Автореферат диссертации по теме "Природа межиндивидуальной изменчивости психологических характеристик в юношеском возрасте"

психологический институт РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ образования

На правах рукописи УДК 159 9

ПАРШИКОВА ОКСАНА ВИКТОРОВНА

ПРИРОДА МЕЖИНДИВИДУАЛЬНОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

19 00 01 - общая психология, психология личности, история психологии

автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва 2004

Работа выполнена в Психологическом институте Российской Академии Образования

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

доктор психологических наук М.С. Егорова

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:

доктор психологических наук, профессор Т.М. Марютина кандидат психологических наук Е.И. Сулимовская

ВЕДУЩЕЕ УЧРЕЖДЕНИЕ:

Институт психологии РАН

Зашита диссертации состоится

¿МУ 2004 г. в

на заседании диссертационного Совета К-008.017.01 при Психологическом институте РАО по адресу: 125009, Москва, ул. Моховая, д. 9, корпус "В"

АВТОРЕФЕРАТ разослан ,

(¿9 ^Л^А^

2003 г.

С диссертацией можно ознакомится в библиотеке Психологического Института РАО

Ученый секретарь диссертационного Совета канд. психол. наук

И.А. Левочкина

Взаимодействие биологических и социальных факторов в формировании индивидуальности человека является проблемой разных областей психологического знания и рассматривается в общей психологии (Ананьев, 1969; 1977; Брушлинский, 1974, 1977; Леонтьев, 1983; Рубинштейн, 1959), дифференциальной психологии (Теплов, 1985; Голубева, 1994; Русалов, 1979; Мерлин, 1986; Базылевич, 1998; Вяткин, 1999), психологии личности (Асмолов, 1984; Палей, Гербачевский, 1972). Понимание взаимной опосредованности биологического и социального способствует преодолению разобщенности психологических исследований и формированию представлений о целостности психологической структуры свойств и процесса развития.

В психогенетике проблема соотношения биологического и социального является предметом непосредственного

экспериментального анализа и исследуется в контексте изучения генотипических и средовых факторов вариативности различных признаков (Равич-Щербо, 1988, 1999; Беляев, 1989; Бочков, 1989; Малых, Егорова, Мешкова, 1998).

Актуальность исследования. Изучение роли наследственности и среды в формировании индивидуальных различий в психологических признаках ведется со второй половины XIX века. В настоящее время экспериментальная база этого направления исследований (психогенетики) позволяет обоснованно судить о причинах межиндивидуальной вариативности самых разных психологических характеристик - интеллекта и когнитивных способностей, свойств темперамента и динамических особенностей личностной сферы, отклонений в когнитивном развитии и нарушений социальной адаптации. Вместе с тем традиционно высокий интерес психогенетики к когнитивной сфере приводит к определенному дисбалансу в тематике исследований. Детальность исследования личностной сферы значительно уступает уровню разработанности когнитивной сферы. Так, до сих пор практически неизвестно, различается ли роль генотипических и средовых факторов, влияющих на общие и частные характеристики личностной сферы, как соотносятся генотип-средовые детерминанты вариативности свойств темперамента и личностной сферы и какова их возрастная динамика.

Следует также отметить, что психогенетика ориентирована на обследование репрезентативных выборок, а групповые различия рассматриваются крайне редко. Однако именно сочетание дифференциально-психологического и психогенетического анализа -оценка компонент фенотипической дисперсии в качественно различных группах - может расширить традиционные представления о

детерминантах индивидуальных различий в психологических характеристиках.

Темой, не получившей до сих пор развития в психогенетике, является и исследование взаимосвязей между характеристиками разных сфер. Как правило, исследования ограничиваются параллельным описанием результатов, полученных при генетическом анализе когнитивных и личностных особенностей, и крайне редко анализируется роль генотипических факторов в их взаимосвязях.

Необходимость исследования разноуровневых особенностей личностной сферы, изучения взаимосвязей когнитивных и личностных характеристик и сочетания генетического и дифференциально -психологического анализа и определяет актуальность исследования

Объектом исследования являются особенности когнитивной и личностной сферы, а также средовые условия развития монозиготных и дизиготных близнецов юношеского возраста.

Предмет исследования: компоненты фенотипической дисперсии показателей когнитивной и личностной сферы; структура фенотипических и генетических взаимосвязей психологических характеристик.

Цель работы состоит в определении детерминант формирования индивидуальных различий в психологических характеристиках в юношеском возрасте; в выявлении их взаимосвязей и в определении закономерностей изменения структуры фенотшшческой дисперсии в зависимости от фактора пола и различий в уровне когнитивных и личностных характеристик.

Основная гипотеза исследования. В раннем юношеском возрасте межиндивидуальная вариативность показателей когнитивной и личностной сфер обусловлена преимущественно влияниями генотипа и индивидуальной среды; генотип вносит вклад не только в вариативность, но и во взаимосвязи показателей когнитивной и личностной сфер.

Задачи исследования

1. Оценить влияние генотипических и средовых факторов на вариативность показателей когнитивных и личностных характеристик в юношеском возрасте.

2. Сравнить роль генотипических и средовых факторов в формировании общих и частных личностных характеристик.

3. Рассмотреть фенотипические и генетические взаимосвязи между показателями когнитивной и личностной сфер.

4. Сравнить структуру фенотипической дисперсии психологических характеристик в группах юношей и девушек.

5. Проанализировать влияние опосредующих характеристик на взаимосвязи между когнитивными и личностными чертами.

Методологической и теоретической основой исследования

являются теоретические представления, разработанные в контексте структурно-уровневого подхода, предполагающего выделение индивидного и личностного уровня в индивидуально-психологической структуре свойств (Б.Г. Ананьев, B.C. Мерлин, Б.М. Теплов), и теоретические и методологические принципы современной генетики количественных признаков.

Теоретическая значимость и новизна исследования. На российской выборке исследуется роль генотипических и средовых факторов в юношеском возрасте, т.е. в период относительной стабилизации психологических характеристик. Как показано в исследовании, структуры фенотипической дисперсии когнитивных и личностных характеристик (вклад показателей наследуемости, общей и индивидуальной среды) отличаются от описанных в западных исследованиях. Установлены половые различия в структурах фенотипических дисперсий, и показано, что они не связаны с половыми различиями в средних величинах исследованных признаков. Продемонстрированы различия во взаимосвязях обобщенных и частных личностных характеристик. Сочетание генетического и дифференциально-психологического анализа позволяет установить вариации в генотип-средовых соотношениях и соответственно сензитивность к средовым условиям развития в зависимости от определенной групповой принадлежности (пола и уровня когнитивных и личностных характеристик).

Практическая значимость исследования. Установление генотипических и средовых источников вариативности психологических черт способствует точности психодиагностических методов и эффективности способов коррекции. Материал диссертационного исследования применяется при консультировании близнецов и их семей; используется в курсах лекций по психогенетике и дифференциальной психологии и в методических пособиях к этим курсам.

Схема исследования обусловлена необходимостью сравнения в психогенетическом эксперименте пар родственников, имеющих разную степень генетического сходства. Используется близнецовый метод -классический вариант (сравнение внутрипарного сходства монозиготных и дизиготных близнецов) и метод монозиготной пары.

Методы исследования (тесты, опросники, методы шкалирования и проективные методики) направлены на диагностику широкого набора когнитивных и личностных характеристик.

Основные положения, выносимые па защиту:

1. Обобщенные показатели личностной сферы по сравнению с частными имеют более тесные фенотипические и генетические связи с другими особенностями личностной сферы, а их вариативность испытывает большее влияние генотипа. Вариативность частных показателей личностной сферы определяется в значительной степени индивидуальной средой.

2. Влияние генотипа обусловливает латентную структуру связей между показателями когнитивной и личностной сфер и поддерживает целостность индивидуально-психологической структуры свойств.

3. Соотношение компонент фенотипической дисперсии (оценок наследуемости, эффектов общей среды и индивидуальной среды), определяющих природу индивидуальных различий психологических признаков, зависит от фактора пола (различается в группах девушек и юношей).

4. Соотношение компонент фенотипической дисперсии психологической характеристики может меняться в зависимости от уровня других психологических характеристик и средовых условий развития.

Апробация работы. Результаты исследования докладывались на заседаниях лаборатории онтогенеза индивидуальных различий ПИ РАО; на российских и международных конференциях: VI конференции Европейской ассоциации исследования подростков, Венгрия, 1998; Всероссийской конференции Российского Психологического общества "Психология и ее приложения", Москва, 2002; П Международной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А.Р. Лурия, Москва, 2002; Ш Съезде Российского Психологического общества "Психология и культура", Санкт-Петербург, 2003; Международной научно-практической конференции "Индивидуальные различия и проблема индивидуальности", Москва, 2003.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения и списка литературы, содержит таблицы и рисунки.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Исследования роли генотипа и среды в межиндиндивидуальной вариативности психологических признаков, проводившиеся на протяжении XX века, характеризуются последовательным совершенствованием методов сбора и статистической обработки данных, увеличением разнообразия исследуемых признаков, усложнением экспериментальных схем (переходом от однофакторных к многофакторным экспериментам и от сравнительно-возрастного к лонгитюдному методу анализа) и расширением теоретического

контекста, в котором интерпретируются результаты (Plomin et al., 1990; Plomin, McCleam, 1993; Ceci, Williams, 1999; Reiss et al., 2000; Wachs, 2000; Plomin et al., 2003).

