Автореферат диссертации по теме "Особенности мотивационно-смысловой сферы личности подростков с акцентуациями характера"

На правах рукописи

КОЛЯБИН СЕРГЕЙ ВИКТОРОВИЧ

ОСОБЕННОСТИ МОТИВАЦИОННО - СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ ЛИЧНОСТИ ПОДРОСТКОВ С АКЦЕНТУАЦИЯМИ ХАРАКТЕРА

Специальность 19.00.01.- общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва-2004

Работа выполнена на кафедре психологии Московского педагогического государственного университета

Научный руководитель:

кандидат психологических наук, доцент КОМИССАРЕНКО ТамараИвановна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор АСЕЕВ Владимир Георгиевич

кандидат психологических наук, доцент

Ведущая организация - Психологический институт РАО

Зашита диссертации состоится «15» ноября 2004 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.04 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 109172, Москва, Новоспасский пер., д. 3, корп. 3, ауд. 310.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета по адресу: 119992, - Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.

КРОХИН Игорь Павлович

Автореферат разослан

Ученый секретарь диссертационного совета

МОРОЗЮКС.Н.

Актуальность темы исследования

Развернутые описания личности с акцентуациями характера получили широкую известность в современной психологии, но остались не соотнесенными с теоретической базой, проблемами характера и целостной личности Изучению характера посвящены работы многих отечественных и зарубежных авторов разных лет (С Л Рубинштейн, Б Г Ананьев, В Н Мясищев, В Г Ковалев, Н Д Левитов, А Г Асмолов, Б С Братусь, В Г Норакидзе, Э Фромм, Э Шостром, Э Кречмер, У Шелдон и др) Несмотря на продолжительную историю разработки указанной проблематики, она не утратила своей актуальности и значимости, ибо динамичен и сам характер, и его трактовки

В настоящее время существует два подхода к пониманию характера В русле первого подхода под характером понимается совокупность фиксированных, устойчивых способов действий (А Г Асмолов, Б С Братусь, ДА Леонтьев) В рамках второго характер рассматривается как практическое выражение направленности личности (С Л Рубинштейн, Н Д Левитов, В Н Мясищев, А Г Ковалев, В Д Шадриков, Б А Сосновский), что подчеркивает наличие связи характера и мотивации Данная связь отражена в работах С Л Рубинштейна, по мнению которого, ключевым является вопрос о том, как ситуативный мотив превращается в то устойчивое, что характеризует саму личность человека

В рамках общепсихологической теории отношений В Н Мясищев указывал на переход отношений личности в устойчивые формы как на формирование характера В теории деятельности А Н Леонтьева проблема характера не получила отдельного анализа Однако введенное АН Леонтьевым в категориальный аппарат психологии понятия личностного смысла позволило по-новому взглянуть на категорию отношения и на характер как выражение отношений личности

В традиционной схеме деятельности мотив и смысл оставались ситуативными, конкретно деятельростными образованиями Поэтому для обозначения базовой единицы личности, имеющей надситуативный характер, был введен термин «смысловое образование» (А Г Асмолов, Б С Братусь, Б В Зейгарник, В А Петровский и др) Проблема смысла получила качественно новый виток развития в работах Б С Брату-ся, А Г Асмолова, Д А Леонтьева, Е Е Насиновской, Е В Субботского, А У Хара-ша и других авторов, тогда как мотив остался соотносимым только с конкретной деятельностью Мотивы личности исчезли, остались лишь мотивы деятельности (Б А Сосновский) В исследовании Б А Сосновского была подчеркнута необходимость планомерного изучения отношений мотива и смысла Благодаря динамике данных отношений, мотив в единстве со смыслом перестает быть ситуативным и становится устойчивым свойством личности В контексте этого положения теоретические гипотезы С Л Рубинштейна и В Н Мясищева, касающиеся становления и самой психологической природы характера, приобретают особое значение На первый план выступают категории мотива и смысла Становится актуальной проблема соотношения мотивационно-смысловой сферы и характера в целостной структуре личности

Особый интерес представляет спепиНрт? ¡црти^аттипннп-смысловой сферы подростка с определенным типом акцешуаци I Й^йкЧ^ЦИВё^йЬв^йтгера в подроспсо-

вом возрасте заостряются, по различным данным у подростков акцентуации характера встречаются более чем в 60 % случаев.

Исследования А.Е. Личко показали, что на фоне акцентуации могут проявляться ранняя алкоголизация, делинквентность, широкий спектр поведенческих реакций, таких как реакция эмансипации, оппозиции, группирования и т.д. Кроме того, подростковый возраст представляет собой критический этап в плане формирования психопатий, и акцентуации характера могут служить отправной точкой психопатического развития. Это придает значимость психологическим исследованиям личности подростка сдой или иной акцентуацией. Однако такие исследования не многочисленны, и психологические детерминанты акцентуации остаются недостаточно раскрытыми.

Цель: исследовать содержание и индивидуальные особенности мотивационно-смысловой сферы подростков с различными акцентуациями характера.

Объект исследования: подростки с различными акцентуациями характера. Предмет исследования: мотивационно-смысловая сфера личности подростка с различными акцентуациями характера.

Гипотеза исследования: в мотивационно-смысловой сфере личности подростков группы смысловых отношений образуют типовую иерархию, в которой доминирующее положение занимают те устойчивые смысловые отношения, содержательная специфика которых проявляется в акцентуированных чертах характера. Задачи исследования:

1. Систематизировать основные подходы, концепции и существующие на данный момент исследования, касающиеся проблемы мотивационно-смысловой сферы личности подростков с акцентуациями характера.

2. Выявить содержательную специфику смысловых отношений, составляющих мо-тивационно-смысловую сферу личности подростков с определенным типом акцентуации характера

3. Выявить связь между индивидуальными особенностями мотивационно-смысловой сферы и характерологическими особенностями личности подростков.

4. Провести сравнительный анализ особенностей мотивационно-смысловой сферы личности подростков с различными акцентуациями характера.

Методы исследования.

В исследовании применялись методы тестирования, беседы, субъективного шкалирования, качественно-феноменологического и индивидуально-ориентированного анализа. Набор конкретных методик в исследовании составили:

- опросник определения уровня психопатизации и невротизации (Е.В. Бажин и со-авт.).

- гатохарактерологический диагностический опросник А.Е. Личко.

- тест смысложизненных ориентаций Д А. Леонтьева

- методика предельных смыслов Д А. Леонтьева

- техника репертуарных решеток

Экспериментальная база и состав испытуемых

Экспериментальную базу исследования составили школы № 6, 13, 37, 45 г. Рязани. В исследовании задействовано 509 учащихся в возрасте от 14 до 16 лет.

Методологической основой исследования являются: личностно-деятельностный подход, включающий методологические положения С.Л Рубинштейна, общепсихологическую теорию отношений В Н. Мясищева, концепцию акцентуаций характера А.Е. Личко и теоретические положения по проблеме единства мотива и смысла Б. А Сосновского.

Достоверность полученных результатов обеспечена непротиворечивостью исходных теоретических положений, надежными психометрическими свойствами применявшихся методик, целенаправленной процедурой их проведения и статистическими методами обработки, в числе которых линейная корреляция Пирсона, ранговая корреляция Спирмена, непараметрические критерии Фишера, Манна-Уитни, Вилкоксона.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования

В исследовании раскрывается связь мотивационно-смысловой сферы и характера в психологической структуре личности подростка. В результате экспериментального исследования установлена связь между такими индивидуальными особенностями мотивационно-смысловой сферы, как структурированность, осознанность, временная локализация смысловых отношений и выраженностью некоторых характерологических черт личности подростка.

В исследовании выявлена содержательная сторона мотивационно-смысловой сферы личности подростков с различными акцентуациями характера. Мотивацион-но-смысловые образования рассматриваются как психологические детерминанты акцентуации характера подростка.

Благодаря применению линейных дискриминантных функций, позволяющих диагностировать в исследовании подростков с конституциональным радикалом, выявлены некоторые особенности мотивационно-смысловой сферы, специфика смыс-ложизненных ориентаций и локуса контроля пограничной аномальной личности. Это дополняет психологические представления о реальной целостности личности.

Практическая значимость исследования

Полученные данные будут полезны в работе школьных психологов, учителей, социальных педагогов, в социально-психологических службах, при разработке пси-хокоррекционных программ.

Материалы диссертации могут быть использованы при чтении спецкурсов по клинической, специальной психологии, психологии личности, возрастной и общей психологии в педагогических и других профильных ВУЗах, в институтах повышения квалификации и переподготовки преподавателей.

Положения, выносимые на защиту: 1. В мотивационно-смысловой сфере личности подростков смыслы образуют иерархию, в которой доминирующее положение занимают устойчивые смысловые отношения, связанные по своей содержательной специфике с конкретным типом акцентуации характера: при истероидном типе акцентуации специфично субъективно-ценностное отношение к эмоциональным переживаниям, при шизоидном - к познанию и осмыслению действительности, при эпилептоидном - к материальному благополучию.

2. Индивидуальные особенности мотивационно-смысловой сферы: осознанность, структурированность, временная локализация ее составляющих проявляются в зависимости от того, в какой степени и по какому типу (гипертимному, лабильному, циклоидному, сенситивному, шизоидному, неустойчивому) выражены черты характера личности подростков.

3. Пограничная аномальная личность отличается отсутствием долгосрочных идеальных целей, узостью содержания смысловых отношений и чувством неудовлетворенности жизнью.

4. В мотивационно-смысловой сфере личности подростков без выраженных акцентуаций характера доминируют смысловые отношения с обобщенным предметным содержанием, выражающим широту жизненного отношения.

Апробация результатов исследования

Результаты исследования прошли апробацию на методологическом семинаре «Рассогласование в психическом развитии личности» на кафедре психологии и социальной педагогики СТИ МГУСа (Москва, 2003); на научно-практической конференции «Актуальные проблемы интеллектуального и личностного развития» (Москва, 2004); в работе круглого стола по проблеме «Нравственно-ценностные ориентиры подростков» в рамках научно-практической конференции «Социально-психологические аспекты здоровья участников образовательного процесса: теория и практика» (Рязань, 2002); на научно-практической конференции «Практическая психология в педагогических ВУЗах: состояние, проблемы, перспективы» (Москва, 2004); на аспирантском объединении и заседании кафедры психологии МПГУ,

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, выводов, списка литературы и приложения.

Первая глава посвящена теоретическому обзору и анализу существующих в психологии личности подходов к проблеме исследования.

Во второй главе обосновывается подбор методик, описывается организация и проведение исследования мотивационно-смысловой сферы личности подростков с различными акцентуациями характера.

Третья глава включает количественную и качественную интерпретацию экспериментальных данных.

В заключении содержатся практические рекомендации, составленные на основе полученных результатов. Рукопись содержит 142 страницы машинописного текста, 16 таблиц, 5 графически представленных семантических пространств. Список литературы включает 210 наименований, из них 30 на иностранном языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, обозначаются методологические и теоретические основания, определяется предмет, объект, цели и задачи исследования, формулируется гипотеза и положения, выносимые на защиту.

В первой главе диссертации представлен анализ теоретических положений по проблеме мотивационно-смысловой сферы; рассматривается связь личностно-смысловой стороны мотивации и характера в психологической структуре личности; анализируются существующие исследования характера личности как в общей, так и в клинической психологии; дан обзор психологических особенностей личности с акцентуациями характера.

В контексте исследуемой проблемы рассматриваются основные подходы к пониманию мотивации и различного рода мотивационных образований.

Одна из основных причин существующего в отечественной психологии разнообразия трактовок мотивации и мотивационных образований кроется в различии теоретических положений А.Н. Леонтьева и С.Л. Рубинштейна. С.Л. Рубинштейн исходил из «внутренних», субъективных детерминант и развивал свои идеи в логике от субъекта к объекту. А.Н. Леонтьев опирался на культурно-историческую концепцию Л.С. Выготского и шел по пути от объекта к субъекту (В.В. Петухов). Соответственно этим подходам были сформулированы два принципа детерминации: «внешние причины действуют через внутренние условия» (С. Л. Рубинштейн) и «внутреннее (субъект) действует через внешнее и этим само себя изменяет» (А.Н. Леонтьев).

У А Н. Леонтьева принцип детерминации отражен в определении мотива, который, как указывает БА Сосновский, многими авторами аксиоматически отождествляется с предметом деятельности или ее целью. Такое отождествление, а также преобразование проблемы потребностей в проблему мотивов приводит к тому, что в практике массовых исследований мотив предстает в форме объективного образования, теряется мотив личности и остается лишь мотив деятельности (Б.А. Сосновский)

Положение о предметности в теории А.Н. Леонтьева сказывается на том, что не только личностный смысл, но и личность в целом оказываются запертыми в узкие рамки деятельности (Б.С. Братусь). Смысл оказывается только вторичным по отношению к мотиву, тогда как именно предмет потребности, то есть мотив, имеет смысл для человека.

Для преодоления узких рамок деятельности в исследовании смысловой реальности Д А Леонтьев вводит понятие жизненного смысла. Б.С. Братусь связывает смыслообразование с внутренним движением сочнания. Ключевым оказывается не отношение мотива к цели, а отношения между мотивами. Аналогичными этому положению представляются подходы Б.А. Сосновского.

Категория смысла широко отражена в работах зарубежных авторов (В. Франкл, Р. Мэй, Г. Атвуд, Ж. Нютген и др.). Смысл постулируется, выступает как предельная категория, тогда как в отечественной психологии одной из центральных является проблема смыслообразования и формирования различного рода смысловых структур.

