Автореферат диссертации по теме "Полоролевая, возрастная идентификация и система самооценок у подростков с отдельными вариантами нарушений психического развития"

На правах рукописи УДК 616.89- 053.6

Кокоренко Виктория Леонидовна

Полоролевая, возрастная идентификация и система самооценок

у подростков

с отдельными вариантами нарушений психического развития

Специальность: 19.00.04 — медицинская психология (психологические науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Санкт-Петербург

Работа выполнена на кафедре детской психиатрии и психотерапии Государственного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования»

Научный руководитель: доктор психологических наук, доцент

НИКОЛЬСКАЯ ИРИНА МИХАЙЛОВНА

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

ГОРЬКОВАЯ ИРИНА АЛЕКСЕЕВНА

кандидат психологических наук, доцент ЯЛОВ АНАТОЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ

Ведущая организация: Санкт-Петербургская государственная

медицинская академия имени И. И. Мечникова

Защита состоится 29 июня 2006 г. в _ часов на заседании

диссертационного совета Д 212.199.25 в Российском государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена по адресу: 191 186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки , 48, корп. 11, ауд. 37, психолого-педагогический факультет РГПУ.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена.

Автореферат разослан « » _2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, .

кандидат психологических наук, доцент ^ Семенова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Проблема психического здоровья детей и подростков относится к разряду актуальных и социально значимых для современной России. Учитывая все возрастающее число детей и подростков, имеющих нарушения психофизического развития [Семаго Н. Я., Семаго М. М. 2000; Шипицына Л. М. 2002; Исаев Д. Н. 2003; Мамайчук И. И. 2003; Сорокин В. М. 2003 и др.], проблема профилактики вторичных нарушений психики становится особенно острой. Дети с врожденными или рано приобретенными нарушениями здоровья, приводящими к отклонению от нормального хода развития, фактически всю жизнь находятся не только в болезненном состоянии, но и в специфических условиях общения и воспитания, которые в'свою очередь приводят к своеобразию личностного развития. Вступая в пубертатный период, который сам по себе может являться фактором патогенетическим [Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. 1982; Лакосина Н. Д., Ушаков Г. К. 1984; Личко А. Е. 1985; Ковалев В. В. 1995; Кулаков С. А. 1996; Ремшмидт X. 2000; Карвасарский Б. Д. 2002], подростки с нарушенным развитием часто не в состоянии самостоятельно справиться с происходящими телесными, психическими и личностными изменениями, соответствовать возрастающим социальным требованиям. Актуальные задачи возрастного развития [Дубровина И. В. 1987; Фельдштейн Д. И. 1987; Кле М. 1991; Ремшмидт X. 1994; Эриксон Э. 1996; Абрамова Г. С. 1997; Аверин В. А. 1998; Райе Ф. 2000; Реан А. А. 2002] -поиск идентичности; переход от детских самооценок, сформированных под влиянием значимых взрослых, к системе зрелой самооценки, развивающейся на основе реальных собственных достижений и мнения сверстников; изменение референтной группы общения - становятся тяжким испытанием для психики подростка с нарушенным развитием. Неизбежно возникающие при этом конфликты, стрессовые ситуации, проявления специфически подростковых поведенческих реакций усиливаются и искажаются острыми эмоциональными переживаниями своей неполноценности. Хроническая психическая травматизация, особенно на фоне негармоничного воспитания, может играть роль предиспонирующего фактора для острых аффективных реакций, вызывать неврозы и обусловливать психопатические развития на фоне акцентуаций характера [Лакосина Н. Д., Ушаков Г. К. 1984; Личко А. Е.

1985; Ремшмидт X. 1994; Ковалев В. В. 1995; Кулаков С. А. 1997; Эйдемиллер Э. Г. 1999; Вассерман Л. И., Горьковая И. А., Ромицына Е. Е. 2004].

Указанные выше проблемы, сопровождающие развитие подростков с нарушениями здоровья на этапе взросления, а также недостаточное изучение по данным литературы процессов становления самосознания, актуальных личностных изменений вызывают необходимость более детального исследования этих вопросов.

Цель исследования - изучение взаимосвязи полоролевой, возрастной идентификации и системы самооценок с восприятием воспитательной практики родителей, проксемическим поведением и личностными особенностями подростков с отдельными вариантами нарушений психического развития.

Задачи исследования:

1. Изучить особенности полоролевой и возрастной идентификации подростков с нарушенным развитием.

2. Исследовать систему самооценок и уровень притязаний подростков.

3. Проанализировать восприятие воспитательной практики родителей с точки зрения подростков.

4. Описать систему значимых отношений и ее отражение в проксемическом поведении подростков.

5. Изучить личностные особенности подростков.

6. Сравнить все вышеуказанные показатели у подростков с нарушениями развития с учетом пола, а также варианта нарушенного развития и у здоровых подростков.

7. Определить мишени для психокоррекционной работы в лечебно-профилактических целях с учетом структуры дефекта, значимых проблем и выявленных особенностей.

Объект исследования. Основную группу составили 90 подростков с нарушенным развитием в возрасте 14-18 лет, обучающихся в специальных (коррекционных) образовательных учреждениях г. Санкт-Петербурга. Среди них: 30 - с легкой умственной отсталостью, 30 — с детским церебральным параличом, 30 — с нарушениями слухового анализатора. В контрольную группу вошли 67 здоровых подростков, обучающихся в массовой школе.

Предмет исследования. Полоролевая и возрастная идентификация, система самооценок и их связь с проксемическим поведением и личностными характеристиками подростков, особенностями восприятия воспитательной практики родителей.

Методы и методики исследования. Методы психодиагностики:

1. Методика «Возраст. Пол. Роль» Э. Г. Эйдемиллера, В. Юстицкиса, С. В. Кудрявцевой.

2. Методика самооценки Дембо-Рубинштейн в модификации А. М. Прихожан.

3. Методика «Подростки о родителях» Л. И. Вассермана, И. А. Горьковой, Е. Е. Ромицыной.

4. Шкала СЮБ для исследования проксемического поведения подростков.

5. Многофакторный личностный опросник Р. Кеттела (юношеский вариант - 14 РР).

6. Метод цветовых выборов (Модифицированный тест Люшера) и Цветовой тест отношений А. М. Эткинда

Методы обработки данных: дифференциация материалов по группам; процентный подсчет результатов; сравнительный (с применением и-критерия Манна-Уитни) и корреляционный анализ; факторный анализ. Гипотезы исследования.

1. У подростков с нарушенным развитием адекватная полоролевая и возрастная идентификация формируется медленнее, чем у подростков в норме.

2. У подростков с нарушенным развитием существуют специфические особенности системы самооценок и склада личности, отношений с родителями, формирующиеся в условиях воспитания, вызванных дефектом.

3. Особенности полоролевой и возрастной идентификации, специфика взаимоотношений с окружающими будут проявляться в проксемическом поведении подростков.

Научная новизна. В диссертационной работе впервые: ^ Проводится сравнительное исследование специфических особенностей полоролевой и возрастной идентификации, системы самооценок и отношений, личностных особенностей подростков с различными вариантами нарушений психическою развития: с общим психическим недоразвитием и

дефицитарным типом дизонтогенеза. Рассматривается отражение ведущего дефекта (интеллектуальной недостаточности, телесно-двигательного дефекта, речи и общения) в специфике полоролевой, возрастной идентификации, системе самооценок и отношений, личностных особенностях подростков. Составлены психологические портреты подростков с нарушенным развитием.

Использованы опросник «Подростки о родителях» (ПоР) и шкала СЮЭ для изучения восприятия воспитательной практики родителей и проксемического поведения у подростков с нарушенным развитием. Подростки воспринимают воспитательную практику матери и отца как незапнтересованно-отстраненную, директивно-враждебную и

непоследовательную. Проксемическое поведение подростков зависит от пола, возраста и отношения к партнеру. Выявлена близкая дистанция в общении с классным руководителем у подростков, конфликтующих с родителями.

Исследована полоролевая и возрастная идентификация у подростков с общим психическим недоразвитием и дефицитарным типом дизонтогенеза. Обнаружена связь полоролевой, возрастной идентификации и системы самооценок с влиянием семьи, проксемическим поведением и личностными особенностями подростков.

^ Проанализирована дифференцированная система самооценок и уровня притязаний; показана ее связь со структурой дефекта. Выявлены особенности самооценки здоровья у подростков с нарушенным и нормальным развитием.

Применен корреляционный анализ для установления меры близости пар стимульных понятий цветового теста отношений.

Теоретическая значимость. Представленные в работе материалы:

Существенно расширяют знания о полоролевой и возрастной идентификации, дифференцированной системе самооценок, личностных особенностях и отношении подростков с различными вариантами нарушенного развития к воспитательной практике родителей. ^ Акцентируют значимость влияния отца на личностное развитие подростков.

Подчеркивают важность близких личностных взаимоотношений подростков с нарушенным развитием с классным руководителем.

Предлагают комплекс методик для изучения и оценки развития личности, значимых проблем и трудностей, возникающих у юношей и девушек с нарушениями в развитии на этапе взросления.

Практическая значимость. Результаты диссертационной работы могут быть использованы:

При подготовке медицинских психологов, врачей (педиатров, психиатров и психотерапевтов), педагогов-психологов, работающих в специальных (коррекционных) образовательных учреждениях, педагогов-дефектологов, социальных педагогов и социальных работников.

В работе с подростками с нарушенным развитием н их семьями на уровнях: психологической диагностики, психологического

консультирования, психологической коррекции и психотерапии.

Для психологического просвещения родителей, педагогов и других заинтересованных лиц с целью повышения эффективности взаимодействия с подростками с нарушенным развитием, а также оказания им своевременной психологической поддержки.

Положения, выносимые на защиту. 1. Для подростков с нарушенным развитием характерцы трудности полоролевой и возрастной идентификации. У девушек и юношей фемининность преобладает над маскулинностью. Эмоциональное отношение к своему полу и возрасту неоднозначное; характерны инфантильная фиксация на детском возрасте и замедление процесса психологического отделения от родителей. Для диагностики полоролевой и возрастной идентичности подростков представляется целесообразным выявлять не только эмоциональное отношение к своей половозрастной группе, но и отношение к младшей возрастной группе, а также позитивное / негативное восприятие образа отца как значимой фигуры для адекватной полоролевой идентификации юношей и в качестве обобщенного образа мужчины для девушек, идентифицирующихся с фемининной половой ролью. 1. В подростковом возрасте значимо возрастает влияние отца на развитие у юношей и девушек уверенности в себе, полоролевую, возрастную идентификацию и систему самооценок.

3. У подростков с нарушенным развитием не формируется внутренняя картина здоровья. Самооценка здоровья у подростков с ДЦГ1 и с умственной отсталостью изолируется, не имеет связи с уровнем притязаний и другими

показателями, тогда как у неслышащих и нормально развивающихся подростков самооценка здоровья включена в систему самооценок и уровень притязаний.

4. В подростковом возрасте в системе самооценок наиболее важными являются самооценки ума, способностей; внешности; фигуры и тела. Система самооценок подростков с нарушенным развитием отражает значимые проблемы личности, связанные с дефектом и его компенсацией.

5. Подростки с нарушенным развитием воспринимают воспитание родителей как незаинтересованно-отстраненное, директивное, с враждебным отношением к ним, в большей или меньшей степени непоследовательное. В восприятии юношей с нарушенным развитием отцы более директивны и непоследовательны, чем матери.

6. Дистанция в общении подростков с нарушенным развитием определяется полом и возрастом партнера по общению, фактором знакомства, а также сложившимися отношениями (при доброжелательных отношениях дистанция уменьшается, при напряженных отношениях -увеличивается). Классный руководитель может являться замещающим объектом и выполнять компенсирующую функцию для подростков, у которых не складываются близкие доверительные отношения с одним или обоими родителями.

Апробация работы. Результаты работы доложены и обсуждены на: Российской межрегиональной студенческой конференции «Молодежь и нравственной здоровье общества: проблемы выживания и развития», Санкт-Петербург, 1997; Международной научно-практической конференции «Социальная адаптация детей и молодежи», Санкт-Петербург, 1998; Международной научно-практической конференции «Творческая реабилитация детей, подростков и молодых людей с особыми потребностями», Санкт-Петербург, 2000; заседании общества «Психическое здоровье детей и подростков», Санкт-Петербург, 2003; Международной научно-практической конференции «Семья XXI века», г. Калининград, 2004; заседании кафедры детской психиатрии и психотерапии СПб МАПО, Санкт-Петербург, 2006; Проблемной комиссии «Нервные и психические болезни», Санкт-Петербург, 2006.

На основании материалов исследования подготовлены разделы и темы, практические занятия учебных курсов «Клиническая психология».

«Специальная психология», «Психология лиц с умственной отсталостью», «Технологии работы с детьми с нарушенным развитием», «Арт-методы в работе психолога» для студентов и слушателей отделений переподготовки и повышения квалификации: Санкт-Петербургского государственного института психологии и социальной работы, Института специальной педагогики и психологии международного университета семьи и ребенка им. Рауля Валленберга, Русской христианской гуманитарной академии, международного центра профессионального мастерства «Вайнеде» г. Риги.

Материалы диссертации отражены в 16 публикациях по теме исследования общим объемом 5,4 п.л.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, выводов, списка литературы и приложений и включает 10 рисунков и 11 таблиц. Основной текст диссертации составляет ¿/¿"страниц. Список литературы состоит из 198 источников, в том числе 53 источника на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность исследования, определены объект, предмет, цели, задачи, гипотезы диссертационного исследования.

В главе 1 «Литературный обзор» рассмотрены современные научные представления о психологии подростка, обсуждаются центральные для изучаемой темы понятия идентичности, полоролевой и возрастной идентификации, самооценки. Дается представление о специфических проблемах подросткового возраста, являющихся факторами нарушений психического здоровья. Описаны клинико-психологические характеристики отдельных вариантов нарушений психического развития: психического недоразвития, детского церебрального паралича и нарушений слухового анализатора.

В параграфе 1.1.1. «Физический облик подростка и половое созревание» описываются возрастные рамки подросткового и юношеского возраста с точки зрения отечественных [А. А. Реан, В. А. Аверин, Г. С. Абрамова и др.] и зарубежных авторов [Ф. Райе, X. Ремшмидт, Г. Крайг, Р. Берне, М. Кле]. Обсуждаются признаки полового созревания, телесные изменения и реакции подростков на происходящие с ними перемены. Указывается, что в этот период положительная самооценка зависит от физической привлекательности и внешнего облика. Переход к взрослой

генитальности становится одной из главных задач полового созревания. Друюй важной задачей становится реконструкция телесного образа «Я» и построение мужской и женской «родовой» идентичности как одной из составляющих самосознания подростка [Д. Н. Исаев, В. Е. Каган]. Любые отклонения в физическом и половом развитии вызывают у подростка тревогу, что находит отражение в его повседневном поведении, принимая порой форму пубертатной дисморфофобии [К. С. Лебединская].

