессов, с которыми че ловек «синхронизируется» на берегу (утратой ряда социальных ролей, отсутствием привычных социальных институтов, ритмов, процессов) и соответствующим сужением сфер активности личности; ломкой динамического стереотипа в соответствии с ритмами и пространственно-временными условиями жизнедеятельности и труда в море; двойственностью пространственно-временных параметров непосредственно воспринимаемого, переживаемого окружения (ограниченностью (каюты, судна) — безмерностью (окружающего моря, неба) пространства, регламентированностью труда и жизнедеятельности на судне — цикличностью биологического времени и ритмов окружающей природы), пространственной неразделенностью бытовой и производственной сфер жизнедеятельности, разделенностью социальной сферы (отдаленностью значимого социального окружения и ограниченностью непосред ственного профессионального окружения, иерархичностью взаимоотношений в

экипаже). Подобный пространственно-временной характер организации труда и жизнедеятельности моряков предполагает определенные зависимости восприятия, переживания, осознания моряками условий профессиональной деятельности и са морегуляции в них, и, соответственно, специфическое развитие образа мира и его пространственно-временных компонентов.Обобщение результатов проведенного теоретического анализа и эмпириче ского исследования образа мира моряков в условиях длительного рейса позволило сформулировать следующие выводы:

1. «Образ мира» определен как интегральное личностное образование, имеющее сложную многомерную структуру. Пространственно-временные компо ненты являются необходимо содержательными составляющими образа мира.2. Образ мира формируется в деятельности субъекта во взаимосвязи с ее предметом и всей совокупностью условий. Профессиональная деятельность обу словливает специфику образа мира профессионала. Пространственно-временные компоненты образа мира профессионала могут быть определены как представления о пространстве и времени, отношение к пространству и времени в условиях профес сиональной деятельности, переживание пространственно-временной организации деятельности, саморегуляция деятельности, реализующейся в конкретных условиях.3. Условия труда и жизнедеятельности моряков в рейсе характеризуются специфическими пространственно-временными- особенностями — отсутствием^ не которых привычных процессов и ритмов, пространственной неразделенностью бы товой и производственной «зон» жизнедеятельности, временной регламентирован ностью труда и отдыха и др. Ряд факторов «особых условий труда» морских снециалистов имеет пространственно-временное содержание, которое находит отра жение в образе мира моряков.4. В качестве методов, позволяющих исследовать пространственно временные компоненты образа мира моряков в конкретных условиях — морском рейсе - могут быть использованы обсервационные, диалогические, диагностиче ские, проективные и семантические методы.5. Проективный и семантический методы исследования образа мира моря ков показали, что пространственно-временная специфика морского рейса (авто номность, географическое разнообразие, временная определенность) находит свое отражение в представлениях моряков о пространстве и времени.6. Фактор длительности пребывания в рейсе значимо влияет на образ мира моряков и обусловливает особенности восприятия — переживания — осознания про странства и времени, а также регуляции деятельности в отдельные периоды рейса.В образе мира моряков на начальном периоде находят свое отражение процессы адаптации к фрустрирующим условиям рейса, в период 4-10 мес. — происходят зна чительные изменения в деятельностном аспекте образа мира, а в период 19-41 мес. • в образе мира отражена полная адаптированность к условиям длительного мор ского рейса и дезадаптированность к береговым условиям.7. Опыт пребывания в условиях длительного рейса является значимым при описании образов мира моряков. Для менее опытньк моряков предметом осозна ния, переживания являются, в первую очередь, объективные трудности и ограниче ния условий профессиональной деятельности — относительная социальная изоля ция, ограниченность движений на физически малом пространстве судна, отрыв от привычной «береговой» среды, однообразие обстановки и др.8. Семантическим методом выявлены сходство (профессиональный инва риант как относительно устойчивая система групповых представлений) и различия в представлениях о пространстве и времени у разных групп морских специалистов, обусловленные пространственно-временной спецификой организации их труда.9. Выявлены особенности семантического различения зон труда и отдыха на судне, где основой субъективного различения является оценка функциональных состояний (активности, мобилизованности, сосредоточенности — покоя).10. Методом сравнительного анализа выявлены изменения отношения моря ков к условиям труда и жизнедеятельности в течение длительного автономного рейса: негативное отношение характерно для начального (0-3 мес.) и конечного (13-18 мес.) периодов рейса, на серединных периодах (4-12 мес.) представители разных профессиональных групп демонстрируют дифференцированное отнопхение, на запредельном периоде (19-41 мес.) - позитивное.Таким образом, подтвердилась гипотеза исследования о существовании спе цифики пространственно-временных компонентов образа мира моряков в длитель ном рейсе. Полученные выводы позволили сформулировать положения, выноси мые на защиту.Полученные результаты, характеризующие взаимосвязь пространственно временных характеристик условий профессиональной деятельности и пространст венно-временных особенностей образа мира профессионалов (на примере моряков в особых условиях длительного рейса) позволяют проводить дальнейшие исследо вания образов мира профессионалов в конкретных условиях деятельности.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Истомина, Олеся Александровна, Владивосток