Полученные в психогенетике данные убедительно демонстрируют ряд закономерностей, важных для понимания этиологии и онтогенеза индивидуальных различий. Прежде всего, показано, что вариативность многих психологических признаков формируется под влиянием не только средовых, но и генотипических факторов (Fuller, Thompson, 1978; Plomin, 1990; Devlin et al., 1997; Plomin et al., 1997; Stemberg, Grigorenko, 1997).

С возрастом роль генотипа в вариативности особенностей когнитивной сферы и некоторых динамических показателей личностной сферы имеет тенденцию увеличиваться (Plomin, 1986; Plomin et al., 1988; Loehlin, 1992; McGee et al., 1993; DeFries et al., 1994; Bergeman, 1997). При этом генотип определяет не только значительную часть вариативности признака, но и до некоторой степени - индивидуальные траектории развития, скачки и спады в уровне изучаемого признака (Wilson, 1983).

В процессе онтогенеза меняется и соотношение средовых факторы, влияющих на вариативность психологических признаков: увеличивается роль индивидуальной среды и уменьшается роль общей среды (Loehlin, Nichols, 1976; Scarr, Weinberg, 1978; Plomin, Deniels, 1987; McGee et al., 1993; Brody, Crowley, 1995; Bergeman, 1997; Bouchard, 1999).

Генотип-средовое соотношение меняется в периоды перестройки структуры психологических признаков. Так, в начале второго года жизни реорганизация когнитивной сферы связана с увеличением роли генотипических влияний на вариативность когнитивных признаков (Сергиенко, 2003; Сергиенко и др., 2002; Wilson, 1983), а в более старших возрастах (при начале школьного обучения, при пубертатных изменениях) роль генотипических влияний на индивидуальные различия когнитивной сферы уменьшается и одновременно с этим увеличивается влияние факторов общей среды (Зырянова, 1992; Егорова, Зырянова, 1997; Егорова и др. 1993,2004; Пьянкова, 2003; DeFries et al., 1994).

Преемственность генетических влияний обусловливает взаимосвязи признаков, вариативность которых испытывает влияние генотипа (Зырянова, 1997; Егорова, 2000; Черткова, 2002; Eaves et al., 1989; Cardon, Fulker, 1993; Cardon, 1994), и в значительной мере ответственна за возрастную стабильность психологических признаков (Fulker et al., 1993; Cherny, Cardon, 1994; Bishop et al., 2003), что позволяет определить некоторые предикторы развития (Кириакиди, 1994; Равич-Щербо и др. 1996; Черткова, 2003).

Вместе с тем, при анализе экспериментальных данных генетики поведения обращает на себя внимание тот факт, что исследование личностной сферы (роли генотипа и среды в формировании ее динамических особенностей) более фрагментарно, чем исследование когнитивной сферы. Так, практически не рассматривается вклад генотипа во взаимосвязи между особенностями личностной сферы; не описано соотношение генотипических и средовых факторов в вариативности частных и общих характеристик. Вследствие этого исследование роли генотипа и среды во взаимосвязях между особенностями когнитивной и личностной сфер ограничивается поиском взаимосвязей между наиболее обобщенными характеристиками. Следует также отметить, что такие исследования немногочисленны и не позволяют сделать надежных выводов относительно роли генотипа в поддержании целостности индивидуально-психологической структуры свойств. Именно эти вопросы - роль генотипических и средовых факторов в вариативности частных и общих характеристик личностной сферы и во взаимосвязях показателей когнитивной и личностной сфер - и рассматривались в диссертационном исследовании.

Организация исследования

Экспериментальная часть диссертационной работы представляет собой близнецовое исследование, в котором приняли участие 148 пар близнецов (78 МЗ и 70 ДЗ), возраст - 16-17 лет (в среднем 16 лет 5 месяцев). Выборка одиночнорожденных девушек и юношей того же возраста, на которой апробировались методы исследования, включает 198 человек.

При диагностике интеллекта и когнитивных стилей использовался тест Векслера (российская версия взрослого варианта, WAIS), тест включенных фигур (EFT), и тест подбора парной фигуры (MFFT). Методы определения особенностей личностной сферы включают в себя 8 опросников для диагностики обобщенных и частных свойств личностной сферы, семантический дифференциал, тест Розенцвейга.

Статистические методы обработки полученных данных предусматривали вычисление дескриптивных статистик, оценку внутрипарного сходства по коэффициенту внутриклассовой корреляции Фишера, оценку компонент фенотипической дисперсии, подбор структурной модели дисперсии, вычисление фенотипических и генетических корреляций, дисперсионный и факторный анализ.

Исследование проводилось на выборке, участвующей в Московском лонгитюдном исследовании близнецов, и выполнено при поддержке фонда РГНФ (№ 01-06-00150, руководитель М.С. Егорова; №

98-06-08084, руководитель СБ. Малых) и ГНТП "Здоровье населения России" (руководитель СБ. Малых).

Основные результаты диссертационного исследования состоят в следующем.

Генотипические и средовые влияния на вариативность показателей когнитивной сферы

При исследовании природы межиндивидуальной изменчивости когнитивных характеристик МЗ и ДЗ близнецы сопоставлялись по показателям теста Векслера и тестов, направленных на диагностику двух когнитивных стилей - зависимости-независимости от поля и импульсивности-рефлексивности.

1. По трем суммарным показателям интеллекта (вербальному, невербальному, общему) и по большинству показателей субтестов МЗ близнецы оказываются внутрипарно более похожими, чем ДЗ близнецы, что свидетельствует о вкладе генотипа в вариативность показателей интеллекта (таблица 1).

Таблица 1.

Коэффициенты внутриклассовой корреляции, доверительные интервалы и компоненты фенотипической дисперсии показателей теста Векслера

Показатели | гмэ (п»77) Гпз(в=«9-71) | Ь1 с2 е2

Вербальные субтесты

Осведомленность 83 (74-88) 62 (45-74) 42 41 17

Понятливость 54 (36-68) 44 (23-61) 21 33 46

Арифметика 56 (38-69) 57 (38-70) . (56) (44)

Сходство 68 (53-78) 51 (31-66) 33 35 32

Повторение цифр 58 (41-71) 34 (11-53) 47 11 42

Словарь 72 (59-81) 69 (54-79) 07 65 28

Невербальные субтесты

Кодирование 76 (64-84) 60 (42-73) 32 44 24

Недостающие детали 30 (08-48) 36 (13-54) - (30) (70)

Кубики Косса 71 (57-80) 45 (24-61) 51 19 30

Расположение картинок 20 (-02-40) 28 (04-48) - (20) (80)

Сложение фигур 54 (36-68) 21 (-02-42) (54) - . (46)

Суммарные показатели интеллекта

Вербальный интеллект 84 (75-89) 70 (55-80) 29 55 16

Невербальный интеллект 81 (71-87) 57 (38-70) 48 33 19

Общий интеллект 86 (78-90) 71 (57-80) 31 55 14

Здесь и далее нули и запятые перед десятичными знаками опущены; с2, е2 - показатели наследуемости, общей и индивидуальной среды.

Генотип определяет 29% вариативности вербального интеллекта, 48% - невербального и 31% - общего. Небольшая часть вариативности

суммарных показателей, т.е. вербального, невербального и общего интеллекта, (от 14% до 19%) определяется индивидуальной средой и значительная часть (от 33% до 55%) - общей средой.

При анализе роли генотипа и среды в вариативности показателей отдельных субтестов предварительно проводилась факторизация данных (по всей выборке и по двум подвыборкам, в каждую из которой вошел один близнец из каждой пары). По результатам факторного анализа, которые воспроизводились в трех указанных выборках, субтесты были разделены на три группы. Наибольшая роль генотипа выявлена для показателей субтестов, образующих фактор перцептивной организации (Кубики Косса, Сложение фигур и Кодирование); несколько меньшая -для показателей субтестов вербального фактора (включающего все вербальные субтесты, за исключением Повторения цифр). Вариативность показателей субтестов третьего фактора, связанных в некоторой степени с "социальным интеллектом" (Недостающие детали и Расположение картинок), не испытывает влияния генотипа и полностью определяется влияниями среды, преимущественно индивидуальной.

Надежность результатов психогенетического анализа показателей интеллекта подтверждена двумя способами - проведением генетического анализа на двух половинах выборки и использованием метода математического моделирования. Первый способ заключается в проверке воспроизводимости результатов. Выборка близнецов была случайным образом разделена на две половины, в каждой из которых сопоставлялось внутрипарное сходство МЗ и ДЗ близнецов и затем оценивались компоненты фенотипической вариативности (оценки наследуемости, эффекты общей и индивидуальной среды). В обеих подвыборках результаты аналогичны полученным на всей выборке.

Второй способ представляет собой использование метода подбора модели (или отбор такой теоретической модели дисперсии, которая лучше всего соответствует эмпирическим данным). Результаты математического моделирования воспроизводят то же самое соотношение компонент фенотипической дисперсии, но отличаются в их оценке, демонстрируя несколько более значимую роль генотшшческих факторов в вариативности суммарных показателей интеллекта.

