Автореферат диссертации по теме "Особенности структуры Я-концепции наркозависимых, прошедших реабилитацию"

На правах рукописи

ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ Я-КОНЦЕПЦИИ НАРКОЗАВИСИМЫХ, ПРОШЕДШИХ РЕАБИЛИТАЦИЮ

Специальность 19.00.01 - общая психология, психология личности, история

психологии

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Казань - 2003

Диссертация выполнена на кафедре психологии Казанского государственного

университета

Научный руководитель -

Официальные оппоненты -

доктор педагогических наук, профессор Хусаинова Наира Юсуповна

доктор медицинских наук, профессор Менделевич Владимир Давыдович

доктор психологических наук, профессор Юсупов Ильдар Масгудович

Ведущая организация - Башкирский государственный

университет

Защита состоится 2003г. в /О часов на заседании

диссертационного совета К 212.081.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата психологических наук при Казанском государственном университете по адресу: 420008, г.Казань, ул.Кремлевская, 18, физический корпус, ауд. 506.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета по адресу: 420008, г.Казань, ул. Кремлевская, 35.

Автореферат разослан «¿Цмврга 2003г.

Ученый секретарь диссертационного совета ^ п

кандидат психологических наук, доцент " Габдреева Г.Ш.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В психологии феномен «Я-концепция» традиционно исследуется с позиции гуманистического подхода к человеку. Особое значение Я-концепция как психическая реальность имеет в рамках исследований проблемы индивидуально-личностного в человеке через изучение его представлений о самом себе. Являясь субъектом познания себя и отношения к себе, через свое «Я» человек объективизирует свою самость -единственность, неповторимость и сложность своего психического мира (А.А.Бодалев, 2002) и тем самым влияет на предмет исследования.

В разноаспектных, многоплановых и множественных исследованиях феномена «Я-концепция», относящихся в основном к нормальному развитию личности (В.С.Агапов, 1999; С.А.Баклушинский, 1996; И.В.Барышникова,

A.А.Бодалев, 1988, 2002; Н.В. Боровикова, 1998; А.А.Деркач, 1993; Т.Д. Григорьева, 2001; А.В.Иващенко, 2002; Н.Ю. Митюрина, 2002 и др.), до сих пор не вскрыты общие закономерности и не сформулированы универсальные законы зарождения, формирования и функционирования Я-концепции. Еще в большей степени это относится к исследованиям феномена Я-концепции в случаях патологии. В то же время известно, что познание психических явлений именно в экстремальных значениях позволяет выявить закономерности их развития. Поэтому наиболее актуальными исследованиями феномена Я-концепции в настоящее время становятся работы, которые проводятся в контексте и нормы, и патологии. По данным Всемирной организаций здравоохранения наркотики занимают первое место среди «виновников» преждевременной смерти людей; социологи считают, что наркозависимость как одна из форм девиантного поведения становится объективно-субъективным фактором социальных проблем. Следовательно, работа, выполненная в общем русле двух самостоятельно актуальных направлений -теории Я-концепции и проблемы наркотизации населения, становится особо актуальной и для теории психологии, и для психологической практики.

Психологические работы, реализованные в настоящее время, в основном констатируют деформацию внутреннего мира наркозависимого (С.В.Березин, 1998; В.С.Битенский, 1991; О.П.Зинченко, 1998; К.С.Лисецкий, 1998; А.Е.Личко, 1991; ПЯ.Лукачер, 1989; Н.В. Макшанцева, 1989;

B.Д.Менделевич, 1998, 2002; Ю.М.Миславский, 1993; Л.К.Шайдукова, 1999; и др.); описывают некоторые методы психологической коррекции разрушающейся личности наркозависимого (И.Г.Ванкон, 2002; А.Н.Ларин, 2001; А.В.Сухарев, 1999; П.Д.Шабанов, 2000; Л.К.Шайдукова, 2002; О.Ю.Штакельберг, 2000 и др.). Но ни в одной из них до сих пор не определены надежные диагностические критерии, по которым можно было бы судить о восстановлении личности после наркозависимости. В то же время, именно Я-концепция, являясь отражением «Я» человека, вмещает все многообразие его внутреннего психического мира и, по определрцщэд¿вддовдвд ь<№М(ф себя,

¡БИБЛИОТЕКА Т

определяет поведение человека в мире. Поэтому диагностика Я-концепции может быть надежным критерием изменений, происходящих в личности наркозависимого вследствие психокоррекции.

Справедливо отметить, что проблема наркозависимости рассматривалась в рамках феномена «Я-концепция» (И.Г.Ванкон, 2002; П.Д.Шабанов, О.Ю.Штакельберг, 2000). Однако, несмотря на то, что исследование Я-концепции предполагает интегративный подход, соответствующий сложной системно-целостной и структурно-иерархической ее сущности (В.С.Агапов, И.В.Барышникова, А.В.Иващенко, 2002), в проанализированных работах Я-концепция наркозависимого не исследуется с позиции структуры и целостной системы, позволяющей рассматривать ее развитие в качестве цели и критерия реабилитации. Это позволяет утверждать, что существует проблема научной неразработанности специфики Я-концепции наркозависимых, что требует своего разрешения углубленным изучением Я-концепции наркоманов как объекта исследования, имеющего самостоятельную субъективную для них ценность.

В качестве объекта исследования выступали структурно-системные элементы Я-концепции, а предмета - различия Я-концепций наркозависимых, прошедших только медикаментозное лечение, и наркозависимых, прошедших курс психологической реабилитации.

Цель исследования: Подтвердить, что особенности структурной организации элементов Я-концепции могут выступать в качестве индикатора личностных изменений наркозависимых, детерминированных реабилитацией, приближающих человека к сущности его «Я».

Гипотеза:

1.Структура Я-концепции при возникновении наркозависимости не разрушается, а преобразуется.

2.В процессе психологической реабилитации наркозависимых должны происходить характерные изменения их Я-концепции.

3.Критерием эффективности методов психологической реабилитации выступают структурные особенности Я-концепции наркозависимых.

Задачи исследования:

1. На основе теоретического анализа научной литературы показать необходимость исследования Я-концепции наркозависимых.

2. Выявить особенности Я-концепции наркозависимых.

3. Провести психологическую реабилитацию наркозависймых.

4. Сравнить особенности Я-концепции наркозависимых, прошедших медикаментозное лечение и курс психологической реабилитации.

Методы исследования: На этапе теоретического обоснования гипотезы были использованы методы абстрактно-логического анализа, синтеза, сравнения, аналогии, обобщения различных психологических теорий, касающихся феноменологии «Я» и «Я-концепция». На основе четырех

основных законов формальной логики (тождества, противоречия, исключения

третьего и достаточного основания) проводилось теоретическое сопоставление результатов многочисленных исследований Я-концепции с результатами собственного теоретико-экспериментального исследования.

На эмпирическом этапе исследования были использованы: констатирующий и формирующий эксперимент, наблюдение, беседа, тестирование, диагностика Я-концепции с последующей обработкой ее параметров по методикам Р.Бернса, И.Н.Калинаускаса и Н.Ю.Хусаиновой; методы исследования причинных связей (методы сходства, различения, сопутствующих изменений и метод остатков); математическая обработка результатов.

Методологической базой и теоретической основой исследования являются:

• принцип системности, позволяющий выявить основные направления поиска причин, способствующих формированию дезадаптивного поведения, и согласно которому причиной развития любой системы в желательном или нежелательном направлении является возникающее в ней противоречие. Непосредственной причиной дезадаптивного поведения в системе «личность» является противоречие между установками, ценностными ориентациями, в целом «Я-концепцией» личности, и социальными требованиями к поведению человека;

• структурный подход, предполагающий, что «Я-концепция» как сложноструктурированный феномен может быть представлена несколькими устойчивыми единицами - структурными образованиями.

На основе аксиоматического метода были выделены основополагающие теоретические представления И.Польстера о влиянии процедуры называния на восприятие называемого объекта; Р.Бернса о Я-концепции как совокупности представлений человека о самом себе, сопряженных с самооценкой; И.Н.Калинаускаса об инструментальных составляющих Я-концепции; Н.Ю.Хусаиновой о возможности метамодельной интерпретации Я-концепции.

Научная новизна исследования:

Я-концепция впервые использована в качестве критерия и цели психологической реабилитации наркозависимых.

Выявлена специфика структуры Я-концепции наркозависимых.

Обнаружены изменения структуры Я-концепции наркозависимых в результате их психологической реабилитации, выражающиеся в появлении новых системообразующих элементов и нового их иерархического построения.

Введен новый численный параметр - «коэффициент благополучия» для анализа меры позитивности Я-концепции.

Теоретическая ценность исследования:

Внесен вклад в теорию Я-концепции, позволяющий составить представление о наиболее чувствительных ее составляющих (трансцендентных и гипотетически наиболее поврежденных), на которые необходимо обращать внимание в первую очередь при психокоррекции личности.

-.Теоретически обоснован и расширен арсенал способов структурно-сиртемного анализа Я-концепции.

Практическая значимость исследования: . Выявленные особенности Я-концепции наркозавиеимых, сложившиеся в процессе их реабилитации, обогащают психологическую практику инструментарием диагностики происходящих изменений в личности наркозависимого.

Выделенное в лингвистической модели Я-концепции соотношение ее составляющих, названное нами «коэффициент благополучия», является чувствительным параметром Я-концепции и может использоваться в качестве диагностического критерия ее позитивности. Положения, выносимые на защиту:

1.Структура Я-концепции при образовании наркозависимости не разрушается, как это принято считать, а обладает определенной спецификой, проявляющейся в:

низкой самооценке, негативных представлениях о себе, отсутствии представлений по поводу собственной самоценности;

- отсутствии инструментальных составляющих Я-концепции; инфантильном характере Эго-профиля («Дитя-Взрослый-Родитель»).

2.Структура Я-концепции наркозависимых после психологической реабилитации приобретает особенности, заключающиеся в:

,- более высокой самооценке;

- уменьшении количества социальных и физических составляющих в структуре Я-концепции;

возрастании количества рефлексивных и трансцендентных составляющих;

выраженности инструментальных составляющих; доминировании в Эго-профиле личности звена «Взрослый»; в целом увеличении числа составляющих Я-концепции; увеличении коэффициента благополучия Я-концепции;

- усилении структурных связей между составляющими Я-концепции; изменении системообразующей составляющей Я-концепции.

3. Выделенное в лингвистической модели Я-концепции соотношение ее составляющих, названное нами «коэффициент благополучия», является чувствительным параметром Я-концепции и может использоваться в качестве диагностического критерия ее позитивности.

4.0собенности структуры Я-концепции наркозависимых, могут рассматриваться в качестве критерия эффективности методов психологической реабилитации.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечена непротиворечивостью и теоретической обоснованностью основных методологических положений; адекватностью используемых методов исследования целям и задачам работы; репрезентативностью выборки

испытуемых; согласованностью эмпирических данных исследования с теоретическими и экспериментальными результатами, полученными другими исследователями.

Апробация результатов исследования

Основные положения диссертации были опубликованы в ряде статей, отражающих ее основные научные положения и выводы. Они также обсуждались на научно-методических семинарах кафедры психологии КГУ и на республиканском конкурсе научных работ среди студентов и аспирантов на соискание премии им. Н.И.Лобачевского (Казань, 2002).

Структура диссертации определена логикой и задачами исследования и состоит из введения, теоретической и эмпирической глав, заключения, списка использованной литературы (194 ист.) и приложений (8).

Основное содержание диссертации

Во введении обоснована актуальность работы, раскрыта научная новизна, конкретизированы объект, предмет, цель, гипотеза, задачи, методология и методы исследования, представлены положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Я-концепция в контексте проблемы наркозависимости» в первых двух ее параграфах проанализированы взгляды зарубежных авторов на феномены «Я» и «Я-концепция» (Дж. Беннет, 2000; Р.Бернс, 1986; Ж.Лакан, 1999; А.Менегетти, 1996; Ф.Перлз, 1993; И.Польстер, 1999; К.Роджерс, 1997; З.Фрейд, 1993; К.Хорни, 2001; К.Юнг, 1996 и др.) и отечественных исследователей (B.C. Агапов, 1999; В.И.Андреев, 1996; А.А.Бодалев, 2002; И.В.Барышникова, 2002; Е.Е.Вахромов, 2001; А.А.Деркач, 1993; А.В.Иващенко, 2002; И.Н.Калинаускас, 1996; Е.А. Климов, 1997; И.С.Кон, 1981; И.Б.Орлов, 1995; Л.М.Попов, 1990; В.В.Столин, 1983; Ю.Б.Турчанинова, 1988; Н.Ю.Хусаинова, 1990, 1998 и др.). Показана необходимость изучения Я-концепции в случае наркомании, а также обоснован выбор конкретных методик исследования.

