Автореферат диссертации по теме "Перинатальные аспекты материнско-детских отношений в семьях детей с детским церебральным параличом"

УДК 1599-055.1 613^16 Напр авах ру ю писи

Спицына Наталья Константиновна

ПЕРИНАТАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ МАТЕРИНСКО-ДЕТСКИХ ОТНОШЕНИЙ В СЕМЬЯХ ДЕТЕЙ С ДЕТСКИМ ЦЕРЕБАЛЬНЫМ ПАРАЛИЧОМ

Специальность: 19.0004- медицинская психология (п сихоло гич ески е н ау ки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации насоисканиеучёной стетени кандидатапсихологических наук

Санкт-Петербург 2008

Диссертационная работа выполнена на кафедре детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Государственного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

доктор психологических наук, профессор Никольская Ирина Михайловна

доктор медицинских наук, профессор Макарова Людмила Павловна

кандидат психологических наук, доцент Кокоренко Виктория Леонидовна

Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева

Защита состоится 30 октября 2008 г. в 17.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212 199 25 в Российском государственном педагогическом университете им. А.И. Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, корп. 11, ауд. 37, психолого-педагогический факультет РГПУ.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена.

Автореферат разослан « 25 » ....¿2^.......2008 г.

Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

Учёный секретарь диссертационного совета, г

кандидат психологических наук, доцент З.Ф.Семёнова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Исследования в области психоневрологических заболеваний в целом и заболевания детским церебральным пфаличом(ДЦП) у детей в частности проведены такими известными специалистами, как Р.Я. Абрамович-Лехтман, К. Аюш, JI.O. Бадалян, АЛ. Варга, И.В. Добряков, В.А. Качесов, Е.Т. Лильин, РА. Лурия, Е.М. Мастюкова, М.И. Мамайчук, Э.Г. Эйдемиллер, J. Foley, N A. Fletcher, КН. Gustav son, J. Hyghes, К. Nelson и др. Несмотря на это, изучение данной проблемы акту ал шо на сегодняшний день.

По данным Миздрава РФ за последние пять лет рост инвалидности в стране составляет 8-10%, при резкому величении числа детей - инвалидов. По оценкам КА. Семёноюй, к2015 году доля здоровых новорожденных может со катиться до 15-20% от их общего числа. Функциональные отклонения выявляются у 3350% новоровдйшых, из них у 70% имеются начальные признаки патологии опорно-дшгательного аппарата. 85% инвалидов с детства - инвалиды по психонеьрологическому профилю.

Распространшность ДЦП составляет 23ß на 10 тыс. детей при отчётливой тенденции к его росту. Наиболее частые - спастические формы заболевания (спастическаядиплегия, спастический гемипарез,двойнаягемиплегия).

Дети с ДЦП уже 155 лет находятся в сфере пристального внимания специалистов, усилия которых сосредоточены на профилакшке, раннем выявлении заболевания, проведении комплексной реабилитации, вопросах воспитания и обучения данных детей. Особое значение имеют исследования семей детей с ДЦП. Без этого трудно выявить этиологию и патогенез нарушений, поставить клинический и семейный диагноз, выработать терапевтическую тактику. АИ. Захаров, Э.Г. Эйдемиллер, И.В. Добряюв отмечают оообое значение перинатальных аспектов, связанных с нервно-психическим развитием ребёнка и психоэмоциональным состоянием его матери, материнско-детскими отношениями и стилем воспитания. В улучшении здоровья таю го ребёнка большое значение имеет семейная психотерапия.

Рад звеньев патогенеза ДЦП, таких как перинатально-психологические факторы, остаются мало изученными. Это стадии жизненного цикла семьи (ЖЦС), на которых был ровден ребёнок, тип психологического компонента гестационной доминанты (ПКГД) у матер ей. Недостаточно исследованы социально-демографические характеристики таких семей в настоящее вр ем я и семейные взаимоотношения. Агауальносгь проблемы обусловлена также отсутствием моделей психотерапии и' реабилитации, направленных на оптимизацию материнско-дегских отношений в семьеребёнка с ДЦП.

Проблема гармонизации материнско-детских отношений, психофизического и эмоционального состояния матери и ребенка, больного ДЦП,имеет высолю медию-социальную значимость. В связи с этим была сформулирована цель исследования: изучить взаимосвязи мевду клинико-психологическими аспектами перинатального периода и материнско-детскими взаимоотношениями в семьях детей с ДЦП.

В соответствии с поставленной цел ею были вьщ вину ты задачи:

1. Изучить клинические и психологические аспекты перинатального периода (ПКГД, СЖЦ семьи, на которой произошло розвдение ребенка) у матерей,родивших детей с ДЦП.

2. Исследовать особенности психо эмоционально го состояния матерей и их детей с ДЦП.

3. Выявить особенности матер инею-детских взаимоотношений в семьях детей с ДЦП

4. Сравнить указанные характеристики в семьях: детей с ДЦП, детей с нарушением ритма сердцапо типу экстр асистолии (HPQ и здоровых детей.

5. Выявить взаимосвязи между клинико-психологическими аспектами протекания перинатального периода, материнсю-детскими взаимоотношениями, психоэмоциональным состоянием матери и ребёнка с учётом социально-демографических характеристик семьи, факторов пола, возрастай степени нарушенияпсихических функций у детей.

6. Разработать и апробировать программу психологической реабилитации, направленную на оптимизацию материнсю-детских отношений и улучшение эмоционального состояния матери и ребёнка с ДЦП.

Объект исследования: 110 семей (мать и ребёнок в возрасте от 5 до 10 лет), всего 220 человек. В 50 семьях (основная группа) у ребёнка - спастическая форма ДЦП, в 30 семьях (1 контрольная группа) у ребёнка - кардиальная патология - НРС по типу экстр асистолии. Ещё в 30 семьях (2 контрольная группа) дети здоровы (не имеют хронических соматических и неврологических заболеваний).

Предмет исследования: клиникэ-психологические аспекты перинатального периода у матерей; психоэмоциональное состояние матерей и их детей; материнсю-детские отношения с учётом социально-демографических характеристик семьи, факторов пола, возраста и степени нарушения психических функций у детей.

Гипотезы исследования:

1. Ребёнок с ДЦП чаще рождается на стадиях добранных отношений и конфронтации жизненного цикла семьи.

2. В семьях детей с ДЦП оптимальный тип ПКДГ у матери отмечается реже, чем в семьях детей с НРС по типу экстрасистолиии в семьях здоровых детей.

3. В семьях ребёнка с ДЦП чаще имеют место гиперпротекция и неустойчивый тип воспитания.

Методологическая и теоретическая основа исследования: принципы интегративной «биопсихосоциалыгой» модели болезни и здоровья (GL. Engel), согласно которой на благополучие и нездоровье влияет взаимосвязь биологических, психологических и социальных факторов (В.М. Бехтерев, Д. Баумринд, J1С Выготский, ЛИ. Вассерман, АЛ. Варга, И.В. Добряюв, АИ. Захаров, Б.Д. Карвасарский, А .Е. Личко, ВН. Мясищев, Е.М. Мастююва, И И. Мамайчук, С. Минухин, Э.Г Эйдемиллер, Y S. Anastasiadis, WS. Becker, D.M. Levi, К. Leonhard, MJ. Rosen tal, Ginott и др.); теория психологии отношений (ВН. Мясищев), учение о гестационной доминанте (А.А Ухтомский, ИА. Аршавский,И.В Добряюв);теорияпериодизации жизненного цикласемьи (J J.

Zibach, E.M. Duvall, И.В. Добряков), теоретические положения клинической психологии семьи (И.М.Никольская, Э.Г. Эйдемиллер).

Дпядиагностики были использованы следующие методы:

1. Клинико-биографический: метод полу структурирован но го интервью; метод изучения до кументации (амбулаторная картаи историяболезни ребенка).

2. Психоло гический.

Для исследования матерей: о про шик «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ) Э.Г'. Эйдемиллера, ВЮстицкиса; тест отношений беременной И.В. Добряюва; проективный тест «Семейная социограмма»; модифицированный JI.M. Собчик восьмицветовой тест М. Люшера (МЦВ); проекшвный рисунок «Я и мой ребёнок»; личностная шкала треюги О. Тейлора в адаптации ТА.Немчина; метод включшного наблюдения.

Для исследования детей: проекшвный тест «Семейная социограмма»; рисунок «Моя семья»; модифицированный JI.M. Собчик восьмицветовой тест М. Люшфа (МЦВ); цветаюй тест отношений (ЦТО) А.М. Эткинда; авторская анкета «Определение уровня тревожности ребёнка»; стандартизированный набор нейропсихологических методик; метод включённою наблюдения.

3.Стати стич еский.

Методы обработки данных: дифференциация материалов по группам; процентный подсчёт результатов; балловая оценка факторов; статистическая про ip амма (S tatis tika 6.0).

Достоверность научных результатов подтверждается теоретическим обоснованием актуальности исследования, адекватностью выбранных методов поставленным целям и задачам, применением валидных и надёжных психодиагностических методик, репрезентативностью выборки, наличием контрольных групп, корректным использованием методов статистической обработки полученных результатов.

Положения диссертации, выносимые на защиту

1. Оптимальный тип ПКГД у матерей детей с ДЦП, НРС по типу экстр асистолии и здоровых не имеет различий по частоте встречаемости. Женщины, родившие ребёнка с ДДП, чаще имеют в структуре ПКГД высокие показатели шпогестогнозического и тревожного типов, матери детей с НРС по типу экстр асистолии- высокий показатель тревожно га типа, а матери здоровых детей - эйфорического типа.

2. Стадии жизненного цикла семьи, на которых был рождён ребенок, не имаот достоверных взаимосвязей с риском его заболевания ДЦП или НРС по типу экстр асистолии. Стадия добрачных отношений чаще взаимосвязана с рождением ребенка с патологией развития, а стадия компромиссов - с рождением здорового ребенка.

3. Особенности типа ПКГД, планирования ребенка и стадий ЖЦС, на которых произошло его рождение, взаимосвязаны с показателями семейных отношений. Имеются сходные и специфические взаимосвязи между этими показателями в семьях детей с ДЦП, НРС по типу экстр асистолии и здоровых детей.

4. Патологизирующее семейное воспитание и личностные проблемы родителей, решаемые за счет ребенка, взаимосвязаны с наличием у него болезни.

5. Особенности материнсю-детских и семейных отношений взаимосвязаны со степенно нарушения психических функций у ребёнка, его возрастом и полом, уровнем образования матери, составом семьи и числом детей в семье.

Научная новизна. Впервые изучены перинатальные аспекты материнсю-детских взаимоотношений в семьях детей с ДЦП,НРСпо типу экстр асистолии и семьях здоровых детей.Показано,что:

• оптималшый тип ПКГД у матерей детей трёх групп неразличается по частоте встречаемости и не взаимосвязан с состоянием здоровья ребёнка и гармоничностью его воспитания;

• имеются взаимосвязи тревожного и гипогестогнозического типов в структуре ПКГД у матерей с роадением детей с ДЦП, тревожного - с рождением ребёнка с НРС по типу экстр асистолии, эйфоричесюго - с рождением здорового ребёнка.

• дет с патологией развития чаще рождаются на стадии добранных отношений ЖЦ С, а здоровые дети- на стадии юмпромиссов;

• продуктивный детородный возраст, запланированность ребёнка и жел ани е женщин ы стать матер но н е связан ы с р о щц ени ем здоро ю го р еб ён ка.

С учётом полученных данных разработана авторская программа игровой психологической реабилитации «Я, мама и зверята» для матерей и детей с ДЦП. Ее апробация выявила положителшую динамиту психоэмоционального состояния матерей и детей,оптимизацию семейных отношений.

Теоретическая значимость работы. Установленные взаимосвязи между клиникэ-психологическими аспектами перинатального периода, материнсю-детскими отношениями, психоэмоциональным состоянием матери и ребёнка с учётом социально-демографических характеристик семьи, факторов пола, возраста и степени нарушения психических функций у детей с разным состоянием здоровья вносят вклад в разработку теоретических основ клинической психологии семьи и перинаталшой клинической психологии, в обоснованиебиопсихосоциального подхода к изучению заболеванийу детей.

Практическая значимость и апробация диссертационной работы. Результаты диссертационной работы могутбыть использованы:

- в целях профилактики нарушений развитая у детей на уровнях: клинию-психологичесшй диагностаки,психоюррекции,психотерапиидетей и матерей;

- клиническими психологами (нейропсихологами), грачами различных специальностей, педагогами, педагогами - психологами и социальными работниками в работе с семьёй, где ребёнок страдает ДЦП;

- при подготовке специалистов в области клинической психологии, специальной психологии,психотералии;

Предложенный комплекс методов диагностики может быть использован в изучении социально-демографических и клинию-психологических факторов в генезе и динамике п сихо и евро ло гических и соматических заболеваний у детей, материнсю-детских отношений в семье.

Разраэотанная и апробированная программа игровой психологической реабилитации «Я, мама и зверята» может быть рекомендована к внедрению в клиническую практик с цепью улучшения психоэмоционального состояния матери и ребёнка с ДЦП,оптимизации их отношений.

Результаты работы доложены на н^чно-праюичесиэй конференции «Семья в современном обществе» (г. Вологда, 2005); областной научно-практической конференции специалистов охраны психического здоровья населения Вологодской области (г. Вологда, 2006); н^чно-пракгачесюй юнференции медицинских психологов «Состояние и задачи клинико-психологичесюй спуябы области» (г. Вологда, 2007); на еженедельных конференциях враней Вологодской областной детской больницы (ГУЗ ВОДБ), на заседаниях общества клинических психологов, неврологов (г. Вологда), на заседании кафедры детсиэй психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Шб МАПО (2008), на заседании проблемной мэмиссии «Нервные и психические заболевания» СПб МАПО (2008). Результаты диссертационной работы обобщены в 6 печатных работах.

Структура и объём диссертации. Диссертация изложена на 234 страницах компьютерного текста и состоит из введения, четырёх глав с описанием обзора литературы, матер и а! о в и методов исследования, изложением результатов собственного исследования к их обращением, описанием собственной программы психологической реабилитации, заключения, выводов, списка литературы, включающего отечественные и иностранные источники. Работа иллюстрирована 41 таблицей и 6 рисунками, дополнена 11 приложениями. Списоклитературысодержит376 источниюв, в том числе 252 отечественных и 124 источниканаиностранном языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются цель, задачи, объект, предмет и гипотезы исследования, раскрываются его теоретико-методологические основы, практическая значимость и ночная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе даётся обзор литературы по проблеме софеменной семьи ребёнка с патологией развития, рассматриваются влияние рождения такого ребёнка мигроклимат в семье, особенности его воспитания, личностные проблемы родителей, решаемые за счет ребёнка; излагаются психологические причины отклонений семейного воспитания, связанные с особенностями перинатального периода (мотивов зачатия ребенка, стадий ЖЦС, на которых произошло его рождение, эмоционального стресса матери, типа ПКДГ). Описываются клиническая картина, формы, этиология и патогенез ДЦП, факторная недостаточность высших психических функций у детей с ДЦП. Анализируются особенности семьи и личности ребёнка с ДЦП и его матери, формы психоюррекции и психотерапии детей с ДЦП и членов их семей. Рассматриваются клиническая картина, патогенез и этиология экстр асистолии,

клинию-демографическая и психологическая характеристика ребёнка с кардиальной патологией и его семьи.

Во второй главе «Материалы и методы исследования» даётся описание испытуемых, процедуры, методов психологического исследования и обработки данных.

Параграф2 Л. «Характеристика выборки»

Исследование выполнено на базе отделения психоневрологии и кардиологии ВО ДБ и отделения неврологии Вологодсюш областного реабилитационного центра, а также дошкольного учреждения №99 и средней общеобразовательной школы №41 город а Вологда.

Обследовано 110 семей (мать и ребяток в возрасте от 5 до 10 лет), всего 220 человек. В 50 семьях (основная группа) у ребенка спастическая форма ДЦП (спастическая диплегия, спастический гемипарез, двойная гемиплегая, спастический тетрапарез, спастический парапарез). В 30 (1 контрольная группа) - у ребёнка кардиальная патология (функциональное нарушение ритма сердца-НРС по типу экстр асистолии). Ещё в 30 семьях (2 контрольная группа) дета не имеютхронических соматических и неврологических заболеваний.

Выбор 1 контрольной группы обусловлен задачей сравнения д^х типов семей с больным ребёнком. В основной группе ребёнок имел органическую патологию с видимым физическим дефектом и невозможностью полной реабилитации (спастические формы ДЦП). В 1 контрольной - функциональную патологию (НРС по типу экстр асистолии) без видимого внешнего дефекта и с возможностью качественной коррекции. Выбор 2 контрольной группы связан с необходимостью фавнениясемей сбольными здоровым ребягюм.

Распределение детей по полу: среди детей с ДЦП доля мальиииэв- 48%, а деючек- 52% Среди детей с НРС по типу экстр асистолии доля мальчиюв-66,7%, а деючек - 333%- Среди здоровых детей мальчиков 46,7%, деючек -533%- Достоверных различий по полу в сравниваемых группахнет.

Распределение детей по возрасту: средний юзрастдетей с ДЦП - 6,48±1 ¡)2 лет, детей с экстр асистолией - 8,17±1£5 лет, здоровых - 6,73±1,74 лет. В основной и 2 юнтролшой группе преобладают дета дошкольного возраста, а в 1 контрольной группе- младшего школьного возраста.

Распределение детей по охвату учебной деятельностью: обследовано 32% (16) детей с ДЦП, 633% (19) детей с экстр асистолий и 40% (12) здоровых детей, посещающих шиэлу, а также 68% (34) детей с ДЦП, 36,7% (11) детей с экстр асистолией и 60% (18) здоровых детей - дошюльников. Общий процент школьников со ставил 42,7% (4 7), а дошкольника в-573% (63).

