Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Тулинова, Диана Николаевна, 2005 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ДРУГОМ КАК ДРУГЕ И ВРАГЕ.

1.1. Проблема Другого в философии и социальной психологии.

1.2. Феномен Другого как Врага или Друга в культурологических и социологических науках.

1.3. Понятие Другого как Врага или Друга в психологии.

ГЛАВА 2. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ФАКТОРОВ, ВЛИЯЮЩИХ НА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ВРАГЕ И ДРУГЕ КАК СУБЪЕКТАХ ОБЩЕНИЯ.

2.1. Развитие представлений об идентификации, идентичности и их факторах.

2.2. Социально-психологические и личностные факторы интерпретации Другого в качестве Врага или Друга.

2.3. Роль тендерных различий в интерпретации отношений к Другому как к Врагу или Другу.

2.4. Внешний облик в представлениях о Враге и Друге.

2.5. Понятие жизненного пути и отношения к жизни в психологии.

ГЛАВА 3. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

О ВРАГЕ И ДРУГЕ В СВЯЗИ С ОТНОШЕНИЕМ К ЖИЗНИ НА РАЗЛИЧНЫХ ЕЕ ЭТАПАХ.

3.1. Цель, гипотезы, задачи, методы, объект и процедура исследования.

3.2. Особенности идентификации Другого в качестве Врага и Друга на различных этапах жизненного пути.

3.3. Анализ представлений о Враге и Друге на различных этапах жизненного пути.

3.4. Тендерный анализ представлений о Враге и Друге.

3.5. Сравнительный анализ представлений о Враге и Друге как субъектах общения.

3.5.1. Анализ социально-психологического содержания представлений о системе отношений Врага и Друга к Другому.

3.5.2. Сравнительный анализ представлений о внешнем облике Врага и Друга.

3.5.3. Сравнительный анализ представлений о маскулинности-феминности Врага и Друга.

3.6. Анализ различий в представлениях о Друге и Враге на этапах юности, молодости и зрелости.

3.7. Виды представлений о Враге и Друге на этапах юности, молодости и зрелости.

3.8. Анализ типов отношения к жизни у участников исследования, находящихся на этапах юности, молодости и зрелости.

3.9. Сравнительный анализ представлений о Враге и Друге в зависимости от типа отношения к жизни.

Введение диссертации по психологии, на тему "Представления о враге и друге в связи с отношением к жизни на различных ее этапах"

Актуальность исследования. Решение большинства теоретических и практических проблем социальной психологии невозможно без изучения феномена Другого, его категоризации, идентификации, отнесения к той или иной группе. От модальности представления о Другом и определения его статуса в качестве Друга и Врага зависит бытие субъекта, отношение к жизни.

На сегодняшний день в социальной психологии и других гуманитарных науках закрепилось представление о Враге и Друге как о базовых, с одной стороны, дихотомических, а, с другой стороны, взаимодополняющих социокультурных конструктах. Данные конструкты представлены в социологических и социально-психологических понятиях «Мы» и «Они», «Свои» и «Чужие» [Поршнев Б.Ф., 1979; ЯдовВ.А., 1993; Якимович А.К., 2003]. Они отражены в философских определениях Другого как иного, враждебного, чуждого [Гуссерль Э., 1998; ХайдеггерМ., 1997; Сартр Ж-П., 2002], а также в трактовках Другого в качестве значимого, преобразующего, диалогического «Ты» [Бу-бер М., 1993; Франки С.Л., 1992; Бахтин М.М., 1986]. Конструкты Врага и Друга дополняются в культурологических описаниях посредством обращения к образам героев и злодеев [Бабенко О.А., 1999; Плаггенборг Ш., 2000]. Они рассматриваются также в контексте религиозных представлений о добре и зле [Рассел Дж.Б., 2002].

В отечественной социальной психологии акцент сделан на изучении феномена дружбы, и если на основе выводов ряда работ можно создать представление о Друге [Кон И.С., 1974; Лосенков В.А., 1974; Обозов Н.Н., 1979; Гоз-ман Л.Я., 1987], то исследование представлений о Враге остается на периферии внимания отечественных психологов. Сложившееся положение в области изучения представлений о Друге и Враге не отвечает фундаментальному теоретическому выводу о том, что социокультурные конструкты Друг и Враг - это представления, одновременно и отличающиеся, и связанные, и взаимодополняющие, и не существующие друг без друга. Как известно, для более полного понимания социальных отношений необходимо изучать как дружеские, так и враждебные отношения, как представления о Друге, так и о Враге, являющиеся

частью человеческой жизни [Мясищев В.Н., 1974; Харре Р., 2001]. Из фундаментальных работ [Рубинштейн С.Л., 1946; Ананьев Б.Г., 2001; Абульханова-Славская К.А., 1991; Асмолов А.Г., 2001; Кроник А.А., 1993] также следует, что отношения между людьми входят в структуру субъективной представленности жизненного пути в сознании личности. Они определяют оценку, степень удовлетворенности собственной жизнью, отношение к ней и обуславливают представление о Другом как субъекте общения.

