Автореферат диссертации по теме "Полоролевая идентичность у лиц с девиантным сексуальным поведением"

ДО «98

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. ЛОМОНОСОВА

ПОЛОРОЛЕВАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ У ЛИЦ С ДЕВИАНТНЫМ СЕКСУАЛЬНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

19.00.04 - Медицинская психология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ

На правах рукописи

ДВОРЯНЧИКОВ Николай Викторович

Москва 1998 год.

Работа выполнена на кафедре нейро- и патопсихологии факультета психологии Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова.

Научный руководитель: кандидат психологических наук

доцент С.Н. ЕНИКОЛОПОВ

Научный консультант:

доктор медицинских наук А.А. ТКАЧЕНКО

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук

М.М. КОЧЕНОВ

кандидат психологических наук, доцент

Ф.С. САФУАНОВ

Ведущее учреждение:

Институт психологии Российской Академии Наук.

Защита состоится г. в ^часов на заседании Диссертационного

Совета К.053.05.75 факультета психологии Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова по адресу:

103009, Москва, ул. Моховая, дом 8, корпус 5, факультет психологии МГУ

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова

Автореферат разослан « <Р 1998 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор психологических наук, профессор

В.В. НИКОЛАЕВА

Актуальность работы

Проблема девиантного сексуального поведения является актуальной в социально-правовом плане поскольку сексуальные преступления (серийные сексуальные убийства, изнасилования, сексуальное насилие в семье и др.) составляют от 0,8% до 5% по отношению к другим видам правонарушений во многих странах. В России в 1996 году общее количество сексуальных преступлений составило 13043 случаев.

Особенностью сексуальных преступлений является их высокий уровень латентности по сравнению с другими видами преступлений против личности. Это связано в первую очередь с тем, что потерпевшие часто не желают сообщать о произошедшем факте насилия, стремясь избежать огласки. Так, по данным отечественных и зарубежных исследований, на одно зарегистрированное сексуальное преступление приходится от 10 до 85 фактически совершенных случаев.

При этом именно аномалии сексуальности и, прежде всего парафилии предопределяют стабильную и рецидивную криминальную активность, составляя 45-50 % от общего количества сексуальных преступников. В этом заключается их отличие от иных психических аномалий. Если последние выступают в роли вероятностной предиспозиции к общественно опасным действиям, то некоторые парафилии однозначно ведут к совершению уголовно наказуемых деяний.

Проблема исследования девиантного сексуального поведения без всякого сомнения требует междисциплинарного подхода, где, наряду с конституционно-генетическими и клинико-биологическими факторами, психологические занимают одну из первостепенных ролей. При том, что на сегодняшний день ни один из факторов не изучен в достаточной степени, психологические механизмы формирования и реализации девиантного сексуального поведения, как опосредующие все остальные факторы, остаются недостаточно разработанными и чрезвычайно актуальными для решения клинико-психологических и судебно-психологических вопросов.

Изучению психологических механизмов изнасилований, как одному из видов девиантной сексуальной активности, посвящено множество исследований, как в нашей стране, так и за рубежом (Антонян Ю.М. и др. 1990; Гульман Б.Л. 1994; Ма1ашиИ1 N.N1., 1988; Негкоу МЛ., й. а1. 1996). В то же время, при всем многообразии подходов к изучению девиантного сексуального поведения, лица с

аномалиями влечений, как отдельная группа не выделялись в качестве специального объекта психологического исследования.

На сегодняшний день существуют описания различных нарушений полоролевого поведения и идентичности у лиц совершивших изнасилования: фемининный тип (Гульман Б.Л., 1994), гипермаскулинный (Кочарян A.C., 1996) и андрогинный (Heilbrun А., 1981). Однако полоролевая идентичность у лиц с аномалиями влечения не была предметом специального психологического исследования. Несмотря на то, что психосексуальные ориентации формируются на более поздних этапах по сравнению с периодом становления половой идентичности, их расстройства не выступают изолированно. Согласно дизонтогенетической концепции (Васильченко Г.С., 1990) они могут являться следствием нарушения этапов становления половой идентичности.

Предмет данного исследования составили структурные и содержательные составляющие полового самосознания, особенности усвоенности половой роли, а также особенности регулятивной роли полоролевой идентичности при девиантном сексуальном поведении.

В качестве основных составляющих полового самосознания были выделены: 1) полоролевая идентичность - представления о типичности для своего пола собственного поведения или функций, выражающиеся как обобщенные суждения о мужественности или женственности и отношение к ним; 2) полоролевые стереотипы - представления о стереотипах поведения и функциях, характеризующих мужчин или женщин; 3) полоролевое поведение - паттерны поведения индивида в соответствии с социальными стереотипами мужчин или женщин, или корреляты этих стереотипов; 4) полоролевые предпочтения -ценности индивида в отношении культурально-стереотипного или коррелирующего с ним поведения того или иного пола; 5) сексуальные предпочтения - ценности индивида в отношении представителя другого пола

Объект исследования составили 214 мужчин, из которых 134 человека (средний возраст 33,5 лет), совершившие сексуальные правонарушения и проходившие стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в лаборатории судебной сексологии Государственного Научного Центра Социальной и Судебной Психиатрии им. В.П. Сербского в период с 1994 по 1998 год. Были выделены следующие группы обследуемых: I) основная группа, куда вошли 77 человек с парафилиями (эксгибиционизм - 13 человек; педофилия - 33 человека, в

том числе 19 гетеро - и 16 гомо - ориентированных лиц; 31 человек с расстройствами влечения и агрессивно-садистическим поведением; основная экспериментальная группа была выделена как однородная по критерию наличия клинически очерченной патологии сексуального влечения); И) группа сравнения, состоявшая из 57 мужчин, совершивших противоправные сексуальные действия, но не обнаруживших расстройств сексуального влечения; III) контрольная группа сравнения, состоящая из 80 здоровых мужчин (средний возраст 23,5 лет).

Гипотезы исследования: 1. При аномалиях сексуального влечения выражены нарушения полоролевой идентичности. 2 Расстройства полоролевой идентичности оказывают влияние на саморегуляцию и определяют механизмы реализации аномального сексуального поведения.

Цель исследования - изучение особенностей полоролевой идентичности при расстройствах полового влечения - парафилиях.

В соответствии с этой целью были сформулированы следующие задачи:

1. Установление особенностей полоролевой идентичности у лиц с парафилиями;

2. Выявление специфики усвоенности половой роли при различных вариантах нарушения психосексуальных ориентаций;

3. Выяснение участия нарушений полоролевой идентичности в механизмах психологической саморегуляции;

4. Определение некоторых клинико-психологических условий формирования аномалий сексуального влечения.

Методы исследования

В исследовании были использованы методики, успешно зарекомендовавшие себя при изучении полового самосознания и применявшиеся в судебной психологии и сексологии. «МиФ» (маскулиность и фемининность) -модифицированная методика позволяет установить индивидуальную степень выраженности маскулинности/фгмининности (М/Ф), андрогинности, определить субъективное отношение личности к своему «реальному» и «идеальному» уровням развития этих черт, выявить представления о полоролевых стереотипах, паттернах полоролевого поведения и сексуальных предпочтениях (Bern S., 1974; Бессонова Т.Л., 1994; Дворянчиков Н.В., Герасимов A.B., Ткаченко A.A., 1997). «Кодирование» - модификация методики «проективный перечень» (Старович 3., 1991), позволяет исследовать эмоциональное самовосприятие, а также

особенности восприятия полоролевых стереотипов, эмоциональное отношение к ним (Ениколопов С.Н., Герасимов A.B., Дворянчиков Н.В., 1996). «Цветовой тест отношений» (Эткинд A.M., 1988) позволяет констатировать четкость половозрастной идентификации, особенности интериоризации полоролевых стереотипов, смысловой аспект сферы психосексуальных ориентаций, специфику эмоционального восприятия объекта сексуального предпочтения (Кудрявцев И.А., Дозорцева Е.Г., 1993). Модификация теста «Руки» (Wagner Е., 1971; Герасимов A.B., 1996) позволяет определить степень выраженности различных форм агрессивности - инструментальной, экспрессивной, предметно-направленной, а также асоциальных тенденций.

Кроме того, важным источником информации об испытуемых служила структурированная клинико-психологическая беседа, а также материалы уголовных дел и медицинской документации (данные анамнеза и клинико-сексологического обследования).

Научная новизна исследования

Настоящее исследование предлагает новые методологические и методические возможности к изучению девиантного сексуального поведения. Оно открывает возможность осуществлять анализ нарушений полового самосознания путем изучения различных структур полоролевой «Я-концепции» у лиц с аномалиями сексуального влечения.

В работе впервые показан комплекс нарушений структурных и содержательных составляющих полоролевой идентичности у лиц с аномалиями влечения (фемининность полоролевой идентичности, недостаточная эмоциональная усвоенность мужской половой роли, недифференцированность паттернов полоролевого поведения по маскулинности).

Описаны качественные нарушения интериоризации половой роли при различных вариантах и клинических типах расстройств влечения. В группах, различающихся отношением к аномальному влечению (эго-синтония/дистония) обнаружено, что особенности эмоционального отношения к полоролевым стереотипам определяют возможность их участия в регуляции поведения.

Рассмотрено участие полоролевой «Я-концепции» в саморегуляции и реализации аномального сексуального поведения. Нарушение структуры полоролевой «Я-концепции» снижает эффективность саморегуляции у лиц с аномалиями влечения. В частности трудность соотнесения актуальных и

возможных «образов Я» нарушает оценку эффективности предпринятых усилий и затрудняет корректировку активности с учетом ситуации.

Впервые показана связь между клинико-дизонтогенетическими проявлениями нарушения этапов формирования полового самосознания и нарушениями различных составляющих полоролевой идентичности.

Практическая значимость.

Результаты данного исследования применяются в работе лаборатории судебной сексологии Государственного Научного Центра Социальной и Судебной Психиатрии им. В.П.Сербского, а также используются при подготовке и проведении учебных курсов ФППО ММА им. И.М.Сеченова: «Судебная сексология» и «Медицинская и судебная психология».