Определяющим в данной работе стало понимание Я-концепции как совокупности представлений о самом себе, сопряженной с самооценкой (Р.Бернс). Это поворачивает проблему изучения феномена Я-концепции наркозависимых в контекст исследования совокупности представлений. В этом случае Я-концепция как система приобретает дополнительное свойство, которого нет ни у одного из разрозненных представлений. Это «свойство» Я-концепции. как системы отражено в трех моментах: 1) взаимодействие представлений между собой; 2) появление качественно новых свойств у целого, которые отсутствуют у составляющих (эмерджентность); 3) возникновение нового вида взаимодействий составляющих. Феномен «Я» понимается как психическая реальность-, представление человека о своем «Я» - есть модель «Я»; вербализация представлений о своем «Я» (модели «Я») - лингвистическая модель модели «Я», то есть метамодель «Я». «Концепция Я» - теоретические

представления исследователей по поводу феномена «Я», выраженные текстуально; «Я-концепция» - модель индивидуального «Я» человека, которая после вербализации превращается в метамодель «Я».

Метамодельное понимание Я-концепции позволяет, опираясь на обнаруженный И.Польстером факт влияния называния чего-либо на специфику восприятия называемого объекта, считать, что само восприятие человеком самого себя начинает меняться уже в момент его столкновения с новыми называниями собственных представлений о себе, детерминированных психокоррекцией. Кроме того, метамодельное понимание Я-концепции позволяет применить теоретические положения нейролингвистического программирования - НЛП (Дж.Гриндер, Р.Бэндлер, Ф.Пуселик, Б.Люис и др.). В НЛП то, что человек говорит, названо «поверхностной структурой». Эта «поверхностная структура» особым образом лингвистически связана с так называемой «глубинной структурой» - моделью мира человека и представлением своего бытия в мире. В случае изменения «поверхностной» меняется и «глубинная структура», изменяя бытие человека в мире.

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что для изменения , ^браза «Я» наркозависимого надо сначала выяснить, как он воспринимает сам себя, для чего необходимо узнать специфику слов, которыми он при этом пользуется. Далее путем психокоррекции надо изменить его представления о себе, обнаруживаемые в вербальной характеристике своего «Я». После этого можно считать, что его Я-концепция трансформировалась. Поскольку Я-концепция, достаточно устойчивая система выражения множественных «Я», система установок, направленных на самого себя, то она, сохраняя самою себя, обнаружится не только в словах по поводу себя, но и в новой мере представленности человека в мире.

В третьем параграфе проанализированы существующие и реально использующиеся на сегодняшний день модели психокоррекции наркозависимых и сделан вывод о том, что в настоящее время данная проблематика находится на стадии поиска, разработки и апробации новых, наиболее эффективных методов психологической коррекции наркозависимых. Кроме того, не определены конкретные диагностические критерии эффективной психологической реабилитации. В некоторых работах, опирающихся в основном на результаты проективных рисуночных методов, сделаны выводы, что личность в процессе реабилитации дает значительную трансформацию в сторону большей адаптивности и стабильности. При этом снимается разрыв между представлением себя и самоощущением, сознательная и неосознанная часть Я-концепции личности сближаются и нормализуются (И.Г.Ванкон, 2002, П.Д. Шабанов, 2000). Показано, что в проанализированных работах Я-концепция наркозависимого не исследована с позиции структуры и

целостной системы, позволяющей рассматривать ее развитие в качестве цели и критерия реабилитации.

Во второй главе «Эмпирическое исследование структуры Я-концепции наркозависимых» описаны организация и эмпирическая база исследования, представлена модель реабилитации, методы обработки результатов тестирования и интерпретация полученных данных.

Исследование проводилось в поликлинике и стационаре городского специализированного медицинского объединения «Наркология» г. Казани на двух выборках наркозависимых: прошедших медикаментозное лечение (100 человек) и прошедших реабилитационный курс по программе «12 шагов» в разных лечебных учреждениях (100 человек). В качестве контрольной группы выступали субъекты, ни разу не употреблявшие наркотики (100 человек).

В настоящий момент в основу подхода к реабилитации в реабилитационных центрах положена концепция американских авторов J.Engel, Н.\Уетег, Г.Раггш, развивающих «био-психо-социо-духовную модель» наркомании, которая детально описана в трудах В.В.Батищева и И.Г.Ванкона. Весь реабилитационный процесс построен на работе команды специалистов (психиатров-наркологов, психологов, консультантов - выздоравливающих наркоманов, поддерживающих образ жизни, соответствующий программе «12 шагов»), включающей в себя индивидуальное консультирование и мониторинг пациента, групповую терапию, блок теоретического обучения, обучение основам регуляции психических состояний.

Диагностика Я-концепции осуществлялась с помощью методики Р.Бернса (от испытуемых требовалось ответить на вопрос «Кто ты?»). Учитывая мнение И.Польстера о том, что слишком частое называние может привести к усилению сознательного контроля испытуемого, а, следовательно, и к ослаблению контакта с экспериментатором, что не соответствовало целям психологической реабилитации наркозависимых, были использованы только десять пунктов высказываний по поводу своего «Я», вместо принятых двадцати. Кроме того, мы не использовали достаточно распространенный способ изучения Я-концепции через фиксацию «Я-идеальное», поскольку И.Польстер доказал, что процессы конфигурации, контакта, и приспособления, возникающие в процессе психотерапии, стоят человеку душевной боли, т.к. трудно достичь того «Я», которое будет нравиться самому человеку. Поскольку человек часто изолирует те части своего опыта, которые его не устраивают, в угоду сомнительному соответствию идеалу, когда наркозависимый говорит о себе: - «Я-урод, Я-садист», то, согласно И.Польстеру, это значит, что в нем живут отчужденные им интроекты, а правильная конфигурация его «Я» искажена. Наша задача состояла не в том, чтобы содействовать испытуемому в исключительно позитивном видении собственного «Яу>, а в том, чтобы он обратил свое внимание на разнообразие своих «Я».

Метамодельный способ интерпретации «Я-концепции» дал дополнительную возможность анализировать результаты самоописаний на

предмет наличия в них фантазий и воображения в ответ на вопрос «Кто Ты?», не направляя специально внимание испытуемого в область фантазий и воображения, которые неизбежно наводятся экспериментатором, когда он дает задание по поводу разных Я.

Для анализа результатов теста «Кто ты?» использовалась методика обработки, предложенная М.Куном и Т.Макпартлэндом, включавшая разделение всех ответов на четыре группы: физическое Я, социальное Я, рефлексивное Я, трансцендентное Я.

При выявлении признаков позитивности Я-концепции использовалась Бернсовская модель. Учитывались: отсутствие в первых пяти высказываниях самописаний, связанных с телом, ролью, социальным положением; уменьшение числа рефлексивных самоописаний с негативным знаком; увеличение числа абстрактных понятий и самоописаний, связанных с целью, мечтами, а также появление трансцендентных характеристик.

Обработка вербализованной Я-концепции предполагала также выделение таких составляющих, как: явно положительное отношение к себе, явно негативное отношение к себе. Выявлялось наличие или отсутствие инструментальных составляющих Я-концепции - «Я люблю...», «Я хочу...», «Я умею...» (по И.Н.Калинаускасу); проводился их качественный и количественный анализ. Ответы, не относящиеся ни к одной из названных составляющих, выделялись в группу «Другие».

Поскольку Я-концепция наркозависимых, прошедших только медикаментозное лечение, обнаружила их инфантилизм, необходимо было уточнить Эго-профиль личности. С этой целью использована методика М. Биркенбиля, разработанная им на основе теории трансакционного анализа Э.Берна.

Вербализованная «Я-концепция» позволила также применить методику Н.Ю.Хусаиновой для анализа типичных страхов наркозависимых.

О структурных особенностях судили: по отсутствию в так называемой «глобальной Я-концепции» «Я-сознающего» (процесс) и «Я-как-объекта» (содержания), выделенных У.Джемсом; по изменениям самооценки или принятию себя; по появлению модальностей (реальное, идеальное или зеркальное «Я»); по изменениям аспектов (физическое, социальное, умственное, эмоциональное); по изменениям инструментальных составляющих, выделенных И.Н.Калинаускасом. Дополнительным параметром, фиксирующим структурное нарушение Я-концепции, было наличие или отсутствие в самоописаниях слов, относящихся к работе фантазии и воображения, что с позиции анализа по Т.Макпартлэнду, является трансцендентной составляющей.

Системные изменения фиксировались: по появлению новых взаимодействий исследуемых составляющих Я-концепции; по синергетическому эффекту (эмерджентности), то есть появлению качественно

новых свойств у Я-концепции как целого; по усилению взаимодействий ранее обнаруженных структур.

• Все результаты качественного структурного анализа были подвергнуты корреляционному анализу и сопоставлены на предмет обнаружения системно-структурного сходства и различия Я-концепций наркозависимых после медикаментозного лечения (первая группа) и после психологической реабилитации (вторая группа).

В первой группе испытуемых самоописания практически не обнаружили работу воображения (трансцендентная составляющая составила всего 1,6% самоописаний). У' испытуемых, прошедших реабилитационный ^ курс, работа воображения зафиксировалась в трансцендентной составляющей

Я-концепции (8,5% самоописаний). Аналогичный показатель в контрольной группе составил лишь 3%.

Сравнительный анализ аспектных параметров (термин Р.Бернса), позволяющих судить о мере позитивности Я-концепции, обнаружил в экспериментальных группах значительное их отличие. Наибольшее различие сравниваемых групп зафиксировано по социальным и трансцендентным составляющим. В самоописаниях испытуемых, прошедших медикаментозное лечение, ролевых характеристик больше в три раза, чем у испытуемых, прошедших реабилитационный курс. Согласно Р. Бернсу, данный факт свидетельствует об инфантильности испытуемых первой выборки. В то же время, согласно важности «означивания» или «имени» (И.Польстер), сам факт рефлексии и вербализации значимых ролевых и социальных аспектов «Я», оказал терапевтическое влияние на наркозависимого.

Особенно значимым результатом является факт увеличения количества трансцендентных характеристик во второй выборке (данная составляющая Я-концепции встречалась в 5,3 чаще, чем в выборке наркозависимых, прошедших только медикаментозное лечение). Это свидетельствует в пользу того, что * после курса психологической реабилитации в Я-концепции испытуемых

появляется больше составляющих, характеризующих их как более развитую I личность. Кроме того, полученные данные фиксируют большую позитивность

Я-концепций лиц, прошедших курс психологической реабилитации. В то же время, вновь исходя из психотерапевтической функции «имени», можно утверждать, что само содержание называния своих «Я» через трансцендентные характеристики, расширяет в сознании человека его «Я», что становится самостоятельной ценностью для испытуемого. Таким образом, эксперимент подтвердил, что «означивание» представления о себе трудно переоценить.

Увеличение числа рефлексивных характеристик у испытуемых второй выборки (такие характеристики у испытуемых, прошедших реабилитацию, встречаются в 1,4 раза чаще, чем у респондентов первой выборки), также свидетельствует о повышении степени осознания своего «Я» наркозависимым после прохождения им реабилитационного курса.

Уменьшение, по сравнению с первой выборкой, количества физических (в 2,4 раза) и социальных (в 4,3 раза) составляющих у испытуемых второй выборки показывает тенденцию смещения самосознания на внутренние личностные качества. Данный факт подтверждается и качественным анализом (

Я-концепций испытуемых обеих групп. Если в первой выборке преобладают негативные самоописания, относящиеся к внешним характеристикам, и являющиеся результатом реального опыта испытуемого, приносящего ему 1

страдания (потому фиксирующие его «беззащитное Яу>), то во второй выборке много самоописаний, относящихся к внутренним личностным качествам испытуемых. Самоописания испытуемых второй выборки содержательно несут *

эмоционально-позитивную самооценку, принятие себя положительным, что подразумевает нарождающееся «Я» - «победителя» (К.Роджерс). ^

Одновременно эти же данные фиксируют факт наличия изменений в $

компонентах установки (согласно схеме Р.Бернса). Все это свидетельствует о том, что мы столкнулись со структурными явлениями, которые при сопоставлении результатов обнаружили разную меру представленности в системе, названной Р.Бернсом «глобальная Я-концепция».