В параграфе 1.1.2. «Основные психологические новообразования подросткового возраста» рассматриваются возрастные задачи развития [Р. Хавигурст], эффективное решение которых возможно через развитие интеллектуальной сферы подростков, расширение и углубление самосознания. Обсуждается развитие интеллектуальной сферы подростка согласно концепции Ж. Пиаже. В числе наиболее важных психологических новообразований отмечены развитие рефлексивности [В. А. Аверин], стимулирующей развитие самосознания; выработка собственной независимой системы эталонов самооценивания и самоотношения; изменение временной перспективы; формирование жизненных планов; пересмотр ценностных представлений, проявляющийся в отрыве от референтных личностей. Родители, как образец для подражания, все больше отходят на задний план, значение приобретают представления сами по себе. Происходит переориентация на референтную группу сверстников.

В параграфе 1.1.3. «Понятие идентичности» даются различные определения понятия идентичности в отечественной [Н. Л. Белопольская] и зарубежной литературе [Э. Эриксон]. С позиций концепции Э. Эриксона описываются формы идентичности, источники формирования идентичности для подростков, критические фазы в развитии идентичности человека. Рассматриваются статусы идентичности по Дж. Марсиа и тендерные различия в развитии идентичности. Анализируется сходство и различие понятий идентичности и идентификации [Р. Берне, К. Г. Юнг, Н. Л. Белопольская, С. В. Кудрявцева].

В параграфе 1.1.4. «Полоролевая и возрастная идентификация» определяются понятия половой идентичности и половой роли по В. Е. Кагану. Старший подростковый возраст - один из наиболее значимых периодов для развития полоролевой идентичности [И. С. Кон]. Переживание половой идентичности предполагает напичие у человека определенных

образцов поведения соответствующего пола [Г. С. Абрамова]. Обсуждается изменение традиционного понимания мужественности на современном этапе - «кризис маскулинности», который проявляется в размытости социальных ролей и изменчивости образов эталонного мужчины, приводящий к возрастанию трудностей полоролевой идентификации юношей. Депривация человека со стороны его половой принадлежности приводит к эмоциональному напряжению, фрустрации и неврозам [В. С. Мухина].

В аспекте профилактики личностных и поведенческих нарушений крайне важным представляется адекватное психическое самосознание себя как мужчины или женщины определенного возраста. Описывается многоплановость понятия возраст; категория временной перспективы (ближайшей и отдаленной); психологическое время личности [А. А. Кроник, Е. И. Головаха]. Отмечается недостаточная изученность проблемы самооценки возраста. Приводятся подходы к формированию самооценки ьозраета - событийный [И. С. Кон]) и с позиции возрастно-ролевых ожиданий [Н. В. Панина].

В параграфе 1.1.5. «Самооценка в структуре самосознания подростков» рассматривается самооценка как центральное образование личности, в значительной степени определяющее социальную адаптацию личности и являющееся регулятором поведения и деятельности подростка. Адекватный уровень самооценки способствует формированию у подростка уверенности в себе, самокритичности, настойчивости [Р. Берне]. Описывается динамика самооценки и ее связь с социально-психологическим статусом. Степень физической привлекательности и принятия индивидом своего телесного Я являются факторами, влияющими на формирование общей Я-концепции [Padin, Lemer, and Spiro]. Показано, что стресс оказывает отрицательное влияние на самооценку — чем больше в жизни подростка было отрицательных событий, тем ниже уровень его самооценки [Youngs, Rathge, Mullis, and Mullis], Отмечено, что мотивационные конфликты и низкая дифференцированность когнитивной и аффективной «образующих» самосознания подростков являются основными источниками нестабильности самоотношения. Одной из важнейших особенностей «пограничного сознания» у детей является непереносимость амбивалентности и противоречия во всем, в том числе образа Я, невозможность существования

подростка в субъективной картине мира и принятия образа Я «хорошего» и «плохого» [П. Т. Соколова, В. Н. Николаева].

В параграфе 1.1.6. «Влияние родителей на личность подростков» изучается изменение отношения подростков к семье. Семья должна приспосабливаться к растущей независимости подростков, поскольку стили родительского поведения влияют на их психику и поведение [Ф. Райе]. Рассматривается разное влияние отцов и матерей на подростков. Обсуждается влияние доверительного общения с родителями на самооценку [И. В. Дубровина] и самоидентификацию подростков [А. А. Бодалев, Н. В. Васина]. Показано, что по мере ослабления роли семьи возрастает роль сверстников и значимых других.

В параграфе 1.1.7. «Подростковый возраст как фактор нарушений психического здоровья» описывается различная роль пубертатного периода в происхождении психических заболеваний. Пубертатный период может выступать как фактор: патопластический, преципитирующий, предиспонирующий, провоцирующий и патогенетический [А. Е. Личко]. Приводится разграничение характерологических и патохарактерологических подростковых поведенческих реакций по В. В. Ковалеву и классификация типичных подростковых поведенческих реакций. Отмечается, что хронические психогенные факторы (длительные конфликтные ситуации и негармоничные типы воспитания) имеют большее значение в генезе подростковых нарушений, чем острые психические травмы. В подростковом возрасте негармоничная семья стоит на первом месте среди психогенных факторов [Э. Г. Эйдемиллер]. Описывается систематизация кризисов периода взросления (созревания) и их возможные исходы по X. Ремшмидту.

В параграфе 1.2.1. «Психическое недоразвитие» дается определение и классификация форм умственной отсталости по Д. Н. Исаеву; причины возникновения умственной отсталости; основные направления (оси) диагностики дизонтогенетических расстройств по рекомендациям ВОЗ [И. И. Мамайчук]. Описывается клинико-психолого-педагогическая характеристика детей с легкой умственной отсталостью. Рассматриваются проблемы самооценки; полоролевой идентичности девушек с разной степенью выраженности умственной отсталости; типы родительского отношения к умственно отсталым детям; проблемы взаимоотношений в семье, имеющей взрослеющего ребенка с умственной отсталостью [Л. М. Шипицына, Д. Н.

Исаев, В. М. Сорокин, Е. В. Михайлова]. Став взрослыми, такие дети могут жить самостоятельно, обеспечивать себя материально. В наблюдении и руководстве лица с легкой интеллектуальной недостаточностью нуждаются лишь в психотравмируюших ситуациях, связанных с экономическими, личностными, социальными проблемами. Низкая социальная компетенция серьезно затрудняет и резко ограничивает социальный ролевой репертуар [И. В. Добряков, Э. Г. Эйдемиллер].

В параграфе 1.2.2. «Детский церебральный паралич» приводятся причины и формы детского церебрального паралича, классификация ДЦП К.

A. Семеновой (1974), традиционно использующаяся в нашей стране, и новая международная классификация ДЦП, принятая в Каннах в 2000 г. Дается клинико-психологическая характеристика детей с разными формами ДЦП. Описываются особенности образа тела детей с физическими дефектами [И.

B,. Поставнева] и типичные проблемы детей и подростков с церебральными параличами. Среди них: невротическая и неврозоподобная симптоматика [Е. В. Крыжко]; доминирование в сознании подростка с ДЦП телесных аномалий, что влечет за собой неадекватную самооценку и низкий уровень социальных притязаний [Г. И. Бондаренко]; сложности в сфере общения, проявляющиеся в форме вербальной и физической агрессии, неумение вступать в контакт, частые ошибки при интерпретации намерений и действий другого — взрослого или сверстника [А. И. Година, Е. В. Солдатова]; эмоциональная незрелость, зависимость, пассивность, акцентуации характера по астено-невротическому или психастеническому типу наряду с выраженной потребностью в общении, что затрудняет профессиональный выбор [Т. А. Добровольская]. По сравнению со здоровыми детьми, зависимость ребенка с церебральным параличом от окружающих людей, прежде всего от матери, нивелируется с возрастом значительно более медленными темпами. Неправильное семейное воспитание получают большинство детей с ДЦП, такое воспитание чаще носит характер гиперпротекции [И. Ю.Левченко, И. В. Добряков, и др.].

В параграфе 1.2.3. «Нарушения слухового анализатора» отмечается увеличение распространенности глухоты и тугоухости; причины и факторы нарушений слуха; специфика слуховых нарушений и вторичных изменений -недоразвития и своеобразия развития речи - у глухих и слабослышащих (тугоухих) детей. Нарушение слуха и,речевое недоразвитие влекут за собой

изменения в развитии всех познавательных процессов ребенка [Е. Г. Речицкая, Т. В. Розанова и др.], в формировании его волевого поведения, эмоций и чувств, характера. Нарушение словесного общения частично изолирует глухого от окружающих его говорящих людей, что создает трудности в усвоении социального опыта. Чем ниже уровень развития словесной речи, тем более выражены замкнутость, эмоциональные проблемы, ригидность, чувство неполноценности [Е. Ливайн]; эмоциональные и поведенческие нарушения, число невротических расстройств у детей и взрослых с нарушенным слухом в два раза выше, чем у слышащих. Обсуждается замедление развития самосознания [В. Г. Петрова, М. М. Нудельман], неустойчивость и неадекватность уровня притязаний [Т. Н. Прилепская]; личностные свойства детей с нарушенным слухом [И. М. Никольская, А. Ф. Глушков] и глухих подростков [У. Маркт]; специфика личностного развития глухих детей из семей слышащих и глухих родителей [Т. Г. Богданова, Н. В. Мазурова]; противоречивость позиций родителей по отношению к своим детям с нарушениями слуха [А. С. Спиваковская].

В главе 2 «Материал и методы исследования» дается характеристика испытуемых. Основная группа была сформирована по следующим основаниям: 1) обучение в старших классах специальных (коррекционных) учреждений; 2) интеллектуальный коэффициент в каждой группе (согласно документации ПМПК и педагогов-психологов); 3) соответствие индивидуальных возможностей подростков уровню сложности используемых методик.

Коэффициент интеллекта у подростков с умственной отсталостью (1(2) от 54 до 70 баллов, что соответствуют легкой степени умственной отсталости (Р70). У подростков с ДЦП (080-083) по 23% имеют спастическую диплегию и смешанную форму, по 20% - гиперкинетическую форму средней тяжести и атонически-астатическую форму. 14% подростков имеют: парез нижних конечностей, гиперкинез верхних конечностей, спастический гемипарез. В анамнезе многих подростков с ДЦП - перенесенные краснуха и дифтерия. Интеллектуальное развитие старшеклассников с ДЦП в показателях 1(2 по тесту Векслера не ниже 80 баллов. В группе подростков с нарушенным слухом (Н90) 70% имеют двустороннюю нейросенсорную тугоухость 3-4 степени и 30% - двустороннюю глухоту. У многих подростков с нарушенным слухом в анамнезе - перенесенная краснуха.

Интеллектуальное развитие подростков с нарушенным слухом - не ниже 90 баллов в показателях 10 по тесту Векслера. 43% подростков воспитываются слышащими родителями, 17% - слабослышащими (тугоухими) родителями, 37% - глухими родителями, и 1 человек (3%) воспитывается позднооглохшей матерью.

Каждая категория испытуемых имеет сопутствующие расстройства и заболевания.

Приводится описание процедуры исследования; психодиагностические и статистические методы обработки данных, на которых строилось диссертационное исследование.

В главе 3 «Психологическое исследование полоролевой, возрастной идентификации, системы самооценок, отношений и личностных особенностей подростков с нарушениями развития» представлены данные психологического исследования подростков с нарушенным и нормальным развитием; результаты факторного анализа; описаны психологические портреты подростков, учитывая структуру дефекта и специфику выявленных проблем.

В параграфе 3.1. «Результаты исследования полоролевой и возрастной идентификации по методике ВПР» отмечается, что для всех обследованных подростков характерно преобладание фемининности над маскулинностью. Для девушек - это норма, тогда как для юношей - это показатель некоторых трудностей полоролевой идентичности. Все подростки больше предпочитали женские портреты и меньше их отвергали, мужские портреты — больше отвергали, чем предпочитали. Однако суммарный вес мужских портретов был выше, чем женских, что свидетельствует о большей значимости мужского пола, как для юношей, так и для девушек. У подростков с умственной отсталостью обнаружено стойкое эмоционально положительное отношение к своему возрасту и полу и конфликтные отношения с родителями (женщин и мужчин родительского возраста они больше отвергали, чем предпочитали). Для этих подростков характерно явное предпочтение детских портретов, что указывает на инфантильность. Подростки с ДЦП также предпочитают портреты детей и меньше их отвергают, чем глухие и нормально развивающиеся сверстники. Юноши с ДЦП имеют противоречиво-конфликтное отношение к себе: портреты своей половозрастной группы предпочитаются и отвергаются ими почти в равной

степени. О замедлении развития адекватной полоролевой и возрастной идентичности говорит и тот факт, что юноши с ДЦП больше предпочитают портреты девочек, чем девушек своей возрастной группы, что достоверно отличает их от всех юношей нашего исследования. Для юношей и девушек с ДЦП характерна высокая значимость образа матери при противоречиво-отвергающем отношении к образу отца. У девушек с ДЦП фемининность преобладает над маскулинностью незначительно, что в сочетании с отвержением портретов мужчин разных возрастных групп указывает на проблемы полоролевой идентичности. Юноши с нарушенным слухом имеют стойкое позитивное отношение к своему полу, несмотря на противоречивое восприятие своего Я в детстве. Они - единственные среди всех испытуемых, кто предпочел мужские портреты более женских и проявил положительное отношение к значимой фигуре отца. Учитывая развитый интерес к сверстницам и молодым женщинам при низкой значимости фигуры матери, можно утверждать, что у юношей с нарушенным слухом процесс возрастной и полоролевой идентификации проходит оптимально. При многих сходных тенденциях у юношей из контрольной группы отмечается несколько больший вес предпочтения женских портретов, а также противоречиво-конфликтное отношение к образу отца.

Также было показано, что при адекватной возрастной идентичности подростки меньше предпочитают (р<0,029) и больше отвергают (р<0,024) портреты детей, выбирая портреты юношей и девушек своей возрастной группы или несколько старше. У юношей основной группы (преимущественно - ДЦП и умственно отсталых) больше выражено предпочтение портретов женщин зрелого возраста, чем у нормально развивающихся юношей (р<0,002). У девушек основной группы (преимущественно - умственно отсталых и ДЦП) больше выражено отвержение мужчин зрелого возраста, чем у нормально развивающихся девушек (р<0,00002).

В параграфе 3.2. «Результаты исследования самооценки и уровня притязаний подростков по методике Дембо-Рубинштсйн в модификации Л. М. Прихожан» подробно описывается и анализируется система самооценок и уровень притязаний подростков с нарушенным развитием по шкалам: «здоровье», «ум. способности», «характер», «авторитет у сверстников», «умение многое делать своими руками», «внешность»,

«уверенность в себе», «фигура, тело». Показано, что все подростки, кроме юношей н девушек с нарушенным слухом имеют высокий уровень притязаний и высокую самооценку. Низкий уровень притязаний (юноши -р<0,0006; девушки - р<0,00007) и системы самооценок глухих юношей (р<0,019) и девушек (р<0,008) позволяет отнести их к группе риска, поскольку низкий уровень притязаний не стимулирует человека к достижениям, а значит и к развитию. При изменении условий среды и расширении социальных контактов после окончания школы низкий уровень притязаний ограничивает возможности профессионального выбора, планирования карьеры, не дает возможности ощутить успех и сужает круг полноценного личностного общения.