Некоторые сведения о социально-психологическом содержании представлений о Друге и Враге как субъектах общения, взаимодействия имеются в культурологических, социологических, политологических и психологических исследованиях. Так, ряд авторов [Поршнев Б.Ф., 1979; Якимович А.К., 2003; Савельев А.Н., 2000] отмечают, что в представление о Враге входит набор отношений: агрессивный, деструктивный, враждебный. В работах также констатируется, что представления о Друге и Враге включают характеристики его внешнего облика. Враг имеет негативный внешний облик, вплоть до включения в него «нечеловеческих», звериных черт [Якимович А.К., 2003; Плагген-борг Ш., 2000; Петрухин В.Я., 1999]. Он также лишен морали и нравственности

Якимович А.К., 2003; ШмитК., 2000; ДукаА.В., 1998]. В отличие от Врага представления о Друге включают позитивные отношения к окружающим [Кон И.С., 2005; Гозман Л.Я., 1987; Обозов Н.Н., 1979], такие характеристики внешнего облика, как привлекательный, красивый, здоровый [Бабенко О.А., 1999; Плаггенборг III., 2000]. Друг наделяется моралью, нравственностью, человеческими ценностями [Якимович А.К., 2003; Кон И.С., 2005; Новикова-Грунд М.В., 2000]. Наряду с этими данными имеются сведения об актуализации феноменов тендерной сегрегации, тендерной ассиметрии в связи с оценкой друmt

1 жеских и враждебных отношений, формирования представления о Враге и

Друге. Философы, принадлежащие к различным эпохам [Платон, 1970; Ар истотель, 1983; МонтеньМ., 1979; Кант И., 1965], считали дружбу преимущественно «мужской добродетелью». Многие современные исследователи [Баран-% ник О.С., 2005; Грошев И.В., 2003; Кон И.С. и Лосенков В.А., 2005; Койе Дж. и

Додж К., 1998; Маккоби Э., 2000; Реан А.А. и Коломинский Я.Л., 2003; Рейс X. и Соломон Б., 1990; Чино А.Ф. и Фунавики Д.А., 1984 и др.] также обнаруживают влияние тендерного фактора на содержание представлений о Враге и Друге.

Несмотря на эти данные, в отечественной социальной психологии до последнего времени не ставилась задача рассмотрения социально-психологического содержания представлений о Враге и Друге как субъектах общения, отличающихся сочетанием параметров их отношений, взаимоотношений с определенными характеристиками внешнего облика, видом тендерной идентичности. Кроме этого, еще недостаточно учитывается роль таких фундаментальных переменных, как отношение к жизни субъекта интерпретации Другого, этапа его жизненного пути в формировании социально-психологического содержания представлений о Враге и Друге.

Исходя из вышесказанного, цель исследования заключается в изучении представлений о Враге и Друге в контексте психологии общения и психологии жизненного пути.

Предмет исследования - социально-психологическое содержание представлений о Враге и Друге у лиц, находящихся на определенном этапе жизненного пути и отличающихся отношением к жизни.

Гипотезы исследования:

1. Социально-психологическое содержание представлений о Враге и Друге отличается относительной завершенностью, проявляющейся во множественных, непротиворечивых связях между модальностью, интенсивностью выраженности определенных отношений, черт феминности-маскулинности и степенью позитивности-негативности оценок характеристик внешнего облика.

2. Половая принадлежность Врага и Друга детерминирует увеличение интенсивности выраженности определенных отношений в представлениях о них.

3. Социально-психологическое содержание представлений о Враге и Друге соответствует его определенным видам, образующим набор представлений, каждый из которых актуализируется в соответствии с отношением к жизни на различных ее этапах.

Задачи исследования.

Теоретические задачи:

1. Осуществить теоретико-методологический анализ проблемы формиро-% вания социальных представлений о Другом как Друге и Враге.

2. Провести социально-психологический анализ факторов, влияющих на представление о Враге и Друге как субъектах общения.

Методические задачи:

3. Разработать методику, позволяющую исследовать особенности идентификации Другого в качестве Врага и Друга.

4. Подобрать методики, направленные на выявление содержания представлений о Враге и Друге и диагностику отношения к жизни.

Эмпирические задачи: jl 5. Определить особенности идентификации Другого в качестве Врага и

Друга на различных этапах жизненного пути.

6. Осуществить тендерный анализ представлений о Враге и Друге на различных этапах жизненного пути.

7. Провести сравнительный анализ социально-психологического содержания представлений о Враге и Друге как субъектах общения.

8. Определить различия в социально-психологическом содержании представлений о Друге и Враге на этапах юности, молодости и зрелости.

0 9. Осуществить сравнительный анализ социально-психологического содержания представлений о Враге и Друге у лиц, отличающихся отношением к жизни.

Методологическими и теоретическими предпосылками исследования явились: положения об активном конструировании личностью социальной реальности на протяжении жизненного пути посредством интерпретации социальных конструктов [Бергер П. и Лукман Т., 1995; Бэм С., 2000; Андреева Г.М., 2002]; о социокультурной детерминации представлений о Враге и Друге [Поршнев Б.Ф., 1979; Якимович А.К., 2003; Лихачев Д.С., 1999]; теоретические выводы психологии жизненного пути об обусловленности сложившейся системой отношений удовлетворенности собственной жизнью, о субъективной представленности жизненного пути в сознании личности [Рубинштейн С.Л., 1946; Ананьев Б.Г., 2001; Абульханова-Славская К.А., 1991; Асмолов А.Г., 2001]; положение о системе отношений личности как целостном, устойчивом образовании [Мясищев В.Н., 1996]; представление о внешнем облике как внешней форме проявления внутреннего субъективного мира человека [Рубинштейн С.Л., 1946; Бодалев А.А., 1982; Панферов В.Н., 1974; Лабунская В.А., 1999].

