Автореферат диссертации по теме "Одиночество и его связь с функциями "Я""

На правах рукописи

БАКАЛДИН СЕРГЕЙ ВИТАЛЬЕВИЧ

ОДИНОЧЕСТВО И ЕГО СВЯЗЬ С ФУНКЦИЯМИ «Я»

Специальность 19.00.01 - общая психология, психология личности и

история психологии

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

□□3456719

Краснодар 2008

003456719

Диссертация выполнена на кафедре психологии личности и общей психологии ГОУ ВПО "Кубанского государственного университета"

Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

Воронкина Светлана Ивановна

кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии личности и общей психологии Кубанского государственного университета, г. Краснодар Исаев Евгений Иванович доктор психологических наук, профессор кафедры психологии НОУ ВПО «Столичная финансово-гуманитарная академия», г. Москва

Ясько Бэла Аслановна доктор психологических наук, профессор кафедры управления персоналом и организационной психологии Кубанского государственного университета, г. Краснодар ГОУ ВПО Международный Университет природы общества и человека «Дубна»

Защита диссертации состоится 23 декабря в 10— часов на заседании диссертационного совета Д 212.101.06 в Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного университета по адресу: 350040, г.Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

Автореферат разослан

2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

А.Н. Кимберг

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность исследования. Актуальность исследования проблемы одиночества обусловлена широкой распространенностью данного явления, его значением в практической психологической помощи. Одиночество является частой жалобой, с которой обращаются за помощью к психологу, оно часто стоит в ряду причин суицидов. Становление современного российского общества сопровождается процессами взаимного отчуждения людей, что не может не сказываться на увеличении количества одиноких людей. Однако на возникновение одиночества влияют не только социально-экономические факторы, но и личностные. Поэтому так актуально дальнейшее изучение личностных истоков одиночества.

Если в 80-е и начале 90-х годов прошлого века практически не было отечественных работ, посвященных изучению одиночества, то в последнее десятилетие этой проблемой стали заниматься многие исследователи: психологи, социологи, философы, педагоги, филологи (О.С. Алейникова, Н.Б. Бячкова, С.Л. Вербицкая, Г.А. Гаврилова, М.А. Давыдова, И.А. Агапова, О.Б. Долгинова, О.В. Задорожная, А.Р. Кирпиков, И. Кон, В.И. Лебедев, Л.В. Кузнецова, З.В. Летникова, Ф.Г. Майленова, C.B. Малышева, Е.В. Неумоева, E.H. Панов, Н.В. Перешеина, Н.В. Подзолкова, Е.Е. Рогова, В.А. Сакутин, И.М. Слободчиков, С.Г. Трубникова, Г.Р. Шагивалеева и др.).

Анализ показывает, что одиночество имеет множество оттенков. Это и различные стороны социальной изоляции: от проблемы изоляции в пенитенциарной системе до изоляции в ходе космического полета или зимовки на полярной станции; проблема добровольного уединения как условия личностного роста и религиозного отшельничества. Это и само чувство одиночества, со всей гаммой его полутонов, его причины, последствия, значение в жизни личности.

При этом ощущается дефицит целостной картины представления об одиночестве. Определенные трудности связаны с многообразием трактовок этого понятия. Порой, говоря об одиночестве, разные исследователи имеют в виду совершенно различные содержания этого понятия: чувство одиночества и социальную изоляцию; болезненное переживание вынужденной изоляции и добровольное уединение, связанное с экзистенциальным поиском (В.И. Лебедев, Р.Г. Шагивалеева, Ю.М. Швалб, О.В. Данчева, И.С.Кон).

Понятно, что в такой ситуации о какой-то согласованности исследовательских позиций говорить трудно. Одновременно с этим есть целый ряд проблем, на которые до сих пор не получены ответы. Позитивное и негативное одиночество - два различных феномена или две стороны одного явления? С чем связано негативное переживание одиночества - с

самой ситуацией социальной изоляции или с особенностями личности человека? Где искать истоки одиночества в конкретной ситуации «здесь и сейчас» или в прошлом человека?

Именно существующее в психологии многообразие подходов к изучению одиночества обуславливает актуальность дальнейших исследований в данном направлении. Решение поставленных проблем требует дальнейшей разработки теории одиночества, которая позволила бы прояснить его специфические черты.