Сопоставление полученных результатов с данными зарубежных психогенетических исследований интеллекта в юношеском возрасте (Wilson, 1983; Plomin, Fulker et al, 1997; Bishop et al., 2003; Posthuma, Geus, Boomsma, 2003), демонстрирует ряд отличий. В нашем исследовании выявлено более высокое внутрипарное сходство ДЗ близнецов по показателям интеллекта, что при том же уровне

внутрипарного сходства МЗ близнецов приводит к более низким оценкам наследуемости и более высоким оценкам общесредовых влияний.

2. При анализе генотипических и средовых источников вариативности показателей двух когнитивных стилей зафиксировано более высокое сходство МЗ близнецов по сравнению с ДЗ близнецами. Генотип вносит значимый вклад в вариативность показателей зависимости-независимости от поля и импульсивности-рефлексивности. Наследуемость вариативности их референтных показателей равна соответственно 75% и 41%. Из средовых факторов значимой оказывается только индивидуальная среда, причем ее влияние на вариативность скоростных показателей выполнения тестовых заданий оказывается преобладающим.

Соотношение компонент фенотипической дисперсии показателей поленезависимости на нашей выборке соответствует результатам мета-анализа 12 работ, в которых рассматривалась зависимость-независимость от поля у родственников различной степени родства (Григоренко, ЛаБуда, 1996). Как и в нашем исследовании, основными факторами, определяющими вариативность показателей поленезависимости, являются генетические и индивидуально-средовые.

3. При рассмотрении взаимосвязей когнитивных показателей вычислялись фенотипические корреляции (Спирмена) и генетические корреляции, свидетельствующие о ковариации генетических компонент вариативности.

При сравнении фенотипических и генетических структур связей показано, что в большинстве случаев структура генетических корреляций повторяет структуру фенотипических корреляций. Это относится, например, к связям между показателями субтестов и обобщенными показателями теста Векслера, а также - к связям между показателями интеллекта и когнитивных стилей. Однако в ряде случаев такого подобия структуры фенотипических и генетических связей не наблюдается.

Так, фенотипические корреляции обнаруживаются между показателями каждого когнитивного стиля и отсутствуют между показателями, относящимися к разным когнитивным стилям. Генетические корреляции, наоборот, свидетельствуют о связях между показателями поленезависимости и импульсивности-рефлексивности; но отсутствуют между показателями каждого копштивного стиля (рисунок 1).

Рисунок 1.

Фенотипические и генетические корреляции между показателями когнитивных стилей

Сплошными линиями обозначены фенотипические корреляции, пунктирными - генетические. 1-3 - результативные и скоростные показатели полезависимости - поленезависимости; 4-7 - результативные и скоростные показатели импульсивности - рефлексивности.

Таким образом, результаты, психогенетического исследования когнитивных характеристик в юношеском возрасте свидетельствуют о влиянии генотипа как на формирование индивидуальных различий когнитивной сферы, так и на взаимосвязи когнитивных характеристик.

Генотипические и средовые влияния на вариативность показателей личностной сферы

При исследовании личностной сферы оценивалась роль генотипа и среды в вариативности различных черт: 1) наиболее обобщенных (факторов, образующих Большую пятерку личностных свойств); 2) более частных (интернальности-экстернальности субъективного контроля; активности, проявляющейся в "поиске ощущений"; самооценки ряда личностных характеристик); 3) связанных с дезадаптацией и асоциальным поведением (депрессивность и агрессивность).

Следует подчеркнуть, что рассматривавшиеся нами характеристики, как и большинство показателей личностной сферы, выделенных в теории черт, свидетельствуют о стилевых, а не содержательных особенностях поведения: они позволяют оценить предрасположенность к определенному варианту реагирования и относительно независимы от мотивов и интересов, которыми человек руководствуется, и целей, которые он преследует. По содержанию такие характеристики близки к особенностям темперамента, в значительной

степени им определяются, однако полностью к нему не сводятся (Айзенк, 1993,1999; Loehlin, 1992; Thomas, Chess, 1987,1991).

1. При диагностике на близнецовой выборке показателей Большой пятерки (математически представляющих собой факторы третьего порядка, или так называемые суперфакторы личности) МЗ близнецы оказались внутрипарно более похожими, чем ДЗ, по всем пяти показателям (таблица 2).

Таблица 2.

Коэффициенты внутриклассовой корреляции, доверительные интервалы и компоненты фенотипической дисперсии показателей Большой пятерки

Показатели гмз 11=56 где п=45 h2 с' е1

Экстраверсия 35 (10-56) 14 (-14-41) (36) 00 (64)

Невротизм 32 (06-53) -13 (-40-16) (32) 00 (68)

Открытость новому опьпу 45 (22-64) 33 (05-57) 24 22 54

Доброжелательность 31 (05-52) 22 (-06-48) 17 14 69

Контроль импульсивности 43 (19-62) 21 (-07-47) 43 00 57

Соотношение коэффициентов внутриклассовой корреляции МЗ и ДЗ близнецов позволяет сделать вывод, во-первых, о значимости влияний генотипа на вариативность показателей Большой пятерки и, во-вторых, - о связи генотипических влияний в основном с аддитивными факторами: по трем показателям внутрипарное сходство МЗ близнецов не превышает удвоенного внутрипарного сходства ДЗ близнецов и еще для одного - превышает лишь незначительно. Только относительно генетической вариативности показателей невротизма можно предположить вклад неаддитивной генетической составляющей, что подтверждается при использовании метода подбора модели.

Умеренный уровень внутрипарного сходства генетически идентичных МЗ близнецов свидетельствует о значимом

влиянии факторов индивидуальной среды на изменчивость обобщенных личностных характеристик, и, как видно из таблицы 2, индивидуально-средовая компонента действительно имеет наиболее высокие значения и определяет для разных свойств от 54% до 69% вариативности. Вклад общесредовых влияний оказывается наименьшим и выявляется только для двух показателей.

Результаты нашего исследования - обследования российской выборки испытуемых юношеского возраста (16-17 лет) - в целом совпадают с результатами зарубежных работ: генотип определяет около трети вариативности свойств Большой пятерки. Однако есть и различия. Во-первых, по литературным данным наибольшую генотипическую обусловленность, как правило, демонстрирует изменчивость

показателей открытости новому опыту и экстраверсии, а в нашем исследовании наибольшая роль генотипа выявлена для оценок сознательности/контроля импульсивности. Во-вторых, результаты зарубежных работ свидетельствуют о влиянии неаддитивного наследования на вариативность свойств большой пятерки, а наши результаты демонстрируют преимущественно аддитивное наследование. В-третьих, по данным Московского лонгитюдного исследования близнецов, влияние общей среды оказывается небольшим, но, тем не менее, более значимым, чем по данным зарубежных исследований.

2. При рассмотрении показателей, имеющих меньший уровень обобщенности, чем Большая пятерка, но также иерархически организованных (поиск ощущений, локус контроля и др.), выявляется определенная обусловленность генотипом вариативности обобщенных показателей и, как правило, - меньшее влияние генотипа на вариативность более частных. Так, из девяти оценок шкалы поиска ощущений только два (в том числе и наиболее обобщенный показатель) испытывают влияние генотипа. Изменчивость остальных семи показателей детерминируется исключительно средовыми влияниями (преимущественно индивидуальной средой).

При анализе показателей локуса контроля существенное генетическое влияние наблюдается на вариативность только двух обобщенных оценок интернальности - общая интернальность (45%) и интернальность в области неудач (40%). В основном изменчивость показателей интернальности связана с индивидуальной средой, которая определяет более половины их дисперсии (от 55% до 88%). Общая среда оказывает наибольшее влияние (30%) на формирование характеристик интернальности, связанных с непосредственными контактами с близкими людьми (интернальность в межличностных отношениях).

При оценке своих личностных особенностей с помощью семантического дифференциала МЗ близнецы оказываются более похожими, чем ДЗ, по 8 из 9 шкал, хотя уровень сходства МЗ близнецов не очень высок - от 0,17 до 0,49. Показатели наследуемости этого набора частных личностных характеристик варьируют от 0% до 42%, а наиболее весомый вклад в их вариативность вносит индивидуальная среда (от 51% до 83%).

3. Результаты корреляционного анализа, при котором были сопоставлены различные показатели личностной сферы, позволяют сделать вывод о существовании латентной структуры связей, обеспечиваемой общностью генетических влияний на различные показатели. При этом взаимосвязи, обусловленные ковариацией генетических компонент вариативности, являются более тесными, чем

фенотипические взаимосвязи между теми же характеристиками личностной сферы.

4. При анализе особенностей личностной сферы, которые связаны с нарушением' социальной адаптации и снижением способности индивида вырабатывать адекватные и социально приемлемые способы разрешения проблемных ситуаций, рассматривались показатели депрессивности и агрессивности.

Суммарный показатель депрессивности, диагностированный в нашем исследовании, обнаружил большее внутрипарное сходство у МЗ близнецов по сравнению с ДЗ (0,47 и 0,35 соответственно). Такое соотношение оценок внутрипарного сходства связано со значительным влиянием индивидуальной среды (53%), определяющим больше половины вариативности показателя депрессивности, и с небольшим влиянием генетических и общесредовых факторов (23% и 24% соответственно).

Структуры фенотипической дисперсии разных показателей агрессивности в значительной степени различаются. В целом генотип определяет от нуля до половины вариативности показателей агрессивности. Наибольшая роль генотипа обнаружена для межиндивидуальной изменчивости двух показателей прямой агрессии (54%, 43%) и для показателя жестокости (42%). Еще для четырех показателей генотип определяет от четверти до трети их вариативности. Наследуемость трех характеристик равна нулю (Обидчивость, Склонность к воровству и Интропунитивная реакция с фиксацией на самозащите).

