Автореферат диссертации по теме "Особенности Я-концепции нарциссических личностей"

На правах рукописи

Дмитриева Алла Борисовна ОСОБЕННОСТИ Я-КОНЦЕПЦИИ НАРЦИССИЧЕСКИХ ЛИЧНОСТЕЙ

Специальность 19.00.01 - общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

2 4 ОЕЗ 2011

Москва 2010

4855675

Работа выполнена на кафедре нейро- и патопсихологии Института психологии им. Л.С.Выготского Российского государственного гуманитарного университета

Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор,

ЖИЛЯЕВ АНДРЕЙ ГЕННАДЬЕВИЧ.

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор, ПЕТРОВСКИЙ ВАДИМ АРТУРОВИЧ кандидат психологических наук, доцент, МОТКОВ ОЛЕГ ИВАНОВИЧ

Ведущая организация: Московский Городской Психолого-педагогический Университет

Защита состоится 24 февраля 2011 года в 16 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.198.10 при Российском государственном гуманитарном университете (125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6, корп. 7, ауд. 228).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного гуманитарного университета

Автореферат разослан «12 » января 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор медицинских наук

/Жиляев А.Г./

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. В наше время растет научный интерес к феномену нарциссизма. Косвенным подтверждением такого роста служит большое количество (за последнее 10-15 лет) научных монографий и публикаций на данную тему за рубежом, а также первые публикации статей и косвенные упоминания о нарциссизме и нарциссической проблематике в отечественных изданиях (А. М. Купер (2000), С. М. Джонсон (2001), Э. П. Моррисон (1986), Дж. П. Тэнгни и Р. Л. Дэринг (2004), а также Е. Т. Соколова и Е. П. Чечельницкая (2001), И. Ю. Млодик, 2009 и другие). Вероятно, это обусловлено тем, что многие исследователи отмечают существенных рост нарциссизма и нарциссических расстройств в обществе. А. Б. Смулевич (2007) приводит следующие данные: «В клинических выборках частота этого (нарциссического -прим.авт.) РЛ достигает уже 2-16%, причем доля мужчин составляет 50-17%.... Среди не обращавшихся за психиатрической помощью городских жителей РФ распространенность нарциссического расстройства личности составляет 1,4%». Некоторые западные исследователи (Н. Мак-Вильямс, 2003), считают, что «... проблемы нарциссизма не носили такого характера эпидемии, какой они имеют сегодня». К. Лаш (1978) называет современную нам культуру «культурой нарциссизма».

Избыточный личный нарциссизм (Э. Фромм, 1998, А. М. Купер, 1986) негативно влияет на качество жизни человека, на его объектные отношения, на характер его деятельности. Так, нарциссические личности болезненно и порой агрессивно реагируют на критику, что обусловлено проблемами в области самовосприятия, образов себя и, вероятно, обращением с собственной агрессией, которая, в свою очередь, влияет на отношения с окружающими. Кроме того, нарциссические личности трудно переживают возрастные кризисы и изменения, связанные с экзистенциальным аспектами жизни, а также испытывают серьезные трудности в построении личных отношений. Другими словами, во многом личная проблематика нарциссических личностей связана с некими особенностями восприятия себя, собственной жизни и окружающих, то есть с отдельными компонентами Я-концепции. В области деятельности личностям с избыточным нарциссизмом сложно дается как творческий процесс, так и просто целенаправленная размеренная работа, ориентированная на результат (А.Бек и А.Фримен, 2002). В области объектных отношений нарциссические личности также испытывают серьезные сложности -окружающие часто испытывают к ним неприязнь и раздражение, а сами нарциссические личности часто оказываются не в состоянии построить функциональные и удовлетворительные отношения с окружающими, не в состоянии органично встроиться в социальные группы (С. М. Джонсон, 2001). Кроме того, многие исследования показывают (В.Н. Квинн, 2000), что наиболее функциональной

самооценкой является стабильная слегка завышенная самооценка, и, поскольку бессознательное собственное Я нарциссических личностей является искаженным (Н. Мак-Вильямс, 2003), то есть вероятность искажения и сознательного образа себя, что, возможно, создает у нарциссических личностей неоптимальный уровень самооценки. Таким образом, мы видим, что личный нарциссизм создает индивиду (и, порой, окружающим) значительное количество проблем, связанных как с его внутрипсихической жизнью, так и с адаптацией и с его аффективными состояниями (A.M. Купер, 2000, 2002), и, соответственно, возникает необходимость психологической помощи таким индивидам.

Психологическая и психокоррекционная помощь в этих случаях возможна, но и здесь есть проблемы. Так, Р. Фрей (2003) и многие другие отмечает, что нарциссизм сложно поддается диагностике. Некоторые специалисты отмечают, что в их психологической практике встречаются клиенты, которые не идут на стандартный психологический контакт, не развивают типичных реакций переноса и своей малой эмоциональной вовлеченностью сильно затрудняют работу психолога. Одновременно, другие исследователи именно так описывают специфику поведения нарциссических личностей (А.Бек и А. Фримен, 2002, Н. Мак-Вильямс, 2003), то есть, вероятно, мы говорим здесь о тех случаях, когда личностный нарциссизм не был своевременно диагностирован и помощь была оказана ненаправленно, то есть без учета особенностей нарциссических личностей.

Таким образом, для эффективного психологического консультирования и психокоррекции нарциссических личностей чрезвычайно важна точная диагностика. Поскольку само понятие «нарциссической личности» во многом строится вокруг искаженного самовосприятия и самооценки данных личностей, изучение специфичности Я-концепции нарциссических личностей не только расширит наши представления о таком понятии, как личностный нарциссизм в теоретическом плане, но и может стать важным инструментом при психологическом консультировании, психодиагностике и психокоррекционной работе. Изучение специфики отдельных составляющих специфической нарциссической Я-концепции также имело бы большое значение для понимания ряда запросов, с которыми характерно обращаются к психологам личности с нарциссическими чертами - незнание себя, смутное ощущение себя (то есть образы Я и самовосприятие), высокая уязвимость к критике и долгое переживание обид (оценочный компонент Я-концепции, самооценка), тяжелое переживание возрастных кризисов и возрастных изменений (экзистенциальный аспект Я-концепции), сложности в объектных отношениях (гендерный компонент Я-концепции, отношение к объектным отношениям, отношение и обращение с собственной агрессией) - (примеры запросов по С.М Джонсону, 2001, М.Мак-Вильмс, 2003, О. Кернбергу, 1986, и из практики авт.).

Стоит отметить, что, несмотря на довольно большое количество публикаций на тему нарциссизма, в сфере данной проблематики остается много неизученного. Так, западные исследования, посвященные нарциссизму, принадлежат практически исключительно к психоаналитическому направлению в психологии, и их способы диагностики и коррекции связанных с избыточным нарциссизмом проблем прежде всего связаны с исследованием бессознательных явлений в психике и возможны исключительно в рамках длительного и непрерывного процесса анализа. Во многих же отечественных работах понятие «нарциссизм» часто рассматривается упрощенно и одномерно, приравнивается к бытовому понятию «эгоизм» и «высокомерие».

Эффективность психологической помощи личностям с избыточным нарциссизмом определяется тем, была ли осуществлена точная диагностика личности как нарциссической, иначе направленную помощь будет оказать затруднительно. Учитывая вышеизложенное, мы посчитали актуальным изучить возможность диагностики избыточного личного нарциссизма через Я-концепцию, в особенности, через те ее аспекты, которые имеют непосредственное отношение к нарциссической проблематике - самовосприятие, самоотношение, тендерный, моральный и экзистенциальный аспекты, а также отношение к собственной агрессии - что могло бы иметь значение как при практической работе с нарциссическими личностями при психологическом консультировании и психокоррекции, так и с точки зрения научного исследования такого психологического феномена, как нарциссизм.

Цель работы - выявить и описать специфические особенности Я-концспции нарциссических личностей и составить батарею методик для диагностики личностного нарциссизма.

Объект исследования - личностный нарциссизм и психологические характеристики нарциссических личностей.

Предмет исследования - значимые составляющие Я-концепции людей, в личности которых отчетливо проявляются нарциссические черты, а именно их отношение к себе, к другим, особенности отношения к агрессии.

Гипотеза исследования: В Я-концепции личностей, имеющих выраженные нарциссические черты, формируются специфические особенности отдельных ее аспектов -сознательных и бессознательных образов себя, экзистенциального, морального и тендерного аспектов, а также специфическое отношение к другим и к собственной агрессии. Выделение данных специфических черт позволит диагностировать наличие избыточного личностного нарциссизма на ранних этапах консультирования с целью оказывать в дальнейшем направленную психологическую помощь.

Задачи исследования:

1) Теоретический анализ проблемы Я-концепции у нарциссических личностей.

2) Формирование методического аппарата и алгоритма исследования для выявления особенностей отдельных компонентов Я-концепции нарциссических личностей.

3) Сравнительный анализ выявленных характеристик личности, позволяющий определить особенности отношения к себе и саморепрезентации нарциссической личности.

4) Исследование особенностей отношения к агрессии у нарциссических личностей.

5) Исследование особенностей экзистенциальных переживаний нарциссической личности по отношению к жизни и смерти.

Методологические основы диссертационной работы: в работе использовались понятия, теоретические положения и классификации, существующие в психодинамическом направлении глубинной психологии (А. Миллер, 1986, Н. Мак-Вильмс, 2003), в сэлф-психологии (X. Кохут, 2000), в психологии объектных отношений (О. Кернберг, 2004, Э. Райх, 1985), в психоаналитическом направлении (3. Фрейд, 2004, В. Райх, 2006), а также структурный подход к изучению Я-концепции Р. Бернса (1986).

Методы исследования: Цель, гипотезы и задачи исследования определили построение программы и выбор методов эмпирического изучения специфики Я-концепции нарциссических личностей, взаимосвязи между особенностями Я-концепции нарциссических личностей и психической жизнью индивида в целом.

В соответствии с вышесказанным были отобраны и использованы в данном исследовании следующие методики:

1. Структурное диагностическое интервью О. Кернберга (2001) с дополнениями из диагностического интервью Н. Мак-Вильямс (2003), так как данные интервью, ориентированные на понятия глубинной психологии, позволяют предположительно (О. Кернберг, 2001) диагностировать потенциальную принадлежность респондента к нарциссическому типу личности или же наличие у респондента выраженных нарциссических черт характера, что позволило нам провести предположительное разделение на группы.

Две другие методики мы решили выбрать среди проективных, так как они позволяют избежать возможных попыток нарциссических личностей давать ложную (или откорректированную) информацию с целью произведения нужного впечатления (что возможно, по словам Р. Фрей (2001), и вероятно, по словам С. М. Джонсона (2001). Мы выбрали:

2. Тематический апперцептивный тест в редакции Д. Леонтьева (2004) (с элементами интерпретаций О. К. Шультейсса и О. К. Бурнстайна (2001), предлагающих при рассмотрении

отдельных таблиц более широкое и менее симптоматико-ориентированное толкование). Данный тест ориентирован на получение большого количества разнообразной диагностической информации касательно, в том числе, сознательных и бессознательных представлений о себе, самооценке, экзистенциальном и тендерных аспектах самосознания, уровне и характере агрессии у респондента, его видении объектных отношений.

3. Тест «Ассоциативный образ» (III часть тест-карты «Линия жизни» А.Г. Жиляева, 2004). Эта проективная методика позволяет изучить сознательные самоидентификации респондента, то есть дает возможность рассмотреть отдельные сознательные компоненты Я-концепции, в частности образы себя, самооценку и специфику взаимоотношений с миром, окружающими.

4. Проективная диагностическая методика «Сказка», используемая в сказкотерапии и описанная многими авторами, в том числе В. Зинкевич-Евстигнеевой (2010). Эта проективная методика предполагает свободные варианты выбора основных героев будущей сказки, и мы остановили свой выбор на образах ассоциативного теста (п. 3) в качестве героев, чтобы иметь возможность рассмотреть целенаправленно сознательные образы себя нарциссических личностей в широком контексте психической жизни индивида и в динамике его взаимодействия и миром и окружающими. Кроме отражения сознательных Я-репрезентаций, эта методика в сочетании с ассоциативными образами иллюстрирует самоотношение личности (в том числе экзистенциальный и тендерный компонент самооценки), характер и видение объектных отношений, особенности обращения с агрессией отношение к ней.

Научная новизна и теоретическая значимость:

Научная новизна и теоретическая значимость исследования состоят в расширении знаний о личном нарциссизме в целом и об особенностях психической жизни личностей нарциссических личностей. Впервые было проведено исследование, направленное на изучение сознательных представлений о себе нарциссических личностей через понятие Я-концепции, впервые были рассмотрены и изучены такие отдельные компоненты характерной нарциссической Я-концепции, как ее экзистенциальный, моральный и тендерный аспекты, а также сознательное видение нарциссических личностей своих объектных отношений и сознательное отношение и обращение с собственной агрессией.

Практическая значимость заключается в следующем:

1. В расширении представлений о возможных формах, внешних проявлениях и внутренней динамики личностного нарциссизма;

2. В выделении возможности эффективно диагностировать и, в последующем, оказывать направленную психологическую помощь личностям с избыточным нарциссизмом;

3. В рассмотрении возможности заниматься диагностической и психокоррекционной работой с нарциссическими личностями в рамках психологического консультирования и психокоррекционной работы со специфическими особенностями нарциссической Я-концепции;

4. В разработке батареи методик, позволяющих диагностировать избыточный личностный нарциссизм на ранних этапах психологического консультирования;

5. В описании специфики сознательной самооценки нарциссических личностей, что открывает возможность направленной работы по регулированию самооценки нарциссических личностей. В возможности использовать данную батарею методик для пропедевтики развития избыточного личностного нарциссизма в процессе психологического консультирования и психокоррекции.

Положения, выносимые на защиту:

1. Специфичность нарциссических личностей находит свое отражение в сознательной Я-концепции нарциссических личностей. Компонент Я-концепции, связанный с самооценкой, у нарциссических личностей обладает специфическими особенностями - двойственностью (наличием противоположных Я-репрезентаций), экстремальностью критериев и их поляризацией.

2. Экзистенциальный компонент Я-концепции у личностей с выраженными нарциссическими чертами игнорируется, отстраняется от сознания или чрезмерно интеллектуализируется. Моральный аспект Я-концепции у личностей с нарциссическими чертами развит слабо. Тендерный компонент Я-концепции нарциссических личностей может отличаться невысокой дифференцированностью и приданием непервостепенного значения половой принадлежности как себя, так и других. Предположительно доминируют традиционно маскулинные ценности.

3. Нарциссические личности более толерантно относятся как к переживанию агрессивных импульсов, так и к внешнему проявлению собственной агрессивности.

4. Оценки других у нарциссической личности отличаются экстремальностью и полярностью в сочетании с высокой критичностью, а взамоотношения с другими - поверхностностью и формализацией контакта, а также конкурентностью.

Надежность н достоверность полученных результатов исследования обеспечивается: применением батареи экспериментальных методик, соответствующих целям и объекту исследования, состоящей из взаимодополняющих проективных тестов, а также их сочетанием с вербально-коммуникативными методами для изучения специфики самовосприятия во взаимосвязи

с другими аспектами психической жизни нарциссических личностей; достаточным объемом исследованной выборки; проведением качественного и количественного анализа результатов.

