Автореферат диссертации по теме "Переживание пространства у лиц с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой"

¡-f—' На правах рукописи

Широкова Ольга Сергеевна

Переживание пространства у лиц с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой

19.00.04-Медицинская психология (психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

1 2 ФЁЗ 23

Москва - 2009

003461715

Работа выполнена на кафедре нейро- и патопсихологии факультета психологии Московского государственного университета имени МВ. Ломоносова

Научный руководитель - кандидат психологических наук, доцент

Кадыров Игорь Максутович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук

Гульдан Виктор Викторович;

кандидат психологических наук Казьмина Ольга Юрьевна

Ведущая организация - Институт психологии Российской академии наук

Защита состоится <<— 2009 г. в /Г часов на заседании

диссертационного совета Д 501.001.15 в МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу: 125009, Москва, ул. Моховая, дом 11, корпус 5, аудитория ■/'¿Р^

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан « /У» -¿-/¿с-Л/О -С- 2009 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

Балашова Е.Ю.

Общая характеристика работы.

Актуальность исследования:

В настоящий момент клиническая психология испытывает ряд трудностей в диагностике и лечении расстройств, связанных с нарушением переживания пространства. Наиболее очевидными из этих расстройств являются агорафобия и клаустрофобия. Агорафобия является наиболее распространенным из тревожно-фобических расстройств

(распространенность в популяции 0,4%-0,6% и 4,8%-6,7% в течение жизни). Она характеризуется сравнительно высокой резистентностью к терапевтическому воздействию (частота выздоровления не превышает 44% и составляет в среднем 24,3%).

При агорафобии и клаустрофобии отмечается высокий уровень коморбидности. Сочетание с другими невротическими, соматоформными и шизотипическими расстройствами, говорит о том, что роль этих симптомокомплексов нуждается в пересмотре. До сих пор остаются открытыми вопросы о личностных особенностях больных. Необходимость в более глубоком понимании симптоматики, связной с внешним, физическим пространством, психологических особенностей больных, которые формируются еще в преморбиде (Бобров, Головин, 1997), а также организации эффективной психологической помощи при этих расстройствах обуславливает актуальность исследования.

Разработка диагностического и психотерапевтического подхода обуславливает необходимость в разработке также и концептуального аппарата. Несмотря на то, что во многих областях человекознания широко признается идея о наличии переживаний пространства и времени (Бодалев, 1999; Василюк, 1984; Гадамер, 1988; Михайлов, 1984; Пелипенко,1999; Фуко, 1977; Хайдеггер,1993; Кафка, 1996; Ямпольский, 2001; Balint, 1955; Bion, 1959, 1962; Meltzer, 1975; Merleau-Ponty, 1945; Ogden, 1979; Piaget, 1963; Shilder, 1935), изучению пространственных феноменов, как в общей, так и в клинической психологии уделено мало внимания. В этой области не хватает

систематических исследований, остается недостаточно разработан концептуальный и методологический аппарат, что также делает данное исследование чрезвычайно актуальным. Методологическая основа:

Методологической основой работы послужили современные представления, развиваемые в рамках психоаналитического подхода о нормальном и аномальном развитии личности, а также о развитии пространственных переживаний (Winnicott, 1964, 1980; Bion, 1959, 1962; Grotstein, 1977, 1978; Roth, Blatt, 1974), теория и метод реконструкции субъективных семантических пространств, которые развиваются в рамках современной личностной семантики (Шмелев, 1983; Артемьева, 1999, Петренко, 1982), а также современный лингвистический подход к изучению пространственных значений языковых средств (Великорецкий, 2002; Плунгян, 1999, 2002).

Объект_исследования: пространственные переживания,

формирующие универсальный способ организации и локализации психического опыта индивида в виде пространственной конфигурации.

Предмет: особенности пространственной конфигурации психики пациентов с агорафобическими и клаустрофобическими расстройствами. Гипотезы исследования:

1. Клиническая картина при агорафобических и клаустрофобических расстройствах зависит от характера пространственных переживаний;

2. Специфику искажений пространственных переживаний можно описать как отдельные типы пространственной конфигурации: агорафобический, клаустрофобический, агорафилический, клаустрофилический, неопределенный, дисгармоничный;

3. На особенности структуры пространственной конфигурации влияет уровень нарушений личностной организации.

Цели исследования: выявление особенностей пространственных переживаний у пациентов с агорафобической и клаустрофобической

симптоматикой, построение типологии и исследование отдельных вариантов

индивидуальной пространственной конфигурации.

Задачи:

1. Теоретический анализ проблемы пространственных переживаний субъекта при агорафобических и клаустрофобических симптомах.

2. Разработка схемы эмпирического исследования и методического аппарата, адекватного для изучения пространственной конфигурации.

3. Построение типологии пространственных переживаний у пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой и описание пространственной конфигурации, характерной для каждого типа.

4. Сравнение параметров пространственной конфигурации при разных типах пространственных переживаний.

5. Сравнение параметров пространственной конфигурации у пациентов с разными уровнями нарушений личностной организации.

6. Выявление тендерных различий по ряду параметров пространственной конфигурации у обследованных пациентов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Организация субъективного опыта имеет пространственную структуру, особенности которой можно зафиксировать в ряде психических процессов, в частности, таких, как восприятие, речь, воображение, а также в образе Я и в контексте межличностных отношений.

2. Пространственная конфигурация может быть описана как включающая следующие характеристики: границы Я, переживание дистанции и иерархии между Я и объектами, а также объемность и константность. Эти характеристики различаются в зависимости от типа пространственных нарушений.

3. Пространственная конфигурация у пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой может быть «клаустрофобического», «клаустрофилического», «агорафобического», «агорафилического», «дисгармоничного» или «неопределенного» типа. Каждый тип задает

специфику пространственных отношений на интрапсихическом и интерпсихическом уровнях.

4. Пространственная конфигурация имеет свою специфику в зависимости от уровня нарушений личностной организации.

5. Существуют тендерные различия в пространственных переживаниях.

Научная новизна исследования:

В работе предложен оригинальный подход к исследованию психологической природы агорафобических и клаустрофобических симптомов, связанных с нарушениями пространственных переживаний. Разработан методологический и концептуальный аппарат для комплексного исследования пространственных переживаний, которые проявляют себя в особенностях построения речевых высказываний (выражение пространственных отношений, указание локализаций объектов), восприятии изображений (особенности субъективного семантического пространства), телесных представлениях, воображении (изображение своего внутреннего пространства), межличностных отношениях (со значимыми другими и в отношениях с исследователем), а также во внешней организации своего жизненного пространства и в симптоматике.

Разработано операциональное понятие пространственной конфигурации, которая является единым универсальным для данного индивида способом организации и локализации своего психического опыта.

Впервые создана классификация пространственных переживаний, включающая два измерения: близость/дистанция и страх/желание. На их основе описаны 6 типов пространственных переживаний: агорафобический, клаустрофобический, агорафилический, клаустрофилический,

дисгармоничный и неопределенный. Описаны особенности каждого типа, проявляющиеся на интер- и интрапсихическом уровне и предложены стратегии психотерапевтической работы для каждого типа.

Впервые проведено сравнение семантического пространства при восприятии изображений между группой «норма» и пациентов с

агорафобической и клаустрофобической симптоматикой, исследованы тендерные различия в структуре пространственной конфигурации.

Теоретическое значенне исследования:

В работе вводится понятие пространственной конфигурации, представляющей собой индивидуальный способ организации и локализации психического опыта субъекта, что снимает ряд теоретических проблем общей и клинической психологии в изучении внутреннего мира личности в норме и патологии.

Показано, каким образом пространственная конфигурация проявляет себя в ряде психических процессов, таких, как речь, мышление, восприятие, воображение, а также в образе Я и межличностных отношениях, что дает более широкое представление о механизмах этих процессов, что является важным вкладом в области общей психологии. В работе описаны патологические варианты пространственных конфигураций, позволяющие проследить связь между характером объектных отношений и типами этих конфигураций, что определяет вклад исследования в клиническую психологию.

Применение понятия пространственная конфигурация может расширить спектр исследований, оперирующих такими конструктами как «внутренний мир» и «субъективная картина мира». Изучение пространственных переживаний позволяет моделировать пространственную структуру психического опыта субъекта, что определяет вклад исследования в общую психологию, психологию личности.

Практическое значение:

Полученные в работе данные позволяют по-новому подойти к клиническим исследованиям агорафобических и клаустрофобических расстройств. Введение понятия пространственной конфигурации и создание ее типологии позволяют более точно диагностировать, моделировать пространственную организацию конкретного пациента (судить о границах, переживании близости/дистанции, иерархичности, «размерности»,

«заполненности» и константности внутреннего пространства) п прогнозировать ход психотерапевтического процесса, который задается в межличностном пространстве. В работе предложены стратегии психотерапевтического взаимодействия с пациентами, у которых можно выявить тот или иной тип пространственной конфигурации.

Такой подход создает более глубокое понимание организации внутреннего мира субъекта и может быть использован для исследования широкого круга личностных расстройств и вариантов нормы.

Характеристика выборки: В исследовании приняло участие 40 пациентов, которые находились на амбулаторном и стационарном лечении в психиатрических клиниках №12, 13, 14 (21 мужчина и 19 женщин). Агорафобические и клаустрофобические симптомы в рамках фобических тревожных расстройств (Р40 согласно МКБ 10) имели место у 31 пациента, в рамках шизофрении (Б20 по МКБ) - у 9 пациентов. Исключались пациенты с органическим поражением ЦНС и употреблением наркотиков в течение нескольких последних лет.

Апробация работы: Работа прошла апробацию на заседании кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова 01.11.2006г (протокол № 565). Результаты работы были также представлены на Международной научной конференции «Ломоносов-2007».

Структура и объем диссертации: Работа состоит из введения, 2 частей, 7 глав, выводов, списка использованной литературы и приложений. Общий объем диссертации 242 страницы. Текст диссертации иллюстрирован 5 графиками, 17 таблицами и 6 дендрограммами. Список литературы включает 202 источника, в том числе 91 на иностранном языке.

Основное содержание диссертации.

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются его объект и предмет, формулируются цель, задачи, гипотеза, раскрывается научная новизна исследования, теоретическая и практическая значимость работы, представлены положения, выносимые на защиту.

Первая часть посвящена теоретическому анализу проблемы. В главе 1 «Эволюция взглядов от объективного к субъективному пространству»

изложен генезис представлений о внутреннем пространстве в философской традиции, в которой, благодаря «трансцендентальной этике» И.Канта, теории относительности А.Эйнштейна и герменевтической традиции, произошло окончательное смещение внимания на природу субъекта. Пространство стало пониматься как представленное субъекту на уровне его переживаний (М. Мерло-Понти), как форма бытия (Н.Гартман), как язык и мышление (М.Фуко). Однако такой взгляд создает трудности гносеологического порядка и ставит проблему соотношения внутреннего и внешнего пространства.

В общей и клинической психологии были изучены и описаны частные вопросы восприятия пространства в норме и патологии. Благодаря работам представителей школы «Нового взгляда» (Bruner, Postman, 1948; Witkin, 1954) было положено начало исследованиям вкладу самой личности в познавательные процессы. В отечественной психологии был показан единый механизм нарушения искажений видимого мира (и пространства) и субъективных представлений о картине мира и образа собственного Я (Соколова 1976, 1989, 1991). Пиаже предложил концепцию параллельного развития в онтогенезе воспринимаемого и репрезентируемого пространства (Piaget, 1963). Нейропсихологическая наука также располагает данными о нарушении пространственного чувства и квазипространственных отношений.

Однако эти данные не позволяют создать единую теорию пространства, фокус проведенных исследований не охватывает всего спектра пространственных переживаний, и это порождает необходимость разработки методологического и концептуального аппарата для изучения пространственных переживаний.

В этой главе представлена история изучения внутреннего пространства в рамках психоаналитической парадигмы (Shilder, 1938; Bion, 1959, 1962; Winnicott, 1960). Шилдер показал, что механизмами искажения являются

аффективные переживания и отношения с любимым (либидинозным) объектом. Шилдер также обратил внимание на тесную связь между восприятием внешнего пространства и пространством собственного тела. Бион (Bion, 1959, 1962), который ввел представление о двух компонентах психического пространства - «контейнера» (некоторого вместилища, где могут быть удержаны мысли и чувства) и его содержимого. Винникотт (Winnicott, 1960) развивал идею о переходном пространстве, как необходимом месте для формирования индивидуальной психики. Д.Рот и С.Блатт (Roth, Blatt, 1974) предложили концепцию о последовательных уровнях формирования константности пространства.

В главе 2 «Пространственные репрезентации» изложены взгляды на пространство тела и языковое пространство, которые с одной стороны пространственно организованы, а с другой непосредственно участвуют в построении пространственной структуры.

В этой главе уделено внимание пространству сновидения. Сновидение, как и игра, творческая активность, воображение и опыт культуры представляют собой символические процессы, требующие наличия потенциального пространства.

Ряд авторов предлагает взгляд на психоаналитическую сцену как на пространство взаимодействия между психотерапевтом и пациентом, которое подвержено тем же искажениям - сужению, переполнению, опустошению -что и внутрипсихическое пространство пациента (Ogden, 1994; Britton, 1995; Кадыров, 2000).