1. Абрамова Ю.Г. Психология среды: источники и направления развития // Вопросы психологии. 1995. №2. 130-137.

2. Абульханова К.А. Время личности, время жизни / К.А. Абульханова, Т.Н. Березина - СПб.: Алетейя, 2001. - 304 с.

3. Абульханова-Славская К.А, Личностная регуляция времени // Психология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизненный путь / Под ред. Б.Ф. Ломова, К.А. Абульхановой-Славской, -М. : Наука, 1990. 114-129.

4. Абульханова-Славская К.А. Типология личности и гуманистический подход // Гуманистические проблемы психологической теории. — М.: Наука, 1995. 27-47.

5. Алякринский B.C. По закону ритма / B.C. Алякринский, СИ. Степанова — М.: Наука, 1985. - 176 с.

6. Ананьев В.Г. Человек как предмет познания. - СПб.: Питер, 2002. — 288 с. (Серия «Мастера психологии»).

7. Анастази А. Психологическое тестирование / А. Анастази, Урбина — СПб.: Питер, 2001.-688 с.

8. Анастази А. Психологическое тестирование: В 2 т. Т.1-2. — М., 1982.

9. Анцыферова Л.И. Личность с позиций динамического подхода // Психология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизненный путь / Под ред. Б.Ф. Ломова, К.А. Абульхановой-Славской. — М.: Наука, 1990. 7-18.

10. Арестова О.Н. Операциональные аспекты временной перспективы личности // Вопросы психологии. 2000. № 4. 61-73,

11. Артемьева Е.Ю. Описание структур субъективного опыта: контекст и задачи. / Е.Ю. Артемьева, В.П, Серкин, Ю.К. Стрелков // Мышление, общение, опыт — Ярославль: ЯрГУ, 1983. 99-108.

12. Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики / Под ред. И.Б. Ханиной. — М.: Наука; Смысл, 1999. — 350 с.

13. Артемьева Е.Ю. Профессиональная составляющая образа мира / Е.Ю. Артемьева, Ю.К. Стрелков // Мышление и общение: активное взаимодействие с миром: Сб. науч. тр. -Ярославль: ЯрГУ, 1988. 52-65.

14. Афифи А. Статистический анализ: подход с использованием ЭВМ / А. Афифи, Эйзен / Пер. с англ. - Мир, 1982. - 488 с ; ил.

15. Бажин Е.Ф. Метод исследования уровня субъективного контроля / Е.Ф. Бажин, Е.А. Голынкина, A.M. Эткинд // Психологический журнал. 1983. Т.5. №3. 152-162.

16. Бекасов О.Б, Анализ событийной структуры жизненного пути личности // Гуманистические проблемы психологической теории. — М,: Наука, 1995. 169-178.