Распределение матерей по возрасту на момент рождения ребёнка: средний возраст матерей детей с ДЦП 25,92±5,82 лег, с НРС по типу экстр асистолии - 23.£3±435 года, здоровых - 24<63±4,11 года. Различия в возрасте матерей больных и здоровых детей достоверно не значимы.

Распределение матерей по возрасту на момент исследования, средний возраст матерей основной группы - 3234±5,75 года, 1 контрольной группы-32,10^4,62 года, 2 контрольной-31 £0±4,46 год Статистических различий нет.

Распределение матерей по уровню образования и уровню занятости:

чаще у матерей детей всех групп среднее (специальное) образование, они работают. Достоверных различий по уровню образованиянет.

Распределение отцов по уровню образования и уровню занятости: чаще отцы детей с ДЦП имеют среднее, детей с НРС и здоровых - среднее (специальное) образование. Уровень образования отцов детей с ДЦП достоверно и качественно ниже уровня образования отцов здоровых детей (р=0£)035). Уровень образования отцов детей с НРС качественно выше образования отцов детей с ДЦП.По сравнению сотцами бол шых детей, среди отцов здоровых детей небыло рабочих и водителей.

Характеристика состава семьи и количества детей в семье: чаще семьи детей всех групп - полные. Достоверных различий в количестве детей в сравниваемых семьях нет.

ВПараграфе2.2.дано подробноеописание методик исследования.

С помощью метода полуструктурированного интервью оценивался социалшо-демографический статус семьи, аспекты перинатального периода (возраст матери на момент рождения ребенка, её образовательный и социалшый уровень, состав семьи, стадия ЖЦС, на шторой был рождён ребёнок, плановость беременности, мотивы зачатия), психоэмоционалшое состояние матери и ребёнка (наличие астено-невротических реакций или стойкого невротического состояния, патологических привычных действий).

Метод изучения документации (амбулаторной карты и история болезни ребёнка, матери) уточнял медицинские, клинию-психологические и социально-демографических данные.

Тест отношений беременной И.В. Добряюва определял типы психологического компонента гестационной доминанты (ПКГД), нервно-психические нарушения у беременных женщин и их связь с особенностями семейных отношений в период ожидания ребшка. В работе использован тест ТОБ (р.), который предназначен для ретроспекшвнош исследования, основанного на воспоминаниях о своей беременности у же роди вшей женщины.

Опросник для родителей АСВ «Анализ семейных взаимоотношений» Э.Г. Эйдемилпера, В. Юсгацкиса выявлял нарушения процесса воспитания, тип патологизирующего воспитания, психологические причины нарушений. Проективный тест «Семейная со цио грамма »показывал положение субъекта в системе межличностных отношений и характер коммуникаций в семье. Проективный рисунок «Моя семья»определял особенности внутрисемейных отношений и эмоционалшые проблемы в семье, а проективный рисунок «Я и мой ребёнок»- особенности отношений между матерью и ребенком.

Цветовой тест отношений (ЦТО) АМ. Эткинда характеризовал сознательный и частично неосознаваемый уровни отношений к различным стимулам. Модифицированный восьмицветовой тест М. Люшера МЦВ (метод цветовых выборов) ЛН. Собчик выявлял глубинные проблемы личности и ее актуальное состояние, оценивал степень выраженности черт характера, уровня тревожности и нервно-психического благополучия, состояние эмоционально-вегетативного тонуса. Уровень тревожности матери

также оценивала «личностная шкала проявлений тревоги» О. Тейлора в адаптации ТА.Немчина, ауровеньтревожности ребенка- авторская анкета.

Стандартизированный набор нейропсихологических методик (АР. Лурия, ЛИ. Вассерман, СА. Дорофеева, ЯА. Меероон, АН. Корнев, Э.Г. Симерницкая) использвался для топической диагностики нарушений высших психических функций при функциональных и органических поражениях мозга.

Парагра ф2 3 .Методы обработки данных

Исследование проводилось индивидуально с каждым испьпуемым в два этапа. При обработке данных проводилась дифференциация материалов по группам, процентный подсчёт результатов, балловая оценка факторов. С помощью программы Statistika 6j0 оценивались средние значения и стандфтаые отклонения (M±Sd) показателей по группам, достоверность различий (^-параметрический критерий Стьюдента), проводился линейный корреляционный анализ связей (г-юэффициентПироона).

В третьей главе описываются результаты ктинию-психологичесюго исследования семей детей спатологией развитияи семей здоровых детей.

Пара графЗ J .Клинико-психологические особенно ста перинатального периода

31.1. Клиническая характеристика перинатального периода

Клиническая характеристики пфинатальнош периода представлена на основеизученияисторийболезни и амбулаторных карт.

31.1 J. Анализ заболеваем» ста матерей во время беременности

68% матер ей основной группы, 70% матерей 1 контрольной и 66,7% матерей 2 контрольной группы страдали во время беременности отдельными соматическими заболеваниями или их сочетанием. Инфекции дыхательной системы чаще наблюдались у матерей детей с ДЦП (р =0,049) и матерей детей с НРСпо типу экстр асистолии (р=0,038), чему матерей здоровых детей. Анемия (р=0,003),повышениеАД(р=0,049) встриались только у матерей детей с ДЦП и у матерей здоровых детей (р=0,000005; р=0,039 соотв.). Анемия у матерей здоровых детей встречалась чаще, чем у матерей детей с ДЦП(р=0,036).

Можно думать, что инфекции дыхательных путей в период беременности матери связаны с риском рояденияребёнка с нарушенным развитием, тогда как анемию и повышение АД в анамнезе матерей рассматривать, как фактор высокого риска не представляется возможным.

3.1.12. Анализ осложнений у женщин во время беременности

Осложнения беременности (угроза прерывания, токсикозы, выкидыши, медицинские аборты) были у 62% матерей основной группы, у 36,7% - 1 контрольной и у 70% матерей 2 контрольной группы Достоверных различий в осложнениях между группами нет. Самые частые осложнения беременноста -это угроза прерывания (36%, 16,7% и 26,7% соотв.), токсиюзы (22%, 133% и 30% соотв.), медицинские аборты(16%, 133%,26,7% соотв.).

31.13. Характеристика осложнений в родах у матерей и в состоянии плода

Неблагополучие в родах (недоношенность плода, низкая масса тела ребёнка, быстрые и срочные роды, кесарево сечение, слабость родовой деятельности,

длителшый безводный период, фупный плод) отмечено у 98% матерей детей с ДЦП, у 76,6% матерей детей с НРС и у 56,7% матерей здоровых детей. Недоношенность плода (р=0,000004), низкая масса тела ребшка (р=0,005), кесарево сечение (р=0,013), асфиксия плода (р=0,00012), родовая травма (p=0j049), реанимационные мероприятия (р=0,0052) связаны с рисюм рождения ребёнка с ДЦП. Низкая масса тела (р=0,0008), быстрые и срочные роды (р=0,032)- с риском рождения ребёнка, впоследствии страдающего НРС. Тяжёлые осложнения в родах и в состоянии плода можно рассматривать как основной фактор рискароаденияребёнка с патологией развития.

31АА. Характеристика сопутствующих со ма то невро ло гич еских заболеваний у детей

Клиничеаую картину ДЦП дополняют: гидроцефалия (28%); нарушения зрения (30%); повышенная судорожная готовность (14%) и эпилепсия (18%); перенесённая перинатальная нейроинфекция - гнойный менингит (12%) и рэд других заболеваний.

У детей с НРС в 233% случаев диагностировались сколиоз, врождённая косолапость, хронический тонзиллит, пиелонефрит, топический дерматит, миатонический синдром, синдром пирамидной недостаточности. Органическое (перинатальное) поражение ЦНС - ОП ЦНС (ПП ЦНС) определено у 100% детей с ДЦП и 80% детей с НРС. Это указывает, что неьрогенные нарушения при поражении ЦНС - серьёзный фактор возникновенияНРСу детей.

ОП ЦНС (ПП цнд (р=0,00079) и «другие заболевания» (р=0,0068) чаще были у детей с ДЦП, нежели у детей с НРС Гидроцефалия (p=0j0012), нарушение зрения (р=0,00068), повышенная судорожная готовность (р=0,032), эпилепсия(р=0/) 13), нейроинфекции (р=0,049) отмеченытолью у детей с ДЦП.

Итак, 100% детей с ДЦП и 80% детей с НРС имеют соматонедюлогичеиую патологию. Дети с ДЦП отличаются большим разнообразием и высоким удельным весом сопутствующих соматоневрологических заболеваний,чем дети сНРСпо типу экстр асистолии.

3.12. П сихо ло гич ески е а спекты перинатального периода

3J2.1. Анализ стадий жизненного цикла семьи, на которых были рождены дети

Для установления СЖЦ семьи (по И.В. Добряюву), на которых были ровдёныобследованныедети, использовано полуструюурированноеинтервью. 28% детей с ДЦП, 30% детей с НРС и 66,7% здоровых рождены на благоприятных стадиях ЖЦС (компромиссов и зрелого супружеского холона). 72% детей с ДЦП, 70% детей с НРС и 333% здоровых детей рождены на неблагоприятных стадиях ЖЦС (добряных отношений, конфронтации, экспериментирования с независимостью).

Достоверных различий в стадиях ЖЦС, на которых были роящёны дети с ДЦП и дети, страдающие впоследствии НРС, нет. Дети с ДЦП (р=0Р21) и НРС (p=0j0013) достоверно реже, чем здоровые, рождались на стадии компромиссов. Достоверно чаще, чем здоровые, дети с НРС (р=0,019) и с ДЦП (р=0,043) роадались на стадии добранных отношений. На стадии гонфронтации рождались какдети с патологий развитая, так и здоровые дети.

Таким образом, не установлено взаимосвязей между стадий ЖЦС, на которой был ровдён ребаток, с рисиэм его заболевания ДЦП или НРС по типу экстрасистолии. Определено соответствие между стадией компромиссов ЖЦС и рождением здорового ребёнка, а также соответствие меящу стадией добрачных отношений и роядениемребёнка с патологий развития.

3122. Анализ типов психологического компонента гестационной доминанты у матерей

С помощью «Тест отношений беременной» установлено, что ПКГД бьгл опта мал ьн ым тол ько у 18 % матер ей, р оди вших р еб ш ка с ДЦП, у 20 % матер ей, родивших ребатка, впоследствии страдающего НРС, и у 20% матерей здоровых детей. То есть, у 82% матерей основной группы, 80% матерей 1 юнтрольной и у 80% матерей 2 контрольной группыбьши отклонения в системе отношений.

Не диагностировано таких типов ПКГД, как эйфорический, тревожный и депрессивный. Чаще отмечались сочетанные типы (оптимально-гипогестогнозический, оптимально-тревожный, оптимально-депрессивный, оптимально-эйфорический, тревджно-эйфорический, гипогестогнозически-тревожный, гипогестогнозически-эйфорический,) или оптимальный. Не выявлено достоверных различий типов ПКГД у матерей детей с ДЦП и с НРС. Но в отличие от матерей здоровых детей, матери детей с ДЦП достоверно чаще имели в структуре ПКГД выраженность гипогестогнозического (р=0,013) и тревожного типов(р=0,0049),аматери детей сНРС-тревожного (р=0,0004).

У женщин, родивших ребёнка с ДЦП чаще, чем у женщин, родивших здорового ребатка, беременность не изменила отношений с мужем (56%) и родственниками (24%).Они недумали о родах (24%),о вскармливании ребйгка грудью (22%), о том, какими будут матерями (18%). Матери детей с ДЦП и с НРС в период беременности чаще, чем матери здоровых детей, постоянно думали о родах, боялись их (30%, 333% ооотв.), беспокоились о здоровье ребёнка, представляли его послеровдения слабым (ДЦП - 18%), находились в нервном напряжении (НРС- 233%),беспоюились,что у них не будет молока (18%, 20% соотв.). Женщины, родившие здорового ребёнка, в отличие от женщин, родивших ребёнка с ДЦП (р=0,00007) и ребатка с НРС (р=0,0055), были настрооты ю время беременности эйфорично (633%),былиуверены,что станут претфасными матерями (433%), постоянно разговаривали с ребёнюм, которого вынашивали, восхищались им (26,7%), с восторгом представляли, как будут кормить его грудью (20%), ожидали роды, как праздник (20%), считали, что беременностьулучшилаих отношения с мужем (20%).

Достоверных различий по оптимальному типу ПКГДу матерей всех групп не установлено, поэтому оптимально-эйфорический тип, по-видимому, следует считать бол ее благоприятным в плане прогнозаразвития здорового ребатка. 3123. Анализ факта «запланированности»ребёнка и мотивов зачатия Дети с ДЦП и здоровые чаще были запланированы, а дети с НРС - не запланированы. Дети с ДЦП были запланированы достоверно чаще, чем дети с НРС (р=0,050). Деструкшвные мотивы зачатия ребёнка ю всех группах зафиксированы реже, чем конструктивные мотивы (21,4% - дети сДЦП;40%-дети с НРС; 12,5%- здоровые дети). Самым частым конструктивным мотивом

зачатия ребёнка во всех группах было желание женщины стать матерью (78^5% - дети с ДЦП, 60% - дети с НРС; 87^5% - здоровые дета), а деструкшвным -улучшение взаимоотношений с мужем (14,4% - дети с ДЦП; 30%- дета с НРС; 6 3 % - здоро вые д ети).

Пара фа ф 32. Характеристика психоэмоциональной сферы матерей и детей

32 Л. Особенно ста психоэмоционального состояния матерей

Исследование данного юпроса проюдилось с помощью теста М. Лютера (МЦВ), полуструктурированного интервыо, изучения Д01ументации, наблюдения за клинической картиной. Для матерей детей с ДЦП чаще характерна эмоциональная лабилыюсгь, акшвность при неустойчивости мотивации, ирреальность, субъективизм. Для матерей детей с НРС- сочетание повышенной эмотивности с ригидностью, рационализмом, с активной позицией, высокой мотиваций достижения, а для матерей здоровых детей -сочетание ригидности, рационализма и активности с субъективизмом, сверхчувствительностью, подозрительностью. Большая часть матерей испытывает потребность в самореализации, независимости, самостоятельности, в общении, нацелена на активность вдостижении этих цел ей.У других матерей эти потребности фрустрированы. Ониощущаютчувство собственного бессилия и общее перенапряжение с тенденцией к функциональным нарушениям в сердечно-оосудисгой системе.

Для всех матерей характерен низкий уровень тревожности, но её показатель достоверно вышеу матерей детей сНРС,чему матерей детей с ДЦП (р=0,028). Это связано с тем, что матери детей с ДЦП лабилшы, склонны «выплёскивать эмоции», а для матерей детей с НРС характерно конфликтное сочетание эмоциональной лабильности и ригидности, склонность к накоплению отрицательных эмоций,недостаточность их отреагирования.

Различий в частоте встречаемости невротических расстройств в трех группах матерей (66%,60%, 53 3% соотв.) не выявлено.

322. Особенности высших психических функций и эмоциональной сферы у детей

Для определения состояния психических функций использовался стандартизированный набор нейропсихолошческих методик, для изучения эмоционального состояния детей - тест Люшера(МЦВ), анализ амбулаторных карти историй болезни, наблюдение за клинической картиной заболевания.

Нормальное состояние психических функций (без интеллектуальной и юрнэвой патологии) обнаруживали все здоровые дети и часть детей с НРС (р=0/)000) У детей с ДЦП этого не наблюдалось. Легкая степень (нарушение познавательных функций, парциальная корювая недостаточность) определена как у большего числадетей с ДЦП, так и у большего числа детей с НРС (46%, 533% соотв.). Умеренно выраженная степень (пограничная интеллектуальная недостаточность) чаще отмечалась у детей с ДЦП, нежели у детей с НРС (р=0,032). Грубая степень (умственная отсталость) имеламесто только у детей с ДЦП (р=0,0012).Нормальноесостояниепсихических функцийу детей сНРСпо типу экстрасистолии отмечается реже, чем у здоровых детей (р=0,0000).

Нарушения речи у детей с ДЦП имелись чаще, чем у детей с НРС (р=0,0000). То есть, различные речевые нарушения являются неотъемлемой частью клинической картины ДЦП. У детей с НРС, в отличие от здоровых детей, нарушения р ечи диагно сгаруются (р=0,00083).

Итак, нарушения психической деятельности у детей с ДЦП более выражены, чему детей сНРС- мозговой дефект при ДЦП имеетбольшийудельный вес.

Невротическими расстройствами чаще страдаютдети сНРС,чемдети с ДЦП (р=0,00055) и здоровые (р=0,000002). Церебрастенические расстройства (р=0£>000) и неврозоподобные нарушения (р=0,0084) чаще отмечаются у детей с ДЦП, нежели у детей с НРС. По психопатоподобным расстройствам различий нет. Таким образом, в рамках ДЦП у детей круг психоневрологических расстройств церебрально-органического ген еза шире, чем врамках НРС.

У 40% здоровых детей выявлены ранее не диагностируемые невротические расстройства: в 75% - преневротическое состояние (астенические и невротические реакции), в 25% - стойкое н евр о тичесиэе расстройство (астено-невротический синдром). Дети с ДЦП и НРС имеют средний уровень тревожности, а здоровые - низкий. Выраженность тревожности у детей с ДЦП выше, чем у здоровых (р=0,0075). Детей с ДЦП и с НРС отличает эмоционально-психическая неустойчивость. При ДЦП ее показатели достоверно выше, чем у здоровых детей (р=0,018). Здоровые дети также эмоционально неустойчивы, каки дети сНРСпо типу экстр асистолии.

Параграф 33. Особенности материнско-детских и семейных взаимоотношений

ЗЗЛ. Материнско-детские и семейные взаимоотношения с точки зрения матери

33.1 Л. Типы воспитания детей и личностные проблемы их матерей

По данным опросника АСВ, достоверных различий в стилях воспитания детей с ДЦП и с НРС нет. Выявлены все типы патологизирующего воспитания (потворствующая и доминирующая гиперпротекция, повышенная моральная ответственность, эмоциональное отвержение, неустойчивый и противоречивый тип), громе жестокого обращения и гипопротекции. В семьях больных детей не обнаружено ни одного случая гармоничного воспитания.