В главе 3 «Развитие внутреннего пространства в ходе объектных отношений» рассматривается концепция процесса развития пространственных переживаний и отношений в ходе онтогенеза во взаимодействии с первичными объектами. По аналогии с математическими представлениями, развитие внутреннего пространства проходит этапы от состояния слияния в одну точку до трехмерного пространства (Grotstein, 1978).

Развитие триаигулярного пространства (благодаря возможности идентифицироваться с каждым из родителей и в целом с родительской парой, и чувству собственной отдельности от нее) связано со вступлением ребенка в фазу Эдиповых отношений, когда ребенок открывает для себя наличие связи между родителями (Britton, 1995; Brickman, 1993).

В главе 4 «Фобическне переживания пространства как модель исследования» обозначены проблемы современной психиатрии в отношении нозологической группы, выбранной в качестве модели исследования. Неудовлетворенность в отношении квалификации синдрома и его структуры, недостаточное представление о динамике агорафобических и клаустрофобических расстройств привело к поиску разрешения этих трудностей через понимание психологических особенностей больных и личностных аномалий.

В главе 5 «Постановка проблемы исследования» раскрывается замысел и формулируются задачи исследования. Более глубокое рассмотрение агора- и клаустрофобической симптоматики ведет к пониманию того, что эти феномены затрагивают не только трудности переживания «физического мира», но и специфику переживаний внутреннего пространства. На уровне межличностных отношений, в организации внутреннего опыта и самоощущений можно обнаружить трудности пространственного порядка - слабость разграничения внутреннего и внешнего, установлении дистанции и развитие многомерного видения.

В работе была поставлена задача более глубокой диагностики и создания более адекватной в рамках нашей концептуальной модели классификации пространственных трудностей. Нами предложено выделять шесть типов пространственных переживаний: агорафобический, клаустрофобический, агорафилический, клаустрофилический,

дисгармоничный и неопределенный.

Проблема исследования заключается в изучении особенностей пространственных переживаний у агорафобического, клаустрофобического,

агорафилического, клаустрофилического, дисгармоничного и неопределенного типа.

В главе 6 «Описание объекта исследования и использованных методик» представлена характеристика испытуемых, схема и методы исследования.

Всего было обследовано 60 пациентов, которые обращались за помощью в психиатрические клиники №12, 13, 14 и ПНД №11, в возрасте от 18 до 50 лет, часть из них находилась на амбулаторном лечении, а часть на стационарном. Для дальнейшего анализа были отобраны протоколы исследования 40 пациентов, средний возраст 32, 5 года. У всех пациентов существенное место в структуре указанных синдромов занимали агорафобические или клаустрофобические симптомы.

Поскольку в фокусе нашего внимания были пациенты с трудностями пребывания в открытых и закрытых пространствах, мы отдавали себе отчет, что тяжесть патологии этих пациентов может быть различной. В силу этого в схему эмпирического исследования была включена диагностика, направленная на оценку уровня личностной организации.

Настоящее исследование строилось таким образом, чтобы выявить специфику пространственной конфигурации в разнообразных проявлениях широкого класса психической продукции этих пациентов, как на уровне личностной организации, так и на уровне определенных особенностей их речи, мышления, восприятия, воображения. Для этого проводилось диагностическое структурное интервью (КегпЬе^, 1986) с целью определения уровня личностной патологии и характера пространственных переживаний; лингвистический анализ текстов интервью для выявления пространственных особенностей и локативных стратегий (в соответствии со схемой, предложенной Плунгяном и Великорецким, 2002); анализ протоколов теста Роршаха с применением шкалы константности Блатта и Рота (1974) и шкалы эго-границ Фишера и Кливленда (1958); анализ рисунка человеческой фигуры в модификации М.Киссена (1986), с оценкой

дифференцированности образа тела по шкале Марленс (1958); семантический дифференциал в нашей модификации с дальнейшим построением семантического пространства; сокращенный вариант TAT (с построением пространственной структуры по Розову (1981)); оригинальная методика рисунка внутреннего пространства с дальнейшей оценкой по разработанной автором шкале.

Транскрипты диагностического интервью по О.Кернбергу подвергались анализу с помощью метода экспертных оценок. В качестве экспертов выступали квалифицированные психотерапевты

психоаналитической ориентации (клинические психологи и психиатры) с опытом работы от 5 лет до 20 лет. В задачу экспертов входило отнесение каждого пациента к одному из шести пространственных типов: агорафобическому, клаустрофобическому агорафилическому,

клаустрофилическому, неопределенному и дисгармоничному (определения даны ниже), и к одному из трех уровней личностной организации: невротическому, пограничному или психотическому.

С целью верификации результатов диагностической процедуры каждый пациент оценивался тремя экспертами. Вывод относительно типа пространственных переживаний и уровня нарушений личностной организации делался на основе совпадения не менее двух из трех оценок экспертов.

Экспертам предлагалось выявить ведущие тенденции в пространственных переживаниях пациента, и, в случае наличия двух или более тенденций одновременно, указать характер их сочетания.

1. Агорафобический - в переживаниях пациента, его тревогах, симптомах, отношениях с другими людьми отчетливо проявляются трудности нахождения в "открытом пространстве". "Открытые пространства" в их физическом, социальном и/или психологическом аспектах вызывают выраженный дискомфорт, тревогу или панику и всеми силами избегаются.

2. Клаустрофобический - в переживаниях пациента, его тревогах, симптомах, отношениях с другими людьми отчетливо проявляются трудности нахождения в «закрытом пространстве». Мир пациента структурирован таким образом, чтобы избегать попадания в «закрытое пространство» в любом его проявлении. Попадание в такие ситуации влечет резкое возрастание тревоги и паники.

3. Агорафмлнческий - в переживаниях пациента доминирует желание бескрайнего расширения своих границ, экспансии как в физическом, так и в психологическом плане; пациент тяготится имеющимися рамками своего жизненного пространства. Психические инвестиции направлены на сферу собственного Я.

4. Клаустрофилический - в переживаниях пациента доминирует желание максимального сужения своего пространства на физическом, социальном и психологическом уровнях. Дистанция между собой и другими людьми воспринимается как пустое, холодное пространство, которое необходимо уменьшить. Инвестируются исключительно отношения с объектом.

5. Неопределенный - это сочетание может отражать как отсутствие доминирования одного типа переживаний, так и включать противоположные тенденции. Для этого типа характерно отсутствие ярко выраженной тенденции, выявленные тенденции не вступают в явный конфликт между собой.

6. Дисгармоничный - при таком сочетании выявленные агорафобические, клаустрофобические, агорафилические и клаустрофилические тенденции являются взаимоисключающими, порождая сильный конфликт, который полностью дезадаптирует пациента.

В данном исследовании мы придерживались двух видов представления полученных результатов - это статистический и анализ единичного случая, включающий интерпретацию материала, полученного в ходе структурного интервью и проективных методик.

На первом этапе был проведен факторный анализ для редукции количества переменных и получения факторной структуры, отражающей пространственную конфигурацию, присущую данной экспериментальной группе. С целью выявления различий между выделенными типами пространственных переживаний и между разными уровнями личностной патологии, проводилось сравнение значений векторов полученной факторной структуры. Для этого использовался тест Левина (адаптированный критерий Стюдента).

Также мы сравнивали показатели, полученные в результате применения всех вышеописанных методик, позволяющих получить статистические данные, в группах, образованных по типу пространственных переживаний и по уровню нарушений личностной организации. Для сравнения использовался непараметрический критерий Манна-Уитни.

Мы также анализировали различия по этим параметрам в группе мужчин и женщин с помощью критерия Манна-Уитни.

Для оценки семантической пространственной структуры в норме и при патологии использовался метод кластерного анализа.

В работе был использован статистический пакет программ SPSS 10.5. для Windows.

В главе 7 «Описание, анализ и обсуждение полученных результатов эмпирического исследования» представлены:

- результаты процедуры экспертных оценок, которая позволила отнести каждого пациента к одному из шести типов пространственных переживаний и определить уровень его личностной патологии (раздел 7.1.);

описание пространственной конфигурации, свойственной исследуемой группе, полученной в результате факторного анализа статистических параметров (раздел 7.2.);

описание структуры семантического пространства, свойственной исследуемой группе и сопоставление ее со структурой семантического пространства в группе «норма» (раздел 7.3.);

- сравнительный анализ пространственных конфигураций выделенных типов по факторам, статистическим параметрам и структуре семантических пространств (раздел 7.4.),

- качественный анализ пространственной конфигурации выделенных типов в контексте межличностных отношений (TAT, интервью, тест «рисунок внутреннего пространства» (раздел 7.5.);

- сравнительный анализ пространственных конфигураций при разном уровне личностной организации по факторам и статистическим параметрам (раздел 7.6);

- тендерные различия пространственных конфигураций внутри экспериментальной группы по статистическим параметрам (раздел 7.7.).

Распределение пациентов по группам в соответствии с типом пространственных переживаний выглядит следующим образом: агорафобический тип - 8, клаустрофобический тип - 12, клаустрофилический тип - 6, дисгармоничный тип - 14 пациентов. В нашей выборке представлены не все типы возможных пространственных конфигураций, что обусловлено немногочисленностью выборки. Исходя из практического опыта, можно предположить, что пациенты с неопределенным и агорафилическим типом пространственных переживаний реже обращаются за помощью в стационар.

Распределение пациентов по группам в соответствии с уровнем личностной патологии выглядит следующим образом: невротическая личностная организация (ЛО) - 10, пограничная J10 - 23, психотическая J10 - 7 человек.

Факторизация совокупной матрицы корреляций между всеми шкалами по всей группе испытуемых позволило выявить вектора этого пространственной конфигурации, свойственной исследуемой группе.

Факторизованы были следующие параметры: 1) частота встречаемости суммарных локативных (Ад, Анте, Апуд, Ин, Интер , Пост, Суб, супер, супра, ультра, циркум, экстра, домус, хик, иби) и ориентационных (Эссив, Латив, Элатив, Пролатив) параметров, 2) барьер-показатель и показатель

проницаемости эго-границ; 3) оценка дифференцированное™ образа тела, 4) уровень константности. Всего было факторизовано 24 переменные.

Для проведения процедуры факторного анализа был выбран метод главных компонент, с использованием вращения Уептах.

В первый фактор вошли следующие пространственные параметры: ориентация, связанная с нахождением в покое - Эссив (факторная нагрузка -0,884405), локализация, указывающая на место, где нет говорящего - Иби (0,840786), указание на перемещение в пространство ориентира - Латив (0,827488), пространство на поверхности ориентира - Супер (0,818505), пространство внутри ориентира - Ин (0,73273), перемещение через пространство - Пролатив (0,657442), барьер-показатель (0,653105), указание на место, где находится говорящий - Хик (0,614916), пространство вокруг ориентира - Циркум (0,616829), область пространства рядом с ориентиром -Апуд (0,525833).

Во второй фактор вошли параметры, связанные с локализацией в пространстве перед ориентиром - Анте (факторная нагрузка - 0,971612), связанные с вертикальной поверхностью ориентира - Ад (0,949773), с пространством ниже ориентира - Суб (0,903407), с пространством позади ориентира - Пост (0,742072).

В третий фактор вошли следующие переменные: уровень разработанности образа тела (-0,86447), количество видов используемых локализаций (0,672947), и локализация, обозначающая пространство, связанное с домом - Домус (0,543695).

Четвертый фактор образовали следующие переменные: уровень константности (-0,71449), локализации, связанные с пространством над ориентиром (без контакта с ориентиром) - Супра (0,594475), и с пространством вне ориентира - Экстра (0,532455), ориентация, обозначающая перемещение из пространства, связанного с ориентиром -Элатив (0,403496).

На основе полученных данных дана психологическая интерпретация полученных факторов. Первый фактор можно обозначить как выделение объекта в качестве ориентира, движение на поверхности, рядом и вокруг этого объекта. Это можно описать как своеобразное «постсимбиотическос пространство», которое задается появлением отграничивающей поверхности объекта. Опыт и события психической жизни могут локализоваться относительно объекта в непосредственном контакте с ним.

Второй фактор можно обозначить как организацию психического опыта в «последовательность, ряд, иерархию», или «движение вдоль горизонтальной и вертикальной осей». Этот фактор составили локализации, связанные с пространством «перед» (Анте) и «за» (Пост) ориентиром, «под» ним (Суб) и в контакте с его вертикальной поверхностью (Ад). Эти речевые параметры отражают идею о размещении событий психической жизни в соответствии с некоторой последовательностью и иерархией.

Третий фактор включает оценку тела, многообразие локализаций, и абсолютную локализацию, связанную с домом (Домус). Его можно обозначить как «вместилище, объем, контейнер». Этот фактор, по-видимому, отражает переживание в связи с наличием некоторого вместилища: тело (или дом) как вместилище для Я. По всей видимости, это объемная единица, у которой появляется глубина, что в свою очередь, обогащает пространственные отношения между субъектом и объектом, и что связано с возможностью использовать больше вариаций локативных стратегий. В отличие от первого фактора, где самую важную роль играла кожа, как разграничитель субъекта и объекта, здесь тело представляет собой скорее пространство для Я.