В нашем исследовании под одиночеством мы понимаем именно чувство одиночества и приходим к заключению, что одиночество — это негативное чувство, связанное с отсутствием близких, положительных эмоциональных связей с людьми и/или со страхом их потери. Чувство одиночества исполняет регулятивную функцию и представляет собой механизм обратной связи, помогающий индивиду регулировать оптимальный уровень человеческих контактов. Одиночество предстает как субъективный феномен, специфическое негативно окрашенное чувство человека, наличие и интенсивность которого доступна для исследования через самоотчеты респондентов.

Одиночество определяется двумя факторами. Первый - ситуация объективного ограничения контактов с другими людьми определенного уровня интимности; второй - повышенный уровень зависимости личности от ее подтверждения другими людьми, проявляющийся в ее неспособности находиться наедине с собой некоторое время без возникновения негативного чувства одиночества.

Теоретический анализ исследований одиночества показал, что чувство одиночества впервые в наиболее заостренной форме проявляется в подростковом и юношеском возрасте (И. Кон). Однако формирование основных особенностей последующего переживания одиночества взрослым человеком происходит в первые годы жизни, когда под влиянием характера детско-родительских отношений, в первую очередь с матерью, развивается «Я» ребенка (Дж. Адлер, Д. Бьюи, Д. Винникотт, В. Тэхкэ). Об этом свидетельствует так же работа К. Рубинстайна и Ф. Шейвера, которые установили наличие связи между одиночеством взрослого человека и его отношениями с родителями в детском возрасте. Для углубления нашего понимания личностной природы одиночества представляется важным уточнить специфические особенности функционирования «Я» одинокого человека.

Таким образом, обозначив теоретическую основу подходов к проблеме одиночества, мы определяем целью исследования изучение особенностей переживания одиночества и его связь с функциями «Я».

Объектом исследования является личность, испытывающая чувство

одиночества.

Предмет исследования: одиночество и его связь с функциями «Я». Основной гипотезой выступает предположение о том, что:

1. Чувство одиночества связано с особенностями функционирования «Я» личности, в первую очередь — с характером развития границ «Я», его нарцистической функцией и проявлением агрессии.

2. Одиночество взрослых респондентов связано с особенностями их оценки отношений с матерью в детском возрасте. Дополнительными гипотезами исследования являются

предположения о том, что:

1. «Одинокие» и «неодинокие» респонденты различаются особенностями отношения к себе, к другим людям, к одиночеству и к уединению; характером поведенческих реакций на чувство одиночества; характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанными с чувством одиночества.

2. «Одинокие» респонденты могут быть дополнительно дифференцированы на группы различающиеся: спецификой функционирования «Я», особенностям поведенческих реакций на чувство одиночества, характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества.

Для достижения цели и проверки гипотез были поставлены следующие задачи исследования.

Теоретические:

• провести теоретический анализ понятий: одиночество, «Я», функции «Я»;

• на основе проведенного теоретического анализа дать описание феномена «одиночества», которое послужит теоретической основой эмпирического исследования данного феномена;

• изучить имеющиеся в литературе представления касающиеся связей одиночества с особенностями функционирования «Я».

Эмпирические:

• выделить на основе самоотчетов группы респондентов, которые могут быть в рамках обсуждаемой теоретической модели отнесены к «одиноким» или «неодиноким» людям;

• выявить связи между чувством одиночества и особенностями функций «Я»; в первую очередь — с характером развития границ «Я», его нарцистической функцией и проявлением агрессии у «одиноких» и «неодиноких» респондентов;

• изучить и сравнить у «одиноких» и «неодиноких» респондентов особенности оценки ими своих отношений с родителями в детском возрасте и сейчас;

• выявить различия у «одиноких» и «неодиноких» респондентов в особенностях отношения к себе и к другим людям; к одиночеству и уединению; в особенностях поведенческих реакций на чувство одиночества; в характере эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества;

• выявить группы «одиноких» респондентов, различающиеся особенностями функционирования «Я»; особенностями отношения к себе и к другим людям; к одиночеству и к уединению; особенностями поведенческих реакций на чувство одиночества; характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества.