Методы и методики исследования.

I. С целью анализа особенностей идентификации Другого в качестве Врага и Друга и представлений о Враге и Друге были применены:

1. Разработанная нами анкета «Идентификация Другого как Врага или Друга».

2. Тест «Многоаспектная квантификация межличностных отношений» [Лири Т., 1957], применяемый нами для изучения представлений респондентов о системе отношений Врага и Друга.

3. Тендерный семантический дифференциал, созданный Бураковой М.В. на основе «Методики на измерение тендерной идентичности (маскулинности-феминности) личности» [Бэм С., 2000], используемый нами для изучения представлений респондентов о маскулинности и феминности Врага и Друга.

4. Опросник «Оценочно-содержательная интерпретация компонентов внешнего облика» [Лабунская В.А. и Белугина Е.В., 2002], применяемый для оценки участниками исследования внешнего облика Врага и Друга.

II. Для изучения особенностей отношения к жизни использовались:

5. «Индекс жизненной удовлетворенности» Neugarten а. о. [адаптированный Паниной Н.В., 1993].

6. «Шкала аттитюдов ко времени» Ньюттена [адаптированная Муздыбае-вым К., 2000].

7. Шкалы «Жизненной удовлетворенности в профессиональной и личностной сфере», разработанные нами. 4

Достоверность полученных результатов обеспечивалась использованием в исследовании методов математической статистики: частотного анализа, процедуры квартилирования, t-критерия Стьюдента, факторного анализа. Использовалась компьютерная программа анализа данных «SPSS 13.0 for Windows».

Эмпирическим объектом исследования на первом этапе выступили 175 человек (102 женщины и 73 мужчины), которые были отнесены к следующим периодам жизни: юность (15-19 лет), молодость (20-25 лет), взрослость (26-44 года) и зрелость (45-60 лет), согласно периодизации, предложенной Слободчи-ковым В.И., Исаевым Е.И. [2000].

Эмпирическим объектом на втором этапе исследования выступили 180 человек (100 женщин и 80 мужчин), которые были отнесены к трем периодам жизни: юность от 15 до 19 лет (40 девушек и 20 юношей), молодость от 20 до 25 лет (30 женщин и 30 мужчин) и зрелость от 45 до 60 лет (30 женщин и 30 мужчин).

Положения, выносимые на защиту:

1. Социально-психологическое содержание представлений о Враге и Друге отличается относительной завершенностью. Чем интенсивнее выражен комплекс отношений (враждебности, доминирования, агрессивности, подозрительности, эгоистичности), тем выше уровень маскулинизации Врага и тем ниже оценка характеристик его внешнего облика. Чем ярче выражены добросердечность, альтруистичность, дружелюбие, тем выше уровень феминизации Друга и степень позитивности оценок характеристик его внешнего облика.

2. В соответствии с модальностью и интенсивностью выраженности от-^ ношений и взаимоотношений, вошедших в представления о Друге и Враге на различных этапах жизненного пути, они располагаются в следующем порядке: «Враг - неприятный человек» - «Враг - предатель» - «Враг - противник» -«Враг - агрессор»; «Друг - добрый, искренний человек» - «Друг - приятный человек» - «Друг - преданный человек» - «Друг - человек, разделяющий интересы, ценности, идеалы» - «Друг - поддерживающий человек».

3. Половая принадлежность Врагов и Друзей оказывает влияние на ин-ф тенсивность выраженности определенных отношений. Тендерный фактор усиливает выраженность ненависти в представлениях о мужчине-Враге, недоверия в представлениях о женщине-Враге; повышает значимость взаимопонимания и искренности в представлениях о женщине-Друге, поддержки и доверия в представлениях о Друге-мужчине.

4. В соответствии с отношением к жизни на различных этапах жизненного пути формируются определенные виды представлений о Враге и Друге. Тип отношения к жизни в большей степени оказывает влияние на социально-психологическое содержание представлений о Враге и Друге, чем этап жизненф ного пути.

5. Лица с более позитивным отношением к прошлой, чем к настоящей и будущей жизни интерпретируют Других в качестве Врага или Друга на основе типичных социокультурных конструктов: «Враг - агрессор», «Друг - идеальный человек».

6. Лица с более позитивным отношением к настоящей и будущей, чем к прошлой жизни включают в представления о Друге как позитивные, так и негативные отношения (доминантный, подозрительный, эгоистичный), маскулинif ные и феминные черты, соотношение которых указывает на андрогинную идентичность, различные характеристики внешнего облика, свидетельствующие о снижении требований к внешнему облику Друга.

Научная новизна. Впервые исследованы наряду с системой отношений Врага и Друга, зафиксированной в представлениях о них, особенности интерпретации внешнего облика и тендерной ориентации Друга и Врага.

