Автореферат диссертации по теме "Проблемы личности в экспериментальном, эмпирическом и духовно-нравственном направлениях отечественной психологической мысли в конце XIX - начале XX столетий"

На правах руко

АНШАКОВА Валентина Васильевна

ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТИ В ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОМ, ЭМПИРИЧЕСКОМ И ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОМ НАПРАВЛЕНИЯХ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX СТОЛЕТИЙ

19.00.01 — общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Москва - 2006

Диссертационная работа выполнена на кафедре психологии Астраханского государственного университета

Официальные оппоненты: академик РАО, доктор философских наук,

профессор, Абульханова-Славская Ксения Александровна

член-корр. РАО, доктор психологических наук, профессор, Ждан Антонина Николаевна

доктор психологических наук, профессор, Большакова Васса Васильевна

Ведущая организация: факультет психологии С-Петербургского

государственного университета

Защита состоится «27» апреля 2006 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 002.016.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора психологических наук при Институте психологии РАН по адресу: 129366, Москва, ул. Ярославская, 13

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИП РАН.

Автореферат разослан «25» марта 2006 г.

Ученый секретарь ч

диссертационного совета,

кандидат психологических наук Т. Н. Савченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования

Проблема личности и ее формирования на современном этапе развития российского общества приобретает особую актуальность и большое практическое значение, на что неоднократно указывал в своих выступлениях Президент Российской Федерации В. В. Путин. В частности, в одном из Посланий федеральному собранию он говорит об утрате нравственных идеалов и духовных ориентиров в обществе1. Потеря многих ценностей культурного наследия предшествующих поколений произошла в значительной мере в силу нарушения преемственности на разных этапах развития российского общества. Поэтому обращение к богатому историческому опыту познания и формирования личности чрезвычайно важно, как для общества и науки в целом, так и для понимания логики и закономерностей развития отечественной психологии, в которой проблема личности всегда занимала центральное место.

Возрастающий интерес к истокам научной мысли, стремление воссоздать исторически достоверную картину становления и разработки проблемы психологии личности в отечественном психологическом знании конца XIX - начала XX веков детерминируется в современных условиях также практическими задачами совершенствования системы образования и воспитания личности. Как отмечает Д. И. Фельдштейн, среди приоритетных направлений психолого-педагогических исследований выступают проблемы оценки «развития человека как личности», условий и возможностей «целенаправленного влияния на этот процесс», поиска «новых резервов личностного становления и возможностей оптимизации воспитательных влияний различных социальных институтов». При этом особенно подчеркивается необходимость противостояния «деструктирова-нию всей системы культурно-исторического наследования» и «духовной опустошенности»2.

Необходимость историко-психологического исследования проблемы психологии личности диктуется также потребностями развития современной психологической теории, которая строится на основе осмысления и обобщения опыта психологического познания человека на всех этапах исторического развития психологической мысли (Теплое, 1960).

Историко-психологическое исследование открывает возможность выявления наиболее важных и существенных аспектов в познании психической реальности, раскрытия общих закономерностей становления и развития отечественной психологической

1 Путин В. В. Послание Федеральному собранию в 2005 г.

гфельдштейн Д. И. Приоритетные направления развития психолого-педагогических исследований // Бюллетень ВАК Мин-ва образования РФ. № 6. 2005, с. 3, 5, 10.

науки. Являясь формой исторической рефлексии, самосознания и самоконтроля науки, ее своеобразной «исторической памятью», история психологии создает фундамент для продуктивного развития всей системы современной психологического знания.

Проблемам развития отечественной психологической науки посвящены историко-психологические исследования Б. Г. Ананьева, Л. И. Анцыферовой, В. В. Большаковой, А. В. Брушлинского, Е. А. Будиловой, М. Г. Данильченко, А. Н. Ждан, В. Г. Казакова, Е. А. Климова, В. А. Кольцовой, И. Б. Котовой, Е. В. Левченко, Н. А. Логиновой, Т. Д. Марцинковской, А. А. Никольской, О. Г. Носковой, Ю. Н. Олейника, А. В. Петровского, К. К. Платонова, В. М. Соколова, Б. М. Теплова, Е. В. Шороховой, В. А. Якунина, М. Г. Ярошевского и других психологов.

История русской дореволюционной психологической мысли представляет собой богатейший пласт оригинальных подходов и идей в области человекознания, неразрывно связанных с идейно-философскими течениями, сформировавшихся в контексте русской культуры и ее духовных традиций. Особенность ее реконструкции состоит в том, что ряд продуктивных идей, выдвинутых и разработанных русскими учеными в этот период, оказался впоследствии утраченным, либо отвергнутым по идеологическим соображениям. Это создает объективные трудности в исследовании этой страницы истории отечественной психологии. Тем не менее, задачи адекватного понимания современной психологической науки и формирования ориентиров ее перспективного развития требуют воссоздания полной и достоверной картины состояния психологической мысли на всех этапах ее исторического становления.

Перед современной историографией, как отмечает В. А. Кольцова (2004), стоит задача переосмысления «традиционных представлений о моделях исторической науки и принципах ее изучения», что обусловлено кардинальными преобразованиями в науке в целом, отказом от монометодологического подхода и «догматизированных», исторически не оправдавших себя положений. В истории психологии это проявляется в признании самоценности каждого этапа в системе отечественного психологического знания - «дореволюционного» и «советского», утверждении позитивно-конструктивной ориентированности историко-психологического анализа как одного их базовых принципов истории психологии (Кольцова и Олейник, 1999). В связи с этим появляется возможность объективного, целостного и всестороннего рассмотрения и реконструкции уникального опыта разработки проблемы личности и ее формирования, накопленного в отечественной психологической мысли в конце XIX - начале XX столетий.

Психологическая мысль России этого периода характеризуется оригинальностью и включает серьезные достижения в познании проблемы психологии личности, отнюдь

не являясь, как представлялось в ряде аналитических работ, освещающих исследуемый период, простым заимствованием и копированием опыта зарубежной психологии. В связи с этим при разработке концепции исследования в качестве опорных точек выступали положения о необходимости возрождения преемственности в развитии российской психологии, осмысления и раскрытия самобытности и ценности разных ее этапов на основе современного видения проблемы психологии личности.

Историко-психологический аспект исследования проблемы психологии личности представлен в трудах В. В. Аншаковой, В. В. Большаковой, И. Б. Котовой, Е. В. Левченко, Н. А. Логиновой, Т. Д. Марцинковской, А. А. Никольской, А. В. Петровского, А. А. Яковлевой и других историков психологии. В работах В. В. Большаковой (1994, 1997, 1999) рассматриваются проблемы формирования личности в творческом наследии общественных деятелей и психологов конца XIX — начала XX веков. Вклад отечественных ученых в разработку психолого-педагогических проблем личности представлен в исследованиях А. А. Никольской. Историческая ретроспектива разработки проблемы личности в отечественной психологии в 60-е годы XIX - 60-е годы XX веков содержится в монографическом исследовании И. Б. Котовой (1994). Данной проблематике посвящен ряд диссертационных исследований (Наумова, 2001; Михалева, 1999; Сад-чикова, 1955; Яковлева, 2003 и др.).

Безусловно, эти работы представляют большой интерес и пополняют фактологический фундамент психологической науки. Тем не менее, ряд аспектов истории становления проблемы личности в отечественной науке остается не освещенным. В частности, не раскрыта с достаточной полнотой специфика изучения личности в разных направлениях психологии рубежа веков; не исследованными остаются концептуальные основы понимания личности в русле духовно-нравственной традиции общественной мысли; дальнейшего раскрытия и систематизации требует проблема детерминации становления исследований в этой области, их обусловленности социально-культурным контекстом и тенденциями развития общенаучного знания.

Именно такое полное и объемное изучение истории разработки проблемы психологии личности, осуществляющейся в рамках разных направлениях психологии и отражающей «дух» времени, позволит воссоздать целостную картину генезиса и особенностей развития этого направления исследований в отечественной психологии.

Накопленный представителями разных направлений отечественной психологии на рубеже XIX и XX веков значительный научный материал должен быть осмыслен как часть целостной системы — отечественной психологической науки — от ее истоков

до современного состояния. Этим определяются направление и цель диссертационного исследования.

Целью исследования является историко-научная реконструкция становления и развития исследований в области психологии личности в экспериментальном, эмпирическом и духовно-нравственном направлениях отечественной психологической мысли конца XIX - начала XX столетий.

Объект исследования — философские, психологические и духовно-религиозные концепции отечественных ученых и мыслителей конца XIX - начала XX столетий.

Предмет исследования — предпосылки становления и развития исследований в области психологии личности и особенности концептуальных основ ее понимания и изучения в экспериментальном, эмпирическом и духовно-нравственном направлениях отечественной психологической мысли конца XIX - начала XX столетий.

Задачи исследования:

1. Раскрыть социально-культурный и общенаучный контекст развития отечественной психологии конца XIX - начала XX столетий и становления проблемы психологии личности.

2. Выделить особенности развития разных направлений отечественной психологии на рубеже XIX и XX веков, в русле которых происходила разработка проблемы психологии личности.

3. Выделить особенности концептуальных основ понимания и изучения личности в экспериментальном, эмпирическом и духовно-нравственном направлениях отечественной психологической мысли конца XIX - начала XX столетий.

4. Раскрыть проблемное поле исследований психологии личности в разных направлениях отечественной психологии рассматриваемого периода.

5. Обобщить и систематизировать перспективные линии в разработке проблем психологии личности в разных направлениях психологического знания конца XIX -начала XX столетий, актуальные для современной психологической науки и общественной практики.

6. Провести историографический поиск и обосновать репрезентативную источни-ковую базу исследования, включающую как опубликованные, так и не использованные до настоящего времени материалы научных архивов.

Методологическую и теоретическую основы исследования составили:

• Ключевые общеметодологические положения и принципы, разработанные в отечественной психологии (Аллахвердов В. М., Абульханова-Славская К. А., Ананьев Б. Г., Анцыферова Л. И., Барабанщиков В. А., Брушлинский

А. В., Будилова Е. А., Кольцова В. А., Мазилов В. А., Марцинковская Т. Д., Соколова Е. Е., Юревич А. В., Ярошевский М. Г. и др.). Основополагающее значение имела реализация требований системного и комплексного подходов (Ананьев Б. Г., Барабанщиков В. А., Будилова Е. А., Емельянов С. В., Лекторский В. А., Леонтьев А. Н., Ломов Б. Ф., Кузьмин В. П.), интегрирующих главные положения и принципы проведения историко-психологического анализа и ориентирующих на целостное изучение исследуемой проблемы.

• Теоретико-методологические идеи, представленные в концепциях, разработанных в отечественной истории психологии (Ананьев Б. Г., Будилова Е. А., Большакова В. В., Ждан А. Н., Климов Е. А., Кольцова В. А., Логинова Н. А., Марцинковская Т. Д., Петровский А. В., Теплов Б. М., Якунин В. А., Ярошевский М. Г. и др.).

• Теоретико-методологические идеи и подходы к исследованию проблемы личности в отечественных психологических школах К. А. Абульхановой-Славской, Б. Г. Ананьева, Л. И. Божович, А. В. Брушлинского, А. Г. Ковалева, А. Н. Леонтьева, В. С. Мухиной, К. К. Платонова С. Л. Рубинштейна, Б. М. Теплова.

Научная новизна диссертационной работы и ее теоретическая значимость состоит в комплексной психолого-исторической реконструкции недостаточно исследованных аспектов проблемы психологии личности в экспериментальном, эмпирическом и духовно-нравственном направлениях отечественной психологической мысли конца XIX - начала XX столетий.

Воссоздан общекультурный и общенаучный контекст, в рамках которого происходило становление и развитие психологического знания о личности.

Раскрыто творчество отечественных исследователей, разрабатывающих проблематику психологии личности в период становления психологии как самостоятельной отрасли знания в России. Обоснована его детерминированность социально-культурными условиями, идейными и методологическими позициями исследователей.

Выявлены и исследованы методолого-теоретические основы разработки проблемы личности в русле экспериментального, эмпирического и духовно-нравственного направлений отечественной психологии конца XIX - начала XX столетий.

Выделено и раскрыто проблемное поле исследований психологии личности в экспериментальном, эмпирическом и духовно-нравственном направлениях отечественной психологической мысли конца XIX - начала XX столетий.

Впервые исследована специфика понимания и трактовки личности в духовно-нравственном направлении отечественной психологической мысли.

Выделены важные для современной психологии перспективные идеи и практические разработки в области исследования психологии личности, выдвинутые представителями экспериментального, эмпирического и духовно-нравственного направлений отечественной психологической мысли конца XIX — начала XX столетий.

В научное обращение впервые введены ранее не публиковавшиеся архивные и мемуарные материалы, что позволило глубже раскрыть личностно-персоналистические аспекты развития психологического знания и расширить источниковую базу истори-ко-психологического исследования проблемы личности в трудах представителей разных направлений психологии.

Положения, выносимые на защиту:

1. Развитие исследований в области психологии личности обусловлено социально-исторически - потребностями развивающейся практики (прежде всего, медицинской, педагогической, юридической, производственной), антропологизацией культуры и ростом интереса к данной проблеме в широких слоях российского общества, усилением социальных противоречий и актуализацией в связи с этим роли личности в общественной жизни.

2. Предпосылками становления и развития личностной проблематики в структуре психологического знания России конца XIX - начала XX столетий выступали, как тенденции развития общенаучной мысли в целом (усиление влияния позитивистской методологии, выделение и исследование личностно-персоналистического аспекта в естественнонаучных и гуманитарных направлениях знания), так и особенности развития отечественной психологии (ее становление как самостоятельной науки, утверждение объективного подхода в исследовании психической реальности и разработка научных методов психологического познания, широта и разнообразие трактовок личности в разных направлениях психологии).

3. В отечественной психологии конца XIX - начала XX столетий представлен широкий спектр ключевых проблем (определение сущности личности и методов ее исследования, рассмотрение совокупности факторов развития и формирования личности, ее психологической структуры) и методологических принципов и подходов (естественнонаучный подход, принцип комплексного анализа, деятельностный подход, принцип развития) в исследовании психологии личности, получивших дальнейшую разработку на последующих этапах отечественной психологической науки.

4. Определение сущности и методов исследования личности в разных направле-

ниях психологии отличаются своеобразием, обусловленным идейными позициями и теоретико-методологическими подходами их представителей.

5. В русле экспериментального направления отечественной психологии исследуемого периода утверждаются естественнонаучная ориентация в определении личности как целостного биосоциального образования, комплексная методология и объективные экспериментальные методы ее изучения; реализуется медико-психиатрический подход в изучении личности в норме и в патологии; ставятся и решаются проблемы психического здоровья личности.

