Автореферат диссертации по теме "Особенности личностной регуляции у правопослушных и девиантных юношей"

На^правох рукописи

ЛОВПАЧЕ Фатима Гучипсовна

ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТНОЙ РЕГУЛЯЦИИ У ПРАВОПОСЛУШНЫХ И ДЕВИАНТНЫХ ЮНОШЕЙ

19 00 01 - общая психология, психология личности и история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологи«—""" "=>«■<■

ииа1ББ824

Краснодар 2008

003166824

Работа выполнена на кафедре социальной психологии и социологии управления Кубанского государственного университета

Научный руководитель

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

кандидат психологических наук, доцент

Кимберг Александр Николаевич

доктор психологических наук, профессор

Симанкова Анна Алексеевна

кандидат психологических наук, профессор

Пахальян Виктор Эдуардович

Казанский государственный университет

Защита состоится 14 апреля 2008т в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212 101 06 в Кубанском государственном университете по адресу. 350040, Краснодар, ул Ставропольская, 149

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного университета

Автореферат разослан Ц марта 2008 г

Ученый секретарь диссертационного совета

АН Кимберг

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность исследования. Проблема девиантного поведения остается в центре внимания специалистов по социальным наукам, психологов, социологов, правоведов и педагогов Деви-антность является устойчивой проблемой современного общества. определенная часть каждого нового поколения пытается игнорировать нормы общества и преступает закон Какие факторы участвуют в формировании девиантного поведения и каково место в их ряду устойчивых личностных особенностей, прежде всего интегративных характеристик личности? Эти вопросы актуальны для разработки принципов профилактики и предотвращения девиантного поведения подростков и юношей

Имеется ряд исследований, связывающих девиацию с акцентуациями характера и психопатологическими чертами личности, с характером ближайшего микросоциального окружения, прежде всего морального климата и отношений в семье (Алмазов Б Н , Быков С А , Галажиева А А , Долгова А И , Дубинин Н П , Змановская Е В , Клейберг Ю А , Колесова Л С , Королев В В , Кучер А А , Костюкевич В П, Личко А Е , Менделевич В Д , Мозговая Т П, Реан А А , Сибиряков С Л , Фриденберг В Ф Шнейдер Л Б ), а также с социальными факторами, прежде всего с фрустрированными социальными и экономическими потребностями (Афанасьев В А , Бузько Н М , Гилинский Я И, Голод С Т , Жуков В И , Кармадонов О А , Козер Л , Кудрявцев В Н , Парето В, Мертон Р ) Но эти объяснения представляются установлением излишне однозначных связей и легко ведут либо к социологи-зации проблемы, когда преступность объявляется следствием неблагоприятной позиции человека в системе социальных и микросоциальных отношений, либо к ее биологизации, когда какие-либо устойчивые индивидные черты человека делают ответственными за его девиантное поведение Упоминаемые различными исследователями индивидуально-психологические, личностные и социальные факторы играют свою роль в девиантном поведении субъекта, но они должны преломляться через те психологические образования, которые регулируют целостное долгосрочное поведение человека в социальных ситуациях К психологическим образованиям интегрального уровня, охватывающим существенные аспекты личности в конкретных социальных усло-

виях ее жизнедеятельности и обеспечивающим ее саморегуляцию, относят такие разноуровневые личностные регуляторы как субъектность, личностную и социальную идентичность, целепо-лагание, самооценку, уровень притязаний, жизненные ценности, стили саморегуляции, представления о будущем (Абульханова К А , Ахмеров Р А , Божович Л И , Березина Т Н , Волочков А А , Головаха Е И, Данилова Е Н , Знаков В В , Кимберг А Н., Кро-ник А.А., Моросанова В И , Морогин В Г , Прохоров А О , Ос-ницкий А К, Шнейдер Л Б , Ядов В А , Яницкий МС) Именно эти психологические образования являются предметом воспитания и социализации молодого поколения Их роль в феномене де-виантного поведения признана теоретически, но требует исследования в деталях и конкретных связях Если учесть также, что конкретные психологические механизмы регуляции поведения человека могут содержательно меняться в ходе исторического процесса, то становится обоснованной актуальность исследования в текущей ситуации субъектов девиантного поведения и установление их личностных отличии от правопослушных сверстников

Проблема исследования — прояснение ответа на вопрос о том, какие особенности интегральных личностных регулятивных образований могут быть факторами девиантного поведения личности

Цель исследования - выявить особенности личностных регулятивных образований лиц с девиантным поведением, которые значимо отличают их от лиц с нормативным поведением, и теоретически интерпретировать их возможную роль в порождении поведенческих девиации

Эмпирическая база исследования - подростки и юноши, различающиеся по параметру правопослушности. воспитанники Майкопской исправительно-воспитательной колонии для несовершеннолетних и учащиеся 10-11 классов общеобразовательных школ г Майкопа

Объект исследования - личностные регулятивные образования девиантных и правопослушных подростков.

Предмет исследования - связь особенностей функционирования отдельных личностных регулятивных образовании подростков с проявлениями девиантного поведения

Гипотеза исследования заключается в предположении о том, что подростки и юноши с девиантным поведением отличаются от правопослушных подростков и юношей некоторыми характеристиками таких интегральных личностных регулятивных образований как личностная и социальная идентичность, самооценка, жизненные ценности и представление о будущем

Эти различия детерминированы как устойчивыми личностными особенностями, так и конкретной жизненной ситуацией испытуемых, определенной их актуальным социальным статусом

Для проверки гипотезы были поставлены и решались следующие шдачи

1 Провести анализ психологической литературы и на основе теоретического обзора дать рабочие определения таким личностным регулятивным образованиям как идентичность, самооценка, жизненные ценности и представления о будущем

2 Подобрать соответствующие контингенту испытуемых методы и процедуры описания и (или) измерения характеристик указанных личностных образований Выделить эмпирические показатели для оценки уровня развития регулятивных личностных образований

3 Сформировать на основе социально установленных критериев сопоставимые выборки правопослушных и девиантных подростков

4 Получить эмпирические данные об особенностях личностных регулятивных механизмов испытуемых обеих выборок

5 Провести качественный и количественный анализ эмпирических данных и установить по исследуемым параметрам наличие и характер различии между выборками.

6 Интерпретировать полученные результаты относительно предполагаемой связи особенностей включенных в исследование интегральных личностных регулятивных образовании с девиантным или нормативным поведением подростков и юношей

Теоретико-методологической основой исследования явились

- положения субъектно-деятельностного подхода, разрабатываемого в отечественной психологии (К А Абульханова, А В Брушлинский, А А Волочков, Л С Выготский, В В Знаков, С Л Рубинштейн, 3 И Рябикина, Е А Сергиенко и др);

принципы активности и развития личности (Л С Выготский, С Л Рубинштейн, А Г Асмолов,

А В Брушлинский),

- методологические подходы, используемые в отечественных и зарубежных исследованиях самосознания и самооценки (Б Г Ананьев О М Анисимова, Р Берне , Л В Бороздина,

А В Захарова, И С Кон, В Н Мясищев, К Роджерс, В В Столин, И И Чеснокова и др ),

- подходы, используемые в исследованиях образа будущего в контексте жизненного пути личности (К А Абульханова, Л И Анциферова, М Р Гинзбург, Е И Головаха, А А Кроник, Ж Нюттен и др )

Методы исследования: теоретические анализ, обобщение и систематизация опубликованных теоретических положений и моделей; эмпирические интервью, наблюдение, обобщение экспертных оценок, измерение психологических характеристик, методы обработки данных' содержательный анализ и классификация ответов интервью, определение статистической значимости различии эмпрических данных (критерий углового преобразования Фишера)

Методики исследования: Методика измерения самооценки Дембо-Рубинштейн, методика Шварцландера «Исследование уровня притязания личности» (моторная проба), структурированное интервью «Мое будущее», структурированное интервью «Мы» и «Они»-группы, опросник «Факторы жизненного успеха и жизненной неудачи», экспертные оценки внутригруппового статуса респондентов

Характеристики выборки: в исследовании приняли участие 50 подростков и юношей в возрасте 14-15 лет - воспитанники Майкопской исправительно-трудовой колонии для несовершеннолетних и 102 учащихся 10-11 классов общеобразовательных школ г Майкопа (юноши) Выборки сопоставимы по этническому составу.

Научная новизна результатов исследования: 1 Установлен ряд частных характеристик таких интегративных личностных регуляторов поведения как идентичность, самооценка, жизненные ценности, образ будущего, связанных с повышенной вероятностью девиантного поведения личности К ним отно-

сятся менее определенная социальная идентичность, актуальное восприятие себя как отделенного от других людей, образ будущего, функционирующий в терминах исключительно частных и узко групповых целей, сравнительно более низкая поведенческая самооценка при достаточно высокой вербальной самооценке.

2 Уточнена роль отдельных регулятивных личностных образований в психологической организации подростков и их связь с вероятностью девиантного поведения Эмпирически установлен ряд хорошо теоретически интерпретируемых связей

для подростков и юношей, находящихся в исправительно-воспитательном учреждении, более затруднительна позитивная социальная идентификация, в результате чего их социальная идентичность оказывается размытой, а в качестве объектов негативной социальной идентификации чаще выступают люди как таковые,

образ будущего как регулятивный механизм развит у подростков и юношей, находящихся в исправительно-воспитательном учреждении, более детально, чем у их правопослушных сверстников, он реалистичен, цели конкретны и в большей степени обеспечены понимаемыми средствами их достижения, вместе с тем образ будущего у девиантных подростков и юношей имеет выраженно частный характер и связан с узким кругом близких людей;

ориентации на позитивные жизненные ценности в основных чертах совпадают у правопослушных и девиантных юношей, осознание же факторов, ведущих к жизненному неуспеху (негативных ориентации), более адекватно у воспитанников колонии,

вербализуемая самооценка девиантных подростков и юношей не отличается от таковой у их правопослушных сверстников, но поведенчески измеряемая самооценка (уровень притязаний) значительной части девиантных подростков и юношей значимо ниже чем у правопослушных юношей

3 Установлена в целом слабая развитость субъектных характеристик и регулятивных личностных образований как у девиантных, так и у правопослушных юношей

Теоретическая значимость результатов исследования: Установлено, что связь интегральных личностных регуляторов, традиционно выделяемых в психологии личности - социальной и

личностной идентичности, самооценки, жизненных ценностей, представлении о будущем - с девиантным поведением имеет опосредованный характер часть существенных регулятивных образований правопослушных и девиантных подростков функционирует одинаково, некоторые позитивные функции саморегуляции более развиты у девиантных подростков, вместе с тем выделены отдельные компоненты личностных регуляторов, связанные с повышенной вероятностью девиантности в поведении субъекта

Установлена слабая развитость ряда субъектных характеристик и регулятивных личностных механизмов как у правопослушных, так и у девиантных юношей, что является самостоятельной научной и социальной проблемой Полученные данные дают основания повысить в теоретической модели девиантного поведения личности удельный вес группы факторов ситуации

Практическая значимость исследования: полученные теоретические результаты могут быть использованы при разработке и планировании мер по профилактике девиантного поведения и повышения личностной стойкости выпускников школ к негативным социальным влияниям Примененные в исследовании методы изучения личностных регулятивных образовании могут использоваться для индивидуальной работы с трудными подростками и юношами

Достоверность полученных результатов обеспечивается всесторонним теоретическим анализом проблемы, тщательным планированием эмпирического исследования, соответствием методов исследования контингенту испытуемых, сопоставлением исследовательских данных с экспертными оценками ситуации, применением признанных методов статистической проверки гипотез Полученные данные сопоставимы с результатами других исследователей в данной области и допускают логичную интерпретацию

По теме диссертации имеется 7 публикации автора, в том числе 2 в рекомендованных ВАК РФ изданиях

На защиту выносятся следующие положения: 1 Такие регулятивные образования личности как личностная и социальная идентичность, самооценка, жизненные ценности, представления о будущем имеют значительную инвариантную часть, одинаковую для текущего поколения подростков и юно-

шей и независимую от такой их характеристики как правопос-лушность/девиантность Вместе с тем может быть выделена совокупность особенностей личностных регулятивных образований, дифференцирующая группы правопослушных и девиантных подростков и юношей.