Апробация результатов исследования: Основные результаты диссертационного исследования докладывались на заседаниях кафедры нейро- и птаопсихологии Института психологии им. Л.С. Выготского РГГУ в 2008-2010 гг., а таккже представлялись на Международных чтениях памяти Л.С. Выготского (Москва, РГГУ, 2008). Кроме того, результаты исследования включены в учебный процесс Института психологии им. Л.С. Выготского по курсам «Психологическое консультирование» и «Основы психологических техник», а также были внедрены и используются в работе психологов ООО ТК «Мира-Торг» и психологических центров «Равновесие» и «Развитие», г. Москва. По материалам диссертационной работы опубликованы 5 статей (список приводится в конце автореферата).

Объем и структура работы.

Диссертация состоит из введения, 3-х глав, заключения, библиографического списка литературы из 159 наименований, в том числе 53 на иностранном языке; 4 графиков и 3 приложений. В приложения вошли полученные экспериментальные материалы тестирования и интервью. Объем диссертации составляет 162 страницы.

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, отражены объект, предмет и гипотеза исследования. В соответствии с целью и гипотезой определены задачи и методы исследования. Раскрывается научная новизна, теоретическое и практическое значение результатов исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту, приводятся данные по апробации и внедрению результатов работы. Указана структура диссертации.

Глава I посвящена изучению, анализу и сопоставлению различных подходов к феномену нарциссизма в различных направлениях психологии, эволюции понятия «нарциссизм» в психологическом знании и теоретическому анализу связей между наличием выраженных нарциссических черт у индивида и его сознательным восприятием себя, то есть его Я-концепцией. Исходя из определения нарциссизма как психического явления, при котором психическая энергия индивида направлена на самого себя (Психология. Словарь-справочник под ред. М. Колдуэлла, 1999), в данныой работе мы объединили под условным термином «нарциссическая личность» (или «личность с нарциссическими чертами») весь широкий спектр уровней неболезненных проявлений личностного нарциссизма у индивида (то есть это и «нарциссический характер» по В. Райху (2006), и «нарциссический характер», «нарциссическая патология характера» и «нарциссическая личность» по X. Кохуту (2003), и «личность с нарциссической структурой» по О. Кернбегру (1986) и «нарциссически структурированная личность» и «личность нарциссического типа» по Н. Мак-Вильямс, 2003). Мы сопоставили различные подходы к тому, какое место

занимает нарциссизм и нарциссический тип личности в различных классификациях личностных типов клинического и неклинического характера. Мы выделили три основных подхода к классифицированию нарциссических личностей - как к подтипу истерического типа (В.Д. Менделевич (2005), В. А. Александровский (2000) и другие: медицинский подход, закрепленный в МКБ-10); как к самостоятельному типу личности (психодинамическая, психоаналитическиая, когнитивная, когнитивно-поведенческая школы психологии, сэлф-психология: подходы, закрепленные в PDM (2006) и DSM-IV) и как к не выделяемому личностному типу вообще (типология личностей К. Г. Юнга (2002), клинические типологии личности и классификации акцентуаций характера (например, по А. Д. Столяренко (2000). Изучив и сопоставив существующие подходы и их доказательные базы, мы пришли к заключению, что, если по внешним проявлениям нарциссический тип личности бывает сходен с истерическим или асоциальным, то по внутреннему содержанию, имеет свои уникальные особенности. Нарциссическая личность по своей сути - это личность, чрезмерно озабоченная собой, тем, достаточно ли он хорош, чтобы его одобряли окружающие. (Н. Мак-Вильямс (2003), А.Бек (2002), С. М. Джонсон (2001), Э. Моррисон (1986), А. Миллер (1986). Диагностическими критериями для отнесения личности к нарциссическому типу или для предположения у данной личности выраженных (избыточных) нарциссических черт характера, являются: фокусом озабоченности в виде колебания между «раздутой» и «сдутой» самооценкой; стыд как центральный аффект, далее следуют презрение и зависть; характерное патологическое убеждение касательно себя самого: «Чтобы чувствовать себя хорошо, я должен быть совершенным» (О. Кернберг (2004), Н. Мак-Вильямс (2003), PDM (2006). Подходя к типологии личности с данных позиций, можно отметить существенные отличия нарциссического типа личности от других типов, а также его собственную специфичность. И эта специфичность в восприятии себя и в самооценке (особенно на уровне сознания), по нашему мнению, может иметь большое значение при практической психологической работе, так как именно эти психические особенности нарциссических личностей необходимо будет учитывать при оказании личностям с нарциссическими чертами направленной психологической помощи.

Многие исследователи рассматривают нарциссический тип, основываясь исключительно на наиболее заметных внешних проявлениях нарциссизма, приравнивая нарциссизм к бытовому понятию «высокомерие». Но последние исследования в данной области показали, что для личности с выраженными нарциссическими чертами демонстративное и высокомерное внешнее поведение не является непременным. Ряд исследователей даже рассматривает два подтипа нарциссических личностей. X. Розенфельд (1987) выделяет «толстокожих» и «тонкокожих», С. Ахтар (1989) - «явных» и «скрытых», А. Купер и Э. Роннингстам (2000) - «явных» и

«застенчивых». Под первыми во всех случаях подразумевается грандиозная личность, «убежденная в своем праве на что угодно, обесценивающая окружающих, очевидно тщеславная, или манипулятивная, или харизматическая, или повелевающая». Под вторым - личности, отличающиеся «неблагодарным поведением, поисками людей, которых можно идеализировать, хронически испытывающие зависть к тем, кто рассматривается или как более высокие фигуры» (Э. Роинингстам, 2000). Вышеупомянутые исследователи рассматривают депрессивный аспект нарциссической личности как отдельный подвид, но существует и другое мнение, которое, как нам кажется, более обоснованно. Достижением конца XX века стали исследования X. Кохута (2003), А. Миллер (1986), О. Кернберга (2004), доказавшие и обосновавшие двойственность в нарциссической патологии, и описавших два варианта компенсаторного поведения нарциссической личности - грандиозный и депрессивный. Тем не менее, «общим для всех нарциссических личностей, по-разному себя проявляющих, является присущее им внутреннее чувство или страх, что они «не подходят»; чувство стыда, слабости и своего низкого положения» (Н. Мак-Вильямс, 2003). Депрессивный аспект нарциссического расстройства они рассматривают как типичное для данного типа личности специфическое аффективное состояние, один из вариантов самопереживания. Отметим, что сторонники и первого, и второго подходов рассматривают либо два варианта нарциссической структуры личности, либо два вида аффективного состояния, сменяющие друг друга. Исследований же касательно того, как эти варианты самопереживания соотносятся с внутрипсихическим образом себя и с отдельными сознательными Я- репрезентациями, пока не проводилось. Еще необходимо отметить, что все вышеупомянутые исследователи изучали проявления нарциссизма на уровне внешнего поведения (медицинский подход) или на уровне бессознательного (психоаналитический и психодинамический подход), исследований же касательно сознательного самопереживания и самоотношения у личностей с нарциссическими чертами пока также не проводилось.

Далее в работе мы проследили эволюцию понятия «нарциссизм» от первой работы на эту тему 3. Фрейда (2004), который первым ввел понятие нарциссизма как направленности либидо на самого себя, но счел нарциссических пациентов недоступными анализу в связи с их «неспособности к объектной любви» и, соответственно, к образованию реакции переноса, что в позднее будет опровергнуто X. Кохутом (2003), который доказал, что нарциссические пациенты вполне способны образовывать переносную реакцию, правда, с тем отличием, что это не будет реакция любви. Далее в развитие знаний о нарциссизме внесли значительный вклад В. Райх (2006), который первых подробно описал нарциссический характер (у В. Райха - фаллически-нарциссический) а также открыл компенсаторность грандиозного поведения нарциссических личностей, и М. Балинт (2002), который первым начал изучать этиологию формирования

нарциссической личности. К. Хорни (2001) рассмативала личный нарциссизм (не пользуясь этим термином) в широком социальном контексте, изучая, как современное общество провоцирует у индивидов нарциссическую тревогу. Э. Фромм (1998) изучал явление нарциссизма как в социокультурном и философском, так и в психологическом плане, его заслугой стало открытие общественного нарциссизма отдельных сообществ и групп; описание и позитивной, и негативной роли нарциссизма в общественной жизни; а также первое многостороннее и подробное описание внешнего поведения нарциссической личности. Далее мы рассмотрели и проанализировали позиции тех авторов, кто, не используя термин «нарциссизм», описывал сходные психологические феномены (Э. Берн (1992), К. Штайнер (2003), И. Польстер (1999). Социально-психологическое направление интерракионизма также не обошло своим вниманием проблемы, напрямую связанные с современным пониманием нарциссизма - это работы, посвященные проблемам значимости отражения себя в глазах реальных или обощенных других, о переходе представлений других об индивиде в его самопредставления, об истинном Я и масках, под которыми подразумевались социальные роли. Дж. Г Мид (2010) исходил из прагматического принципа о том, что личность человека, это процесс, который постоянно происходит и изменяется в контексте взаимодействия человека с другими людьми, что она возникает в постоянном взаимодействии I (примерного эквивалента свободы воли) и Ме (примерный эквивалент требований общества к индивиду). Ч. Кули четко простроил схему того, как зеркальное отражение в глазах обобщенных групп других определяет самопредставление индивида. И.Гофман (2010) писал о том, что социальные роли - это маски, которые прирастают к лицу, заменяя и формируя собственное Я, которое он не конкретизировал. Ч. Кули (2010) четко простроил схему того, как зеркальное отражение в глазах обобщенных групп других определяет самопредставление индивида. Отметим, что ни И. Гофман, ни его коллеги по направлению, не ставили перед собой задачу разграничения истинного Я и масок, так как не ставили перед собой задачи изучения Я или самости на глубиннопсихологическом уровне. Напротив, с точки зрения наиболее успешного выполнения социальных ролей, они (И. Гофман, например) давали рекомендации по улучшению функциональности масок. Только гораздо позднее и другими направлениями в психологии будет поставлен вопрос о том, насколько необходимо осознание собственного подлинного Я для психологического благополучия индивида. Большой вклад в изучение нарциссизма как психологического феномена, в разработке стратегий психотерапевтической работы с нарциссическими личностями, в диагностику нарциссических расстройств и подробного описания нарциссического типа личности внесли О. Кернебрг (2004) и X. Кохут (2003). Их научные позиции касательно нарциссизма во многом сходны (об этом уже упоминалось выше), расходятся они в том, что О. Кернберг подходил к нарциссизму с точки зрения психологии объектных отношений и

соотношения либидо и агрессии в «Я», а X. Кохут рассматривал избыточный нарциссизм как дефект самости, дефицитарную патологию. Кроме того, именно начиная с О. Кернберга и X. Кохута нарциссизм стал рассматриваться как двуполюсный феномен, с фазами грандиозности и депрессии. Серьезный вклад в развитие знаний о нарциссизме внесла А.Миллер (1979), которая подробно рассмотрела те факторы, индивидуальные и семейные, которые приводят к формированию нарциссизма у ребенка, в том числе те из них, которые относятся к формированию нарциссичных представлений о самом себе. Среди таких факторов А. Миллер выделяла наличие эмоционально нестабильной матери, «... душевное равновесие которой зависело от того, ведет ли себя ребенок тем или иным нужным ей образом». Выполнение «навязанной роли» гарантировало ребенку «любовь», которая в данном случае является эмоциональной эксплуатацией. Стоит отметить интересные работы по изучению нарциссизма (как и личного, так и общественного) М. Льюиса (1981), Э. П. Моррисона (1986), Дж. П, Тэнгни и Р. Л. Дэринг (2004). Они, с различных точек зрения, изучали феномен стыда, ключевого, по их мнению, аффекта для нарциссических личностей, отделяя стыд от вины. Свой вклад в развитие знаний о нарциссизме внесли также К. Лаш (1987), С. М. Джонсон (2001), А. Бек и А. Фримен (2002), A.M. Купер (1986), Э. Роннингстам (2004), С. Бручек (1986), Э. Джекобсон (1964), Э. Моррисон, А. Лоуэн (1997), Дж. Мак-Лин (2007), Н. Мак-Вильямс (2003), Дж. Мидлтон-Моз (1990), В. Нюберг (2007). В отечественных изданиях лишь совсем недавно появляться упоминания о нарциссизме и работы по нарциссизму. Работы и статьи, посвященные различным аспектам нарциссической проблематики, опубликовали М. М. Магурская (2007), И. Ю. Млодик (2009), А. Холмогорова и Н. Гаранян (2002), Е. Т. Соколова и Е. П. Чечелышцкая (2001).

Суммируя вышесказанное, можно отметить, что наиболее позднее понимание нарциссической проблематики и связанных с нарциссизмом психологических проблем в значительной степени эклектично. Примером такого эклектического подхода может служить Н. Мак-Вильямс (2003). Данный подход базируется на психодинамической школе в психологии и показался нам наиболее логичным и доказательным. Н. Мак-Вильямс, во-первых, оставляет для понимания нарциссизма метапсихологические рамки, заданные еще 3. Фрейдом - нарциссизм (вторичный) есть отклонение в инвестировании либидо. Во-вторых, рассматривает нарциссические нарушения не как результат бессознательных конфликтов, а по дефицитарной модели. Кроме того, многие более ранние исследователи видели лишь одну строну нарциссической структуры - фазу грандиозности. В современной теории (начиная с X. Кохута, 2003) существует понятие депрессивного нарцисса. Это один из важнейших вкладов современных мыслителей в изучение нарциссизма - открытие двуполюсности этого расстройства. «В каждом тщеславном и грандиозном нарциссе скрывается озабоченный собой, застенчивый ребенок, а в

каждом депрессивном и самокритичном нарциссе прячется грандиозное видение того, кем этот человек должен бы или мог бы быть» (II. Мак-Вильямс). Еще один, не менее важный шаг в развитии понимания нарциссизма - это отделение нарциссической личности от других типов личности по нескольким критериям - драйвам, аффектам, состоянию собственного Я и защитам. Описываемый подход не только разделяет эти типы теоретически, но и предполагает совершенно различные стратегии психологической работы.

В свете вышесказанного, мы можем выделить как центральную проблематику нарциссических личностей озабоченность собой, и поэтому нам показалось важным сосредоточить свое внимание на том, какие сознательные образы себя существуют у нарциссических личностей, и как, учитывая двуполюсность нарциссической структуры, эти образы укладываются (или не укладываются) в единую Я-концепцию. Поэтому фокусом сделанного нами анализа стала сумма сознательных Я-репрезентаций нарциссической личности, то есть сознательная Я-концепция нарциссической личности, и внутрипсихические связи между этой спецификой и представлениями о себе, самооценкой, моральным, экзистенциальным и тендерными компонентами Я-концепции, отношением к собственной агрессии, характером объектных отношений и аффективным состоянием. Нам представляется, что Я-концепция является одним из ключевых понятий для понимания сути нарциссической личности. Не случайно, что Я-концепция в английском языке, в частности, у одного из первых ученых, изучавших это понятие, У. Джемса (2003), а также всех его последователей, звучит как "self-concept", то ееть буквально как «концепция себя, самости». Психология самости (или «сэлф-психология», в частности, Х.Кохут (2003), Н. Джексон (1994), А. М. Сигел (1996), Дж. Мак-Лин (2007) и другие), полагают, что целостная и зрелая самость является непременным условием психологического благополучия, а личностный нарциссизм и нарциссические патологии - это ни что иное, как дефициты в самости, ее недоразвитие. Таким образом, можно сделать вывод, что любая психологическая работа с личностями с избыточным нарциссизмом неизбежно предполагает работу со специфической Я-концепцией нарциссической личности, специфичность которой мы изучали в практическом исследовании. (В данной работе мы использовали структуру Я-концепции, предложенную Р. Бернсом, 1986).

