Автореферат диссертации по теме "Особенности ценностно-смысловой сферы протестного избирателя"

□□3058455

БИНЕМАН АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

ОСОБЕННОСТИ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ ПРОТЕСТНОГО ИЗБИРАТЕЛЯ

Специальность 19 00.05 - социальная психология

Автореферат на сонскание ученой степени кандидата психологических наук

Самара - 2007

003058455

Работа выполнена на кафедре социальной и политической психологии ГОУ ВПО Ульяновский государственный университет

Научный руководитель Официальные оппоненты

Ведущая организация

кандидат психологических наук, доцент Ефимова Ольга Ильгамовна

доктор психологических наук, профессор Ярушкин Николай Николаевич

кандидат психологических наук Данилов Сергей Вячеславович

ГОУ ВПО Ивановский государственный университет

Защита состоится «17» мая 2007 г в 14 час на заседании диссертационного совета К 212 216 06 при Самарском государственном педагогическом университета по адресу 443099, г Самара, ул М Горького,

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Самарского государственного педагогического университете и на сайте http //www ssttu samara ru

Автореферат разослан «_» апреля 2007 г

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических доцент

Т.В Семенова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Происходящие на протяжении последних десятилетий социальные и политические изменения делают проблему электоральных процессов все более актуальной Поведение избирателей, закономерности, которым оно подчиняется, требуют всестороннего изучения, поскольку именно в данном типе социальных взаимодействий наглядно отражается динамика трансформирующегося российского общества, характер и темпы социальных преобразований, особенности формирования новой системы социальных ценностей

К политике приковано не только внимание общественности, но и представителей науки В последнее время учеными уделяется особое внимание психологической стороне политики Особую значимость избирательный процесс представляет для социальных психологов, которые рассматривают его как явление, затрагивающее практически все компоненты общества и общественной жизни.

К изучению политико-психологических феноменов в своих работах обращались А.И Юрьев (психологический анализ политики); В В Крамник, JI Я. Гозман (исследование взаимосвязи психологических феноменов с политическими явлениями), A.M. Зимичев (закономерности функционирования политических систем); Б Д Парыгин, В А. Ядов (анализ уровней общественного сознания), ТВ Анисимова (изучение специфики политической коммуникации), О.С. Дейнека (приоритет личностных целей в политическом поведении), Г Г Дилигенский, A.C. Панарин, Т П. Елохина (механизмы формирования политических ценностей), Е.В. Егорова-Гантман, Е.Б Лабковская (психологические характеристики избирателей), А А Реан, В Л Васильев (роль общественных институтов в политическом образовании и воспитании граждан), А.И. Донцов (психология больших групп), Д П. Гавр и Н В. Соколов (разработка структурной модели политических ориентации) и другие авторы

Представляют интерес работы, имеющие научный и прикладной характер М Н. Афанасьева (мотивы поведения избирателей), В Э Бойкова (механизмы формирования политических установок), И.Н. Гомерова (анализ электоральной культуры россиян), ТИ Захаровой (анализ политической культуры российского электората), И А. Климова, М М Назарова, В. Гущина (анализ протестных форм политической активности), В Э. Шляпентоха (критика методологии и практики эмпирических исследований электората), Е Егоровой-Гантман, Ю Косолаповой, Е Минтусовой (проблемы восприятия власти), Е.Б Шестопал, С В. Данилова (политическая социализация).

Однако необходимо отметить, что, несмотря на возрастающую заинтересованность ученых психологической стороной политики, а также наметившийся рост числа исследований, выполненных в контексте политической психологии, степень разработанности проблемы политической

активности личности в целом и электорального поведения в частности является низкой, и, следовательно, любые новые результаты в области анализа электорального поведения граждан и прогнозирования результатов выборов представляются полезными и необходимыми. Под политической активностью, вслед за Е Б Шестопал, будем понимать активность личности в политической сфере жизнедеятельности.

На наш взгляд, особого исследовательского внимания заслуживает такой малоизученный аспект политической активности личности, как протестное голосование До недавнего времени это явление было абсолютно не свойственно российскому избирателю, так как россияне не усматривали принципиальной разницы между тем, чтобы проголосовать «против всех» и тем, чтобы вообще не явиться на избирательный участок.

Несмотря на то, что голосование «против всех» в России с начала 90-х годов стало довольно привычным явлением, исследования данного феномена носят постановочный характер. Как известно, на Западе эта форма не распространена, поскольку такой графы в бюллетенях для голосования не предусмотрено (если не за кого голосовать - просто не идут на выборы), поэтому зарубежный опыт исследования данных проблем практически отсутствует В отечественной психологии, за исключением работ И А Климова, М М Назарова, нами также не обнаружено работ, посвященных анализу протестных форм политической активности В то же время, весьма интенсивно исследования факторов протестной электоральной активности проводятся в рамках социологии. Некоторые авторы в качестве детерминант предлагают такие факторы, как степень индустриализации, урбанизации, экономической нестабильности, интенсивность миграционных потоков, нарушения жизненных стереотипов. По их мнению, протестное голосование стимулируется, прежде всего, объективной социально-экономической и общественно-политической логикой (группа внешних факторов - главная), психологические предпосылки важны, но не являются решающими (Гущин В, Растов Ю.Е, Галкин А, Петренко В.Ф., Баглай М., Шерковин Ю., Щеглов А.). Другие же исследователи считают, что нет прямой зависимости голосования «против всех» от социально-экономического положения (Шувалова В.С, Головаха Е.И., Панина НВ.). Налицо противоречие, в разрешение которого мы попытаемся внести вклад своим ксследованием.

В протестом голосовании, впрочем, как и в любом другом явлении, можно выделить различные аспекты, в том числе и психологические. Мы предлагаем свое видение феномена протестного голосования, в котором существенную роль отводим ценностно-смысловой сфере личности Иными словами, наш исследовательский интерес сконцентрирован на изучении взаимосвязи ценностно-смысловой сферы личности и 'поведения людей, включенных в политические процессы. Являясь одной из фундаментальных в структуре личности, ценностно-смысловая сфера лежит в основе стереотипов и установок, предпочтений, идеалов и мировоззрения, и через них, наряду с другими факторами, оказывает существенное влияние на

мышление и на поведение личности в целом, в том числе и на политическую активность. Вместе с тем, эмпирические исследования, посвященные изучению связи ценностно-смысловой сферы личности и политической активности, практически не проводились, что порождает противоречие между наличным и требуемым уровнем знания о роли ценностно-смысловой сферы личности избирателя в протестом голосовании

Потребность восполнить указанные пробелы в научном знании, а также стремление обозначить подходы к пониманию феномена протестного голосования определяют актуальность нашего исследования и его проблему

Цель нашего исследования - изучение связи ценностно-смысловой сферы и характера политической активности личности (на примере феномена протестного голосования)

Объект исследования - ценностно-смысловая сфера личности избирателя

Предмет исследования - ценностно-смысловая сфера личности протестного избирателя.

Гипотеза исследования ценностно — смысловая сфера людей, голосующих на избирательном участке против всех кандидатов, имеет свои особенности, в сравнении с ценностно-смысловой сферой людей, останавливающих свой выбор на каком - либо реальном политическом кандидате

Частные гипотезы:

1. Для людей, голосующих «против всех», характерен низкий уровень субъективного контроля. Протестные избиратели чаще, по сравнению с избирателями, выбирающими какого-либо политического кандидата, не видят связи между своими действиями и значимыми событиями их жизни, склонны считать себя неспособными контролировать их развитие и полагают, что большинство из них являются результатом случая или действий других людей Наряду с низким уровнем субъективного контроля для протестных избирателей характерен внешний локус контроля, некий фатализм, убежденность в том, что жизнь человека не подвластна сознательному контролю, что свобода выбора иллюзорна и бессмысленно что-либо загадывать на будущее.

2. У избирателей, голосующих «против всех», чаще наблюдается отсутствие или ограничение целей деятельности, которые придают жизни осмысленность, направленность и структурируют временную перспективу.

3 Для протестных избирателей более характерна ориентация на такие временные категории, как «прошлое» и «настоящее», и слабая ориентация на категорию «будущее» Сам процесс выборов рассматривается протестным избирателем чаще применительно к категории «настоящее», чем к категории «будущее» У избирателей, придерживающихся протестной линии поведения, протест носит скорее эмоциональный характер (неудовлетворенность сложившейся на данный момент времени ситуацией),

чем рациональный (потребность изменить ситуацию во временной перспективе)

4 Ценностные ориентации протестного избирателя отличаются от ценностных ориентации избирателей, не склонных голосовать против всех.

Задачи исследования:

1 Проанализировать теоретические и эмпирические работы, посвященные проблемам политической активности личности, в том числе затрагивающие проблемы протестных форм политической активности

2 Обобщить теоретические подходы к пониманию ценностно-смысловой сферы, а также механизмов и путей ее влияния на поведение избирателя

3 Подобрать и апробировать на практике адекватные целям и задачам исследования методы и приемы изучения ценностно-смысловой сферы протестного избирателя

4 Эмпирическим путем выявить особенности ценностно-смысловой сферы протестного избирателя

Теоретико-методологической основой нашего исследования явились- общенаучные положения о целостном, системном, диалектическом подходах к исследованию психологических явлений, разработанные в науке, законы логики, являющиеся общим методологическим принципом научного логического мышления, положения о единстве сознания и деятельности, нашедшие отражение в трудах крупнейших отечественных психологов JI С. Выготского, А Н Леонтьева, С Л Рубинштейна, К А Абульхановой-Славской, концептуальные идеи, касающиеся различных социально-психологических теорий личности и больших социальных групп Б Г. Ананьева, Г.М. Андреевой, JIИ Анциферовой, А.Г. Асмолова, Б С. Братуся, А А Бодалева, А И Донцова, В П Зинченко, А В Карпова, Б Ф. Ломова, В Н Мясищева, В В Новикова, A.B. Петровского, В А. Петровского, В А. Ядова, теоретические и прикладные подходы к выявлению социально-психологических феноменов в политической сфере (Г.Г. Дилигенский, Л.Я Гозман, Е В. Егорова, Б Д. Парыгин, Е.Б. Шестопал, А И Юрьев, Ю. Левада, В. Гущин и др.), зарубежные подходы в изучении психологии масс (Т Адорно, С Московичи, Э Фромм, З.Фрейд, В. Дуаз, Г. Тажфел, Э Эриксон, Т Келли и др)

Методы исследования Выбор методов и методик в нашем исследовании был обусловлен особенностями объекта и предмета исследования, а также поставленными задачами. Основными методами нашего исследования выступили опрос и комплекс методик психологической диагностики

При изучении феномена протестного голосования мы также активно использовали такие методы, как наблюдение, формализованное интервью, беседу, в том числе с элементами клинического интервью, контент-анализ материалов СМИ, посвященных каким-либо избирательным кампаниям и

психологическим аспектам электорального поведения личности и различных социальных групп.

В качестве методик психологической диагностики использовались- Тест «смысложизненных ориентации» (СЖО) Д А Леонтьева

- Методика «Ценностный спектр» (ЦС) Д А Леонтьева

- Методика «Уровень субъективного контроля» (УСК) ЕФ Бажина, Е.А. Голынкиной, A M Эткинда.

. Обработка полученных результатов осуществлялась при помощи методов статистической обработки данных (критерий х Пирсона, выявляющего различия в распределении признака, метод ф* - углового преобразования Фишера, и H метода Крусскапа - Уоллеса) с использованием статистических пакетов SPSS 13 0. и Microsoft Excel.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивается теоретико-методологической проработанностью проблемы, применением апробированных и надежных методов психологических исследований, репрезентативностью выборки и значимостью полученных результатов.

Эмпирическая база и основные этапы исследования. Исследование проводилось с ноября 2004 по март 2006 года. В исследовании приняли участие избиратели, проживающие на территории Ульяновской области. Общий объем выборки составил 223 человека, в том числе 126 испытуемых - контрольная группа, 97 испытуемых - группа протестного голосования. Возраст испытуемых - от 20 до 74 лет.

На первом этапе диссертационного исследования (2003-2004г.г.) изучалась научная литература по выделенной проблеме, формулировались теоретико-методологические положения, цели и задачи исследования

На втором этапе (2004-2006г.г.) были подобраны адекватные целям и задачам исследования методики, проведено пилотажное, а затем полномасштабное исследование

На третьем этапе (2006-2007г.г.) обобщались, анализировались и интерпретировались полученные в ходе исследования результаты

Научная новизна исследования:

1. Научно обоснован, систематизирован и решен комплекс методологических, методических вопросов, связанных с выявлением особенностей ценностно-смысловой сферы протестного избирателя.

2. Конкретизированы научные представления о протестном голосовании как одном из видов политической активности личности.

3 Выявлены особенности ценностно-смысловой сферы протестного избирателя.

Теоретическая значимость исследования: результаты исследования расширяют научные представления о роли и влиянии ценностно-смысловой сферы на политическую активность личности в целом и на протестные формы политической активности в частности

Практическая значимость результатов исследования определяется востребованностью теоретических положений и методических рекомендаций при организации и проведении выборов в различные органы власти Внедрение полученных результатов исследования в политическую практику позволит повысить точность политических прогнозов.

Выявленные особенности ценностно-смысловой сферы личности протестного избирателя позволят разработать методические рекомендации по снижению уровня протестной электоральной активности, а также могут быть использованы при изучении и преподавании курсов «Политическая психология», «Социальная психология» и др в высших учебных заведениях

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Ценностно-смысловая сфера личности задает вектор политической активности в целом, и протестного голосования в частности.