При анализе величины рассогласования уровня притязаний и самооценки выявились группы риска - девушки с ДЦП и подростки с нормальным развитием. В литературе указывается, что значительное рассогласование уровня притязаний и самооценки может привести к внутриличностному конфликту, обуславливающему повышение тревожности [А. М. Прихожан], что при неблагоприятных условиях провоцирует невротические (у девушек) и патохарактерологические (у юношей) реакции, психосоматические расстройства, конфликтность во взаимоотношениях с окружающими.

Так как в основную группу вошли юноши и девушки, имеющие нарушения здоровья, и уровень притязаний по шкале «здоровье» у всех категорий подростков был одним их самых высоких, были подробно рассмотрены корреляционные связи самооценки здоровья. Высокую самооценку здоровья отметили только неслышащие и нормально развивающиеся подростки. Самооценка здоровья у подростков в норме имеет множество связей с уровнем притязаний и другими психологическими показателями, у глухих ребят - таких связей несколько меньше, у подростков с ДЦП и умственно отсталых подобные связи единичны. Поскольку нарушения у подростков с проблемами в развитии врожденные или рано приобретенные (т.е. у них не было опыта здоровой жизни), границы между здоровьем и болезнью стерты. Кроме этого, столь ограниченное число связей у подростков с нарушениями развития может быть вызвано изоляцией понятия «здоровье» в общей структуре образа «Я» вследствие включения

механизмов психологической защиты, а также неопределенностью, сложностью и абстрактностью самого понятия «здоровье».

В параграфе 3.3. «Восприятие и оценка испытуемыми подростками воспитательной практики матерей и отцов» приводятся результаты оценки юнощами и девушками с нарушенным и нормальным развитием воспитательной практики родителей. Юноши и девушки с нарушенным развитием оценивают воспитание как незаинтересованно-отстраненное, директивное, с враждебным отношением к ним, в большей или меньшей степени непоследовательное. В восприятии юношей с нарушенным развитием отцы более директивны и непоследовательны, чем матери. Отмечается, что высокими оценками по шкалам «директивносги» и «непоследовательности» подростки с нарушенным развитием сходны с лелинквентными подростками, изученными И. А. Горьковой. При оценке воспитательной практики матерей юноши и девушки с нарушенным слухом отметили враждебность, автономность и непоследовательность только низкими и средними баллами, тогда как подростков с ДЦП и умственно отсталых характеризует тенденция к высоким оценкам. Сравнительный анализ результатов показал, что родители здоровых подростков больше проявляют позитивный интерес и менее директивны во взаимоотношениях со своими взрослеющими детьми. При этом здоровые юноши, в отличие от девушек, воспринимают отношение родителей как враждебное, что может быть связано с более высокими ожиданиями родителей и жесткими требованиями соответствия общепринятым нормам по отношению к взрослеющему молодому человеку. Показано, что при высоких оценках фактора критики, характеризующих высокую заинтересованность и тотальный контроль родителя в отношении своего ребенка, дистанция в общении с этим родителем увеличивается, а с классным руководителем -уменьшается.

В параграфе 3.4. «Исследование проксемического поведения подростков по шкале СШБ» отражена проксемическая структура значимых отношений подростков с родителями, сверстниками и взрослыми. В ней проявляются личностные особенности и возрастные потребности подростков, а также значимая для Я-концепции личности специфика полоролевой идентификации юношей и девушек. Подростки с нарушенным развитием минимальную дистанцию в общении устанавливают с родителями;

максимальную - с незнакомыми взрослыми людьми. Достоверные различия у юношей основной и контрольной групп касаются средней дистанции в общении с взрослыми - у здоровых юношей она больше (р<0,042). Юноши с нарушенным слухом устанавливают более близкую дистанцию в общении с отцом (р<0,043) и с лицами своего пола (р<0,002), чем все обследованные юноши; это в полной мере отражает специфику их полоролевой идентичности. Юноши с ДЦП имеют минимальную дистанцию при взаимодействии с классным руководителем (р<0,014).

У девушек с нарушенным развитием, по сравнению со здоровыми девушками, больше дистанция в общении с матерью; с незнакомыми юношами (р<0,0009) и девушками (р<0,001), что свидетельствует о меньшей общительности и открытости. Отмечено, что эти данные подтверждаются результатами изучения свойств личности подростков по методике Кеттелла. Здоровые девушки более общительны (А+), чем девушки с нарушенным развитием (р<0,022), и более склонны к риску (Р+; при р<0,002).

При сравнении дистанции в общении у юношей и девушек нашего исследования в целом выявлены принципиальные различия по отношению к отцу (р<0,029) и по отношению к сверстникам (р<0,004) - у девушек дистанция больше, чем у юношей.

При рассмотрении структуры корреляционных связей дистанции в общении подростков с классным руководителем выявлено, что для многих старшеклассников коррекционных и массовой школ классный руководитель играет значимую роль, выполняя компенсирующую, эмоционально-стабилизирующую и направляющую функцию для полноценного развития подростков. К сокращению дистанции с классным руководителем стремятся подростки, у которых не складываются доверительные отношения с одним или обоими родителями, с недостаточной уверенностью в себе. Это подростки, считающие себя внешне привлекательными, с высокими притязаниями к развитию ума и способностей, с преобладанием фемининной полоролевой идентификации.

В параграфе 3.5. «Личностные особенности подростков с нарушениями развития» приводится таблица средних значений факторов по отдельным группам подростков (с умственной отсталостью, с ДЦП, с нарушениями слуха) и у здоровых подростков; личностный профиль подростков с нарушенным и нормальным развитием. Описываются значимые

различия между основной н контрольной группой по методике Р. Кеттелла. У подростков с нарушенным развитием меньше, чем у здоровых, выражены конфликтность 0+ (р<0,004), склонность к риску Р+ (р<0,00002), социальная активность Н+ (р<0,006), и больше проявляются исполнительность 0+ (р<0,00008), социальная нормативность (33+ (р<0,002), преобладание конкретных форм мышления В- (р<0,001). Девушки основной и контрольной групп в целом менее доминантны Е+ (р<0,000003) и социально активны Н+ (р<0,002), чем юноши, но более тревожные 0+ при (р<0,005) и зависимые от других 1+ (р<0,004). Отмечается, что хотя по напряженности и тревожности значимых различий между основной и контрольной группой не выявилось, средние значения показывают, что тревожность подростков с нарушенным развитием выше, чем у здоровых; напряженность характеризует группу подростков с ДЦП. Такие особенности личности рассматриваются как фактор риска развития пограничной нервно-психической патологии [И. М. Никольская].

В параграфе 3.6. «Исследование психофизической сферы подростков и системы значимых отношений» описываются ведущие индивидуально-личностные тенденции и преобладающие аспекты потребностной сферы, а также тревога, фрустрированность, проблемы адаптации испытуемых основной и контрольной групп. Раскрываются сходные и различные тенденции в системе значимых отношений подростков основной и контрольной групп. При обработке результатов была выстроена матрица близости корреляционных связей между отношениями к значимым понятиям, которые выразились в цветовых ассоциациях. Для подростков с умственной отсталостью наиболее близкими понятиями, отношение к которым было выражено цветом, являются: «здоровье» и «учеба» (г = 0,143), «мои проблемы» и «мои интересы» (г = 0,125), «заветная мечта» и «любовь» (г — 0,054), а понятия «деньги» и «Крутые» оказались идентичными (г = 0,000). Сильно различались понятия «Я маленький», «Я сейчас», «Я взрослый» (что говорит о слабой осознанности образа «Я»); «моя профессия» и «работа». Для подростков с ДЦП наиболее близкими к понятию «здоровье» являются: «работа» (г = 0,191), «учеба» (г = 0,039), а понятие «школа» является ему тождественным (г = 0,000). Близость понятий «мои проблемы» и «Я взрослый» (г = 0,185) отражает тревогу и переживания, связанные с взрослением. Понятия: «Я маленький», «моя семья», «деньги», «Крутые»,

«любовь» не имели близости с остальными. Подростки с нарушениями слуха и подростки, не имеющие проблем в психическом развитии, были сходны между собой в том, что практически все понятия, отношения к которым они выражали в цветовых ассоциациях, имели достаточно высокую меру близости.

В параграфе 3.7. «Факторный анализ» представлен график собственных значений для определения количества факторов; факторная структура переменных после варимакс-вращения, выявленная методом анализа главных компонент (Principal Components). Отмечается суммарная информативность трех выделенных факторов - 0,73, что является приемлемым результатом [А. И. Наследов]. Фактор 1 - «влияние отца», в соответствии с которым, можно утверждать, что в полной семье большее влияние на личностное развитие юношей и девушек имеет отец. Полученные данные рассматриваются с точки зрения возрастных задач развития подросткового и юношеского возраста, а также в контексте идеи Э. Фромма о различии материнской и отцовской любви к ребенку. Фактор 2 - «уровень притязаний», Фактор 3 - «самооценка». Указывается, что среди всех исследованных компонентов уровня притязаний и самооценки наиболее значимыми для подростков выступают «внешность», «ум, способности» и «фигура, тело». Высокие самооценки именно этих показателей становятся основой для формирования уверенности в себе.

В параграфе 3.8. «Психологические портреты подростков с нарушенным и нормальным развитием» обобщаются результаты исследования по всем показателям и выделяются специфические особенности подростков в зависимости от ведущей проблемы в структуре дефекта и половых различий.

У подростков с психическим недоразвитием основная проблема -низкий уровень развития мышления, некритичность. Поэтому, у подростков с умственной отсталостью наиболее высокие самооценки среди всех испытуемых. Для них характерно эмоционально-положительное отношение к своей половозрастной группе в сочетании с инфантилизмом и замедлением возрастной идентификации; фемининная полоролевая идентификация и отвержение образа отца вместе с высокой директивностью матери. Высокий уровень притязаний формирует стремление к доминированию, престижу, обладанию жизненными благами, независимости, однако конкретность

мышления не позволяет выстраивать долгосрочное планирование, адекватную стратегию и тактику достижения целей, прогнозировать социальную ситуацию и последствия своих поступков. Столкновение идеальных представлений с реальностью вызовет протестно-негативные реакции и социальную дезадаптацию.

У подростков с ДЦП основная проблема — двигательное и телесное несовершенство. В силу этого они зависимы от взрослых, испытывают напряженность, тревожность; не происходит своевременная переориентация со значимых взрослых на референтную группу сверстников. Для всех подростков с ДЦП характерна фиксация на детском возрасте с высокой значимостью образа матери. У юношей с ДЦП противоречиво-конфликтное отношение к своему полу и возрасту, они отвергают сверстниц, предпочитая девочек младшего возраста. Мужской пол ими больше отвергается, чем предпочитается. У девушек с ДЦП — недостаточная фемининность сочетается с трудностями позитивного восприятия мужчин — сверстников и родительского возраста. Выявлено, что юношей и мужчин отвергают подростки зависимые, послушные, низко оценивающие привлекательность своего тела. Для данных подростков характерна более близкая, чем у остальных испытуемых, дистанция в общении с взрослыми, с классным руководителем. Система самооценок характеризуется значительным рассогласованием с уровнем притязаний по большинству шкал, что провоцирует личностную неудовлетворенность, тревожность, фрустрацию. Невозможность оценить высоко столь важные в подростковом возрасте привлекательность фигуры и тела, порождает травмирующие эмоциональные переживания у подростков, что в свою очередь снижает уверенность в себе.

У подростков с нарушенным слухом основная проблема - трудности и специфичность общения. Это находит отражение в отношении к родителям и друзьям. И юноши, и девушки с нарушенным слухом имеют позитивное восприятие образа отца; с отцом самая близкая дистанция в общении и чем меньше эта дистанция, тем ниже фемининность. Процесс полоролевой и возрастной идентификации проходит оптимально. Хорошие взаимоотношения с родителями в сочетании с низким уровнем притязаний и самооценок указывают на то, что в подростковом возрасте родители не оказывают столь значимого влияния на систему самооценок, как сверстники. Подростки с нарушенным слухом — единственные среди всех испытуемых,

выбравшие для понятия «друзья» отвергаемые цвета и указавшие самый низкий уровень притязаний и самооценку по шкале «авторитет у сверстников». Низкий уровень притязаний и самооценок формируется не только из-за недостаточного влияния сверстников на личность глухих подростков, но и обусловливается личностными особенностями. У подростков с нарушенным слухом ниже, чем у всех остальных испытуемых, социальная активность, конфликтность, напряженность, зависимость от других; выше - тревожность и самоконтроль. Глухие девушки более конфликтные, тревожные, напряженные, чем юноши с таким же диагнозом, но менее общительные, эмоционально устойчивые и склонные к риску. Сдержанность в притязаниях, вынужденный отказ от реализации некоторых потребностей из-за нарушения слуха в сочетании со специфическими личностными особенностями может приводить к фиксации на психотравмирующих переживаниях, интропунитивному типу реагирования, психосоматическим расстройствам.

Здоровые подростки имеют эмоционально-положительное отношение к себе и развитый интерес к противоположному полу. Для здоровых юношей характерно противоречиво-конфликтное отношение к отцу. Воспитательная практика отца чаще, чем воспитательная практика матери, воспринимается здоровыми подростками как враждебная, хотя в целом отношение родителей к своим взрослеющим детям характеризуется высоким позитивным интересом и низкой директивностыо. Проблемной зоной многих здоровых подростков является рассогласование уровня притязаний и самооценки. Для здоровых подростков характерна общительность, социальная активность, конфликтность и склонность к риску.

В заключении подводятся итоги теоретического и эмпирического исследования, высказываются предположения о возможных проблемах дальнейшего личностного развития и социальной адаптации подростков как с нарушенным, так и с нормальным развитием, базирующиеся на полученных в исследовании результатах. Доказывается настоятельная необходимость проведения психокоррекционной работы с подростками в соответствии с определенными в исследовании мишенями - трудностями полоролевой и возрастной идентификации, противоречивым отношением к образу отца, проблемами самооценки и уровня притязаний, спецификой системы

отношений, характерной подросткам с различными вариантами дшошогснеза.

В результате диссертационного исследования были сделаны следующие выводы:

1. У всех обследованных подростков выявляется доминирование фемининностп над маскулинностью. Отмечается большая значимость мужского пола, но противоречивое отношение к мужчинам разного возраста. Все подростки отвергают портреты пожилых мужчин. У подростков с умственной отсталостью и ДЦП выявлены инфантильные тенденции и замедление процесса половозрастной идентификации. У подростков с нарушенным слухом процесс полоролевой и возрастной идентификации проходит оптимально.

2. Все подростки, кроме юношей и девушек с нарушенным слухом имеют высокий уровень притязаний и высокую самооценку. Высокую самооценку здоровья отметили только неслышащие и нормально развивающиеся подростки. По данным корреляционного анализа самооценка здоровья у подростков в норме имеет множество связей с другими психологическими показателями, у глухих ребят таких связей несколько меньше, у ребят с ДЦП и умственно отсталых подобные связи единичны.