Результаты работы открывают возможность дифференциальной диагностики различных клинических проявлений парафилий с определением их структурных и динамических характеристик. Это позволяет существенно оптимизировать процесс судебно-психиатрического и клинико-психологического освидетельствования лиц с парафилиями для разрешения вопросов, ставящихся перед экспертными комиссиями.

Апробация работы

Результаты исследования представлены на конференциях: Международная конференция студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Ломоносов» в 1995-1997 г.; Первая Всероссийская научная конференция по психологии Российского Психологического Общества (РПО) «Психология сегодня» (31 января - 2 февраля, Москва, 1996 г.); Юбилейная конференция «Социальная и судебная психиатрия: история и современность», секция «Судебная сексопатология» (Москва 1996 г.); Всероссийская научно-практическая конференция «Дети Росии: насилие и защита», г. Москва, 1-3 октября 1997 г.; Первая Всероссийская конференция Соросовских аспирантов и докторантов в области гуманитарных и социальных наук (победителей конкурса 1997) г. Голицино, 13-16 марта 1998 г.

Апробация работы состоялась в июне 1998 года на заседании кафедры нейро- и патопсихологии психологического факультета Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова.

По материалам исследования опубликовано 14 работ.

На защиту выносятся следующие положения:

1. При аномалиях сексуального влечения выражены структурные и содержательные нарушения полового самосознания: фемининность полоролевой идентичности, недостаточная усвоенность мужской половой роли (формальность представлений об образе мужчины, значительная рассогласованность полоролевых стереотипов и полоролевых предпочтений), идентификация с «женскими» полоролевыми стереотипами, недифференцированность паттернов полоролевого поведения по маскулинности.

2. Существуют качественные нарушения интериоризации половой роли при различных вариантах и клинических типах расстройств влечения: в группах, различающихся отношением к аномальному влечению и клиническим типом расстройства. Можно выделить следующие варианты: 1) снижение положительного эмоционального отношения к полоролевым стереотипам (при эго-синтонии), 2) выраженное конфликтное эмоциональное отношение к полоролевым стереотипам (при зго-дистонии), 3) недифференцированность паттернов полоролевого поведения (при обсессивно-компульсивном варианте), 4) формальность представлений о полоролевых стереотипах (при импульсивном варианте).

3. Особенности эмоционального отношения к полоролевым стереотипам отражает возможность их участия в регуляции поведения. Сниженное эмоциональное отношение к полоролевым стереотипам ослабляет их участие в регуляции поведения в случаях эго-синтонии, и не препятствует реализации аномальной активности. При эго-дистонии амбивалентное отношение к полоролевым стереотипам в большей степени участвует в регуляции поведения и затрудняет реализацию сексуальной активности.

4. Структурные особенности полоролевой идентичности, в свою очередь, могут играть существенную роль в нарушениях саморегуляции у лиц с аномалиями влечения в ситуациях, релевантных половому самосознанию. Участие структур «Я-концепции» в регуляции поведения определяется возможностью соотнесения актуальных и возможных «Я-образов». При импульсивном варианте расстройств сексуального влечения обнаружена близость этих структур, в то время как при обсессивно-компульсивном варианте -значительное между ними расхождение. Это нарушает оценку эффективности

предпринятых усилий и затрудняет корректировку поведения с учетом ситуации в ходе реализации аномальной активности.

5. В формировании нарушений различных составляющих полоролевой идентичности важную роль играют онтогенетические факторы. Нарушение этапа становления полового самосознания, ведет за собой нарушение устойчивости «образа Я», когнитивной и аффективной составляющих полоролевых стереотипов, а также затрагивает и полоролевую идентичность. Нарушения этапа полоролевого поведения, в свою очередь, затрагивают формирование паттернов полоролевого поведения, а также вносят свой вклад в нарушение сексуальных предпочтений. Нарушение этапа психосексуальных ориентаций сопровождается нарушением полоролевой идентичности и полоролевых предпочтений.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, выводов, приложений, списка литературы, включающего 181 наименование, из них 91 на иностранных языках: Текст диссертации изложен на 162 страницах. Работа содержит 10 таблиц, 7 рисунков.

Основное содержание работы

Во введении к диссертации обоснована актуальность, сформулированы цели и задачи, а также научная новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава содержит обзор литературы по проблемам соотношения половой идентичности и девиантного сексуального поведения, адаптации и саморегуляции.

На основании современного состояния проблемы можно сделать вывод, о том, что психологическое исследование лиц с сексуальными девиациями требует не только адекватного методического, но и методологического решения. Безуспешные попытки выделить существенные характеристики лиц с сексуальными девиациями в рамках стандартных моделей исследования личности (Кон И.С., 1988; Антонян Ю.М., и др. 1990; Биагег 8. А.,1996) могут свидетельствовать о том, что на сегодняшний день не существует адекватной психологической модели расстройств влечения, что определяет недостаточную разработанность методического обеспечения этой проблемы.

Одним из немногочисленных показателей, дифференцирующих лиц с сексуальным девиантным поведением от других групп испытуемых, являются выраженность полоролевых качеств (М/Ф) (Антонян Ю.М., и др., 1990; НеШгап А.,1981). В отношении же лиц с расстройством сексуального влечения существуют

феноменологические описания, свидетельствующие о выраженности у них «женственных» качеств (Langevin R., 1981). Однако, исследования посвященные психологии здоровья показывают, что нарушение полоролевой идентичности (М/Ф) является тонким индикатором нарушения психологического здоровья и адаптации вообще, а не только в сфере психосексуальных ориентации (Heilbrun А., 1981; Кочарян A.C., 1996).

Согласно дизонтогенетической концепции Г.С. Васильченко (1990) психосексуальные ориентации формируются на этапах более поздних по сравнению с этапом формирования половой идентичности, что позволяет предполагать у лиц с аномалиями влечений нарушения полоролевой идентичности. Эти нарушения могут отражаться не только на нарушении пропорции М/Ф, но на нарушении структур самосознания имеющих отношения собственно к полоролевой сфере, то есть участвующих в регуляции поведения индивидуума в ситуациях, релевантных половому самосознанию (например, в ситуациях, требующих участия полоролевых стереотипов).

Таким образом, можно развести различные механизмы функционирования полоролевой идентичности. С одной стороны она отражает общую степень адаптации индивида, его психологическое здоровье, и ее нарушения не определяют однозначно предрасположенность к девиантной сексуальной активности. Однако нарушение именно полоролевых структур личности, имеющих отношение к половому поведению и регулирующих поведение в ситуациях релевантных половому самосознанию, может отражаться на расстройствах собственно поведенческих паттернов полового поведения в сексуальной сфере. При этом нарушение полоролевой идентичности может являться лишь условием для формирования расстройств влечения наряду со особенностями опредмечивания и опосредования сексуальной потребности (Антонян Ю.М., Гульдан В.В., 1991), клинико-биологическими факторами (Money J., 1989; Каган Б.М., и др. 1995; Иващенко О.И., Елисеев A.B., Ткаченко A.A., Петина Т.В., 1997).

В психологии сложилось несколько основных подходов к изучению механизмов полоролевой социализации, особенностей формирования цолоролевых предпочтений и некоторых типичных для пола личностных характеристик: традиционная психоаналитическая концепция (Фрейд 3.), теория социального научения (Bandura A. Walters R., 1965), теория идентификации

(Kagan J., 1958), теория когнитивного развития (Kohlberg L.,1966) и так называемая «новая психология пола» (Maccoby Е., Jacklin С., 1974; Bern S.,1975; Heilbrun А., 1981). Представители последнего подхода критикуя традиционные теории половых ролей, утверждают, что усвоение характерных для пола черт личности и интересов зависит не от врожденных инстинктов и психологических потребностей индивидов быть сохраненными в своей половой идентификации, а от усвоения ребенком в раннем детстве своей половой принадлежности и от социальных ожиданий общества и ближайшего окружения. Психологические конструкты «маскулинности» и «фемининности» в этих концепциях соотносятся с понятиями инструментальности и экспрессивности. T.Parsons и R.F.Bales (1955) отличают маскулинные (инструментальные) качества от фемининных (экспрессивных) с помощью мотивационного критерия. Так инструментальность, проявляется в ориентации личности на достижение целей за пределами непосредственной ситуации межличностного взаимодействия и характеризуется нечувствительностью к эмоциональным реакциям окружающих; экспрессивность состоит в направлении интересов личности непосредственно на ситуацию межличностного взаимодействия с учетом эмоциональных реакций окружающих. Данный подход к исследованию полового самосознания позволяет изучать маскулинность и фемининность как независимые друг от друга личностные конструкты, имеющие свои различные механизмы формирования (Бессонова Т.Н., 1994), а, кроме того, позволяет изучать половую идентичность у лиц с парафилиями с позиции «Я-концепции».

В последнее время приобретает популярность подход, позволяющий рассматривать включенность полотипических качеств на различных уровнях самосознания индивида, его «Я-концепции» (Spence J.T., 1993; Koestner R., Aube J.,1995; Соколова Е.Т., 1989; Бессонова Т.Д., 1994; Кочарян A.C., 1996). В частности, образующей полового самосознания является не только пропорция М/Ф, но и паттерны полоролевого поведения в различных ситуациях, полоролевые предпочтения, представления о стереотипах полоролевого поведения. Поскольку поведение в определенной ситуации определяется и регулируется «Я-образами», релевантными этой ситуации (согласно теории динамической «Я-концепции» Marcus H., Wurf Е., 1987), можно ожидать, что именно полоролевая «Я-концепция» каким-то образом отражается на содержании этих действий, а также участвует в их регуляции.

Таким образом, можно предполагать у лиц с расстройством психосексуальных ориентации нарушения полоролевой идентичности. Это позволило бы определить роль нарушений полоролевой идентичности в условиях формирования аномалий влечения, влиянии на саморегуляцию, и, в ряде случаев, в детерминации механизмов реализации аномального сексуального поведения.

Во второй главе представлены основные подходы к выбору объекта исследования и постановке задач психологического изучения лиц с сексуальными девиациями. Описаны материалы и методы работы, дана клинико-психологическая характеристика обследованной выборки лиц.