Впервые установлено, что социально-психологическое содержание представлений о Враге и Друге, включающее отношения, черты феминности-маскулинности, оценки характеристик внешнего облика, обладает относительной завершенностью на различных этапах жизненного пути.

Впервые выявлен и описан набор представлений о Враге и Друге, показано влияние тендерного фактора на содержание представлений.

Впервые установлено, что социально-психологическое содержание представлений о Враге и Друге в большей степени обусловлено типом отношения к жизни, чем этапом жизненного пути.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Проведенное исследование вносит вклад в психологию социального познания. Оно развивает положения об активном конструировании личностью социальной реальности на протяжении всего жизненного пути, дополняет представления о роли отношения к своей собственной жизни в интерпретации, понимании другого человека. Данное исследование вносит вклад в теорию отношений и существенно дополняет представления об индикативно-регулятивных функциях внешнего облика.

Результаты эмпирической части работы могут быть использованы в процессе решения проблем, связанных с межличностным и деловым общением. Они имеют значение для развития технологий ведения переговоров в трудных ситуациях. Выводы исследования могут быть полезны для конфликтологов и специалистов в области управления впечатлением.

Разработанный методический инструментарий, направленный на изучение особенностей представлений о Враге и Друге, может быть применен с целью психодиагностики.

Апробация работы. Материалы диссертации были представлены на сессиях Недели науки сотрудников, аспирантов и студентов РГУ (Ростов-на-Дону, 2004 и 2005), на международной конференции «Психология общения: социокультурный анализ» (Ростов-на-Дону, 2003), на заседаниях кафедры социальной психологии РГУ (2003-2005).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 4 работы, из них 1 статья, общим объемом в 1,4 усл. печ. листа.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка используемой литературы, включающего 255 источников, из них 9 - на английском языке, и 11 приложений. Объем основного текста диссертации составляет 160 страниц. Работа содержит 16 рисунков и 50 таблиц, из них 49 таблиц - в приложениях.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Завершая теоретический и эмпирический анализ проблемы взаимосвязей между отношением к жизни на различных ее этапах и социально-психологическим содержанием представлений о Враге и Друге, необходимо отметить следующее. Выполненное диссертационное исследование базируется на ряде теоретических выводов, сделанных на основании философских, культурологических, психологических работ, посвященных социальному познанию, проблеме Другого, исследованиям жизненного пути, общения, отношений, тендерной идентичности и внешнего облика человека.

На основе выводов этих работ был обозначен социально-психологический подход к изучению представлений о Враге и Друге, который включает положения об активном конструировании личностью социальной реальности на протяжении всего жизненного пути посредством интерпретации социальных конструктов, о вариабельности социально-психологического содержания представлений о Враге и Друге и его относительной завершенности в соответствии с отношением к жизни субъекта.

В рамках развиваемого нами социально-психологического подхода к проблеме представлений о Враге и Друге был сделан акцент на том, что социальные и психологические отношения людей включают как дружеские, так и враждебные отношения, как представления о Враге, так и о Друге, что они не только отличаются, но и дополняют друг друга, не существуют друг без друга, являются равноправными сторонами человеческой жизни и бытия. Главными механизмами формирования представления о Другом выступают идентификация и интерпретация, которые осуществляются субъектом, имеющим определенный жизненный опыт. Исходя из данного вывода, было включено в качестве одного из теоретических положений в развиваемый нами социально-психологический подход положение о том, что жизненный путь — это история формирования и развития личности в определенном обществе, которая практически прожита ею в соответствии с пониманием смысла жизни и своего места в ней.

Изучение представлений о Враге и Друге также включало важное для социальной психологии положение о том, что данная категория лиц — это, прежде всего, субъекты взаимодействия. Исходя из этого положения, был сформулирован тезис о необходимости рассмотрения социально-психологического содержания представлений о Враге и Друге с точки зрения включенных в них отношений и взаимоотношений, параметров внешнего облика и черт феминности-маскулинности.

На основе положений, объединенных в развиваемом нами социально-психологическом подходе к изучению представлений о Враге и Друге, в диссертационном исследовании были определены центральные для него понятия, решены методические задачи и проведен анализ полученных данных. В первую очередь, необходимо отметить, что Другой как социально-психологический феномен изучается нами одновременно как реальный Другой, субъект межличностного общения, и как символический, обобщенный Другой, продукт культурных представлений или конструктов. Интерпретация Другого в качестве Врага или Друга понимается нами как сложный процесс, включающий процессы категоризации, сравнения, идентификации Другого в качестве Врага или Друга на основе социокультурных конструктов, усвоенных и функционирующих на субъективном уровне в видах представлений о Враге и Друге. В результате интерпретации он (Другой) определяется как свой и позитивно значимый — Друг или как чужой и негативно значимый - Враг. В соответствии с социокультурными конструктами Враг чаще всего лишается морали, нравственности, человеческого облика, а Друг наделяется высшими моральными, нравственными и духовными ценностями, привлекательным внешним обликом.

История жизненного пути — это всегда тендерная история, отражающая сформировавшиеся в обществе эталоны и стереотипы отношений между мужчинами и женщинами. В обществах, где феномены тендерной ассиметрии, дискриминации актуализируются в различных сферах жизнедеятельности, наблюдаются явления тендерной сегрегации, тендерной ассиметрии в связи с оценкой дружеских и враждебных отношений, обнаруживается влияние тендерного фактора на содержание представлений о Другом, в том числе о Враге и Друге.