Выявились группы риска: первая - девушки с ДЦП и подростки с нормальным развитием, имеющие значительное рассогласование уровня притязаний и самооценки; вторая глухие подростки, имеющие низкий уровень притязаний и самооценок.

3. Подростки с нарушенным развитием воспринимают воспитание родителей как незаинтересованно-отстраненное, директивное, с враждебным отношением к ним, в большей или меньшей степени непоследовательное. В восприятии юношей с нарушенным развитием отцы более директивны и непоследовательны, чем матери. По данным сравнительного анализа родители нормально развивающихся подростков больше проявляют позитивный интерес и менее директивны в отношениях с ними. При высоких оценках фактора критики дистанция в общении с этим родителем увеличивается, а с классным руководителем - уменьшается.

4. Минимальная дистанция у подростков с нарушенным развитием наблюдается н общении с родителями; максимальная дистанция - с

незнакомыми мужчинами и женщинами. У девушек с нарушенным развитием, по сравнению со здоровыми девушками, больше дистанция в общении с матерью; с незнакомыми юношами и девушками, что свидетельствует о меньшей общительности и открытости.

Классный руководитель может выполнять компенсирующую функцию для подростков, у которых не складываются близкие доверительные отношения с родителями (или с одним из них). У подростков с ДЦП самая близкая (по сравнению с остальными группами подростков) дистанция в общении с классным руководителем.

5. У подростков с нарушенным развитием меньше, чем у здоровых, выражены социальная активность, конфликтность, склонность к риску и больше проявляются социальная нормативность, исполнительность, преобладание конкретных форм мышления. Девушки основной и контрольной групп в целом менее доминантны, чем юноши, но более тревожные и зависимые от других.

6. На основе факторного анализа выявлены: Фактор / - «влияние отца» (в полной семье большее влияние на личностное развитие юношей и девушек имеет отец). Фактор 2 - «уровень притязаний» и Фактор 3 - «самооценка» показывают, что наиболее значимыми для подростков выступают «внешность», «ум, способности» и «фигура, тело». Высокая самооценка именно этих характеристик является базой для формирования уверенности в себе.

7. В соответствии с результатами исследования определены мишени для психокоррекционной работы:

С умственно отсталыми подростками - замедление возрастной идентификации; фемининность юношей; отвержение образа отца; неадекватно завышенный уровень притязаний.

С подростками с ДЦП - рассогласование уровня притязаний и системы самооценок; отношение к телу, тревожность. У юношей с ДЦП -противоречиво-конфликтное отношение к своему полу и возрасту. У девушек с ДЦП - недостаточная фемининность; трудности позитивного восприятия юношей и мужчин зрелого возраста.

^ С подростками с нарушенным слухом - низкий уровень притязаний и система самооценок; отношение к друзьям; пассивность; тревожность.

Со здоровыми подростками - рассогласование уровня притязаний и системы самооценок; противоречиво-конфликтное отношение к отцу у юношей.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях автора:

1. Кокоренко В. Л. Особенности образа «Я» и системы отношений умственно отсталых подростков // Молодежь и нравственное здоровье общества: проблемы выживания и развития: тезисы докладов и сообщений Российской межрегиональной студенческой конференции. - СПб: Изд. Администрации СПб - 1997, с. 59-63.; 0,3 п.л.

2. Кокоренко В. Л., Никольская И. М. Самооценка и образ «Я» умственно отсталых подростков // Социальный потенциал возрождения России: Сб. научно-практических и методических материалов / под ред. Е. В. Иванова и Г. Л. Бардиер - СПб: Изд. Петровского колледжа - 1997, с. 78-85; 1,0/0,5 п.л.

3. Кокоренко В. Л. Беккер О. Ю. Сравнительный анализ значимых проблем и переживаний подростков специальной и массовой школ // Практическая психология в школе (цели и средства): Сб. тезисов — СПб: Изд. ГП «Иматон» - 1998, с. 89-90.; 0,2/0,1 п.л.

4. Кокоренко В. Л. Проблемы психосоциальной адаптации подростков с интеллектуальной недостаточностью // Социальная и психологическая поддержка населения как важнейший фактор управления человеческими ресурсами: тезисы докладов Всероссийской научно-практической конференции - СПб: Изд. Администрации СПб - 1998, с. 69-71.; 0,2 п.л.

5. Кокоренко В. Л., Беккер О. Ю. Проблемы и переживания умственно отсталых школьников // Социальная адаптация детей и молодежи. Часть 2: Сб. научно-практических и методических материалов / под ред. С. А. Расчетиной - СПб: Изд. Петровского колледжа - 1998, с. 47-53.; 0,4/0,2 п.л.

6. Кокоренко В. Л. Особенности половой идентификации умственно отсталых девочек-подростков // Женский вопрос в контексте национальной культуры: тезисы докладов международной научно-практической конференции - СПб: Изд. Комитета по науке и высшей школе Администрации СПб. - 1998, с. 74-75.; 0,1 п.л.

7. Кокоренко В. Л. Особенности «Я-концепцйи», половой идентификации и системы отношений девочек-подростков с интеллектуальной

недостаточностью // Женский вопрос в контексте национальной культуры. Психологический подход, выпуск 4: Сб. научных трудов — СПб: Изд. Министерства образования РФ - 2000, с. 49-57.; 0,5 п.л.

8. Кокоренко В. Л. Использование мультимедийных форм арт-терапии в подготовке специалистов для работы с детьми, имеющими проблемы в развитии // Творческая реабилитация детей, подростков и молодых людей с особыми потребностями: материалы международной научно-практической конференции - СПб: Изд. ГАООРДИ - 2001, с. 44-47.; 0,25 п.л.

9. Кокоренко В. Л., Никольская И. М. Я-концепция у подростков с отдельными вариантами нарушений психического развития И Актуальные вопросы детской социальной и клинической психиатрии, психологии и психопрофилактики: материалы научно-практической конференции / под ред. Л. П. Рубиной, И. В. Макарова - СПб: Изд. Комитета по здравоохранению Администрации СПб. - 2002, с. 76-77.; 0,15/0,1 п.л.

10. Кокоренко В. Л. Арт-терапия в школе как средство коррекции Я-концепции подростков и юношей с проблемами в развитии // Кризис и школа: материалы региональной научно-практической конференции по детской психиатрии, психотерапии и психологии / под ред. Л. П. Рубиной, И. В. Макарова - СПб: Изд. Комитета по здравоохранению Администрации СПб. - 2003, с. 68-70.; 0,2 п.л.

11. Кокоренко В. Л., Сорокин В. М. Практикум по специальной психологии: учебно-метод. Пособ. / под научн. ред. Л. М. Шипицыной. - СПб: Изд. «Речь» - 2003, 122 е.; 7,5/2,0 п.л.

12. Кокоренко В. Л. Технология коррекции Я-концепции у подростков // Семья XXI века: материалы международной научно-практической конференции. - Калининград: Изд. Янтарный сказ. - 2004, с. 282-285.; 0,25 п.л.

13. Кокоренко В. Л. Особенности системы отношений у подростков с ограниченными возможностями в развитии // Развитие специальной (коррекционной) психологии в изменяющейся России: материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения — 2005» // под ред. Л. А. Цветковой, Л. М. Шипицыной - СПб: Изд. С.-Петербургского университета -2005, с. 242-243.; 0,1 п.л.

14. Кокоренко В. Л. Самооценка и уровень притязаний старшеклассников с отдельными видами дизонтогенеза // Психология XXI века: материалы

международной межвузовской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов // под ред. В. Б. Чеснокова - СПб: Изд. С.-Петербургского университета. - 2005, с. 140-142.; 0,2 п.л.

15. Кокоренко В. Л. Особенности полоролевой идентификации у подростков с общим психическим недоразвитием и дефицитарным типом дизонтогенеза // Вопросы психического здоровья детей и подростков (научно-практический журнал психиатрии, психологии, психотерапии и смежных дисциплин) -Москва, 2005 (5), № 2, с. 105-109.; 0,3 п.л.

16. Кокоренко В. Л. Проблемы детско-родительских отношений в семьях подростков с нарушениями психического развития // Психотерапия в системе медицинских наук в период становления доказательной медицины: Сб. научных материалов - СПб: Изд. СПб ПНИ им. В. М. Бехтерева - 2006 (февраль), с. 125-126.; 0,1 п.л.

Подписана в печать 26.05.2006 г.

Объем 1,5 усл.печ.л. Тираж 100 экз. Заказ N560.

Тип."Издательский дом СПбМАПО".

191015,г.Санкт-Петербург, ул.Кирочная, д.41

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Кокоренко, Виктория Леонидовна, 2006 год

Введение

Глава 1. Литературный обзор

1.1. Психология подростка

1.1.1. Физический облик подростка и половое созревание

1.1.2. Основные психологические новообразования подросткового возраста

1.1.3. Понятие идентичности

1.1.4. Полоролевая и возрастная идентификация

1.1.5. Самооценка в структуре самосознания подростков

1.1.6. Влияние родителей на личность подростков

1.1.7. Подростковый возраст как фактор нарушений психического здоровья

1.2. Клинико-психологическая характеристика отдельных вариантов нарушений психического развития

1.2.1. Психическое недоразвитие

1.2.2. Детский церебральный паралич

1.2.3. Нарушения слухового анализатора

Глава 2. Материал и методы исследования

2.1. Характеристика испытуемых

2.2. Процедура исследования

2.3. Методы исследования 92 2.3.1. Методы психодиагностики

2.3.1.1.Методика «Возраст. Пол. Роль.» (ВПР)

Э. Г. Эйдемиллера, В. Юстицкиса, С. В. Кудрявцевой

2.3.1.2. Многофакторный личностный опросник Р. Кеттелла юношеский вариант - 14 PF)

2.3.1.3. Методика самооценки Дембо-Рубинштейн в модификации А. М. Прихожан

2.3.1.4. Методика «Подростки о родителях» (ПоР)

JI. И. Вассермана, И. А. Горьковой, Е. Е. Ромициной

2.3.1.5. Шкала CIDS для исследования проксемического поведения подростков

2.3.1.6. Метод цветовых выборов (Модифицированный тест Люшера)

2.3.1.7. Цветовой тест отношений (ЦТО) 2.3.2. Методы обработки данных

Глава 3. Психологическое исследование полоролевой, возрастной идентификации, системы самооценок, отношений и личностных особенностей подростков с нарушениями развития

3.1. Результаты исследования полоролевой и возрастной идентификации по методике ВПР

3.2. Результаты исследования самооценки и уровня притязаний подростков по методике

Дембо-Рубинштейн в модификации А. М. Прихожан

3.3. Восприятие и оценка испытуемыми подростками воспитательной практики матерей и отцов

3.4. Исследование проксемического поведения подростков по шкале CIDS

3.5. Личностные особенности подростков с нарушениями развития

3.6. Исследование психофизической сферы подростков и системы значимых отношений

3.7. Факторный анализ

3.8. Психологические портреты подростков с нарушенным и нормальным развитием

Введение диссертации по психологии, на тему "Полоролевая, возрастная идентификация и система самооценок у подростков с отдельными вариантами нарушений психического развития"

Актуальность проблемы. Проблема психического здоровья детей и подростков относится к разряду актуальных и социально значимых для современной России. Учитывая все возрастающее число детей и подростков, имеющих нарушения психофизического развития [9,49,81,82,122], проблема профилактики вторичных нарушений психики становится особенно острой. Дети с врожденными или рано приобретенными нарушениями здоровья, приводящими к отклонению от нормального хода развития, фактически всю жизнь находятся не только в болезненном состоянии, но и в специфических условиях общения и воспитания, которые в свою очередь приводят к своеобразию личностного развития [76,82,92,122,134]. Вступая в пубертатный период, который, сам по себе может являться фактором патогенетическим [53,54,67,68,71,78,114], подростки с нарушенным развитием часто не в состоянии самостоятельно справиться с происходящими телесными, психическими и личностными изменениями, соответствовать возрастающим социальным требованиям. Актуальные задачи возрастного развития - поиск идентичности, переход от детских самооценок, сформированных под влиянием значимых взрослых к системе зрелой самооценки, развивающейся на основе реальных собственных достижений и мнения сверстников, изменение референтной группы общения [2,4,67,106,109,112,114,135,138,141] - становятся тяжким испытанием для психики подростка с нарушенным развитием. Неизбежно возникающие при этом конфликты, стрессовые ситуации, проявления специфически подростковых поведенческих реакций усиливаются и искажаются острыми эмоциональными переживаниями своей неполноценности. Хроническая психическая травматизация, особенно на фоне негармоничного воспитания, может играть роль предиспонирующего фактора для острых аффективных реакций, вызывать неврозы и обусловливать психопатические развития на фоне акцентуаций характера [23,49,54,67,68,71,78,92,114,140].

Указанные выше проблемы, сопровождающие развитие подростков с нарушениями здоровья на этапе взросления, а также недостаточное изучение по данным литературы процессов становления самосознания, актуальных личностных изменений вызывают необходимость более детального исследования этих вопросов. Цель исследования.

Изучение взаимосвязи полоролевой, возрастной идентификации и системы самооценок с восприятием воспитательной практики родителей, проксемическим поведением и личностными особенностями подростков с отдельными вариантами нарушений психического развития. Конкретные задачи.

1. Изучить особенности полоролевой и возрастной идентификации подростков с нарушенным развитием.

2. Исследовать систему самооценок и уровень притязаний подростков.

3. Проанализировать восприятие воспитательной практики родителей с точки зрения подростков

4. Описать систему значимых отношений и ее отражение в проксемическом поведении подростков.

5. Изучить личностные особенности подростков.

6. Сравнить все вышеуказанные показатели у подростков с нарушениями развития с учетом пола, а также варианта нарушенного развития и здоровых подростков.

7. Определить мишени для психокоррекционной работы в лечебно-профилактических целях с учетом структуры дефекта, значимых проблем и выявленных особенностей.

Объект исследования.

Основную группу составили 90 подростков с нарушенным развитием в возрасте 14-18 лет, обучающихся в специальных (коррекционных) образовательных учреждениях Санкт-Петербурга. Среди них: 30 - с легкой умственной отсталостью (F70), 30 - с детским церебральным параличом

G80-G83), 30 - с нарушениями слухового анализатора (Н90). В контрольную группу вошли 67 здоровых подростков, обучающихся в массовой школе.

Предмет исследования.

Полоролевая и возрастная идентификация, система самооценок и их связь с проксемическим поведением и личностными характеристиками подростков, особенностями восприятия воспитательной практики родителей.

Гипотезы исследования.

1. У подростков с нарушенным развитием адекватная полоролевая и возрастная идентификация формируется медленнее, чем у подростков в норме.

2. У подростков с нарушенным развитием существуют специфические особенности системы самооценок и склада личности, отношений с родителями, формирующиеся в условиях воспитания, вызванных дефектом.