В семье ребёнка с ДЦП чаще определены такие типы воспитания, как неустойчивый (36%) и потворствующая гиперпротекция(28%), в семьеребёнка с НРС - повышенная моральная ответственность (30%) и доминирующая гиперпротекция (233%). В семьях здоровых детей - непатологизирующий тип воспитания(56,7%) и потворствующая гиперпротекция(20%).

Таким образом, большинство детей с ДЦП под вер гал и сь резкой смене стилей воспитания или находились в центре внимания семьи, которая стремилась к максимальному удовлетворению их потребностей без достаточных требований и запретов. Большая часть детей с НРС испытывали высокие требования к себе в сочетании с пониженным вниманием к потребностям, или находились в центре внимания родителей, которые лишали их самостоятельности, ставя много запретов В семьях здоровых детей воспитательные действия родителей

либо имеютнепатологизирующий характер,либо отличаются высоким уровнем протекции смаксимальнымудошетворениемпотребностей ребёнка.

По сравнению с воспитанием здоровых детей, настойчивый тип воспитания детей с ДЦП (р=0Р007) и детей с НРС (р=0,045), а также повышенная моральная ответственность (р=0,036; р=0,005 соотв.) диагностируются чаще. Непатологизирующий тип воспитания встречается (р=0,0000) в семьях здоровых детей, а в семьях детей с патологией развития - нет. По-видимому, наличиеу ребенка болезни взаимосвязано с его негармоничным воспитанием.

Воспитанию детей с ДЦП болыие, чем воспитанию детей с НРС, сопутствуют гиперпротекция (р=0,017), недостаточность запретов (р=€/)03) и санкций (р=0,014), фобия утраты (р=0,009). В воспитании детей с ДЦП, в отличие от воспитания здоровых, больше проявляются недостаточность санкций (р=0,0036), неразвитость родительских чувств (р=0,0067), проекция не желаемых качеств (р=0,0029). В воспитании больных детей,, по сравнению с воспитанием здоровых, чаще встречаются: гипфпротекция (р=0,000; p=0j0014 соотв.), игнорирование потребностей ребёнка (р=ОР0018; p=0j000056), настойчивость (р=0,017; р=ОР13), чрезмерность требований (р=0,0003; р=0,0002) или их недостаточность (р=0,0013 ;р=0,0009), чрезмерность запретов (р=0,015;р=0,017) или их недостаточность (р=0,0000; р=0,0015), чрезмерность санкций (р=0,023; р=0,0010), а также психологические проблемы родителей: расширение сферы родительских чувств (р=0,0022; р=0,019), предпочтение детских качеств (р=0,031;р=0,018), воспитательная неувфенность (р=0,00025; р=0,029), фобия у траты ребёнка(р=0,0000).

Таким образом, воспитание детей с патологией развития связано с более выраженными его нарушениями и наличием больших личностных проблем родителей,решаемых за счётребёнка, нежели воспитание здоровых детей.

33.12.Оценка отношений матери срсбснком

С помощыо рисунка «Я и мой ребшок»установлено,что отношения матфей с детьми с ДЦП хфакгфизуются большей тревожностью, чем отношения матфей и детей с НРС (р=0,000050) и отношения матфей и здоровых детей (р=0,000051). В отношениях матфей и детей с ДЦП более выражены конфликтность (р=0,0000),чувстю неполноценности (р=0,017)и враждебность (р=0,000010), нежели в отношениях матфей и здоровых детей. Для отношений матфей и детей с НРС более характерна конфликтность (р=0,0003) и враждебность (р=0,000013), чем для отношений матерей и здоровых детей. Благоприятные отношения чаще характфизуют матфей и здоровых детей, чем матфшидетей с ДЦП (р=0,000001), а также матфей и детей сНРС(р=0,0000).

Можно думать, что наличие у ребенка болезни взаимосвязано с неблагоприятным отношением к нему матфи.

33.13.Оценка положения материв системе межличностных отношений в семье

Анализ результатов теста «Семейная социограмма» показал, что матфи больных детей чаще имеют неустойчи^ю самооценку, высокий уровень притязаний, максимальную власть в семье, эгоцентрическую направленность личности. Между матерью и больным ребёнюм чаще наблюдается прямая

коммуникация (68%- в семье ребёнка с ДЦП;66,7% - в семье реб&ка с НРС), реже - опосредованная. Чаще в отношениях между матерыо и ребёнюм с патологией развития наблюдается конфлиюность, недостаток эмоционального контакта, р еже - благоприятно е эмоционал ьно е общение.

33 2. Семейные взаимоотношения и другие типы отношений сточки зрения ребёнка 332Л. Оценка детьми внутрисемейных отношений По данным методики «Рисунок семьи», благоприятная семейная обстановка чаще выявлена в семьях здоровых детей, нежели в семьях детей с ДЦП (р=0,0000)и сНРС (р=0,034). В семьях детей с НРС семейная обстановка более благоприятна,чем в семьях детей с ДЦП (р=0,00026).Тревожность (p=0j00021), ганфликшость (p=0j0025), чувство неполноценности (р=0,00082) и враждебность (р=0,0028) в семьях детей с ДЦП выражены больше, чем в семьях детей с НРС и семьях здоровых (р=0,000055; р=0,0000; р=0,000001; р=0£)051 соотв.). Конфликтность (р =0,0028) и чувство неполноценности (р=0,029) больше проявляются в семьях детей с НРС, чем в семьях здоровых. Таким образом,болезньребенка негативно взаимосвязана с семейными отношениями.

3322.Оценка положения ребёнка в системе межличностных отношений в семье

Качественный анализ ооциограмм, выполненных детьми, показал,что дети с патологией развития чаще низко оценивают свою знатимость в семейных отношениях, имеют низьую или неустойчивую самооценьу с низким уровнем притязаний. Между ребёнюм и матерью в обеих группах больных детей чаще отмечается непосредственная коммуникация, имеют место элементы явно выр аженного или подсознательного негативизма, конфликтности. 3323.Характеристика системы отношений у детей Характеристика отношений детей к различным стимулам проведена по методике ЦТО. Цветовая оценка стимула «Я» показала, что дети с ДЦП лабилшы, инфантильны или сригидностью эмоций. Дети с НРС эмоционально лабилшы, склонны к протестам на фоне н^довлетворения потребностей. Здоровые дети менее лабильны, с высокой поисковой активностью, наступательной агрессивностью,ригидностью,целенаправленностью.

Предпочтительно относятся к стимулу «Я - маленький» 71,4% детей с ДЦП, 633% - с НРС и 90% здоровых. Предпочитают стимул «Я - сейчас» 762% детей с ДЦП, 80% детей с НРС и 76,5% здоровых детей. Предпочтительное отношение к стимулу «Я - взрослый» отмечается у 54,8% детей основной, 533%детей 1 контрольной группы и 66,7% здоровых детей.

В отличие от здоровых детей, дети с патологи»! развития во взрослой жизни будут испытывать большую потребность в отстаивании своей позиции, проявлять оборонительность и защитную агрессивность. Здоровые дети, став взрослыми, потребность в глубоюй привязанности будут рассматривать как инструмент достижения внешней защиты, эмоционального комфорта, поюя, будут стремиться к яркости переживаний и общению, проявлять оптимизм.

Девочки всех групп активнее, чем мальчики. Девочки с НРС чаще, чем девочки с ДЦП, стремятся отстаивать сбою позицию, проявляют

обороните!шость, ригидность, защитную агрессивность. Девочки с ДЦП менее лабильны, обладают большей демонстративностью, наступательной агрессивностью, целенаправленностью, активностью в самореализации, конфликтностью в семейных отношениях, чем мальчики с ДЦП. Мальчики с НРС при н удовлетворении потребностей проявляют негативизм, протестные реакции, что отличает их от мальчиков с ДЦП, которые более отгорожены, лабильды и пассивны. В отличие от больных, здоровые дета не склонны к защитной агрессивности. Итак, пол и состояние здоровья ребёнка взаимосвязаны с отношением кобразу «Я»и поведенческими стереотипами.

При оценке стимула «Мама», «Семья» выявлено, что многие дети всех групп неудовлетвореныотношениями в семье, с матерью и ждутотнеё большей,чем есть в реальности, эмоциональной вовлечённости, защиты, пытаются заюевать её любовь. Они испытывают потребность в глубоюй привязанности, в общении, в изменении существующей ситуации, стремятся утвердиться в семье, отстаивать свою позицию. Предпочтительно относятся к матери 57,1% детей основной группы, 50% детей 1 контрольной и 53 3% детей 2 контрольной группы.

Неприятие болезни отмечается у 50% детей основной и у 46,7% детей 1 контрольной группы. Мальчики с ДЦП, в отличие от мальчиков с НРС, в силу психоэмоциональной незрелости, стертых представлений о болезни и здоровье, нарушения формирования психологического образа тела («схемы тела») менее критично оценивают свое состояние, склонны к иррациональной защите.

Девочки с ДЦП, в отличие от деючек с НРС, больше переживают по поводу сюей болезни, но менее критично оценивают своё состояние. Девочки с ДЦП более критичны к своему болезненному состоянию, чем мальчики с ДЦП, что обусловлено более высоким уровнем их самооознания, чувствительность«) к психофизическому недостатку, ведущему к комплексу неполноценности. Итак, пол детей и особенность патологии развития определяет их критичность по отношению кболезни.

ПараграфЗ А. Результаты корреляционного анализа

Не установлено явной связи между стадией ЖЦС, на которой был рожден ребёнок, с риском заболевания его ДЦП или НРС Выявлено, что стадия компромиссов, на которой был рождён ребёнок с ДЦП, положительно коррелирует с выраженностью оптимального типа в структуре ПКГД у его матери, а стадия конфронтации - с выраженностью депрессивного типа. Это показывает, что благоприятная стадия компромиссов, на которой рожден ребёнок, связана с благоприятный оптимальным типом в ПКГД у его матери, но не связана с рождением здорового ребёнка. В сюю очередь неблагоприятная стадия конфронтации связана с неблагоприятным депрессивным типом в ПКГД, но не связана с состоянием здоровья ребёнка.

У матерей детей с ДЦП, юэторые были запланированы, в струюуреПКГД в период беременности отмечались высокие показатели оптимального типа, у матерей детей с НРС - эйфорического типа, у матерей здоровых детей не диагностировалось тревожности. По-видимому, запланированность ребёнка

связана с более благоприятным отношением матери к беременности, но не связанасрождением здорового реботка.

Ребатокс ДЦП, независимо от того, был он запланирован или нет, мог быть рождён на любой стадии ЖЦС. Дети с НРС и здоровые дети, если были запланированы, чаще появлялись на свет на благоприятной стадии компромиссов.

Если у матери ребёнка с ДЦП были выражены оптимальный и эйфорический типы в структуре ПКГД, то она проявляла в его воспитании больший уровень протекции, болыне удовлетворяла его потребности, хотя это не было связано с гармоничным стилем общения. Выраженность депрессивного и тревожного типов в структуре ПКГД матери ребёнка с ДЦП связана с низким урошем протекции и игнорированием его потребностей.

У матер ей детей с НРС установлена прямая связь выраженности гипогестогнозического типа в структуре ПКГД и обратная связь выраженности оптимального типа с эмоциональным отвержением ребёнка в семье. У матерей здоровых детей выявлена отрицательная связь непатологизирующего воспитания ребёнка с тревожным типом в структуре ПКГД. Гармоничное воспитание отрицательно связано с высоким показателем тревожного типа в струкгуреПКГД матери.

Не выявлено связей между типом воспитания и стадий ЖЦС, на которой был рождён ребёнок с ДЦП. Это указывает, что не стадия ЖЦС, а другие факторы (особенность заболевания, состав семьи, личностные проблемы родителей) коррелируют с типом воспитания таких детей. В семьях детей с НРС установлена прямая связь потворствующей гиперпротекции в воспитании со стадий зрелого супружеского холона. В семьях здоровых детей отмечена положительная связь между повышенной моральной ответственностью в воспитании и стадий добранных отношений, а также эмоционального отвержения,неустойчивости воспитания - со стадий шнфронтации.

Таким образом, появление на свет здорового ребатка на неблагоприятных стадиях ЖЦС связано с патологизирующим воспитанием. В то же время рождение ребёнка с патологий на благоприятных стадиях ЖЦС не связано с гармоничным воспитанием.

Обнаружена тесная связь доминирующй гиперпротекции в воспитании с фактом запланированности ребёнка с ДЦП и с НРС.

Настойчивый тип воспитания ребёнка с ДЦП связан с такими личностными проблемами родителей, как расширение сферы родительских чувств, их неразвитость, проекция на ребенка собственных не желаемых качеств, вынесение супружеского конфликта в сферу воспитания. Повышенная моральная ответственность в воспитании детей с НРС прямо связана с проекций не желаемых качеств наребенка. Гармоничное воспитание-обратно связано с фобий утраты и проекцией на ребенка не желаемых качеств.

Анализ взаимосвязей между особенностями воспитания, с одной стороны, и психоэмоциональным состоянием матери и ребёнка, факторами возраста, пола, образования, семейного положения, - с другой, показали следующее. Во всех группах не выявлено достоверных связей между типом воспитания ребёнка и

наличием невротических расстройств у матери. В то же время неустойчивый тип воспитания детей с ДЦП тесно связан с высокими показателями нервно-психического неблагополучия матери, а детей с НРС - с ее повышенной тревожностью. Повышенная моральная ответственность в воспитании здоровых детей положительно коррелируете высокой тревожностью матери.

Неусганошено тесных связей между типом воспитания в семье и возрастом ребенка с ДЦП и здорового ребёнка. Но диагностировано, что потворствующая ги пер протекция в воспитании отрицательно коррелирует с возрастом 5-7 лет ребёнка сНРС. Дошкольный возрастдетей сданной патологией обратно связан с максимальным удовлетворением их потребностей и снижением требований. Это подтверждает ранее установленный факт, что повышенная моральная ответственность в воспитании, сочетающая высокие требования с пониженным вниманием к потребностям,- наиболее частый стиль общения с такими детьми.

Не установлено связей между типом воспитания и полом больного ребенка. Но выявлена тесная связь между доминирующа! гиперпротекцией с повышенными запретами и женским полом здорово го ребёнка.

Не обнаружено тесных связей между типом воспитания и состоянием высших психических функций у детей с НРС и здоровых детей. Но выявлено, что повышенная моральная ответственность в воспитании отрицательно связана с грубой степенно нарушения психических функцийу детей сДЦП.

Не отмечено связей между типом воспитания и невротическими расстройствами у детей с НРС и здоровых. С невротическими расстройствами у детей с ДЦП прямо связана повышенная моральная ответственность в их воспитании, а отрицательно - потворствующая гиперпротекция. То есть, максимальное удовлетворение потребностей ребёнка с ДЦП связано с более благоприятным его эмоциональным состоянием, а сочетание выооких требований с пониженным вниманием к потребностям— сневротизацией.

Матери без высшего образования чаще проявляют: в воспитании ребёнка с ДЦП - строгость санкций, во спитател ьную н суверенность, выносят супружеский конфликт в сферу воспитания, предпочитают у ребёнка мужские качества; в воспитании ребшка с НРС - личностную тревожность и ко нфл и юность; в воспитании здорового - чрезмерность запретов. Таким образом, все матери без высшего образования чаще проявляют в воспитании детей личностные проблемы и испытывают трудностей вобщении сдетьми.

В семьях с 2-3 детьми, независимо от того, здоров ребёнок или болен, с большей выраженностью игнорируются в воспитании его потребности и предъявляются высокие требования.

Непатологазирующий тип воспитания здорового ребёнка, стиль обгцешя со здоровыми и больными детьми в форме потворствующей и доминирующей гиперпротекции - связаны с более благоприятной обстановкой в семье и нервно-психическим состоянием матери. А неустойчивый и противоречивый типы воспитания, повышенная моральная ответственность, эмоциональное отвержение ребёнка - с неблагоприятной семейной ситуацией, конфликтностью, враждебностью, чувством неполноценности и более напряженным эмоциональным состоянием матери.

Более высокие показатели благоприятной семейной обстановки коррелируют с возрастом детей 8-10 лет с ДЦП. Высокие показатели чувства неполноценности в семье тесно связаны с возрастом здоровых детей 7-8 лет.

Более благоприятны отношения в семьях детей с ДЦП с лёгкой степенью нарушения психических функций, а также в семьях детей с НРС с нормальным уровнем развития. Повышенное чувство неполноценности - в семьях детей с ДЦП с грубой степенью нарушения психических функций, а повышенная конфликтность - в семьях детей с НРС с лёгюй степенью нарушения психических функций. Таким образом, уровень благоприятности отношений между матерью и ребетнэм связан со степенью нарушения психических функций у больного ребёнка, его возрастными особенностями. Снижение уровня развития высших корювых функций у ребенка связано су становлением неблагоприятных отношений с ним.

Не выявлено связи поларебёнкасНРСи здорового ребёнка с особенностями отношений в семье. В то же время принадлежность детей с ДЦП к женскому полу прямо связана с повышенной конфлиюностью в семье, что можно объяснить их личностными особенностями.

В четвёртой главе излагается программа игровой психологической реабилитации семьи ребёнка с детским церебральным параличом.

Параграф 4.1. Этапы программы игровой психологической реабилитации

Авторская программа игровой психологической реабилитации апробирована на отделении психоневрологии ВОДБ на 50 семьях, где ребёнок страдает спастической формой ДЦП. Она предназначена для детей от 5 до 10 лет без грубой интеллекту ал шой патологии и тяжёлых двигательных нарушений и их матерей. Работа проводится отдельно с каждой семьёй после добровольного согласия мамы и ребагка,по рекомендации невролога и нейропсихолога.