Виды субъективных представлений о Враге и Друге, фиксирующие интерпретации социокультурных конструктов, являются эмоционально-когнитивными образованиями, социально-психологическое содержание которых включает как отношение субъекта познания, так и систему отношений Врага и Друга, характеристики их внешнего облика и черты тендерной ориентации. Они отличаются вариабельностью, относительной завершенностью и зависят от многих переменных социально-психологического контекста взаимодействия, но в качестве ведущего фактора, обуславливающего динамику социально-психологического содержания представлений о Враге и Друге, выступает отношение к жизни субъекта интерпретации Другого.

Понятие отношения к жизни в соответствии с традицией психологии отношений трактуется нами как индивидуально-избирательная, осознаваемая связь человека с его бытием, прошлым, настоящим и будущим, эмпирическими коррелятами которого выступают показатели жизненной удовлетворенности, сформировавшиеся аттитюды к различным временным отрезкам жизни на этапах юности, молодости, взрослости, зрелости и старости.

Таким образом, развиваемый нами социально-психологический подход к изучению представлений о Враге и Друге задает определенную модель эмпирического исследования, включающую, с одной стороны, рассмотрение особенностей идентификации Другого, его интерпретации в качестве Врага и Друга, а, с другой стороны, изучение самого субъекта интерпретации, его отношения к жизни на том или ином этапе. Кроме этого, социально-психологический подход к изучению представлений о Враге и Друге предполагает поиск ответа на вопрос о реальном существовании в жизни участников исследования Друзей и Врагов. Поэтому исследование включало два этапа. На первом этапе с помощью разработанной нами анкеты «Идентификация Другого как Врага или Друга» были получены данные, свидетельствующие о том, что в жизни участников исследования существуют как Враги, так и Друзья. На этом этапе были определены сферы общения, в которых присутствует Враг и Друг, их социальные роли. Учитывая тот факт, что идентификация Другого в качестве Врага сопряжена с рядом психологических защит, в диссертации на основе модифицированного нами метода незаконченных предложений (Для Вас Враг - это.) определялся набор лиц, которые не были четко идентифицированы в качестве Врагов, но, исходя из приписываемых им отношений, таковыми являлись. Об этом свидетельствует существование таких обыденных представлений, как «недоброжелатель», «неприятный человек», «человек, с которым трудно взаимодействовать и общаться». Такие люди не относятся прямо к категории «Враг», но представления о них включают существенные характеристики Врага и указывают на то, что в повседневной жизни люди предпочитают заменять обозначение человека в качестве Врага на определение его как недоброжелательного, неприятного человека, с которым трудно общаться. 80% участников исследования заявили о том, что в их жизни имеются недоброжелательные, неприятные для них люди, с которыми им трудно общаться. Иными словами, на первом этапе исследования был установлен факт не только признания того, что в жизни есть как Враги, так и Друзья, но и получены данные о том, что социальная категоризация других осуществляется в рамках шкалы «Друг — Враг», что на этой шкале размещается достаточно большое количество людей, окружающих участников исследования.

На этом же этапе были выявлены представления о Враге и Друге, на основе которых осуществляется идентификация других, и определены связи между видом представления и этапом жизненного пути. Все эти данные позволили, во-первых, констатировать то, что в общении люди руководствуются системой представлений о Враге и Друге, опираясь на нее, они идентифицируют Других в качестве Врагов или Друзей.

Во-вторых, чаще участники исследования определяют Других в качестве Друга, чем Врага, особенно в период взрослости. Различия в частоте идентификации Другого в качестве Врага или Друга можно объяснить тем, что идентификация Другого в качестве Врага предполагает признание человеком негативного отношения к Другому, а также того факта, что в окружении находятся лица, которые представляют угрозу, с которыми не складываются отношения, которым приписываются агрессивные разрушительные функции.

В-третьих, соотношение людей, идентифицирующих Других в качестве Врагов и Друзей, подвержено влиянию определенного жизненного периода: с переходом на этап зрелости уменьшается количество людей, которые идентифицируют Других в качестве Друга, и увеличивается количество лиц, которые относят Других к категории Враг.

В-четвертых, более 70% участников первого этапа исследования, принадлежащие к периодам юности, молодости и зрелости, заявляют о наличии в их жизни и Врагов, и Друзей. Именно эти данные послужили основанием для определения этапов жизненного пути и подбора участников исследования с целью определения социально-психологического содержания представлений о Враге и Друге (второй этап).

Результаты первого этапа исследования подтверждают теоретические представления и эмпирические данные о том, что на этапах юности и молодости наблюдается более категоричное отношение к окружающим людям, обусловленное повышенной потребностью в эмоциональной поддержке и принятии со стороны других. Кроме этого, они еще раз свидетельствуют о том, что идентификация Другого в качестве Врага в период зрелости (от 44 до 60 лет) объясняется влиянием фактора «истории отношений» в деловом и межличностном общении. Из полученных данных следует, что Врагами чаще являются знакомые люди, принадлежащие к деловой и межличностной сферам общения. В круг Врагов попадают также бывшие друзья и подруги.