Теоретико-методологическими основами данного исследования

стали: фундаментальные положения о единстве личности и деятельности (А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн), принципы и идеи отечественной психологии об опосредствовании внутренних условий внешними условиями развития личности (А.Н. Леонтьев), об опосредствовании внешних воздействий на личность внутренними условиями (С.Л. Рубинштейн); сложившиеся в рамках отечественной психологии методологические основы исследования личности и представления о «Я» и его функциях (Л.С. Выготский, С. Рубинштейн, Б.Г.Ананьев, А.Н. Леонтьев, В.В. Столин, И.С. Кон, С.Т. Джанерьян, П.Н. Ермаков, В.А. Лабунская); понимание одиночества взрослого человека, как производного его отношений с матерью в детский период и результат особенностей функционирования его «Я» (И.С. Кон, З.Фрейд, Дж.Зилбург, Г.Салливан, Ф.Фромм-Рейхман, К. Рубинстайн, Ф. Шейвер, Д. Винникотт, Дж.Адлер, Д.Бьюи, Г.Аммон и др.). Методы и методики исследования

Метод теоретического анализа. Эмпирические методики: авторский опросник "Одиночество"; анкета, направленная на изучение эмоций связанных с чувством одиночества; модифицированная методика САН; методика исследования функций «Я» Г. Аммона. Для обработки эмпирического материала применялись статистические методы (кластерный, корреляционный и факторный анализ), статистические критерии Фишера и Манна-Уитни.

Новизна исследования

В результате теоретического анализа литературы, посвященной проблеме одиночества, эмпирического исследования особенностей его проявления и переживания получен ряд новых результатов:

• Теоретически обоснована и эмпирически доказана связь между одиночеством и функциями «Я»: агрессивностью, тревогой, внешними и внутренними границами «Я», нарциссизмом, сексуальностью. Установлено, что «одинокие» респонденты

характеризуются пониженными показателями по конструктивным шкалам функций «Я» и повышенными - по деструктивным и дефицитарным.

• Теоретически обоснован и эмпирически доказан факт связи одиночества взрослых респондентов с неудовлетворительной оценкой ими характера эмоциональных и доверительных отношений с матерью в детский период.

• Описана субъективная феноменология одиночества, различия «одиноких» и «неодиноких» респондентов проявляющиеся: в особенностях функционирования «Я», в отношении к себе и к другим людям, к одиночеству и к уединению; в поведенческих реакциях на чувство одиночества; в характере эмоций, самочувствия, активности и настроения, связанных с чувством одиночества.

• Выделены две группы «одиноких» респондентов: «пассивно» и «активно одинокие». Они различаются особенностями функционирования «Я», особенностями отношения к себе, к другим людям, одиночеству и уединению; особенностями поведенческих реакций на чувство одиночества, характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества.

Практическая значимость исследования

• Результаты исследования могут быть полезными для совершенствования психологической помощи людям, страдающим от одиночества, в качестве научного обоснования при коррекционной и психотерапевтической работе с ними. Полученные данные позволяют по-новому взглянуть на проблему одиночества как производную проблем личностного развития. Можно рекомендовать акцентировать внимание в коррекционной работе по преодолению одиночества на развитии конструктивных сторон функционирования «Я».

• Выводы теоретической и эмпирической части диссертационного исследования можно использовать при разработке учебных программ, курсов по психологии личности, спецкурса «Психология одиночества», они могут быть также использованы психологическими службами при разработке программ работы с семьей с целью ранней профилактики одиночества и для развития оптимального типа детско-родительских отношений.

• Результаты исследования можно использовать в процессе , подготовки, переподготовки и повышения квалификации

специалистов - психологов в области семейного и индивидуального психологического консультирования.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Чувство одиночества у «одиноких» респондентов связано с особенностями следующих функций «Я»: агрессивности, тревоги, внешней и внутренней границы «Я», нарциссизма, сексуальности; у них понижены показатели по конструктивным шкапам функций «Я» и повышены по деструктивным и дефицитарным.

2. Одиночество взрослых респондентов связано с неудовлетворительной оценкой характера эмоциональных и доверительных отношений с матерью в детский период.

3. «Одинокие» респонденты отличаются от «неодиноких»: особенностями отношений к себе и к другим людям, к одиночеству и уединению; характером поведенческих реакций на чувство одиночества; характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества.

4. «Одинокие» респонденты могут быть дифференцированы на две группы — «пассивно» и «активно одиноких», которые отличаются друг от друга по целому ряду показателей: особенностями функционирования «Я»; особенностями отношения к себе и к другим людям к одиночеству и уединению; характером поведенческих реакций на чувство одиночества; характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, определяются цель исследования, его объект и предмет, формулируются гипотезы и задачи, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические подходы к проблеме одиночества» мы рассматриваем основные представления о феномене одиночества в современной психологии, проблему типологии одиночества в современной психологии и имеющиеся в литературе представления о связи одиночества и особенностей функционирования «Я».