В четвертый фактор, обозначенный нами как «открытое пространство» вошли следующие переменные: уровень константности, относительные локализации, обозначающие пространство над ориентиром, с которым контакт отсутствует (Супра) и пространство вне ориентира (Экстра), а также ориентация, выражающая перемещения из пространства,

связанного с ориентиром (Элатив). Все переменные отражают выход в «открытое» пространство, движение вне ориентира, которое сопровождается снижением уровня константности.

В целом, в пространственной конфигурации пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой представлены особенности отгораживающей поверхности объекта, особенности организации психического опыта вдоль горизонтальных и вертикальных осей, особенности контейнера и переживаний открытого пространства.

Семантическое пространство в норме и патологии.

Процедура исследования позволила провести сравнение семантического пространства исследуемой группы пациентов с группой «норма». Эту группу составили испытуемые, не имеющие нарушения пространственных переживаний - 21 человек (12 мужчин и 9 женщин, средний возраст 33, 5 года). Построение семантической структуры проводилось с помощью иерархического кластерного анализа с определением связи по средним (внутри группы). Кластеры, выделенные в группе «норма» и в исследуемой группе, представлены в таблице 1.

Таблица 1. Кластеры в экспериментальной группе н группе «норма».

Группа Название кластеров

Эксперимент альная группа Граниды-оценка Тело «Контейнер» Аффект+близость/ дистанция

Группа «норма» Оценка Границы+близость/ дистанция «Контейнер» Аффект+телеспые переживания

Структура семантического пространства, свойственная пациентам с пространственными трудностями, качественно отлична от структуры в группе «норма». В норме пространственные характеристики объекта (границы и дистанция) выделяются в отдельный вектор, тогда как в исследуемой группе границы воспринимаются сцеплено с первичной эмоциональной оценкой объекта, а дистанция - с аффективными переживаниями. Телесные переживания оказываются дезаффектированны в отличие от семантического пространства группы «норма». Следовательно,

можно сказать, что кодирование эмоционально-оценочных и пространственных характеристик объекта в норме происходит независимо, а при пространственных нарушениях связанно.

Сравнение групп по статистическим показателям.

В группах, выделенных в соответствии с типом пространственных переживаний, проводилось сравнение статистических данных, полученных п результате лингвистического анализа (локативные показатели, ориентационные показатели, количество используемых видов), уровень константности, барьер-показатель и показатель проницаемости Эго-границ (тест Роршаха), уровень дифференцированности образа тела (рисунок человеческой фигуры), параметры рисунка внутреннего пространства (всего 108 переменных). А также сравнивались собственные значения факторов, полученной обобщенной конфигурации внутреннего пространства.

На графике отражены значения рангов переменных, по которым было обнаружено различие между агофобофическим, клаустрофобическим, дисгармоничным и клаустрофилическим типом.

График 1. Средние ранговые значения переменных, по которым получено достоверно значимое различие между выделенными пространственными типами.

агорафобический тип —•— клаустрофобический тип дисгармоничный тип —к— клаустрофилический тип

Анализ единичных случаев проводился внутри каждой выделенной группы по следующим параметрам: текущие внешние обстоятельства жизни, включая внешние аспекты организации жизненного пространства, симптоматика, текущие отношения (отношение в семье, отношения вне семьи, отношение к интервьюеру в ходе исследования). Качественный анализ включает также построение пространственной структуры рассказов TAT (по Розову , 1981), основными элементами которой являются «зоны», «барьеры», «переходы». Анализ структуры воображаемого внутреннего пространства, отраженной в рисунке, позволяет соотнести характер объектных отношений с графическими особенностями локализации и организации психического опыта пациентов. Таким образом, качественный анализ представляет собой интегрированный способ рассмотрения индивидуальной пространственной структуры. В работе представлен развернутый анализ трех случаев из группы агорафобического типа, внутри которой выделены 2 подгруппы в зависимости от способности объекта удерживать негативные аффекты; одного случая клаустрофобического типа; трех случаев дисгармоничного типа; двух случаев клаустрофилического типа.

Сопоставление качественного и количественного анализа создает развернутую картину того, как организован психический опыт субъекта. Статистические данные и динамическая формулировка конфликта пациента указывают на единый характер пространственных трудностей, которые находят свое выражение в пространственной симптоматике. Основные характеристики исследуемых типов представлены в таблице 2.

Таблица 2. Обобщенная характеристика типов пространственной конфигурации.

Наиболее высокое значение фактора «открытое пространство», значимость различия по сравнению с остальной выборкой (р<0,01). В речи преобладает локализация связанная с пространством вне ориентира, «снаружи», в частности, с движением «наружу» (р<0,01), и через пространство, минуя ориентир - «мимо» (р<0,01). Уровень константности значимо ниже, чем в остальной выборке (р<0,01). Рисунки внутреннего пространства характеризуются наличием ограждения, как правило, используется часть листа. Во времени чаще всего меняется качество связи со значимыми объектами. В пространственной структуре по рассказам TAT можно

выделить 2 основные зоны: «даль, улица» и «дом, близкий объект», при этом затруднен переход из «дома» на «улицу», т.к. возникает угроза потери объекта. Вторжения представлены и виде негативных переживаний в зону «дом». В межличностных отношениях значимый объект используется для удержания переживаний субъекта внутри. При взаимодействии с объектом его внутреннее пространство заполняется содержимым субъекта. Желание субъекта, чтобы объект был лишен своего содержимого, а выступал только в качестве «контейнера». Внутри агорафобического типа можно выделить две подгруппы в зависимости от того, как реагирует объект на желание пациента заполнить его своим содержимым. Первая подгруппа характеризуется тем, что объект предоставляет такую возможность. Вторая подгруппа характеризуется острым чувством зависти к объекту, который имеет этот «контейнер», что сопровождается злостью и чувством вины. Семантическое пространство агорафобического типа образовано следующими кластерами: позитивно/ негативно действующая сила, тактильный контакт, оценка, временно-пространственные параметры, и отдельная семантическая единица границы. Для данного типа характерна неопределенность границ и в силу чего пациенты этого типа испытывают потребность во внешних объектах, создающих и удерживающих их в этих границах.

Клалстрофобический Низкое значение фактора «открытое пространство». В речи преобладают локализации, связанные с движением «домой», «оттуда». В отношении частоты употребления в речи этих локализаций обнаружено статистически значимое различие по сравнению с остальной выборкой (р<0,01 соответственно). Уровень константности в сравнение с другими типами значимо выше (р<0,01). На рисунке внутреннее пространство выглядит переполненным, часто изображаются «скопища» однородных объектов, лишенных индивидуальности. В пространственной структуре по рассказам TAT можно выделить 2 основные зоны: зона «мечты, фантазии, игры» и зона «дом, реальность». Переходу в зону «мечты, игры» препятствуют родители, контроль с их стороны. В межличностном контакте пациенты этой группы либо контролируют сами, либо стремятся к тому, кто может контролировать. В целом, переживают трудности с доверием. Когда доверия нет - внутренний мир субъекта и объекта переживаются как изолированные друг от друга, максимально отгороженные. Семантическое пространство образовано векторами, которые можно обозначить как «клауструм» и «эмоционально заряженное движение в объемном пространстве».

Дисгармоничный Обобщенная пространственная конфигурация характеризуется высоким значением по фактору «ряд, последовательность, иерархия», при сравнении с остальной выборкой статистически значимое различие (р<0,05). В речевых конструкциях сравнительно редко используют локализации, обозначающие пространство «за», «позади» ориентира (р<0,05) при

сопоставлении с остальной выборкой. В рисуночной методике внутреннее пространство изображается как безобъектное. Пространственная структура по рассказам TAT лишена препятствий. В межличностных отношениях испытывают затруднения, связанные с наличием иерархии в отношениях. В свое внутреннее пространство не допускают содержимое психической жизни других людей, изгоняют его. Семантическое пространство содержит вектора, обозначенные нами как «телесный контейнер» («утроба») и тактильный контакт+оценка-границы.

КлаустросЬнлпческпй Значение фактора «открытое пространство» близко к агорафобическому типу и выше по сравнению с двумя оставшимися типами. Уровень значимости различий по сравнению с клаустрофобическим типом р<0,05, по сравнению с дисгармоничным типом р<0,036. Сравнительно редко события локализуются на поверхности (р<0,01) при сопоставлении с остальной выборкой. Уровень константности также близок к агорафобическому типу и соответственно ниже, чем у клаустрофобическото и дисгармоничного типа (р<0,05). В рисунках внутреннего пространства «Я» локализовано на периферии. Пациенты этой группы испытывают большие трудности в символической передаче качества связи, меньше склонны к изменению количества связей. Внутреннее пространство практически пустое и маленькое, изображается мало отношений, которые, как правило, сосредоточены на близком объекте. Высокая концентрация всех объектов в центре, как будто нужно собрать все и держать связанным. В межличностных отношениях ищут близости, чтобы обрести опору. Близкие отношения возможны только с очень близкими людьми - матерью или ребенком. Все другие - унижают и пугают своей ненадежностью. Семантическое пространство образовано векторами, которые можно обозначить как «сила+близость», «оценка-границы», «тактильный контакт», «аффект+контейнер».

Сравнение групп с разным уровнем личностной организации (ЛО).

В результате сравнения групп с разным уровнем личностной организации (ЛО) выявлено, что невротическая личностная организация характеризуется достижением более высокого уровня константности по сравнению с пограничными и психотическими личностями (р<0,05), что согласуется с имеющимися литературными данными (Roth D., Blatt S., 1974а, 1974b), а также, как и следовало ожидать, речь этих пациентов в большей степени насыщена конструкциями, выражающими пространственные отношения (при сравнении пациентов с невротической и пограничной ЛО различия значимы на уровне р<0,05, и р<0,01 при сравнении пациентов с

невротической и психотической ЛО). Средние ранговые значения переменных, по которым обнаружено статистически значимое различие, отображены на графике 2.

График 2. Средние ранговые значения переменных в группах с разной степенью тяжести личностной патологии.

Группа психотических пациентов обнаруживает статистически значимое различие (р<0,01) с остальными пациентами в отношении частоты употребления локализации, связанной с движением на поверхность ориентира. По-видимому, одна из трудностей этих пациентов в том, что невозможно помещение чего-либо на границе между Я и не-Я. Они также реже других (р<0,05) употребляют локализацию, обозначающую нахождение рядом с ориентиром.

При попарном сравнении групп пациентов с психотической, невротической и пограничной личностной организацией, обнаружено статистически значимое различие относительно локализации Я в рисунке внутреннего пространства. Пациенты с психотической организацией значимо чаще изображают Я сбоку от центра (р<0,01). Тогда как группа пациентов с невротической личностной организацией чаще, чем с психотической, локализует Я в центре (р<0,05). Разница в локализации Я при графическом изображении внутреннего пространства указывает на то, что внутреннее пространство невротических личностей центрировано вокруг собственного Я, которое выбирается в качестве «точки отсчета», ядра, ориентира в отличие

35 30 25 20 15 10 5 0

—*—невротическая ПО —■— пограничная ПО —А— психотическая ЛО

от пациентов с психотической личностной организацией. Пространственная конфигурация психотических личностей лишена и центра и границ.

При сопоставлении группы пациентов с психотической личностной организацией с остальной выборкой также обнаружено различие (р<0,05) относительно параметра, связанного с символическим использованием цвета для передачи отношений между объектами внутреннего пространства: эти пациенты чаще всего либо вообще не используют цвет, либо только разукрашивают свои рисунки.

Группу же пациентов с невротической личностной организацией отличает от остальной выборки значимо более частое употребление локализаций, связанных с указанием движение «от», «вокруг» и «над» (р<0,05) ориентиром, которые представляют собой неконтактные локализации. Это говорит в пользу того, что внутреннее пространство невротической личности характеризуется разработанными отношениями, которые, однако, не выходят за рамки «плоскости».

В целом, полученные различия позволяют говорить о специфике пространственной конфигурации, связной с уровнем личностной патологии. Это измерение дает дополнительные возможности при анализе структуры внутреннего пространства.

Сравнение мужской и женской выборки

Средние значения параметров, по которым обнаружено статистически значимое различие, представлены на графике 3.

График 3. Средние значении переменных в мужской и женской выборке.

Сравнение мужской и женской группы по всем статистическим переменным (см. выше) выявило различия по параметру локализации значимых объектов в рисунке внутреннего пространства и ряду лингвистических параметров.

Достаточно выражены различия между группами при выборе локативных стратегий в речевых высказываниях. Значимо различаются показатели по частоте использования дейктических ориентиров (тех, которые связаны с говорящим, т.е. с «Я»), Женщины реже используют дейктическис ориентиры для указания локализации объектов в пространстве. Частота использования слов «там» и «здесь» у женщин меньше, чем у мужчин (уровень значимости р<0,05). Суммарно дейктические ориентиры группы Хик (т.е. связанные с указанием места, где находится говорящий) (р<0,01) и Иби (т.е. связанные с указанием места, где нет говорящего) женщины используют реже (р<0,05). При этом для женщин характерно чаще употреблять ориентацию движения Домус-Лат, т.е. «домой», относящуюся к абсолютным ориентациям (р<0,05).

В целом женщины реже используют относительные локализации и дейктические ориентиры, чем мужчины. Т.е. можно говорить, что для мужчин более характерно указывать локализацию субъекта относительно внешнего объекта или относительно самого себя. Большая частота употребления локализации Домус указывает на тенденцию к возврату в огороженное, безопасное пространство, где женщина чувствует себя хозяйкой, по сравнению с мужской тенденцией ухода в открытое пространство и поиск новых ориентиров (объектов).