17. Бердышев В.В. Особенности труда моряков и вопросы адаптации при плавании в низких широтах / В.В. Бердышев, Г.Ф. Григоренко — Владивосток, 1982. — 149 с.

18. Березина Т.Н. Неосознаваемые особенности личностной организации времени: Дне канд. психол. наук. — М., 1997. - 166 с.

19. Бодалев А.А. Общая психодиагностика / А.А. Бодалев, В.В. Столин — СПб.: Изд- во «Речь», 2003. - 440 с.

20. Бодров В.А. Психология и надежность: человек в системах управления техникой/ В.А. Бодров, В.Я Орлов — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1998. — 288с.

21. Бурлачук Л.Ф. Введение в проективную психологию. - Киев: «Ника-Центр»; «Вист-С», 1997.-45 с.

22. Бурлачук Л.Ф. Словарь-справочник по психологической диагностике / Л.Ф. Бурлачук, СМ. Морозов - СПб.: Изд-во «Питер», 2000. - 528 с.

23. Бурменская Г.В. Экологическая ориентация в современной американской психологии развития//Вопросы психологии. 1985. №4. 155-162,

24. Василюк Ф.Е. Психология переживания. - М.: Р1зд-во Московского ун-та, 1984. - 200 с.

25. Василюк Ф.Е. Структура образа // Вопросы психологии. 1993. №5. 5-19.

26. Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. — М.: Мысль; Per Se, 2000. - 685 с.

27. Вересоцкий Э.С. Труд и отдых плавсостава / Э.С. Вересоцкий, В.Н. Парохин — М.: Транспорт, 1986. -215 с. 29- Витченко А.Г. Морское дело. - М.: Легкая и пищевая пром-сть, 1984. — 288 с.

28. Вишневский А. Оптимизация условий обитания человека на морских судах / А. Вишневский, Л. Мацевич, В. Попков, А. Разлетова // Морские вести России. 2000. №17/18. 8-9.

29. Волков Ю.Ф. Охрана труда и организация службы на судах морского флота. — М.: Наука, 1978.-320 с.

30. Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6 т. — М.: «Педагогика», 1982. — Т.2. - 361с.

31. Гальперин П.Я. Введение в психологию. — М.: «Книжный дом Университет», 1999.-332 с.

32. Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию. - М.: Прогресс, 1988.-464 с.

33. Гинзбург M.F. Психологическое содержание личностного самоопределения // Вопросы психологии. 1994. № 3. 43-52.

34. Голд Дж. Психология и география. Основы поведенческой географии. — М.: Прогресс, 1990.-304 с.

35. Голиков Ю.Я. Особенности психической регуляции и классы проблемностей в сложной операторской деятельности / Ю.Я. Голиков, А.Н. Костин // Психологический журнал. 1994. № 2. 3-16.

36. Головаха Е.И. Психологическое время личности / Е.И. Головаха, А.А. Кроник — Киев: Наукова Думка, 1984. - 208 с.

37. Горбов Ф.Д. Психоневрологические acneicrbi труда операторов / Ф.Д. Горбов, В .И. Лебедев - М.: Медицина, 1975.

38. Григоровская Н.Ю. Особенности осознаваемого и неосознаваемого компонентов личностной организации времени: Дис.... канд. психол. наук. — М., 1999. — 167 с.

39. Гусев А.Н. Измерение в психологии: общий психологический практикум / А.Н. Гусев, Ч.А. Измайлов, М.Б. Михалевская — М.: Смысл, 1997. - 287 с. (Серия «Практикум». Вып. 2).

40. Данченко А. Профессиональная и религиозная направленность в структуре личности моряка (динамика и соотношение): Д и с . . . канд. психол. наук. — М., 2003. - 158 с.

41. Дикая Л.Г. Проблемы современной психологии труда // Психологический журнал. 1992. № 3 . 24-42.

42. Дикая Л.Г. Психическая саморегуляция функционального состояния человека (системно-деятельностный подход). — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2003.-318 с.