3. Особенности полоролевозрастной идентификации, специфика взаимоотношений с окружающими будут проявляться в проксемическом поведении подростков.

Научная новизна и теоретическое значение работы.

В диссертационной работе на основании количественного и качественного анализа эмпирического материала впервые: 1. Проводится сравнительное исследование специфических особенностей полоролевой и возрастной идентификации, системы самооценок и отношений, личностных особенностей подростков с различными вариантами нарушений психического развития: с общим психическим недоразвитием и дефицитарным типом дизонтогенеза. Рассматривается отражение ведущего дефекта (интеллектуальной недостаточности, телесно-двигательного дефекта, речи и общения) в специфике полоролевой, возрастной идентификации, системе самооценок и отношений, личностных особенностях подростков. Описаны психологические портреты подростков с нарушенным развитием.

2. Описывается опыт применения опросника «Подростки о родителях» (ПоР) и шкалы CIDS для изучения проксемического поведения у подростков с нарушенным развитием. Подростки воспринимают воспитательную практику матери и отца как незаинтересованно-отстраненную, директивно-враждебную и непоследовательную. Проксемическое поведение подростков зависит от пола, возраста и отношения к партнеру. Выявлена близкая дистанция в общении с классным руководителем у подростков, конфликтующих с родителями.

3. Исследована полоролевая и возрастная идентификация у подростков с общим психическим недоразвитием и дефицитарным типом дизонтогенеза. Обнаружена связь полоролевой, возрастной идентификации и системы самооценок с влиянием семьи, проксемическим поведением и личностными особенностями подростков.

4. Исследована дифференцированная система самооценок и уровня притязаний; показана ее связь со структурой дефекта. Описана специфика самооценки здоровья у подростков с нарушенным и нормальным развитием.

5. Применен корреляционный анализ для установления меры близости пар стимульных понятий цветового теста отношений.

Представленные в работе материалы:

Существенно расширяют знания о полоролевой и возрастной идентификации, дифференцированной системе самооценок, личностных особенностях и отношении подростков с различными вариантами нарушенного развития к воспитательной практике родителей.

Акцентируют значимость влияния отца на личностное развитие подростков.

S Подчеркивают важность близких личностных взаимоотношений подростков с нарушенным развитием с классным руководителем. S Предлагают комплекс методик для изучения и оценки развития личности, значимых проблем и трудностей, возникающих у юношей и девушек с нарушениями в развитии на этапе взросления.

Положения, выносимые на защиту.

1. Для подростков с нарушенным развитием характерны трудности полоролевой и возрастной идентификации. У девушек и юношей фемининность преобладает над маскулинностью. Эмоциональное отношение к своему полу и возрасту неоднозначное; характерны инфантильная фиксация на детском возрасте и замедление процесса психологического отделения от родителей. Для диагностики полоролевой и возрастной идентичности подростков представляется целесообразным выявлять не только эмоциональное отношение к своей половозрастной группе, но и отношение к младшей возрастной группе, а также позитивное / негативное восприятие образа отца как значимой фигуры для адекватной полоролевой идентификации юношей и в качестве обобщенного образа мужчины для девушек, идентифицирующихся с фемининной половой ролью.

2. В подростковом возрасте значимо возрастает влияние отца на развитие у юношей и девушек уверенности в себе, полоролевую, возрастную идентификацию и систему самооценок.

3. У подростков с нарушенным развитием не формируется внутренняя картина здоровья. Самооценка здоровья у подростков с ДЦП и с умственной отсталостью изолируется, не имеет связи с уровнем притязаний и другими показателями, тогда как у неслышащих и нормально развивающихся подростков самооценка здоровья включена в систему самооценок и уровень притязаний.

4. В подростковом возрасте в системе самооценок наиболее важными являются самооценки ума, способностей; внешности; фигуры и тела. Система самооценок подростков с нарушенным развитием отражает значимые проблемы личности, связанные с дефектом и его компенсацией.

5. Подростки с нарушенным развитием воспринимают воспитание родителей как незаинтересованно-отстраненное, директивное, с враждебным отношением к ним, в большей или меньшей степени непоследовательное. В восприятии юношей с нарушенным развитием отцы более директивны и непоследовательны, чем матери.

6. Дистанция в общении подростков с нарушенным развитием определяется полом и возрастом партнера по общению, фактором знакомства, а также сложившимися отношениями (при доброжелательных отношениях дистанция уменьшается, при напряженных отношениях -увеличивается). Классный руководитель может являться замещающим объектом и выполнять компенсирующую функцию для подростков, у которых не складываются близкие доверительные отношения с одним или обоими родителями.

Практическая значимость и апробация диссертационной работы.

Результаты диссертационной работы могут быть использованы: S При подготовке медицинских психологов, врачей (педиатров, психиатров и психотерапевтов), педагогов-психологов, работающих в специальных (коррекционных) образовательных учреждениях, педагогов-дефектологов, социальных педагогов и социальных работников. S В работе с подростками с нарушенным развитием и их семьями на уровнях: психологической диагностики, психологического консультирования, психологической коррекции и психотерапии. S Для психологического просвещения родителей, педагогов и других заинтересованных лиц с целью повышения эффективности взаимодействия с подростками с нарушенным развитием, а также оказания им своевременной психологической поддержки.

На основании материалов исследования подготовлены разделы и темы, практические занятия учебных курсов «Клиническая психология», «Специальная психология», «Психология лиц с умственной отсталостью», «Технологии работы с детьми с нарушенным развитием», «Арт-методы в работе психолога» для студентов и слушателей отделений переподготовки и повышения квалификации: Санкт-Петербургского государственного института психологии и социальной работы, Института специальной педагогики и психологии международного университета семьи и ребенка им.

Рауля Валленберга, Русской христианской гуманитарной академии, международного центра профессионального мастерства «Вайнеде» г. Риги.

Результаты работы доложены и обсуждены на: Российской межрегиональной студенческой конференции «Молодежь и нравственной здоровье общества: проблемы выживания и развития», Санкт-Петербург, 1997; Международной научно-практической конференции «Социальная адаптация детей и молодежи», Санкт-Петербург, 1998; Международной научно-практической конференции «Творческая реабилитация детей, подростков и молодых людей с особыми потребностями», Санкт-Петербург, 2000; заседании общества «Психическое здоровье детей и подростков», Санкт-Петербург, 2003; Международной научно-практической конференции «Семья XXI века», г. Калининград, 2004; заседании кафедры детской психиатрии и психотерапии СПб МАПО, 2006; заседании проблемной комиссии «Нервные и психические болезни» СПб МАПО 2006.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. У всех обследованных подростков выявлено доминирование фемининности над маскулинностью, что указывает на определенные трудности полоролевой идентификации как у юношей с нарушенным развитием, так и у здоровых юношей. Большинство подростков при выборе чаще предпочитает женские портреты, меньше их отвергает, тогда как мужские портреты чаще отвергаются, чем предпочитаются. Однако суммарный балл весовых коэффициентов мужских портретов выше, чем женских, что указывает на большую значимость мужского пола и противоречивое отношение к мужчинам разного возраста. Все подростки отвергают портреты пожилых мужчин. Эмоциональное отношение к своей половозрастной группе большей частью положительное, кроме юношей с ДЦП. У подростков с умственной отсталостью и ДЦП выявлены инфантильные тенденции и замедление процесса половозрастной идентификации. У подростков с нарушенным слухом процесс полоролевой и возрастной идентификации проходит оптимально.

2. Все подростки, кроме юношей и девушек с нарушенным слухом имеют высокий уровень притязаний и высокую самооценку. Низкие показатели уровня притязаний и системы самооценок позволяет отнести глухих подростков к группе риска. Высокую самооценку здоровья отметили только неслышащие и нормально развивающиеся подростки, при том что высокие притязания по этой шкале имеют все группы испытуемых. Корреляционный анализ показал, что самооценка здоровья у подростков в норме имеет множество связей с другими психологическими показателями, у глухих ребят таких связей несколько меньше, у ребят с ДЦП и умственно отсталых подобные связи минимальны. При анализе величины рассогласования уровня притязаний и самооценки также выявились группы риска - девушки с ДЦП и подростки с нормальным развитием. Значительное рассогласование уровня притязаний и самооценки может привести к внутриличностному конфликту, обуславливающему повышение тревожности, что при неблагоприятных условиях провоцирует невротические (у девушек) и патохарактерологические (у юношей) реакции, психосоматические расстройства, конфликтность во взаимоотношениях с окружающими.

3. Подростки с нарушенным развитием воспринимают воспитание родителей как незаинтересованно-отстраненное, директивное, с враждебным отношением к ним, в большей или меньшей степени непоследовательное. Принципиальных различий в оценке воспитательной практики отца и матери не выявлено. В восприятии юношей с нарушенным развитием отцы более директивны и непоследовательны, чем матери. Сравнительный анализ результатов показал, что родители нормально развивающихся подростков больше проявляют позитивный интерес и менее директивны во взаимоотношениях с ними. Показано, что при высоких оценках фактора критики, характеризующих высокую заинтересованность и тотальный контроль родителя в отношении своего ребенка, дистанция в общении с этим родителем увеличивается, а с классным руководителем - уменьшается.

4. Проксемическое поведение подростков отражает существующую структуру значимых отношений с родителями, сверстниками и взрослыми. В нем проявляются личностные особенности и возрастные потребности подростков, а также значимая для Я-концепции личности специфика полоролевой идентификации юношей и девушек. Минимальная дистанция у подростков с нарушенным развитием - в общении с родителями, максимальная - с незнакомыми мужчинами и женщинами. У девушек с нарушенным развитием, по сравнению со здоровыми девушками, больше дистанция в общении с матерью и с незнакомыми юношами и девушками, что свидетельствует о меньшей общительности и открытости.

Классный руководитель может выполнять компенсирующую функцию для подростков, у которых не складываются близкие доверительные отношения с родителями (или с одним из них). У подростков с ДЦП самая близкая (по сравнению с остальными группами подростков) дистанция в общении с классным руководителем.

5. При исследовании личностных особенностей подростков были установлены значимые различия между основной и контрольной группой. У подростков с нарушенным развитием меньше, чем у здоровых, выражены социальная активность, конфликтность, склонность к риску и больше проявляется социальная нормативность, исполнительность, преобладание конкретных форм мышления. Девушки основной и контрольной групп в целом, менее доминантны, чем юноши, но более тревожные и зависимые от Других.

6. В результате факторного анализа были выделены 3 фактора, имеющие наибольшую информативность. Фактор 1 - «влияние отца», в соответствии с которым, можно утверждать, что в полной семье большее влияние на личностное развитие юношей и девушек имеет отец. 2 Фактор - «уровень притязаний», а 3 Фактор - «самооценка». Среди всех исследованных компонентов уровня притязаний и самооценки наиболее значимыми для подростков выступают «внешность», «ум, способности» и «фигура, тело». Высокая самооценка именно этих характеристик является базой для формирования притязаний к уверенности в себе.

7. Подростки с нарушенным развитием выбирали в качестве предпочитаемых красный, зеленый, желтый и фиолетовый цвета; здоровые подростки - желтый и красный. Черный и коричневый цвета отвергались всеми, кроме глухих подростков. Глухие подростки отвергали пары: желтый и коричневый, желтый и серый. При построении матрицы близости корреляционных связей между отношениями к значимым понятиям, выраженными в цветовых ассоциациях, было показано, что у неслышащих и здоровых подростков почти все пары характеризуются высокой мерой близости, тогда как у умственно отсталых подростков только половина, что связано с низким уровнем осознания. Для подростков с ДЦП характерно отсутствие близости проблемных для личности понятий с остальными стимулами.

8. В соответствии с результатами исследования, определены мишени для психокоррекционной работы: С умственно отсталыми подростками - замедление возрастной идентификации; фемининность юношей; отвержение образа отца; неадекватно завышенный уровень притязаний. S С подростками с ДЦП - рассогласование уровня притязаний и системы самооценок; отношение к телу, тревожность. У юношей с ДЦП -противоречиво-конфликтное отношение к своему полу и возрасту. У девушек с ДЦП - недостаточная фемининность; трудности позитивного восприятия юношей и мужчин зрелого возраста. / С подростками с нарушенным слухом - низкий уровень притязаний и система самооценок; отношение к друзьям; пассивность; тревожность. / Со здоровыми подростками - рассогласование уровня притязаний и системы самооценок; противоречиво-конфликтное отношение к отцу у юношей.

РЕКОМЕНДАЦИИ

В соответствии с определенными по результатам исследования психокоррекционными мишенями, нами были сформулированы некоторые рекомендации.

Прежде всего, отметим, что в большинстве своем выявленные трудности и проблемы подростков с нарушенным развитием могут проявляться в менее острой форме, сглаживаться, если проводить соответствующую психопрофилактическую работу [90].

В психокоррекционной работе с замедлением возрастной идентификации представляется целесообразным обсуждать с подростками и их родителями основные этапы возрастного развития, уделяя особое внимание телесным и психологическим изменениям, изменяющимся взаимоотношениям с близкими, возрастающим социальным требованиям, правам и обязанностям личности в том или ином возрасте. Важно выбирать нестандартные, привлекательные для подростков формы работы, например сочинение истории на тему «Мой отец в 14 лет», основанное на предварительной беседе с отцом; изготовление коллажа [55] с I использованием своих фотографий на тему «Я через 5 лет» и т.д.

Наибольшую трудность и сложность в аспекте профилактики и коррекции представляет работа с противоречивым или негативным восприятием образа отца, в связи с тем, что подобное восприятие является результатов взаимовлияния разных факторов, многие из которых не осознаются. В этой ситуации наиболее приемлемым мы считаем индивидуальное или семейное консультирование.

Профилактика и коррекция трудностей полоролевой идентификации также достаточно сложна. Во-первых, оттого, что начало формирования полоролевой идентичности происходит в дошкольном возрасте и самым тесным образом связано с семьей, с восприятием матери и отца [40] как первичных эталонных моделей фемининной и маскулинной идентификации. Во-вторых, трудности полоролевой идентификации - это, во многом, результат доминирования женщин, женского начала в воспитании и образовании детей и подростков. В-третьих, полоролевая идентификация самым тесным образом связана с существующими в общественном сознании социальными стереотипами фемининности и маскулинности. И как было отмечено в нашей работе, современный этап общественного развития характеризуется тенденцией к изменениям традиционно понимаемых полоролевых стереотипов, что приводит к размыванию границ между фемининным и маскулинным поведением, и, соответственно, к трудностям полоролевой идентификации детей и подростков. В подростковом возрасте, когда в связи с новым этапом развития самосознания происходит переосмысление сложившихся ранее представлений о себе, обновление и переструктурирование Я-концепции [108], можно стимулировать интерес юношей и девушек к пониманию полоролевых стереотипов. Необходимо помогать подросткам осознавать собственные фемининные и маскулинные поведенческие проявления, фиксировать, как воспринимают эти проявления окружающие, находить конкретные способы развития соответствующих полоролевых поведенческих стереотипов. Для решения этих задач можно использовать элементы групповой дискуссии, анализ и осмысление транслируемых полоролевых стереотипов кумирами молодежной массовой культуры, целенаправленную индивидуальную работу с юношами и девушками по созданию и апробированию нового имиджа с усилением черт женственности (мужественности). Принимая во внимание большую значимость мужского пола, как для юношей, так и для девушек, мы считаем, что более эффективным в решении поставленных задач может оказаться мужчина-психолог, психотерапевт, или мужчина и женщина - специалисты, работающие совместно.