В заключении подведены итоги исследования и предложены стратегии психотерапевтической работы с пациентами в зависимости от типа пространственной конфигурации.

Выводы:

1. Пространственные переживания пациентов с агорафобнческой и клаустрофобической симптоматикой можно описать как пространственную конфигурацию, представляющую собой единый способ организации и локализации субъективного опыта и проявляющуюся в различных психических процессах, поведении, межличностных отношениях, образе Я и клинической симптоматике.

2. К характеристикам пространственной конфигурации относятся границы Я, переживание дистанции и иерархии между Я и объектами, а также объемность и константность. Эти характеристики задают структуру субъективного пространства, и различаются в зависимости от типа пространственных нарушений :

2.1. Переживание пространства агорафобического типа характеризуется низким уровнем константности, неопределенностью границ, и потребностью в значимой фигуре, которая задавала бы эти границы.

2.2. Клаустрофобический тип отличает высокая степень константности пространственной конфигурации, которая состоит из двух зон: закрытое и контролируемое пространство и открытое бесконтрольное, без переходных зон между ними.

2.3. Переживание пространства у дисгармоничного типа характеризуются отсутствием ориентиров и трудностями в иерархической организации психического опыта.

2.4. Переживание пространства у клаустрофилического типа характеризуется дефицитарностью объектов и ориентиров. Пациенты с этим типом пространственных переживаний испытывают трудности в локализации психического опыта на поверхности ориентира. При этом у них преобладает потребность в тактильном контакте для защиты от чувства распада психической целостности.

3. Специфика пространственной конфигурации зависит от уровня личностной организации.

3.1 Переживание пространства у лиц с невротической личностной организацией отличается устойчивостью и большей сложностью в сравнении с пограничной и психотической, центрированностью пространства вокруг Я и возможностью использовать пространство тела для локализации психического опыта.

3.2 Пациенты с психотической личностной организацией переживают коллапс «внутреннего» пространства, для них характерна крайняя нестабильность и тенденция к избеганию каких-либо ориентиров и трудностями нахождения и размещения психического опыта в контакте с поверхностью ориентира.

3.3 Пациенты с пограничной личностной организацией обнаруживают особенности, свойственные как пациентам с невротической, так и психотической личностной организацией.

4. Различия пространственных переживаний у мужчин и женщин в исследуемой группе выражаются в склонности женской выборки к локализации психического опыта вокруг объекта, а в мужской - вокруг Я. У женщин преобладает привязанность к огороженному, безопасному пространству, а в мужской выборке доминирует стремление в открытое пространство и поиск новых ориентиров.

5. Структура семантического пространства в норме и у пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой имеет различия. У пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой пространственные шкалы слиты с эмоционально-аффективными переживаниями, тогда как в группе норма они составляют независимые вектора.

Список работ, опубликованных по теме диссертации: Статьи в журналах, рекомендованных ВАК МО и науки РФ:

1. Широкова, О.С. Исследование психического пространства в психоанализе [Текст] / И.М. Кадыров, О.С. Широкова // Вестник РУДЫ. Сер. Психология и педагогика. - 2008. - №1. - С. 21-28. - Библиогр.: с. 27-28. -6 п.л./4 п.л.

2. Широкова, О.С. Пространственная организация психики на модели агорафобических и клаустрофобических расстройств [Текст] / О.С. Широкова // Вестник Московского государственного областного университета. Сер. Психологические науки. - 2008. - №4. - С. 38-45. -Библиогр.: с. 44-45. - 6 п.л.

Статьи в других изданиях и тезисы конференций:

3. Широкова, О.С. Алиса и поиск утраченного пространства (попытка анализа психического пространства в сказке Л.Кэррола) [Текст] / О.С.Широкова // Московский Психотерапевтический Журнал. - 2005. -№5,- С.111-123. - Библиогр.: с.122-123.

4. Широкова, О.С. Структура внутреннего пространства у пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой / О.С.Широкова // Материалы докладов XIV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2007» / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев. [Электронный ресурс] — М.: Издательский центр Факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, 2007. — 1 электрон, опт. диск (CD-ROM); 12 см. - Систем, требования: ПК с процессором 486 +; Windows 95; дисковод CD-ROM; Adobe Acrobat Reader.

Принято к исполнению 15/01/2009 Исполнено 16/10/2009

Заказ № 25 Тираж 100 экз.

ООО «СМСА» ИНН 7725533680 Москва, 2й Кожевнический пер., 12 +7 (495)604-41-54 www.cherrypie.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Широкова, Ольга Сергеевна, 2009 год

ОГЛАВЛЕНИЕ.

ВВЕДЕНИЕ.

Часть I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ.

Глава 1. Эволюция взглядов: от объективного к субъективному пространству.

1.1. Определение внутреннего пространства.

1.2. Представления о пространстве в философской традиции.

1.3. Эволюция взглядов на пространство в общей и клинической психологии: от видимого к переживаемому.

1.4. История изучения пространственных феноменов в рамках психоаналитической парадигмы.

Глава 2. Пространственные репрезентации.

2.1.Пространство тела.

2.2. Пространство языка и пространство текста.

2.3.Пространство сновидения.

2.4^ Межличностное пространство в психоаналитической ситуации.

Глава 3. Развитие внутреннего пространства в ходе объектных отношений.

3.1.Представления о процессе развития внутреннего пространства в рамках теории объектных отношений.

3.2. Развитие триангулярного пространства.

Глава 4. Фобичсские переживания пространства как модель исследования.

Глава 5. Постановка проблемы.

Часть II. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ.

Глава 6. Описание объекта исследования и использованных методик.

6.1. Клинико-психологическая характеристика исследуемой группы.

6.2.Схема эмпирического исследования.

6.3.Описание диагностического материала.

Глава 7. Описание, анализ и обсуждение полученных результатов эмпирического исследования.

7.1.Результаты диагностики с помощью метода экспертных оценок.

7.2.Построение пространственной конфигурации на основе статистических данных.

7.3.Особенности семантического пространства в экспериментальной группе.

7.4.Особенности пространственной конфигурации выделенных типов.

7.4.1.Сравнение пространственной конфигурации выделенных типов по факторам.

7.4.2. Сравнение пространственных типов по статистическим параметрам (тест рисунок внутреннего пространства, тест Роршах, лингвистический анализ).

7.4.3. Сравнение структуры семантических пространств у выделенных пространственных типов.

7.5. Качественный анализ пространственной конфигурации в контексте межличностных отношений (на основе рассказов ТАТ, теста внутреннего пространства и материалов интервью) у выделенных пространственных типов.

7.5.1.Итоговая характеристика выделенных пространственных типов.

7.6. Особенности пространственной конфигурации при разном уровне личностной патологии.

7.6.1. Сравнение групп с разной личностной организацией по факторам.

7.6.2. Сравнение групп с разным уровнем личностной организации по статистическим параметрам (РВП, тест Роршаха, лингвистический анализ интервью).

7.7.Гендерные различия в исследуемой группе по статистическим параметрам пространственной конфигурации.

ИТОГИ ИССЛЕДОВАНИЯ И ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Введение диссертации по психологии, на тему "Переживание пространства у лиц с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой"

Данная работа посвящена исследованию субъективного переживания пространства при агорафобических и клаустрофобических расстройствах. На протяжении многих столетий различные науки как теоретические, так и прикладные сталкиваются с необходимостью описания пространственно-временных параметров. Но зачастую и пространство, и время остаются загадочными и таинственными категориями, поскольку остается не решенным вопрос, сродни главному вопросу философии, а именно, существуют ли пространство и время объективно и независимо от нашего сознания или они суть порождения воспринимающего субъекта. Множественность значений и смыслов, которыми наделены понятия пространство и время, порождает трудности и на уровне вычленения предмета исследования и на уровне методологии, поскольку имеет место пересечение областей значений и описательных категорий математического, физического, биологического, философского и прочих «пространств» и «времен». Мы не рассматриваем пространство и время как свойство материи или свойство когнитивной сферы человека. В основе нашего рассмотрения лежит идея о том, что пространственно-временная структура это не свойство, а форма психики.

На современном этапе все больше авторов (Бодалев, 1999; Кафка, 1996; Михайлов, 1984; Пелипенко А.А., 1999; Подорога В., 1993, 1995; Фуко, 1977; Ямпольский, 2001; Bion, 1959, 1962; Bower, 1974; Grotstein, 1977, 1978; Harty, 1986; Hinshelwood, 1994; Meltzer, 1975; Ogden, 1979, 1989, 1985; Roth, Blatt, 1974, и др.) склоняются к идеи о том, что весь субъективный опыт человека организован во времени и пространстве. Опираясь на психоаналитические концепции можно сказать, что эта пространственно-временная структура формируется индивидуально на основе объектных отношений1, т.е. отношений со значимыми фигурами в

1 Подразумевается теория объектных отношений — одно из течений современного психоанализа. 4 жизни младенца, которые осуществляют за ним уход на ранних этапах развития.

Таким образом, рассматриваемые здесь пространство и время, относятся к внутреннему миру и представлены человеку в его переживаниях. Особенности этого внутреннего пространства можно обнаружить практически во всех проявлениях жизнедеятельности человека, поскольку весь внешний по отношению к нему воспринимаемый мир приобретает «структуру», или по нашей терминологии «конфигурацию», внутреннего пространства. Мы исходим из предположения, что эта индивидуальная конфигурация проявляет себя в таких психических актах, как воображение, творчество, мышление, память, сновидениях, а также в образе Я и межличностных отношениях.

Пространство-время понимается нами как некая универсальная форма существования всех процессов, как некий гипотетический конструкт, охватывающий всю психическую жизнь человека. Это положение покоится на том основании, что представить жизнь человека без переживания времени и пространства невозможно. С рождения человек обладает простейшей системой координат, точкой отсчета которой служит день его рождения. Тело человека объемно, размещено в пространстве и имеет ось симметрии, а так же способно что-то в себя вмещать и выделять, что делает его уникальной системой координат. Дыхание, сердечный ритм, смена дня и ночи, смена циклов сна-бодрствования, периодичность кормления/выделения приобретает важнейшее значение в построении внутренней системы координат, на которую, как на сетку, накладывается чувственный опыт. Дальнейшая судьба «построения и развития» пространственно-временной конфигурации будет рассмотрена ниже. В работе будет уделено внимание ряду психических актов, таких как восприятие, речь, проективные процессы, сновидение, межличностные отношения и образ тела, в которых обнаруживает себя пространственная конфигурация. Таким образом, пространственная конфигурация представляет собой способ организации и локализации психического опыта. Последнее вводное замечание касается языка изложения - в силу многоликости рассматриваемых понятий (ведь существует и математическое пространство и физическое и философское и семантическое и проч.) мы нередко будем оперировать терминами, введенными в рамках этих научных дисциплин, но все они суть не более чем операциональные конструкты или метафоры.

Актуальность исследования

В настоящий момент клиническая психология испытывает ряд трудностей в диагностике и лечении расстройств, связанных с нарушением переживания пространства. Наиболее очевидными из этих расстройств являются агорафобия и клаустрофобия. Агорафобия является наиболее распространенным из тревожно-фобических расстройств распространенность в популяции 0,4%-0,6% и 4,8%-6,7% в течение жизни). Она характеризуется сравнительно высокой резистентностью к терапевтическому воздействию (частота выздоровления не превышает 44% и составляет в среднем 24,3%).

При агорафобии и клаустрофобии отмечается высокий уровень коморбидности. Сочетание с другими невротическими, соматоформными и шизотипическими расстройствами, говорит о том, что роль этих симптомокомплексов нуждается в пересмотре. До сих пор остаются открытыми вопросы о личностных особенностях больных. Необходимость в более глубоком понимании симптоматики, связной с внешним, физическим пространством, психологических особенностей больных, которые формируются еще в преморбиде (Бобров, Головин, 1997), а также организации эффективной психологической помощи при этих расстройствах обуславливает актуальность исследования.

Разработка диагностического и психотерапевтического подхода обуславливает необходимость в разработке также и концептуального аппарата. Несмотря на то, что во многих областях человекознания широко признается идея о наличии переживаний пространства и времени (Бодалев, 1999; Василюк, 1984; Гадамер, 1988; Михайлов, 1984; Пелипенко,1999; Фуко, 1977; Хайдеггер,1993; Кафка, 1996; Ямпольский, 2001; Balint, 1955; Bion, 1959, 1962; Meltzer, 1975; Merleau-Ponty, 1945; Ogden, 1979; Piaget, 1963; Shilder, 1935), изучению пространственных феноменов, как в общей, так и в клинической психологии уделено мало внимания. В этой области не хватает систематических исследований, остается недостаточно разработан концептуальный и методологический аппарат, что таюке делает данное исследование чрезвычайно актуальным.

Методологическая основа

Методологической основой послужили современные представления, развиваемые в рамках психоаналитического подхода о нормальном и аномальном развитии личности, а также о развитии пространственных переживаний, теория и метод реконструкции субъективных семантических пространств, которые развиваются в рамках современной личностной семантики, а также современный лингвистический подход к изучению пространственных значений языковых средств.