43. Донцов А.И. Разработка критериев анализа совместной деятельности / А.И. Донцов, Е.М. Дубовская, И.М. Улановская // Вопросы психологии. 1998, № 2. 61-72.

44. Дружинин В.И. Экспериментальная психология. - СПб.: Изд-во «Питер», 2000. - 3 2 0 с.

45. Елисеев О.П. Конструктивная типология и психодиагностика личности / Под ред. В.Н, Панферова. — Псков: Изд-во Псковского областного ин-та усовер-шенств. учителей, 1994. — 280 с ; ил.

46. Енькова Л.П. Картина времени жизни у морских специалистов // Вестник Гуманитарного института МГУ. — Владивосток: Изд-во МГУ им. адм. Г.И. Невельского, 2003. Вып. 4. 115-123.

47. Енькова Л,П. Представление о времени жизни у судоводителей морского флота: Дис . . . канд. психол. наук. — М., 2001. — 107 с.

48. Ермолаев О.Ю. Математическая статистика для психологов. — 2-е изд., испр. — М.: Московский психолого-социальный институт: Флинта, 2003. — 336 с. (Библиотека психолога).

49. Зейгарник Б.В. Теория личности К. Левина. — М.: Изд-во МГУ, 1981. - 128 с.

50. Зинченко В.П. Образ и деятельность. — М.: Изд-во «Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. - 608 с.

51. Зинченко В.П. Человек развивающийся. Очерки российской психологии / В.П. Зинченко, Е.Б. Моргунов - М.: Тривола, 1994. - 304 с.

52. Зубков Б. и др. Место работы — море // Охрана труда и социальное страхование. 2001. №1. 13-16.

53. Ильин Е.П. Общность механизмов в развития состояний монотонии и психического пресыщения при разных видах деятельности // Психические состояния. — Л.: ЛГУ, 1981. е. 43-50.

54. Истомина О.А. Морские экипажи: опыт социально-психологического изучения / О.А. Истомина, М.Ю. Орлова — Владивосток: Мор. гос. ун-т, 2005. — 142 с.

55. Истомина О.А. Ответственность членов экипажа в условиях длительного рейса / О.А. Истомина, М.Ю. Орлова // Вестник Морского государственного университета. Сер. Гум. наутси. - Владивосток: Мор. гос. ун-т. 2005. Вып. 5. 120-134.

56. Калинин СИ. Компьютерная обработка данных для психологов / Под науч. ред. А.Л. Тулупьева. - СПб.: «Речь», 2002. - 134 с.

57. Калита В.В. Введение в экологическую психологию. Ч. 1. Феномен экологично- сти в эколого-психологических исследованиях: Учеб. пособие. — Владивосток: ДВГМА,2000.-56с.

58. Калита В.В. Психосемантические методы в психологии: разработка, апробация и опыт применения // Вестник Гуманитарного института. — Владивосток: Изд-во ДВГМА, 2000. Вып. 1. 38-41.

59. Калита В.В. Специфика восприятия пространственно-временного континуума профессионалами / В.В. Калита, В.Ю. Слабинский, О.А. Истомина // Вестник Гуманитарного института. — Владивосток: Изд-во ДВГМА. 2000. Вып. 1. 42-43.

60. Калита В.В. Экологичность сознания профессионала: Дис.. . канд. психол наук. -М. , 1997.-184 с.

61. Каминский Ю.В. Современные проблемы морской медицины / Ю.В. Каминский, Л.М. Мацевич, А.А. Яковлева — Владивосток: ДВГУ, 1991. — 320 с.

62. Каплунович И.Я. Психологические закономерности развития пространственного мышления // Вопросы психологии. 1999. № 1. 60-70.

63. Карцева Т.Б. Понятие жизненного события в психологии // Психология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизненный путь / Под ред. Б.Ф. Ломова, К.А. Абульхановой-Славской. — М.: Наука, 1990. 88-101.

64. Киршбаум Э.И. Психические состояния / Э.И. Киршбаум, А.И. Еремеева — Владивосток: Изд-во Дальневост. з^-та, 1990. — 144 с.

65. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. — М.: Наука, 1983. - 368 с.

66. Климов Е.А. Образ мира в разнотипных профессиях: Учеб. пособие. — М.: Изд- во МГУ, 1995. - 224 с.

67. ЬСлимов Е.А. Пути в профессионализм (Психологический взгляд) — М.: Московский психолого-социальный институт: Флинта, 2003. —320 с.

68. Ковалев В.И. Особенности личностной организации времени жизни // rjnviann- стические проблемы психологической теории. — М.: Наука, 1995. 179-184.

69. Колесников В. Содержание и значение труда руководителя // Морской флот. № 2. 1976. 14-19.

70. Кричевец А.Н. Математика для психологов / А.Н. Кричевец, Е.В. Шишкин, А.Г. Дьячков; Под ред. А.Н. Кричевца. — М.: Московский психолого-социальный институт: Флинта, 2003. - 376 с.

71. КричевскийР.Л. Психология малой группы: теоретический и приьсладной аспекты / Р.Л. Кричевский, Е.М. Дубовская - М.: Изд-во МГУ, 1991. - 207 с.

72. Кублицкене Л.Ю. Организация времени личностью как показатель ее активности // Гуманистические проблемы психологической теории, — М,: Наука, 1995. 185-191.

73. Кузнецов И.Ю. Самоопределение личности на жизненном пуги / И.Ю. Кузнецов, А. Кузнецова - Магадан: Кордис, 2003. — 216 с.

74. Кузьмин Особенности формирования профессиональной мотивации современного морского специалиста//Морской сборник. № 6. 2001. 45-50.

75. Лактионов А.Н. Координаты индивидуального опыта. — Харьков: Бизнес Ин- форм, 1998.-492 с.

76. Лебедев В.И. Психологическая деятельность в технических системах. — М.: МГИ им. Е.Р. Дашковой, 2000. - 496 с.

77. Лебедев В.И. Экстремальная психология. Психическая деятельность в технических и экологически замкнутых системах. — М.: Ю1ЖТИ-ДАНА, 2001. — 431 с.

78. Левин К. Теория поля в социальных науках / Пер. с англ. — СПб.: «Сенсор», 2000. — 368 с. (Мастерская психологии и психотерапии).

79. Левицкий В.Н. Взаимосвязь личностных качеств корабельного оператора с успешностью его деятельности: Д и с . . . канд. психол. наук НРШП. — Киев, 1982. — 186 с.

80. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М.: Политиздат, 1977. — 304 с.

82. Лобастов В.М. Психологические основы безопасности судовождения: Учеб. пособие. - Владивосток: ДВВР1МУ им. адм. Г.И. Невельского, 1980. — 52 с.

83. Ломов Б.Ф. Вопросы общей, педагогической и инженерной психологии. — М.: Педагогика, 1991. — 296 с.

84. Лурье Л.И. Гигиеническая и психофизиологическая оценка трудовой деятельности судоводителей на морском флоте. — М.: Изд. Лен-д, 1973. — 189 с.

85. Майерс Д. Психология / Пер. с англ. И.А. Карпиков, В.А. Старовойтова; худ. обл. М.В. Драко. - Мы.: ООО «Попурри», 2001. - 818 с ; ил.

86. Маркова А.К. Психология профессионализма. — М., 1996. — 308 с.

87. Мацевич Л.М. Охрана здоровья моряков. — М.: Транспорт, 1986. — 200 с.

88. Медико-санитарные вопросы труда моряков / Ю.К. Авот, В.В. Канен, Д.С. Слуцкер и др. - Рига: Звайзинге, 1977.

89. Милерян Е.А. Эмоционально-волевые компоненты надежности оператора // Очерки психологии труда оператора. - М.: Наука, 1974. 5-83.

90. Морской энциклопедический словарь: В 3 т. Т.1; Т.З / Под ред. В.В. Дмитриева - СПб.: Судостроение, 1991; 1994.