2 Протестные избиратели, по сравнению с избирателями, склонными голосовать за конкретного кандидата, обладают такими особенностями ценностно-смысловой сферы как преобладание внешнего локус-контроля, ориентация, прежде всего на такие временные категории, как «прошлое» и «настоящее», а также неудовлетворенность процессом своей жизни

3 Протестов поведение избирателей носит скорее эмоциональный характер (неудовлетворенность сложившейся на данный момент времени ситуацией), чем рациональный (потребность изменить ситуацию во временной перспективе), а сам процесс выборов рассматривается протестным избирателем чаще применительно к такой временной категории, как «настоящее», чем к категории «будущее».

Апробация работы Основные положения и результаты диссертационной работы докладывались на заседаниях кафедры социальной и политической психологии Ульяновского Государственного Университета.

Материалы исследования были представлены на Международной научно-практической конференции «Дружининские чтения» (Сочи, 2004, 2005), Международной научно-практической конференции "Психология образования, проблемы и перспективы" (Москва, 2004), Межвузовской научно-практической конференции «Социальная психология сегодня- наука и практика» (Санкт-Петербург, 2006), Международной научно-практической конференции «Теоретические и прикладные аспекты психологии развития: проблемы, решения, перспективы» (Кемерово, 2007).

Результаты диссертационной работы внедрены и используются в работе Ульяновской Городской Думы

Структура и объем работы. Диссертационная работа состоит из введения, 2 глав, заключения, списка использованных литературных источников, приложений. Работа иллюстрирована таблицами и рисунками. Общий объем диссертации составляет 149 страниц, список литературы состоит из 238 источников, в том числе 32 на иностранном языке

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цель, объект, предмет, гипотезы и задачи, характеризуется методологическая основа и методы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, перечислены формы апробации результатов исследования.

В первой главе «Теоретико-методологические основы изучения ценностно-смысловой сферы личности как одной из детерминант политической активности (на примере феномена протестного голосования)» проводится анализ электорального поведения как формы политической активности личности, феномена протестного голосования, рассматривается влияние ценностно-смысловой сферы на поведение личности в целом и на электоральное поведение (в т.ч протестное) в частности.

В современной науке политическая активность рассматривается как вид общей активности личности, с помощью которой человек реализует себя в политической сфере жизнедеятельности (ЕБ Шестопал, 1989, 1990) Вопросам политической активности посвящены работы С Вербы, Г.Алмонда, Р.Даля, Р.Миллса, СЛипсета, С Роккана и др Эти исследования содержат анализ широкого спектра различных способов участия (или неучастия) субъекта в политике, как на индивидуальном уровне, так и через посредничество социальных институтов, и опираются на мощную эмпирическую базу В целом в этих трудах электоральный процесс получил разностороннюю разработку с точки зрения структуры, форм, уровней, методов, идеологических и социальных аспектов, эффективности, то есть, как формальных, так и сущностных сторон явления.

Также, среди зарубежных авторов, которые в той или иной степени исследуют проблему электоральной активности и связанные с ней вопросы, следует отметить Р.Арона, П Бурдье, Э Даунса, М Дюверже, А Кемпбелла, А.Лейпхарта, М.Макфола, А Надаиса, С Роккана, Дж. Сартори, Р.Таагапера, М.Уоллерстайна, М Фиорино, М Шугарта, Р -О Шультце и др.

Исследователи Ч.Э Мерриам, Г.Ф Госнелл, С Э Райе, П.Лазарефельд, Б Берельсон, А Кемпбелл акцентировали внимание на влиянии социального статуса избирателя и его поведении, на воздействии СМИ на электорат Можно отметить работы западных специалистов в области теоретического осмысления процессов, связанных с формированием массового сознания и воздействием на него во время предвыборных кампаний Среди таких исследований можно вьщелить труды У.Липпманна, Э Ноэль-Нойман, УРикера, ПШампаня и др Дж.Клайн изучал эффект негативности при формировании впечатления о другом человеке в области политических выборов в США в 1984 и 1988 годах Д Истон и Дж Деннис занимались изучением политической социализации Интересны также исследования

Д Киндера, А Миллера, У.Миллера, направленные на выявление особенностей восприятия политических лидеров избирателями

Современная политическая психология представлена многочисленными теоретическими моделями По мнению Е Б. Шестопал, в пестром разнообразии подходов, исследовательских стратегий и методов можно выделить две ведущие тенденции Первая из них основана на представлении об объекте исследования — человеке — как о простом винтике политической машины Отсюда и инженерный подход к налаживанию работы этой машины, и сциентизм, и технократизм как исследовательская философия группы политических психологов — сторонников этой тенденции Методологическим фундаментом концепций политических психологов данной группы являются в основном позитивистские теории, заимствованные как из психологии, так и из политологии.

Вторая тенденция основана на том, что человек является не только объектом политического воздействия, но и целью развития политической системы и ее активным субъектом. В рамках этой тенденции используются иные методологии В частности, для теоретиков этого направления характерно обращение к антипозитивистским моделям личности; они выбирают также такие теоретические парадигмы, которым не свойственны манипуляторские тенденции

Можно сказать, что политическая активность во всех своих многообразных проявлениях по своей сути многоаспектный феномен, в рамках которого происходит взаимодействие многих переменных социального, культурного и психологического происхождения.

Особого внимания заслуживает анализ такой формы политической активности, как политический протест. Политический протест представляет собой разновидность негативной реакции индивида (группы) на сложившуюся в обществе политическую ситуацию или конкретное действие отдельных органов государства и политических оппонентов Из всего многообразия видов политического протеста, нас - в рамках данной работы - интересует не политический протест как таковой, а прежде всего, протест электоральный, в частности, те психологические факторы, которые наряду с социальными, определяют данный протест. Электоральный протест, на наш взгляд, может проявляться в двух формах- политическом участии и политическом неучастии В первом случае мы можем говорить о феномене протестного электората - протестном голосовании, во втором - о проблеме абсентеизма

Многими авторами (ЮЛевада, А Любарев, Е.Сергеева и др) абсентеизм рассматривается как особый вид электорального протеста, который может определяться двумя типами причин. Первый связан с особенностью конкретной избирательной кампании, когда в силу тех или иных обстоятельств данные выборы неинтересны, выдвинуты

малоизвестные кандидаты и тд Второй - связан с общей политической, социальной и экономической ситуацией в стране

Как отмечают некоторые исследователи (В Гущин, Ю Левада и др), количество избирателей, отказывающихся от участия в голосовании, увеличивается, когда1

1. Сам выбор приходится делать или из очень ограниченного, или из очень большого числа кандидатов,

_ 2 Существует резкий разрыв между интенсивностью политической жизни, яркостью и привлекательностью избирательных программ и экономическим положением рядовых избирателей, что приводит к отказу от участия в выборах, которые, по мнению граждан, становятся пустой тратой времени и ресурсов,

3. Выборы в силу тех или иных причин бывают слишком частыми, следуют одни за другими, программы кандидатов накладываются друг на друга, теряют индивидуальные характеристики, не вызывают положительного, заинтересованного отношения,

4. В силу определенных причин возникает неприязнь к личности кандидата или к тому политическому объединению, которое он представляет.

Существуют возрастные особенности политической активности: абсентеистов и людей аполитичных гораздо больше в молодом возрасте, а пожилые люди, наоборот, уверены в своем желании голосовать и более политизированы

По мнению российских ученых (В. Гущин, Ю. Левада), среди мотивов поведения, сдерживающих участие в выборах, доминирующую роль играют чувство безразличия к политическим деятелям, враждебность к политической системе, впечатление сложности и запутанности электорального процесса, которые лишают людей возможности сделать осознанный, продуманный выбор, а иногда и создающее впечатление игры своеобразного шоу, участие в котором рассматривается как недостойное дело Политическая апатия россиян объясняется также снижением роли представительных органов власти.

Второй, не менее яркой формой электорального протеста, является феномен протестного голосования. На наш взгляд, этот феномен заслуживает особого внимания. До недавнего времени это явление было абсолютно не свойственно российскому избирателю Ранее россияне не усматривали принципиальной разницы между тем, чтобы проголосовать «против всех» и тем, что бы вообще не явиться на избирательный участок. Тот факт, что в ряде регионов число людей, проголосовавших против всех кандидатов, достигало 13-17% от принявших участие в выборах, заставляет искать ответ иа вопрос: что же заставляет избирателя голосовать против всех? Носят ли факторы протестного голосования сугубо социально-экономический характер или существуют какие-либо психологические причины, обуславливающие приверженность избирателя к протестным

формам голосования?

Несмотря на то, что голосование «против всех» в России с начала 90-х годов стало довольно привычным явлением, его исследования носят постановочный характер Как известно, на Западе эта форма не распространена, поскольку нет такой графы в бюллетенях для голосования (если не за кого голосовать - просто не идут на выборы), поэтому практически нет зарубежного опыта исследования этих проблем за исключением изучения социально-психологических механизмов - аналогов такого сознания и поведения

С середины 1990-х годов сложилась такая ситуация, которая способствовала тому, чтобы избиратель снова и снова решал вопрос, против чего или кого он хочет голосовать Так, например, в исследовании В Гущина указывается на распространение протестного голосования (в 1995 г. насчитывалось 69 округов, где графа «против всех» лидировала (с 1 по 4-ое место), в 1999 г. их стало 170, в 2003 г.- уже 205). На выборах в Государственную думу в декабре 2003 года позиция «против всех» (4,7%) заняла 5 место.

Феномен протестного голосования привлекает внимание представителей различных отраслей науки Мы в своей работе будем рассматривать феномен протестного голосования именно как политическую активность Ведь в отличие от тех избирателей, которые не пользуются своим конституционным правом и не принимают участие в голосовании, представители протестной линии поведения занимают активную политическую позицию Они специально идут на избирательные участки и голосуют «против всех», выражая, таким образом, свое недовольство Сегодня растет не столько потеря интереса к участию в выборах различного уровня, сколько активное непринятие тех перспектив, которые данные выборы могут предложить Вместе с тем, анализ немногочисленных исследований, посвященных изучению феномена протестного голосования, указывает на малую разработанность в науке данного аспекта политической активности

В целом, можно сказать, что голосование «против всех» и неголосование вообще (абсентеизм) - это взаимосвязанные и взаимозаменяемые формы электорального негативизма, в котором проявляется свойственное сегодня обществу отчуждение: недоверие к официальным институтам, отсутствие общепринятых форм социальной консолидации

Протестная электоральная активность существует преимущественно в латентной форме между выборами, при спаде активности, когда практически отсутствуют выраженные, оформленные политические интересы и устойчивые партийные преференции, наблюдается ослабление позиций и пристрастий («тихий» социальный протест); носит мобилизационный характер в период выборов

Исследователи (Левада Ю.А, Любарев А.Е) отмечают зависимость голосования «против всех» от уровня выборов- на губернаторских выборах оно выше, чем на президентских, но ниже, чем на выборах в Государственную Думу (ГД) по одномандатным округам В случае выборов местных и региональных - от того, совмещены ли такие выборы с выборами более высокого уровня Совмещение их с федеральными парламентскими или президентскими выборами приводит к значительно большему проценту проголосовавших «против всех» (объясняется тем, что голосовали и те, кто не пришел бы, если бы были выборы только в ГД или Президента).

Многогранность феномена протестного голосования волнует представителей различных областей науки и практики Как уже упоминалось ранее, в протестом голосовании, впрочем, как и в любом другом явлении, можно выделить различные аспекты, в том числе и психологические Мы предлагаем свое видение феномена протестного голосования, в котором существенную роль отводим ценностно-смысловой сфере личности. Ценностно-смысловая сфера личности формируется и развивается под влиянием конкретной микро- и макросреды, и, как следствие, определяет уникальность смысла жизни для каждого человека Она влияет на все стороны личности, но наиболее ярко это влияние проявляется в поведении и деятельности Вместе с тем, эмпирические исследования, посвященные взаимосвязи ценностно-смысловой сферы личности и политической активности практически не проводились

Во второй главе «Эмпирическое исследование ценностно-смысловой сферы протестного избирателя» описываются организация эксперимента, методы исследования, излагаются полученные результаты и их интерпретация.

Целью задуманного нами исследования является выявление особенностей ценностно-смысловой сферы протестного избирателя. Мы предполагаем, что ценностно-смысловая сфера людей, голосующих против всех кандидатов, имеет особенности, отличается от ценностно-смысловой сферы людей, останавливающих свой выбор на каком - либо реальном кандидате. Таким образом, проблемное поле, представляющее для нас наибольший интерес, включает в себя такой практически не исследованный аспект политической активности, как своеобразие ценностно-смысловой сферы протестного избирателя

Исследование особенностей ценностно-смысловой сферы личности протестного избирателя осуществлялось с помощью таких методик, как «Смысложизненные ориентации» (СЖО) и Методика «Ценностный спектр» (ЦС)

Методика «Смысложизненные ориентации» (СЖО) ДА Леонтьева явилась основным диагностическим средством. Методика «Ценностный спектр» (ЦС), также разработанная ДА Леонтьевым, выступила вспомогательным диагностическим инструментарием. Она является достаточно новым и эффективным методом исследования ценностно-

смысловой сферы личности и обеспечивает «более непосредственный доступ к смысловой сфере по сравнению с традиционно используемым семантическим дифференциалом. Эта методика относится к категории репертуарных решеток с заданными конструктами, в роли которых выступают предельные бытийные ценности из списка А Маслоу» [Леонтьев, 1999, с 313]. Она отражает характеристику человеком объектов по наличию (отсутствию) у них тех или иных ценностей Эффективность применения методики ЦС в изучении различных сторон смысловой реальности подтверждена результатами исследований ЛАЛа1угиной, Ю А.Волковой, Ю А Васильевой, проведенных под руководством Д А. Леонтьева.