Основные результаты исследования

Третья глава посвящена изучению специфики структуры полоролевой идентичности лиц с парафилиями, а также с различными ее типами. Выявленные нарушения половой идентичности при аномалиях сексуального влечения свидетельствуют о нарушении целостной структуры полового самосознания. Это искажение пропорции М/Ф (фемининный тип идентичности, р<0,01), расхождение полоролевых стереотипов и полоролевых предпочтений (р<0,01). Выявленное нарушение устойчивости, целостности «Я-образа» затрудняет формирование ролевых аспектов полового самосознания, и как следствие - нарушение паттернов полоролевого поведения (р<0,05), а именно недифференцированность по маскулинности, черт демонстрируемых «мужчинам» и «женщинам».

Проведенное исследование позволяет выделить следующие типы нарушения интериоризации полоролевых эталонов: недифференцированность в случае педофилии по возрастным особенностям; в случае садизма -недифференцированность по половым особенностям роли; и искаженность пропорции маскулинности/фемининности при эксгибиционизме. В то же время, при недифференцированности структуры половой роли, содержательная составляющая (пропорция М/Ф) так или иначе соответствует нормативному (маскулинный тип), но не соотносится при этом с полоролевыми предпочтениями; при садизме это достигает максимальной степени выраженности и сопровождается нарушениями эмоциональной составляющей. При искаженности же пропорции М/Ф половой роли при эксгибиционизме наблюдается включенность этого искаженного стереотипа в систему полоролевых предпочтений.

Таким образом, результаты данного этапа исследования свидетельствуют о целом комплексе нарушений структурных и содержательных составляющих полоролевой идентичности при парафилиях, а также позволяют выделить различные варианты искажения и нарушения интериоризированности половой роли при разных видах парафилий.

В четвертой главе рассмотрена роль структурных и содержательных составляющих полоролевой идентичности в саморегуляции при различных психопатологических вариантах парафилий. Основная экспериментальная группа была разделена на подгруппы, различающиеся отношением к влечению (эго-синтония/дистония), и клиническим типом (импульсивный/обсессивно-компульсивный). Такое разделение позволяет развести механизмы ситуативного развития мотивации при реализации аномального влечения 1) эго-синтонический вариант характеризуется положительным отношением к аномальной потребности включенностью ее в иерархию ведущих потребностей, в то время как при дистонии опредмечивание потребности сопровождается борьбой мотивов, 2) импульсивный вариант характеризуется непосредственной реализацией возникшего влечения в конкретной ситуации, в то время как при обсессивно-компульсивном варианте реализация развернута во времени, сопровождается борьбой мотивов, попытками совладания со своим влечением.

По результатам исследования эго-дистонической форме расстройств сопутствует амбивалентность мужской половой роли (р<0,05), низкие показатели по нейтральному восприятию полоролевых стереотипов (р<0,05), формальность и «деперсонифицированность» восприятия образа «женщины» (р<0,01). При синтонии выявляется эмоционально-нейтральное отношению к образу «мужчины» (р<0,05), что может отражать сниженность эмоционального компонента усвоенности мужской половой роли.

Обсессивно-компульсивный тип характеризуется недифференцированностью паттернов полоролевого поведения по маскулинности (р<0,05). При сравнении этой группы с импульсивными парафиликами выявляется выраженная конфликтность - рассогласованность мевду полоролевой идентичностью («я-реальное») и полоролевыми предпочтениями («я-идеальное») (р<0,01). Импульсивный тип характеризуется выраженной маскулинностью полоролевой идентичности (р<0,05), но формальностью представлений о половых ролях («деперсонифицированность» образов «мужчины» и «женщины») при

положительном к ним отношении, стремлением к «доминированию», к «сопротивлению внешним условиям», выраженностью инструментальной агрессии, что может отражать стремление следовать формально знаемым эталонам «маскулинного» поведения.

Таким образом, полученные данные позволяют оценить нарушения регуляции поведения на этапах мотивационном и принятия решения. Эго-дистонический и эго-синтонический варианты отражают различные варианты возможного протекания мотивационного этапа поведения при реализации аномальной активности. При синтонии преобладает сниженность эмоционального отношения к полоролевым нормативам, и активность, направленная на удовлетворение актуальной потребности может протекать через все этапы с различной степенью «развернутости», при этом ведущие нарушения касаются содержательной стороны потребности и ее структуры. Она изменяет мотивационную иерархию ведущих потребностей и реализует регуляцию поведения с искажением в звене критичности отношения к аномальному объекту или способу реализации влечения. При дистонии расстройство влечения может сопровождаться борьбой мотивов, вследствие сохранности звеньев личностной нормативной регуляции (ценности, установки), но существуют условия, при которых эта борьба может нивелироваться. В ходе длительного аффективного напряжения может измениться эмоциональное отношение к полоролевым нормативам, вследствие может ослабевать их регулятивную роль (Сафуанов Ф.С., 1998).

Разделение клинических типов парафилий по характеру реализации активности позволяет предполагать ее различные механизмы на этапах принятия решения и реализации. Так, при обсессивно-компульсивном варианте выражена несообразность возникающего побуждения основным личностным установкам и диспозициям, что провоцирует внутриличностный конфликт. Преобладает также конфликтность как в отношении «мужской» так и «женской» половых ролей. Импульсивный вариант характеризуется более положительным восприятием образов «мужчины» и «женщины», то есть меньшей конфликтностью. Значительное рассогласование между «я-реальным» и «я-идеальным» затрудняет сопоставление этих структур и снижает эффективность саморегуляции именно в ситуациях, релевантных половому самосознанию индивида. При слабой интериоризации или сознательном игнорировании социальных норм они, как

правило, представлены в сознании субъекта в виде формально знаемых мотивов и не оказывают в большинстве случаев регулятивного воздействия на его поведение (Бобнева М.И., 1975). При импульсивности преобладает снижение эмоционального компонента норм. При обсессивности преобладает конфликтность представлений о полоролевых стереотипах и недифференцированное^ паттернов полоролевого поведения по маскулинности.

В отношении нарушения роли полоролевых нормативов в регуляции поведения по данным настоящего исследования можно выделить следующие варианты: 1) снижение положительного эмоционального отношения к нормам (при эго-синтонии), 2) выраженное конфликтное эмоциональное отношение к нормам (при зго-дистонии), 3) структурные нарушения полоролевой «Я-концепции» в виде значительного расхождения между актуальными и возможными «образами-Я», недифференцированность паттернов полоролевого поведения (при обсессивно-компульсивном варианте), 4) структурные нарушения полоролевой «Я-концепции» в виде недостаточной дифференцированности актуальных и возможных «образов-Я», формальность представлений о полоролевых нормах, их атрибутивный характер (при импульсивном варианте).

Можно проследить также вклад механизмов «Я-концепции» и полоролевых нормативов в процессы саморегуляции при ситуативном развитии аномальной активности. Участие структур «Я-концепции» в регуляции поведения определяется возможностью соотнесения актуальных и возможных «Я-образов» (Гульдан В.В., Цапенко И.В., 1987; Markus Н., Wurf Е., 1987). При импульсивном варианте расстройств сексуального влечения обнаружена близость этих структур, в то время как при обсессивно-компульсивном варианте - значительное между ними расхождение. Это нарушает оценку эффективности предпринятых усилий и затрудняет корректировку активности с учетом ситуации. Кроме того, недифференцированность паттернов полоролевого поведения по маскулинности при обсессивно-компульсивном варианте может также затруднять произвольную регуляцию поведения в ситуациях релевантных половому самосознанию.

В пятой главе сопоставлялись клинико-психологические аспекты половой идентичности лиц с аномальным сексуальным поведением. Проведенное исследование позволяет предположить определенные симптомокомплексы нарушений полового самосознания, что позволяет оценить нарушения клинико-дизонтогенетических проявлений половой идентичности в соответствие с

концепцией Г.С. Васильченко (1990). Так нарушение этапа формирования полового самосознания (от 1 до 5 лет), ведет за собой нарушение устойчивости «образа-Я», когнитивной и аффективной составляющей полоролевых стереотипов, а также затрагивает и полоролевую идентичность. Нарушения этапа полоролевого поведения (от 5 до 12 лет) соответственно затрагивают формирование стереотипов полоролевого поведения, а также вносят свой вклад в нарушение сексуальных предпочтений. Нарушение этапа психосексуальных ориентации (от 12 до 26 лет) сопровождается нарушением полоролевой идентичности и полоролевых предпочтений.

В шестой главе анализировалось участие полоролевой «Я-концепции» в реализации аномального сексуального поведения (на примере отдельных клинических случаев). Рассматривается модель участия «Я-концепции» в эмоциональной саморегуляции в зависимости от нарушений аффективных и когнитивных составляющих «образа-Я» (Swann W.B., et al. 1987; Markus H., Wurf E. 1987; Гозман Л.Я., 1987; Соколова E.T., 1989). Подобный подход позволяет предположить различные механизмы участия полоролевой идентичности в эмоциональной саморегуляции при различных вариантах расстройств влечения.

Так, при вариантах с нарушением когнитивной составляющей полоролевой идентичности (на примере педофилии) ведущим является стремление к сохранению стабильного «образа-Я», к контролю ситуации взаимодействия - за счет выбора сексуального партнера более безопасного в психологическом плане и, соответственно, более прогнозируемого. Нарушения полоролевой идентификации вероятно способствуют тому, что стремление к сохранению стабильного «образа-Я» реализуется именно в сексуальной сфере за счет предпочтения безопасного и прогнозируемого по поведению объекта.

У лиц с нарушением эмоциональной составляющей полоролевой идентичности (на примере садизма), аномальное поведение выполняет функцию повышения самооценки за счет построения взаимодействия с партнером в рамках жесткого стереотипа взаимодействия. В этом варианте выражена фиксированность именно на способе реализации влечения, на крайних стереотипах «маскулинного» поведения, детерминированные тем, что образ «мужчины» характеризуется формальными представлениями о «мужской половой роли». Это определяет стремление в ситуации, требующей участия полоролевых

стереотипов, занять доминирующую позицию и получить возможность ограничивать активность своего партнера.