Анализ составляющих Я-концепций людей, не употребляющих психоактивные вещества, и испытуемых обеих экспериментальных групп обнаружил самое большое отличие по аспектам «трансцендентное Я» и «физическое Я». Причем оно касается не столько численного значения самих (

сравниваемых структур, сколько соотношения между их величинами. Оказалось, что в сравниваемых группах исследуемые нами структуры имеют разный «удельный вес», отражая тем самым специфику Я-концепции как системы и в норме, и при патологии (табл. 1).

Таблица 1.

Процентное соотношение составляющих Я-концепции, выделенных в самоописаниях испытуемых (%).

Составляющие Не употребляющие психоактивные вещества Наркозависимые

После медикаментозного лечения После реабилитации

Физическое Я 11 15,9 6,7

Социальное Я 32 29,8 6,8

Рефлексивное Я 38 42,9 59,6

Трансцендентное Я 3 1,6 8,5

Другие 16 9,8 18,4

Поскольку Р.Берне доказал, что мерой развитости личности считается малое число физических и социальных составляющих Я-концепции и большее число рефлексивных и, особенно, трансцендентных составляющих, имело смысл определить соотношение параметра «трансцендентное Я» к параметру «физическое Я» в группе здоровых, а также у испытуемых обеих экспериментальных групп. Тем самым мы ввели в анализ Я-концепции новый параметр - «коэффициент благополучия» (К), который можно использовать в любых исследованиях личностной нормы и патологии. Чем больше этот коэффициент, тем более позитивна Я-концепция человека. Коэффициент «К» »1 можно получить путем деления численного значения параметра, относящегося

к трансцендентной составляющей Я-концепции на численное значение параметра, относящегося к физической ее составляющей. Данная процедура V, обнаружила, что:

у наркозависимых после медикаментозного лечения К=0,1,

у наркозависимых после психологической реабилитации К=1,2, в группе неупотребляющих наркотики К=0,3.

Результат сопоставления коэффициента благополучия Я-концепции (К) в этих трех группах подтверждает высказанное нами предположение о том, что Я-концепция не столько разрушается за счет наркомании, сколько приобретает определенную структурную специфику.

Анализ самоописаний контрольной группы в контексте известной обобщающей Бернсовской схематической модели Я-концепции обнаружил у испытуемых выраженность структуры «Я-сознающее». Это позволяет сказать, что в группе здоровых лиц процесс взаимодействия со своей Я-концепцией шел развернуто, обнаруживая интерес человека к своему «Я». В их Я-концепции имеется и структура «Я-как-объект», что фиксирует наличие I рефлексии содержания своего «Я»; присутствуют все компоненты установки,

самооценка или принятие себя и образ «Я»; сохранена реальная модальность ^ «Я». Другими словами, у здорового человека в Я-концепции отражены все

аспекты, теоретически обобщенью Р.Бернсом (телесность - 11%, функции и роли - 32%, рефлексирование своего эмоционального и рационального ^ внутреннего мира - 38%, трансцендентные характеристики - 3%; 16%

самоописаний выходят за рамки предлагаемой рубрикации, фиксируя многообразие его «Я»). То есть, структурно «глобальная Я-концепция» людей, ни разу не пробовавших наркотики, соответствует Бернсовскому схематическому изображению Я-концепции, где в интегрированном виде сведены вместе проанализированные им соответствующие зарубежные теории. Кроме того, она эмоционально-положительно окрашена.

Я-концепция испытуемых, прошедших только медикаментозное лечение, также имеет все аспекты Бернсовской схематической модели , структуры Я-концепции. Однако при сохранении тех же, что и в Я-концепции

здоровых лиц аспектных параметров, большинство из них эмоционально негативны, что фиксирует факт отсутствия принятия себя. Вся система их «Я»

как бы «переворачивается» вниз относительно виртуальной нейтральной линии. Наркозависимыми, прошедшими медикаментозное лечение, тело осознается даже более чем в контрольной группе, но оно .реально уничтожалось наркотиками; функции и роли представлены в поле актуального сознания испытуемых и численно мало отличаются от самоописаний испытуемых контрольной группы, параметр «духовность» меньше на порядок по сравнению с каждым параметром (например, меньше физической составляющей почти в 10 раз, в то время как в контрольной группе это же соотношение равно 4).

Таким образом, зафиксирована явная специфика Я-концепции *

наркозависимого: она отражает неприятие человеком самого себя, по составу похожа на «норму» и содержательно не разрушена.

Главное отличие Я-концепции наркозависимых, прошедших *

психологическую реабилитацию, от Я-концепции испытуемых, прошедших только медикаментозное лечение, при наличии всех аспектных составляющих Бернсовской схемы Я-концепции, состоит в изменении их иерархии, в четкой выраженности «Я-сознающего», в многообразии «Я» испытуемых, в появлении новой модальности. Кроме того, самоописания испытуемых, прошедших психологическую реабилитацию, эмоциально-положительно окрашены. Таким образом, Я-концепция наркозависимых, прошедших психологическую реабилитацию, структурно более развернута и, в целом, позитивна.

Анализ Я-концепции, с точки зрения инструментальных ее составляющих, предложенных И.Калинаускасом, обнаружил самые большие различия у испытуемых по структурам «Я люблю» и «Я хочу» (табл.2).

Таблица 2.

Количество инструментальных составляющих Я-концепции (сред.арифметические значения)

Наркозависимые Среднее количество составляющих Среднее квадратическое отклонение

люблю хочу умею Другие люблю хочу Умею Другие

После медикамент, лечения 0,30 0,05 0,04 0,66 0,54 0,22 0,24 0,96

После реабилитации 1,29 0,43 0,44 1,06 0,13 0,04 0,04 0,11

Из данных таблицы видно, что среднеквадратическое отклонение у прошедших только медикаментозное лечение характеризует размытость инструментальных составляющих Я-концепции «Я люблю», «Я хочу», «Я умею», тогда как прошедшие реабилитацию выгодно отличаются от первой выборки по этим же показателям.

Кроме того, факт увеличения количества самоописаний, начинающихся со слов «Я люблю» и «Я хочу», говорит о принятии человеком в расчет своих

желаний предпочтений, об обнаружении ассертивности, что• в итоге свидетельствует о повышении самоосознанности. Это является косвенным доказательством позитивной ориентации Я-концепции.

Анализ Я-концепции испытуемых с позиции инструментальной ее составляющей - «Я боюсь» предполагал дифференциацию страхов на внешние (вызванные внешними причинами) и внутренние (вызванные опасением не удовлетворить личностно-значимые потребности). Кроме того, проводился анализ страхов с позиции иерархии потребностей.

Таблица 3.

Выраженность составляющих Я-концепции (в%)

Показатели Испытуемые

После медикам, лечения После реабилитации Не употребляющие наркотики

Страхи Внешние 81 67 72

Внутренние 19 17 28

Страхи, связанные с потребностью в безопасности 24 28,2 53

в привязанности 45,1 46,1 26

в уважении 0 5,1 12

Как видно из табл. 3, доминирование внешних страхов сохранилось даже после психологической реабилитации, что свидетельствует об устойчивости экстернальной причины локуса страха наркозависимого.

Кроме того, в самоописаниях второй выборки зафиксированы такие нетипичные страхи, как: «лишиться веры в высшую силу», «нечистой силы», «пустоты», «оказаться в вакууме»; страх того, что «мир прекратит свое существование». Все эти страхи фиксируют через психотерапевтическую функцию «имени», данному своему «Я», их «желаемое Я», связанное с реализацией высших потребностей, которые для них значимы. Осознание невозможности реализовать значимые потребности является одной из причин возникновения этих страхов. То есть, после психологической реабилитации у наркозависимых появляется новый структурный элемент Я-концепции (изменилась модальность «Я» в соответствии с Бернсовской моделью Я-концепции). Факт обнаружения «желаемого Я» без ориентации испытуемого в область фантазий, имеет самостоятельную ценность и может быть квалифицирован как результативный факт психологической реабилитации.

Различие страхов наркозависимых и испытуемых контрольной группы с позиции иерархии потребностей позволяет предположить, что, возможно,

существовала изначальная специфика Я-концепции субъектов, позволившая им стать наркозависимыми. Факт отсутствия страхов, связанных с более высоким уровнем потребностей у наркозависимых, прошедших медикаментозное лечение, и наличие их у испытуемых контрольной группы усиливает это предположение.

Анализ исследования Эго-профиля личности по методике М.Биркенбиля показал, что имеется специфика состояний «Я» наркозависимых: после медикаментозного лечения Эго-профиль выглядит как «Дитя-Взрослый-Родитель», после реабилитации - «Взрослый-Дитя-Родитель» (см.табл.4).

Таблица 4

Выраженность показателей позитивности Я-концепции и Эго-профиля личности (сред, арифм. значения)

Показатели Наркозависимые Достоверность по критерию Стьюдента

После медикам.лечения После реабилитации

Позитив | ность ! I Позитивные самоописания 0,54 3,02 13,085, при р=0,001

Негативные самоописания 2,78 0,70 12,087, при р=0,001

нО е 2-1. Я = с «д» 55,69 30,60 12,957, при р=0,001

«в» 40,12 41,37 0,457<1,972*

«р» 20,20 16,81 1,605<1,972*

»Значения 1=1,972 (при р=0,005)

Степень позитивности Я-концепции анализировалась по количеству явно положительных или явно отрицательных самоописаний и, как видно из табл. 4, у испытуемых после реабилитации самооценка значительно выше, чем у испытуемых после медикаментозного лечения.

В результате анализа корреляционных связей между исследуемыми показателями обнаружена тенденция развития личности испытуемых в сторону более богатого, целостного и структурированного становления их «Я». Важной характеристикой полученных в исследовании результатов является существенное различие в системообразующих параметрах Я-концепции. Так, системообразующим показателем Я-концепции наркозависимых, прошедших только медикаментозное лечение, является «рефлексивное Я» и негативная самооценка, а во второй выборке - «рефлексивное Я» и Эго-состояние «Взрослый» (см.рис.№1).

Анализ корреляционных связей в первой выборке позволяет утверждать о дисгармонии между множественными «Я» испытуемых. Кроме того, наличие большого количества отрицательных связей в структуре Я-концепции

указывает на процесс дивергенции, дезорганизации структуры, стрессовое состояние наркозависимых.

Во второй выборке большее количество положительных связей в структуре Я-концепции свидетельствует о согласованности, конвергенции, повышении уровня организации системы (Н.М. Пейсахов), что позволяет утверждать о динамике структуры Я-концепции наркозависимых, подтверждает представление о том, что Я-концепция испытуемых трансформировалась в сторону позитивации и расширения границ образа «Я».

Рис. 1 Корреляционные плеяды исследуемых показателей Граф 1- после медикаментозного лечения Граф 2-после реабилитации

Показатели:

1-«Физическое Я», 2-«Социальное Я», 3-«Рефлексивное Я»,4-«Трансцендентное Я», 5-«Я люблю»,6-«Я хочу», 7-«Я умею», 8-Другие, 9-положительные самоописания, 10-отрицательные самоописания, 11-«Дитя», 12-«Взрослый», 13-«Родитель».

Обнаруженная во второй выборке достоверная корреляция между такими крайними показателями, как «физическое Я» и «трансцендентное Я», свидетельствует в пользу предложенного нами коэффициента благополучия (К), позволяющего оценивать меру позитивности Я-концепции. Чем более позитивна Я-концепция, тем сильнее связь вышеуказанных параметров и тем больше коэффициент К.

Таким образом, вышеизложенные факты подтверждают нашу гипотезу о том, что Я-концепция может выступать индикатором изменений, происходящих в личности наркозависимого. Я-концепция, включающая новые параметры, обогащает метамодель «Я» испытуемого, меняя тем самым сам образ его «Я». Согласно теории Я-концепции, она обнаружится в дальнейшем в иной, более расширенной и позитивной представленности человека в мире. Поэтому развитие позитивной Я-концепции должно стать целью психологической реабилитации наркозависимых.