Психологическая реабилитация включает рад этапов: 1. Первичная беседа (выявление проблемы, сбор анамнеза, установление контакта с ребйгнэм на эмоциональном уровне и формирование до верительных отношений);2. Беседа с матерью (сбор медицинского и семейного анамнеза, изучение отношений между матерью и ребагюм, ребягюм и сверстниками в детском саду и школе, выявление психотравм; обсуждение осношых проблем ребёнка с точки зрения матери и психофизического состояния матери); 3. Клинико-психологическая диагностика матери (метод полуструюурированного интервью, опросник АСВ, тестТОБ (р.), семейная социограмма, тест М. Люшера,рисунок«Яи мой ребёнок», опросник «Личностная шкала проявлетий тревоги», метод включенного наблюдения, изучение до!у ментации). 4. Клинико-психологическая диагностика ребёнка (тест М. Люшера, рисунок «Моя семья», тестЦТО, стандартизированный набор нейропсихологических методик, анкета «Определение уровня тревожности ребенка», семейная социограмма, метод включённого наблюдшия, изучение догументации). 5. Анализ и интерпретация полученных результатов (описание психического статуса ребёнка в истории болезни, определение мишеней для психологического воздействия, назначение реабилитационных сеансов); 6. Проведение игровой

психологической реабилитации. 7. Подведение итогов реабилитации

(обсуждение результатов, повторное обследование матери и ребёнка, оценка и интерпретация динамики психологических показателей, о писание результата в в истории болезни, выработка рекомендаций).

Пара фа ф 42. Содержание программы игровой психологической реабилитации матери и ребёнка с детским церебральным параличом «Я, мама и зверята» раскрывает цели, и конфетное содфжание занятий разработанной программы. Она включает 10 занятий продолжительностью 4550 минут, которые про водятся 2-3 раза в неделю в течение месяца.

Программа интегрирует техники различных направлений психотфапии: анималотфапии, игровой тфапии, артгерапии (изотфапия, музыкальная и танцевальная терапия, библиотерапия), сказкотерапии, телесно-ориентированной Тфапии, групповой и поведенческой психотфапии. Используются методы аутогенной релаксации с упражнениями сюжетного воображения, медитации, дыхательной гимнастики, мышечной релаксации, психогимнастика по развитию высших юрювых функций. Программа включает разработки известных авторов, многие из которых специально адаптированы к системе «Мама + ребагок с ДЦП». Использование в программе заданий и упражнений для детей, не страдающих ДЦП, обусловлено задачей не акцентирования вниманиянапатологии ребшкаи его «непохожести».

Цели игровой психологической реабилитации: 1. Оптимизация матфинсю-детских отношений и улучшение психоэмоционального состояния матфи и ребенка, страдающего ДЦП; 2. Повышение самооценки; 3. Преодоление проблем в общении; 4. Преодоление страхов, комплексов и стрессов; 5. Снижение тревожности и агрессивности; 6. Развитие умений выражения чувств, их определения и способности к эмпатии; 7. Развитие познавательной, творческой и ретевой активности, отделшых высших корковых функций; 8. Развитие моторики, координации движений, формирование мышечного чувства, развитие опорности и равновесия; 9. Снятие телесных зажимов.

Параграф 43. Оценка динамики психологических показателей в процессе игровой психологической реабилитации

Изучение динамики психологических показателей у 50 семей, прошедших игроЕую психологическую реабилитацию, показало досговфное снижение тревоги и повышение уровня нфвно-психического благополучия, психоэмоциональной устойчивости детей и их матфей (р<0,05). После реабилитации в отношениях между матфью и ребенком достовфно снизились проявления тревожности, конфликтности, неполноценности, враждебности, по высился уровень благоприятности семейной обстановки (р<0,05).

Пара фа ф 4 А. содфжит анализ конкретного случая ифовой психологической реабилитации ребёнка с ДЦП, его матфи.

В заключении подводятся основные итоги исследования, отмечается эффективность разработанной авторской профаммы ифовой психологической реабилитации длядетей с ДЦП и их матфей.

1. Тяжёлая патология в родах и в состоянии плода чаще имели место в анамнезе детей с ДЦП, чем в анамнезе детей с НРС по типу экстр асистолии. Инфекции дыхательной системы в период беременности чаще встречались в анамнезе матерей детей с патологией развития, чем здоровых.

2. У детей с ДЦП нарушения психической деятельности и психоневрологические расстройства церебрально-органического генеза выражены больше, чем у детей с НРС по типу экстр асистолии. У детей с НРС чаще,чем вдругих группах,диагносшруютсяневротическиенарушения.

3. Для матерей всех групп чаще характерны сочегганные типы или оптимальный тип ПКГД. Достоверных различий типовПКГДу матерей детей с ДЦП и НРС не выявлено. В отличие от матерей здоровых детей женщины, родившие ребёнка с ДЦП, чаще имеют в структуре ПКГД высокие показатели гипогестогнозическош и тревожного типов, а матери детей сНРС- тревожного типа. Матерям здоровых детей, в отличие от матерей больных детей, чаще присущ высокий показатель эй форическо го типав струму реПКГД.

4. Не установлено связей между стадией ЖЦС, на которой был рождён ребёнок, с рисюм его заболевания ДЦП или НРС. Стадия добрачных отношений ЖЦС чаще была связана с рождением ребёнка с патологией развития, а стадия компромиссов- срождением здорового ребёнка.

5. У матерей детей с ДЦП уровень тревожности достоверно ниже, чем у матер ей детей сНРС по типу экстр асистолии. Матери больных детей чаще, чем матери здоровых детей, имеют неусгойчив/ю самооценку, высокий уровень притязаний, максимальную власть в семье и эгоцентрическую направленность личности. Матерей всех групп отличают эмоционально-психическая неустойчивость, одинаковая частота встречаемости невротических расстройств.

6. Выраженность тревожности и эмоционально-психической настойчивости у детей с ДЦП выше, чему здоровых детей. Для детей с нарушением развитая, по сравнению со здоровыми детьми,характерны средний уровень тревожности, низкая или неустойчивая самооценка в сочетании с низким уровнем притязаний.

7. Не установлено различий в воспитании детей с ДЦП и с НРС по типу экстр асистолии. Для воспитания больных детей больше характерны повышенная моральная ответственность и неустойчивость, а для воспитания здоровых - гармоничный тип воспитания. В воспитании детей с ДЦП чаще, чем в воспитании детей с НРС, отмечается гиперпротекция, недостаточность запретави санкций, фобияутратыребёнка. В воспитании больных детей чаще, чем в воспитании здоровых, проявляются гиперпротекция, игнорирование потребностей ребёнка, чрезмерность требований, санкций, запретов или их недостаточность, расширение сферы родительских чувств или их неразвитость, проекция на ребенка собственных не желаемых качеств, предпочтение детских качеств, воспитательная неуверенность, фобияутраты ребенка. В семьях детей с ДЦП тревожность, конфликтность, чувство неполноценности и враждебность в отношениях выражены больше, чем в семьях детей с НРС. Отношения матерей и детей с патологией развития отличают большая тревожность,

конфликтность, чувство неполноценности и враждебность, чем отношения матерей и здоровых детей.

8. В группах детей с ДЦП и НРС по типу экстр асистолии установлены взаимосвязи между степенью нарушения психических функций, возрастом и полом ребёнка, уровнем образования матери, составом семьи, иэличеством детей в семьей особенностями материнско-детских и семейных отношений.

9. Особенности типа ПКГД, планирования ребенка и стадии ЖЦС, на которой произошло его рождение, взаимосвязаны с показателями семейных отношений.

10. Апробация авторсюй программы игровой психологической реабилитации «Я,мамаи зверята» для семей детей с ДЦП показаладостоверное снижение личностной тревожности, повышение уровня нервно-психичесшго благополучия и психоэмоциональной устойчивости у матерей и детей, а также повышение благоприятности семейной обстановки за счёт снижения тревожности, конфлиюности, чувства неполноценности и враждебности в семейных отношениях.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

1. СпицынаН.К. Факторная недостаточность высших психических функций у детей с ДЦП //Ананьевсгае чтения: Материалы ня/чно-практичесюй конференции «Ананьевские чтения - 2005» /Под ред. Л.А. Цветкоюй, Л.М. Шипициной,- СПб.: Издательство С.-Петербургсюго университета, 2005,- С. 307-309 (02 пл.).

2. Спицына Н.К. Типы психологического компонента гестационной доминанты у матерей, родивших детей со спастической формой детского церебральною паралича //Психотерапия в системе медицинских наук в период становления доказательной медицины. Сборник тезисов научной конференции с мевдународным участием. - СПб.: Санкт-Петербургский нгг/чно-исследовательский психоневрологический институтим. В.М. Бехтерева,2006.-С. 143-144(0,06 пл.).

3. СпицынаН.К. Стадии жизненного цикла семьи, на которых был роядён ребёнок с детским церебральным параличом, и особенности семейного воспитания (в связи с задачами психотерапии) //Немедикаментозные методы терапии. Сборник тезисов н^чно-пракгическэй конференции. - СПб.: Издательский дом СПб МАПО,2006,- С. 20-21 (0,12 пл ).

4. СпицынаН.К. Типы патологазирующего семейного воспитания детей со спастическими формами детского церебрального паралича и психологические (личностные) проблемы их матерей. //Ананьевские чтения: Материалы научно-практической конференции (Ананьевские чтения - 2006» /Под ред. ЛА. Цветкоюй, Л.М. Шипициной. - СПб.: Издательство С.-Петербургского у ни вер ситета, 2006. - С. 224-225 (0,12 п л.).

5. Спицына Н К. Психоюррекция и психотерапия детей с детским церебральным параличом и их матерей //Мнухинские чтения. Успехи детсю-подросткоюй психиатрии и психотерапии (исторический и

междисциплинарный подход)/ Материалы конференции.- СПб., 2007. С. 144146 (ОД пл.).

6 Спицына Н.К Типы психологического компонента гестационной доминанты у матерей, родивших ребенка с детским церебральным параличом //Научный журнал «Известия РГПУ им. A.M. Герцена. Аспирантские тетради» /Под ред Н Л. Шубиной — СПб Издательство «Книжный дом» РГПУ им А И Герцена, 2008 - С 443-448 (0,4 пл)

АВТОРЕФЕРАТ СпицынаНаталья Константиновна Подписано впечать 25 091)8 г. Печать ризо графическая. Бумагаофсет. Объем 0£пл. Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии ООО «Печатный дом» 191186, г Санкт-Петербург,наб р Мойкид 48,корп 10,телефон (812) 571-16-39

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Спицына, Наталья Константиновна, 2008 год

Введение.

Глава 1. Обзор литературы.;.

1.1. Семья ребёнка с патологией развития.

1.1.1. Влияние рождения ребёнка с патологией развития на психологический микроклимат в семье.

1.1.2. Особенности воспитания ребёнка с патологией развития.

1.1.3. Личностные проблемы родителей, решаемые за счёт ребёнка.

1.2. Психологические проблемы отклонений семейного воспитания ребёнка, связанные с особенностями перинатального периода.

1.2.1. Мотивы зачатия ребёнка.

1.2.2. Стадии жизненного цикла семьи, на которых был рождён ребёнок, и семейное воспитание.29 '

1.2.3. Влияние эмоционального стресса матери на течение беременности и родов, на тип психологического компонента гестационной доминанты и стиль воспитания ребёнка.

1.3. Клинико-психологические аспекты детского церебрального паралича

1.3.1. Клиническая картина и клинические формы детского церебрального паралича.

1.3.2. Этиология и патогенез детского церебрального паралича.

1.3.3. Факторная недостаточность высших психических функций у детей с детским церебральным параличом (нейропсихологический анализ).

1.3.4. Семья и личность ребёнка с детским церебральным параличом.

1.3.4.1. Социально-психологический портрет семьи ребёнка с детским церебральным параличом.

1.3.4.2. Эмоционально-личностная характеристика ребёнка с детским церебральным параличом и его матери.

1.3.5. Психокоррекция и психотерапия детей с детским церебральным параличом и членов их семей.

1.4. Клинико-психологические особенности детей с нарушением ритма сердца по типу экстрасистолии.

1.4.1. Клиническая картина, патогенез и этиология экстрасистолии.

1.4.2. Клинико-демографическая и психологическая характеристика ребёнка с нарушением ритма сердца по типу экстрасистолии и его семьи.

Глава 2. Материалы и методы исследования.

2.1. Характеристика выборки.

2.2. Описание методик исследования.

2.3. Методы обработки данных.

Глава 3. Результаты клинико-психологического исследования.

3.1. Клинико-психологические особенности перинатального периода.

3.1.1. Клиническая характеристика перинатального периода.

3.1.1.1. Анализ заболеваемости матерей во время беременности.

3.1.1.2. Анализ осложнений у женщин во время беременности.

3.1.1.3. Характеристика осложнений в родах у матерей и в состоянии плода.

3.1.1.4. Характеристика сопутствующих соматоневрологических заболеваний у детей.

3.1.2. Психологические аспекты перинатального периода.

3.1.2.1. Анализ стадий жизненного цикла семьи, на которых были рождены дети.

3.1.2.2. Анализ типов психологического компонента гестационной доминанты у матерей.

3.1.2.3. Анализ факта «запланированности» ребёнка и мотивов зачатия.

3.2. Характеристика психоэмоциональной сферы матерей и детей.

3.2.1. Особенности психоэмоционального состояния матерей.

3.2.2. Особенности высших психических функций и эмоциональной' сферы у детей.113'

3.3. Особенности материнско-детских и семейных взаимоотношений-.

3.3.1. Материнско-детские и семейные взаимоотношения с точки зрения матери.

3.3.1.1. Типы воспитания детей и личностные проблемы их матерей.

3.3.1.2. Оценка отношений матери с ребёнком.

3.3.1.3. Оценка положения матери в системе межличностных отношений в семье.

3.3.2. Семейные взаимоотношения и другие типы отношений с точки зрения ребёнка.

3.3.2.1. Оценка детьми внутрисемейных отношений.

3.3.2.2. Оценка положения ребёнка в системе межличностных отношений в семье.

3.3.2.3. Характеристика системы отношений у детей.

3.4. Результаты корреляционного анализа.

Глава 4. Психологическая реабилитация семьи ребёнка с детским церебральным параличом.

4.1. Этапы программы игровой психологической реабилитации.

4.2. Содержание программы игровой психологической реабилитации матери и ребёнка с церебральным параличом «Я, мама и зверята».

4.3. Оценка динамики психологических показателей в процессе игровой психологической реабилитации.

4.4. Анализ случая,Насти К., 6 лет, и её матери.

Введение диссертации по психологии, на тему "Перинатальные аспекты материнско-детских отношений в семьях детей с детским церебральным параличом"

Актуальность проблемы

Исследования1 в области психоневрологических заболеваний в целом и заболевания детским* церебральным * параличом (ДЦП) у детей в частности, были проведены такими известными специалистами, как Р.Я. Абрамович-Лехтман, К. Акош, Л.О. Бадалящ А.Я. Варга, И.В: Добряков, В.А. Качесов, Е.Т. Лильин, P.A. Лурия, Е.М. Мастюкова, М.И. Мамайчук, Э.Г. Эйдемиллер, J. Foley, N.A. Fletcher, К.Н. Gustavson, J. Hyghes, К. Nelson и др. Несмотря на это, данная проблема и её изучение остаются актуальными и на сегодняшний день.

По данным Министерства: здравоохранения Российской Федерации, за последние десять лет состояние здоровья- населения в, нашей стране непрерывно ^удшается, при этом, особенно тревожно обстоят дела в детском здравоохранении. За последние пять лет рост инвалидности в целом составляет 8-10% при резком увеличении числа детей - инвалидов, а практически здоровыми, могут быть признаны- лишь 10% школьников. Отклонения в состоянии здоровья с возрастом детей усиливаются.

По оценкам-К.А. Семёновой и других специалистов, к 2015 году доля здоровых новорождённых может сократиться до 15-20% от общего числа детей. Функциональные отклонения выявляются у 33-50% новорождённых, из них у 70% детей имеются* начальные признаки- патологии опорно-двигательного аппарата. Среди инвалидов с детства 85% приходится на инвалидность.по психоневрологическому профилю [199].

Распространённость церебрального паралича составляет 23,9 на 10 тыс. детей при, отчётливой тенденции к его росту. Наиболее частые - спастические формы заболевания «(спастическая диплегия, спастический гемипарез, двойная гемиплегия) [136].

Дети с ДЦП уже 155 лет (начиная с первого клинического описания ДЦП В. Миттлем в 1853 году) находятся, в сфере пристального внимания специалистов, усилия которых сосредоточены на профилактике, раннем выявлении заболевания, принятии необходимых мер комплексной реабилитации, вопросах воспитания и обучения детей с данной патологией.

Особое значение имеют исследования семей детей с ДЦП. Без этого трудно выявить этиологию и патогенез нарушений, поставить клинический и семейный диагноз, выработать терапевтическую тактику. А.И. Захаров, Э.Г. Эйдемиллер, И.В. Добряков отмечают особое значение перинатальных аспектов, связанных с нервно-психическим развитием ребёнка и психоэмоциональным состоянием его матери, материнско-детскими отношениями и стилем воспитания. В улучшении состояния здоровья такого ребёнка большое значение имеет семейная психотерапия [51, 54, 56, 59, 62, 72, 76, 78, 79, 160, 196, 246, 247, 248, 249].

Ряд звеньев' патогенеза ДЦП, таких, как перинатально-психологические факторы, остаются мало изученными. Это стадии жизненного цикла семьи (ЖЦС), на которой был рождён ребёнок с ДЦП, тип психологического компонента гестационной доминанты (ПКГД) у его матери. Недостаточно исследованы социально-демографические характеристики таких семей в* настоящее время и семейные взаимоотношения. Актуальность проблемы обусловлена также отсутствием моделей психотерапии, направленных на оптимизацию материнско-детских отношений в семье ребёнка с ДЦП.

Проблема гармонизации материнско-детских отношений, психофизического и эмоционального состояния матери и ребёнка, больного ДЦП, имеет высокую медико-социальную значимость.