В-пятых, было зафиксировано, что в зависимости от этапа жизни уменьшается или увеличивается идентификация других в качестве Врагов в деловой и межличностной сферах. На этапе юности и молодости Врагами чаще всего выступают бывшие Друзья и знакомые из межличностной сферы общения, на этапе взрослости Врагами становятся партнеры по деловому и межличностному общению, на этапе зрелости Врагами являются бывшие друзья и коллеги по работе.

В-шестых, с увеличением возраста уменьшается количество участников исследования, которые относят других к категории Друга. Анализ ответов о количестве Друзей в жизни участников исследования показал, что с увеличением возраста уменьшается количество людей, которых участники исследования идентифицируют с Другом. Эти данные подтверждают выводы о том, что в период юности дружба является наиболее значимым типом отношений, а также согласуются с зарубежными социологическими и социально-психологическими опросами, показывающими уменьшение значимости дружеских связей и контактов на этапах взрослости и зрелости.

В-седьмых, данные первого этапа указывают еще раз на то, что чаще всего Друзьями являются члены семьи и партнеры по межличностному общению.

На первом этапе исследования также были определены базовые отношения Врага и Друга. Враг - это человек, который относится недоброжелательно и агрессивно, оскорбляет, унижает, вредит, клевещет и сплетничает. Сами участники исследования предпочитают избегать с этим человеком любого общения. Определяющими характеристиками Друга являются его понимание и поддержка в трудную минуту и то, что это человек, которому можно доверять. Сами участники исследования заявляют об искренности, преданности и проявлении теплых дружеских чувств по отношению к Другу. Представление о Враге у лиц, прямо заявляющих о наличии в их жизни Врагов, отличаются от общегрупповых тем, что они включают ненависть самого субъекта идентификации.

На первом этапе исследования также было установлено, что влияние пола Врага и Друга на определение их характеристик как субъектов общения несколько преувеличено в существующих работах. Нами были получены данные, которые говорят о том, что если от женщины и мужчины исходит опасность, если они причиняют вред, наносят ущерб, ненавидят, агрессивно ведут себя, клевещут и распространяют слухи, то они идентифицируются в качестве Врагов как мужчинами, так и женщинами. Иными словами, женщины и мужчин как участники исследования выбирают одинаковые критерии для идентификации женщин и мужчин в качестве Врага. Единственное различие, обнаруженное нами, заключается в том, что женщине-Врагу не доверяют, а мужчину-Врага ненавидят. Такая же закономерность наблюдается в процессе создания образа женщины-Друга и мужчины-Друга. Независимо от того, к какому полу принадлежит Друг, он должен быть человеком, который вызывает теплые, дружеские чувства и который проявляет их к вам, который поддерживает, на которого можно опереться в трудную минуту, с которым легко и приятно общаться, весело проводить свободное время. Эти данные послужили основанием для игнорирования фактора половых различий на втором этапе исследования.

В целом, результаты первого этапа исследования позволили констатировать, что участники исследования действительно имеют в жизни Врагов и Друзей, что их идентификация базируется на определенных представлениях, соответствующих этапу жизненного пути. Эти данные позволили провести основное эмпирическое исследование, направленное на определение социально-психологического содержания представлений о Враге и Друге у лиц, по-разному относящихся к жизни на определенных ее этапах. В нем приняли участие те, кто находился на этапе юности, молодости и зрелости, но к первому эмпирическому исследованию не привлекались. Такое двухэтапное изучение способствовало снятию влияния данных об особенностях идентификации на социально-психологическое содержание представлений о Враге и Друге и расширению круга характеристик Другого, которые могут входить в представление о нем как о Друге и Враге.

В этой части эмпирического исследования проверялась гипотеза о том, что социально-психологическое содержание представлений о Враге и Друге отличается относительной завершенностью, проявляющейся во множественных, непротиворечивых связях между модальностью, интенсивностью выраженности определенных отношений, черт феминности-маскулинности и степенью позитивности-негативности оценок характеристик внешнего облика. В ней также рассматривалось предположение о том, что социально-психологическое содержание представлений о Враге и Друге соответствует его определенным видам, образующим набор представлений, каждый из которых актуализируется в соответствии с отношением к жизни на различных ее этапах. В процессе проверки данной гипотезы было установлено, что на этапе юности превалирует представление о Враге как о неискреннем, эгоистичном, подозрительном, зависимом, недовольном своим внешним обликом человеке, имеющем андрогинный тип тендерной идентичности («Враг - предатель»). У респондентов, находящихся на этапе молодости, преобладает вид представления о Враге как об авторитарном, доминирующем, самовлюбленном, внешне недостаточно привлекательном человеке с маскулинным типом тендерной идентичности («Враг — противник»). На этапе зрелости Враг представляется как «Враг - агрессор», характеризующийся авторитарностью, эгоистичностью, агрессивностью, крайней недружелюбностью, маскулинностью, некрасивым и непривлекательным внешним обликом, который практически всегда скрывает его истинные чувства. Было также выяснено, что у лиц, находящихся на этапах юности и молодости, преобладает представление о Друге как о внешне привлекательном, искреннем человеке с негативно-позитивным (амбивалентным) отношением к другим, с андрогинным типом тендерной идентичности («Друг — добрый, искренний человек», «Друг — приятный человек»). На этапе зрелости превалирует представление о Друге как о в высокой степени добросердечном, альтруистичном, дружелюбном, феминном человеке, обладающем красивым и привлекательным физическим, социальным внешним обликом, гармоничным экспрессивным поведением («Друг - поддерживающий человек»).

