Автореферат диссертации по теме "Ориентировка личности в психологическом пространстве родительской семьи"

| На правах рукописи

I Давлетова Ажар Далабаевна

ОРИЕНТИРОВКА ЛИЧНОСТИ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ РОДИТЕЛЬСКОЙ СЕМЬИ

(на материале исследования казахской семьи)

Специальность 19.00.01. - Общая психология. Психология личности. История психологии (психологические науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

МОСКВА-2003

Работа выполнена на кафедре педагогической психологии

Института психологии им. Л.С. Выготского Российского государственного гуманитарного университета

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Шабельников В.К.

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Защита состоится "23" октября 2003 г. в часов на заседании диссертационного совета К 212.198.03 в Российском государственном гуманитарном университете по адресу: 125267, Москва, Миусская площадь, дом 6, корпус 7, аудитория 396.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РГГУ

Автореферат разослан сентября 2003 г.

Кудрявцев В.Т.

доктор психологических наук, доцент Карабанова О .А.

Ведущая организация:

Психологический институт Российской академии образования

О.И.Мотков

Общая характеристика работы введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются проблема, объект, предмет, цель, гипотеза и задачи исследования, раскрываются научная новизна, теоретическое и практическое значение, основные положения, выносимые на защиту.

Актуальность проблемы исследования. Проблема формирования личности ребенка в семье является одной из центральных в психологии. Именно в родительской семье закладываются основные психологические качества личности. Однако в конце 20-го века внимание психологов было больше сосредоточено на формировании личности ребенка в общественных учреждениях, а семья, если и рассматривалась, то чаще вне контекста ее ! этнического своеобразия.

В последнее десятилетие, проявляются две тенденции, придающие особую актуальность проблеме развития личности в этнически специфичной многодетной семье. Во-первых, усилился интерес к изучению этнических проблем и формированию личности в различных этнических типах семьи. Значимость этого аспекта исследования личности связана, в частности, с обострением межэтнических взаимодействий, корни которой уходят в своеобразие развития личности в той или иной этнической культуре. Во-вторых, возрос интерес к изучению своеобразия личности в целом, стремление сделать личность центром общественных интересов (личностно ориентированная педагогика, политика, экономика).

Особую остроту и актуальность этнопсихологические проблемы приобретают в отношении этносов, претерпевающих резкие исторические изменения в течение последних десятилетий 20 века и начала 21 века. Одним из них является казахский этнос, с одной стороны, еще сохраняющий традиционную структуру семьи, в значительной мере составляющую основу организации этноса, а с другой - переживающий исторический перелом, связанный с изменением как базисной структуры семьи, так и психологии личности. Социально-экономическая перестройка последних десятилетий, породила ряд глубоких противоречий в традиционной структуре казахского этноса, что находит отражение в изменении психологического пространства казахской семьи.

При этом, в современной психологии нет достаточного количества работ, посвященных изучению формирования личностных характеристик, зависящих как от этнических особенностей семьи, так и от положения ребенка в структуре семьи.

Целью нашего исследования было выявление особенностей ориентировки личности в психологическом пространстве казахской родительской семьи, определяемых положением человека среди братьев и сестер (старший, средний, младший).

Объектом нашего исследования: выступила ориентировка субъекта в психологическом пространстве его родительской семьи. Испытуемыми были

РОС. НАЦИОНАЛЬНАЯ I

библиотека | сптрмиу■ 0 *

оэ ^ 4/У]

субъекты, занимающие различное положение в многодетной семье (старшие дети, средние и младшие дети). Исследование проводилось на материале казахских семей, имевших не менее двух детей, изучались особенности восприятия индивидом членов его родительской семьи и своего собственного положения в структуре этой семьи.

Предметом исследования: является зависимость ориентировки субъекта в психологическом пространстве родительской семьи от его положения в структуре этой семьи.

Гипотеза исследования - положение детей в структуре семьи (старший, средний, младший ребенок) влияет на восприятие ими психологического пространства родительской семьи.

На основе обшей гипотезы были выдвинуты несколько частных гипотез: ¡.Восприятие психологического пространства семьи старшими детьми, имеет специфические отличия, по сравнению с восприятием такового другими детьми, поскольку воспитание старшего ребенка, обусловлено функцией руководителя по отношению к младшим братьям и сестрам.

2.Восприятие психологического пространства семьи средним ребенком определяется его промежуточным положением между старшим и младшим ребенком.

3.Восприятие психологического пространства семьи младшим ребенком, определяется ролью ближайшего наследника и опекуна родителей. В развитии младшего ребенка, предполагается относительная идеализация им своей роли в семье.

С учетом поставленной цели и сформулированных гипотез, нами были выдвинуты следующие задачи исследования:

¡.Выявить личностные характеристики детей в зависимости от положения в семье (старший, средний, младший).

2.Сравнить различия в развитии личностных характеристик у детей, в зависимости от положения в семье (старший, средний, младший).

3.Проанализировать развитие личностных характеристик у детей в зависимости от положения среди братьев и сестер (старший, средний, младший).

^Проанализировать зависимость ориентировки личности в психологическом пространстве родительской семьи от положения субъекта среди братьев и сестер (старший, средний, младший).

Методологическую базу исследования составили положения культурно-исторической концепции Л.С.Выготского, представления о деятельности и личности, разработанные в отечественной и зарубежной психологии. Методы были отобраны на основании предварительных психологических исследований испытуемых, различающихся порядком рождения.

Для выявления личностных характеристик детей в зависимости от положения в семье (старший, средний, младший) и их влияния на

ориентировку личности нами были использованы следующие варианты методик:

1. Методика исследования личности, сконструированная на основе метода семантического дифференциала Ч.Осгуда-В.Петренко (1997).

2. Методика выявления субъектных позиций испытуемых в ситуации конфликтного взаимодействия.

3. Модифицированный проективный метод «Символические задания на выявление социального «Я»» (В.Ьогщ, Л.Неп<1ег80п, 1968).

В эксперименте приняли участие 324 испытуемых, занимающих различное положение в многодетной семье (старшие дети в семье (п=110), средние дети в семье (п= 103), младшие дети в семье (п=111). Исследование проводилось на протяжении 1997-2003 гг. в г. Алматы, Республика Казахстан.

Достоверность и обоснованность полученных результатов и выводов диссертации опираются на теоретико-методологический фундамент культурно-исторического подхода в психологии, обуславливаются адекватностью исследовательских методик поставленным задачам и применением метода факторного анализа и аппарата математической статистики для обработки полученных данных.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые исследованы особенности ориентировки личности в психологическом пространстве казахской родительской семьи, проанализированы причины их возникновения. Впервые выявлены отличия в личностных характеристиках детей, занимающих разное положение в казахской семье.

Теоретическая значимость данного исследования заключается в расширении представлений о детерминирующей роли семьи, конкретизации представлений о роли положения ребенка в структуре семьи для формирования его личностных характеристик. Формирование личности в семье является одной из ключевых проблем психологии личности, психологии развития и педагогической психологии. Результаты работы имеют значение для более глубокого понимания взаимосвязи между процессами развития личности и психологическими функциями семьи.

Практическая значимость: на основании результатов работы могут быть сделаны конкретные рекомендации по коррекции процесса воспитания ребенка в семье для организации эффективных способов развития личности ребенка и создания адекватных, конструктивных отношений в семье.

Полученные данные могут быть использованы при создании методик семейного воспитания, соответствующих уровню сложности организации семей в современном многоэтничном обществе, могут быть использованы в работе психолого-консультационных центров, школьных психологов, педагогов.

Положения, выносимые на защиту: 1. Восприятие казахами членов родительской семьи зависит от положения субъекта в структуре этой семьи. Это выражается в склонности восприятия своих позиций: старшими детьми - близко к позиции родителей, средними

детьми - близко к позиции старших братьев (сестер), младшими детьми -близко к идеальным образам.

2. Все дети в казахской семье, независимо от положения, чаще принимают во взаимодействии позицию субъекта-исполнителя. Склонность занимать субъектные позиции не зависит от положения личности в казахской родительской семье.

3. Самооценка личности зависит от положения ребенка в казахской семье. Старшие дети имеют более высокую самооценку, по сравнению со средними и младшими детьми. Младшие дети - более низкую самооценку, по сравнению со старшими и средними детьми.

Апробация исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на Международной конференции Академия "Престиж" (г. Алматы, 14-15 мая, 2002); на Втором Российском Конгрессе "Мир семьи" (г. Москва, 14-17 ноября, 2001), на заседаниях лаборатории психологических проблем воспитания ГосНИИ семьи и воспитания РАО, на заседаниях кафедры психологии Академии "Престиж" (г. Алматы, 2001-2002 гг.) и кафедры педагогической психологии Института психологии им. Л.С. Выготского Российского государственного гуманитарного университета (г. Москва, 2003), нашли отражение в 7 публикациях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы, включающего 226 источников, из которых 81 на иностранном языке. Общий объем текста 215 страниц, включающего 46 таблиц, 8 графиков и 19 гистограмм.

Основное содержание работы

В первой главе - "Проблема личности в психологии", рассматривается проблема развития и функционирования личности в зависимости от порядка рождения в семье. Исследование ориентировки личности в психологическом пространстве родительской семьи приводит к выделению личностных характеристик, раскрывающихся через особенности этой ориентировки. Психологическое пространство родительской семьи представляется здесь как социальная ситуация развития личности.

Л.С. Выготский, определяя социальную ситуацию развития, представляет ее как "исходный момент для всех динамических изменений, происходящих в развитии в течение данного периода. Представление Л.С. Выготского о социальной природе человеческой психики, где общественные отношения рассмотрены как основа устойчивых психических новообразований, возникающих в результате интериоризации этих отношений, были продолжены Д.Б. Элькониным (1971).

Исходя из системы "ребенок-общество", Д.Б.Эльконин переходит к системе "ребенок-семья", так как в процессе общественного развития функции воспитания и образования все больше передаются семье, а в системе семьи он уже выделяет связь "ребенок-отдельный человек".

А.Н. Леонтьев (1972), развивая идеи Л.С. Выготского о культурно-исторической обусловленности психического развития, формулирует положение о зависимости развития психики не от деятельности вообще, а от ведущей деятельности.

Рассматривая семью в русле функционально-системного подхода, необходимо отметить, что семья - это система, которая локализует в себе наиболее важные общественные функции, необходимые для первоначального формирования и развития человека. Содержание и состав этих функций диктуется жизненно важными потребностями семьи как целостного организма, и функции семьи заключаются в воссоздании первичных условий, необходимых для развития личности до определенного возраста.

Исследованию влияния порядка рождения на личностные характеристики, посвящено большое количество работ западных исследователей (А.Адлер 1956; У.Альтус 1966; М.Земска 1986; Ф.Салловэй 2000; D-Buss 1999; M.Wagner & H.Schubert 1985, и др.) которыми получено немало эмпирических результатов. Но эта область исследований не пользовалась большим вниманием у отечественных психологов. Некоторые материалы по данному вопросу опубликованы (Г.Т.Хаместаускас,1985; В.Я.Титаренко, 1987; Т.К.Карацуб, 1998; Т.А.Думитрашку, 1992; Ж.С.Джандосова, 1992).