6. В эмпирическом направлении психологии доминирующим является феноменологический подход в изучении личности; акцентируется внимание на духовном бытии человека, на раскрытии разных аспектов психологической структуры личности — по-требностно-мотивационной, эмоционально-волевой, когнитивно-познавательной, морально-нравственной, социально-психологической, проблеме ее развития.

7. В духовно-нравственном направлении отечественной психологической мысли в качестве центральной координаты исследования и трактовки личности выступает ее рассмотрение как духовной сущности, главное внимание уделяется раскрытию ее экзистенциально-бытийной сферы, духовно-нравственного роста и совершенствования.

Достоверность научных результатов и выводов обеспечивалась проработанностью методологических основ исследования, использованием совокупности методов, адекватных цели, задачам и предмету исследования, привлечением широкого круга оригинальных источников, отражающих разные аспекты исследуемой проблемы,

Практическая значимость диссертационной работы:

Полученный материал является источником расширения фактологической базы исследования в области истории психологии.

Результаты диссертационного исследования легли в основу построения курса «Понимание феномена "личность" в духовно-нравственном направлении отечественной психологии», а также подготовки специальных разделов в курсах «История психологии» и «Психология личности». На их основе разработаны учебные пособия и образовательные программы для подготовки студентов, изучающих психологию.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в практическом плане при разработке способов и методов психолого-педагогического воспитательного и коррекционно-развивающего воздействия, для расширения арсенала средств духовно-нравственного развития личности.

Апробация результатов исследования осуществлялась при обсуждении хода поэтапной работы над диссертацией в лаборатории истории психологии и исторической

психологии Института психологии РАН; на методологическом совместном семинаре по общей психологии, психологии личности и истории психологии Института психологии РАН; на совместном заседании лабораторий системных исследований психики, психологии личности, истории психологии и исторической психологии Института психологии РАН; на заседании кафедры психологии развития Московского педагогического государственного университета; на заседаниях и методических семинарах кафедры психологии Астраханского государственного университета.

Основные положения и результаты работы обсуждались на различных научных и методических конференциях регионального, всероссийского и международного уровней: научно-методической конференции (Астрахань, 1990; Волгоград, 1994), V Международной конференции «Информатика. Образование. Экология и здоровье человека» (Астрахань, 2000), Международной конференции по истории психологии «III Московские встречи» (Москва, 2001), Всероссийском съезде психологов (С-Петербург, 2003), III Международной научно-практической конференции «Россия и Восток. Обучающееся общество и социально-устойчивое развитие Каспийского региона» (Астрахань, 2005).

Апробация основных положений работы проводилась также в ходе преподавания учебных курсов «История психологии», «Основы общей психологии», «Психология личности», «Психология развития», спецкурсов в Астраханском государственном университете, Астраханском институте повышения квалификации и переподготовки, Астраханском государственном колледже профессиональных технологий.

Диссертационное исследование состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографии и 5 приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, ее теоретико-методологические основания, достоверность, разрабатываемых положений и выводов; определяются объект, предмет, цель, задачи и методы; формулируются научная новизна, теоретическая и практическая значимость; излагаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Методолого-теоретические основы, историография и источники изучения разработки проблемы личности в отечественной психологической науке» рассмотрены теоретико-методологические основания историко-психологического исследования, концепции личности в современной психологии, выступающие в качестве опорных точек проведения историко-научной реконструкции ее

генезиса, выделен научный инструментарий, описана и обоснована репрезентативная источниковая база исследования.

Опираясь на работы К. А. Абульхановой-Славской, Б. Г. Ананьева, Л. И. Анцы-феровой, В. А. Барабанщикова, А. В. Брушлинского, Е. А. Будиловой, Л. С. Выготского, В. А. Кольцовой, А. Н. Леонтьева, Б. Ф. Ломова, В. А. Мазилова С. Л. Рубинштейна, Б. М. Теплова, Е. В. Шороховой, А. В. Юревича, В. А. Якунина, М. Г. Ярошевского и других отечественных ученых, обоснована роль методологического анализа как основы конструирования и проведения психологического исследования.

Методологический анализ истории науки раскрывает ориентиры рассмотрения и оценки актуального состояния научного знания, определения перспективных направлений его развития, систематизации полученных в ходе научного исследования данных, выделения и обоснования адекватных специфике изучаемого объекта методов исследования. Согласно замечанию В. И. Вернадского, «нет науки без научного метода. Этот научный метод не есть всегда орудие, которым строится научное мировоззрение, но оно есть всегда то орудие, которым оно проверяется. Этот метод есть только иногда средство достижения научной истины или научного мировоззрения, но им всегда проверяется правильность включения данного факта, явления или обобщения в науку, в научное мышление»3.

Проблемам методологии истории психологии посвящены исследования Б. Г. Ананьева, Г. М. Андреевой, Л. И. Анцыферовой, В. В. Большаковой, Е. А. Будиловой, Л. С. Выготского, П. Я. Гальперина, А. Н. Ждан, В. А. Кольцовой, В. А. Мазилова, Т. Д. Марцинковской, А. В. Петровского, К. К. Платонова, Е. Е. Соколовой, Б. М. Теплова, О. М. Тутунджяна, Е. В. Шороховой, В. А. Якунина, М. Г. Ярошевского и других отечественных психологов.

Важность историко-научной рефлексии В. И. Вернадский объяснял тем, что очень многое из наследия прошлого осталось «нетронутым исторической критикой». Изучение истории науки, во-первых, способствует пониманию ее современного состояния; во-вторых, позволяет выявить те идеи и подходы, которые оказались непонятыми и не получили в силу тех или иных причин адекватной оценки их современниками; в-третьих, открывает возможности не только для выявления всего массива накопленного знания, но и переосмысления его в контексте современных тенденций науки и актуальных запросов практики; в-четвертых, обеспечивает необходимую преемственность в развитии научного знания. Все это, по словам Вернадского, «далеко не безразлично для

3 Вернадский В. И. Очерки по истории современного научного мировоззрения. Лекция 1-3. О научном мировоззрении // Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки. М., 1981, с. 44.

самосознания народа, для силы и интенсивности и даже направления текущего культурного творчества»4.

Б. М. Теплов подчеркивает необходимость создания «правильно ориентированной истории психологии» (1960), важной для развития современного научно-психологического знания. Согласно М. Г. Ярошевскому, в истории науки «элементы философской и исторической рефлексии включены в тот аппарат самопознания и самоконтроля, без которого она не могла бы эффективно действовать», поскольку историческое самосознание «зависит от информации о прошлом»5.

Глубокий, всесторонний и объективный анализ историко-научного материала позволил Б. Г. Ананьеву, Г. М. Андреевой, Л. И. Анцыферовой, В. В. Большаковой, Е. А. Будиловой, А Н. Ждан, В. А. Кольцовой, Т. Д. Марцинковской, О. Г. Носковой, С. Л. Рубинштейну, Б. М. Теплову, В. А. Якунину, М. Г. Ярошевскому и другим отечественным ученым выделить продуктивные идеи психологических концепций различной идеологической направленности.

В главе обосновывается использование в качестве основания для построения программы диссертационного исследования ключевых методологических положений и принципов, разработанных в отечественной истории психологии — принципов развития, преемственности, единства логического и исторического.

Как отмечает Л. И. Анцыферова, проблема отражения «исторически меняющегося объекта психологического анализа» входит составной частью в принцип единства логического и исторического, дает возможность правильно понять психологические теории прошлого. Наиболее полно принцип единства логического и исторического разработан в отечественной историко-психологической литературе Е. А. Будиловой, определяющей его как конкретизацию принципа историзма (1988). Его познавательный потенциал состоит в требовании рассмотрения всех явлений «не просто в движении, изменении, а именно в развитии», в раскрытии основной логической линии развития науки, ее закономерностей. Взаимосвязь логического и исторического в научном познании характеризует мировоззренческую позицию исследователя, обуславливает анализ рассматриваемых источников и фактов, определяет постановку целей, принципов исследования и решаемые задачи. Эти положения имеют непосредственное отношение к исследованию психологической мысли России конца XIX — начала XX столетий, развивающейся в русле различных по своим идейно-философским основаниям течений.

4 Вернадский В. И. Записка о необходимости создания Комиссии по истории науки, философии и техники // Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки. М., 1981, с. 291.

Ярошевский М. Г. Теория и методы в истории психологии // Психологический журнал. Т. 1. № 1. 1980, с. 160, 169.

Основополагающее значение имела реализация требований системного подхода, интегрирующего главные принципы проведения историко-психологического анализа и ориентирующего на целостное изучение исследуемой проблемы. Основные положения системного подхода разработаны Б. Ф. Ломовым, В. П. Кузьминым, В. А. Барабанщи-ковым, С. В. Емельяновым, В. А. Лекторским, В. Н. Сагатовским, А. И. Уемовым, В. С. Швыревым и другими учеными.

Системный подход и методы системного анализа, с точки зрения Б. Ф. Ломова, являясь синтезом многочисленных специальных областей психологии и развтия ее общей теории, дают возможность понять природу психического (1985). Основными характеристиками системного анализа психических явлений выступают: многомерность, многоуровневость, разнопорядковость, иерархичность (включение когнитивной, регулятивной и коммуникативной подсистем). Рассмотрение явления в динамике дает возможность обнаружить изменение детерминант развития, смену системных оснований и констатировать формирование разных систем психологических качеств на различных стадиях развития.

Согласно утверждению В. П. Кузьмина, системный подход позволяет проводить качественный анализ и интегральное измерение значительных совокупностей изучаемых явлений, помогает выстраивать многоуровневую и многомерную картину исследуемой реальности, обеспечивает осуществление синтеза научного знания (1982).

Реализация принципа системного подхода в историко-психологическом исследовании в работах Б. Г. Ананьева, Л. И. Анцыферовой, Е. А. Будиловой, Б. М. Теплова, В. А. Кольцовой, Ю. Н. Олейника подтвердила продуктивность использования данной методологической стратегии исследования как средства интегрального, целостного описания изучаемого явления, раскрытия закономерностей его образования, строения и функционирования.

Согласно требованиям системного подхода, психологическое знание должно рассматриваться в развитии, обусловленном совокупностью разнопорядковых факторов и детерминант (Ломов, 1985), в движении, динамике, росте, эволюции (Выготский, 1982).

По мнению Е. А. Будиловой, системный подход, включает исследование логических и теоретических внутринаучных связей психологического знания, выявление соотношения психологического знания прошлого с современной психологической наукой, открывает возможность для использования основных принципов психологической теории в познании прошлого науки, предполагает всестороннее изучение истории психологической науки, ее разнообразных связей, как с общественно-историческими условиями, так и с другими науками (1988).

Целостный анализ в историко-психологическом исследовании реализуется также посредством реализации комплексной методологии, ориентированной на многосторонний охват исследуемого явления, использования различных методов, сочетающихся по принципу дополнительности, обобщения результатов науковедческих исследований науки (Кольцова, 2004).

Опираясь на указанные методологические позиции, сформулированы основные положения целостного системного анализа разработки проблемы личности в конце XIX - начале XX веков:

• рассмотрение истории становления проблемы личности в разных направлениях отечественной психологии в конце XIX - начале XX веков - экспериментальном, эмпирическом, духовно-нравственном;

• реализация в исследовании различных аспектов анализа — логико-научного, социально-культурного и личностно-персоналистического;

• раскрытие обусловленности исследуемого историко-научного процесса общенаучным и социально-культурным контекстом, состоянием психологического знания рассматриваемого периода времени;

• определение влияния анализируемого периода в истории отечественной психологии на разработку проблемы личности на последующих этапах эволюции психологического знания и, одновременно, его исследование и оценка с позиций современной психологической науки.

В контексте тенденции деидеологизации психологической науки В. А. Кольцова считает целесообразным выдвижение на первый план позитивно-конструктивного подхода к исследованию психологического наследия прошлого, апеллирующего не к внешним, идеологическим («буржуазная», «советская», «идеалистическая», «марксистская» «религиозная» психология) критериям оценки знания, а к его логико-научным характеристикам (предмет изучения, глубина и конкретно-фактологическая основа его раскрытия; категориальный строй, теоретико-методологические принципы и методы; доказательность, объективность и системность, характерные для рассматриваемых концепций; их новизна и роль в развитии психологической науки и решении задач общественной практики) (2004). В ходе диссертационного исследования ставились задачи объективной оценки дореволюционной отечественной психологии; изучения научного наследия русских ученых в области разработки проблемы психологии личности с точки зрения его научной значимости для психологической теории и практики своего времени; выделения продуктивных идей, представляющих интерес для современной психо-

логической науки; максимально полного воссоздания и освещения научного вклада разных направлений психологической мысли конца XIX — начала XX веков.

Л. И. Анцыферова отмечает, что понимание и объяснение современного состояния психологической науки невозможно без исследования истории становления основных понятий, теорий, проблем (1973). Вместе с тем в оценке психологической мысли прошлого необходимо опираться на современные теоретические подходы в исследуемой области знания. С этой точки зрения концептуальные основы понимания личности в современной психологии выступают в качестве исходной теоретической модели ис-торико-психологического исследования генезиса и становления данной проблемы в отечественной психологии. В связи с этим в качестве специальной задачи исследования выступал анализ основных психологических подходов к изучению личности, представленных в структуре современной психологии: К. А. Абульхановой-Славской, Б. Г. Ананьева, Л. И. Божович, А. Г. Ковалева, А. Н. Леонтьева, В. С. Мухиной, К. К. Платонова, С. Л. Рубинштейна, Б. М. Теплова. Выделенные в ходе анализа теоретические положения, касающиеся понимания личности, определения ее сущностных характеристик, психологической структуры, путей и методов ее научного изучения, определили направление и способы конкретно-исторического исследования проблемы личности в исторической ретроспективе и тем самым обеспечили выявление преемственности в развитии российской психологии на разных этапах ее развития.

Изучение научной проблемы опирается на результаты историографического анализа, полнота и основательность которого определяют глубину и познавательную ценность проводимого научного исследования (Теплов, 1960).

Историографический анализ позволяет выявить логику разработки проблемы, выделить ее внутринаучные, социально-исторические и личностно-персоналистические аспекты, описать проблемное поле исследований, особенности концептуальных подходов, а также раскрыть связь историко-психологического знания с социально-культурными тенденциями и общественно-историческими условиями, с «психологической культурой» общества (Кольцова, 2004). Историографическое исследование помогает обнаружить «белые пятна» в освещении и осмыслении проблемы, не получившие по тем или иным причинам должного рассмотрения, что, в свою очередь, является условием целенаправленного обоснования, планирования и организации перспективных исследований в данной области.

