Автореферат диссертации по теме "Особенности стратегий совладания и Я-концепции у людей, зависимых от психоактивных веществ"

На правах рукописи

Аванесян Гана Георгиевна

ОСОБЕННОСТИ СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАНИЯ И Я-КОНЦЕПЦИИ У ЛЮДЕЙ, ЗАВИСИМЫХ ОТ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ

19.00.05 - Социальная психология (психологические науки)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва 2003

Работа выполнена на кафедре социальной психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова

Научный руководитель - кандидат психологических наук, старший научный сотрудник, Белинская Елена Павловна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор, Юревич Андрей Владиславович кандидат психологических наук, доцент, Ениколопов Сергей Николаевич

Ведущая организация - Психологический институт РАО

Защита состоится 23 мая 2003г. в 15°°на заседании диссертационного совета Д 501.001.95 в МГУ им. М.В. Ломоносова по адресу: 103009, Москва, ул. Моховая, дом 11, корпус 5, аудитория №406

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького

Автореферат разослан «

Ученый секретарь Диссертационного совета

Карабанова О. А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы

Одной из центральных характеристик современного мира является глобальный характер происходящих в нем социальных изменений. Динамичный мир предъявляет повышенные требования к субъектности человека, закономерно привлекая внимание исследователей к анализу проблемы взаимодействия социальных изменений и выбора человеком стратегий социального поведения (Андреева, 2002). Какие факторы обусловливают поведение человека в субъективно сложных жизненных ситуациях? Какими способами он преодолевает те обстоятельства жизни, которые он сам категоризует как трудные?

Максимальную выраженность эти вопросы приобретают в условиях современной России - и как факт общественной жизни, и как потенциальный предмет социально-психологического анализа. Социальная неопределенность и нестабильность, характеризующие актуальный процесс общественного развития нашей страны, ставят перед каждым соотечественником задачу совладания с трудностями. Особый интерес представляют процессы совладания с жизненными трудностями представителями стигматизированных групп, которые не часто становятся объектом социально-психологического анализа. Таким образом, актуальность темы диссертационного исследования определяется, во-первых, исключительной социальной значимостью изучения личностных факторов совладания со сложными жизненными ситуациями.

Во-вторых, актуальность выбранной темы исследования определяется постоянно растущей наркотизацией молодежи в нашей стране - так, за последние десять лет количество молодых людей, зависимых от различных видов психоактивных веществ, увеличилось в десять раз. По данным Министерства здравоохранения РФ, в наркологических диспансерах состоит на учете 160 тысяч больных наркоманиями лиц подросткового и молодежного возраста, свыше 93

13 тысяч боль-

рое. НАЦИОНАЛЬНА*

ных токсикоманиями и свыше 29 тысяч

С. Петербург , ,

жсическими ве-

ществами (Мирошниченко, 2000). Кроме того, наблюдается устойчивая тенденция снижения возраста лиц, начинающих употреблять психоактивные вещества: так уже в 15 лет психоактивные вещества пробуют 46% подростков, при этом рост данных показателей характерен как для городской, так и для сельской молодежи. Широкое распространение зависимостей от психоактивных веществ среди молодежи в свою очередь многократно увеличивает риск заболеваемости гепатитом, ВИЧ-инфекцией и СПИДом (Москаленко, Шевцов, 2001; Козлов, Рохлина, 2001). Иными словами, наркотизация молодежи представляет собой сегодня серьезную социальную проблему. Однако ее социально-психологический анализ остается еще крайне недостаточным. Как правило, в изучении данной проблемы преобладают клинико-психологические исследования, в которых основная роль отводится выявлению преморбидных характерологических особенностей у данной категории лиц. Между тем, у данной проблемы есть и очевидный социально-психологический аспект, связанный с изучением особенностей Я-концепции и межличностного взаимодействия как важных ресурсов преодоления жизненных трудностей.

В-третьих, проблема изучения личностных особенностей человека в субъективно трудных жизненных ситуациях актуальна потому, что связана с развитием представлений о социально-психологических закономерностях формирования и развития личности (Анцыферова, 1996). Последнее основание приобретает особое значение при оказании данной помощи людям с зависимостью от психоактивных веществ.

Цель исследования состояла в теоретическом анализе и эмпирическом изучении особенностей стратегий совладания и Я-концепции у людей, зависимых от психоактивных веществ, по сравнению с людьми, их не употребляющими. Ее реализация предполагала решение следующих задач.

Задачи исследования:

1. Изучение проблемы совладающего поведения и роли личностных детерминант совладания.

2. Изучение особенностей Я-концепции и социального поведения людей, зависимых от психоактивных веществ.

3. Разработка программы эмпирического исследования, включающей в себя постановку гипотез об особенностях стратегий совладания и Я-концепции у людей, зависимых от психоактивных веществ, и выбор соответствующего методического инструментария.

4. Проведение эмпирического исследования, описание и интерпретация полученных данных, сопоставление результатов исследования с первоначальными гипотезами.

Предметом исследования являлось изучение структурно-

содержательных особенностей Я-концепции и представлений о стратегиях совладания у людей, зависимых и не зависимых от психоактивных веществ. Объект исследования

В исследовании приняли участие студенгы технических вузов г. Москвы, не употребляющие психоактивные вещества (237 человек), и молодые пациенты наркологических больниц г. Москвы (104 человека). Общее количество опрошенных составило 341 человек, из них - 190 мужчин и 151 женщин. Средний возраст опрошенных лиц -21 год. Гипотезы исследования:

1. Содержание и структура Я-концепции как основного личностного ресурса совладания различны у людей, зависимых от психоактивных веществ, и у здоровых лиц.

2. Представления о социальной поддержке ближайшего окружения как основного «средового» ресурса совладания различны у здоровых людей и зависимых от психоактивных веществ.

3. У людей, зависимых от психоактивных веществ, малая дифференцирован-ность представлений о себе сопровождается недифференцированностью

представлений о возможных стратегиях совладания с трудными жизненны-

ми ситуациями.

Методологической основой данного исследования послужили: традиционное для отечественной психологии понимание проблемы самосознания на основе принципа единства сознания и деятельности (Л.И. Анцыферова, И.С. Кон, А.Н. Леонтьев, В.В. Столин, И.И. Чеснокова, Е.В. Шорохова и др.); концепция социального познания (Г.М. Андреева); современные теории совла-дающего поведения (I. Janis, R. Lazarus, S. Folkman); представления о Я-концепции (Р. Берне, К. Роджерс, Е.Т. Соколова, Э. Эриксон), в частности, ее регулирующей роли в ситуациях, представляющих для человека какие-либо трудности и требующих совладания (И.М. Никольская, P.M. Грановская, I. Janis, М. Arnold, D. Mechanic, L. Murphy, A. Moriarity, J. Rotter, R. Lazarus, S. Folkman, H. Weber, C. Carver, M. Scheier, A. Nezu, M. Goldfried и др.).

Методы исследования:

Для исследования Я-концепции мы применяли две методики: 1) Модифицированный вариант интерперсональной диагностики Т. Лири, адаптированный Л.Н. Собчик и 2) Тест двадцати ответов М. Куна и Т. МакПарт-ленда «Кто Я?».

Для исследования стратегий совладающего поведения были использованы следующие методики: 1) Психодиагностическая методика «Индикатор стратегий преодоления стресса» Дж. Амирхана, 2) «Многомерная шкала восприятия социальной поддержки» (MSPSS) Г.Д. Зимета, 3) Методика «Шкала удобной интерперсональной дистанции» (SID) М. Днжа и К. Новиски.

Статистическая обработка данных эмпирического исследования проводилась с помощью статистического пакета SPSS, а также Stadia 6.1 и представлена в приложениях к диссертации.

Положения, выносимые на защиту

-1. Я-концепция людей, зависимых от психоактивных веществ, отличается от Я-концепции здоровых лиц по уровню дифференцированности: их самоописания в целом менее развернуты, в них значимо меньше

социо-ролевых характеристик, а содержание образа «Я-идеальное» фактически совпадает с характеристиками образа «Я-реальное».

2. У людей, зависимых от психоактивных веществ, по сравнению со здоровыми молодыми людьми, заметно снижен уровень самокритичности, который выражается в преобладании позитивных самохарактеристик, что особенно ярко наблюдается при оценивании своего физического и рефлексивного "Я". Кроме того, людям, зависимым от ПАВ, свойственна неадекватная оценка социальной поддержки со стороны своего окружения.

3. Представления о стратегиях совладания у людей, зависимых от психоактивных веществ, в отличие от аналогичных представлений у здоровых лиц носят менее дифференцированный и более противоречивый характер. Лица, зависимые от ПАВ, не различают базовые стратегии совладания («решение проблем», «поиск социальной поддержки», «избегание»); одновременно они ориентированы на поиск социальной поддержки со стороны своего ближайшего окружения, которое не наделяется каким-либо приоритетом по сравнению с незнакомыми людьми, к которым демонстрируется неадекватно высокий уровень доверия.

4. Люди, зависимые от психоактивных веществ, при выборе стратегий совладания ориентированы на отношения с лицами, также употребляющими ПАВ: к ним демонстрируется высокий уровень доверия, от них ожидают помощи и поддержки.

Научная новизна исследования определяется тем, чю впервые в отечественном социально-психологическом знании проблема совладания выступила специальным предметом исследования, что позволило выявить соотносительную роль различных детерминант, участвующих в формировании способов и средств преодоления человеком субъективно трудных ситуаций. Совладание интерпретируется как взаимодействие субъекта с ситуацией, реализующееся на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях.

В качестве основных ресурсов совладания рассматриваются представления человека о самом себе и об уровне оказываемой ему социальной поддержки со стороны ближайшего окружения.

Теоретическая значимость исследования

Данное исследование вносит вклад в анализ особенностей социального познания и поведения у людей с зависимостью от психоактивных веществ. Эмпирически анализируются особенности структурных характерисжк их Я-концепции и представлений о стратегиях совладания по сравнению с людьми, не употребляющими психоактивные вещества - содержательное совпадение реального и идеального «Я», снижение самокритичности, недифференцирован-ность базовых стратегий совладания.

Определены особенности межличностного взаимодействия и социальной поддержки у данной группы лиц - предпочтение конформных вариантов взаимодействия, неадекватно высокая оценка уровня поддержки ближайшего социального окружения. Уточнены социально-психологические факторы, способствующие употреблению психоактивных веществ в молодежном возрасте, среди которых основным,является сужение круга социального взаимодействия, преимущественная ориентация на людей, также употребляющих психоактивные вещества.

Практическая значимость исследования

Результаты настоящего исследования могут быть востребованы врачами-нарколо1ами, психологами, социальными работниками для разрабожи социально-психологических, реабилитационных и профилактических мероприятий и программ, ориентированных на людей молодого возраста, зависимых от психоактивных веществ.

Результаты исследования также могут быть использованы при разработке учебных курсов по проблематике личности и социально-психологическим аспектам зависимого поведения.

Кроме того, использованные в исследовании методы изучения стратегий совладания дополняют имеющийся на сегодняшний день диагностический ин-8

струментарий для психологической работы с людьми, употребляющими психоактивные вещества.

Достоверность данных, полученных в работе, обеспечивалась научно-методологической обоснованностью программы исследования, использованием комплекса методов, адекватных его предмету, задачам и гипотезам, репрезентативностью и достаточно большим объемом выборки, корректным применением методов математической статистики для обработки данных в сочетании с их качественным анализом, соотнесением полученных результатов с результатами исследований других авторов.

Апробация и внедрение результатов исследования

Основные теоретические положения и эмпирические результаты исследования докладывались на Межвузовском семинаре-совещании в Университете печати {2000 г.), на Гагаринских чтениях в «МАТИ» - РГТУ им. К.Э. Циолковского (2000 г., 2002 г., 2003 г.), на заседании кафедры социальной психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова (2002 г.) и на Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодьк ученых «Ломоносов» (2003 г.).

Полученные в исследовании результаты используются при чтении учебных курсов «Социальная психология» для студентов экономического факультета «МАТИ» - РГТУ им. К.Э. Циолковского, «Социальная психология личности» для студентов факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, а также в практике психолого-коррекционной и социально-реабилитационной работы с молодыми людьми, зависимыми от психоактивных веществ, осуществляемой на базе наркологической больницы №17 г. Москвы.

Объем и структура диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка литературы и приложений. Список использованной литературы включает в себя 254 наименования, из них 64 на английском языке. Объем основного текста диссертации составляет 160 машинописных страниц. В приложениях представ-

лены методические материалы исследования, результаты первичной обработки эмпирических данных и примеры протоколов исследования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываемся актуальность диссертационной работы, определяются ее цель, задачи, предмет, объект, гипотезы и методы исследования, раскрывается ее новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

Глава 1 «Совладающее поведение и Я-концепция: основные теоретические подходы и направления исследований», включающая в себя 4 параграфа. посвящена анализу теоретических подходов к изучению личностных детерминант совладания в современной психологии, которые легли в основу данного исследования. В ней представлены существующие определения понятия «совладение», проводится сравнительный анализ совладеющего поведения и защитных механизмов личности, выделяются основные копинг-ресурсы индивида, рассматривается взаимосвязь копинг-стратегий и компонентов Я-концепции, а также описываются современные методы исследования совладания.