Исследователи (Ф.Гапьтон 1874; У.Альтус 1966; M.Wagner & H.Schubert 1985; Д.Фримен, 1996 и др.) выявили ряд личностных характеристик детей разных порядковых позиций рождения, в частности высокие социальные достижения первенцев; первые дети обнаружили более высокую самооценку, по сравнению последнерожденными детьми (S.Coopersmith, 1967); интернальный локус контроль (L.A.Kurder, 1988-89); ориентированность на общение с взрослыми (Show et al, 1978), а также на восприятие ценностей, признаваемых взрослыми (М.3емска, 1986). В речевом взаимодействии старшие дети по сравнению с младшими продемонстрировали категоричность, директивность (M.Tomasello & S.Mannle, 1985). Единственные дети более тонки, мягки, эмпатичны, эмоционально раскрепощены (Т.К.Карацуба, 1998); младшие - демонстрируют большую легкость в общении и популярность среди сверстников (N.Miller & Y.Maruyama, 1976; F.Deutch 1981; M.E.Lamb & S.Sutton 1982; L.M.Basket 1984); средние дети отличаются дружелюбием, но младшие - занимают вершину популярности, они привлекательны и для родителей (Д.Фримен, 1996; N.Miller & Y.Maruyama 1976, и др.).

Эти и другие особенности личностных характеристик детей разных порядковых позиций рождения объясняются главным образом, влиянием родительских установок и ценностей (А.Адлер 1956; Г.Т.Хаместаускас, 1985 и др.); а также их межличностными взаимодействиями (F.Sulloway, 1996, 2000).

Психологические травмы, полученные детьми, ведут к определенным стратегиям поведения: вражде со старшим братом (сестрой), стремлению

сломать родительские ограничения, отказу от борьбы за себя (Г.Т.Хаместаускас).

Ряд эмпирических исследований личности, в зависимости от порядка рождения, был теоретически обобщен Р.8и11оууау. Активность первенцев выражается в самоуверенности, напористости и склонности к доминированию, а активность последующих детей принимает вид экстраверсии, склонности к развлечениям и общительности (Р.8и11о\уау, 2000). Особенности формирования личности ребенка, определенного порядка рождения, объясняются особенностями адаптации к окружающей среде. Первенцы более озабочены проблемой благосклонности к ним родителей и выполняют роль суррогатного родителя для своих меньших братьев (сестер), с этим связана их сознательность, идентификация с родителями и уважение к власти. Дети, рожденные после, ищут другие семейные ниши. Отсюда их повышенный исследовательский интерес, неприятие условностей и толерантность к риску.

Таким образом, большинство исследователей обращают внимание на семью, как среду детерминирующую развитие личности ребенка определенного порядка рождения.

Во второй главе "Исследование влияние семьи на развитие личности" рассматриваются подходы к изучению влияния семьи на формирование личности ребенка и анализируются особенности в организации традиционной и современной семьи.

В настоящее время исследователи (В.В.Бойко 1980, Т.П.Гаврилова 1981; В.Н.Дружинин 1996; Р.Зидер 1997; И.С.Кон 1989; Л.Ф.Обухова, 1999; В.К.Шабельников 2003; и др., отмечают изменения в традиционных формах организации семьи (утрата значения законного брака, ослабление родительских и родственных семейных отношений, «разделение» самосохранительного, брачного, сексуального и репродуктивного поведения).

Традиционная семейная система лежит в основе структурирования родовых и этнических социальных систем и отличается развитостью сложных внутрисемейных и межсемейных отношений, создающих устойчивую структуру общества (рода, этноса, клана). При взаимодействии с современными формами деятельности и общественными организациями (государственные, производственные структуры и др.) традиционная система семьи может стать мощным конкурентом, определяющим организацию социальной деятельности.

Современный тип семьи - это локальные семейные системы, включенные в действующие формы государственной и профессиональной деятельности. Они отличаются от традиционной семьи, прежде всего, разрушенностью стабильных межсемейных родовых отношений (В.К.Шабельников, 2000).

В отечественных и зарубежных исследованиях (А.И.Антонов, В.М.Медков 1996; В.А.Белова 1975; А.Г.Волков, Л.Е.Дарский, 1971; ВЛ.Ружже, И.И.Елисеева, Т.С.Кадибур, 1983 и др.) указывается, что причинами уменьшения количества детей в современных семьях являются социально-

профессиональные характеристики супругов, их ценностные ориентации и условия жизни.

Традиционный тип семьи основывался на единой культуре деятельности, в отличие от современной семьи, где члены семьи заняты в разных сферах деятельности. Первичная форма организации деятельности у человека - это не индивидуальная деятельность, а коллективно распределенная, где реальным субъектом организации деятельности является целостная социальная группа. Совместная деятельность членов традиционной семьи порождает способы ее усвоения, но по-разному каждым ее членом. Тип семейных отношений, степень включения в семью и принятие в ней определенных ролевых функций является средой, которая детерминирует развитие личности, t Функции членов семьи, и традиционной, и современной, исследованы

недостаточно. Особенно это относится к функцям детей разных порядков рождения. Функции индивидов в традиционной семье, как целостной системе, распределяются между ее членами.

Особое внимание в работе уделялось анализу проблемы казахской семьи, как варианту традиционного типа и функциям детей разных порядков рождения.

Для казахов были характерны тесные родственные отношения, которых они строго придерживались. Данный тип отношений развился в условиях семейно-родовой деятельности в «жестких» климатических условиях (С.М.Абрамзон 1957; В.В.Вострова 1956; Л.Н.Гумилев 1993; Н.Джандильдин 1971; Н.А.Кисляков 1969; А.Т.Малаева, 1995; Э.А.Масанов 1966; Н.Э.Масанов 1996; В.КШабельников 2002 и др.).

Традиционно казахи, в отношении к старшему ребенку, применяют обычай, характерный и для других культур, который состоит в инициации его в семью старших родителей (деда), в результате чего изменяется статус ребенка. У него вырабатывают особые личностные качества, необходимые для выполнения, впоследствии, роли координатора, позволяющие рефлексивно относится к членам семьи.

В традиционных типах семей наиболее изученной является функция «старшего». Выделяется характерный прием воспитания (получивший название «аталычество» (от тюркского «ата» - отец, лицо, выступающее в роли отца). (А.Т.Бекмуратова, 1967 Х.М.Думанов, Я.С.Смирнов 1999; НА.Кисляков 1969; И.С.Кон 1988; и др.).

В современном казахском обществе этот обычай уже не имеет такого обязательного характера (сохраняясь, в основном, в сельской местности). В городских условиях жизни, применение обычая, часто вызывает несогласие членов семьи. Основным аргументом является несоответствие возможностей стариков в подготовке ребенка к современным условиям жизни в обществе. Нередко встречаются ситуации возврата первенцев в родительскую семью. Однако, специальных исследований, посвященных анализу данного обычая (аталычество) в казахской культуре, нами не обнаружено.

В семейных отношениях казахов весьма интересным и важным являлось право на наследство отца (эке мурасы). Обычно оно завещалось устно, при свидетелях, исполнение строго соблюдалось. Согласно этой традиции, младший сын не образовывал самостоятельного хозяйства, а оставался наследником отцовского очага-кара шанырак (Ж.О.Артыкбаев, 2001).

На современном этапе развития наблюдаются изменения в традиционном типе казахской семьи, которые в целом можно охарактеризовать, как период «транзитного состояния», наравне с традиционными формами регуляции членов семьи нарастают новые формы отношений.

Психологическая сложность развития традиционных типов семьи и малоисследованная область личностных характеристик детей, отличающихся порядком рождения, предъявляет особые требования к методам их 1 исследования.

В третьей главе диссертации "Исследование ориентировки личности в психологическом пространстве родительской семьи" представлены результаты экспериментального исследования личностных характеристик детей, занимающих разное положение в казахской семье.

Были выделены три возрастные группы испытуемых 15-16 лет, 17-20 лет, 21-26 лет. Мы предполагали, что в данных возрастных периодах проявятся психологические особенности развития субъектов, занимающих разное положение в структуре семьи.

Для выявления личностных характеристик испытуемых в зависимости от их положения в структуре казахской семьи (старший, средний, младший), нами были использованы следующие варианты методик:

1. Методика исследования личности, сконструированная на основе метода семантического дифференциала Ч.Осгуда-В.Петренко.

Согласно логике построения метода семантического дифференциала, были выдержаны три последовательных этапа:

1. Первый этап исследования был связан с отбором объектов шкалирования и выделением семантических связей.

Мы использовали в исследовании вариант «Личностного семантического дифференциала», основываясь на стандартной процедуре построения указанной методики (на базе биполярных шкал, образованных оценочными прилагательными-антонимами, обозначающими черты личности и характера. Испытуемым были предложены 13 объектов оценки. В группе «средних детей» добавился еще один объект- «Другие средние дети братья (сестры)», учитывая, что в семье могут быть несколько средних детей. Объекты оценки были условно распределены на три группы:

• первую группу объектов оценки, представили реальные субъекты, занимающие определенную ролевую позицию в структуре семьи, а именно: «моя мать», «мой отец», «старший брат (сестра)», «средние братья (сестры)», «младший брат (сестра)».

Мы предположили, что оценивание объекта при помощи признаков, заданных шкалами, а затем группировка их в факторы, позволит установить позицию испытуемого по отношению к субъектам семьи.

• вторую группу - представили персонажи, характеризующие испытуемого в трех временных позициях: «я настоящее», «я прошлое», «я будущее». Мы предполагали, что ввод данных объектов оценки, позволит затронуть более широкий диапазон развития позиции испытуемого, а именно особенности самовосприятия во временном аспекте, что позволит определить изменения испытуемого к самому себе и другим объектам оценки.

• третью группу представили субъективные и социальные образы, усваиваемые субъектом в процессе воспитания и обучения, подбирались противоположные позиции, позволяющие затронуть волевые, ценностные аспекты испытуемого: «ответственный человек», «безответственный человек», «идеал с точки зрения общества», «мой идеал», «хороший сын (дочь)», «плохой сын (дочь)».

Предлагалось по семибальной шкале (3,2,1,-1,-2,-3) оценить каждого из предложенных персонажей, по заданной экспериментатором системе прилагательных-антонимов. Оценочные прилагательные-антонимы, выступили биполярными шкалами, а ролевые позиции являлись объектами, которые оценивались по этим шкалам, где оценка «3» означала полное отнесение качества, описываемого прилагательным, к ролевой позиции, а оценка «-3» -полное его отрицание.

На первом этапе в целом было получено 129600 ответов испытуемых, которые были суммированы в исходную таблицу данных, из которой были вновь выделены три группы выборки - «старшие дети», «средние дети» и «младшие дети», соответствии с их положением в семье. После чего в каждой из полученных таблиц найдены средние значения оценок прилагательных по каждому персонажу, в результате чего была получена матрица размерностью 14x30 (процедура факторного анализа была выполнена совместно с К.Сайдахметовым, кандидатом физико-математических наук). 2. Второй этап исследования заключался в применении процедуры факторного анализа к исследованию структур, лежащих в основе полученных матриц;

• Полученная матрица была транспонирована и подвергнута факторному анализу методом главных компонент с последующим вращением корреляционной матрицы методом Varimax.