Нарушение содержательной составляющей мужской роли, может отражаться на ненормативном, дистантном способе удовлетворения влечения (эксгибиционизм). При этой форме расстройств влечения нечетко дифференцированный стереотип полоролевого поведения, допускает возможность такого способа эмоциональной саморегуляции как поиск и становление новой идентичности в ходе реализации аномальной сексуальной активности.

Таким образом результаты данного исследования позволяют подойти к выявлению роли некоторых дизонтогенетических факторов (в частности, нарушение интериоризации половой роли) как условия формирования аномалий сексуального влечения, к разрешению проблем участия полоролевой идентичности в саморегуляции при аномалиях влечения, а также клинико-психологической дифференциальной диагностики, предупреждения и профилактики сексуальных правонарушений.

1. При аномалиях сексуального влечения выявлены структурные и содержательные нарушения полоролевой идентичности: фемининность полоролевой идентичности, идентификация с женскими полоролевыми стереотипами, недостаточная эмоциональная усвоенность мужской половой роли (формальность представлений об образе мужчины, расхождение полоролевых предпочтений и полоролевых стереотипов), недифференцированность паттернов полоролевого поведения по маскулинности.

2. При различных вариантах и клинических типах расстройств влечения выявлены особенности интериоризации половой роли. У групп различающихся самоотношением и клиническим типом расстройства по данным настоящего исследования можно выделить следующие варианты: 1) снижение положительного эмоционального отношения к полоролевым стереотипам (при эго-синтонии), 2) выраженное конфликтное эмоциональное отношение к полоролевым стереотипам (при эго-дистонии), 3) недифференцированность паттернов полоролевого поведения (при обсессивно-компульсивном варианте), 4) формальность представлений о полоролевых стереотипах, их атрибутивный характер (при импульсивном варианте). При этом недостаточная

интериоризированность полоролевых норм при парафилиях может ограничивать выбор поведенческих стратегий в ситуации обусловливающей полоролевую фрустрацию, и предопределять реализацию возникающего в этих случаях конфликта именно в сексуальной сфере.

3. Особенности эмоционального отношения к полоролевым стереотипам отражают возможность их участия в регуляции поведения. Сниженное эмоциональное отношении к полоролевым стереотипам ослабляет их участие в регуляции поведения в случаях эго-синтонии, и не препятствует реализации аномальной активности. В то время как при эго-дистонии амбивалентное отношение к полоролевым стереотипам в большей степени участвует в регуляции поведения и затрудняет реализацию сексуальной активности.

4. Структурные особенности полоролевой идентичности в свою очередь играют существенную роль в нарушениях саморегуляции у лиц с аномалиями влечения. Участие структур «Я-концепции» в регуляции поведения определяется возможностью соотнесения «Я-образов» (актуальных и возможных). При импульсивном варианте расстройств сексуального влечения обнаружена близость этих структур, в то время как при обсессивно-компульсивном варианте -значительное между ними расхождение. Это нарушает оценку эффективности предпринятых усилий и затрудняет корректировку поведения с учетом ситуации в ходе реализации аномальной сексуальной активности.

5. В формировании нарушений различных составляющих полоролевой идентичности высока роль нарушения некоторых онтогенетических факторов. Нарушение этапа формирования полового самосознания, ведет за собой нарушение устойчивости «образа-Я», когнитивной и аффективной составляющей полоролевых стереотипов, а также затрагивает и полоролевую идентичность. Нарушения этапа полоролевого поведения соответственно затрагивают формирование стереотипов полоролевого поведения, а также, вносят свой вклад в расстройства сексуальных предпочтений. Нарушение этапа психосексуальных ориентаций сопровождается нарушением полоролевой идентичности и полоролевых предпочтений.

Список публикаций по теме диссертации.

1) Особенности половой идентичности у лиц с аномальным сексуальным поведением. Материалы конференции «Актуальные проблемы современной

психологии» секция «Медицинская психология и психокоррекция», Харьков 1995 г. с.30-31.

2) Особенности применения проективных методов при диагностике и изучении лиц с аномальным сексуальным поведением. Материалы международной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Lomcnosov - 96» секция «Психология», Москва 1996 г. с.16-17 (в соавторстве с Герасимовым А.В.)

3) Полоролевая идентичность у лиц с аномалиями сексуального влечения. Материалы научно-практической конференции сексопатологов «Проблемы современой сексологии и сексопатологии» г. Москва, 1996 г. с.37

4) К вопросу о роли полоролевого самосознания в регуляции поведения. Ежегодник РПО, том 2, выпуск 4. Материалы 1-й Всероссийской научной конференции по психологии РПО «Психология сегодня», Москва 1996 г. с.164-165

5) Проблемы психологического исследования лиц с аномалиями сексуального влечения. Материалы юбилейной конференции «Социальная и судебная психиатрия: история и современность», секция «Судебная сексопатология», Москва 1996 г. с.382-385 (в соавторстве с С.Н. Ениколоповым и А.В.Герасимовым).

6) Psychological study of patients with paraphilia. European Psychiatry. The Journal of the Association of European Psychiatrists, European Congress of the World Psychiatric Association, Vol 12/Suppl 2, Geneva, 1997. p.225s (в соавторстве с А.В. Герасимовым).

7) Biologic explanation of psychologic peculiarities in paraphilia. Biological Psychiatry. A Journal of Psychiatric Research, Vol. 42, Number IS, Abstracts of the 6th World Congress of Biological Psychiatry, Nice, France, 1997, p.256s. (в соавторстве с А.В. Герасимовым, А.А. Ткаченко).

8) Disorders of sex-role identity at paraphilias. European Neuropsychofarmacology. The Journal of the European College of Neuropsychopharmacology, Vol. 7, Supl 2, Abstracts of the X-th Congress of the European College of Neuropsychopharmacology, Vienna, Austria, 1997, p.s269. (в соавторстве с A.A. Ткаченко).

9) Психосексуальные расстройства у несовершеннолетних потерпевших от сексуальных деликтов. В сборнике «Дети Росии: насилие и защита». Материалы

Всероссийской научно-практической конференции. М., 1997. с.80-83 (в соавторстве с М.А. Догадиной, A.B. Герасимовым).

10) Психологические особенности лиц с парафилиями. (гл. 4 книги «Аномальное сексуальное поведение» под ред. д.м.н. A.A. Ткаченко).- М.: РИО ГНЦ СиСП им. В.П.Сербского, 1997.- 426 с. с.125-174 (в соавторстве с А.В.Герасимовым и A.A. Ткаченко).

11) Некоторые дизонтогенетические механизмы формирования садизма. Российский психиатрический журнал. № 3, 1998 г., с.4-9. (в соавтор, с A.A. Ткаченко).

12) Полоролевая идентичность у лиц с парафилиями. Журнал неврологии и психиатрии им С.С. Корсакова (в печати) 1998 г. (в соавтор, с

A.A. Ткаченко).

13) Регулятивная роль полоролевой идентичности. Материалы 2-й Международной научной конференция «Серийные убийства и социальная агрессия», Россия, Ростов-на-Дону, 1998 г.

14) Судебно-сексологическая экспертиза, том I. - М.: РИО ГНЦ СиСП им.

B.П.Сербского, 1998, с.359 (в соавторстве с A.A. Ткаченко, Г.Е. Введенским).

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Дворянчиков, Николай Викторович, 1998 год

Введение.

Глава 1. Современное состояние проблемы.

1.1 Половая идентичность и девиантное сексуальное поведение.

1.2 Полоролевая идентичность и механизмы идентификации.

1.3 Половая идентичность и проблемы адаптации и психического здоровья.

1.4. Половая идентичность и проблемы психологической саморе1уляции.

1.5. Постановка пшотезы исследования.

Глава 2. Объект, методы и предмет исследования.

2.1 Проблема выбора объекта психологического исследования лиц с девиангаым сексуальным поведением.

2.2 Проблемы выбора предмета психологического исследования лиц с сексуальными девиациями.

2.3 Предмет исследования.

2.4. Методы исследования.

2.5 Обработка.

Глава 3. Структура полоролевой идентичности у лиц с парафилиями

3.1 Половая идентичность при парафилиях.

3.2 Полоролевая идентичность лиц с различными вариантами тарафилий.

3.3. Обсуждение.

Глава 4. Полоролевая идентичность у лиц с различными психопатологическими вариантами парафилий.

Глава 5. Клинико-психологические составляющие половой идентичности у лиц с противоправным сексуальным поведением.

Глава 6. Полоролевая идентичность и проблемы регуляции при аномалиях сексуального влечения.

Введение диссертации по психологии, на тему "Полоролевая идентичность у лиц с девиантным сексуальным поведением"

Актуальность работы

Проблема девиантного сексуального поведения является актуальной в социально-правовом плане поскольку сексуальные преступления (серийные сексуальные убийства, изнасилования, сексуальное насилие в семье и др.) составляют от 0,8% до 5% по отношению к другим видам правонарушений во многих странах. В России в 1996 году общее количество сексуальных преступлений составило 13043 случаев.

Особенностью сексуальных преступлений является их высокий уровень латентности по сравнению с другими видами преступлений прошв личности. Это связано в первую очередь с тем, что потерпевшие часто не желают сообщать о произошедшем факте насилия, стремясь избежать огласки. Так, по данным отечественных и зарубежных исследований, на одно зарегистрированное сексуальное преступление приходится от 10 до 85 фактически совершенных случаев. Соотношение зарегистрированных и фактически совершенных случаев сексуального насилия колеблются от 1:15 до 1:85, в случае педофилии - 1:15, изнасилования - 1:60, эксгибиционизм - 1:85 (Старович 3.,1991).

При этом именно аномалии сексуальности и прежде всего парафилии занимают стабильное место в криминальной активности, составляя 45-50 % от общего количества сексуальных преступников (Антонян Ю.М., Позднякова С.П., 1991) и определяют совершение как наиболее тяжких, так и наиболее рецидивных правонарушений. В этом заключается их отличие от иных психических аномалий. Если последние выступают в роли вероятностной предиспозиции к общественно опасным действиям, то некоторые парафилии нередко однозначно ведут к совершению уголовно наказуемых деяний.