Уровень субъективного контроля исследовался с помощью теста «Уровень субъективного контроля» (УСК), созданного на основе шкалы локуса контроля Дж Ротгера сотрудниками НИИ им. В.М. Бехтерева: Е Ф Бажиным, Е А Голынкиной, А.М Эткиндом

Организационная подготовка проведения эмпирического

исследования по выявлению особенностей ценностно-смысловой сферы протестного избирателя включала в себя ряд этапов, аналитический обзор материалов прикладных исследований по сходной проблематике; разработка и уточнение содержания методического инструментария, подготовка инструментария для исследования (бланки методик, тиражирование материалов), установление непосредственных контактов и договоренностей с организациями, где проводилось наше исследование - Центр комплексной реабилитации пенсионеров, ветеранские организации предприятий города (Совет ветеранов ульяновского автомобильного завода (УАЗ), ульяновского механического завода (УМЗ)) - категория пожилых избирателей, МОУ СОШ №37, №49 (избиратели среднего возраста - педагогический коллектив и родители учащихся), МДОУ №253 (педагогический коллектив и родители), Ульяновский Государственный Университет (категория молодых избирателей - студенты) Таким образом, в нашу выборку попали избиратели всех возрастных категорий

Исследование проводилось с ноября 2004 по март 2006 года, именно в это промежуток времени в Ульяновской области и городе Ульяновске проходили предвыборные кампании по выборам в различные органы власти. Ульяновцам предстояло избрать губернатора, мэра, депутатов городской думы и доизбрать депутатов законодательного собрания области. На наш взгляд, из-за того, что избиратели находились в реальной ситуации выборов, - это был максимально благоприятный период для выявления степени влияния ценностно-смысловой сферы на политическую активность личности

Данные, полученные с помощью анкеты-опросника, послужили основанием разделения испытуемых на две группы В первую группу вошли избиратели, которые часто и практически всегда посещали избирательные участки в день выборов и при этом ни разу не голосовали «против всех». Во вторую группу вошли избиратели, которые также практически всегда

посещают избирательные участки в день выборов, но при этом в избирательном бюллетене часто1 выбирают графу «Против всех». Для получения более достоверных результатов исследовались только крайние формы электорального поведения, анкеты с промежуточными показателями исключались из нашего исследования. Таким образом, люди, придерживающиеся первой линии поведения, составили контрольную группу Испытуемые, придерживающиеся второй линии поведения, составили собственно группу протестного голосования Всего в нашем исследовании приняли участие 618 человек После отсеивания анкет с промежуточными показателями общий объем выборки составил 223 человека, в том числе 126 испытуемых - контрольная группа, 97 испытуемых - группа протестного голосования. Возраст испытуемых - от 20 до 74 лет. При обработке и сравнении данных группы протестного голосования и контрольной группы был использован Н- метод Крусскала -Уоллеса и критерий у* Пирсона.

Тест «Смысложизненные ориентации» (СЖО) включает в себя 5 субшкал и общий показатель осмысленности жизни По результатам нашего исследования, значимые различия наблюдаются по 3 из 5 субшкал, а так же по общему показателю осмысленности жизни

Анализ результатов протестных избирателей показал, что у данной категории испытуемых практически отсутствуют ясные и осознаваемые цели жизни, о чем свидетельствуют низкие показатели по шкале «Цели в жизни» (см таблица. 1). Различия контрольной группы и группы протестного голосования значимы при р <0,05.

I Таблица 1

Результаты исследованйя ценностно-смысловой сферы протестного избирателя. Методика СЖО

Шкалы Группа (средний ранг) X® Статистическая

Контрольная группа Протестные избиратели значимость

1 Цели в жизни 48,67 37,83 4,068 0,044

2 Процесс жизни 51,32 , 34,91 9,299 0,002

3 Результативность 47,39 ! 39,23 2,308 0,129

4 ЛК-Я 49,12 41,33 2,283 0,128

5 ЛК-Жизнь 51,02 , 35,24 8,594 0,003

Общий показатель 52,31 33,83 11,770 0,001

осмысленности жизни

Заниженные показатели в ответах протестных избирателей по шкале «Процесс жизни или интерес и эмоциональная насыщенность жизни» свидетельствуют о неудовлетворенности своей жизнью в настоящем, в то время как люди из контрольной группы в целом воспринимают сам процесс своей жизни как интересный, эмоционально насыщенный и наполненный смыслом (см. таблица 1). Различия значимы при р <0,01 -

Результаты, полученные по шкале локус контроля «Жизнь или управляемость жизнью», свидетельствуют, что люди из контрольной группы убеждены в том, что человеку дано контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и свободно воплощать их в жизнь. Протестному избирателю напротив, присущ фатализм, т.е. убежденность в том, что жизнь человека неподвластна сознательному контролю, что свобода выбора иллюзорна и бессмысленно что-либо загадывать на будущее. Иными словами они чаще считают себя неспособными оказывать влияние на течение своей жизни, либо полагают, что такой контроль над ней в принципе невозможен. Различия значимы при р <0,01. (См. таблица \),

■ Ср.рэиг, Контрольна н группа □ Ср.рянг.Гр. протестиого голосования

Рис.1. Результаты исследования ценностно-смысловой сферы протестиого избирателя Методика СЖО

По шкале «Общий показатель осмысленности жизни» у протестиого избирателя также наблюдаются заниженные показатели в сравнении с контрольной группой. Различия значимы при р <0,01. (см. таблица 1).

Если рассматривать данные, полученные с помощью методики СЖО в целом, то можно сказать, что для протестиого избирателя характерно небольшое количество целей в будущем, которые придавали бы жизни осмысленность, направленность и временную перспективу. Как мы уже упоминали выше, в политическом протесте можно выделить две формы — электоральный абсентеизм и собственно протестное голосование. В случае абсентеизма интерпретация полученных результатов лежит на поверхности -

слабая разработанность категории «цели в будущем» не включает в себя цели применительно к политической сфере жизнедеятельности, и, как следствие, игнорирование выборов В случае протестного голосования, на первый взгляд, возникает противоречие' если категория «цели в будущем» достаточно мало разработана, почему же избиратель идет и голосует9 Мы считаем, что это связано с фиксацией не на такой временной категории, как «будущее» (выбрать представительные органы власти, изменить свою жизнь и т-д), а с фиксацией на актуальной ситуации (здесь-и-сейчас), иными словами, процесс выборов рассматривается субъектом применительно к категории «настоящее», но никак не к категории «будущее» Это проявляется в некоторой пассивности личности, особенно в восприятии будущего Наши рассуждения подтверждаются результатами, свидетельствующими о неудовлетворенности протестных избирателей своей жизнью в настоящем Протестные избиратели чаще, по сравнению с контрольной группой, воспринимают сам процесс своей жизни как неинтересный, эмоционально бедный и не наполненный смыслом При этом необходимо отметить, что уровень материального дохода в группе протестных избирателей существенно ниже уровня дохода людей из контрольной группы. Зачастую денег не хватает даже на еду и предметы первой необходимости.

Мы считаем, что в основе протестного голосования чаще лежат социально-психологические факторы, хотя политическую мотивацию, связанную с противостоянием действующей власти, также нельзя сбрасывать со счетов К детерминантам, обуславливающим протестное голосование, можно отнести как социальные факторы (неудовлетворенность социальными условиями, уровнем материального дохода и пр), так и психологические факторы (неудовлетворенность своей жизнью как таковой, неудовлетворенность реализацией своей жизни и т.д). Как мы уже отмечали выше, для протестных избирателей характерен внешний локус-контроль жизнь, они чаще не видят связи между своими действиями и значимыми событиями их жизни, склонны считать себя неспособными контролировать их развитие и полагают, что большинство из них являются результатом случая или действий других людей В данном случае возникает еще одно противоречие, если протестному, избирателю присущ внешний локус-контроль, то почему он голосует .против всех? Мы считаем, что данные результаты скорее свидетельствуют об эмоциональном характере протеста (неудовлетворенность сложившейся на данный момент времени ситуацией), нежели о рациональном характере протеста (потребность изменить ситуацию во временной перспективе).

Таблица 2

Результаты исследования ценностно-смысловой сферы протестного избирателя. Методика «Ценностный спектр»1

№ Оценка Группа протестного голосования («Да») Контроль ная группа «Да») Л2 Уровень значимо ста различи й,р

1. порядок жизни 31 35 3,273 <0,05

2. целостность жизни 24 27 5,418 <0,05

3. необходимость труда 66 42 4,379 <0,05

4. завершенность смерти 64 36 8,025 <0,01

5 полнота человека 5 11 3,761 <0,05

6 порядок человека 8 20 8,607 <0,01

7 полнота прошлого 15 4 3,893 <0,05

8. завершенность 5 13 5,044 <0,01

Результаты диагностики основной и контрольной групп, полученные с помощью методики «Ценностный спектр», свидетельствуют о существовании значимых различий в оценке следующих категорий.

- жизнь порядок жизни, целостность жизни;

- труд: необходимость труда;

- смерть- завершенность смерти;

- человек полнота человека, порядок человека,

- прошлое - полнота прошлого;

-будущее - завершенность будущего.

Таким образом, протестные избиратели существенно реже оценивают свою жизнь как целостную и наполненную порядком Различия контрольной группы и группы протестного голосования по восприятию категории «жизнь», на наш взгляд, логично сочетаются с данными, полученными с помощью методики СЖО, а именно, с неудовлетворенностью своей жизнью в настоящем, характерной для протестного избирателя Как уже упоминалось выше, протестные избиратели чаще, по сравнению с контрольной группой, не воспринимают сам процесс своей жизни как интересный, эмоционально насыщенный и наполненный смыслом.

Протестные избиратели чаще, по сравнению с контрольной группой, приписывали категории труд такую ценность, как необходимость (т.е.

1 Примечание Ответ «Да» («галочка» - в соответствующей графе бланка ответов) означает, что испытуемый считает определенную ценность (например, «необходимость») присущей оцениваемому объекту (например, «жизни») Максимально возможное количество ответов «Да» в группе протестного голосования - 84, в контрольной группе - 64

некоторая вынужденность, обреченность). Еще раз хотим отметить тот факт, что в данной группе уровень материального дохода значительно ниже, чем в контрольной группе. Возможно, именно малый уровень материального дохода (платы за свой труд) является одним из факторов, повышающим уровень протесгной активности.

1. г 3 А 5. 6 7 8

Рис,2. Результаты исследования ценностно-смысловой сферы прогестного избирателя. Методика ЦС

Обращает на себя внимание высокая степень приписывания смерти протесшыми избирателями такой характеристики, как завершенность, в то время как в контрольной группе смерти чаще приписывали такую характеристику, как необходимость. На первый взгляд это вызывает удивление. Мы считаем, что анализ результатов следует вести через призму временных категорий; прошлое, настоящее, будущее. Как мы уже отмечали выше, у протеста ых избирателей наблюдается слабая ориентация на будущее и, напротив, сильная ориентация на настоящее и прошлое. Возможно, поэтому смерть рассматривается ими несколько упрощенно, поверхностно, как отстроченный во времени акт. Поэтому такая характеристика смерти, как завершенность, вполне к ней применима, как и к любому акту.

Также, нам представляется важным значительное расхождение в оценках испытуемых двух групп полноты и порядка человека. Протестные избиратели склонны недооценивать такие свойства человеческого существа, как его полнота и порядок. Иными словами, наблюдается некое упрощенное восприятие человека, которое сочетается с неким упрощенным восприятием жизни.

При анализе ответов по временным категориям (прошлое, настоящее и будущее) также наблюдаются интересные результаты Обращает на себя внимание тот факт, что протестные избиратели значительно чаще, по сравнению с контрольной группой, приписывают категории прошлое такую ценность, как полнота Наряду с этим протестные избиратели реже приписывали категории «будущее» такую ценность, как завершенность Иными словами, для протестных избирателей в большей степени характерна ориентация на прошлое и слабая ориентация на будущее. Возможно, именно доминирование данных особенностей в восприятии жизни, труда, человека, фиксация в большей степени на настоящее и прошлое, чем на будущее, оказывают свое влияние на уровень протестной активности.

Мы уже отмечали аналогичные тенденции, полученные при анализе данных по методике СЖО, а именно такие факты, что для протестного избирателя характерны малое количество целей в будущем, которые придавали бы жизни осмысленность, I направленность и временную перспективу, низкая удовлетворенность |жизнью в настоящем, внешний локус контроля, а также заниженный, по сравнению с контрольной группой, общий показатель осмысленности жизни В целом, можно сказать, что результаты, полученные с помощью методики «ценностный спектр», подтверждают и дополняют данные, полученные с помощью методики СЖО

Данные, полученные с помощью методики УСК, свидетельствуют о существовании значимых различий между контрольной и экспериментальной группой по следующим шкалам: шкала общей интернальности (Шк 1), шкала интернальности в области достижений (Шк2), шкала интернальности в семейных отношениях (Шк.4), шкала интернальности в области межличностных отношений (Шк 6). Для математической обработки данных, полученных по методике УСК, мы также использовали Н-метод Крусскала - Уоллеса. По всем из вышеперечисленных шкал у протестных избирателей наблюдаются заниженные показатели по сравнению с контрольной группой Так, заниженные показатели по шкале общей интернальности соответствуют низкому уровню субъективного контроля Протестные избиратели чаще не видят связи между своими действиями и значимыми событиями их жизни, не склонны считать себя способными, контролировать их развитие и полагают, что большинство событий являются результатом случая или действий других людей, в то время как [ для испытуемых из контрольной группы чаще характерен высокий уровень субъективного контроля над любыми значимыми ситуациями (см. табл.3) Различия значимы при р <0,05. Логично возникает вопрос, если протестные избиратели не видят связей между своими действиями и значимыми событиями их жизни, не склонны считать себя способными контролировать их развитие, то почему же идут и голосуют, выбирая кандидата «против всех»? Как мы уже отмечали выше, на наш взгляд, это связано с фиксацией не на такой временной категории, как

будущее (выбрать представительные органы власти, изменить свою жизнь и т.д.), а с фиксацией на актуальной ситуации (здесь-и-сейчас), иными словами, процесс выборов рассматривается субъектом применительно к категории настоящее, но никак ¡не к категории будущее Исходя из вышеизложенного, можно предположить, что у избирателей, придерживающихся протестной ! линии поведения, протест чаще эмоциональный, чем рациональный, т.е реакция на актуальную ситуацию (здссь-и-сейчас), на ситуацию в целом, чем акт, направленный на изменение ситуации во временной перспективе.