А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь и Д А. Леонтьев в своих исследованиях в качестве единицы анализа личности выделяют динамические смысловые системы (ДСС), которые включают различные смысловые структуры. А.Г. Асмолов противопоставляет ДСС такой категории, как направленность личности, представляющую собой, по

мнению "автора, описательную характеристику структуры личности. С положением о том, что направленность личности исключительно описательная характеристика согласиться трудно. Такое понимание направленности обусловлено, видимо, некоторым упрощением ее структуры, а также выделением в этой структуре элементов безотносительно к субъективному плану и в отрыве от смысловых отношений, во взаимосвязи с которыми они выступают как целое.

Сложная, иерархическая структура мотивационно-смысловой сферы определяет направленность личности, содержательная сторона которой рассматривается в работах С.Л. Рубинштейна, Б,Г, Ананьева, Н.Д. Левитова, В.Н. Мясищева, А.Г. Ковалева, Н И. Рейнвальд, Б. А Сосновского и др. в качестве основной образующей в психологической структуре характера. Поэтому относительно вопроса о психологической природе характера и его формировании наиболее перспективными нам представляются гипотезы С.Л. Рубинштейна и В.Н. Мясищева.

С.Л. Рубинштейн различает ситуационные и устойчивые, генерализованные, обобщенные мотивы. Последние, по мнению автора, представляют собой черты характера. Подобное разделение мотивационных образований отражено в работах Б.Ф. Ломова, В.Г. Леонтьева, В.Г. Асеева, Е.Ю. Пятаевой, Е.Е. Насиновской, М.Ш. Маго-мет-Эминова и др. Из ситуативного мотив может превратиться в устойчивое личностное образование. Такое превращение Б.А. Сосновский связывает с изменением отношений между мотивом и смыслом, когда смысл становится первичным по отношению к мотиву, начинает участвовать в выборе мотивов, их формировании и развитии.

Описанный С.Л. Рубинштейном процесс перехода ситуационного мотива в устойчивый, генерализованный и отвечающий целому ряду обобщенных ситуаций согласуется с психологическим механизмом формирования фиксированной установки, которая изучалась в исследованиях Д.Н. Узнадзе, ША Надирашвили, Ш.Н. Чхарти-швили, В.Г. Норакидзе, ВА. Ядова, А.В. Запорожца, АГ. Асмолова и др.

Содержание установки составляет смысловое отношение (АВ. Запорожец). Установка как смысловое образование рассматривается в работах АГ. Асмолова и Д.А. Леонтьева. В данном контексте особое значение приобретает точка зрения В.Н. Мя-сищева, согласно которой психологический механизм формирования характера заключается в переходе отношений в устойчивые формы. Отношения по своей сути являются смысловыми, так как «связывают человека не столько с внешними сторонами вещей, сколько с их существом, с их смыслом» (В.Н. Мясищев). Устойчивые смысловые отношения представляют собой содержание фиксированной смысловой установки, которую АГ. Асмолов, опираясь на теоретические положения СЛ. Рубинштейна, предлагает рассматривать как единицу анализа характера.

В подростковом возрасте, наряду с формированием системы устойчивых моти-вационных образований, ценностных ориентации, чувства взрослости, образа «Я», самооценки и особенно самосознания (Л.И. Божович, И.С. Кои, Б.В. Зейгарник, В.В. Столин, В К. Вилюнас, Г.Е. Залесский, Е.А Васина, В.Г. Морогип и др.), заостряются черты характера, формируются акцентуации характера, представляя собой крайний вариант нормы (А.Е. Личко). Подростковый возраст является критическим пе-

риодом в формировании характера. На данный факт указывают не только работы А.Е. Личко, но и исследования И.В. Боева и ОА Ахвердовой. Этими авторами выделена и раскрыта природа пограничной аномальной личности (ПАЛ), в основе которой лежит конституциональный личностно-характерологический радикал, отражающий фенотипическую изменчивость и зависимость от генетических, социальных и экологических факторов.

В рамках клинической психологии Б.С. Братусь дисгармоническое развитие личности связывает с особенностями самооценки, уровнем притязаний, неумением развести идеальные и реальные цели, Ф.С. Сафуанов - с автономным функционированием смысловых установок, которые не осуществляют регулятивной функции по отношению к целям деятельности. Исследования этих авторов направлены, прежде всего, на изучение психопатической личности, поэтому психологические детерминанты акцентуаций характера личности остаются недостаточно изученными.

На наш взгляд, учитывая тесную связь мотивационно-смысловой сферы и характера в целостной структуре личности, в исследовании личности подростков с акцентуациями характера следует акцентировать внимание не только на самооценке и целях деятельности, но и на составляющих мотивационно-смысловую сферу, на устойчивых смысловых отношениях (смыслах), участвующих в формировании мотивов.

Во второй главе диссертации обосновывается подбор методик, описывается организация и проведение экспериментального исследования. Для эмпирической проверки поставленных задач и предложенной гипотезы использовались следующие методики:

1) для выявления подростков с акцентуациями характера из общей выборки испытуемых и ПАЛ: патохарактерологический диагностический опросник А.Е. Лич-ко (ПДО), опросник на выявление уровня психопатизации и невротизации Е.В. Бажина и соавт. (УПН), линейные дискриминантные функции ОА Ахвердовой, представляющие собой суть использования непараметрических методов.

2) для изучения мотивационно-смысловой сферы личности подростков: тест смысложизненные ориентации Д.А. Леонтьева (СЖО), методика предельных смыслов ДА. Леонтьева (МПС), техника репертуарных решеток.

В третьей главе дается количественная и качественная интерпретация результатов экспериментального исследования, выявляется развивающий эффект эксперимента.

Корреляционный анализ данных, полученных на общей выборке подростков с различными акцентуациями характера, показал наличие достаточно многочисленных статистически и психологически значимых связей. Некоторые выраженные характерологические особенности подростков, являющиеся предметом диагностики ПДО, судя по результатам анализа, так или иначе связаны с определенными особенностями мотивационно-смысловой сферы.

Все шесть показателей методики СЖО значимо коррелируют с некоторыми шкалами ПДО.

Таблица №1

Коэффициенты линейной корреляции Пирсона между показателями методик

СЖОиПДО

Общий показатель ОЖ Цели Процесс Результат Локус контроля- я Локус контроля-Жизнь

г 0,411** 0,252* 0,366** 0,44** 0,299** 0,344**

,л 0,198 0,15 ОД 32* 0,167 0,195 0,187

с -0,211* -0,096 -0,251* -0,213* -0,16 -0,16

ш -0,194 -0,126 -0,295** -0,181 -0,116 -0,153

H 0,241* 0,212* 0,185 0,207* 0,268** 0,235*

к 0,128 0,075 0,221* 0,094 0,089 0,135

Е -0,185 -0,137 -0,221* -0,11 0,001 -0,171

D -0,219* -0,183 -0,098 -0,172 -0,131 -0,169

M 0,289** 0,21* 0,243* 0,224* 0,299** 0,282**

д -0,394** -0,266** -0,311** -0,388** -0,339** -0,352**

** р<0,01 * р<0,05

В таблице №1 знаком Г обозначена шкала гипертимной акцентуации; знаком Л - шкала лабильной акцентуации; знаком С - сенситивной акцентуации; Ш - шизоидной акцентуации; Н - неустойчивого типа акцентуации характера; К - конформности; Е - показатель реакции эмансипации; D - показатель делинквентности; М -шкала маскулинности; Д - показатель склонности к депрессии.

Цифры свидетельствуют, что чем более выражены у подростка гипертимные черты характера, тем выше у него уровень осмысленности жизни, осознанности мотивов и смыслов; ставятся долгосрочные цели, придающие жизни осмысленность, направленность и временную перспективу. Актуально разворачивающаяся жизнедеятельность воспринимается более интересной, наполненной смыслом и эмоционально насыщенной. Судя по результатам корреляционного анализа, последняя особенность характерна и для подростков с выраженными лабильными характерологическими чертами.

Однако, опираясь на описания данной акцентуации А.Е. Личко, можно предположить, что у таких подростков эмоционально-смысловая насыщенность жизнедеятельности задается малозаметными и несущественными для остальных обстоятельствами. Эти обстоятельства, зачастую, имеют негативный смысл для подростка с лабильной акцентуацией и несут глубокие эмоциональные переживания, сказывающиеся на частых переменах настроения.

Шкала неустойчивой, так же как и гипертимной акцентуации характера коррелирует на значимом уровне со всеми показателями теста СЖО, кроме субшкалы, баллы которой характеризуют смысловые ориентиры, локализующиеся по времени в настоящем. Поэтому, возможно, что в отличие от подростков с гипертимными чертами характера, у подростков с неустойчивым типом акцентуации долгосрочные це-

ли не имеют реальной опоры в настоящем, не подкрепляются личностной ответственностью за реализацию.

Обнаруженная в результате корреляционного анализа тесная связь шкалы ги-пертимной акцентуации с показателями методики СЖО может говорить о том, что такая существенная характеристика смысловой сферы личности, как уровень осмысленности жизни задает определенный «энергетический» заряд. Устойчивость направленности жизнедеятельности субъекта на тот или иной смысл проявляется в энергии и жизнестойкости, свойственной, как правило, подросткам с гипертимной акцентуацией характера. Однако возможно, что напротив, психологические особенности таких подростков во многом определили выбор ответов.

Отсутствие смысла зачастую приводит к депрессии, что подтверждают представленные в таблице значимые коэффициенты корреляций со знаком минус. Такие же коэффициенты позволяют предположить, что подростки с сенситивной акцентуацией характера, которым более свойственны депрессивные состояния, отличаются относительно низким уровнем осмысленности жизни, неудовлетворенностью прожитой частью жизни.

Чем сильнее выражены сенситивные и часто сочетающиеся с ними шизоидные черты характера, тем менее смыслы привязаны к настоящему по своей временной локализации.

Следует также отметить, что значимые корреляции с дополнительными шкалами ПДО согласуются с комплексом рассмотренных психологически значимых связей.

Исходя из полученных результатов, можно сделать вывод о наличии психологически существенных связей целого ряда характерологических черт с уровнем осмысленности жизни, осознанностью мотивов и смыслов, с той или иной временной локализацией смысловых ориентиров и различными аспектами локуса контроля.

Кроме того, отмечаются связи некоторых характерологических особенностей с особенностями структурной организации мотивационно-смысловой сферы. Некоторые структурные показатели и контент-аналитические индикаторы МГ1С на значимом уровне коррелируют с рядом основных шкал ПДО.

Таблица№2

Коэффициенты линейной коррелята Пирсона межЬу показателями методик

МПСиПД '0

ИР ИН ЩК) ИСв Продуктивность

г 0,194 0,012 0,049 0,126 0,267**

ц 0,054 -0,073 0,254* 0,115 0,058

л 0,129 0,225* 0,052 0,005 0,126

и 0,207* 0,123 -0,003 0,128 0,279**

н 0,124 0,098 0,159 0,27** 0,225*

** р<0,01 * р<0,05

В таблице №2 в порядке последовательности под символами ИР, ИН, К(УК) и Исв. обозначены следующие показатели МПС: индекс рефлексивности, индекс негативности, количество узловых категорий и индекс связности; знаками Г, Ц, Л, И, Н

обозначены шкалы гипертимной, циклоидной, лабильной, астероидной и неустойчивой акцентуации.

Значимые коэффициенты корреляций, представленные в таблице, указывают на широкий круг смысловых отношений, широту связей с миром у подростков с выраженными гипертимными и истероидными чертами характера. Возможно также, что подростки с истероидной акцентуацией отличаются развитостью внутреннего мира, который они стремятся демонстрировать окружающим.

Чем сильнее выражены у подростков циклоидные и неустойчивые черты, тем более в мотивационно-смысловой сфере таких подростков иерархизированы смысловые отношения. На это указывают значимые корреляции со структурными показателями МПС.

У подростков с выраженным лабильным складом характера отмечается достаточно высокий удельный вес смысловых категорий, выражающих прямое отрицание. Удельный вес данных категорий отражает показатель индекса негативности. Высокий показатель индекса негативности указывает на наличие гомеостатической моти-вационной тенденции. Смысловое содержание заключается в необходимости ухода от тех или иных переживаний и действий, что приводит к ограничению любой активности за исключением ситуативно обусловленной.

Как известно, переживания подростков с лабильной акцентуацией достаточно глубоки и изменчивы. Поэтому, исходя из представленного в таблице значимого коэффициента корреляции, можно предположить, что у данной группы подростков, зачастую, смысловым содержанием поведения является избегание травмирующих эмоциональных переживаний. Надситуативная активность ограничивается, и появляются защитные паттерны поведения.

Применение линейных дискриминантных функций О.А. Ахвердовой позволило выделить группы подростков с конституциональным радикалом и провести сравнительный анализ особенностей мотивационно-смысловой сферы личности подростков с акцентуациями характера и конституциональным радикалом. Пограничная аномальная личность в концепции личностно-характерологического континуума И.В. Боева и О.А. Ахвердовой занимает в предложенном континууме положение между акцентуацией и психопатией.

Между группой подростков с истероидной акцентуацией и группой их сверстников с истероидным конституциональным радикалом различия на значимом уровне получены по целому ряду показателей методик СЖО и МПС.

Таблица №3

Значения 1]-критерии Манна-Уитни при сопоставлении групп подростков с ис-тероидньш типом акцентуации и с истероидным конституциональным ради-

Общий показ. ОЖ Цели Процесс ЛК-Я ЛК-Ж К(УК) Исв.

ъ 2,495 2,229 2,343 2,797 2,872 2,117 2,495

р 0,01 0,03 0,02 0,005 0,004 0,03 0,01

Между группой подростков с шизоидной акцентуацией характера и группой испытуемых с шизоидным конституциональным радикалом получены значимые различия только по ряду показателей теста СЖО, что показано в таблице №4.