История русской дореволюционной психологии относится к числу наименее разработанных областей истории психологии по ряду причин.

Во-первых, серьезные трудности возникают при поиске и введении в научный оборот ряда оригинальных работ психологов конца XIX - начала XX веков в силу исторической удаленности этого периода.

Во-вторых, в связи с глубокими социально-политическими и идеологическими преобразованиями, происшедшими в России в 1917 году, была разрушена естественная преемственность в развитии отечественной психологии, следствием чего стала утрата ряда направлений и научных школ психологии, эмиграция многих известных ученых, недоступность для исследования и разрозненность их научного наследия.

В-третьих, следует отметить сложность объективного анализа состояния психологии дореволюционной психологии. В отечественной психологической науке советского периода, развивающейся на монометодологической основе, в качестве которой выступала марксистская философия, жестко предопределялись направленность изучения дореволюционной психологии и ее оценка как «немарксистской», а значит не отвечающей критериям научности, селективный взгляд на ее представителей через призму их идеологических воззрений. На этой почве сложилось представление, что ученые, разделяющие идеалистические позиции, не могли создать ничего ценного в науке. Соответственно идеалистическое направление в психологии оценивалось как политически консервативное и реакционное. Многие ценные психологические идеи, разработанные в его русле, отвергались или недооценивались. В первую очередь это касалось духовно-нравственного направления, на изучение которого было наложено своеобразное «табу» в силу его несоответствия материалистической традиции. Следствием этого явилось достаточно усеченное представление о развитии отечественного психологического знания конца XIX - начала XX столетий в области исследования проблем личности, не преодоленное полностью и сегодня.

Несмотря на указанные трудности и ограничения, усилиями ряда отечественных историков психологии были исследованы и воссозданы многие важные аспекты истории отечественной дореволюционной психологической мысли (Ананьев Б. Г., Большакова В. В., Будилова Е. А., Ждан А. Н., Кольцова В. А., Котова И. Б., Лурия А. Р., Никольская А. А., Олейник Ю. Н., Петровский А. В., Соколов М. В. и др.).

Одной из первых работ, посвященной истории развития отечественной психологической науки конца XIX — начала XX столетий, была работа А. Р. Лурии «Современная психология в ее основных направлениях» (1928). В ней, в частности, автор, рассматривая эмпирическую психологию, отмечает, что правильнее было бы назвать ее «наивно-эмпирической», поскольку она опиралась на результаты интроспективного анализа сознания и сознательных переживаний. В качестве важнейших принципов эм-

лирической психологии Лурия выделяет «психологический ассоцианизм» и субъективизм. При этом подчеркивается, что эксперимент, хотя и занимающий здесь весьма скромное место, «образовал то здоровое ядро эмпирической психологии, которое позднее перешло и в психологию объективную»6.

Использование научно выверенных историографических подходов с целью «создания критической истории психологии», оценивалось Б. Г. Ананьевым, одним из первых исследователей проблем истории отечественной психологии, как важное условие раскрытия своеобразия и оригинальности русской психологической мысли XVIII и XIX веков, ее влияния на развитие мировой психологии. В работе Ананьева «Очерки истории русской психологии XVIII и XIX веков» (1947) обосновывается роль русской дореволюционной психологии в создании научного фундамента разработки ключевых проблем психологии, подчеркивается, что в психологической мысли этого исторического периода отражаются общие закономерности становления и развития передовой отечественной науки. Делается вывод, что без глубокого проникновения в историю русской психологии трудно раскрыть и понять многие специфические характеристики и аспекты развития русской культуры. Формирование и развитие русской научной психологии в России в конце XIX - начале XX веков представляет собой, по мнению Ананьева, одну из ярких страниц в истории отечественной науки.

Фундаментальное историко-психологическое исследование Е. А. Будиловой «Борьба материализма и идеализма в русской психологической науке (вторая половина XIX - начало XX вв.)» (1960) относится к числу наиболее полных и богатых по содержанию источников изучения и обобщения материалов по истории дореволюционной отечественной психологии. На огромном фактологическом материале раскрыто состояние отечественной психологии в момент ее самоопределения как отрасли научного знания, воссозданы основные события научной жизни психологического сообщества, проанализированы достижения русских ученых в познании психического мира человека, их идейные позиции и научные взгляды. Психология рассматривается как арена двух противоборствующих идейных течений — материализма и идеализма, прослеживаются их проявления в психологических взглядах ученых разных ориентации. Подчеркивается неоднородность психологии и выделяются три направления в развитии психологических исследований этого времени. При этом главное внимание уделяется развитию сеченовского учения в трудах ученых-экспериментаторов. Духовно-

6 Лурия А. Р. Современная психология в ее основных направлениях. М., 1928, с. 6-7.

религиозное направление оценивается с позиций принципов материализма и не получает должного освещения.

Выделение в отечественной психологии конца XIX - начала XX столетий трех основных направлений содержится также в ряде работ А. В. Петровского (1960; 1961; 1984). Автор определяет их как «философскую умозрительную психологию, эмпирическую психологию и естественнонаучную психологию», подчеркивает их различия и острое идейно-теоретическое противостояние друг другу (1960). Прогрессивные тенденции в развитии русской психологии дореволюционного периода он связывает с естественнонаучным направлением психологии. Духовно-нравственные учения, опирающиеся в раскрытии психического мира человека на установки, нормы и ценности умозрительной философской психологии и русской православной мысли, обозначаются как идеалистические, описательные и получают в работе крайне критическую оценку. Автор утверждает, что их представители - Л. М. Лопатин, Н. О. Лосский, А. И. Введенский, С. Л. Франк и другие - «сознательно тянули психологию назад», а, оказавшись (не по своей воле — A.B.) «в рядах эмиграции», вели «бешеную кампанию клеветы... против русской науки» (Петровский, 1960). С последним трудно согласиться, ибо в действительности все, что выходило из-под пера «эмигрантов», было проникнуто горячей любовью к Родине, ее достижениям, а дискуссионность по отношению к взглядам материалистически ориентированных ученых лишь подтверждает их обеспокоенность судьбой отечественной психологической мысли.

Представляется, что недооценка научной значимости психологических идей, разрабатываемых в русле духовных учений, определялась духом времени, существовавшими в обществе идеологическими установками, политикой воинствующего атеизма, обозначенной в 20-е годы В. И. Лениным в качестве важнейшего ориентира в развитии научной мысли и ключевого направления воспитательной работы Коммунистической партии.

В ряду первых отечественных работ, выполненных по историко-психологической проблематике, следует отметить также диссертационное исследование М. В. Соколова «Психологические съезды в России» (1946). В данной работе, а также в последующих публикациях автора раскрыты место и роль дореволюционных психологических съездов как «важной вехи в развитии науки». Подчеркивается, что «особенный интерес материалы съездов представляют в том отношении, что в них как бы суммируются итоги, с которыми русская психология пришла к Великой Октябрьской социалистической революции». Автор отмечает, что в материалах съездов ярко отражается «разброд мнений, который составляет характерную черту дореволюционной психологии на послед-

нем этапе ее развития», и считает, что подобное состояние не могло быть преодолено «в условиях господствовавшей тогда идеологии» (1956).

Исследованию истории отечественной психологии посвящены многочисленные работы А. А. Никольской (1973; 1978; 1984; 1989; 1995 и др.). Главным предметом анализа в них является развитие детской и педагогической психологии. Выявлены условия и предпосылки формирования указанных направлений как самостоятельных отраслей отечественной психологической науки. Ряд работ посвящен обзору научной и научно-популярной литературы по детской и педагогической психологии во второй половине XIX - начале XX столетий, как русских, так и зарубежных авторов, труды которых в это время были изданы в России. Раскрыт вклад ряда отечественных психологов в разработку конкретных психолого-педагогических проблем: «Вопросы развития мышления в трудах П. П. Блонского» (1969), «Психологические основы воспитания в трудах Н. X. Весселя» (1980), «Психология обучения в трудах К. Д. Ушинского» (1983) и другие. Обобщающая работа А. А. Никольской «Возрастная и педагогическая психология дореволюционной России» (1995) представляет собой опыт авторского осмысления и систематизированного изложения научного наследия русских ученых в области возрастной и педагогической психологии.

В работах В. В. Большаковой (1994; 1997; 1999) рассматриваются проблемы формирования личности в трудах мыслителей первой половины XIX века (Крюкова Н. А., Якушкина И. Д., Одоевского В. Ф.), общественных деятелей 60-70-х годов XIX века (Добролюбова Н. А., Писарева Д. И., Шелгунова Н. В., Ушинского К. Д., Водово-зовой Е. Н.), а также ряда психологов конца XIX - начала XX веков (Троицкого М. М., Каптерева П. Ф., Нечаева А. П., Сикорского И. А.).

Историческая ретроспектива разработки проблемы личности в отечественной психологии в 60-е годы XIX - 60-е годы XX веков содержится в работе И. Б. Котовой (1994). Автор выделяет и прослеживает в истории российской психологии пять направлений, определивших контур и многообразие последующих концептуальных построений в исследованиях проблем психологии личности: духовно-философское, естественнонаучное, социологическое, художественно-эстетическое, собственно-психологическое.

В работах А. В. Брушлинского, В. А. Кольцовой (1997), А. В. Брушлинского, В. А. Кольцовой, Ю. Н. Олейника (1995; 1997), Е. А. Будиловой (1985), В. А. Кольцовой (1985), С. Е. Драпкиной, М. Я. Поляковой (1985) Н. А. Логиновой (2005), Е. В. Левченко (1999, 2003), В. Н. Мясищева (1959) и других раскрываются представления о личности в трудах ученых экспериментального направления.

Изучению психологического наследия русских ученых дореволюционного периода посвящен ряд диссертационных исследований: Садчиковой П. И. «Психологическое наследие А. Ф. Лазурского» (1955); Мунипова В. М. «В. М. Бехтерев и его место в истории русской педагогической психологии и педагогики» (1968); Аншаковой В. В. «Вопросы детской и педагогической психологии в трудах А. П. Нечаева» (1984); Цвет-кова С. А. «Н. Н. Ланге и мировая психологическая мысль конца XIX - начала XX столетия» (1991); Дубровиной Л. А. «Г. И. Челпанов и его вклад в психологическую науку» (1995); Тимофеева Д. С. «Психологические воззрения И.А. Сикорского» (1995); Павловой А. В. «П. П. Блонский о мышлении и его развитии у школьников» (1996); Смирнова В. А. «Психологические воззрения Александра Федоровича Лазурского» (1998); Михалевой А. Б. «Проблема личности в концепции Н. Я. Грота» (1999); Зайцевой С. А. «Психолого-педагогическое наследие П. Д. Юркевича» (2001); Тихоновой Э. В. «Психологическое наследие А. И. Введенского» (2002); Яковлевой А. А. «Психологическая концепция личности в трудах А. Ф. Лазурского и В. Н. Мясищева» (2003); Юловой А. В. «Психологические воззрения К. Д. Кавелина» (2003) и другие.

Коллективная монография сотрудников Института психологии РАН «Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории» (1997), подготовленная в новых общественно-исторических условиях, лишена идеологической заостренности и бескомпромиссности в оценках вклада и роли исследователей, представлявших разные направления в отечественной психологической мысли конца XIX - начала XX столетий. В ней, в частности, дана взвешенная позитивная оценка взглядов ученых духовно-нравственного направления. Адекватным представляется и название этого направления как «духовно-нравственное», являющееся интегральным и объединяющим религиозных мыслителей, представителей философской психологии, профессоров психологии, работавших в духовных академиях, на основе единого критерия: ведущее место в их творчестве занимало постижение души, а в качестве главной координаты в изучении человека выступали проблемы нравственно-духовного развития и совершенствования личности.

Концептуальное осмысление специфики психологических взглядов русских философов религиозной ориентации содержится в докторской диссертации и монографии В. А. Кольцовой (2004). Автор обосновывает необходимость расширения объекта исто-рико-психологического исследования и включения в него, наряду с научным психологическим знанием, также вненаучной психологической мысли, формирующейся в реальной жизненной практике людей, в сферах мифологии, религии, искусства, иллюстрируя это утверждение обширным фактологическим материалом.

Указанные работы, безусловно, обогащают историю психологии конкретным материалом и расширяют источниковедческий фундамент историко-психологического исследования. Тем не менее, ряд аспектов изучения истории становления проблемы личности в отечественной психологической мысли конца XIX - начала XX столетий остается не освещенным. В частности, не исследованы концептуальные основы понимания личности в русле духовно-нравственного подхода; требуют более глубокого рассмотрения предпосылки и факторы становления личностной проблематики в русской дореволюционной психологии в контексте культуры, научной мысли и духовной атмосферы того времени.

Отечественная психология этого периода развивалась самостоятельным путем, имела серьезные достижения в познании проблемы личности, не заимствуя и не копируя опыт зарубежной психологии. Подтверждением этого является обнаруженное в Научном архиве ИП РАО выступление Б. М. Теплова на научном диспуте по кандидатской диссертации М. В. Соколова, в котором подчеркивается, что «разработка русской психологии в начале XX века отнюдь не шла под знаком преклонения перед зарубежными авторитетами» (ф. 82, оп. 1, ед. хр. 53, л. 115).

Оценка отечественной дореволюционной психологии, ее приоритетности в разработке различных проблем и возникновении научных концепций, вклада ученых в науку требует осторожного и взвешенного подхода, поскольку на рубеже XIX и XX столетий психология делала лишь первые шаги в решении сложной задачи постижения психического мира человека. Естественным следствием этого, наряду с огромными достижениями, являлись неудачи, ошибки и тупиковые линии в научных поисках. Но это не только не умаляет, а наоборот, подчеркивает значимость и ценность научного наследия ученых-первопроходцев, анализ которого позволяет сегодня психологической науке, не повторяя ошибок прошлого, выбирать правильные ориентиры своего развития.

В аналитических работах по осмыслению и оценке истории отечественной психологии конца XIX - начала XX веков основной акцент был сделан на противопоставлении различных направлений психологии этого периода. Не исключая важности дифференцирующего подхода, вероятно, в настоящее время следует сделать упор на интегральную стратегию, направленную на обобщение и комплексное осмысление всего ценного, что было получено в области исследования психологии личности в разных по своим идейным позициям направлениях отечественной психологии. Тем более что многое недооцениваемое или отрицаемое в науке с течением времени приобретало позитивный смысл. Как отмечает Е. А. Климов, «дилемма истинного и неистинного знания является не просто древней и вместе с тем не нашедшей общепризнанного понима-

ния до наших дней; она является и не просто логической или специально философской, но в своих проявлениях пронизывает решительно все формы общественного сознания, постоянно и остро встает перед каждым человеком на его жизненном пути»7. По мнению О. М. Тутунджяна, каждое новое поколение психологов, исходя из собственных теоретико-методологических позиций, уровня и состояния культуры, научно-технического прогресса общества в конкретный исторический период, своеобразно понимает содержание истории психологии, поскольку развитие психологических теорий и практические потребности неизбежно меняют постановку проблем и подходы к ним. Поэтому историография психологии имеет «неодинаковое содержание в разные времена» (1982).