• По результатам факторного анализа были выделены четыре латентных фактора, собственные значения которых превышают 0,7.

• Доли участия первых 30 прилагательных в латентных факторах и коэффициенты корреляции (факторные нагрузки) персонажей приведены в таблицах (приложение в диссертации 1.З.).

• Работа проведена с использованием пакета Statistica 5.0.

• На основе содержания выделенных факторов - были построены графики, представившие семантическое пространство, в котором нашли отражение основания классификации персонажей, усвоенных испытуемыми (см. в тексте диссертации).

Выделенные факторные структуры отражают присущие испытуемым структуры категоризации, через призму которых происходит восприятие другого человека или самого себя, «наивную», обыденную «теорию личности», выработанную житейской практикой испытуемых. Каждый фактор выступил одним из оснований суммарной оценки и сгруппировал ряд шкал, имеющих доминирующую нагрузку по этому фактору в категорию, характеризующую одну их содержательных аспектов персонажей, через призму которых происходит восприятие и оценка персонажей и самого себя испытуемым.

Общее название выделенный фактор получил на основе объединенных им шкал, проинтерпретированных нами как факторы «Сила Я», «Социальная адаптивность», «Моральная оценка», «Эмоциональная оценка». Так как эти факторы независимы, то знак факторной нагрузки содержательного смысла не имел, а указывал, на полюс фактора, которому принадлежит данная шкала. 3. Третий этап исследования был связан с интерпретацией выделенных факторных структур.

2. Проективная методика выявления склонности индивида занимать определенную субъектную позицию. Для выявления склонности испытуемых занимать во взаимодействии ту или иную субъектную позицию использовался стимульный материал из 24 рисунков, применяемых в методике С.Розенцвейга. Обработка результатов проводилась на основе классификации типов позиции субъекта в межличностном взаимодействии, разработанной В.К.Шабельниковым. Такой способ классификации типа субъектных позиций испытуемого применялся в диссертациях А.ВЛитвиновой 2000; Е.В.Трифоновой 2001; ДВ.Громова 2002; И.В.Шабельникова, 2003 и в ряде других исследований.

Субъектные позиции проявляются как спонтанная склонность индивидов принимать на себя во взаимодействии с другими людьми те или иные функции. Выделялись следующие субъектные функции: исполнителя, координатора, потребителя, оценщика, объекта потребности.

3. Модифицированный проективный метод «Символические задания на выявление социального «Я». (В.Ьоп§, 11.Непс1егеоп, 1968).

Предложенная авторами «серия оригинальных символических проб», направленная на измерение самоотношения и самоидентичности позволяет получить данные по ряду психологических характеристик испытуемых.

Измерению был подвержен один из параметров «Я-концепции» - самооценка.

По первой методике в семантическом пространстве выделены четыре значимых фактора, проинтерпретированные нами как «Сила Я», «Социальная адаптивность», «Моральная оценка», «Эмоциональная оценка». Полученные

данные позволяют говорить, что образ «матери» - у всех трех групп испытуемых, по первому, наиболее значимому фактору «Сила Я», располагается на небольшой дистанции от положительных персонажей, социальных и личных идеалов, и имеет стабильно высокую оценку образа идеального члена семьи и в других выделенных факторах, но не в равной степени. Мать рассматривается как фигура сильная, социально адаптивная, морально и эмоционально привлекательная.

Отличия обнаружены в группе «средних детей», по фактору «Социальная адаптивность». Ими образ «матери» рассматривается как менее социально адаптивный, и в семантическим пространстве к образу «матери» распределено меньше «позитивных образов», т.е. образ матери менее идеализирован. «Позитивные образы» распределены здесь к образам «отца» и «старшего брата (сестры)» за счет чего семантическое пространство более «разряжено», в отличие от такового в группе «старших детей», имеющего выраженные локализации позитивных образов с образом «матери». Образ «отца» группа «средних детей» воспринимает как сильный, морально и эмоционально привлекательный и близкий по своим качествам, к образу «ответственного человека», с его образом связывают образ себя (в будущем).

Группа «старших детей» связывает образ себя (в будущем) с образом «матери», т.е. они только стремятся быть на нее похожими, а с образом «отца», связывают образ себя (в настоящем). Это дает основания говорить о субъективном развитии у «старших детей» качеств, носителем которых им представляется мать. Отец же - «фигура» более достигаемая и рефлексируемая. Его группа «старших детей», рассматривает как фигуру сильную, социально адаптивную, эмоционально привлекательную, но он менее идеализирован, чем образ «матери».

Восприятие образа «отца» в группе «младших детей» связано с образом «идеала общества». «Отец» воспринимается как фигура слабая, эмоционально непривлекательная, но социально адаптивная. Функция младшего ребенка в семье, направлена на интериоризацию роли отца. Направленность отца на внесемейные виды деятельности (профессиональная сфера) подрывает отношение к отцу, а новые роли отца усваиваются медленнее. Разная оценка образов «отца» и «матери» порождает раздельное восприятие родителей группой «младших детей». Родители в семантическом пространстве «младших» значительно дистанцированы друг от друга, в отличие от восприятия их в группах «старших» и «средних детей», которые располагают родителей на незначительной дистанции друг от друга.

Полученные нами результаты отчасти совпадают с исследованием И.С.Кона (1989), который пишет о подорванном традиционном положении мужчины в семье. Действительно, образ «отца» более рефлексируется детьми, по сравнению с образом «матери», но не в равной степени. Образ «отца» больше рефлексируют младшие дети, а меньше всего средние. Образ отца они рассматривают как ориентировочный (в будущем). Отсутствие у средних детей

ясной функции в семье, может сближать среднего ребенка с «отцом», семейные функции которого также мало выражены.

Восприятие в группе «старших детей», образов «средних» и «младших» братьев и сестер связано с образом себя (в прошлом), как соответствующее собственному развитию в прошлом. Однако в восприятии братьев (сестер) -имеются различия. Образ «младшего брата (сестры)» по 3 фактору «Моральная оценка» связан с образом себя (в настоящем), а образ «средних братьев (сестер) по 1 фактору «Сила Я» связан с образом себя (в настоящем)1. Образ «средних братьев (сестер)» рассматривается как менее сильный, социально неадаптивный, а в факторе 3 «Моральная оценка» образ «средних братьев (сестер)» расположен между отрицательными и положительными социальными образами. Это показывает, что в восприятии «старших детей» образа «средних братьев (сестер)» выглядит как морально мало чувствительный или индифферентный. Образ «младшего брата (сестры)» воспринимается в трех факторах «Сила Я», «Социальная адаптивность» и «Моральная оценка» как ' непривлекательный, слабый, социально неадаптивный, но более привлекательный морально и эмоционально, чем образ «средних братьев (сестер)». Это дает основания говорить о дифференцированном отношении старших детей в семье к братьям и сестрам.

Восприятие группой «средних детей» образа «старшего брата (сестры)» имеет высокую оценку в факторе 2 «Социальная адаптивность» и связано с образом себя (в настоящем) и образом «Мой идеал» по фактору 3 «Эмоциональная оценка». «Старший брат (сестра)» рассматривается как фигура социально адаптивная, эмоционально привлекательная, близкая к личным идеалам.

Восприятие группой «средних детей», образа «других средних» и «младших братьев (сестер)», связано с образом себя (в прошлом). Образ «других средних братьев (сестер)» воспринимается близко к образу «Безответственного человека» по 3 фактору «эмоциональная оценка», а в 4 факторе «Моральная оценка», образ «другие средние братья (сестры)» имеет высокую оценку и связан с образом «мой идеал», а также «плохой сын (дочь)». Образ «других средних братьев (сестер)» рассматривается как слабый, непривлекательный эмоционально, но более привлекательный морально и связан с личным идеалом испытуемых. Восприятие роли «средних братьев (сестер)», не имеющих в семье постоянной функции, осложнено. Выполнение функции «хорошего сына (дочери)» для «средних детей» затруднительно, так как субъекты, не имеющие четко очерченных функций, недопонимают требований, предъявляемых к их роли в семье.

Восприятие в группе «младших детей» образа «средних братьев (сестер)» связано с образом «плохого сына (дочери)» в факторе 3 («Социальная адаптивность», т.е. они рассматриваются как социально неадаптивные, и не

1 Числовой номер фактора указывает порядок его значимости для данной группы испытуемых.

отвечающие требованиям, предъявляемым к роли «хорошего сына (дочери)». В 2 факторе «Моральная оценка» «средние братья (сестры)» ближе всех членов семьи к образам «Безответственного человека» и «Плохого сына (дочери)». В семантическом пространстве не обнаружена связь «образа себя» с образом «средних детей». Это говорит о том, что этот образ не был привлекателен ни в прошлом, ни в будущем, ни в настоящем времени. В восприятии «младших детей» образ «средних братьев (сестер)» рассматривается как фигура, менее всего руководствующаяся в своем поведении моральными принципами, а значение фактора «Моральная оценка» для группы «младших детей» более существенна (второй по значимости фактор), чем в группе «средних детей» (наиболее слабый 4 фактор).

Восприятие группами «средних» и «младших детей», образа «старшего брата (сестры)» расположено ближе к образу «родителей». Это дает основания говорить об уравнивании статуса «старшего брата (сестры)» с категорией родителей.

Результаты нашего исследования позволяют говорить о выраженной иерархической системе казахской семьи, с соответствующей регламентацией ролевых позиций. Для средних и младших детей в семье, старший брат (сестра) психологически ближе, чем родители. Соответственно, старший ребенок не только наделен обязанностями родителей, но и пользуется авторитетом у других детей, соответственно имеет права родителей. И наоборот, для старшего ребенка в семье психологически ближе родители. При решении проблем, конфликтных ситуаций, вероятнее всего, родители будут влиять на старшего ребенка в семье, который в свою очередь будет регулировать поведение средних и младших братьев (сестер).

Согласно результатам нашего исследования, имеются отличия в самооценках испытуемых. В семантическом пространстве группа «старших детей», «образ себя» (в настоящем) располагается близко к «положительным образам» и «образу матери», имеющим высокие показатели в факторах, что дает основание говорить о высокой самооценке испытуемых.

В семантических пространствах группы «средних детей» образ «старшего брата (сестры)» ближе к положительным образам и образу матери, имеющим высокие показатели в факторах, в отличие от восприятия «образа себя» (в настоящем). Самооценка (образ себя) у средних детей в семье, ниже, чем самооценка группы «старших детей».

Группа «младших детей» связывает с образом «хороший сын (дочь)», себя (в настоящем времени), что дает основание говорить о завышенной самооценке высокая оценка, по 1 наиболее значимому фактору «Сила Я». Группа «младших детей», считает себя фигурой сильной, социально адаптивной, и соответствующей образу «хорошего сына (дочери)», что говорит об идеализации «образа себя» в семье. Однако, это противоречит оценке «младших» группами «старших» и «средних детей», воспринимающих образ «младшего брата (сестры)» как слабый, социально неадаптивный, морально

непривлекательный. Но в группе «старших детей» образ «младший брат I (сестра)» выглядит более привлекательным эмоционально и морально.