В Главе II работы описываются программа и методы практического психологического исследования.

Основные теоретические положения диссертационной работы определяют и выбор объекта эмпирического исследования.

В данном проекте приняли участие 120 реальных человек в возрасте от 19 до 54 лет, с разным уровнем образования, разных профессий, жители Москвы и Московской области.

Выборка респондентов осуществлялась среди людей, обратившихся за психологической консультацией по различным личным проблемам. Выборка бесповторна. Исследование проводилось при добровольном согласии участников. Критерием разделения респондентов на группы стало предположительное наличие нарциссической структуры личности или выраженных нарциссических черт характера. В основную группу были включены 88 человек (35 мужчин, 53 женщины, средний возраст 36 лет), которые в процессе проведения структурного диагностического интервью выказали признаки принадлежности к нарциссическому типу или признаки нарциссической патологии характера. В контрольную группу вошли 32 человека (12 мужчин, 20 женщин, средний возраст 33,4 года), таковых признаков не выказавшие.

Методики исследования. При проведении эмпирического исследования использовались методы: вербально-коммуникативный метод (Структурное диагностическое интервью О. Кернберга, 2001, и частично интервью Н. Мак-Вильямс, 2003); проективные методики Тематический апперцептивный тест в ред. Д. А. Леонтьева (2004), методика «Ассоциативный образ» А. Г. Жиляева (2004) и методика «Сказка», в описании Т.Д. Зинкевич-Евстигнеевой (2010).

Ход исследования: исследование, как правило, проводилось в две или в три встречи в психологическом центре в согласованное между интервьюером и респондентами время. Встреча начиналась с предъявления клиентом своего запроса психологу, затем респонденту предлагалось пройти более длительное и детальное исследование, нежели разовая консультация. Респонденту сообщались цели и задачи исследования, а также гарантировались тайна и анонимность их ответов. Время на проведение исследования не ограничивалось, в целом на опрос одного респондента уходило от 4 до 5 часов. Порядок использования методик был неизменным: структурное диагностического интервью О. Кернберга (с элементами диагностического интервью Н. Мак-Вильямс); Тематический апперцептивный тест в редакции Д. Леонтьева; Тест «Ассоциативный образ» А.Г. Жиляева; проективная методика «Сказка». Завершалось исследование расширенной консультацией по запросу респондента с предоставлением результатов исследования и выражением благодарности за участие в исследовании.

Статистический анализ результатов осуществлен с помощью дескриптивной статистики и U-критерия Манна-Уитни. Уровень достоверности, в пределах которого были получены различия, определенные как значимые, находится в пределах 0,00001<р<0,05. Компьютерная обработка результатов проводилась по программе SPSS 15.0.

Глава III посвящена анализу и обсуждению результатов практического исследования.

Практическое исследование и обработка результатов показали, что группа личностей с нарциссическими чертами (далее Н-группа) и контрольная группа (далее Контр-группа) имеют между собой достоверные, статистически подтвержденные различия. Наиболее выраженными эти различия между двумя группами были зафиксированы в ответах респондентов, касающихся самооценки, оценки других, образов себя, объектных отношений (подробные данные будут приведены ниже), а также отношении респондентов к собственной агрессии.

• Что касается самооценки (оценочного компонента Я-концепции), то критерии для самооценки у двух групп совершенно различны. Так, основными критериями для оценки себя в Н-группе являются интеллект в 86,4±5,3% против 50,2±3,2% в Контр-группе (и=908, при р<0,05), успешность в 82,1±5,1% против 35,6±2,3% в Контр-группе (и=736, при р<0,05), далее следуют внешний вид, сила и социальный статус. Для контрольной группы более важными оказались собственные качества в объектных отношениях («как мать», «как друг»), собственные моральные качества, мнение друзей. Интересно отметить, что недовольство собой в той или иной степени выражают примерно равное число респондентов в обеих группах (78,5±4,9% и 81,3±5%), но причины для недовольства собой существенно различаются. Так, для Н-группы более характерно, чем для респондентов контрольной группы, недовольство уровнем своих достижений, внешностью и телосложением, а также возрастом. Для контрольной группы данные параметры имеют намного меньшее значение. Для контрольной группы актуальнее критиковать себя за неудачи в личной жизни в 69,1±4,1% против 32,7±2,1% в Н-группе (11=892, при р<0,05) и из-за кажущегося или реального наличия неких отрицательных качеств и черт характера. Примеры: Александр, 43 года, Н-группа: «Да, я ценю себя настолько, насколько мне все удается. Пока все удается - карьера, деньги, семья. И здоровья и сил пока хватает». Елена, 47 лет, Н-группа: «Когда я сравниваю себя настоящую с такой (вымышленной) женщиной, я яснее вижу свои недостатки - я старая, толстая неудачница...».

• Самооценка (оценочный компонент Я-концепции) участников Н-группы менее устойчива и стабильна, нежели у участников контрольной группы. Во-первых, участники Н-группы более чувствительно реагируют на критику в 85,5±5,3% против 35,3±2,3% в Контр-группе (11=704, при р<0,05), во-вторых, в Н-группе чрезвычайно распространен страх попасть в постыдное, неловкое положение в 91,2±5,6% против 19,6±1,3% в Контр-группе (1Г=388, при р<0,05) и стыд, если такое произошло или могло произойти. В Н-группе более выражен, чем в контрольной группе, страх старости в 77,5±4,8% против 28,1±1,9% в Контр-группе (11=728, при р<0,05), а также болезней и беспомощности как страх потерять собственную ценность. Примеры: Надежда, 39 лет, Н-группа»: «Я не хожу обедать со своим отделом. Они там все молодые, не хочу, чтобы кто-то сказал - а эта-то куда с молодежью поперлась?». Ренат, 39 лет, Н-группа:

«Старым хрычом я жить не буду. Не хочу доживать до того момента, когда надо идти с авоськой и костылем в булочную, чтобы все на тебя плевать хотели».

• По данным исследования можно сделать вывод о наличии противоречивых Я-репрезентаций в Я-концепции личностей с нарциссическими чертами и сниженной способности респондентов из Н-группы увязать эти репрезентации в целостную позитивную Я-концепцию. Так, при выборе ассоциативного образа животного между Н-группой и контрольной группой были выявлены существенные различия. Респондентам из Н-группы оказалось мало одного животного для передачи образа себя, и 67,3±4,2% из них назвали двух и более животных, чего не сделал ни один респондент из контрольной группы (11=416 при р<0,05). Образы животных в Н-груипе распределились следующим образом: одно из животных было грандиозным 73,1 ±4,6% против 6,9±0,5% Контр-группы (и=424 при р<0,05) и/или магическим 67,4±4,2% при отсутствии этого показателя в Контр-группе (и=416 при р<0,05), достоверно отличаясь от образов животных в контрольной группе, второе - домашним обесцененным (40±2,6%) или обесцененным (14±1%). То есть речь идет не только о различных, но и полярно противоположных, экстремально оценочных образах себя. Другим подтверждением этого вывода может служить то, что при выборе предмета, с которым Н-группа чаще ассоциировала себя, по сравнению с контрольной группой, наряду с большим количеством грандиозных предметов - магических, астрономических тел, географических объектов, количество обесцененных предметов также достаточно высоко (21,4±1,4%). Таким образом, получается, что у большинства респондентов Н-группы по крайне мере одна Я-репрезентация является грандиозной, по крайней мере, одна - обесцененной. Примеры Н-группы: «скорпион+муха и роза», «старый осел и неприступный остров», «лиса+пантера и звезда», «киска+пантера и зеркало», «нагруженный вол + волшебный хрустальный шар», «леопард+леопардиха и комета», «облезлый пудель и город-крепость», «поросенок+волк и молот». Для сравнения примеры Контр-группы: «кошт и гитара», «котенок и слезинка», «верный пес и домкрат». К тому же, Н-группа продемонстрировала отличие от контрольной группы в том, что у респондентов Н-группы образы себя в сказке становятся противниками, врагами и противодействуют друг другу в 61,7±3,8% случаях против 4,7±0,7% у респондентов Контр-группы (11=512 при р<0,05). Примеры Н-группы: «И все равно волк поросенка съел», «Меч вырвался у хозяина (медведя) из лапы и ударил его по голове». Таким образом, мы можем сделать вывод о наличии не просто различных, но и противоречащих друг другу, полярных в своих качествах Я-репрезентаций сосуществующих в рамках одной Я-концепции.

• В плане отличий динамического Я в Я-концепции (касающегося планов на будущее и намерений) у Н-группы и контрольной группы можно отметить следующее: хотя страх или опасения, связанные с будущим, испытывают примерно одинаковой число респондентов в обеих

группах, все же для Н-группы более характерны наличие грандиозных планов в 44,5±2,8% против 3,6±0,4% в Контр-группе (и=752, при р<0,05), а также грандиозных фантазий, ориентации на будущее, реалистичных планов. В контрольной группе более распространена ориентация на теплые моменты прошлого или детства в 63,7±4,0% против 28,6±1,9% в Н-группе (4=1036, при р<0,05). Примеры: Тамара, 33 года, Н-группа: «А в дальнейшем я планирую полностью изменить себя и превратиться в молодую, красивую, успешную девушку». Ренат, 39 лет, Н-группа: «Я не собираюсь сдаваться возрасту, буду увеличивать физические нагрузки, в делах у меня тоже большие планы». Зоя, 36 лет, Н-группа: «Вы сейчас на меня не смотрите, я приведу еще в порядок и себя, и свою жизнь». Анастасия, 34 года, Н-группа: «...я потом долго все это пережевываю, а потом, когда остаюсь одна, придумываю, как могла бы выйти из положения, всех поразить своим умом и находчивостью». Для сравнения Контр-группа Ольга, 28 лет: «... и стало мне так хорошо и тепло, как в детстве, все обиды забылись, я как будто снова стала маленькой маминой дочкой».

• Полученные данные позволяют сделать вывод, что у респондентов из Н-группы и у респондентов из контрольной группы различается моральный аспект Я-коицепции. Так, оценка себя по наличию или отсутствию неких моральных качеств характернее для контрольной группы в 85,4±5,3% против 19,6±1,3% Н-группы (и=480, при р<0,05), для оценки других они также чаще используют моральные соображения в 66,1±4,1% против 11,7±0,8% Н-группы (и=632, при р<0,05). У Н-группы место моральных соображений занимают личные качества - интеллект, успешность, внешность, то есть мы можем говорить о подмене моральных критериев критериями соответствия неким личным стандартам в Н-группе. Примеры: Денис, 20 лет, Н-группа: «Она красивая, умная, одевается хорошо... с ней можно пойти куда угодно и будет не стыдно... Какой человек? Да нормальный, я же уже сказал, какая она». Мария, 38 лет, Н-группа: «Главное, чтобы человек был умным, дураков просто не выношу. А женщине еще и внешность нужна». Ренат, 39 лет, Н-группа: «Хороший человек - значит настоящий мужчина, сильный, умный, ответственный». Для сравнения Сергей, 31 год, Контр-группа: «Он прежде всего хороший друг, надежный и верный».

• Исследование показало, что с позиции морали и норм поведения для Н-группы агрессия, как в виде чувств, так и виде внешних поведенческих проявлений, более приемлема, чем для контрольной группы. Так, по результатам работа с таблицами 18ВМ и 18вР можно отметить следующее: для Н-группы характерно осуждение беспомощности и слабости у 76,2±4,7% респондентов, в Контр-группе характерно лишь для 17,7±1,2% (15=216, при р<0,05), а также обесценивание жертвы за беспомощность, что оказалось не характерно для респондентов Контргруппы (4,5%±0,3%) (и=370, при р<0,05). Для контрольной же группы характернее эмпатическое

сопереживание беспомощному положению жертвы у 80,6±5,1% или нераспознавание темы агрессии вообще, иногда проявлявшееся в контрфобическом толковании сюжета у 62,4±3,9%.

Примеры: Ренат, 39 лет, Н-группа: «Карате надо было заниматься, не трепыхался бы, как барышня, которую в углу зажали. Развернулся бы и отучил людей хватать. Надолго отучил бы. А не можешь постоять за себя - отдавай кошелек любому, кто сильнее. Нет, мне его не жаль. Женщину на его месте я бы пожалел, а мужик должен уметь за себя постоять». Сергей, 31 год, Контр-группа: «Человека пытаются вести против его воли. Думаю, его хотят куда-нибудь затолкать в какой-нибудь переулок, и там ограбить. Шансов отбиться у него нет, их много. Ему очень повезет, если он останется после этого вечера жив». Елена, 47 лет, Н-группа: «Господи, одна другую душит... Одна старше, вторая моложе... наверное, мужика не поделили Молодая-то мямля, еще и лапки опустила, вместо того, чтобы дать этой старой карге по морде». Валентина, 51 год, Контр-группа: «Это прием у врача, наверное. На девушке - белых халат. Лор, скорее всего. Она смотрит горло больной. И прощупывает лимфатические железы. Что дальше? Девушка молодая, но врач хороший, такая внимательная. Она больную вылечит».

В сюжете к таблице 11 респонденты Н-группы говорили об агрессивном противодействии как о разрешении проблемной ситуации в 37,3±2,4, положительно толковали проявления агрессии 23,4±1,6% против 6,8±1,1% Контр-группы (U=1040, при р<0,05), 27,1±1,8% респондентов Н-группы и только 5,9±0,3% Контр-группы идентифицировались с агрессором.

Примеры: Денис, 20 лет, Н-группа: «Жил-был дракон... окрестные фермеры сильно его доставали - скот прятали, сами тоже не ходили сюда (смеется)... А ему есть надо, он же хищник. И, наверное, охотников нанимали, чтобы его убить. Дракон терпел-терпел, а потом не вытерпел. Налетел на деревню, слопал коров на год вперед, напугал их как следует, и стали они сами ему раз в месяц оставлять коров в условленном месте».

Ренат, 39 лет, Н-группа: «Вылез он (дракон) однажды из своего уи/елья - ведь всю жизнь там не просидишь, нарвался на охотника, вот он залег в камнях. Улетать поздно. Пока дракон сомневался, охотник его и прикончил. И голову у себя над камином повеет. Мораль: сомневаешься - не вылезай из ущелья. Вылез - бей первым. Остановился, засомневался, показал слабость - тут тебе и конец».

Кристина, 26 лет, Н-группа: «Это очень опасная дорога, чудовища какие-то в скалах... Кажется, человек идет, воин, может, из вон той крепости. Наверное, он среди них лучший, вот его и послали разобраться с чудовищами на дороге».