Работа с трудностями полоролевой идентификации должна сочетаться с помощью подросткам в создании привлекательного образа тела и внешности, поскольку именно эти характеристики, как было показано в нашем исследовании, являются наиболее значимыми для формирования уверенности в себе. Здесь возможно применение телесно-ориентированных техник, разнообразных арт-терапевтических упражнений [119,196], связанных с вниманием к внешнему облику и телу (например, упражнение «Силуэты», изготовление головных уборов, боди-арт). В развитии ума и способностей, которые также значимы для ребят в этом возрасте, могут оказаться полезными полноценно проведенная рефлексивная работа по итогам арт-терапии; адаптированные к возможностям подростков с нарушениями программы развития творческого мышления; терапия творческим самовыражением (по М. Е. Бурно) [111].

К коррекции уровня притязаний и самооценки, по-нашему мнению, следует подходить опосредованно, через дифференциацию Я-концепции подростков и' обучение способам оценки результата деятельности, успехов и достижений. Поскольку в подростковом возрасте значимым является мнение сверстников и референтной группы, возможен путь от коллективных достижений к оценке индивидуального вклада каждого в общее дело, с последующим развитием уровня притязаний и планированием личного успеха. Могут использоваться техники визуализации, проективные рисунки с использованием техники направленных вопросов (например, рисунок на тему «Я на волне успеха»).

В работе с тревожностью нам представляется целесообразным опираться на1 разработанные многими авторами и успешно использующиеся подходы и способы (развитие внимания к своим чувствам и переживаниям, вербализация и визуализация тревоги, обучение навыкам саморегуляции состояний, расширение репертуара копинг-стратегий и т.д.).

Отметим, что для высокой эффективности работы все психопрофилактические и психокоррекционные программы для подростков с нарушенным развитием должны учитывать структуру дефекта, возрастные потребности и психологические задачи развития, специфику общения и взаимодействия современных юношей и девушек.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Неустойчивая или низкая самооценка, неуверенность в себе; малоадаптивные стререотипы общения и прогнозирования как своего поведения, так и окружающих; смешение полоролевых поведенческих ориентаций; нарушенные отношения с родителями - типичные проблемы подросткового возраста, наиболее часто приводящие к социальной дезадаптации [1,2,13,17,20,34,104,109,114]. По мнению многих авторов, состояние эмоционального напряжения, в основе которого лежат неразрешимые конфликты, переживания тревоги, страха, одиночества, вины, неполноценности - является ведущим патогенетическим механизмом развития пограничных нервно-психических расстройств

6,10,41,45,50,69,88,140]. У подростков с нарушениями здоровья и развития риск этих расстройств многократно увеличивается не только вследствие особых условий общения и воспитания, сложившихся из-за дефекта, проблем пубертатного периода, но и травмирующих переживаний, связанных с осознанием своего отличия от здоровых сверстников.

Возрастные задачи развития [2,4,67,106,109,112,114,135,138,141], неизбежно встающие перед подростками с нарушениями здоровья, вызывают необходимость изучения процессов становления самосознания, актуальных личностных изменений.

Полоролевая идентификация, являясь одним из звеньев структуры самосознания, несет в себе ценностные ориентации человека на свой пол как социальную роль, как сексуальную потенцию и сексуальное поведение, а также включает психологическое признание идентичности со своим полом в физическом, социальном и психологическом плане. В аспекте профилактики личностных и поведенческих нарушений крайне важным представляется адекватное психическое самосознание себя как мужчины или женщины определенного возраста. Депривация человека со стороны его половой и возрастной принадлежности приводит к эмоциональному напряжению, фрустрации и неврозам [87].

Нами изучена полоролевая и возрастная идентификация подростков с нарушениями развития: умственной отсталостью, церебральными параличами, нарушениями слуха. Выявлено, что у юношей и девушек фемининность преобладает над маскулинностью. По нашему мнению трудности маскулинной полоролевой идентичности юношей связаны с тем, что воспитание детей в семье и школе осуществляют, в основном, женщины. Недостаток мужского влияния, отсутствие в кругу непосредственного общения подростков взрослых мужчин, которые могут являться моделью для полоролевой идентификации, затрудняет своевременное формирование одной из самых важных составляющих в стуктуре Я-концепции личности -полоролевой идентичности. На важность роли мужчины, отца в развитии юношей и девушек указывает и больший суммарный весовой коэффициент предпочтения и отвержения мужских портретов. Результаты факторного анализа позволяют говорить о значимости влияния образа отца на систему самооценок и формирование уверенности в себе у подростков обоих полов. По данным нашего исследования у подростков с умственной отсталостью и с церебральными параличами проявляется инфантильная фиксация на детском возрасте и замедляется процесс психологического отделения от родителей. При этом у большинства подростков с матерью более близкие и эмоционально-позитивные отношения, тогда как с отцом - противоречивые, конфликтные, окрашенные в том числе и негативными эмоциями. В нашем исследовании исключением в отношении к образу отца стали подростки с нарушенным слухом. У глухих юношей четко выражено эмоционально-положительное отношение не только к отцу, но и к мужскому полу в целом. У глухих девушек отношение к отцу - амбивалентное, сочетающее различные эмоциональные проявления, но бесспорно - значимое.

Также было показано, что при адекватной возрастной идентичности подростки меньше предпочитают и больше отвергают портреты детей, выбирая портреты юношей и девушек своей возрастной группы или несколько старше.

Таким образом, для диагностики полоролевой и возрастной идентичности подростков представляется целесообразным выявлять не только эмоциональное отношение к своей половозрастной группе, но и отношение к младшей возрастной группе, а также позитивное / негативное восприятие образа отца как крайне значимой фигуры для адекватной полоролевой идентификации юношей и в качестве обобщенного образа мужчины для девушек, идентифицирующихся с фемининной половой ролью.

Самооценка как центральное образование личности в значительной степени определяет ее социальную адаптацию, являясь регулятором поведения и деятельности. Формирование самооценки происходит в процессе деятельности и межличностного взаимодействия, и социум оказывает важное влияние на этот процесс [13,52]. Самооценка растет, когда «Я» оказывается для кого-то значимым. В подростковом возрасте, когда, по мнению А. Н. Леонтьева происходит «второе рождение» личности, самооценки, сформированные под влиянием значимых взрослых, пересматриваются. Новая система самооценок подростка зависит от собственной оценки реальных достижений и мнения сверстников. Адекватный уровень самооценки способствует формированию у подростка уверенности в себе, самокритичности, настойчивости [1,112].

В нашем исследовании системы самооценок и уровня притязаний подростков выявились особенности, свойственные различным вариантам нарушенного развития. Подростков с умственной отсталостью характеризует неадекватно завышенная самооценка - самые высокие показатели среди всех обследованных нами испытуемых - что в полной мере соответствует структуре дефекта и данным литературы [49,139]. Система самооценок подростков с ДЦП отражает значительное рассогласование уровня притязаний и самооценки по большинству шкал, что провоцирует конфликт, вызывающий тревожность личности. У юношей и девушек с ДЦП низкие самооценки характеризуют шкалы «фигура, тело» и «уверенность в себе». Неожиданным для нас оказался тот факт, что среди всех испытуемых самые низкие самооценки и уровень притязаний по всем шкалам имеют юноши и девушки с нарушенным слухом.

Результаты факторного анализа позволяют утверждать, что в системе самооценок в подростковом возрасте наиболее значимыми являются самооценки ума и способностей, внешности, фигуры и тела. Высокие самооценки именно этих показателей становятся основой для формирования уверенности в себе.

Поскольку подростки с нарушенным развитием практически всю свою жизнь находятся в болезненном состоянии, границы между здоровьем и болезнью стерты. Корреляционный анализ показал, что самооценка здоровья у подростков с ДЦП и с умственной отсталостью изолируется, не имеет связи с уровнем притязаний, связи с другими показателями - минимальны, тогда как у неслышащих и нормально развивающихся подростков самооценка здоровья включена в систему самооценок и уровень притязаний. У глухих ребят по шкале «здоровье» самая высокая самооценка (все остальные самооценки ниже). Примечательно, что в отличие от всех других характеристик, здоровье - это данность, и чтобы иметь высокую самооценку по этой шкале ничего не нужно делать самому, не нужно напрягаться и достигать успехов, т.е. в этом - проявление пассивности подростков. С одной стороны, подростки осознанно отметили высокий уровень притязаний и самооценку здоровья, с другой стороны, при цветовом выборе -неуверенность в себе в сочетании с неустойчивой самооценкой. При этом существует установка, что наличие проблем со здоровьем (т.е. отсутствие слуха) станет препятствием в будущем для реализации мечтаний и надежд, в частности связанным с высоким социальным статусом, престижной профессией, материальным благосостоянием. Такая установка порождает ощущение беспомощности и бесперспективности.

Р. Берне отмечает, что на самооценку подростка положительно влияют степень контроля и поддержки со стороны родителей [13]. Указывается, что теплое, внимательное отношение родителей является основным условием формирования и дельнейшего подкрепления положительной самооценки подростков. Однако применительно к родителям детей и подростков с нарушениями в развитии многие авторы описывают неблагоприятное влияние стиля воспитания на личностное развитие ребенка [139]. Часто родители не способны справляться с возрастными проблемами психического и личностного развития детей. Они настойчиво стремятся создать идеальный образ ребенка, проявляя при этом излишнюю требовательность и нетерпимость, завышенный уровень притязаний в отношении возможностей детей. В семьях отмечается родительская, в особенности материнская грубость, командный агрессивный стиль взаимоотношений с собственными детьми. Нами изучено как воспринимают воспитательную практику матери и отца подростки с нарушениями развития. Юноши и девушки с нарушенным развитием оценивают воспитание как незаинтересованно-отстраненное, директивное, с враждебным отношением к ним, в большей или меньшей степени непоследовательное. В восприятии юношей с нарушенным развитием отцы более директивны и непоследовательны, чем матери. Необходимо отметить, что высокими оценками по шкалам «директивное™» и «непоследовательности» подростки с нарушенным развитием сходны с делинквентными подростками, изученными И. А. Горьковой [23,28]. Важно, что при оценке воспитательной практики матерей юноши и девушки с нарушенным слухом отметили враждебность, автономность и непоследовательность только низкими и средними баллами, тогда как подростков с ДЦП и умственно отсталых характеризует тенденция к высоким оценкам. Сравнительный анализ результатов показал, что родители здоровых подростков больше проявляют позитивный интерес и менее директивны во взаимоотношениях со своими взрослеющими детьми.

В процессе жизни у человека складывается собственная система субъективных отношений, где «отношение» включает в себя не только объективную связь человека с его окружением, но и момент оценки, пристрастность личности [88]. Данная система субъективных отношений отражает личный опыт человека и внутренне определяет его действия, его переживания. Реализация субъективных отношений, состояний, свойств и установок индивида во внешней деятельности может быть определена как проксемическое поведение. Изучение проксемического поведения позволяет обнаружить возрастную динамику организации персонального пространства и возрастные изменения в дистанции социального взаимодействия детей и подростков. Нами было выявлено, что проксемическое поведение подростков отражает существующую структуру значимых отношений с родителями, сверстниками и взрослыми. В нем проявляются личностные особенности и возрастные потребности подростков, а также значимая для Я-концепции личности специфика полоролевой идентификации юношей и девушек. Подростки с нарушенным развитием самую близкую дистанцию устанавливают в общении с родителями, однако при высоких оценках фактора критики, отражающих высокую заинтересованность и тотальный контроль родителя в отношении своего ребенка, дистанция в общении с этим родителем увеличивается, а с классным руководителем - уменьшается. То есть классный руководитель может выполнять компенсирующую функцию для подростков, у которых не складываются близкие доверительные отношения с родителями (или с одним из них). У подростков с ДЦП самая близкая дистанция в общении с классным руководителем, что достоверно отличает их от всех других испытуемых. Для этих подростков близкая дистанция с классным руководителем усиливает чувство спокойствия и безопасности, снижает тревогу, связанную с недостаточной уверенностью в себе, своеобразием суждений. Корреляционный анализ показал, что подростки, имеющие близкую дистанцию в общении с классным руководителем, считают себя внешне привлекательными, имеют высокие притязания к развитию ума и способностей, фемининную полоролевую идентификацию, спокойны, исполнительны и ответственны. Таким образом, несмотря на то, что в подростковом возрасте влияние взрослых на подростков снижается, для многих старшеклассников коррекционных и массовых школ хороший классный руководитель играет значимую роль, выполняя компенсирующую, эмоционально-стабилизирующую и направляющую функцию для полноценного развития подростков.

У девушек с нарушенным развитием больше, чем у здоровых сверстниц, дистанция при взаимодействии с матерью и с незнакомыми юношами и девушками. Это характеризует их меньшую общительность и открытость, что подтверждается выявленными личностными особенностями по тесту Кеттелла.

При изучении личностных особенностей были установлены значимые различия: у подростков с нарушенным развитием меньше, чем у здоровых, выражены социальная активность, конфликтность, склонность к риску и больше проявляются социальная нормативность, исполнительность, преобладание конкретных форм мышления. Хотя по напряженности и тревожности значимых различий между основной и контрольной группой не выявилось, средние значения показывают, что тревожность подростков с нарушенным развитием выше, чем у здоровых; напряженность характеризует группу подростков с ДЦП. Такие особенности личности также рассматриваются как фактор риска развития пограничной нервно-психической патологии [95,104,118].

Результаты проведенного нами исследования позволили описать психологические портреты каждой группы испытуемых и выделить специфические особенности подростков в зависимости от ведущей проблемы в структуре дефекта. У подростков с психическим недоразвитием основная проблема - низкий уровень развития мышления, некритичность. Поэтому, у всех подростков с умственной отсталостью наиболее высокие самооценки среди всех испытуемых и иррационально-завышенный уровень притязаний по большинству шкал. Чем выше уровень притязаний, тем сложнее его достичь. Поэтому, при невозможности удовлетворить свои притязания, они будут испытывать обиду, раздражение и агрессию на мир и окружающих, которые не соответствуют их ожиданиям. У подростков с ДЦП основная проблема - двигательное и телесное несовершенство. В силу этого они зависимы от взрослых, испытывают напряженность, тревожность; не происходит своевременная переориентация со значимых взрослых на референтную группу сверстников. Система самооценок характеризуется значительным рассогласованием с уровнем притязаний по большинству шкал. Проблемы позитивной оценки своего тела частично компенсируются высокой оценкой своего ума и способностей. Юноши и девушки с церебральными параличами, эмоционально не принимая себя, очень хотят быть принятыми и признанными другими людьми. Часто они готовы быть такими, какими их хотят видеть окружающие, даже если это не соответствует их личности, а это в свою очередь будет приводить либо к внутриличностному конфликту, либо к межличностным конфликтам с окружающими. У подростков с нарушенным слухом основная проблема -трудности и специфичность общения. Недостаточная значимость сверстников, противоречивое отношение к друзьям не стимулирует рост уровня притязаний и самооценки, а родители, несмотря на позитивные взаимоотношения с подростками, уже не имеют весомого влияния на самооценку юношей и девушек. Как уже указывалось, для подростков с нарушенным слухом характерна пассивность. Тревога, связанная с вынужденным отказом от реализации мечтаний и надежд из-за нарушенного слуха компенсируется разочарованностью, уходом в иллюзии, отвечающие собственным настроениям и желаниям.