В рамках психоаналитической парадигмы в работе были использованы представления о внутреннем субъективном пространстве как о способе организации и локализации психического опыта индивида, формирование которого происходит в процессе развития объектных отношений и на их основании. Нарушение субъективных пространственных переживаний возникает в результате неадекватных, болезненных, дефицитарных отношений со значимым объектом на ранних этапах онтогенеза, которые служат моделью для построения внутреннего мира (Winnicott, 1951, 1956, 1964, 1980; Bion, 1959, 1962; Bick, 1968; Grotstein, 1977, 1978; Roth&Blatt, 1974 и др.).

Наряду с этим, данное исследование строится на представлениях, развиваемых в современной лингвистике, о пространственных значениях языковых средств (Арутюнова, 2000; Великорецкий, 2002; Гак, 2000; Грек, 2000; Григорьев, 2000; Дмитровская, 2000; Левонтина, 2002; Плунгян, 1999, 2002). В концепциях Плунгяна (1999, 2002), Великорецкого (2002) и др. показано, что каждый язык обладает определенным набором языковых средств для выражения пространственных отношений, содержащим как инвариантные, так и специфические параметры. Нагруженность этих параметров является индивидуальной характеристикой, которую мы и попытаемся описать для выделенных нами типов пространственных конфигураций.

В рамках индивидуальной психосемантики ряд авторов развивает концепцию о существовании индивидуальной структуры семантического пространства (Шмелев, 1983; Артемьева, 1999). Эти представления также легли в основу методологической части данного исследования.

Объектисследования: пространственные переживания, формирующие универсальный способ организации и локализации психического опыта индивида в виде пространственной конфигурации.

Предмет: особенности пространственной конфигурации психики пациентов с агорафобическими и клаустрофобическими расстройствами. Гипотезы исследования:

1. Клиническая картина при агорафобических и клаустрофобических расстройствах зависит от характера пространственных переживаний;

2. Специфику искажений пространственных переживаний можно описать как отдельные типы пространственной конфигурации: агорафобический, клаустрофобический, агорафилический, Клаустрофилический, неопределенный, дисгармоничный;

3. На особенности структуры пространственной конфигурации влияет уровень нарушений личностной организации.

Цели исследования: выявление особенностей переживания внутреннего пространства у пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой, построение типологии и исследование отдельных вариантов индивидуальной пространственной конфигурации.

1. Теоретический анализ проблемы пространственных переживаний субъекта при агорафобических и клаустрофобических симптомах.

2. Разработка схемы эмпирического исследования и методического аппарата, адекватного для изучения пространственной конфигурации.

3. Построение типологии пространственных переживаний у пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой и описание пространственной конфигурации, характерной для каждого типа.

4. Сравнение параметров пространственной конфигурации у разных типов пространственных переживаний.

5. Сравнение параметров пространственной конфигурации у пациентов с разными уровнями личностной организации.

6. Выявление тендерных различий по ряду параметров пространственной конфигурации у обследованных пациентов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Организация субъективного опыта имеет пространственную структуру, особенности которой можно зафиксировать в ряде психических процессов, в частности, таких, как восприятие, речь, воображение, а также в образе Я и в контексте межличностных отношений.

2. Пространственная конфигурация может быть описана как включающая следующие характеристики: границы Я, переживание дистанции и иерархии между Я и объектами, а также объемность и константность. Эти характеристики различаются в зависимости от типа пространственных нарушений.

3. Пространственная конфигурация у пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой может быть «клаустрофобического», «клаустрофилического», «агорафобического», агорафилического», «дисгармоничного» или «неопределенного» типа. Каждый тип задает специфику пространственных отношений на интрапсихическом и интерпсихическом уровнях.

4. Пространственная конфигурация имеет свою специфику в зависимости от уровня личностной организации.

5. Существуют тендерные различия в пространственных переживаниях.

Научная новизна исследования

В работе предложен оригинальный подход к исследованию психологической природы агорафобических и клаустрофобических симптомов, связанных с нарушениями пространственных переживаний. Разработан методологический и концептуальный аппарат для комплексного исследования пространственных переживаний, которые проявляют себя в особенностях построения речевых высказываний (выражение пространственных отношений, указание локализаций объектов), восприятии изображений (особенности субъективного семантического пространства), телесных представлениях, воображении (изображение своего внутреннего пространства), межличностных отношениях (со значимыми другими и в отношениях с исследователем), а также во внешней организации своего жизненного пространства и в симптоматике.

Разработано операциональное понятие пространственной конфигурации, которая является единым универсальным для данного индивида способом организации и локализации своего психического опыта.

Впервые создана классификация пространственных переживаний, включающая два измерения: близость/дистанция и страх/желание. На их основе описаны 6 типов пространственных переживаний: агорафобический, клаустрофобический, агорафилический, клаустрофилический, дисгармоничный и неопределенный. Описаны особенности каждого типа, проявляющиеся на интер- и интрапсихическом уровне и предложены стратегии психотерапевтической работы для каждого типа.

Впервые проведено сравнение семантического пространства при восприятии изображений между группой «норма» и пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой, исследованы тендерные различия в структуре пространственной конфигурации.

Теоретическое значение исследования

В работе вводится понятие пространственной конфигурации, представляющей собой индивидуальный способ организации и локализации психического опыта субъекта, что снимает ряд теоретических проблем общей и клинической психологии в изучении внутреннего мира личности в норме и патологии.

Показано, каким образом пространственная конфигурация проявляет себя в ряде психических процессов, таких, как речь, мышление, восприятие, воображение, а также в образе Я и межличностных отношениях, что дает более широкое представление о механизмах этих процессов, что является важным вкладом в области общей психологии. В работе описаны патологические варианты пространственных конфигураций, позволяющие проследить связь между характером объектных отношений и типами этих конфигураций, что определяет вклад исследования в клиническую психологию.

Применение понятия пространственная конфигурация может расширить спектр исследований, оперирующих такими конструктами как «внутренний мир» и «субъективная картина мира». Изучение пространственных переживаний позволяет моделировать пространственную структуру психического опыта субъекта, что определяет вклад исследования в общую психологию, психологию личности.

Практическое значение

Полученные в работе данные позволяют по-новому подойти к клиническим исследованиям агорафобических и клаустрофобических расстройств. Введение понятия пространственной конфигурации и создание ее типологии позволяют более точно диагностировать, моделировать пространственную организацию конкретного пациента (судить о границах, переживании близости/дистанции, иерархичности, «размерности», «заполненности» и константности внутреннего пространства) и прогнозировать ход психотерапевтического процесса, который задается в межличностном пространстве. В работе предложены стратегии психотерапевтического взаимодействия с пациентами, у которых можно выявить тот или иной тип пространственной конфигурации.

Такой подход создает более глубокое понимание организации внутреннего мира субъекта и может быть использован для исследования широкого круга личностных расстройств и вариантов нормы.

ЧАСТЬ I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. Пространственные переживания пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой можно описать как пространственную конфигурацию, представляющую собой единый способ организации и локализации субъективного опыта и проявляющуюся в различных психических процессах, поведении, межличностных отношениях, образе Я и клинической симптоматике.

2. К характеристикам пространственной конфигурации относятся границы Я, переживание дистанции и иерархии между Я и объектами, а также объемность и константность. Эти характеристики задают «размерность» субъективного пространства, и различаются в зависимости от типа пространственных нарушений:

2.1. Переживание пространства у агорафобический тип характеризуется низким уровнем константности, неопределенностью границ, и потребностью в значимой фигуре, которая задавала бы эти границы.

2.2. Клаустрофобический тип отличает высокая степень константности пространственной конфигурации, которая состоит из двух зон: закрытое и контролируемое пространство и открытое бесконтрольное, без переходных зон между ними.

2.3. Переживание пространства у дисгармоничного типа характеризуются отсутствием ориентиров и трудностями в иерархической организации психического опыта.

2.4. Переживание пространства у клаустрофилического типа характеризуется дефицитарностью объектов и ориентиров. Испытывают трудности с локализацией психического опыта на поверхности, преобладает потребность в тактильном контакте для защиты от чувства распада психической целостности.

3. Специфика пространственной конфигурации зависит от уровня личностной организации.

3.1 Переживание пространства у лиц с невротической личностной организации отличается устойчивостью и сложноорганизованное пространство, центрированностью пространства вокруг Я и возможностью использовать пространство тела для локализации психического опыта.

3.2Пациенты с психотической личностной организацией переживают коллапс «внутреннего» пространства, для них характерна крайняя нестабильность и тенденция к избеганию каких-либо ориентиров и трудностями нахождения и размещения чего-либо на поверхности объекта.

3.3Переживание пространства у пациентов с пограничной личностной организацией могут нести особенности, свойственные как пациентам с невротической, так и психотической личностной организацией.

4. Различия пространственных переживаний у мужчин и женщин в исследуемой группе выражаются в склонности женской выборки к локализации психического опыта вокруг объекта, а в мужской - вокруг Я. У женщин преобладает привязанность к огороженному, безопасному пространству, а в мужской выборке доминирует тенденция к уходу в открытое пространство и поиск новых ориентиров.

5. Структура семантического пространства в норме и у пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой имеет различия. У пациентов с агорафобической и клаустрофобической симптоматикой пространственные шкалы слиты с эмоционально-аффективными переживаниями, тогда как в группе норма они составляют независимые вектора

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Широкова, Ольга Сергеевна, Москва

1. Андреев, A.M. Хронические тревожно-фобические расстройства с явлениями стойкой агорафобии: клинико-катамнестическое исследование Текст. / A.M. Андреев // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. - 1999. - № 9 - С. 58-69. - Библиогр.: с.69.

2. Андреев, A.M. Тревожно-фобическое расстройство со стойкой агорафобией (клинико-катамнестическое исследование) Текст. : автореферат дис. . канд. мед. наук / Андреев Алексей Мусеевич. М., 1999.-31 с.

3. Анзье, Д. Феномены аутизма и Я-кожа Текст. / Дидье Анзье // Психология кожи. Ижевск: Эрго, 2004. - С.221-229. - Библиогр.: с.229.

4. Аристотель. Сочинения пер. с древнегр. В 4 т. Т. 3: Физика [Текст] / Аристотель. М.: Мысль, 1981.-613 с. - (Филос. наследие. Т. 83).

5. Артемьева, Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики Текст. / Е.Ю.Артемьева; под ред. И.Б.Ханиной. М.: Наука; Смысл, 1999. - 350 с.

6. Арутюнова, Н.Д. Два эскиза к «геометрии» Достоевского X Текст. / Н.Д. Арутюнова // Логический анализ языка. Языки пространств; под ред.: Н.Д. Арутюнова, И.Б. Левонтина. М.: Языки русской культуры, 2000. -С. 368-384. - Библиогр.: с. 384.

7. Бахтин, М.М. Проблемы поэтики Достоевского Текст. / М.М.Бахтин -М.: Художественная литература, 1972. 320 с.

8. Бахтин, Н. М. Форма как ступень обреченности Текст. / Н.М. Бахтин // Независимая газ. 1993. - 20 апреля. - С. 7.

9. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества Текст. / М.М. Бахтин -М., 1979.-206 с.

10. Бобров, А.Е. Агорафобия: клинические проявления и личностные расстройства Текст. / А.Е.Бобров, С.А. Головин // Депрессии и коморбидные расстройства. Под ред. Смулевича А.Б. М. 1997.

11. Бодалев, А.А. Общее и особенное в субъективном пространстве мира и факторы, которые их определяют Текст. / А.А. Бодалев // Мир психологии. 1999. - №4. - С. 26-29.

12. Брагина, Н.Н. Функциональные асимметрии человека Текст. / Н.Н. Брагина, Т.А. Доброхотова. М; Медицина, 1981. - 237 с.

13. Бюлер, К. Теория языка Текст. / Карл Бюлер; пер. с нем. М.1993. — 540 с.

14. Валерии, П. Об искусстве Текст. / Поль Валери; пер. с фр. под ред. В.Козового. М.: Искусство, 1976. - 512 с.

15. Василюк, Ф.Е. Психология переживаний (анализ преодоления критических ситуаций) Текст. / Федор Василюк. — М.: Издательство Московского университета, 1984. — 200 с.

16. Вейн, A.M. Панические атаки (неврологические и психофизиологические аспекты) Текст. / Вейн A.M. Дюкова Г.М., Воробьева О.В., Данилов А.Б. С.-Пб.: Изд-во Институт медицинского маркетинга, 1997. - 304с.

17. Великорецкий, А.Д. Пространство в современных западногерманских и русском языках: Опыт построения метаязыка Текст. / А.Д. Великорецкий // Грамматикализация пространственных значений в языках мира / М.: ООО «Русские словари», 2002. С.8-35.

18. Вудвортс, Р. Внимание Текст. / Р.Вудвортс // Психология внимания / Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М.: ЧеРо, 2001.- С. 103-136.

19. Гадамер, Х.-Г. Истина и метод Текст. / Ханс-Георг Гадамер; пер. с нем.; общ. ред. и вступ. ст. Б. Н. Бессонова. —М.: Прогресс, 1988. — 704 с.

20. Гак, В.Г. Пространство вне пространства Текст. / В.Г. Гак // Логический анализ языка. Языки пространств / Отв. ред.: Н.Д. Арутюнова, И.Б. Левонтина. М.: Языки русской культуры, 2000. - С. 127-134.