В целом, проведенное исследование позволило сформулировать следующие выводы:

1. Анализ научной литературы по проблеме наркозависимости обнаружил отсутствие общепринятых диагностических критериев успешности восстановления личности в результате ее реабилитации. Несмотря на существование уникального феномена «Я-концепция», обладающего способностью обнаруживать новую меру представленности человека в мире адекватно произошедшим в нем изменениям, он не используется в качестве цели и критерия реабилитации.

2.Сравнение Я-концепций испытуемых контрольной группы и наркозависимых, прошедших только медикаментозное лечение, не обнаруживает существенных различий в составе структурных составляющих. Наблюдаются различия в соотношении составляющих внутри каждой выборки, что говорит о системных их отличиях.

3.Исследование вербализованного представления о себе позволило выявить специфику Я-концепции у наркозависимых, прошедших только медикаментозное лечение, заключающуюся в: низкой самооценке, негативных представлениях о себе, отсутствии представлений о собственной самоценности; отсутствии инструментальных составляющих, фиксируемых в фразах, начинающихся со слов «Я люблю», «Я хочу», «Я умею»; инфантильном характере Эго-профиля («Дитя-Взрослый-Родитель»); типичном глубинном страхе одиночества.

4.Я-концепция наркозависимых после психологической реабилитации, приобретает характерные особенности, которые выражаются в: более высокой самооценке; выраженности инструментальных составляющих; доминировании в Эго-профиле личности («Взрослый-Дитя-Родитель») Эго-состояния «Взрослый»; увеличении числа рефлексивных и трансцендентных составляющих; уменьшении числа составляющих социального и физического типа; большей множественности составляющих Я-концепции в целом; большем значении коэффициента благополучия «К»; изменении системообразующей составляющей Я-концепции.

5.Предложенный параметр Я-концепции - коэффициент благополучия (К), дает возможность оценить характер сформированности Я-концепции в количественных значениях и, тем самым, использовать его в качестве диагностического параметра Я-концепции, объективизирующего обработку эмпирических данных.

Основные положения работы представлены в следующих публикациях автора:

1. Я-концепция как основание правильного воспитания девочки -будущей беременной // Субъектность в современном образовательном пространстве/ ИСПО РАО. - Казань, 2001. -С. 181-193. - (В соавторстве с Н.Ю. Хусаиновой).

2. Я-концегшия наркозависимых до и после психотерапии // Психология XXI века: Тез. Междунар. научно-практ. конф. студентов и аспирантов /Под ред. В.Б. Чеснокова: СПб, 2002. -С.81.

3. Особенности Я-концепции наркозависимых // Семья: Взрослые и дети в изменяющемся мире: Материалы Республиканской научно-практ. конференции. - Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2002. -С.139-142.

4. Нарушение механизмов формирования позитивной Я-концепции как один из факторов, предопределяющих наркозависимость. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2002. - 33с. - (В соавторстве с Н.Ю.Хусаиновой).

5. Диагностика Я-концепции родителей и ребенка как основание для профилактики наркомании // Тонус. - Казань: Изд-во Казан.ун-та, 2003. №9-С. 178-187.

Отпечатано в ООО «СИДЦХИ-СЕКЬЮРИТИ». Казань, ул Журналистов, 1/16. Лицензия №0130 от 1.07.98 г. Подписано в печать 5.03.03. Уел и. л. 1,25. Заказ N° 545. Формат 60x901/16 Тираж 100 экз. Бумага офсетная. Печать • ризография

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Рахимова, Айсылу Фоатовна, 2003 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. «Я-концепция» в контексте проблемы наркозависимости

1.1. Концепция «Я» и «Я» как предмет познания в психологии.

1.2. Психологические теории феномена «Я-концепция».

1.3. Психологические теории наркотизации, психокоррекции и реабилитации наркозависимых.

Выводы по первой главе.

Глава II. Эмпирическое исследование Я-концепции наркозависимых.

2.1. Организация исследования Я-концепции наркозависимых.

2.2.Сравнительное исследование Я-концепции наркозависимых, прошедших медикаментозную терапию и курс психологической реабилитации.

Выводы по второй главе.

Введение диссертации по психологии, на тему "Особенности структуры Я-концепции наркозависимых, прошедших реабилитацию"

Актуальность темы исследования. В психологии феномен Я-концепции традиционно исследуется с позиции гуманистического подхода к человеку. Особое значение Я-концепция как психическая реальность имеет в рамках проблемы индивидуально-личностного в человеке через изучение его представлений о самом себе. Являясь субъектом познания себя и отношения к себе, через свое «Я» человек объективизирует свою самость - единственность, неповторимость и сложность своего психического мира (А.А. Бодалев, 2002) и тем самым влияет на предмет исследования.

Я-концепция традиционно изучается в контексте ее разнообразных интерпретаций: как совокупности установок на себя, через оценочную и поведенческую составляющие, через ее значение для внутренней жизни человека и для его ожиданий. И потому за рубежом Я-концепция подробно исследовалась в контексте концептуальных подходов: ее зарождения (У.Джемс, Ч.Кули, Д.Мид, К.Роджерс, Э.Эриксон и другие.), ее развития (Д.Банистер, Д.Батлер, Р.Бернс, Р.Бошиер, Д.Броумли, Д.Диксон, А.Комбс, У.Ливсли, Д.Олпорт, Д.Соупер, Д.Флейвелл, Д.Хей, К.Хорни, Э.Ширер, Д.Эгнью и многие другие), ее измерения (Р.Бернс, М.Кун, Т.МакПартлэнд, Д.Паркер и другие).

Имеется большое число исследований по связи Я-концепции с другими изучаемыми психическими явлениями. Так обнаружены влияния Я -концепции: на организацию жизни человека, (Markus, Wurf, 1987); на восприятие и обработку социальной информации (Kihlstrom, Cantor, 1984); на память (Higgins, Bargh, 1987), на возможности и самопрогнозы (Markus, 1989, Smith, Petti, 1995). Зафиксированы особенности Я - концепций людей в зависимости от специфики культур Запада и Востока (Bocher, 1994, Markus, Kitayama, 1991). Доказано, что по отсутствию в Я-концепции структуры, фиксирующей национальную принадлежность людей, можно судить об этническом благополучии государства (Ю.О. Турчанинова, 1989). Обнаружена корреляция Я-концепции с пиком профессионализма (А.П. Ситников, А.А. Деркач, 1993). Имеются данные исследовательской группы Н.Ю. Хусаиновой по особенностям: формирования Я-концепций руководителей в процессе педагогической подготовки в зависимости от их формулы информационного метаболизма (Н.Ю.Хусаинова, 1997), беременных, склонных к невынашиванию беременности, (А.Ф. Рахимова, 1999), безработных женщин (А.К. Алпарова, 1998); отцов, рефлексирующих и не рефлексирующих свои отцовские функции при воспитании в сыновьях мужественности (Э.Д. Юсупова, 1999), беспризорных детей (Г. А. Байгузина,1999), студентов различных национальностей (Д. Низамова,2000), доказывающие, что отдельные структурные элементы и в целом Я-концепция действительно являются чувствительным индикатором меры личностной развитости любого человека. Известно, что позитивность Я-концепции человека детерминирована тремя основными факторами - убежденностью в импонировании другим людям; чувством собственной значимости и уверенностью в возможности осуществить конкретную и значимую для него деятельность (Р. Берне). Поэтому содержание и иерархия структурных элементов Я-концепции, являясь в основном результатом социализации, воспитания, обучения и саморазвития человека, детерминируют причины его успехов и неудач порой даже чаще и значимее, чем сами способности, от наличия или отсутствия которых так же зависит та или иная деятельность,

В разноаспектных, многоплановых и множественных исследованиях феномена Я-концепции, относящихся в основном к нормальному развитию личности (B.C. Агапов, 1999, В.И. Андреев, 1996 С.А. Баклушинский, 1996, А.А. Бодалев, 1988, Н.В. Боровикова, 1998, А.А. Деркач, 1993, Т.Л. Григорьева, 2001, А.В. Иващенко, 2002, Н.Ю. Митюрина, 2002, J1.M. Попов, 1990 и др.), до сих пор не вскрыты общие закономерности и не сформулированы универсальные законы зарождения, функционирования, формирования и развития Я-концепции. В еще большей степени это относится о к исследованиям феномена Я-концепции в случаях патологии. Однако познание явлений, процессов и состояний не столько в норме, сколько в их экстремальных значениях позволяет выявить закономерности развития. Поэтому наиболее актуальными исследованиями феномена Я-концепции в настоящее время становятся работы, которые проводятся в контексте, как нормы, так и патологии.

По данным Всемирной организации здравоохранения наркотики занимают первое место среди «виновников» преждевременной смерти людей. За последние годы в нашей стране количество людей, принимающих наркотические вещества, увеличилось в 10-15 раз (Е.А. Кошкина, 2000). По несколько устаревшим на сегодняшний день данным 1995 года, в России на 100 000 человек приходилось 158 наркозависимых, состоящих на учете в диспансере, что вывело нашу страну по данному показателю на первое место в Европе. Социологи считают, что наркозависимость, как одна из форм Ф девиантного поведения становится объективно-субъективным фактором социальных проблем. Поэтому, безусловно, наркозависимость относится к той зоне патологии, которая требует наиболее пристального внимания исследователей, а все психологические исследования наркозависимых, в том числе посвященные Я-концепции, несомненно, значимы и работа, выполненная в общем русле двух самостоятельно актуальных направлений - теории Я-концепции и проблемы наркотизации населения, становится особо актуальной

Л и для теории психологии, и для психологической практики.

Принято считать, что наркомания - неизлечимое хроническое заболевание. И действительно, несмотря на возрастающее число реабилитационных центров, и появление разнообразных программ для лечения наркоманов, процент излечивания остается довольно низким (10-30%) и это является еще одной объективной причиной для поиска новых психологических подходов к этой глобальной проблеме. О ф

Психологические работы, реализованные в настоящее время, в основном констатируют деформацию внутреннего мира наркозависимого (С.В. Березин, 1998; B.C. Битенский, 1991; К.С. Лисецкий, 1998; А.Е. Личко, 1991; Г.Я. Лукачер, 1989; О.П. Зинченко, 1998; В.Д. Менделевич, 1998, 2002; Ю.М. Миславский, 1993; Л.К. Шайдукова, 1999 и др.); описывают некоторые методы психологической коррекции разрушающейся личности наркозависимого (И.Г. Ванкон, 2002; А.Н. Ларин, 2001; А.В. Сухарев, 1999; П.Д. Шабанов, 2000; Л.К. Шайдукова, 2002; О.Ю. Штакельберг, 2000 и др.). Но ни в одной из них до сих пор не определены надежные диагностические критерии, по которым можно было бы судить о восстановлении личности после наркозависимости.

В тоже время именно Я-концепция, являясь отражением «Я» человека, вмещает все многообразие его внутреннего мира и, по определению, сохраняя самою себя, определяет поведение человека в мире. Поэтому диагностика Я-концепции может быть надежным критерием изменений, происходящих в личности наркозависимого вследствие психокоррекции.

Справедливо отметить, что проблема наркозависимости рассматривалась в рамках феномена «Я-концепция» (И.Г. Ванкон, 2002; П.Д. Шабанов, О.Ю. Штакельберг, 2000). Однако, несмотря на то, что исследование Я-концепции предполагает интегративный подход, соответствующий сложной системно-целостной и структурно-иерархической ее сущности (B.C. Агапов, И.В. Барышникова, А.В. Иващенко, 2002), в проанализированных работах Я-# концепция наркозависимого не исследуется с позиции структуры и целостной системы, позволяющей рассматривать ее развитие в качестве цели и критерия излечения. Это позволяет утверждать, что существует проблема научной неразработанности специфики Я-концепции наркозависимых, что требует своего разрешения углубленным изучением Я-концепции наркозависимых как объекта исследования, имеющего самостоятельную субъективную для них ценность. о

В качестве объекта исследования выступали структурно — системные элементы Я-концепции, а предмета - различия Я-концепций наркозависимых, прошедших только медикаментозное лечение, и наркозависимых, прошедших курс психологической реабилитации.

Цель исследования: Подтвердить, что особенности структурной организации элементов Я-концепции могут выступать в качестве индикатора личностных изменений наркозависимых, детерминированных реабилитацией, приближающих человека к сущности его «Я». Гипотеза:

1. Структура Я-концепции при возникновении наркозависимости не разрушается, а преобразуется.

2. В процессе психологической реабилитации наркозависимых должны происходить характерные изменения их Я-концепции.