Заниженные показатели у | протестных избирателей по шкале интернальности в области достижений свидетельствуют о том, что они чаще, по сравнению с контрольной группой, приписывают свои успехи, достижения и радости внешним обстоятельствам - везению, счастливой судьбе или помощи других людей. (Различия значимы при р < 0,05)

Таблица 3

Результаты исследования ценностно-смысловой сферы протестного избирателя. Методика УСК

Шкалы Группа (с задний ранг) * Статистическая значимость

Контрольная группа Протестные избиратели

111К 1 Интернальность общая 51,76 38,95 5,408 0,020

Шк 2 Интернальность в области достижений 53,44 , 40,75 5,079 0,024

Шк 3 Интсрнальность в обл неудач 51,56 51,42 0,001 0,981

Шк 4 Иктернальностъ в области семейных отношений 53,83 41,24 4,947 0,026

Шк 5 Интерн в области производственных отношен 49,61 42,15 1,820 0,177

Шк 6 Интернальн. в обл межличностных отиошенош 55,17 I 37,90 9,626 0,002

Шк 7 Интерн в обллдоровья 50,76 41,85 2,585 0,108

По шкале интернальности в области семейных отношений у протестных избирателей также наблюдаются заниженные показатели, которые свидетельствуют о том, что испытуемые из экспериментальной группы чаще считают своих партнеров, а не себя причиной значимых ситуаций, возникающих в его семье (см. табл.3). (Различия значимы при р 20,05)

Данные, полученные по шкале интернальности в области межличностных отношений, свидетельствуют о том, что люди из контрольной группы чаще считают себя способными контролировать свои неформальные отношения с другими людьми, вызывать к себе уважение, симпатию и тд Протестные избиратели, напротив, не считают себя способными активно формировать свой круг общения и чаще считают свои

■ Контр.группл. Сред II. ран г

ОГруппа протест, голосования. Средн.рай г

отношения результатом действий своих партнеров (см. Таблицу 3). Различия значимы при р <0,01.

Рис.3. Результаты исследования ценностно-смысл обой сферы протестного избирателя. Методика УСК

Если говорить в целом о данных, полученных с помощью всех методик, то на наш взгляд, все они согласуются между собой, являются взаимодополняющими и, в целом, подтверждают нашу гипотезу о существовании взаимосвязи между ценности о-с мы ело в ой сферой и политической активностью личности.

В заключении диссертации обобщаются основные результаты, подводятся итоги исследования, обозначаются перспективы дальнейшего исследования.

В диссертационном исследовании получены следующие выводы:

1. Анализ теоретических и эмпирических работ, посвященных проблемам политической активности личности, в том числе затрагивающих проблемы протестных форм политической активности, показывает, что данная проблема является важной, но вместе с тем слабо изученной областью психологических знаний,

2. Анализ теоретических подходов к пониманию ценностно-смысловой сферы личности, а также механизмов и путей ее влияния на поведение избирателя, показывает, что ценностно-смысловая сфера личности оказывает существенное влияние на поведение человека в целом, в том числе и в политической сфере жизнедеятельности.

3. Подтвердилась гипотеза о том, что ценностно-смысловая сфера людей, голосующих «против всех», имеет свои специфические особенности:

- для протестных избирателей характерна малая разработанность целей в будущем, которые придают жизни осмысленность, направленность и временную перспективу;

- протестные избиратели оценивают процесс своей жизни весьма низко, во многом это обусловлено тем, что они не воспринимают свою жизнь как наполненный смыслом процесс,

- для людей, голосующих «против всех» характерна малая осмысленность жизни, так же у них наблюдается отсутствие или ограничение целей и перспектив деятельности. Они ориентированы, прежде всего, на прошлое и на настоящее,

. - протестные избиратели существенно реже оценивают свою жизнь как целостную и наполненную порядком, они склонны недооценивать такие свойства человеческого существа, как его полнота и порядок Люди, голосующие против всех, чаще приписывают категории труд такую ценность, как необходимость. Протестные избиратели значительно чаще, по сравнению с контрольной группой, приписывают категории «прошлое» такую ценность, как полнота, реже приписывают категории «будущее» такую ценность, как завершенность

4. Для протестных избирателей чаще характерен внешний локус контроля «жизнь», те некий фатализм, убежденность в том, что жизнь человека не подвластна сознательному контролю, что свобода выбора иллюзорна и бессмысленно что-либо загадывать на будущее.

5 Для людей, голосующих «против всех», чаще характерен низкий уровень субъективного контроля Протестные избиратели чаще, чем респонденты из контрольной группы, не видят связи между своими действиями и значимыми событиями их жизни, склонны считать себя неспособными контролировать их развитие и полагают, что большинство их являются результатом случая или действий других людей Это характерно, как для области достижений, так и для области семейных и межличностных отношений

6 Протест избирателей носит скорее эмоциональный характер (неудовлетворенность сложившейся на данный момент времени ситуацией), чем рациональный (потребность изменить ситуацию во временной перспективе), а сам процесс выборов рассматривается протестным избирателем чаще применительно к такой временной категории, как «настоящее», чем к категории «будущее»

На наш взгляд, все вышеперечисленные тенденции согласуются между собой, а их учет позволит разработать программы по снижению уровня протестного голосования, методические рекомендации для политических деятелей по ведению предвыборной кампании, а также предложить меры по повышению точности политических прогнозов об исходе выборов с учетом своеобразия ценностно-смысловой сферы протестного избирателя. Именно в этом заключается практическая ценность данного исследования.

Список научных публикаций по теме диссертации в изданиях, рекомендованных ВАК:

1) Бинеман, А В Феномен протестного голосования ценностно-смысловой аспект / А В Бинеман // Известия Самарского научного центра РАН специальный выпуск "Актуальные проблемы психологии", 2006 г, №3 -

С 231-241.-0,7 пл

Другие научные работы:

2) Бинеман, А.В Особенности ценностно-смысловой сферы политических деятелей/ А В Бинеман // Дружининские чтения: материалы науч.-практ. конф студентов и аспирантов. - Сочи, 2003-2004. - С 92-94. - 0,1 пл

3) Бинеман, А В О некоторых актуальных проблемах политической психологии / А.В. Бинеман // Дружининские чтения. Материалы 4-й Междунар. науч-практ. конф - Сочи, 2005 -С 120-121 -0,1 пл.

4) Бинеман, А В. К вопросу о компбнентах ценностно-смысловой сферы личности /А В Бинеман, О.И. Ефимова // Теоретические и эмпирические аспекты социально-гуманитарных наук и технологий сборник научных статей /Под ред Шмелевой Н Б. - Самара: ООО «Адепт», 2005. - С. 183-188 -0,25 пл

5) Бинеман, А.В Ценностно-смысловой аспект феномена протестного голосования / А.В. Бинеман, О.И Ефимова // Материалы межвузовской научно-практической конференции «Социальная психология сегодня: наука и практика», СПб, 2006 -С. 24-26. - 0,1 пл.

6) Бинеман, А В. Социально-психологические аспекты электорального поведения / А В Бинеман, О И Ефимова // Вестник социальной работы 2006,№7 - С 121-126-0,7пл

7) Бинеман, А В Феномен протестного голосования Ценностно-смысловой аспект. Результаты эмпирического исследования / А В. Бинеман // Теоретические и прикладные аспекты психологии развития: проблемы, решения, перспективы Сборник научных трудов / Под ред И С. Морозовой, ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет» -Кемерово Кузбассвузиздат, 2007 - С. 120-125.-0,3 пл.

Подписано в печать 12 04 07 Формат 60x84/16 Уел печ л 1,0 Тираж 100 экз Заказ №34//^еР

Отпечатано с оригинал-макета в типографии Ульяновского государственного университета 432970, г Ульяновск, ул Л Толстого, 42

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Бинеман, Алексей Владимирович, 2007 год

Введение.З

Глава 1. Теоретико-методологические основы изучения ценностно-смысловой сферы личности как одной из детерминант политической активности (на примере феномена протестного голосования).

1.1. Электоральное поведение как форма политической активности личности.

1.2. Электоральный прот. Феномен протного голвания. Социально-хологичие характерики протного избирателя

1.3. Ценностно-смысловаяера личности как одна из детерминант политической активности.

Глава 2. Эмпирическое изучение ценностно-смысловой сферы протестного избирателя.

2.1. Программа и этапы эмпирического исследования ценностносмовойеры протного избирателя

2.2 Анализ результатов исследования и выводы.

Введение диссертации по психологии, на тему "Особенности ценностно-смысловой сферы протестного избирателя"

Актуальность исследования. Вследствие разрушения прежней социальной системы, распада социальных связей, смены социальных статусов и ролей, произошли перемены в общественном сознании и поведении людей. Можно сказать, что модель политического устройства изменилась не только на уровне государственных институтов, но и на уровне субъективного восприятия данной модели отдельно взятым человеком. Изменилась степень политической и электоральной активности личности, обновился репертуар возможных действий, поменялась их направленность и периодичность.

Современная политическая практика стимулирует огромный исследовательский интерес к психологической стороне политики, которая раньше явно недооценивалась и в должной мере не изучалась. Происходящие в последнее время общественные преобразования значительно актуализируют проблему электоральных процессов и требуют ее всестороннего изучения. Для науки в целом и для социальной психологии в частности избирательный процесс представляет особый научный интерес в качестве явления, затрагивающего практически все компоненты общества и общественной жизни.

Одной из важнейших, но в то же время малоразработанной проблемой современной социальной психологии, как в теоретическом, так и в практическом плане, является исследование политической активности личности. Под политической активностью будем понимать активность личности в политической сфере жизнедеятельности. Политическая активность во всех своих многообразных проявлениях по своей сути многоаспектный феномен, в рамках которого происходит взаимодействие многих переменных социального, культурного и психологического происхождения.

На наш взгляд, особого внимания заслуживает такой малоизученный аспект политической активности личности, как протестное голосование. До недавнего времени это явление было абсолютно не свойственно российскому избирателю. Ранее, россияне не усматривали принципиальной разницы между тем, чтобы проголосовать «против всех» и тем, чтобы вообще не явиться на избирательный участок.

Тот факт, что в ряде регионов число людей, проголосовавших против всех кандидатов, достигало 13-17% от принявших участие в выборах [52, 79, 95], заставляет искать ответ на вопрос: что же заставляет избирателя голосовать против всех? Носят ли факторы протестного голосования сугубо социально-экономический характер или существуют какие-либо психологические причины, обуславливающие приверженность избирателя к протестным формам голосования?

Несмотря на то, что голосование «против всех» в России с начала 90-х годов стало довольно привычным явлением, исследования данного феномена носят постановочный характер. Как известно, на Западе эта форма не распространена, поскольку нет такой графы в бюллетенях для голосования (если не за кого голосовать - просто не идут на выборы), поэтому практически нет зарубежного опыта исследования этих проблем, за исключением изучения социально-психологических механизмов - аналогов такого сознания и поведения.

В протестном голосовании, как и в любом другом явлении, можно выделить различные аспекты, в том числе и психологические. Наш исследовательский интерес сконцентрирован на изучении взаимосвязи ценностно-смысловой сферы личности и поведения людей, включенных в политические процессы. Соглашаясь с А.Л.Андреевым, считаем, что изучение ценностей, ценностных представлений и идеалов, их описание на языке количественных и порядковых соотношений, анализ распределения различных ценностных ориентаций в обществе следует отнести к числу центральных задач современной политической психологии [8]. Именно с них, по сути дела, начинается всякая серьезная политико-психологическая диагностика, во многом из-за того, что люди воспринимают деятельность политика как утверждение определенных ценностей.

Ценностно-смысловая сфера личности, впрочем, как и другие, формируется и развивается под влиянием конкретной микро- и макросреды, и, как следствие, определяет уникальность смысла жизни для каждого человека. Она влияет на все стороны личности, но наиболее ярко это влияние проявляется в поведении и деятельности.

Являясь одной из фундаментальных в структуре личности, ценностно-смысловая сфера лежит в основе стереотипов и установок, предпочтений, идеалов и мировоззрения, и через них, наряду с другими факторами, оказывает существенное влияние на мышление и на поведение личности в целом, в том числе и на политическую активность.

Вместе с тем, эмпирические исследования, посвященные взаимосвязи ценностно-смысловой сферы личности и политической активности, практически не проводились, что порождает противоречие между наличным и требуемым уровнями знания о роли ценностно-смысловой сферы личности избирателя в протестном голосовании.

Потребность восполнить указанный пробел в научном знании, а также стремление обозначить подходы к пониманию феномена протестного голосования определяют актуальность и проблему нашего исследования.