21. Гамова, О.С. Пространственные феномены в структуре самосознания и межличностных отношениях на модели личностных расстройств Текст. : дипломная работа / О.С. Гамова. МГУ имени М.В, Ломоносова , 2000. -64 с.

22. Гартман, Н. К основоположению онтологии Текст. / Н.Гартман; пер. с нем. Ю. В. Медведева под ред. Д. В. Скляднева. — СПб. : Наука, 2003. — 639 с. — (Слово о сущем).

23. Герменевтика: история и современность Текст. М. — 1985. - 303 с.

24. Гибсон, Дж. Экологический подход к зрительному восприятию Текст. / Дж. Гибсон; пер. с англ. Т.М. Сокольской; общ. ред и вступ. ст. А.Д. Логвиненко. М.: Прогресс, 1988. -461 с.

25. Гик, А.Г. «Случится все, что предназначено.» (путь и судьба в идиостиле М.Кузьмина) Текст. / А.Г. Гик // Логический анализ языка. Языки пространств / Отв. ред.: Н.Д. Арутюнова, И.Б. Левонтина. М.: Языки русской культуры, 2000. — С. 385-390.

26. Грегори, Р. Глаз и мозг. Текст. / Р.Грегори М.: Прогресс, 1970. - 284 с.

27. Гуссерль, Э. Метод прояснения Текст. / Э.Гуссерль // Современная философия науки: хрестоматия. М.: Логос, 1996. - С. 365-375.

28. Гуссерль, Э. Философия как строгая наука. Текст. / Э.Гуссерль Новочеркасск, "Сагуна", 1994. 357 с.

29. Дмитровская, М.А. Трансформация мифологемы мирового дерева у А.Платонова Текст. / М.А. Дмитровская // Логический анализ языка. Языки пространств / Отв. ред.: Н.Д. Арутюнова, И.Б. Левонтина. М.: Языки русской культуры, 2000. - С. 420-429.

30. Доброхотова, Т.А. Функциональная асимметрия и психопатология очаговых поражении мозга Текст. / Т.А.Доброхотова, Н.Н. Брагина М: Медицина, 1977. - 358 с.

31. Жане, П. Неврозы и фиксированные идеи Текст. / П.Жане СПб. - 1903. - 428 с.

32. Жане, П. Истерия Текст. / П.Жане М.: Космос. - 1911. - С.3-10.

33. Кадыров/ И.М. Особенности самооценки подростков с дефектами внешности (в связи с эндокринной патологией) Текст. : Дипломная работа / И.М. Кадыров; факультет психологии МГУ им. Ломоносова. -М, 1986.-58 с.

34. Кадыров, И.М. Третья позиция или наш психоанализ в ожидании Го до Текст. / И.М.Кадыров // Московский психотерапевтический журнал. -2000. №4. - С.6-38. -Библиогр.: с.37-38.

35. Кадыров, И.М. Исследование психического пространства в психоанализе Текст. / И.М. Кадыров, О.С. Широкова // Вестник РУДН. Сер. Психология и педагогика. 2008. - №1. - С. 21-28. - Библиогр.: с. 27-28.

36. Казанская, А.В. Алиса в стране чудовищ Текст. / А.В. Казанская // Московский психотерапевтический журнал. 2000. - №4. - С.113-123. — Библиогр.: с.123.

37. Казанская, А.В. Речевые ошибки в мотивационном аспекте Текст. : дис. . канд. психол. Наук / Анна Владимировна Казанская; Институт психологии РАН. М., 1998. - 152с.

38. Казанская, А.В. Поговорим о себе. К вопросу о проявлении в речи нарциссических видов переноса Текст. / А.В. Казанская // Московский психотерапевтический журнал. 1998. - №2. - С. 67-84. - Библиогр.: с.84.

39. Казанская, А.В. О чем говорит речь? Текст. / А.В.Казанская // Московский психотерапевтический журнал. 1996.- №2. - С. 166-177.

40. Кант, И. Критика чистого разума / И.Кант М.: Мысль. - 1994. - 591 с.

41. Каплан, Г.И. Клиническая психиатрия Текст. В 2 т. Т.1. / Г.И. Каплан, Б.Дж. Седок. М.: Медицина. - 1998. - 672 е.: ил.

42. Карвасарский, Б.Д. Неврозы (руководство для врачей) Текст. / Б.Д. Карвасарский -М.: 1980. с.448.

43. Кафка, Дж. Сознание и тень времени Текст. / Дж. Кафка // Московский психотерапевтический журнал. 1996. - №2. - С.156-165. - Библиогр.: 165.

44. Кернберг, О. Агрессия при расстройствах личности Текст. / О.Кернберг. М.: Независимая фирма «Класс», 1998. - 368 с.

45. Корсакова, Н.К. Клиническая нейропсихология Текст. : учеб. пособие / Н.К. Корсакова, Л.И. Московичюте М: Изд-во МГУ, 1988. - 144 с.

46. Креч, Д. Хрестоматрия по ощущению и воприятию Текст. / Д. Креч, Р. Крачфилд, В.Ливсон ; под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, М.Б. Михайлевской -М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1975.

47. Критская, В.П. Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание Текст. / В.П. Критская, Т.К.Мелешко, Ю.Ф. Поляков. М.: Изд-во МГУ, 1991. - 256 с.

48. Кьеркегор, С. Страх и трепет Текст. / С. Кьеркегор. М.: Республика, 1993.-393 с.

49. Леонтьев, Д. Тематический апперцептивный тест Текст. / Д.Леонтьев. -М.: Смысл, 1998.-254 с.

50. Лихачев, Д.С.Поэтика древнерусской литературы Текст. / Д.Лихачев. -Л, 1972.-372с.

51. Логвиненко, А.Д. Зрительное восприятие пространства Текст. / А.Д. Логвиненко. М.: Изд-во Моск. ун-та., 1981. - 224с.

52. Лотман Ю.М. Заметки о художественном пространстве Текст. / Ю.М.Лотман // Труды по знаковым системам. Тарту, 1989. С. 25- 43.

53. Лурия, А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга Текст. / А.Р.Лурия. 3-е изд.-М.: Академический Проект, 2000. 512 с.

54. Маховер, К. Проективный рисунок человека Текст. / К.Маховер. М.: Смысл, 1996,- 158 с. ,

55. Мельцер, Д. Адгезийная идентификация Текст. / Дональд Мельцер // Психология кожи. Ижевск: Эрго, 2004. - С. 90-116.

56. Михайлов, А.А. Современная философская герменевтика Текст. / А.А. Михайлов. Минск, 1984. - 356 с.

57. Михеев, М.И. Деформация пространства в пределах русской души (по текстам Андрея Платонова) Текст. / М.И. Михеев //Логический анализ языка. Языки пространств / Отв. ред.: Н.Д. Арутюнова, И.Б. Левонтина. -М.: Языки русской культуры, 2000. С.407-419.

58. Международная классификация болезней (10-й пересмотр) Классификация психических и поведенческих расстройств. / Пер. на русский язык под редакцией Ю.Л. Нуллера, С.Ю. Циркина. ВОЗ Россия Санкт-Петербург «Оверлайд» 1994. 285 с.

59. Никитина, С.Е. Келья в три окошечка (о пространстве в духовном стихе) Текст. / С.Е. Никитина // Логический анализ языка. Языки пространств/Отв. ред.: Н.Д. Арутюнова, И.Б. Левонтина. М.: Языки русской культуры, 2000. - С.348-357.

60. Овсянников, С.А. История психиатрии и эпистемология Текст. / С.А. Овсянников // Синапс. 1993. - № 3. - С. 64-68.

61. Огден, Т. Мечты и интерпретации Текст. / Томас Огден; пер. с англ. -М.: Класс, 2001.-160 с.

62. Пайнз, Д. Бессознательное использование своего тела женщиной Текст. / Динора Пайнз; пер. с англ. под ред. проф. М.М.Решетникова. С-Пб.: Восточно-европейский институт психоанализа, 1997. - 195 с.

63. Пелипенко, А.А. Время и пространство в восприятии человека Текст. / А.А. Пелипенко // Мир психологии. 1999. - №4. - С.29- 35. Библиогр.: с.35.

64. Петренко, В.Ф. Экспериментальная психосемантика: исследование индивидуального сознания Текст. / В.Ф. Петренко // Вопросы психологии. 1982. - №5. - С.23-35.

65. Платон. Избранные диалоги Текст. / Платон; пер. с древнегр. М.: Изд-во: ACT, 2004. - 512 с. - (Philosophy).

66. Плунгян, В.А. 1999. К типологии глагольной ориентации Текст. / В.А. Плунгян // Логический анализ языка: языки динамического мира / Под ред. Арутюновой Н.Д., Шатуновского И.Б. Дубна: Межд. Ун-т природы, общества и человека «Дубна», 1999. - С.205-223.

67. Плунгян, В.А. О специфики выражения именных пространственных характеристик в глаголе: категория глагольной ориентации / В.А. Плунгян Текст. // Грамматикализация пространственных значений в языках мира. М.: ООО «Русские словари», 2002. - С. 57-99.

68. Понталис, Ж.-Б. Сновидение как объект Текст. / Ж.-Б. Понталис // Современная теория сновидений; пер. с англ. под ред. С.Л. Удовик М. ООО «Фирма «Издательство ACT», Рефл-Бук, 1998. - Гл. 6. - С. 159-178.

69. Подорога, В.А. Метафизика ландшафта. Коммуникативные стратегии в философской культуре XIX-XX вв Текст. / Валерий Подорога. М.: Наука, 1993.-319 с.

70. Подорога, В. А. Феноменология тела. Введение в философскую антропологию Текст. / Валерий Подорога. М.: Ad Marginem, 1995, 198 с.

71. Подорога, В. Человек без кожи Текст. / Валерий Подорога // Социальная философия и философская антропология. Труды и исследования. / М.: Институт философии РАН, 1995. 272 с.

72. Рикёр, П. Конфликт интерпретаций (Очерки о герминевтике) Текст. / Поль Рикёр; пер. с фр. М.: Медиум, 1995. - 415 с.

73. Розов, Н.С. Применение ТАТ в психологической консультации: о способе целостной интерпретации рассказов Текст. / Н.С. Розов // Психологическая служба в высшей школе. Новосибирск: НГУ, 1981. -С.67-80.

74. Рубинштейн, C.JI. Основы общей психологии Текст. В 2 т. / СЛ. Рубинштейн М.: Педагогика, 1989. - Т.1. - 356 е.; Т.2. - 328 с.

75. Рубинштейн, C.JL Проблемы общей психологии Текст. / С.Л.Рубинштейн. М.: Педагогика, 1973. - 424 с.

76. Руднев, В. Прочь от реальности: Исследования по философии текста Текст. / Вадим Руднев М.: Аграф, 2000. - 432 с.

77. Рупчев, Г.Е. Телесные фантазии в структуре ипохондрических расстройств Текст. / Г.Е. Рупчев // Московский психотерапевтический журнал. 1997. - №3. - С. 105 - 130. - Библиогр.: с. 104.

78. Сандлер, Дж., Пациент и психоаналитик Текст. / Дж. Сандлер, К.Дэр, А. Холдер М.: Смысл. -1995. - 194 с.

79. Семенович, А.В., Умрихин С.О. Пространственные представления при отклоняющемся развитии Текст. / А.В.Семенович, С.О.Умрихин М.: Изд-во МГУ, 1997. - 64 с.

80. Снежневский, А.В. Клиническая психопатология. Руководство по психиатрии Текст. / А.В. Снежневский М. 1983. - С. 16-97.

81. Соколова, Е.Т. Мотивация и восприятие в норме и патологии Текст. / Е.Т. Соколова М. - 1976. - 128 с.

82. Соколова, Е.Т. Исследование «образа тела» в зарубежной психологии Текст. / Е.Т. Соколова, А.Н. Дорожевец // Вестник московского университета. Сер. 14, Психология. 1985. - №4 — С. 39-49. - Библиогр.: 48-49.

83. Соколова, Е.Т. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях Текст. : учебное пособие / Е.Т.Соколова, В.В. Николаева М.: SvR Аргус. - 1985. - 329 с.

84. Соколова, Е.Т. Особенности самосознания и самооценки при аномалиях личности Текст. / Е.Т. Соколова М.: Изд-во МГУ, 1989. - 216с.

85. Соколова, Е.Т. Особенности самосознания при невротическом развитии личности Текст. : автореферат дис. . докт. психол. Наук / Елена Теодоровна Соколова М., 1991.-31 с.

86. Спрингер, С., Дейч Г. Левый мозг, правый мозг Текст. / С.Спрингер, Г.Дейч М.: Мир, 1983. - 256 с.

87. Столороу, Р. Клинический психоанализ. Интерсубъективный подход Текст. / Столороу Р., Брандшафт Б., Атвуд Дж. : пер. с англ. М.: Когито-Центр. - 1999.- 252 с. - (Современная психотерапия).

88. Топоров, В.Н. Пространство и текст Текст. / В.Н.Топоров // Текст: семантика и структура. М. - 1983. - С.227-284.

89. Томэ, X., Кехеле X. Современный психоанализ: в 2 т. / Хельмут Томэ, Хорст Кэхеле; пер. с англ. под общ. ред. А.В. Казанской М.:

90. Издательская группа Прогресс Литера, Издательство Агенства Яхтсмен, 1996. Т. 1: Теория - 576 е.; Т.2: Практика - 776 с.