В работе проведен анализ методических основ историко-психологического исследования. Специфика объекта истории психологии - психологическое познание в его исторической ретроспективе — определяет необходимость использования адекватного исследовательского инструментария. Научный метод как способ открытия ученым нового знания представляет собой «теоретически обоснованное нормативное познавательное средство», дающее возможность адекватно решать исследовательские задачи (Ковальченко, 2003). Выбор и использование научного метода определяется особенностями исследуемого объекта (Кольцова, 2004).

В качестве фундамента историко-психологического исследования выступает диалектическая методология, лежащая в основе конструирования системы общенаучных методов исследования: абстрагирования, идеализации, восхождения от абстрактного к конкретному, аналитико-синтетического метода в различных его вариантах (структурно-генетического анализа и синтеза, дедукции и индукции). Возрастающая интеграция различных областей научного знания расширяет методические возможности и усиливает объяснительный потенциал истории психологии, позволяя использовать в историко-психологическом исследовании методы источниковедческого и культурологического анализа, наукометрические процедуры, сравнительный метод языкознания, текстологические литературоведческие методы, социологические методы сбора и анализа данных и т. д. (Кольцова, 2004).

Наряду с философским и общенаучными методами, преломленными специфическим образом при изучении развития психологического знания, история психология располагает собственными исследовательскими инструментарием, непосредственно отвечающим особенностям ее объекта Проблема метода историко-

7 Климов Е. А. Точность, истинность знания и «технологический вымысел в психологии // Вопросы психологии, 1990, № 2, с. 14.

психологического исследования в отечественной науке рассматривается в работах М. Г. Ярошевского (метод категориального анализа), Б. Г. Ананьева (метод сравнительно-исторического исследования), Н. А. Логиновой (историко-биографический метод), Н. А. Даниличевой, А. В. Климовой (метод интервью), А. Н. Славской (метод интерпретации), Ю. Н. Олейника (метод проблемологического анализа), Е. А. Климова и О. Г. Носковой, В. А. Кольцовой, Л. В. Спицыной, А. Д. Барской, И. Р. Федорковой (метод психолого-исторической реконструкции прошлого).

Целостное описание совокупности методов историко-психологического исследования представлено в докторской диссертации В. А. Кольцовой (2004).

По замечанию Н. И. Кузнецовой, историк науки встречается «с другой культурой, иными образами мысли и знания, которые уже не воспроизводятся современностью», и бывает поражен трудностями при изучении прошлого (1994),

Эти трудности определяются рядом обстоятельств.

Во-первых, удаленностью изучаемого объекта и невозможностью его непосредственного рассмотрения, что предполагает мысленное перенесение в прошлое, «вживание» в него, использование методов моделирования и аналогии.

Во-вторых, следует отметить объемность историко-психологического исследования, предполагающего решение значительного числа сложных и взаимосвязанных задач: поиска адекватных решаемой задаче источников и методов исследования; воссоздания социально-исторических характеристик изучаемого периода, специфики его общекультурной и интеллектуальной атмосферы; рассмотрения анализируемого историко-психологического процесса в контексте времени его существования; его оценки с позиций современной системы психологического знания; выявления факторов и предпосылок его возникновения, а также его эволюции на последующих этапах развития психологии.

В-третысс, особой и чрезвычайно сложной проблемой является соотнесение языков описания рассматриваемой феноменологии - языка психологической мысли прошлого и понятийно-категориальной системы современной психологической науки.

Таким образом, речь идет о поэтапном воссоздании реальности прошлого - как о рациональном понимании и оценке ее сущностных характеристик, так и об ее интуш-ивно-чувственном постижении исследователем, высвечивающем изучаемую эпоху во всех ее красках, направленном на выявление скрытых, неэксплицированных аспектов изучаемых явлений. Именно в этом состоит суть процедуры психолого-исторической реконструкции прошлого, определяемой В. А. Кольцовой в качестве одного из основных способов историко-психологического исследования (2004).

Операционализация процедуры психолого-исторической реконструкции применительно к исследованию разработки проблемы личности в отечественной психологической мысли конца XIX - начала XX столетий включала решение комплекса задач: выделение на основе современных психологических подходов опорных теоретических положений, касающихся понимания сущности личности и методов ее изучения; выбор и обоснование совокупности источников изучения рассматриваемой проблемы; раскрытие особенностей социально-культурной атмосферы и научной жизни изучаемого периода; анализ и интерпретация полученных в ходе реконструкции материалов в контексте психологической мысли своего времени и в системе современной психологической науки.

В качестве основополагающего научно-организационного метода при планировании и проведении исследования выступал метод системного анализа, ориентирующий на полное и всестороннее освещение проблемы, раскрытие системной детерминации развития психологического знания.

Использование в исследовании исторического метода диктовалось необходимостью воссоздания анализируемого времени в его многообразных проявлениях, в воспроизведении реальной «живой истории» научной мысли.

Логический метод обеспечивал теоретическое осмысление и обобщение полученного материала, раскрытие логики развития проблемы в контексте современных представлений в области изучения психологии личности.

Сравнительный метод использовался на всех этапах проведения историко-научного исследования, поскольку одна из его основных задач состояла, собственно, в сравнении понимания и способов изучения проблемы личности в разных направлениях психологической мысли рассматриваемого периода - экспериментальном, эмпирическом, духовно-нравственном. Сравнительный метод лежал также в основе обработки исторических источников.

Метод источниковедческого анализа выступал в качестве главной процедуры при выявлении и обработке материалов историко-психологического исследования. Опорными точками при его реализации в диссертационной работе являлись труды в области источниковедения (Бессмертный, 1991; Гуревич, 1973; 1981; 1993; Карсавин, 1915; Лаппо-Данилевский, 1913; Февр, 1991; Хейзинга, 1988, и др.) и истории психологии (Кольцова, 2004). Логика использования источниковедческого анализа включала поиск исторических источников по исследуемой проблеме, вычленение содержащейся в них информации, отражающей разные аспекты понимания и изучения личности, ее анализ, интерпретацию, систематизацию и обобщение.

Для раскрытия личностно-персоналистического аспекта исследуемой проблемы использовался метод биографического исследования (Дильтей В., Ананьев Б. Г., Рубинштейн С. Л., Рыбников Н. А., Логинова Н. А. и др.).

Воссоздание и ретроспективный анализ развития психологического познания в его полноте, конкретности и многообразии опирается на изучение исторических источников, предполагает формирование надежной источниковой базы исследуемой проблемы.

Результаты историко-научных исследований определяются проработанностью их источниковедческих оснований. Широта и разнообразие совокупности используемых в исследовании источников, их глубокий и всесторонний анализ определяет достоверность полученных данных. Не случайно поэтому источниковедение становится одной из значимых областей общегуманитарного знания. На это, в частности, обращает внимание О. М. Медушевская, подчеркивая необходимость «применения методов изучения источников, раскрытия их информационного богатства для нужд не только исторической науки, но и других сфер научно-практической деятельности» (1990).

Исторический источник как объект культуры и истории содержит в себе разнообразную информацию, как о времени своего создания, так и о человеке, продуктом деятельности которого он является, мысли которого он в себе воплощает. Именно на основе исследования этих объективированных результатов научной деятельности возникает возможность воссоздать логику и динамику развития научных представлений в удаленные от современности периоды времени (Данилов В. П., Ковальченко И. Д., Медушевская О. М., Пушкарев Л. Н. и др.).

В историко-психологической литературе разработаны принципы формирования источниковой базы истории психологии: объективности, валидности, полноты и репрезентативности, системно-иерархического строения, историзма и конкретности, субъ-ектно-деятельностного подхода, а также единства логического и исторического (Кольцова, 2004).

Источниковая база, использованная в работе, достаточно разнопланова и включает совокупность следующих материалов: научные монографии, статьи, выступления на различных психологических диспутах, журнальные очерки, личностно-биографические документы, эпистолярное наследие. : ,

Выделенный перечень использованных в работе источников открыл возможность всестороннего раскрытия и понимания логики развития психологической мысли, идей исследуемых ученых, воссоздания атмосферы общественной и научной жизни, в которой происходило их становление и развитие. Это позволило максимально погрузиться в

исследуемую эпоху и научную проблему, поскольку «история науки не может являться безразличной для всякого исследователя» (Вернадский, 1981).

Наряду с опубликованными материалами, использованы также архивные документы, на необходимость глубокой разработки и широкой публикации которых указывала Е. А. Будилова на одном из заседаний Проблемного совета по истории и теории развития психологии (1973). Расширение диапазона источников, введение в научный оборот неизвестных или малоизвестных архивных материалов не только обогащает отечественную психологическую науку, но и позволяет убедиться в ее самобытности, прочувствовать всю глубину исследовательской мысли ученых.

К исследованию были привлечены научные фонды Российского Государственного архива (С-Петербург), Научного архива Института психологии Российской академии образования, Научно-исследовательского отдела рукописей Российской государственной библиотеки, Государственного областного архива г. Семипалатинска, архива Семипалатинского государственного педагогического института, архива Семипалатинского психоневрологического диспансера, личного архива А. П. Нечаева, в настоящее время переданного на хранение в Научный архив Института психологии РАН.

В качестве основы поиска и классификации архивных материалов в работе выступала типовая схема описания данного рода документов. Соответственно, объектом поиска и анализа в работе являлись:

а) биографические материалы: документальные свидетельства о годах жизни, образовании, получении ученых степеней и званий, наградах и поощрениях; автобиографии; материалы юбилеев и чествований ученых;

б) материалы служебной и общественной деятельности ученых: тексты докладов, отчетов, служебных записок и научных проектов; деловая переписка с различными лицами и учреждениями; программы научных заседаний и учебных курсов; отчеты общественных и научных организаций и обществ;

в) рукописный научный фонд ученых: планы, наброски научных текстов, книги, оттиски статей; библиографии трудов; тексты докладов и выступлений; записи бесед или интервью с учеными, отзывы и рецензии на их работы;

г) эпистолярное наследие: письма, адресованные ученому, а также его письма коллегам, в директивные органы,8 знакомым;

' В архиве А. П. Нечаева обнаружен уникальный документ - объяснительная записка ученого во ВЦИК, написанная в связи с его арестом, в которой раскрывается социальная позиция и содержится оценка его вклада в психологию за многолетний период творческой деятельности, проясняются причины ареста. Этот документ представляет собой важное свидетельство не только о неизвестных страницах жизни ученого, но и о той атмосфере, которая сложилась в научном сообществе в условиях административно-тоталитарных методов руководства наукой в нашей стране в 30-е годы XX столетия. Это служит убеди-

е) материалы об ученом: рецензии и отзывы на его труды; стенограммы и протоколы обсуждений его работ; воспоминания и статьи о нем; документы по увековечиванию памяти ученого.

Использованные архивные материалы дали возможность раскрыть личностно-персоналистические аспекты развития психологического знания, представить биографии и научное творчество рассмотренных в диссертационной работе мыслителей, что является чрезвычайно важным для создания полной картины разработки проблемы психологии личности в изучаемый исторический период. В частности, впервые воссоздана биография А. П. Нечаева, позволившая устранить неточности и «белые пятна» в его жизненном пути, представлена полная библиография трудов ученого.

Во второй главе «Социально-культурные и общенаучные предпосылки становления и развития проблемы личности в отечественной психологии конца XIX — начала XX веков» раскрыты место и роль исследуемого исторического периода в развитии отечественной психологической мысли, выделены и рассмотрены предпосылки и источники возникновения проблемы личности в отечественной психологии конца XIX — начала XX столетий.

В диссертационной работе выделены социально-культурные, логико-научные и личностно-персоналистические аспекты развития отечественной психологии в конце XIX - начале XX веков: проанализированы и обобщены материалы, касающиеся состояния культуры, развития науки и общества (Будилова, 1960; Делянов, Троицкий, 2003; Егоров, 2000; Лотман, 2005; Милюков, 1994 и др.).

Россия второй половины XIX века переживала процесс смены феодализма капитализмом, что сказалось на темпах развития страны, на изменениях, происходивших в разных сферах общественной жизни и общественного сознания, на прогрессе культуры «как непрерывности нравственно-интеллектуальной и духовной жизни народа» (Лотман, 2005): увеличивалась потребность в знаниях и в образованных людях для государственной службы, просвещения, промышленности, торговли; расширялся спрос на научную литературу и периодические издания.

Смена общественного строя в России сопровождалась формированием быстрыми темпами славянских наций, присоединением инонациональных окраин, что послужило стимулом для развития национального самосознания народа (Марцинковская, 1994).

На этом культурном и научном фоне происходило интенсивное развитие психологии и ее выделение в качестве самостоятельной научной дисциплины.

тельным подтверждением важности изучения архивных материалов как живого и яркого свидетельства истории прошлого.

Интерес к психологическому знанию, «возвышение роли личности» (Егоров, 2000), потребность в анализе внутреннего мира человека, его мыслей и чувств, ориентация на высокие нравственные идеалы и духовные ценности, склонность к самоанализу и рефлексии являлись подтверждением высокой антропологизации и глубокой психологизации российского общества в конце XIX — начале XX столетий.

Социально-историческая, культурологическая реконструкция состояния и духовной атмосферы российского общества позволили выявить общенаучный контекст развития психологического знания, определяющий глубокие изменения в самой психологической науке. Общий рост издательств и количества издаваемой литературы способствовали увеличению популярных и специализированных изданий, на страницах которых отражались проблемы профессиональных возможностей человека, индивидуальных качеств личности, вопросы воспитания и сохранения психического здоровья, проблемы мотивов и поступков поведения человека, что свидетельствует о значительной роли психологии в общественном сознании.

Установлено, что бурное развитие таких смежных с психологией наук, как физиология, философия, педагогика, этнография, антропология, лингвистика, юриспруденция и т. д., стимулировало появление широкого спектра интересов к проблеме человека и возникновение, в связи с этим, предпосылок становления новых отраслей психологической науки: педагогической психологии, детской психологии, социальной психологии, психологии труда, психологии аномального развития, психологии воспитания, криминальной психологии, юридической психологии и других отраслей. Это доказывает возрастающую роль психологии в жизни общества.