• Аутоагрессивные мысли и чувства, как показало исследование, более свойственны контрольной группе, нежели Н-группе. Это подтверждается результатами методики TAT по таблицам 3GF, выявляющую спектр и специфику депрессивных чувств, и таблицу 14,

выявляющую суицидальные мысли и чувства. Результаты были получены следующие: в контрольной группе тему суицида распознали в одном случае 85,3±6,3% в контрольной и 43,7±2,8% в Н-группе (и=130, при р<0,05), в другом случае 72,8±4,5% в контрольной группе и 35,5±2,3% в Н-группе, смерть персонажа предполагали 66,5±4,1% в контрольной группе и 26,8±1,7% в Н-группе. Нужно отметить существенную разницу в причинах возникновения депрессивных чувств и аутоагрессивных реакций у Н-группы и контрольной группы. Так, страх попасть в постыдное положение спроецировали на персонажей таблиц 42,4±2,7% респондентов Н-группы и только 5,2±0,5% контрольной группы. А аутоагрессивный исход как результат собственной неуспешности (в таблице 2ВМ) выделили как возможный 33,4±2,2% Н-группы и 3,6±0,4% из контрольной, в таблице 14 - опасность унижения и насмешки выделили 32,4±2,1% Н-группы и 5,6±0,8% из контрольной, и страх потерпеть неудачу 41,2±2,6% и 13,1±1% из контрольной.

Примеры: Анастасия, 34 года, Н-группа: «Девушку сильно обидели, может, кто-то глупо пошутил над ней, и все засмеялись. Она вышла за дверь, чтобы поплакать, чтобы ее слез никто не видел, чтобы не поняли, как ей обидно. Что будет, если поймут? Ей будет стыдно за свою уязвимость. Нет, она вытрет слезы, приведет себя в порядок и гордо и уверенно вернется». Зоя, 36лет, Н-группа: «...Что он мог сказать? Да что угодно. Раскритиковал... нет, даже критики порой и не нужно.... Просто дал понять, что она хуже соседки, например... Сравнил ее соседкой или коллегой... А ей обидно». Валерий, 37 лет, Н-группа: Женщина покончила с собой... Почему? Трудно сказать, может, потому, что поняла-она старая, толстая, никому не нужная...»

• Различия в экзистенциальном компоненте Я-концепции были отчетливо высвечены при помощи таблиц 12М, 12Р и 15. Так, по таблице 12М (молодой человек лежит на кушетке, над ним склонился старик) тему смерти отметили обе. Но для контрольной группы, больше, чем для Н-группы конец существования воспринимался как утрата 55,4±3,5% против 11,7±0,8% Н-группы (11=118, при р<0,05), вызывающая эмпатию, а для Н-группы чаще смерть выступала как жизненная несостоятельность в 44,1±2,8% случаях против 5,6±0,5% Контр-группы (11=120, при р<0,05) или как результат агрессии. То есть, респонденты рационализировали причины смерти, как бы отодвигая их от своей реальности. Таблица 15 (старик среди могил) показала еще большее расхождение в отношении групп к негативным аспектам экзистенции. Так, 65,6±4,1% респондентов из Н-группы и ни одного респондента Контр-группы философски рассуждали о равенстве всех перед лицом смерти (и=448, при р<0,05), переходили на интеллектуализированный план, рассуждая о смерти как об абстрактном символе, понятии, концепции (46,2±2,9% респондентов Н-группы против 7,8±0,6% респондентов Контр-группы, и=720, при р<0,05), отдельная часть даже выражала грандиозное отношение к смерти (21,1±1,4% Н-группы против 0%

Контр-группы). Для контрольной же группы смерть, прежде всего, связывалась с понятием утраты в 50,5±3,2% и с понятием одиночества в 66,3±4,1%. То есть мы видим, что респонденты из Н-группы в меньшей степени находятся в контакте с экзистенциальными переживаниями, отстраняют их от себя при помощи интеллектуализации, рационализации и контрфобического отреагирования.

Примеры: Ирина, 35 лет, Н-группа: «Смерть на кладбище. Но смерть не только на кладбище, это часть жизненного цикла. Это не конечная точка, я так думаю. Это переход из материального состояние в состояние нематериальное, и все». Ренат, 39 лет, Н-группа: «Это я, если доживу. Буду ходить по кладбищу и всех пугать. На такого никто не посмотрит свысока -старый-убогий, на тебе копеечку. Шарахаться от ужаса будут, но уважать». Алина, 22 года, Н-группа: «Это смерть... Это же фигура демонического зла-ужасная, но ничего личного ко всем покойникам во всех этих могилах не испытывает. Получается ужасная смерть, которая не разбирает, кого забрать, нет разнш^ между людьми, добрые, злые, умные, глупые... Смерти все равно». Илья, 34 года, Контр-группа: «Это старик, видимо, потерявший всех своих родных и друзей. Поэтому и бродит по кладбищу, это последняя связь с дорогими ему людьми».

• Тендерная составляющая нарциссической Я-концепции также бывает специфична. Нарциссические личности придают полоролевой дифференциации довольно небольшое значение. Их оценки себя и других не обладают выраженной половой дифференциацией (см. выше критерии для самооценки). Результаты также TAT дали основания говорить о различиях в тендерном компоненте Я-концепции у двух групп. Так, респонденты Н-группы неверно определяли пол персонажа: в одном случае 37,7±2,4% против 4,8±0,4% в контрольной группе (U=131, при р<0,05), в другом 41%±2,6%, в третьем - 30,3±2,0%. Не распознали пол фигуры как свой в таблице 14,6±1% против 5,6±0,5% в контрольной группе. При этом уровень гомосексуальных интерпретаций контакта, чувств и страхов в группах достоверно не различается (7,9±0,6% и 5,9±0,5% соответственно). В результатах методики «Ассоциативный образ» и «Сказка» интересно отметить одну особенность выбора животного или предмета, свойственного Н-группе и нехарактерного для контрольной. Так, если в контрольной группе только 7,9±0,6% респондентов ассоциировали себя с животным или предметом противоположного пола, то в Н-группе у 36,5±2,3% респондентов одна из представленных в ассоциациях Я-репрезентаций была противоположного пола или становилась таковой, переходя в сказку (U=996 при р<0,05). Возможно, это служит подтверждением некоторой недифференцированности тендерного аспекта Я-концепции респондентов Н-группы. Пример: кот - кошка, пес - собака, львица - лев, леопард+леопардиха, волк + башня(ж). Мы полагаем в Н-группе преобладание традиционно

маскулинных ценностей, о чем свидетельствуют данные, приведенные выше - критерии для самооценки и оценки других, а также отношение к собственной агрессии в Н-группе.

• Отношения с другими также у двух групп также достоверно различаются. В данной работе мы исследовали объектные отношения двух групп в нескольких аспектах: как отношения между мужчиной и женщиной, как отношения с материнскими фигурами, с отцовскими фигурами, а также как отношения с людьми своего пола. В сокращенном варианте мы можем выделить следующие общие признаки характера объектных отношений, достоверно различающиеся у двух групп. Во-первых, на объектные отношения Н-группы оказывает влияние чрезвычайно высокая критичность респондентов. Например, по результатам применения методики TAT критичность по отношению к образам теста в целом была значительно выше в Н-группе (82,4±5,1%), нежели в контрольной группе (35,7±2,3%) (U=736, при р<0,05). До 63,4±4,5% респондентов из Н-группы интенсивно обесценивали отдельных персонажей таблиц, в Контр-группе всего 13,6±1,0% (U=700, при р<0,05). Основаниями для критичности и обесценивания служили в Н-группе приписываемый персонажам уровень интеллекта в 80,4±5,2% случаев, внешний вид персонажей таблиц, приписываемая успешность или неуспешность персонажей, их предполагаемая сила или слабость и социальное положение. Примеры: Александр, 43 года, Н-группа, табл. 2: «Сельская жизнь? (Усмехается). Так, с этой девицей все ясно. Она отправилась в школу рабочей молодежи. С таким лицом только туда и идти. Книги под мышку, морда идейная. Не нравится? Да, она мне определенно не нравится. Противная. А что, красавица, что ли? Не Шэрон Стоун. Еще и с косой, с бантиком. А вот тот «как будто крестьянин»... вообще непонятно, что он делает. Если пашет, то он должен идти за лошадью. Наверное, сеет чего-нибудь. А борозды как под картошку... Это отмазчик какой-то или ничего не соображает... А вон та, лирическая (ухмыляется)... отмороженная какая-то. Все ненатуральное». Мария, 38 лет, Н-группа: «Девушка впереди - с румянцем во всю щеку. Здоровая, как корова. Ее мать стоит и «обзирает» поля. У нее неприятное выражение лица - знаете, есть такие ограниченные тетки, которые с важным видом обсуждают хозяйственные дрязги? Да, мне они не нравятся. Думаю, девица идет в сельскую школу. Пытается получить образование. Зря пытается. Дальше «Му-му» не пойдет. На лице интеллекта маловато». Ольга, 29 лет, Контр-группа: «Эта девушка чем-то сильно огорчена, у нее несчастные глаза. Правду говорят, что книги счастливой не сделают. Вот она от книг и отвернулась. Все, что ей нужно сделать, это посмотреть вокруг, солнце светит, трава растет, люди работают в поле, женщина беременная, скоро родит ребенка. Нельзя стоять и страдать. Даже пусть у нее своего ничего нет, надо другим помочь, тогда и ей будет хорошо. Да, все дальше будет хорошо, она подойдет к этим двоим, будут они работать вместе, помогать друг другу, а вечером читать, тоже вместе. Кто они друг другу? Соседи, скорее всего.

Женщина почти ее ровесница, подруга, наверное, и муж подруги. А ребенок родится, она будет его любимой тетей».

Во-вторых, данные методик показали отношения к другим у респондентов Н-группы отличаются поверхностностью, и они стремятся формализовать контакты с другими или придать им меньшее значение, случайность. Так, касательно отношений мужчины и женщины, группы показали следующие результаты (в качестве примера): таблица 4 TAT показала, что респонденты Н-группы, в своих описаниях личных отношений конфликтов, избегают эмоционально окрашенных тем. Так, респонденты контрольной группы сильнее (35,4±2,3%), чем Н-группы (14,2±1%) идеализировали такие отношения (U=1040, при р<0,05) и говорили о бросании одного персонажа другим в 44,7±2,8% случаях против 23,9±1,6% Н-группы и о зависимостях в 22,3±1,5% случаях против 7,8±0,7% Н-группы. Респонденты Н-группы пытались максимально формализовать эти отношения, лишить из эмоционального накала. Н-группа выделяла такие темы, как «остывание» в браке 41,2±2,6% против 3,6±0,4% Контр-группы (U=872, при р<0,05), а также темы «одиночества вдвоем», проституции, тема манипуляций в отношениях. 57,6±3,6% респондентов Н-группы обесценили персонажей, в то время, как только 7,9±0,4% респондентов Контр-группы сделали тоже самое (U=648, при р<0,05).

Примеры: Ренат, 39 лет, Н-группа: «Он хочет уйти, а она хитрая по-женски. Начни она орать и оскорблять, он бы повернулся и ушел. А она лаской хочет в нем чувство вины возбудить. Но он же не мальчик 18 лет. Все женские хитрости уже не раз имел сомнительное удовольствие наблюдать. Конечно, уйдет. Раз она его напрягает, да егце обхитрить пытается, то зачем она ему нужна?». Елена, 47 лет, Н-группа: «... она ему не нужна, совсем не нужна... И что она так старается? Красивая же женщина. Но надоела ему она хуже горькой редьки. Скандала она не закатывает, пытается лаской. Скорее всего муж и жена... Женаты лет двадцать, ему скучно... Хочется чего-то другого... она успокоится, и они будут жить в одном доме, но отдельно, каждый сам по себе». Александр, 43 года, Н-группа: «Это уличная проститутка, она к нему пристает, а он вырваться от нее хочет. Тогда понятна голая женщина сзади. Чем кончится? Судя по его настроению, вырвется и уйдет». Ольга, 29 лет, Контр-группа: «Это муж, который уходит от жены. Уходит почему? Видите, у него там другая женщина. Я правильно рассмотрела, это женщина? Жена его пытается остановить, уговаривает остаться, говорит, что жить без него не может. Он ее тоже по-своему любит, прежние чувства совсем не проходят никогда, но увлекся, забыл о том, как им было вместе хорошо».

Из полученных данных можно сделать вывод, что члены Н-группы во-первых, меньше эмоционально вкладываются в объектные отношения, и, во-вторых, пытаются снизить эмоциональность данных отношений, формализуя их или обесценивая. В дополнение к этому,

методика сказка показала наличие конкурентности в объектных отношениях респондентов Н-группы. Так, среди Н-группы самым распространенным оказался сюжет о получении некого недостающего ресурса или получении желаемого в 55,3±3,5% случаях против 22,7±1,5% для Контр-группы (и=944 при р<0,05) и борьбы за него, что придает характеру объектных отношений респондентов Н-группы оттенок конкурентности.

• Эмоциональное состояние и характер испытываемых психологических проблем у двух групп также различается. Так, для Н-группы характернее скука в 69,1±4,3% против 19,4±1,3% в Контр-группе (и=708, при р<0,05), ипохондрия, отсутствие эмоций, отсутствие интереса к окружающему миру, а также повышенная чувствительность к критике в 85%±5,3% против 35,4±2,3% в Контр-группе (11=704, при р<0,05) и раздражительность в 89%±5,5%. Примеры: Олег, 29 лет, Н-группа: «Мне все кажется серым, тусклым. Даже когда надо веселиться, я не понимаю, почему другие веселятся... Я тоже делаю вид, что веселюсь, но потом очень устаю, это тяжелая работа». Мария, 38 лет, Н-группа: «Я всегда сдерживаюсь, я не могу терять лицо и превращаться в сварливую бабу... Но многое меня так бесит... Нет, не серьезные вещи, даже пустяки всякие, например, когда со мной не считаются или замечание какое-то сделают. Замечание я вообще по году забыть не могу или дольше».

Обобщая полученные в ходе исследования результаты, можно сделать следующие выводы:

1) Личность, имеющая в структуре выраженные черты нарциссизма, имеет специфику Я-концепции, проявляющуюся в особенностях самовосприятия, самооценки, образа Я. Самооценка данных личностей отличается двойственностью, поляризацией и экстремальностью критериев, их контрастностью. В Я-концепции нарциссических личностей сосуществуют в сознании как преувеличенно позитивные, так и резко негативные Я-репрезентации, которые могут относится как к различным качествам и свойствам личности, так и к одним и тем же. При этом противоположные качества зачастую распределены по времени: негативно окрашенные понятия личности с нарциссические личности относит преимущественно к настоящему, а позитивно окрашенные проецирует на будущее (реальное или воображаемое), реже на прошлое. Позитивный образ Я в представлении нарциссических личностей не проецируется на реальное детство. Наиболее позитивный образ Я проецируется на грандиозные фантазии, в которых реально пережитые события заменяются вымышленными сюжетами, в которых нарциссические личности предстают позитивными героями, или на планы относительно будущего, различной степени реалистичности. Это отличает группу личностей с нарциссическими чертами от контрольной, в которой при переживании травмирующей ситуации личность находит выход в воспроизведении эмоционально теплых воспоминаниях детства.