При определении своего образа (в будущем), испытуемые группы «старших» и «средних детей» ориентируются на реальных субъектов семьи. , Для «старших» - это «мать», а для средних - «отец». Это отличает их от группы «младших детей», которые образ себя (в будущем) связывают с образом «ответственного человека» и не склонны выбирать авторитетное лицо I из членов семьи. Учитывая сохраняющиеся иерархические и регламентированные отношения членов казахской семьи, ситуация развития «младшего ребенка» может приводить к подавлению его позиции другими членами семьи, особенно средними детьми, так как их взаимооценка, согласно данным нашего исследования, характеризуются жесткостью, недоверием и 4 враждебностью. Выявленные особенности могут явиться потенциальным

источником внутрисемейных проблем.

Результаты исследования субъектных позиций, проявляющихся как I

склонность принимать во взаимодействии те или иные субъектные функции, у '

испытуемых, отличающихся порядком рождения, представлены в гистограмме

Субъектные позиции испытуемых в зависимости от их порядка

рождения в семье

---—-=-

^В^Н^ В Старшие лети ^^^Н '■ Средние дети 2*>4 __1 □ Младшие дети

& Б-оценишк Б- 5- объект

исполнитель координатор потребитель потребности

субъекты

Достоверность различий определялась по параметрическому многофункциональному статистическому критерию Фишера (угловое преобразование Фишера). Различия цен у испытуемых, отличающихся порядком рождения, не существенны.

Сравнения значений каждой субъектной функции между испытуемыми "

всех трех групп, в зависимости от пола и структуры семьи (исследовались 1

типы семей "двое детей", "трое детей", "более трех детей") показали I

незначимые различия. Значимые различия обнаружены в росте склонности ,

принимать функцию "субъекта-оценщика" в группе «младших детей» в 15-16 |

лет. Взрослые и другие дети, являясь старшими, по отношению к младшему ребенку, демонстрируют свою позицию, отнимая у младшего возможность самостоятельного выполнения практических действий. Такая ситуация

развития, приводит к повышению функции "субъекта-оценщика". Но в 17-20 лет различия этой же субъектной функции уже не значимы, что можно объяснить конкретной функцией младшего ребенка в семье и подготовкой его к ее выполнению. Понижение функции "субъекта-оценщика" в последующем возрасте, объясняется изменением социальной ситуации развития началом профессионального обучения, где индивид уходит от жесткой семейной опеки.

Значимые различия обнаружены и в группе «средних детей». Ими продемонстрировано увеличение функции "субъекта-объекта потребности" (в 15-16 и 17-20 лет), но в 21-26 лет различия этой же функции -уже незначимы.

Ситуация развития «средних» детей имеет отличия тем, что они не имеют четкой функции в семье, в отличие от субъектов, занимающих позиции «старших» и «младших» детей. Соответственно, средние меньше ощущают потребность в себе. В результате у них обостряется ориентировка на фактор своей необходимости, которая и ведет к формированию позиции «объекта потребности».

У всех испытуемых обнаруживается значимое преобладание функции "субъекта-исполнителя", она доминирует во всех группах. Сравнения значений субъектных функций "оценщика", "координатора" и "потребителя" показали незначимые различия.

Учитывая этническое своеобразие казахской социальной среды, мы сравнили наши результаты с данными Е.В.Трифоновой (2001) и И.В.Шабельникова (2003), полученными на представителях европейской культуры (Москва и Обнинск). Там у испытуемых сходных возрастов заметно более выражены другие субъектные функции. Можно говорить о доминировании функции «исполнителя» именно у казахов и объяснить это следующим: функция «исполнителя» наиболее потребна в условиях коллективной деятельности. В казахской семье детям предлагается принимать на себя функции исполнителя в общении с родителями, братьями и сестрами, другими родственниками.

Подготовка ребенка к той или иной роли в семье предполагает развитие опосредованных функций. Старший и младший ребенок в структуре казахской семьи, являются наследниками родителей и выполняют функции опекунов по отношению к ним. Но старший и младший ребенок являются наследниками разных родителей. Старший ребенок передается на воспитание в семью своего деда. Затем он автоматически, согласно традиции, занимает главенствующую * позицию в отношении братьев и сестер. В результате ребенок, занимающий позицию старшего, приобретает управленческий опыт, осуществляемый при активной поддержке взрослых.

Опека родителей младшим ребенком отличается от сходной опеки старшим ребенком. Младший ребенок остается жить в родительской семье и является наследником отца. Но интериоризация функции отца осложнена тем, что отец, являясь главой семьи, одновременно подчиняется руководителю семейно-родового клана. Позиция отца, не имеет четкости и целостности, она

не достаточно «отточена», так как он непосредственно включен в структуру

семьи и семейно-родового клана, в отличии от позиции деда - признанного ^

координатора субъектов в семейно-родовом сообществе. (

Роль среднего ребенка практически не представлена в этнографических I

исследованиях. Но подчеркивается (А.Т. Бекмуратова 1967; И.А. Кисляков

1969), что средние дети отделяются от основной семьи и проживают

поблизости, но не вместе. В нашем исследовании «средние дети»,

продемонстрировали значимые отличия от «старших» и «младших» по

нарастанию у них функции "объекта потребности" (в 15-16 лет, 17-20 лет).

Отсутствие у средних детей четкой роли в семье является условием роста

склонности выполнять функцию «объекта потребности».

♦ # * ;

Результаты исследования самооценки у испытуемых, отличающихся порядком рождения представлены в гистограмме №2 I

высокий выше среднего сканЩКыскв*™) нижесреднего низкий

Вид самооиевкм

В таблице №1 представлены результаты сравнения значений самооценки между процентными долями двух выборок во всех трех группах (достоверность различий определялась по параметрическому многофункциональному статистическому критерию Фишера (ф* угловое

преобразование Фише ра).

Сравнение значений(%) Группы старших и средних детей Группы средних и младших детей Группы старших и младших детей

1. высокая (завышенная) самооценка 1,0947 0,37054 0,73885

2. самооценка выше среднего 7,13433** 1,88743* 9,1903**

3. средняя (адекватная) самооценка 4,13693** 0,9198 3,28077**

4. самооценка ниже среднего 3,6768** 2,50775** 6,29738**

5. низкая самооценка 4,11975** 0,09224 4,29243**

Примечание: Знаком "*" обозначены различия соответствующие уровню значимости 0.05. Знаком "**" обозначены различия соответствующие уровню значимости 0,01.

Самооценка группы «старших детей», распределяется на четырех уровнях («высокий», «выше среднего», «средний», «ниже среднего»). Доминирует самооценка «выше среднего», «низкий» уровень самооценки - нехарактерен.

Сравнения значений по полу, возрасту и количеству детей, показывает, что самооценка остается неизменной, что указывает на ведущее положение старших детей в семье. Высокая самооценка испытуемых группы «старших детей» обусловлена наличием у них постоянной функции в структуре семьи, особыми формами взаимодействия взрослых со старшим ребенком (передача на воспитание в семью «дедов», положение «старшего» среди детей, активное включение в позицию взрослых при решении вопросов, связанных с образованием, вступлением в брак).

Самооценка труппы «средних детей» распределяется на всех уровнях, но доминирует «средняя» самооценка. Самооценка при сравнении значений в зависимости от пола - не различается, но изменяется в зависимости от возраста (в 17-20 лет доминирует уровень «выше среднего») и от типа семьи (в семье «трое детей» - доминирует уровень «выше среднего»).

Средние дети не имеют стабильной функции в семье и более управляемы старшими детьми. Взрослые не склонны к особым средствам взаимодействия с ними (непостоянный характер предъявляемых требований).

Младшие дети имеют «среднюю» самооценку, которая не изменяется в зависимости от пола, но изменяется в зависимости от типа семьи («более трех детей» доминирует самооценка «ниже среднего») и возраста (в 15-16 лет-«ниже среднего»). Младшие дети имеют стабильную функцию в семье. Взрослые склонны к особым средствам взаимодействия с ними (большое количество опекунов, постоянный строгий контроль, отсутствие возможности самостоятельных действий), что значительно подавляет младшего ребенка.

Для всех групп «старших» и «средних» детей мужского пола характерен «высокий» уровень самооценки, в отличие от групп «старших» и «средних» детей женского пола, для которых она не характерна. Ситуация развития детей мужского пола в семье обусловлена их статусом. Они являются субъектами семейно-родового клана, который сохранятся независимо от вступления в брак.

Это отличает их от развития и воспитания женщин, которые после вступления в брак выбывают из семьи, утрачивая свою функцию. Развитие самооценки групп «старших» и «средних детей» женского пола обусловлено и представлениями о женской функции, что также показывают В.И.Гарбузов, Э.Г.Эйдемиллер, А.С.Спиваковская, А.Я.Варга, А.Д.Кошелева, В.ИЛерегуда, и др., о их будущей материнской роли (М.И.Лисина, Е.О.Смирнова, Н.Н.Авдеева, СЮ.Мещерякова, О.В.Баженова, Л.Л.Баз, Г.В.Скобло, А.Д.Кошелева, В.И.Перегуда, и др.).

Для группы «младших детей» мужского пола «высокий» уровень самооценки - не характерен, в отличие от группы «младших детей» женского пола, где она выражена. Младший сын в казахской семье с детства подготавливается к своей будущей функции (преемник отца), но до наступления этого этапа все члены семейно-родового клана склонны подавлять его мнение и активность. Младшая дочь не выполняет функцию няни (как это характерно для старших и средних сестер), наоборот, опекается родителями,

братьями и сестрами, другими родственниками, они балуют ее, ребенок растет капризным и требовательным.

Все группы испытуемых в периоде от 15-16 лет (выпускники средней школы) показали отсутствие «высокого» уровня самооценки, на что, видимо, повлияло окончание средней школы. В исследованиях детей данного возраста (И.В. Дубровина, И.С. Кон, Л.И. Божович) отмечен рост самооценочной тревожности и болезненной психологической перестройки к новой общественно значимой позиции.

В отличие от возраста 15-16 лет, 17-20 лет - в группах «средних» и «младших детей» самооценка распределена на всех уровнях. Профессиональное самоопределение обуславливает качественное изменение личности, которое происходит вследствие принятия на себя ответственности за профессиональную деятельность.

В возрасте 21-26 лет самооценка «старших детей» распределена на трех уровнях: «высокий», «выше среднего», «средний». Самооценка же группы «средних детей», распределена на иных трех уровнях: «выше среднего», «средний», «ниже среднего». Самооценка группы «младших детей» распределена на четырех уровнях: «выше среднего», «средний», «ниже среднего», «низкий».