91. Муздыбаев К. Психология ответственности. — Л.: Наука, 1983. — 217 с.

92. Мясищев В.Н. Психичес1сие состояния и отношения человека// Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. 1996, № 1. 8-14.

93. Мясищев В.Н. Психология отношений. — М.: Московский психолого- социапьный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 1995. — 356 с.

94. Обитаемость судов и кораблей. — Л.: Судостроение, 1978.

95. Общая психодиагностика. Основы психодиагностики, немедицинской психотерапии и психологического консультирования / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. - М.: Изд-во МГУ, 1987. - 304 с.

96. Осницкий А.К. Самоактуапизация активности субъекта в ситуации потери работы / А.К. Осницкий, Т.е. Чуйкова // Вопросы психологии. 1999. № 1. 92-104.

97. Остер Дж. Рисунок в психотерапии / Дж. Остер, П. Гоулд — М., 2000. — 184 с.

98. Панов В.И. Гносеологический и онтологический подходы к психологии экологического сознания // 2-ая Российская-конференция по экологической психологии: Тезисы. (Москва, 12-14 апреля 2000 г.). - М.: Экопсицентр РОСС, 2000. 37-39.

99. Панов В.И. Экологическая психология: состояние и перспективы // 2-ая Российская конференция по экологической психологии: Тезисы. (Москва, 12-14 апреля 2000 г.). - М.: Экопсицентр РОСС, 2000. 3-12.

100. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. — М.: Изд-во МГУ, 1988. — 208 с.

101. Петровский А.В. Категориальная система психологии / А.В. Петровский, В.А, Петровский // Вопросы психологии. 2000. № 5, 3-17.

102. Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. - М.: Политиздат, 1982. — 255 с.

103. Петровский А.В, Основы теоретической психологии / А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский -М. : ИНФРА-М, 1998. - 528 с.

104. Петухов В.В. Образ мира и психологическое изучение мышления // Вестн. Моск. ун-та. Серия 14. Психология. 1984. №. 2. 13-21.

105. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. — М.: Высш. шк., 1984.-174 с.

106. Платонов К.К. Структура и развитие личности / Под ред. А.О. Глоточкина. — М.: Наука, 1986.-254 с.

107. Поллард Дж. Справочник по вьиислительным методам статистики / Пер. с англ. B.C. Занадворова; Под ред. и с предисл. Е.М. Четыркина. — М.: Финансы и статистика, 1982. - 344 с; ил.

108. Правила техники безопасности на судах морского флота. РД 31.81.10-91. — М.: Мортехинформреклама, 1992. — 120 с.

109. Практикум по дифференциальной психодиагностике профессиональной пригодности / Под общ. ред. В.А. Бодрова. - М: ПЕР СЭ, 2003. - 768 с.

110. Практикум по инженерной психологии и эргономике: Учеб. пособие для студ. высших учеб. завед./ К.Сергиенко,-В.А. Бодров, Ю.Э.Писаренко и др.; Под ред. Ю.К. Стрелкова.-М.: «Академия», 2003.-400 с.

111. Проективная психология / Пер. с англ. — М.: Апрель Пресс, Изд-во Эксмо-Пресс, 2000. — 528 с. (Серия «Мир психологии»).

112. Психология индивидуального и группового субъекта / Под ред. А.В. Брупшин- ского, М.И. Воловиковой. - М.: ПЕР СЭ, 2002. - 368 с.

113. Психология личности и время жизни человека: Сб. науч. докладов по мат-лам Всесоюзной науч. конф. — Черновцы: ЧГУ, 1991. — 155 с.

114. Разработка профессиограмм для морских специальностей и рыбо добывающих профессий. Отчет о НИР / Рук. Калита В.В. — Владивосток: ДВГМА, 2001.

115. Регуш Л.А. Психология прогнозирования: успехи в познании будущего. — СПб.: Речь, 2003.-352 с ; ил.

116. Репин А.А. Психология, психогигиена и психопрофилактика труда плавсостава. -М.: «Пищевая промышленность», 1979. - 135 с.