2) Узкий спектр критериев самооценки, используемый нарциссическими личностями, сочетается со слабостью моральных аспектов их Я-концепции. Критерии морального плана у нарциссических личностей подменяются критериями соответствия собственным стандартам. Экзистенциальный компонент Я-концепции нарциссических личностей включает в себя абстрагирование, отделение от себя экзистенциальных переживаний, снижение эмоциональной окрашенности и выхолащивание их при помощи чрезмерной интеллектуализации или насмешки и сарказма. Тендерная составляющая нарциссической Я-концепции также бывает специфична. Нарциссические личности придают полоролевой дифференциации довольно небольшое значение. Их оценки себя и других не обладают выраженной половой дифференциацией - они применяют одни и те же стандарты и к мужчинам, и к женщинам, не учитывая ни половой специфики, ни различных возможностей и особенностей. Преобладают традиционно мужские ценности.

3) Исследование отношения нарциссических личностей к собственной агрессии показали, что данные личности значительно терпимее относятся к собственным агрессивным проявлениям, нежели контрольная группа. Более того, способность проявить агрессию зачастую полагается достоинством, не недостатком. Напротив, аутоагрессивные мысли и чувства для нарциссических личностей намного менее характерны, чем для контрольной группы.

4) Отношение к другим у нарциссических личностей также имеет специфические особенности. Для оценки других нарциссические личности используют ту же усеченную, частичную и экстремальную систему оценок, что и к себе самим. К тому же многим нарциссическим личностям свойственна повышенная, агрессивная критичность. Объектные отношения с другими у данных личностей характеризуются формализацией и поверхностностью контакта, а также специфической конкурентностью - конкурентностью за получение некого ресурса или желаемого.

Таким образом, мы выделили специфические для нарциссических личностей особенности самовосприятия, самооценки, экзистенциальных переживаний, отдельных аспектов объектных отношений, а также обращения с собственной агрессией посредством примененной батареи отобранных методик, что не только расширяет наши представления о психической жизни нарциссических личносте, но и открывает возможности для использования данных методик на практике для ранней диагностики выраженного личного нарциссизма и для оказания направленной психологической помощи в рамках психологического консультирования.

Публикации:

1. Дмитриева А.Б. О специфичности Я-концепции нарциссических личностей. // Психология и психотехника, № 8 (2010). - М., 2010. - с. 70.

2. Дмитриева А.Б. О рассмотрении нарциссического типа личности как отдельного типа личности в психологическом консультировании. //Психология и психотехника, №9 (2010). - М., 2010.-с. 41.

3. Дмитриева А.Б. Об особенностях формирования специфической Я-концепции у нарциссических личностей. // Сборник научных статей Международной научно-практической конференции «Психолого-педагогические проблемы современного образования и воспитания». -М., 2010.-198 с.

4. Дмитриева А.Б. Некоторые особенности проявлений Идеала-Я у нарциссических личностей. // Материалы Международной психоаналитической конференции «З.Фрейд -основатель новой научной парадигмы: психоанализ в теории и практике», т. 1. - М., 2006. - 421 с.

5. Дмитриева А.Б. Различные подходы к нарциссической депрессии в психологии. // Мир Современной Науки № 1 (2010). - М„ 2010. - 73 с.

6. Дмитриева А.Б. Об особенностях депрессивных расстройств у личностей с нарциссическими чертами характера. // Сообщение на IX Международных чтений памяти Л.С. Выготского «Методология и методы психологического исследования (культурно-исторический аспект)», Москва, РГГУ, Институт психологии им. Л.С. Выготского, 17-19 ноября 2008 г.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Дмитриева, Алла Борисовна, 2010 год

Введение.

1. ГЛАВА I. Литературный обзор.

1.1. Место нарциссизма в системе психологического знания.

1.2. Эволюция представлений о нарциссизме.

1.3. Нарциссизм и Я-концепция.

2. ГЛАВА П. Программа и методы практического психологического исследования.

2.1. Описание выборки испытуемых.

2.2. Описание процедуры и методов исследования.

2.2.1. Структурное диагностическое интервью О. Кернберга.

2.2.2. Тематический апперцептивный тест в редакции Д. Леонтьева.

2.2.3. Тест «Ассоциативный образ» (Ш часть тест-карты «Линия жизни» А.Г.Жиляева).

2.2.4. Проективная методика «Сказка».

2.3. Ход исследования.

2.4. Математические методы обработки и анализа результатов.

3. ГЛАВА Ш. Анализ и обсуждение результатов практического исследования.

3.1. Результаты структурного диагностического интервью.

3.2. Результаты Тематического апперцептивного теста.

3.3. Результаты методик «Ассоциативный образ» и «Сказка».

4. Выводы.

Введение диссертации по психологии, на тему "Особенности Я-концепции нарциссических личностей"

По мере развития человеческой цивилизации требования к личности человека становятся все более и более сложными и разнообразными. В наше время человеческая психика поставлена перед необходимостью справляться со все большим количеством задач, связанных как с усложнением социальных отношений, так и со все большим количеством социальных ролей, в которых выступает один и тот же человек.

В древние' времена и средние века существовала единая система приоритетов для человека - это его род, семья или класс. Четкость и простота такой системы служила гарантией устойчивости мировоззрения, стабильности системы внутренних оценок и самооценки человека.

В настоящее время ни один человек не существует в единой, преемственной мономорфной среде. Современный нам психический мир — многофакторный, и разнообразные факторы этого мира воздействуют на личность, на ее структуру, на ее взаимодействие с другими личностями.

Хорошим примером может служить разница в психологических задачах, стоявших перед женщинами XIX и XXI века. В XIX веке главной задачей женщины было реализоваться как жена и как мать семьи. Такая задача не только ставилась перед женщиной обществом (хотя именно такое жизненное развитие женщины полагалось наиболее предпочтительным, даже почти единственно допустимым), но и, соответственно, в значительной степени формировала ее личность. Система внутренних приоритетов подавляющего большинства женщин прямо определялась требованиями социума, и они ставили своей главной жизненной задачей успешный брак и рождение, воспитание детей. Таким образом, у женщины XIX века было две основных социальных роли - жены и матери, и, соответственно, ее психологической задачей было успешно справляться с двумя (в общем, смежными) ролями. В наше время мир предъявляет к женщине значительно более разнообразные требования. Сохраняя тенденцию к выполнению роли жены и/или матери, женщина, кроме того, встречается с задачей реализоваться как активный член социума, что чаще всего предполагает необходимость работать. Эта необходимость может быть обусловлена как экономическими причинами, так и возросшими внутренними потребностями женщины. И, вместо двух семейных ролей, присущих женщине позапрошлого столетия, мы получаем, в дополнение к семейным ролям, еще и роли сотрудника, начальника, коллеги, хозяина предприятия, подчиненного, наставника, студентки и т.д. Не стоит забывать и о том, что современная жизнь предполагает более широкие и интенсивные социальные контакты женщины (вне родственной группы). Это добавляет роли друга, подруги, приятельницы, члена какой-то общественной организации, партии, клуба, значимой социальной группы и т.д. Соответственно, система представлений о себе у современной женщины гораздо сложнее и разнородней, чем у женщины позапрошлого века.

Во времена, когда требований к личности было меньше, человеку было проще подстроить свое поведение под выполнение заданных ролей наилучшим способом, и оценить свое выполнение этих ролей также было проще. В наше время, когда таких требований становится все больше, выбор приоритетов и доминирующих позиций становится все сложнее. Отдельные роли могут плохо сочетаться друг с другом или даже противоречить друг другу, и гармоничного совмещения этих ролей не получается. Так, например, успешное одновременное выполнение ролей бизнесмена и хорошего, внимательного отца сопряжено с серьезными трудностями, в том числе с внутрипсихическими конфликтами. Гармоничное совмещение всех необходимых и желательных ролей, а также успешное соответствие всем выдвигаемым современным миром требованиям, все чаще не удается, что вызывает фрустрацию.

Немаловажным результатом развития общества является и нефиксированность того места, которое занимает или займет в нем индивид. С одной стороны, это безусловное достижение цивилизации — свобода выбора в определении своей биографии. Но, как и каждое явление, эта свобода выбора имеет и оборотную сторону. Так, в прежние времена человек не был озабочен своим социальным статусом, поскольку принадлежность к определенному социальному слою была наследственной. Сын феодала становился феодалом, ремесленника — ремесленником, крестьянина — крестьянином. Переходы из одного социального слоя в другой являлись скорее исключением. Поэтому социальный статус либо принимался как часть фиксированных представлений о себе, либо (что реже) отвергался, но не провоцировал чувства фрустрации. Образцы для сравнения себя и других, а также мерила собственной успешности или неуспешности, выбирались внутри собственного социального слоя, то есть эти образцы были относительно близки, что существенно облегчало задачу соответствия этим образцам. Психологической задачей в таком случае было опять же наилучшее выполнение уже заданной роли, изменить которую невозможно. В наше время, когда наследственные связи определяют далеко не все, человек имеет (до определенной степени) возможность выбрать самому, какое место он займет в обществе и какую роль он будет выполнять. Но часто бывает так, что желания или ожидания человека приходят в противоречие с его реальными возможностями или с объективными обстоятельствами. В этом случае свобода выбора и свобода постановки планки для своих достижений выступает как фактор снижения самооценки.

Нельзя не отметить и то, что сейчас практически любое общество развивается в сторону все большей соревновательности, с одной стороны, и стандартизации с другой. Так, Карен Хорни считала, что в обществе «на первом месте стоит индивидуальное соперничество, на котором наша культура и построена. Экономический принцип соперничества влияет на человеческие взаимоотношения, заставляя одного индивида сражаться с другим, соблазняя одного превзойти другого.»1. Экономический успех одобряется и подкрепляется общественным мнением, а неуспех, напротив, осуждается и

1 Хорни К. Культура и неврозы. // Зарубежный психоанализ, хрестоматия. - С-Пб.: Питер, 2001.- с. 339. сильно снижает самоуважение «неудачника», провоцируя у него чувство стыда и фрустрации, меняя его представление о самом себе в худшую сторону. Кроме того, как отмечал Э. Фромм, современное общество все больше относится к человеку как к товару, обладающему теми или иными потребительскими свойствами, заставляя, таким образом, самого человека оценивать себя с точки зрения критериев рынка. И неудовлетворительность такой оценки для психики некоторых людей может быть весьма травматична, так же как и то, что человек перестает воспринимать себя как «независимое существо», и его «чувство

•у собственного достоинства и самоуважения улетучиваются» . '

Немаловажным фактором возникновения фрустрационных реакций у современного человека является еще одна особенность современного общества и современной культуры — это все большая популярность растиражированных стандартов.

Ф. Скэрдеруд писал, что современную «культуру нельзя рассматривать независимо от зеркал, образов и визуальных символов. подчеркивается поверхность вещей, кричащие оболочки скрывают основную схожесть. На самом деле мыло - это всего лишь мыло»3. Яркие, искусственно созданные образы массовой культуры проникают в нашу жизнь и порой воспринимаются человеком как реальные образцы и стандарты поведения, внешнего вида, даже образа мыслей. Но разрыв между этими образцами и реальной жизнью весьма велик, что у определенного типа личностей также может вести к негативному изменению представлений о себе, разочарованию в себе, а далее — к фрустрации и депрессивным реакциям.

Не случайно в последние десятилетия появились новые понятия — имидж, создание имиджа и профессия имиджмейкера (причем не только для политиков и артистов). Понятие имиджа в чем-то перекликается с понятием архетипа Персоны К. Г. Юнга. Архетип Персоны — это «компромисс между

2 Фромм Э. Человек для себя. - М.: ACT, 2006. - с. 108-111.

3 Скэрдеруд Ф. Беспокойство: путешествие в себя. - Самара: Бахрах, 2003. - с. 133. индивидуальностью и надеждами на нее других людей»4. Персона представляет собой то, как мы предъявляем себя окружающему миру, какими хотим казаться и, в сущности, то, что скрывает нашу истинную личность. Другими словами, люди испытывают необходимость предъявить окружающим улучшенный или измененный образ себя, так как реальный образ себя не расценивается как достойный для предъявлений. И поверхностное впечатление, которое производит человек, приобретает все большую ценность. «В конце тысячелетия тревога, связанная с внешними проявлениями, возрастает, неизбежно возникают общественно-культурные реакции на подобные тревоги. Тревога по поводу внешнего облика часто имеет отношение к фотографии и масс-медиа, к миру моды, пиару и имиджмейкерству, пластической хирургии, бодибилдингу, косметике, телевидению и всем тем средствам, на которые мы полагаемся, чтобы выглядеть так, как мы хотим, и почувствовать, что мы контролируем видение нас другими»5. В массовых объединениях и во времена быстрых перемен непосредственное, сиюминутное впечатление, которое человек производит на других, может оказаться более ценным, чем целостность и искренность - качества, которые ценятся и ценились в более малых и стабильных сообществах, где люди знают друг друга достаточно хорошо, чтобы не судить поверхностно. Таким образом, попытки соответствовать нереалистичным стандартам меняют самовосприятие человека, снижают его самоуважение и самооценку.

Разумеется, нельзя сказать, что потребность отдельных личностей скрывать недовольство за попытками производить впечатление на других продиктована исключительно особенностями современной жизни и современного общества. Но можно отметить, что (Н. Мак-Вильямс [32]) особенности современной жизни и современной культуры усиливают такого рода озабоченность. Среди многочисленных ролей, которые приходится играть

4 Зелинский В. Базовый курс аналитической психологии. - М.: Когито-Центр, 2004. — с. 108.

5 Килборн Б. Исчезающие люди: стыд и внешний облик. - М.: Когито-Центр, 2007- - с. 25-26. современному человеку, добавляется еще одна взятая на себя роль — роль успешного человека, играть которую, в силу ее неопределенности и усиленной амбициозности, очень сложно.

Разумеется, люди с очень устойчивой системой представлений о себе менее подвержены опасности сомневаться в собственной значимости и «хорошести». Но для тех, чье самоуважение не отличается стабильностью, чья уверенность в собственной ценности и значимости нуждается в подкреплении извне, современная социальная среда является источником противоречивого и конфликтного самовосприятия, порой снижения самооценки, что ведет к развитию фрустрации.

Эмоциональные реакции фрустрации являются объектом внимания и изучения психологов, так как эти реакции снижают качество жизни, нарушают психологическую и социальную адаптацию и могут приводить к развитию физических страданий.

Изучение влияния суммы представлений человека о самом себе на его качество жизни, на его объектные отношения, на закономерности формирования фрустрационных реакций у отдельных групп личностей, а также взаимосвязи фрустрационных реакций с личностными особенностями отдельных групп личностей - задачи психологии на современном этапе. В интеграции с медициной, социологией и экологией эти исследования являются неотъемлемой частью гуманистического направления в развитии науки.

Актуальность проблемы.