91. Тхостов, А.Ш. Топология субъекта (опыт феноменологического исследования) Текст. / А.Ш. Тхостов // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. 1994.- № 2.- С. 3-13; № 3. С. 3-12.

92. Фрейд, 3. Толкование сновидений Текст. / З.Фрейд // Сон и сновидение.- М., Олимп, АСТ-ЛТД., 1997. С. 15-490.

93. Фрейд, 3. Я и Оно: Труды разных лет. В 2 кн. Кн.1. Текст. / З.Фрейд. -Тбилиси: Мерани, 1991.-400 с.

94. Фрейд 3. Введение в психоанализ: Лекции Текст. / Зигмунд Фрейд; пер. с нем.; под общ. ред. Е.С.Калмыковой, М.Б.Аграчевой. М.: Наука, 2003.-621 с.

95. Фуко, М. Слова и вещи Текст. / М.Фуко М.: Археология гуманитарных наук. - 1977. - 278 с.

96. Хайдеггер, М. Бытие и время Текст. / М. Хайдеггер. М.: Республика.- 1993.-430 с.

97. Чанышев, А.Н. Философия древнего мира Текст. : учебник для ВУЗов / А.Н.Чанышев М: Высшая школа. - 1999. - 703 с.

98. Шелер, М. Философское мировоззрение Текст. / М.Шелер // Избранные произведения. М., Гнозис. 1994. - С.З - 129.

99. Широкова, О.С. Алиса и поиск утраченного пространства (попытка анализа психического пространства в сказке Л.Кэррола) Текст. / О.С. Широкова // Московский Психотерапевтический Журнал. 2005. - №5.-С.111-123.-Библиогр.: с.122-123.

100. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику: теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности Текст. / А.Г. Шмелев. М.: Изд-во Моск. ун-та. - 1983. -157 с.

101. Шмелев А.Д. «Широта русской души» Текст. / А.Д. Шмелев // Логический анализ языка. Языки пространств / отв. ред.: Н.Д. Арутюнова, И.Б. Левонтина. М.: Языки русской культуры, 2000. С. 357-368.

102. Шюле Г. Руководство к душевным болезням Текст. / Г.Шюле -Харьков, 1888. С. 17-20; 98-100.

103. Энциклопедический словарь Текст. / сост. Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон: Репр. воспр. изд. 1890 г. М. : Терра, 1990-1994. - 86 т.

104. Ямпольский М. О близком (Очерки немиметического зрения) Текст. / М. Ямпольский. М.: Новое литературное обозрение, 2001. - 240с.

105. Ясперс К. Общая психопатология Текст. / Карл Ясперс; пер. с нем. -М.: Практика, 1997. 1054 с.

106. Adler, G. Transitional phenomena, projective identification, and the essential quality of the psychoanalytic situation Text. / G. Adler // Psychoanal. Q. 1989-Vol. 58-P. 81-104.

107. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders: DSM-IV-TR / American Psychiatric Association, 2000. 943 p.

108. Balint, M. Friendly Expanses—Horrid Empty Spaces Text. / M. Balin // Int. J. Psychoanal, 1955 - XXXVI - P. 225-241.

109. Benjamin, J. Bonds of Love Text. / J. Benjamin. New York: Pantheon Books, 1988.-276 p.

110. Bellak L. The T.A.T., C.A.T. and S.A.T in Clinical Use. Text. / L. Bellak, N.Y., 1975. -783p.

111. Bick, E. The experience of the skin in early object relations Text. / E. Bick // Int.J.Psychoanal., 1968. Vol. 49.- P. 484-486.

112. Binswanger L. Das Raumproblem in der Psychopathologie Text. / L.Binswanger. Z.Neur, 1933.- 598 p.

113. Bion, W. A theory of Thinking Text. / W.Bion // Int.J.Psychoanal. 1962. -Vol. 43.-P. 306-310.

114. Bion, W. Group dynamics Text. / W.Bion // Experiences in Groups / New York: Basic Books, 1959. P. 141-192.

115. Bion, W. Attacks on linking Text. / W. Bion // Int. J. Psychoanal. 1959. -Vol. 40-P. 308-315.

116. Bion, W. Learning from Experience Text. / W.Bion New York: Basic Books, 1962.-144 p.

117. Brickman, H. "Between the devil and the deep blue sea": The dyad and the triad in psychoanalytic thought Text. / H.Brickman // Int.J.Psychoanal. -1993.- Vol.74. P. 904-915.

118. Britton, R. Reality and unreality in fantasy and fiction Text. / R.Britton // On Freud's "Creative Writers and Day-dreaming" / ed. E.S.Person et al. New Haven and London: Yale Univ.Press, 1995. - P. 96-130.

119. Bower, T. G. R. The object in the world of the infant Text. / T.G.R. Bower // Scient. American, 1971. Vol. 10 - P. 30-38.

120. Bower, T. G. R. Development in Infancy Text. / T.G.R. Bower. San Franscico: Freeman, 1974. - 249 p.

121. Bruner, J. S. An approach to social perception Text. / J.S. Bruner, L. Postman // Current trends in social psychology / ed. W. Dennis. Pittsburgh, 1948.-279 p.

122. Chasseguet-Smirgel, J. The Ego-Ideal Text. / J. Chasserguet-Smirgel -London: Free Association Books, 1985. 354 p.

123. Chasseguet-Smirgel, J. Sexuality and Mind Text. / J. Chasserguet-Smirgel. New York: New York Univ. Press, 1986. - 286 p.

124. Dunne J.W. The Serial universe Text. / J.W.Dunne. New York: Macmillan Company, 1930.-239 p.

125. Emde, R. N. Emotional Expression in Infancy Text. / R.N.Emde, T.J. Gaensbauer, R.J. Harmon. New York: Int. Univ. Press, 1976. - 436 p.

126. Erikson, E. H. The dream specimen of psychoanalysis Text. / Eric H. Erikson // Journal of the American Psychoanalytical Association, 1954 Vol. 2. - P. 5-56.

127. Federn, P. Ego feelings in dreams Text. / P.Federn // Psychoanal. Q. 1932. -Vol. 1 P. 511-542.

128. Fenichel, О. The psychoanalytic theory of neurosis Text. / O.Fenichel. -New York: Norton, 1945. 388 p.

129. Fisher, S. The role of Body Image in Psychosomatic Symptom Choice Text. / / S.Fisher, S.E. Cleveland // Psychological Monographs: General and Applied.- 1958.-234p.

130. Fisher, S. Body image boundaries and patterns of body perception Text. / S. Fisher. R.L. Fisher // J.Abnormal Soc.Psychol. 1964. Vol. 68. - P. 255262.

131. Freud, S. Die Traumdeutung Text. / S. Freud. Wien, 1900. - 378 p.

132. Freud, S. Project for a scientific psychology Text. / S. Freud // The Origins of Psycho-Analysis / edited by Marie Bonaparte, Anna Freud and Ernst Kris. London: Imago Publishing Co. 1954. - P. 371-466.

133. Gemmill, J. Some reflection on analytic listening and the dream screen Text. // J.Gemmel // Int.J.Psychoanal. 1980. - Vol. 34. - P. 45-87.

134. Grotstein, J. S. The psychoanalytic concept of schizophrenia: I. The dilemma Text. / J.S. Grotstein // Int. J. Psycho-Anal., 1977. Vol. 58. - P. 403-425.

135. Grotstein, J. S. The psychoanalytic concept of schizophrenia: II. Reconciliation Text. / J.S. Grotstein // Int. J. Psycho-Anal. 1977. Vol. 58. -P.427-452.

136. Grotstein, J. S. Inner Space: Its dimensions and its coordinates Text. / J.S. Grotstein // Int.J.Phycoanal. 1978. - Vol.59 - P.55-61.

137. Hinshelwood, R. Attacks on reflective space: containing primitive emotional states Text. / R. Hinshelwook // Ring of Fire. Primitive Affects and Object Relations in Group Psychotherapy / Ed. V. Schemer, M.Pines.Routledge, 1994. P. 234-286.

138. Hoffer, W. Mouth, hand and ego-integretion Text. / W.Hoffer // Psy choanal. Study of the Child.- 1949. Vol. 3. - P. 49-56.

139. Isakower, O. A contribution to the pathopsychology of phenomena associated with falling asleep Text. / O. Isakower // Int. J. Psycho-Anal. 1938. -Vol.19.-P. 331-345.

140. Jung, C.G. Psychology of the Transference Text. / C.G. Jung // Collected Works, 16, N.J.: Princeton University Press, 1946. 216 p.

141. Kernberg O. Severe personality disorders Text. / O.Kernberg. N.Y., 1986.-381 p.

142. Khan M. R. Dream psychology and the evolution of the psychoanalytic situation Text. / Masud Khan // Int.J.Psychoanal. 1962. Vol.43. - P.21-31.

143. Khan, M. R. The Privacy of the Self Text. / Masud Khan. London: Hogarth, 1974.-287 p.

144. Kissen, M. Object Relations Aspects of Human Figure Drawing Text. / M. Kissen // Assesing Object Relations Phenomena / ed. M. Kissen; Intern.Univ.Press. Madison, Connecticut, 1986. - P. 175-192.

145. Klein, D.F. Anxiety reconceptualized Text. / D.F. Klein // Compr. Psychiatry. 1980.-Vol. 21.-P. 411-427.

146. Klein, M. Notes on some schizoid mechanisms Text. // Envy and Gratitude and Other Works, 1946-1963 New York: Delacorte Press/Seymour Lawrence, 1975/-P. 1-24.

147. Klein, M. Some theoretical conclusions regarding the emotional life of the infant Text. / M.Klein // Developments in Psycho-Analysis ed. J. Riviere. London: Hogarth Press, 1973. P. 198-236.

148. Klein, M. The development of mental functioning Text. / M.Klein // Envy and Gratitude and Other Works, 1946-1963. New York: Delacorte Press; Seymour Lawrence, 1975. - P. 236-246.

149. Lewin, B. Dream psychology and the analytic situation Text. / B.Lewin // The Psychoanalytic Quarterly. 1955. Vol.35. - P. 169-199.

150. Lewin, В. Sleep, the mouth and the dream screen Text. / B.Lewin // The Psychoanalytic Quarterly. 1946. - Vol. 15. - P. 419-434.

151. Lachmann, F. Oneness fantasies revisited Text. / F. Lachmann, B.Beebe // Psychoanalityc Psychology, 1989. Vol. 6. - P. 137-149.

152. Livingston, M.S. Near and far: Closeness and distance in psychotherapy Text. / M.S. Livingston. New York: Rivercross, 1991.

153. Lundholm, H. The psychological self in the philosophies of Kohler and Sherington Text. /H.Lundholm//Psychol. Rev. 1946. Vol. 53. - P.l 19-131.

154. Mahler, M. On Human Symbiosis and the Vicissitudes of Individuation Text. / M.Mahler.- New York: International Universities Press, 1968. 271 p.

155. Meltzer, D. Adhesive identification Text. / D.Metlzer // Contemp. Psychoanal. 1975. - Vol.11.-P. 289-310.

156. Mentzos, S. Neurotische Konfliktverarbeitung Text. / S. Mentzos. -, Frankfurt-Main, 1984. 521 p.

157. Merleau-Ponty, M. Pheno-menologie de la perception Text. / M. Merleau-Ponty; Пер. с фр. В. А. Суровцева и Е. А. Наймана. Paris: Gallimard, 1945. -С.281-344.

158. Milner, М. The role of illusion in symbol formation Text. / M.Milner // New Directions in Psychoanalysis. London, 1952. - 498p.

159. Milner, M. On Not Being Able to Paint Text. / M. Milner. London: Heinemann, 1957. - 346 p.

160. Matte-Bianco, I. The Unconscious as Infinite Sets Text. / I.Matte-Blanco. London: Duckworth, 1975. - 466 p.

161. Ogden, T. A developmental view of identifications resulting from maternal impingements Text. / T.Ogden // Int. J. Psychoanal. Psychother. 1978. Vol. 7. - P. 486-507.

162. Ogden, T. On projective identification Text. / T.Ogden // Int. J. Psychoanal. 1979. - Vol. 60. - P. 357-373.

163. Ogden, T. On the nature of schizophrenic conflict Text. / T.Ogden // Int. J. Psychoanal. 1980. - Vol. 61. - P. 513-533.

164. Ogden, Т. On potential space Text. / T.Ogden // Int.J.Psychoanal. 1985. -Vol. 66.-P.129-141.

165. Ogden, T. Projective identification in psychiatric hospital treatment Text. / T. Ogden // Bull. Menninger Clinic. 1981. -Vol. 45. - P. 317-333.

166. Ogden, T. Projective Identification and Psychotherapeutic Technique Text. / T.Ogden. New York: Jason Aronson, 1982. - 288 p.

167. Ogden, T. The analytic third: working with intersubjective clinical facts Text. / T.Ogden // Int.J.Psychoanal., 1994. -Vol. 75. P. 3-20.

168. Osgood Ch. The nature and measurement of meaning Text. / Ch.Osgood // Psychol.Bull. 1952. -Vol.52. P. 197-237.

169. Osgood, Ch. The measurement of meaning Text. / C.E.Osgood, G. Suci, P.Tannenbaum. Urbana: Univ. Illinois Press, 1957. - 336 p.