Наименьшую роль в вариативности показателей агрессивности играет общая среда (от 0% до 34%), а наиболее значимо для вариативности этих показателей влияние индивидуальной среды. Оно определяет от 24% до 88% вариативности, причем в большинстве случаев - более 70%.

Такое мощное влияние индивидуальной среды требует дополнительных исследований. Можно предположить, что полученное соотношение компонент фенотшшческой дисперсии отражает реальную картину, и показатели агрессивности действительно формируются в значительной степени под воздействием индивидуальной среды, однако нельзя исключить и того, что более тщательная проверка может внести коррективы в такую интерпретацию данных.

Известно, например, что при использовании близнецового метода невозможно получить оценку взаимодействия генотипа и среды, и вся вариативность, обусловленная им, включается в компоненту индивидуальной среды. Есть также данные о том, что показатели агрессивности имеют тенденцию по-разному проявляться в разных

средовых условиях. Так, было показано, что дети, живущие в неблагополучных средовых условиях, оказываясь в группе сверстников из такой же среды, имеют высокий риск асоциальности. Попадая же в благополучную группу сверстников, они не усваивают паттерны асоциального поведения, у них ниже уровень агрессивности и меньше правонарушений, однако они с высокой вероятностью оказываются среди отверженных со всеми вытекающими из этого последствиями -дезадаптацией, депрессивностью, уходом от реальности и т.д. (например, Kupersmidt et э1., 1995). Таким образом, не исключено, что высокая значимость факторов индивидуальной среды, выявляемая в генетических исследованиях агрессивности, является результатом не только собственно средовых влияний, но и следствием того, что генотипические влияния по-разному проявляются в разных средах, т.е. результатом генотип-средового взаимодействия.

Корреляционный анализ демонстрирует немногочисленность фенотипических связей показателей агрессивности и депрессивности с другими особенностями личностной сферы и значительное число -генетических. Так, на фенотипическом уровне показатель депрессивности связан только с двумя показателями агрессивности -Физической агрессией (для первой и второй подгруппы близнецов 0,23 и 0,38) и Обидчивостью (0,33 и 0,27). В то же время генетические корреляции свидетельствуют о связи показателя депрессивности с Физической агрессией (0,71), Подавленной агрессией (0,43), Жестокостью (-0,13), Лживостью (0,35), с Экстрапунитивной (0,25) и Интропунитивной (-0,28) реакциями и с Фиксацией на самозащите (0,37).

При сопоставлении показателей агрессивности с другими особенностями личностной сферы повторяется та же закономерность: больше латентных (генетических) связей по сравнению с фенотипическими. Например, фенотипические корреляции с показателями агрессивности, диагностированными по двум опросникам, обнаруживает только один показатель Большой пятерки Доброжелательность (с обратным знаком), а генетические корреляции -все показатели Большой пятерки.

При обсуждении результатов этого фрагмента исследования мы хотим обратить внимание на факторы, которые могут обусловливать взаимосвязи депрессивности, агрессивности и базовых характеристик личностной сферы.

Исключительно интересные данные для интерпретации результатов генетического анализа предоставляют молекулярно-биологические исследования, ориентированные на поиск генетических маркеров психологических характеристик (Алфимова, Трубников, 2000;

Kendler et al., 1992; Lesch, 1996,2003; Plomin et al., 2003). Так, например, в молекулярно-биологических исследованиях был обнаружен полиморфизм гена, переносящего серотонин (и регулирующего, в частности, морфогенетическую активность мозга в ранние периоды развития). Влияниями этого гена обусловливается целый ряд особенностей личностной сферы - уровень невротизма, депрессивности, тревожности и враждебности (Lesch et al., 1996; Lesch, 2003); тем самым взаимосвязи между перечисленными особенностями личностной сферы могут иметь своей причиной непосредственно генный уровень регуляции. Другой пример: варианты генов, связанные с кодированием дофамина, обеспечивают различия в особенностях темперамента и обусловливают одновременно различия по экстраверсии и по особенностям поведения, связанным с ориентацией на новизну и, в частности, на поиск ощущений (Ebstein, 1997; Noble, 1998).

Таким образом, как видно по приведенным примерам, молекулярно-биологические исследования могут быть чрезвычайно информативны для понимания механизмов регуляции личностной сферы, однако не следует забывать, что к ним причины вариативности психологических особенностей не сводятся. Во-первых, психологические черты могут иметь средовую обусловленность (а в случае если среда выбирается под влиянием генетически обусловленной характеристики, они будут в эксперименте обнаруживать связь с генотипом, не будучи сами генотипически обусловлены). Во-вторых, психологические черты могут быть опосредованы генетически детерминированной характеристикой и за счет этого обнаруживать связи с другими особенностями, обусловленными той же характеристикой.

Подводя итоги анализа данных, представленных в этом разделе, отметим, что результаты, полученные на отечественной выборке, в значительной степени совпадают с описанными в литературе. Это свидетельствует об общности механизмов формирования в различных культурах индивидуально-личностных особенностей.

По полученным данным, наибольшее влияние на формирование межиндивидуальной вариативности личностных черт оказывает индивидуальная среда. Именно ее влиянием объясняется более, половины фенотипической вариативности и обобщенных показателей личностной сферы, и особенностей, имеющих более частный характер.

Два других источника вариативности - генотип и общая среда -демонстрируют либо умеренное, либо весьма незначительное (близкое к нулю) влияние на вариативность личностных характеристик. В этих пределах генетические факторы оказывают наибольшее влияние на

вариативность обобщенных личностных черт, а общая среда значима как для обобщенных, так и более частных показателей.

Половые различия в соотношении компонент вариативности показателей интеллекта

При проведении генетического анализа по всем показателям когнитивной и личностной сфер оценивалось внутрипарное сходство отдельно в группах девушек и юношей.

1. Полученные результаты демонстрируют значительные различия между девушками и юношами в структуре фенотипической дисперсии большинства психологических характеристик. Отличия результатов, полученных в выборках, сформированных по фактору пола, от результатов, полученных на всей выборке, всегда однотипны и не зависят от диагностического метода, уровня обобщенности характеристики и от исследуемой сферы (когнитивной или личностной).

Соотношение компонент фенотипической дисперсии в выборке девушек, по сравнению со всей выборкой, характеризуется меньшим весом генотипических и большим - общесредовых факторов, а у юношей - большим вкладом генотипических, и меньшим -общесредовых факторов. Это касается большинства характеристик когнитивной и личностной сферы. Пример типичной картины, получаемой при сравнении структуры фенотипической дисперсии в группах девушек и юношей, представлен в таблице 3.

Таблица 3.

Компоненты фенотипической дисперсии суммарных показателей интеллекта во всей выборке и в выборках девушек и юношей

Показатели Вся выбо рка Девушки Юноши

Ь1 е2 е2 И2 с1 е2 И2 с2 е2

Вербальный интеллект 29 55 16 13 69 18 47 39 14

Невербальный интеллект 48 33 19 21 59 20 (81) - (19)

Общий интеллект 31 55 14 14 71 15 60 27 13

Следует отметить, что половые различия в средних величинах не могут быть ответственны за полученные результаты. Так, при сравнении когнитивных показателей в группах девушек и юношей различия абсолютных оценок выявились только по показателям двух субтестов теста Векслера и одному показателю теста включенных фигур.

При выполнении теста включенных фигур юноши тратят меньше времени на нахождение простой фигуры в сложной. Они в среднем более успешны при решении арифметических задач, а девушки - при выполнении кодирования.

Что касается личностной сферы, то здесь значимые половые различия проявляются прежде всего в характеристиках, связанных с дезадаптивным поведением (депрессивностью и агрессивностью), а также в оценках соблизнеца и в установках на стереотипы мужского и женского поведения. Из обобщенных характеристик личностной сферы толко одна (экстраверсия) обнаружила значимые половые различия (девушки в среднем более экстравертированы).

Юноши в среднем в меньшей степени, чем девушки, склонны к переживанию подавленной агрессии, в большей степени оправдывают проявление агрессии в отношении других, готовы использовать физическую агрессию для самоутверждения и в большей степени оправдывают воровство. Различия в показателях агрессивности наблюдаются в основном для наиболее асоциальных форм агрессивности (из четырех статистически различающихся у юношей и девушек показателей агрессивности три получены при помощи опросника Валеева, создававшегося для анализа морально-психологических особенностей трудных подростков). Относительно другого показателя дезадаптивного поведения - депрессивности -оказалось, что для девушек характерны более высокие оценки: они в среднем чаще чувствуют себя подавленными и грустными.

Немногочисленность половых различий в средних величинах, с одной стороны, и постоянная и однородная картина половых различий, получаемых при генетическом анализе, - с другой, указывают на то, что причины различий в структурах фенотипических дисперсий у девушек и юношей не могут быть интерпретированы с точки зрения различия средних величин психологических характеристик.

2. Более сложные схемы анализа взаимодействия психологических характеристик с фактором половой принадлежности могут быть в этом смысле более продуктивными, поскольку выявляют нелинейные закономерности. Так, в нашем исследовании показано, что влияние уровня депрессивности на уровень интеллекта проявляется реципрокно в группах девушек и юношей. Более высокий интеллект обнаруживается в группе девушек с низким уровнем депрессивности и в группе юношей с высоким уровнем депрессивности (рисунок 2).