В наше время неуклонно растет как научный интерес к феномену нарциссизма, так и проникновение этого термина в бытовой язык (чаще всего, в несколько искаженном значении). Подтверждением роста научного интереса к данному феномену служит, прежде всего, большое количество (за последние 10-15 лет) научных монографий и публикаций на данную тему за рубежом, а также первые публикации статей с упоминанями о нарциссизме и нарциесических расстройствах в российских изданиях (см. список литературы). Вероятно, это обусловлено тем, что многие исследователи отмечают существенных рост нарциссизма и нарциссических расстройств в обществе. А. Б. Смулевич, говоря о распространенности нарциссического расстройства личности, приводит следующие данные: «В клинических выборках частота этого (нарциссического — прим. авт.) РЛ достигает уже 2-16%, причем доля мужчин составляет 50-17%. Среди не обращавшихся за психиатрической помощью городских жителей РФ распространенность нарциссического расстройства личности составляет 1,4%»6. Некоторые западные исследователи (Н. Мак-Вильямс), считают, что «. проблемы нарциссизма не носили такого п характера эпидемии, какой они имеют сегодня» . К. Лаш называет современную нам культуру « .культурой нарциссизма», культурой « .соревновательного индивидуализма, поднятого до степени войны со всем и вся, до погони за счастьем, которая заходит в тупик полной озабоченности п собой» . А. М. Купер так характеризует современное нам общество: «Оголтелое потребительство. Измельчание чувства общности в пользу индивидуального продвижения любой ценой; сбивающий с толку эффект коммерческого телевидения, делающего акцент на сексе, насилии и гламуре; нестабильность семьи; недостаток преданности в отношениях — все это уже называли как причиной, так и свидетельством расцвета патологии личного нарциссизма»9. А. Лоуэн говорит о том, что в наше время проблемы, вызываемые чувством вины, тревогами и фобиями стали даже менее распространены, чем проблемы, обусловленные нарциссизмом10. Избыточный личный нарциссизм (в степени патологии характера или расстройства личности) негативно влияет на качество жизни человека, его объектные отношения, характер его деятельности.

6 Смулевич А. Б. Расстройства личности. - М.: МИА, 2007. - с. 96.

7 Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая психодиагностика. - М.: Класс, 2003. - 220 с.

8 Lasch С. The culture of narcissism. - New York: Norton, 1978. - p. 4.

9 Cooper A. M. Theoretical contribution about Self and Narcissism. // Disorders of narcissism: diagnostic, clinical and empirical implications. Ed. Ronningstam E. F. - London, 2000. - p. 57-58.

10 Lowen A. Narcissism: denial of the true self. - New York, 1997. - ix p.

Психологическая и психокоррекционная помощь в этих случаях предпочтительна и возможна, но есть некоторые сложности. Так, Р. Фрей отмечает, что «. НРЛ сложно поддается диагностике, по ряду причин. Во-первых, ряд людей с этим расстройством высокофукциональны, и не попадают в сферу внимания специалистов. Во-вторых, нарциссы склонны лгать насчет себя.»11. Другие специалисты отмечают, что в их психологической практике встречаются клиенты, которые не идут на стандартный психологический контакт, не развивают привычных реакций переноса и своей малой эмоциональной вовлеченностью сильно затрудняют работу психолога. «После нескольких встреч с клиентом напрашивается вывод, что консультативный контакт неэффективен и мала вероятность изменения его в продуктивном направлении»12. Нетрудно узнать в описаниях данных личностных проявлений то, что другие ученые описывают как специфику поведения нарциссических личностей. Именно такие особенности отмечают у нарциссически организованных клиентов А. Бек и А. Фримен [60], Н. Мак-Вильямс [32, 105] и другие, не считая, однако, что работа с такими личностями невозможна. Целый ряд исследователей, отечественных и зарубежных, полагают, что с нарциссическими личностями эффективная психологическая работа возможна, но требует создания особых условий (И. Малкина-Пых [106], М. Магурская [104]) или применения особых техник (X. Кохут [25, 93, 94], О. Кернберг [23, 85]). Избыточный личный нарциссизм (Э. Фромм, 1998, А. М. Купер, 1986) негативно влияет на качество жизни человека, на его объектные отношения, на характер его деятельности. Так, нарциссические личности болезненно и порой агрессивно реагируют на критику, что обусловлено проблемами в области самовосприятия, образов себя и, вероятно, обращением с собственной агрессией, которая, в свою очередь, влияет на отношения с окружающими.

11 Frey, Rebecca J. NPD. - www.Encyclopedia.com,http://www.encyclopedia.com/doc/lG2-3405700258.html

12 Кочюнас, Р. Основы психологического консультирования. - М.: "Академический проект", 1999.

Кроме того, нарциссические личности трудно переживают возрастные кризисы и изменения, связанные с экзистенциальным аспектом жизни, а также испытывают серьезные трудности в построении личных отношений. Другими словами, во многом личная проблематика нарциссических личностей связана с некими особенностями восприятия себя, собственной жизни и окружающих, то есть с отдельными компонентами Я-концепции. В области деятельности личностям с избыточным нарциссизмом сложно дается как творческий процесс, так и просто целенаправленная размеренная работа, ориентированная на результат (А.Бек и А.Фримен [60]). В области объектных отношений нарциссические личности также испытывают серьезные сложности — у окружающих они часто вызывают неприязнь и раздражение, а сами нарциссические личности часто оказываются не в состоянии построить функциональные и удовлетворительные отношения с окружающими, не в состоянии органично встроиться в социальные группы (С. М. Джонсон [77]). Кроме того, исследования показывают, что наиболее функциональной самооценкой является стабильная слегка завышенная самооценка, и, поскольку бессознательное собственное Я нарциссических личностей является искаженным (Н. Мак-Вильямс [105]), то есть вероятность искажения и сознательного образа себя, что, возможно, создает у нарциссических личностей неоптимальный уровень самооценки. Таким образом, мы видим, что личный нарциссизм создает индивиду (и, порой, окружающим) значительное количество проблем, связанных как с его внутрипсихической жизнью, так и с адаптацией и с его аффективными состояниями (A.M. Купер [10, 11]), и, соответственно, возникает необходимость психологической помощи таким индивидам.

Таким образом, для эффективного психологического консультирования и психокоррекции нарциссических личностей чрезвычайно важна точная диагностика. И, поскольку само понятие «нарциссической личности» во многом строится вокруг искаженного самовосприятия данных личностей, изучение специфичности Я-концепции нарциссических личностей может стать важным инструментом при психологическом консультировании, психодиагностике и психокоррекционной работе.

Специфичность самовосприятия и самооценки нарциссических личностей зачастую вызывает у данных личностей реакции фрустрации или специфическую депрессию — нарциссическую депрессию.

Некоторые исследователи (например, С. Н. Мосолов) отмечают рост атипичных депрессий, которые полагают малокурабельными. Так, он пишет: «Увеличение числа больных с атипичными и недостаточно дифференцированными формами депрессий часто связывают.с ростом числа случаев затяжных, малокурабельных, стертых, «матовых» форм депрессий,

1 "X имеющих бедную и малоподвижную симптоматику» . Под атипичными депрессиями он подразумевает весь широкий спектр негативных аффективных расстройств, симптоматика при которых не вполне укладывается в классическую депрессивную триаду. В связи с такими сложностями в диагностике в настоящее время депрессию диагностируют и адекватно лечат менее чем у одного из 20 пациентов14.

По расплывчатой и специфичной симптоматике к таким атипичным депрессивным расстройствам относится и специфическая депрессия, характерная для лиц с нарциссическими чертами, или нарциссическая депрессия. Нарциссическая депрессия как отдельный феномен лишь недавно стала упоминаться российскими специалистами. А. Б. Смулевич упоминает о соотношении между личностной патологией и характером испытываемой депрессии: «Синергичные аффективной патологии расстройства личности — ананкастическое, тревожное (уклоняющееся), расстройства драматического кластера (истерическое — гистрионное, нарциссическое и др.) соучаствуют в

13 Мосолов С. Н. Атипичные депрессии. // Медицина для всех № 2(4). - 1997. - с. 2.

14 Hirschfeld R. М. А., Keller М. В., Panico S., et al. The National Depressive and ManieDepressive Association consensus Statement on the undertreatment of depression. // JAMA, 1997. -333-340. картине депрессий соответствующих типов (тревожная, истерическая депрессия)»15.

В термин «нарциссическая депрессия» разные исследователи вкладывают разный смысл. Один из наиболее распространенных вариантов толкования данного термина - это депрессия, в которой фрустрационные реакции обусловлены аффектом стыда за самого себя такого, каким себя воспринимает индивид, то есть связаны с его Я-концепцией. Такая депрессия характерна для личностей, имеющих нарциссическую структуру или нарциссическую патологию характера, так как эти личности более всего озабочены собой и тем, какими они себя ощущают (О. Кернберг [23, 85], X. Кохут [25, 93], Н. Мак-Вильямс [32, 105], А. Миллер [34, 36]).

Эффективность психологической помощи личностям с избыточным нарциссизмом определяется тем, была ли осуществлена точная диагностика личности как нарциссической. Это важно по ряду причин. Во-первых, как уже говорилось выше, нарциссические личности часто предъявляют очень расплывчатые и многочисленные жалобы (чувство разочарования, опустошенность, бесцельность, экзистенциальная скука, ипохондрия (А. Бек и А. Фримен [60]), поэтому психологу важно как можно быстрее понять, что за этими жалобами скрывается проблема личного нарциссизма, иначе ему будет затруднительно оказать направленную помощь. Во-вторых, ведущим специфическим аффектом для нарциссической личности является стыд, а не страх, вина и так далее, как у других типов личности (А.П. Моррисон [39, 40. 41], Дж. Миддлтон-Моц [33], А. Миллер [34, 35, 36]), и, соответственно, психологические приемы, не учитывающие эту специфику, могут оказаться неэффективными. В-вторых, как уже упоминалось выше, объектные отношения нарциссической личности, как в психологической работе, так и вне ее, тоже специфичны, поэтому при консультировании психологу необходимо это

15 Смулевич А. Б. Депрессии в общемедицинской практике: руководство для врачей. - М.: МИА, 2007.-с. 52. учитывать, чтобы построить «рабочий альянс». Кроме того, поскольку само понятие «нарциссической личности» во многом строится вокруг искаженного самовосприятия и самооценки данных личностей, изучение специфичности Я-концепции нарциссических личностей не только расширит наши представления о таком понятии, как личностный нарциссизм в теоретическом плане, но и может стать важным инструментом при психологическом консультировании, психодиагностике и психокоррекционной работе. Изучение специфики отдельных составляющих специфической нарциссической Я-концепции также имело бы большое значение для понимания ряда запросов, с которыми характерно обращаются к психологам личности с нарциссическими чертами — незнание себя, смутное ощущение себя (то есть, образы Я и самовосприятие), высокая уязвимость к критике и долгое переживание обид (оценочный компонент Я-концепции, самооценка), тяжелое переживание возрастных кризисов и возрастных изменений (экзистенциальный аспект Я-концепции), сложности в объектных отношениях (гендерный компонент Я-концепции, отношение к объектным отношениям, отношение и обращение с собственной агрессией) - (примеры запросов по С.М Джонсону [77], Н. Мак-Вильямс [32, 105], О. Кернбергу [23] и из практики авт.).

Учитывая вышеизложенное, мы посчитали актуальным изучить специфику Я-концепции нарциссических личностей и возможность диагностики личного нарциссизма через Я-концепцию, что могло бы помочь при работе с нарциссическими личностями при психологическом консультировании и психокоррекции.

Стоит отметить, что, несмотря на довольно большое количество публикаций на тему нарциссизма (см. библиографический список литературы), в сфере данной проблематики остается много неизученного. Так, иностранные исследования, посвященные нарциссизму, принадлежат практически исключительно к психоаналитическому направлению в психологии, и поэтому, во-первых, сосредоточены на элементах и процессах бессознательного, и, вовторых, их способы диагностики и коррекции связанных с избыточным нарциссизмом проблем возможны исключительно в рамках длительного и непрерывного процесса анализа. Во многих же отечественных работах понятие «нарциссизм» часто рассматривается упрощенно и одномерно, приравнивается к бытовому понятию «эгоизм» и «высокомерие». Концентрируясь на самых ярких поведенческих проявлениях, данный подход оставляет вне фокуса внимания весь широкий спектр феноменов и явлений, связанных с неграндиозным аспектом нарциссизма. Нам представляется, что при всестороннем изучении нарциссической проблематики, как в теоретическом, так и в прикладном плане, следует учитывать как грандиозную, так и неграндиозную (депрессивную) стороны нарциссизма и внутренние связи между этими сторонами нарциссического самосознания. Поэтому мы посчитали возможным изучить специфические особенности нарциссических личностей через их сознательное самовосприятие, самоотношение и образ себя, то есть через то, что и является самой сутью нарциссической проблематики — через Я-концепцию нарциссических личностей.

Изучение особенностей самовосприятия нарциссической личности, а также внутренних связей между самовосприятием данных личностей и общей картиной их психической жизни представляется важной и своевременной задачей, учитывая рост как личного, так и общественного нарциссизма.

Цель работы - выявить и описать специфические особенности Я-концепции нарциссических личностей и составить батарею методик для диагностики личностного нарциссизма.

Объект исследования — личностный нарциссизм и психологические характеристики нарциссических личностей.

Предмет исследования — значимые составляющие Я-концепции людей, в личности которых отчетливо проявляются нарциссические черты, а именно — их отношение к себе, к другим, особенности отношения к агрессии.

Гипотеза исследования: В Я-концепции личностей, имеющих выраженные нарциссические черты, формируются специфические особенности отдельных ее аспектов — сознательных и бессознательных образов себя, экзистенциального, морального и тендерного аспектов, а также специфическое отношение к другим и к собственной агрессии. Выделение данных специфических черт позволит диагностировать наличие избыточного личностного нарциссизма на ранних этапах консультирования с целью оказывать в дальнейшем направленную психологическую помощь.

Задачи исследования:

1) Теоретический анализ проблемы Я-концепции у нарциссических личностей.

2) Формирование методического аппарата и алгоритма исследования для выявления особенностей отдельных компонентов Я-концепции нарциссических личностей.

3) Сравнительный анализ выявленных характеристик личности, позволяющий определить особенности отношения к себе и саморепрезентации нарциссической личности.

4) Исследование особенностей отношения к агрессии у нарциссических личностей.

5) Исследование особенностей экзистенциальных переживаний нарциссической личности по отношению к жизни и смерти.

Методологические основы диссертационной работы: в работе использовались понятия, теоретические положения и классификации, существующие в психодинамическом направлении глубинной психологии (А. Миллер, 1986, Н. Мак-Вильямс, 2003), в сэлф-психологии (X. Кохут, 2000), в психологии объектных отношений (О. Кернберг, 2004, Э. Райх, 1985), в психоаналитическом направлении (3. Фрейд, 2004, В. Райх, 2006), а также структурный подход к изучению Я-концепции Р. Бернса (1986).

Методы исследования: Цель, гипотезы и задачи исследования определили построение программы и выбор методов эмпирического изучения специфики Я-концепции нарциссических личностей, взаимосвязи между особенностями Я-концепции нарциссических личностей и психической жизнью индивида в целом.

В соответствии с вышесказанным, были отобраны и использованы в данном исследовании следующие методики:

1. Структурное диагностическое интервью О. Кернберга (2001) с дополнениями из диагностического интервью Н. Мак-Вильямс (2003), так как данные интервью, ориентированные на понятия глубинной психологии, позволяют предположительно (О. Кернберг, 2001) диагностировать потенциальную принадлежность респондента к нарциссическому типу личности или же наличие у респондента выраженных нарциссических черт характера, что позволило нам провести предположительное разделение на группы.

Две другие методики мы решили выбрать среди проективных, так как они позволяют избежать возможных попыток нарциссических личностей давать ложную (или откорректированную) информацию с целью произведения нужного впечатления (что возможно, по словам Р. Фрей (2001), и вероятно, по словам С. М. Джонсона (2001).