Все вышеперечисленные факты доказывают настоятельную необходимость психокоррекционной работы с подростками в соответствии с определенными в нашем исследовании мишенями - трудностями полоролевой и возрастной идентификации, противоречивым отношением к

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Кокоренко, Виктория Леонидовна, Санкт-Петербург

1. Абрамова Г. С. Возрастная психология. - М.: Академия, 1997. - 704 с.

2. Абрамова Г. С., Юдчиц Ю.А. Психология в медицине: Учеб. Пособие -М.: ЛПА «Кафедра-М», 1998. 272 с.

3. Абульханова-Славская К. А. Деятельность и психология личности. — М.: Наука, 1980.-336 с.

4. Аверин В. А. Психология детей и подростков: Учеб. пособие. СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 1998. - 379 с.

5. Александровский Ю. А. Пограничные психические расстройства (Руководство для врачей). М.: Медицина, 1993. - 400 с.

6. Алешина Ю. Е., Волович А. С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопросы психологии. 1991, № 4. — С. — 74-82.

7. Ананьев В. А. Введение в психологию здоровья: Учеб. пособие. -СПб.: Балт. Пед. академия, 1998. 148 с.

8. Антропова М. В. и др. Здоровье школьников: результаты лонгитюдного исследования // Педагогика. М.: 1995, № 2. — С. — 9-12.

9. Артюхова Т. 10. Психологические механизмы коррекции состояния тревожности личности: Автореф. дис.канд. психол. наук. — Новосибирск.: Н. Гос. Пед. ун-т, 2000. — 22 с.

10. Безгодова С. А. Время в психологии человека // Интегративный подход в психологии: Сб. научных статей — СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2003. С. - 265-275.

11. Белопольская Н. Л. Половозрастная идентификация. Методика исследования детского самосознания. Серия: Выпуск 2. Изд. 2-е, испр. М.: Когито-Центр, 1998. - 24 с.

12. Богданова Т. Г. Сурдопсихология: Учеб. Пособие для студ. Высш.пед. учеб. Заведений. — М.: Академия, 2002. — 224 с.

13. Богданова Т. Г., Мазурова Н. В. Влияние внутрисемейных отношений на развитие личности глухих младших школьников // Дефектология. 1998, №3,-С. 55-59.

14. Большой психологический словарь / Под ред. В. П. Зинченко. — СПб.; М„ 2003.-С.-630.

15. Бороздина Л. В., Залученова Е. А. Увеличение индекса тревожности при расхождении самооценки и притязаний // Вопросы психологии. 1993. № 1.-С.-21-24.

16. Бурменская Г. В., Карабанова О. А., Лидере А. Г. Возрастно-психологическое консультирование (Проблемы психического развития детей). М.: Изд. МГУ, 1990. - 136 с.

17. Былкина Н. Д. Соотношение самооценки и уровня притязаний в норме и при психосоматической патологии (на материале язвенной болезни двенадцатиперстной кишки): Дис.канд. Психол. Наук. — М.: МГУ, 1995.-21 с.

18. Василюк Ф. Е. Психология переживания. — М.: МГУ, 1984. — 200 с.

19. Вассерман JI. И., Горьковая И. А., Ромицына Е. Е. Родители глазами подростка. Психологическая диагностика в медико-педагогической практике. СПб.: Речь, 2004. — 256 с.

20. Восстановительное лечение детей с поражениями центральной нервной системы и опорно-двигательного аппарата: Учебно-методическое пособие / Под ред. И. В. Добрякова, Т. В. Щедриной. — СПб.: Издательский дом СПбМАПО, 2004. 317 с.

21. Головаха Е. И. Жизненная перспектива и профессиональное самоопределение молодежи. — Киев: 1988. — 171 с.

22. Горьковая И. А. Влияние семьи на формирование делинквентности у подростков // Психологический журнал. — М., 1994. Т. 15. № 2. — С. 57 -65.

23. Гусейнова А. А. Психокоррекционные технологии в профилактике и преодолении эмоциональных нарушений у старших дошкольников с

24. Детская психиатрия: Учебник / Под ред. Э. Г. Эйдемиллера. — СПб.: Питер, 2005.-1120 с.

25. Добровольская Т. А. О подходах к профессиональной ориентации подростков с детским церебральным параличом // Коррекционная педагогика. М., 2004. № 1 (3). - с. 70 - 73.

26. Загорянская М. Е., Румянцева М. Г. Эпидемиология нарушений слуха у детей // Дефектология. 2005, № 6. — С. 14-20.

27. Залученова Е. А. Соотношение самооценки и уровня тревожности и его влияние на личностные особенности: Автореф. дис.канд. психол. наук. — М., 1995.-22 с.

28. Захаров А. И. Психологические особенности восприятия детьми роли родителей //Вопросы психологии. 1982, № 1. — С. 59-68.

29. Захаров А. И. Неврозы у детей и психотерапия. — СПб.: Союз, 1998. — 336 с. ,

30. Зикеев А. Г. Развитие речи учащихся специальных (коррекционных) образовательных учреждений. — М.: 2000. — 269 с.

31. Зыкова Т. С. Традиции в профессиональном обучении школьников с нарушениями слуха и их воплощение на этапе модернизации специального образования // Дефектология. 2004, № 3. — С. 55-59.

32. Иванова С. Р. Формирование идентификаций у подростков с нарушениями психического развития: Автореф. дис.канд. психол. наук. М., 2004. - 26 с.

33. Ильин Е. П. Эмоции и чувства. — СПб.: Питер, 2001. — 752 с.

34. Исаев Д. Н. Психология больного ребенка. Лекции. — СПб.: ПМИ, 1993.-75 с.

35. Исаев Д. Н. Психическое недоразвитие у детей. — JL: Медицина, 1982. -224 с.

36. Исаев Д. Н. Психосоматическая медицина детского возраста. — СПб.: Специальная литература, 1996. — 454 с.

37. Исаев Д. Н. Умственная отсталость у детей и подростков. Руководство. -СПб.: Речь, 2003.-391 с.

38. Исаев Д. Н., Каган В. Е. Половое воспитание детей. Л.: Медицина, 1988.- 156 с.

39. Исурина Г. Л. Групповые методы психотерапии и психокоррекции // Кабанов М. М., Личко А. Е., Смирнов В. М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Л.: Медицина, 1983. - С. 231 -254.

40. Кваде В., Трусов В. П. Исследование возможности коррекции неадекватной самооценки подростка//Вопросы психологии. 1980. № 3. С. 24 - 29.

41. Клиническая психология / Под ред. Б. Д. Карвасарского. — СПб.: Питер, 2002. 960 с.

42. Ковалев В. В. Психиатрия детского возраста: Руководство для врачей. -М.: Медицина, 1995. 560 с.

43. Кокоренко В. Л. Арт-технологии в подготовке специалистов помогающих профессий. — СПб.: Речь, 2005. — 101 с.

44. Кон И. С. Постоянство и изменчивость личности // Психологический журнал. 1987, №4.-С. 126-136.

45. Кон И. С. Психология ранней юности: книга для учителя. — М.: Просвещение, 1989.— 255 с.

46. Кораблина Е. П., Попова С. В. Роль матери в формировании половой идентификации ребенка // Женский вопрос в контексте национальной культуры: психологический подход. Сб. научных трудов СПб.: Изд-во НИЯиК, 2000. - С. 35 - 39.

47. Кривцова С. В., Достанова М. Н., Кнорре Е. Б. и др. Подросток на перекрестке эпох: проблемы и перспективы социально-психологической адаптации подростков. — М.: Генезис, 1997. — 288 с.

48. Королева Е. В. Трудности в общении детей с нарушением функций опорно-двигательного аппарата // Развитие специальной (коррекционной) психологии в изменяющейся России: Материалы международной научно-практической конференции «Ананьевские

49. Костина А. В. Телесность как ведущая категория философского дискурса о масскультуре (к проблеме самоотношения). // Мир психологии. 2005, № 3 (43). С. 103-114.

50. Кроник А. А., Головаха Е. И. Психологический возраст личности // Психологический журнал. 1983, Т. 4. № 5. — С. 57-65.

51. Кудрявцева С. В. Нарушения полоролевой идентичности в семьях детей и подростков, страдающих пограничными нервно-психическими расстройствами (в связи с задачами групповой и семейной психотерапии): Дисс.канд. мед. наук. — СПб.: 2000. — 168 с.

52. Кузнецов Ю. Ф. Формирование ориентировки в историческом времени у учащихся вспомогательной школы при работе с пособием «Лента времени» // Дефектология. 2003, № 2. — С. 44-57.

53. Кузьмина Т. И. Проблема исследования Я-концепции умственно отсталых младших школьников // Коррекционная педагогика. — М., 2005. №2 (8).-С. 29-34.

54. Кулаков С. А. На приеме у психолога подросток: пособие для практических психологов. — СПб.: Союз, 2001. — 350 с.

55. Кулаков С. А., Александрова Н. В. Охрана психического здоровья детей и подростков в условиях школы // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева — СПб.:, 1994 (2). — С. — 158-160.

56. Куликов Л. В. Психогигиена личности. Вопросы психологической устойчивости и психопрофилактики: Учебное пособие. — СПб.: Питер, 2004. 464 с.t

57. Куницина В. Н. Восприятие подростком другого человека и самого себя: автореф. дис. канд. психол. наук. — Л., 1968. — 20 с.

58. Лакосина Н. Д., Ушаков Г. К. Медицинская психология. — 2 изд., перераб. и доп. — М.: Медицина, 1984. — 272 с.

59. Лебединская К. С. Психические нарушения у детей с патологией темпа полового созревания. М.: 1969. — 134 с.

60. Левченко И. Ю. Некоторые вопросы личности больных детским церебральным параличом в связи с задачами их реабилитации // Тезисы докладов по детской психиатрии и неврологии. — Ташкент, 1984. — С. 121-122.

61. Левченко И. Ю., Приходько О. Г. Технологии обучения и воспитания детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. — М.: Академия, 2001.-192 с.

62. Леонгард Э. И. Неслышащие дети в мире слышащих // Особый ребенок: исследования и опыт помощи. — 1998, № 1. — С. 104-108.

63. Липовая О. В. Максимова И. В. Становление феномена «телесности» и самооценка // Клиническая психология: материалы 1 международной конференции памяти Б. В. Зейгарник. — М.: 2001. — С. 153-154.

64. Личко А. Е. Подростковая психиатрия: (Руководство для врачей). — Л.: Медицина, 1985. —416 с.

65. Мамайчук И. И. Психология дизонтогенеза и основы психокоррекции. — СПб.: СПбГУ, 2000.- 168 с.

66. Мамайчук И. И. Психологическая помощь детям с проблемами в развитии. СПб.: Речь, 2001. - 220 с.

67. Маркт У. В чем заключаются особенности глухих и как почувствовать специфику их мира? // Дефектология. 2005, № 2. — С. 75-80.

68. Международная классификация болезней (10 пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств: Клинические описания и указания по диагностике / Под ред. Ю. JT. Нуллера, С. Ю. Циркина СПб.: АДИС, 1994. - 300 с.

69. Месснер М. Маскулинность и профессиональный спорт // Антология тендерной теории. — Минск, 2000. — С. 218-235.

70. Мухина В. С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество.- М.: «Академия», 1998. 456 с.

71. Мясищев В. Н. Личность и неврозы. Л.: Изд. ЛГУ, 1960. - 426 с.

72. Наследов А. Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных. Учебное пособие. — СПб.: Речь, 2004.-392 с.

73. Немедикаментозная терапия / Под ред. Н. А. Белякова. — СПб.: Издательский дом СПбМАПО, 2005. Т. I. - 432 с.

74. Никифоров Г. С. Психология здоровья. Учебное пособие. — СПб.: Речь,12002.-256 с.

75. Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. — М.: МГУ, 1987.- 167 с.

76. Никольский А. В., Никольская И. М. Исследование интеллекта у взрослйх людей с нарушением слуха // Психолого-педагогические аспекты многоуровневого образования. Т. 7.1. - Тверь, 1995. — С. 134- 139.

77. Никольская И. М., Бардиер Г. J1. Уроки психологии в начальнойшколе: из опыта работы. — Спб — Рига.: ПЦ «Эксперимент», 1996. — С. 55 — 56.

78. Никольская И. М., Глушков А. Ф. Исследование личностных свойств детей с нарушениями слуха // Социальный потенциал возрождения России: Сб. научно-практических и методических материалов. — СПб.: Изд-во Петровского колледжа, 1997. — С. 73-78.

79. Носенко Э. J1. Эмоциональное состояние как опосредованный фактор влияния самооценки на эффективность интеллектуальной деятельности подростка.// Психологический журнал. 1998. № 1, —С. 16-25.

80. Нудельман М. М. Представления глухих школьников об оценке их личности сверстниками // Дефектология — М. 1983, № 6. — С. — 17-21.

81. Панферов В. Н. Психология человека: Душа и тело. Организм и психика. Функции психики. Структура психики: Учеб. пособие. 2 изд.- СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2002. 253 с.

82. Петухов В. В., Столин В. В. Половозрастные особенности психики / Общая психология: Тексты: уч. для студ. ф-в псих. Вузов. Т.2. Субъект деятельности. Книга 1.-М.:, 2002.-С. 177-192.

83. Познание человека человеком (возрастной, тендерный, этнический и профессиональный аспекты) / Под ред. А. А. Бодалева, Н. В. Васиной. -СПб.: Речь, 2005.-С. 140-144.

84. Поставнева И. В. Особенности образа тела у детей дошкольного возраста, имеющих физические дефекты // Дефектология. 2002, № 4. — С. 72-80.

85. Практикум по возрастной психологии: учебное пособие / Под ред. JI. А. Головей, Е. Ф. Рыбалко. СПб.: Речь, 2002. - 694 с.

86. Прихожан А. М. Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. — М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Изд. НПО «МОДЭК», 2000. — 304 с.

87. Психические состояния. Составитель Куликов JI. В. — СПб.: Питер, 2000.-512 с.

88. Психология современного подростка / Под ред. Фельдштейн Д. И. М.: Педагогика, 1987. — 567 с.

89. Психология личности в трудах отечественных психологов. Составитель Куликов Л. В. СПб.: Питер, 2000. - 480 с.