Особенности развития испытуемых в возрасте 21-26 лет обусловлены моментом завершения образования и получения профессии, влиянием семейно-брачных факторов и др. моментами развития личности. Возраст можно охарактеризовать, как период относительной стабилизации в субъективных ролевых позициях. Согласованность личности со сроками реализации себя (профессиональная деятельность, создание своей семьи) обуславливает особенности самооценки. Старшие дети в семье демонстрируют большую успешность (наличие «высокого» уровня самооценки), и менее успешно на их фоне выглядят средние и младшие дети в семье.

В семьях, где только двое детей, у «старших детей» обнаруживается отсутствие «высокого» уровня самооценки. Для группы «младших детей» - она наоборот характерна, хотя доминирует самооценка «выше среднего». Это позволяет говорить от том, что меньшее количество детей (отсутствие средних детей) не только повышает самооценку младшего ребенка в семье, но и создает конкурентную среду для старшего брата (сестры).

В типе семьи «трое детей», самооценка «старших детей» распределена на уровнях «выше среднего» и «средний», а самооценка группы «младших детей» распределена на уровнях «средний» и «ниже среднего». Самооценка в группе «средних детей» распределена на всех пяти уровнях (доминирует уровень «выше среднего»). В семье «трое детей» средний ребенок больше фиксирован на своем положении и более определен в своих обязанностях, правах и др.

В семье «более трех детей» самооценка в группе «старших детей» распределена на уровнях: «высокий», «выше среднего», «средний»; в группе

«средних детей» распределена на уровнях «выше среднего» и «средний», но доминирует «средний» уровень самооценки.

В ситуации семьи, где несколько средних детей, взрослые, по традиции, склонны «дробить» средних детей на подгруппы (младшая(-ий) из девочек (мальчиков), старшая(-ий) из девочек (мальчиков), что влияет на развитие самооценки среднего ребенка в семье, т.к. создается ситуация еще большей неопределенности функции среднего ребенка в семье.

Самооценка в группе «младших детей» распределена на уровнях: «выше среднего», «ниже среднего» и «низкий», а доминирует уровень самооценки «ниже среднего». В семьях «трое детей» и «более трех детей» младшие дети попадают под опеку и воспитание старших и средних детей в семье. Родители во взаимоотношениях с младшим ребенком используют «договоры»: «ты еще маленький», «посмотри как это делают другие», «учись», «когда подрастешь, тогда и будешь все делать», «еще успеешь, твое дело учиться» и др. В результате такого взаимодействия понижается возможность самостоятельных действий и уровень самооценки.

Выводы:

1. В зависимости от порядка рождения детей в казахской семье у них обнаруживаются психосемантические различия в восприятии членов семьи:

• старшие дети воспринимают мать наиболее идеализированно, в отличие от отца, который воспринимается как более достигаемый образ. Свою позицию старшие дети видят близко к позиции отца, а позицию матери - как близкую к себе в будущем;

• средние дети воспринимают мать менее идеализированно, а отец воспринимается ими как ответственный человек. Свою позицию средние дети видят близко к позиции старшего брата (сестры), а позицию отца - как близкую к себе в будущем. Отсутствие ясной функции в семье у средних детей сближает их с отцом, функция которого в семье также мало выражена;

• младшие дети воспринимают мать более идеализированно, а отец ими воспринимается как идеал общества, но оценка отца носит чрезвычайно жесткий характер. Младший ребенок в семье наследует дела отца, но направленность отца на внесемейные функции, подрывает отношение к нему, и его роль усваивается медленнее. Свою позицию младшие дети склонны воспринимать близко к идеальным образам, которые ими рассматриваются как близкие себе в будущем.

2. Дети в казахской семье, независимо от порядка рождения, склонны принимать во взаимодействии позицию субъекта-исполнителя.

3. Самооценка личности зависит от порядка рождения ребенка в семье:

• Старшие дети имеют самооценку «выше среднего», не изменяющуюся в зависимости от пола, возраста и количества детей в семье.

о Средние дети имеют «среднюю» самооценку, которая не изменяется в зависимости от пола, но изменяется в зависимости от возраста и типа семьи.

В 17-20 лет доминирует уровень «выше среднего», а в типе семьи «трое детей» уровень «выше среднего» доминирует во всех возрастных группах.

• Младшие дети имеют «среднюю» самооценку, изменяющуюся в зависимости от типа семьи. В семье «более трех детей» доминирует самооценка «ниже среднего», в семье «двое детей» - «выше среднего».

Содержание диссертационного исследования нашло отражение в следующих публикациях автора:

1. Формирование позиции в этнокультурной среде // Высшая школа Казахстана. № 6, 2000. С. 77-84.

2. Особенности личностного развития в связи с порядком рождения // Поиск. 2001, №2. С. 191-197.

3. Учебное пособие для студентов по изучению дисциплины "Психология восприятия и ощущений": в 2 ч. - Алматы, 2001.

4. Становление позиции субъекта в зависимости от структуры семьи // Материалы тезисов Второго Российского Конгресса "Мир семьи" (г. Москва, 14-17 ноября, 2001) - М„ 2001. С. 96 - 98.

5. Изменение самооценки в зависимости от позиции субъекта в структуре семьи. // Материалы тезисов Второго Российского Конгресса "Мир семьи" (г. Москва, 14-17 ноября, 2001) - М., 2001. С. 94 - 95.

6. Особенности развития субъектных позиций детей в структуре семьи // Материалы Международной конференции. Академия "Престиж" (г. Алматы, 14-15 мая, 2002)-Алматы. 2002. С. 173- 179.

7. Зависимость субъектной позиции, от структуры семьи // Научные труды ГОСНИИ института семьи и воспитания. - М., 2002, т. 2. С.51-54.

2ооЗ-А ' 5407 ' m 154 67 /

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Давлетова, Ажар Далабаевна, 2003 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ.

1.1. особенности личностного развития в зависимости от порядка рождения в семье

ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ СЕМЬИ НА РАЗВИТИЕ

ЛИЧНОСТИ

2.1. Развитие личности в этнически разных семьях.

ГЛАВА 3. ИССЛЕДОВАНИЕ ОРИЕНТИРОВКИ ЛИЧНОСТИ В

ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ РОДИТЕЛЬСКОЙ СЕМЬИ.

3.1. Задачи и методики исследования.

3.1Л. Гипотезы. Задачи.

Экспериментальные группы.

3.1.2. Характеристика испытуемых.

3.1.3.Характеристика методов исследования.

3.1.4.Влияние личностных характеристик на ориентировку в психологическом пространстве родительской семьи.

3.2.1. Восприятие казахами членов родительской семьи в зависимости от

• порядка их рождения.

3.2.2. Характеристика восприятия членов родительской семьи, старшими детьми.

3.2.3. Характеристика восприятия членов родительской семьи, средними детьми.

3.3.3. Характеристика восприятия членов родительской семьи, младшими детьми.

3.4.1 .Субъектные позиции испытуемых в зависимости от порядка их рождения в казахской семье.

3.4.2.ВЛИЯНИЕ ПОЛОЖЕНИЯ РЕБЕНКА В СТРУКТУРЕ КАЗАХСКОЙ

СЕМЬИ НА ФОРМИРОВАНИЕ СУБЪЕКТННЫХ ПОЗИЦИЙ.

3.5.1.Самооценка испытуемых в зависимости от порядка их рождения в казахской семье.

Введение диссертации по психологии, на тему "Ориентировка личности в психологическом пространстве родительской семьи"

Актуальность проблемы исследования. Проблема формирования личности ребенка в семье является одной из центральных в психологии. Именно в родительской семье закладываются основные психологические качества личности. Однако в конце 20-го века внимание психологов было больше сосредоточено на формировании личности ребенка в общественных учреждениях, а семья, если и рассматривалась, то чаще вне контекста ее этнического своеобразия.

В последнее десятилетие проявляются две тенденции, придающие особую актуальность проблеме развития личности в этнически специфичной многодетной семье. Во-первых, усилился интерес к изучению этнических проблем и формированию личности в различных этнических типах семьи. Значимость этого аспекта исследования личности связана, в частности, с обострением межэтнических взаимодействий, корни которой уходят в своеобразие развития личности в той или иной этнической культуре. Во-вторых, возрос интерес к изучению своеобразия личности в целом, стремление сделать личность центром общественных интересов (личностно ориентированная педагогика, политика, экономика).

Особую остроту и актуальность этнопсихологические проблемы приобретают в отношении этносов, претерпевающих резкие исторические изменения в течение последних десятилетий 20 века и начала 21 века. Одним из них является казахский этнос, с одной стороны, еще сохраняющий традиционную структуру семьи, в значительной мере составляющую основу организации этноса, а с другой - переживающий исторический перелом, связанный с изменением как базисной структуры семьи, так и психологии личности. Социально-экономическая перестройка последних десятилетий, породила ряд глубоких противоречий в традиционной структуре казахского этноса, что находит отражение в изменении психологического пространства казахской семьи.

При этом, в современной психологии нет достаточного количества работ, посвященных изучению формирования личностных характеристик, зависящих как от этнических особенностей семьи, так и от положения ребенка в структуре семьи.

Целью нашего исследования было выявление особенностей ориентировки личности в психологическом пространстве казахской родительской семьи, определяемых положением человека среди братьев и сестер (старший, средний, младший).

Объектом нашего исследования: выступила ориентировка субъекта в психологическом пространстве его родительской семьи. Испытуемыми были субъекты, занимающие различное положение в многодетной семье (старшие дети, средние и младшие дети). Исследование проводилось на материале казахских семей, имевших не менее двух детей, изучались особенности восприятия индивидом членов его родительской семьи и своего собственного положения в структуре этой семьи.

Предметом исследования: является зависимость ориентировки субъекта в психологическом пространстве родительской семьи от его положения в структуре этой семьи.

Гипотеза исследования — положение детей в структуре семьи (старший, средний, младший ребенок) влияет на восприятие ими психологического пространства родительской семьи.

На основе общей гипотезы были выдвинуты несколько частных гипотез:

1. Восприятие психологического пространства семьи старшими детьми, имеет специфические отличия, по сравнению с восприятием такового другими детьми, поскольку воспитание старшего ребенка, обусловлено функцией руководителя по отношению к младшим братьям и сестрам.

2. Восприятие психологического пространства семьи средним ребенком определяется его промежуточным положением между старшим и младшим ребенком.

3. Восприятие психологического пространства семьи младшим ребенком, определяется ролью ближайшего наследника и опекуна родителей. В развитии младшего ребенка, предполагается относительная идеализация им своей роли в семье.

С учетом поставленной цели и сформулированных гипотез, нами были выдвинуты следующие задачи исследования:

1. Выявить личностные характеристики детей в зависимости от положения в семье (старший, средний, младший).

2. Сравнить различия в развитии личностных характеристик у детей, в зависимости от положения в семье (старший, средний, младший).

3. Проанализировать развитие личностных характеристик у детей в зависимости от положения' среди братьев и сестер (старший, средний, младший).

4. Проанализировать зависимость ориентировки личности в психологическом пространстве родительской семьи от положения субъекта среди братьев и сестер (старший, средний, младший).

Методологическую базу исследования составили положения культурно-исторической концепции Л.С.Выготского, представления о деятельности и личности, разработанные в отечественной и зарубежной психологии. Методы были отобраны на основании предварительных психологических исследований испытуемых, различающихся порядком рождения.