Таблица №4

Значения 11-критерия Манна-Уитни при сопоставлении групп подростков с ша-

Цели Процесс ЛК-Ж

ъ 2,402 2,402 2,402

р 0,02 0,02 0,02

Из таблиц №3 и №4 видно, что подросткам как с конституциональным истеро-идным радикалом, так и с конституциональным шизоидным радикалом (в отличие от испытуемых с соответствующими акцентуациями) более характерен некоторый фатализм, восприятие собственной жизни как неподвластной сознательному контролю. У таких подростков отмечается неудовлетворенность своей жизнью в настоящем и отсутствие идеальных, долгосрочных целей, придающих жизни осмысленность, направленность и временную перспективу.

Эти выводы подтверждают результаты корреляционного анализа. Шкала психо-патизации опросника УПН коррелирует на значимом уровне с общим показателем осмысленности жизни (р<0,05) и первой субшкалой (Цели) (р<0,05) теста СЖО.

Исходя из полученных статистически значимых различий и корреляций, можно заключить, что изменения в психологической структуре личности подростка с психопатическим развитием связаны с сокращением временной перспективы целей. Цели становятся более приближенными, что подтверждает результаты исследования В.В. Гульдана, показывающие, что в деятельности психопатических личностей количество звеньев сокращается, а также предположение Б.С. Братуся о неумении психопатической личности развести идеальные и реальные цели.

Из приведенных в таблицах №3 и №4 значений критерия и - Манна-Уитни следует отметить значение, указывающее на статистически значимое различие по показателю 5 субшкалы СЖО (ЛК-Ж) между подростками с акцентуацией характера и испытуемыми с конституциональным радикалом. Данный показатель отражает активность жизненной позиции личности, характеризующей способность личности управлять событиями в своей жизни. У подростков с конституциональным радикалом показатели по субшкале ЛК-Ж ниже, чем у подростков с акцентуацией. Поэтому можно заключить, что пограничная аномальная личность характеризуется более пассивной позицией.

В отличие от сверстников с истероидной акцентуацией, испытуемым с конституциональным истероидным радикалом, характерны более низкий уровень осмысленности жизни, осознанности смысловых образований и неверие в собственную способность контролировать свою жизнь. В образ «Я» включается представление о себе как слабом человеке, не обладающем свободой выбора. Кроме того, у данной группы подростков существенной особенностью структурной организации мотива-ционно-смысловой сферы является недостаточная связанность и иерархизирован-ность смысловых отношений.

В результате качественного анализа ранговых решеток, направленного на изучение содержательной стороны мотивационно-смысловой сферы личности подростков с различными акцентуациями характера, была выявлена определенная специфика смысловых отношений.

У 32,3% подростков из выборки испытуемых с истероидной акцентуацией отмечаются значимые связи между заданным конструктом с полюсом «наиболее значимо для меня» и смысловыми конструктами, выражающими субъетивно-ценностное отношение к положительным эмоциям, а так же к возможности избежать глубоких психотравмирующих переживаний, негативных эмоциональных состояний К числу таких конструктов были отнесены формулировки смысла следующего содержания: «сохранить нормальное настроение», «на душе было приятно», «не чувствовать себя плохо», «не чувствовать себя виноватым», «не нервничать», «не накапливать в себе переживания» и т.д.

Подобные смысловые конструкты, коррелирующие на значимом уровне со шкалой заданного конструкта, выявлены у 18,3% подростков с циклоидным типом акцентуации характера, у 10% испытуемых с шизоидным типом акцентуации и у 10,5% подростков без выраженных акцентуаций. У испытуемых с эпилептоидной акцентуацией конструктов с таким смысловым содержанием не выявлено.

Таблица № 5

Значения критерия <р Фишера и уровни статистической значимости, выявленные при сопоставлении групп испытуемых по частоте встречаемости смысловых конструктов, отражающих направленность на эмоциональные пережива-

Тип акцентуации характера Истеро-Идный ШизоИдный Эпилептоидный ЦиклоИдный Не выявлен

Истероидный 1,969 4,079 0,926 1,884

Шизоидный Р<0,024 1,982 0,639 0,049

Эпилептоидный Р<0,001 р<0,023 2,309 2,006

Циклоидный р<0,01 0,591

Не выявлен р<0,03 р<0,022

Приведенные в таблице №5 значения показывают, что наибольшее количество значимых различий получено при сравнении выборки подростков с истероидным типом акцентуации характера с остальными выборками.

Следует отметить, что наряду с эмоциональной экспрессией, театральностью и склонностью к позерству у данной группы подростков, вероятно, могут проявляться достаточно глубокие эмоциональные переживания, которые могут задавать определенную специфику содержательной стороне смысловых отношений.

У 30% испытуемых с шизоидной акцентуацией выявлены смысловые конструкты, связанные с заданным и выражающие значимое отношение к познанию и осмыслению реальной действительности, собственной жизни, собственного «Я» К числу данных конструктов причислялись такие как: «понять, как устроен мир», «больше познать в жизни», «познать себя», «понять смысл жизни», «увеличить свой кругозор» итд

У подростков с другими рассматриваемыми типами акцентуаций характера и у испытуемых без выраженных акцентуаций также отмечены сходные по смысловому содержанию конструкты. В группе подростков с истероидной акцентуацией такие конструкты отмечены лишь у 9,1% испытуемых. Данный класс смысловых конструктов выявлен у 18,3% подростков с циклоидной акцентуацией и у 10,5% подростков без выраженных акцентуаций характера. У подростков с эпилептоидным типом акцентуации такого рода смысловых конструктов не выявлено.

Таблица № 6

Значения критерия <р Фишера и уровни статистической значимости, выявленные при сопоставлении групп испытуемых по частоте встречаемости смысле-

вых конструктов, отражающих направленность на познание

Тип акцентуации Истеро- Шизо- Эпилеп- Цикло- Не выяв-

идный идныи тоидный идныи лен

Истероидный 1,903 2,068 0,772 0,161

Шизоидный р<0,029 3,567 0,732 1,557

Эпилептоидный р<0,019 р<0,001 2,309 2,006

Циклоидный р<0,01 0,591

Не выявлен р<0,06 р<0,022

Из таблицы №6 видно, что в отличие от испытуемых с истероидной и эпилепто-идной типами акцентуаций характера, у подростков с шизоидной акцентуацией рассматриваемые смысловые конструкты встречаются чаще.

Можно предположить, что содержательная сторона смысловых отношений, связанных с познанием собственного «Я» и окружающей действительности, у данной группы подростков выражается в «самокопании» и в устойчивых интеллектуально-эстетических увлечениях.

Чаще всего у испытуемых с эпилептоидным типом акцентуации характера встречаются смысловые конструкты, отражающие субъективно-ценностное отношение к материальному достатку. Примером таких конструктов могут служить такие, как «хорошо зарабатывать», «иметь деньги», «иметь средства для жизни», «улучшить свое материальное положение» и т.д.

Данный класс конструктов, коррелирующих на значимом уровне с заданным конструктором, встречается у 38,5% подростков с эпилептоидной акцентуацией, у 20% испытуемых с шизоидными чертами характера, у 18,3% подростков с циклоидной акцентуацией, у 10,5% испытуемых без выраженных акцентуаций характера и только у 3,2% подростков с истероидным типом акцентуации характера

Таблица № 7

Значения критерия <р Фишера и уровни статистической значимости, выявленные при сопоставлении групп испытуемых по частоте встречаемости смысло-

вых конструктов, отражающих направленность на материальные блага

Тип акцешуации Истеро- Шизо- Эпилеп- Цикло- Не выяв-

идныи вдныи тоидньш идный лен

Истероидный 1,976 3,303 1,493 1,029

Шизоидный р<0,02 1,268 0,114 0,833

Эпилептоидный р<0,001 1,188 2,064

Циклоидный р<0,068 0,591

Не выявлен р<0,019

Из таблицы №7 видно, что по частоте встречаемости рассматриваемых конструктов имеются значимые различия между выборкой испытуемых с эпилептоидным типом акцентуации и выборкой подростков без выраженных акцентуаций, а так же выборкой испытуемых с истероидным типом акцентуации.

Вероятно, обозначенное отношение, приобретая устойчивую форму, может проявляться в такой черте, свойственной подросткам с эпилептоидной акцентуацией характера, как бережливость, в чувстве собственности ко всему «своему».

В выборке испытуемых без выраженных акцентуаций характера у 36,6% подростков выявлены связанные с заданным конструктом смысловые конструкты, выражающие смысловые отношения с более широким контекстом, с более обобщенным предметным содержанием, чем у ранее рассмотренных. В данном случае содержательная сторона субъективно-ценностных отношений личности подростка касается всей жизнедеятельности в целом, отражает широту жизненного отношения. Специфика содержательной стороны смысловых отношений заключается в направленности на эмоциональную насыщенность собственной жизнедеятельности, на удовлетворение и удовольствие, получаемое от жизни. К подобного рода смысловым конструктам причислялись такие, как «наслаждаться жизнью», «быть счастливым», «получать удовольствие от каждого проведенного дня», «нравилось жить» и т.д.

В других выборках данный класс смысловых конструктов не выявлен, за исключением выборки испытуемых с выраженными истероидными чертами характера, в которой только у 9,6% подростков отмечаются рассматриваемые конструкты, коррелирующие с заданным.

Значения критерия <р Фишера и уровни статистической значимости, полученные при сопоставлении групп испытуемых по частоте встречаемости смысло-

вых конструктов, отражающих широту жизненного отношения.

Тип акцешуации Истеро- Шизо- Эпилеп- Цикло- Не

идный идныи тоидньш идныи выявлен

Истероидный 2,196 2,125 1,795 2,296

Шизоидный р<0,014 0 0 4,054

Эпилептоидный р<0,017 0 3,949

Циклоидный р<0,037 3,428

Не выявлен р<0,011 р<0,001 р<0,001 р<0,001

В результате качественного анализа ранговых решеток в каждой группе испытуемых был выделен достаточно широкий круг смысловых конструктов, отражающих различные по своей содержательной стороне смысловые отношения. Опираясь на результаты анализа данных, полученных с помощью техники репертуарных решеток, можно заключить, что существует определенная специфика содержательной стороны смысловых отношений в мотивационно-смысловой сфере направленности личности подростка с тем или иным типом акцентуации характера. При этом смысловые отношения, отличающиеся определенной содержательной спецификой, в структуре мотивационно-смысловой сферы подростка с акцентуацией характера занимают доминирующие положения. На данный факт указывают, с одной стороны, значимые связи конструктов, выражающие эти отношения с заданным конструктом «наиболее значимо для меня», а с другой стороны, отсутствие нормального распределения значений при обработке данных, полученных в ходе анализа оценочных шкал. Все выявленные словесные формулировки смысла (смысловые категории) различными испытуемыми оценивались в диапазоне 8-10 баллов по 10-балльной шкале, построенной на основе конструктов «более значимо - менее значимо» и «более приятно - менее приятно».

У испытуемых с конституциональным радикалом, в отличие от подростков с акцентуациями характера, могут доминировать смысловые отношения, отражающие гедонистический план личностно-смысловой стороны мотивации и отличающиеся узостью предметного содержания.

У 18,6 % подростков с шизоидным и истероидным конституциональным радикалом выявлен класс смысловых конструктов, коррелирующих на значимом уровне со шкалой заданного конструкта и отражающих достаточно высокое положение витальных потребностей в структуре направленности личности К числу таких конструктов причислялись следующие: «чтобы было тепло», «кушать» или «получить удовольствие». В выборке испытуемых с шизоидной и истероидной акцентуациями характера, а также в группе испытуемых без выраженных акцентуаций подобного рода конструктов ни у одного подростка не выявлено.

Другой способ обработки репертуарных решеток, предложенный Д. Баннисте-ром, позволил определить конкретные терминальные ценности, которым отвечают те или иные смысловые конструкты. Результаты анализа показали, что у испытуемых с определенным типом акцентуации сходные по своей специфике словесные формулировки смысла могут отвечать ценностям, различным по своему предметному содержанию. Отвечая предметному содержанию мотивационных образований и выступая в единстве с динамическими мотивационными образованиями, смысловые отношения (смыслы) задают им определенную характеристику соответственно своей содержательной специфике. Особенно ярко такая личностная характеристика проявляется у подростков с акцентуацией характера.

В заключении отмечается, что результаты исследования подтверждают предложенную гипотезу и дают снование сделать следующие выводы:

1. - В мотивационно-смысловой сфере личности подростка с определенным типом акцентуации характера структурированы устойчивые смысловые отношения,

составляющие содержание фиксированных смысловых установок. В иерархии смысловых отношений доминирующее положение занимает то, которое обладает содержательной спецификой, связанной с типом акцентуации характера.

2. ' Эмпирические результаты показали, что в мотивационно-смысловой сфере личности подростка с определенным типом акцентуации существует своя содержательная специфика смысловых отношений. При этом у различных испытуемых с одним и тем же типом акцентуации характера сходные по своей содержательной стороне смысловые отношения направлены на различные предметы, наполняя смысловым содержанием ту или иную деятельность.

3. - В мотивационно-смысловой сфере подростков без выраженных акцентуаций характера в иерархии смыслов доминирующее положение занимают смысловые отношения с более обобщенным предметным содержанием и касаются более широкого контекста, связаны с жизнедеятельностью в целом.

4. Некоторые характерологические особенности личности подростков, являющиеся предметом диагностики ПДО, связаны с временной локализацией смысловых отношений соотносимых с соответствующей смысложизненной ориентацией, а так же с осознанностью, структурированностью, иерархизированностью моти-.вационно-смысловой сферы.