2 Юноши с опытом девиантного поведения, находящиеся в исправительно-воспитательной колонии, значимо отличаются от правопослушных сверстников определенными особенностями названных личностных регулятивных образований размытой (диффузной) социальной идентичностью, переживанием отчуждения от человечества («остальных людей»), чаще встречающимся сочетанием сниженной поведенческой самооценки с высокой вербальной самооценкой, они имеют проекты будущего, центрированные только на собственной частной жизни и ближайшем окружении

2 Указанные отличия в регулятивных личностных механизмах имеют сложную природу они, с большой вероятностью, могут быть отражением объективной ситуации нахождения в испра-вительно-воспитательной колонии, с другой стороны, они фактически регулируют как актуальное, так и будущее поведение личности и могут выступать как факторы, связанные с девиантным поведением.

3 Уровень развития регулятивных личностных механизмов (идентичность, проекты будущего, ценностная регуляция поведения) как правопослушных, так и девиантных юношей в целом невысок, что повышает возможность рассматривать первые опыты подросткового и юношеского девиантного поведения в настоящих общественно-исторических условиях скорее как ситуативно-обусловленные, чем личностно-обусловленные

Апробация результатов исследования: Основные положения работы докладывались на методологических семинарах и заседаниях кафедры социальной психологии Кубанского государственного университета, на V, VI и VIl-й Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых «Наука - XXI веку» г Майкоп (2004, 2005, 2006 гг), на третьей региональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарного развития региона» - МГТУ, г Майкоп, 2006 г, на Всерос-

сийской научно-практической конференции «Человек, сообщество, управление взгляд молодых ученых», г Краснодар, 2007 г

Структура диссертации диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы из 202 источников, приложений, содержит 5 рисунков и 24 таблицы

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность проблемы, определены объект, предмет, цель и задачи исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту, раскрыта научная новизна и практическая значимость работы

В первой главе рассматривается понятие девиантного поведения, анализируются выделяемые исследователями его причины Здесь же рассматриваются виды девиантного поведения, различаемые в современной правовой культуре и создающие варианты биографического риска для современных подростков (Ги-линский Я И , Еникеев М К, Змановская Е В , Клейберг Ю А , Менделевии В Д и др)

Накоплено много данных о том, что формирование идентичности девиантных подростков связано с различными проблемами семейного воспитания, неблагоприятными отношениями между детьми и родителями, непоследовательностью действии родителей, расхождением слов родителей с их реальными поступками (Беличева С.А., Змановская Е В , Реан А А , Шнейдер Л Б и др) Таким образом, семья, в которой у подростка складывается равнодушие к проблемам общества, узкоутилитарное отношение к профессии, формирует личность, для которой характерны искажения нравственного и правового сознания, равнодушие к переживаниям и страданиям других людей, лживость, несамокритичность (Алексеева Л С, Галажиева А А, Дроздов А Ю, Зиядова Д , Королев В.В , Мамелова Ж С., Позднякова М Е и др) Предполагается, что так складывается криминогенный тип личности, который в соответствующей ситуации, мало задумываясь, совершает преступное действие

Показывается, что отклоняющееся (девиантное) поведение определяется через социально установленные нормы поведения и

взаимодействия людей Критический анализ попыток связать отклоняющееся поведение с биологическими или индивидуально-психологическими чертами приводит к выводу о том, что лично-стно-психологические основания девиации в поведении надо искать в регулятивных личностных образованиях более высокого уровня Анализ выделяемых исследователями конструктов высокого уровня регуляции поведения, таких как поиск смысла (В Франкл, Леоньтев ДА), концепция самости и ее актуализации (К Роджерс, Рябикина 3 И ), механизмы экзистенциальной психологической защиты и реализующего ее поведения (Э Фромм), указывают, что в качестве таковых могут выступать взаимосвязанные между собой конструкты самооценки, идентичности, представления о себе в будущем и жизненные ценности субъекта (Абульханова К А , Ахмеров Р А , Бороздина Л В , Кимберг А Н , Моросанова В И , Осницкий А К , Столин В В и др.)

Отмечается, что исследователями большей частью изучались средовые факторы формирования личности, но в меньшей степени изучались те особенности ее регулятивных механизмов, которые делают более вероятным девиантное поведение Поскольку средовые факторы не действуют непосредственно на активность человека, то можно предположить, что на уровне инте-гративных регулятивных образований личности должны наблюдаться определенные особенности, значимые для предсказания риска девиантного поведения

Показывается, что наиболее интегральным регулятивным образованием личности, выделяемым исследователями, выступает идентичность Личностная идентичность понимается нами вслед за Э Эриксоном как совокупность осознаваемых личностью качеств, черт и характеристик, делающих ее отличной от других людей и позволяющей переживать себя как особого человека Социальная идентичность определяется через солидарность субъекта с идеалами и судьбой некоторой группы, с которой он отождествляет себя (Мы-группа) (Ядов В А ). Идентичность как регулятивный конструкт высокого уровня, связывающий личность и мир ее бытия, связан с такими личностными образованиями как принятые личностью жизненные ценности, ее самооценка, представления о будущем Самооценка понимается в на-

стоящем исследовании как оценка себя в каком-то аспекте в сравнении с определенной группой людей или с эталоном деятельности Нами различаются вербальная самооценка и поведенческая самооценка как выполняющие различные функции Жизненные ценности понимаются нами как осознаваемые значимые символические регуляторы поведения, определяющие через смыслы, установки и волевые усилия личности направления и динамику ее социальной активности В исследовании мы ограничились только инструментальными ценностями

Образ будущего рассматривался нами как временная перспектива будущего, соотносящая планы, цели, задачи, средства и намерения личности (Ж Нюттен, Осницкий А К) Для конкретной личности устанавливаемый в беседе с исследователем образ будущего конкретизировался как личностный проект (Б Литтл, Кимберг АН)

Автором не ставились задачи уточнить содержание хорошо разработанных в психологической теории конструктов или решить вопрос их соотнесенности или соподчиненности Задача настоящего исследования сосредоточена на установлении наличия и характера связи названных регулятивных образовании личности с феноменом девиантного поведения

Во второй главе излагается схема эмпирического исследования, приводятся и обсуждаются эмпирические результаты

Схема исследования Исходя из особенностей экспериментальных выборок и требований экологической валидности процедуры, все эмпирические данные были получены в беседах с испытуемыми (метод глубинного интервью) и в нескольких включенных в эти беседы простых для выполнения методиках

Измерение самооценки Испытуемым предлагались две методики измерения самооценки Первая (методика Дембо - Рубинштейн) ориентирована на осознаваемое позиционирование испытуемым себя в отношении его группы сравнения - соответствующей возрастной и тендерной группе Вторая (методика измерения уровня притязаний Шварцландера) опирается на поведенческие решения испытуемого относительно своей способности решить поставленную задачу Эта методика может быть интерпретирована как методика измерения поведенческой само-

оценки - выраженной в действии убежденности субъекта в том, что он справится со стоящей перед ним задачей Кроме этих измерений использовалась оценка испытуемых экспертами с точки зрения сравнения их потенциала развития и места среди экспериментальной выборки

Измерение уровня детализированности личностной идентичности Исходя из теоретического концепта личностной идентичности как совокупности отличительных личностных черт, испытуемым задавался ряд вопросов об их личностных качествах Анализировались как количественные, так и качественные характеристики ответов

Исследование характеристик социальной идентичности Последняя операционализировалась через называемые испытуемыми группы членства и идентификации, по отношению к которым они переживали отношение причастности («Мы - отношение») или отвержения («Они» - отношение)

Исследование жизненных ценностей Исследование ценностей испытуемых предполагает решение проблемы взвешивания традиционно применяемых списков ценностей по их реальной значимости для субъекта Интегральная субъективная ценность, которая может быть априорно предположена у испытуемых независимо от содержательной структуры их частных ценностей, была сформулирована как «успех в жизни», а ее противоположность (исходя из специфики контингента испытуемых) - как «жизненный неуспех (провал)» Ценность остальных факторов и жизненных обстоятельств наделялась испытуемыми субъективной значимостью соотносительно с этими двумя полюсами Ранжированные ряды значимых для достижения жизненного успеха (или избегания неуспеха) факторов сравнивались по выборкам как количественно, так и содержательно

Исследование уровня и содержания представлений о будущем Один из личностных регуляторов наиболее сложных форм активности предположительно должен различаться у девиантных и правопослушных подростков и юношей Зафиксированный в интервью образ будущего и его отдельные характеристики дали материал для качественного и количественного сравнения экспериментальных выборок по параметрам граница будущего, сфера будущего, уровни проекта будущего, образ «Я -в - будущем»,

наличие оформленной цели, способ задания цели, наличие и реальность средств достижения цели

Статистическая проверка гипотез' для установления статистической значимости различии между выборками использовался критерий углового преобразования Фишера

Результаты исследования

Исходя из понимания личностной идентичности как совокупности осознаваемых личностью ее качеств, черт и характеристик, делающих ее отличной от других людей и позволяющей переживать себя как особого человека, испытуемых просили назвать несколько их ценных качеств или свойств, которые отличают их от других людей Рассматривалось число называемых качеств и их содержание Анализ эмпирических данных показал, что в характеристиках личностной идентичности (как структурных, так и содержательных) значимых различии между выборками правопослушных и девиантных юношей нет количество старшеклассников, оказавшихся способными выделить свои отличительные черты - 84%, воспитанников колонии - 78% (<р* эмпирическое = 0,848, различия незначимы), среднее число называемых в описании отличительных личностных качеств у старшеклассников - 3,15, у воспитанников колонии - 3,22 (различия статистически незначимы) Содержательно личностная идентичность презентируется ими через описания себя как эффективных субъектов активности, интеллектуальных качеств, характеристик субъектов успешного общения, характеристик субъектов межличностных отношений. Различия в частоте по группам описании между выборками статистически незначимы. И правопослушные старшеклассники, и воспитанники колонии сходным образом переживают собственную личностную идентичность по отношению к окружающим людям