Нелинейный характер взаимосвязей психологических характеристик и опосредованность взаимосвязей третьими переменными вполне может быть той причиной, которая приводит к половым различиям в результатах генетического анализа. Существует и другой контекст, в котором могут интерпретироваться полученные результаты.

Рисунок 2.

Уровень психометрического интеллекта в зависимости от половой принадлежности и уровня депрессивности

низкий высокий —О— юноши

уровень ДЕПРВССИВНОСТИ

Есть основания считать, что полученные, результаты могут объясняться проявлением ассимиляционного (у ДЗ-девушек) и контрастного (у ДЗ-юношей) средовых эффектов. Так, в работах В.В.Семенова (1982), и Н.В.Искольдского (1987), посвященных, в частности, анализу внутрипарных отношений близнецов, отмечается большая конкордантность МЗ-девушек и большая внутрипарная конфликтность ДЗ-юношей. Средовые эффекты, связанные с внутрипарными отношениями, могут быть ответственны и за наблюдаемые половые различия в оценках наследуемости.

Можно также (с большой осторожностью) высказать предположение о том, что половые различия, выявленные при психогенетическом исследовании когнитивной сферы, в некоторой степени являются следствием сцепленного с Х-хромосомой наследования когнитивных признаков, хотя надо признать, что результаты этого направления исследований весьма противоречивы (например, Lehrke, 1997).

Гипотезы об источниках половых различий в некоторых показателях личностной сферы могут быть основаны на данных молекулярно-биологических исследований. Так, например, полиморфизм по гену триптофангидроксилазы связан с особенностями агрессивного поведения: наличие более редкого аллеля обусловливает более высокую агрессивность у мужчин. У женщин связи агрессивности с вариантом данного полиморфизма не наблюдается (New, 1998, цит. по: Алфимова, Трубников, 2000).

У нас нет оснований отдавать предпочтение той или иной интерпретации, однако представляется, что аналогичность результатов, получаенных для самых разных характеристик (половые различия в оценках компонент фенотипической дисперсии), не обязательно

свидетельствует о сходстве причин, лежащих в основе этих различий. И, скорее всего, для объяснения и дальнейшего исследования выявленного феномена необходимо привлечение и средовых, и генетических гипотез.

Взаимосвязи между показателями когнитивной и личностной сфер

При исследовании взаимосвязей когнитивных и личностных характеристик вычислялись фенотипические и генетические корреляции и проводился дифференциально-психологический анализ: оценивался уровень интеллекта в зависимости от выраженности личностных характеристик (дисперсионный анализ); рассматривалось соотношение компонент фенотипической дисперсии когнитивных признаков в группах близнецов, различающихся по уровню личностных черт (и наоборот); анализировалась роль индивидуальной среды в опосредовании взаимосвязей когнитивных и личностных показателей.

1. Анализ фенотипических корреляций показал, что из когнитивных характеристик с чертами личности особенно тесно связан показатель вербального интеллекта - количество его связей на треть больше, чем у общего, и в 4 раза больше, чем у невербального интеллекта. Корреляции показателей субтестов интеллектуального теста и когнитивных стилей с личностными особенностями немногочисленны и невысоки.

Количество генетических корреляций между показателями когнитивной и личностной сфер превышает количество фенотипических корреляций, что свидетельствует о существовании общих генетических предпосылок для их взаимосвязей.

2. Более детальное рассмотрение взаимосвязей между когнитивными и личностными особенностями осуществлялось с помощью дифференциально-психологического анализа. Использовался дисперсионный анализ, позволяющий выявлять источники межгрупповых различий. Предварительно вся выборка была разделена на две половины (в каждую вошел один близнец из пары). Достоверными считались те результаты, которые воспроизводятся в обеих подвыборках (статистически значимо или на уровне выраженной тенденции).

Рассматривалось влияние на уровень психометрического интеллекта (зависимая переменная) одной или двух особенностей личности (независимая переменная). Приведем пример полученных результатов.

Выявлены значимые колебания уровня интеллекта в зависимости от уровней подавленной и физической агрессии. Как видно из рисунка 3, более высокий уровень интеллекта обеспечивается сочетанием двух факторов - высокого уровня подавленной агрессии и

низкого - физической агрессии или же сочетанием высокого уровня физической агрессии и низкого - подавленной агрессии.

Рисунок 3.

Уровень психометрического интеллекта в зависимости от уровней физической и подавленной агрессии

Таким образом, результаты дисперсионного анализа демонстрируют взаимозависимость когнитивных и личностных характеристик. Сложный характер взаимосвязей, их опосредовнность влиянием различных факторов, по-видимому, и обусловливает определенную противоречивость результатов исследований, в которых рассматриваются взаимосвязи когнитивных и личностных особенностей.

3. При использовании другого метода дифференциально-психологического анализа схема эксперимента заключалась в следующем. Из выборки близнецов были сформированы две подвыборки. В одну вошли пары близнецов, чьи показатели по некоторой психологической черте (независимой переменной) имели значения выше среднего, в другую - пары близнецов, у которых аналогичные показатели имели значения ниже среднего. В обеих выборках вычислялись коэффициенты внутриклассовой корреляции МЗ и ДЗ близнецов по другой психологической характеристике (зависимой переменной) и оценивались компоненты ее фенотипической дисперсии. Различия между субгруппами в структуре фенотипической дисперсии свидетельствуют о том, что влияние генотипа на вариативность зависимой переменной опосредуется независимой переменной.

При сопоставлении структуры фенотипической дисперсии личностных черт в субгруппах, сформированных по уровню общего интеллекта, оказалось, что роль генотипа в вариативности различных показателей личностной сферы больше в группе с относительно высоким уровнем интеллекта. Например, соотношение показателей

наследуемости депрессивности в группах с высоким и низким интеллектом - 65% и 0%, физической агрессии - 68% и 4%, обидчивости 58% и 0%. Аналогичные соотношения наблюдаются также для трех из пяти показателей Большой пятерки.

При формировании субгрупп по уровню эмоциональной стабильности (невротизма) сопоставлялись оценки компонент фенотипической дисперсии, полученные для особенностей когнитивной сферы. Примеры, приведенные в таблице 4, демонстрируют межгрупповые различия генотип-средовых соотношений в вариативности показателей интеллекта и когнитивных стилей.

Таблица 4.

Оценки внутрипарного сходства и компоненты фенотипической дисперсии показателей интеллекта и когнитивных стилей в группах с высоким и низким уровнем невротизма

Показатели Эмоциональная стабильность Эмоциональная нестабильность

Гм) гд> Ь* с1 е1 Гм1 Гда ь1 с1 е»

(Унций интеллект 91 73 36 56 09 «5 26 (»5) (15)

Зависимость-независимость от поля 65 21 <65) - Р5) 78 -62 а») - (22)

Импульсивность-рефлексивность 55 01 (55) - (О 20 -44 (20) - (80)

4. Последний этап анализа связан с исследованием роли индивидуальной среды, определяющей, как свидетельствуют данные нашего исследования, большую часть дисперсии и когнитивных, и личностных характеристик в юношеском возрасте.

В двух выборках МЗ близнецов (I - оба партнера близнецовой пары имеют интеллект выше среднего, П - оба имеют интеллект ниже среднего) партнеры близнецовых пар были разделены на две субгруппы. В одну вошли те близнецы, которые имеют более высокие значения экстраверсии в своей близнецовой паре; в другую - их более интровертированные соблизнецы. Таким образом, было сформировано 4 группы МЗ близнецов - с высоким интеллектом и высокой экстраверсией, высоким интеллектом и низкой экстраверсией и т.д. Для каждой группы вычислялись корреляции между показателями экстраверсии и величиной внутрипарных разностей по этим показателям. Поскольку величина внутрипарной разности у МЗ близнецов определяется только влияниями индивидуальной среды, то описанный способ анализа позволяет выяснить, как индивидуальная среда влияет на уровень экстраверсии - повышает его или понижает.

Аналогичная процедура была выполнена и по отношению к другим свойствам Большой пятерки. Полученные результаты (рисунок 4) свидетельствуют о том, что в группах с разным уровнем

интеллекта индивидуальная среда по-разному влияет на формирование личностных характеристик, например, понижает уровень экстраверсии в группах с более высоким интеллектом и повышает - в группах с относительно низким интеллектом.

Рисунок 4

Влияние индивидуальной среды на особенности личностной сфер в группах близнецов с уровнем интеллекта ниже (левый график) и выше (правый график) среднего

1 - экстраверсия, 2 - невротизм, 3 - открытость новому опыту, 4 -доброжелательность, 5 - сознательность/контроль импульсивности

Подводя итоги результатам данного фрагмента исследований, можно заключить, что изучение целостности психологической структуры свойств не может ограничиваться анализом линейных взаимозависимостей и должно учитывать их многофакторную природу -опосредование взаимосвязей двух характеристик другими психологическими особенностями, средовыми условиями развития и генетически заданными латентными структурами.

Основные выводы диссертационного исследования заключаются в следующем.

1. Вариативность обобщенных показателей когнитивной сферы обусловлена преимущественно генотипом и общесредовыми влияниями; влияние генотипа определяет от трети до половины вариативности этих показателей.

2. Вариативность показателей личностной сферы обусловлена в основном генотипом и индивидуальной средой.