В первом параграфе, «Совладающее поведение как проблема современной психологии», рассматривается появление понятия «coping» в 60-х годах XX века в рамках когнитивистской традиции (I. Janis, 1958; М. Arnold, 1960; D. Mechanic, L. Murphy, 1962; J. Rotter, R. Lazarus, 1966 и др.), описывается современный спектр трактовок процессов совладания, и выделяются три основных подхода в анализе данной проблемы: 1) понимание процессов совладающего поведения как эго-процессов (N. Haan, 1977); 2) рассмотрение совладания как качества индивидуальности (A.G. Billings, R.H. Moos, 1984); 3)определение совладания как динамического процесса, протекающего в активной и пассивной форме, и на который, с одной стороны, влияют особенности ситуации, воспринимаемой индивидом как трудная, а с другой - личностные особенности

субъекта восприятия. (R. Lazarus, S. Folkman. 1984). Отмечайся доминирова-10

ние последней точки зрения, связанное с присущей ей комплексной трактовкой совладания - в данном случае взаимодействие субъекта с ситуацией понимается как на когнитивном, так и на эмоциональном уровне, а также на уровне действий различной направленности (или отказа от них).

Особое внимание уделяется анализу форм совладающего поведения. Отмечается, что для большинства авторов характерно выделение двух основных форм совладания: 1) копинга, «сфокусированного на проблеме», 2) копинга, «сфокусированного на эмоциях». Данные формы копинга выделяются на различных группах респондентов в ситуациях стресса, как в рамках общепсихологических, так и клинико-психологических исследований (С. Carver, М. Scheier, 1989: P. Vitaliano, 1990; М. Petrosky, J. Birkimer, 1991; А. Либин, А. Либина, 1998; Н. Ф. Михайлова, 1998; В.М. Ялтонский, H.A. Сирота, 1994, 1996) и реализуются в конкретных копинг-стратегиях. Выделение последних идет по самым разным, порой противоречивым, основаниям.

Так, концентрируя внимание на личностных ресурсах совладания, Р. Ла-зарус описывает три типа копинг-стратегий: 1) механизмы защиты Эго. носящие как осознанный, так и неосознанный характер; 2) прямое действие, сопровождающееся эмоциями; 3) совладание без аффекта, преобладающее в ситуациях неблагоприятного прогноза развития ситуации. В других случаях выделяют копинг-стратегии по степени их адаптационных возможностей для человека, например: 1) преобразование ситуации (активная адаптация с опорой на конкретные действия), 2) уход из ситуации (избегание активности) и 3) приспособление к ситуации (адаптация с опорой на переосмысление и переоценку). Третья стратегия возможна за счет создания «непроблемного субъективного образа», а также путем изменения Я-концепции индивида (A.A. Налчаджян, 1988).

Подводя итог параграфу, указывается, что по ряду клинико-

психологических исследований, для людей, прибегающих ко многим формам

саморазрушающего поведения, характерно преимущественное использование

неэффективных и однотипных копинг-стратегий (J.A. Russell, A. Mehrabian,

1976: T. Wills. 1985: R. Swaim. 1989: S.G. Temmer, J. Veroff, M.E. Gölten. 1995; B,M. Ялтонский, H.A. Сирота, 1995).

Во втором параграфе, "Сравнительный анализ совладающего поведения и защитных механизмов личности", анализируются сходство и различия между процессами психологической защиты и совладанием.

Рассматриваются различные современные подходы в анализе феноменов психологических защит и механизмов их формирования. Отмечается, что они могут интерпретироваться как первичные интрапсихические образования, являющиеся следствием ограничения спонтанной экспрессии ребенка (И.М. Никольская, P.M. Грановская, 2000); как своеобразная «отсрочка» для личности, возникающая практически на любом возрастном этапе с целью подготовки к более эффективному способу совладания с трудностями (Ф.Е. Василюк, 1984); как производная ot основных эмоциональных состояний, отражающая типичные для человека способы эмоционального реагирования на стрессоры (R. Plutchik, H. Kellerman, H.R. Conte, 1979). Отмечается, что при практическом совпадении функций совладания и психологической защиты, совладание преимущественно рассматривается как механизм «реализации в действии» психологических зашит (Б.Д. Карвасарский, 2000).

Предлагается схематическое рассмотрение соотношения копинга и защитных механизмов по следующим основаниям: «активный - пассивный», «асоциальный - социально одобряемый». Несмотря на то, что совладание со стрессом может быть как позитивным (например, поиск социальной поддержки), 1ак и негашеным (например, употребление ПАВ), и один и друюй способ совладания является сознательным выбором человека. Представляется недоказанным описание совладающего поведения в любом случае как исключительно позитивного и резистентного к стрессу явления, а психологической защиты -наоборот, как низко адаптивного и непродуктивного процесса. Более важным, на наш взгляд, является рассмотрение конкретного способа совладания, применяемого индивидом в проблемной ситуации, выбор которого, как представляется, во многом зависит о г структурных характеристик Я-концепции индивида.

В третьем параграфе, "Социально-психологическая традиция в исследовании Я-концепции» проводится теоретический анализ отечественной и зарубежной литературы по проблеме Я-концепции. Анализируются такие наиболее значимые подходы к пониманию Я-концепции. как классическая психология сознания У. Джемса, символический интеракционизм Ч. Кули и Дж. Мида, психоаналитическая ориентация, когнитивная психология, психогенетическая концепция Э. Эриксона, феноменалистический подход К. Роджерса и концепция развития Р. Бернса. В этой же части работы представлена отечественная традиция в исследовании Я-концепции, для которой характерны следующие основные черты: во-первых, понимание проблем самосознания на основе единства сознания и деятельности, а во-вторых, выделение практической деятельности и общения как основных факторов формирования самосознания человека. Особое место здесь занимает концепция И. Кона, который выделяет этапы формирования Я-концепции. начиная с механизмов психической саморегуляции в младенческом возрасте до появления сознательного «Я» в раннем юношестве и социального определения личности.

Также приводятся различные традиции понимания Я-концепции в современной социальной психологии - как системы социальных ролей, как суммы идентификаций, как результата взаимодействия с генерализованным другим и т.п. Кроме того, для социально-психологических подходов к Я-концепции характерно обращение внимания на взаимосвязь активного и рефлексивного «Я». Социально-психологическое изучение Я-концепции включает в себя все три главные составляющие: образ «Я», самооценку и поведенческие реакции. Заканчивается третий параграф описанием иерархической структуры глобальной Я-концепции, которая в итоге формирует самоощущение человека, его нормы и ценности, влияет на выбор определенных стратегий поведения и характер взаимодействия с социальной средой.

В четвертом параграфе, «Взаимосвязь копинг-стратегий и компонентов Я-концепции», представлены основные современные эмпирические

данные о личностных ресурсах совладания и, в частности, о регулятивной роли Я-концепции при формировании конкретных стратегий копинга.

Отмечается, что внимание к личностным копинг-ресурсам характерно для когнитивисткой традиции в исследовании совладания: так, наряду с базисными копинг-стратегиями «разрешение проблем», «поиск социальной поддержки» и «избегание» выделяются основные личностные копинг-ресурсы, влияющие на их выбор. К таковым относят, прежде всего, Я-концепцию и локус контроля (R. Lazarus, S. Folkman, 1984, 1987).

"По результатам некоторых отечественных работ, низкий уровень самосознания и самооценки предопределяет выбор пассивных копинг-стратегий, существенно затрудняя процесс адаптации к сложным ситуациям (H.A. Сирота, 1990), а также отмечается, что от способности Я-реального меняться и проявлять гибкость в разных трудных ситуациях зависит совладающая способность личности в целом (A.A. Напчаджян, 1988). Отмечается недостаточная разработанность данной проблемы на эмпирическом уровне.

Для анализа взаимосвязи особенностей Я-концепции и копинг-стратегий предлагается схема, где основная роль при формировании общего совладающе-го стиля у индивида отводится, главным образом, двум его копинг-ресурсам -1) Я-концепции и 2) уровню социальной поддержки. Сочетание определенных особенностей Я-концепции и уровня социальной поддержки, с нашей точки зрения, определяет общую резистентность индивида в любой ситуации, и тем более - в стрессовой.

Кроме того, в данном параграфе дается крагкое описание существующих на сегодняшний день немногочисленных опросников, которые используются, как правило, в клинической практике при работе с людьми, у которых наблюдаются нарушения процессов совладания.

Глава II, «Социально-психологические особенности поведения и Я-концепции людей, страдающих зависимостью от психоактивных веществ», состоит из трех параграфов, в которых обсуждаются формы аддиктивного по-

ведения, описываются возможные факторы его формирования, исследуются копинг-стратегии и особенности Я-концепции у лиц с зависимостями.

В первом параграфе, «Аддиктивное поведение: механизмы и факторы формирования», приводится определение понятию «аддикция», описываются признаки аддикгавного поведения и выделяются этапы его формирования: «точка кристаллизации», становление аддиктивного ритма, формирование ад-дикции как интегральной части личности и полное доминирование аддиктивного поведения (Ц.П. Короленко, Т.А. Донских, 1988, 1990). Отмечается, что эти этапы характерны и для зависимости от психоактивных веществ. Здесь же анализируются самые разные основания и причины возникновения зависимости от ПАВ, отмечаемые отечественными исследователями (Е.П. Колущинская, С.А. Нижегородцев, Т.В. Гец, 2000 и др.), где указывается, в частности, на их выраженный социальный характер (В.В. Колягин, В.А. Абзолеев, 2000; ДВ. Семенов, 2001). Кроме того, описывается проблема формирования зависимостей с бихевиористской, когнитивистской, психоаналитической, трансактной точек зрения и системного подхода. В качестве самого важного фактора во всех выше перечисленных подходах отмечается психологическая готовность к употреблению ПАВ, которая, как правило, максимально проявляется в ситуациях затрудненности удовлетворения жизненно важных социальных потребностей (Н.Ю. Максимова, 1996).

Акцентируя социально-психологическую природу зависимости от ПАВ, мы отмечаем, что необходимо исследовать основные копинг-ресурсы (Я-концепцию и уровень социальной поддержки) у аддиктов для полного понимания психологических причин, ведущих к формированию зависимости от ПАВ.

Зарубежные исследователи, как правило, выделяют три уровня социальной поддержки: 1)"семья", 2)"друзья" и 3)"значимый другой" (в!). 21 тег, 1988). Все три уровня социальной поддержки способствуют выработке совла-дающих механизмов в ситуации стресса и минимизируют непроизвольность бессознательных защит, а восприятие и оценка общей степени актуальной со-

циальной поддержки способствует выбору конкретной направленности совла-дающего поведения в будущем.

Во втором параграфе, «Особенности Я-концепции у людей с различными формами аддиктивного поведения, в том числе - зависимых от ПАВ», проводится параллель между стилем совладания и индивидуальными особенностями, конкретно - особенностями самосознания.

Известно, что клинические психологи и наркологи указывают на негативную и искаженную во многих сферах Я-концепцию у аддиктов. В частносли, отмечается, что для данной категории людей характерен низкий уровень побуждений к действию и морального самосознания, сниженный эмоциональный тон, искаженный образ тела, а также низкий уровень субъективного контроля над средой и т.д. (H.A. Сирота, 1994). Также отмечается, что, в течении любой формы зависимости от психоактивных веществ, наблюдается снижение активности и потребностей, как в физиологическом, так и в социальном аспекте. (И.Н. Пятницкая, 1975). По другим данным у аддиктов снижается самокритичность, угасание интересов, нарушение эмоционально-волевой сферы. Причем чем моложе аддикт, тем быстрее происходят с ним эти изменения, так как незрелая личность быстрее подвергается воздействию ПАВ по сравнению с личностью с уже сформированным «Я». (A.A. Козлов, М.Л. Рохлина, 2000 и др.)

Детальный анализ особенностей аффективного, когнитивного и поведенческого компонентов Я-концепции у аддиктов позволяет допустить связь между изменениями когнитивного и аффективного компонентов и формированием поведения, зависимого от психоактивных веществ. По ряду исследований отмечается, что для людей с зависимостью от психоактивных веществ характ ер-ны не только изменения отдельных компонентов Я-концепции, но и появление схожих качеств, черт, стратегий поведения, а также общее изменение критериев выбора социального круга общения и взаимодействия. Также есть данные о роли социально-психологических факторов в формировании зависимости от

психоактивных веществ, особенно в юношеском и молодежном возрасте. В ка-16

честве таковых преимущественно выделяют влияние социального научения, особенности общения со сверстниками, характеристики социального взаимодействия.

В третьем параграфе, «Особенности копинг-стратегий >' аддиктое», обсуждаются результаты современных эмпирических исследований совладания на данном контингенте лиц.

Отмечается, что значительная часть зарубежных исследователей считает использование психоактивных веществ индивидом еще одним способом снятия тревожных ощущений в стрессовой ситуации (J.A. Russell, A. Mehrabian, 1976; Т. Wills, 1985; R. Swaim, 1989; S.G. Temmer, J. Veroff, M.E. Colten, 1995). К такому пониманию данной проблемы склоняются и некоторые отечественные исследователи. А.Г. Врублевский, М.Г. Цейтлин, приводя данные собственных исследований, указывают на отсутствие необходимой устойчивости к стрессовым ситуациям у лиц. зависимых от ПАВ. Н.С. Видерман считает важным аспектом изучения копинг-поведения в наркологии рассмотрение социальной поддержки как необходимого копинг-ресурса личности.