Логика развития психологического знания, осмысление его внутренних потребностей способствовали пересмотру методологических позиций, пониманию ограниченности интроспекции как теории и метода научного познания психических явлений, поиску новых объяснительных категорий и объективных методов исследования психической реальности, что нашло отражение в научной и публицистической полемике. Научные дискуссии в отечественной психологической мысли конца XIX - начала XX столетий показательны для психологии как развивающейся и обретающей статус самостоятельной научной отрасли знания (Соколов, 1946).

Организация и открытие первых психологических лабораторий в России (1885, Казань; 1895, Москва; 1895, С-Петербург; 1896, Одесса; 1901, С-Петербург и другие), преподавание курсов психологии, как в светских, так и в духовных высших и средних учебных заведениях, обсуждение вопросов о введении и организации чтения курсов психологии на медицинских и юридических факультетах университетов (Чиж, 1890;

Россолимо, 1906), обращение к психологии специалистов-практиков подтверждают наличие потребности в психологических знаниях широких слоев российского общества.

Развитию психологии как отрасли знаний о человеке способствовали возникающие новые научные центры — всероссийские общества ученых разных специальностей. Философские, психологические, естественнонаучные, юридические и другие научные общества концентрировали свое внимание на проблемах личности, ее духовных, нравственных качествах и индивидуальных характеристиках: Русское географическое общество, 1845; Московское психологическое общество, 1889; Философское общество при С-Петербургском университете, 1897; Филологическое общество при С-Петербургском университете, 1869; Юридическое общество при Московском университете, 1864; Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии, 1867; Антропологическое общество при Военно-медицинской академии, 1893; Русское общество охранения народного здравия, 1877 и другие.

Проблемы личности являлись предметом многочисленных научных диспутов национальных съездов ученых разных отраслей знания (I Всероссийский съезд естествоиспытателей, 1867; психиатрические съезды, 1887, 1905; съезды по педагогической психологии, 1906, 1909; по экспериментальной педагогике, 1911, 1913, 1916; съезды по семейному воспитанию, 1913, 1915 и другие) и научных публикаций в «Записках...», «Трудах...», «Протоколах...», популяризирующих новейшие достижения науки и ее очередные задачи.

Повышение научной квалификации отечественных психологов в зарубежных лабораториях (Бехтерев В. М., Сикорский И. А., Лазурский А. Ф., Чиж В. Ф., Корсаков С. С., Токарский А. А., Нечаев А. П. и другие ученые), их участие в международных форумах (1889, 1890, 1900, 1910 - Париж; 1893, 1911- Брюссель; 1896, 1904, 1909 -Женева; 1892, 1907, 1908 - Лондон и др.) не только демонстрируют взаимные контакты исследователей и обмен мнениями, но и являются показателями углубления и расширения исследовательских программ психологии личности.

Становлению проблематики психологии личности в России в конце XIX - начале XX веков способствовали исследования, проводившиеся в русле детской и педагогической психологии. В работах К. Д. Ушинского, П. Ф. Каптерева, П. Ф. Лесгафта, А. С. Вирениуса, Н. П. Гундобина и других педагогов поднимались вопросы развития, воспитания и образования детей: изучались факторы, определяющие развитие ребенка, его физическое и нравственное воспитание; выделялась роль семьи в развитии ребенка; подчеркивалось значение психогигиены; описывались и классифицировались вредные привычки детей, разрабатывались рекомендации по их профилактике.

Богатый материал «субъектно-личностного» содержания (Анцыферова, 1993) был получен в результате обработки ряда архивных источников (Личного архива А. П. Нечаева, НИОР РГБ, РГА), открывших возможность доказать своеобразие и оригинальность отечественной психологической мысли рубежа XIX и XX веков.

Перечисленные факты позволяют с достаточной убедительностью констатировать, что развитие психологии в конце XIX — начале XX веков явилось своеобразным оптимумом, обеспечившим начало комплексного подхода к изучению проблем психологии личности в России.

В третьей главе «Разработка проблемы личности в экспериментальном направлении отечественной психологии в конце XIX — начале XX столетий» раскрыты теоретико-методологические позиции, характеризующие понимание предмета психологии и методов исследования психики представителями экспериментального направления, проанализирована проблематика исследований и вклад ученых этого направления в разработку проблемы личности.

Характеристика экспериментального направления отечественной психологии в конце XIX — начале XX столетий представлена в работах Е. А. Будиловой, В. В. Большаковой, А. Н. Ждан, В. А. Кольцовой, Т. Д. Марцинковской, Е. В. Левченко, Н. А. Логиновой, А. В. Петровского, В. А. Якунина и других исследователей.

Экспериментальная психология как одно из направлений отечественной психологии конца XIX - начала XX веков в своей основе имела естественнонаучную ориентацию в познании психического и, по сути, представляла реализацию программы развития психологии, сформулированную в работах И. М. Сеченова. Согласно Сеченову, психология должна быть естественнонаучной дисциплиной, опираться на физиологию, осуществлять объективное исследование психических явлений, включающее выявление факторов, обусловливающих возникновение психических актов, и анализ их объективных проявлений.

Формирование и развитие экспериментального направления в отечественной психологии было обусловлено потребностями практики - педагогической, медицинской, юридической, производственной - в экспериментальных данных. Особенно остро это ощущалось в области психиатрии, нуждающейся в точном экспериментальном исследовании как условии правильной диагностики и лечения патологических психических состояний. Не случайно у истоков развития экспериментальной психологии стояли известные отечественные психиатры - В. М. Бехтерев, Н. А. Бернштейн, С. С. Корсаков, А. Ф. Лазурский, Г. И. Россолимо, И. А. Сикорский, А. А. Токарский, В. Ф. Чиж, ставшие создателями первых экспериментальных психофизиологических лабораторий на

базе психиатрических клиник. В ряду основоположников экпериментально-психологического направления следует отметить также Н. Н. Ланге, организовавшего первую университетскую экспериментальную психологическую лабораторию.

Несмотря на разнообразие теоретических подходов и идейных позиций представителей этого направления, их объединяла ориентация на экспериментальное изучение психики.

Особая роль в обосновании естественнонаучной парадигмы и объективного подхода в психологии принадлежала В. М. Бехтереву, создателю первой экспериментальной психофизиологической лаборатории в России (1885), ставшей важной вехой в оформлении отечественной психологии как самостоятельной области научного знания. Начав с исследования психических нарушений, он приходит к осознанию необходимости выявления анатомо-физиологических основ нервно-психических расстройств, изучения материального субстрата психики и далее — к анализу психических проявлений, как в норме, так и в патологии. Уже в одной из первых психологических работ ученого «Сознание и его границы» (1888) четко и однозначно обозначена его ориентация на объективный экспериментальный метод познания нервно-психической деятельности. «Было бы совершенно бесполезно, — пишет Бехтерев, — еще раз обращаться в этом вопросе к методу самонаблюдения. Только экспериментальным путем можно достичь возможно точного и обстоятельного решения вопроса»9. Наиболее полно методологические позиции ученого раскрываются в работе «Объективная психология» (19071910), в которой обосновывается предмет психологии - поведение и другие внешние проявления нервно-психической деятельности как ответ на внешние воздействия. Не отрицая реальности сознания и психики, Бехтерев вместе с тем, руководствуясь стремлением к их точному изучению, обосновывает необходимость исключения из психологического исследования субъективных аспектов психических явлений и сосредоточения на анализе их объективных проявлений. Дальнейшая логика развития этого подхода проявляется во все большей депсихологизации учения Бехтерева, что особенно ярко проявляется на последнем, рефлексологическом, этапе его научной деятельности.

В ранних работах Бехтерева предметом исследования выступает эволюция сознания человека — начиная от появления смутных органических ощущений, до возникновения самосознания как его высшего структурного уровня. Опираясь на экспериментальные данные, Бехтерев выдвигает идею индивидуально-личностного опосредования внешних воздействий, обосновывает зависимость восприятия и запоминания от психического состояния испытуемого, отношения к воспринимаемому материалу и интереса

' Бехтерев В. М. Сознание и его границы- Казань, 1888. с. 15.

к нему, от его установок, нравственных позиций и ценностей («нравственного ядра»). Позже эта идея получила статус личностного подхода, одного из ведущих методологических принципов советской психологии.

Центральное место в исследовании личности В. М. Бехтерев отводил изучению психофизиологических механизмов ее поведения. Одновременно обосновывается его детерминированность внешними социальными условиями. Утверждается, что «поступки и действия человека являются прямым следствием тех внешних условий, в которых создавалась и воспитывалась данная личность; они являются простым отражением окружающей действительности»10.

Характеризуя личность, В. М. Бехтерев связывал с ней не только «объединяющую», интегральную основу человека, но и «направляющее начало», руководящее мыслями, действиями и поступками человека. Он особо подчеркивал, что личность «содержит в себе активное отношение к окружающему миру», характеризуется «самобытными особенностями», «самодеятельностью», индивидуальным отношением к окружающим условиям. Именно личностная позиция человека по отношению к действительности, его активность и самодеятельность (говоря языком современной психологии, «субъектность») рассматривается Бехтеревым в качестве важнейшего критериального признака уровня его развития: «утрата этой самодеятельности делает человека вполне безличным; при слабом же проявлении самодеятельности мы можем говорить о слабо развитой или пассивной личности». Резюмируя сказанное, В. М. Бехтерев заключает, что «личность с объективной точки зрения есть ничто иное, как самостоятельная особь со своим психическим укладом и с индивидуальным отношением к окружающему миру». В то же время в конкретных исследованиях личности В. М. Бехтерев акцентировал внимание на внешних, объективных и внутренних физиологических детерминантах поведения, игнорируя его собственно психологические личностные механизмы.

Огромной заслугой В. М. Бехтерева является разработка целостного понимания личности, что определялось его антропологическими установками. Личность рассматривалась им как биосоциальный организм, носитель нервно-психических свойств, продукт внешних социальных воздействий. В качестве факторов ее формирования выделялись не только различные аспекты социальной жизни человека, но и природно-климатические условия, космические влияния. Этим определялась комплексная стратегия в изучении личности, предполагающая интеграцию смежных с психологией наук, проведение разноуровневых исследований, раскрытие разных сторон личности, выяв-

10 Бехтерев В. М. Задачи и методы объективной психологии. СПб., 1909, с. 11.

ление совокупности факторов ее детерминации. По сути, В. М. Бехтеревым была заложена та парадигма, которая, по словам М. Г. Ярошевского, определяет лицо отечественной психологической школы. Указанный подход к исследованию человека явился фундаментом разработки теории комплексного человекознания в трудах Б. Г. Ананьева.

Генетический аспект в исследованиях проблемы психологии личности в работах ученых-экспериментаторов был связан с изучением психологических закономерностей формирования различных сторон личности человека в условиях конкретной жизнедеятельности. В рамках экспериментального направления отечественной психологии конца XIX - начала XX столетий это выразилось, в частности, в оформлении педагогической психологии как самостоятельной отрасли психологической науки.

Поиск общих закономерностей протекания психических процессов привел исследователей к выявлению индивидуальных различий между людьми с помощью измерительных методов и выделения индивидуальной психологии и психодиагностики в специальные научные отрасли. Особый вклад в разработку проблемы индивидуальности внес А. Ф. Лазурский, создатель экспериментальной лаборатории изучения личности, автор метода естественного эксперимента. В своих научных взглядах А. Ф. Лазурский эволюционировал от психофизиологического подхода в анализе личности к ее социо-биологическому пониманию.

В разработанной А. Ф. Лазурским программе исследования личности выделяется широкий спектр ее психологических характеристик: познавательная сфера (ощущения, восприятия память мышление, воображение, внимание); ассоциативные и речевые процессы; состояние «умственной утомляемости»; особенности эмоциональных проявлений; моторика; процессы выбора и принятия решений; и, что особенно значимо - система отношений личности к себе и к другим людям (1908). Личность понимается Лазурским как единство социального и природного, внешнего и внутреннего. В дальнейшем этот подход получил развитие в теории индивидуальности Б. Г. Ананьева.

А. Ф. Лазурский - автор оригинальной классификации личностей, в основу которой положен биологический принцип «активного приспособления личности к внешнему миру» и принцип деления личностей «по их психическому содержанию» (1916). Автор отмечал, что «приспособление» обусловлено особенностями темперамента и характера, совокупностью психических функций, образующих эндопсихику, определяемую им как «внутренний механизм», «ядро» человеческой личности, ее главную основу. Эк-зопсихические проявления отражают систему отношений личности к разным сторонам окружающей действительности. При этом подчеркивается, что для характеристики

личности существенное значение имеют не раздражители, а типичные формы реагирования на них. Необходимо отметить, что в концепции А. Ф. Лазурского эндо- и экзоп-сихика выступают как взаимодействующие, но самостоятельные структуры, что подвергается справедливой критике, так как «психика изначально и всегда содержит в себе в качестве важнейшего компонента именно отношение к окружающей действительности»11.

Согласно Лазурскому, экзопсихика складывается на основе эндопсихики, но не определяется ею всецело, накладывая, в свою очередь, отпечаток на личность. Уровень развития личности определяется Лазурским исходя из соотношения эндо- и экзопсихи-ческих проявлений. Так, на низшем («приспособляемом») уровне больше выражены экзо-элементы: «подчиняя слабую и разрозненную психику малоодаренного человека, среда накладывает на нее свой отпечаток, насильственно приспосабливая к своим запросам и требованиям, мало считаясь с эндо-особенностями личности». На среднем («приспособившемся») уровне человек характеризуется большей адаптацией к среде; «он выбирает род занятий соответственно своим склонностям и задаткам, работает продуктивно, с интересом, и, будучи полезен обществу, обеспечивает не только материальное благосостояние, но и определенный физический и духовный комфорт». На высшем уровне человек не просто приспосабливается к среде, но «стремится эту среду переделать сообразно собственным влечениям и потребностям». Он выступает уже как активный субъект, «творец новых форм жизни», привносящий в них свою индивидуальность. Тем самым обосновывается идея личностной опосредованности поведения и деятельности человека; личностно-субъектное начало в человеке выдвигается в качестве главного критерия уровня его развития.

В целом, А. Ф. Лазурский обосновывает новый подход к изучению личности в естественной для нее среде, впервые в отечественной психологии проводит изучение психики ребенка в условиях его деятельности, сделав тем самым первый шаг в разработке теории деятельности, развиваемой впоследствии в работах Б. Г. Ананьева, М. Я. Басова, А. Н. Леонтьева, С. Л. Рубинштейна, А. А. Смирнова, Б. М. Теплова и других советских психологов.