3. Обобщенные показатели личностной сферы по сравнению с частными имеют более тесные фенотипические и генетические связи с другими особенностями личностной сферы.

4. Частные показатели личностной сферы, определяющие содержание одного и тот же фактора, в большинстве случаев испытывают разное влияние генотипа на свою вариативность.

5. Соотношение компонент фенотипической дисперсии, определяющих природу индивидуальных различий психологических признаков, различается в группах девушек и юношей.

6. Количество генетических корреляций между когнитивными и личностными показателями превышает количество фенотипических корреляций, что свидетельствует о существовании общих генетических предпосылок для их взаимосвязей.

7. Взаимосвязи обобщенных когнитивных и личностных характеристик с особенностями дезадаптивного поведения (депрессивностью и агрессивностью) обусловлены в значительной степени генотипическими влияниями.

8. Между когнитивными и личностными характеристиками существуют нелинейные фенотипические связи.

9. Соотношение компонент фенотипической дисперсии психологической черты может меняться в зависимости от значения других психологических характеристик и средовых условий развития.

10. Роль индивидуальной среды в формировании индивидуальных особенностей личностной сферы варьирует в зависимости от уровня когнитивного развития.

По теме диссертации опубликовано 8 работ

1. Паршикова О.В. Место психогенетики в системе высшего психологического образования. // Проблемы современного высшего образования: Материалы Международной научно-практической конференции, 26-27 апреля 2002 г.: В 2-х частях; Ч. П / Под ред. В.И. Казаренкова. - М.: Российский университет дружбы народов, Международная академия наук педагогического образования, 2002, 2 стр.

2. Паршикова О.В. Отношение к продолжению образования после школы и выбору профессии: причины индивидуальных различий. // Современное образование: Актуальные вопросы. Сб. научных трудов. / Под ред. В.И. Казаренкова. - М.: МГЛУ, 2002,7 стр.

3. Паршикова О.В. Роль генотипа во взаимосвязи когнитивных и личностных характеристик. // Материалы III съезда РПО "Психология и культура", СПб, 2003,2 стр.

4. Паршикова О.В. Современные направления исследования личностных характеристик в генетике поведения. Методические рекомендации. М., 2003,20 стр.

5. Паршикова О.В. Генотип, среда, развитие. М., 2004. (в соавт.) 36 печ.л.

6. Parshikova O.V. Adolescent competence: Moscow twin sample. // Abstracts of VI biennial conference of the European Association for Research on Adolescence. Budapest, Hungary, 1998, (в соавт.), 1 стр.

7. Parshikova O.V. IQ level and self- and other-perception // Twin Research, v. 1, N 2, June 1998, Stockton, UK (Abstracts of DC International Congress on Twin Studies, Helsinki, Finland), 1 стр.

8. Parshikova O.V. Self- and other-estimation and IQ level // Abstracts of IX European Conference of Developmental Psychology, Specos, Greece, 1999,1 стр.

Принято к исполнению 29/12/2003 Исполнено 29/12/2003

Заказ № 482 Тираж: 100 экз.

ООО «НАКРА ПРИЕЛ1» ИНН 7727185283 Москва, Балаклавский пр-т, 20-2-93 (095)318-40-68 www.autoreferat.ru

$ . - 9 12

РНБ Русский фонд

2004-4 26753

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Паршикова, Оксана Викторовна, 2004 год

Введение.

Глава I. Исследование психологических характеристик в генетике поведения.

1.1. Исследование когнитивной сферы в генетике поведения

1.1.1. Исследование общего интеллекта: обобщающие психогенетические работы.

1.1.2. Возрастные изменения генотип-средового соотношения в вариативности общего интеллекта.

1.1.3. Вклад генотипа в преемственность и изменение общих и частных когнитивных характеристик.

1.1.4. Исследование когнитивных стилей.

1.1.5. Построение структурных моделей интеллекта с использованием генетических данных.

1.2. Исследование характеристик личностной сферы в генетике поведения.

1.2.1. Краткая история исследования личностной сферы в генетике поведения.

1.2.2. Исследование максимально обобщенных свойств личности.

1.2.3. Исследование личностных особенностей, имеющих менее обобщенный характер.

1.2.4. Исследование характеристик, связанных с дезадаптивным поведением.

1.3. Исследование взаимосвязей показателей когнитивной и личностной сфер: психогенетический аспект.

1.4. Постановка проблемы исследования.

Глава II. Схема эксперимента и методы исследования.

2.1. Схема эксперимента.

2.2. Выборка исследования.

2.3. Методы исследования.

2.3.1. Методы исследования когнитивной сферы.

2.3.2. Методы исследования личностной сферы.

2.3.3. Экспериментальные показатели.

2.4. Статистические методы исследования.

Глава III. Природа межиндивидуальной вариативности показателей когнитивной сферы.

3.1. Общие и частные показатели психометрического интеллекта.

3.1.1. Результаты анализа показателей субтестов.

3.1.2. Результаты анализа общих показателей.

3.1.3. Половые различия в структуре фенотипической дисперсии показателей интеллекта.

3.2. Показатели когнитивных стилей.

3.2.1. Половые различия в структуре фенотипической дисперсии показателей когнитивных стилей.

3.3. Структура взаимосвязей когнитивных характеристик.

3.3.1. Фенотипические корреляции.

3.3.2. Генетические корреляции.

Глава IV. Природа межиндивидуальной вариативности показателей личностной сферы.

4.1. Свойства личности, образующие Большую пятерку.

4.1.1. Роль генотипа и среды в вариативности показателей Большой пятерки.

4.1.2. Половые различия в структуре фенотипической дисперсии показателей Большой пятерки.

4.2. Особенности личности, имеющие менее обобщенный характер.

4.2.1. Поиск ощущений.

4.2.2. Локус контроля.

4.2.3. Стремление к успеху - избегание неудач.

4.2.4. Самооценка и экспертная оценка личностных черт.

4.3. Структура взаимосвязей личностных характеристик.

4.4. Влияние индивидуальной среды на особенности личностной сферы.

4.5. Характеристики, связанные с дезадаптивным и асоциальным поведением.

4.5.1. Депрессивность.

4.5.2. Агрессивность.

4.5.3. Взаимосвязи характеристик дезадаптивного поведения и их связи с другими личностными особенностями.

Глава V. Взаимосвязи показателей когнитивной и личностной сфер.

5.1. Структура взаимосвязей показателей когнитивной и личностной сфер.

5.1.1. Фенотипические корреляции.

5.1.2. Генетические корреляции.

5.2. Дифференциально-психологический анализ характеристик когнитивной и личностной сфер.

5.2.1. Взаимосвязи показателей интеллекта и дезадаптивного поведения.

5.2.2. Дифференциально-психологический анализ природы межиндивидуальной изменчивости характеристик когнитивной и личностной сфер.;.

5.2.3. Роль индивидуальной среды в опосредовании взаимосвязей когнитивных и личностных показателей.

Введение диссертации по психологии, на тему "Природа межиндивидуальной изменчивости психологических характеристик в юношеском возрасте"

Взаимодействие биологических и социальных факторов в формировании индивидуальности человека является проблемой разных областей психологического знания и рассматривается в общей психологии (Рубинштейн, 1959; Ананьев, 1969; 1977; Брушлинский, 1974, 1977; Леонтьев, 1983), дифференциальной психологии (Русалов, 1979; Теплов, 1985; Мерлин, 1986; Голубева, 1993; Базылевич, 1998; Вяткин, 1999), психологии личности (Палей, Гербачевский, 1972; Асмолов, 1984). Понимание взаимной опосредованности биологического и социального способствует преодолению разобщенности психологических исследований и формированию представлений о целостности психологической структуры свойств и процесса развития.

В психогенетике проблема соотношения биологического и социального является предметом непосредственного экспериментального анализа и исследуется в контексте изучения генотипических и средовых факторов вариативности различных признаков (Равич-Щербо, 1988; Беляев, 1989; Бочков, 1989; Малых, Егорова, Мешкова, 1998; Равич-Щербо, Марютина, Григоренко, 1999).

Актуальность исследования. Изучение роли наследственности и среды в формировании индивидуальных различий в психологических признаках ведется со второй половины XIX века. В настоящее время экспериментальная база этого направления исследований (психогенетики) позволяет обоснованно судить о причинах межиндивидуальной вариативности самых разных психологических характеристик - интеллекта и когнитивных способностей, свойств темперамента и динамических особенностей личностной сферы, отклонений в когнитивном развитии и нарушений социальной адаптации. Вместе с тем традиционно высокий интерес психогенетики к когнитивной сфере приводит к определенному дисбалансу в тематике исследований. Детальность исследования личностной сферы значительно уступает уровню разработанности когнитивной сферы. Так, до сих пор практически неизвестно, различается ли роль генотипических и средовых факторов, влияющих на общие и частные характеристики личностной сферы, как соотносятся генотип-средовые детерминанты вариативности свойств темперамента и личностной сферы и какова их возрастная динамика.

Следует также отметить, что психогенетика ориентирована на обследование репрезентативных выборок, а групповые различия рассматриваются крайне редко. Однако именно сочетание дифференциально-психологического и психо генетического анализа - оценка компонент фенотипической дисперсии в качественно различных группах — может расширить традиционные представления о детерминантах индивидуальных различий в психологических характеристик.