На втором этапе (основная часть эмпирического исследования) с помощью ряда математических процедур были выделены из двенадцати теоретически возможных типов отношения к жизни (сочетание степени удовлетворенности жизнью и оценок прошлого, настоящего, будущего) три типа, которые чаще всего представлены на различных этапах жизненного пути: 1) «более позитивное отношение к будущей и настоящей жизни, чем к прошлой»; 2) «более позитивное отношение к прошлой жизни, чем к настоящей и будущей»; 3) «ценностное отношение к настоящей жизни». Все три выделенные типа отношения к жизни встречаются на всех изучаемых нами этапах жизненного пути. Распределение типов отношений к жизни изменяется в соответствии с этапом жизненного пути. На каждом этапе жизненного пути лидирующее положение занимает один из типов отношения к жизни. Таким образом, были получены данные, характеризующие субъекта интерпретации Другого в качестве Врага и Друга. Эти данные в сочетании с результатами анализа социально-психологического содержания представлений позволили ответить на главный вопрос диссертационного исследования, а именно, на вопрос о том, в каком направлении изменяется содержание представлений о Враге и Друге в зависимости от отношения к жизни субъекта интерпретации Другого, находящегося на определенном этапе жизненного пути. Было установлено, что представление о Враге как об эгоистичном, недружелюбном, авторитарном, подозрительном по отношению к другим субъекте общения, со средней степенью привлекательности внешнего облика («Враг - недоброжелатель») характерно для людей, отличающихся более позитивным отношением к настоящей и будущей жизни, чем к прошлой. Представление «Враг - агрессор» (ярко выраженная агрессивность, эгоистичность, недружелюбие, доминирование по отношению к другим, преобладание маскулинных черт, некрасивый внешний облик, который не соответствует возрасту, профессиональной роли и тендеру, экспрессия, не выражающая истинные чувства) чаще встречается у тех, кто более позитивно относится к прошлой жизни, чем к настоящей и будущей. Представление «Враг - неприятный человек» (недружелюбный по отношению к другим, имеющий как некрасивый, непривлекательный физический, социальный внешний облик, так и непривлекательное экспрессивное поведение) преобладает у тех, кто относится к настоящей жизни как к ценности. Представление «Друг — приятный человек», акцент в котором сделан на высокой оценке привлекательности внешнего облика, его соответствия тендеру, возрасту и профессиональной роли, и включающем позитивное отношение к другим, характерно для тех, кто относится более позитивно к будущей и настоящей жизни, чем к прошлой. «Друг — поддерживающий человек» — это представление о Друге как о высоко авторитарном и вместе с этим альтруистичном по отношению к другим субъекте общения, обладающем достаточно привлекательным внешним обликом, имеющем и маскулинные, и фе-минные черты. Данный вид представления преобладает у тех, кто относится более позитивно к прошлой жизни, чем к настоящей и будущей. Представление «Друг — добрый, искренний человек», в котором ярко выражены отношения добросердечности, дружелюбия и подчеркивается соответствие экспрессии истинным чувствам (искренность), присуще тем, кто обладает ценностным отношение к настоящей жизни.

Подводя итоги эмпирической части исследования, необходимо отметить, что полученные данные подтверждают ряд теоретических положений и выдвинутые на их основе гипотезы. Они позволяют сформулировать ряд обобщенных выводов:

1. С переходом на этап зрелости уменьшается количество людей, которые идентифицируют Других в качестве Друга, и увеличивается количество лиц, которые относят других к категории Враг, по сравнению с этапами юности и молодости.

2. В представлениях о Враге центральное место занимают эгоистичность, агрессивность и подозрительность; в представлениях о Друге - дружелюбие, добросердечие, альтруизм, подчинение и зависимость. Авторитарность и доминирование не выступают значимыми критериями идентификации Другого в качестве Врага или Друга.

3. На каждом этапе жизненного пути в представлениях о Враге и Друге изменяется интенсивность выраженности определенных отношений. В соответствии с их модальностью представления располагаются в следующем порядке: «Враг — неприятный человек» — «Враг — предатель» — «Враг — противник» — «Враг - агрессор»; «Друг - добрый, искренний человек» - «Друг - приятный человек» — «Друг - преданный человек» — «Друг - человек, разделяющий интересы, ценности, идеалы» - «Друг - поддерживающий человек».

4. Половая принадлежность Врагов и Друзей оказывает влияние на выбор их ведущих отношений, входящих в представление. Тендерный фактор усиливает выраженность ненависти в представлениях о мужчине-Враге, недоверия в представлениях о женщине-Враге; повышает значимость взаимопонимания и искренности в представлениях о женщине-Друге и поддержки, доверия в представлениях о мужчине-Друге.

5. В представления о Враге включено значимо большее количество маскулинных черт, чем в представления о Друге, который независимо от его пола наделяется феминными чертами.