Для выявления личностных характеристик детей в зависимости от положения в семье (старший, средний, младший) и их влияния на ориентировку личности нами были использованы следующие варианты методик:

1. Методика исследования личности, сконструированная на основе метода семантического дифференциала Ч.Осгуда-В.Петренко (1997).

2. Методика выявления субъектных позиций испытуемых в ситуации конфликтного взаимодействия.

3. Модифицированный проективный метод «Символические задания на выявление социального «Я»» (B.Long, R.Henderson, 1968).

В эксперименте приняли участие 324 испытуемых, занимающих различное положение в многодетной семье (старшие дети (п=110), средние дети (п=103), младшие дети (п=111). Исследование проводилось в течение 1997-2003 гг. в г. Алматы, Республика Казахстан.

Достоверность и обоснованность полученных результатов и выводов диссертации опираются на теоретико-методологический фундамент культурно-исторического подхода в психологии, обуславливаются адекватностью исследовательских методик поставленным задачам, применением метода факторного анализа и аппарата математической статистики для обработки полученных данных.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые исследованы особенности ориентировки личности в психологическом пространстве казахской родительской семьи, проанализированы причины их , возникновения. Впервые выявлены отличия ■ в личностных характеристиках детей, занимающих разное положение в казахской семье.

Теоретическая значимость данного исследования заключается в расширении представлений о детерминирующей роли семьи, конкретизации представлений о роли положения ребенка в структуре семьи для формирования его личностных характеристик. Формирование личности в семье является одной из ключевых проблем психологии личности, психологии развития и педагогической психологии. Результаты работы имеют значение для более глубокого понимания взаимосвязи между процессами развития личности и психологическими функциями семьи.

Практическая значимость: на основании результатов работы могут быть сделаны конкретные рекомендации по коррекции процесса воспитания ребенка в семье, организации эффективных способов развития личности ребенка и созданию адекватных, конструктивных отношений в семье.

Полученные данные могут, быть использованы при создании методик семейного воспитания, соответствующих уровню сложности организации семей в современном многоэтничном обществе, в работе психолого-консультационных центров, школьных психологов, педагогов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Восприятие казахами членов родительской семьи зависит от положения субъекта в структуре этой семьи. Это выражается в склонности восприятия своих позиций: старшими детьми - близко к позиции родителей, средними детьми - близко к позиции старших братьев (сестер), младшими детьми - близко к идеальным образам.

2. Все дети в казахской семье, независимо от положения, чаще принимают во взаимодействии позицию субъекта-исполнителя. Склонность занимать субъектные позиции не зависит от положения личности в казахской родительской семье.

3. Самооценка личности зависит от положения ребенка в казахской семье. Старшие дети имеют более высокую самооценку, по сравнению со средними и младшими детьми. Младшие дети — более низкую самооценку, по сравнению со старшими и средними детьми.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

1. Дети в казахской семье в зависимости от порядка рождения обнаруживают психосемантические различия в восприятии членов семьи:

• старшие дети воспринимают мать наиболее идеализировано, в отличие от отца, воспринимаемого как более достигаемый образ. Свою позицию старшие дети видят близко к позиции отца, а позицию матери — как близкую к себе в будущем;

• средние дети воспринимают мать менее идеализировано, а отец воспринимается ими, как ответственный человек. Свою позицию средние дети видят близко к позиции старшего брата (сестры), а позицию отца — как близкую к себе в будущем. Отсутствие ясной функции в семье у средних детей сближает их с отцом, функция которого в семье также мало выражена;

• младшие дети воспринимают мать более идеализировано, а отец воспринимается, как идеал общества, но оценка отца носит чрезвычайно жесткий характер. Младший ребенок в семье наследует дела отца, но направленность отца на внесемейные функции, подрывает отношение к нему, и его роль усваивается медленнее. Свою позицию младшие дети склонны воспринимать близко к идеальным образам, которые ими рассматриваются как близкие себе в будущем.

2. Дети в казахской семье, независимо от порядка рождения, склонны принимать во взаимодействии позицию субъекта-исполнителя.

3. Самооценка личности зависит от порядка рождения ребенка в семье:

• старшие дети имеют самооценку "выше среднего", не изменяющуюся в зависимости от пола, возраста и количества детей в семье;

• средние дети имеют "среднюю" самооценку, которая не изменяется в зависимости от пола, но изменяется в зависимости от возраста и типа семьи. В 17-20 лет доминирует уровень "выше среднего", а в типе семьи "трое детей" доминирует уровень "выше среднего";

• младшие дети имеют "среднюю" самооценку, изменяющуюся в зависимости от типа семьи. В семье "более трех детей" доминирует самооценка "ниже среднего", в семье "двое детей" - "выше среднего".

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, нами было проведено эмпирическое исследование личностных характеристик детей в структуре казахской семьи (старший, средний, младший), зависимости ориентировки личности в психологическом пространстве родительской семьи от ее положения в этом пространстве. Получены данные нашли отражение в 46 таблицах, 8 графиках и 19 гистограммах.

В результате изучения содержательных особенностей восприятия членов родительской семьи испытуемыми отличающимися порядком рождения обнаружено: выделение всеми тремя группами испытуемых в семантическом пространстве четырех значимых факторов, проинтерпретированных нами как "Сила Я", "Социальная адаптивность", "Моральная оценка", "Эмоциональная оценка". Анализ результатов оценок объектов, предложенных испытуемым позволяет говорить о том, что образ "матери" — у всех трех групп испытуемых, по первому, наиболее значимому фактору "Сила Я", располагается на небольшой дистанции от положительных персонажей, социальных и личных идеалов имеет стабильно высокую оценку образа идеального члена семьи и в других выделенных факторах, но не в равной степени. Мать рассматривается как фигура сильная, социально адаптивная, морально и эмоционально привлекательная и с образом "Моя мама" группа "старших детей", связывает f)6pa3 "Я-будущее", а с образом "отца", - образ "Я-настоящее". Образ "Мой отец" рассматривается как фигура сильная, социально адаптивная, эмоционально привлекательная, но менее идеализированная, чем образ "Моя мать".

Отличия обнаружены в группе "средних детей", по фактору "Социальная адаптивность". Образ "Моя мать" ими рассматривается как менее социально адаптивный и в семантическим пространстве к образу "матери" распределено меньше "позитивных образов" т.е. образ матери менее идеализирован. "Позитивные образы" распределены к образам "Мой отец" и "Старший брат сестра)", за счет чего семантическое пространство более "разряжено", в отличие от такового в группе "старших детей", имеющего выраженные локализации позитивных образов с образом "Моя мать". Образ "Мой отец" группа "средних детей" воспринимает как сильный, морально и эмоционально привлекательный и близкий по своим качествам, к образу "Ответственный человек", с его образом связывают образ "Я-будущее". Отсутствие функции в семье у средних детей, может сближать среднего ребенка с "отцом", семейные функции которого также мало выражены.

Восприятие образа "отца" в группе "младших детей" связан с образом "Идеала общества". "Отец" воспринимается как фигура слабая эмоционально непривлекательная, но социально адаптивная. Функция младшего ребенка в семье, направлена на интериоризацию роли отца, но направленность отца на в несемейные виды деятельности (профессиональная сфера) подрывает отношение к отцу. Разная оценка образов "отца" и "матери" которые в семантическом пространстве значительно дистанциированы друг от друга, порождает раздельное восприятие родителей группой "младших детей".

Восприятие в группе "старших детей" образов "средних" и "младших" братьев и сестер связано с образом "Я-прошлое" как соответствующего собственному прошлому развитию (качествам).

Старший брат (сестра)" рассматривается группой "средних детей" как фигура социально адаптивная, эмоционально привлекательная, близкая к личным идеалам. Восприятие этой же группой образа "других средних" и "младших братьев (сестер)" связано с образом "Я-прошлое".

Восприятие в группе "младших детей" образа "Средних братьев (сестер)" связано с образом "Плохой сын (дочь)". "Безответственный человек" они рассматриваются как социально неадаптивные. В семантическом пространстве не обнаружена связь "образа Я" с образом "Средние братья (сестра)". Это говорит о том, что их образ никогда не был привлекателен ни в прошлом, ни в будущем, ни в настоящем времени.

Восприятие группами "средних" и "младших детей", образа "старшего брата (сестры)" связано с образом "родителей". Это дает основания говорить об уравнивании статуса "старшего брата (сестры)" с ролью родителей.

Результаты нашего исследования позволяют говорить о выраженной иерархической системе казахской семьи, с соответствующей регламентацией ролевых позиций. Для средних и младших детей в семье, старший брат (сестра) психологически ближе, чем родители. Соответственно, старший ребенок не только наделен обязанностями родителей, но и пользуется авторитетом у других детей, имея права родителей. И наоборот, для старшего ребенка в семье психологически ближе родители. При решении проблем, конфликтных ситуаций, вероятнее всего, родители будут влиять на старшего ребенка в семье, который в свою очередь будет регулировать поведение средних и младших братьев (сестер).

В семантическом пространстве группа "старших детей", "образ себя" (в настоящем) располагает близко к "положительным образам" и "образу матери" имеющих высокие показатели в факторах, что дает основание говорить о высокой самооценке испытуемых.

В семантическом пространстве группы "средних детей" образ "старшего брата (сестры)" ближе к положительным образам и образу матери, имеющих высокие показатели в факторах, в отличие от собственного образа "Янастоящее". Это дает основание говорить, что самооценка (образ себя) у средних детей в семье, ниже, чем самооценка группы "старших детей".

Группа "младших детей" - "Я-настоящее" связывает с образом "хорошего сына (дочь)", что дает основание говорить о завышенной самооценке, высокая оценка, по 1 наиболее значимому фактору "Сила Я". Группа "младших детей" считает себя фигурой сильной, социально адаптивной и соответствующей по своему развитию образу "Хороший сын (дочь)", что говорит об идеализации "образа себя" в семье.

При определении своего образа "Я-будущее" группы "старших" и "средних детей" ориентируются на реальных субъектах семьи. Для "старшей" -это "мать", а для средней - "отец", что косвенно указывает на авторитеты. Это отличает их от группы "младших детей", которые образ "Я-будущее" связывают с образом "Ответственный человек" и не склонны выбирать авторитетное лицо из членов семьи. Учитывая сохраняющиеся иерархические и регламентированные отношения членов казахской семьи, ситуация развития "младшего ребенка", может приводить к подавлению его позиции другими членами семьи, особенно средними детьми, так как их взаимооценка, согласно нашему исследованию, характеризуются чрезвычайной жесткостью, недоверием и враждебностью. Выявленные особенности могут явиться потенциальным источником внутрисемейных проблем.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Давлетова, Ажар Далабаевна, Москва

1.Адлер А. Воспитание детей. Взаимодействие полов. - Ростов-на-Дону, 1998.

2. Алешина Ю.Е., Воловин А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопросы психологии. М., 1991. - № 4. - С. 74-82.

3. Анастази А. Психологическое тестирование. М., 1982. - Кн.2. - 295с.