Темой, не получившей до сих пор развития в психо генетике, является и исследование взаимосвязей лйгжду характеристиками разных сфер. Как правило, исследования ограничиваются параллельным описанием результатов, полученных при генетическом анализе когнитивных и личностных особенностей, и крайне редко анализируют роль генотипических факторов в их взаимосвязях.

Необходимость исследования разноуровневых особенностей личностной сферы, изучения взаимосвязей когнитивных и личностных характеристик и сочетания генетического и дифференциально-психологического анализа и определяет актуальность нашего исследования.

Объектом исследования являются особенности когнитивной и личностной сферы, а также средовые условия развития монозиготных и дизиготных близнецов юношеского возраста.

Предмет исследования: компоненты фенотипической дисперсии показателей когнитивной и личностной сферы; структура фенотипических и генетических взаимосвязей психологических характеристик.

Цель работы состоит в определении детерминант формирования индивидуальных различий в психологических характеристиках в юношеском возрасте; в выявлении их взаимосвязей и в определении закономерностей изменения структуры фенотипической дисперсии в зависимости от фактора пола и различий в уровне когнитивных и личностных характеристик

Основная гипотеза исследования. В раннем юношеском возрасте межиндивидуальная вариативность показателей когнитивной и личностной сфер обусловлена преимущественно влияниями генотипа и индивидуальной среды; генотип вносит вклад не только в вариативность, но и во взаимосвязи показателей когнитивной и личностной сфер.

Задачи исследования

1. Оцентъ влияние генотипических и средовых факторов на вариативность показателей когнитивных и личностных характеристик в юношеском возрасте.

2. Сравнить роль генотипических и средовых факторов в формировании общих и частных личностных характеристик.

3. Рассмотреть фенотипические и генетические взаимосвязи между показателями когнитивной и личностной сфер.

4. Сравнить структуру .фенотипической дисперсии психологических характеристик в группах юношей и девушек.

5. Проанализировать влияние опосредующих характеристик на взаимосвязи между когнитивными и личностными чертами.

Методологической и теоретической основой исследования являются теоретические представления, разработанные в контексте структурно-уровневого подхода, предполагающего выделение индивидного и личностного уровня в индивидуально-психологической структуре свойств (Б.Г. Ананьев, B.C. Мерлин, Б.М. Теплов), и теоретические и методологические принципы современной генетики количественных признаков.

Теоретическая значимость и новизна исследования. На российской выборке исследуется роль генотипических и средовых факторов в юношеском возрасте, т.е. в период относительной стабилизации психологических характеристик. Полученные структуры фенотипической дисперсии когнитивных и личностных характеристик (вклад показателей наследуемости, эффектов общей и индивидуальной среды) отличаются от описанных в западных исследованиях. Установлены половые различия в структуре фенотипической дисперсии, и показано, что они не связаны с половыми различиями в средних величинах исследованных признаков. Продемонстрированы различия во взаимосвязях обобщенных и частных личностных характеристик. Сочетание генетического и дифференциально-психологического анализа позволяет установить вариации в генотип-средовых соотношениях и соответственно сензитивность к средовым условиям развития в зависимости от определенной групповой принадлежности (пола и уровня когнитивных и личностных характеристик).

Практическая значимость исследования. Установление генотипических и средовых источников вариативности психологических черт способствует точности психодиагностических методов и эффективности способов коррекции. Материал диссертационного исследования применяется при консультировании близнецов и их семей; используется в курсах лекций по психогенетике и дифференциальной психологии и в методических пособиях к этим курсам.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Обобщенные показатели личностной сферы по сравнению с частными имеют более тесные фенотипические и генетические связи с другими особенностями личностной сферы, а их вариативность испытывает большее влияние генотипа. Вариативность частных показателей личностной сферы определяется в значительной степени индивидуальной средой.

2. Влияние генотипа обусловливает латентную структуру связей между показателями когнитивной и личностной сфер и поддерживает целостность индивидуально психологической структуры свойств.

3. Соотношение компонент фенотипической дисперсии (оценок наследуемости, эффектов общей среды и индивидуальной среды), определяющих природу индивидуальных различий психологических признаков, зависит от фактора пола (различается в группах девушек и юношей).

4. Соотношение компонент фенотипической дисперсии психологической характеристики может меняться в зависимости от уровня других психологических характеристик и средовых условий развития.

Апробация работы. Результаты исследования докладывались на заседаниях лаборатории онтогенеза индивидуальных различий ПИ РАО; на российских и международных конференциях: VI Конференции Европейской ассоциации исследования подростков, Венгрия, 1998; Всероссийской конференции Российского Психологического общества "Психология и ее приложения", Москва, 2002; II Международной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А.Р. Лурия, Москва, 2002; III Съезде Российского Психологического общества "Психология и культура", Санкт-Петербург, 2003; Международной научно-практической конференции "Индивидуальные различия и проблема индивидуальности", Москва, 2003.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения и списка литературы, содержит таблицы и рисунки.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Результаты исследования демонстрируют значительные различия между группами девушек и юношей в структуре фенотипической дисперсии большинства психологических характеристик. Отличия результатов, полученных в выборках, сформированных по фактору пола, от результатов, полученных на всей выборке, однотипны и не зависят от диагностического метода, уровня обобщенности характеристики и от исследуемой сферы (когнитивной или личностной). При анализе характеристик когнитивной и личностной сфер показано, что соотношение компонент фенотипической дисперсии в выборке девушек, по сравнению со всей выборкой, характеризуется меньшим весом генотипических и большим - общесредовых факторов, а в выборке юношей — большим вкладом генотипических, и меньшим — общесредовых факторов.

Другие схемы анализа взаимодействия психологических характеристик с фактором половой принадлежности позволили выявить более сложные закономерности. Так, в нашем исследовании показано, что влияние уровня депрессивности на уровень интеллекта проявляется реципрокно в группах девушек и юношей. Более высокий интеллект обнаруживается в группе девушек с низким уровнем депрессивности и в группе юношей с высоким уровнем депрессивности. Как свидетельствуют полученные данные, нелинейный характер взаимосвязей психологических характеристик и опосредованность взаимосвязей третьими переменными вполне может быть той причиной, которая приводит к половым различиям, выявленным при генетическом анализе.

Генетический анализ в данном исследовании дополнялся дифференциально-психологическим: рассматривалось соотношение компонент фенотипической дисперсии личностных черт в группах близнецов, различающихся по выраженности личностных характеристик (и наоборот); оценивался уровень интеллекта в зависимости от выраженности личностных характеристик; анализировалась роль индивидуальной среды в опосредовании взаимосвязей когнитивных и личностных показателей.

При дифференциально-психологическом анализе структуры фенотипической дисперсии показателей когнитивной и личностной сфер показана взаимозависимость исследованных характеристик. Структуры фенотипической дисперсии личностных черт различаются в группах, сформированных по уровню общего интеллекта. Структуры фенотипической дисперсии когнитивных характеристик различаются в группах, сформированных по уровню эмоциональной стабильности. Таким образом, между группами, контрастными по психологическим особенностям, существуют различия в структуре компонент фенотипической дисперсии. Это свидетельствует о том, что влияние генотипа на вариативность исследуемых характеристик проявляется нелинейно и опосредуется другими переменными. Результаты исследования указывают на то, что различные генотипы (индивиды с разной степенью выраженности той или иной психологической характеристики) могут быть сензитивны относительно разных средовых условий развития.

Результаты дисперсионного анализа демонстрируют взаимосвязанность когнитивных и личностных характеристик. Так, интеллект в среднем ниже в группах близнецов, имеющих более высокие показатели дезадаптивного поведения. Выявлены значимые колебания уровня интеллекта в зависимости от сочетания тех или иных личностных характеристик. Например, более высокий уровень интеллекта обеспечивается сочетанием двух факторов — высокого уровня подавленной агрессии и низкого - физической агрессии или же сочетанием высокого уровня физической агрессии и низкого - подавленной агрессии.

На заключительном этапе анализа рассматривалась роль индивидуальной среды, определяющей, как свидетельствуют данные исследования, значимую часть дисперсии и когнитивных, и личностных характеристик в юношеском возрасте. Показано, что в группах с разным уровнем интеллекта индивидуальная среда по-разному влияет на формирование личностных характеристик, например, понижает экстраверсию в группах с более высоким интеллектом и повышает - в группах с относительно низким интеллектом. Полученные результаты свидетельствуют о том, что роль индивидуальной среды в формировании особенностей личностной сферы варьирует в зависимости от уровня когнитивного развития.

В целом результаты психогенетического исследования когнитивных и личностных особенностей в юношеском возрасте свидетельствуют о влиянии генотипа как на формирование индивидуальных различий в психологических характеристиках, так и на формирование структуры индивидуально-психологических свойств и поддержание ее целостности. В исследовании выявлены нелинейные закономерности, имеющие многофакторную природу. Сложный характер взаимосвязей между психологическими характеристиками, их опосредованность другими психологическими особенностями, средовыми условиями развития и генетически заданными латентными структурами необходимо учитывать при анализе целостной индивидуальности.

Полученные результаты подтверждают основную гипотезу исследования и позволяют сделать следующие выводы:

1. Вариативность обобщенных показателей когнитивной сферы обусловлена преимущественно генотипом и общесредовыми влияниями.

Генотипические факторы объясняют от трети до половины вариативности этих показателей.

2. Вариативность показателей личностной сферы обусловлена в основном генотипом и индивидуальной средой.