Социальная идентичность личности определяется теми группами, по отношению к которым она может сказать «мы» Нами исследовалась как позитивная, так и негативная социальная идентификация испытуемых Для воспитанников колонии позитивная социальная идентификация более затруднительна, только 57% из них определяют группы причастности, против 82% определенной социальной идентичности в выборке старшеклассников (ф* эмпирическое = 3,03, различия значимы при р < 0,01) Иден-

тификация происходит с разными типами групп Для старшеклассников это преимущественно реальные группы на основе комплекса чувств межличностной симпатии (47% групп идентификации), для воспитанников колонии - виртуальные группы на основе абстрактной идентификации с человечеством (50% групп идентификации), а на втором месте - реальные группы на основе межличностной симпатии те друзья (33%) Социальная идентичность значительной части девиантных юношей оказывается размытой Они изолированы от общества не только в физическом смысле, но и в психологическом Это отсутствие чувства принадлежности к определенной группе и, возможно, востребованности со стороны этой группы является одним из деморализующих факторов Играет ли роль в таком переживании своей социальной идентичности нахождение в местах лишения свободы и нарушение межличностных связей1? Вполне возможно, поскольку социальная идентичность выступает как результат актуальной самокатегоризации субъекта в мире, а исключение, пусть и временное, из социальной жизни легко переживается как позиция

Если говорить об основаниях, по которым юноши выделяют группы идентификации как «свои», то здесь открывается еще одно обстоятельство Возможные основания для близости людей могут основываться на отношениях разного вида Это могут быть отношения дружбы и симпатии в микросоциальной группе, это может быть сходство интересов или занятии, используемых для структурирования времени, это могут быть традиционные отношения семейных связей Иерархия отношений такого рода не проработана, однако можно предложить возможное ее основание Это размер группы и ее ресурсность как социального субъекта, которая может быть создана и сохранена как общность отношением определенного вида. Максимально сильное в этом аспекте отношение, на котором основывается человеческая солидарность, практически не имеющая ограничении в охвате - это общность позиции и интересов в мире, результирующаяся в общую судьбу Этот уровень отношений лежит в основе социальной ответственности и демократического общества В экспериментальных выборках присутствует определенная часть испытуемых, выделяющих как основание для групп идентификации именно общность интересов и совместность действии Но она сравнительно неве-

лика (15,2% воспитанников колонии, 20,0% старшеклассников, различия по этому показателю между выборками статистически незначимы ср* эмпирическое = 0,727), а следовательно, способность к социально конструктивным действиям, основанным на солидарности, в целом по выборке невелика

Но в целом воспитанники колонии заявляют для идентификации себя с группой гораздо более индивидуалистические основания чем те, что демонстрируют старшеклассники

Важной характеристикой личности является объекты ее отрицательной идентификации, то есть группы, которым себя субъект противопоставляет Рядом с «мы», а часто и раньше, появляется «не мы», отрицание своей принадлежности к некоторым группам, негативная отличительность личности. Практически все испытуемые легко указывают на группы негативной идентификации, но есть отчетливо дифференцирующий экспериментальные выборки показатель старшеклассники чаще (58%) указывают в данном качестве группы с негативными особенностями социального поведения, воспитанники колонии делали это вдвое реже (23,8%) Различия значимы при р < 0,01, ф* эмпирическое = 4,22. Но при этом у воспитанников колонии заметно чаще в качестве группы негативной идентичности выступают (в разных формулировках) другие люди как таковые (61,9% против 29,3% у старшеклассников, различия значимы при р <0,01, ф* эмпирическое = 3,85) Такая отстраненность от людей, характерная для изолированной и лишенной социальных связей личности, представляется индикатором опасного психологического и духовного состояния воспитанников колонии Трудно говорить о том, что воспитанники колонии, выведенные в силу совершенных ими ошибок за переделы жизни большинства общества, получают действенную психологическую или педагогической поддержку для возвращения к нормальной жизни Но почти треть старшеклассников (29,3%), переживающих отчужденность от людей «вообще», тоже не может не настораживать

Одним из важнейших личностных регулятивных механизмов выступают представления личности о будущем, в частности, о желаемом и избегаемом будущем Исследования X Маркус о возможных селф, А А Кроника, Р Р Ахмерова о жизненном пути личности, К А Абульхановой о жизненном времени личности

обозначили проблему места представлений о будущем в организации жизни человека Можно предполагать, что операционально выстроенный образ будущего (проект будущего) участвует в регуляции жизни человека как один из наиболее мощных личностных факторов Следовало бы ожидать, что по этому показателю девиантные подростки и юноши будут отличаться от законопослушных сверстников из общеобразовательных школ Такие отличия действительно имеют место, но в несколько неожиданном направлении Школьники чаще (44,7%) не структурируют будущее и не устанавливают для него определенные временные границы чем воспитанники колонии (14,3%)

Жизненные проекты, привязанные к определенному сроку и обладающие поэтому больше конкретностью и большей регулятивной силой, так же чаще предъявлялись юношами, находящимися в колонии

Цели в проектах испытуемых даны в основном в двух модусах а) как описание собственного состояния, желаемого в будущем б) как указание на ожидаемую в будущем включенность в деятельность или в социальные/ межличностные отношения, то есть на позицию или роль По этому показателю экспериментальные выборки дифференцировались отчетливо

Старшеклассники существенно чаще представляют свое будущее в категориях внутренних состояний, для воспитанников колонии напротив характерно представление будущего в терминах отношений, ролей или позиции (ср* эмпирическое = 2,73, различия статистически значимы при р < 0,01) Ив этом показателе представления о будущем воспитанников колонии оказываются более операционализированными и, следовательно, более действенными личностными регуляторами чем представления старшеклассников

Предполагалось, что важной характеристикой представления о будущем как регуляторе поведения может выступать степень реалистичности целей Критерий реалистичности - развернутый субъектом путь к достижению цели, адекватный с точки зрения актуальных общественных механизмов

Эмпирические данные характеризуют находящихся в колонии юношей как обладающих более адекватными по психологическим критериям представлениями о будущем Так, личная цель

в будущем отсутствует у 53,1% старшеклассников и только у 14,3% воспитанников колонии Реалистичные личные цели предъявили 40,6% старшеклассников и 82,1% воспитанников колонии Старшеклассники существенно чаще не могут назвать целей, которые регулировали бы их жизненные проекты, а когда они их называют, то способы их достижения для них неочевидны и, скорее всего, вообще не актуальны Такие представления о будущем не являются эффективным регулятивным механизмом

Формальных характеристик для описания будущего недостаточно, если мы хотим работать с закономерностями, позволяющими предсказывать что-либо в поведении конкретного человека Таким образом, нам необходимо отнестись к содержанию проектов будущего Если в выборке воспитанников колонии изъять тему, связанную с освобождением, поскольку она, во-первых, задана особостью их жизненной ситуации, а, во-вторых, не имеет содержательного раскрытия (позиционирована просто как «новая жизнь»), то проекты будущего вполне могу быть сопоставлены

Основное различие заключается в совершенно частном характере будущего для воспитанников колонии. Их будущее сосредоточено вокруг близкого круга родственников и близких, а далее и своей семьи Развитие жизни заключается в утверждении себя в работе и достижении благосостояния, прежде всего для себя и своей семьи Первые три позиции в ранжированном списке у них как раз и занимают семья и близкие, работа, благосостояние Совокупно они покрывают собой 58,6% упомянутых в данной группе смысловых единиц.

Старшеклассники общеобразовательных школ существенно ориентированы на широкий круг задач и контекст, включающие в себя будущее большой социальной общности, обозначаемой как Россия Первые три позиции в их ранжированном списке занимают судьба России, работа и карьера, семья и близкие. Совокупно они охватывают 64,6% упомянутых в данной группе смысловых единиц

Будущее выступает перед молодыми людьми как проект, в том случае если они занимают по отношению к нему позицию субъекта Если же субъектность юноши снижена, то он воспринимает будущее как процесс, по отношению к которому он вы-

ступает в роли либо наблюдателя, либо объекта, полностью зависящего от сил, характер и направленность которых он не понимает и на которые не может повлиять

Интервью старшеклассников вместе с тем содержат и проекты будущего, которое наступает само, без определения человеком своего места в нем Это будущее, отвлеченное от человека, представленное ему как результат исторического процесса или действии абстрактного обобщенного субъекта - человечества или страны У юношей-старшеклассников 39,5% респондентов ожидают изменений в мире, по отношению к которым они выступают не как субъекты, а скорее как наблюдатели или потребители Можно предположить, что школьники рассматривают ситуацию в стране и в мире как неотъемлемое условие их личного благополучия, которое должно появиться само собой (государство должно предоставить защиту прав, бесплатное образование, хорошую профессию и рабочее место,

Это подтверждается тем, что реалистичные, конкретные цели относительно собственного будущего представлены у 34,2% школьников и у 82,1% заключенных Уже на основании этих данных можно предположить, что заключенные более ориентированы в будущее и образ будущего у них имеет более проработанный характер, что можно рассматривать как способ справиться с проблемами и ошибками настоящего Не случайно одной из приоритетных ближайших личных целей в выборке заключенных является освобождение, как некий базис для "новой жизни" Рассматривая содержание целей на будущее, можно выделить некоторые приоритеты, которые схожи в обеих выборках (по частоте встречаемости в общем объеме смысловых единиц, отражающих эту категорию) это прежде всего трудоустройство и семья, о чем уже было сказано в анализе ценностных ориентации К этому можно добавить, что в выборке старшеклассников одной из значимых целей является продолжение своего образования, т е поступление в вуз, а в выборке заключенных - освобождение

Самооценка. Как и ожидалось, среди воспитанников колонии несколько больше группа юношей с низкой самооценкой (24% против 2% у старшеклассников), однако остальная часть выборки воспитанников колонии оценивает себя сходно с юношами-старшеклассниками Но речь здесь идет о рефлексируемом

самооценке При измерении поведенческой самооценки (проба Шварцландера) доля лиц с низкой (в пределах нормы) самооценкой среди воспитанников колонии возрастает до 52% Однако эти различия могут быть объяснены объективной жизненной позицией, в которую помещены воспитанники колонии

Ценностные ориентации. Ценности, связанные в представлениях испытуемых с жизненным успехом, практически не отличаются у старшеклассников и воспитанников колонии Они представляют собой вполне нормативную картину, оцениваемую как вполне адекватную и экспертами