4. Антонов A.M., Медков В.М. Второй ребенок. М.: Мысль, 1987. - 229с.

5. Антонов A.M., Медков В.М. Социология семьи. М., 1996.

6. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М.: Наука, 1977. -380 с.

7. Ананьев Б.Г Человек как предмет познания. Л.: ЛГУ, 1960. - 339 с.

8. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Наука, 1994. - 324 с.

9. Андреева Г.М. Принцип деятельности и исследование общения // Общение и деятельность. На рус. и чешек, яз. Прага, 1981.

10. Артыкбаев Ж.О. Этнология и этнрграфия // Учебное пособие. Астана: Изд-во Фолиант, 2001. 304с.14Арутюнянц Э. Педагогический потенциал семьи и проблема социального инфантилизма молодежи // Отец в современной семье. Вильнюс, 1988 - С. 26-33.

11. Лчильбиева Ф.Н. Городская многодетная семья. // Социс, 1990. -№9.6Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание и управление. М., 1981.

12. Божович JI.H. Социальная ситуация и движущие силы развития ребенка // Психология личности. Тексты. -М.: МГУ, 1982. С.166-171.

13. Белова В.А. Число детей в семье. -М: Изд-во Статистика, 1975.

14. Борисов В. России скоро не будет, если радикально не переломить обстановку // Семья и школа. М., 1998. - № 4.

15. Братусь Б.С., Газовский И.Я., Цапкин В.Н. Психологические проблемы изучения и коррекции аномалий личности. М.: Изд-во Московского Университета, 1988.

16. Броневский С.М. Записки о киргизах-кайсаках Средней орды // Отечественные записки. СПб, 1830. - Т. 43. - 200 с.

17. Бойко В.В. Малодетная семья. -М.: Изд-во Статистика, 1980. 231с.

18. Бойко Е.Ю. Анализ эволюционно-психологической концепции порядка рождения: кросс-к>льтурное исследование: Дипл. . работа. М.: РГГУ, 2002. 68 с.

19. Брунер Дж. Психология познания: За пределами непосредственной информации. М.: Изд-во Прогресс, 1977. 412 с.

20. ЪХ.Блонский П.П. О связи между IQ школьников и возраста матери, номера ее беременности, а также трудности родов. // Педалогия и школа. Л., 1929. - № 2, вып. 2. - С. 86-90.

21. Варга А.Я. Идентификация с родителями и формирование психологии пола: Семья и формирование личности: Сб. научн. ст. / Под. ред. Бодалева А.А. -М., 1981.

22. Волков А.Г. Дарский JI.E. Изучение мнений о величине семьи. М., 1971.

23. ЪА.Волкова К.Н. Характеристика межличностных отношений в семьях старшихшкольников. Материалы 2 Международного конгресса по социальной психологии. Тбилиси, 1970.

24. ЪЪ.Веракса Н.Е. Модель позиционного обучения студентов // Вопросы психологии. М., 1994. - № 3. - С. 122-129.

25. Величковский Б.М., Зинченко В.П., Лурия А.Р. Психология восприятия. М., 1975.

26. Валихапов Ч. Ч. Собрание соч. в 5 т. М., 1986. - Т. 1.

27. Выготский Л.С. Собрание сочинений в 6 т. М., 1982. - Т. 3.

28. Выготский Л.С. История развития высших психических функций // Развитие высших психических функций. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1960. - С. 197-198.

29. Выготский Л.С. Психология. Проблема возраста. М.: Изд-во Апрель Пресс, 2000.-901 с.

30. А\.Выготский Л.С. Проблема возраста // Проблемы психологии развития. Материалы международной психологической конференции "Психическое развитие в онтогенезе: закономерности и возможные периодизации". М., 2000. - С. 7-30.

31. Выготский Л.С. Психология. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, серия Мир психологии, 2000. - 1008 с.

32. Випншот Д.В. Разговор с родителями. М., 1995. - С. 35-36.

33. Гаврилова Т.П. К проблеме распада семьи на детей дошкольного возраста: Семья и формирование личности: Сб. научн. ст. / Под. ред. Бодалева А.А. -М., 1981. С.10-15.

34. Гульянова Н.А. О связи самопринятия и осознания Я-образа в ситуации неуспеха // Вестник Моск. ун-та. сер.14. Психология. М., 2001. - № 3. -С. 6875.

35. Гумилев JI.H. Древние тюрки. М., 1993. 496 с.

36. Горбунов Н.И. Обоснованность, надежность и переносимость вопросников // Труды по социологии. Тарту, 1973. - Т. 2. - С. 159-222.

37. Громов Д.В. Изменение психологических характеристик личности в процессе прохождения процедур инициационного типа: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М., 2002. 23 с.

38. Думалов Х.М., Смирнов Я.С. Старые и новые трактовки некоторых брачно-семейных обычаев Народов Кавказа // Этнографическое обозрение. М., 1999.-№4.

39. Дружинин В.Н. Психология семьи. М.: Изд-во КСП, 1996.5S Друлсинин В.Н. Экспериментальная психология. -М.: Изд-во Питер, 2000. 317с.59ЗемскаМ. Семья и личность. М.: Изд-во Прогресс, 1986. 133 с.

40. Зидер Р. Социальная история семьи в Западной и центральной Европе (конец 18-20 вв). М., 1997.61 .Ильенков Э.В. Что же такое личность? // В кн. «С чего начинается личность». -М., 1979. С.319-344.

41. Ы.Ким A.M. Этнопсихологические аспекты изучения проблемы понимания // Национальные процессы в Казахстане: пути и способы их регуляции. -Алматы, 1992. С. 90.

42. Кратохвил С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний. М.: Медицина, 1991. - 335с.

43. Карсщуба Т.К. Особенности жизненного и профессионального становления единственных детей в семье: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М., 1998.

44. Кисляков И.А. Очерки по истории семьи и брака у народов Средней Азии и Казахстана. Д.: Наука, 1969. 240 с.

45. Кон И.С. Ребенок и общество. -М.: Наука, 1988.

46. Коп И.С. Введение в сексологию. М.: Медицина, 1990^. - 331 с.

47. Кон И.С. Психология ранней юности. М.: Изд-во Просвещение, 1989. 254с.

48. Колбановскш В.Н. Любовь, брак и семья в социальном обществе. М., 1958. С.135 -136.

49. Кудрявцев В.Т., Дмитриев С.В. О некоторых методах и средствах формирования многомерного деятельностного сознания и мышления человека: Гуманитаризация образования и гуманизация знания: Межвузовский сб. науч. тр. Н.Новгород: НГПУ, 1998. - С. 46-52.

50. Леонтьев А.А. Знак и деятельность. // Вопр. философии. М., 1965. - №2.76Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. -М., 1972.-476 с.77Ларю Дж. Секс в библии. М., 1995.

51. Масанов Н.Э. Кочевая цивилизация казахов (основы жизнедеятельности номадского общестра) // Этнографическое обозрение. М., 1996. - № 5.82Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. М., 1971. - Т.36. - С. 97.

52. Обухова Л.Ф. Детская возрастная психология. М., 1999. - 442с.

53. Психология личности в трудах отечественных психологов. Хрестоматия / Под. ред. Куликова Л.В. СПб.: Изд-во Питер, 2000. - 480с.

54. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. М.: МГУ, 1997. - 400с.

55. Психологический словарь. / Под, ред. В.П. Зинченко. М., 1997. 438 с.

56. Поришев Б.Ф. Функции выбора основа личности // В сб. Проблемы личности. - М., 1969. - С. 344-349.9вЛарыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. М.: Изд-во Мысль, 1971.-352 с.

57. Равич-Щербо И.В. Психогенетика // Краткий психологический словарь / Под ред. Петровского А.В., Ярошевского М.Г. М., 1985. С. 268-269.

58. Роджерс К. Клиенто-иентрированная терапия / Пер. с англ. Рефл.-бук. Ваклер, 1997.

59. Ружже В.Л„ Елисеева И.И., КаОибур Т.С. Структура и функционирование семейных групп. М.: Изд-во Статистика, 1983. 160 с.

60. Ричаросон Р. У. Силы семейных уз. СПб., 1994.

61. Савин И.С. Этнический аспект современной социально-экономической ситуации в Казахстане (1993-1995 гг.) // Этнографическое обозрение. М., 1996.- №5.

62. Семенов Ю.И. Происхождение брака и семьи. М., 1974. 309 с.

63. Семья и формирование личности: Сб. научн. ст. / Под. ред. Бодалева А.А. -М., 1981.

64. Столин В.В. Сараева Н.В. Неверова И.А. Эмоционально-ценностное отношение к себе и другому, локус контроля и мотивация // В кн. Личность в системе коллективных отношений. М., 1980.

65. Субботский Е.В. Золотой век детства. М., 1982.

66. Спиваковская А.С., Столиц В.В. Самосознание личности. М.: Изд-во МГУ, 1983.286 с.

67. Стефаненко Т. Этнопсихология // Учебник. М., 1999. 320 с.

68. Соловьев Н. Я. Брак и семья сегодня. Вильнюс, 1974.111 .Соловьева О.В. Обратная связь в межличностном общении. М., 1992. 109 с.

69. Собкин B.C. Писарский П.С. Жизненные ценности и отношение к образованию: кросскультурный анализ. М.: Москва-Амстердам, 1994. -С.69-70.

70. Собкин B.C. Этнос. Идентичность. Образование. М.: ЦСО РАО,1998. - 268 с.

71. Селиванов В.М. Быт и развитие личности // Ученые записки Рязанского пединститута. Рязань, 1969. - Т.69

72. Титаренко В.Я. Семья и формирование личности. М., 1987.

73. МЬ.Трифонова Е.В. Влияние семейных отношений на формированиесубъектных позиций у детей: Дис. канд. психол. наук. М., 2001. 140с.

74. Тронов В.Д., Обычаи и обычное право киргиз // Зап. РГО по отделен. Этнографии. СПб., 1891. - Т. 17, вып. 2.

75. Хрестоматия по истории психологии / Под. ред. Гальперина П.Я., Ждан А.Н. -М.: Изд-во МГУ, 1980. 300с.22Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. Серия мастера психологии. СПб., 1999. - 608 с.

76. Человек в кругу семьи: Очерки по истории частной жизни в Европе до начала нового времени. М., 1996. - С. 290-305.22,.Шабельников В.К. Психика как функциональная система. Алма-Ата, 1986.

77. Шабельников Виталий. Демократизация Востока: психологические проблемы // Развитие личности. М., 1997. - №1. С.84-99.

78. Шабелъииков В.К. Психология души. М.: Изд-кий центр Академия, 2003. -240 с.

79. Шабельников В.К. Ментальные следствия полиэтнического и моноэтнического развития. Европа и Азия // Национальное и интернациональное в воспитании. Алматы, 1994.

80. Шабельников В.К. Этнос, семья, личность в геополитическом конфликте 21 века // Наука и образование на современном этапе развития общества. / Сб. материалов первой международной научно-практической конференции. -Алматы, 2002. С. 23-30

81. Шабельников В.К. Этология человека на пороге 21 века: новые данные и старые проблемы. М.: РГГУ, 1999.