Начиная с 90-х годов XX века, проблема совпадающего поведения стала более активно разрабатываться в отечественной клинико-психологической традиции (Р.К. Назыров, 1993; H.A. Сирота 1990, 1994; В.М. Ялтонский, 1991, 1995; Н.В. Веселова, 1995; E.H. Юрасова, 1996; Л.К. Шайдукова, 1996; В.И. Власенко, 1997; Т.А. Данилова, 1997, 1998; С.А. Лигер, 1998; Н.Ф. Михайлова, 1998; A.A. Чазова 1998; Е.Р. Исаева, 1999; Н.С. Видерман, 2000; Сиерральта Зуньига Х.Б., 2000 и др.). Так, например, при исследовании копинг-поведения больных наркоманией В.М. Ялтонский отмечает, что от вида копинг-ответа зависит заболеваемость наркоманией на начальной стадии приобщения к ней. Он рассматривает наркоманию как форму саморазрушающего поведения, возникающую при явной нехватке индивидуальных копинг-стратегий, и называет ее малоадаптивным копинг-поведением.

Анализируя основные точки зрения на копинг-стратегии зависимых от

ПАВ, представляется необходимым разделять активный копинг на позитивный

и не1ашвный. Активные позитивные копиш-страюнш способствую: развшию в структуре личности индивида исключительно адаптивных и резистентных к стрессу способов социального взаимодействия и общения, в то время как активные негативные копинг-стратегии способствуют развитию только защитных и избегающих способов совладания с любыми ситуациями, в том числе и проблемными. Таким образом, подводя общий итог всей теоретической части, мы предлагаем краткое описание поведения, зависимого от ПАВ. Среди основных характеристик данного социально-психологического явления необходимо, прежде всего, указать на то, что лица, страдающие зависимостью от ПАВ, как правило: 1) прибегают к активным, но негативным копинг-стратегиям, 2) имеют искаженную Я-концепцию, 3) желают изменить свое психоэмоциональное состояние в любом случае, т.е. поиск ПАВ не зависит от актуальности стрессовой ситуации и 4) предпочитают общаться с людьми, также употребляющими ПАВ.

Глава III диссертации, «Эмпирическое исследование особенностей Я-коннепшш и представлений о стратегиях совладающего поведения у лиц, зависимых ог психоактивных веществ» посвящена описанию и интерпретации основных результатов исследования и состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе, «Проблема исследования», формулируется и обосновывается подход автора к изучаемой проблеме, описываются предмет, объект и цель исследования, формулируются задачи и выдвигаются гипотезы. Отмечается, что понятие совладания «покрывает» сегодня гораздо более широкую психологическую реальность, нежели собственно поведение: отдельные стратегии копинга могут отражать и когнитивную активность человека по преобразованию субъективного значения той или иной ситуации, и ее аффективную оценку. Это закреплено в структуре всех имеющихся на сегодняшний день методов диагностики совладания - во всех них делается акцент на выделении различных форм реагирования индивидом на ситуации, которые субъективно кате-горизуются им как «трудные», и, соответственно, одним из важных вопросов становится вопрос о критериях эффективности совладания. Он имеет два основных решения: в первом случае критерием эффективности может считаться 18

владение максимально широким репертуаром совладания и умение гибко применять ею к различным ситуациям; а во втором - наличие у человека усшйчи-вых копинг-стратегий и при этом активных и социально-приемлемых. Очевидно, что если придерживаться первого варианта решения данного вопроса, то упор в анализе копинга должен делаться на характеристики самой ситуации, требующей совладания, и особенно - на дифференцированность их восприятия субъектом копинга. В случае же в юрою варианта - анализ совладания неминуемо должен строиться с учетом личностных характеристик, центральной из которых могут стать особенности Я-концепции субъекта копинга.

Кроме того, дается описание двум группам обследованных людей, принявших непосредственного участия в опросе: 1) первая группа («аддикты») -лица, с диагнозом наркомания, находящиеся на лечении в 2-х наркологических больницах г. Москвы. 2) вторая контрольная группа («норма») - студенты технических вузов г. Москвы, не употребляющие ПАВ. Общее количество обследованных лиц составило 341 человек.

Во втором параграфе, «Методы и методики исследования», дается описание примененным психологическим методикам, и указываются причины их выбора. Чтобы решить поставленные в исследовании задачи и проверить выдвинутые гипотезы, мы использовали следующий методический аппарат.

Для исследования особенностей Я-концепции: 1) модифицированный вариант интерперсональной диагностики Т. Лири, адаптированный Л.Н. Собчик. Данная методика представляет собой набор из 128-ми самохарактеристик образа «Я», которые формируют 4 октанты с преобладанием неконформных тенденций и склонностью-к конфликтному поведению и 4 окгаты с преобладанием, наоборот, конформных и социально ориентированных установок. 2) Тест двадцати ответов М. Куна и Т. МакПартленда «Кто Я?». Эта методика определяет динамику социального окружения в целом. По количеству ответов по каждой из четырех категорий (физическое «Я», социальное «Я», рефлексивное «Я» и трансцендентальное «Я») выявляется доминирование субъективных и объективных оценок себя у индивида, а также общий характер его самооценки

Для изучения совладающего поведения: 1) психодиагностическую методику «Индикатор стратегий преодоления стресса» Дж. Амирхана. Этот самооценочный опросник состоит из 33 утверждений и отражает базисные копинг-стратегии: «разрешение проблем», «поиск социальной поддержки» и «избегание». С его помощью можно определить ведущую копинг-стратегию индивида. 2) Многомерную шкалу восприятия социальной поддержки Г.Д. Зимета. Данная методика представляет собой 12 утверждений и направлена на измерение уровня социальной поддержки по трем основным параметрам: «семья», «друзья» и «значимый другой». 3) Методику «Шкала удобной интерперсональной дистанции» М. Дюка и К. Новиски. Данная методика направлена на исследование ко-пинг-стратегии «дистанцирование», а также в целом является невербальным и проективным способом определения пространственного поведения человека. В нашем исследовании мы предложили модифицированный вариант данной методики, т.е. оцениванию подлежали следующие представители социальной сети: «мать», «отец», «знакомый», «друг», «лечащий врач», «родственник», «любимый человек» и «незнакомый человек».

Выбор всех описанных выше методик был обоснован тем, что все они имеют ясные инструкции, легки и просты в применении, а также не занимают много времени, что для людей, зависимых от ПАВ, немаловажно в силу их повышенной утомляемости.

В третьем параграфе, «Основные результаты исследования», дается краткое описание полученных эмпирических данных.

Результаты предварительной беседы дали возможность получить для двух групп респондентов дополнительные сведения относительно состава семьи, круга общения, профессиональных навыков, уровня социальной поддержки, общей самооценки, отношения к людям, зависимым от ПАВ.

По методике Т. Лири оценка проводилась по двум шкалам: Я-реальное и

Я-идеальное. Так. характеризуя себя на данный момент времени (Я-реальное).

аддикты больше склонялись к выбору зависимых и конформных черт (Р<0,01).

хотя в целом для респондентов обеих групп отмечалось значительное сходство 20

при оценивании параметров Я-реального, а именно - большая часть опрошенных, вне зависимости от приверженности к ПАВ, склонялась к выбору неконформных черт и самохарактеристик, что очевидно отражает их возрастные особенности. Но при этом оценивание Я-идеального в группе аддиктов привело к фактическому слиянию Я-образов, а в группе нормы к большему выделению черт конформного поведения.

По результатам методики М. Куна и Т. МакПартленда выяснилось, чш по самоописанию группа аддиктов сильно отличается от нормы, во-первых, по количеству указанных черт и характеристик, во-вторых, по неадекватной оценке своего физического облика, что выражалось в завышенной самооценке и заниженной критичности, а в-третьих, по всем параметрам социального «Я» (Р<0,01). Кроме того, аддикты значимо реже, чем группа нормы указывали самохарактеристики, отражающие их рефлексивное «Я», а самохарактеристики, относящиеся к трансцендентальному «Я» вообще не были представлены. Самое заметное и статистически значимое отличие аддиктов от группы нормы по методике «Кто Я?» было получено при описании социального «Я». Здесь аддикты испытывали реальные трудности в социальном самоопределении и указывали, как правило, только на «наркомана», но не вспоминали о своих основных социальных ролях, что привело к предположению об отсутствии у данной категории лиц социально-значимых связей помимо отношений с актуальной группой принадлежности (людьми, также употребляющими ПАВ).

Согласно результатам по методике Дж. Амирхана, у аддиктов наблюдались высокие значения по всем трем стратегиям совладания («решение проблем», «поиск социальной поддержки» и «избегание»), иными словами, оказалось, что невозможно выделить ведущую копинг-стратегию. При этом для группы нормы характерной явилась следующая последовательность в предпочтениях выбора (по мере убывания): 1) «решение проблем», 2) «поиск социальной поддержки» и 3) «избегание». Таким образом, у лиц, зависимых от ПАВ, отсутствовало дифференцированное понимание и оценивание своею поведения

в субъективно грудных ситуациях. Что же касается различий, полученных по

копинг-стратегии «поиск социальной поддержки» между выборочными средними двух групп (Р<0,05), то они вполне совместимы с ранее выявленным зависимо-послушным типом межличностного взаимодействия у адциктов.

Кроме того, результаты по методике Г.Д. Зимета дали развернутое представление о конкретном уровне проявления копинг-стратегии «поиск социальной поддержки». Выяснилось, что респонденты группы адциктов, как и респонденты группы нормы, оценивают общий уровень социальной поддержки высоко, а также признают фактическую помощь со стороны членов своей семьи. (Хотя в ряде зарубежных и отечественных исследований одной из главных причин наркомании указывается низкий уровень социальной поддержки со сюроны членов семьи аддикга, что, в свою очередь, приводит к обязательному участию его родственников в программах по копинг-превенции). С другой стороны, аддикгы указали на недостаточность поддержки со стороны друзей (Р<0,01). Возможно многократный возврат аддикта в группу людей, употребляющих ПАВ, происходит по причине отсутствия необходимой поддержки со стороны здоровых лиц.

Результаты по методике М. Дюка и К. Новиски показали, что в целом ад-дикты допускают для себя одинаково доверительное взаимодействие с разными представителями своей социальной сети, но при этом при оценке характера взаимодействия с наиболее близкими людьми (мать, отец) отмечался очень высокий разброс значений, существенно отличавший их 01 группы нормы (Р<0,01). Так по шкале «мать» равно проявились обе копинг-стратегии - «приближение» и «отдаление». Аналогичные результаты были получены и при оценке аддиктами своего взаимодействия с отцом. К категории «друг» аддикты относили чаще всего людей, употребляющих ПАВ (до 87% опрошенных). Возможно, эгим объясняс1ся высокий процент довершельного отношения но соо1-ветствующей шкале. По шкале «лечащий врач» были получены статистически значимые различия с группой нормы (Р<0,01): аддикты гораздо чаще выбирали копинг-стратегию «поиск социальной поддержки», в то время как респонденты группы нормы предпочитали копинг-стратегию «избегание». В категории «род-

ственник» аддикты отличались выбором крайних позиций для общения, хотя в среднем предпочитали копинг-стратегию «приближение», если родственник приобщен к ПАЕ. Заметим, что подобные обоснования выбора в группе нормы не встречались в принципе. По шкале «любимый человек» была проявлена высокая степень доверия у большинства респондентов обеих групп, но отличия состояли вновь в мотивировке выбора. И, наконец, результаты, полученные по шкале «незнакомый человек», свидетельствовали, что только для группы нормы возможность общения с незнакомцем вызывала особое недоверие, а аддик-там подобное поведение не было свойственно. Подчеркнем, что главным определяющим фактором при выборе лиц для общения у аддиктов являлся фактор употребления ПАВ, (исключение составили категории «мать», «отец» и «лечащий врач»).

Таким образом, по основным результатам проведенного эмпирического исследования выявились основные особенности Я-концспции и копинг-стратегий в группе респондентов, страдающих зависимостью от ПАВ. Это: 1) недифференцированность образов Я-реальное и Я-идеальное, 2) наличие высокого уровня самопринятия и сниженной критичности в оценивании себя, 3) малая представленность социо-ролевых характеристик в самоописаниях, 4) равное предпочтение базовых копинг-стратегий, 5) высокая оценка общего уровня социальной поддержки, а также 6) предпочтение во взаимодействии чаще всего тех, кто также употребляет ПАВ.

Кроме того, помимо выявления общих особенностей Я-концецции и копинг-стратегий в группе нормы и в группе аддиктов, мы исследовали корреляционную взаимосвязь между представлениями о себе во взаимодействии (по методике Т. Лири) и выбором стратегий совладания (по методике Дж. Амирха-на). Было выявлено, что для респондентов группы нормы с неконформными чертами образа «Я» характерен выбор коиинг-стратегии «решение проблем», а при более сильной представленности конформных черт - "поиск социальной поддержки" и "избегание" прямого решения субъективно проблемной ситуации. В то время как для лиц, зависимых от психоактивных веществ, эта взаимо-

связь наблюдается только для тех, кто демонстрирует неспецифические для своей группы в целом представления о себе во взаимодействии, иначе говоря, связь носит не явно выраженный характер.