Учитывая сказанное, была сформулирована цель исследования: изучить взаимосвязи между клинико-психологическими аспектами перинатального периода и материнско-детскими взаимоотношениями в семьях детей с ДЦП.

В соответствии с поставленной целью были выдвинуты задачи:

1. Изучить клинические и психологические аспекты перинатального периода (ПКГД, СЖЦ семьи, на которой произошло рождение ребёнка) у матерей, родивших детей с ДЦП.

2. Исследовать особенности психоэмоционального состояния матерей и их детей с ДЦП.

3. Выявить особенности материнско-детских взаимоотношений в семьях детей с ДЦП.

4. Провести сравнительный анализ указанных характеристик в семьях детей с ДЦП, семьях детей с нарушением ритма сердца (НРС) по типу экстрасистолии и в семьях здоровых детей.

5. Выявить взаимосвязи между клинико-психологическими аспектами протекания перинатального периода, материнско-детскими взаимоотношениями, психоэмоциональным состоянием матери и ребёнка с учётом, социально-демографических характеристик семьи, факторов пола, возраста и степени нарушения психических функций у детей.

6. Разработать и апробировать программу психологической реабилитации, направленную на оптимизацию материнско-детских отношений^ и улучшение психоэмоционального состояния матери и ребёнка с ДЦП.

Объект исследования: 110 семей (мать и ребёнок в возрасте от 5 до 10 лет, всего 220 человек). В 50 семьях (основная группа) ребёнок страдает спастической формой ДЦП, в 30 семьях (1 контрольная группа) у ребёнка наблюдается кардиальная патология - НРС по типу экстрасистолии. Ещё в 30 семьях (2 контрольная группа) дети были здоровы (не имели хронических соматических и неврологических заболеваний).

Предмет исследования: клинико-психологические аспекты перинатального периода у матерей; психоэмоциональное состояние матерей и их детей; материнско-детские отношения с учётом социально-демографических характеристик семьи, факторов пола, возраста и степени нарушения психических функций у детей.

Гипотезы исследования:

1. Ребёнок с ДЦП чаще рождается на стадиях добрачных отношений и конфронтации жизненного цикла семьи.

2. В семьях, где ребёнок страдает ДЦП, оптимальный тип ПКГДу матери отмечается^ реже, чем в семьях ребёнка с НРС по типу экстрасистолии и в семьях здоровых детей.

3. В семьях ребёнка с ДЦП чаще имеют место гиперпротекция и неустойчивый тип воспитания.

Методологическая и теоретическая основа исследования: принципы интегративной «биопсихосоциальной» модели болезни и- здоровья (G.L. Engel), согласно которой, на благополучие и нездоровье влияет взаимосвязь биологических, психологических и социальных факторов (В.М. Бехтерев, Д. Баумринд, JI.C. Выготский, Л.И1 Вассерман, А.Я1 Варга, И:В. Добряков, А.И. Захаров, Б.Д. Карвасарский, В.В. Ковалёв, А.Е. Личко, В.Н. Мясищев, Е.М. Мастюкова, И.И. Мамайчук, С. Минухин, Э.Г. Эйдемиллер, Y.S. Anastasiadis, W.S. Becker, D.M. Levi, К. Leonhard, M.J. Rosental, Ginott и др.); теория психологии отношений (В.Hi Мясищев); учение* о гестационной доминанте (А.А Ухтомский, И.А. Аршавский, И.В. Добряков); теория периодизации жизненного цикла1 семьи (J.Ji Zilbach, Е.М. Duvall, И.В. Добряков),, теоретические положения клинической психологии семьи (И.М. Никольская, Э.Г. Эйдемиллер).

Для диагностики были использованы следующие методы:

1. Клииико-биографический: метод полуструктурированного интервью; метод изучения документации (амбулаторная карта и история болезни ребёнка).

2. Психологический: опросник «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ) Э. Г. Эйдемиллера, В.Юстицкиса; тест отношений беременной И. В. Добрякова; проективный тест «Семейная социограмма»; модифицированный Л.М. Собчик восьмицветовой* тест М. Люшера (МЦВ); проективный рисунок «Я и мой ребёнок», «Моя семья»; личностная шкала проявлений тревоги О. Тейлора в адаптации Т.А. Немчина; цветовой тест отношений (ЦТО) A.M. Эткинда; авторская анкета «Определение уровня тревожности ребёнка»; стандартизированный набор нейропсихологических методик; метод включённого наблюдения (естественный, эксперимент).

3. Статистический. Методы обработки данных: дифференциация материалов по группам; процентный подсчёт результатов; балловая- оценка факторов; статистическая программа ^айэйка 6.0) [167].

Достоверность научных результатов подтверждается теоретическим обоснованием актуальности исследования, адекватностью выбранных методов поставленным целям и задачам, применением валидных и надёжных психодиагностических методик, репрезентативностью выборки, наличием контрольных групп, корректным использованием методов статистической обработки полученных результатов.

Положения диссертации, выносимые на защиту

1. Оптимальный тип ГЖГД у матерей детей с ДЦП, НРС по типу экстрасистолии и здоровых детей» не имеет различий по частоте встречаемости. Женщины, родившие ребёнка с ДЦП; чаще имеют в структуре ПКГД высокие1 показатели гипогестогнозического и,тревожного типов, матери' детей с НРС по типу экстрасистолии - высокий показатель тревожного типа, а матери здоровых детей - эйфорического типа.

2. Стадии жизненного цикла семьи, на которых был рождён ребёнок, не имеют достоверных связей с риском его заболевания ДЦП или НРС по типу экстрасистолии. Стадия добрачных отношений чаще связана с рождением ребёнка с патологией развития, а стадия компромиссов - с рождением здорового ребёнка.

3. Особенности типа ПКГД, планирования ребёнка и стадий ЖЦС, на которых произошло его рождение, взаимосвязаны с показателями семейных отношений. При этом есть сходные и специфические взаимосвязи между этими показателями в семьях детей с ДЦП, НРС по типу экстрасистолии и здоровых детей.

4. Патологизирующее семейное воспитание и личностные проблемы, родителей; решаемые за его счёт, взаимосвязаны: с наличием болезни у ребёнка.

5. Особенности материнско-детских и семейных отношений взаимосвязаны со степенью нарушения психических функций у ребёнка, его возрастом и полом, уровнем образования матери, составом, семьи и количеством детей в семье.

Научная новизна. Впервые изучены перинатальные аспекты материнско-детских взаимоотношений в семьях детей с ДЦП, НРС подтипу экстрасистолии и семьях здоровых детей:

- показано, что оптимальный тип ПКГД у матерей детей трёх групп не различается по частоте встречаемости и не взаимосвязан с состоянием здоровья ребёнка и гармоничностью его воспитания,

- выявлены связи тревожного и гипогестогнозического типов в структуре' ПКГД у матерей с рождением детей с ДЦП, тревожного - с рождением ребёнка с НРС по типу экстрасистолии, эйфорического - с рождением' здорового ребёнка,

- установлено, что дети с патологией развития чаще рождаются на стадии, добрачных отношений ЖЦС, а здоровые дети - на стадии компромиссов,

- обнаружено, что продуктивный детородный возраст, запланированность ребёнка и желание женщины стать матерью, как продуктивный мотив зачатия-не связаны с рождением здорового ребёнка.

С учётом полученных результатов разработана авторская программа игровой психологической реабилитации «Я, мама и зверята» для матерей и детей с ДЦП. В результате апробации этой- программы прослежена положительная динамика психоэмоционального состояния матери , и ребёнка, оптимизация семейных отношений.

Теоретическая значимость работы. Установленные в работе взаимосвязи между клинико-психологическими аспектами перинатального периода, материнско-детскими отношениями, психоэмоциональным состоянием матери и ребёнка с учётом социально-демографических характеристик семьи, факторов пола, возраста и степени нарушения психических функций-у детей с разным состоянием здоровья вносят вклад в разработку теоретических основ клинической психологии семьи, в том числе перинатальной клинической психологии, в обоснование системного биопсихосоциального подхода к изучению заболеваний у детей.

Практическая значимость и апробация диссертационной работы

Результаты диссертационной работы могут быть использованы:

- в целях профилактики нарушений развития у детей на уровнях: клинико-психо логической диагностики; психологической коррекции, психотерапии детей и их матерей;

- клиническими психологами (нейропсихологами), врачами различных специальностей, а также педагогами, педагогами - психологами и социальными психологами в работе с семьёй, где ребёнок страдает ДЦП;

- при' подготовке специалистов в области клинической психологии, специальной психологии, психотерапии.

Использование предложенного комплекса методов диагностики может быть продуктивно в изучении- социально-демографических, клинических и психологических факторов в генезе и динамике психоневрологических и соматических заболеваний'у детей, материнско-детских отношений в семье.

Разработанная и апробированная программа игровой психологической реабилитации-«Я, мама и зверята» может быть рекомендована и внедрена в клиническую' практику с целью улучшения психоэмоционального состояния матери и ребёнка с ДЦП, оптимизации их отношений.

Результаты работы доложены на научно-практической конференции «Семья в современном обществе» (г. Вологда, 2005); областной научно-практической конференции специалистов охраны психического здоровья населения Вологодской области (г. Вологда, 2006); научно-практической конференции медицинских психологов «Состояние и задачи клинико-психологической службы области» (г. Вологда, 2007); на еженедельных конференциях врачей Вологодской областной детской больницы (ГУЗ ВОДБ), на заседаниях общества клинических психологов, неврологов (г. Вологда), на заседании кафедры детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии СПб МАЛО (2008), на заседании проблемной комиссии «Нервные и психические заболевания» СПб МАЛО (2008). Результаты диссертационной работы обобщены в 7 печатных работах.

Структура и объём диссертации. Диссертация изложена на 234 страницах компьютерного текста и состоит из введения, четырёх глав с описанием обзора литературы, материалов и методов исследования, изложением результатов собственного исследования и их обсуждением, описанием собственной программы психологической реабилитации, заключения, выводов, списка литературы, включающего отечественные и иностранные источники. Работа иллюстрирована 41 таблицей и 6 рисунками, дополнена 11 приложениями. Список литературы содержит 376 источников, в том числе 252 отечественных и 124 источника на иностранном языке.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. Тяжёлая патология в родах и в состоянии плода чаще имели, место в анамнезе детей с ДТЩ, чем в анамнезе детей с НРС по типу экстрасистолии. Инфекции дыхательной системы в период беременности, чаще встречались в анамнезе матерей детей с патологией развития, чем здоровых.

2. У детей с ДТЩ нарушения психической деятельности и психоневрологические расстройства церебрально-органического генеза выражены больше, чем у детей с НРС по типу экстрасистолии. У детей с НРС чаще, чем в других группах, диагностируются невротические нарушения.

3. Для матерей всех групп чаще характерны сочетанные типы или оптимальный тип 1ЖГД. Достоверных различий типов ПКГД у матерей детей с ДЦП и НРС по типу экстрасистолии не выявлено. В' отличие от матерей здоровых детей женщины, родившие ребёнка с ДЦП, чаще имеют в структуре ПКГД высокие показатели гипогестогнозического и тревожного типов, а-матери детей с НРС — тревожного типа. Матерям здоровых детей, в отличие от матерей больных детей, чаще присущ высокий показатель эйфорического типа? в структуре ПКГД.

4. Не установлено связей между стадиями ЖЦС, на которых был рождён -ребёнок, с риском его заболевания ДЦП или НРС. Стадия добрачных отношений ЖЦС чаще была связана с рождением ребёнка с патологией развития, а стадия компромиссов - с рождением здорового ребёнка.

5. У матерей детей с ДЦП уровень тревожности достоверно ниже, чем у матерей детей с НРС по типу экстрасистолии. Матери больных детей чаще, чем матери здоровых детей, имеют неустойчивую самооценку, высокий уровень притязаний, максимальную власть в семье и эгоцентрическую направленность личности. Матерей всех групп отличают эмоционально-психическая неустойчивость, одинаковая частота встречаемости невротических расстройств.

6. Выраженность тревожности и эмоционально-психической неустойчивости у детей с ДЦП выше, чем у здоровых детей. Для детей с нарушением развития, по сравнению со здоровыми детьми, характерны средний уровень тревожности, низкая или неустойчивая самооценка в сочетании с низким уровнем притязаний.

7. Не установлено различий в воспитании детей с ДЦП и с НРС по типу экстрасистолии. Для воспитания больных детей больше характерны повышенная моральная ответственность и неустойчивость, а для воспитания здоровых детей - гармоничный тип воспитания. В воспитании детей с ДЦП чаще, чем в воспитании детей с НРС, отмечается гиперпротекция, недостаточность запретов и санкций, фобия утраты ребёнка. В воспитании больных детей чаще, чем в воспитании здоровых, проявляются > гиперпротекция, игнорирование потребностей ребёнка, чрезмерность требований, санкций, запретов или их недостаточность, расширение сферы* родительских чувств или их неразвитость, проекция на ребёнка собственных не желаемых качеств, предпочтение детских качеств, воспитательная неуверенность, фобия утраты ребёнка. В семьях детей с ДЦП тревожность, конфликтность, чувство неполноценности и враждебность в отношениях выражены больше, чем в семьях детей с НРС по типу экстрасистолии. Отношения матерей и детей с патологией развития отличают большая тревожность, конфликтность, чувство неполноценности и враждебность, чем отношения'матерей и здоровых детей.

8. В группах детей с ДЦП и НРС по типу экстрасистолии установлены взаимосвязи между степенью нарушения психических функций, возрастом и полом ребёнка, уровнем образования матери, составом семьи, количеством детей в семье и особенностями материнско-детских и семейных отношений.

9. Особенности типа ПКГД, планирования ребёнка и стадии ЖЦС, на которой произошло его рождение, взаимосвязаны с показателями семейных отношений.

10. Апробация авторской программы игровой психологической реабилитации «Я, мама и зверята» для семей детей с ДЦП показала достоверное снижение личностной тревожности, повышение уровня нервно-психического благополучия и психоэмоциональной устойчивости у матерей и детей, а также повышение благоприятности семейной обстановки за счёт снижения тревожности, конфликтности, чувства неполноценности и враждебности в семейных отношениях.

Заключение

В настоящем исследовании изучены взаимосвязи между клинико-психологическими аспектами перинатального периода, материнско-детскими взаимоотношениями в семьях детей с ДЦП, психоэмоциональным состоянием матери и больного ребёнка с учётом социально-демографических характеристик семьи, факторов пола, возраста и степени нарушения психических функций у детей. Проведено сравнение указанных параметров в семьях детей с ДЦП, в семьях детей с НРС по типу экстрасистолии и в семьях со здоровым ребёнком. Разработана программа игровой психологической реабилитации семьи ребёнка с ДЦП, направленная на оптимизацию материнско-детских отношений и улучшение психоэмоционального состояния.

Обнаружено, что тяжёлая патология в родах и в состоянии плода — фактор рождения ребёнка с нарушением развития. Недоношенность плода, низкая масса тела, кесарево сечение в родах, асфиксия плода, родовая травма, реанимационные мероприятия связаны с риском рождения ребёнка с ДЦП. А такие осложнения, как низкая масса тела ребёнка, быстрые и срочные роды - с риском рождения ребёнка, впоследствии страдающего НРС по типу экстрасистолии. Инфекции дыхательной системы в период беременности матери негативно воздействуют на плод и являются угрозой для рождения как ребёнка с ДЦП, так и с НРС. Частыми осложнениями беременности у всех матерей также бывают угроза прерывания беременности, токсикозы, аборты.

После рождения у детей с ДЦП отмечается высокий удельный вес сопутствующих заболеваний. ОП ЦНС и «другие» заболевания чаще диагностируются у детей с ДЦП, нежели у детей с НРС по типу экстрасистолии. Гидроцефалия, нарушение зрения, повышенная судорожная готовность, эпилепсия, нейроинфекции отмечаются только в анамнезе детей с ДЦП. При нейропсихологическом исследовании выявлено, что нарушения психической деятельности у детей с ДЦП носят более выраженный характер пограничная интеллектуальная недостаточность, умственная отсталость), чем у детей с НРС по типу экстрасистолии, то есть мозговой дефект при ДЦП имеет больший удельный вес. В результате этого, в рамках ДЦП частота психоневрологических расстройств церебрально-органического генеза (неврозоподобный, церебрастенический синдром) у детей выше, чем при НРС по типу экстрасистолии. В то же время неврогенные нарушения при поражении ЦНС - это серьёзный провокатор возникновения экстрасистолии у детей. У детей с кардиальной патологией чаще, нежели у детей с ДЦП и у здоровых детей, диагностируются невротические нарушения.

При исследовании отношения женщин к беременности установлено, что у матерей всех групп чаще представлены сочетанные типы ПКГД или оптимальный тип. Достоверных различий типов ПКГД у матерей, воспитывающих детей с ДЦП и НРС по типу экстрасистолии нет.

В отличие от матерей здоровых детей женщины, родившие ребёнка с ДЦП, чаще имеют в структуре ПКГД высокие показатели гипогестогнозического и тревожного типов, а матери детей с НРС по типу экстрасистолии - высокий показатель тревожного типа. Матерям здоровых детей, в отличие от матерей детей с патологией развития, чаще присущ высокий показатель эйфорического типа в ПКГД. Не подтвердилась выдвинутая гипотеза о том, что оптимальный тип ПКГД у матерей детей с ДЦП встречается реже, чем у матерей детей с НРС и матерей здоровых детей.

В связи с тем, что различий по частоте встречаемости оптимального типа у матерей больных и здоровых детей не выявлено, оптимально-эйфорический тип ПКГД следует считать наиболее благоприятным в плане прогноза развития здорового ребёнка и гармоничности его воспитания.

Не установлено явной связи между стадией жизненного цикла семьи, на 4 которой был рождён ребёнок, с риском его заболевания ДЦП или НРС по типу экстрасистолии. Дети с патологией развития чаще, чем здоровые дети, рождены на стадии добрачных отношений и реже — на стадии компромиссов.

Высокая частота рождения детей с ДЦП на стадии добрачных отношений и стадии конфронтации подтверждает одну из гипотез нашего исследования.