5. У подростков с конституциональным радикалом отмечается наличие смысловых отношений, выражающих доминирующее положение витальных потребностей гедонистического плана. Пограничная аномальная личность отличается - чувством неудовлетворенности собственной жизнью в настоящем, восприятием собственной жизни как неподвластной сознательному контролю, узостью содержания смысловых отношений и отсутствием долгосрочных идеальных целей, придающих жизнедеятельности эмоционально-смысловую насыщенность и временную перспективу.

6. У подростков с истероидным конституциональным радикалом не сформирована иерархия смысловых образований, мотивационно-смысловая сфера отличается неструктурированностью, несвязностью ее составляющих.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Колябин СВ. Мотивационно-смысловая сфера личности в трудах отечественных психологов. Сб.: Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Вып.ХХ. М.: Прометей,2003. С. 111-118 (0,4 п.л.).

2. Колябин СВ. Ценность как смысловое образование в структуре мотивационной сферы личности. Сб.: Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Вып.ХХ1. М.: Прометей,2003. С.97-100 (0,2 п.л.).

3. Колябин СВ. Проблема смысловых отношений в основе психологической структуры характера // Актуальные проблемы интеллектуального и личностного развития: Материалы Международной научно - практической конференции в 2 ч. / Под ред. ТА Ратановой. М., МГОПУ им. МА. Шолохова,2004. С. 68-71 (0,2 п.л.).

4. Колябин СВ. Применение техники репертуарных решеток в изучении мотиваци онно-смысловой сферы личности // Практическая психология в педагогических

ВУЗах: состояние, проблемы, перспективы: Материалы Всероссийской научно-практической конференции / Под ред. БА Сосновского, Э.Д. Телегиной, С.Н. Морозюк. М: МГПУ, 2004. С.71-72 (0,1 п.л.).

Подп. к печ. 11.10.2004 Объем 1.00 п.л. Заказ № 299 Тир. 100 Типография МПГУ

РНБ Русский фонд

2005-4 14478

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Колябин, Сергей Викторович, 2004 год

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ПРОБЛЕМА МОТИВ АЦИОННО-СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ ПОДРОСТКОВ С АКЦЕНТУАЦИЯМИ ХАРАКТЕРА В ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ.

1.1. Анализ теоретических положений по проблеме мотивационно-смысловой сферы личности.

1.2. Проблема соотношения мотивационно-смысловой сферы и характера в психологической структуре личности.

1.3. Психологические особенности личности подростка с акцентуациями характера.

Глава 2. ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

2.1. Обоснование подбора методик.

2.2. Организация и проведение исследования.

Глава 3. КОЛИЧЕСТВЕННЫЙ И КАЧЕСТВЕННЫЙ АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ.

3.1. Корреляционный анализ в исследовании мотивационно-смысловой сферы подростков с акцентуациями характера.

3.2. Сравнительный анализ индивидуальных особенностей мотивационно-смысловой сферы подростков с акцентуациями характера и конституциональным радикалом.

3.3. Определение содержательной специфики смысловых отношений.

3.4. Определение смысловых отношений отвечающих терминальным ценностям.

3.5. Развивающий эффект экспериментального исследования.

Введение диссертации по психологии, на тему "Особенности мотивационно-смысловой сферы личности подростков с акцентуациями характера"

Актуальность исследования.

Развернутые описания личности с акцентуациями характера получили широкую известность в современной психологии, но остались не соотнесенными с теоретической базой, проблемами характера и целостной личности. Изучению характера посвящены работы многих отечественных и зарубежных авторов разных лет (C.JL Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, В.Н. Мясищев, В.Г. Ковалев, Н.Д. Левитов, А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, В.Г. Норакидзе, Э. Фромм, Э. Шостром, Э. Кречмер, У. Шелдон и др.). Несмотря на продолжительную историю разработки указанной проблематики, она не утратила своей актуальности и значимости, ибо динамичен и сам характер, и его трактовки.

В настоящее время существует два подхода к пониманию характера. В русле первого подхода под характером понимается совокупность фиксированных, устойчивых способов действий (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, Д.А. Леонтьев). В рамках второго характер рассматривается как практическое выражение направленности личности (С.Л. Рубинштейн, Н.Д. Левитов, В.Н. Мясищев, А.Г. Ковалев, В. Д. Шадриков, Б.А. Сосновский), что подчеркивает наличие связи характера и мотивации. Данная связь отражена в работах С.Л. Рубинштейна, по мнению которого, ключевым является вопрос о том, как ситуативный мотив превращается в то устойчивое, что характеризует саму личность человека [139; 140; 141].

В рамках общепсихологической теории отношений В.Н. Мясищев указывал на переход отношений личности в устойчивые формы как на формирование характера [113]. В теории деятельности А.Н. Леонтьева проблема характера не получила отдельного анализа. Однако введенное А.Н. Леонтьевым в категориальный аппарат психологии понятие личностного смысла, позволило по-новому взглянуть на категорию отношения и на характер как выражение отношений личности.

В традиционной схеме деятельности мотив и смысл оставались ситуативными, конкретно деятельностными образованиями. Поэтому для обозначения базовой единицы личности, имеющей надситуативный характер, был введен термин «смысловое образование» [16]. Проблема смысла получила качественно новый виток развития в работах Б.С. Братуся, А.Г. Асмолова, Д.А. Леонтьева, Е.Е. Насиновской, Е.В. Субботского, А.У. Хараша и других авторов, тогда как мотив остался соотносимым только с конкретной деятельностью. Мотивы личности исчезли, остались лишь мотивы деятельности [147]. В исследовании Б.А. Сосновского была подчеркнута необходимость планомерного изучения отношений мотива и смысла. Благодаря динамике данных отношений, мотив в единстве со смыслом перестает быть ситуативным и становится устойчивым свойством личности [147; 148]. В контексте этого положения теоретические гипотезы C.J1. Рубинштейна и В.Н. Мясищева, касающиеся становления и самой психологической природы характера, приобретают особое значение. На первый план выступают категории мотива и смысла. Становится актуальной проблема соотношения мотивационно-смысловой сферы и характера в целостной структуре личности.

Особый интерес представляет специфика мотивационно-смысловой сферы подростка с определенным типом акцентуации характера. Черты характера в подростковом возрасте заостряются, по различным данным у подростков акцентуации характера встречаются более чем в 60 % случаев.

Исследования А.Е. Личко показали, что на фоне акцентуации могут проявляться ранняя алкоголизация, делинквентность, широкий спектр поведенческих реакций таких, как реакция эмансипации, оппозиции, группирования и т.д. Кроме того, подростковый возраст представляет собой критический этап в плане формирования психопатий, и акцентуации характера могут служить отправной точкой психопатического развития [104]. Это придает значимость психологическим исследованиям личности подростка с той или иной акцентуацией. Однако такие исследования не многочисленны и психологические детерминанты акцентуации остаются недостаточно раскрытыми.

Цель: исследовать содержание и индивидуальные особенности мотивационно-смысловой сферы подростков с различными акцентуациями характера.

Объект исследования: подростки с различными акцентуациями характера.

Предмет исследования: мотивационно-смысловая сфера личности подростков с различными акцентуациями характера.

Гипотеза исследования: в мотивационно-смысловой сфере личности подростков группы смысловых отношений образуют типовую иерархию, в которой доминирующее положение занимают те устойчивые смысловые отношения, содержательная специфика которых проявляется в акцентуированных чертах характера. Задачи исследования:

1. Систематизировать основные подходы, концепции и существующие на данный момент исследования, касающихся проблемы мотивационно-смысловой сферы личности подростков с акцентуациями характера.

2. Выявить содержательную специфику смысловых отношений, составляющих мотивационно-смысловую сферу личности подростков с определенным типом акцентуации характера.

3. Выявить связь между индивидуальными особенностями мотивационно-смысловой сферы и характерологическими особенностями личности подростков.

4. Провести сравнительный анализ особенностей мотивационно-смысловой сферы личности подростков с различными акцентуациями характера. Методы исследования.

В исследовании применялись методы тестирования, беседы, качественно-феноменологического и индивидуально-ориентированного анализа. Набор конкретных методик в исследовании составили:

- опросник определения уровня психопатизации и невротизации (Е.В.Бажин и соавт.).

- патохарактерологический диагностический опросник А.Е. Личко.

- тест смысложизненных ориентаций Д.А. Леонтьева

- методика предельных смыслов Д.А. Леонтьева

- техника репертуарных решеток.

Экспериментальная база и состав испытуемых. Экспериментальную базу исследования составили школы № 6, 13, 37, 45 г. Рязани. В исследовании задействовано 509 учащихся в возрасте от 14 до 16 лет.

Методологической основой исследования являются: личностно-деятельностный подход, включающий методологические положения С.Л. Рубинштейна, общепсихологическую теорию отношений В.Н. Мясищева, концепцию акцентуаций характера А.Е. Личко и теоретические положения по проблеме единства мотива и смысла Б.А. Сосновского.

Достоверность полученных результатов обеспечена непротиворечивостью исходных теоретических положений, надежными психометрическими свойствами применявшихся методик, целенаправленной процедурой их проведения и статистическими методами обработки, в числе которых линейная корреляция Пирсона, ранговая корреляция Спирмена, непараметрические критерии Фишера, Манна-Уитни, Вилкоксона.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования.

В исследовании раскрывается связь мотивационно-смысловой сферы и характера в психологической структуре личности подростка. В результате экспериментального исследования установлена связь между такими индивидуальными особенностями мотивационно-смысловой сферы, как структурированность, осознанность, временная локализация смысловых отношений и выраженностью некоторых характерологических черт личности подростка.

В исследовании выявлена содержательная сторона мотивационно-смысловой сферы личности подростков с различными акцентуациями характера. Мотивационно-смысловые образования рассматриваются как психологические детерминанты акцентуации характера подростка.

Благодаря применению линейных дискриминантных функций, позволяющих диагностировать в исследовании подростков с конституциональным радикалом, выявлены некоторые особенности мотивационно-смысловой сферы, специфика смысложизненных ориентаций и локуса контроля пограничной аномальной личности. Это дополняет психологические представления о реальной целостности личности.

Практическая значимость исследования.

Полученные данные будут полезны в работе школьных психологов, учителей, социальных педагогов, в социально-психологических службах, при разработке психокоррекционных программ.

Материалы диссертации могут быть использованы при чтении спецкурсов по клинической, специальной психологии, психологии личности, возрастной и общей психологии в педагогических и других профильных ВУЗах, в институтах повышения квалификации и переподготовки преподавателей.

Положения, выносимые на защиту:

1. В структуре мотивационно-смысловой сферы личности подростков смыслы образуют иерархию, в которой доминирующее положение занимают устойчивые смысловые отношения, связанные по своей содержательной специфике с конкретным типом акцентуации характера: при истероидном типе специфично субъективно-ценностное отношение к эмоциональным переживаниям, при шизоидном - к познанию и осмыслению действительности, при эпилептоидном - к материальному благополучию.

2. Индивидуальные особенности мотивационно-смысловой сферы: осознанность, структурированность, временная локализация ее составляющих проявляются в зависимости от того, в какой степени и по какому типу (гипертимному, лабильному, циклоидному, сенситивному, шизоидному, неустойчивому) выражены черты характера личности подростков.

3. Пограничная аномальная личность отличается отсутствием долгосрочных идеальных целей, узостью содержания смысловых отношений и чувством неудовлетворенности жизнью.

4. В мотивационно-смысловой сфере личности подростков без выраженных акцентуаций характера доминируют смысловые отношения с обобщенным предметным содержанием, выражающим широту жизненного отношения.

Апробация результатов исследования.

Результаты исследования прошли апробацию на методологическом семинаре «Рассогласование в психическом развитии личности» на кафедре психологии и социальной педагогики СТИ МГУСа (Москва,2003); на научнопрактической конференции «Актуальные проблемы интеллектуального и личностного развития» (Москва,2004); в работе круглого стола по проблеме «Нравственно-ценностные ориентиры подростков» в рамках научно-практической конференции «Социально-психологические аспекты здоровья участников образовательного процесса: теория и практика» (Рязань,2002); на научно-практической конференции «Практическая психология в педагогических ВУЗах: состояние, проблемы, перспективы» (Москва,2004); на аспирантском объединении и заседании кафедры психологии Mill У.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

1. В мотивационно-смысловой сфере личности наряду, с ситуативными мотивами и смысловыми образованиями, структурированы относительно устойчивые мотивационные образования диспозиционного характера, содержание которых составляют устойчивые смысловые отношения (смыслы). Ситуативные мотивы и смыслы непосредственно осуществляют соответственно побудительную и регулятивную функции, тогда как комплексные устойчивые личностные диспозиции, участвуя в формировании выше названных образований, регулируют поведение и деятельность личности опосредованно.

2. Фиксированные смысловые установки как устойчивые мотивационные образования в структуре направленности личности могут быть рассмотрены в качестве единиц анализа характера. Данные образования представляют собой единство содержания и формы, где под содержанием понимается смысловое отношение, а под формой фиксированные способы действий.

3. Психологические детерминанты акцентуаций характера в современной психологии личности остаются малоизученными. Существующие на данный момент исследования описываемой клиницистами личности с акцентуациями характера и дисгармоническим развитием чаще не затрагивают проблему мотивационно-смысловой сферы, тогда как характер - это, прежде всего, содержательная сторона направленности личности, в которой структурированы мотивы, смыслы, установки, личностные ценности и т.д.

Организация и методы исследования

2.1 Обоснование подбора методик

При выборе конкретных методик исследования мотивационно-смысловой сферы личности подростка и диагностики акцентуаций характера учитывались основные психометрические свойства опросников, диагностические возможности и теоретические положения, на базе которых методики разрабатывались.