3. Критерием эффективности методов психологической реабилитации выступают структурные особенности Я-концепции наркозависимых. Задачи исследования:

1. На основе теоретического анализа научной литературы показать необходимость исследования Я-концепции наркозависимых.

2. Выявить особенности Я-концепции наркозависимых.

3. Провести психологическую реабилитациюнаркозависимых.

4. Сравнить особенности Я-концепции наркозависимых, прошедших медикаментозное лечение, и курс психологической реабилитации. Методы исследования: На этапе теоретического обоснования гипотезы были использованы методы абстрактно - логического анализа, синтеза, сравнения, аналогии, обобщения различных психологических теорий, касающихся феноменологии «Я» и «Я-концепция». На основе четырех основных законов формальной логики (тождества, противоречия, исключения третьего и достаточного основания) проводилось теоретическое сопоставление результатов многочисленных исследований Я-концепции с результатами собственного теоретико-экспериментального исследования.

На эмпирическом этапе исследования были использованы: констатирующий и формирующий эксперимент, наблюдение, беседа, тестирование, диагностика Я-концепции с последующей обработкой ее параметров по методикам Р. Бернса, И.Н. Капинаускаса и Н.Ю. Хусаиновой; методы исследования причинных связей (методы сходства, различения, сопутствующих изменений и метод остатков); математическая обработка результатов.

Методологической базой и теоретической основой исследования являются:

• принцип системности, позволяющий выявить основные направления поиска причин, способствующих формированию дезадаптивного поведения, и согласно которому причиной развития любой системы в желательном или нежелательном направлении является возникающее в ней противоречие. Непосредственной причиной дезадаптивного поведения в системе «личность» является противоречие между установками, ценностными ориентациями, в целом «Я-концепцией» личности, и социальными требованиями к поведению человека;

• структурный подход, предполагающий, что «Я-концепция» как сложноструктурированный феномен может быть представлена несколькими устойчивыми единицами - структурными образованиями.

На основе аксиоматического метода были выделены основополагающие теоретические представления И. Польстера о влиянии процедуры называния на восприятие называемого объекта; Р. Бернса о Я-концепции как совокупности представлений человека о самом себе, сопряженных с самооценкой; И.Н.

Калинаускаса об инструментальных составляющих Я-концепции; Н.Ю. Хусаиновой о возможности метамодельной интерпретации Я-концепции.

Научная новизна исследования:

Я-концепция впервые использована в качестве критерия и цели психологической реабилитации наркозависимых.

Выявлена специфика структуры Я-концепции наркозависимых.

Обнаружены изменения структуры Я-концепции наркозависимых в результате их реабилитации, выражающиеся в появлении новых системообразующих элементов и нового их иерархического построения.

Введен новый численный параметр - « коэффициент благополучия» для анализа меры позитивности Я-концепции.

Теоретическая ценность исследования:

Внесен вклад в теорию Я-концепции, позволяющий составить представление о наиболее чувствительных ее составляющих (трансцендентных и гипотетически наиболее поврежденных), на которые необходимо обращать внимание в первую очередь при психокоррекции личности.

Теоретически обоснован и расширен арсенал способов структурно-системного анализа Я-концепции.

Практическая значимость исследования:

Выявленные особенности Я-концепции наркозависимых, сложившиеся в процессе их реабилитации, обогащают психологическую практику инструментарием диагностики происходящих изменений в личности наркозависимого.

Выделенное в лингвистической модели Я-концепции соотношение ее составляющих, названное нами «коэффициент благополучия», является чувствительным параметром Я-концепции и может использоваться в качестве диагностического критерия ее позитивности.

Положения, выносимые на защиту:

1.Структура Я-концепции при образовании наркозависимости не разрушается, как это принято считать, а обладает определенной спецификой, проявляющейся в:

- низкой самооценке, негативных представлениях о себе, отсутствии представлений по поводу собственной самоценности;

- отсутствии инструментальных составляющих Я-концепции; инфантильном характере Эго-профиля («Дитя-Взрослый-Родитель»).

2.Структура Я-концепции наркозависимых после психологической реабилитации приобретает особенности, заключающиеся в:

- более высокой самооценке;

- уменьшении количества социальных и физических составляющих в структуре Я-концепции;

- возрастании количества рефлексивных и трансцендентных составляющих;

- выраженности инструментальных составляющих;

- доминировании в Эго-профиле личности звена «Взрослый»;

- в целом увеличении числа составляющих Я-концепции;

- увеличении коэффициента благополучия Я-концепции;

- усилении структурных связей между составляющими Я-концепции;

- изменении системообразующей составляющей Я-концепции.

3. Выделенное в лингвистической модели Я-концепции соотношение ее составляющих, названное нами «коэффициент благополучия», является чувствительным параметром Я-концепции и может использоваться в качестве диагностического критерия ее позитивности.

4,Особенности структуры Я-концепции наркозависимых могут рассматриваться в качестве критерия эффективности методов психологической реабилитации.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечена непротиворечивостью и теоретической обоснованностью основных методологических положений; адекватностью используемых методов исследования целям и задачам работы; репрезентативностью выборки испытуемых; согласованностью эмпирических данных исследования с теоретическими и экспериментальными результатами, полученными другими исследователями.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

ВЫВОДЫ ПО ВТОРОЙ ГЛАВЕ

Специфика Я-концепции наркозависимого, прошедшего только медикаментозное лечение выражается в низкой самооценке, негативных представлениях о себе, отсутствии представлений о собственной самоценности; отсутствии инструментальных составляющих, фиксируемых в фразах, начинающихся со слов «Я люблю», «Я хочу», «Я умею»; инфантильном характере Эго-профиля («Дитя-Взрослый-Родитель»), типичном глубинном страхе одиночества. Кроме того, она по составу похожа на «норму» и содержательно не разрушена, но в ней присутствует: дисгармония между множественными «Я», процесс дивергенции, дезорганизация структуры Я-концепции. Это характеризует стрессовое состояние наркозависимых, которые чаще фиксируются на отрицательных чертах своего характера, чем на своем состоянии, что делает их психологическое «Я» особенно болезненным и безысходным для них.

Сравнение Я-концепций испытуемых, прошедших медикаментозное лечение, и контрольной группы не обнаруживает существенных различий в составе структурных составляющих. Наблюдаются различия в соотношении составляющих внутри каждой выборки, что говорит о системных их отличиях.

Я-концепция наркозависимых, прошедших реабилитацию, имеет все аспектные составляющие и «модальности» Бернсовской схемы Я-концепции; она структурно более развернута и, в целом, позитивна; в ней четко выражены «Я-сознающее», многообразие «Я» испытуемых; она отражает осознание ими своей болезни и принципиальную возможность разотождествления человека с болезнью.

В целом, специфика их Я-концепции выражается в: более высокой самооценке; выраженности инструментальных составляющих; доминировании в Эго-профиле личности («Взрослый-Дитя-Родитель») Эго-состояния «Взрослый»; увеличении числа рефлексивных и трансцендентных составляющих; уменьшении числа составляющих социального и физического типа; большей множественности составляющих Я-концепции в целом, большем значении коэффициента благополучия «К»; изменении системообразующей составляющей Я-концепции; увеличении в Я-концепции испытуемых инструментальных составляющих «Я люблю» и «Я хочу», свидетельствующих о том, что человек принимает в расчет свои желания, свои предпочтения, обнаруживая тем самым ассертивность, повышение самоосознанности и является косвенным свидетельством позитивации Я-концепции.

Предложенный параметр Я-концепции - коэффициент благополучия (К), дает возможность оценить характер сформированности Я-концепции в количественных значениях и, тем самым, использовать его в качестве диагностического параметра Я-концепции, объективизирующего обработку эмпирических данных. Ф

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основная идея, определившая логику диссертационного исследования на тему «Особенности структуры Я-концепции наркозависимых, прошедших реабилитацию» состоит в понимании феномена «Я-концепция» как лингвистической модели образа «Я» в ответ на вопрос «Кто ты?». Вербализация Я-концепции позволяет не только собрать необходимые сведения, но и обнаружить нарушения в так называемой «поверхностной структуре» и через специальную психотерапию повлиять на нее (то, что человек говорит о себе), расширить. ее пределы, тем самым, производя позитивную трансформацию «глубинной структуры» его «Я».

Изменения в структуре образа «Я» становятся полноправной, а не отвергаемой частью человеческой личности [120], и за счет механизма функционирования Я-концепции, оберегающей самою себя [23], данные изменения сохранятся, предопределяя дальнейшее позитивное поведение субъекта в жизни.

В ходе исследования особенностей Я-концепции наркозависимых прошедших только медикаментозное лечение и наркозависимых после психологической коррекции в сравнении с результатами испытуемых условно контрольной группы, были решены заявленные во введении задачи и подтверждена гипотеза. В целом, проведенное исследование позволило сформулировать следующие выводы:

1.Анализ научной литературы по проблеме наркозависимости обнаружил:

• отсутствие общепринятых диагностических критериев успешности восстановления личности в результате ее реабилитации;

• несмотря на существование уникального феномена «Я-концепция», обладающего способностью обнаруживать новую меру представленности человека в мире адекватно произошедшим в нем изменениям, он не используется в качестве цели и критерия реабилитации.

2.Сравнение Я-концепций испытуемых контрольной группы и наркозависимых, прошедших только медикаментозное лечение, не обнаруживает существенных различий в составе структурных составляющих. Наблюдаются различия в соотношении составляющих внутри каждой выборки, что говорит о системных их отличиях.

3.Исследование вербализованного представления о себе позволило выявить специфику Я-концепции у наркозависимых, прошедших только медикаментозное лечение, заключающуюся в:

• низкой самооценке, негативных представлениях о себе, отсутствии представлений о собственной самоценности;

• отсутствии инструментальных составляющих, фиксируемых в фразах, начинающихся со слов «Я люблю», «Я хочу», «Я умею»;

• инфантильном характере Эго-профиля («Дитя-Взрослый-Родитель»)

• типичном глубинном страхе одиночества.

4.Я-концепция наркозависимых после психологической реабилитации, приобретает характерные особенности, которые выражаются в:

• более высокой самооценке;

• выраженности инструментальных составляющих;

• доминировании в Эго-профиле личности («Взрослый-Дитя-Родитель») Эго-состояния «Взрослый»;

• увеличении числа рефлексивных и трансцендентных составляющих;

• уменьшении числа составляющих социального и физического типа;

• большей множественности составляющих Я-концепции в целом.

• большем значении коэффициента благополучия «К»;

• изменении системообразующей составляющей Я-концепции;

• увеличении в Я-концепции испытуемых инструментальных составляющих «Я люблю» и «Я хочу», свидетельствующих о том, что человек принимает в расчет свои желания, свои предпочтения, обнаруживая тем самым ассертивность, повышение самоосознанности и является косвенным свидетельством позитивации Я-концепции; 5.Предложенный параметр Я-концепции - коэффициент благополучия (К), дает возможность оценить характер сформированности Я-концепции в количественных значениях и, тем самым, использовать его в качестве диагностического параметра Я-концепции, объективизирующего обработку эмпирических данных.

Таким образом, мы доказали, что позитивные изменения структурно-системных элементов Я-концепции действительно служат индикатором таких личностных изменений наркозависимых, детерминированных реабилитацией, включающей психотерапию, которые, фиксируя превышение «нормы», обнаруживают тенденции к совершенству.

Полученные нами достоверные результаты, отличаясь новизной, являются содержанием защищаемых нами положений:

1.Структура Я-концепции при образовании наркозависимости не разрушается, как это принято считать, а обладает определенной спецификой, проявляющейся в:

- низкой самооценке, негативных представлениях о себе, отсутствии представлений по поводу собственной самоценности;

- отсутствии инструментальных составляющих Я-концепции; инфантильном характере Эго-профиля («Дитя-Взрослый-Родитель»).

2.Структура Я-концепции наркозависимых после психологической реабилитации, приобретает особенности, заключающиеся в:

- более высокой самооценке; уменьшении количества социальных и физических составляющих в структуре Я-концепции; возрастании количества рефлексивных и трансцендентных составляющих; выраженности инструментальных составляющих; доминировании в Эго-профиле личности звена «Взрослый»; в целом увеличении числа составляющих Я-концепции; увеличении коэффициента благополучия Я-концепции; усилении структурных связей между составляющими Я-концепции; изменении системообразующей составляющей Я-концепции.