6. Оценки характеристик внешнего облика Врага и Друга, зафиксированные в представлениях о них, соответствуют переходу с одного этапа жизненного пути на другой. С течением жизни представления о внешнем облике Врага становятся все более негативными, а Друга - все более позитивными.

7. Представления о Враге и Друге в соответствии с типом отношения к жизни на различных ее этапах отличаются степенью интенсивности выраженности негативных или позитивных отношений к Другому, включенных в представление, степенью негативности-позитивности оценок характеристик внешнего облика и уровнем маскулинизации-феминизации.

8. Чем более позитивное отношение к прошлой жизни по сравнению с настоящей и будущей, тем интенсивнее выражены в представлениях о Враге агрессивность, доминирование, эгоистичность, маскулинные черты, тем негативнее оценки характеристик его внешнего облика.

10. Чем более позитивное отношение к будущей и настоящей жизни по сравнению с прошлой, тем интенсивнее выражены в представлениях о Враге эгоистичность, недружелюбие, авторитарность, подозрительность, тем ниже оцениваются характеристики его внешнего облика, и тем ярче выражены либо маскулинность, либо феминность.

11. Чем более позитивное отношение к прошлой жизни по сравнению с настоящей и будущей, тем интенсивнее выражены в представлениях о Друге добросердечность, альтруистичность, дружелюбие, феминные черты, тем выше оцениваются характеристики его внешнего облика.

12. Чем более позитивное отношение к будущей и настоящей жизни по сравнению с прошлой, тем меньше требований к системе отношений Друга, к его внешнему облику и выраженности феминности-маскулинности. Он может обладать амбивалентной системой отношений, иметь привлекательный внешний облик и андрогинную идентичность.

Полученные данные могут быть использованы в процессе решения проблем, связанных с межличностным и деловым общением. Они имеют значение для развития технологий ведения переговоров в трудных ситуациях. Выводы исследования могут быть полезны для конфликтологов и специалистов в области управления впечатлением. Разработанный методический инструментарий может быть применен с целью психодиагностики сформировавшихся представлений о Враге и Друге, прогнозирования модальности отношения к жизни и возникающих на этой основе проблем бытия субъекта.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Тулинова, Диана Николаевна, Ростов-на-Дону

1. Абраменкова В.В. Проблема отчуждения в психологии // Вопросы психологии. 1989. №3. С. 5-12.

2. Абубикирова Н.И. Что такое тендер? // ОНС. 1996. № 6. С. 123-125.

3. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991. 299 с.

4. Агеев B.C. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов // Вопросы психологии. 1987. № 2. С. 152-158.

5. Агеев B.C. Психология межгрупповых отношений. М.: Изд-во МГУ, 1983. 143 с.

6. Агеев B.C., Толмасова А.К. Теория социальной идентичности и ее эмпирические верификации // Психология самосознания: Хрестоматия / Под ред. Д.Я. Райгородского. Самара: Издательский Дом «БАХРАХ-М», 2003. С. 624-638.

7. Агнаева Е.Х-М. Образ будущего ребенка у беременной женщины: Авто-реф. дис. . канд. психол. наук. Ростов-на-Дону, 2000. 20 с.

8. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб.: Питер, 2001. 282 с.

9. Ананьева Н.А. Реализация функций значимого человека в общении // Психология общения 2000: проблемы и перспективы: Сб. статей / Отв. ред. А.А. Бодалев. М.: Учебно-методический Коллектор «Психология», 2000. С. 19-21.

10. Андерсон Дж. Когнитивная психология. СПб.: Питер, 2002. 496 с.

11. Андреева А.Ю., Богомолов Г.И. История костюма. Эпоха. Стиль. Мода. СПб.: Паритет, 2001. 120 с.

12. Андреева Г.М. В поисках новой парадигмы: традиции и старты XXI вв. // Социальная психология в современном мире: Сб. статей / Под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002. С. 9-27.

13. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская JI.A. Зарубежная социальная психология XX столетия: Теоретические подходы. М.: Аспект Пресс, 2002. 286 с.

14. Андреева Г.М. Психология социального познания. М.: Аспект-Пресс, 2000. 288 с.

15. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 1998. 375 с.

16. Антонова Н.В. Личностная идентичность современного педагога // Вопросы психологии. 1997. № 3. С. 23-29.

17. Антонова Н.В. Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интеракционизма и когнитивной психологии // Вопросы психологии. 1996. № 1. С. 131-143.

18. Аргайл М. Психология счастья. М.: Прогресс, 1990. 332 с.

19. Аринушкина Н.С. Об определении и типах идентичности // Мир психологии. 2004. № 2. С. 48-53.

20. Аристотель. Соч. в 4 т.Т. 4. М.: Мысль, 1984. С. 219-395.

21. Аронсон Э., Уилсон Т., Эйкерт Р. Социальная психология. Психологические законы поведения человека в социуме. СПб.: ПРАЙМ ЕВРОЗНАК, 2002. 557 с.

22. Асмолов А.Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа. М.: Смысл, 2001. 416 с.

23. Бабаева Л.В. Российские и американские женщины-предприниматели // Социологические исследования. 1998. № 8. С. 134-135.

24. Бабенко О.А. Образ героя в культуре: Автореф. дис. . канд. философ, наук. Ростов-на-Дону, 1999. 23 с.26.