Ученые экспериментального направления внесли большой вклад в разработку методов изучения личности, включающих клинические наблюдения, лонгитюдные исследования, естественный эксперимент и другие.

" См. Брушлинский А. В., Кольцова В. А., Олейник Ю. Н. Очерк жизни и научной деятельности А. Ф. Лазурского // А. Ф. Лазурский. Очерк науки о характерах / Памятники психологической мысли. М., 1995, с. 262.

В центре внимания ученых экспериментального направления стояла также задача оздоровления общества, создания условий для сохранения и укрепления психического здоровья личности. В частности, В. М. Бехтерев разрабатывал комплексную программу охраны и укрепления здоровья детей, включающую систему гигиенических, медико-биологических, социальных и психологических мероприятий.

Проблема психического здоровья личности поднималась В. М. Бехтеревым и в контексте проводимой им антиалкогольной кампании. Нравственная и физическая деградация личности, с его точки зрения, связана с «алкогольным злом». Борьба с алкоголизмом рассматривалась им не только как помощь человеку, страдающему этим недугом, но включала также разноплановую профилактическую работу, устранение причин алкоголизации населения.

Большой вклад в разработку проблем психогигиены внес также И. А. Сикорский, автор многочисленных трудов в этой области: «Задачи нервно-психической гигиены и профилактики» (1887); «Алкоголизм и питейное дело» (1897); «О действии алкоголя на психическую сферу» (1898); «О влиянии спиртных напитков на здоровье и нравственность населения России» (1899); «Надвигающийся великий кризис от вина» (1912) и других.

Экспериментальную разработку основ нервно-психической гигиены, проблем работоспособности и утомления И. А. Сикорский связывал с развитием идеи комплексного подхода в воспитании для достижения гармонии в развитии личности. Рассматривая проблему развития личности, И. А. Сикорский выделял наследственность («готовность психического субстрата» к восприятию и переработке воздействий внешнего мира) и многообразие влияний окружающего мира (социальной среды, в которой развивается человек) в качестве факторов такого развития, понимая личность как совокупность врожденных и приобретенных качеств. Эволюционистские позиции позволили ученому выделить две линии развития личности, связанные не только с прогрессом и восхождением к сложнейшим личностным структурам, но и нисходящую линию, приводящую к личностным деформациям (1909).

Особо останавливается исследователь на так называемых «богословских добродетелях» - вере, надежде и любви. Не вдаваясь в теологический смысл, Сикорский рассматривал их психологическую сущность, понимая их как потребности души, «широкие нормы», представляющие душевную жизнь человека.

Проблемы развития и совершенствования личности рассматривались в контексте общения (Бехтерев В. М.), саморегуляции (Сикорский И. А.), выполняемой деятельности (Лазурский А. Ф.).

Патологические изменения личности, проблемы психического и физического здоровья нашли отражение также в научном творчестве Г. И. Россолимо, В. Ф. Чижа, А. А. Токарского, С. С. Корсакова. Разработка методов объективного исследования психики в «нормальных и патологических условиях» ее развития, проведенная Г. И. Россолимо, положила начало организации психодиагностического направления в отечественной психологии.

Проведенный анализ позволил сделать вывод, что концептуальные определения личности и методов ее изучения, представленные в научном творчестве исследователей экспериментального направления, интересны не только с исторической точки зрения; они не утратили своей актуальности и в настоящее время. К числу продуктивных идей, вошедших в систему современной психологии, относятся объективный и целостный подходы в понимании и изучении личности, описание ее структурных компонентов и характеристик, обоснование роли социальных условий как факторов ее формирования, системы отношений личности как важнейшего условия ее развития, разработка классификации личностей.

В четвертой главе «Исследование проблемы личности в эмпирическом направлении отечественной психологической мысли в конце XIX- начале XX столетий» раскрыты теоретико-методологические основы научной программы эмпирического направления, включающие принципы и методы изучения личности, выделены и проанализированы направления исследований и вклад представителей этого направления в разработку проблемы личности.

В качестве концептуальной основы понимания природы психического представители эмпирического направления (Владиславлев М. И., Грот Н. Я., Нечаев А. П., Троицкий М. М., Челпанов Г. И. и др.) использовали учения В. Вундта, Д. Локка и других основоположников эмпиризма в мировой психологической науке.

Следуя пониманию Вундтом психологии как науки о непосредственном опыте, ученые эмпирического направления в центр внимания ставили феноменологическое изучение и описание внутреннего психического мира человека, познаваемого методом самонаблюдения.

Самонаблюдение рассматривалось в качестве основного метода исследования. Согласно Г. И. Челпанову, самонаблюдение является не только способом самопознания, но и познания личности другого человека Определяется и путь постижения проявлений чужой психической жизни - через познание самого себя, своей личности. Важным условием понимания другой личности выступает умение вчувствоваться в нее -не только рационально проанализировать и осмыслить мотивы и проявления поведения

другого человека, но и попытаться эмоционально пережкгь его психические состояния. Условием понимания личности является глубокое «внедрение» в нее, «отход от себя», восприятие ситуации с позиции исследуемого человека. Именно это обеспечивает вчувствование в «другого», понимание его личности.

Акцентирование внимания на феноменологическом исследовании психических явлений и выделение метода самонаблюдения как наиболее адекватного способа их описания, вместе с тем не означало отказа от эксперимента и отрицания его познавательных возможностей. В этом проявилась двойственность эмпирической психологии, соединяющей установку на наблюдение, конкретный анализ и индуктивное познание психических явлений с учением об особой сущности этих явлений, постигаемых посредством самонаблюдения. Более того, ряд ученых эмпирического направления внес существенный вклад в разработку экспериментальной методологии и обоснование специфики психологического эксперимента. В этом контексте следует, прежде всего, отметить работу Н. Я. Грота «Основания экспериментальной психологии» (1896), в которой подчеркивается перспективность экспериментального метода в психологии, его ин-тегративная функция, возможность объединения на его основе разных психологических теорий. При этом отмечается трудность экспериментального исследования душевных явлений, их точного описания и интерпретации экспериментатором, что приводит к выводу о большей надежности метода самонаблюдения.

Большой вклад в продвижение в психологию экспериментального метода внес А. П. Нечаев, организовавший в 1901 году первую в России экспериментальную психолого-педагогическую лабораторию при Педагогическом музее военно-учебных заведений в г. Санкт-Петербурге. Сотрудниками лаборатории был собран большой экспериментальный материал по разным аспектам психического развития личности ребенка в широком возрастном диапазоне. Предметом изучения выступала познавательная сфера ребенка: внимание и виды памяти; взаимосвязь внимания с процессом запоминания; восприятие; наблюдательность как условие развития и эффективности «функционирования познавательный процессов»; их индивидуальные проявления; эмоционально-волевые характеристики; состояние психического утомления ребенка и способы его профилактики.

Иную точку зрения в этом вопросе отстаивали А. И. Введенский и Г. И. Челпанов. Введенский категорически отвергал эксперимент как способ познания душевных явлений человека12. Г. И. Челпанов, создав Психологический институт в Москве (1912),

12 Подтверждение этого содержится в мемуарном труде А. П. Нечаева, хранящемся в личном фонде ученого в Научном архиве ИПТ РАН, в котором описывается резко негативная реакция А. И. Введенского

пропагандируя идеи основателя первой экспериментальной лаборатории В. Вундга, освещая их в своих трудах, прежде всего в работе «Введение в экспериментальную психологию» (1915), объективно способствовал укреплению позиций эксперимента в исследовании психических явлений. Одновременно он ограничивал возможности эксперимента, рассматривая его в качестве дополнительного метода, призванного обеспечить точность самонаблюдения и таким образом лишенного самостоятельного значения и встроенного в интроспекцию.

При всем различии позиций ученых их объединяло критическое отношение к попыткам перенесения в психологию физиологического эксперимента. По мнению Н. Я. Грота, физиологи превращают психологию в психофизиологию, что ведет к преобразованию объекта психологического исследования: им становятся не взаимоотношения людей, «не поприще литературы и вообще духовного существования», а «физиологические и психофизиологические лаборатории, клиники врачей-психиатров, - наконец, тюрьмы и колонии преступников, где экспериментируют те же врачи»13.

Н. Я. Грот справедливо утверждал, что науку делает «не ее имя (название), не искусственные отвлеченные понятия; науку образуют учения, проливающие действительный свет на образование и развитие тех фактов, которые она изучает». В связи с этим психофизиологию он рассматривал как специальную область психологии, поскольку предметом ее изучения выступают время ощущений и восприятий, простейшие ассоциации, акты перцепции и апперцепции. Это, в свою очередь, приводило к обоснованию необходимости использования при исследовании душевных явлений особого вида эксперимента - психологического.

Примечательно, что к такому же выводу приходит представитель экспериментального направления в русской психологии Н. Н. Ланге, обосновавший специфику психологического эксперимента, его «субъективно-объективный характер», необходимость включения в него, наряду с регистрацией объективных показателей (внешних проявлений психических процессов и внешних воздействий), также самоотчета испытуемых об их субъективных переживаниях, без которого, по мнению ученого, психологический эксперимент утрачивает свою специфику и превращается в сугубо объективное физиологическое исследование. Такое встречное движение ученых разных направлений способствовало разработке методологии экспериментального психологического исследования.

на заявленную А. П. Нечаевым программу экспериментального исследования памяти ребенка, сформулированную им во время пребывания в лаборатории В. Вундга.

11 Грот Н. Я. Жизненные задачи психологии // Вопросы философии и психологии. 1890, кн. 4, с. 179.

В рамках эмпирической психологии большое внимание уделялось проблеме личности. Согласно Г. И. Челпанову, личность как субъект психических явлений имеет трехкомпонентную структуру: физическое, социальное, и духовное «я». В качестве основной единицы познания личности выделяется ее духовное «я». Исходя из этого, цель психологического изучения человека определяется как постижение целостной духовной жизни человека, так как именно душа придает личности своеобразие, определяет ее индивидуальность, выступает в качестве «ядра, создающего целостность личности» (1905).

В теории личности Челпанова центральное место отводится ее эмоциональному компоненту, рассматриваемому в качестве основного фактора, определяющего поведение человека. В процессе развития личности выделяется несколько стадий: проективная, активная, субъективная.

Представляет интерес и научную ценность попытка целостного понимания личности Челпановым - не как простой суммы психических процессов, а как их неповторимого сложного сочетания. Индивидуальность рассматривается ученым в качестве стержня и главной координаты в исследовании человека, превалирующей над его типическими характеристиками. Разрабатывая проблему личности, Г. И. Челпанов выводил ее на глобальный уровень - на уровень проблемы Человека и его связи с окружающим миром, с Космосом.

Согласно Н. Я. Гроту, человек является носителем вселенских начал, воплощением мирового разума, национальных особенностей духа и одновременно личностью, своеобразной и цельной индивидуальностью (1890). Подчеркивается, что главной задачей психологии должно быть изучение целостного духовного бытия личности, исследование духовной жизни (идей, чувств, стремлений, поступков) человека в ее собственном внутреннем содержании, независимо от физиологических условий ее обнаружения. Понятия «личное» и «духовное» выступают в концепции Грота как органически связанные. Он указывает, что понимание личности требует ее рассмотрения как духовного существа, что духовное бытие может быть только личностным, ибо все в нем, относится к «я», личности: «В изучении духовного бытия мы находим не только путь к уразумению нашего духа как личности и сверхвременной основы наших индивидуальных душевных состояний или явлений, но и ключ к уразумению природы той абсолютной, всеобщей личности, того личного разумного творческого начала, эманацией которого является и в нас все, что составляет нашу духовную личность, через которую проходит во времени "поток явлений" сознания» (1894).

В качестве системообразующей характеристики «духовной личности» выделяются ее способности к саморазвитию, «созданию» и изменению себя, опирающиеся на сильную, стойкую, сознательную и разумную (благодаря воспитанию ума), добрую и чистую (благодаря воспитанию чувств) волю. Воля — есть «орудие» реализации личностью ее идеальных, разумных целей.

Определяя человека как «существо нравственное, внутренне-цельное, возвышенное и идеальное по образу мыслей, стремлениям и поступкам», Грот, по сути, сформулировал идеальную модель человека, предельную цель его совершенствования.

Большое место в творчестве Н. Я. Грота занимает проблема эмоционального развития личности. Опираясь на физиологические законы дифференциации и интеграции, Грот обосновывает возможность экспериментального исследования эмоций и чувств, подчеркивает их связь с мыслями и ощущениями, вскрывает сложную динамику эмоциональных состояний и ставит вопрос о необходимости достижения баланса отрицательных и положительных чувств как источника нравственного развития человека, формирования его познавательных способностей. Он собственно провел и одно из первых в отечественной психологии экспериментальных исследований эмоций14.

Если развитие эмоций связывается Гротом с формированием нравственной сферы личности, то центром исследования воли у него становится раскрытие зависимости человека от своих состояний. Свобода воли, согласно Гроту, состоит в осознании возможности и сознательном следовании разным вариантам развития личности, определяемым выбором между влечением к чувственному, материальному существованию и устремлением к высшему, идеальному, вечному. Формирование «свободной воли» рассматривается им как центральная координата развития личности, как результат ее собственных усилий, «индивидуального саморазвития».

Предметом исследования ученого являлась также проблема гениальности, становления великих, «глубоко оригинальных личностей». Определен и путь изучения данного феномена - анализ продуктов деятельности (художественных, философских трудов) и биографических материалов выдающихся личностей, позволяющий ответить на вопрос о происхождении и развитии духовных сил человека, о причинах подъема и ослабления, увеличения и развития умственной, нравственной, творческой энергии человеческого духа. Использование исторических, биографических материалов и других документальных источников (рассказов современников, переписки и др.), а также самоотчетов личности, по мнению Грота, имеет не только научное, но и практическое

14 Результаты экспериментального исследования эмоций представлены в книге Н. Я. Грота «Психология чувств» (1880).

значение, помогая психологу определить пути нравственного оздоровления людей, борьбы с их «недостатками и несовершенством».

Психология, согласно Н. Я. Гроту, владеет ключом «к полному самопознанию и самообладанию человека», «помогает познать законы творчества, постигнуть способы воздействия человека на других, приемы и условия культуры человека, подчинения людей общественной дисциплине»15. Этим определяется ее позиция в системе наук как «центральной, первенствующей и руководящей» области знания. В связи с этим он высказывал сожаление, что мнение психологов не учитывается при «классифицировании преступлений и наказаний, преобразовании законов и общественных учреждений». Психология может ответить на вопрос о том, какие способы умственной работы наиболее эффективны для развития ума и таланта ребенка, его нравственного становления, выделить способы обращения, поощрения и наказания, наиболее целесообразные для формирования характера, обосновать интенсивность и особенности организации умственной работы, соответствующие возможностям детской психики.