В рамках дифференциального подхода, для выявления характерологических особенностей, соответствующих индивидуальных различий, применялись Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) и методика определения уровня психопатизации и невротизации (УПН).

ПДО, в отличие от других опросников, применяемых для оценки каких - либо характерологических особенностей, составлен именно для подростков, нацелен на отношения, проблемы, интересы, ценности характерные для подросткового возраста.

Теоретической предпосылкой для разработки ПДО послужил не только клинический опыт, накопленный в психиатрии, но и общепсихологическая теория отношений В.Н. Мясищева.

Составляя фразы, отражающие отношения подростков с различными акцентуациями характера к ряду жизненных проблем, А.Е. Личко учитывал описания таких известных психиатров, как Е. Крепелин, Е. Кречмер, К. Шнайдер, П.Б. Ганнушкин, Г.Е. Сухарева, К. Леонгард.

В отличие от других опросников в ПДО, наряду с фразами имеющими психодиагностическое значение, включены фразы, которые такого значения не имеют. Испытуемый, которому предоставляется свобода выбора от одного до трех ответов из набора по 10-20 предложений, может выбрать не имеющие диагностического значения фразы. Кроме того, разрешается даже отказаться от выбора предложений по ряду проблем.

Следует отметить, что работа с ПДО предполагает второе исследование. Так же как и в первом, во втором исследовании испытуемому предлагается сделать выбор, указывая на этот раз на полностью неприемлемые для себя фразы.

Предполагается, что подобная процедура проведения исследования, позволяет лучше раскрыть систему отношений. Диагностический потенциал ПДО повышает шкала объективной оценки.

Наконец, ПДО снабжен дополнительными шкалами, позволяющими оценить склонность к диссимуляции; отношение к самому исследованию; степень откровенности; конформности; выраженность реакции эмансипации; возможность определенных изменений характера, обусловленных резидуальным органическим поражением мозга; склонность к делинквентности и алкоголизации; выраженность признаков психопатического развития; черт маскулинности и феминимности.

Указанные дополнительные показатели учитываются не только при диагностике типов акцентуации характера, но и сами по себе несут ценную информацию.

Другой методикой, направленной на решение дифференциально -диагностических задач в данном исследовании, является опросник УПН.

Теоретической базой для разработки этого опросника послужила теория распознования образов. Согласно данной теории, задача конструирования решающего правила для классификации наблюдений рассматривается по заданной совокупности определенных признаков для каждого наблюдения.

В русле такого подхода, положенного в основу разработки УНП, на основании анализа образцов поведения вырабатывается решающее диагностическое правило. Это правило представляет собой дискриминантную функцию. Для самих указанных образцов с высокой надежностью определяется принадлежность к диагностическим классам. При этом, в отличие от традиционных методов, формализуется не только процесс измерения личностных свойств, но и процесс принятия диагностического решения, что позволяет получить оптимальный объем информации из полученных данных.

Методика УПН включает шкалу невротизации и психопатизации. Благодаря указанному подходу, в шкалах УПН, в отличие от традиционной оценочной структуры шкал опросников, каждый ответ оценивается соответствующим диагностическим коэффициентом. При чем эти коэффициенты вычислены как для выборки мужчин, так и для выборки женщин.

Помимо основных шкал, опросник УПН включает шкалу неискренности, что позволяет повысить достоверность диагностического заключения.

Несмотря на диагностические возможности, опросники УПН и ПДО рассматриваются как методики направленные на изучение не столько личности, сколько индивидуальных различий. Как справедливо отмечается рядом авторов, следование одному лишь дифференциальному подходу уводит психологию от изучения личности. Измеряемые в русле данного подхода признаки не соотносятся с тем, что составляет личностное в человеке [24; 28; 31; 32; 65; 90]. В качестве альтернативы дифференциальному подходу выступает развитие общей психологии личности [28; 31; 32]. В данном контексте, существенное значение приобретает исследование мотивационно-смысловой сферы личности, системы устойчивых надситуативных мотивационно-смысловых образований.

Наиболее адекватным и эффективным в исследовании мотивационно-смысловой сферы личности представляется комплексный подход, предполагающий применение различных методов [99; 148; 149]. Однако в психологии ощущается острый дефицит в методах изучения мотивационно-смысловой сферы личности.

В данном случае, одними из наиболее адекватных методик представляются, разработанные Д.А. Леонтьевым методика предельных смыслов (МПС) и тест Смысложизненные ориентации (СЖО).

МПС предполагает качественный анализ смысловой структуры мировоззрения, дает возможность эксплицировать смысловые структуры мировоззренческих представлений о предельных основаниях человеческих действий. Анализ указанных смысловых структур позволяет выделить качественные характеристики некоторых сторон мировоззрения личности и рассмотреть структурное членение мировоззрения на единицы. Данные единицы интерпретируются как пересекающиеся между собой динамические смысловые системы, включающие в себя различные мотивационно-смысловые образования или, если придерживаться терминологии Д.А. Леонтьева, смысловые структуры.

По форме проведения МПС индивидуальна и диалогична. Обработка материала полученного в результате исследования с помощью МПС предполагает три вида анализа: структурного, проективного и контент-анализа.

Структурные показатели МПС отражают особенности структурной организации смысловых систем. К числу таких показателей относятся количество предельных, узловых категорий, всех неповторяющихся категорий, индекс связности, средняя длина цепей и продуктивность. Одни показатели указывают на широту связей человека с миром, другие на степень иерархизированности образующих динамические смысловые системы.

Контент-анализ направлен на выявление сравнительной частоты встречаемости определенных категорий. Выделяются три типа контент-аналитических индикатора: индексы децентрации, рефлексивности и негативности.

Проективный анализ нацелен на содержательную интерпретацию глубинных личностных особенностей мотивационно-смысловой сферы.

Если применение в исследовании МПС отвечает проективному и качественно-феноменологическому подходам в изучении мотивационно-емысловых образований, то тест СЖО относится к группе методик отвечающих психометрическому подходу.

Тест СЖО представляет собой адаптированную версию теста «Цель в жизни» разработанного Д. Крамбо и JI. Махоликом на основе теории стремления к смыслу и логотерапии В. Франкла.

В отличие от первоначального варианта, в русскоязычной версии теста упрощены формулировки ряда пунктов и в тоже время сохранен их общий смысл; вместо общего начала предложения с двумя вариантами окончания Д.А. Леонтьевым были сформулированы пары целостных альтернативных предложений. Для уменьшения «прозрачности» методики, устранения позиционных эффектов, вместо ассиметричной шкалы градации ответа, предложена симметричная шкала.

Несмотря на небольшой объем, опросник включает не только общий показатель осмысленности жизни, но и 5 субшкал, разработанных автором данной версии теста на основе факторизации. В результате факторизации было получено 6 факторов. Из этих 6 факторов 5 делятся на 2 группы. В первую группу входят смысложизненные ориентации: цели в жизни, эмоционально-смысловая насыщенность жизни и удовлетворенность самореализацией. Обозначенные категории согласуются с такими временными параметрами как будущее, настоящее и прошлое. Ко второй группе относятся 2 фактора характеризующие локус контроля. Один характеризует убеждение в возможности контроля, а другой отражает уверенность в собственной способности осуществлять такой контроль.

Разработанный на основе указанных факторов тест СЖО позволяет выявить общий уровень осмысленности жизни и определенные параметры временной локализации ведущих смысловых ориентиров [99; 101].

Кроме методик СЖО и МПС, в качестве метода изучения мотивационно-смысловой сферы личности была взята техника репертуарных решеток. Применение этой техники в исследовании личностно-смысловой стороны мотивации представляется возможным в связи с введением в понятийно-категориальный аппарат отечественной психологии понятия смыслового конструкта.

Техника репертуарных решеток была разработана Дж. Келли на базе теории личностных конструктов в рамках когнитивной психологии. Определенная схожесть между категориями конструкта и смысла не осталась незамеченной в отечественной психологии. Как отмечают Ю.М. Забродин и В.И. Похилько, конструкт в теории Дж. Келли может рассматриваться не только как аспект значения, но и как самостоятельное смысловое образование, способ дифференциации объектов и явлений действительности [57]. Аналогичной точки зрения придерживаются Е.П. Крупник и Е.Н. Лебедева, по мнению которых суперординатные конструкты представляют собой относительно устойчивые смысловые образования [81].

Понятие смыслового конструкта в работах отечественных психологов стало применяться, начиная с исследований В.-Ф. Кальвиньо, выполненных под руководством В.В. Столина. Как указывает В.-Ф. Кальвиньо, по сравнению со смыслом личностные конструкты в работах Дж. Келли первичны, тогда как смысловые конструкты вторичны. Мотивы и смыслы, по мнению этого автора, выражаются теми или иными смысловыми конструктами. Смысловые конструкты подчеркивают форму существования смыслов в индивидуальном сознании, представляют собой определенную форму смысла [71].

По определению Д.А. Леонтьева, смысловой конструкт - это устойчивая категориальная шкала, представленная в психике субъекта на уровне глубинных структур образа мира. Такая категориальная шкала выражает значимость для субъекта определенной характеристики объектов и явлений действительности [99; 100].

Смысловые и личностные конструкты могут выявляться с помощью одних и тех же приемов и способов. Какие именно конструкты будут выявляться, зависит от стимульного материала.

Возможность применения техники репертуарных решеток в изучении мотивационно-смысловой сферы открывает существенные перспективы в исследовании. Являясь индивидуально-ориентированным методом, техника репертуарных решеток позволяет включить в научный анализ не только общее и типичное, но и единичное, уникальное в личности человека. Тесты-опросники такой возможности не дают. В отличие от метода тестов, метод репертуарных решеток включает преимущества беседы и интервью, стандартизированных оценочных и самооценочных техник. Техника репертуарных решеток позволяет реконструировать самые различные системы субъективных отношений человека и использовать уникальные, присущие только конкретному человеку параметры и характеристики. В этом состоит основное отличие репертуарных решеток от остальных методов субъективного шкалирования и в частности от метода семантического дифференциала Ч. Осгуда (СД). Шкалы в СД изначально заданы, тогда как конструкты в репертуарных решетках могут выявляться у самого испытуемого с помощью тех или иных приемов и процедур. При этом, используя те или иные приемы, могут выявляться конструкты разного уровня общности.

Анализ репертуарной решетки позволяет оценить силу и направленность связей между конструктами; вычленить наиболее значимые параметры, лежащие в основе конкретных отношений; построить своеобразную индивидуальную семантическую карту, позволяющую рассмотреть конструкты в их системе и описать отношения человека [57].

Применение комплекса указанных методик позволяет реализовать в исследовании личности подростка с акцентуациями характера не только психометрический, качественно-феноменологический, проективный подходы, но и индивидуально-ориентированный. Подобный комплексный подход позволяет наиболее широко раскрыть особенности мотивационно-смысловой сферы рассматриваемой в данном исследовании личности подростка.

2.2. Организация и проведение исследования

В проведении данного психологического исследования следует выделить два этапа. Первый можно обозначить как дифференциально-диагностический. На этом этапе было задействовано 509 подростков в возрасте от 14 до 16 лет.

Для решения дифференциально-диагностических задач применялись опросники ПДО, УПН, а также линейные дискриминантные функции, разработанные О.А. Ахвердовой и апробированные этим автором в своем диссертационном исследовании.

Несмотря на широкие диагностические возможности методики ПДО, даже с учетом шкалы объективной оценки, достоверными являются около 85% диагностических заключений. Поэтому после первого дифференциально-диагностического исследования проводилось ретестирование для подтверждения ранее сделанных диагностических заключений.

Показатели основных шкал ПДО позволили выявить различные типы акцентуаций характера у подростков, а показатели дополнительных шкал ПДО, наряду с показателями шкал опросника УПН, оказались необходимыми для применения в исследовании линейных дискриминантных функций. Эти функции позволяют провести дифференциальную диагностику и выделить из общей популяции испытуемых с определенными акцентуациями характера подростков с конституциональным личностным радикалом, представляющим собой конституциональную основу пограничной аномальной личности. В линейные дискриминантные функции подставляются значения показателей диссимуляции, откровенности, органической природы психопатии и акцентуации, реакции эмансипации, психологической склонности к делинквентности, выраженности черт мужественности и женственности, психологической склонности к алкоголизации, а также показатели по шкале невротизации и психопатизации. После подстановки значений в уравнение, вычисляется совокупное значение, которое соотносится с дискриминантным индексом. В зависимости от того, будет ли совокупное значение больше или меньше значения дискриминантного индекса конкретный испытуемый относится либо к группе подростков с акцентуацией характера, либо к группе подростков с формирующимися признаками личностного радикала.

На основе результатов психологической диагностики различных характерологических особенностей у подростков, были сформированы группы испытуемых, в которых в равной степени представлены подростки мужского и женского пола. Следует отметить, что из общей выборки были исключены подростки со смешанными типами акцентуаций характера. Отдельно были сформированы выборки испытуемых без выраженных акцентуаций характера, с истероидной, эпилептоидной, шизоидной и циклоидной акцентуациями. Выбор данных типов акцетуаций характера соответствует описанным И.В. Боевым и О.А. Ахвердовой в концепции личностно-характерологического континуума четырем основным психотипам [18; 23].

В экспериментальном исследовании первую группу составили 98 подростков с различными акцентуациями характера; вторую группу образовали 31 подросток с истероидной акцентуацией характера; третью группу сформировали 20 подростоков с шизоидной акцентуацией; четвертую группу составили 18 подростков с эпилептоидной акцентуацией; пятую группу образовали 11 подростков с циклоидной акцентуацией; шестую группу составили 19 подростков без выраженных акцентуаций характера; седьмую группу сформировали 6 подростков с конституциональным шизоидным радикалом; восьмую группу составили 10 подростков с конституциональным истероидным радикалом.