2. Мы выбрали Тематический апперцептивный тест в редакции Д. Леонтьева (2004) (с элементами интерпретаций О. К. Шультейсса и О. К. Бурнстайна (2001), предлагающих при рассмотрении отдельных таблиц более широкое и менее симптоматико-ориентированное толкование). Данный тест ориентирован на получение большого количества разнообразной диагностической информации касательно, в том числе, сознательных и бессознательных представлений о себе, самооценке, экзистенциальном и тендерных аспектах самосознания, уровне и характере агрессии у респондента, его видении объектных отношений.

3. Тест «Ассоциативный образ» (III часть тест-карты «Линия жизни» А.Г. Жиляева, 2004). Эта проективная методика позволяет изучить сознательные самоидентификации респондента, то есть, дает возможность рассмотреть отдельные сознательные компоненты Я-концепции, в частности, образы себя, самооценку и специфику взаимоотношений с миром, окружающими.

4. Проективная диагностическая методика «Сказка», используемая в сказкотерапии и описанная многими авторами, в том числе В. Зинкевич-Евстигнеевой (2010). Эта проективная методика предполагает свободные варианты выбора основных героев будущей сказки, и мы остановили свой выбор на образах ассоциативного теста (п. 3) в качестве героев, чтобы иметь возможность рассмотреть целенаправленно сознательные образы себя нарциссических личностей в широком контексте психической жизни индивида и в динамике его взаимодействия с миром и окружающими. Кроме отражения сознательных Я-репрезентаций, эта методика в сочетании с ассоциативными образами иллюстрирует самоотношение личности (в том числе, экзистенциальный и тендерный компонент самооценки), характер и видение объектных отношений, особенности обращения с агрессией и отношение к ней.

Научная новизна и теоретическая значимость: Научная новизна и теоретическая значимость исследования состоят в расширении знаний о личном нарциссизме в целом и об особенностях психической жизни нарциссических личностей. Впервые было проведено исследование, направленное на изучение сознательных представлений о себе нарциссических личностей через понятие Я-концепции, впервые были рассмотрены и изучены такие отдельные компоненты характерной нарциссической Я-концепции, ее экзистенциальный, моральный и тендерный аспекты, а также сознательное видение нарциссических личностей своих объектных отношений и сознательное отношение и обращение с собственной агрессией.

Практическая значимость заключается в следующем:

1. В расширении представлений о возможных формах, внешних проявлениях и внутренней динамике личностного нарциссизма;

2. В выделении возможности эффективно диагностировать и, в последующем, оказывать направленную психологическую помощь личностям с избыточным нарциссизмом;

3. В рассмотрении возможности заниматься диагностической и психокоррекционной работой с нарциссическими личностями в рамках психологического консультирования и психокоррекционной работы со специфическими особенностями нарциссической Я-концепции;

4. В разработке батареи методик, позволяющих диагностировать избыточный личностный нарциссизм на ранних этапах психологического консультирования;

5. В описании специфики сознательной самооценки нарциссических личностей, что открывает возможность направленной работы по регулированию самооценки нарциссических личностей. В возможности использовать данную батарею методик для пропедевтики развития избыточного личностного нарциссизма в процессе психологического консультирования и психокоррекции.

Положения, выносимые на защиту:

1. Специфичность нарциссических личностей находит свое отражение в сознательной Я-концепции нарциссических личностей. Компонент Я-концепции, связанный с самооценкой, у нарциссических личностей обладает специфическими особенностями — двойственностью (наличием противоположных Я-репрезентаций), экстремальностью критериев и их поляризацией.

2. Экзистенциальный компонент Я-концепции у личностей с выраженными нарциссическими чертами игнорируется, отстраняется от сознания или чрезмерно интеллектуализируется. Моральный аспект Яконцепции у личностей с нарциссическими чертами развит слабо. Тендерный компонент Я-концепции нарциссических личностей может отличаться невысокой дифференцированностью и приданием непервостепенного значения половой принадлежности как себя, так и других. Предположительно, доминируют традиционно маскулинные ценности.

3. Нарциссические личности более толерантно относятся как к переживанию агрессивных импульсов, так и к внешнему проявлению собственной агрессивности.

4. Оценки других у нарциссической личности отличаются экстремальностью и полярностью в сочетании с высокой критичностью, а взамоотношения с другими — поверхностностью и формализацией контакта, а также конкурентностью.

Надежность и достоверность полученных результатов исследования обеспечивается: применением батареи экспериментальных методик, соответствующих целям и объекту исследования, состоящей из взаимодополняющих проективных тестов, а также их сочетанием с вербально-коммуникативными методами для изучения специфики самовосприятия во взаимосвязи с другими аспектами психической жизни нарциссических личностей; достаточным объемом исследованной выборки; проведением качественного и количественного анализа результатов.

Апробация результатов исследования: Основные результаты диссертационного исследования докладывались на заседаниях кафедры нейро-и патопсихологии Института психологии им. Л.С. Выготского РГГУ в 20082010 гг., а таккже представлялись на Международных чтениях памяти Л.С. Выготского (Москва, РГГУ, 2008). Кроме того, результаты исследования включены в учебный процесс Института психологии им. Л.С. Выготского по курсам «Психологическое консультирование» и «Основы психологических техник», а также были внедрены и используются в работе психологов ООО «ТК

Мираторг» и психологических центров «Равновесие» и «Развитие», г. Москва. По материалам диссертационной работы опубликованы 5 статей:

1. Дмитриева А.Б. О специфичности Я-концепции нарциссических личностей. // Психология и психотехника, № 8 (2010). — М., 2010. - с.с. 70-74.

2. Дмитриева А.Б. О рассмотрении нарциссического типа личности как отдельного типа личности в психологическом консультировании. //Психология и психотехника, №9 (2010). - М., 2010. - с.с. 41-47.

3. Дмитриева А.Б. Об особенностях формирования специфической Я-концепции у нарциссических личностей. // Сборник научных статей Международной научно-практической конференции «Психолого-педагогические проблемы современного образования и воспитания». — М., 2010. — с.с.73-78.

4. Дмитриева А.Б. Некоторые особенности проявлений Идеала-Я у нарциссических личностей. // Материалы Международной психоаналитической конференции «З.Фрейд — основатель новой научной парадигмы: психоанализ в теории и практике», т. 1. - М., 2006. - с.с. 173-177.

5. Дмитриева А.Б. Различные подходы к нарциссической депрессии в психологии. // Мир Современной Науки № 1 (2010). - М., 2010. - с.с. 68-73.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, 3-х глав, заключения, библиографического списка литературы из 159 наименований, в том числе 53 на иностранном языке; 4 графиков и 3 приложений. В приложения вошли полученные экспериментальные материалы тестирования и интервью. Объем диссертации составляет 165 страниц.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

4. Выводы

Практическая (экспериментальная) часть позволяет сделать следующие выводы:

1. Личность, имеющая в структуре выраженные черты нарциссизма, имеет специфику Я-концепции, проявляющуюся в особенностях самовосприятия, самооценки, образа Я. Самооценка данных личностей отличается двойственностью, поляризацией и экстремальностью критериев, их контрастностью. В Я-концепции нарциссических личностей сосуществуют в сознании как преувеличенно позитивные, так и резко негативные Я-репрезентации, которые могут относится как к различным качествам и свойствам личности, так и к одним и тем же. При этом противоположные качества зачастую распределены по времени: негативно окрашенные понятия нарциссические личности относят преимущественно к настоящему, а позитивно окрашенные проецирует на будущее (реальное или воображаемое), реже на прошлое. Позитивный образ Я в представлении нарциссических личностей не проецируется на реальное детство. Наиболее позитивный образ Я проецируется на грандиозные фантазии, в которых реально пережитые события заменяются вымышленными сюжетами, в которых нарциссические личности предстают позитивными героями, или на планы относительно будущего, различной степени реалистичности. Это отличает группу личностей с нарциссическими чертами от контрольной, в которой при переживании травмирующей ситуации личность находит выход в воспроизведении эмоционально теплых воспоминаний детства.

2. Узкий спектр критериев самооценки, используемый нарциссическими личностями, сочетается со слабостью моральных аспектов их Я-концепции. Критерии морального плана у нарциссических личностей подменяются критериями соответствия собственным стандартам. Экзистенциальный компонент Я-концепции нарциссических личностей включает в себя абстрагирование, отделение от себя экзистенциальных переживаний, снижение эмоциональной окрашенности и выхолащивание их при помощи чрезмерной интеллектуализации или насмешки и сарказма. Тендерная составляющая нарциссической Я-концепции также бывает специфична. Нарциссические личности придают полоролевой дифференциации довольно небольшое значение. Их оценки себя и других не обладают выраженной половой дифференциацией - они применяют одни и те же стандарты и к мужчинам, и к женщинам, не учитывая ни половой специфики, ни различных возможностей и особенностей. Преобладают традиционно мужские ценности.

3. Исследование отношения нарциссических личностей к собственной агрессии показали, что данные личности значительно терпимее относятся к собственным агрессивным проявлениям, нежели контрольная группа. Более того, способность проявить агрессию зачастую полагается достоинством, не недостатком. Напротив, аутоагрессивные мысли и чувства для нарциссических личностей намного менее характерны, чем для контрольной группы.

4. Отношение к другим у нарциссических личностей также имеет специфические особенности. Для оценки других нарциссические личности используют ту же усеченную, частичную и экстремальную систему оценок, что и к себе самим. К тому же многим нарциссическим личностям свойственна повышенная, агрессивная критичность. Объектные отношения с другими у данных личностей характеризуются формализацией и поверхностностью контакта, а также специфической конкурентностью — конкурентностью за получение некого ресурса или желаемого.

Таким образом, мы выделили специфические для нарциссических личностей особенности самовосприятия, самооценки, экзистенциальных переживаний, отдельных аспектов объектных отношений, а также обращения с собственной агрессией посредством примененной батареи отобранных методик, что не только расширяет наши представления о психической жизни нарциссических личностей, но и открывает возможности для использования данных методик на практике для ранней диагностики выраженного личного нарциссизма и для оказания направленной психологической помощи в рамках психологического консультирования.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Дмитриева, Алла Борисовна, Москва

1. Akchtar S. Narcissistic personality disorder: Descriptive features and differential diagnosis.//Psychiatric Clinics № 21, 1989 - p. 505-529.

2. Angst F., Stassen H.H., Clayton P.J, Angst J. Mortality of patients with mood disorders: follow-up over 34-38 years. // Affect Disorders, 2002. p. 167181.

3. Blazer D. G. Mood disorders: epidemiology. // Comprehensive Textbook of Psychiatry, ed. Sadock B. J., Sadock V. A. Philadelphia: Lippincott, Williams and Wilkins, 2000. - 1298-1308.

4. Bodies in treatment: the unspoken dimension. Ed. Andreson F. S. New York - London, 2008. - 281 p.

5. Brenman E. Recovery of the lost good object. London, 2006. - 192 p.

6. Britton R. Sex, Death, and the Superego: Experiences in Psychoanalysis. -London & New York: Karnak books, 2003. 208 p.

7. Broucek F. Shame and its relationship in early narcissistic developments.//International Journal Psychoanalytic №6 3, 1982. -p. 369-378.

8. Cooper A. M. Theoretical contribution about Self and Narcissism. // Disorders of narcissism: diagnostic, clinical and empirical implications. Ed. Ronningstam E. F. London, 2000. - 483 p.

9. Cooper A., Ronningstam E. Review. //American Psychiatric Press review, vol. 2, ed. Tasman A., Ribu M. -Washington, 2002. p. 80-97.

10. Cooper A.M. Further developments in the Clinical Diagnosis of Narcissistic Personality Disorder. // Disorders of narcissism: diagnostic, clinical and empirical implications. Ed. Ronningstam E. F. London, 2000. - 483 p.

11. Cooper A.M. Narcissism//Essential Papers on Narcissism, ed. Morrisson A. P. New York & London, 1986. - 491 p.

12. Cramer P. Protecting the self: Defense Mechanisms in action. New York: The Guilford Press, 2003. - 384 c.

13. Disorders of narcissism: diagnostic, clinical and empirical implications. Ed. Ronningstam E. F. London, 2000. — 483 p.

14. Essential Papers on Borderline Disorders. One hundred years at the Border. Ed. Stone M. H. New York - London, 1986. - 579 p.

15. Essential Papers on Character neurosis and treatment. Ed. Lax L. F. New York, 1989. -458 p.

16. Essential papers on Depression, ed. James C. Coyne. New York -London, 1985.-507 p.

17. Frey, Rebecca J. NPD. www.Encyclopedia.com, http://www.encyclopedia.com/doc/lG2-3405700258.html.

18. Hirschfeld R. M. A., Keller M. B., Panico S., et al. The National Depressive and Manic-Depressive Association consensus statement on the undertreatment of depression. // JAMA, 1997. 333-340.

19. Jackson H. Using Self Psychology in Psychotherapy. New-York -London, 1994.-284 p.

20. Jacobson E. The self and the object world. New York: International Universities Press, Incorporated , 1964 - 250 p.

21. Johnson S.M. Humanizing the Narcissistic Style. — New York London, 1987.-284 p.

22. Kernberg O. Borderline Conditions and Pathological Narcissism. New York, 2004. - 361 p.

23. Kernberg O. Factor in the Psychoanalytic Treatment of Narcissistic Personalities. // Essential Papers on Narcissism, ed. Morrisson A. P. New York & London, 1986.-491 p.

24. Kohn R., Saxena S., Levav I., Saraceno B. The treatment gap in mental health care. // Bull World Health Organ vol.82 no.l 1, 2004. 14 p.

25. Kohut H. Forms and Transformations of Narcissism. // Essential Papers on Narcissism, ed. Morrisson A. P. New York & London, 1986. - 491 p.

26. Lasch C. The culture of narcissism. New York: Norton, 1978. - 297 p.

27. Lewis H. B. The Role of Shame in Symptom Formation. New York: Brunner/Mazel, 1981.- 264 p.

28. Lewis, M. Shame: the Exposed Self. New York - London -Toronto -Tokyo - Singapore, 1995. - 291 p.

29. Lowen A. Narcissism: denial of the true self. New York, 1997. - 242 p.

30. McLean J. Psychotherapy with a Narcissistic Patient Using Kohut's Self Psychology Model//Edgemont Psychiatry № 2. Oct. 2007.

31. McWilliams N. Psychoanalytic case formulation. New York, 1999. - 2401. P

32. McWilliams N. Psychoanalytic Psychotherapy. A Practitioneer's guide. -New York London, 2004. - 353 p.

33. Midelton-Moz J. Shame & Guilt: masters of disguise. Florida, 1990.110 p.

34. Miller A. Depression and Grandiosity as related Forms of Narcissistic Disturbances. //Essential Papers on Narcissism, ed. Morrisson A. P. New York & London, 1986.-49 lp.

35. Miller A. The body never lies: the lingering effect of hurtful parenting. -London, 2005.-228 p.

36. Miller A. The Drama of the Gifted Child. New York, 1979. - 136 p.

37. Millon T. Disorders of Personality: DSM-IV and beyond. New York: Willey, 1996.- 818 c.

38. Millon T. DSM Narcissistic Personality Disorder: Historical References and Future Directions// Disorders of narcissism: diagnostic, clinical and empirical implications. Ed. Ronningstam E. F. London, 2000. - pp. 75-103.