Факторы жизненного провала дают более осмысленную картину (и более близкую к экспертным оценкам) для воспитанников колонии Последние совершенно отчетливо и закономерно ставят на первое место в ряду опасностей для жизненного пути употребление наркотиков (оценка 6,58 - максимальная в списке «угроз»), в то время как старшеклассники ставят употребление наркотиков на 18-е место в ряду факторов жизненных неудач после таких факторов как «привлекательная внешность», «творческое мышление» и «быстрота выполнения замысла» (оценка 0,22)

Сходное отношение проявляется и к такому фактору как употребление алкоголя Если воспитанники колонии придают ему достаточно большую значимость как возможной причине жизненных неприятностей (оценка значимости - 5, 69 баллов, третье место в перечне опасных для жизненного пути факторов), то для старшеклассников его значимость заметно ниже (оценка значимости - 1,6 балла, 8-е место в перечне опасных для жизненного пути факторов)

Анализ характера оценок этих факторов школьниками показывает, что они не приписывают им значимости в отношении жизненного пути в целом ( как для успешного его варианта, так и для неуспешного) Возможной интерпретацией этого факта может быть то, что старшеклассники, не имея опыта негативного влияния указанных факторов, не учитывают их вообще как нечто значимое для жизненного пути Это свидетельствует о несфор-мированности у так называемой законопослушной молодежи отношения к средовым факторам, определяющим неблагоприятные варианты жизненного пути Несформированность у выпускников

школы реалистичного отношения к жизни, то есть отчетливого понимания инструментальных средств, ведущих к тому или иному результату, ставит под сомнение достаточное развитие их субъектности и социальную зрелость

В заключении диссертации представлены основные результаты исследования

По экспериментальной выборке, отражающей ситуацию по крайней мере в регионе исследования, различия между правопос-лушными и девиантными юношами оказываются не так велики как ожидалось Анализ эмпирических данных показывает, что характеристики личностной идентичности (как структурные, так и содержательные) правопослушных юношей и юношей с деви-антным поведением сходны И те, и другие воспринимают и описывают себя одинаковым образом

Установлена в целом слабая развитость субъектных характеристик и регулятивных механизмов как у правопослушных юношей, так и у находящихся в колонии воспитанников Причем с точки зрения сформированное™ регулятивных механизмов воспитанники колонии по некоторым показателям опережают их сверстников, находящихся на свободе

Для девиантных юношей позитивная социальная идентификация более затруднительна чем для правопослушных старшеклассников Почти четыре пятых старшеклассников заявляет о социальных группах, с которыми они хотят и могут себя идентифицировать Для девиантных юношей это имеет место только в половине случаев

Имеют место различия и в характере групп, выбираемых в качестве объекта идентификации Если для старшеклассников это в первую очередь реальные группы на основе комплекса чувств межличностной симпатии, то для воспитанников колонии - виртуальные группы, конструируемые на основе неких личностных качеств, и только во вторую очередь - конкретные группы друзей Социальная идентичность значительной части девиантных юношей оказывается размытой

Такое основание для формирования социальной идентичности как общность позиции и интересов, являющееся необходимым для формирования социальной солидарности, представлено незначительно как у правопослушных так и у девиантных юно-

шей Оно присутствует в среднем не более чем у одной пятой членов выборки

При формировании групп - объектов негативной идентификации - старшеклассники вдвое чаще чем воспитанники колонии указывают группы с негативными особенностями социального поведения Воспитанники колонии вдвое чаще в качестве группы негативной идентификации называют людей как таковых

Образ будущего выступает одним из важнейших регуляторов целенаправленной активности личности Более конкретный образ будущего с обозримыми временными рамками предъявляют воспитанники колонии Школьники чаще слабее структурируют будущее и не устанавливают для него определенные временные границы чем воспитанники колонии

Эмпирические данные характеризуют воспитанников колонии как обладающих более адекватными по психологическим критериям представлениями о будущем Правопослушные старшеклассники существенно чаще не могут назвать целей, которые регулировали бы их жизненные проекты, способы их достижения для них так же менее структурированы чем для воспитанников колонии

Образ будущего воспитанников колонии содержательно различается от образа будущего правопослушных юношей существенно более частным характером будущего, сосредоточенного вокруг близкого круга родственников и близких Правопослушные юноши существенно более ориентированы на широкий круг задач и контекст, включающие в себя будущее большой социальной общности

Ценностные ориентации (перечень факторов, содействующих жизненному успеху) в основных чертах совпадают у право-послушных и девиантных юношей, перечень же факторов, способствующих жизненному неуспеху, более адекватен у воспитанников колонии

Осознаваемая (вербализуемая) самооценка распределяется в выборке правопослушных и в выборке девиантных юношей практически сходным образом (в выборке воспитанников колонии несколько больше доля лиц с низкой самооценкой, но различие не столь велико, чтобы его можно было интерпретировать как фактор девиантного поведения) Однако распределение само-

оценки, проявляющейся в поведении (проба Швацландера), различно у воспитанников колонии и старшеклассников Около половины воспитанников колонии обнаруживают здесь низкую самооценку, что вдвое больше чем у правопослушных юношей

Таким образом, экспериментальные данные частично подтверждают гипотезу исследования Такие интегральные регулятивные личностные образования как идентичность, самооценка, ценностные ориентации и представления о будущем имеют как сходства, так и различия в выборках правопослушных и деви-антных юношей Структура личностной идентичности, знаемые ценностные ориентации и уровень вербализуемой самооценки правопослушных юношей и воспитанников колонии практически одинаковы Вместе с тем девиантные юноши (воспитанники колонии) имеют более размытую социальную идентичность, чаще воспринимают себя как изолированных и отделенных от остальных людей, обнаруживают существенно более низкую самооценку по поведенческим критериям и имеют образ будущего, сосредоточенный на конкретных и частных целях и интересах

Основное содержание исследования отражено в следующих публикациях автора

В журналах, рекомендованных ВАК РФ:

1 Ловпаче Ф Г Характер ориентации на будущее в идентичности делинквентиых юношей II Гуманизация образования -2007 №4 С 106-110

2 Ловпаче Ф Г Личностные регулятивные механизмы деви-антных и правопослушных юношей // Культурная жизнь Юга России -2008 №1 С 148-150

В других изданиях:

3 Ловпаче Ф Г Тугушева Ж Г Роль нравственного воспитания в социализации личности // Материалы V-й Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов, докторантов и молодых ученых «Наука - XXI веку» - Майкоп Изд-во МГТУ, 2004г - С 224-225

4 Ловпаче Ф Г Особенности девиантного поведения подростков в современных российских условиях И Материалы VI - й Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов, докторантов и молодых ученых «Наука -

XXI веку». - Майкоп Изд-во ООО «Качество», 2005г - С 99-101

5 Ловпаче Ф Г Факторы, влияющие на развитие личности и формирование девиантного поведения // Материалы УШ-й Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов, докторантов и молодых ученых «Образование - наука - технологии». - Майкоп Изд-во ООО «Качество», 2006г -С 103-104

6 Ловпаче Ф Г Личностное самоопределение как ценностно-смысловая ориентация подростка // Материалы третьей региональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарного развития региона» - Майкоп Изд-во МГТУ 2006г. - С 324-236

7 Ловпаче Ф.Г Кризис идентичности подростка и пути его преодоления // Материалы третьей региональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарного развития региона» - Майкоп: Изд-во МГТУ 2006г - С 232-234

ЛОВПАЧЕ Фатима Гучипсовна

ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТНОЙ РЕГУЛЯЦИИ У ПРАВОПОСЛУШНЫХ И ДЕВИАНТНЫХ ЮНОШЕЙ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Подписано в печать 12 03 2008 Формат 60x84 1/16 Усл-печ л 1,63 Тираж 100 экз Заказ №8077 Отпечатано с оригинал-макета заказчика в типографии ООО «Просвещение-Юг», г Краснодар, ул Селезнева, 2

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Ловпаче, Фатима Гучипсовна, 2008 год

Введение.

1. Девиантное поведение как социальный и психологический феномен.

1.1. Понятие социальной девиации и социальной нормы.

1.2. Основные виды социальных девиации.

1.3. Ведущие подходы к объяснению причин девиантного поведения.

1.4.Субъектно-бытийный подход: обращение к регулятивным образованиям личности.

2. Эмпирическое исследование регулятивных личностных образований.

2.1. Характеристика выборки.

2.2. Схема сбора и анализа эмпирического материала.

2.2. Характеристика личностной идентичности испытуемых.

2.4. Социальная (групповая) идентичность.

Положительная идентификация.

Отрицательная идентификация.

2.5. Самооценка как личностный регулятор.

2.6. Границы контролируемого будущего.

2.7. Уровень проекта будущего.

2.8. Цель в представлениях о будущем.

2.9. Ориентации на жизненные ценности.

2.10. Обсуждение результатов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Особенности личностной регуляции у правопослушных и девиантных юношей"

Проблема девиантного поведения - это всегда проблема общества и государства и её решение способствует успешному духовному и нравственному развитию общества и в целом государства.

В последние годы в России возросла численность подростков, для которых цель жизни сводится к достижению материального благополучия любой ценой. Труд и учеба в сознании молодого поколения во многом утратили общественную ценность и значимость и стали носить прагматический характер: восприниматься всего лишь как одно из средств (причем далеко не единственное) получить социальные блага и привилегий. Такая позиция приобретает всё более открытые и воинствующие формы, порождая новую волну потребительства, часто провоцирующую поведенческие девиации. Положение с поведенческими девиациями усугубляется ещё больше экономической ситуацией в стране, вызвавшей значительную дифференциацию населения по уровню жизни. В последние годы в России значительно возрос уровень подростковой преступности в сфере социально-экономических отношений, где объектом преступления является право собственности, имеющее исключительное значение в жизнедеятельности граждан, общества, государства. Распространение культуры индивидуализма и отсутствие приемлемых способов самореализации приводят многих подростков к жизни по принципу «как хочется», на самоутверждение любой ценой и любыми средствами. В этих случаях ими руководит не корысть и стремление удовлетворить свои потребности преступным путем, а привлекает сам процесс совершения преступления, участия ради компании, чтобы не прослыть трусом и т. п.

Девиантное поведение подростков - распространенный феномен, сопровождающий процесс социализации и зрелости, который возрастает на протяжении подросткового периода и снижается после 18-летия. Девиант-ность является устойчивой проблемой современного общества: определенная часть каждого нового поколения пытается игнорировать нормы общества и преступает закон. Какие факторы участвуют в формировании девиантного поведения, и каково место в их ряду устойчивых личностных особенностей, прежде всего интегративных характеристик личности? Эти вопросы актуальны для разработки принципов профилактики и предотвращения девиантного поведения подростков и юношей.