Цель нашего исследования - изучение связи ценностно-смысловой сферы и характера политической активности личности (на примере феномена протестного голосования).

Объект исследования - ценностно-смысловая сфера личности избирателя.

Предмет исследования - ценностно-смысловая сфера личности протестного избирателя.

Гипотеза исследования: ценностно-смысловая сфера людей, голосующих на избирательном участке против всех кандидатов, имеет свои особенности, в сравнении с ценностно-смысловой сферой людей, останавливающих свой выбор на каком-либо реальном политическом кандидате.

Частные гипотезы:

1. Для людей, голосующих «против всех», характерен низкий уровень субъективного контроля. Протестные избиратели чаще, по сравнению с избирателями, выбирающими какого-либо политического кандидата, не видят связи между своими действиями и значимыми событиями их жизни, склонны считать себя неспособными контролировать их развитие и полагают, что большинство из них являются результатом случая или действий других людей. Наряду с низким уровнем субъективного контроля для протестных избирателей характерен внешний локус контроля, некий фатализм, убежденность в том, что жизнь человека не подвластна сознательному контролю, что свобода выбора иллюзорна и бессмысленно что-либо загадывать на будущее.

2. У избирателей, голосующих «против всех», чаще наблюдается отсутствие или ограничение целей деятельности, которые придают жизни осмысленность, направленность и структурируют временную перспективу.

3. Для протестных избирателей более характерна ориентация на такие временные категории, как «прошлое» и «настоящее», и слабая ориентация на категорию «будущее». Сам процесс выборов рассматривается протестным избирателем чаще применительно к категории «настоящее», чем к категории «будущее». У избирателей, придерживающихся протестной линии поведения, протест носит скорее эмоциональный характер (неудовлетворенность сложившейся на данный момент времени ситуацией), чем рациональный (потребность изменить ситуацию во временной перспективе).

4. Ценностные ориентации протестного избирателя отличаются от ценностных ориентаций избирателей, не склонных голосовать против всех.

Задачи исследования:

1. Проанализировать теоретические и эмпирические работы, посвященные проблемам политической активности личности, в том числе затрагивающие проблемы протестных форм политической активности.

2. Обобщить теоретические подходы к пониманию ценностно-смысловой сферы, а также механизмов и путей ее влияния на поведение избирателя.

3. Подобрать и апробировать на практике адекватные целям и задачам исследования методы и приемы изучения ценностно-смысловой сферы протестного избирателя.

4. Эмпирическим путем выявить особенности ценностно-смысловой сферы протестного избирателя.

Теоретико-методологической основой нашего исследования явились:

- общенаучные положения о целостном, системном, диалектическом подходах к исследованию психологических явлений, разработанные в науке; законы логики, являющиеся общим методологическим принципом научного логического мышления; положения о единстве сознания и деятельности, нашедшие отражение в трудах крупнейших отечественных психологов -JI.C. Выготского, А.Н.Леонтьева, СЛ. Рубинштейна, К.А. Абульхановой-Славской; концептуальные идеи, касающиеся различных социально-психологических теорий личности и больших социальных групп, Б.Г. Ананьева, Г.М. Андреевой, Л.И. Анциферовой, А.Г. Асмолова, Б.С. Братуся, A.A. Бодалева, А.И.Донцова, В.П. Зинченко, A.B. Карпова, Б.Ф. Ломова, В.Н. Мясищева, В.В. Новикова, A.B. Петровского, В.А. Петровского, В.А. Ядова; теоретические и прикладные подходы к выявлению социально-психологических феноменов в политической сфере (Г.Г. Дилигенский, Л .Я. Гозман, Е.В. Егорова, Б.Д. Парыгин, Е.Б. Шестопал, А.И. Юрьев, Ю. Левада, В. Гущин и др.); зарубежные подходы в изучении психологии масс (Т.Адорно, С.Московичи, Э. Фромм, З.Фрейд, В. Дуаз, Г. Тажфел, Э. Эриксон, Т. Келли и др.).

Методы исследования. Выбор методов и методик в нашем исследовании был обусловлен особенностями объекта и предмета исследования, а также поставленными задачами. Основными методами нашего исследования выступили опрос и комплекс методик психологической диагностики.

При изучении феномена протестного голосования мы также активно использовали такие методы, как наблюдение, формализованное интервью, беседу, в том числе с элементами клинического интервью, контент-анализ материалов СМИ, посвященных каким-либо избирательным кампаниям и психологическим аспектам электорального поведения личности и различных социальных групп.

В качестве методик психологической диагностики использовались:

- Тест «смысложизненных ориентаций» (СЖО) Д.А. Леонтьева

- Методика «Ценностный спектр» (ЦС) Д.А. Леонтьева

- Методика «Уровень субъективного контроля» (УСК) Е.Ф. Бажина, Е.А. Голынкиной, А.М. Эткинда.

Обработка полученных результатов осуществлялась при помощи методов статистической обработки данных (критерий % Пирсона, выявляющий различия в распределении признака, метод ф* - углового преобразования Фишера, и H метода Крусскала - Уоллеса) с использованием статистических пакетов SPSS 13.0. и Microsoft Excel.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивается теоретико-методологической проработанностью проблемы, применением апробированных и надежных методов психологических исследований, репрезентативностью выборки и значимостью полученных результатов.

Эмпирическая база и основные этапы исследования. Исследование проводилось с ноября 2004 по март 2006 года. В исследовании приняли участие избиратели, проживающие на территории Ульяновской области. Общий объем выборки составил 223 человека, в том числе 126 испытуемых-контрольная группа, 97 испытуемых - группа протестного голосования. Возраст испытуемых - от 20 до 74 лет.

На первом этапе диссертационного исследования (2003-2004г.г.) изучалась научная литература по выделенной проблеме, формулировались теоретико-методологические положения, цели и задачи исследования.

На втором этапе (2004-2006г.г.) были подобраны адекватные целям и задачам исследования методики, проведено пилотажное, а затем полномасштабное исследование.

На третьем этапе (2006-2007г.г.) обобщались, анализировались и интерпретировались полученные в ходе исследования результаты.

Научная новизна исследования:

1. Научно обоснован, систематизирован и решен комплекс методологических, методических вопросов, связанных с выявлением особенностей ценностно-смысловой сферы протестного избирателя.

2. Конкретизированы научные представления о протестном голосовании как одном из видов политической активности личности.

3. Выявлены особенности ценностно-смысловой сферы протестного избирателя.

Теоретическая значимость исследования: результаты исследования расширяют научные представления о роли и влиянии ценностно-смысловой сферы на политическую активность личности в целом и на протестные формы политической активности в частности.

Практическая значимость результатов исследования определяется востребованностью теоретических положений и методических рекомендаций при организации и проведении выборов в различные органы власти. Внедрение полученных результатов исследования в политическую практику позволит повысить точность политических прогнозов.

Выявленные особенности ценностно-смысловой сферы личности протестного избирателя позволят разработать методические рекомендации по снижению уровня протестной электоральной активности, а также могут быть использованы при изучении и преподавании курсов «Политическая психология», «Социальная психология» и др. в высших учебных заведениях.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Ценностно-смысловая сфера личности задает вектор политической активности в целом и протестного голосования в частности.

2. Протестные избиратели, по сравнению с избирателями, склонными голосовать за конкретного кандидата, обладают такими особенностями ценностно-смысловой сферы, как преобладание внешнего локус-контроля, ориентация, прежде всего на такие временные категории, как «прошлое» и «настоящее», а также неудовлетворенность процессом своей жизни.

3. Протестное поведение избирателей носит скорее эмоциональный характер (неудовлетворенность сложившейся на данный момент времени ситуацией), чем рациональный (потребность изменить ситуацию во временной перспективе), а сам процесс выборов рассматривается протестным избирателем чаще применительно к такой временной категории, как «настоящее», чем к категории «будущее».

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационной работы докладывались на заседаниях кафедры социальной и политической психологии Ульяновского Государственного Университета.

Материалы исследования были представлены на Международной научно-практической конференции «Дружининские чтения» (Сочи, 2004, 2005), Международной научно-практической конференции "Психология образования: проблемы и перспективы" (Москва, 2004), Межвузовской научно-практической конференции «Социальная психология сегодня: наука и практика» (Санкт-Петербург, 2006), Международной научно-практической конференции «Теоретические и прикладные аспекты психологии развития: проблемы, решения, перспективы» (Кемерово, 2007).

Результаты диссертационной работы внедрены и используются в работе Ульяновской Городской Думы.

Структура и объем работы. Диссертационная работа состоит из введения, 2 глав, заключения, списка использованных литературных источников, приложений. Работа иллюстрирована таблицами и рисунками. Общий объем диссертации составляет 146 страниц, список литературы состоит из 238 источников, в том числе 32 на иностранном языке.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

Рис.3. Результаты исследования ценностно-смысловой сферы протестного избирателя. Методика УСК.

На наш взгляд данные, полученные с помощью методики УСК, логически согласуются с данными, полученными с помощью методик теста Смысложизненных ориентаций (СЖО) и «Ценностный спектр» (ЦС), в частности дополняют понимание влияния локус-контроля жизнь на жизнь испытуемых, а также дополняют понимание особенностей ориентирования во временных категориях.

Как отмечалось выше, для протестного избирателя более характерен внешний локус контроля-жизнь. Протестные избиратели чаще не видят связи между своими действиями и значимыми событиями их жизни, не склонны считать себя способными контролировать их развитие и полагают, что большинство их являются результатом случая или действий других людей. Иными словами, они чаще считают себя неспособными оказывать влияние на течение своей жизни, либо полагают, что такой контроль над ней в принципе невозможен. В то время как люди из контрольной группы напротив убеждены в том, что человеку дано контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и свободно воплощать их в жизнь.

Выше, анализируя данные, полученные с помощью методик СЖО и ЦС, мы уже отмечали, что, на первый взгляд, появляется противоречие. Логично возникает вопрос: если у протестного избирателя более выражен внешний локус контроля-жизнь (убежденность в том, что человек не способен оказывать влияние на течение своей жизни, либо полагает, что такой контроль над ней в принципе невозможен), то почему человек идет на избирательный участок, идет и голосует, и не просто отдает предпочтение тому или иному кандидату, а голосует против всех? Иными словами, активно влияет на будущее, преобразует существующую действительность, что более характерно для человека с внутренним локусом контроля-жизнь. Еще раз отметим, что, на наш взгляд, в данном случае протест скорее эмоциональный, чем рациональный, т.е. реакция на актуальную ситуацию (здесь-и-сейчас), на ситуацию в целом, чем акт, направленный на изменение ситуации во временной перспективе. Возможно, это связано с фиксацией не на такой временной категории, как будущее (выбрать представительные органы власти, изменить свою жизнь и т.д.), а с фиксацией на категории настоящее, иными словами процесс выборов чаще рассматривается субъектом применительно к категории настоящее, но никак не к категории будущее.

Как мы уже отмечали ранее, у протестных избирателей наблюдается слабая ориентация на будущее, большая ориентация на настоящее и прошлое. Также, для протестного избирателя характерна неудовлетворенность своей жизнью в настоящем. Они чаще, по сравнению с респондентами контрольной группой, в целом не воспринимают сам процесс своей жизни как интересный, эмоционально насыщенный и наполненный смыслом.

Протестные избиратели склонны недооценивать такие свойства человеческого существа, как его полнота и порядок. Иными словами наблюдается некое упрощенное восприятие человека, которое сочетается с неким упрощенным восприятием жизни, что в свою очередь оказывает влияние на все аспекты жизнедеятельности человека, в том числе и на сферу межличностных и семейных отношений.

Возможно, сочетание вышеизложенных тенденций приводит к тому, что испытуемые из группы протестного голосования чаще считают своих партнеров, а не себя причиной значимых ситуаций, возникающих в своих семьях, а также не склонны считать себя способными активно формировать свой круг общения, и чаще считают свои отношения результатом действий своих партнеров.

Описанные выше тенденции распространяются и на область достижений. Протестные избиратели чаще, по сравнению с контрольной группой, приписывают свои успехи, достижения и радости внешним обстоятельствам - везению, счастливой судьбе или помощи других людей.

Если говорить в целом о полученных данных с помощью всех методик, то на наш взгляд, все они логически согласуются между собой и являются взаимодополняющими и, в целом, подтверждают нашу гипотезу о существовании взаимосвязи между ценностно-смысловой сферой и политической активностью личности, а также вписываются в нашу модель ценностно-смысловой сферы протестного избирателя (см. рис. 4).

Данная модель представлена системой ценностных ориентаций и личностных смыслов, которые включают в себя следующие компоненты: систему смысложизненных ориентаций, ценностные ориентации, уровень субъективного контроля. Эти компоненты у протестных избирателей имеют свои особенности, а именно: преобладание внешнего локус-контроля, ориентация, прежде всего на прошлое и настоящее, неудовлетворенность процессом своей жизни, протест чаще эмоциональный, чем рациональный. Также для протестных избирателей характерно отличное восприятие таких категорий, как жизнь, труд, человек, смерть, прошлое, настоящее, будущее (см.рис.4).

Рис. 4 Модель ценностно-смысловой сферы протестного избирателя

Теперь необходимо обратиться к данным, полученным с помощью анкеты-опросника. Результаты, полученные с помощью разработанной нами анкеты-опросника, также доказывают существование различий между контрольной группой и группой протестного голосования относительно того или иного аспекта политической активности. На наш взгляд, эти данные дополняют выявленные особенности в ценностно-смысловой сфере протестного избирателя, полученные с помощью психологических методик (СЖО, ЦС, УСК), и требуют подробного анализа.