117. Розенова М.И. Психосемантические аспекты отношения ко времени: Дис. . . канд. психол. наук. - М., 1998. - 208 с.

118. Романова Е.С. Графические методы в практической психологии. — СПб.: Речь, 2001.-406 с.

119. Романова Е.С. Графические методы в психологической диагностике / Е.С. Романова, О.Ф. Потемкина -М. : Дидакт, 1992.-256 с.

120. Рубинштейн Л. Бытие и сознание. О месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира.-М.:Изд-во АН СССР, 1957.-329 с.

121. Рубинштейн Л. Основы общей психологии. — СПб.: Питер Ком, 1999. — 720 с. (Серия «Мастера психологии»).

122. Рыжиков А.И. Феномен территориальности в психике человека // Вопросы психологии. 1991. № 6. 167-172.

123. Сахарова В.Г. Ответственность: психология и диагностика. — Владивосток: Мор. гос. ун-т, 2004. - 217 с.

124. Сборник официальных материалов для уполномоченного (доверенного) лица по охране труда профессионального союза или трудового коллектива. Вып. 1-2. — Владивосток: РИСОТПрим, 2003. - 182 с.

125. Свядощ A.M. Неврозы и их лечение. - М.: Медицина, 1971. - 456 с.

126. Серенкова В.Ф. Типологичес1сие особенности планирования личностного времени // Гуманистические проблемы психологической теории. — М.: Наука, 1995-С. 192-203.

127. Серкин В.П. Методы психосемантики: Учеб. пособие для студентов вузов. — М.: Аспект-Пресс, 2004.-207 с.

128. Серкин В.П. Образ мира и образ жизни. — Магадан: Изд-во СМУ, 2005. — 331 с.

129. Серкин В.П. Структуры и временные хараютеристики образа мира / В.П. Серкин, Ю.К. Стрелков // Ученые записки кафедры психологии СМУ. — Магадан: Кордис, 2002. Вып. 2. 91-135.

130. Серкин В.П. Структуры образа мира // Вестник Гуманитарного института МГУ. — Владивосток: Изд-во МГУ им. адм. Г. И. Невельского, 2001. Вып. 3. 69-89.

131. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. — СПб.: ООО «Речь», 2002. - 350 с; ил.

132. Смирнов Д. Мир образов и образ мира // Вестн. Моск. ун-та. Серия 14, Психология. 1981. №2. 15-29.

133. Смирнов Д. Психология образа: проблема а1стивности психического отражения - М.: Изд-во МГУ, 1985. - 231 с.

134. Современная психология: Справочное руководство. - М.: ИНФРА-М, 1999. 688 с.

135. Социологический энциклопедический словарь. На русском, английском, немецком, французском и чешском языках / Редактор-координатор — академик РАН Г.В. Осипов. - М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2000. - 488 с.

136. Справочник по гигиене и санитарии на судах / Под ред. Ю.М. Стенько и Г.И. Арановича. — Л.: Судостроение, 1984. — 632 с ; ил.

137. Стенько Ю.М. Психогигиена моряка. — Л.: Медицина, 1981. — 159 с.

138. Страхов А.П. Адаптация моряков в длительных океанских плаваниях. — Л.: Медицина, 1976. -128 с.

139. Стрелков Ю.К. Временная связность образа мира // Ученые записки кафедры психологии СМУ- — Магадан: Кордис, 2001. Вып. 1. 127-156.

140. Стрелков Ю.К. Инженерная и профессиональная психология: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия»; Высшая школа, 2001.-360 с.

141. Стрелков Ю.К. Структуры временного опыта // Ученые записки кафедры психологии СМУ. - Магадан: Кордис, 2003. Вып. 3. -126-141.

142. Сульженко В. Особенности психологической обстановки в дальнем походе // Морской сборник. 1997. № 11. 38-42.