Второй этап исследования заключался в изучении мотивационно-смысловой сферы указанных групп испытуемых посредством методики СЖО, МПС и техники репертуарных решеток. При этом, методика предельных смыслов (МПС) и техника репертуарных решеток применялись в едином психодиагностическом комплексе.

При проведении техники репертуарных решеток в качестве стимульного материала использовались терминальные ценности из методики М. Рокича, выписанные на карточках. К имеющемуся списку испытуемым предлагалось добавить недостающие, но значимые ценности.

В результате, к традиционному набору терминальных ценностей были добавлены «уважение среди окружающих», «внешняя привлекательность», «карьера», «власть», «высокое интеллектуальное развитие».

Пилотажное исследование показало, что испытуемые испытывают затруднения при формировании конструктов, когда ценности выступают непосредственно в качестве элементов. Поэтому, на каждую карточку выписывалось не просто понятие, обозначающее определенную ценность, а целое предложение, начинающееся со слов «человек, который большего всего ценит.». К примеру, «человек, который больше всего ценит интересную работу».

Для выявления конструктов использовался совмещенный метод полного контекста с методом ролевой персонификации. Предложения, выписанные на карточках, раскладывались перед испытуемым. После чего испытуемому предлагалось выбрать двух воображаемых человек, наиболее сходных между собой по каким-либо интересам. Когда испытуемый выбирал первые две карточки, его спрашивали, в чем они сходны по своим интересам, стремлениям. Затем испытуемого просили выбрать следующую карточку и сказать, представляет ли данная карточка ту же категорию, что и первые две. Если давался отрицательный ответ, его просили уточнить, чем интересы и стремления третьего человека отличаются от тех, которые, по мнению испытуемого, характерны первым двум. Так как категория группировки в данном случае изменялась, карточка исключалась из первой группы. Таким образом, по ходу добавления последующих карточек, они рассортировывались на группы. При этом выявляемые конструкты по ходу сортировки фиксировались на бланке. После того как все карточки рассортированы, в каждую группу помещалась карточка «Я сам» и задавались следующие вопросы: « К чему на Ваш взгляд, прежде всего, будут стремиться в своей жизни эти люди ? К чему, прежде всего, стремитесь Вы ?». Следует отметить, что данные вопросы не привязаны к конкретной ситуации. Подобный характер вопросов имел существенное значение, так как исследование было направлено в первую очередь на изучение и анализ надситуативных, устойчивых мотивационно-смысловых образований.

На основе полученных ответов формулировались исходные категории, необходимые для проведения методики МПС. Эта методика может быть объединена с методами, построенными на основе психологической теории личностных конструктов. В данном случае, по процедуре проведения МПС представляет собой вариант техники «лестницы» Д. Хинкла разработанной для выявления обобщенных, суперординатных конструктов. Процедура выявления таких конструктов по методу Д. Хинкла предполагает свободную формулировку вопросов экспериментатора и ответов испытуемого [160]. Процедура проведения МПС предполагает также как и при выявлении конструктов по технике «лестницы», структурированную серию вопросов и ответов, но задаваемые вопросы всегда формулируются со слова «зачем» [94]. К примеру: «Зачем люди стремятся получить высшее образование?». Испытуемого просят давать ответы, начинающиеся только со слова «чтобы». К примеру: «Чтобы устроиться на высокооплачиваемую работу».

Испытуемые, как правило, давали несколько ответов. Все ответы записывались, после чего задавался следующий вопрос, сформулированный на основе полученного ответа. Такая процедура повторялась до тех пор, пока не выявлялся предельный смысл. Другими словами, цепь из последовательности вопросов и ответов заканчивалась, когда испытуемый был не в состоянии ответить на вопрос «зачем?» или отвечал тавтологией, ссылался на устройство мира и т.д.

После выхода на предельный смысл беседа начиналась заново. Формулировались вопросы на основе оставленных на предыдущих этапах ответов и аналогичным образом выходили на предельные смыслы. Такая процедура повторялась со всеми категориями, которые назывались испытуемым на каком либо этапе беседы. После прослеживания до конца всех упомянутых испытуемым категорий процедура вновь повторялась, но уже с другой исходной категорией.

Выявленные в ходе диалога с испытуемым смысловые категории, обосновывающие друг друга и представляющие собой словесные формулировки смыслов, выстраиваются линейную последовательность или цепь. В таких цепях, кроме исходных и предельных категорий, выделяются узловые категории или узловые смыслы. Эти категории служат обоснованием более чем одной нижележащей категории, являясь точками, в которых несколько цепей сливаются в одно смысловое древо.

После того как получен необходимый объем информации с помощью МПС, составлялась ранговая решетка, в которой словесные формулировки смыслов, выступали в качестве смысловых конструктов. Кроме того, для большей достоверности и избежания в определенной мере субъективного фактора в последующей интерпретации, вводился один заданный конструкт «наиболее значимо для меня - наименее значимо для меня».

Смысловые категории, получаемые в ходе проведения МПС, согласно Д.А. Леонтьеву могут рассматриваться как мировоззренческие представления, отражающие ядерные структуры индивидуального образа мира [94]. В ранговых решетках, при оценочном соотнесении различных объектов со смысловыми категориями, последние представляют собой устойчивые категориальные шкалы, представленные на уровне глубинных структур образа мира. В данном случае, смысловые категории соответствуют определению смыслового конструкта, так как могут выражать значимость определенных параметров взятых объектов, выполняют функции дифференциации и оценки по этим параметрам.

В качестве элементов при составлении ранговых решеток выступали те же терминальные ценности. Перед испытуемым заново раскладывались карточки, на которых были выписаны уже только ценности. Из 24 предложенных терминальных ценностей испытуемый выбирал 12 наиболее значимых. На обратной стороне каждой выбранной карточки отмечался порядковый номер, а остальные убирались.

Сначала испытуемому предъявлялся заданный конструкт, по которому его просили проранжировать элементы. Когда испытуемый проделывал эту операцию, карточки перемешивались и вновь раскладывались перед испытуемым. Затем формулировался вопрос на основе первой смысловой категории, полученной в ходе проведения МПС с данным испытуемым. К примеру, если была получена смысловая категория «не остаться одиноким», то задавался следующий вопрос: «Что необходимо в первую очередь для того, чтобы не остаться одиноким?». Испытуемому предлагалось выбрать элемент, который, по его мнению, лучше всего подходил для ответа на заданный вопрос. Выбранная карточка убиралась, и испытуемого просили указать на следующий наиболее подходящий элемент из оставшихся. По ходу выбора карточек их порядковые номера выписывались в колонку решетки под соответствующей смысловой категорией. Подобная процедура повторялась до тех пор, пока на столе не оставалась одна карточка. Затем карточки опять перемешивались и заново раскладывались перед испытуемым. Исходя из следующей категории формулировался вопрос, и процедура повторялась аналогичным образом.

В конечном итоге, после ранжирования 12 элементов по полученному в ходе проведения МПС количеству смысловых категорий у данного испытуемого, получалась матрица ранжировок элементов. В матрице порядковые номера элементов преобразовывались в номера рангов каждого элемента по каждой смысловой категории, выступающей в роли конструкта.

Такое преобразование позволяет провести статистический анализ между ранжировками.

Ранговая решетка анализировалась по методу Д. Баннистера, позволяющему представить взаимоотношения между конструктами в наглядной форме.

Для каждой пары ранжировок подсчитывался коэффициент ранговой корреляции. Полученные коэффициенты корреляции преобразовывались в баллы взаимосвязи, с помощью простой операции. Каждый коэффициент возводился в квадрат и умножался на сто. Возведение в квадрат делает все коэффициенты положительными. Однако первоначальное значение знака коффициента сохранялось, так как он несет определенный психологический смысл.

Для каждого конструкта баллы взаимосвязи суммировались без учета знака. Эта операция позволяла получить числовое выражение общей дисперсии, объясняемой данным конструктом. В конечном итоге, все конструкты располагались в пространстве двух осей. Первую ось образовывал конструкт, имеющий самую большую сумму баллов взаимосвязи. Такой конструкт наиболее тесно связан со всеми остальными конструктами. Вторую ось образовывал второй по мощности конструкт, но не коррелировавший на значимом уровне с конструктом образующим первую ось.

Данная форма анализа позволяла получить по существу те же результаты, что и метод «главных компонент». Сравнение результатов, полученных с помощью метода Д. Баннистера, с результатами, полученными по методу «главных компонент» Слейтера, показало, что корреляция первой оси с первой компонентой составляла 0,95, а второй оси со второй компонентой 0,77 [160].

Другой, применявшийся способ обработки ранговой решетки, позволяет определить условное расстояние между каждым элементом и конкретным конструктом.

В данном случае, наибольший интерес представляли конструкты, положительно коррелировавшие на значимом уровне с заданным конструктом « наиболее значимо для меня - наименее значимо для меня». Поэтому расстояние определялось между элементами и интересующими конструктами.

Мера воспринимаемого расстояния рассчитывалась следующим образом. Сначала выписывались коэффициенты корреляции между всеми конструктами и интересующим конструктом. Затем выписанные коэффициенты корреляции переводились в баллы взаимосвязи. После чего, выписывалось ранговое положение первого элемента по отношению к первому конструкту. Если, к примеру, данный элемент занимал третье положение, балл взаимосвязи между первым и интересующим конструктом делился на три. Затем выписывалось ранговое положение первого элемента по отношению ко второму конструкту. Допустим, он занимает шестое положение. Балл взаимосвязи между вторым и интересующим конструктом делился на шесть.

Подобная процедура повторяется до тех пор, пока не будут подсчитаны баллы для первого элемента по отношению ко всем конструктам. Подсчитанные баллы складывались, в результате чего получался показатель, отражающий то, насколько словесная формулировка смысла, связанная с конструктом «наиболее значимо для меня», отвечает первому элементу.

Таким образом, каждой ценности приписывался балл, учитывающий как позицию этой ценности в качестве элемента по интересующему конструкту, так и позиции данной ценности по всем остальным конструктам, в качестве которых выступали смысловые категории.

Данный метод дает возможность оценить степень, в которой каждая ценность отвечает интересующей словесной формулировке смысла.

Как дополнительный способ получения диагностической информации применялись 10 - балльные оценочные шкалы, образованные с помощью заданных конструктов «наиболее значимо - наименее значимо» и «более приятно - менее приятно». По данным шкалам оценивались все выявленные смысловые категории у каждого испытуемого.

Техника репертуарных решеток применялась в изучении мотивационно-смысловой сферы у подростков из всех сформированных в ходе дифференциальной диагностики групп, кроме первой. Для сопоставления выборок испытуемых с различными характерологическими особенностями по частоте встречаемости смысловых конструктов, сходных по содержанию и связанных с заданным конструктом, а так же определенного положения заданного конструкта в пространстве двух осей применялся метод углового преобразования Фишера.

U-критерий Манна-Уитни применялся для оценки различий между выборками испытуемых с истероидной, шизоидной, эпилептоидной, циклоидной акцентуациями характера по уровню признаков, на диагностику которых направлены методики СЖО и МПС. Этот же критерий применялся для оценки различий между выборками испытуемых с указанными акцентуациями и выборкой подростков без выраженных акцентуаций характера, а так же между выборками испытуемых с истероидной и шизоидной акцентуацией и выборками подростков с конституциональным истероидным и шизоидным радикалом по уровню тех же признаков.

Предполагалось, что данное психологическое исследование несет определенный развивающий эффект. Для определения развивающего эффекта экспериментального исследования и выявления значимых изменений по показателям теста СЖО в экспериментальной и контрольной группах сформированных методом случайного выбора использовался Т-критерий Вилкоксона.

Кроме того, при обработке данных, полученных с помощью методик ПДО, УНП, МПС и СЖО на выборке, которую составили подростки с различными характерологическими особенностями, применялся корреляционный анализ.

Статистический анализ выполнен с помощью программ SPSS и Statistica 07.

Количественный и качественный анализ результатов исследования

3.1. Корреляционный анализ в исследовании мотивационно-смыловой сферы подростков с акцентуациями характера

Корреляционный анализ данных, полученных на общей выборке подростков с различными акцентуациями характера, показал наличие достаточно многочисленных психологически значимых связей. Некоторые выраженные характерологические особенности подростков, являющиеся предметом диагностики ПДО, судя по результатам анализа, так или иначе, связаны с определенными особенностями мотивационно-смысловой сферы.

На диагностику такой существенной характеристики смысловой сферы как уровень осмысленности жизни направлен тест смысложизненных ориентаций (СЖО). Тест, наряду с общим показателем осмысленности жизни, включает пять субшкал, отражающих три конкретных смысложизненных ориентации и два аспекта локуса контроля. Все шесть показателей методики СЖО значимо коррелируют с некоторыми шкалами Патохарактерологического диагностического опросника (ПДО). Значимые коэффициенты линейной корреляции Спирмена отмечены в таблице №1.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. При психологическом сопровождении подростков с акцентуациями характера, разработке развивающих и психокоррекционных программ следует акцентировать внимание не только на особенностях самооценки, самосознания, уровня притязаний, целях, но и на содержательной стороне мотивационно-смысловой сферы, содержательной специфике устойчивых смысловых отношений.

2. Психологическая помощь пограничной аномальной личности должна включать психокоррекцию, в которой помимо индивидуальных особенностей мотивационно-смысловой сферы, следует учитывать суженность временной перспективы при целеполагании и особенности внутреннего локуса контороля.