3. Выделенное в лингвистической модели Я-концепции соотношение ее составляющих, названное нами «коэффициент благополучия», является чувствительным параметром Я-концепции и может использоваться в качестве диагностического критерия ее позитивности.

4.Особенности структуры Я-концепции наркозависимых могут рассматриваться в качестве критерия эффективности методов психологической реабилитации.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Рахимова, Айсылу Фоатовна, Казань

1. Абрамова Г.С. Возрастная психология: Учеб. пособие для студентов вузов. Екатеринбург: Деловая книга, 2002. - 704 с.

2. Абульханова К.А., Славская А.Н. К проблеме эгоцентризма // Психология личности: Новые исследования. М.: Изд-во Ин-тапсихологии РАН, 1998. С. 104-140.

3. Агапов B.C. Становление Я-концепции личности: теория и практика. -М.: МПСИ; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1999. 224 с.

4. Акберова С.А. NLP и эриксоновский гипноз при наркотических проблемах. Казань: Фолиант, 2000. - 60 с.

5. Андреев В.И. Эвристика для творческого саморазвития. Казань, 1994. -244 с.

6. Андреев В.И. Педагогика творческого самообразования: Инновационный курс: Учеб. пособие для вузов. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1996. Кн. 1. -567 с.

7. Андреева Г.М. Психология социального познания: Учеб. пособие для высших учеб. заведений. М.: Аспект Пресс, 1997. — 239 с.

8. Андреева Т.И. Интернет и профилактика наркотических проблем. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1999. 38 с.

9. Ю.Ассаджоли Р. Психосинтез: теория и практика: От душевного кризиса квысшему «Я»: Сб. М.: РЕФЛ-бук, 1994. - 313 с. 11.Ассаджоли Р. Типология психосинтеза: семь основных типов личности. -М.: Урания, 1995.- 124 с.

10. Ауробиндо Ш.Г. Человеческий цикл. Казань: Новый век, 1992. - 351 с.

11. Баклушинский С.А. Я-концепция и ценностно-нормативные ориентации подростка в условиях быстрых социальных изменений: Дис. . канд. психол. наук.-М., 1996.

12. Н.Барышникова И.В. Интегративный подход к исследованиям Я-концепции личности в отечественной психологии: Автореф. дис. . канд. психол. наук / Ин-т молодежи. М., 1999. - 26 с.

13. Батищев В.В. 12-ти шаговые групповые программы и реабилитация больных алкоголизмом // Вопросы наркологии 1998. — № 2. — С. 62-79.

14. Батищев В.В. Опыт адаптации миннесотской модели лечения зависимости в стационарном психотерапевтическом отделении для больных алкоголизмом // Вопросы наркологии. 2000. - № 2. - С. 38-44.

15. Батуев А.С. Психическое и физическое здоровье молодежи // Валеология. 2000. - № 1.-С. 44-47.

16. Батуев А.С. Право ребенка на здоровый образ жизни // Невский обозреватель. 1998.-№ 11.-С. 38.

17. Батуев А.С., Соколова J1.B. Принцип доминанты как теоретическая основа формирования системы «мать-дитя» // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 3. Биология. 1994. - Вып. 2. - С. 85-102.

18. Беннет Дж.Г. Духовная психология. М., 2000.

19. Березина Т.Н. Я и Другой во внутренней речи // Психология личности: Новые исследования. М.: Изд-во Ин-та психологии, 1998. - С. 259-281.

20. Берн Э. Игры, в которые играют люди: Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры: Психология человеческой судьбы: Пер. с англ. / Общ. ред. М.С.Мацковского. СПб.: Лениздат, 1992.-400 с.

21. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание: Пер. с англ. / Общ. ред. и вступ. ст. В. Я. Полиновского. М.: Прогресс, 1986. - 420 с.

22. Биркенбиль М. Молитвенник для шефа // Энкельман Николаус Б. Преуспевать с радостью. Биркенбиль М. Молитвенник для шефа: Пер. с нем. М.: СП «Интерэксперт»: Экономика, - 1993. - С. 269-391.

23. Бодалев А.А. Психология о личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. -188 с.

24. Бодалев А.А. О психологическом понимании Я человека // Мир психологии. -2002. № 2 (30). - С. 12-17

25. Брушлинский А.В. Психология субъекта в изменяющемся обществе // Психологический журнал. 1996. -№6. - С. 30-41.

26. Бузина Т.С. Феномен поиска ощущений // Вопросы наркологии. 1994. -№2.

27. Букановская Т.И. Анализ структуры личности и новые подходы к психотерапевтической работе с больными опийной наркоманией // Вопросы наркологии. 1999. - № 4. - С. 46-49.

28. Вайзер Г.А. Смысл жизни и «двойной кризис» в жизни человека // Психологический журнал. 1998. - Т. 19, № 5. - С. 3-15.

29. Ванкон И.Г. Социально-психологические аспекты реабилитации в группах с зависимостью от наркотических веществ: Автореф. дис. . канд. психол. наук. — Ярославль, 2002.

30. Гарифуллин P.P. Психокоррекция смысловых структур наркозависимой личности: Автореф. дис. . канд. психол. наук / Рос. акад. образования, Ин-т средн. и проф. образования. Казань, 2000. - 26 с.

31. Гингер С. Гештальт-терапия контакта. СПб.: Специальная лит., 2001. -288 с.

32. Гордон Р. Исчезновение и нахождение. Локализация архетипического опыта. // Хрестоматия по глубинной психологии. — М.: ЧеРо, 1996. — 248 с.

33. Гриндер Д., Бэндлер Р. Структура магии: Пер. с англ.. М.: КААС, 1995.-517 с.

34. Гроф С. Духовный кризис. М.: МТМ, 1995. - 255 с.

35. Гроф С. Космическая игра: Исследование рубежей человеческого сознания: Пер. с англ.. М.: Изд-во Трансперсонального ин-та, Б. г. [1997].-249 с.

36. Гроф К., Гроф С. Неистовый поиск себя: Руководство по личностному росту через кризис трансформации: Пер. с англ.. М.: Изд-во Трансперсонального ин-та, 1996. - 342 с.

37. Гроф С. Области человеческого бессознательного: Данные исследований ЛСД: Пер. с англ.. М.: Изд-во Трансперсонального ин-та. - 1994. - 273 с.

38. Гроф С., Хэлифакс Д. Человек перед лицом смерти: Пер. с англ.. М.: Изд-во Трансперсонального ин-та; Киев: Изд-во АО «Air Land», 1996. -244 с.

39. Гузиков Б.М., Зобнев В.М., Мейроян А.А. Психолог в наркологии // Психологический журнал. — 1986. — Т. 7, № 4. — С. 78-79.

40. Гульдан В.В., Романова О.Л., Дрынков А.В. Психологическое влияние запугивания на установку подростков по отношению к наркотикам // Вопросы психологии. 1990. - № 4. - С. 45-51.

41. Гульдан В.В., Романова О.Л., Иванникова И. В. Проблемы использования зарубежных программ антинаркотического обучения в советской школе // Вопросы психологии. 1990. — № 6. - С. 63-67.

42. Гульдан В.В., Романова О.Л., Сиденко O.K. Подросток-наркоман и его окружение // Вопросы психологии. 1993. - № 2. - С. 44-48.

43. Турина Т.П. Смысловые образования личности с отклоняющимся поведением: (на материале исследования подростков): Дис. канд. . психол. наук / АН СССР, Ин-т психологии. М., 1990. - 18 с.

44. Гурски С. Внимание наркомания! / Пер. с польск. Л. В. Васильева; Под ред. Э. А. Бабаяна. - М.: Медицина, 1988. - 140 с.

45. Деркач А.А., Старовойтенко Е.Б., Кривокулинский А.Ю. Реализация концепции Я в системе жизненных отношений личности: (акмеологический аспект). — М.,1993. 158 с.

46. Джеймс М., Джонгвард Д. Рожденные выигрывать: Трансакционный анализ с гештальтупражнениями / Пер. с англ. Б. Е. Волынского; Общ. ред. и послесл. Л. А. Петровской. М.: Прогресс, 1993. - 333 с.

47. Добжанский Ф. Мифы о генетическом предопределении и о tabula rasa // Человек. 2000. - № 1. - С. 11 -24.

48. Дудко Т.Н. Уровни реабилитационного потенциала наркологических больных как основа дифференцированной системы их медико-социальной реабилитации // Вопросы наркологии. 2000 - №3. - С. 1320.

49. Дунаевский В.В., Стяжкин В.Д. Наркомании и токсикомании. Л.: Медицина, 1990. 206 с.

50. Еникеев Д.В. Как предупредить алкоголизм и наркоманию у подростков: Учебное пособие: Для студентов сред, и высш. учеб. завед. М.: Академия, 1999. - 142 с.

51. Иващенко А.В. О дефинициях «Я», «Я-концепция» //Методологические и теоретические аспекты формирования и развития личности. М.: Институт молодежи. - С. 48-52.// Мир психологии. - 2002. - № 2 (30).с.зо

52. Иващенко А.В., Агапов B.C., Барышникова И.В. Проблемы Я-концепции личности в отечественной психологии // Мир психологии. 2002. — № 2 (30).-С. 17-30.

53. Исмуков Н.Н. Без наркотиков: Программа предупреждения и преодоления наркотической и алкогольной зависимости. М.: Изд-во торг. дома «Гранд»: ФАИР-Пресс, 2001. - 374 с.

54. Калинаускас И.Н. Духовное сообщество: Традиции, пути, убежища. -СПб.: Изд. дом «Медуза», 1996. 188 с.

55. Калинаускас И.Н. Наедине с миром. Киев: Радянська школа, 1990. - 285 с.

56. Калмыкова Е.С., Мергенталер Э. Нарратив в психотерапии: рассказы пациентов о личной истории // Психологический журнал. 1998. - Т. 19, №5.-С. 97-103.

57. Карпов A.M. Образовательно-воспитательные основы профилактики и психотерапии наркоманий. Казань: Медицина, 2000. — 36 с.

58. Карцева Т.Б. Изменение образа «Я» в ситуациях жизненных перемен: Автореф. дис. канд. психол. наук / АН СССР, Ин-т психологии. М., 1989.-25 с.

59. Касимова Э.А. Жизненный опыт путь к наркомании? Путь к свободе от наркотиков. - Казань: Фолиант, 1999. — 28 с.

60. Керими Н.Б. Наркомания: социально-психологические причины развития и пути профилактики. Ашхабад, 1987.

61. Климов Е.А. Психология: Учебник для сред. шк.. — М.: Культура и спорт, 1997.-287 с.

62. Козлов А.А., Рохлина М.А. Зависимость формирования наркотической личности от предиспонирующих факторов // Журнал неврологии и психиатрии им. Корсакова. 2001. - Т. 101, №5.-С. 16-20.

63. Колесникова Э.А. Молодежный наркотизм как социальное явление: Дис. . канд. психол. наук. СПб., 1999.

64. Колесов Д.В. Эволюция психики и природа наркотизма. — М.: Педагогика, 1991.-310 с.

65. Комиссаров Б.Г., Фоменко A.A. SOS: Накромания. Ростов н/Д.: Феникс, 2000.-318 с.

66. Кон И.С. Категория «Я» в психологии // Психологический журнал. — 1981.-№3.-С. 25-36.

67. Кон И.С. Открытие «Я». М.: Политиздат, 1978. — 367 с.

68. Кондрашенко В.Т. Девиантное поведение у подростков: социально-психологические и психиатрические аспекты. Минск: Беларусь, 1988. -208 с.

69. Короленко Ц.П. Мифология пола. Красноярск: Канская межрайонная типография, 1994. - .282 с.

70. Кошкина Е.А. Распространенность употребления наркотиков и др. психоактивных веществ в России на современном этапе // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2000. - № 4. - С. 15-19.

71. Криницкий Е.М., Гриненко А .Я. Невербальные (цветовые) репертуарные решетки // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. 1995. — № 3/4.

72. Крылов А.Н. «Образ Я» как фактор развития личности: Автореф. дис. . канд. психол. наук / АПН СССР, НИИ общ. и пед. психологии. - М., 1984.-20 с.

73. Кун М., Макпартлэнд Т. Эмпирическое исследование установок личности на себя // Современная зарубежная социальная психология: Тексты. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. - С 180-187.

74. Курек И.С. Медико-психологический подход к диагностике повышенного риска заболевания наркоманией у подростков и коррекции их эмоциональных нарушений // Вопросы наркологии. 1993. - № 1.