Имеется ряд исследований, связывающих девиацию с акцентуациями характера и психопатологическими чертами личности, с характером ближайшего микросоциального окружения, прежде всего морального климата и отношений в семье (Алексеева JI.C., Алмазов Б.Н., Беличева С.А., Быков С.А., Галажиева А.А., Долгова А.И., Дубинин Н.П., Змановская Е.В., Клей-берг Ю.А., Колесова JI.C., Королев В.В., Кучер А.А., Костюкевич В.П., Лич-ко А.Е., Менделевич В.Д., Мозговая Т.П., Петракова Т.И., Реан А.А., Сибиряков C.JL, Фриденберг В.Ф., Шнейдер Л.Б.), а также с социальными факторами, прежде всего с фрустрированными социальными и экономическими потребностями (Афанасьев В.А., Бузько Н.М., Волков М.А., Гилинский Я.И., Голод С.Т., Голоснов О.А., Жуков В.И., Кармадонов О.А., Козер Л., Кудрявцев В.Н., Парето В., Мертон Р.). Однако предлагаемые объяснения часто представляются констатацией совокупности однозначных связей девиантного поведения с факторами среды или особенностями психики индивида и легко ведут либо к социологизации проблемы, когда преступность объявляется следствием неблагоприятной позиции человека в системе социальных и микросоциальных отношений, либо к ее биологизации, когда какие-либо устойчивые индивидные черты человека делают ответственными за его девиантное поведение. Упоминаемые различными исследователями индивидуально-психологические, личностные и социальные факторы играют свою роль в де-виантном поведении субъекта, но они должны преломляться через те психологические образования, которые регулируют целостное долгосрочное поведение человека в социальных ситуациях. К психологическим образованиям интегрального уровня, охватывающим существенные аспекты личности в конкретных социальных условиях ее жизнедеятельности и обеспечивающим ее саморегуляцию, относят такие разноуровневые личностные регуляторы как субъектность, личностную и социальную идентичность, целеполагание, самооценку, уровень притязаний, жизненные ценности, стили саморегуляции, представления о будущем (Абульханова К.А., Ахмеров Р.А., Березина Т.Н., Божович Л.И., Волочков А.А., Головаха Е.И., Данилова Е.Н., Знаков В.В., Кимберг А.Н., Кроник А.А., Моросанова В.И., Морогин В.Г., Прохоров А.О., Осницкий А.К., Шнейдер Л.Б., Ядов В.А., Яницкий М.С.). Именно эти психологические образования являются предметом воспитания и социализации молодого поколения. Их роль в феномене девиантного поведения признана теоретически, но требует исследования в деталях и конкретных связях. Если учесть также, что конкретные психологические механизмы регуляции поведения человека могут содержательно меняться в ходе исторического процесса, то становится обоснованной актуальность исследования в текущей ситуации субъектов девиантного поведения и установление их личностных отличии от правопослушных сверстников.

В современных условиях, когда возрастает роль личности, как индивидуального субъекта социальной активности большое значение приобретает изучение проблемы девиантного поведения в контексте личностных регуляторов жизнедеятельности, таких как идентичность, различные аспекты саморегуляции и личностная организация времени, прежде всего - представлении о будущем.

Проблема исследования - прояснение ответа на вопрос о том, какие особенности интегральных личностных регулятивных образований могут быть факторами девиантного поведения личности.

Цель исследования - выявить особенности личностных регулятивных образований лиц с девиантным поведением, которые значимо отличают их от лиц с нормативным поведением, и теоретически интерпретировать их возможную роль в порождении поведенческих девиации.

Эмпирическая база исследования — подростки и юноши, различающиеся по параметру правопослушности: воспитанники Майкопской исправительно-воспитательной колонии для несовершеннолетних и учащиеся 10-11 классов общеобразовательных школ г. Майкопа.

Объект исследования - личностные регулятивные образования деви-антных и правопослушных юношей.

Предмет исследования - связь особенностей функционирования отдельных личностных регулятивных образований подростков с проявлениями девиантного поведения.

Гипотеза исследования заключается в предположении о том, что подростки и юноши с девиантным поведением отличаются от правопослушных подростков и юношей некоторыми характеристиками таких интегральных личностных регулятивных образований как личностная и социальная идентичность, самооценка, жизненные ценности и представление о будущем.

Эти различия детерминированы как устойчивыми личностными особенностями, так и конкретной жизненной ситуацией испытуемых, определенной их актуальным социальным статусом.

Для проверки гипотезы были поставлены и решались следующие задачи.

1. Провести анализ психологической литературы и на основе теоретического обзора дать рабочие определения таким личностным регулятивным образованиям как идентичность, самооценка, жизненные ценности и представления о будущем.

2. Подобрать соответствующие контингенту испытуемых методы и процедуры описания и (или) измерения характеристик указанных личностных образований. Выделить эмпирические показатели для оценки уровня развития регулятивных личностных образований.

3. Сформировать на основе социально установленных критериев сопоставимые выборки правопослушных и девиантных подростков.

4. Получить эмпирические данные об особенностях личностных регулятивных механизмов испытуемых обеих выборок.

5. Провести качественный и количественный анализ эмпирических данных и установить по исследуемым параметрам наличие и характер различии между выборками.

6. Интерпретировать полученные результаты относительно предполагаемой связи особенностей включенных в исследование интегральных личностных регулятивных образовании с девиантным или нормативным поведением подростков и юношей.

Теоретико-методологической основой исследования явились:

- положения субъектно-деятельностного подхода, разрабатываемого в отечественной психологии (Абульханова К.А., Брушлинский А.В., Волочков А.А., Выготский Л.С., В.В.Знаков В.В., Рубинштейн С.Л., Рябикина З.И., Сергиенко Е.А. и др.);

- принципы активности и развития личности (Выготский Л.С., Рубинштейн СЛ., Асмолов А.Г., Брушлинский А.В.);

- методологические подходы, используемые в отечественных и зарубежных исследованиях самосознания и самооценки (Ананьев Б.Г., Анисимо-ва О.М., Берне Р., Бороздина Л.В., Захарова А.В., Кон И.С., Мясищев В.Н., Роджерс К., Столин В.В., Чеснокова И.И. и др.);

- подходы, используемые в исследованиях образа будущего в контексте жизненного пути личности (Абульханова К.А., Анциферова Л.И., Гинзбург М.Р., Головаха Е.И., Кроник А.А., Нюттен Ж. и др.).

Методы исследования: теоретические: анализ, обобщение и систематизация опубликованных теоретических положений и моделей; эмпирические: интервью, наблюдение, обобщение экспертных оценок, измерение психологических характеристик; методы обработки данных: содержательный анализ и классификация ответов интервью, определение статистической значимости различии эмпирических данных (критерий углового преобразования Фишера).

Методики исследования: Методика измерения самооценки Дембо-Рубинштейн; методика Шварцландера «Исследование уровня притязания личности» (моторная проба); структурированное интервью «Мое будущее»; структурированное интервью «Мы» и «Они» - группы; опросник «Факторы жизненного успеха и жизненной неудачи»; экспертные оценки внутригруп-пового статуса респондентов.

Характеристики выборки: в исследовании приняли участие 50 подростков и юношей в возрасте 14-15 лет - воспитанники Майкопской исправительно-трудовой колонии для несовершеннолетних и 102 учащихся 10-11 классов общеобразовательных школ г. Майкопа (юноши). Выборки сопоставимы по возрасту, полу и этническому составу.

Научная новизна результатов исследования:

1. Установлен ряд частных характеристик таких интегративных личностных регуляторов поведения как идентичность, самооценка, жизненные ценности, образ будущего, связанных с повышенной вероятностью девиантного поведения личности. К ним относятся менее определенная социальная идентичность, актуальное восприятие себя как отделенного от других людей, образ будущего, функционирующий в терминах исключительно частных и узко групповых целей, сравнительно более низкая поведенческая самооценка при достаточно высокой вербальной самооценке.

2. Уточнена роль отдельных регулятивных личностных образований в психологической организации подростков и их связь с вероятностью девиантного поведения. Эмпирически установлен ряд хорошо теоретически интерпретируемых связей: для подростков и юношей, находящихся в исправительно-воспитательном учреждении, более затруднительна позитивная социальная идентификация, в результате чего их социальная идентичность оказывается размытой; а в качестве объектов негативной социальной идентификации чаще выступают люди как таковые; образ будущего как регулятивный механизм развит у подростков и юношей, находящихся в исправительно-воспитательном учреждении, более детально, чем у их правопослушных сверстников; он реалистичен, цели конкретны и в большей степени обеспечены понимаемыми средствами их достижения; вместе с тем образ будущего у девиантных подростков и юношей имеет выражено частный характер и связан с узким кругом близких людей; ориентации на позитивные жизненные ценности в основных чертах совпадают у правопослушных и девиантных юношей, осознание же факторов, ведущих к жизненному неуспеху (негативных ориентации), более адекватно у воспитанников колонии; вербализуемая самооценка девиантных подростков и юношей не отличается от таковой у их правопослушных сверстников, но поведенчески измеряемая самооценка (уровень притязаний) значительной части девиантных подростков и юношей значимо ниже, чем у правопослушных юношей. 3. Установлена в целом слабая развитость субъектных характеристик и регулятивных личностных образований, как у девиантных, так и у правопослушных юношей.

Теоретическая значимость результатов исследования: Установлено, что связь интегральных личностных регуляторов, традиционно выделяемых в психологии личности - социальной и личностной идентичности, самооценки, жизненных ценностей, представлении о будущем - с девиантным поведением имеет опосредованный характер: часть существенных регулятивных образований правопослушных и девиантных подростков функционирует одинаково, некоторые позитивные функции саморегуляции более развиты у девиантных подростков.

Выделены отдельные компоненты личностных регуляторов, связанные с повышенной вероятностью девиантности в поведении субъекта: диффузная или отсутствующая социальная идентичность, замкнутость проектов будущего исключительно на частной жизни, выбор в качестве объектов негативной идентификации (не «Мы») недифференцированных групп других людей.

Установлена слабая развитость ряда субъектных характеристик и регулятивных личностных механизмов как у правопослушных, так и у девиантных юношей, что является самостоятельной научной и социальной проблемой. Полученные данные дают основания повысить в теоретической модели девиантного поведения личности удельный вес группы факторов ситуации.

Практическая значимость исследования: полученные теоретические результаты могут быть использованы при разработке и планировании мер по профилактике девиантного поведения и повышения личностной стойкости выпускников школ к негативным социальным влияниям. Примененные в исследовании методы изучения личностных регулятивных образовании могут использоваться для индивидуальной работы с трудными подростками и юношами.

Результаты исследования могут быть также успешно использованы в учебных курсах по тематике психологии личности и юридической психологии.

Достоверность полученных результатов обеспечивается всесторонним теоретическим анализом проблемы, тщательным планированием эмпирического исследования, соответствием методов исследования контингенту испытуемых, сопоставлением исследовательских данных с экспертными оценками ситуации, применением признанных методов статистической проверки гипотез. Эмпирические данные сопоставимы с результатами других исследователей в данной области и допускают логичную теоретическую интерпретацию.