Как уже упоминалось выше, в данной анкете-опроснике содержались вопросы, касающиеся степени политической активности, степени информированности относительно предстоящих выборов, вопросы приемлемости или неприемлемости протестных форм голосования, а также относительно собственной политической активности - приходилось или нет самому испытуемому голосовать против всех, если да, то как часто, и другие.

Одним из параметров, характеризующих политическую активность личности, является уровень активности - пассивности, то есть участия -неучастия в выборном процессе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

В заключении нашей работы мы хотим остановиться на судьбе и перспективах протестного голосования как политического феномена. Как известно, совсем недавно Государственная Дума РФ отменила графу «Против всех» в избирательных бюллетенях. Таким образом, у избирателей, придерживающихся протестной линии поведения, отобрали возможность выразить свой протест и недовольство непосредственно на избирательных участках, через бюллетень для голосования.

Как отмечают многие ученые, протестные тенденции в российском обществе как существовали, так и будут существовать. На наш взгляд, сейчас протестные избиратели, будучи лишенными одной из форм реализации своего протестного потенциала, будут искать другие, новые формы его реализации, поэтому в настоящий момент, пожалуй, можно только предполагать, через какие именно формы политической активности они будут реализовываться. Таким образом, как видно из выше изложенного, любые новые эмпирические данные о протестной политической активности будут крайне полезными.

Уникальность нашего исследования заключается в том, что мы успели его провести непосредственно до отмены графы «Против всех» (2003-2006 г.). Мы убеждены в том, что знания, полученные с помощью нашей работы, позволят по-новому осмыслить феномен протестного голосования, расширят знания о протестной политической активности личности в целом, а также о влиянии ценностно-смысловой сферы на электоральную активность личности.

В качестве наиболее существенных результатов, подтверждающих выносимые на защиту положения, можно выделить следующие:

1. Ценностно-смысловая сфера личности задает вектор политической активности в целом и протестного голосования в частности.

2. Протестные избиратели, по сравнению с избирателями, склонными голосовать за конкретного кандидата, обладают такими особенностями ценностно-смысловой сферы, как преобладание внешнего локус-контроля, ориентация, прежде всего на такие временные категории, как «прошлое» и «настоящее», а также неудовлетворенность процессом своей жизни.

3. Протестное поведение избирателей носит скорее эмоциональный характер (неудовлетворенность сложившейся на данный момент времени ситуацией), чем рациональный (потребность изменить ситуацию во временной перспективе), а сам процесс выборов рассматривается протестным избирателем чаще применительно к такой временной категории, как «настоящее», чем к категории «будущее».

Итоги исследования открывают перспективы дальнейшей теоретической и эмпирической работы, среди которых можно выделить следующие:

- более глубокое изучение влияния систем ценностных ориентаций и личностных смыслов на политическую активность личности в целом и на протестную политическую активность в частности;

- разработка программ по снижению уровня протестной политической активности;

- разработка рекомендаций по повышению точности политических прогнозов об исходе выборов;

- составление методических рекомендаций для политических деятелей по ведению предвыборных кампаний, с учетом влияния ценностно-смысловой сферы на политическую активность избирателя.

Таким образом, протестная политическая активность в целом, и феномен протестного голосования в частности, представляет собой сложный, многофакторный и, к сожалению, слабо изученный на сегодняшний день социально-психологический процесс.

Ценностно-смысловая сфера личности оказывает существенное влияние на политическую активность личности, поэтому изучение политической активности избирателя без пристального и внимательного исследования ценностных ориентаций и системы личностных смыслов невозможно.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Бинеман, Алексей Владимирович, Самара

1. Абульханова-Славская К. А. Социальное мышление личности, проблемы и стратегии исследования /К. А. Абульханова-Славская //Психологический журнал. - 1994. - Т. 15, № 4. - С. 39-55.

2. Адорно Т. Авторитарная личность /Т. Адорно //Политология: хрестоматия /под ред. М. А. Василика. М.: Гардарики, 2000. - С. 588-600.

3. Адорно Т. Исследование авторитарной личности /Т. Адорно и др.. М.: Академия исследования культуры, 2001. - 411 с.

4. Айзенк Г. Ю. Структура личности: пер. с англ. /Г. Ю. Айзенк. -СПб.: Ювента; М.: КСП+, 1999. 464 с.

5. Алмонд Г. Гражданская культура и стабильность демократии /Г. Алмонд, С. Верба //Полис: Политические исследования. 1992. - № 4. - С. 122-134.

6. Алмонд Г. Гражданская культура: политические установки и демократии пяти наций //Антология мировой политической мысли: учеб. пособие в 5-ти т. Т. 2: Зарубежная политическая мысль. XX в. /отв. ред. Т. А. Алексеева. М.: Мысль, 1997. - С. 592-611.

7. Алмонд Г. Политическая наука: история дисциплины //Политическая наука: новые направления /под ред. Р. Гудина, Х.-Д. Клингеманна; науч. ред. Е. Б. Шестопал; пер. М. М. Гурвица, А. Л. Демчука, Т. В. Якушевой. М.: Вече, 1999. - С. 69-113.

8. Андреев А. Л. Политическая психология /А. Л. Андреев. М.: Весь Мир, 2002. - 240 с.

9. Андреева Г. М. Зарубежная социальная психология XX столетия: Теоретические подходы: учеб. пособие для вузов /Г. М. Андреева, Н. Н. Богомолова, Л. А. Петровская. М.: Аспект Пресс, 2001. - 288 с.

10. Ю.Андреева Г. М. Психология социального познания: учеб. пособие для студентов психологических и педагогических специальностей вузов /Г. М. Андреева. М.: Аспект-Пресс, 2000. - 288 с.

11. П.Андреева Г. М.Социальная психология: учебник для высш. шк. /Г. М. Андреева. М.: Аспект-Пресс, 2000. - 375 с.

12. Анисимова Т. В. Политическая психология: методические указания. СПб., 1992

13. З.Аристотель. Политика //Сочинения: в 4-х т. Т. 2 /Аристотель; пер. С. А. Жебелева. М.: Мысль, 1983. - С. 375-645.

14. И.Аристотель. Сочинения: в 4-х т. Т. 1 /Аристотель. М.: Мысль, 1976. - 550 с.

15. Арон Р. Демократия и тоталитаризм /Р. Арон; пер. с фр. Г. И. Семенова. М.: Текст, 1993. - 303 с.

16. Арон Р. Мемуары: 50 лет размышлений о политике /А. Раймон; пер. с фр. Г. А. Абрамова, Л. Г. Ларионовой. М.: Ладомир, 2002. - 871 с.

17. Асмолов А. А был ли сеанс черной магии? Размышления о психологической типологии политических партий //Российское обозрение: Бюллетень еженедельной информации. 1993. - № 52. - С. 1-3.

18. Афанасьев М. Н. Поведение избирателей и электоральная политика в России /М. Н. Афанасьев //Полис: Политические исследования. 1995. - № З.-С. 105-116.

19. Баглай М. Сознание и политика /М. Баглай //Наука и жизнь. -1991. -№ 9. С. 44-50.

20. Бажин Е. Ф. Метод исследования уровня субъективного контроля /Е. Ф. Бажин, Е. А. Голынкина, А. М. Эткинд //Психологический журнал. -1984.-Т. 5, № З.-С. 152-162.

21. Баталов Э. Я. Политическая культура: понятие и феномен /Э. Я. Баталов //Политика: проблемы теории и практики. М., 1996. - Вып. VII. Ч. 2.

22. Беляева О. С. Личные особенности избирателей как фактор политического поведения /О. С. Беляева, М. В. Харитонов //Психологический журнал. 1995. - Т. 16, № 5. - С. 144-148.

23. Бобнева M. И. Феномен ценностной системы личности /М. И. Бобнева //Вестник Российского гуманитарного научного фонда. 1996. - № 1. -С. 137-147.

24. Бодалев A. JI. Феномен понимания другого /А. JI. Бодалев //Мир психологии. 2001.-№3.-С. 12-16.

25. Бойков В. Э. Социально-политические факторы развития российского общества /В. Э. Бойков //Социс. 1995. - № 11. - С. 47-54.

26. Бойков В. Э. Установки сознания и политические предпочтения избирателей /В. Э. Бойков //Социология власти. 1999. - Режим доступа: http://www.rags.ru/scenter/gos/gosl .htm.

27. Братусь Б. С. Аномалии личности /Б. С. Братусь. М.: Мысль, 1988. -301 с.

28. Братусь Б. С. К изучению смысловой сферы личности /Б. С. Братусь //Вестник Московского университета. Сер. 14, Психология. 1981. - № 2 - С. 46-56.

29. Братусь Б. С. Нравственное сознание личности: психологическое исследование /Б. С. Братусь. М.: Знание, 1985. - 64 с.

30. Братусь Б. С. Смысловая сфера личности /Б. С. Братусь //Психология личности в трудах отечественных психологов. СПб.: Питер, 2000.-С. 130-138.

31. Бубнова С. С. Ценностные ориентации личности как многополярная нелинейная система /Бубнова С. С. //Психологический журнал. 1999. - № 5. - С. 38-44.

32. Бурдье П. Социология политики /П. Бурдье. M.: Socio-Logos, 1993. -336 с.

33. Василюк Ф. Е. Психология переживания /Ф. Е. Василюк. М.: МГУ, 1984. - 200 с.

34. Весна 89: География и анатомия парламентских выборов /под ред. В. Колосова, Н. Петрова, JL Смирнягина. М.: Прогресс, 1990. - 382 с.

35. Владыкина И. К. Феномен доверия и политическая реклама /И. К. Владыкина //Вестник Московского университета. Сер. 18, Социология и политология. -2000. -N 1. С. 141-153.

36. Выготский JL С. Психология /Л. С. Выготский. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. - 1008 с.

37. Гавра Д. П. Общественное мнение и власть: режимы и механизмы взаимодействия /Д. П. Гавра //Журнал социологии и социальной антропологии. 1998. - Т. 1, вып. 4. - Режим доступа: http://www.soc.pu.rU/publications/jssa/1998/4/gavra.html.

38. Галкин А. Сдвиги в общественном сознании сквозь призму электорального поведения /А. Галкин //Власть. 2000. - № 6. - С. 66-81.

39. Гамов В. Г. В поисках «хорошего капитализма»: три года спустя. -Режим доступа //http: //www.left.ru /2000/3/Gamov.html.

40. География выборов Съезда народных депутатов СССР 1989 г. (первые итоги) / А. Березкин и др. //Известия АН СССР. Сер. географическая. 1989. -•№ 5. - С. 5-24.

41. Глезер О. Над границей тучи ходят хмуро. /О. Глезер, В. Колосов, Н. Петров //Поиск. 1992. - N 2.

42. Гоббс Т. Сочинения в 2-х т. Т. 2 /Т. Гоббс. М.: Мысль, 1991.

43. Гозман Л. Я. Политическая психология /Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал. Рн/Д.: Феникс, 1996. - 446 с.

44. Гозман Л. Я. Психология в политике — от объяснения к воздействию /Л. Я. Гозман //Вопросы психологии. 1992. - № 1. - С. 36-41.

45. Головаха Е. И. Потенциал протеста украинского общества /Е. И. Головаха, Н. В. Панина //Социологические исследования. 1999. - № 10. - С. 31-40.

46. Гомеров И. Н. Политическая культура: учеб. пособие /И. Н. Гомеров. Новосибирск: Сибирский университет потребительской кооперации, 2001. - 35 с.

47. Гомеров И. Н. Культура политических выборов как моделирующая система: автореф. дис. . д-ра философ, наук /И. Н. Гомеров; Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 1995. - 44 с.

48. Горфункель А. X. Философия эпохи Возрождения: учеб. пособие для студентов и аспирантов /А. X. Горфункель. М.: Высшая школа. - 1980. -368 с.

49. Грушин Б. А. Массовое сознание: Опыт определения и проблемы исследования /Б. А. Грушин. М.: Политиздат, 1987. - 368 с.

50. Гудков JI. К проблеме негативной идентификации /Л. Гудков //Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2000. - № 5. - С. 37.

51. Гущин В. Кому нужен нищий избиратель? /В. Гущин //Литературная газета. 2004. - № 93,9 марта. - С. 12.

52. Даль Р. О демократии /Р. Даль; пер. с англ. А. С. Богдановского; под ред. О. А. Алякринского. М.: Аспект-Пресс, 2000. - 208 с.

53. Даль Р. Современный политический анализ /Р. Даль //Политология (70-80-е гг.) /отв. ред. Ю. С. Пивоваров. М., 1993.

54. Данилов С. В. Особенности образовательного процесса как фактор политической социализации учащихся: автореф. дис. . канд. психол. наук /С. В. Данилов; Самарский гос. пед. ун-т. Самара, 2003 - 23 с.

55. Дейнека О. С. Экономическая психология: учеб. пособие /О. С. Дейнека; СПбГУ. СПб.: СПбГУ, 2000. - 158 с.

56. Дилигенский Г. Г. Социально-политическая психология: учеб. пособие /Г. Г. Дилигенский. М.: Новая школа, 1996. - 352 с.

57. Дильтей В. Описательная психология /В. Дильтей. СПб., 1995.160 с.

58. Донцов А. И. О ценностных отношениях личности /А. И. Донцов //Советская педагогика. 1994. - № 51. - С. 32-39.

59. Донцов А. И. Проблемы групповой сплоченности /А. И. Донцов. -М.: МГУ, 1979.- 128 с.

60. Донцов А. И. Психология коллектива: учеб. пособие /А. И. Донцов. М.: МГУ, 1984.-208 е.