Проблема личности ее совершенствования определялась как главная, «высшая цель воспитания» в трудах А. П. Нечаева и сотрудников возглавляемой им экспериментально-психологической лаборатории.

А. П. Нечаев не только обобщил исследования по проблеме онтогенетического развития, но и внес определенный вклад в разработку данного направления. Диалектически понимая процесс развития, он считал, что в течение жизни происходит постепенное усложнение психики ребенка. Причем развитие идет по спирали - от одного уровня к другому - более сложному и высокому. Нечаев предупреждал о неправомерности отождествления психики ребенка и психики взрослого.

В контексте исследования детской психики он уделял большое внимание игре как средству развития «нравственно-ценной личности», источнику формирования новых мотивов: «Упражняя человека в переживании удовольствий, связанных со свободной и бескорыстной деятельностью, выраженной в форме игры, мы делаем его способным находить подобного же рода удовольствие и во всякой другой деятельности, хотя бы она и носила форму не игры, а типичных трудовых процессов»16. Включая ребенка в трудовую деятельность, приучая его подчиняться внешним, но обязательным требованиям, взрослые тем самым способствуют формированию у него ценных привычек, которые «впоследствии войдут в состав его воли»17.

15 Грот Н. Я. Жизненные задачи психологии // Вопросы философии и психологии. 1890, кн. 4, с. 190.

16 Нечаев А. П. Психология физической культуры. 2-е изд. М.-Л., 1930, с. 64.

17 Нечаев А. П. Сила воли и средства ее воспитания. М.-Л., 1928, с. 63-64.

Мотив поведения рассматривался А. П. Нечаевым как побуждение к действию. Он выделял произвольные и непроизвольные действия, связывая последние с осознанием мотива18. И если В. Вундт при оценке развития воли акцентировал внимание на простоте или сложности мотива, то А. П. Нечаев справедливо утверждал полимотивированность волевого действия, говорил о лежащей в его основе борьбе мотивов.

В становлении характера и личности в целом А. П. Нечаев придавал первостепенное значение волевому усилию, вскрывал его физиологическую основу и психологическую структуру. Опираясь на работу И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга» (1863), А. П. Нечаев утверждал, что признаком волевого поведения является умение противостоять раздражителям, задерживать нежелательные импульсы. Процесс воли, согласно Нечаеву, слагается из двух компонентов: во-первых, это принятие определенного решения в результате борьбы мотивов, выступающих в качестве побудителей действия; во-вторых, собственно выполнение действий, соответствующих избранным мотивам, т. е. совершение «сознательно мотивированного поступка».

Становление личности в процессе воспитания, согласно Нечаеву, предполагает комплексное воздействие на человека, направленное на установление «определенной связи между чувствами, знаниями и действиями», учет индивидуальности человека. Вкладом ученого в разработку методов психолого-педагогического воздействия является созданная им «Программа наблюдений учителя над индивидуальными особенностями школьника».

В работах М. М. Троицкого основу анализа развития личности составляет понятие «соотносительность»; выделяются несколько классов отношений: «страдательные и деятельные; мысленные и действительные; производительные и непроизводительные; потенциальные и актуальные; прямые и возвратные», подразделяющиеся, в свою очередь, на отношения к себе и отношения к другим (1882). Главными источниками развития личности Троицкий считал внешние условия. Развитие личности как индивидуума и как члена общества он определял как динамический процесс, как результат воздействия «взаимодополняющих отношений», а возникновение трансцендентного в сознании человека рассматривал как следствие естественного желания глубже и всесторонне познать себя и окружающий мир.

Таким образом, следует отметить всесторонность и глубину исследования проблемы психологии личности в трудах представителей эмпирического направления психологии. Неоднозначность их теоретико-методологических позиций отнюдь не означа-

18 Нечаев А. П. Учебник психологии для средних учебных заведений и самообразования. 2-е изд., СПб., 1907, с. 161.

ет их научной несостоятельности. Именно с этим направлением связана разработка собственно психологического учения о личности, включающая анализ разных аспектов психологической структуры личности, направлений, динамики и факторов ее развития.

В пятой главе «Проблема личности в духовно-нравственном направлении отечественной психологической мысли в конце XIX - начале XX столетий» выделены особенности осмысления духовно-нравственной сферы человека, его внутреннего мира, проявлений его свойств.

Оригинальный подход к исследованию личности в отечественной психологии сложился в русле духовно-нравственного направления, опирающегося на основные положения христианской антропологии. В хронологическом плане это было исторически наиболее древнее течение психологической мысли, корни которого уходят в глубокие слои русской истории и культуры.

В работах Б. С. Братуся, Ф. Е. Василюка, М. И. Воловиковой, А. А. Гостева, Ю. М. Зенько, В. П. Зинченко, В. А. Елисеева, В. А. Кольцовой, Б. В. Ничипорова, В. И. Слободчикова, В. А. Соснина, Т. А. Флоренской, В. К. Шабельникова, В. Д. Шадрико-ва, Л. Ф. Шеховцовой, А. В. Шувалова и других исследователей представлен взгляд на религию как на один из важных источников постижения внутреннего мира человека. Как отмечает В. А. Кольцова, необходимость историко-психологического анализа религиозных воззрений на природу и развитие человеческой души приобретает актуальность «в связи с поиском путей духовного возрождения России», стремлением преодолеть существовавшие до последнего времени тенденции их оценки не с научно-познавательных, а с атеистических позиций (1997).

Изучение религиозно-духовного, метафизического опыта познания души диктуется также задачами создания объективной и полной картины развития отечественной психологической мысли в конце XIX - начале XX столетий.

Исследование данного направления отечественной психологической мысли определяется и запросами практической психологии, нуждающейся в понятийном аппарате, который отражает специфику сложных феноменов духовно-душевного неблагополучия, позволяет их фиксировать, «прочитывать» и проектировать эффективные контрмеры (Слободчиков, 2001).

В. И. Вернадский указывал, что «источники наиболее важных сторон научного мировоззрения возникли вне области научного мышления, вошли в мировоззрение из других областей человеческого духа; они зародились и развивались под влиянием идей и представлений, чуждых научной мысли», добытых «человеком иным путем», минуя «научные методы искания». По его мнению, недопустимо «отмежевание» научного миро-

воззрения «от одновременно или ранее происходившей деятельности человека в области религии», поскольку «проявления человеческой жизни тесно сплетены между собою, и могут быть разделены только в воображении». В связи с этим, понимание динамики развития науки требует учета всего разнообразия проявлений «духовной жизни человечества», являющихся необходимым условием, «той питательной средой» и той «атмосферой, в которой идет научная деятельность»19.

Концептуальное осмысление специфики психологических взглядов русских философов религиозной ориентации содержится в докторской диссертации и монографии

B. А. Кольцовой (2004). Автор обосновывает необходимость расширения объекта исто-рико-психологического исследования и включения в него, наряду с научным психологическим знанием, также вненаучной психологической мысли, формирующейся в реальной жизненной практике людей, в сферах мифологии, религии, искусства, иллюстрируя это утверждение обширным фактологическим материалом.

Вместе с тем, история разработки проблемы психологии личности в русле духовно-нравственного направления не являлась до сих пор предметом специального исто-рико-психологического исследования.

Отечественная духовно-нравственная психология, утверждающая существование высших трансцендентных начал и ценностей, представляла собой своеобразный синтез общественной и духовной мысли и включала в себя различные теории и концепции. Основу этого направления составляют идеи и положения русской богословской и религиозно-философской мысли, опирающиеся на христианскую антропологическую концепцию человека. В центре их внимания были проблемы происхождения и сущности человека, его места в мироздании, отношение к Богу, смысла человеческого существования, его жизни и смерти, духовно-нравственных регуляторов его поведения, путей духовного роста и совершенствования личности.

Данное направление включало религиозных философов (профессоров и преподавателей светских университетов), теоретико-методологические позиции которых совмещали философские системы ряда европейских мыслителей (Гегель, Кант и др.) и оригинальные отечественные философско-богословские учения - С. С. Гогоцкого, Н. О. Лосского, В. С. Серебренникова, И. И. Лапшина, Л. М. Лопатина, С. Л. Франка,

C. Н. Трубецкого и Е. Н. Трубецкого, а также богословов и преподавателей курсов философии и психологии в Духовных Академиях и семинариях — Никанора, архиепископа

" Вернадский В. И. Очерки по истории современного научного мировоззрения. Лекция 1-3. О научном мировоззрении, 1902-1903//Избранные труды по истории науки. М., 1981, с. 48-49, 51.

Херсонского, митрополита Антония (Храповицкого), профессора Казанской духовной академии В. И. Несмелова, профессора Московской духовной академии М. М. Тареева, В. В. Зеньковского, св. Игнатия (Брянчанинова), еп. Варнаву (Беляева) и других мыслителей.

Проблема человека, его развития и воспитания не была для России конца XIX века чем-то новым и неизвестным. Она была глубинно вписана в ее философский тезаурус и имела в своей основе ряд постулатов христианства. Христианство учит, что телесность в идеале должна быть соотнесена с духовностью, подчинена ей, и что человеку надлежит культивировать в себе не только рассудок, но и взращивать личностное богатство и уникальность. Христианское сознание исходило из того, что «человек прекрасно устроен из разумной души и тела».

В диссертационном исследовании выделены особенности философской мысли в России, питавшие духовно-нравственное направление. Русская философская мысль изучаемого исторического периода характеризовалась «онтологичностью», «глубокой и коренной религиозностью», «персонофицированностью» (Эрн, 1991). Характеризуя русскую философию, А. Ф. Лосев писал, что она никогда не занималась чем-либо другим, помимо души, личности и внутреннего «подвига» (1991). М. Н. Ершов, рецензируя работу N. БеНЬег, характеризующую русскую философию, с удовлетворением отмечает, что иностранец увидел «явления духовно-культурного порядка», отвечающие «запросам познающего духа» - стремление к исканию конкретной истины и справедливости, проблемы морали и нравственного долга (1914).

Проблемы человека и смысла человеческого существования, духовно-нравственного развития личности нашли отражение в работах Н. О. Лосского, С. Л. Франка, С. Н. Трубецкого и Е. Н. Трубецкого. В частности, С. Л. Франк определял человека как «живого и непосредственного субъекта», «духовное существо», как дву-единство субъекта и объекта. Духовное выступало у него и в качестве конституирующего признака личности, понимаемой как «носитель и творец духовных ценностей». Он подчеркивал единство личности, определяемое внутренней «гармонией» ее составляющих, отмечал, что развитие личности, ее «расширение» осуществляется через ее духовное обогащение, самоформирование и самосозидание своего душевного бытия.

Рассматривая смысл жизни как ее «существо», С. Л. Франк, Е. Н. Трубецкой отождествляли борьбу за смысл жизни с борьбой «за сохранение личности».

Наряду с личным смыслом, Е. Н. Трубецкой и С. Л. Франк в качестве главного регулятора жизнедеятельности человека выделяли «мировой смысл», интегрирующий жизненные смыслы всех людей. Так, С. Л. Франк утверждал, что жизнь человека имеет

смысл только тогда, когда она слита воедино со всей мировой жизнью. При отсутствии же этого она превращается в бессмысленный временной отрезок. Ценность смысла жизни определяется также его значимостью и для собственной жизни человека. Более того, смысл должен быть «живым», он должен быть «внутри» личности, а не вовне. Само искание смысла жизни делает ее осмысленной. Этот поиск стимулирует человека обращаться к самому себе, к своей душе, что уже само по себе привносит смысл в бессмысленное существование биологического существа. Отсюда делается вывод, что истинным путем для человека может быть только путь постоянного усилия, самосоздания себя как богоподобного существа. Цель человеческого существования - «состояться», «пребыть». Быть человеком — значит жить постоянным усилием духа, сознания.

Один из ярких представителей христианской психологии конца XIX - начала XX веков Н. О. Лосский связывал представления о развитии человека со способностью воспринимать единство мира, сознательным отношением к нему, пониманием природы этого единства: «Субстанциональный деятель - всегда реальная, во всяком случае потенциальная личность. Деятель становится реальной личностью тогда, когда он достаточно развит, чтобы понимать абсолютные ценности... и видеть свой долг в достижении их в своем поведении» (1991).

Термин «личность» в святоотеческом понимании соотносится с термином «природа» и понимается как свобода по отношению к природе, как способ бытия, образ свободного, «самодвижного» существования; как самостоятельное духовное начало, оригинальная, неповторимая и единственная во всем мире духовная структура (Елисеев, 2002).

Для современной психологии представляют интерес развиваемые в русле духовно-нравственного направления концепции воспитания и совершенствования личности: «расширения личности» С. Л. Франка, «человекотворчества» св. Антония Великого, «умного делания» св. Игнатия Брянчанинова, достижения зрелости личности В. В. Зеньковского, раскрытия «совести человека» Амвросия, арх. Харьковского и другие.

Духовность связывается с гражданственностью, патриотизмом, способностью и стремлением следовать своему долгу. Человек не воспитанный на основе нравственных, духовных традиций, не может быть истинным патриотом своего государства, утверждает И. А. Ильин.

Задачу сопряжения, обогащения религии и науки, по мнению А. В. Панкратова, можно решить «через изменения в методологии науки, через возвращение в нее целевой причинности» и формирование на этой основе религиозного мировоззрения (2002).

Другой путь соединения научного и духовно-нравственного понимания феноменов человеческого бытия - взаимное принятие идей и подходов науки и религии, их осмысление и использование.

ВЫВОДЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Историко-психологическая реконструкция отечественной психологической мысли конца XIX - начала XX веков показала, что с этим периодом связано выделение и формирование в структуре психологии особой проблемной области - психологии личности и ее интенсивная, комплексная разработка.

Исследование специфики развития общественной жизни и культуры России рассматриваемого периода позволило выделить социально-культурные детерминанты становления личностной проблематики. К их числу относится обострение социальных противоречий в обществе, актуализирующее внимание к роли личности в общественной жизни, ее индивидуальным особенностям и качествам. Важным фактором развития исследований в области психологии личности выступали потребности практики - медицинской, педагогической, производственной и др. — в конкретных данных, касающихся разных сторон проявления личности и ее развития. Разработка проблемы личности стимулировалась интересом к ней представителей смежных с психологией областей научного знания, специалистов-практиков, деятелей культуры.