В четвертом параграфе, «Апатии основных результатов исследования», интерпретируются особенности Я-концеппии, соотношение Я-образов, уровень социальной поддержки в группе адциктов и в группе нормы, а также выбор стратегий совладания и возможное взаимовлияние характеристик образа «Я» и совладающего поведения индивида.

Одним из основных предположений исследования была гипотеза о специфике содержательно-структурных особенностей Я-концепции у людей, зависимых от ПАВ, по сравнению со здоровыми людьми. В результате проведенного эмпирического исследования было обнаружено общее изменение структуры Я-концепции адциктов, касающееся ее основных компонентов. Во-первых, по сравнению с группой нормы когнитивный компонент Я-концепции аддиктов является неполным и недостаточным в отношении многих важных социо-ролевых характеристик. Во-вторых, аффективный компонент Я-концепции аддиктов также изменен по сравнению со здоровыми людьми: знание о себе воспринимается аддиктами, как правило, с достаточно низкой долей самокритичности. На наш взгляд, формирование подобной позитивной самооценки у ад-дикта имеет ряд социально-психологических причин, среди которых основными являются ориентация в основном на мнение таких же зависимых от ПАВ, и постепенное нивелирование индивидуальных особенностей, ведущее к потере необходимого уровня дифференцированности представлений о себе. Это позволяет предположить нарушение и регулирующей функции Я-концепции.

В выборе стиля совладания мы отводим решающее значение соотношению параметров Я-реального и Я-идеального. Для аддикта Я-реальное оказывается противоречиво окрашенным, так как, с одной стороны, он знает, чю зависим от ПАВ, а с другой - расценивает это знание вполне позитивно. В результате у аддикта не возникает достаточных оснований для отказа от употребления психоактивных веществ. Что же касается Я-идеального, то оно у аддикта 24

фактически не сформировано и сходно с Я-реальным. В предварительной беседе большая часть аддиктов указывала на значимость для себя настоящего времени, а обращение к временной перспективе, попытки как-то спрогнозировать свое будущее присутствовали крайне редко. Об этом свидетельствуют и даваемые ими самооиисания, где практически отсутствуют социальные роли, статус и профессиональные качества, которые более чем другие возможные самохарактеристики имеют временной модус.

Выше описанные особенности Я-концепции аддиктов сопровождаются также спецификой их представлений об уровне социальной поддержки. Отсутствие временной перспективы в оценке себя способствует тому, что им гораздо легче обратиться к поддержке лиц из актуальной группы принадлежности, которую составляют люди, также употребляющие ПАВ. Одновременно аддикты оценивают уровень социальной поддержки со стороны членов своей семьи неадекватно высоко, недооценивая негативные аспекты взаимодействия с ними (возможное осуждение, изоляцию, наказание и т.д.), что является, на наш взгляд, проявлением защитной реакции: в ситуации редуцирования реальных социальных отношений подобная «опора» на своих близких выступает фактически последним способом поддержания своего позитивного «Я».

Таким образом, результаты эмпирического исследования показывают, что и личностный, и средовой копинг-ресурсы аддиктов располагают к саморазрушающему поведению: их Я-концепция в значительной степени изменена, а социальная поддержка оценивается неадекватно высоко. В первую очередь, это ведет к недифференцированности выбора копинг-стратегий в проблемных ситуациях. Мы склонны объяснять поиск и употребление ПАВ аддиктами, как активное, но асоциальное совладание на эмоциональном уровне.

Кроме того, подтвердилось наше предположение относительно существования взаимосвязи между представлениями о себе индивида и стилем совла-дающего поведения. Например, при более сильной представленности в описаниях образа «Я» черт лидерства, независимости суждений, прямолинейности и

недоверчивости по отношению к окружающим, индивид отдает предпочтение

самостоятельному преодолению проблемной ситуации. При более явных проявлениях черт застенчивости, зависимости от окружающих и гиперсоциальности установок, он скорее согласится на помощь со стороны и постарается избежать прямого решения проблемной ситуации. Для лиц, зависимых от ПАВ, выбор поведенческой стратегии в проблемной ситуации носит противоречивый характер и определяется степенью представленности черт аддитивного поведения. По нашим клиническим данным они, как правило, выбирают однотипные для данной группы копинг-стратегии - употребление психоактивных веществ.

Итак, результаты эмпирического исследования позволяют сделать следующие выводы:

1. Я-концепция лиц, зависимых от психоактивных веществ, существенно отличается от Я-концепции здоровых респондентов по ряду структурных особенностей. Во-первых, в группе нормы актуальный образ «Я» описывается как отличный от идеального «Я», которое включает в себя значимо большее количество конформных черт и самохарактеристик, в то время как в группе респондентов, зависимых от психоактивных веществ, параметры Я-идеального практически совпадают с Я-реальным. Во-вторых, самоописания лиц, зависимых от ПАВ, по сравнению с группой нормы менее развернутые и объемные.

2. Я-концепция людей, зависимых от психоактивных веществ, содержательно отличается от Я-концепции здоровых респондентов. Во-первых, в ней в меньшей степени представлены самохарактеристики, отражающие социальный аспект «Я» (практически отсутствуют указания на основные социальные роли, социальный и профессиональный статус). Во-вторых, наблюдается общее снижение уровня самокритичности при оценивании характеристик рефлексивного и физического «Я». В-третьих, в их актуальном образе «Я» больше черт, отражающих конформное и зависимое поведение во взаимодействии.

3. Представления о стратегиях совладания у зависимых от психоактивных веществ также отличаются от аналогичных представлений здоровых лиц: если для группы нормы характерным является предпочтение такой копинг-стратегии, как «решение проблем», то у респондентов, зависимых от психоактивных веществ, отсутствует дифференцированное понимание и оценивание базовых копинг-стратегий. Кроме того, респонденты, зависимые от психоактивных веществ, иначе интерпретируют и сами проблемные ситуации: отсутствие «дозы» психоактивного вещества чаще других обстоятельств заставляет их квалифицировать ситуацию как трудную.

4. У здоровых людей существует взаимосвязь между собственной Я-концепцией и стилем совладания: большая представленность в образе «Я» конформных либо неконформных черт и характеристик связана с выбором конкретных копинг-стратегий. В первом случае предпочтение отдается стратегии «поиск социальной поддержки», а во втором -стратегии «решение проблем».

5. У лиц, зависимых от психоактивных веществ, взаимосвязь особенностей Я-концепции и стратегий совладания носит невыраженный характер, а именно наблюдается только у тех, кто демонстрирует неспецифические для своей труппы в целом представления о себе во взаимодействии. Так, при преобладании неконформных черт образа "Я" ад-дикты склоняются к выбору всех трех копинг-стратегий, в то время как при выраженности конформных черт - обращаются к «поиску социальной поддержки» и «избеганию».

6. Люди, зависимые от психоактивных веществ, также как группа нормы, оценивают общий уровень социальной поддержки со стороны своего ближайшего окружения высоко, но указывают на недостаток социальной поддержки со стороны бывших друзей (лиц, не употребляющих ПАВ). Они оцениваю! уровень социальной поддержки со стороны членов семьи неадекватно высоко и преодолевают свои проблемы ча-

ще всего при помощи людей, также употребляющих ПАВ, в то время как респонденты группы нормы предпочитают преодолевать свои проблемы самостоятельно. Кроме того, если для группы нормы имеет значение наличие самого факта социальной поддержки, то для лиц, зависимых от психоактивных веществ, более важным является конкретный уровень его проявления.

7. Большинство респондентов из группы аддиктов в категориях «знакомый», «друг», «родственник», «любимый человек» и «незнакомый человек» предпочли выбрать для общения лиц, употребляющих психоактивные вещества. Исключение составили «мать», «отец» и «лечащий врач». При этом у лиц, зависимых от психоактивных веществ, близкое окружение не обладает достаточными привилегиями по отношению к абсолютно незнакомым людям. Они склонны к общению на очень близкой дистанции и демонстрируют высокий уровень доверия ко многим представителям социальной сети, даже к мало знакомым.

В заключении кратко обсуждаются научная значимость работы, общие итоги и направления дальнейшего изучения личностных детерминант процессов совладения, даются практические рекомендации для составления и проведения как профилактических, так и социально-реабилитационных мероприятий при работе с зависимыми от психоактивных веществ людьми молодежного возраста.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Способы социально-психологической адаптации молодежи в современных условиях жизни // Тезисы докладов Международной молодежной научной конференции «XXV - Гагаринские чтения». М.,1999,0.1 п.л.

2. Взаимосвязь Я-концепции и совладающего поведения у наркозависимых // Тезисы докладов Международной молодежной научной конференции «XXVIII - Гагаринские чтения». М., 2002,0.1 п.л.

3. Роль психологии в современном образовании // Обновление социально-гуманитарного образования в высшей школе. Материалы межвузовского семинара-совещания. М., 2000,0.2 п.л.

4. Изучение особенностей Я-концепции и совладающего поведения у людей, страдающих наркоманической зависимостью. // Объединенный научный журнал, 2002, №15, с. 19-22,0.3 п.л. (в соавт. с Белинской Е.П.).

5. Эмпирическое исследование особенностей Я-концепции и совладающего поведения у людей, страдающих наркоманической зависимостью. // Объединенный научный журнал, 2002, №19, с.14-21, 0.5 п.л. (в соавт. с Белинской Е.П.).

6. Исследование Я-концепции и копинг-стратегий у лиц, зависимых от психоактивных веществ (ПАВ) // Тезисы докладов Международной молодежной научной конференции «XXIX - Гагаринские чтения», М., 2003, 0.1 п.л.

7. Особенности Я-концепции и стратегий совладания у людей, зависимых от психоактивных веществ // Тезисы докладов Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов», М, 2003, 0.2 п.л.

Подписано в печать 21.04.2003. Формат 60x84/16. Объем 1,0 печ. л. Тираж 100 экз. Заказ № 75 Ичла гельский центр «МАТИ» - Российского государственного технологического университета им. К.Э. Циолковского. Типография ИЦ «МАТИ» - Российского государственного технологического университета им. К.Э. Циолковского. 109240, Москва, Берниковская наб , 14

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Аванесян, Гана Георгиевна, 2003 год

ВВЕДЕНИЕ

СОДЕРЖАНИЕ

ГЛАВА I. Совладающее поведение и Я-концепция: основные теоретические подходы и направления исследований

1.1 Совладающее поведение как проблема современной психологии.

1.2 Сравнительный анализ совладающего поведения и защитных механизмов личности.

1.3 Социально-психологическая традиция в исследовании Я-концепции.

1.4 Взаимосвязь копинг-стратегий и компонентов Я-концепции.

ГЛАВА II. Социально-психологические особенности поведения и Я-концепции людей, страдающих зависимостью от психоактивных веществ

2.1 Аддиктивное поведение: механизмы и факторы формирования.

2.2 Особенности Я-концепции людей с различными формами аддиктивного поведения, в том числе - зависимых от ПАВ.

2.3 Особенности копинг-стратегий у аддиктов.

ГЛАВА III. Эмпирическое исследование особенностей Я-концепции и представлений о стратегиях совладающего поведения у лиц, зависимых от психоактивных веществ

4.1 Проблема исследования.

4.2 Методы и методики исследования.

4.3 Основные результаты исследования.

4.4 Анализ основных результатов исследования.

Введение диссертации по психологии, на тему "Особенности стратегий совладания и Я-концепции у людей, зависимых от психоактивных веществ"

Актуальность проблемы.

Одной из центральных характеристик современного мира является глобальный характер происходящих в нем социальных изменений. Динамичный мир предъявляет повышенные требования к субъектности человека, закономерно привлекая внимание исследователей к анализу проблемы взаимодействия социальных изменений и выбора человеком стратегий социального поведения [Андреева, 2002]. Какие факторы обусловливают поведение человека в субъективно сложных жизненных ситуациях? Какими способами он преодолевает те обстоятельства жизни, которые он сам категоризует как трудные?

Максимальную выраженность эти вопросы приобретают в условиях современной России - и как факт общественной жизни, и как потенциальный предмет социально-психологического анализа. Социальная неопределенность и нестабильность, характеризующие актуальный процесс общественного развития нашей страны, ставят перед каждым соотечественником задачу совладания с трудностями. Особый интерес представляют процессы совладания с жизненными трудностями представителями стигматизированных групп, которые не часто становятся объектом социально-психологического анализа. Таким образом, актуальность темы диссертационного исследования определяется, во-первых, исключительной социальной значимостью изучения личностных факторов совладания со сложными жизненными ситуациями.

Во-вторых, актуальность выбранной темы исследования определяется постоянно растущей наркотизацией молодежи в нашей стране - так, за последние десять лет количество молодых людей, зависимых от различных видов психоактивных веществ, увеличилось в десять раз. По данным Министерства здравоохранения РФ, в наркологических диспансерах состоит на учете 160 тысяч больных наркоманиями лиц подросткового и молодежного возраста, свыше 93 тысяч злоупотребляющих наркотическими веществами, более 13 тысяч больных токсикоманиями и свыше 29 тысяч злоупотребляющими токсическими веществами [по: Мирошниченко, 2000]. Кроме того, наблюдается устойчивая тенденция снижения возраста лиц, начинающих употреблять психоактивные вещества: так уже в 15 лет психоактивные вещества пробуют 46% подростков, при этом рост данных показателей характерен как для городской, так и для сельской молодежи. Широкое распространение зависимостей от психоактивных веществ среди молодежи в свою очередь многократно увеличивает риск заболеваемости гепатитом, ВИЧ-инфекцией и СПИДом [Москаленко, Шевцов, 2001; Козлов, Рохлина, 2001]. Иными словами, наркотизация молодежи представляет собой сегодня серьезную социальную проблему. Однако, ее социально-психологический анализ остается еще крайне недостаточным. Как правило, в изучении данной проблемы преобладают клинико-психологические исследования, в которых основная роль отводится выявлению преморбидных характерологических особенностей у данной категории лиц. Между тем, у данной проблемы есть и очевидный социально-психологический аспект, связанный с изучением особенностей Я-концепции и межличностного взаимодействия как важных ресурсов преодоления жизненных трудностей.