75. Лакан Ж. Семинары. Кн. 2: «Я» в теории Фрейда и в технике психоанализа (1954/1955).-М.: Гнозис: Логос, 1999. 519 с.

76. Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу / Пер. с франц. Н.С. Автономовой. М.: Высш. шк., 1996. - 623 с.

77. Ларин А.Н. Транскорпоральный реимпритинг как новая концептуальная конструктивная модель комплексной (интегративной) терапии наркомании // Неврологический вестник. 2001. - Т. 33, вып. 1/2. - С. 4044.

78. Левин Б.М., Левин М.Б. Наркомания и наркоманы: Кн. для учителя. М.: Просвещение, 1991. - 159 с.

79. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975.-304 с.

80. Лефевр В. Формула человека: Контуры фундаментальной психологии: Авторизованный пер. с англ. М.: Прогресс, 1991. - 107 с.

81. Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у человека: (Введение в психологию): Пер. с англ. / Под ред. и с предисл. А. Р. Лурия. М.: Мир, 1974.-550 с.

82. Личко А.Е., Битенский B.C. Подростковая наркология: Руководство для врачей. — Л.: Медицина, Ленингр. отд-ние, 1991.-301 с.

83. Лукачер Г.Я., Макшанцева Н.В. Особенности формирования наркоманий и токсикоманий у подростков // Журнал невропатологии и психиатрии. -1988.-№9.

84. Лукачер Г.Я., Макшанцева Н.В. Характеристика подростков, злоупотребляющих наркотическими веществами // Журнал невропатологии и психиатрии. 1989. -№ 8.

85. Лэнг Р. Д. Расколотое «Я»: Анти-психиатрия: Пер. с англ.. М.: Изд. центр «Академия»; СПб.: Белый кролик, 1995. — 352 с.

86. Майерс Д. Социальная психология: учеб. пособие для студентов и аспирантов психол. фак. / Пер. с англ. В. Гаврилова и др. — СПб.: Питер, 1997.-684 с.

87. Маслоу А. Самоактуализация // Психология личности: Тексты. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982.-С. 108-118.

88. Мейли Р. Различные аспекты «Я» // Экспериментальная психология / Ред.-сост.: П. Фресс, Ж. Пиаже: Пер. с франц.; Предисл. и общ. ред. А. Н. Леонтьева. -М.: Прогресс, 1975. Вып. 5. - С. 261-265.

89. Мель Ю. Социальная компетентность как цель психотерапии: проблемы образа «Я» в ситуации социального перелома: Пер. с нем. // Вопросы психологии. 1995. -№ 5. - С. 61-68.

90. Менделевии В.Д. Психология девиантного поведения / Казан, гос. мед. ун-т. — Казань; Йошкар-Ола: Б. и., 1998.

91. Менегетти А. Онтопсихология: педагогика и политика. Пермь: Хортон Лимитед, 1994. - 55 с.

92. Менегетти А. Система и личность. М.: Серебряные нити, 1996. - 126 с.

93. Миронов Е.М. Прощайте наркотики! СПб.: Питер, 2001. - 192 с.

94. Миславский Ю.М. Наркомания и неврозы // Патохарактерологические исследования у подростков / Под ред. А.Е.Личко, И.П.Иванова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1993. - С. 46-53.

95. Митюрина Н.Ю. Профессиональная Я-концепция как фактор профессионализма сотрудников правоохранительных органов: Автореф. дис. . канд. психол. наук. — М., 2002.

96. Мольц М. Я это Я, или Как стать счастливым: Пер. с англ. / Общ. ред. и предисл. В.П.Зинченко, Е.Б.Моргунова. - СПб.: Лениздат, 1992 - 192 с.

97. Назаров Е.А. Наркотическая зависимость и созависимость личности в семье: Дис. . канд. психол. наук / Ин-т дошкольного образования и семейного воспитания РАО. М., 2000.

98. Наркомания у подростков / В.С.Битенский, Б.Г.Херсонский, С.В.Дворяк, В.А.Глушков. Киев: Здоровья, 1989. - 215 с.

99. Нейк А. Наркотики: Какую опасность представляет наркомания для здоровья и как ее избежать?. М.: Ин-т общенаучных иссл., 2001. - 128 с.

100. Непримеров Н.Н. Естествознание: Микромир. Макромир. Мегамир. -Казань: ТаРИХ, 2000. 144 с.

101. Новиков О.В. Нарколог, становись психологом!: О роли психологических факторов в лечении алкоголизма. // Психологический журнал. 1994.-Т. 15, №3.-С. 170-172.

102. Овечкина А.А., Андреева Т.Н. Проблемы с наркотиками? Лидеры требуются?: Создание и использование команды лидеров сверстников в профилактической антинаркотической работе. Казань: Фолиант, 1999. -40 с.

103. Определение группы риска при организации профилактической работы по предупреждению наркомании. М.: АПН СССР, 1989.

104. Орлов Ю.М. Восхождение к индивидуальности: Кн. для учителя. -М.: Просвещение, 1991. 286 с.

105. Орлов Ю.М. Личность и сущность: внешнее и внутреннее Я человека // Вопросы психологии. 1995. - № 2. - С. 5-19.

106. Орлов Ю.М. Самопознание и самовоспитание характера: Беседы психолога со старшеклассниками: Кн. для учителя. М.: Просвещение, 1987.-224 с.

107. Патаки Ф. Некоторые когнитивные аспекты Я-образа //Психол. исследования познавательных процессов и личности. М., 1983.

108. Пейсахов Н.М. Закономерности динамики психических явлений. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1984. 235 с.

109. Пейсахов Н.М. Психологические законы и практика. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1991. 45 с.

110. Перлз Ф. Гештальт-подход и Свидетель терапии: Пер. с англ.. М.: Либрис, 1996.-240 с.

111. Перлз Ф. Опыты психологии самопознания: Практикум по гештальтерапии. М.: Гиль-Эстель, 1993. - 239 с.

112. Петракова Г.И. Предикаторы риска аддиктивного поведения и профилактика наркологических заболеваний среди подростков // Вопросы наркологии. 1995. — № 2.

113. Петракова Г.И. Личностные факторы, предикаторы развития наркомании // Вопросы наркологии. — 1996. № 3.

114. Петрова С.М. Мотивационная обусловленность Я-концепции личности в юношеском возрасте: Автореф. дисс.канд.псих. наук. СПб.: 1995.

115. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъектности. -Ростов н/Д.: Феникс, 1996. 512 с.

116. Платонов К.К. Структура и развитие личности. М.: Наука, 1986. -256 с.

117. Позднякова М.Е. Механизм приобщения к наркотикам // Наркомания как форма девиантного поведения / Рос. АН, Ин-т социологии; Под. общ. ред. М. Е. Поздняковой. М.: Б. и., 1997. - С. 5-12.

118. Польстер И. Обитаемый человек: Терапевтическое исследование личности / Пер. с англ. А. Я. Логвинской. М.: Класс, 1999. - 226 с.

119. Попов Л.М. Психология самодеятельного творчества студентов. — Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1990. 237 с.

120. Предупреждение подростковой и юношеской наркомании / Под ред. С.В.Березина, К.С Лисецкого, И.Б. Орешниковой. М.: Изд-во Ин-та психотерапии, 2000. - 240 с.

121. Прохоров А.О. Психология психических состояний. Казань: Центр инноационых технологий, 2002. - 467 с.

122. Психологические особенности наркоманов периода взросления (опыт комплексного экспериментально-психологического исследования) / Подред. С.В.Березина, О.П.Зинченко, К.С.Лисецкого. Самара: Изд-во Самар. ун-та, 1998. - 86 с.

123. Пуселик Ф., Люис Б. Магия нейролингвистического программирования без тайн. СПб.: Петербург 21 век, 1995. - 173 с.

124. Пятницкая И.Н. Клиническая наркология. Л.: Медицина, 1975.-33 с.

125. Рахимова А.Ф., Хусаинова Н.Ю. Я-концепция как основание правильного воспитания девочки — будущей здоровой беременной // Субъективность в современном образовательном пространстве / Ин-т сред, и проф. образования РАО. Казань, 2001. - С. 181-193.

126. Рахимова А.Ф. Я-концепция наркозависимых до и после психотерапии // Психология XXI века: Тез. Междунар. научно-практ. конф. студентов и аспирантов / Под ред. В.Б.Чеснокова. СПб., 2002. -С. 81.

127. Рахимова А.Ф. Особенности Я-концепции наркозависимых // Семья: Взрослые и дети в изменяющемся мире: Материалы Респ. научно-практ. конф. Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2002. - С. 139-142.

128. Рахимова А.Ф., Хусаинова Н.Ю. Нарушение механизмов формирования позитивной Я-концепции как один из факторов, предопределяющих наркозависимость. — Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2002. 33 с.

129. Рахимова А.Ф. Диагностика Я-концепции родителей и ребенка как основание для профилактики наркомании // Тонус. 2003. - № 9. -С.178-187.

130. Роджерс К. Клиентоцентрированная терапия: Пер. с англ. М., 1997. -320 с.

131. Романова О. Л., Петракова Г.И. Профилактические аспекты наркологии // Вопросы наркологии. 1993. - № 3.

132. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. М.: Наука, 1997. - 191 с.

133. Рудестам К. Э. Групповая психотерапия: Пер. с англ.. [2-е несокр. изд.]. - СПб.: Питер Ком, 1998. - 376 с.

134. Рымашевский Н.В., Коваленко В.М., Волков А.Е., Труфанова O.K. Личностные особенности беременных в норме и при патологии // Журнал неврапатологии и психиатрии им. Корсакова. 1990. - Т.90, вып.5. - С. 97-101.

135. Ряшина В.В. Рефлексия проблемных жизненных ситуаций в юношеском возрасте: Автореф. дис. . канд. психол. наук / Ин-т развития личности РАО. М., 1996. - 20 с.

136. Сатир В. Как строить себя и свою семью: Пер. с англ.. Улучш. изд. -М.: Педагогика-Пресс, 1992. - 192 с.

137. Сержантов В.Ф. «Я» и самосознание // Теория личности / Под. ред. В. Ф. Сержантова. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1982. - 185 с.

138. Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Копинг-поведение как проблема наркологии // Вопросы наркологии. — 1996. № 1.

139. Скворцова Е.С., Карлсен Н.Л. К вопросу о профилактике распространения среди подростков вредных привычек, связанных с употреблением психоактивных веществ // Мед. помощь. 2000. — № 2. -С. 3-6.

140. Скобло Г.В., Северный А.А., Баландина Т.А. Психическое здоровье родителей и детей: особенности материнского отношения, психотерапевтические подходы // Рос. психиатрический журнал. 1999. - № 6. - С. 50-54.

141. Сокова Т.О. Особенности настойчивости личности при алкогольной и наркотической зависимости: Автореф. дис. . канд. психол. наук / Моск. гос. открытый пед. ун-т. М., 1999. - 19 с.

142. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. -М.: Изд-во Моск. ун-та, 1989. 215 с.

143. Соловов А.В. Наркомании: причины, виды, последствия, профилактика. Казань: Хэтер, 1999. -28 с.

144. Соломзес Д.А., Чебурсон В., Соколовский Г. Наркотики и общество. -М.: ООО «Иллойн», 1998.- 192 с.

145. Столин В.В. Самосознание личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. -286 с.

146. Сухарев А.В. Этнофункциональная психотерапия опиоидной наркомании: анализ клинического случая // Психологический журнал. -1999. — Т.20, №1. — С. 103-113.

147. Томэ X., Кэхеле X. Современный психоанализ: Учебник: В 2 т.: Пер. с англ. / Под общ. ред. А. В. Казанской. М.: Прогресс. Изд. группа «Прогресс-литера»: Изд-во агенства «Яхтсмен», Б. г. [1996]. - Т. 1: Теория. — 575 е.; Т. 2: Практика. - 575 с.

148. Томэ Г., Чешир Н. Реабилитация «Я» // Московский психотерапевтический журнал. 1996. - № 4.

149. Требунская О.Н., Требунский А.В. Матрица жизни: Самопознание. -СПб.: Питер: Питер бук, 2001.- 152 с.

150. Трубина Е.Г. Рассказанное Я: проблема персональной идентичности в философии современности. Екатеринбург: Ин-т философии и права, 1995.- 150 с.