Рост позитивистской методологии, интенсивное развитие физиологии как «материнской» для психологии науки, наличие различных философских концепций личности и богатых естественнонаучных традиций, характерных для русской науки, развертывание широких дискуссий, как в области психологии, так и в пограничных с нею науках о предмете, методах и задачах психологии определяли в совокупности тот общенаучный контекст, который стимулировал становление и развитие отечественного психологического знания, включая и разработку проблемы психологии личности как одного из ее направлений.

Важнейшим событием в развитии отечественной психологии конца XIX века стало ее выделение как самостоятельной научной дисциплины, давшее мощный импульс для углубленного понимания психического мира человека, его развития и воспитания. Существенное влияние на становление и развитие проблемы личности оказывало взаимодействие отечественных ученых с представителями зарубежной науки, ознакомление с наиболее важными результатами их научных исследований (Спенсер Г., Мейман Э., Вундт В., Рибо Т., Бине А., Селли Д. и др.).

В диссертационной работе выделены и рассмотрены основные направления отечественной психологии конца XIX - начала XX столетий, в русле которых происходила разработка проблемы психологии личности: экспериментальное, эмпирическое, духовно-нравственное.

Выявлена специфика теоретико-методологических основ разработки проблемы личности в конце XIX — начале XX столетий, состоящая в том, что она рассматривалась не с позиций монометодологизма, а опиралась на разные идейные и научно-концептуальные основания, что обусловило накопление разнопланового и широкого по объему фактологического знания.

Выявлено различие концептуальных основ .разных направлений отечественной психологической мысли в понимании природы психической реальности и методов ее изучения. Экспериментальное направление представляло естественнонаучную линию в развитии психологии, идущую от И. М. Сеченова, опиралось на объективный подход к изучению психических явлений, в первую очередь на эксперимент. Эмпирическое направление, являясь феноменологическим, в своей основе имело научные программы мировой эмпирической психологии (Локк Д., Вундт В.), акцентировало внимание на изучение внутренних, субъективных явлений и в качестве основного метода использовало самонаблюдение. Духовно-нравственное направление основывалось на положениях русской богословской и религиозно-философской мысли и рассматривало человека как духовную сущность, постигаемую методом откровения и интуиции.

Разные идейные основания, положенные в фундамент основных направлений отечественной психологической мысли, объясняют многовариантность в трактовке личности, ее структурных компонентов, характерных проявлений и особенностей.

В русле экспериментального направления отечественной психологии утверждаются естественнонаучная ориентация в определении личности как целостного биосоциального образования, комплексная методология и объективные экспериментальные методы ее изучения; реализуется медико-психиатрический подход в изучении личности в норме и в патологии; ставятся и решаются проблемы психического здоровья личности.

В эмпирическом направлении психологии доминирующим является феноменологический подход в изучении личности; акцентирующий внимание на духовном бытии человека, на раскрытии разных аспектов психологической структуры личности, на проблеме ее развития.

В духовно-нравственном направлении отечественной психологической мысли в качестве центральной координаты исследования и трактовки личности выступает ее рассмотрение как духовной сущности, главное внимание уделяется раскрытию экзи-

стенциально-бытийной сферы, духовно-нравственного роста и совершенствования личности.

Систематизация исследований в области психологии личности рассматриваемого периода позволила выделить их проблемное поле, характеризующееся широтой и разнообразием трактовки личности и рассмотрения разных ее аспектов: потребностно-мотивационного, эмоционально-волевого, когнитивно-познавательного, морально-нравственного, социально-психологического, экзистенциально-бытийного.

Представляют интерес концептуальные определения личности в трудах ученых конца XIX - начала XX веков:

• личность как «самостоятельная особь со своим психическим укладом и с индивидуальным отношением к окружающему миру» (Бехтерев В.М.); .

• личность как «целое, неделимое, само себя определяющее, действующее сообразно целям» (Челпанов Г. И.);

• личность как духовное существо, способное к саморазвитию, к «самосозданию» (Грот Н. Я.);

• личность как «наиболее устойчивое и связное в душевной жизни человека и раскрываемое в совершаемых им действиях» (Нечаев А. П.);

• личность как «носитель и творец духовных ценностей», лаборатория «духовного творчества субъекта» (Франк С. Л.).

В процессе исследования выделены актуальные для современной психологии подходы и положения в исследованиях личности, разработанные в экспериментальном, эмпирическом и духовно-нравственном направлениях: формирование основ целостного, деятельного и субъектного подходов; развитие идей личностного опосредования и социальной обусловленности психики; обоснование объективного подхода к исследованию личности и разработка разнообразных методов ее изучения (психологический эксперимент, естественный эксперимент, лонгитюдный метод, метод анализа продуктов деятельности, метод независимых характеристик, метод опроса, метод тестов, «клиническое» наблюдение и др.).

Важным историческим уроком, извлекаемым из опыта исследовательской деятельности представителей психологической мысли конца XIX - начала XX веков является их последовательная борьба за психическое оздоровление общества, за создание благоприятных условий оптимального развития и духовного совершенствования личности.

Все это дало основание выделить тенденции разработки проблемы психологии личности в России в рассматриваемый период.

Первой тенденцией является экстенсивное развитие, характеризующееся:

• разнообразием и широтой направлений исследования личности в разных областях психологической науки (общественная психология, военная психология, психология труда);

• превращением личности в предмет исследования других, смежных с психологией, наук (естествознание, философия, юриспруденция и др.);

• широким освещением проблемы психологии личности в психологических трудах, популярной литературе и периодических изданиях;

• созданием научных центров - профессиональных сообществ психологов, экспериментальных психологических лабораторий и институтов;

• организацией и проведением разнообразных по тематике психологических съездов, конференций, совещаний;

• введением курса психологии в учебные программы образовательных учреждений разных уровней.

Интенсивное развитие как вторая тенденция разработки проблемы психологии личности в России в конце ХЕХ - начале XX столетий характеризуется:

• систематизацией накапливаемого в психологии эмпирического материала в области исследования личности и разработкой на этой основе разнообразных концепций, включающих определение ее сущностных характеристик, выделение структурных компонентов, детерминант ее развития и совершенствования;

• многоуровневым и комплексным исследованием личности в разных аспектах ее жизнедеятельности: рассмотрение личности в контексте общения (Бехтерев В. М.), саморегуляции (Сикорский И. А.), социальных отношений (Троицкий М. М.), выполняемой деятельности (Лазурский А. Ф.), в духовном бытии (Грот Н. Я., Франк С. Л.), в процессе воспитания и обучения (Нечаев А. П., Зеньков-ский В. В., св., Брянчанинов И. и др.);

• многогранностью обсуждения и остротой психологического дискурса, касающегося ключевых проблем личности на отечественных и международных психоло-

гических форумах;

• изучением физиологических и психологических механизмов поведения личности, путей и факторов ее формирования;

• разработкой совокупности научных методов исследования личности;

• раскрытием разных аспектов психологической структуры личности (потребно-стно-мотивационного, эмоционально-волевого, когнитивно-познавательного,

морально-нравственного, социально-психологического, экзистенциально-бытийного);

• развитием практически ориентированных исследований, направленных на решение задач формирования личности и сохранения ее здоровья (проблема утомляемости, исследование путей умственной активности, проблема рациональной организации труда и др.).

Специальной задачей диссертационной работы выступал отбор и формирование репрезентативной фактологической источниковой базы исследования, включающей документы и материалы, как опубликованные, так и не используемые в психологическом исследовании до настоящего времени. Изучены архивные фонды (РГА, Научный архив ИП РАО, НИОР РГБ, архивы г. Семипалатинска, личный архив А. П. Нечаева) и обнаружены новые документы, раскрывающие личностно-персоналистический аспект и научные идеи, получившие развитие в отечественной психологической мысли конца XIX - начала XX столетий.

В качестве перспективы исследования намечается более глубокое рассмотрение проблемы психологии личности в контексте мировой психологической науки, что позволит полнее раскрыть приоритет ряда идей отечественных ученых в данном направлении и обосновать самобытность и оригинальность отечественной психологии в разработке проблемы личности.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Индивидуальные монографии:

1. Проблемы личности в экспериментальной и эмпирической психологии (Россия, конец XIX - начало XX вв.). - Астрахань: Изд-во АГУ, 2003. (10,5 п.л.).

2. Предпосылки становления и развития проблемы личности в отечественной психологической мысли конца XIX - начала XX вв. — Астрахань: Издат. Дом «Астраханский университет», 2006. (19 п.л.).

Учебно-методические разработки, учебные пособия и материалы к спецкурсу:

3. Методические рекомендации к схемам-конспектам «Познавательные процессы личности». - Астрахань: АГПИ, 1991.

4. Методические рекомендации к экспериментальной программе по психологии. Часть 1. Общие вопросы. Личность. - Астрахань: АГПИ, 1991 (В соавторстве с В. А. Рахматшаевой, А. В. Буровой). (50% личного участия).

5. Методические рекомендации к экспериментальной программе по психологии. Часть 2. Познавательные процессы. — Астрахань: АГПИ, 1991 (В соавторстве с В. А. Рахматшаевой, А. В. Буровой). (50% личного участия).

6. Методические рекомендации к экспериментальной программе по психологии. Часть 3. Межличностное взаимодействие. - Астрахань: АГПИ, 1991 (В соавторстве с В. А. Рахматшаевой, А. В. Буровой). (50% личного участия).

7. Методические рекомендации к экспериментальной программе по психологии. Часть 4. Лабораторный практикум. - Астрахань: АГПИ, 1991 (В соавторстве с В. А. Рахматшаевой). (60% личного участия).

8. Проблемы детской и педагогической психологии в творчестве А. П. Нечаева (учебное пособие). - Астрахань: Изд-во АГПУ, 1999.

9. Вклад А. П. Нечаева в становление и развитие возрастной и педагогической психологии (материалы к спецкурсу). - Астрахань: Изд-во АГПУ, 2002.

Статьи и тезисы докладов:

10. Психологические взгляды А. П. Нечаева на познавательные процессы // Вопросы психологии познавательной деятельности / Под ред. И. Л. Баскаковой. — М.: МГПИ им. В. И. Ленина, 1982. С. 3-8 (Совместно с Данильченко М. Г.).

11. Вопросы психологии памяти в трудах А. П. Нечаева // Вопросы психологии познавательной деятельности / Под ред. И. Л. Баскаковой. - М.:МГПИ им. В. И. Ленина, 1982. С. 9-17.

12. Психологические качества учителя в трудах А. П. Нечаева // Психологические проблемы формирования социально активной личности учителя советской школы / Под ред. проф. П. А. Просецкого. - М.: МГПИ, 1984. С. 122-125.

13. А. П. Нечаев (1870-1948) // Советская педагогика, 1985, № 10. С. 107-109.

14. Утомление как один из факторов недисциплинированного поведения школьников // Подготовка студентов к воспитательной работе с учащимися: Материалы научно-методической конференции / Под ред. Г. Г. Глинина, Г. П. Стефановой. -Астрахань: АГПИ. 1990. С. 13.

15. А. П. Нечаев и советская психология //Материалы итоговой научной конференции преподавателей, сотрудников и студентов АГПИ / Под ред. Г. Г. Глинина, В. А. Пятина. - Астрахань: АГПИ, 1991. С. 252.

16. Один из подходов организации психолого-педагогической помощи детям «группы риска» // Личностно-ориентированное обучение и воспитание: Тезисы

докладов межвузовской научной конференции (21-27 октября 1994 г.). - Волгоград, 1994, с. 17-18.

17. Проблемы психологической подготовки учителя в творчестве А. П. Нечаева // Итоговая научная конференция АГПИ, апрель, 1995. — АГПИ. С. 95.

18. Проблема нарушений психического развития в дошкольном возрасте // Итоговая научная конференция АГПУ (22 апреля 1999 г.): Тезисы докладов. Психология. Социальная психология и педагогика / Под ред. Г. Г. Глинина, А. П. Лунева. - Астрахань: Изд-во АГПУ, 1999. С. 20.

19. Одна из форм психолого-педагогической помощи детям «группы риска» // Практический психолог в современной школе: Межвузовский сборник научных трудов. - Волгоград: Перемена, 1999, с. 106-112.

20. Изучение личности в России в начале XX века. Постановка проблемы // Итоговая научная конференция АГПУ (26 мая 2000 г.) Тезисы докладов. Психология / Под ред. Г. Г. Глинина, Д. Л. Теплого. - Астрахань: Изд-во АГПУ, 2000. С. 4.

21. Ребенок как предмет психологического изучения в начале XX века // Информатика. Образование. Экология и здоровье человека (Астрахань, 25-30 сентября 2000 г.): Тезисы докладов Международной конференции / Под ред. Н. В. Амосовой, Б. Б. Коваленко. Астрахань: Изд-во АГПУ, 2000. С. 117.

22. К 100-летию организации первой экспериментально-психологической лаборатории по изучению ребенка // Развитие личности, № 3-4, 2000 . С. 201-214.

23. Проблемы личности и ее изучения в России в начале XX века. // Уч. записки: Материалы докладов итоговой научной конференции АГПУ (26 мая 2000 г.) / Под ред. Г. Г. Глинина, Б. В. Кайгородова, Д. Л. Теплого. 4.1. - Астрахань, Изд-во АГПУ, 2001. С. 4-9.

24. Личность как предмет изучения в отечественной психологии конца XIX - начала XX века // Информатика. Образование. Экология и здоровье человека. Сб. научных трудов V Международной конференции / Под ред. Н. В. Амосовой, Б. Б. Коваленко. - Астрахань: Изд-во АГПУ, 2001. С. 244 -249.

25. Проблемы педагогической психологии на русских съездах начала XX века // Гуманитарные науки, 2001, № 4. С. 111-116.

26. Проблемы личности в христианской психологии конца XIX - начала XX вв. // Итоговая научная конференция (26 апреля 2002 г.): Тезисы докладов. Педагогика. Психология / Под ред. Г. Г. Глинина, Б. В. Кайгородова, Д. Л. Теплого. — Астрахань: Изд-во АГПУ, 2002. С. 88.

27. Понимание личности в экспериментальном направлении отечественной психологии рубежа XIX и XX вв. // Россия и Восток. Обучающееся общество и социально-устойчивое развитие Каспийского региона: Материалы III Международной научной конференции. 21-22 апреля 2005 года / Сост.: Н. В. Подвойская, Л. Я. Подвойский. - Астрахань: Изд. Дом «Астраханский университет», 2005.Т.1: Научно-образовательное пространство Каспийского региона. С. 2023.

Подписано в печать 20.03.06 г. Заказ № 880. Тираж 120 экз. Уч.-изд. л. 2,3. Усл. л. 2,1.

Издательский дом «Астраханский университет» 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20 а тел./факс (8512) 54-01-89, 54-01-87, E-mail: asupress@vandex.ru