143. Ткаченко В.Д. Вопросы психологии труда рыбаков в длительных рейсах: Дис. . . канд. психол. наук под руков. Стенько Ю.М., Небылицина В.Д. — М., 1976. — 199 с.

144. Ткаченко В.Д. К вопросу о свободном времени моряка. — Киев: Наукова Думка, 1974.-246 с.

145. Трубников Н.Н. Время человеческого бытия. — М.: Наука, 1987. — 260 с.

146. Тюрин Ю.Н. Статистический анализ данных на компьютере / Ю.Н. Тюрин, А.А. Макаров; Под ред. В.Э. Фигурнова - М.: ИНФРА-М, 1998. - 528 с ; ил.

147. Узнадзе Д.Н. Психология установки. — СПб.: Питер, 2001. - 416 с. (Серия «Психология-классика»).

148. Устав службы на судах министерства морского флота Союза ССР. — М.: Рекла- минформбюро ММФ, 1976. — 226 с.

149. Устав службы на судах флота рыбной промышленности СССР. — Л.: Изд-во «Транспорт», 1973. — 213 с.

150. Фатьянов А.С. Моряк и море // Морской флот. 1996. № 2. 16-20.

151. Филимоненко Ю.И. Психология пространства: взгляд из подсознания // Ежегодник Российского психологического общества: материалы 3-го Всероссийского съезда психологов: 25-28 июня 2003 г.: В 8 т. — СПб.: Изд-во -Петерб. ун-та, 2003.Т. 8.С. 51-54.

152. Фресс П. Экспериментальная психология / П. Фресс, Ж. Пиаже — М.: «Прогресс», 1978.-300 с.

153. Фукин А.И. Психология конвейерного труда. - М.: ПЕР СЭ, 2003. — 240 с.

154. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: В 2 т. — М.: Педагогика, 1986. — Т.1. — 406 с.

155. Швыдюк А.Н. Морская психология - взгляд изнутри // Морской флот. 1993. №7/8. 17-20.

156. Шин Во Сик. Развитие и тренировка восприятия времени в спортивной деятельности: Дис.... канд. психол. наук. — СПб, 1999. — 136 с.

157. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику: теоретико- методологические основания и. психодиагностические возможности. — М.: Изд-во МГУ, 1983.-158 с.

158. Шмелев А.Г. Праюгикум по экспериментальной психосемантике / А.Г. Шмелев, В.И. Похилько, А.Ю. Козловская-Тельнова —М.: Изд-во МГУ, 1988.

159. Шмелев А.Г. Психодиагностика личностных черт. — СПб.: Речь, 2002. — 480 с ; ил.

160. Шошин П.Б. Метод экспертных оценок. — М: Изд-во МГУ, 1987.

161. Юрчук В.В. Современный словарь по психологии / Авт.-сост. В.В. Юрчук. — Мн.: Элайда, 2000. - 704 с.

162. Яничев П.И. Уровни психического отражения и переживания времени // Ежегодник Российского психологического общества: материалы 3-го Всероссийского съезда психологов (25-28 июня 2003 г.): В 8 т. — СПб.: Изд-во -Петерб. 5^-та,2003.Т. 8. 673-676.

163. Янчук М.Н. Темпоральность оценки психического состояния личности в особых условиях жизнедеятельности (на примере моряков гражданского флота): Дис. . . канд. психол. наук. — Хабаровск, 2003. — 167 с,

164. Istomina О. А. The aspects and inner structure of behaviour fishing industry conveyer labor motivation //8* International Conference on motivation. Abstracts. M.: Типография «Наука». 2002. 47-48.

165. Craic К. Environmental psychology // Ann. Rev. of Psychol. 1973. V. 24. P. 403-422.

166. Meams K. & Flin R.H. Risk perception and attitudes to safety by personnel in the offshore oil and gas industry: a review // Journal of Loss Prevention in the Process Industries. 1995. V. 8.5 P. 299-305.

167. Olea M., Ree M.J. Predicting pilot and navigatior criteria // Journal of applied psychology. 1994. V. 6. P. 845-851.