151. Туулик М.А. Оценивание как социально-воспитательное явление: Автореф. дис. . д-ра. пед. наук / АПН СССР,' НИИ непрерыв^ образования взрослых. — JL, 1991. — 27 с.

152. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. -Тбилиси: Изд-во AII Груз. ССР, 1961. 210 с.

153. Франкл В. Доктор и душа / Пер. с англ. и авт. предисл. А. А. Бореев. СПб.: Ювента, 1997. - 288 с.

154. Фрейд А. Норма и патология детского развития. М., 1981.- 234 с.

155. Фрейд А. Психология «Я» и защитные механизмы: Пер. с англ.- М.: Педагогика-пресс, 1993. 144 с.

156. Фромм Э. Душа человека: Сб.. М.: Республика, 1992. - 430 с.

157. Фурст Джозеф Б. Невротик: Его среда и внутренний мир / Пер. с англ. Я. Г. Броника, Е. Н. Марциновской. М.: Иностр. литература, 1957. - 375 с.

158. Хан Г.Н., Николаева С.Г. О профилактике наркомании // Психологический журнал. 1999. - Т. 20, № 5. - С. 128.

159. Хиллман Д. Исцеляющий вымысел / Пер. с англ. Ю. М. Донца; Под общ. ред. В. Зеленского. СПб.: Б. С. К, 1997. - 181 с.

160. Хорни К. Наши внутренние конфликты: / Пер. с англ. В. Старовойтова и др. М.: Апрель-Пресс: ЭКСМО-Пресс, 2000. - 555 с.

161. Хорни К. Самоанализ = Selfanalysis: / Пер. с англ. А. Боковикова, В. Старовойтова. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. - 446 с.

162. Хусаинова Н.Ю. Дидактотерапия. Казань: Высш. школа управления и бизнеса КГУ, 1997. - 67 с.

163. Хусаинова Н.Ю. Формирование позитивной Я-концепции руководителя в процессе педагогической подготовки. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1997. - 258 с.

164. Хусаинова Н.Ю., Алпарова А.К. Что должен знать преподаватель о Я-концепции, чтобы его студенты не пополнили армию безработных? -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1998. 79 с.

165. Цукерман Г.А., Мастеров Б. М. Психология саморазвития: задача для подростков и педагогов. М.: Интерпракс, 1995. - 287 с.

166. Человек и его символы / К. Г. Юнг, M.-J1. фон Франц, Д. Хендерсен и др.; Под ред. К. Г. Юнга; Пер. на рус. яз. под общ. ред. В. Зеленского. СПб.: ТОО «Б. С. К.», 1996. 454 с.

167. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. М.: Наука, 1985.-200 с.

168. Чудова Н.В. Мифологическая составляющая образа «Я» // Психологический журнал. 1999. - Т. 20, № 5. - С. 45-50.

169. Шабанов П.Д., Штакельберг О.Ю. Наркомании: Патопсихология. Клиника. Реабилитация. СПб.: Лань, 2000. - 367 с.

170. Шайдукова Л.К., Муратов Ф.М. Привычка. Пристрастия. Болезни: Популярные беседы. Казань; Йошкар-Ола: Марийск. полигр.-изд. комбинат, 1999. - 143 с.

171. Шамрей В., Лушнов М., Литвинцев С.,Тимашев А. Прогнозирование и профилактика рецедивов у больных опийной наркоманией // Врач. -2001.-№9.-С. 26-27.

172. Шильштейн Е.С. «Я» в системе личностных конструктов: статус, функции и уровни презентаций: Дис. . канд. психол. наук. М., 2001.

173. Шустов Д.И., Лурина Н.Ю. Современный трансакционный анализ: перспективы в России // Социальная клиническая психиатрия. — 1998. -Т.8, вып. З.-С. 146-149.

174. Эриксон Э. Детство и общество / Пер. с англ и науч. ред. А.А. Алексеева. 2-е изд., перераб. и доп. - СПб.: Речь, 2000. - 415 с.

175. Юнг К.Г. и современный психоанализ. Хрестоматия по глубинной психологии. М.: ЧеРо, 1996. - 338 с.

176. Юнг К. Г. О психологии восточных религий и философии. М.: Медиум, 1994.-254 с.

177. Юнг К. Г. Психологические типы: Перевод. М.: Алфавит, 1992. -104 с.

178. Якобсон С.Г., Фешенко Т.Н. Формирование Я-потенциального положительного как метод регуляции поведения дошкольников // Вопросы психологии. — 1997. — № 3.

179. Bannister D., Agnew J. The child's construing of self // Nebraska Simposium on Motivation. Lincoln: Univ. of Nebraska, 1976.

180. Brown G., Yule G. Discourse analysis. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1983.

181. Combs A. W., Soper D. W., Courson C.C. The measurement of self-concept and self-report // Educational and Psychologial Measurement. 1963. -V. 23.-P. 493-500.

182. Erikson E. Identity and Life Cycle, New York: IUP. 1959.

183. Gergen K.J., Gergen M.M. Narrative and the self as relationship (17-53) // Advances in Experimental Social Psychology. -1988. V. 21.

184. Goffman E. The presentation of self in everyday life. New York: Doubleday, 1959.

185. Kohut H. Restoration of the Self. Madison; Conn: International Universities Press, 1977.

186. Masterson, J. The Real Self. New York: Brunner: Mazel, 1985.

187. May R. Angel E., Ellenberger H. Existence; A New Dimension m psychiatry and Psychologe. New York: Basic Books, 1958.

188. Moreno J.L., Zerka T. Psychodrame d'Enfants. Paris: EPI, 1973.

189. Shutsenberg A.A. Aie, mes aieux! Paris, 1985.

190. Swann W.B.Jr., Stein-Seroussi A., Giesler R. Why people self verify? // Search for authenticity Journal of Personality and social psychology bulletin. -1992. V. 18, №5.-P. 591-602.

191. Tome I I.R. Le Moi et 1'autre dans la conscience de Г adolescence. Paris, Delachaux and Niestle, 1972.

192. Примеры Я-концепций наркозависимых, прошедших медикаментозное лечение

193. Я человек Я личность Я добрый Я отзывчивый Я терпеливый Я равнодушный Я раздражительный Я высокомерный Я лживый Я отходчивый

194. Я человек Я парень Я спокойный Я мягкий Я сын Я Дева Я Собака Я пассивный Я добрый' Я умный

195. Я человек Я наркоман Я вредный Я хитрый Я трусливый Я обманщик Я честный Я открытый Я доверчивый Я раздражительный

196. Я студент Я брат Я человек Я мужчина Я несдержанный Я злопамятный Я сын Я больной Я музыкант Я друг

197. Я человек Я средняя Я некрасивая Я наркоманка Я дочь Я сестра Я несдержанная Я раздражительная Я вспыльчивая Я упрямая

198. Я эгоист Я дурак Я упрямый Я раздражительный Я ленивый Я недоверчивый Я безответственный Я жестокий Я одинокий Я осторожный

199. Я человек Я пацан Я бабник Я злой Я обидчивый Я злопамятный Я Воздух Я Весы Я корыстный Я простой

200. Я человек Я парень Я татарин Я россиянин Я сын Я брат Я муж Я студент Я плохой Я наркоман

201. Я дрянь Я собака Я злая Я капризная Я неуравновешанная Я злопамятная Я добрая Я плохая мать Я разбитая Я как белка

202. Я человек Я мужчина Я сын Я брат Я друг Я враг Я пациент Я хозяин Я ленивый Я гордый

203. Я человек Я мужчина Я сын Я брат Я тупой Я злой

204. Я обманщиик Я наркоман Я больной Я уязвленный

205. Я Марат Я парень Я наркоман Я веселый Я нежадный Я импульсивный Я раздражительный Я работящий Я любвеобильный Я падкий

206. Я человек Я разборчивая Я неуверенная Я вспыльчивая Я эмоциональная Я грубая Я умная

207. Я раздражительная Я замкнутая Я боюсь оценки других людей

208. Я наркоман Я гадкий Я безумец Я фантазер Я двуличный Я дурак Я псих Я веселый Я бабник Я красивый1. Я сын

209. Я несдержанный Я обаятельный Я отец Я брат Я служащий Я обманщик Я злопамятный Я неуверенный Я грубый

210. Я водитель Я муж Я ленивый Я сын Я уязвимый Я обидчивый Я ученик Я подлец Я не наркоман Я могу работать

211. Я со слабым характером Я очень мнительный человек Я не умею добиваться своего Я сделала много ошибок Я хочу добиться результатов Я женщина Я мать

212. Я официантка Я хорошо училась Я дура1. Я человек Я человек

213. Я мужчина Я больной человек1. Я больной Я плохой1. Я медик Я добрый1. Я внук Я самолюбивый1. Я сын Я зависимый1. Я друг Я вор

214. Я обманщик Я раздражительная1. Я попал Я внимательная1. Я злой Я обычная1. Я ленивый Я как все1. Я русский Я независимая

215. Примеры Я-концепций наркозависимых, прошедших реабилитацию1. Я наркоман Я любящий1. Я человек Я трудолюбивый

216. Я алкоголик Я расточительный

217. Я выздоравливающий Я обманщик

218. Я любитель вкусно поесть Я мужественный1. Я многолюб Я эгоистичный

219. Я веселый Я скоропалительный1. Я болтун Я грубый1. Я неумный Я неуправляемый

220. Я стараюсь быть чистоплотным Я везунчик1. Я женшина Я человек

221. Я красивая Я Белый голубь1. Я умная Я Бурная река 1. Я любящая Я молоток 1. Я добрая Я стройный клен

222. Я непосредственная Я свежий ветер

223. Я целеустремленная Я выздоравливающии наркоман

224. Я коммуникабельная Я теплый угол1. Я дочь Я мягкий диван 1. Я сестра Я ясный день

225. Я человек Я личность Я наркоман

226. Я наркоман Я вспыльчивый Я дружелюбный Я властный

227. Я не люблю когда других обижают Я люблю достигать цели Я делаю вещи о которых иногда жалею Я сын

228. Я люблю внимание Я неразборчив1. Я наркоман Я добрый

229. Я раздражительный Я веселый Я нервный Я средний Я сын

230. Я ищу работу Я люблю работать Я верю в предрассудки1. Я наркоман Я наркоман1. Я спонсор Я добрый

231. Я член семьи Я отходчивый

232. Я люблю собирать грибы Я люблю деньги

233. Я умею красить забор Я люблю хорошо жить

234. Я сам стираю свои вещи Я люблю машину водить

235. Я не люблю читать Я люблю кушать

236. Я ленивый Я люблю смеяться

237. Я люблю мечтать Я люблю спорт

238. Я хочу машину Я люблю развлекаться

239. Я личность Я наркоман Я наркоманка

240. Я чудо Я деловой человек Я мать

241. Я принцесса Я неуверенный Я дочь

242. Я хорошая Я нерешительный Я человек

243. Я единственная Я машина Я больная

244. Я благородная Я дом Я стройная

245. Я ленивая Я выздоравливаю Я не глупая

246. Я высокомерная Я нетерпеливый Я любима

247. Я мечтательная Я радость Я люблю

248. Я любящая Я ожидание Я веселая

249. Я доверчивый Я несдержанный Я подвижный Я любознательный Я самостоятельный Я придирчивый

250. Я когда надо терпеливый до предела Я самоуверенный Я влюбчивый Я нетерпеливый

251. Я наркоман Я добрый человек Я обманщик Я огорчал Я обижал Я грубый Я отзывчивый Я доверчивый Я упрямый Я не глупый

252. Я произведение искусства Я симпатичная девушка

253. Я человек Я в единственном экземпляре

254. Я добрый Я сентиментальная1. Я веселый Я умею любить

255. Я жестокий иногда Я умею быть преданной

256. Я справедливый Я трудолюбивая1. Я хитрый Я не брезгливая

257. Я ненавязчивый Я люблю людей

258. Я жизнелюбивый Я люблю детей

259. Я трезвый Я очень сильно люблю своего мужа

260. Я человек Я наркоман Я наркоман

261. Я мужской пол Я человек Я нетерпеливый1. Я добрый Я парень Я умный

262. Я интересный Я прикол Я любознательный

263. Я скучный Я Рамиль Я самостоятельный

264. Я разборчивый Я конь в Пальто Я предприимчивый

265. Я самостоятельный Я мафия Я терпеливый

266. Я ревнивый Я любовник Ясамоуверенный

267. Я нужный Я пожиратель Я влюбчивый1. Я злой Я -ты Я любимый