3. При проведении исследования и диагностики содержательной стороны мотивационно-смысловой сферы подростков эффективны не только тесты-опросники, но и индивидуально-ориентированные методики, техника репертуарных решеток. Сходная процедура выявления суперординатных конструктов (обобщенных) по методу лестницы Д. Хинкла и предельных смысловых категорий по методу предельных смыслов (МПС) Д.А. Леонтьева позволяет использовать технику репертуарных решеток и МПС в целостном комплексе, что дает возможность строить шкалы непосредственно на основе словесных формулировок смысла.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Колябин, Сергей Викторович, Москва

1. Абраменко В.И. Психология характера школьников подросткового возраста. Киев.: КГПИД974.-156с.

2. Александров А.А. Нарушения поведения у подростков как один из критериев оценки степени психопатизации // Патологические нарушения поведения у подростков. Л., 1973. С.37-48.

3. Алемаскин М.А. Психологическая характеристика личности несовершеннолетних правонарушителей: Автореф. дисс. . канд. пед. наук (по психологии). М., 1968.-16с.

4. Ананьев Б.Г. Воспитание характера школьника. Л.: Знание, 1941.-82с.

5. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб.: Питер,2001.-288с.

6. Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. М.:Наука, 1991.-248с.

7. Антонян Ю.М., Гульдан В.В., Кудрявцев В.Н. и др. Криминальная мотивация. М.: Наука, 1986.-304с.

8. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследование преступлений. М. 1996.

9. Анцыферова Л.И. Принцип связи психики и деятельности и методология психологии // Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1969. С.57-117.

10. Артемьева Е.А. Основы психологии субъективной семантики. М.: Смысл,1999.-352с.

11. П.Асеев В.Г. Структурные характеристики мотивационной системы личности // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М.: Наука,1976. С.172-192.

12. Асмолов А.Г. Деятельность и установка. М.:Изд-во Моск. ун-та. 1979.-150с.

13. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984.-104с.

14. Асмолов А.Г. О предмете психологии личности // Вопр. психологии. 1983. №3.

15. Асмолов А.Г. Психология личности. М.: Изд-во МГУ,2001.-336с.

16. Асмолов А.Г., Братусь Б.С., Зейгарник Б.В. и др. О некоторых перспективах исследования смысловых образований личности // Вопросы психологии. 1979. №3. С. 131-138.

17. Ахвердова О.А. Личностно-характерологический континуум современного подростка: Автореф. дис. д-ра психол. наук. М.,1998.-43с.

18. Бассин В.Ф. К развитию проблемы значения и смысла // Вопр. Психологии, 1973. №6. С. 13-24.

19. Беличева С.А. Престижность и асоциальное поведение несовершеннолетних: Автореф. дис. . канд. психол. наук. Л., 1977.-21с.

20. Битенский B.C., Херсонский Б.Г. Мотивировка и условия способствующие злоупотреблению опиатами у подростков // Психологические исследования и психотерапия в наркомании. Л., 1989. С.83-88

21. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982.-200с.

22. Боев И.В. Пограничная аномальная личность. Ставрополь, 1999.-362с.

23. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.: Просвещение, 1968.-435с.

24. Божович Л.И. Проблемы развития мотивационной сферы ребенка // Изучение мотивации детей и подростков / Под ред. Л.И. Божович и Л.В. Благонадежиной. М.: Педагогика, 1972. с.7-43.

25. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе // Психология личности. М.: ООО «Вопросы психологии»,2001. С.62-92.

26. Бочкарева Г.Г. Психологические характеристики мотивационной сферы подростков правонарушителей // Изучение мотивации поведения детей и подростков / Под ред. Л.И. Божович и Л.В. Благонадежиной. М.: Педагогика, 1972. С.259-349.

27. Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль,1988.-304с.

28. Братусь Б.С. К изучению смысловой сферы личности // Вестник МГУ. Сер.14. Психология. №2., 1981. С.46-55.

29. Братусь Б.С. Личностные смыслы по А.Н. Леонтьеву и проблема вертикали сознания // Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии: школа А.Н. Леонтьева / Под ред. А.Е. Войскунского, А.Н. Ждан, O.K. Тихомирова. М.: Смысл,1999. С.284-298.

30. Братусь Б.С. Нравственное сознание личности (психологическое исследование). М.: Знание, 1985.-64с.

31. Братусь Б.С. Общепсихологическая теория деятельности и проблема единиц анализа личности // А.Н. Леонтьев и современная психология / Под. ред. А.В. Запорожца и др. М.: Изд-во Моск. ун-та,1983.С.212-219.

32. Братусь Б.С., Сурнов К.Г. Методика формирования установки на трезвость у больных алкоголизмом // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1983. №3. С.53-63.

33. Бубнова С.С. Ценностные ориентации личности как многомерная нелинейная система//Психол. журн. 1999. №5. С.38-44.

34. Будинайте Г.Л., Корнилова Т.В. Личностные ценности и личностные предпосылки субъекта // Вопр. Психол. 1993. №5. Т. 14. С.99-105.

35. Васильева Ю.А. Особенности смысловой сферы личности у лиц с нарушениями социальной регуляции поведения: Автореф. дисс. . канд. психол. наук. М., 1995.-24с.

36. Василюк Ф.Е. Психотехника выбора / Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. Под. ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. М.: Смысл,97 С.284-314.

37. Василюк Ф.Е. Психология переживания. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984.-200с.

38. Васина Е.А. Ценностные ориентации личности в юношеском возрасте: Автореф. дис. . канд. психол. наук. Л., 1992.

39. Вдовиченко А.А. О типах акцентуации характера у деликвентных подростков // Психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии. Л., 1976. С.23-24.

40. Вдовиченко А.А. Патохарактерологическое исследование подростков, злоупотребляющих токсическими ингалянтами // Психологические исследования и психотерапия наркомании. Л.,1989. С.79-82.

41. Вилюнас В.К, Кравченко А.С. Мотивация демонстративного поведения // Современная психология мотивации / Под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл,2002. С.122-151.

42. Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990.-288с.

43. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. М.: Изд-во Моск. унта, 1976.-143С.

44. Вилюнас В.К. Теория деятельности и проблемы мотивации // А.Н. Леонтьев и современная психология / Под ред. А.В. Запорожца и др. М.: Изд-во Моск. ун-та,1983. С.191-200.

45. Водзинская В.В. Понятие установки, отношения и ценностной ориентации в социологическом исследовании // Философские науки. М.,1968. №2. С.48-54.

46. Волкова Н.А. Динамика ценностных ориентаций в структуре личностных характеристик у школьников: Дис. . канд. психол. наук. JL: ЛГУ, 1983.-162с.

47. Выготский Л.С. Мышление и речь. М.; Соцэкгиз,1934.- 324с.

48. Голицын В.Б. Особенности потребностно-мотивационной сферы лиц с отклоняющимся поведением: Автореф. дис. . канд. психол. наук. Л, 1985.-16с.

49. Горьковая И.А. Медико-психологическое исследование формирования характера деликвентных подростков. СПб., 1992.-172с.

50. Гульдан В.В. Мотивация противоправных действий у психопатических личностей: Автореф. дис. . д-ра психол. наук. М.,1985.

51. Турина Т.П. Смысловые образования личности с отклоняющимся поведением (на материале исследования подростков): Автореф. дис. . канд. психол. наук. М.,1990.

52. Давыдова К.Д. Социальная установка и социальная ориентация личности // Социальная психология и философия. Л.: Изд-во ЛГПИ им. А.И. Герцена. Вып.З. 1975. С.95-100.

53. Десятников В.Ф., Трофимов Г.Р., Козюля В.Г. Клинико-психологические исследования несовершеннолетних правонарушителей // Патохарактерологические исследования у подростков. Л.,1981. С.51-53.

54. Додонов Б.И. Эмоция как ценность. М.: Политиздат, 1978.-272с.

55. Жуков Ю.М. Ценности как детерминанты принятия решения. Социально-психологический подход к проблеме // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М.: Наука, 1976. С. 254-277.

56. Забродин Ю.М., Похилько В.И. Теоретические истоки и назначение репертуарных личностных методик // предисловие к книге Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. Пер. с англ. М.Д987.+

57. Забродин Ю.М., Сосновский Б.А. Мотивационно-смысловые связи в структуре направленности человека // Вопросы психологии, 1989. №6. С. 100-107.

58. Залесский Г.Е. Психология мировоззрения и убеждений личности. М, 1994.-142с.

59. Запорожец А.В. Развитие произвольных движений. М.: АПН РСФСР, 1960.-430с.

60. Здравомыслов А.Г. Потребности, интересы, ценности. М.: Политиздат, 1986.-222с.

61. Зейгарник Б.В., Холмогорова А.Б., Мазур Е.С. Саморегуляция поведения в норме и патологии // Психол. журн.1989. №2. Т10. С.122-132.

62. Зейнгарник Б.В. Личность и патология деятельности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1971.-100с.

63. Зейнгарник Б.В. Психология личности: норма и патология / Под ред. М.Р. Гинзбурга. М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЕК», 1998.-352с.

64. Зейнгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980.-157с.

65. Зотова О.И. Проблемы отклоняющегося поведения // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М.: Наука,1976. С.343-365.

66. Зотова О.И., Бобнева М.И. Ценностные ориентации и механизмы социальной регуляции поведения // Методологические проблемы социальной психологии. М.: Наука,1975. С.241-254.

67. Иванников В.А. Потребности как личностные задачи // Вестн. Моск. унта. Сер. 14. Психология. 1997. №1. С. 14-20.

68. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. Спб.:Питер,2000.-512с.

69. Казакина М.Г. Ценностные ориентации школьников и их формирование в коллективе. Л.: Изд-во ЛГПИ им. А.И.Герцена, 1989.-86с.

70. Кальвиньо В-Ф. Роль мотивации в актуализации системы значений: Автореф. дисс. . канд. психол. наук.М., 1981.-25с.

71. Каменская H.JI. Психологические критерии оценки деятельностных характеристик подростков-акцентуантов: Автореф. дисс. . канд. психол. наук. Киев., 1989.

72. Клейберг Ю.А. Социальные нормы и отклонения. М.: Вита-Пресс,1997.-140с.

73. Ковалев А.Г., Мясищев В.Н. Психические особенности человека. Т.1. Характер. Л.: Изд-во ЛГУ,1957.-264с.

74. Кон И.С. Психология старшеклассника. М.: Просвещение, 1982.-207с.

75. Кон И.С. Социология личности. М.:Политиздат, 1967.-383с.

76. Кондратенко В.Т. Девиантное поведение у подростков. Минск.: Беларусь,1988.-208с.

77. Коченов М.М. К вопросу о нарушении процесса смыслообразования у больных шизофренией // Психологические исследования. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1970. Вып.2. С. 179-186.

78. Краснорядцева О.М. Регуляция мыслительной деятельности на стадии инициации: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М.,1986.-25с.

79. Кречмер Э. Строение тела и характер // Дайджест. М.,1995.

80. Крупник Е.П., Лебедева Е.Н. Психологическая устойчивость личностных конструктов в период взрослости // Психол. журн. 2000. Т.21. №6. С.12-23.

81. Кудрявцев И.А., Ерохина М.Б. и др. Психологические проблемы критичности и некоторые механизмы отклоняющегося поведения // Психол. журн. 1986. Т.7. №2. С. 127-140.

82. Кудрявцев И.А., Сафуанов Ф.С. Эмоциональная и смысловая регуляция восприятия у психопатических личностей возбудимого и истерического круга // Журн. невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. Вып. 12. 1984. Т.84. С.1815-1822.

83. Кузнецов А.И. Внутренний мир человека. Екатеринбург.: УрО РАН,1994.-290с.

84. Кузнецов В.Г. О сопоставлении результатов обследования деликвентных подростков методами ПДО и УПН // Патохарактерологические исследования у подростков. Д.,1981. С.54-55.

85. Курбатова Т.Н. Эмоционально-поведенческие особенности несовершеннолетних правонарушителей: Автореф. дисс. . канд. психол. наук. Л.,1981.-25с.

86. Лавкай И. Ю., Личко А.Е., Иванов Н.Я. Патохарактерологическое исследование факторов риска патологических нарушений поведения у подростков // Предболезнь и факторы повышенного риска в психологии. Л.,1986. С.66-69.

87. Левитов Н.Д. Психология характера. М.,1969.

88. Леонгард К. Акцентуированные личности. Пер. с нем. Ростов н / Д.: Феникс,2000.-544с.

89. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. М.: Политиздат, 1977.-304с.

90. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: МГУ, 1981.-584с.

91. Леонтьев А.Н.,83. Избранные психологические произведения: В 2 т. М.: Педагогика, 1983. т.П.-318с.

92. Леонтьев В.Г. Психологические механизмы мотивации учебной деятельности. Новосибирск, 1987.

93. Леонтьев ДА. Методика предельных смыслов (МПС): Методическое руководство. М.: Смысл, 1999.-36с.

94. Леонтьев Д.А. От инстинктов к выбору, смыслу и саморегуляции: психология мотивации вчера, сегодня и завтра // Современная психология мотивации / Под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл,2002. С.4-12.

95. Леонтьев Д.А. От социальных ценностей к личностным: социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности (статья первая) //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология, 1996. №4. С.35-44.

96. Леонтьев Д.А. От социальных ценностей к личностным: социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности (статья вторая) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология, 1997. №1. С.20-27.

97. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М.: Смысл, 1997.-64с.

98. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М.'.Смысл,2003 .-487с.

99. Леонтьев Д.А. Структурная организация смысловой сферы личности: Автореф. дисс. . канд. психол. наук. М.,1988.-24с.

100. Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентаций. М.: Смысл, 1992.-16с.