В-третьих, проблема изучения личностных особенностей человека в субъективно трудных жизненных ситуациях актуальна потому, что связана с развитием представлений о социально-психологических закономерностях формирования и развития личности [Анцыферова, 1996]. Последнее основание приобретает особое значение при оказании данной помощи людям с зависимостью от психоактивных веществ.

Цель исследования состояла в теоретическом анализе и эмпирическом изучении особенностей стратегий совладания и Я-концепции у людей, зависимых от психоактивных веществ, по сравнению с людьми, их не употребляющими. Ее реализация предполагала решение следующих задач.

Задачи исследования:

1. Теоретический анализ современных подходов к проблеме совладающего поведения и существующих представлений о роли личностных детерминант совладания.

2. Анализ особенностей Я-концепции и социального поведения людей, зависимых от психоактивных веществ.

3. Разработка программы эмпирического исследования, включающей в себя постановку гипотез об особенностях стратегий совладания и Я-концепции у людей, зависимых от психоактивных веществ, и выбор соответствующего методического инструментария.

4. Проведение эмпирического исследования, описание и интерпретация полученных данных, сопоставление результатов исследования с первоначальными гипотезами.

Предметом исследования являлось изучение структурносодержательных особенностей Я-концепции и представлений о стратегиях совладания у людей, зависимых и не зависимых от психоактивных веществ.

Объект исследования.

В исследовании приняли участие студенты технических вузов г. Москвы, не употребляющие психоактивные вещества (237 человек), и молодые пациенты наркологических больниц г. Москвы (104 человека). Общее количество опрошенных составило 341 человек, из них - 190 мужчин и 151 женщин. Средний возраст опрошенных лиц - 21 год.

Гипотезы исследования:

1. Содержание и структура Я-концепции как основного личностного ресурса совладания различны у людей, зависимых от психоактивных веществ, и у здоровых лиц.

2. Представления о социальной поддержке ближайшего окружения как основного «средового» ресурса совладания различны у здоровых людей и зависимых от психоактивных веществ.

3. У людей, зависимых от психоактивных веществ, малая дифференцированность представлений о себе сопровождается недифференцированностью представлений о возможных стратегиях совладания с трудными жизненными ситуациями.

Методологической основой данного исследования послужили: традиционное для отечественной психологии понимание проблемы самосознания на основе принципа единства сознания и деятельности (Л.И. Анцыферова, И.С. Кон, А.Н. Леонтьев, В.В. Столин, И.И. Чеснокова, Е.В. Шорохова и др.); концепция социального познания (Г.М. Андреева); современные теории совладающего поведения (I. Janis, R. Lazarus, S. Folkman); представления о Я-концепции (Р. Берне, К. Роджерс, Е.Т. Соколова, Э. Эриксон), в частности, ее роли в регуляции поведения в ситуациях, представляющих для человека какйе-либо трудности и требующих совладания (И.М. Никольская, P.M. Грановская, I. Janis, М. Arnold, D. Mechanic, L. Murphy, A. Moriarity, J. Rotter, R. Lazarus, S. Folkman, H. Weber, C. Carver, M. Scheier, A. Nezu, M. Goldfried и др.).

Методы исследования:

Для исследования Я-концепции мы применяли две методики: 1) Модифицированный вариант интерперсональной диагностики Т. Лири, адаптированный Л.Н. Собчик и 2) Тест двадцати ответов М. Куна и Т. МакПартленда «Кто Я?».

Для исследования стратегий совладающего поведения были использованы следующие методики: 1) Психодиагностическая методика «Индикатор стратегий преодоления стресса» Дж. Амирхана, 2) «Многомерная шкала восприятия социальной поддержки» (MSPSS) Г.Д. Зимета, 3) Методика «Шкала удобной интерперсональной дистанции» (SID) М. Дюка и К. Новиски.

Статистическая обработка данных эмпирического исследования проводилась с помощью статистического пакета SPSS, а также Stadia 6.1 и представлена в приложениях к диссертации.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования определяется, во-первых, тем, что впервые в отечественном социально-психологическом знании проблема совладания выступила специальным предметом исследования, что позволило выявить соотносительную роль различных детерминант, участвующих в формировании способов и средств преодоления человеком субъективно трудных ситуаций. Совладание интерпретируется как взаимодействие субъекта с ситуацией, реализующееся на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях. В качестве основных ресурсов совладания рассматриваются представления человека о самом себе и об уровне оказываемой ему социальной поддержки со стороны ближайшего окружения.

Во-вторых, данное исследование вносит вклад в анализ особенностей социального познания и поведения у людей с зависимостью от психоактивных веществ. Эмпирически анализируются особенности структурных характеристик их Я-концепции и представлений о стратегиях совладания по сравнению с людьми, не употребляющими психоактивные вещества - содержательное совпадение реального и идеального «Я», снижение самокритичности, недифференцированность базовых стратегий совладания. Определены особенности межличностного взаимодействия и социальной поддержки у данной группы лиц - предпочтение конформных вариантов взаимодействия, неадекватно высокая оценка уровня поддержки ближайшего социального окружения. Уточнены социально-психологические факторы, способствующие употреблению психоактивных веществ в молодежном возрасте, среди которых основным является сужение круга социального взаимодействия, преимущественная ориентация на людей, также употребляющих психоактивные вещества.

В-третьих, в рамках данной работы особенности совладания изучались с помощью батареи методик, часть из которых были модифицированы автором. Это позволило дать сравнительный анализ их потенциальных диагностических возможностей в психологическом обследовании людей с зависимостью от психоактивных веществ. # Практическая значимость исследования.

Результаты настоящего исследования могут быть востребованы врачами-^! наркологами, психологами, социальными работниками для разработки социально-психологических, реабилитационных и профилактических мероприятий и программ, ориентированных на людей молодого возраста, зависимых от психоактивных веществ.

Результаты исследования также могут быть использованы при разработке учебных курсов по проблематике личности и социально-психологическим аспектам зависимого поведения.

Кроме того, использованные в исследовании методы изучения стратегий совладания дополняют имеющийся на сегодняшний день диагностический инструментарий для психологической работы с людьми, употребляющими психоактивные вещества.

Положения, выносимые на защиту.

1. Я-концепция людей, зависимых от психоактивных веществ, отличается от Я-концепции здоровых лиц по уровню дифференцированности: их самоописания в целом менее развернутые, в них значимо меньше социо-ролевых характеристик, а содержание образа «Я-идеальное» фактически совпадает с характеристиками | образа «Я-реальное».

2. У людей, зависимых от психоактивных веществ, по сравнению со здоровыми молодыми людьми, заметно снижен уровень самокритичности, что выражается в преобладании позитивных самохарактеристик, что особенно ярко наблюдается при оценивании своего физического и рефлексивного "Я". Кроме того, людям, зависимым от ПАВ, свойственна неадекватная оценка социальной поддержки со стороны своего окружения.

3. Представления о стратегиях совладания у людей, зависимых от психоактивных веществ, в отличие от аналогичных представлений у здоровых лиц носят менее дифференцированный и более противоречивый характер. Лица, зависимые от ПАВ, не различают базовые стратегии совладания («решение проблем», «поиск социальной поддержки», «избегание»); одновременно они ориентированы на поиск социальной поддержки со стороны своего ближайшего окружения, которое не наделяется каким-либо приоритетом по сравнению с незнакомыми людьми, к которым демонстрируется неадекватно высокий уровень доверия.

4. Люди, зависимые от психоактивных веществ, при выборе стратегий совладания ориентированы на отношения с лицами, также употребляющими ПАВ: К ним демонстрируется высокий уровень доверия, от них ожидают помощи и поддержки.

Достоверность данных, полученных в работе, обеспечивалась научно-методологической обоснованностью программы исследования, использованием комплекса методов, адекватных его предмету, задачам и гипотезам, репрезентативностью и достаточно большим объемом выборки, корректным применением методов математической статистики для обработки данных в сочетании с их качественным анализом, соотнесением полученных результатов с результатами исследований других авторов.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Основные теоретические положения и эмпирические результаты исследования докладывались на Межвузовском семинаре-совещании в Университете печати (2000 г.), на Гагаринских чтениях в «МАТИ» - РГТУ им. К.Э. Циолковского (2000 г., 2002 г., 2003 г.), на заседании кафедры социальной психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова (2002 г.) и на Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (2003 г.).

Полученные в исследовании результаты используются при чтении учебных курсов «Социальная психология» для студентов экономического факультета «МАТИ» - РГТУ им. К.Э. Циолковского, «Социальная психология личности» для студентов факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, а также в практике психолого-коррекционной и социально-реабилитационной работы с молодыми людьми, зависимыми от психоактивных веществ, осуществляемой на базе наркологической больницы №17 г. Москвы.

Объем и структура диссертации.

Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка литературы и приложений. Список использованной литературы включает в себя 254 наименования, из них 64 на английском языке. Объем основного текста диссертации составляет 160 машинописных страниц. В приложениях представлены методические материалы исследования, результаты первичной обработки эмпирических данных и примеры протоколов исследования.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

Целью настоящего исследования было изучение особенностей Я-концепции и представлений о стратегиях совладающего поведения у лиц, страдающих зависимостью от психоактивных веществ. Для этого были сформулированы конкретные задачи, выдвинуты гипотезы, а также проведено эмпирическое изучение особенностей совладания и представлений о себе у двух групп респондентов - зависимых и не зависимых от ПАВ.

В ходе эмпирического исследования были получены результаты, позволяющие сделать следующие выводы:

1. Я-концепция лиц, зависимых от психоактивных веществ, существенно отличается от Я-концепции здоровых респондентов по ряду структурных особенностей. Во-первых, в группе нормы актуальный образ «Я» описывается как отличный от идеального «Я», которое включает в себя значимо' большее количество конформных черт и самохарактеристик. В то время как в группе респондентов, зависимых от психоактивных веществ, параметры Я-идеального практически совпадают с Я-реальным. Во-вторых, самоописания лиц, зависимых от ПАВ, по сравнению с группой нормы менее развернутые и объемные.

2. Я-концепция людей, зависимых от психоактивных веществ, содержательно отличается от Я-концепции здоровых респондентов. Во-первых, в ней в меньшей степени представлены самохарактеристики, отражающие социальный аспект «Я» (практически отсутствуют' указания на основные социальные роли, социальный и профессиональный статус); во-вторых, наблюдается общее снижение уровня самокритичности при оценивании характеристик рефлексивного и физического «Я»; в-третьих, в их актуальном образе «Я» больше черт, отражающих конформное и зависимое поведение во взаимодействии.

3. Представления о стратегиях совладания у зависимых от психоактивных веществ также отличаются от аналогичных представлений здоровых лиц: если для группы нормы характерным является предпочтение такой копинг-стратегии как «решение проблем», то у респондентов, зависимых от психоактивных веществ, отсутствует дифференцированное понимание и оценивание базовых копинг-стратегий. Кроме того, респонденты, зависимые от психоактивных веществ, иначе интерпретируют и сами проблемные ситуации: отсутствие «дозы» психоактивного вещества чаще других обстоятельств заставляет их квалифицировать ситуацию как трудную.

4. У здоровых людей существует взаимосвязь между Я-концепцией индивида и стилем совладания: большая представленность в образе «Я» конформных либо неконформных черт и характеристик связана с выбором конкретных копинг-стратегий. В первом случае предпочтение отдается стратегии «поиск социальной поддержки», а во втором -стратегии «решение проблем».

5. У лиц, зависимых от психоактивных веществ, взаимосвязь особенностей Я-концепции и стратегий совладания носит невыраженный характер, а именно наблюдается только у тех, кто демонстрирует неспецифические для своей группы в целом представления о себе во взаимодействии. Так, при преобладании неконформных черт образа «Я» аддикты склоняются к выбору всех трех копинг-стратегий, в то время как при выраженности конформных черт - обращаются к «поиску социальной поддержки» и «избеганию».

6. Люди, зависимые от психоактивных веществ, также как группа нормы, оценивают общий уровень социальной поддержки со стороны своего ближайщеш окружения высоко, но указывают на недостаток социальной поддержки со стороны бывших друзей (лиц, не употребляющих ПАВ). Они оценивают уровень социальной поддержки со стороны членов семьи неадекватно высоко и преодолевают свои проблемы чаще всего при помощи людей, также употребляющих ПАВ, в то время как респонденты группы нормы предпочитают преодолевать свои проблемы самостоятельно. Также, если для группы нормы имеет значение наличие самого факта социальной поддержки, то для лиц, зависимых от психоактивных веществ, более важным является конкретный уровень его проявления.