Установлено, что стадия компромиссов, на которой был рождён ребёнок с ДЦП, положительно коррелирует с выраженностью оптимального типа в структуре ПКГД у его матери, а стадия конфронтации - с выраженностью депрессивного типа. Это показывает, что благоприятная стадия ЖЦС (стадия компромиссов), на которой рождается ребёнок, связана с благоприятным типом в структуре ПКГД у его1 матери (оптимальным), но не связана с рождением здорового ребёнка. В свою очередь неблагоприятная стадия ЖЦС (стадия конфронтации) связана с неблагоприятным типом в структуре ПКГД (депрессивным), но не связана с состоянием здоровья ребёнка.

Отметим также, что у матерей детей с ДЦП, которые были запланированы, в структуре ПКГД в период беременности отмечались высокие показатели оптимального типа, у матерей детей с экстрасистолией -эйфорического типа, а у матерей здоровых детей не диагностировалось тревожности. По-видимому, запланированность ребёнка связана с более благоприятным отношением матери к беременности, но не связана с рождением здорового ребёнка.

Выявлено, что если ребёнок с патологией или без неё был рождён на стадии добрачных отношений, то это отрицательно связано с созданием полной семьи. Если ребёнок с ДЦП и запланированный здоровый ребёнок рождался на стадии компромиссов ЖЦС, то это отрицательно связано с составом его семьи в будущем, которая могла быть как полной, так и неполной. Ребёнок с ДЦП, независимо от того, был он запланирован или нет, мог быть рождён на любой стадии ЖЦС. Дети с НРС по типу экстрасистолии и здоровые дети, если были запланированы, чаще появлялись на свет на благоприятной стадии компромиссов.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Спицына, Наталья Константиновна, Санкт-Петербург

1. Адлер А. Понять природу человека: Пер. с нем. Е.А. Цынина. СПб;: «Академический проспект», 1997. —256с.

2. Акош К., Акош М; Помощь детям с церебральным, параличом. Кондуктивная педагогика: Книга для родителей: Пер. с англ. С. Вишневской. -М., 1994.- 253с.

3. Алешкевич Е.В. Клинико-динамические*. особенности неврозов, сочетающихся с экзогенно-органическимш заболеваниями: головного мозга //Сочетанные формы психической патологии: Барнаул, 1995. - С. 52-57.

4. Анохин П.К. Проблемы локализации с точки зрения системных? представлении;© нервных функциях //Неврология;и- психиатрия.- 1940:- № 6.-С. 31 44:

5. Андреева А.Ю., Галактионова М.Ю., Грицинская В.Л. Характеристика аритмий у детей различных соматотипов //Тезисы Всероссийского Конгресса «Детская кардиология 2004». - М.: ИД МЕДПРАКТИКА - М., 2004. - С. 348349.

6. Аршавский И. А. Очерки по возрастной физиологии. М., 1967. - 207с.

7. Аршавский И.А. Особенности; онтогенетического преобразования деятельности сердечно-сосудистой системы в связи со стабилизацией соматотипа (конституции) в школьном возрасте и половозрелом возрасте. — Ставрополь, 1975. С. 5-21.

8. Бадалян Л.О., Журба Л.Т., Тимонина О.В. Детский церебральный паралич. Киев: Здоровье, 1988. - 328с.

9. Бадалян Л.О., Журба Л.Т., Тимонина О.В. //Невропатология и психиатрия. 1987. - № 10. - С. 1445-1448:

10. Бадалян JI.O. Детская неврология: Учебник для студентов медицинских вузов. 3-е изд. - М.: Медицина, 1984. - 576с.

11. Бажин Е.Ф., Эткинд A.M. Цветовой тест отношений: методические рекомендации. Л., 1985. - 58с.

12. Барашнёв Ю.И., Руссу Т.С., Казанцева Л.З. Дифференциальный диагноз врождённых и наследственных заболеваний у детей. Кишинёв, 1984. - 253с.

13. Батуев A.C., Тиаров О.П. Мозг и организация движений. Л., 1978.289с.

14. Батуев A.C., Соколова Л.В. Учение о доминанте как теоретическая основа формирования системы «мать — дитя» //Вестник Санкт-Петербургского университета. СПб.: изд. СПб. ГУ, 1994.- В. 2. - С. 85- 102.

15. Батанова С.А., Исаев Д.Н., Юрьев В.В. Психологические особенности детей с нарушением ритма сердца //Психопатология, психология эмоций и патология сердца. М., 1988. - С. 38-39.

16. Бауэр. Т. Психическое развитие младенца. М.: 1985. - 320с.

17. Белоконь H.A., Кубергер М.Б. Болезни сердца и сосудов у детей: Руководство для врачей. В 2 т. Т. 2. М.: Медицина, 1987. - С. 54-74.

18. Берн Э. Игры, в которые играют люди (психология человеческих взаимоотношений). Люди, которые играют в игры (психология человеческой судьбы). СПб. - М.: «Университетская книга» ACT, 1998. — 399с.

19. Берне P.C., Кауфман С.Х. Кинетический рисунок семьи. М.: Смысл, 2000. - 146с.

20. Блейхер В.М. Клиническая патопсихология. Ташкент: Медицина, 1976.-326с.

21. Богдановская В.А., Сударева О.О., Волосников Д.К. Факторы риска экстрасистолии у детей //Тезисы Всероссийского Конгресса «Детская кардиология 2004». - М.: ИД МЕДПРАКТИКА-М., 2004. - С. 144-145.

22. Бокерия Е.Л., Голухова Е.З., Кулямин А.И. Перинатальная энцефалопатия как фактор риска развития нарушений ритма сердца //Вестник аритмологии. 2000. - № 18. - С. 68.

23. Бортфельд С.А. Двигательные нарушения и лечебная физическая культура при детских церебральных параличах. Л., 1971.- 217с.

24. Босанц М. Внебрачная семья. М.: Наука, 1981. - 317с.

25. Валлон А. Психическое развитие ребёнка. — М.: Просвещение, 1967. — 196с.

26. Варга А .Я. Типы неправильного родительского отношения: Автореферат дис. .канд. психол. наук. — М., 1987. — 29с.

27. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия //Краткий лекционный', курс. СПб.: Речь, 2001. - 144с.

28. Вассерман Л.И., Дорофеева С. А., Меерсон Я. А. Методы нейропсихологической диагностики/Практическое руководство. Санкт-Петербург: Изд. «Стройлеспечать», 1997. - 360с.

29. Вассерман Л.И., Дорофеева С.А., Меерсон Я. А. Разработка стандартизированной нейропсихологической методики для топической диагностики локальных поражений мозгаУ/Вопросы диагностики психического развития. Таллинн, 1974. - С. 36-38.

30. Ватолина М.И. О роли различных* перинатальных факторов в развитии детских церебральных параличей //Материалы 5 Всесоюзного съезда невропатологов и психиатров. Т. 2. М., 1969. - С. 394.

31. Власова Т.А., Певзнер М.С. О детях с отклонениями в развитии. М., 1973.- 157с.

32. Винникотт Д.В. Маленькие дети и их матери. М.: Независимая фирма «Класс», 1998. — 80с.

33. Винникотт Д.В. Разговор с родителями. М.: Независимая фирма «Класс», 1994.- 112с.

34. Воловик А.Б. Болезни сердца у детей. JL: МЕДГИЗ, 1948. - С. 64-69.

35. Выготский JI.C. История развития высших психических функций //Выготский JI.C. Собр. Соч.: в 6-ти т. Т. 3. М.: Педагогика, 1983. - С.5- 328.

36. Выготский JI.C. Собр. Соч.: в 6-ти т. Т. 4. М.: Педагогика, 1984. -432с.

37. Гармашова H.JL, Константинова H.H. Патофизиологические основы охраны внутриутробного развития человека. J1.: Медицина, 1985. - 160с.

38. Гарбузов В.И. Нервные дети. Советы врача. М., 1990. - 182с.

39. Гарбузов В.И. Воспитание ребёнка. СПб.: Дельта, М.: ООО «Изд-во1. V.1. ACT», 1997.-432с.

40. Гарбузов В.И., Захаров А.И., Исаев Д.Н. Неврозы у детей и их лечение. Л.: Медицина, 1977.

41. Гиндикин В.Я. Психопатии и патохарактерологические развития (роль внешних факторов в их формировании и динамике) //Клиническая динамика неврозов и психопатий. М., 1967. - С. 152-183.

42. Гранит Р. Основы регуляции движения: Пер. с англ.- Н., 1973. 125с.

43. Гребова Л.П., Шарапина Л.М. Особенности аритмии у детей и подростков //Вестник аритмии. 2000. - № 18. — С. 77-78.

44. Гроф С. За пределами мозга: Пер. с англ. — М.: изд. Трансперсонального института, 1993. 504с.

45. Грэхэм.Д. Как стать родителем самому себе. М.: Независимая фирма «Класс», 1993.-206с.

46. Гурфинкель B.C. Существует ли генератор шагательных движений у человека? //Физиология человека, 1998. Т. 24. - С. 42-50.

47. Детский церебральный паралич. Хрестоматия. Учебное пособие для студентов высших и средних педагогических, психологических и медицинских учебных заведений /Составители — Л.М.Шипицина и И.И. Мамайчук. — СПб.: Изд-во «Дидактика Плюс», 2003. 520с.

48. Добряков И.В. В ожидании ребёнка //Здоровые роды счастливый малыш. - СПб.: ИК «Комплект», 1998. - С. 11-86.

49. Добряков И.В. Перинатальная психотерапия //Современные проблемы психоневрологии. СПб.: СПб. НИПНИ им В.М.Бехтерева, 2002. - С. 46-48.

50. Добряков И.В. Перинатальная семейная психотерапия //Семейная системная психотерапия /Под ред. Э.Г.Эйдемиллера. СПб.: Питер, 2002. - С. 265-285.

51. Добряков И.В. Позитивный подход в психотерапии семьи, ожидающей ребёнка //1-я Всемирная конференция по позитивной психотерапии; тезисы докладов. СПб., 1997. - С. 52.

52. Добряков И.В. Психотерапия и перинатальная психология // «Перинатальная психология и нервно-психическое развитие детей»: Сборник материалов межрегиональной конференции. СПб.: АМСУ, 2000. - С. 11-15.

53. Добряков И.В. Ранняя диагностика и профилактика послеродовых депрессий //13 съезд психиатров России: Сб. материалов. М.: РОП, 2000. - С. 5.

54. Добряков И.В. Типология гестационной доминанты //«Ребёнок в современном мире»: Тезисы докладов 3-й международной конференции. -СПб.: ЮНЕСКО, МО России, 1996. С. 21-22.

55. Добряков И.В. Перинатальная психотерапия: Состояние и перспективы //«Психология и психотерапия семьи»: Материалы международной конференции. СПб., 2001. - С. 45-50.

56. Дружинин В.Н. Психология семьи. М.: КСП, 1996. - С. 160.

57. Евтушенко C.K. Нейрогенный иммунодефицит вследствие церебральной,патологии и недостаточности нейрогормонального обеспечения: Сб. тезисов «Новые технологии в. реабилитации детского церебрального паралича». Донецк, 1994. - С. 183.

58. Ефремов К.Д. ВКБ и некоторые механизмы' психосоматической дестабилизации у детей с ангиодистонией //Психосоматические и соматопсихические расстройства у детей. — JL: ЛПМИ; 1990. — С. 44-49.

59. ЖаботинскийЮ.М., Иоффе В.И. Экспериментальные и аллергические демиелинизирующие заболевания нервной системы. JL, 1975. - С.72.

60. Жданова Л.И., Кожевникова Г.М., Котлукова Н.П. Значение внутриутробных вирусных инфекций в патологии сердечно-сосудистой, системы у новорождённых и детей раннего возраста //Вестник аритмологии. — 2000.-№«18.-С. 83-84.

61. Журавлёв A.M. Опыт хирургического лечения больных с умеренным спастическим парезомf нижних конечностей церебрального происхождения //Детские церебральные параличи. JL, 1974. — С. 112.

62. Запорожец A.B. Психологическое изучение развития моторики ребёнка- дошкольника' //Вопросы психологии ребёнка-дошкольника. М.,; 1984. - 237с.

63. Захаров А.И. Психотерапия-неврозов у детей и подростков. М.: Медицина, 1982.-216с.

64. Захаров А.И. Как предупредить отклонения в поведении ребёнка. -М.: Просвещение, 1986. 127с.

65. Захаров А.И. Неврозы у детей. СПб.: Дельта,* 1996. - 480с.

66. Захаров А.И. Неврозы у детей и психотерапия. СПб.: СОЮЗ, 1998. -336с.

67. Захаров А.И. Что нужно знать родителям до рождения ребёнка. — СПб.: Образование, 1994 67с.

68. Захаров А.И.' К изучению семейных отношений при неврозах детского возраста //Социальная психология и социальное планирование. Л.: Изд-во ЛГУ, 1973.-С. 130-144.

69. Захаров А.И. Влияние семейных факторов на снижение темпа психического развития детей //Труды Ленинградского педиатрического медицинского института. Т. 70. — Проблемы общего психического недоразвития: - Л., 1976. — С. 37-43.

70. Захаров А.И. К вопросу о неосознаваемых семейных сторонах» супружеского конфликта //Природа бессознательного. СПб., 1998. - С. 4245.

71. Захаров А.И. Ребёнок до рождения и психотерапия последствий психических травм. СПб.: СОЮЗ, 1998. - 144с.

72. Зачепицкий P.A., Яковлева Е.К. Роль неправильного воспитания' в происхождении неврозов. Л., 1960. - 223с.

73. Иванов Е.С., Данилова Л.А., Смирнова И.А.Подкорковые структуры мозга и психические процессы. М.: Советское радио, 1985. - 113с.

74. Иовлев Б.В., Карпова Э.Б. Психология отношений. Концепция В.Н. Мясищева и медицинская психология. СПб.: Сенсор, 1999. - 76с.

75. Ипполитова М.В., Бабенкова Р.Д., Мастюкова Е.М. Особенности психического развития детей и отношение к ребёнку в семье //Воспитание детей с церебральным параличом в семье. — М.: Просвещение, 1993. С. 8-13.

76. Исаев Д.Н. Психосоматическая медицина детского возраста. СПб.: Специальная литература, 1996. — 454с.

77. Исаев Д.Н. Детская медицинская психология. Психологическая педиатрия.- СПб.: Речь, 2004. 381с.

78. Калижнюк Э.С. Задержка психического развития при детских церебральных параличах. — М., 1983. 194с.

79. Калижнюк Э.С. Психические нарушения при детских церебральных параличах. М., 1990. - 197с.

80. Карвасарский Б.Д. Медицинская психология. М.: Медицина, 1982.-272с.

81. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. М.: Медицина, 1985. - 304с.

82. Качесов.В.А. Основы интенсивной реабилитации при ДЦП. Санкт-Петербург: ЭЛБИ-СПб., 2005. - 112с.

83. Киллили Мари. История о том, как родительская любовь победила тяжёлую болезнь (ДЦП). Санкт-Петербург: Питер, 1998. - С. 52-55.

84. Кляйн М. Некоторые теоретические выводы, касающиеся эмоциональной жизни ребёнка /Психоанализ в развитии: Сборник переводов. -Екатеринбург: Деловая книга, 1998. С. 59-107.

85. Ковалёв В.В. Возрастные закономерности клиники пограничных состояний у детей и подростков //Неврозы и нарушения характера у детей и подростков /Научные труды ЦОЛИУ. Т. 176. М.: ЦОЛИУ, 1973. - С. 6-19.

86. Ковалёв В.В. Психиатрия детского возраста: Руководство для врачей. М.: Медицина, 1979. - 608с.

87. Ковалёв В.В. Семиотика и диагностика психических заболеваний у детей и подростков. М.: Медицина, 1985. - 288с.

88. Козлова С.И., Семанова- Е.В., Демикова Н.С., Блинникова О.Б. Наследственные синдромы и медико-генетическое консультирование. Л., 1987.-369с.

89. ЮГ. Корнев А.Н. Нейропсихологические методы исследования //Психодиагностические методы в педиатрии и детской психоневрологии. -СПб., 1991.-С. 48-73.

90. Костина* JT.M. Игровая терапия с тревожными детьми //Детская психология и психотерапия. СПб.: Речь, 2001. — 160с.

91. Кравченко Л.М., Никулин Л.А., Апалькова Н.П. Оценка уровня интеллекта и клинико-морфологические корреляции по данным KT у детей с различными формами ДЦП: Материалы юбилейной научной сессии. — Краснодар, 1990. 375с.

92. Крыжко Е.В. Роль перинатальных факторов в формировании личности детей с детскими церебральными параличами //Перинатальная психология и медицина: Сб. мат. конференции. СПб.: Институт акушерства и гинекологии РАМН им. Д.О. Orra, 2001. - С. 140-142.

93. Кряжева H.JI. Развитие эмоционального мира детей. Ярославль: Академия развития, 1997. — 208с.

94. Кубергер М.Б. Руководство по клинической электрокардиографии детского возраста. — Л.: Медицина, 1983. 368с.

95. Куприянова О.О., Кожевникова О.В., Мещеряков Л.П. Нарушения ритма сердца у детей с хроническим тонзиллитом //Вестник аритмологии. — 2000.-№18.-С. 97.

96. Куприянова О.О. Нарушения сердечного ритма у детей с пролапсом митрального клапана //Вестник аритмологии. 2000. - № 18. - С. 97.

97. Кушаковский М.С. Аритмии сердца. СПб.: Фолиант, 1998. - 638с.

98. ПЗ.Лакосина Н.Д., Ушаков Г.К. Медицинская психология. — М.:1. Медицина, 1984.-272с.

99. Ланг Г.Ф. Избранные труды. Л.: Медицина, 1975. - 232с.