82. Ъ\.Шабельников В.К. Психологические механизмы генезиса функциональной структуры действия в условиях планомерного формирования: Дис. . д-ра. псих. наук. М., 1988.

83. Шабельников И.В. Влияние ориентировки в личностных качествах сверстников на субъектные позиции и статус подростков и юношей в группе: Дис. . канд. психол. наук. М., 2003. 140с.

84. ХЪЬ.Шнейдер JI.B. Психология семейных отношений. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. -512 с.

85. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В. В. Семейная психотерапия. JL: Медицина, 1989.- 192 с.

86. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. СПб.: Изд-во ПИТЕР, Серия «Мастера психологии», 1999. - 656 с.13 9. Этнограф и я детства. Историографический очерк / Под. ред. Кона И.С., Решетов A.M. М., 1983. 192 с.

87. Anastazy A. Intelligence and Family size // Psychol. Bull., 1956, 53. p. 187-210.

88. Aries Ph. L'Enfant et la vie familiale sous L'Ancien Regime. 1960.

89. Apperly F.I. A study of American Rhodes Sholars // J. of Heredity. 30, 10, 1939, p.493-495.

90. Altus W.D. Birth order and academic primogenture // J. Pers. and Social Psychol., 32(6), 1965, p. 872-876.

91. Alius W.D. Birth order and its sequelae // Science, 151, 3706, 1966,44-49.

92. XAKAdler A. The Individual Psychology of Alfred Adler. Eds. Ansbacher H.I. & Ansbacher R.R. New-York, 1956.

93. Barry H. Josephson L., Lauer E., Marshall C. Agents and Technieques for Child Thaining: Cross-Cultural Codes 6. Ethnology. Vol. 16, 1977, p. 191-230.

94. Belmont L. Birth order, intellectual competence, and psychiatric status. // J. of Individ. Psychol. 33 (1), 1977, p. 97-104.5\.Belmont L., Marolla F. Birth order, Family size and Intelligence. Science 182, 1973, p.1096-1101.

95. Xbl.Berndt Т., Bullet T. Effects of sibling relationships on preschoolers behavior at home at scool. Devel. // Psychol, 21 (5), 1985, p. 761-767.

96. Block J., & Robins R. W. A longitudinal study of consistency and change in self-esteem from early adolescence to early adulthood. // Child Development, 64, 1993, p.909-923.

97. Baskett L.M. Ordinal position differences in children's family interactions. // Dev. Psychol., 20, 6, 1984, p.1026-1031.

98. Bryant B.L Birth order as a factor in development of vocational preferences. // Indiv. Psychol., 43,1, 1987, p.36-41.

99. Brenner O.C. & Beutell N.J. The effect of birth order and gender on american manager's attitudes toward female managers. I I J. of Soc. Psychol, 129 (1), 1989, p.57-64.

100. Buss D. Evolutionary psychology. -Boston-London-Toronto., Allin & Bacon, 1999.

101. Coopersmith S. The antecedents of self-esteem. San Francisco, Freeman, 1967.

102. Costa P., McCrae R. NEO PI-R Professional manual. Odessa, FL: Psychological Assessment Resources. 1992.

103. Cattell RB. Descrihtions and measurement of personality. Yonkers, World Book, 1946,229 p.

104. CattellD. Mental tests ans measurement // mind. 1890. - Vol. 15. Caftell D.,

105. Farrand I.Rhysical and mental measurement of the students of Columbia University

106. Psychol. Rev.- 1996. Vol. 3. - № 6.

107. Deutch F. Birth order effects on observational and sociometric measuresfpopularity for kinder-garten children. // J of Gen Psychol., 138, 1981, p. 313-314. 167. Dittes J.E. Birth order and vulnerability to differeces in acceptance. I I Amer.

108. Ml.Ernst C. & Angst J. Birth Order: Its Influence on Personality. Berlin: Springer-Verlag, 1983.173 .Facouri M.E., Hafner J.L., & Chaney R. Family size, birth order, sex and social interest: are they related? // Psychol. Rep., 63,1988, p. 963-967.

109. Xl^.Glass D.C., HorwitzM., & GrinkerJ. Birth order and reaction to frustration. // J. of Abnorm. and Soc. Psychol., 66, 2, 1963, p. 192-194.

110. Galbrctith RC. Sibling shacing and intellectual Dev. Psychol., 18, 2, 1982, p. 131173.

111. Galton F. English Men of Science: Their Nature and Nurture. London: Mcmillan, 1874.

112. Ml.Harris I. & Howard K. Birth order and responsibility. //J. Marr. Family, 1968, 30, p. 427-432.

113. Xl&.Helmreich R. & Hamilton J. Effects of stress communication relevance and birth order in opinion change. // Psychon. Society, 11,1968, p. 297-298.

114. Helson R. & Cruchfield RS. Mathematicians: the creative reasearcher and average PhD. // J. Cons and Clin. Hsychol., 34, 2, 1970, p. 250-257.

115. Ishiama P.A. Birth order and fear of success among midadolescents. // Psychol.

116. Rep., 66, 1990, p. 17-18. (

117. Jiao S., Ji C., Jing O. Comparative study of behavioral qualities of only children and sibling. // Child Devel. 57 (2), 1986, p. 357-361.

118. Joubert CE. Birth order and narcissism. Psychol. Rep., 64, 1989, 721-722.

119. Kalliopuska \l. Empathy and birth order. // Psychol. Rep., 55, 1984, p. 115-118.

120. Kurder L.A. Siblings' reactions to parental divorce. Special Issue Children of Divorce, Developmental and Clinical Issues. // J. Divorce, 12 (2-3), 1988-89, p. 203-219.

121. Kennedy У. Middleborns perceptions of family relationships of family relationships. // Psychol. Rep. 64, 1989, p. 755-760.

122. Lynch R.K & Lynch J. Birth order and vocational preference. // J. Experim. Educ., 49(1), 1980, p. 15-18.

123. Lester D. Suicide and a middle-born child. Adolescence, 24 (96), 1989, p. 909914.

124. LambM.E & Sutton Smith B. Sibling Relationships. Their Nature and Significance across the Lifespan. Hilldale, NJ, Erlbaum, 1982.

125. Lamb M.E., Hwang C.P., Frod AM. & Fradi M. Security of mother and father infant attachment and its relation to sociability with strangers in traditional and nontraditional Swedish families. -Infant Behavior and Development, 1982, 5, p. 355-368.

126. Miller N. & Maruyaroa Y. Ordinal position and peer popularity. // J. Pers. and Soc. Psychol., 33,1976, p. 123-131.193Mull H.K. Miopia and introversion. Amer. // J. Psychol., 61,1948, p. 575.

127. McCrae R., Costa P. Validation of the Five-factor Model of personality across instruments and observers.// J. of Personality and Social Psychology. J 987, 52, p.81-90.

128. Narchal R. Family size and its effect on personality and adjustment. // J. of Psychol. Res. 30 (3), 1986, p. 156- 160.

129. Osgood Ch. Studies on generality of affective meaning system. // Amer. Psychol. 5,1962, p. 17.

130. Olver R., Aries E. & BatgosJ. Self-other differentiation and the mother-child differentiation and the mother-child relationships. The effects of sex and birth order. //J. Gen. Psychol. 150 (3), 1989,p. 311-322.

131. Robertson A. Social class differences in the relationship between birth order and personality development. // Soc. Psychiatry, 6,1971, p. 172-178.204 .Scotland E., Sheriman S. & Shaver K. Empathy and Birth order. Univ. of Nebraska Press, 1971.

132. Salmon C.A. & Daly M. Birth order and Familial sentiment: middleborns are different.// Evolution and Human Behavior. 1992, p.299-312.

133. Santrock J.W. Influence of onset and type of paternal absence on the first four Eriksonian Developmental crises. // Developmental Psychology, 6, 1970, p. 273274.

134. Sulloway F. Born to Rebel. Birth Order, Family Dynamics, and Creative Lives. Pantheon, 1996. I

135. Sulloway F. Birth order subbing competition, and human behavior. In P.S. Davies & H.R. Holcomb 3 (Eds) // The evolution of minds: Psychological and psychophical perspectives. Dodrecht and Boston: Kluwer Academic Publishers (in press).

136. Sulloway F. Technical report on a vote-counting meta-analisis of the birth order literature (1940-1999). http://\v\v\v.sulloway.org.-2000a.

137. Sulloway F. Born to rebel and its critics. http://www.sulloway.org.-2000b.2\ \ .Sutton-Smith В., Rosenberg В. G. & bandy F. The interaction of father absence and sibling presence on cognitive abilities. Child Development. 1968, 39, p. 12131221.

138. Stein S.M. de Miranda S. & 1988 Stein A. Birth order, substance abuse, and criminality. // Individ. Psychol., 1988, 44(4), p. 500-506.213 .Singh T. Birth order and age as the determination of extroversion. // J. of Psychol. Res. 29(1), 1985, p. 21-23.

139. Scachter S. The Psychology of Affiliation. Stanford. Stanford Univ. Press, 1959.

140. SnowM. Jacklin C.& Maccoby E. Birth order differences in peer sociability at 33 months. Child Devel. 52, 1975, p. 589-595.2\6.Tomasello M., Mannle S. Pragmatics of sibling speech to one-year-olds. // Child Devel. 56(4), 1985, p. 911-917.

141. Thompson V.D. Family size: implicit policies and assumed psychological out comes. // J. of Social Issues, 30, 1974, p. 93-124.

142. Velandia W., Grandon G. Page E. Family size, birth order, and intelligence in a large South American sample. Amer. Educat. Res. //J. 15, 1978, p. 399-416.

143. Wagner M., Schubert H. Family size: A review. // J. of Genetik Psychol. 146(1), 1985,p. 911-917.

144. WeikerH. Birth order and illness behaviour. //J. Individ. Psychol., 29, 1973, p. 2.

145. Wohlford P. & Jones M.R. Ordinal position age, anxiety and defensiveness in unwed mothers. Proc. 75th Annu Conv Amer. Psychol. Ass., 2, 1967, p. 177-178.lll.Weinstein I. & SackhoffJ. Adler is /ight. // Bull. Psychon. Society, 25(3) 1987, p. 201.

146. Weiss V. Psychogenetik, Humangenetik in Psychology undo Psychiatry. Bit.' 12. Jena, 1982.

147. Wenstein C.S. The physical environment of the school: A review of the research. 11 Review of Educational Research, 1979, 49, p. 577-610.

148. Siting B. & Whiting J. Children of sex cultures: A psycho-cultural analysis. Cambridge; Mass.: Harvard Univ. Press, 1975.226Zajonc R. Validating the confluence model. Psychol. // Bull. 93(3), 1983, p. 457480.

149. Zajonc R., Markus H., Markus G. The birth order puzzle. I I J. of Personality and

150. Soc. Psychol. 37(8), 1979, p. 1325-1341. 228.Zweigenhaft R.L. Birth order, approval seeking, and membership in Congress. // Individ. Psychol., 31, 1975, p. 205-210.