Большинство респондентов из группы аддиктов в категориях «знакомый», «друг», «родственник», «любимый человек» и «незнакомый человек» предпочли выбрать для общения лиц, употребляющих психоактивные вещества. Исключение составили категории «мать», «отец» и «лечащий врач». При этом у лиц, зависимых от психоактивных веществ, близкое окружение не обладает достаточными привилегиями по отношению к абсолютно незнакомым людям. Они склонны к общению на очень близкой дистанции и демонстрируют высокий уровень доверия ко многим представителям социальной сети, даже к мало знакомым.

Заключение

Подводя итог нашему исследованию, хочется отметить, что представленная работа является одной из первых социально-психологических попыток изучения и описания взаимосвязи структурных компонентов Я-концепции и стратегий совладания у лиц, страдающих зависимостью от психоактивных веществ по сравнению со здоровыми молодыми людьми. Выбор объекта эмпирического исследования вызван, прежде всего, серьезной проблемой растущей наркотизации молодежи в нашей стране. С другой стороны, в связи с развитием представлений о влиянии личностных особенностей на процессы совладания актуальным является оказание социально-психологической помощи людям с признаками аддиктивного поведения.

В теоретической части нашего исследования мы обосновали схематическую структуру совладающего поведения, определили его самые важные составляющие, описали копинг-ресурсы индивида. Главной гипотезой настоящего исследования явилось предположение о том, что у людей, страдающих зависимостью от психоактивных веществ, изменена в целом вся структура Я-концепции, и потому заметно снижены адаптационные возможности, в частности - возможности преодоления, субъективно трудных жизненных ситуаций. Для проверки наших предположений в эмпирической части исследования мы провели опрос по пяти методикам в группе аддиктов (пациенты наркологических больниц г. Москвы) и лиц, не употребляющих психоактивные вещества (студенты технических вузов г. Москвы). Полученные результаты в целом подтвердили ранее выдвинутые гипотезы исследования.

Во-первых, были обнаружены различия в содержании и в структуре Я-концепции у лиц, зависимых от психоактивных веществ по сравнению со здоровыми молодыми людьми. Прежде всего, это выражается в уровне дифференцированно сти представлений о себе, в качестве указанных самохарактеристик, в адекватности оценки социальной поддержки со стороны своего окружения. Также отличия проявились в параметрах идеального «Я» образа: у лиц, употребляющих ПАВ, он не сформирован и сливается с актуальным «Я».

Во-вторых, подтвердилось, что недостаточная дифференцированность представлений о себе сопровождается недифференцированностью представлений о возможных стратегиях совладания с трудными жизненными ситуациями. Так, лица, зависимые от психоактивных веществ, склоняются к выбору самых разных копинг-стратегий: «решение проблем», «поиск социальной поддержки» и «избегание», в то время как здоровые молодые люди проявляют заметный интерес в основном к самостоятельному преодолению трудных ситуаций. Кроме того, лица, зависимые от психоактивных веществ, предпочитают в общении представителей «своей» социальной группы - людей, также употребляющих ПАВ. Возможно, причиной этому является недостаток внимания со стороны лиц, не употребляющих ПАВ. Иными словами, мы склонны считать проблему зависимости от психоактивных веществ, сложным социально-психологическим явлением, требующим серьезного исследования и изучения.

Результаты нашей работы могут быть рекомендованы для практического использования при составлении и проведении как профилактических, так и социально-реабилитационных мероприятий. Они также могут представлять интерес для врачей-наркологов, психологов, педагогов и социальных работников. Например, учет специфики в соотношении Я-образов у аддиктов может задавать определенный «вектор» коррекционной работы. Кроме того, представляется, что использованные в исследовании методики, направленные на изучение особенностей совладания, могут иметь и более широкое применение в качестве диагностического инструментария при работе с контингентом, зависимых от психоактивных веществ.

Таким образом, подводя итог1 всему выше сказанному, хочется отметить, что наше исследование ,было продиктовано, прежде всего, актуальностью и недостаточной изученностью проблемы наркомании, особенно с социально-психологической точки зрения. Определены особенности межличностного взаимодействия - предпочтение конформных вариантов взаимодействия, неадекватно высокая самооценка, а также сужение социального круга и ориентация на людей, также употребляющих психоактивные вещества. На наш взгляд полученные нами результаты позволяют наметить следующие перспективные линии социально-психологического анализа проблемы зависимого от ПАВ поведения:

1. Во-первых, изучение субъективного значения трудных жизненных ситуаций для аддиктов может привести к более четкому пониманию реальной роли психоактивных веществ в ситуации стресса. Мы считаем необходимым применение комплексного подхода в изучении особенностей стратегий совладания у аддиктов. Это может выражаться в сочетании клинических наблюдений и социально-психологических исследований лиц, употребляющих ПАВ, с целью выяснения максимального спектра способов, применяемых аддиктами в самых разных жизненных ситуациях.

2. Во-вторых, выявление пассивных стратегий совладания или психологических защитных механизмов у лиц, зависимых от психоактивных веществ, может привести к иной трактовке аддиктивного поведения. Например, проведение эмпирического исследования защитных стратегий поведения у лиц, употребляющих ПАВ, позволит определить уровень социальной зрелости у данной категории лиц и причины ситуационного выбора.

3. В-третьих, исследование некоторых других Я-образов, таких, например, как Я-зеркальное или Я-возможное позволит определить дополнительные пути социально-психологической адаптации данной группы лиц. Так, исследование временных аспектов «Я» позволит расширить спектр профилактических мероприятий, а особенности Я-зеркального аддиктов помогут специалистам найти более эффективные и результативные методы взаимодействия с ними в реабилитационном процессе.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Аванесян, Гана Георгиевна, Москва

1. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1996.

2. Андреева Г.М. Психология социального познания. М., 1997.

3. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М., 1991

4. Агапов B.C. Функции Я-концепции в управленческой деятельности // Психология и практика. Т.4, Вып. 1, Ярославль, 1998

5. Акопов Г.В. Социальная психология высшего образования. Самара, 1993

6. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М., 1995г.

7. Авдеева H.H. Становление образа себя у детей первых трех лет жизни.// Вопросы психологии, № 4,1996

8. Авдуевская (Белинская) Е.П. Особенности ценностно-нормативной социализации в юношеском возрасте в ситуации социальной нестабильности // Ценностно-нормативные ориентации старшеклассника. Труды по социологии образования. Том I. Выпуск II. М., 1993.

9. Авдуевская (Белинская) Е.П., Баклушинский С.А. Особенности социализации подростка в условиях быстрых социальных изменений // Ценностно-нормативные ориентации старшеклассника. Труды по социологии образования. Том Ш. Выпуск 1У. М., 1995.

10. Агеев B.C. Психология межгрупповых отношений. М., 1983.

11. Агеев B.C. Стереотипизация как механизм социального восприятия // Общение и оптимизация совместной деятельности. М., 1987.

12. Агеев B.C. Механизмы социального восприятия // Психологический журнал. Т.10, №2, 1989

13. Ананьев Б.Г. Избранные психологически труды. Т.1, М, 1980

14. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. JI.,1968

15. Анцыферова Л. И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // ПЖ. 1994г. т.1, №1.

16. Анцыферова Л.И. Некоторые теоретические проблемы психологии личности //Ж. ВП. 1978, №1.

17. Анцыферова Л.И. Эпигенетическая концепция личности Эрика Г. Эриксона. / Принципы развития в психологии.М.,1978.

18. Арестова О.Н., Шилыитейн Е. С. Проективный вариант техники репертуарных решеток в исследовании структуры "Я":// Ж. Вестник МГУ, 1998, №1., с.8-18. ,

19. Антонова Н.В. Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интеракционизма и когнитивной психологии.// Вопросы психологии, №1, 1996

20. Антонова Н.В. Личностная идентичность современного педагога и особенности его общения // Вопросы психологии, №6,1997

21. Баклушинский С.А. Социальное окружение и Я-концепция в юношеском возрасте // Ценностно-нормативные ориентации старшеклассника. Труды по социологии образования. Том I. Выпуск II. М., 1993.

22. Баклушинский С.А., Белинская Е.П. Развитие представлений о понятии социальная идентичность // Этнос. Идентичность. Образование. Труды по социологии образования. Том IV. Выпуск VI. М., 1998.

23. Баклушинский С.А., Белинская Е.П. Развитие представлений о понятии социальная идентичность // Этнос. Идентичность. Образование. Труды по социологии образования. Том IV. Выпуск VI. М., 1998. С. 64-85.

24. Барцалкина В.В. Повышение эффективности антинаркотического воспитания подростков.М.,1988

25. Белинская Е.П. Я-концепция и ценностные ориентации старших подростков в условиях быстрых социальных изменений // Ж. Вестник МГУ, 1997, №4.

26. Белинская Е.П. Временные аспекты Я-концепции и идентичности. // Мир психологии, №3, 1999

27. Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. Социальная психология личности. М.,2001

28. Белоконь М.А. Личность, самооценка, эталон в профессиональном становлении субъектов обучения. Краснодар, 1999г.

29. Берн Э. Игры в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. СПб, 1992

30. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986г.

31. Бехтерев В.М. Сознание и его границы. Казань, 1988г.

32. Битенский B.C., Херсонский Б.Г., Дворяк C.B., Глушков В.А. Наркомания у подростков. Киев, 1989

33. Бодалев A.A. Восприятие и понимание человека человеком. М.,1982

34. Бодалев A.A. Психология личности. М., 1988

35. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе // Сб. Возрастная и педагогическая психология. МГУ, 1992г.

36. Бозененкова М.П. Влияние Я-концепции психолога на работу с Я-концепцией ребенка.// Человек, природа, общество: условия формирования позиции насилия.т.2 Уфа, 1999г.

37. Бозененкова М.П. Психологическая защита, образ "Я" и развитие личности ребенка // Материалы конференции "Гештальт в работе с детьми",М., 1996г.

38. Борищевский М.И. Теоретические вопросы самосознания личности // Психологические особенности самосознания подростка. Киев, 1980г.

39. Борохов А.Д., Исаев Д. Д. Роль,социально-психологических факторов в формировании пристрастия к алкоголю и наркотическим веществам у подростков мужского пола / Психологические исследования и психотерапия в наркологии. Л., 1989

40. Василюк Ф.Е. Психология переживания ( анализ преодоления критических ситуаций) М., 1984г.

41. Василюк Ф.Е. Структура образа.// Вопросы психологии, №5, 1993

42. Ватин И.В. Человеческая субъективность. Ростов-на-Дону, 1984

43. Веселова Н. В. Особенности психологических конфликтов и копинг-поведение у лиц, обращающихся за консультативной помощью, и больных неврозами: Дисс.канд.псих.наук. СПб, 1994.

44. Видерман Н.С. Медико-психологические характеристики копинг-поведения больных с зависимостью от алкоголя./

45. Дисс.канд.психол.наук, СПб, 2000г.

46. Воробьев В.М. Психическая адаптация как проблема психологии и психиатрии // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева, №2, 1993

47. Воловик В.М., Вид В.Д. "Психологическая защита" как механизм компенсации и ее значение в психотерапии больных шизофренией. // Психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии. Л., 1976

48. Воложин А.И., Субботин Ю.К. Адаптация и компенсация универсальный механизм приспособления. М.,1987

49. Воронков Б.В. О некоторых причинах низкой эффективности антинаркотической работы./ Сб.: профилактика наркомании, Омск, 2000

50. Выготский JI.C. Собр.соч. в 6-ти томах М, 1982г.

51. Гинзбург М.Р. Психологическое содержание личностного самоопределения // Вопросы психологии, №3, 1994

52. Глозман Ж.Н. Личность и нарушение общения. М., 1987г.

53. Грановская P.M., Никольская И.М. Защита личности: психологические механизмы. СПб., 1998г.

54. Грановская P.M., Никольская И.М. Психологическая защита у детей. СПб., 2000г.

55. Гребенников Л.Р. Механизмы йсихологической защиты. М., 1994г.

56. Григорьева ЕВ. Влияние Я-концепции учителя на его профессиональную компетентность в системе отношений учитель-ученик. Сочи,2000г.

57. Гульдан В.В., Романова О.Л., Корсун A.M., Шведова М.В. Эмоционально-когнитивный диссонанс в структуре представлений школьников о наркомании и токсикомании / Психологические исследования и психотерапия в наркологии. Л., 1989

58. Демидов Д.Н. Самоотношение образов Я-идеальное и Я-реальное и проблемы подростков. СПб, 2000г.

59. Джанерьян С.Т. Методические вопросы изучения профессиональной "Я-концепции" личности./ Психологический вестник под ред. П.Н. Ермакова, В.А. Лабунской. Вып.З, Ростов-на-Дону, 1998

60. Джанерьян С.Т. Отношение личности и профессии / Психологический вестник. Вып.2, Ростов-на-Дону, 1997

61. Джемс У. Психология. М., 1991г.

62. Емельяиенко В.А., Коклюгии Н.В. Комплексный этапный подход в лечебно-реабилитационной работе с больными наркоманией./ Сб.: профилактика наркомании, Омрк, 2000

63. Ениколопов С.Н. Понятие агрессии в современной психологии // Прикладная психология, 2001, №1, с. 60-72

64. Ениколопов С.Н., Дворянчиков Н.В. Концепция и перспективы исследования пола в клинической психологии // Психологический журнал, 2001, №3, с.100-115

65. Ениколопов С.Н., Саламова Д.С. и др. Проективная методика исследования полоролевой идентичности «Фигура-Поза-Одежда (ФПО)» // Журнал практического психолога, 2000, №10-11, с. 87-102

66. Землянухин В.П. Влияние особенностей структуры самосознания подростка на мотивацию самовоспитания // Автореф.канд.дисс. М. 1990г.