100. Лебедькова С.Е., Лапачёва И.Б., Логинова Н.В., Суменко В.В. Распространённость и структура аритмий в популяции детей и подростков 317 лет //Тезисы Всероссийского Конгресса «Детская кардиология — 2004». — М.: ИД МЕДПРАКТИКА-М.,2004. С. 277-278.

101. Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей. М., 1985.-223с.

102. Лебединский В.В. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция. М., 1990. - 217с.

103. Левченко И.Ю., Приходько О.Т. Технология обучения и'воспитания детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. — М.: Издательский центр «Академия», 2001. 192с.

104. Либис P.A., Прокофьев А.Б., Коц Я.И. Оценка качества жизни больных с аритмиями //Кардиология. 1998. - № 3. - С. 49-51.

105. Лильин Е.Т., Степанченко О.В., Бриль А.Г. Современные технологии в лечении детского^ церебрального паралича //Неврологический вестник. — 1999.-№2.-С. 32.

106. Личко А.Е. Подростковая психиатрия. — М.: Медицина, 1985. — 416с.

107. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — М.: Медицина, 1983. 256с.

108. Лосева В.К. Рисуем семью. Психологическая помощь и» консультирование. М.: РАО, 1995. - 37с.125s. Лурия А.Р. Функциональная организация мозга //Естественнонаучные основы психологии. — М., 1978. — С. 109-140.

109. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. -М., 1973. 374с.

110. Лурия А. Р. Внутренняя картина болезни * и ятрогенные заболевания. -М.: Изд. МГУ, 1977. 96с.

111. Мамайчук И.И. Нейропсихологические исследования гностических процессов у детей с различными формами детского церебрального паралича //Невропатология и психиатрия. 1992. - № 4. - С. 42-47.

112. Мамайчук И.И. Динамика некоторых видов познавательной деятельности у дошкольников с церебральным параличом //Дефектология. -1976. -№3.- С. 35-39.

113. Мамайчук И.И. Психокоррекция детей и подростков с нарушением в развитии. СПб., 1991. - 243с.131.. Мамайчук И.И. Психология развития аномального ребёнка. СПб., 1990.-235с.

114. Мамайчук И.И. Психология дизонтогенеза и основы, психокоррекции. СПб.: Изд. СПбГУ, 2000. - 168с.

115. Мамайчук И.И., Мороз Ю.Н. Коррекция двигательных дефектов руки дошкольников с церебральным параличом в процессе игровой деятельности //Санаторно-курортное лечение детских церебральных параличей. Калуга, 1975.-С. 105-108.

116. Мамайчук И.И., Чавес B.C. Особенности семейного воспитания детей с церебральным параличом //Труды ЛНИДОИ им. Г.И. Турнера. Л., 1989.- 177с.

117. Мамайчук И.И. Психологическая помощь детям с проблемами в развитии. СПб., 2001. - С. 35-36.

118. Мамайчук И.И., Ильина М.Н. Помощь психолога ребёнку с задержкой психического развития Научно-практическое руководство //Детская психология и психотерапия. СПб.: Речь, 2003. - 352с.

119. Мастюкова Е.М. О развитии познавательной деятельности детей с церебральными параличами //Дефектология. 1973. - № 6. - С. 17-23'.

120. Мастюкова Е.М. Ребёнок с отклонениями в развитии: Ранняя диагностика и коррекция. М.: Просвещение, 1992. - 95с.

121. Мастюкова Е.М., Ипполитова М.В. Нарушение речи у детей с церебральным параличом. -М.: Просвещение, 1985. — 190с.

122. Меженина Е.П. Церебральные спастические параличи и их лечение в детском возрасте: Автореф. дисс. .докт. мед. наук. — Киев, 1961. — 28с.

123. Меньшикова Л.И., Маркевич О.В., Гершкович И.А. Психологические особенности личности у детей с заболеваниями сердечно-сосудистой системы //Вестник аритмологии. 2000. - № 18'. - С. 109.

124. Минухин С., Фишман Ч. Техники семейной психотерапии. — М.: Независимая фирма «Класс», 1998. 304с.

125. Мирзоева И.И., Бортфельд С.А., Городецкая Г.Ф., Данилова. И.И., Рогачёва Е.А. Лечебная гимнастика для детей, страдающих спастической-формой церебрального паралича. Л., 1972. - 187с.

126. Мишина Т.М. Исследование семьи в клинике и коррекция семейных отношений //Кабанов М.М., Личко А.Е., Смирнов1 В.М. Методы психологической диагностики и коррекция в клинике. — Л.: Медицина, 1983. — С. 255-281.

127. Мишина Т.М. Исследование семьи в клинике и коррекция семейных отношений //Кабанов М.М., Личко А.Е., Смирнов i В.М. Методы психологической диагностики и коррекция в клинике. — Л.: Медицина, 1983. -С. 255-281.

128. Мулякина C.B., Захарова С.Ю., Рогачёва Т.В., Большакова H.A. Психологические особенности детей, страдающих сердечными аритмиями

129. Тезисы Всероссийского Конгресса «Детская кардиология — 2004». М.: ИД МЕДПРАКТИКА-М., 2004. - С. 26-27.

130. Мурзина Т.Ф. Терапия творчеством в социально-психологической реабилитации детей инвалидов с ампутационными дефектами конечностей: Дисс. канд. мед. наук. - СПб., НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 1999.- 232с.

131. Мустакас К. Игровая терапия. СПб.: Речь, 2000. - 282с.

132. Мучник JI.C., Смирнов В.М., Резникова Т.Н. Нейропсихологические и личностные аспекты внутренней картины болезни //Нейропсихологические исследования в неврологии, нейрохирургии и психиатрии. — Л., 1981. С. 1321.

133. Мягер А.К., Мишина Т.М. Семейная психотерапия при неврозах: Методические рекомендации. Л., 1976. - 97с.

134. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л.: Изд. ЛГУ, 1960. - 426 с.

135. Мясищев В.Н. Структура личности и отношения человека в действительности //Психология личности. Тексты /Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А.Пузырея. -М.: МГУ, 1982. С. 35-38.

136. Мясищев В.Н. Психическое состояние и отношения человека //Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М.Бехтерева. -1996. № 1. - С. 8-14.

137. Мясищев В.Н., Карвасарский Б.Д., Либих С.С., Тонконогий И.М. Основы общей и медицинской психологии. Л:: Медицина, 1968. - 216с.

138. Никитина М.Н. Детский церебральный паралич. М.: Медицина, 1979.-С. 167.

139. Никитин Б.С. Развивающие игры. М., 1985. - 254с.

140. Никольская И.М. Семейная психология и клиническая психология семьи //Семья и здоровье ребёнка. Материалы 12 международной конференции «Ребёнок в современном мире. Семья и дети». СПб., Изд. Политехи. Универсистета, 2005. - С. 436-439.

141. Никольская И.М., Бардиер Г.Л. Уроки психологии в начальной школе: из опыта работы. СПб. - Рига: ГЩ'«Эксперимент», 1996. - 86с.

142. Никольская И.М. Серийные рисунки и рассказы в психологическом консультировании детей и родителей //Системная семейная психотерапия. — СПб.: Питер, 2002. С. 242-265.

143. Никулин Л.А., Клещенко Е.И., Ефимцев Ю.П. Компьютерная томография головного мозга у детей с детским- церебральным параличом //Актуальные вопросы диагностики и лечения неотложных состояний терапии, хирургии и педиатрии. — Краснодар, 1990: — 157с.

144. Обухова Л.Ф. Детская психология. М.: Тривола, 1995. - 360 с.

145. Основные методы статистического исследования: Методические указания для студентов, клинических- ординаторов и- аспирантов. — СПб.: СПбГМУ им. Акад. И.П. Павлова, 1997. 101с.

146. Павлов И.П. Полное собрание трудов. М. - Л.: АН СССР, 1940-1949.-Т. 1-5.

147. Пайнс Д. Бессознательное использование своего тела женщиной: психоаналитический подход. СПб.: ВЕИП и Б.С.К., 1997. — 195с.

148. Панов A.M. Актуальность и практическая значимость решения социальных проблем детей, больных детским церебральным параличом // Реабилитационные центры для детей с ограниченными возможностями: Опыт и проблемы. М., 1997. - С. 35-40с.

149. Певзнер М.С. Клиническая характеристика психического инфантилизма у детей //Актуальные проблемы диагностики задержки психического развития у детей. — М., 1982. — 273с.

150. Пивень Б.Н., Шереметьева И.И. Смешанные формы психических заболеваний. — Новосибирск: Наука, 2003. 125с.

151. Погосова Н.М. Цветовой игротренинг //Детская психология. СПб.: Речь, 2005.-152с.

152. Практикум по арттерапии /Под ред. А.И. Копытина. — СПб.: Питер, 2000. 448с.

153. Практикум по возрастной психологии /Под ред. JI.A. Головей, Е.Ф. Рыбалко. СПб.: Речь, 2001. - 628с.

154. Предболезнь и факторы повышенного риска в психоневрологии. -Д.: НИИ им. В.М. Бехтерева, 1986. 170с.

155. Психиатрические и психологические аспекты сердечно-сосудистой патологии //Тезисы докл. Международного симпозиума. М., 1985. — 130с.

156. Психологическая1 диагностика отношения к болезни при нервно-психической и соматической патологии. /Сб. под ред. Л.И. Вассермана и В.П.Зайцева. Л., 1990. - 192 с.

157. Психологические тесты. /Сб. под ред. Э.Р. Ахмеджанова. — М., 1996.-320 с.

158. Психодиагностические методы в педиатрии и детской психоневрологии /Под ред. Д.Н. Исаева и В.Е. Кагана. Спб.: СПб педиатр, мед. ин-т, 1991. - 74 с.

159. Психология: Словарь /Под ред. A.B. Петровского, М.Г. Ярошевского М.: Политиздат, 1990. - 494с.

160. Психология: Учебник. М.: Проспект, 1998. - 584с.

161. Психосоматические и соматопсихические расстройства у детей. — Л.: Ленингр. Педиатр, мед. ин-т., 1990. — 139 с.

162. Психотерапия детей и подростков /Под ред. X. Ремшмидта: Пер. с нем. М.: Мир, 2000. - 655с.

163. Психотерапевтическая энциклопедия. СПб.: Питер, 1998. - 752с.

164. Психотерапия /Под ред. Б.В. Карвасарского. — СПб.: Питер, 2000. -656с.

165. Раттер М. Помощь трудным детям. М., 1998. - С. 147.

166. Резникова Т.И., Смирнов В.М. О моделировании «внутренней картины болезни» //Проблемы медицинской психологии. — JL, 1976. — С. 122124.

167. Рубинштейн С.Я. Экспериментальные методики патопсихологии. -СПб., 1998.-275с.

168. Рубинштейн C.JI. Основы общей психологии. — СПб.: Питер, 1998. -188с:

169. Руководство по детской" неврологии /Под ред. В.И. Гузевои. — СПб.,1998.-719с.

170. Рыжкова 3.JI. Изучение взаимодействия с домашними животными' как фактора улучшения психического развития и социальной адаптации ребёнка. Ярославль, 1996. - 147с.

171. Савинкова С.Д., Мельник Л.И., Ивановская Е.А. Экстрасистолия у детей //Вестник аритмологии. 2000. - № 18. - С. 118.

172. Самборская И.С., Михалёва О.Г. Структура нарушений сердечного ритма и факторы риска развития аритмий у детей //Тезисы Всероссийского Конгресса «Детская кардиология 2004». - М.: ИД МЕДПРАКТИКА-М., 2004.-С. 241-242.

173. Северный A.A., Киреева И.П., Баландина Т.А. Нарушения ритма сердца у детей и подростков: психопатологические и терапевтические аспекты //Вестник аритмологии. 2000. - № 18. - С. 54-56.

174. Семейная психотерапия /Сост. Эйдемиллер Э.Г., Александрова Н.В., Юстицкис В. СПб.: Питер, 2000. - 512с.

175. Семёнова К.А., Мастюкова Е.М., Смуглин М.Я. Клиника и реабилитационная терапия детских церебральных параличей. М., 1972. — 253 с.

176. Семёнова К.А., Махмудра Н.М. Медицинская реабилитация и социальная адаптация больных детским церебральным параличом. — Ташкент, 1979.-317с.

177. Семёнов С.Ф., Семёнова К.А. Иммунобиологические основы патогенеза нервных и психических заболеваний. Ташкент, 1984. - 245с.

178. Симерницкая Э.Г. Методика адаптированного нейропсихологического исследования для детских невропатологов. М., 1988. -28с.

179. Системная семейная психотерапия /Под ред. Э.Г.Эйдемиллера. — СПб.: Питер, 2002. 368с.

180. Скворцов И.А. Нейроонтогенетические аспекты детской неврологической, инвалидности и новые подходы* к терапии //Альманах «Исцеление». М.: Тривола. - 1993.- Вып. 2. - С. 11-24.

181. Скворцов И.А., Осипенко Т.Н., Белоусова Е.Д. Активная роль матери в реабилитации детей с перинатальными поражениями ЦНС //Информ. письмо. М., 1990. - 27с.

182. Скворцов И.А., Осипенко Т.Н., Орлова. Ю.Л. Психологические особенности родителей при неврологической инвалидности ребёнка //Альманах «Исцеление» /Под ред. И.А. Скворцова. — М.: Тривола, 1995. -Вып. 2. С. 397-422.

183. Собчик JI.H. Метод цветовых выборов. Модифицированный цветовой тест Люшера //Методы психологической диагностики. В. 2. - М.: МКЦ, 1990.-88 с.

184. Соколов В.И., Подачин В.П. Эмоциональное напряжение и реакции сердечно-сосудистой системы. -М.: Наука, 1980. — 240с.

185. Соловьёв Н.Я. Брак и семья сегодня. Вильнюс: Минтис, 1977. - 226с.

186. Спиваковская A.C. Профилактика детских неврозов (комплексная психологическая коррекция). -М.: изд. МГУ, 1988. 208с.

187. Спиваковская A.C. Психотерапия: игра, детство, семья. Т. 2. — ООО Апрель Пресс, ЗАО Из-во Эксмо Пресс. — 1999. - 464с.

188. Страковская B.JI. Подвижные игры в терапии больных и ослабленных детей. -М.: Медицина, 1987. 187с.

189. Сумароков A.B., Михайлов A.A. Аритмии сердца. М.: Медицина, 1976.-191с.

190. Сухарева Г.Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. Т. 1.-М.: Медгиз, 1955.- 450с.

191. Сухарева Г.Е. Лекции по психиатрии детского возраста. М.: Медицина, 1974. - 320с.

192. Тадеева С.Х., Рычкова В.М., Павловская Л.В., Родионова С.И. Нарушение ритма сердца у детей и подростков //Тезисы Всероссийского Конгресса «Детская кардиология 2004». - М.: ИД МЕДПРАКТИКА-М.,2004. - С. 248-249.

193. Томов А.Л., Томов И.Л. Нарушения ритма сердца. София: Медицина и физкультура, 1976. - 431с.

194. Тополянский В.Д., Струковская М.В. Психосоматические расстройства. — М.: Медицина, 1986. 384с.

195. Труднев В.П. Развитие познавательных способностей детей. -Ярославль: Академия развития, 1997. 240с.

196. Туев A.B., Наумов A.C., Василец Л.М. Нарушения ритма сердца. — Екатеринбург-Пермь, 1995.-217с.

197. Ушаков Г.К. Детская психиатрия. М.: Медицина, 1973. - 392с.

198. Ушаков Г.К. Пограничные нервно-психические расстройства. — М.: Медицина, 1978.-400с.

199. Филиппова Г.Г. Психология материнства и ранний онтогенез. М.: Жизнь и мысль, 1999. — 192с.

200. Фогельсон Л.И. Болезни сердца и сосудов. — М.: Медгиз, 1939. — 275с.

201. Фопель К. Как научить детей сотрудничать? Психологические игры и упражнения: Пер. с нем. М.: Генезис. - Т. 1. - 1998. - 160с.

202. Фрейд 3. Психология бессознательного. М.: Просвещение, 1989. -С. 123-201.

203. Фурманов И.А. Детская агрессивность: психодиагностика и коррекция. Минск: Ильин В.П., 1996. - 192с.

204. Харпер П. Практическое медико-генетическое консультирование: Пер. с англ. М., 1984. - С. 43-45.

205. Царегородцева Л.В., Леонтьева И.В. Психовегетативные нарушения у детей с жалобами на боли в сердце //Вестник аритмологии. — 2000. № 18. -С. 50-52.

206. Цукер.М.Б. Клиническая невропатология детского возраста. М., 1986.-375с.

207. Цыбульников Н.Д., Матвеев A.C. К вопросу этиологии эпилепсии и. гиперкинезов у больных детским церебральным параличом //1 Науч. Труды Омского мед. ин-та, 1974. № 116. - С. 189-192.

208. Чумакова Е.В. Психологическая защита личности в системе детско-родительского взаимодействия: Автореф, дисс.канд. психол. наук. /СПб ГУ. -С-Пб, 1999.-22с.

209. Шабалов В.А., Бриль А.Г. //Материалы Российской научно-практической конференции «Современные аспекты электронейростимуляции и новые технологии в нейрохирургии и неврологии». Саратов, 1998. — С. 3739.

210. Шамансуров Ш.Ш., Матдидова А.Т., Тургунова Г.Л. К этиологии и клинике мозжечковой формы детского церебрального паралича //Тезисы докл. 1 Республ. конф. по детской невропатологии. Казань, 1975. - С. 20-21.

211. Шамарин Т.Г., Белова Г.И. Детский церебральный паралич. — Элиста: АПП «Джангар», 1999. 183с.

212. Шамов И.А. Врач и больной. М., 1986. - 256с.

213. Шапков Ю.Т., Шапкова Е.Ю., Мушкин А.Ю. Электростимуляция спинного мозга как способ вызова локомоторной активности у детей //Медицинская техника. № 4., 1996. — С. 3-5.

214. Шеффер Ч., Кэрри Л. Игровая семейная психотерапия. СПб.: Питер, 2000.-384с.