Проблеме психологических механизмов изнасилований посвящено множество исследований как в нашей стране так и за рубежом (Антонян Ю.М. и др. 1990; Гульман Б.Л, 1994; Malamuth N.M., 1988; Heikov M.J., et al. 1996). В то же время, при всем многообразии подходов к изучению девиантного сексуального поведения, лица с аномалиями влечений, как отдельная группа не выделялась в качестве специального объекта психологического исследования.

Проблема исследования девиангаого сексуального поведения без всякого сомнения требует междисциплинарного подхода, где, наряду с конституционно-генетическими и клинико-биологаческими факторами, психологические занимают одну из, первостепенных ролей. При том, что на сегодняшний день ни один из факторов не изучен в достаточной степени, психологические механизмы формирования и реализации девианшого сексуального поведения, как опосредующие все остальные факторы, остаются на сегодняшний день недостаточно разработанными и чрезвычайно актуальными для решения клинико-психологических и судебно-психологических вопросов.

Изучению психологических механизмов изнасилований, как одному из видов девиантаой сексуальной активности, посвящено множество исследований, как в нашей стране, так и за рубежом (Антонян Ю.М. и др. 1990; Гульман Б. Л. 1994; Malamuth N.M., 1988; Herikov M.J., et al. 1996). В то же время, при всем многообразии подходов к изучению девианшого сексуального поведения, лица с аномалиями влечений, как отдельная группа не выделялась в качестве специального объекта психологического исследования.

На сегодняшний день существуют описания различных нарушений полоролевого поведения и идентичности у лиц совершивших изнасилования: фемининный тип (Гульман Б.Л., 1994), гипермаскулинный (Кочарян A.C., 1996), андрогинный (НеПЬгип А., 1981). Однако полоролевая идентичность у лиц с аномалиями влечения не была предметом специального психологического исследования. Несмотря на то, что психосексуальные ориентации формируются на более поздних этапах по сравнению с периодом становления половой идентичности их расстройства не выступают изолированно, а согласно дизонтогенетической концепции (Васильченко Г.С., 1990) могут являться следствием нарушение этапов становления половой идентичности.

Предмет данного исследования составили структурные и содержательные составляющие полового самосознания, особенности усвоенности половой роли, а также особенности регулятивной роли полоролевой идентичности при девиантом сексуальном поведении. Поскольку структура полового самосознания включает в себя не только профиль маскулигаюсти/фемтшнност, но представляет собой комплекс различных факторов, в настоящем исследовании, согласно поставленным задачам, был выделен ряд параметров, отражающих разнообразные структурные н содержательные составляющие полового самосознания. В качестве основных составляющих полового самосознания были выделены: 1) полоролевая идентичность - представления о типичности для пола своего поведения или функций, выражающиеся как обобщенные суждения о мужественности или женственности и огаошение к ним; 2) полоролевые стереотипы - представления о стереотипах поведения и функциях, ¡»»растеризующих мужчин или женщин; 3) полоролевое поведение - паттерны поведения индивида в соответствии с социальными стереотипами мужчин или женщин, или корреляты этих стереотипов; 4) полоролевые предпочтения - ценности индивида в отношении культурально-стереотипного или коррелирующего с ним поведения того или иного пола; 5) сексуальные предпочтения - ценности индивида в отношении представителя другого пола.

Для операционализации этих конструктов были выбраны методики, успешно зарекомендовавшие себя при изучении полового самосознания и применявшиеся в судебной психологии и сексологии. Кроме того, важным источником информации об испытуемых служила структурированная клинико-психологическая беседа, а также материалы уголовных дел и медицинской документации (данные анамнеза и клинико-сексологического обследования).

Объект исследования составили 214 мужчин, из которых 134 человека (средний возраст 33,5 лет), совершившие сексуальные правонарушения и проходившие стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в лаборатории судебной сексологии Государственного Научного Центра Социальной и Судебной Психиатрии им. В.П. Сербского в период с 1994 по 1998 год. Были выделены следующие группы обследуемых: I) основная группа, куда вошли 77 человек с парафилиями (эксгибиционизм - 13 человек; педофилия - 33 человека, в том числе

19 гетеро - и 16 гомо - ориентированных лиц; 31 человек с расстройствами влечения и агрессивно-садистическим поведением; основная экспериментальная группа была выделена как однородная по критерию наличия очерченной клинически патологии сексуального влечения); П) группа сравнения, состоявшая из 57 мужчин, совершивших противоправные сексуальные действия, но не обнаруживших расстройств сексуального влечения; Ш) контрольная группа сравнения, состоящая из 80 здоровых мужчин (средний возраст 23,5 лет).

Гипотезы исследования: 1. При аномалиях сексуального влечения выражены нарушения полоролевой идентичности. 2 Расстройства полоролевой идентичности оказывают влияние на саморегуляцию и определяют механизмы реализации аномального сексуального поведения.

Цель исследования - изучение особенностей полоролевой идентичности при расстройствах полового влечения - парафилиях.

В соответствии с этой целью были сформулированы следующие задачи:

1. Установление особенностей полоролевой идентичности у лиц с парафилиями;

2. Выявление специфики усвоенносш половой роли при различных вариантах нарушения психосексуальных ориентации

3. Выяснение участия нарушений полоролевой идентичности в механизмах психологической саморегуляции;

4. Определение некоторых клинико-психологических условий формирования аномалий сексуального влечения.

Научная новизна исследования

Настоящее исследование предлагает новые методологические и методические возможности к изучению девиангаого сексуального поведения. Оно открывает возможность проведения анализа нарушений полового самосознания путем изучения различных структур полоролевой «Я-концепции» у лиц с аномалиями сексуального влечения.

В работе впервые в отечественной литературе показан комплекс нарушений структурных и содержательных составляющих полоролевой идентичности у лиц с аномалиями влечения (фемининность полоролевой идентичности, недостаточная эмоциональная усвоенность мужской половой роли, недифференцированность паттернов полоролевого поведения по маскулинности).

Описаны качественные нарушения интериоризации половой роли при различных вариантах и клинических типах расстройств влечения. В группах, различающихся отношением к аномальному влечению (эго-сингония/дистония) обнаружено, что особенности эмоционального отношения к полоролевым стереотипам определяет возможность их участия в регуляции поведения.

Рассмотрено участие полоро левой «Я-концепции» в саморегуляции и реализации аномального сексуального поведения. Нарушение структуры полоролевой «Я-концепции» снижает эффективность саморегуляции у лиц с аномалиями влечения. В частности трудность соотнесения актуальных и возможных «образов Я» нарушает оценку эффективности предпринятых усилий и затрудняет корректировку активности с учетом ситуации.

Впервые показана связь между клинико-дизонтогенетическими проявлениями нарушения этапов формирования полового самосознания и нарушениями различных составляющих полоролевой идентичности.

Практическая значимость.

Результаты данного исследования используются в работе лаборатории судебной сексологии Государственного научного Центра социальной и судебной психиатрии им. В .П.Сербского, а также используются при подготовке и проведении учебных курсов ФППО ММА им. И. М. Сеченова: «Судебная сексология» и «Медицинская и судебная психология».

Результаты работы открывают возможность дифференциальной диагностики различных клинических проявлений парафилий с определением их структурных и динамических характеристик. Это позволяет существенно оптимизировать процесс судебно-психиатрического и клинико-психологического освидетельствования лиц с парафилиями и более четко решать разнообразные вопросы, ставящиеся на разрешение экспертных комиссий. Полученные в работе результаты могут применяться для решения актуальных и практических задач, разработки проблем регуляции аномального сексуального поведения; проблем полового воспитания; проблем ранней диагностики, прогнозирования коррекции и возможностей психотерапии лиц с аномалиями сексуальности.

На защиту выносятся следующие положения

1. При аномалиях сексуального влечения выражены структурные и содержательные нарушения полового самосознания: фемининностъ полоролевой идентичности, недостаточная усвоенность мужской половой роли (формальность представлений об образе мужчины, значительная рассогласованность полоролевых стереотипов и полоролевых предпочтений), идентификация с «женскими» полоролевыми стереотипами, недифференцированное^ паттернов полоро левого поведения по маскулинности.

2. Существуют качественные нарушения интериоргоацин половой роли при различных вариантах и клинических типах расстройств влечения: в группах, различающихся отношением к аномальному влечению и клиническим типом расстройства. Можно выделить следующие вариант 1) снижение положительного эмоционального отношения к полоро левым стереотипам (при эго-сингонии), 2) выраженное конфликтное эмоциональное отношение к полоролевым стереотипам (при эго-дистонии), 3) недифферснцированность паттернов полоролевого поведения (при обсесснвно-компульсивном варианте), 4) формальность представлений о полоролевых стереотипах (при импульсивном варианте).

3. Особенности эмоционального отношения к полоролевым стереотипам отражает возможность их участия в регуляции поведения. Сниженное эмоциональное отношение к полоролевым стереотипам ослабляет их участие в регуляции поведения в случаях эго-синтонии, и не препятствует реализации аномальной активности. При эго-дистонии же амбиваленгаое отношение к полоролевым стереотипам в большей степени участвует в регуляции поведения и затрудняет реализацию сексуальной активности.

4. Структурные особенности полоролевой идентичности, в свою очередь, могут трать существенную роль в нарушениях саморегуляции у лиц с аномалиями влечения в ситуациях, релевантных половому самосознанию. Участие структур «Я-концепции» в регуляции поведения определяется возможностью соотнесения «Я-образов» (актуальных и возможных). При импульсивном варианте расстройств сексуального влечения обнаружена близость этих структур, в то время как при обсессивно-компульсивном варианте - значительное между ними расхождение. Это нарушает оценку эффективности предпринятых усилий и затрудняет корректировку поведения с учетом ситуации в ходе реализации аномальной активности.

5. В формировании нарушений различных составляющих полоролевой идентичности важную роль играют онтогенетические факторы. Нарушение этапа формирования полового самосознания, ведет за собой нарушение устойчивости «образа Я», когнитивной и аффективной составляющих полоролевых стереотипов, а также затрагивает и полоролевую идентичность. Нарушения этапа полоролевого поведения, в свою очередь, затрагивают формирование паттернов полоролевого поведения, а также вносят свой вклад в нарушение сексуальных предпочтений. Нарушение этапа психосексуальных ориентация сопровождается нарушением полоролевой идентичности и полоролевых предпочтений.