67. Зинченко В.П. Миры сознания и структура сознания // Ж. ВП 1991, №2.

68. Исаева Е.Р. Копинг-механизмы в системе приспособительного поведения больных шизофренией./ Дисс.канд.психол.наук., СПб, 1999г.

69. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. М., 1985

70. Карчевский В.В. Психологические факторы, способствующие развитию токсикомании у подростков и юношей./ Проблемы мед. психологии Л., 1976

71. Кле М. Психология подростка: (Психосексуальное развитие). М., 1991.

72. Козлов A.A., Рохлина M.JI. Зависимость формирования наркоманической личности от предиспонирующих факторов. // Ж. Неврология и психиатрия им. С.С. Корсакова, №5, 2001

73. Козлов A.A., Рохлина M.JI. "Наркоманическая" личность. // Ж. Неврология и психиатрия им. С.С. Корсакова, №7, 2000

74. Колягин В.В., Абзолеев В.А. Некоторые подходы к лечению наркомании./ Сб.: профилактика наркомании, Омск, 2000

75. Колущинская Е.П., Нижегородов С.А., Гец Т.В. Опыт социо-психолого-духовной реабилитации наркозависимых./ Сб.: профилактика наркомании, Омск, 2000

76. Кон И.С. , Шамин Д;И. Д.Г. Мид и проблемы человеческого "Я".// Ж. ВФ, 1969, №12.

77. Кон И.С. В поисках себя. Личность и ее самосознание. М., 1984г.

78. Кон И.С. Категория "Я" в психологии. Понятие и проблема.// Психологический журнал, Т.2, №3, 1981

79. Кон И.С. Социология личности. М., 1967.

80. Кон И.С. Открытие "Я".М.,1978

81. Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития. // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. №1, 1991

82. Крохин И.П. Особенности личности и самосознания у алкоголизирующихся подростков и юношей.// Автореф.канд.дисс. М, 1992г.

83. Кулаков С.А. Психотерапия и психопрофилактика аддиктивного поведения у подростков. Темат.прилож. №1 к Журн.практич.психолога.М., СПб, ФОЛИУМ, 1996г., с.47.

84. Кун М., Макпартлэнд Т. Эмпирическое исследование установок личности на себя / Современная зарубежная социальная психология. М., 1984

85. Курек Н.С. Особенности индивидуальной и совместной деятельности подростков-токсикоманов./ ПЖ., т.З, 1992

86. Курек Н.С. Особенности эмоционального общения подростков, больных токсикоманией с родителями // Вопросы наркологии, №1,1992

87. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования // Эмоциональный стресс физиологические и психологические реакции /Под.ред. Л. Леви. - Л., : Медицина. 1970.

88. Лекарева М.П. Анализ изменений Я-концепции студентов психологов в процессе изучения основ гештальттерапии: Дисс.канд.психол.наук., М, 1999г.

89. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М, 1981.

90. Леонтьев А.Н. Психология образа // Вестник московского университета , сер. 14, Психология, №2, 1979

91. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М.,1993

92. Лисина М.И., Сильвестру А.И. Психология самопознания у дошкольников. Кишинев, 1983

93. Липпс Т. Самосознание. СПб, 1903

94. Логинова H.A. Развитие личности и ее жизненный путь / Принцип развития в психологии. М., 1978

95. Лузаков A.A., Базылева О.В. Категориальные структуры сознания и мотивационные образования личности / Психологические проблемы самореализации личности. Краснодар, 1997

96. Магун B.C. Потребности и психология социальной деятельности личности. Л., 1983

97. Максимова Н.Ю. О склонности подростков к аддиктивному поведению // ПЖ, 1996, №3

98. Меерсон Ф.З. Общий механизм адаптации и профилактики.М.,1973

99. Михайлова Н.Ф. Систематическое исследование индивидуального и семейного стресса и копинга у членов семей здоровых лиц. СПб, 1998г.

100. Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1997.

101. Мид М. Культура и мир детства. М., 1988.

102. Москаленко В.Д., Шевцов A.B. Антиципация в семьях больных алкоголизмом и наркоманией (диады сын отец).// Ж. Неврология и психиатрия., №4, 2001

103. Мюссен П., Контер Д., Хьюстон А. Развитие личности ребенка. М., 1987.

104. Мельникова Н.Н Стратегии поведения в процессе социально-психологической адаптации. СПб, 1999г.

105. Мерлин B.C. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М., 1970г.

106. Мухина B.C. Проблемы генезиса личности. М., 1985г.

107. Нальчаджян A.A. Социально-психическая адаптация личности ( формы, механизмы, стратегии).Ереван, 1988

108. Нартова Бочавер С.К. "Coping - behavior" в системе понятий психологии личности // ПЖ. 1997г., т. 18, №5

109. Нартова Бочавер С.К., Бородина A.A. Значимые события в жизни современных подростков // Актуальные проблемы современного детства. М., 1996г.

110. Некрасова Е.В. Психологическое время в структуре самосознания личности в раннем юношеском.возрасте // Дисс. .канд.психол.наук., М., 1988г.

111. Новохатько А.Г. К проблеме соотношения образа и самосознания // Вопросы психологии, №1, 1992

112. Общая психодиагностика / Под ред. A.A. Бодалева, В.В. Столина. М., 1987

113. Ольшанский Д.Б. "Я сам". Очерки становления и развития детского "Я". М, 1986г.

114. Ольшанский Д.Б. Об экспериментальном изучении структуры самосознания // Новые исследования в психологии. 1984г.

115. Пантилеев С.Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система. М., 1991

116. Павленко В.Н., Кор»: H.H. Трансформация социальной идентичности в посттоталитарном обществе.// Психологический журнал, Т. 19 , №1,1998

117. Перре М., Абабков В.А. Новый подход к анализу семейных процессов в стрессовых условиях // Социальная и клиническая психиатрия, №2,1997

118. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания М., 1988

119. Петрова С.М. Я-концепция личности в структуре образов и отношений // Психология и практика. Т.4, Вып. 1, Ярославль, 1998

120. Петрулите А.Р. Когнитивные и эмоциональные компоненты в структуре образа "Я" у студентов.: Дисс.„.канд.психол.наук. JL, 1984.

121. Попова JI.B., Дьяконов Г.В. Идентификация как механизм общения и развития личности: методические рекомендации.!^., 1988

122. Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д. Карвасарского. СПб, 1998

123. Ремшмидт X. Подростковый и юношеский возраст (проблемы становления личности). М.,1994

124. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М. 1995

125. Роджерс К. К науке о личности // История зарубежной психологии. Тексты. М., 1986

126. Ротенберг B.C., Аршавский В.В. Поисковая активность.М.,1984

127. Рябикина З.И. Смысл жизни, жизненный сценарий и выбор профессии в условиях новой социальной реальности / Психологические проблемы самореализации. Краснодар, 1997

128. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В.А. Ядова.Л.,1979

129. Сафин В.Ф. Психология самоопределения личности. Свердловск, 1986

130. Сафин В.Ф. Устойчивость самооценки и механизм ее сохранения // Вопросы психологии, №3, 1975

131. Сиерральта Зуньиге Хорхе Бернардо. Особенности психических ресурсов личности в раннем юношеском возрасте ( копинг-стратегии, защитные механизмы, социальный интеллект и общий интеллект).: Дисс.канд.психол.наук., СПб, 2000г.

132. Сирота H.A. Клинико-психологические особенности гашишной наркомании в подростковом возрасте.: Дисс.канд.мед.наук.,Фрунзе, 1990

133. Сирота H.A., Ялтонский В.М. Копинг-поведение и психопрофилактика психосоциальных расстройств у подростков // Обозрение психиатрии и мед. психологии. 1994, №1.

134. Сирота H.A. Копинг поведение в подростковом возрасте : Дисс.докт.мед.наук. -СПб., 1994г.

135. Сирота H.A., Ялтонский В.М. Теоретические основы копинг-профилактики наркоманий как база для разработки практических превентивных программ // Вопросы наркологии. 1996, №4

136. Сирота H.A., Ялтонский В.М., Зыков О.В„ Терентьева A.B., Баушева И,Л. Наркомания: программа профилактики среди подростков и молодежи / НИИ наркологии МЗРФ. М. 1998.

137. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме.М.,1960

138. Собчик Л.Н. Диагностика межличностных отношений: модифицированный вариант интерперсональной диагностики Т.Лири. Методическое руководство. М,1990

139. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М., 1989

140. Стефаненко Т.Г. Социальная психология этнической идентичности.: Дисс. .докт.психол.наук. М., 1999

141. Стойков И.Д. Анализ защитных проявлений личности. М., 1986г.

142. Столин В.В. Самосознание личности. М.,1983.

143. Судаков К.В. Системные механизмы эмоционального стресса.М.,1981

144. Таукенова JI.M. Кросскультурные исследования личностных и межличностных конфликтов, копинг-поведения и механизмов психологической защиты у больных неврозами: Дисс. .канд.мед.наук. -СПб, 1995, с.17.

145. Ташлыков В.А. Личностные механизмы совладания (копинг-поведения) и защиты у больных неврозами в,процессе психотерапии // Медико-психологические аспекты охраны психического здоровья. Томск, 1990.

146. Тихомандрицкая O.A. Ценности и самоотношение на этапе юношеской социализации. Дисс. .канд.психол.наук.М., 2000

147. Томэ Г. Теоретические и эмпирические основы психологии развития человеческой жизни / Принцип развития в психологии. М., 1978

148. Трубина Е.Г. Рассказанное Я: Проблема персональной идентичности в философии современности. Екатеринбург, 1995

149. Хараш А.У. "Другой" и его функции в развитии "Я" / Общение и развитие психики. М., 1988

150. Хорни К. Невротическая лично'сть нашего времени: самоанализ. М., 1993

151. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности СПб, 1997

152. Чазова A.A. Копинг-поведение врача и больного в процессе преодоления болезни. Бишкек, 1998г.

153. Чамата П.Р. К вопросу о генезисе самосознания личности.// Проблемы сознания: Материалы симпозиума.М.,1968

154. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. М.,1977.

155. Чеснокова И.И. Особенности развития самосознания в онтогенезе / Принцип развития в психологии. М., 1978

156. Чехлатый E.H. Личностная и межличностная конфликтность и копинг-поведение у больных неврозами и их динамика под влиянием групповой психотерапии: Дисс. .канд.мед.наук. СПб, 1994.

157. Чехлатый Е.И., Веселова H.B. Особенности отношения к здоровью и лечению, личностные конфликты и способы их разрешения ( копинг-поведение) у больных неврозами / Интегрированные аспекты современной психотерапии, СПб., 1992

158. Шайкова М.В. Девиантное поведение личности несовершеннолетних женского пола и пути его коррекции. M., 1995г.

159. Шайтанова Б. Психологические и физиологические компоненты феномена преодоления в условиях психической нагрузки: Дисс..канд.психол.наук.Л.,1990

160. Шеффер Х.П. Привязанность ребенка к матери и образ себя в раннем детстве.// Вопросы психологии, №4,1997

161. Шибутани Т Социальная психология. Ростов-на-Дону, 1998

162. Шорохова Е.В. Проблема "Я" и самосознание.// Проблемы сознания. М.,1966

163. Штроо В.А. Защитные механизмы групповой динамики. М., 2000 г.

164. Штыпель A.M. Психологическая защита как фактор риска социальной дезадаптации больных малопрогредиентной шизофренией./ Предболезнь и факторы повышенного риска психоневрологии.Л, 1986

165. Федоршина И.Л. Влияние "образа Я" на особенности профессионального самоопределения старшеклассника. Киев. 1990г.

166. Фельдштейн Д.И. Психология развития личности в онтогенезе.М.,1989.

167. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.,1990

168. Фрейд 3. "Я" и "Оно". Тбилиси, 1991

169. Фрейд А. Эго и защитные механизмы. 1936

170. Фрейд А. Психология "Я" и защитные механизмы.М.,1993

171. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1989.

172. Фромм Э. Иметь или быть? М.,1990

173. Эльконин Д.Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте.// В П, 1971,№4

174. Энциклопедический словарь медицинских терминов. М.,1984

175. Эриксон Э. Детство и общество. СПб., 1996

176. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996

177. Юнг К.Г. Психологические типы / Психология индивидуальных различий. M., 1982

178. Юркова М.В. Структура и динамика защитных механизмов личности в процессе ее социализации. Ярославль , 2000

179. Юревич A.B. Критический анализ американских социально-психологических концепций «справедливого обмена»// Вопросы психологии, 1981, №5, с.158-166

180. Юревич A.B. Методологический либерализм в психологии // Вопросы психологии, 2001, №5, с. 3-18

181. Юревич A.B. Онтологический круг и структура психологического знания // Психологический журнал, 1992, №1, с. 6-14

182. Юревич A.B. Психология научного объяснения // В кн.: Научный прогресс: когнитивные и социокультурные аспекты, М.,1993, с. 102-124

183. Юревич A.B. Социальная обусловленность психологического знания и проблемы перестройки // Психологический журнал, 1989, №2, с. 3-11

184. Якиманская И.С. Требования к учебным программам , ориентированным на личностное развитие школьников // Вопросы психологии , №2, 1994

185. Ядов В.А. О диспозйционной регуляции социального поведения личности / Методические проблемы социальной психологии. М., 1975

186. Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Мир России. 1995. Том 4, №№ 3-4.