По теме диссертации имеется 7 публикаций автора, в том числе 2 в рекомендованных ВАК РФ изданиях.

На защиту выносятся следующие положения:

1.Такие регулятивные образования личности как личностная и социальная идентичность, самооценка, жизненные ценности, представления о будущем имеют значительную инвариантную часть, одинаковую для текущего поколения подростков и юношей и независимую от такой их характеристики как правопослушность/девиантность. Вместе с тем может быть выделена совокупность особенностей личностных регулятивных образований, дифференцирующая группы правопослушных и девиантных подростков и юношей.

2. Юноши с опытом девиантного поведения, находящиеся в исправи-тельно-воспитательной колонии, значимо отличаются от правопослушных сверстников определенными особенностями названных личностных регулятивных образований: размытой (диффузной) социальной идентичностью, переживанием отчуждения от человечества («остальных людей»); чаще встречающимся сочетанием сниженной поведенческой самооценки с высокой вербальной самооценкой; они имеют проекты будущего, центрированные только на собственной частной жизни и ближайшем окружении.

3. Указанные отличия в регулятивных личностных механизмах имеют сложную природу: они, с большой вероятностью, могут быть отражением объективной ситуации нахождения в исправительно-воспитательной колонии; с другой стороны, они фактически регулируют как актуальное, так и будущее поведение личности и могут выступать как факторы, связанные с де-виантным поведением.

4. Уровень развития регулятивных личностных механизмов (идентичность, проекты будущего, ценностная регуляция поведения) как правопослушных, так и девиантных юношей в целом невысок, что повышает возможность рассматривать первые опыты подросткового и юношеского девиантного поведения в настоящих общественно-исторических условиях скорее как ситуативно-обусловленные, чем личностно-обусловленные.

Апробация результатов исследования: Основные положения работы докладывались на методологических семинарах и заседаниях кафедры социальной психологии Кубанского государственного университета, на V, VI и VII-й Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых «Наука - XXI веку» г. Майкоп (2004, 2005, 2006 гг.), на третьей региональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарного развития региона». - МГТУ, г. Майкоп, 2006 г., на Всероссийской научно-практической конференции «Человек, сообщество, управление: взгляд молодых ученых», г. Краснодар, 2007 г.

Структура диссертации: диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы из 202 источников, приложений, содержит 5 рисунков и 24 таблицы.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

По эмпирической выборке, отражающей современную ситуацию, по крайней мере, в регионе исследования, различия между правопослушными и девиантными юношами оказываются, не так велики, как ожидалось. Анализ эмпирических данных показывает, что характеристики личностной идентичности (как структурные, так и содержательные) правопослушных юношей и юношей с девиантным поведением сходны. И те, и другие воспринимают и описывают себя одинаковым образом.

Установлена в целом слабая развитость субъектных характеристик и регулятивных механизмов как у правопослушных юношей, так и у находящихся в колонии воспитанников. Причем с точки зрения сформированности регулятивных механизмов воспитанники колонии по некоторым показателям опережают их сверстников, находящихся на свободе.

Для девиантных юношей позитивная социальная идентификация более затруднительна, чем для правопослушных старшеклассников. Почти четыре пятых старшеклассников заявляет о социальных группах, с которыми они хотят и могут себя идентифицировать. Для девиантных юношей это имеет место только в половине случаев.

Имеют место различия и в характере групп, выбираемых в качестве объекта идентификации. Если для старшеклассников это в первую очередь реальные группы на основе комплекса чувств межличностной симпатии, то для воспитанников колонии - виртуальные группы, конструируемые на основе неких личностных качеств, и только во вторую очередь - конкретные группы друзей. Социальная идентичность значительной части девиантных юношей оказывается размытой.

Такое основание для формирования социальной идентичности как общность позиции и интересов, являющееся необходимым для формирования социальной солидарности, представлено незначительно как у правопослушных, так и у девиантных юношей. Оно присутствует в среднем не более чем у одной пятой членов выборки.

При формировании групп - объектов негативной идентификации -старшеклассники вдвое чаще, чем воспитанники колонии указывают группы с негативными особенностями социального поведения. Воспитанники колонии вдвое чаще в качестве группы негативной идентификации называют людей как таковых, тем самым дистанцируя и отделяя себя от человечества как такового.

Образ будущего выступает одним из важнейших регуляторов целенаправленной активности личности. Более конкретный образ будущего с обозримыми временными рамками предъявляют воспитанники колонии. Школьники чаще, чем воспитанники колонии предъявляют слабо структурированный образ будущего и не устанавливают для него определенные временные границы.

Эмпирические данные характеризуют воспитанников колонии как обладающих более адекватными по психологическим критериям представлениями о будущем. Правопослушные старшеклассники существенно чаще не могут назвать целей, которые регулировали бы их жизненные проекты, способы их достижения для них так же менее структурированы, чем для воспитанников колонии.

Образ будущего воспитанников колонии содержательно различается от образа будущего правопослушных юношей существенно более частным характером будущего, сосредоточенного вокруг узкого круга родственников и близких. Правопослушные юноши существенно более ориентированы на широкий круг задач и контекст, включающие в себя будущее большой социальной общности.

Ценностные ориентации (перечень факторов, содействующих жизненному успеху) в основных чертах совпадают у правопослушных и девиантных юношей, перечень же факторов, приводящих к жизненному неуспеху, более адекватен у воспитанников колонии.

Осознаваемая (вербализуемая) самооценка распределяется в выборке правопослушных и в выборке девиантных юношей практически сходным образом (в выборке воспитанников колонии несколько больше доля лиц с низкой самооценкой, но различие не столь велико, чтобы его молено было интерпретировать как фактор девиантного поведения). Однако распределение самооценки, проявляющейся в поведении (проба Швацландера), различно у воспитанников колонии и старшеклассников. Около половины воспитанников колонии обнаруживают здесь низкую самооценку, что вдвое больше чем у правопослушных юношей.

Рекомендации по применению результатов исследования. Результаты исследования показывают, что действие известных регулятивных образований личности не так однозначно, как это ожидалось. Их способность противостоять асоциальным импульсам и провокациям (для исследованной выборки подростков и юношей) относительно невелика. В частности, благополучные правопослушные подростки не имеют отчетливых представлений о тех угрозах жизненному благополучию, которые существуют в окружающем их мире.

Подростки и юноши - воспитанники колонии - в связи с жестким регламентом их жизни и реальным переживанием последствий своего поведения гораздо лучше освоили связь различного рода жизненных обстоятельств и особенностей своего поведения с угрозой для жизненного благополучия. Вместе с тем у них ослаблена солидарность с обществом, и готовность участвовать в социальной жизни.

Обе названные проблемы могут быть трансформированы в постановочные задачи на разработку адресных программ воспитания навыков целе-образования и социально-личностной регуляции для подростков и юношей.

Полученные теоретические результаты могут быть использованы при разработке и планировании мер по профилактике девиантного поведения и повышения стойкости выпускников школ к негативным социальным влияниям. Примененные в исследовании методы изучения личностных регулятивных образовании могут использоваться практическими психологами, работающими в воспитательных и образовательных учреждениях для индивидуальной работы с трудными подростками и юношами.

Заключение

Полученные в исследовании экспериментальные данные частично подтверждают гипотезу исследования. Такие интегральные регулятивные личностные образования как идентичность, самооценка, ценностные ориентации и представления о будущем имеют как сходства, так и различия в выборках правопослушных и девиантных юношей. Структура личностной идентичности, знаемые (декларируемые) ценностные ориентации и уровень вербализуемой самооценки правопослушных юношей и воспитанников колонии практически одинаковы. Вместе с тем девиантные юноши (воспитанники колонии) имеют более размытую социальную идентичность, чаще воспринимают себя как изолированных и отделенных от остальных людей, обнаруживают существенно более низкую самооценку по поведенческим критериям и имеют образ будущего, сосредоточенный на конкретных и частных целях и интересах. Эти характеристики регулятивных личностных образований могут быть использованы как предикаторы риска девиантного поведения личности.

В целом, личностные регулятивные механизмы двух групп испытуемых не показывают больших различии, что может быть связано с преобладанием ситуационной регуляции над личностной. Это делает (по отношению к данной возрастной группе) проблематичным применение терминов «право-послушный» и «девиантный» как личностных характеристик, но скорее относит их к констатации ситуации, в которой оказались одни из них и не оказались другие. Продолжение исследований этой проблемы было бы целесообразно в рамках более детального исследования взаимодействия сложившихся личностных регулятивных образований с различными типами социальных ситуации.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Ловпаче, Фатима Гучипсовна, Краснодар

1. Абульханова-Славская К.А. Диалектика человеческой жизни. М., 1977

2. Абульханова-Славская К. А. Стратегия жизни. — М.,1991

3. Абулъханова К. А., Березина Т.Н. Время личности и время жизни. СПб, 2001.

4. Алексеева В. Г. Ценностные ориентации как фактор жизнедеятельности и развития личности // Психол. журн. — 1984. —■ Т. 5. — № 5. — С. 63-70.

5. Алексеева Л.С. О насилии над детьми в семье \\ Соц.исслед. 2003 №4,- с. 78-85.

6. Алмазов Б.Н. Психическая средовая дезадаптация несовершеннолетних. -Свердловск, 1986.

7. Амбрумова А.Г., ТихоненкоВ.А. Диагностика суицидального поведения. -М., 1980.

8. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. T.l. М., 1980

9. Антипов А.А. Развитие личностной идентичности у подростков из семей беженцев и переселенцев: Автореф. дисс. . канд. психол. наук. М., 2003

10. Ю.Антонова Н.В. Проблема личностной идентичности. // Вопросы психологии, 1996, № 1

11. П.Анциферова Л.И. Психология формирования и развития личности // Психология личности в трудах отечественных психологов СПб., 2000.

12. Асмолов А.Г. Психология индивидуальности. Методологические основы развития личности в историко-эволюционном процессе. М., 1986.

13. Ахмеров Р.А. Биографические кризисы личности: Автореф. дисс. . канд. психол. наук. М., 1994 г.

14. Белинская Е.П. Временные аспекты Я-концепции и идентичности // Мир психологии. № 3. 1999. с. 40-46.

15. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. М., 1994

16. Беляева О.В. Динамика личностной идентичности в подростковом возрасте: Дис. . канд. психол. наукМ., 2001

17. Березина Т.Н. Многомерная психика. -М.: 2001

18. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986

19. Бобнева М.И. Социальные нормы как объект психологического исследования.// Методологические проблемы социальной психологии: Сб.ст./ Отв. ред. Е.В.Шорохова, М., 1975

20. Богданова Н.А. Психологические трудности развития Я-идентичности младших школьников: Автореф. дис . канд. психол. наук. Тула, 2000

21. Божович Л.И. Личность её формирование в детском возрасте М., 1968

22. Божович Л.И. Проблемы формирования личности. Избранные психологические труды./ Под ред. Д.И.Фельдштейна. -М., 1995

23. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе. // Возрастная и педагогическая психология: Тексты. М., 1992. с. 191-210

24. Бороздина Л.В., Что такое самооценка?// Психологический журнал. 1992. №4

25. Бороздина Л.В., Молчанова О.Н. Самооценка в разных возрастных группах: от подростков до престарелых. М.,,2001

26. Братусь Б. С. Аномалии личности. —М., 1988

27. Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке // Психол. журн. 1991. Т. 12. № 6. С. 3 — 10

28. Брушлинский А.В. Психология субъекта: некоторые итоги и перспективы // Известия Российской академии образования. М., 1999. С. 30-41

29. Брушлинский А.В. Субъект: мышление, учение, воображение. М., Воронеж 1996.