Внедрение в практику

Результаты данного исследования применяются в работе лаборатории судебной сексологии Государственного Научного Центра Социальной и Судебной Психиатрии им. В.П.Сербского, а также используются при подготовке и проведении учебных курсов ФППО ММА им. И.М.Сеченова: «Судебная сексология» и «Медицинская и судебная психология».

Результаты работы открывают возможность дифференциальной диагностики различных клинических проявлений парафилий с определением их структурных и динамических характеристик. Это позволяет существенно оптимизировать процесс судебно-психиаггрического и клинико-психологического освидетельствования лиц с парафилиями и решать вопросы, ставящиеся на разрешение экспертных комиссий.

Апробация работы

Результаты исследования представлены на конференциях: Международная конференция студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Ломоносов» в 1995-1997 г.; Первая Всероссийская научная конференция по психологии Российского Психологического Общества (РПО) «Психология сегодня» (31 января - 2 февраля, Москва, 1996 г.); Юбилейная конференция «Социальная и судебная психиатрия: история и современность», секция «Судебная сексопатология» (Москва 1996 г.); Всероссийская научно-практическая конференция «Дети Росии: насилие и защита», г. Москва, 1-3 октября 1997 г.; Первая Всероссийская конференция Соросовских аспирантов и докторантов в области гуманитарных и социальных наук (победителей конкурса 1997) г. Голицино, 13-16 марта 1998 г.

Апробация работы состоялась в июне 1998 года на заседании кафедры нейро- и патопсихологии психологического факультета Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова.

По материалам исследования опубликовано 14 работ.

Объем и структура работы.

Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, выводов, приложений, списка литературы, включающего 181 наименование, из них 91 на иностранных языках. Текстовая часть диссертации изложена на 162 страницах. Общий объем составляет 178 страниц. Работа содержит 10 таблиц, 7 рисунков.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. При аномалиях сексуального влечения выявлены структурные и содержательные нарушения полоролевой идентичности: фемининность полоролевой идентичности, идентификация с женскими полоролевыми стереотипами, недостаточная эмоциональная усвоенность мужской половой роли (формальность представлений об образе мужчины, расхождение полороленых предпочтений и полороленых стереотипов), недифференцированность паттернов полоролевого поведения по маскулинности.

2. При различных вариантах и клинических типах расстройств влечения показаны особенности интериоризации половой роли: У групп различающихся самоотношением и клиническим типом расстройства по данным настоящего исследования можно выделить следующие варианты 1) снижение положительного эмоционального отношения к полоролевым стереотипам (при эго-синтонии), 2) выраженное конфликтное эмоциональное отношение к полоролевым стереотипам (при эго-дистонииХ 3) недифференцированность паттернов полоролевого поведения (при обсессивно-комлульсивном варианте), 4) формальность представлений о полоролевых стереотипах, их атрибутивный характер (при импульсивном варианте). При этом недостаточная интериоризированностъ полоролевых норм при парафилиях может ограничивать выбор поведенческих стратегий в ситуации обусловливающей полоролевую фрустрацию, и предопределять реализацию возникающего в этих случаях конфликта именно в сексуальной сфере.

3. Особенности эмоционального отношения к полоролевым стереотипам отражают возможность их участия в регуляции поведения. Сниженное эмоциональное отношении к полоролевым стереотипам ослабляет их участие в регуляции поведения в случаях эго-синтонии, и не препятствует реализации аномальной активности. В то время как при эго-дистонии амбивалентное отношение к полоролевым стереотипам в большей степени участвует в регуляции поведения и затрудняет реализацию сексуальной активности.

4. Структурные особенности полоролевой идентичности в свою очередь играют существенную роль в нарушениях саморегуляции у лиц с аномалиями влечения. Участие структур «я-концепции» в регуляции поведения определяется возможностью соотнесения «я-образов» (актуальных и возможных). При импульсивном варианте расстройств сексуального влечения обнаружена близость этих структур, в то время как при обсессивно-компульсивном варианте -значительное между ними расхождение. Это нарушает оценку эффективности предпринятых усилий и затрудняет корректировку поведения с учетом ситуации в ходе реализации аномальной сексуальной активности.

5. В формировании нарушений различных составляющих полоролевой идентичности высока роль нарушения некоторых онтогенетических факторов. Нарушение этапа полового самосознания, ведет за собой нарушение устойчивости «образа-я», когнитивной и аффективной составляющей полоро левых стереотипов, а также затрагивает и полоролевую идентичность. Нарушения этапа полоролевого поведения соответственно затрагивают формирование стереотипов полоролевого поведения, а также, вносят свой вклад в нарушение сексуальных предпочтений. Нарушение этапа психосексуальных ориентаций сопровождается нарушением полоролевой идентичности и полоролевых предпочтений.

Заключение

Проведенная работа посвящена изучению феномена ранее не изучавшегося в отечественной психологии - особенностям полоролевой идентичности у лиц с девиантным сексуальным поведением. Изучение данного феномена у лиц с различными формами аномалий влечения позволяет подойти к ответу на вопросы о условиях формирования, нарушениях саморегуляции, и механизмах реализации аномального сексуального влечения. Показаны специфические нарушения полоролевой идентичности у лиц с парафилиями. Согласно современному состоянию проблемы нарушения полоролевой идентичности не предопределяют однозначно нарушения сексуального влечения, так, нарушение пропорции м/ф наблюдаются и при психосоматических расстройствах и являются индикатором психологической дезадаптации.

Полученные результаты позволяют установить роль нарушений половой идентичности в онтогенезе как одного из условий формирования аномалий влечения. Однако нарушение именно регулятивных аспектов полового самосознания - изменение полоролевых предпочтений, стереотипов, может отражаться на нарушении собственно поведенческих паттернов полового поведения в сексуальной сфере.

Кроме того показана роль стереотипов полоролевого поведения, полоролевой «я-концепции» в саморегуляции. Согласно полученным результатам участие полоролевых стереотипов (норм) в регуляции активности снижается при наиболее глубоких формах аномалий влечения, затрагивающих личность человека, иерархию мотивационно-потребностной сферы. Такие формы изменяют эмоциональное отношение к полоролевым стереотипам, а также к запрещенным в обществе формам реализации сексуального влечения. В тех же случаях когда самоотношение не так сильно искажено, ведущие личностные установки сохранны полоролевые стереотипы могут оказывать сдерживающее влияние, приводя к борьбе мотивов, конфликтам в аффективно-мотивационной сфере.

Важную роль в процессе саморегуляции играет также полоролевая «я-концепция». В группах различающихся клиническим типом реализации влечения обсессивнснкомпульсивный/импульсивный типы) выявлены различия в структуре полоролевой «я-концепции», затрудняющие соотнесение актуальных и идеальных «образов-я» именно в полоролевой сфере. А поскольку поведение регулируется образами релевантными актуальной ситуации, то в ситуациях межличностного взаимодействия, требующих участия полоролевых стереотипов вероятно именно структуры полоролевой «я-концепции» наиболее релевантны такой ситуации. Это естественно позволяет предполагать снижение регулирующей роли полоролевой «я-концепции» в ситуациях релевантных половому самосознанию.

Таким образом, данное исследование устанавливает нарушение структурных и содержательных аспектов полоролевой идентичности, раскрывая тем самым некоторые дизонтогенетические механизмы формирования аномалий влечения, механизмы реализации аномального поведения. Рассмотренные в работе новые методический и методологический подходы к изучению аномального сексуального поведения позволяет адекватно подойти к изучению участия полоролевых стереотипов, и «я-концепции» в регуляции поведения.

Дальнейшей разработки требует вопрос о психологических механизмах реализации аномальной сексуальной активности. В данной работе этот вопрос рассматривается на примере отдельных случаев в рамках модели «я-концепции». Предложенные объяснения раскрывают лишь небольшую часть проблем механизмов реализации аномального поведения. На сегодняшний день возникает необходимость рассмотрения механизмов реализации в комплексе исследований различных моделей парафильного поведения (патопсихологических, клинико-сексо логических, психофизиологических, нейрохимических).

Настоящая работа расширяет возможности патопсихологического исследования лиц с парафилиями в ходе комплексных психолого-сексолого-психиатрических экспертиз личностных аномалий, способствуя выявлению структурных и содержательных нарушений полоролевой идентичности и «я-концепции» в регуляции аномального поведения. Роль психологического исследования становится чрезвычайно актуальной при построении психокоррекционных программ для лиц с аномалиями влечения, прогнозе эффективности процесса психотерапии и отслеживании изменений в ходе такой работы. Данные о роли нарушения протекания определенных этапов в психологических нарушениях полоролевой идентичности могут быть использованы при разработке программ полового воспитания.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Дворянчиков, Николай Викторович, Москва

1. Абрамян Л.А Мир мужчин и мир женщин : расхождение и встреча В сб. Этнические стереотипы мужского и женского поведения. Под. ред А.К. Байбурина и И.С. Кона, Наука 1991.

2. Are«» B.C. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов. В-сы психологии, № 1987, №2 С. 152-158.

3. Алешина Ю.Е., Борисов Й.Ю. Полоролевая дифференциация как комплексный показатель межличностных отношений супругов Вестник МГУ сер 14 психология 1984, С. 44-53.

4. Антонин Ю.М,. Позднякова С.П Секуаяьные преступления и их предупреждения: Учебное пособие.- М.: ВНИИ МВД СССР, 1991 .-104 с.

5. Антонян Ю.М, Голубев В.П., Кудряков Ю.Н Изнасилования: причины и предупреждения: Пособие. -М: ВНИИ МВД СССР, 1990. -192с.

6. Антонян Ю.М, Гульдан В.В. Криминальная гагтопсихология. М, Наука, 1991, -248 с.

7. Бердяев Н. Философия творчества, культуры, искусства. В 2-х т. Т. 1- М, Искусство, 1994.-542 с.

8. Бессонова ТЛ. Психологические особенности попоролевого самосознания и самопринятия личности студента педагогического ВУЗа. Автореф. канд. психол. наук МПГУ им В.ИЛенина. -М, 1994.