90. Психология самосознания. Хрестоматия. Составитель Райгородский Д. Я. — Самара.: Издательский Дом «Бахрах-М», 2000. — 672 с.

91. Психология человека от рождения до смерти / Под ред. Реана А. А. — СПб.: прайм ЕВРОЗНАК, 2002. - 656 с.

92. Психология глухих детей / Под ред. И. М. Соловьева и др. М.: Педагогика, 1971. — 208 с.

93. Психотерапия / Под ред. Б. Д. Карвасарского. — СПб.: Питер, 2000. — 544 с.

94. Райе Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. — СПб.: Питер, 2000. 624 с.

95. ИЗ. Раттер М. Помощь трудным детям. — М.: Прогресс , 1997. — 424 с.

96. Ремшмидт X. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы становления личности: Пер. с нем. — М.: Мир, 1994. — 320 с.

97. Розанова Т. В. Условия развития понятийного мышления у глухих детей // Дефектология. — М.: 1981, № 5. — С. 34-39.

98. Сайко Э. В. Идентификация как способ социального бытия и идентичность как форма субъективного самоосуществления // Мир психологии. 2004, № 2 (38). С. 3-11.

99. Столин В. В. Самосознание личности. — М., 1983. — 283 с.

100. Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия. Составитель Райгородский Д. Я. — Самара.: Издательский Дом «Бахрах-М», 2000. — 656 с.

101. Сизова А. В. Арт-терапия как направление психолого-педагогической помощи детям с проблемами в развитии // Коррекционная педагогика. -М., 2005. № 3 (9). -С. 16- 80.

102. Собчик Л. Н. Психология индивидуальности. Теория и практика психодиагностики. — СПб.: Речь, 2003. — 624 с.

103. Соколова Е. Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. — М.: МГУ, 1989.-215 с.

104. Сорокин В. М., Кокоренко В. Л. Практикум по специальной психологии: учебно-методическое пособие / Под науч. ред. Л. М. Шипицыной. СПб.: Речь, 2003. - 122 с.

105. Специальная педагогика / Под ред. Н. М. Назаровой. — М.: Академия, 2000.-400 с.

106. Специальная психология / Под ред. В. И. Лубовского. М.: Академия, 2005.-464 с.

107. Спиваковская А. С. Психотерапия: игра, детство, семья. Т. 2. — ООО Апрель Пресс, ЗАО Изд-во Эксмо Пресс. — 1999. — 464 с.

108. Стариченко Т. Н. О потребительских предпочтениях и потребительском поведении девятиклассников вспомогательной и средней школы // Дефектология. 2002, № 2. — С. 34-40.

109. Столярова П. П. Изучение временной организации образа Я у детей 1214 лет с умственной отсталостью // Дефектология. 2005, № 6,—С. 83-88.

110. Тайсон Р., Тайсон Ф. Психоаналитические теории развития: Пер. с англ. — Екатеринбург: Деловая книга, 1998. — 528 с.

111. Тигранова Л. И. Развитие логического мышления детей с недостатками слуха.-М.: 1991.-96с.

112. Ткачева В. В. Психологические особенности матерей, имеющих детей с тяжелыми двигательными нарушениями // Коррекционная педагогика.- М., 2004. № 1 (3). С. 74 - 79.

113. Тупицына И. А. Особенности проявлений маскулинности у старшеклассников в зависимости от взаимоотношений со сверстниками // Интегративный подход в психологии: Сб. научных статей. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2003. С. - 206-212.

114. Хохлова А. Ю. Применение теста «Прогрессивные матрицы Равенна» для оценки уровня интеллектуального развития глухих детей // Дефектология. 2005, № 6. С. 71-76.

115. Худик В. А. Психология аномального развития личности в детском и подростково-юношеском возрасте. — Киев: Здоровья, 1993. — 144 с.

116. Формирование личности в переходный период от подросткового к юношескому возрасту / Под ред. И. В. Дубровиной. М.: 1987. — 306 с.

117. Фромм Э. Искусство любить / Пер. с англ.; Под ред. Д. А. Леонтьева.- 2-е изд. СПб.: Азбука, 2001. - 224 с.

118. Хайгл-Эверс А., Хайгл Ф., Отт 10., Рюгер У. Базисное руководство по психотерапии. — СПб.: Речь, 2001. — 784 с.

119. Цукерман Г. А. Психология саморазвития: задача для подростков и их педагогов. — Рига: ПЦ «Эксперимент», 1997. — 276 с.

120. Шабалов Н. П. Детские болезни. СПб.: Питер Ком, 1999. - 1088 с.

121. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. — СПб.: Питер, 1999.-656 с.

122. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис.Пер. с англ. — М.: 1996.— 344с.

123. Эткинд A.M. Цветовой тест отношений // Общая психодиагностика. -М.: изд. МГУ, 1987. С. 221 - 227.

124. МЗ.Юферева Т. М. Образ мужчины и женщины в сознании подростков // Вопросы психологии. 1985, № 3. — С. 84-90.

125. Яшкова Н. В. Наглядное мышление глухих детей. — М.: 1988. — 195 с.145. (Adler А.) Понять природу человека / Пер. Е. А. Цыпина. — СПб.: Академический проект, 1997. — 256 с.

126. Asher, S.R. Recent advances in the study of peer rejection. In S.R. Asher & J.D. Cole (Eds.), Peer rejection in childhood. New York: Cambridge University Press, 1990. P. - 3-13.

127. Archer J. The trouble with' doing boy' // Var fagelvarld. 2004. - Vol. 63 (10).-P. 132-133.

128. Baumrind, D. Early socialization and the discipline controversy. Morristown, NJ: General Learning Press, 1978. P. 46-52.

129. Baumrind, D. New direction in socialization research // American Pcyhologist, 1980. Vol. 35. - P. 639-650.

130. Baumrind, D. The influence of parenting style on adolescent competence and substance use // Journal of Early Adolescence, 1991. Vol. 11(1). - P. 56-95.

131. Bor W. Prevention and treatment of childhood and adolescent aggression and antisocial behaviour: A selective review // Austral. And N. Z. J. Psych., 2004.-Vol. 38 (5).-P. 373.

132. Bor W.,McGee T. R., Fagan A. A. Early risk factors for adolescent antisocial behaviour: An Australian longitudinal stady// Austral. And N. Z. J. Psych., 2004. Vol. 38 (5). - P. 365.

133. Bottcher H. F. Soziales Lernen in der Gruppenpsychotherapy // Theoretische Probleme der Gruppenpsychotherapy. — Leipzig: J. A. Barth, 1981. — S. 62.

134. Boxer P., Tisak M. S., Goldstein S. E. Is it bad to be goud? An exploration of aggressive and prosocial behaviour subtypes in adolescence // Journal of Youth and Adolescence. 2004. - Vol. 33 (2). - P. 91-100.

135. Broderick P.C., Korteland C. Coping style and depression in early adolescence: Relationships to gender, gender role, and implicit beliefs // Sex Roles. 2002. - Vol. 46 (7-8). - P. 201-213.

136. Cattell R. B. Personality and learning theory. -N. Y.: Springer, cop., 1979. -Vol. 1.-421 p.

137. Duke M., Nowicki S. A new measure and sociale learning model for interpersonal distance / /Journal of Experimental Research in Personality. 1972.- Vol. 2.-P. 69-74.

138. Dunbar H. F. Sinopsis of psychosomatic diagnosis and treatment. St. Louis: Mosby. - 1948. - 243 p.

139. Flouri E., Buchanan A. Life satisfaction in teenage boys. The moderating role of father involvement and bullying // Aggress. Behav. 2002. - Vol. 28 (2).-P. 126-133.

140. Feinstein C., Reiss A. L. Psychiatric disorders in mentally retarded children and adolescents. // Child Adolesc., Psychiatr. Clin. North Am. 5 — 1996: 827. P. 149.161. (Freud S.) Фрейд 3. «Я» и «Оно». Тбилиси: Мерани, 1991. — С. 351 — 392.

141. Gollnitz G. Zur psychotherapie in kindersalter (Stellung, abgrenzund, ihnalt, methoden) // Neurosen. Berlin: Veb Deutscher Verlag der Wissenschaften, 1972.- 188 p.

142. Innovative intervention in child and adolescent therapy / Ed. By C. E.Schaefer. N. Y.: Wiley and sons, cop. - 1998. - 448 p.164.(Hjelle L. A., Ziegler D.) Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. — СПб.: Питер, 1997.-608 с.

143. Hill, J.P,. The family. In M. Johnson (Ed.), Toward adolescence: The middle of school years // The seventy-ninth yearbook of the national society for the study of education. Chikago: Univirsety of Chicago Press, 1980. P. 96101.

144. Hill, J.P. Research on adolescent: A framework. Carrboro, NC: center for Early Adolescence, 1987. 208 p.168. (Holl C. S., Lindzey G.) Холл С. К., Линдсей Г. Теории личности. М.: КСП+, 1997. - 720 с.

145. Hontoon М. A Creativ arts as therapy // The Creativ Imagination (Psychoanalysis and Genius of Inspiration). Chicago, 1975. - P. 251 -259.

146. Kazdin A. E. Effectiveness of psychotherapy with children and adolescents // J. Consult. Clin. Psychol, 1991. Vol.59. - P. 785 - 789.

147. Kratochvil S. Avicenum zdravoticke nakladatelstvy. Praga, 1978. - 260 s.

148. Kubie S. Unsolved problems concerning the relation of art to psychotherapy //American J. Art Therapy. 1975. - Vol.12. - P. 95 - 105.

149. Klein M. The phyhoanalitic play technique // American J. of Orthopsychiatry. 1955. - Vol.25. - P. 225 - 237.

150. Lau В. W. К. Does the stress in childhood and adolescence matter? A psychological perspective // J. Roy. Soc. Promot. Health. 2002. Vol. 122 (4).-P. 238-244.

151. Lawyer S. R., Smitherman T.A. Trends in anxiety assessment // Journal Psychopath. And Behav. Assess. 2004. - Vol. 26 (2). - P. 101-106.

152. Louttit С. M. Clinical psychology of children's behavior problems. N. Y. - London: Harper and Brothers Publishers, 1947. - 661 p.

153. Marcia J. Identify in adolescence. In J. Adelson (Ed)., Handbook of adolescence psychology. New York: Wiley, 1980. 361 p.

154. Markey C. N., Tinsley B. J., Ericksen A. J., Ozer D. J. Preadolescent's perceptions of females' body size and shape: Evolutionary and social learning perspectives Journal of Youth and Adolescence. 2002. - Vol. 31 (2).-P. 137-146.

155. Sandler'J. The technique of child psychoanalysis: Discussion with Anna Freud. Cambridge: Harward univ. press, 1988. - 277 p.

156. Steen T. A., Kachorek L. V., Peterson C. Character strengths among youth //Journal of Youth and Adolescence. 2003. - Vol. 32 (1). - P. 5-16.

157. Steinberg. L. Recent research on the family at adolescence: The extent and nature of sex differences // Journal of Youth and Adolescence. 1987. -Vol. 16.-P. 191-198.

158. Steinberg. L., Morris A. S. Adolescent development // Annual Review of Psychology. 2001. - Vol. 52. - P. 83-110.

159. Steinhausen H. C., Winkler M. C. Risk, compensatory, vulnerability, and protective factors influencing mental health in adolescence // Journal of Youth and Adolescence. 2001.-Vol. 30 (3).-P. 259-2S0.

160. Swenson L. P., Rose A. J. Friends as reporters of children's and adolescent's depressive symptoms // Journal Abnorm. Child Psychol. 2003. - 31 - № 6.-P. 619-631.

161. Phares V., Renk К. Perceptions of parents: A measure of adolescents feelings about their parents // Journal Marriage and Family. 1998. - 60, № 3.-P. 646-659.

162. Porembski-Grau B. Jeu de coleurs-Essay d'une methode prophylactique // Confin. Psychiatr. 1975. - Vol.8. - P. 168 - 173.

163. Reese-Weber M., Marchand J. F. Family and individual predictors of late adolescent's romantic relationships // Journal of Youth and adolescence. -2002.-Vol. 31 (3).-P. 197-206.

164. Ritter D. Gender role orientation and performance on stereoptypically feminine and masculine cognitive tasks // Sex Roles. 2004. - Vol. 50 (7-8).-P. 583-591.

165. Russell L., Bornholt L., Ouvrier R. Brief cognitive screening and self concepts for children with low intellectual functioning // Brit. J. Clin. Psychol. 2002.-Vol. 41 (1).-P. 93-104.

166. Waterman, A. S. Identify in the context of adolescent psychology // New Direction for Child Development. 1985. - Vol. 30. - P. 5-24.

167. Webster J., Tiggemann M. The relationship between women's body satisfaction and self-image across the life span: The role of cognitive control // J. Genet. Psychol. 2003. - 164, № 1. - P. 241 - 252.

168. Welsby C. A Part of the whol: Art theraphy in a school // Inscape. 1988. -Vol.3.-№1.-P. 33-40.

169. Weems C. F. The relation between anxiety sensitivity and attachment style in adolescence and early adulthood // Journal Psychopath. And Behav. Assess. 2002.-Vol. 24(3).-P. 159-168.

170. Youniss, J., & Ketterlinus, R. D. Communication and connectedness in mother and father adolescent relationships // Journal of Youth and adolescence. 1987. - P. 265-280.

171. Предпочтение мужских портретов разных возрастных групп

172. Отвержение мужских портретов разных возрастных групп

173. Предпочтение женских портретов разных возрастных групп

174. Отвержение женских портретов разных возрастных групп

175. Предпочтение мужских портретов разных возрастных группу шч ■ □ М11. Г ул □ М21. V ^^ □ МЗ1 □ М4 ■ М5

176. Отвержение мужских портретов разных возрастных групп

177. Предпочтение женских портретов разных возрастных групп1. ГШ

178. Отвержение женских портретов разных возрастных групп1. А > □ М1 □ М21. V ф □ МЗ □ М4 ■ М5

179. Предпочтение мужских портретов разных возрастных группгт1. М Л □ F1 □ F2 □ F3v\> ■ F4 ■ F5

180. Предпочтение женских портретов разных возрастных групп

181. Отвержение женских портретов разных возрастных групп

182. ПРЕДПОЧТЕНИЕ И ОТВЕРЖЕНИЕ МУЖСКИХ И ЖЕНСКИХ ПОРТРЕТОВ ДЕВУШКАМИ С ДЦП

183. Предпочтение мужских портретов разных возрастных групп

184. Отвержение мужских портретов разных возрастных групп

185. Предпочтение женских портретов разных возрастных групп

186. Отвержение женских портретов разных возрастных групп

187. Предпочтение мужских портретов разных возрастных групп

188. Отвержение мужских портретов разных возрастных групп

189. Предпочтение женских портретов разных возрастных групп1. МИ

190. Отвержение женских портретов разных возрастных групп1. М11 \ □ М2ш □ МЗ1. W □ М4 ■ М5

191. Предпочтение мужских портретов разных возрастных группГ

192. Отвержение мужских портретов разных возрастных групп

193. Предпочтение женских портретов разных возрастных групп1. F1ш □ F21. F3