30. Бузько Н.М. Преступность несовершеннолетних и её предупреждение (региональный аспект). Краснодар, 1999

31. Быков С.А. Наркомания среди молодежи как показатель дезадаптирован-ности. Соц. исслед. 2000. -№6. - с. 43-48.

32. Васильева Ю.А. Особенности смысловой сферы личности при нарушениях социальной регуляции поведения // Психологический журнал. 1997. T.18.N2. С. 58-78

33. Василюк Ф. Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). М., 1984

34. Весна Е.Б. Психологические закономерности и механизмы процесса социализации-индивидуализации в онтогенезе: Автореф. дис . д-ра психол. наук. М.,1998

35. Волков М.А. Предупреждение насильственной преступности несовершеннолетних. Автореф. дис.канд.пед.наук. Ставрополь 2002.

36. Волочков А.А. Активность субъекта как фактор психического развития (гипотезы, модели, факты) // Психол. журн. 2003. N 3. С. 22-31

37. Выготский JI.C. Собрание сочинений: В 6 т. т. 4 -М., 1982.

38. Габиани А.А. На краю пропасти: наркомания и наркоманы. М., 1990

39. Галажиева А.А. Дети жертвы в своей семье // Криминальная ситуация на рубеже веков в России - М., 1999. с. 144—145

40. Гилинский Я.И. «Отклоняющееся поведение» как социальное явление// Человек и общество. Л.: ЛГУ, 1971. Вып.8.-cl 13-118

41. Гилинский Я.И., Афанасьев В.А. Социология девиантного (отклоняющегося) поведения. СПб. 1993

42. Гилинский Я.И., Юнацкевич П.И. Социологические и психолого-педагогические основы суицидологи. СПб., 1999

43. Гинзбург М.Р. Психологическое содержание личностного самоопределения.// Вопросы психологии. №3, 1994, С. 43-52

44. Годфруа Ж. Что такое психология? Пер. с нем. Г.Ф. Швейника. М., 1992

45. Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. Киев, 1983

46. Головаха Е. И. Жизненная перспектива и ценностные ориентации личности./ Жизненная перспектива и профессиональное самоопределение молодежи. Киев, 1988

47. Гол од С.И. Проституция: возникновение, эволюция, современное состояние // Здоровый образ жизни и борьба с социальными болезнями. М., 1988

48. Голоснов О.А. Молодежная наркомания в трансформированном российском обществе: состояние проблемы и пути её решения. Ростов н/Д. 2004

49. Горячева Е.В. Феномен самореализации в гуманистической психологии.// Гуманизация воспитания в современных условиях. / Под ред. О.С.Газмана, И.А. Костенчука. -М., 1995

50. Григорьев Д.В. Социокультурное самоопределение подростка. 2000,-№7 С.42-47

51. Гусева О.Ю. Этническая идентичность в ситуации межкультурного взаимодействия и в условиях моноэтнической среды: Дис. . канд. психол. наук. М., 2004

52. Данилова Е.Н. Идентификационные стратегии: российский выбор // Социологический журнал, 1995, № 6

53. Дементий Л.И. Ответственность как ресурс личности. -. Омск , 2005

54. Дементий Л.И., Маленова А.Ю. Ситуации оценивания в контексте жизнедеятельности личности //Личность. Культура. Общество. Т. 9. № 1 (35). 2007.-С. 331-347

55. Дворянчиков Н.В. Полоролевая идентичность у лиц с девиантным сексуальным поведением: Автореф. дис . канд. психол. наук М., 1998

56. Долгова А.И., Ермаков В.Д. Вопросы методики разработки классификации несовершеннолетних преступников и ее основания // Типология личности преступника и индивидуальное предупреждение преступлений. М., 1979. с. 67-68

57. Дробницкий О.Г. Моральная философия: избр. труды / Сост. Р.Г.Апресян М., 2002

58. Дроздов А.Ю. Агрессивное поведение молодежи в контексте социальной ситуации. Соц. исслед. -2003. №4. -с. 95-98

59. Дубинин Н.П. и др. Генетика, поведение, ответственность: О природе антиобщественных поступков и путях их предупреждения / Н.П. Дубинин, И.И. Карпец, В.Н. Кудрявцев. М., 1989. с. 205-207

60. Духновский С.В. Влияние переживания критических ситуаций на развитие девиантного поведения подростков: Автореф. дис.канд. психол. наук. Казань, 2002

61. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение: Пер. с франц. — М, 1995

62. Еникеев М.И. Психологическая диагностика. Стандартизированные тесты. 2003

63. Еникеев М.И. Общая, социальная и юридическая психология. М., 2003

64. Ерышев О.Ф. Жизнь без наркотиков. СПб., 2001

65. Жуков В.И. Социальные аномалии и патологии // Жуков В.И. Реформы в России: 1985-1995 гг. -М. 2000. С.98-120бб.Зайнагабдинов И.Р. Динамика временной трансспективы в становлении образа «Я» подростка. Автореф. дис.канд.психол.наук. М., 2007

66. Знаков В.В. Психология субъекта как методология понимания человеческого бытия// Психологический журнал. 2003. - Т. 24. - №2 - С.95-106

67. Знаков В.В. Психология субъекта и психология человеческого бытия / Субъект, личность и психология человеческого бытия/ Под ред. В.В.Знакова и З.И.Рябикиной. М., 2005. С.9-44

68. Ильин В.А. Социально-психологические особенности российской идентичности и тенденции ее трансформации в современных условиях реформирования общества. Автореф.дисс. канд. психол. наук М., 2003

69. Калинина Н.В., Лукьянова М.И. Некоторые аспекты изучения поведения подростков и молодежи в кризисных ситуациях// Психологическая наука и образование.-2000.-№3.-С. 16-25

70. Калинина С.В. Соотношение профессионального и личностного самоопределения в подростковом и юношеском возрасте: Автореф.дисс . канд. психол. наук :СПб., 1998

71. Кант И. Сочинения: В 6 т: Пер. с нем. — М.: Мысль, 1965. —Т. 4.

72. Кармадонов О.А. Социальная девиация как фактическая ценностно-нормативная модель. //Соц. гуманитарные знания. - 2001. № 6. с. 148-160

73. Карпухин О. И. Молодежь России: особенности социализации и самооп-ределения.//Соц. исслед. 2000 - №3. с. 124-128

74. Карпухин О.И. Самооценка молодежи как фактор ее социокультурной идентификации // Соц. Исслед. 1998. №12. с.89-94

75. Кимберг А.Н. «Личные проекты» в профессиональной социализации молодых ученых / Проблемы социальной психологии личности: Меж-вуз.сб.науч.тр.—Саратов. 2007. Вып.5.

76. Кимберг А.Н. Понятие идентичности как исследовательский инструмент: возможности и ограничения // Сочи, 2003.

77. Кимберг А.Н. Проблема идентичности и субъектный подход / Психология личности и ее бытия: теория, исследования, практика/ Под ред. З.И. Ряби-киной, А.Н. Кимберга, С.Д. Некрасова. Краснодар, 2005J5. С.47-76

78. Кимберг А.Н., Налетова А.С Концепции индивидуального и коллективного субъекта в социальной психологии // Человек, сообщество, управление. 2006. № 3.С.17-24

79. Кимберг А.Н.Субъект как инструмент социальных исследований // Субъ-ектность в личностном и профессиональном развитии человека: Материалы 2-й Всероссийской научно-практической конференции / Под общ. ред. Г.В. Мухаметзяновой. Казань, 2005а. С.103-107

80. Клейберг Ю. А. Социальная работа и коррекция девиантного поведения подростков. Кемерово. 1996.

81. Клейберг Ю. А. Социальные нормы и отклонения. 2-е изд., доп. М., 1997

82. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения. М., 2003

83. Ковалёв В.В. Психиатрия детского возраста. -М., 1989

84. Ковалева А.И. Концепция социализации молодежи: нормы, отклонения, социализационная траектория/ Соц. исслед. 2003 №1. - с. 109-115

85. Колесова JI.C. Подростки как группа, уязвимая для наркомании и ВИЧ-инфекции. 2002. №1 с.34-41

86. Комарь В.Д. Предупреждение и преодоление отклонений в поведении подростков//Классный руководитель.-2003.-№4.-С. 86-103

87. Кон И.С. Открытие «Я». М., 1978

88. Кон И.С. Психология ранней юности. М., 1989

89. Кон И.С. Социология личности. М., 1967

90. Конопкин О.А. Общая способность к саморегуляции как фактор субъектного развития //Вопросы психологии. 2004. - № 2. - С.128-135

91. Коржова Е.Ю. Психологическое познание человека как субъекта жизнедеятельности. Автореф. дисс. докт. психол. наук. СПб., 2001

92. Королев В.В. Психические отклонения у подростков правонарушителей. -М.,1992

93. Крутых Е.В Регуляторные аспекты саморегуляции студентов на разных этапах обучения / Человек. Сообщество. Управление. Доп.выпуск, 2006

94. Крылова Н. Проблемный подросток: его права и возможности.-2001.-№9 С. 17-25.

95. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: Норма и патология. М., 1982

96. Кудрявцев В.Н., Бородин С.В., Нерсесянц B.C., Кудрявцев Ю.В. Социальные отклонения. 1989

97. Кузнецов В.И. Проблемы социализации молодежи в условиях переходного периода.//Изв. вузов. Сев Кавк. регион. Обществ, науки - 1999.-№4. с.77-81

98. Куттер П. Современный психоанализ: введение в психологию бессознательных процессов. СПб., 1997

99. Кучер А.А., Костюкевич В.П. Выявление суицидального риска у де-тей//Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной рабо-ты.-2001.-№3.-С.32-39

100. Леннер-Аксельсон, Тюлефорс И. Психосоциальная помощь населению. (Перевод со шведского). М, 1995

101. Леонтьев Д. А. Внутренний мир личности // Психология личности в трудах отечественных психологов. — СПб., 2000. — С. 372-377

102. Леонтьев Д. А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопр. философ. — 1996. —№5. — С. 15-26

103. Лец Ю. А. Особенности восприятия будущего в старшем школьном возрасте/ Педагогика развития: социальная ситуация развития и образовательные среды. Красноярск, 2005

104. Личко А.Е. Акцентуации характера как преморбидный тип / Психология детей с нарушениями и отклонениями психического развития. Хрестоматия. С-Пб., 2001. С.302 333

105. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Изд. 2е, доп. и перераб., Л., 1983

106. Личко А.Е. Типы акцентуаций характера и психопатий у подростков.• М., 2004

107. Личко А.Е., Битенский B.C. Подростковая наркология: Медицина. Л., 1991

108. Лоренц, К. Агрессия. М., 1994

109. Люсова О.В. Цель как смысложизненная детерминанта настоящего в юношеском возрасте. Автореф. дис. канд.психол.наук. Ярославль, 2007

110. Малюкова Ф.Р. Социальная идентификация как механизм становления самосознания: Автореф. дисс. канд. психол. наук СПб., 2002

111. Мамедова Ж.С. Взаимосвязь ценностных ориентаций и временной перспективы личности (на примере делинквентных подростков). Автореф. дисс. .канд психол.наук. М., 2007

112. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. Пер. с англ. СПб., 1997

113. Маслоу А. Психология бытия. М., 2003

114. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. СПб, 2005

115. Механизм/ Википедия http//ru.wikipedia. org/

116. Миллер, Галантер, Прибрам План и структура поведения. М., 1971

117. Миронова Т.Л. Структура и развитие профессионального самосознания: Автореф. дисс. д-ра психол. Наук. М., 1999

118. Митина Л.М. Личностное и профессиональное развитие человека в новых социально-экономических условиях //Вопросы психологии. 1997. -№ 4. - С.28-38

119. Мозговая Т.П. Клинико-психологические особенности девиантного поведения девочек-подростков: Автореф. дисс. . канд. мед. наук. Харьков, 1997

120. Молчанова Е.П. Ролевая идентичность формальных и неформальных лидеров осужденных Автореф.дисс . канд. психол. наук. Томск, 2003

121. Морогин В. Г. Теоретические и методические вопросы экспериментально-психологического исследования ценностно-потребностной сферы личности осужденных // Сибирский психол. журн. — Томск, 1996.— Вып. 3. —С. 23-33

122. Моросанова В.И. Акцентуация характера и стиль саморегуляции у студентов //Вопросы психологии. 1997. - № 6. - С.30-38

123. Моросанова В.И., Коноз Е.М. Стилевая саморегуляция поведения человека //Вопросы психологии. 2000. - № 2. - С. 118-127

124. Москвин В. А., Попович В. В. Философско-психологические аспекты исследования категории времени / http://www.orenburg.ni/culture/credo/12/5 .html.

125. Мясищев В. Н. Структура личности и отношение человека к действительности // Психология личности: Тексты / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, А. А. Пузырея. — М., 1982,—С. 35-38

126. Нюттен Ж. Мотивация, действие и перспектива будущего. М., 2004.

127. Ожегов С.И. Словарь русского языка.// Под ред. Н.Ю.Шведовой. 23-е изд., исп. М., 1990

128. Орестова В.Р. Формирование личностной идентичности в старшем подростковом и юношеском возрасте: Автореф. дисс. . канд. психол. наук. М., 2001

129. Осницкий А.К. Проблемы исследования субъектной активности // Вопросы психологии 1996. № 1. С.5-19

130. Осницкий А.К. Психология самостоятельности. Методы исследования и диагностики. М.-Нальчик, 1996а

131. Основы социологии: Курс лекций. / Отв. ред. А. Г. Эфендиев. М., 1993

132. Павленок П.Д. Основы социальной работы. М., 1997

133. Пеньков Е.М. Социальные нормы: управление, воспитание, поведение. М., 1990

134. Петракова Т.И., Лимонова Д.Л., Меньшикова Е.С. Ситуационная мотивация употребления наркотиков у подростков // Вопросы психологии. -1999. №5. С. 31-36

135. Плоткин М.М., Ширинский В.И. Семейное неблагополучие как фактор девиантного поведения детей // Семья в России. № 2. - С.90-102

136. Позднякова М.Е. К проблеме легализации наркотиков / Наркомания как форма девиантного поведения. М., 2003. С.34-44

137. Позднякова М.Е. Механизм приобщения к наркотикам / Наркомания как форма девиантного поведения. М., 2003. С.5-12

138. Прихожан A.M., Психология тревожности: дошкольный и школьный возраст. СПб., 2007

139. Прохоров А.О. Саморегуляция психических состояний: феноменология, механизмы, закономерности: М., 2005

140. Психология подростка // Сост. Ю.И. Фролов. М., 1997

141. Реан А.А. Социальные, педагогические и психологические проблемы "уличных" детей и подростков в России // Magister.-1999.-№6.-C.l-5

142. Регуш H.JI. Профессиональная идентичность учителя на разных этапах педагогической деятельности: Автореф. дисс. . канд. психол. наук: СПб., 2002

143. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека: Пер. с англ.-М., 1994

144. Роджерс К. Клиентоцентрированная терапия: Пер. с англ. — М, 1997

145. Рубинштейн C.JI. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб., 2003

146. Рябикина И.В.Структурная организация временной перспективы старшеклассников с разным уровнем учебной успешности. Автореф. дис. канд.психол.наук. СПб., 2007

147. Рябикина З.И. Личность и ее бытие в быстро меняющемся мире/ Личность и бытие :Теория и методология / Под ред. З.И. Рябикиной и В.В. Знакова. Краснодар, 2003

148. Рябикина З.И. Личность как субъект формирования бытийных пространств / Субъект, личность и психология человеческого бытия / Под ред. В.В. Знакова и З.И. Рябикиной. М., 2005. С.45-58

149. Селиванова З.К. Смысложизненные ориентации подростков// Соц. ис-след. 2001. - №2. с.87-92

150. Семикашева И.А. Социально-психологическая идентичность подростков участников территориальных группировок: Автореф. дисс. . канд. психол. наук. Ульяновск, 2003

151. Сергиенко Е.А. Ранние этапы развития субъекта // Психология индивидуального и группового субъекта в психологической науке. М., 2002

152. Сергиенко Е.А. Модель психического как ментальный механизм становления субъектности / Субъект, личность и психология человеческого бытия. Под ред. В.В.Знакова и З.И.Рябикиной. М., 2005. С.113-145

153. Серый А. В. Ценностные ориентации как фактор формирования и развития системы личностных смыслов индивида // Вопросы общей и дифференциальной психологии. — Кемерово, 1999. — С. 354-360

154. Сибиряков С.Л. Предупреждение девиантного поведения молодежи.: Автореф. дисс. . канд. психол. наук. Волгоград, 1998

155. Сидоров К.Р. Феномен несоответствия уровней самооценки и притязаний в ранней юности. Автореф. дис. канд. психол. наук. М., 2007

156. Словарь по психологии / Под ред. А.В.Петровского и М.Г. Ярошевско-го. М., 1990

157. Словарь по этике / Под ред. И. С. Кона. — М., 1975

158. Собкин B.C., Абросимова З.Б., Адамчук Д.В., Баранова Е.В. Проявления девиации в подростковой субкультуре // Вопросы психологии, 2004, N 3. С.3-18

159. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М., 1989

160. Сонин В.А., Шлионский Л.В. Классики мировой психологии. Биографический Энциклопедический словарь СПб., 2001

161. Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. М., 1972

162. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983

163. Толковый словарь русского языка: в 4-х т., т.4 под ред. Ушакова Д.Н.,1. М., 1994

164. Тульчинский Г.Л. Трансцендентальный субъект, постчеловеческая персонология и новые перспективы гуманитарной парадигмыhttp://hpsy.ru/public/x2891 .htm

165. Тюменева Ю.А. Половозрастная идентичность как опосредующий фактор становления социальной компетентности подростка: Автореф. дисс. . канд. психол. наук. Красноярск, 1998

166. Учителям и родителям о психологии подростка./ Под ред. Аракелова, М., 1990

167. Фанталова Е.Б. Диагностика и психотерапия внутреннего конфликта. М., 2001

168. Франкл В. Человек в поисках смысла. Пер с англ. и немец. М.,1990

169. Фрейд А. Психология «Я» и защитные механизмы. М, 1993

170. Фрейд 3. Лекции по введению в психоанализ. М., 1989

171. Фриденберг В.Ф. Внутрисемейные отношения и их влияние на воспитание детей и подростков // Трудные судьбы подростков кто виноват? М., 1991

172. Фромм Э. Бегство от свободы. Пер. с англ. Г.Ф. Швитника;- М., 1990

173. Фромм Э. Иметь или быть? М., 1990

174. Фромм Э. Психоанализ и этика: Пер. с англ. — М.: 1993

175. Хесле В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности // Вопросы философии 1994. №10 с. 112-123

176. Хомик B.C., Кроник А.А. Отношение к времени: психологические проблемы ранней алкоголизации и отклоняющегося поведения// Вопросы психологии. 1988. №1. С. 98-106

177. Черникова Т.В. Социально-психологическое содействие самоопределению личности на этапе ранней юности: Автореф. дисс. канд. психол. наук. Ростов н/Д, 1998

178. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. М., 1977

179. Шайгерова Л.А. Психология идентичности личности в ситуации вынужденной миграции. Автореф дисс . канд. психол. наук. М., 2002

180. Шереги Ф.Э., Арефьев АЛ. Наркоситуация в молодежной среде: структура, тенденции, профилактика. М., 2003

181. Шеффер Д. Дети и подростки. Психология развития. 6-е изд. СПб., 2003

182. Шипунова Т.В. Агрессия и насилие как элемент социокультурной реальности // Социол. исслед. 2002. - №5. - с. 67-76

183. Шнейдер Jl.Б. Профессиональная идентичность: теория, эксперимент, тренинг. М., 2002

184. Шнейдер Л.Б. Девиантное поведение детей и подростков. М., 2007

185. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1966

186. Эриксон Э. Детство и общество. СПб, 2000.

187. Пудовочкин Ю.Е. Уголовно- правовая борьба с вовлечением несовершеннолетних в совершение антиобщественной деятельности. Ставрополь: СГУ., 2000

188. Ядов В. А. Социальная идентификация в кризисном обществе // Соци-ол. журн. — 1994. — № 1. — С. 35-52

189. Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Мир России, 1995, № 3-4

190. Яницкий М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. Кемерово, 2000

191. Ярцев Д.В. Особенности социализации соврёменного подростка // Вопросы психологии. 1999-№6. с. 54-58

192. Giddens A. Modernity and self-identity. Stanford, 1991

193. Markus H., Wurf E. The dynamic Self-concept: social psychological perspective // Annual Review Psychological 1987 38 pp.299-337

194. Markus, H., Nurius, P. Possible Selves: The Interface between Motivation and the Self-Concept. In Yardley, K., Honess, T. (Eds). Self and Identity: Psychosocial Perspectives. Wiley, 1987a

195. Mead, G. Mind, Self and Society. Chicago, 1934

196. RoKeach M. The nature of human values. — N. У., 1973.