101. Леонтьев Д.А. Три грани смысла // Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии: школа А.Н. Леонтьева / Под ред. А.Е. Войскунского, А.Н. Ждан, O.K. Тихомирова. М.: Смысл, 1999. С.299-331.

102. Лисовская Н.Б. Становление ценностных ориентаций в разных условиях развития: Автореф. дис. . канд. психол. наук. СПб, 1999.

103. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л.: Медицина,1983.-256с.

104. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984.-446с.

105. Магомет-Эминов М.Ш. Трансформация личности. М.: Психоаналитическая Ассоциация, 1998.-496с.

106. Мазур Е.С. Проблема смысловой регуляции в свете идей Л.С. Выготского // Вестн. Моск. ун-та. Сер.14. Психология. №1. С. 31-40.

107. Мартынюк О.И. Жизненные цели личности: понятие, структура, механизмы формирования. Киев.: Наук, думка, 1990.-124с.

108. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия,2001.-478с.

109. Меграбян А.А. Личность и сознание. М.: Медицина, 1978.-176с.

110. Методические рекомендации / Под. ред. А.Е. Личко. Л.: Ленинградский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева.

111. Морогин В.Г. Экспериментально-психологическое исследование ценностно-потребностной сферы личности: (Теория и практика): Автореф. дис. . д-ра психол. наук. Томск, 1999.

112. Морозов Г.В. Роль биологического и социального факторов в патогенезе и клинике психопатий при рассмотрении их в судебно -психиатрическом аспекте. В кн.: Материалы пятого Всесоюзного съезда невропатологов и психиатров. М.,1969. С. 175-180.

113. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л.: Изд-во ЛГУ,1960.-426с.

114. Мясищев В.Н. О связи проблем психологии отношения и психологии установки // Понятие установки и отношения в медицинской психологии. Тбилиси., 1970.

115. Мясищев В.Н. Проблема отношений человека и ее место в психологии // Психология личности. М.: ООО «Вопросы психологии»,2001. С. 13-25.

116. Надирашвили Ш.А. Методы исследования характера личности // Вопр. психологии. №1., 1978. С.166-168.

117. Надирашвили Ш.А. Понятие установки в общей и социальной психологии. Тбилиси.: Мецниереба, 1974.-170с.

118. Надирашвили Ш.А. Социальные ориентации личности // Социальная психология личности / Под. ред. М.И. Бобневой, Е.В. Шороховой. М.:Наука,1979. С. 165-183.

119. Надирашвили Ш.А. Установка и отношение // Понятие установки и отношения в медицинской психологии. Тбилиси., 1970.

120. Насиновская Е.Е. Методы изучения мотивации личности: опыт исследования личностно-смыслового аспекта мотивации. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988.-80с.

121. Неймарк М.С. Психологическое изучение направленности личности: Автореф. дисс. . д-ра психол. наук. М.,1972.

122. Никиреев Е.М. Направленность личности и методы ее исследования. М.: Изд-во МПСИ; Воронеж: НПО «МОДЭК»,2004.-192с.

123. Норакидзе В.Г. Методы исследования характера личности. Тбилиси.: Мецниереба, 1989.-308с.

124. Норакидзе В.Г. Типы характера и фиксированная установка. Тбилиси.: Мецниереба, 1966.-192с.

125. Обуховский К. Психология влечений человека. М.: Прогресс, 1972.-248с.

126. Олпорт Г. Личность в психологии. М.: КСП+., СПб.: Ювента,1998.-345с.

127. Петренко В.Ф. Экспериментальная психосемантика исследования индивидуального сознания // Вопр. Психологии. 1982. №5. С.23-35.

128. Петухов В.В. Проблема осмысленного действия (по решению творческих задач) // Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии: школа А.Н. Леонтьева / Под ред. А.Е. Войскунского, А.Н. Ждан, O.K. Тихомирова. М.: Смысл, 1999. С.235-262.

129. Пилипейченко Ю.Г. Внутренние преграды как смысловые детерминанты самосознания личности: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М., 1984.-24с.

130. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. М.: Наука, 1982.-3 Юс.

131. Платонов К.К. Структура и развитие личности. М.: Наука, 1986.-254с.

132. Попов Е.А. Психопатии. В кн.: Психиатрия / Под. ред. О.В. Кербикова, Н.И. Озерецкого, Е.А. Попова, А.В. Снежневского. М.,1958.-300-314с.

133. Попов Ю.В., Шпете Х.Ф. Этико-деонтологические аспекты помощи подросткам перенесшим острые аффективные и патохарактерологические реакции // Предболезнь и факторы повышенного риска в психоневрологии. Л.,1986. С.63-66.

134. Пятаева Е.Ю. Ситуативное развитие и уровни мотивации // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1983. №4. С.23-33.

135. Разумная организация жизни личности: Проблемы воспитания и саморегулирования / Сохань Л.В., Тихонович В.А., Киселева О.А. и др.-Киев.: Наукова думка, 1989.-328с.

136. Рейнвальд Н.И. Личность как предмет психологического анализа. Харьков.: Выща школа, 1974.-165с.

137. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М.: Изд-во АН СССР,1957.-328с.

138. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер,2000.-720с.

139. Рубинштейн С.Л. Принципы и пути развития психологии. М.: Изд-во АН СССР,1959.-354с.

140. Рубинштейн С.Л. Теоретические вопросы психологии и проблема личности // Психология личности. М.: ООО «Вопросы психологии»,2001. С.5-12.

141. Рубинштейн С.Л. Человек и мир // Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука,1969. С.348-371.

142. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под. ред. В.А. Ядова. Л.,1979.-264с.

143. Сафуанов Ф.С. Эмоционально-смысловая регуляция восприятия у психопатических личностей истеро-возбудимого круга: Автореф. . канд. дис. психол. наук. М.,1986-22с.

144. Сержантов В.Ф. Человек, его природа и смысл бытия. М.: Изд-во ЛГУ,1990.-360с.

145. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1989.-215с.

146. Соколова Е.Т., Столин В.В. Проективный метод в контексте концепции личностного смысла // В кн. Проективные методы исследования личности. М.,1980. С.58-70.

147. Сосновский Б.А. Мотив и смысл (психолого-педагогическое исследование). М.: Прометей, 1993 .-199с.

148. Сосновский Б.А. Мотивационно-смысловые образования в психологической структуре личности: Автореф. дис. . доктора, психол. наук. М.,1993.

149. Столин В.В. Проблема самосознания личности с позиций теории деятельности А.Н. Леонтьева // А.Н. Леонтьев и современная психология / Под. ред. А.В. Запорожца и др. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. С.220-231.

150. Столин В.В. Самосознание личности. М.:Изд-во Моск. ун-та, 1983.-284с.

151. Субботский Е.В. Изучение у ребенка смысловых образований // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1997. №1. С.62-72.

152. Сулейманова Л.А. Ценностные ориентации личности как регулятор межличностных отношений: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М.,1982.-15с.

153. Тимофеев Н.Н. Психопатии, их судебно психиатрическое значение // Учебно - методический семинар по вопросам судебной психиатрии. Алма-Ата., 1971. С.23-25.

154. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М.: Наука, 1966.-450с.

155. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси.: Изд-во АН ГССР, 1961.-210с.

156. Фелинская Н.И. Психопатии. В кн.: Руководство по судебной психиатрии. М.,1977. С.290-315.

157. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990.-368с.

158. Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод изучения личности. М.: Прогресс, 1987.

159. Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика,1993.-415с.

160. Хараш А.У. Смысловая структура публичного выступления // Вопр. психологии. 1978. №4. С.84-95.

161. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. СПб.: Питер; М.: Смысл,2003 .-860с.

162. Хекхаузен X. Психология мотивации достижения. СПб.: Речь,2001.-240с.

163. Хомик B.C. Деформация субъективной картины жизненного пути при ранней алкоголизации: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М., 1985.-21 с.

164. Христозов X. Категории девиантного, асоциального, антисоциального и деликвентного поведения у детей и подростков // Журн. невропатологии и психиатрии. 1987. №10. С. 1527-1529.

165. Чиликин А.Н. Целостность мотивации (социально-психологический аспект): Автореф. дис. . канд. психол. наук. МД992.

166. Чхартишвили Ш.Н. Некоторые спорные проблемы псхологии установки. Тбилиси.: Мецниереба, 1971.-273с.

167. Шадриков В.Д. Введение в психологию: мотивация поведения. М.: Логос,2001.-136с.

168. Шайгородский Ю.Ж. Психологические особенности ценностных ориентаций девочек и мальчиков подросткового возраста: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М.,1992.

169. Шелдон У. Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982.

170. Шерковин Ю.А. Проблема ценностной ориентации и массовые информационные процессы // Психол. журн. 1982. №5. Т.З. С.135-145.

171. Шихирев П.Н. Исследования социальной установки в США // Вопросы философии. 1973. №2.

172. Шостакович Б.В. Судебно-психиатрический аспект динамики психопатий: Автореф. дисс. . д-ра мед. наук. М., 1971 .-30с.

173. Шостром Э. Анти-Карнеги или Человек-манипулятор // Дайджест. М.,1994.

174. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. М.:Наука,1975. С.89-105.

175. Ядов В.А., Кон И.С., Водзинская В.В. и др. Соотношение ценностных ориентаций и реального, явного поведения личности в сферах труда и досуга // Личность и ее ценностные ориентации. Вып.1. Инф. бюл. №4 (19). М.,1969. С.1-66.

176. Яковлев В.В. Психологическая характеристика смысловой сферы личности осужденных к лишению свободы: Автореф. дисс. . канд. психол. наук. Рязань, 1999.

177. Яницкий М.С. Психологические факторы и механизмы развития ценностных ориентаций личности: Автореф. дис. . д-ра психол. наук. Новосибирск. ,2000.

178. Яценко А.И. Целеполагания и идеалы. Киев.: Наук, думка,1977.-146с.

179. A dictionary of the social science / Ed. by J.Could, L. Kolb. New York.: Penguine, 1964.-424p.

180. Adler A. What life should mean to you. London: George Allen and Unwin, 1980.-300p.

181. Atkinson J.W., Litwin G.H. Achievement motive and test anxiety conceived as motive to approach success and motive to avoid failure. Journal of Abnormal and Social Psychology., 1960. P.52-63.

182. Atwood G.R., Stolorow R.D. Structure of subjectivity: explorations in psychoanalytic phenomenology. Hillsdale: The Analytic Press,1984.-X , 132p.

183. Austin A.W. The functional autonomy of psychotherapy // American Psychologist. 1961. P.75-78.

184. Cassiers L. Le psychopathe deliquant. Bruxelles.: Dessart, 1968.-180p.

185. Doob L., Sears R. Factors determining substitute behavior and the overt expression of agression. Journal of Abnormal and Social Psychology, 1939. v. 34. P.293-313.

186. Eysenck H.J. Handbook of Abnormal Psychology. London.: Methuen. 1960.

187. Fox V. Introduction to criminology.-New Jersey: Prentice Hall,1976.-447p.

188. Hoppe F. Erfolg und Misserfolg. Psychologische Forschung,1930. P.14-63.

189. Katz D. The functional approach to the study of attitudes // Public Opinion Quaterly,1960. Vol.24.

190. Krech D., Crutchfield R.S., Ballaches E.L. Individual in society. Ch. v. Mc.Graw-Hill; N.Y., 1962.

191. Krill D. Existential psychotherapy and the problem of anomie.-Soc. Work, 1969. v.14. №2. P.33-49.

192. Lewin K. A dynamic theory of personality: selected papers. New York: McGraw-Hill, 193 5 .-286p.

193. May R. Love and Will. New York: W.W. Norton, 1969.-352c.

194. McCaghy C. Deviant Behavior: Crime, conflict, interest groups.-N.Y.: Macmillan, 1976.-XIII.-400p.

195. McClelland D.C. The achieving society. Princeton, N.J.: Van Nostrand, 1961.

196. Merton R.K. Social theory and social structure.-N.Y.: Free Press, 1957.-645p.

197. Michel W., Shoda Y. A cognitve affective system theory of personality: Reconceptualizing situations, dispositions, dynamics, and invariance in personality structure // Psychological Review. 1995. P.102, 246-268.

198. Miller N. An experimental investigation of acquired drives. Psychol. Bull.,1941. v.38. P.534-535.

199. Nutten J. Das Verhalten des Mensehen; der Menseh in seiner Erscheinungswelt // Psychologische Antropologie / Hg. von H.G. Gadamer. Stuttgart: Georg Thieme Verlag,1973. P.163-199.

200. Nutten J. Motivation, planning; and action: a relational theory of behavior dynamics. Leuven: Leuven University press; Hillsdale (N.J.): Lawrence Eribaum Associates, 1984.-X.-251p.

201. Nutten J. Personality dynamics // Perspectives in personality theory/ H.P. David, H. Von Bracken (Eds.). New York: Basik bks,1957. P. 183-195.

202. Rokeach M. The Nature of Human Values.-N.Y.: Free Press,1973.

203. Royce J.R. The encapsulated man: an interdisciplinary essay on the search for meaning. Princeton: VanNostrand,1964.-XII.-206p.

204. Schwartz S.H., Bilsky W. Toward a Universal Psychological Structure of Human Values // Journal of Personality and Social Psychology. 1987. Vol.58. №5. P.550-562.

205. Stimson J., Stimson A. Sociology: Contemporary Readings. London, 1991. P.148-169.

206. Taylor J. A personality seale of manifest anxiety. Journal of Abnormal and Social Psychology., 1953. v.48. P.285-298.

207. Thomas W., Znaniecki F. The polich peasant in Europe and America. Boston, 1918. Vol.1.

208. Yates A.J. The application of learning theory to the treatment of tics // Journal of Abnormal and Social Psychology. 1958. P.56, 175-182.