39. Morrison A. P. Shame, Ideal Self and Narcissism.// Essential Papers on Narcissism, ed. Morrisson A. P. New York & London, 1986. - 491p.

40. Morrison A. P. Shame: the underside of narcissism. Hove - London, 1997.- 226 p.

41. Morrison, A. P. The Culture of Shame. London, 1998. - 225 p.

42. Nyberg V. An exploration of the unconscious fit between the "detached" and the "adherent" narcissist: one couple's shared fear of madness. // Couple Attachments: theoretical and clinical studies, ed. Ludlam M., Nyberg V. — London: Karnak, 2007. 259 p.

43. Psychodynamic Diagnostic Manual (PDM Task force). Silver springs MD: Alliance of Psychoanalytic Organizations, 2006. - 857 p.

44. Psychodynamic Diagnostic manual (PDM). Ed. by Alliance of Psychoanalytic Organizations. MD, 2002. - 892 p.

45. Rappaport D. Edward Birbing's Theory of Depression. // Essential papers on Depression, ed. James C. Coyne. New York - London, 1985. - p. 507.

46. Reich A. Pathologic forms of self-esteem regulation. // Essential papers on Depression, ed. James C. Coyne. New York - London, 1985. - 507 p.

47. Ronningstam E. F. Narcissistic Personality Disorder and Patholodical Narcissism. // Disorders of narcissism: diagnostic, clinical and empirical implications. Ed. Ronningstam E. F. London, 2000.- pp. 415^-37.

48. Rosenfeld H. Afterthought: Changing theories and changing techniques in psychoanalysis. London: Tavistock, 1987. - 365 p.

49. Schultheiss, O. C., and J. C. Brunstein. "Assessment of Implicit Motives with a Research Version of the TAT: Picture Profiles, Gender Differences, and Relations to Other Personality Measures." Journal of Personality Assessment 77 (August 2001): 71-86.

50. Siegel A. M. Heinz Kohut and the Psychology of the Self. London - New York, 1996.-226 p.

51. Tangney J. P., Dealing R. L. Shame and Guilt. New York - London, 2004. - 272 p.

52. Ustun T. B., Sartorius N. Mental Illness in General Health Care: An International Study.//Psychiatry 1992; 14. -NY: Willey, 1995.- 237-247.

53. Wylie R. C. Measures of Self-Concept. Nebraska - London, 1989. - 1531. P

54. Wylie R. С. The Self-concept, vol. 2 Theory and Research on Selected Topics. Nebraska - London, 1979. - 825 p.

55. Александровский Ю. А. Глазами психиатра — M.: Советская Россия, 1985.-252 с.

56. Александровский Ю. А. Пограничные психические расстройства. — М.: Медицина, 2000. 496 с.

57. Александровский Ю. А. Психические расстройства в общемедицинской практике и их лечение. М.: ГЭОТАР-МЕД, 2000. — 240 с.

58. Балинт М. Базисный дефект. М.: Когито-Центр, 2002. - 256 с.

59. Барышникова Ирина Викторовна. Интегративный подход к исследованиям Я-концепции личности в отечественной психологии. — Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Москва. 1999.-163 с.

60. Бек А., Фримен А. Когнитивная психотерапия расстройств личности.- С-Пб.: Питер, 2002. 544 с.

61. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры.- М.: Прамеб, 1992. 384 с.

62. Берн Э. Что вы говорите после того, как сказали «привет»: психология человеческой судьбы. — М.: Рипол Классик, 2004. — 416 с.

63. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М.: "Прогресс", 1986. -422 с.

64. Виленский О. Г. Психиатрия. -М.: Вузовская книга, 2006. 188 с.

65. Выготский Л.С. Лекции по психологии. СПб.: Союз, 1999. — 351 с.

66. Выготский Л.С. Мышление и речь. М.: Лабиринт, 1999. - 351 с.

67. Выготский Л.С. Педагогическая психология / Под ред. В.В. Давыдова. -М.: Педагогика, 1991. 480 с.

68. Выготский Л.С. Собрание сочинений в 6-ти т. / Гл. ред.

69. A.B. Запорожец. Т. 2: Проблемы общей психологии / Под ред.

70. B.В. Давыдова. М.: Педагогика, 1982. - 504 с.

71. Выготский JI.C. Собрание сочинений в 6—ти т. / Гл. ред. A.B. Запорожец. Т. 1: Вопросы теории и истории психологии / Под ред. А.Р. Лурия, М.Г. Ярошевского -М.: Педагогика, 1982. - 488 с.

72. Выготский Л.С. Собрание сочинений в 6—ти т. / Гл. ред. A.B. Запорожец. Т. 4: Детская психология / Под ред. Д.Б. Эльконина. - М.: Педагогика, 1984. - 432 с.

73. Гавриленко Анастасия Александровна. Образ физического Я как структурная составляющая Я—концепции. — Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. — Москва, 2009 — 175 с.

74. Гиляровский В. А. Психогенные нарушения //Пограничная психиатрия под ред. Александровского Ю.А. М., 2006. — 1280 с.

75. Гиляровский В. А. Реактивные психозы //Пограничная психиатрия под ред. Александровского Ю.А. М., 2006. — 1280 с.

76. Гиляровский В. А. Узловые моменты в проблеме неврозов //Пограничная психиатрия под ред. Александровского Ю.А. М., 2006. — 1280 с.

77. Грабенко Т.М., Зинкевич-Евстигнеева Т.Д., Практикум по креативной терапии. СПб.: Речь, 2003. - 400с.

78. Джемс У. Научные основы психологии. М.: Харвест, 2003. - 527 с.

79. Джонсон С. М. Психотерапия характера: практическое руководство. -М., 2001. 356 с.

80. Жиляев А.Г. Интенсивные методики оценки психологического состояния и коррекции психологической дезадаптации. Казань: Вестфалика, 2004. -116 с.

81. Зелинский В. Базовый курс аналитической психологии. М.: Когито-Центр, 2004. - с. 256.

82. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д. Основы сказкотерапии. СПб: Речь, 2010. -172 с.

83. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д. Тренинг по сказкотерапии. — СПб: Речь, 2007.-176 с.

84. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д. Формы и методы работы со сказками. — СПб: Речь, 2008.-240 с.

85. История теоретической социологии, XX век. Сост. Давыдов Н. Н. — М.: Гаудеамус, 2010.-308 с.

86. Кербиков О.В. Психогенные реакции (Реактивные психозы и неврозы) //Пограничная психиатрия под ред. Александровского Ю.А. — М., 2006. — 1280 с.

87. Кернберг О. Агрессия при расстройствах личности. М.: Класс, 2001. -368 с.

88. Кернберг О. Отношения любви: норма и патология. М.: Класс, 2004. -256 с.

89. Кернберг О. Пограничная организации личности. // в т.1 Антология современного психоанализа под ред. Россохина А. В. М., 2000. - 488 с.

90. Кернберг О. Тяжелые личностные расстройства: стратегии психотерапии. М.: Класс, 2001. — 464 с.

91. Килборн Б. Исчезающие люди: стыд и внешний облик. М.: Когито-Центр, 2007. - 269 с.

92. Колдуэлл М. Психология. Слоарь-справочник. М.: Гранд, 1999.448 с.

93. Коркина Ю. А., Лакосина Н.Д., Личко А.Е., Сергеев И. И. Психиатрия. М.: МЕДпресс-информ, 2006. - 576 с.

94. Кохут X. Восстановление самости М.: Когито-Центр, 2003. - 316 с.

95. Кохут X. Анализ самости. Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности. М.: Когито-Центр, 2003. - 368 с.

96. Кохут X. Психоаналитическое лечение нарциссических расстройств личности: опыт систематического подхода. // в т.1 Антология современного психоанализа под ред. Россохина А. В. М., 2000. - 488 с.

97. Краснов В. H. Депрессии и сердечно-сосудистые заболевания // Лечащий врач № 2. 2002.

98. Кречмер Э. Строение тела и характер. — М.: Научный фонд НО, 2000 —208 с.

99. Лейбин В. М. Постклассический психоанализ. — М.: ACT, 2009. -1022 с.

100. Лейбин В. М. Словарь-справочник по психоанализу. — СПб.: Питер, 2001.-687 с.

101. Леонтьев Д. Тематический апперцептивный тест. — М., 2004. — 254 с.

102. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М.: Политиздат, 1977.-304 с.

103. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2-х т. T. I. -М.: Педагогика, 1983. 392 с.

104. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2-х т. T. II. -М.: Педагогика, 1983. 320 с.

105. Лосева В.К., Луньков А.И. Метафоры жизненного пути: постскриптум //Журн. практ. психол. 1998,— 7— 121—122.

106. Магурская М.М. Психоаналитический подход в психодраме: работа с агрессией пациентов с нарциссическими нарушениями// Московсковский Психотерапевтический Журнал № 2, 2007.

107. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая психодиагностика: понимание структуры личности к клиническом процессе. М.: Класс, 2003— 480 с.

108. Малкина-Пых И. Г. Возрастные кризисы взрослости. — М.: Изд-во Эксмо, 2005.-416 с.

109. Медицинская психология: новейший справочник практического психолога / сост. С.Л. Соловьева. М.: ACT; СПб.: Сова, 2006. - 575 с.

110. Менделевич В. Д. Клиническая и медицинская психология. М.: МЕДпресс-информ, 2005. - 432 с.

111. Менделевич В. Д. Психология девиантного поведения.- СПб.: Речь, 2005.-445 с.

112. Минутко В.Л. Депрессия. -М.: ГЭОТАР-медицина, 2006. 320 с. Ш.Млодик И.Ю. Пока ты пытался стать богом. Мучительный путьнарцисса. М.: Генезис, 2009. — 217 с.

113. Мосолов С. Н. Атипичные депрессии // Медицина для всех № 2 —1997.

114. Мясищев В.Н. Психология отношений / под ред. A.A. Бодалева. М.: Изд—во Московского психолого-социального института; Воронеж: Изд-во «МОДЭК», 2003. - 400 с.

115. Оганов Р.Г., Ольбинская Л.И., Смулевич А.Б., Дробижев М.Ю., Шальнова С.А., Погосова Г.В. Депрессии и расстройства депрессивного спектра в общемедицинской практике. Результаты программы КОМПАС // Кардиология, 2004, № 1.

116. Омарова Марина Карахановна. Связь структурно-содержательных характеристик Я-концепции с акцентуациями характера в раннем юношеском возрасте. — Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. СПб., 2002. - 164 с.

117. Орел В. Е. Культура, символы и животный мир. Харьков: Гуманитарный центр, 2008. - 584 с.

118. Пайнз М. Стыд как центральный аффект психологии самости. Депрессия стыда.//Психоанализ депрессий, под ред. М. Решетникова. С-Пб.: Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2005. — 164 с.

119. Польстер И. Обитаемый человек: терапевтическое исследование личности. М.: Класс, 1999. - 240 с.

120. Психоаналитические термины и понятия, словарь под ред. Мура Б., Файна Б. М.: Класс, 2000. - 298 с.

121. Психотерапевтическая энциклопедия под ред. Б.Д. Карвасарского. С-Пб, 2006.

122. Райх В. Характероанализ. М.: «Когито-Центр», 2006. - 368 с.

123. Реверчук И. В. Психодинамический профиль невротической личности больных истерией и депрессией. // В т. 2 Материалы международной психоаналитической конференции. М., 2006.

124. Резник С. О нарциссической депрессии.//Психоанализ депрссий под ред. М.М. Решетникова. С-Пб.: ВЕИП, 2005. - 164 с.

125. Решетников М. Психодинамика депрессии.//Психоанализ депрссий под ред. М.М. Решетникова. С-Пб.: ВЕИП, 2005. - 164 с.

126. Рубинштейн C.JI. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 1999.720 с.

127. Саммерс Ф. JI. За пределами самости. М.: Когито-центр, 2007.285 с.

128. Свядощ A.M. Психотерапия. С-Пб.: Питер, 2000. - 288 с.

129. Скэрдеруд Ф. Беспокойство: путешествие в себя. Самара: Бахрах, 2003,- 480 с.

130. Смулевич А. Б. Депрессии в общей медицине. Руководство для врачей. М.: МИА, 2007. - 256 с.

131. Смулевич А. Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. М.: МИА, 2007. - 432 с.

132. Смулевич А. Б. Расстройства личности. — М.: МИА, 2007. 192 с.

133. Смулевич А.Б. Пограничные психические нарушения // Руководство по психиатрии / под ред. Тиганова A.C.- М.: Медицина, 1999. т.2.—с.527—607.

134. Собчик JI. Н. СМИЛ (MMPI) Стандартизированный многофакторный личностный метож исследования личности., С-Пб, 2006.

135. Соколов Д.Ю. Сказки и сказкотерапия. М.: Эксмо-пресс, 2001; 2005. - 224 с.

136. Соколова Е. Т., Чечельницкая Е. П. Психология нарциссизма. — М.: УМК «Психология», 2001. 88 с.

137. Стерн X. Роль агрессии в депрессивных расстройствах. //Психоанализ депрессий, под ред. М. Решетникова. — С—Пб.: ВосточноЕвропейский Институт Психоанализа, 2005. — 164 с.

138. Столяренко Л.Д. Основы психологии. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2000. 672 с.

139. Фенихель О. Психоаналитическая теория неврозов. — М.: Академпроект, 2004. 848 с.

140. Франки В. Человек в поисках смысла. Интернет—издание.

141. Фрейд 3. Исследование истерии.

142. Фрейд 3. Очерки по психологии сексуальности. О нарциссизме.//Я и Оно. М.: Эксмо, 2004. - 864 с.

143. Фрейд 3. Психология бессознательного. СПб.: Питер, 2003. - 390с.

144. Фрейд 3. Фрагмент анализа истерии. История болезни Доры.

145. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. — М.: ACT, 2000. 672 с.

146. Фромм Э. Душа человека. М.: ACT, 1998. - 664 с.

147. Фромм Э. Иметь или быть. — М.: Айрис-пресс, 2004. 384 с.

148. Фромм Э. Человек для себя. М.: ACT, 2006. - 352 с.

149. Хасан. Б. Е. Конструктивная психология конфликта, С—Пб, 2003.

150. Хейнц Дж. Состояние депрессивного отчаяния: отсутствие языка выражения.

151. Холмогорова А., Гаранян Н. Очарование нарциссизма.// Московский психотерапевтический журнал, 2002, №2.

152. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. //Самоанализ. -М.: Эксмо, 2002.-448 с.

153. Хорни К. Самоанализ. Психология женщины. Новые пути в психоанализе. С-Пб.: Питер, 2002. - 480 с.

154. Хорни К. Культура и неврозы. // Зарубежный психоанализ, хрестоматия. С-Пб.: Питер, 2001. — 512 с.

155. Чуднова Н.В. Мифологическая составляющая образа «Я» Психол. журн. 1999.-5.-45-51.

156. Шапира JI. Л. Комплекс Кассандры. Современный взгляд на истерию. — М., 2006.

157. Шварц-Салант Н. Нарциссизм и трансформация личности. — М.: Класс, 2007. 296 с.

158. Штайнер К. Сценарии жизни людей: школа Эрика Берна. — С-Пб.: Питер, 2003.- 416 с.

159. Юнг К.Г. Психологические типы. СПб.: «Ювента» — М.: «Прогресс -Универс», 1995.

160. Юнг К. Г. Человек и его символы. М.: 2002. - 304 с.