170. Piaget J. The child's conception of space Text. / J.Piaget. London, 1963. - 630 p.

171. Pontalis, J.B. Dream as an object Text. / J.B. Pontalis // The International Review of Psycho-Analysis, 1974. Vol.1. - 125-133.

172. Provence, S. Infants in Institutions Text. / S.Provence, R.C. Lipton. -N.Y.: Int. Univ. Press, 1962. 368 p.

173. Rey, J.H. Schizoid phenomena in the borderline Text. / J.H.Rey // Melanie Klein Today / ed. By E.B.Spillius. New York: Jason Aronson, 1979. - P. 201-228.

174. Roth, D., Spatial representations and psychopathology Text. / D.Roth, S.Blatt // J.Amer.Psychoanal. Assn., 1974. Vol. 22. - P. 854- 872.

175. Roth, D. Spatial representations of transparency and the suicide potential Text. / Roth D., Blatt S. // Int.J.Psychoanal., 1974. Vol. 55 - P. 287-293.

176. Shafer, R. Aspects of Internalization Text. / R.Shafer. N.Y., 1992. - 348 P

177. Sherick, I. Some comments on the significance and development of midline behavior during infancy Text. / I. Sherick, G.Greenman, C.Legg // Child Psych.& Human Dev., 1976.-Vol. 6-P. 170-183.

178. Segal, H. The function of dreams Text. / H.Segal // The Work of Hanna Segal. New York: Jason Aronson, 1980. - 358 p.

179. Schilder, P. Psycho-analysis of space Text. / P.Schilder // Int. J. psycho-anal., 1935.-Vol. 16.-P. 215-274.

180. Schilder, P. What Do Children Know about the Interior of the Body? Text. / P.Schilder, D. Wechsler // Int.J.Psycho-Anal., 1935. Vol. 16 - P. 355-360.

181. Spitz, R. The First Year of Life Text. / R.Spitz. New York: Int. Univ. Press, 1965.-204 p.

182. Taunguay, P.F. Neurophysiological models of early infantile autism Text. / P.F. Taunguay. Canada: Univ. Ottawa Med. J. - 1972. - Vol 17. - P.36.

183. Tausk, V. On the origin of the 'influencing machine' in schizophrenia Text. / V.Tausk // Essential Papers on Psychosis / Ed. by Peter Buckley. New York: University Press, 1933. - P. 49-77.

184. Trevarthen, C. Conversations with a two-month old Text. / D.Winnicott. -New Scientist. 1974. - Vol.62. - P.230-235.

185. Winnicott, D. W. Transitional objects and transitional phenomena Text. / D.Winnicott // Playing and Reality. New York: Basic Books, 1971. - P. 125.

186. Winnicott, D. W. Psychoses and child care Text. / D.Winnicott // Through Pediatrics to Psychoanalysis. New York: Basic Books, 1975. - P. 219-228.

187. Winnicott, D. W. Primary maternal preoccupation Text. / D.Winnicott // The Maturational Processes and the Facilitating Environment. New York: Int. Univ. Press, 1965. - P. 29-36.

188. Winnicott, D. W. Psycho-analysis and the sense of guilt Text. / D.Winnicott // The Maturational Processes and the Facilitating Environment. -New York: Int. Univ. Press, 1965. P. 15-28.

189. Winnicott, D. W. The theory of the parent-infant relationship Text. / D.Winnicott // The Maturational Processes and the Facilitating Environment New York: Int. Univ. Press, 1965.- P. 37-55.

190. Winnicott, D. W. Playing and Reality Text. / D.Winnicott. London: Penguin Books, 1980. - 248p.

191. Witkin, H. A. Personality through perception Text. / Witkin, H. A. [et al.] N. Y., 1954.-540 p.

192. Witkin, H A. Psychological differentiation: studies of development Text. / Witkin, H A, Dyk R B, Faterson H F, Goodenough D R & Karp S A. New York: Wiley, 1962.-418 p.

193. Wisdom, J.O. Comparison and development of the psychoanalytical theories of melancholia Text. // Int.J.Psychoanal. 1962. - Vol. 43. - P.113-132.1. Модели локальности.

194. Относительная локализация.

195. Локали- Ориен- Семантика модели Примерызация тация

196. Ад- ЭСС Нахождение в контакте с вертикальной На стенеповерхность поверхностью ориентира/вплотную кориентира ориентиру

197. ЛАТ Движение к вертикальной поверхности ориентира/приближение к ориентиру На стену

198. Движение от вертикальной поверхности к Со стены1. ЭСС ориентиру

199. ПРОЛ Движение по вертикальной поверхности ориентира По стене

200. Анте- ЭСС Нахождение пред лицевой стороной Перед домомпространство ориентира, в пространстве перед нимперед ориентиром ЛАТ Движение к пространству перед ориентиром/навстречу ориентиру Перед домом

201. Апуд — область ЭСС Нахождение рядом с ориентиром/вблизи Около домапространства ориентирарядом с ориентиром ЛАТ Движение (по направлению) к ориентиру, приближение К дому

202. ЭЛ Движение от ориентира, удаление От дома

203. Ин- ЭСС Нахождение внутри ориентира В домепространство ЛАТ Движение внутрь ориентира В домвнутри ЭЛ Движение изнутри ориентира наружу Из домаориентира ПРОЛ Движение через (сквозь) ориентир Через домом

204. Интер ЭСС Нахождение между ориентирами Между домамипространство между ЛАТ Движение в пространство между Между домамиэлементами ориентирамимножества или ЭЛ Движение из пространство междусовокупности, ориентрирамислужащих ориентиром

205. Пост- ЭСС Нахождение за ориентиром За домомпространство ЛАТ Движение за ориентир За домпозади ЭЛ Движение из-за ориентира Из-за домаориентира

206. Суб- ЭСС Нахождение под ориентиром Под столомпространство ЛАТ Движение под ориентир Под столниже ЭЛ Движение из-под ориентира Из-под столаориентира

207. Супер -пространство выше ориентира ЭСС Нахождение в контакте с верхней стороной ориентира На столе

208. ЛАТ Движение на верхнюю сторону ориентира (достижение контакта) На стол

209. ЭЛ Движение с поверхности ориентира (в контакте с поверхностью) Со стола

210. ПРОЛ Движение по верхней стороне ориентира (в контакте с поверхностью) По столу

211. Супра пространство над ориентиром ЭСС Нахождение над ориентиром (отсутствие контакта) Над столом

212. ЛАТ Движение в пространстве над ориентиром Над столом

213. ЭЛ Движение из пространства над ориентиром

214. Ультра пространство далеко/вне сферы действия ориентира ЭСС Нахождение далеко (от ориентира) Вдали

215. ЛАТ Движение вдаль (от ориентира) Вдаль

216. ЭЛ Движение из пространства вдали (от ориентира) Издали, издалека

217. Циркум -пространство вокруг ориентира ЭСС Нахождение вокруг ориентира Вокруг дома

218. ПР Движение вокруг ориентира Вокруг дома

219. Экстра -пространство вне ориентира ЭСС Нахождение вне ориентира Вне дома, снаружи

220. ЛАТ Движение в пространство вне ориентира Наружу

221. ЭЛ Движение из пространства вне ориентира Извне

222. ПРОЛ Движение в пространстве вне ориентира, минуя ориентир Мимо дома

223. Абсолютные локализации Предметные ориентиры

224. Домус-пространство ЭСС Нахождение дома Дома1. ЛАТ Движение домой Домой1. Геоцентрические ориентиры

225. Сурсум ЭСС Нахождение наверху Вверху, наверху

226. ЛАТ Движение вверх Вверх, наверх1. ЭЛ Движение сверху Сверху

227. ПРОЛ Движение через пространство, расположенное вверху Верхом, поверху

228. Деорсум ЭСС Нахождение внизу Внизу1. ЛАТ Движение вниз Вниз1. ЭЛ Движение снизу Снизу

229. ПРОЛ Движение через пространство, расположенное внизу Низом, понизу

230. N/S/0/W ЭСС Нахождение в пространстве, соотнесенном с одной из сторон света (или их комбинацией) Севернее столицы

231. ЛАТ Движение в направлении одной из сторон света (или их комбинации) На юго-запад

232. ЭЛ Движение со стороны одной из сторон света (или их комбинации) С серево-востока

233. Антропоцентричные ориентиры

234. Прорсум ЭСС Нахождение впереди Впереди

235. ЛАТ Движение вперед, выдвижение Вперед

236. ЭЛ Движение из пространства впереди Спереди

237. Рурсум ЭСС Нахождение сзади Позади

238. ЛАТ Движение назад, возвращение в исходную точку Назад

239. ЭЛ Движение из пространства сзади Сзади

240. ЛАТ ЭСС Нахождение сбоку Сбоку от входа1. ЛАТ Движение вбок Вбок

241. ЭЛ Движение из пространства сбоку Сбоку

242. Декстрер ЭСС Нахождение справа Справа

243. ЛАТ Движение в правую сторону Вправо

244. ЭЛ Движение из пространства справа Справа

245. Сини стер ЭСС Нахождение слева Слева

246. ЛАТ Движение в левую сторону Влево

247. ЭЛ Движение из пространства, расположенного слева Слева1. Дейктические ориентиры

248. Хик ЭСС Нахождение в месте, где находится говорящий Здесь

249. ЛАТ Движение к месту, где находится говорящий Сюда

250. ЭЛ Движение от места, где находится говорящий Отсюда

251. Иби ЭСС Нахождение в месте, где нет говорящего Там

252. ЛАТ Движение к месту, где нет говорящего Туда

253. ЭЛ Движение от места, где нет говорящего Оттуда1. Шкала константности:1. Константность границ:

254. Признаки нарушения константности границ:• Слияние, неразделение полярных характеристик объекта;• Чередование, перемежание полярный характеристик объекта;

255. Стратификация и константность отношений: Признаки нарушения константности отношений:• Стратификация, основанная на полярных характеристиках объекта;• Обилие стратификации3. Константность ряда:

256. Признаки нарушения константности ряда:• Наличие зеркальных образов, детальных сравнений симметричных деталей;• Стратификация однородный объектов;

257. Шкала границ Фишера и Кливленда.

258. В ответах испытуемых выделялись признаки соответствующие барьер-показателю (или индексу В) и проницаемость-показателю (индексу Р).

259. Ответы кодируются как «барьерные» в следующих случаях:

260. Фигурирование животных в ответах , если представлено больше, чем голова животного. Список примеров:

261. Барсук, бобр, бегемот, волк, гиена, дикобраз, дикая собака, козел, горный козел, крокодил, ласка, лев, леопард, морской лев, морж, норка, носорог, овца, росомаха, рысь, пингвин, павлин, тигр, тюлень, скорпион, ящерица.

262. Каждый ответ типа «шкура животного» относится к этой категории (кроме ответов на табл.4)

263. Упоминаются замкнутые отверстия в земле: долина водоем канал

264. Упоминается о необычных «вместилищах» у животных: сумчатая кошка кенгуру беременная женщина вымя

265. Упоминается о защитных приспособлениях, например: зонт щит навес6. Упоминается вооружение:танк ракета в космосе военный корабль бронеавтомобиль

266. Упоминаются скрытые или окруженные чем-либо объекты: человек, скрытый чем-либо дом в дыму человек за деревом бревно, заросшее мхом

267. Если в ответах предметы имеют необычную форму или качество (как некое вместилище):

268. Волынка «чертово колесо» трон стул

269. Не оцениваются маски и здания как барьерные ответы. Исключения: Сборный барак игла крепость палатка арка

270. Не следует оценивать упоминания инструментов, которые могут что-нибудь держать (вмещать): клещи, пинцет и пр.

271. Большое число таких ответов свидетельствуют о развитой ограничительной функции границ тела, противопоставлении себя окружающей среде.1.. Оценка «проницаемости барьеров» (границ).

272. Чувство человека, что его телесная оболочка — слабая защита, что она легко проницаема, выражается в ответах по Роршаху тремя способами:

273. В образах, включающих в себя проницаемость, разрушения, износ поверхности вещей:пулевое ранение разломанный панцирь черепахираздавленный клоп шкура животного

274. В образах, включающих в себя «выходы»: влагалище задний проход выход входная дверь

275. В образах нежных, хрупких предметов: хлопковая коробочка кудрявое облако грязь, на которую наступили

276. Необходимо оценивать как «проницаемость барьеров», следующие типы ответов: 1. Когда рот открыт или используется для выбрасывания чего-нибудь:собака, которая есть плюющий мальчик

277. Не оценивается как «проницаемость границ» ответы, в которых рот открыт при разговоре или пении.

278. Оценивать все упоминания о проницании иррадиации чего-либо через тело: Рентгенограмма тело изнутри

279. Тело, как оно видно через флюороскоп

280. Не давать оценку, когда образ с потерянной частью тела (например, при ампутации).

281. Оценивать ответы, в которых упоминаются отверстия в земле, не имеющие четких границ:дно небольшой пучины фонтан, бьющий вверхнефтяной фонтан гейзер, бьющий из-под земли

282. Оценивать все «отверстия»: задний проход ноздря вход окно

283. Шкала степени развития (усложненности) концепции тела

284. Перечень графических признаков, отражающих степень усложненностиконцепции тела.

285. Признаки примитивности Признаки усложненности