61. Дюверже М. Политические институты и конституционное право /М. Дюверже //Антология мировой политической мысли: учеб. пособие: в 5-ти т. Т. 2. Зарубежная политическая мысль. XX в. /отв. ред. Т. А. Алексеева. М.: Мысль, 1997.-С. 643-662.

62. Егорова Е. В. Психологические методики исследования личности политических лидеров капиталистических стран / Е. В. Егорова. М., 1988.

63. Егорова-Гантман Е. Восприятие власти /Е. Егорова-Гантман, Ю. Косолапова, Е. Минтусов //Власть. 1994. - № 1.

64. Елохина Т. П. Психология политического сотрудничества в России /Т. П. Елохина; СПбГУ. СПб.: СПбГУ, 2004. - 258 с.

65. Жуков Ю. М. Ценности как детерминанты принятия решения. Социально-психологический подход к проблеме ЯО. М. Жуков //Психологические проблемы социальной регуляции поведения /отв. ред. Е. В. Шорохова, М. И. Бобнева. М.: Наука, 1976. - С. 254-277.

66. Захарова Т. И. Особенности региональных избирательных систем /Т. И. Захарова //Восток России. Хабаровск, 1999.

67. Здравомыслов А. Г. Потребности, интересы, ценности /А. Г. Здравомыслов. М.: Политиздат, 1986. - 223 с.

68. Зоркая Н. Политическое участие и доверие населения к политическим институтам и политическим лидерам /Н. Зоркая //Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. 1999. - № 1. - С. 54.

69. Истон Д. Категории системного анализа политики /Д. Истон //Антология мировой политической мысли: учеб. пособие: в 5-ти т. Т. 2. Зарубежная политическая мысль. XX в. /отв. ред. Т. А. Алексеева. М.: Мысль, 1997.-С. 629-643.

70. Истон Д. Новая революция в политической науке /Д. Истон //Социально-политический журнал. 1993. - № 8. - С. 115-128.

71. Катастрофическое сознание в современном мире в конце XX века. (По материалам международных исследований) /под ред. В. Э. Шляпентоха; Ин-т социологии РАН; Ун-т штата Мичиган. М.: МОНФ. - 1999. - 347 с.

72. Кинсбургский А. В. Социальное недовольство и потенциал протеста /А. В. Кинсбургский //Социс. 1998. - № 10. - С. 69-74.

73. Климов Н. А. Протестное движение в России: взаимная обусловленность стратегий сторон /Н. А. Климов //ПОЛИС: Политические исследования. 1999. - № 1. - С. 148.

74. Клямкин И. М. Политическая социология переходного общества /И. М. Клямкин //ПОЛИС: Политические исследования. -1993. № 4. - С. 41-64.

75. Клямкин И. М. Теневой образ жизни: социологический автопортрет постсоветского общества /И. М. Клямкин, Л. М. Тимофеев //ПОЛИС: Политические исследования. 2000. - № 5. - С. 121-132.

76. Коблянская Е. В. Влияние «эффекта присоединения к большинству» на формирование решения избирателя /Е. В. Коблянская, Е. Б. Лабковская. //Психология: истоки и перспективы: тезисы научно-практической конференции. СПб., 1996.

77. Колосов В. Новое геополитическое положение России /В. Колосов, А. Трейвиш; Горбачев-Фонд. М., 1992. - 32 с.

78. Комаровский В. С. Демократия и выборы в России: теория и история вопроса /В. С. Комаровский //Социс. -1996. № 6. - С. 18-31.

79. Косолапов Н. А. Политико-психологическая типология конфликта /Н. А. Косолапов //Политическая наука в России: интеллектуальный поиск и реальность /отв. ред.-сост. А. Д. Воскресенский. М., 2000.

80. Косолапов Н. А. Политико-психологический анализ социально-территориальных систем: основы теории и методологии (на примере России): пособие для вузов /Н. А. Косолапов. М.: Аспект-Пресс, 1994. - 240 с.

81. Косолапов Н. А. Социальная психология и международные отношения /Н. А. Косолапов. М.: Наука, 1983. - 272 с.

82. Крамник В. В. Социально-психологический механизм политической власти /В. В. Крамник; Ленингр. фин.-экон. ин-т им. Н. А. Вознесенского. -Л.: Изд-во Ленингр. фин.-экон. ин-та, 1991. 158 с.

83. Лабковская Е. Б. Исследование поведения избирателей в американской политической психологии /Е. Б. Лабковская. СПб., 1997.

84. Лабковская Е. Б. Психологические детерминанты поведения избирателей в ситуации политических выборов: дис. канд. психол. наук /Е. Б. Лабковская. СПб., 1996. - 197 с.

85. Лебон Г. Психология народов и масс /Г. Лебон. СПб.: Макет, 1995. -311с.

86. Левада Ю. А. Избиратель отвергает крайности /Ю. А. Левада //Известия. 1995. - 19 сентября. - С. 5.

87. Левада Ю. А. Массовый протест: потенциал и пределы /Ю. А. Левада //Экономические и социальные перемены в регионе: мониторинг общественного мнения: информ. бюл. ВЦИОМ. - 1997. - Вып. 3. - С. 37.

88. Левада Ю. А. Между авторитаризмом и анархией: российская демократия в глазах общественного мнения ЛО. А. Левада //Экономические и социальные перемены в регионе: мониторинг общественного мнения: информ. бюл.- ВЦИОМ, 1995. Вып. 2.-107 с.

89. Левада Ю. А. От мнений к пониманию: социологические очерки, 1993-2000 ЛО. А. Левада. М.: Моск. школа полит, исслед., 2000. - 574 с.

90. Левада Ю. А. Пирамида общественного мнения в электоральном зеркале ЛО. А. Левада //Экономические и социальные перемены в регионе: мониторинг общественного мнения: информ. бюл. ВЦИОМ, 1996. - Вып. 1 (21).-С. 16.

91. Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах: Сравнительное исследование /А. Лейпхарт; пер. с англ. Б. И. Макаренко; науч. ред. пер. А. М. Салмин, Г. В. Каменская. М.: Аспект Пресс, 1997. -287с.

92. Лейпхарт А. Конституционные альтернативы для новых демократий /А. Лейпхарт //ПОЛИС: Политические исследования. 1995. - № 2.-С. 135-147.

93. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность /А. Н. Леонтьев. М.: Политиздат, 1975. - 304 с.

94. Леонтьев Д. А. Методика изучения ценностных ориентаций /Д. А. Леонтьев. М., 1992. - 17 с.

95. Леонтьев Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности /Д. А. Леонтьев. М.: Смысл, 1999. - 487 с.

96. Леонтьев Д. А. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО) /Д. А. Леонтьев. М.: Смысл, 1992. - 16 с.

97. Леонтьев Д. А. Три грани смысла /Д. А. Леонтьев //Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии: школа А. Н. Леонтьева /под ред. О. К. Тихомирова, А. Е. Войскунского, А. Н. Ждан. М.: Смысл, 1999.-С. 299-331.

98. Леонтьев Д. А. Факторная структура теста смысложизненных ориентаций /Д. А. Леонтьев, М. О. Калашников, О. Э. Калашникова //Психологический журнал. 1993. - Т. 14, № 1. - С. 150-155.

99. Любарев А. Е. Голосование «против всех»: мотивы и тенденции /А. Е. Любарев //ПОЛИС: Политические исследования. 2003. № 6. - С.5.

100. Макиавелли Н. Государь: пер. с ит. /Н. Макиавелли. М.: ЭКСМО-ПРЕСС; Харьков: ФОЛИО, - 1999. - 655 с.

101. Маренков А. В. Социально-психологические факторы электорального поведения: на примере современной России и стран СНГ: дис. канд. психол. наук /А. В. Маренков. Ярославль, 2004. - 172 с.

102. Маркс К. Немецкая идеология /К. Маркс, Ф. Энгельс. М.: Политиздат, 1988. - 574 с.

103. Мартынова М. Ю. Политическая контрэлита в России /М. Ю. Мартынова //Вестник МГУ. Сер. 12, Политические науки. 2000. - № 1. - С. 36-53.

104. Маслоу А. Самоактуализация /А. Маслоу //Психология личности: тексты /под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, А. А. Пузыря. М., 1982. - С. 108-118.

105. Мелешкина Е. Ю. Политическое поведение /Е. Ю. Мелешкина //Политический процесс: основные аспекты и способы анализа: сб. учеб. материалов /под. ред. Е. Ю. Мелешкиной. М.: Весь Мир, 2001. - С. 255-270.

106. Мельникова О. Т. Критерии типологии молодежной аудитории телепрограмм /О. Т. Мельникова //Массовая коммуникация и развитие социалистического образа жизни. Тарту, 1976.

107. Мерриам Ч. Новые аспекты политики /Ч. Мерриам//Антология мировой политической мысли: в 5-ти т. Т.2 /отв. ред. Т. А. Алексеева. М.: Мысль, 1997.-С. 175-185.

108. Мид М. Культура и мир детства. Избранные произведения /М. Мид. М.: Наука, 1988. - 429 с.

109. Миллер А. Авторитарный и тоталитарный опыт Центральной Европы /А. Миллер //Мировая экономика и международные отношения. -1996.-№7.

110. Миллер У. Политическое поведение: вчера и сегодня /У. Миллер //Политическая наука: новые направления /под ред. Р. Гудина, Х.-Д. Клингеманна. М., 1999. - С. 297-309.

111. Миллс Р. Властвующая элита /Р. Миллс. М., 1959.

112. Милюков П. Очерки по истории русской культуры: в 3-х т. /П. Милюков. М.: Погресс, 1993.

113. Мотив //Психологический словарь /под ред. В. П. Зинченко, Б. Г. Мещерякова. 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Педагогика-Пресс, 1997. - С. 203-204.

114. Назаров М. М. Политический протест: опыт эмпирического анализа /М. М. Назаров //Социс. 1995. - № 1. - С. 47-59.

115. Никитина О. Н. Динамика изменения ценностно-смысловой сферы личности в процессе профессионального становления: дис. . канд. психол. наук /О. Н. Никитина. М., 2002.

116. Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение: Открытие спирали молчания /Э. Ноэль-Нойман. М.: Прогресс, 1996. - 351 с.

117. Одайник В. Психология политики. Политические и социальные идеи К. Г. Юнга /В. Одайник. СПб., 1996.

118. Ольшанский Д. В. Массовые настроения в политике /Д. В. Ольшанский. — М.: Прин-Ди, 1995. 238 с.

119. Ольшанский Д. В. Трансформация человеческого сознания /Д. В. Ольшанский //Полис. -1991. № 3.

120. Парыгин Б. Д. Основы социально-психологической теории /Б. Д. Парыгин.— М.: Мысль, 1971.-348 с.

121. Патяева Е. Ю. Ситуативное развитие и уровни мотивации /Е. Ю. Патяева //Вестник Московского ун-та. Сер. 14, Психология. 1983. - № 4. - С. 23-33.

122. Петров Н. Демография и выборы /Н. Петров //Население и общество: бюллетень Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. 1995. - № 9. - С. 1-3.

123. Петров Н. Плюс всеобщая федерализация всей России /Н. Петров //Независимая газета. -1991.-16 окт.

124. Петров Н. Регионы России в двойном зеркале /Н. Петров //Демократ. Россия. 1991.-29 марта.

125. Петров Н. Российский дом в прошлом и будущем /Н. Петров //Независимая газета. 1991.-27 апр.-5 мая.

126. Петров Н. Скованные одной цепью /Н. Петров //Радикал. -1991.48.

127. Петров Н., Смирнягин Л. Сепаратизм: яд или лекарство? // Моск. новости. 1990. - №43

128. Петров Н., Трейвиш А. Хвала изоляционизму: сдвиги в геополитическом положении России // Новое время. -1992. №42.

129. Платон. Государство. Законы. Политик /Платон.— М.: Мысль, 1998.-798 с.

130. Платон. Сочинения: в 3-х т. Т. 1. /Платон. М., 1968. - 586 с.

131. Поливаева Н. П. Политическое сознание россиян в 90-е годы: состояние и некоторые тенденции развития /Н. П. Поливаева //Вестник Московского университета. Сер. 12, Политические науки. 1997 .- № 5. - С. 40.

132. Политиками не рождаются: Как стать и остаться эффективным политическим лидером /Е. В. Егорова-Гантман и др.. М., 1993.

133. Политология: учебник /под ред. М. А. Василика. М.: Гардарика, 2003.-588 с.

134. Попова О. В. Анализ неконвенционального поведения в кризисном обществе /О. В. Попова //Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. 1997. - № 3. - С. 69.

135. Психология господства и подчинения: хрестоматия /сост. А. Г. Чернявская. Минск: Харвест, 1998. - 560 с.

136. Рассадина Т. А. Кандидаты в депутаты Государственной Думы по Ульяновской области /Т. А. Рассадина //Люди и политика. Российский парламентаризм. Информационный выпуск /ред. Е. Л. Омельченко. -Ульяновск: НИЦ «Регион», 1995. С. 5-35.

137. Рассадина Т. А. Трансформации ориентаций жителей российской провинции на традиционные нравственные русские ценности /Т. А. Рассадина. Ульяновск: УлГПУ, 2001.- 142 с.

138. Рассадина Т. А. Трансформации традиционных русских ценностей в нравственных ориентациях россиян: Монография /Т. А. Рассадина. М.: Прометей: МПГУ, 2004. - 409 с.

139. Растов Ю. Е. Протестное поведение в регионе /Ю. Е. Растов //Социс. 1996. - № 6. - С. 40-50.