3. Обобщенные показатели личностной сферы по сравнению с частными имеют более тесные фенотипические и генетические связи с другими особенностями личностной сферы

4. Частные показатели личностной сферы, определяющие содержание одного и тот же фактора, в большинстве случаев испытывают разное влияние генотипа на свою вариативность.

5. Соотношение компонент фенотипической дисперсии, определяющих природу индивидуальных различий психологических признаков различается в группах девушек и юношей.

6. Количество генетических корреляций между когнитивными и личностными показателями превышает количество фенотипических корреляций и свидетельствует о существовании общих генетических предпосылок для их взаимосвязей.

7. Взаимосвязи обобщенных когнитивных и личностных характеристик с особенностями дезадаптивного поведения (депрессивностью и агрессивностью) обусловлены в значительной степени генотипическими влияниями.

8. Между когнитивными и личностными характеристиками существуют нелинейные фенотипические связи.

9. Соотношение компонент фенотипической дисперсии психологической черты может меняться в зависимости от значения других психологических характеристик.

10. Роль индивидуальной среды в формировании индивидуальных особенностей личностной сферы варьирует в зависимости от уровня когнитивного развития.

Заключение

В данной работе исследовалась природа индивидуальных различий психологических характеристик в юношеском возрасте. Теоретической базой работы являлись представления, разработанные в контексте структурно-уровневого подхода. Рассматривались психологические характеристики разного уровня обобщенности, как частные, так и общие.

Цель работы состояла в определении уровня генотипических и средовых влияний на вариативность общих и частных показателей когнитивной и личностной сфер, а также на их взаимосвязи; в выявлении закономерностей изменения структуры фенотипической дисперсии в зависимости от фактора пола и различий в уровне когнитивных и личностных характеристик. Выборку исследования составили монозиготные и дизиготные близнецы юношеского возраста (16-17 лет).

Основная гипотеза исследования состояла в следующем: в раннем юношеском возрасте межиндивидуальная вариативность показателей когнитивной и личностной сфер обусловлена преимущественно влияниями генотипа и индивидуальной среды; генотип вносит вклад не только в вариативность, но и во взаимосвязи показателей когнитивной и личностной сфер.

По данным исследования на формирование межиндивидуальной изменчивости показателей когнитивной и личностной сфер существенное влияние оказывает генотип.

Генотип определяет от трети до половины вариативности показателей интеллекта. (29%, 48% и 31% для вербального невербального и общего интеллкта соответственно). Небольшая часть вариативности суммарных показателей интеллекта определяется индивидуальной средой (14-19%); значительная часть - обшей средой (33-55%). Вариативность показателей субтестов в разной степени определяется генотипическими влияниями.

Генотип вносит значимый вклад в вариативность показателей когнитивных стилей (полезависимости — поленезависимости и импульсивности - рефлексивности). Из средовых влияний существенными оказываются только индивидуально-средовые.

Наибольшее влияние на формирование межиндивидуальной вариативности личностных черт оказывает индивидуальная среда, которая определяет более половины фенотипической дисперсии и обобщенных показателей личностной сферы, и особенностей, имеющих более частный характер. Факторы генотипа и общей среды оказывают либо умеренное, либо весьма незначительное влияние на вариативность личностных характеристик. Результаты, полученные на отечественной выборке, в целом совпадают с описанными в литературе. Это свидетельствует об общности механизмов формирования в различных культурах индивидуально-личностных особенностей.

При корреляционном анализе взаимосвязей показателей когнитивной сферы показано, что в большинстве случаев структура генетических корреляций повторяет структуру фенотипических корреляций. Результаты корреляционного анализа характеристик личностной сферы демонстрируют, что латентные (генетические) связи являются более тесными, чем фенотипические. Количество генетических корреляций между показателями когнитивной и личностной сфер превышает количество фенотипических корреляций, что свидетельствует о существовании общих генетических предпосылок для их взаимосвязанности. Поученные данные позволяют сделать вывод о существовании латентной структуры связей, обеспечиваемой общностью генетических влияний на различные психологические характеристики.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Паршикова, Оксана Викторовна, Москва

1. Айзенк Г. Количество измерений личности: 16, 5 или 3? Критерии таксономической парадигмы. //Иностранная психология, 1993, 2, с. 9-23.

2. Айзенк Г. Структура личности. М., СПб., 1999.

3. Алфимова М.В., Трубников В.И. Генные основы темперамента и личности//Вопросы психологии, 2000а, N 2, 128-139.

4. Алфимова М.В., Трубников В.И. Психогенетика агрессивности // Вопросы психологии, 20006, N 6, 112-122.

5. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. JL, 1969.

6. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., 1977.

7. Анастази А., Урбина С. Психологическое тестирование. СПб., 2001.

8. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. М., 1984.

9. Бажин Ф.Е., Голынкина Е.А., Эткинд А.М. Опросник уровня субъективного контроля (УCK). М., 1993.

10. Бажин Ф.Е., Голынкина Е.А., Эткинд A.M. Метод исследования уровня субъективного контроля. // Психологический журнал, 1984, № 5.

11. Базылевич Т.Ф. Введение в психологию целостной индивидуальности. М., 1998.

12. Беляев Д.К. Генетика, общество, личность. // Человек в системе наук. / Ред. И.Т. Фролов. М., 1989, 155-164.

13. Бочков Н.П. Генетические аспекты комплексного изучения человека // Человек в системе наук. / Ред. И.Т. Фролов. М., 1989, 143-154.

14. Брушлинский A.B. О соотношении биологического и социального в развитии личности. // Теоретические проблемы психологии личности. М., 1974.

15. Брушлинский A.B. О природных предпосылках психического развития человека. М., 1977.

16. Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб., 1997.

17. Валеев Р.Ф. Морально-психологические особенности трудного подростка и методы их диагностики. Диссертация . канд. психол. наук. М., 1993.

18. Вяткин Б.А. (ред.) Интегральная индивидуальность человека и ее развитие. М., 1999.

19. Голубева Э.А. Способности и индивидуальность. М., 1993.

20. Грей Д.А. Нейропсихология темперамента. // Иностранная психология, 1993, 2, 24-36.

21. Григоренко E.JI., ЛаБудаМ.С. Моделирование с помощью LISREL: генетическая и средовая компоненты межиндивидуальной вариативности по признаку зависимости независимости от поля // Вопросы психологии,1996, №2, 55-72.

22. Егорова М.С. Природа межиндивидуальной вариативности показателей когнитивного стиля. Диссертация . канд. психол. наук. М., 1983.

23. Егорова М.С. Генотип и среда в вариативности когнитивных функций. // Роль среды и наследственности в формировании индивидуальности человека. / Ред. И.В. Равич-Щербо. М., 1988, 181-236.

24. Егорова М.С. Возрастная динамика генотип-средовых соотношений в показателях темперамента. // Генетика поведения: количественный анализ психологических и психофизиологических признаков в онтогенезе. / Ред. С.Б. Малых. М., 1995а, 96-103.

25. Егорова М.С. Генетика поведения: Психологический аспект. М., 19956.

26. Егорова М.С. Психология индивидуальных различий. М., 1997.

27. Егорова М.С. Исследование психологических характеристик в генетике поведения. // Малых С.Б., Егорова М.С., Мешкова Т. А. Основы психогенетики. М., 1998, 239-397.

28. Егорова М.С. Развитие как предмет психогенетики: роль генотипа и среды в возрастных изменениях структуры психологических признаков. Диссертация . докт. психол. наук. М., 2000.

29. Егорова М.С., Зырянова Н.М. Влияние генотипа на соотношение показателей интеллекта и когнитивного стиля. // Генетика, 1997, 110-115.

30. Егорова М.С., Зырянова Н.М., Паршикова О.В., Пьянкова С.Д, Скрыльникова Л.П. Структура показателей агрессивности и генотипические и средовые детерминанты агрессивного поведения у подростков. Отчет по гранту РГНФ №01-06-00150, 2002, не опубликовано.

31. Егорова М.С., Зырянова Н.М., Паршикова О.В., Пьянкова С. Д., Черткова Ю.Д. Генотип. Среда. Развитие. М., 2004.

32. Егорова М.С., Пьянкова С.Д Поиск ощущений и особенности личностной сферы // Актуальные проблемы психологической службы: Теория и практика. Сборник материалов международной конференции. Т. 2. Одесса, 8-9 сентября, 1992, 140-143.

33. Егорова М.С., Семенов В.В. Природа межиндивидуальной изменчивости темперамента и личности. // Роль среды и наследственности в формировании индивидуальности человека. / Ред. И.В. Равич-Щербо. М., 1988, 236-291.

34. Зырянова Н.М. Генотип-средовые соотношения в изменчивости показателей когнитивной сферы у детей 6-7 лет. Диссертация . канд. психол. наук. М., 1992.

35. Зырянова Н.М. Межвозрастные связи обобщенных когнитивных характеристик близнецов от 6 до 14 лет. // Вопросы психологии, 1998, № 3, 43-49.

36. Искольдский Н.В. Влияние социально-психологических факторов на индивидуальные особенности близнецов и их внутрипарное сходство по психологическим параметрам. Диссертация . канд. психол. наук. М., 1987.

37. Кириакиди Э.Ф. Генотип-средовые соотношения в индивидуальности ребенка преддошкольного возраста. Диссертация . канд. психол. наук.41.42,43.