215. Шипицина Л.М., Иванов Е.С., Данилова Л.А., Смирнова И.А. Реабилитация детей с проблемами в интеллектуальном и физическом развитии. СПб.: Образование, 1995. - 80с.

216. Школьникова М.А. Детская кардиология в России на рубеже столетий //Вестник аритмологии. — 2000. № 18. — С. 15-19.

217. Эйдемиллер Э.Г. Методы семейной диагностики и психотерапии /Методическое пособие. — М.: Фолиум, 1996. 63 с.

218. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Семейная психотерапия. Л.: Медицина, 1990.- 192с.

219. Эйдемиллер Э.Г. Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. — СПб.: Питер, 1999. 656с.

220. Adler A. Understanding Human nature. N.Y.: Garden Gity Publisshing, 1927. — 256 p.

221. Adler A. What Life Should Mean to You. London, 1932. - 253 p. .

222. Alexander F. Psychosomatic Medicine. New York, 1950. - 564 p.

223. Basselman B.C. Neurosis and psychosis; Springfield: Ch. C. Thomas, 1964: -P. 11-13.

224. Bauev K.V. Segmental reflekx reaction dependent on the state of spiritual locomotor generator//Abstr. 4 Intern. Symp. On morfocontrol (Varna, 8-12 June 1981). -P.77.

225. Bandura A. Principles of Behavior Modification N.Y., 1969. 189 p.

226. Becker W.C. Conseguens of different kinds of parental discipline //Hoffman M.L., Hoffman L.V. Ed. s. Review of child development. 1964. - Vol'. 1.-P. 217-225.

227. Berelson B., Steiner G. Human behavior //Juventory of scientific findings. -N.Y., 1964.-P. 63-85.

228. Blair E., Stanley F.J. Intrapartum asphyxia: a rare cause of cerebral palsy //Pediatr. 1988. - Vol. 112. - P. 515-519.

229. Bowen J.R., Starts D.R., Arnold J.D., Silmmons J.L., Ma P.J., Leslie G.I. //J. Paediatr. Child. Health. 1993. - Vol. 29. - P. 276-281.

230. Bowlby J. Maternal care and mental health //Geneva World Health Organization monograph, 1951. Ser. 2. - P. 198-217.

231. Bowlby J. The Making and Breaking of Affectional Bonds. London-New-York, 1986. - 235 p.

232. Boyatzis C.J., Chazan E., Ting C.Z. Preschool children's decoding of facial emotions J. Genet-Psychol. 1993. - Vol. 154. - P. 375-382.

233. Campbell S. Cognitive Styles and Behavior Problems of Clinic Boys //Journal of abnormal Child Psychology. 1974. - № 2. - P. 7-15.

234. Cattel R.B. Persoonality and alearning theory. — N.Y.: Springer, cop., 1979.-Vol. 1. -421p.

235. Ciotti F., Biasini G., Biasini A. e.a. Neurologic risks caused by perinatal and neonatal problems in a provincial hospital //Pediat-Med-Chir. — 1990. Vol. 12. -P. 669-674.

236. Curatolo P., Arpino C., Stazi M.A., Medda E. //Dev. Med. Child. Neurol. 1995. - Vol. 37. - P. 776-782.

237. Controneo M., Hibbs B.J., Moriarty H. Uses and implications of the Contextual approach to child custody decisions. J-Child-Adolesc Psychiat-Ment-Health-Nurs. 1992. - Vol. 5. -P. 13-26.

238. Dejfino beigheley C. defining a field: Art' therapht //Confin. Psychit. -1978.-Vol.'1.-P. 161-243.

239. Dobriakov I.V. Unite du Soir et maladie de Little a Saint-Petersbourg //Perspectives PSY. Paris. - 1996. - Vol. 35, № 2 (April, Mai). - P. 110-112.

240. Duvall E.M. Family Development. Chicago: Lippingcolt, 1957. - 533 p.

241. Dumas J.E., Lafreniere P.J. Motherchild relationships as sources of supportor stress: a comparison of competent, average6 aggressive6 and anxious dyads.,Child. Dev. 1993. - Vol. 64. - P. 1732-1754.

242. Dunbar F.H. Psuchosomatig diagnosis. New York - London, 1948. — 506 p.

243. Emde R.N., Sroufe L.A. Infants Relationnship disturbance in Early Childhood //Relationship Experience. -N.Y.: Basic BooKs, 1989. 374 p.

244. Erikson E. The life cucle completed: A review. — N.Y., London: Norton, cop., 1980.- 108 p.

245. Fletcher N.A., Foley J. Parental age genetic mutation and cerebral palsy //J. Med. Genet. 1993. - Vol. 30. - P. 44-46.

246. Fletcher N.A., Marsden C.D. //Comment in: Dev Med Child Neurol. -1996.-Vol. 38.-P. 871-872.

247. Foley J. Dyskinetic and dystonic cerebral palsy //Acta Paediatrica. 1992. -Vol. 81.-P. 57-60.

248. Freud S. Inhibitions, Symptoms and Anxiety. — London: Hogarth Press, 1936.-417 p.

249. Freud S. Introductory lectures on psychoanalysis. Part 2: Dreams. -London: Hogarth Press, 1963. 397 p.

250. Freud S. Die infantile cerebrallhamung //Handbuch d. spez. Pathology und Therapie. Von H. Nothangel. 1987. - Bd. 9. - S. 239-249.

251. Freud A. The Rof Bodily Illness in Mental Life of Children //Psychoanalytical Study of the children. 1952. - Vol. 7. - 511 p.

252. Fromm E. Escape from Freedom. -N.Y.: Avon, 1956. — 395 p.

253. Gaffney G., Flavell V., Johnson A., Sguier M., Sellers^S. //Arch. Dis. Child. Fetal. Neonatal. Ed. 1994. - Vol. 70. - P. 195-200.

254. Gezell A. The ontogenesis of Infant Behavior //Manual child psychology. -New-York. 1954. 337p.

255. Ginott H.G. Between parent and child. New York: Macmillan, 1965. -393 p.

256. Ginott H.G. Personal communication. August, 1972. 259 p.

257. Ginott H., Lebo D. Play therapy limits and theoretical orientation //Journal of Counseling Psychology. 1961. - Vol. 25. - P. 337-340.

258. Ginott H., Lebo D. Most and least used play therapy limits //Journal of Genetic Psychology. 1963. - Vol. 103. - P. 153-159.

259. Ginott H.G. Psychotherapy with Children. N.Y., 1970. - 415 p.

260. Golse B. La psychiatrie du bebe aujourdhii. Paris: Eres, 1998. - 399 p.

261. Groholt E.K., Nordhagen R. //Tidsskr. Nor. Laegeforen. 1995. - Vol. 115.-P. 2095-2099.

262. Gustavson K.H., Hagberg B., Sanner G. Identical syndrjmes of cerebral palsy in the same family //Acta Paed. Scand. 1996. - Vol. 58. - P. 330-340.

263. Haverkamp F., Kramer A., Fahnenstich H., Zerres K. //Kiln. Podiatry. -1996.-Vol. 208.-P. 93-96.

264. Hagberg B., Hagberg G., Olow I. //Acta. Pediatric. 1993. - Vol. 82. - P. 387-393.

265. Hensleigh M.D., Paul A. //Am. J. obstet. And gunekol. 1986. - Vol. 154.-P. 978-980.

266. Hyghes J., Newton R. Genetic Aspects of cerebral palsy //Develop. Med. a. Child. Neurol. 1992. - Vol. 34. - P. 80-87.

267. Jorch G. //Comment in: Zentralbl Gynakol. 1995. - Vol. 117. — P. 167168.

268. Kagan J., Moss H.A. Birth to maturity the fels study of psychological development. - N.Y., 1962. - 250 p.

269. Kagan J. Child development and personality. N.Y., 1969. - 317 p.

270. Kessler J.W. Psychopathology of childhood. N.Y., 1966. - 626 p.

271. Kipper D. Psychotherapy through Clinical Role Playing. N.Y., 1986. -427 p.

272. Klein M. Narrative of Child Analysis. New-York, 1960. - 325 p.

273. Klein M. The psychoanalytic play technigue //American Journal of Orthopsychiatry. 1955. - Vol. 25. - P. 223-237.

274. Klumbies G., Schaeffer G., Bauer B. Patientenzeichnungen als ausdruck psychischer fehlhaltungen.- Jena, 1971. 379s.

275. Koike T., Minakami H., Sasaki M., Sayama M., Tamada T., Sato -I. //Arch. Gynecol. Obstet. 1996. - Vol. 258. - P. 119-123.

276. Kraepelin E. Psychiatrie. Klinische Psychiatrie. Leipzig, 1913. -416s.

277. Kramer E. Art as Therapy with children. N.Y.: Schocken Book, 1975.-423p.

278. Kroner J., Hjelt K., Nielsen J.E, Kardorf U.B., Verder H. //Ugeskr.-1995. -Vol. 157.-P. 7155-7156.

279. Lasarus R.S. Psychological stress and the coping process. N.Y.: McGraw-Hill, 1966.-371 p.

280. Lebovici S. Le nourisson, la mere et le psychoanaliste: les interactions precoses. Paris: Le Centurion, 1983. - 277t.

281. Leonhard K. Kinderneurosen und Kinderpersonlichkeiten. Berlin, 1965. -359s.

282. Levi D.M. Maternal overprotection. N.Y., 1943. - 182p.

283. Levi D. Release Thereapy //American Journal of Orthopsychiatry. 1939.-Vol. 9.-P. 713-736.

284. Mair E., Thorlaksdottir E. Psychotherapeutic Intervention with mothers and children in dag care. Am J. Orthopsychiatrik. 1994. - Vol. 64. - P. 60-67.

285. Mac Gillivray I., Campbell D.M. //Paediatr. Perinat. Epidemiol. 1995. -Vol. 9.-P. 146-155.

286. Madsen N., Bjerrum P., Lose G. The relationship between low pH in the umbilical cord artery in neonates and later development of cerebral paresis. -Ugeskr-Laeger. 1991. - Vol. 153. - P. 2610-2612.

287. Mahler M.S., Pine F., Bergman A. The Psychological birth of the human infant. New. York, 1975. - 335 p.

288. McKusik V. Genetics and cardiovascular disease. — Jap. Girculat. J. — 1982.-Vol. 46.-P. 1-7.

289. Meberg A., Broch H. //J. Perinat. Med. 1995. - Vol. 23. - P. 395-402.

290. Miller C., Boe J. Tears into diamonds: Transformation of child psychic trauma through sandplay and storytelling. Arts in Psychotherapy. 1990. - Vol. 17. -P. 429-449.

291. Minuchin S. Families and family therapy. Cambridge: Harvard University Press, 1974. - 268 p.

292. Minuchin S., Fishman H.S. Family therapy technigues. — Cambridge, MA: Haward University Press, 1981. 323 p.

293. Moreno J.L. Therapeutic Vehicles and Surplus Reality /Group. Psychotherapy. 1965. -№ 18. - P. 47-53.

294. Nakada Y. //Brain. Dev. 1993. - Vol.15. - P. 113-118.

295. Neuropsichological Disorders //Programm and Abstracts 10-th world Congress of JASSD. Helsincy, 1996. - 385 p.

296. Neison K., Ellenberg I.H. Antecedents of cerebral palsy. Multivariate analysis.-N. Enge: J. Med. 1986.-Vol. 315.-P. 81-86.

297. Palmer L., Blair E., Petterson B., Burton P. //Paediatr. Perinat. Epidemiol: 1995.-Vol. 9.-P. 171-184.

298. Peacock W.J. et al. Selektive posterior rhizotomy for reflex ofspasticity in cerebral palsy //S. Afr. Med. J. 1982. - Vol. 62. - P. 119-124.

299. Peres J. Family Counseling Theory and Practice. -N.Y., 1979. 349p.

300. Perrez M., Reicherts M. Stress, coping and healf: A situational-behavioral approach. Seattle - Toronto - Gottingen, 1992. - 328 p.

301. Petterson B., Nelson K.B., Watson L., Stanleu F. //BMJ. 1993. - Vol. 307.-P. 1239-1243.

302. Petridou E., Koussouri M., Toupadaki N., Papavassiliou A. //Scand. J. Soc. Med. 1996. - Vol. 24. - P. 14-26.

303. Pisterman S., Firestone P., Mc Grath P. e. a. The role of parent training in treatment of preschoolers with ADDN. Am J. Orthopsychiatry. 1992. - Vol. 62. -P. 397-408.

304. Pharaoh P.O., Cooke T., Resembled L. e.a. Trends in birth prevalence of cerebral palsy //Arch. Dis. Chilhood. 1987. - Vol. - 37. - P. 379-382.

305. Plutchik R. A general psychoevolutionaru theory of emotions //R. Plutchik, H. Kellerman (Eds), Emotion: Theory, research and experience: V. 1. N.Y.: Academic Press, 1980. P. 3-33.

306. Plutchik R., Kellerman H., Conte H.R. A structural theory of ego defenses and emotions //C.E. Izard (ED) Emotions in personality and psychopatology. N.Y.: Plenum, 1979.-349 p.

307. Potasman I., Davidovitch M., Tal Y., Tal J., Zelnik N., Jaffa M. //Clin. Infects. Fragment (consider revising). - 1995. - Vol. 20. - P. 259-262.

308. Proof R.T. C. Genetics of Neurological Disorders. — London, 1971. 2271. P

309. Radke-Yarrow M., Nottelmann E., Belmont B., Welsh J.D. Affective interactions of depressed and nondepressed mothers and their children. J-Abnort-Child-Psychol. - 1993.- Vol. 21.-P. 683-695.

310. Riikonen R., Raumavirtu S., Sinivuon E. Changing pattern of cerebral palsy in the Soutwert region of Finland //Acta. Paed. Scand. 1989. - Vol. 78. - P. 581-587.

311. Rimon R., Belmaker R., Ebstein R. The psychology of Children with Rheumatic //Scand. Journal of Rheumatology. 1977. - Vol. 6. - P. 118-125.

312. Rogers C. Client-Centered Therapy. Boston, Houghton, Miffin, 1951. -351p.

313. Rosenthal M.J., Finkelstein M., Berkwits G.K. Father child relationships and children's problems //AMA. Arch. gen. Psychiat. - 1962. - Vol. 7. - P. 360373.

314. Rosental M.J., Finkelstein M., Roberson R.E. A1 study of mother relationships in the emotional disorders of children //Genet. Psycho. Monogr. -1959.-Vol. 60.-P. 65-116.

315. Rumeau-Rouguette C. //J. Gynecol. Obstet. Biol. Reprod. Paris. 1966. -Vol. 25.-P. 119-123.

316. Sears R.R. The relation of early socialization experiences to aggression in middle childhood//J. abnorm. soc. Physchol. 1961'. -Vol. 63. - P. 466-492.

317. Schneider H. //Geburtshilfe. Frauenheilkd. 1993. - Vol. 53. - P. 369378.

318. Schneider K. Therpist's personal maturity and therapeutic success. How strong is the link //the psychotherapy Patient. 1992. - Vol. 8. - P. 3-4.'

319. Schreiber V. Stress. Patofyziologie, endokrinologie, klinika. Praha: Avicenum. - 1985. - 384 p.

320. Scott A.B. Botulilm toxin injection into extraocular muscles as an alternative to strabismus surgery //Ophthalmology. 1980. - Vol. 87. - P. 10441049.

321. Spinillo A., Fazzi E., Stronati M., Ometto A., Iasci A., Guaschino S. // Early Hum. Dev. 1993. - Vol. 35. - P. 45-54.

322. Spitzer W.O. State of sciense 1986: Quality of life and functional status as target variables for research //Ibit. 1987. - Vol. 40. - № 6. - P. 465-471.

323. Stanley F., Alberman E. The Epidemiology of the Cerebral palsies. Clinics in Development //Medicine series. — Philadelphia: PA, Lippincott. 1984. -Vol. 87.-P. 315-327.

324. Stanleu F.J., Blair E. Whu hade we faild for reducet the freguency of cerebral palsy? //The Med. J. of Australia. 1991. - Vol. 154. - P. 622-626. 364. Stern D.N. The first relationship infant and mother. Cambridge, 1977. - 348 p.

325. Suzuki J., Ito M., Tomiwa K. //No. To-Hattatsu. 1996. - Vol. 28. - P. 60-65.

326. Torfs C.P., van der Berg B., Oechsili F.W. Prenatal and perinatal factors in the etiology of cerebral palsy //J. Pediatr. 1990. - Vol. 116. - P. 615-619.

327. Trad P.V., Raine M1J., Chazan S., Greenblatt E. Working through conflict with self-destructive preschool children. Am J-Psychother. 1992. - Vol. 46. - P. 640-642.

328. Uldall P.V., Topp M.W., Madsen M. //Ugeskr. Laeger. 1995. - Vol. 157.-P. 740-742.

329. Veelken N., Schopf M., Dammann O., Schulte F.J. //Neuropediatrics. -1993.-Vol. 24.-P. 74-76.

330. Welsby C.A. Part of the whole: Art therapy in a school //Inscape. 1988. -Vol. 3.-HI.-P. 33-40.

331. Winnicott D.W. Therapeutic Consultation in Child Psychiatry. N.Y.: Basic Books Ins., 1971. -419 p.

332. Winnicott D.W. Playing and reality. New York: Basic Books, 1971. -382p.

333. Winnicott D.W. L'enfant et sa famille. Paris, 1971. - 217t.

334. Zilbach J.J. The family life cycle: a framework for understanding children in family therary. In Children Family Contexts: Perspectives on Treatment, ed. L. Combrinck-Graham. New-York, 1989. - P. 46-66.

335. Xu et al. Hiperselelective posterior rhizotomy in treatment ofspasticity of paralytic limbs //Clain. Med. J. 1993. - Vol. 106. - P. 671-673.

336. Yamada K. //No-To-Hattatsu. 1994. - Vol. 26. - P. 411-417.

337. Yudkin P.L., Johnson A., Clover L.M. //Paediatr. Perinat. Epidemiol. -1995.-Vol. 9.-P. 156-170.1 I