9. Бобнева МИ. Ссщиальные нормы как объект психологического исследования. В кн. Методологические проблемы социальной психологии. по ред Б.В. Шороховой М., 1975, -293 е. С.221-240

10. Ю.Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М, 1968.1 l.Bptnycb Б.С. Психологический анализ изменений личности при алкоголизме. М.1974.

11. Булгаков С. Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения.-М.: Республика, 1994., -415 с.

12. Васильченко Г.С. Решетняк Ю.А Этиология и патогенез половых расстройств // Общая сексопатология. М: Медицина, 1977.

13. Васильченко Г.С. Сексопатология. М, 1990.

14. Васильченко Г.С. Частная сексопатология (Руководство для врачей) Т.-2. -М: Медицина, 1983, -352 е.

15. Введенский Г.Е. Клинико-диагностические аспекты аномального сексуального поведения. Автореферат дисс. канд. мед. наук, 1994.

16. Вейнингер О. Пол и характер. Мужчина и женщина в мире страстей и эротики. Пер. с. нем.-М: ФорумXIX-XX-XXI, 1991. 192 с.

17. Геодакян В.А Эволюционная теория пола. Природа, №8,1991, С. 60-69.

18. Герасимов АВ. К проблеме изучения и прогноза сексуально-агрессжного поведения II Психология сегодня, РПО, М, 1996. -Т.2, Вып. 4.

19. Гозман ЛЯ. Психология эмоциональных отношений. Москва МГУ, 1987, -175 с.

20. Губачев ЮМ, Жузжанов О.Т., Симаненков В.И. Психосоматические аспекты язвенной болезни. Алма-Ата: «Казахстан». 1990. 215 с.

21. Гульман БЛ. Сексуальные преступления.- Харьков: НМЛ «Рубикон», 1994.-124 с.

22. Ениколопов С.Н. Агрессивность как специфическая форма активности и возможности ее изучения па примере преступников. // Психологическое изучение личности преступника. Москва, 1976.

23. ЗО.Зейгарник Б.В., Брепусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. М. Изд-во Моск. Ун-та, 1980, -169 с.31.3ейгарних Б.В. Патопсихология. М, изд-во МГУ, 1986.

24. Иващснко О.И., Елисеев АВ., Тквченко АА, Пепгина Т.В. Межполушарная когерентность ЭЭГ у лиц с аномальным сексуальным поведением. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова № 7,1997. С. 46-51

25. Исаев Д Н., Каган В.Б. Половое воспитание детей. Л., 1988.

26. Кагвн В.Е. Половая идентичоюсть и развитие личности. Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. Бехтереве 1991, N 4, С.25-33.

27. Каган EJML, Ткаченко АА, Дроздов A3, Аадриинова Е.П., Филатова Т.С., Маньковская И.В., Ковалева И. А. Метаболизм моноаминов при различных формах парафгагай. Журнал неврологии и ииихиилрии им. С.С. Корсакова 1995, № 6, С.52-60.

28. Коломинский ЯЛ, Мелтсас MX. Ролевая дифференциация пола у дошкольников. Вопр. психол. 1985 N 3 С. 165-71.

29. Кон И.С. Введение в сексологию. -М, «Медицина», 1988.

30. Кон И.С. Открытие «Я». -М, 1978.39JCoh И.С., БеЙбурин АК. (ред) Этнические стереотипы мужского и женского поведения. Наука 1991.

31. Кочарян АС. Полоролевая структура личности больных с язвенной болеанью желудка я 12-перстной кишки // Укрв1ньс*сий Bicroac психоневрологи. 1995.Т. № 4, вип.2 (9). С.156-160.

32. Кочарян АА Симтомокомплекс маскулинности в норме и патологии. Кита, 1996.

33. Коченов ММ Введение в судебно-психологическую экспертизу. М, 1980.

34. Кришгаль В.В. Нарушение сексуального здоровья при неврозах и психопатиях (методическое пособие для врачей-сексопатологов). Сочи, 1988.

35. Кудрявцев И.А, Доэорцева Б.Г. Смысловая сфере у лиц с особенностями психосексуальной ориентации. Психол. Жури -1993, №4, С. 107 -117.

36. Кудряков Ю.Н. Мотивация серийных убийств на сексуальной почве. Сб. Психология сегодня, том 2, вып. 4, РТЮ, Москва, 1996.

37. Кудрявцев И.А., Доэорцева Е.Г., Симоненкова М.Б. Применение проективных методе® для психологического исследования аномалий влечения. В сб. «Проблемы расстройств влечений в судебно-психиатрической практике». Москва, 1991.

38. Маслов В.М., Ботнева ИЛ. Васильченко Г.С. Нарушение гомосексуального развития.// Частная сексопатология (Руководство для врачей) -М: Медицина, 1983, С.27-108.

39. Мвд М Культуре и мир детства -М, 1988.

40. Петина Т.В. Клинические особенности парефидий у лиц с психоорганическими расстройствами. Автореферат дисс. канд. мед. наук, Москва, 1996.

41. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании МГУ 1983.56.Платон Диалоги. М.-1986

42. Ратинова К Тест «руки». Практикум по психодиагностике. Конкретные психодюгностические методики. МГУ, 1989.

43. Ремшмидт X. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы становления личности. -М: Мир, 1994 320 с.61 .Репина Т. А Анализ теорий полоролевой социализации в современной западной психологии. Вопр. психол. 1987, N2, С. 158-165.

44. Романов В.В. Юридическая психология.-М: Юрист, 1998.-488 с.

45. Русалов В.М. Пол и темперамент. Психологический журнал. Том 14 №6, 1993, С.55-64.

46. Самохвалов В .П. Эволюционная психиатрия . ИМИС - НПФ «Движение» Лтд. 1993.-286 с.

47. Сафуанов Ф.С. Суде^ю-психологическая экспертиза в уголовном процессе: Научно-практическое пособие. М: Гардарика, Смысл, 1998.-192 с.

48. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии С-Пб. 1996. -350 с.

49. Соколова Е.Т. Самосознание при аномалиях личности. -М, изд-во МГУ 1989.

50. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. -М.: Изд-во МГУ, 1980,- 176 с.

51. Старович 3. Судебная сексология. 1991.

52. Столин В.В. Самосознание личности. М: изд-во МГУ. 1980 г.

53. СтолинВ.В., Бодалев АА Общая психодиагностика,- М: МГУ, 1987.

54. Ткяченко А А Комплексная сексолого-психиатрическая экспертиза. 1995. ТЗ.Ткаченко АА Парвфилии и аномальное сексуальное поведение. Авторефератдисс. докт. мед. наук, 1994.

55. Ткаченко АА Филогенетические и дизонтогенетические механизмы парафилий. ВИНИТИ РАН, реферативный сборник, новости науки и техники, 1997.

56. Ткаченко АА, Введенский Г.Е. Феноменология и психопатология пврефильного поведения. // Аномальное сексуальное поведение. Под ред. д.м.н. Ткнченко АА -М.: РИО ГНЦ СиСП им. В.П. Сербского, 1997.-426 с.

57. Токарев С.А. Гл. ред Мифы народов мира. Энциклопедия ( В 2 томах) М, 1987. -т.1 АгК-671 с.

58. Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции М: Наука, 1989.-455 с.

59. Фрейд 3. Три очерка по теории сексуальности // Психология бессознательного. -М., 1990 С.123-201.

60. Хекхауэен X. Мотивация и деятельность. T.l.-М: Педагогика, 1986.-408 с.81 -Хьелл Л. ЗигясрД. Теории личност-СПб. Питер Пресс, 1997. 608 с. С.182-187

61. Хорни К. Женская психология. Санкт-Петербург Восточно-Европейский инеппут психоанализа, 1993. - 222 с.

62. Шибутани Т. Социальная психология -М, 1969.

63. Шостакович Б.В., Ткаченко АА Эксгибиционизм. -Таганрог изд-во «Сфинкс». 1991.

64. Психодиагностические материалы. МГУ, 1988. С. 119-122. 8 8. Юнг КГ. Структура психики и процесс индивидуации. М: Наука 1996. - 269 с.

65. Юнг. К.Г. Либидо, его метаморфозы и символы. Сагаст- Петербург ВосточноЕвропейский институт психоанализа, 1994. - 416 с.

66. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fourth Edition (DSM-IV). Washington, DC: American Psychiatric Association, 1994.

67. Amir M. Patterns of Forcible Rape. Chicago: University of Chicago Press, 1971

68. Anderson W.P., Kunee J.T., Sex Offenders. Three personality types // J. Clinical Psychology, 1979. Vol. 35, No.3 p.671-676

69. Bandura A Agression: A Social Learning Analysis. Prentice-Holl-Inc., Englwood Cliffs, New Jersey, 1973.

70. Bandura A Walters R Social learning and personality development N.Y., 1965.

71. Bem S. Sex role adaptability one consequence of psychological androginy // J. of Per», and Soc. Psychol. 1975, N.31. p.634-643,.

72. Bem S.L. The measurement of psychological androgyny. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1974, N 42,155-62.

73. Bern, S.L., Beyond androginy: Some presumptions prescriptions for a liberal sexual identity. In J. Sherman & F. Denmark (Eds.), Psychology of women: future directions and research. New York: Psychological dimensions, 1978.

74. Brittain R The Sadistic Murderer. Medicine, Science and the Law 1970, Vol. 10: 198 -207,.

75. Burt MR Cultural Myths and Supports for Rape. Journal of Personality and Social Psychology 1980,38: 217-30,.

76. Buss D.M. Marital assortment for personality dispositions: Assessment with three different data sources. Behavior Genetics, 1984, Vol. 34,11-123.

77. Carsrud AL., Carsrad K.B. The relationship of sex role and levels of defensiveness to self-reports of fear and anxiety. J Clin Psychol 1979 hi^35(3):573-575

78. Carver C.S. Sheier, MF. Attention and Self-regulation: A control theory approach to human behavior. New York: Spring- Verlag. 1981,403 pp.

79. Chodonm, N. The reproduction of mothering. Los Angeles: University of California Press, 1978.

80. Cohen M, Seghom Т., Calmas W. Sociometric study of sex offender// J. Clinical Psychology, 1969, Vol.74, No.2. P.249-255.