187. Ялтонский В.М. Копинг-поведение здоровых и больных наркоманией: Дисс.докт.мед.наук. СПб, 1995.

188. Ялтонский В.М., Сирота H.A. Личностный контроль как копинг-ресурсбольных наркоманией // Обзор психиатрии и мед.психол., №4, 1994•

189. Ялтонский В.М., Сирота H.A. Анализ современных подходов и профилактика употребления наркотиков // Вопросы наркологии. 1996, №3.

190. Amirkhan J.H. Seeking person-related predictors of coping: Exploratory analyses // Eur. J. Pers., V.4, №4, p. 13-30, 1994

191. Anderson C.R. Locus of control, coping behavior and performance in stress setting: A longintudinal study // J. Applied psychol.,vol.62, p.446-451, 1977

192. Annis M., Sklar M. Gender in relation to relapse crisis situation , coping and outcome among treated alcoholics.// Addicts behav. , V. 23, №1, p. 127-131.

193. Antonovsky A. Health, stress and coping. San-Francisco, 1985

194. Baumgardner A.H., Akrin R.M. Coping with the prospect of social disapproval: strategies and sequelas / Ed. C.R. Snyder, C.E. Ford // Coping with negative life events: Clinical and social psychological perspectives.N.Y.,1987

195. Blankstein K.R., Flett G. L. et. al. Coping and academic problemsolving ability in text anxiety.// J. Clin.Psychol.- 1992,- V.48, №1. P.37-46.

196. Bananji M.R., Prentice D.A. The Self in Social Context // Annual Review of Psychology. 1994. Vol.45. P.297-332.

197. Baumaster R.F. The need to belong: interpersonal attachements as a fundamental human motivation // Psychological Bulletin, 1995. Vol. 117.

198. Bennett M.J. A developmental approach to training for intercultural sensitivity //International J. of Intercultural Relations. 1986. Vol. 10. P. 179-196.

199. Brehnm S.S., Kassin S.M. Social psychology. Hougton,p.l54,1990

200. Byrne Lynch A. Coping strategies, personal control and childbirth // The Irish J. Psychol. - 1991. - V.12, №2. - P. 145 - 152.

201. Carver C.S., Scheier M. F., Weintraub J. K. Assessing coping strategies: A theoretically based approach.// J. Of Pers. And Social Psychol. 1989.- V. 56. -P. 267-283.

202. Conway V. J. , Terry P. J. Appraised controllability as a moderator of the effectiveness of different coping strategies: a test of the goodness of fit hypothesis.// Austral. J. Psychol. 1992.- V. 44.

203. Coyne J.C., Lazarus R.S. Cognitive style, stress perception and coping // Handbook of stress and anxiety / Eds. J. L. Kutash, L.B. Schlesinger,p.l44-158, 1980

204. Coyne J.C., Aldwin C., Lazarus R.S. Depression and coping in stressful episodes // J. Abnormal psychol., vol.90, p.439, 1981

205. Deaux K. Social identities: thoughts on structure and change // The Relational Self: theoretical convergences in psychoanalysis and social psychology. New York, 1991.

206. Elliot G., Eisdorfer C. Stress and human health.N.Y.,p. 123,1982

207. Fischer G.-N. Les processus du social. P., 1991. № 1.- p. 1-7.

208. Fisher S. Stress and strategy. London: Erlbaum, 1986. P. 278.

209. Folkman S. An approach to the measurement of coping.// J. Of occupational behavior. №3,p. 95-107., 1982

210. Folkman S. Personal control and stress and coping processes: a theoretical analysis .// J. Of Pers. And Soc. Psychol. V. 46, №4.,p. 839 852., 1984

211. Folkman S., Lazarus R.S. An analysis of coping in a midlleaged-community sample.//J. Of Health and Social Behavior. V. 21., p. 219-239.,1980

212. Folkman S., Lazarus R.S. Coping as a mediator of emotion.// J. of Pers. and Soc. Psychol. V. 54, p. 466 475.,1998

213. Folkman S., Lazarus R.S. Manual for the ways of coping quesstionnaire .- Palo Alto, CA: consulting psychologists press, p.75.,1988

214. Folkman S., Lazarus R.S., Gruen R.J., DeLongis A. Appraisal, coping, health status and psychological symptoms // J. Of Pers and Soc Psychol. V. 50.,p.571 -579.,1986

215. Haan N. Coping and defending. №4, p. 97., 1977

216. Hartmann H. Ego-psychology and problem of adaptation. N.Y., 1958

217. Heim E. Coping and adaptivity: Gibt es geeignetes oder ungeeignetes coping? // Psychotherapic-psychosomatik, medizinische psychologie, №1, p. 8-17, 1988

218. Heim E. Evaluation of "good and bad" coping: a basis for intervention strategies // Annual series of European research in behavior therapy/ ,vol.2, 1987

219. Hewstone M., Jaspars J.M.F. Social dimensions of attribution // The social220. dimension: European developments in social psychology. Vol. 2. P. 379404,1984

220. Hogg M. The social psychology of group cohesiveness: from attraction to social identity. N. Y., 1992.

221. Ilfeld F.W. Coping styles of Chicago adults: Effectiveness.// Archives of General Psychiatry.- 1980. v. 37. - p. 1239- 1243.

222. Kelley G.A. The psychology of personal constructs. N. Y., 1961.

223. Kohut H. Self psychology and humanities. Reflections on a new psycholoanalytical approach. N.Y., 1985

224. Koplik E.K. et al. The relationship of mother-child coping styles and mothers presence of child.// J. Psychol. 1992, V. 126(1), p.79-92.

225. Kris E. Psychoanalytic exploration in art. N.Y., 1964

226. Lazarus R.S., Folkman S. Stress, appraisal, and coping. N.Y. 1984.

227. Lazarus R.S. Foreword // stress , coping and health. A situation Behavior approach. Theory, Methods, applications. - Seattle : hogrefe and huber publishers. 1992. - p. 5-9.

228. Marcia J. Identity in adolescence // Handbook of adolescent psychology. N.Y., 1980. P. 159-187.

229. McCauley C., Stitt C.L. An individual and quantitative measure of stereotypes // J. of Personality and Social Psychology. 1978. Vol. 36. P. 929-940.

230. Markus H.R. Unresolved issues of self-representation // Cognitive Therapy and Research. 1990. Vol. 14(2). P.241-253.

231. Markus H.R., Kitayama S. Culture and the self: implications for cognition, emotion and motivation // Psychological Review. 1991. Vol. 98(2). P.224-253.

232. Mckee Sh., Hinson R, Wall A-M., Spriel P. Alcohol outcome expectancies and coping s tyles as peredictors of alcohol use in young adults.// Addict. Behavior, v. 23, №1, p. 17-22.

233. Moscovici S. The conspiracy mentality // Changing conceptions of conspiracy. N.Y., 1987. P.151-169.

234. Parkes K. R. Locus-of-control, cognitive appraisal, coping in stressful situations // J. Pers. And soc.psychol. V.46, P.655-668., 1984

235. Paykel E.S., Lowlatshahi D. Life event and mental disorder / Eds. S. Fisher, J. Reason. Handbook of life stress, cognition and health. London, 1988

236. Petrovsky M.J. , Birkimer J.C. The relationship among locus of control. Coping styles and psychological symptom reporting.// J. Clin. Psychol. V. 47,№3, p. 336-345.,1991

237. Rosenberg M. Society and adolescent self-image. Princeton, 1965

238. Schafer R. The loving and beloved superego in Freud's structural theory // The psychoanalytic study of the child. N.Y., Vol.1, 1960

239. Selye H. The stress of life. N.Y., p.216,1956

240. Sherif M. Group conflict and cooperation: their social psychology. London, 1966.

241. Stephan W.G., Stephan C.W. Intergroup relations. Madison etc., 1996

242. Super D.E. The psychology of Careers : an introduction to vocational development/N.Y. 1957, p. 347 ,

243. Swann W.B. To be adpred or to be known: the interplay of self-enhancement and self-verification // Handbook of motivation and cognition. N. Y., 1990.

244. Tajfel H. Human groups and social categories: Studies in social psychology. Cambridge, 1981

245. Tajfel H. Social stereotypes and social groups // Intergroup behaviour. Oxford, 1981,p.144-167.

246. Tajfel H., Jahoda G. Development in children of concepts and attitudes about their own and other nations: a cross-national study // Proceeding of the XVIIIth International Congress of Psychology. Moscow, 1966. P. 17-33.

247. Tajfel H., Turner J.C. The social identity theory of intergroup behavior // Psychology of intergroup relations. Chicago, 1986. P. 7-24.

248. Terry D .J. Coping resourcus and situational appraisals as predicators of coping behavior // Pers. Indiv. Diff., vol.12, №10, p.1031-1047, 1991

249. Triandis H.C. Culture and social behavior. N.Y. etc., 1994.

250. Turner J. Social Categorization and the Self-concept: A social cognitive theory of group behaviour // Advances in group processes. L., 1985. P.77-121.

251. Ursula Pretzlik, Maria Sandalis. Parental problem: children's coping and their self-esteem.// International society of behavioral development, Xlllth meeting Amsterdam, 1994.

252. Waterman A.(ed.) Identity in Adolescence: Processes and Contents. San-Francisco, 1985.

253. Whiting B.B., Whiting J. W. Children of six cultures. A psycho-cultural analysis. Cambridge, 1975.1. Инструкция

254. Пожалуйста, постарайтесь проявить максимальную внимательность и откровенность. Итак, какой Вы человек?1. Умеет нравиться

255. Производит впечатление на окружающих

256. Умеет распоряжаться, приказывать4. Умеет настоять на своем

257. Обладает чувством достоинства6. Независимый

258. Способен сам позаботиться о себе

259. Может проявить безразличие9. Способен быть суровым10. Строгий, но справедливый11. Может быть искренним12. Критичен к другим13. Любит поплакаться14. Часто печален

260. Способен проявлять недоверие16. Часто разочаровывается

261. Способен быть критичным к себе

262. Способен признать свою неправоту19. Охотно подчиняется20. Покладистый21. Благодарный

263. Восхищающийся и склонный к подражанию ,23. Уважительный24. Ищущий одобрения2 5. Способный к сотрудничеству, взаимопомощи

264. Стремится ужиться с другими27. Доброжелательный28. Внимательный и ласковый29. Деликатный30. Ободряющий

265. Отзывчивый к призывам о помощи32. Бескорыстный3 3. Способен вызывать восхищение

266. Пользуется у других уважением

267. Обладает талантом руководителя36. Любит ответственность37. Уверен в себе38. Самоуверен и напорист39. Деловитый, практичный40. Соперничающий

268. Стойкий и крутой, где надо

269. Неумолимый, но беспристрастный43. Раздражительный44. Открытый и прямолинейный65. Любит давать советы

270. Производит впечатление значительности

271. Зависимый, несамостоятельный86. Любит подчиняться

272. Предоставляет другим принимать решения88. Легко попадает впросак

273. Легко поддается влиянию друзей90. Готов довериться любому

274. Благорасположен ко всем без разбора92. Всем симпатизирует93. Прощает все

275. Переполнен чрезмерным сочувствием

276. Великодушен и терпим к недостатаам96. Стремится помочь каждому97. Стремящийся к успеху

277. Ожидает восхищения от каждого99. Распоряжается другими100. Деспотичный

278. Относится к окружающим с чувством превосходства102. Тщеславный103. Эгоистичный104. Холодный, черствый105. Язвительный, насмешливый106. Злой, жестокий107. Часто гневлив

279. Бесчувственный, равнодушный

280. Не терпит, чтобы им комацдовали46. Скептичен

281. На него трудно произвести впечатление48. Обидчивый, щепетильный49. Легко смущается50. Неуверенный в себе51. Уступчивый52. Скромный

282. Часто прибегает к помощи других54. Очень почитает авторитеты55. Охотно принимает советы

283. Доверчив и стремится радовать других

284. Всегда любезен в обхождении

285. Дорожит мнением окружающих59. Общительный и уживчивый60. Добросердечный

286. Добрый, вселяющий уверенность62. Нежный и мягкосердечный63.' Любит заботиться о других64. Щедрый109. Злопамятный

287. Проникнут духом противоречия111. Упрямый

288. Недоверчивый и подозрительный113. Робкий114. Стыдливый115. Услужливый116. Мягкотелый117. Почти никому не возражает118. Навязчивый119. Любит, чтобы его опекали120. Чрезмерно доверчив

289. Стремится снискать расположение каждого122. Со всеми соглашается

290. Всегда со всеми дружелюбен124. Всех любит

291. Слишком снисходителен к окружающим126. Старается утешить каждого

292. Заботится о других в ущерб себе

293. Портит людей чрезмерной добротой

294. II III IV V VI VII VIII1. Октанты:

295. Властный-лидирующий £ 11. Независимый-доминирующий--о

296. I. Прямолинейный-агрессивный1.. Недоверчивый-скептический1. V. Покорно-застенчивый

297. VI. Зависимый-послушный "УТГСотрудничающий-конвенциальный VIII. Ответственно-великодушный1. Инструкция