140. Реале Дж. Западная философия от истоков до наших дней. Кн.4 : От романтизма до наших дней. /Дж. Реале, Д. Антисери; пер.с итал. и ред. С. А. Мальцевой. СПб.: Пневма, 2003. - 849 с.

141. Реан А. А. Человек как субъект воспитания /А. А. Реан //Воспитать Человека. М.: Вентана- Графф, 2002. - С. 112-123.

142. Решетников М. Лидер и толпа: о некоторых феноменах массовой психологии /М. Решетников //Российские Вести. 1993. - 29 апреля. - С. 7.

143. Роджерс К. Р. Клиент-центрированная психотерапия /К. Роджерс.- М.: Апрель пресс, 2002. 512 с.

144. Российская элита: психологические портреты /сост. О. Давыдов. -М.: Ладомир, 2000. 319 с.

145. Российские регионы в период кризиса и реформы (июль 1992г.) /Н. Петров и др. //Политический мониторинг России. -1992. № 3. - С. 3-63.

146. Рощин С. К. Западная психология как инструмент идеологии и политики /С. К. Рощин. М.: Наука, 1980. - 302 с.

147. Рощин С. К. Общественно- политические процессы перестройки с позиций социальной психологии /С. К. Рощин //Психологический журнал. -1990.-Т. 11,№3. С. 26-38.

148. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии /С. Л. Рубинштейн.- СПб.: Питер Ком, 1999. 720 с. - (Мастера психологии).

149. Рыбалко Е. Ф. Ценностные ориентации и временные перспективы самореализации личности /Е. Ф. Рыбалко, Н. Г. Крогиус //Психологические проблемы самореализации личности. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1998. - Вып. 2. -С. 154-162.

150. Самая политическая карта СССР /О. Глезер и др. //Московские новости. 1991. - № 11. - С. 8-9.

151. Сартори Д. Вертикальная демократия /Д. Сартори //Полис: Политические исследования. 1993. - №3.

152. Сергеева Е. Я. Политическое участие и политическая ориентация российского населения: методология исследования и прогнозирования: автореф. дис. канд. политол. наук /Е. Я. Сергеева. М., 1995. - 24 с.

153. Серый А В. Ценностно-смысловая сфера личности: учебное пособие /А. В. Серый, М. С. Яницкий. Кемерово: Кемеровский государственный университет, 1999 - 92 с.

154. Сидоренко Е. В. Методы математической обработки в психологии /Е. В. Сидоренко. СПб.: ООО «Речь», 2004. - 350 с.

155. Смирнягин Л. Разделения властей на местах больше не существует /Л. Смирнягин //Сегодня. 1994. - 2 сент.

156. Сорокин П. А. О свободах. Неотъемлемые права человека и гражданина/П. А. Сорокин. Пг., 1917.

157. Сорокин П. Человек, цивилизация, общество /П. Сорокин. М.: Политиздат, 1992. - 542 с.

158. Социально-политический мониторинг России (Ситуация в регионах на 1.12.1992) /Н. Петров и др. //Политика и мысль. 1992. - № 1. -С.10-41.

159. Стрелецкий А. Трейвиш /А. Стрелецкий //Московские новости. -1991.-№ 11.

160. Тард Г. Мнение и толпа /Г. Тард //Психология толп. М.: Ин-т психологии РАН: Изд-во КСП+, 1998. - С. 257-408.

161. Тихомандрицкая О. А. Особенности социально-психологического изучения ценностей как элементов когнитивной и мотивационно-потребностной сферы (Методические аспекты) /О. А. Тихомандрицкая, Е. М. Дубровская //Мир психологии. 1999.- № 3 (19). - С. 80-90.

162. Тощенко Ж. Т. Социологические опросы и политика /Ж. Т. Тощенко, А. В. Дмитриев //Социологические исследования. 1994. - № 5. -С. 42-51.

163. Тощенко Ж. Т. Эволюция идей политической социологии (по страницам журнала «Социологические исследования» за 1974-1993 гг.) /Ж. Т. Тощенко //Социологические исследования. 1994. - № 6. - С. 14-25.

164. Уоллерстайн И. Общественное развитие или развитие мировой системы? /М. Уоллерстайн //Вопросы социологии. 1992. - Т. 1, № 1.

165. Уоллерстайн М. Избирательные системы, партии и политическая стабильность /М. Уоллерстайн //Полис. 1992. - № 5/6.

166. Франкл В. Человек в поисках смысла: сборник /В. Франкл; общ. ред. JI. Я. Гозмана и Д. А. Леонтьева. М.: Прогресс, 1990. - 368 с.

167. Фрейд 3. Томас Вудро Вильсон: 28-й Президент США /3. Фрейд, У. Буллит. М.: Прогресс, 1992. - 287 с.

168. Фрейд 3. Я и ОНО: труды разных лет: в 2-х т. Т. 2 /3. Фрейд. -Тбилиси., 1991.-425 с.

169. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности /Э. Фромм. -М., 1994.-447 с.

170. Херманн М. Дж. Составные части лидерства /М. Дж. Херман //Политология вчера и сегодня. Вып. II. М., 1990.

171. Херманн М. Дж. Стили лидерства во внешней политике /М. Дж. Херман //Полис. 1991. - № 1. - С. 91-99.

172. Холмская М. Р. Политическое участие как объект исследования. Обзор отечественной литературы /М. Р. Холмская //Полис: Политические исследования. 1999. - № 3. - С. 174.

173. Хорни К. Невротическая личность нашего времени: самоанализ /К. Хорни; общ. ред. Г. В. Бурменской. М., 1993. - 480 с.

174. Хьюстон М. Введение в социальную психологию. Европейский подход: учебник для студентов вузов /М. Хьюстон, В. Штрёбе; пер. с англ. под ред. проф. Т. Ю. Базарова. М.: Юнити-Дана, 2004. - 622 с.

175. Чулков Г. И. Императоры России: XVIII-XIX вв.: Психологические портреты /Г. И. Чулков. М.: Слово, 2003. - 378 с.

176. Шакуров P. X. Психология смыслов: теория преодоления /Р. X. Шакуров //Вопросы психологии. 2003. - № 5. - С. 18-32.

177. Шампань П. Делать мнение: новая политическая игра /П. Шампань. M.: Socio-Logos, 1997. - 335 с.

178. Шерковин Ю. Я. Психологические проблемы массовых информационных процессов /Ю. Я. Шерковин. М.: Мысль, 1973.

179. Шестопал Е. Б. Восприятие образов 12 ведущих политиков России (психологический и лингвистический анализ) /Е. Б. Шестопал, М. В. Новикова-Грунд //Полис. 1996. - № 5. - С. 168—191.

180. Шестопал Е. Б. Восприятие образов власти: политико-психологический анализ /Е. Б. Шестопал //Полис: Политические исследования. -1995.-№4.-С. 86-98.

181. Шестопал Е. Б. Личность и политика: критический очерк современных западных концепций политической социализации /Е. Б. Шестопал. — М.: Мысль, 1988. 203 с.

182. Шестопал Е. Б. Новые тенденции восприятия власти в России /Е. Б. Шестопал //Полис: Политические исследования. 2005. - N3.-C. 137-151.

183. Шестопал Е. Б. Очерки политической психологии /Е. Б. Шестопал. М.: ИНИОН, 1990. -139 с.

184. Шестопал Е. Б. Политическая психология: учебник для вузов /Е. Б. Шестопал. М.: ИНФРА-М, 2002. - 304 с.

185. Шихиреев П. Н. Современная социальная психология /П. Н. Шихиреев. М.: ИП РАН, 1999. - 447 с.

186. Шпрангер Э. Два вида психологии /Э. Шпрангер //История психологии (10-е 30-е гг. Период открытого кризиса): тексты /под ред. П. Я. Гальперина, А. Н. Ждан. - 2-е изд. - М., 1992. - 364 с.

187. Шпрангер Э. Основные идеальные типы индивидуальности /Э. Шпрангер //Психология личности: тексты /под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, А. А. Пузырея. М., 1982. - С. 55-60.

188. Штекль А. История средневековой философии /А. Штекль. -СПб.: Алетейя, 1996. 307 с.

189. Щеглов А. Политическая социализация личности и современный исторический процесс /А. Щеглов //Социально-гуманитарные знания. 2000.- № . С. 287-297.

190. Щегорцов В. А. Политическая социализация и политическая культура личности: к вопросу о функциональной зависимости /В. А. Щегорцов //Ежегодник САПН 1982-83: Политическая наука и политическая практика. М., 1984. - С. 25-37.

191. Эриксон Э. Молодой Лютер. Психоаналитическое исследование /Э. Эриксон. М.: Медиум, 1996.

192. Юрьев А. И. Введение в политическую психологию /А. И. Юрьев. СПб., 1992.

193. Юрьев А. И. Политическая психология /А. И. Юрьев, Ю. И. Филимоненко, В. К. Васильев //Вестник С.-Петербургского университета. Сер. 6. -1991. Вып. 4. - С. 35-43.

194. Ядов В. А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности /В. А. Ядов //Методологические проблемы социальной психологии. -М., 1975.-С. 89-105.

195. Ярошевский М. Г. История психологии /М. Г. Ярошевский. 2-е изд., перераб. - М.: Мысль, 1976. - 463 с.

196. Almond G. The Civic Culture. Political Attitudes and Democracy in Five Nations /G. Almond, S. Verba. N.Y.: Princeton University Press, 1980. -491 p.

197. Aron R. Etudes politique /R. Aron. Paris, 1952.

198. Benney M. How People Vote /М. Benney, A. P. Gray, R. H. Pear //A Stude of Electoral Behauiour in Greenwn /R. S. Milne, H. C. MacKenzie. N.Y.: L., 1956.

199. Berelson B. Content analysis in communication research /В. Berelson.- Glencoe: Free Press, 1952.

200. Curry R. A Theory of Political Exchange /R. Curry, L. Wade //Political Science /A. Haek. N. Y., 1991.

201. Downs A. An economic theory of democracy /A. Downs. New York: Harper, 1957.-128 p.

202. Easton D. Children in the Political System /D. Easton, J. Dennis //Origins of Political Legitimace. N.Y., 1969.

203. Fiorina M. Rational choice, empirical contributions, and scientific enterprise /M. Fiorina //Critical Review. 1995. - Vol. 9. - P. 85.

204. Free L. The Political Beliefs of Americans /L. Free, H. Cantril. -N.Y.; New Brunswick, 1968. 317 p.

205. Friedman M. Essays in positive economics /M. Friedman. Chicago: University of Press, 1993.

206. Green D. P. Pathologies of rational choice theory /D. P. Green, I. Shapiro. New Haven (Conn.): Yale University Press, 1994.

207. Gurr T. R. Why Men Rebel /T. R. Gurr. N.Y.: Princeton, 1970.205 p.

208. Heberle R. Social Movements. An Introduction to Political Sociology /R. Heberle. N.Y., 1951.

209. Hermann M. G. Ingredients of Leadership /M. G. Hermann //Political Psychology. Contemporary Problems and Issues. San Francisco; L., 1986.

210. Hess R. D. The Development of Political Attitudes in Children /R D. Hess, J. V. Torney. Chicago, 1967.

211. Himmlweit H. How Voters Decide: A Longitudinal Study of Political Attitudes and Voting Extending over 15 Years /H. Himmlweit. L.: Academic Press. 1981.-430 p.

212. Inglehart R. Post-Materializm in an Environment of Insecurity /R. Inglehart //American Politicol Science Review. 1981. - Vol. 75, № 4. - P. 285315.

213. Inglehart R. The Silent Revolution: Changing Values and Political Styles among Western Publics /R. Inglehart. -N.Y.: Princeton, 1979. 341 p.

214. Lalman D. Formal rational choice theory: a cumulative science of politics /D. Lalman, J. Oppenheimer, P. Swistak //Fini?ter. Op. Cit. -1993. P. 77.

215. Lasswell H. Political Socialization as a Policy Science /H. Lasswell //Handbook of Political Socialization: theory and Research. N.Y.: Ed by D. Schwartz, 1977. - P. 446-447.

216. Lasswell H. Psychopathology and Politics /H. Lasswell. Chicago: Dover, 1931.-538 p.

217. Lazarsfeld P. F. The People's Choice: How the Voter Makes up his Mind in a Presidential Campaign /P. F. Lazarsfeld, B. Berelson, H. Gaudet. N.Y., 1948.

218. Merriam Ch. Non-Voting: Causes and Methods of Control /Ch. Merriam, H. F. Gosnell. Chicago, 1924.

219. Morris C. W. Vfrieties of Human Values /C. W. Morris. Chicago: University Press, 1956.

220. Nie N. Political Participation /N. Nie, S. Verba //Handbook of Political Scienc: vol. 4 IF. Greenstein, N. Polsby. Boston, 1975. - P. 17-22.

221. Political Thought in America //An Anthology. Homewood, 1990.1. P. 87.

222. Renshon S. Psychological Needs and Political Behavior: A Theory of Personality and Political Efficiency /S. Renshon. N.Y.: Free Press, 1974. - 352 p.

223. Spranger T. Lebensformen. Geisteswissenschatliche Psychologie und Ethik der Persönlichkeit/T. Spranger. Tubingen: Neomarius, 1950.

224. Taagepera R. Seats and Votes /R. Taagepera, M. Shugart. New Haven and London, 1989. - 145 p.

225. The American Voter /A. Campbell et al.. N.Y., 1960.

226. The Authoritarian Personality /T. W. Adorno et al.. N.Y.: Harper, 1950.-405 p.

227. Valles J. M. Special issue: political science in Western Europe, 19601990 /J. M. Valles, K. Newton //The European Journal of Political Research. -1991.-Vol. 20.