81. Coleman E. Assessment of sexual orientation JHomosex 1987;14(l-2):9-24

82. Disorders Statistic Manuel -IV (DSM-IV) Draft criteria Task force on DSM-IV Waschington, Am. Psychol. Ass., 1993. p.- 616.

83. Dohi L A comparison of two models of gender-related schematic processing. Article in Japanese. Shinrigaku Kenkyu 1994 Apr,65(1 ):61 -66

84. Erdwins C, Small A, Gross R The relationship of sex role to self-concept J Clin Psychol 1980 Jen36(l):l 11-115

85. Grambs, J. D., Waetjen, W.B. Sex: Does it make a difference ? Belmont, Calif.: Duxbury, 1975.

86. Greenwald AG. Ego task analysis: An integration of research on ego-involvement and self-awareness. In Cognitive Social Psychology, ed. A Hastorf, A Isen New York : Elsiver, 1980

87. Grossman L.S., Cavanaugh J.L. Psychopathology and Denial in Alleged Sex Offenders. The Journal of Nervous and Mental Disease. 1990, Vol. 178, № 126.

88. Groth, AN. The adolescent sexual offender and his prey. International Journal of Offender Therapy and Comparative Criminology, 1977,21 (3), 249-254.

89. Gxubin D. The classification of rapists. Prison service journal, 1992, № 85,45-55.

90. Grubin D. Predictors of risk in serious sex offenders. British Journal of Psychiatry, 1997, Vol 72, supl 32.

91. Harter, S. Developmental perspectives of the self-system. In Carmichaers Manual of Child Psychology, VoL4, ed. P.H. Müssen. New Yoik: Wiley. 1983

92. Hartman BJ Comparison of selected experimental MMPI profiles of sexual deviates and sociopaths without sexual deviation Psychol Rep 1967 Feb;20(l):234

93. Heilbrun A Human sex-role behavior. Pergamon Press. Emory University, 1981.

94. Heilbnm, A B. Measurement of masculine and feminine sex-role identities as independent dimensions. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1976, 44, 183-90.

95. Heilbnm, AB., Pitman, D. Testing some basic assumptions about psychological androgyny. Journal of Genetic Psychology, 1979, Vol.135, p.175-88.

96. Herkov M.J., Gynther MD., Thomas S., Myers W.C. MMPI differences among adolescent inpatients, rapists, sodomists, and sexual abusers. Journal of Personality Assessment 1996,66(l):81-90.1996 Feb.

97. Higgins, B.T. Klein, R, Strauman, T., Self-concept discrepancy theory : A psychological model for distinguishing among different aspects of depression and anxiety. Soc. Cognit. 1985,3:51 -76.

98. Hull J.G. A self-awareness model of the causes and and effects of alcohol consumption. J. Abnorm. Psychol. 1981,44:461-73

99. Jensen L., Huber C., Cundick B., Carlson J. Development of a self-theory and measurement scale.- Journal of Personality assessment, 1991 № 57 (3) :521-530

100. Johnson ME., Jones G., Brems C. Concurrent validity of the MMPI-2 feminine gender role (GF) and masculine gender role (GM) scales. Journal of Personality Assessment, 1996 66(1):153-68.

101. Kagan J. The concept of identification. Psychol. Rev., 1958, Vol.65. p.296-305.

102. Kagan, J-, Müssen P.H. Essentials of child development and personality / P.H. Müssen, J.J. Conger, J. Kagan New York.: Harper: Row, 1980. 451 p.

103. Koestner R., Aube J., A multifactorial approach to the study of gender characteristics. Review. Journal of Personality. 1995 63(3):681-710.

104. KohIberg L. A cognitive developmental analysis of childrens sex role concepts and attitudes // Maccoby E. (ed) The development of sex differences. Stanford Univ. Press. 1966.

105. Larson P.C. Sexual identity and self-concept JHomosex 1981;7(l):15-32

106. Lera-Miguel S.; Martinez E.; Penades R; Salaxnero M; Toro J. Sexuality and Eating Disorders in Adolescence. 1997 In Abstracts 13 world congress of sexology Sexuality and Human Rights 25-29june, Valencia Spain, 1997.

107. Linwille P.W. Affective consequences of complexity regarding the self and others. In Affect and Cognition, ed. MS. Clark, S. T. Fiske. Hillsdale, NJ: Erlbaum. 1982

108. Llandrich J. O., Rodrigues L E. Ambivalencia y contradiction en la sexualidad del esquisofienico . In Abstracts 13 world congress of sexology Sexuality and Human Rights 25-29june, Valencia Spain, 1997.

109. Maccoby E., Jacklin C. The psychology of sex differences. Stanford. Univ. Press. 1974.

110. Maci A, Biagi B., Vaglika. Eating disorders and sexual problems. In Abstracts 13 world congress of sexology Sexuality and Human Rights 25-29 june, Valencia Spain, 1997.

111. Marcus, R, Kunda, Z. Stability and malleability of the Self-concept J. Pers. Soc. Psychol. 1986,51:858-66.

112. Markus H. Wurf E. The Dynamic Self-concept: A Social Psychological Perspective. Ann. Rev. Psychol. 1987, N 38. p.300-327.

113. Martin C.L., Halvenson C.F. A schematic processing model of sex-typing and stereotyping in children. Child Devel 1981, v.52., p 1119-1134

114. Maslow A H. Motivation and Personality. New York: Harper, 1954.

115. Masters J.C. etal. Modelling and labeling as integrated determinants of children's sex-typed imitative behavior Child Devel 1979, v. 50, p.364-371

116. Masters, W., Johnson, V. Human sexual inadequacy, Boston: Little, Brown, 1972.

117. Masterson J. The narcissic and borderline disorders. New Yoric : Brunner/ Mazel, 1981

118. Matteson, D.R Adolescence today: Sex-roles and research for identity. Homewood, HI.: Dorscy, 1975.

119. McGeary C.P. Personality, profiles of persons concvited of indecent exposure // J. Clinical Psychology, 1975, Vol.31, p.260-262.

120. Michel W. A Social learning view of sex differences in behavior. № Maccoby E. (ed) The development of sex differences. Stanford Univ. Press. 1974.

121. Moncrieff M., Pearson D. Comparison of MMPI profiles of assaultive and non-assaultive exhibitionists and vouyeurs // Currective and Social Psychiatry and J. Behav. Tehnology, 1979. Vol.25. P. 91-93.

122. Money J., Brhardt A Man and woman, boy and girl. Baltimore : Hotkins Univ. Press, 1972155 .Money, J. Lovemaps. Buffalo, NY: Prometheus Books. 1986.

123. Money, J. Paraphilias: Phenomenology and Classification. American Journal of Psychotherapy, 1984, Vol. XXXW № 2. April.

124. Money, J., Lamacz M. Vandalized Lovemaps: Paraphilic Outcome of Seven Cases in Pediatric Sexology. Buffalo, NY: Prometheus Bodes. 1989.

125. Parsorts, T., Bales, R. F. Family, socialization, and interaction process. Glencoe, 111.: Free Press, 1955.161 .Perdue W.C., Lester D. Personality characteristics of rapists. Percept Mot Skills 1972 Oct; 35(2):514.

126. Perry D.G., Bussey K. The social learning theory of sex-differences: Imitation is alive and well.- J Pers. And Soc Psychol., 1979, v. 37,p 1699-1712163JPleck, J.R, Sawyer, J. (Eds.) Men and masculinity. Englewood Cliffs, N. J.; Prentice-Hall, 1974.

127. Podshivak)v K.V. Diagnostics of interrelations of family roles, Self-concept and sexual disorders in male personalities In Abstracts 13 world congress of sexology Sexuality and Human Rights 25-29june, Valencia Spain, 1997

128. Rekers G. A (Ed) Handbook of Child and Adolescent Sexual Problems. NewYcdc 1995.

129. Rosenberg, R- Validating the Components of a Taxonomic System for Rapists: A Path Analitic Approach. Bulletin of American Academy Psychyatry 1988, Law. 16(2), 169185.

130. Rufok> R. P. The role of sexuality in the rehabilitation of chronic mental illness fin Abstracts 13 world congress of sexology Sexuality and Human Rights 25-29 june, Valencia Spain, 1997.

131. Russel D.E. The politics of rape: The victims perspective / Diana E. H. Russel New York stein & day. 1984.-311 p.

132. Sanfilipo MP. Masculinity, femininity, and subjective experiences of depression. J Clin Psychol 1994 Mar,50(2):144-157

133. Slim S., Kotsiopulos A Body cathexis of adult men and women: Effects of age and numbers of children //Percept And Mot acilk.-1990.-70, № 3, p.880-882

134. Spence J.T. Gender-related traits and gender ideology: evidence for a multifactorial theory. J Pers Soc Psychol 1993 Apr,64(4):624-635

135. Steinman, A, Fox, D. J. The male dilemma: How to survive sexual revolution. New York: Jason Aronson, 1974.

136. Stephan W.D., Parental relationships and early social experiences of activist males homosexuals and males heterosexuals. Journal of Abnormal Psychology, 1973,82,506613.

137. Suarez S. A, Villanova F. G., Lopex J. P. The Homosexual Personality: Study Made with MMP.L: In Abstracts of X World Congress of Psychiatry, Madrid, Spain, August 23-28,1996.

138. Swann W.B., Griffin J.J., Predmore S.C., Gaines B. The cognitive-affective crossfire: then self consistency confronts self-enhancement //. J. Of Pers. And. Soc. Psychol. 1987. V.52., №5.

139. Takahiro M. Bulimic patient's sex behavior as a turning point of the therapeutic course. In Abstracts 13 world congress of sexology Sexuality and Human Rights 25-29 june, Valencia Spain, 1997.

140. Wicklund R.A Orientation to the environment versus preoccupation with human potential. See Sorcntino & Higgtns 1986 pp. 64-95.

141. Winch, R.F. The theory of complimentary needs in mate selection: An analytic and descriptive study. Annual Social Review, 1954, Vol.19, p.241-249

142. Wood W. Oiristensen P.N., Hebl M.R., Rothgerber H. Conformities to sex-typed norms, affect, and self-concept J Pars Soc Psychol 1997, Vol.73 (3): 523-535