Проанализировав понятие одиночества, представленное в работах отечественных и зарубежных специалистов (Р.Вейс, О.В. Данчева, Т.Джонс,

О.Б. Долгинова, Ж.В. Пузанова, Дж.Зилбург, И.С. Кон, В.И.Лебедев, М.Литвак, Д.Майерс, C.B. Малышева, Б.Миюскович, К.Мустакас, P.C. Немов, И.И. Овчаренко, E.H. Покровский, У.Садлер, Г.Салливан, Д.Фландерс, Ф.Фромм-Рейхман, Дж.Ховард, Р.Г. Шагивалеева, Ю.М. Швалб и др.), мы пришли к заключению, что все изученные нами определения одиночества могут быть отнесены к трем основным подходам. Первый опирается на объективное понятие социальной изоляции. Второй - на субъективное чувство переживания одиночества. Третий подход базируется на функциональном, регулятивном значении чувства одиночества.

Соотношение первых двух подходов в понимании природы одиночества может очень сильно различаться. Так, например, В.И. Лебедев ставит знак равенства между одиночеством и групповой изоляцией. Противоположный подход представляют У. Садлер и Т. Джонс, они рассматривают одиночество, как переживание, вызывающее комплексное и острое чувство, которое выражает определенную форму самосознания. Каждый из подходов отражает определенную сторону исследуемого явления и не является исчерпывающим.

Таким же разнообразием отличается и проблема типологии одиночества. Приведем несколько в качестве примера.

Кёльбель различает четыре типа одиночества: позитивный внутренний тип; негативный внутренний тип; позитивный внешний тип; негативный внешний тип. Б. Миюскович выделяет метафизическое, или экзистенциальное одиночество, и психологическое одиночество.

Одна из наиболее известных типологий одиночества принадлежит Вейсу. Он рассматривает две разновидности одиночества — эмоциональное и социальное. Типология Вейса получила эмпирическое подтверждение в исследованиях Т. Бреннана и Н. Ослэндера, К. Кутрона, К. Рубинстайн и Ф. Шейвера, Д. Джонг-Гирвельд и Д. Раадшелдерс.

У. Садлер и Т. Джонсон выделили три измерения одиночества: космическое, культурное, социальное. О.Б. Долгинова классифицирует одиночество с позиции депривации различных потребностей.

И. Ялом предлагает разделить одиночество на три типа: межличностное, внутриличностное, экзистенциальное.

Глубокий анализ видов одиночества предприняла Г.Р. Шагивалеева. Она исходит из того, какие ситуации взаимодействия человека с социальным окружением можно обозначить данным понятием одиночества. За основу классификации берутся три основания: а) по уровням взаимодействия человека с окружающим миром (физическое (пространственное), коммуникативное, эмоциональное, духовное одиночество); б) по временной протяженности (эпизодическое и хроническое одиночество); в) по происхождению, причине (исходящие от

самой личности; исходящие от других людей; вытекающие из стечения обстоятельств). В свою очередь, причины, исходящие из самой личности, делятся на две группы: а) осознанное и целенаправленное стремление человека к одиночеству; б) тенденция к одиночеству, обусловленная наличием определенных черт характера, затрудняющих коммуникацию и под держание близких отношений с людьми.

Однако нами не было обнаружено типологий одиночества, опирающихся на дифференциацию личностных истоков этого чувства, особенности его переживания и связи с характером функционирования «Я» «одинокого» человека. Хотя такая типология необходима для дифференцированного подхода в работе практического психолога по оказанию помощи «одинокому» человеку. Выделение и описание таких групп «одиноких» является одной из задач эмпирической части нашего исследования.

Д. Джонг-Гирвельд и Д. Раадшелдерс приводят три параметра (измерения), на которые опираются типологии одиночества: оценка индивидом социального положения (изоляции); тип дефицита социальных отношений; временная перспектива одиночества.

Анализ представлений о личностных истоках одиночества в работах З.Фрейда, Дж.Зилбурга, Э.Фромма, К.Хорни, Г.Салливана, Ф.Фромм-Рейхман, Д.Винникотта, Дж.Адлера и Д.Бьюи и др. позволил прийти к заключению, что особенности проявления чувства одиночества взрослого человека тесно связаны его отношениями с матерью в детский период и спецификой функционирования его «Я».

На основании проделанного теоретического анализа мы приходим к следующему пониманию одиночества. Одиночество — это негативное чувство, связанное с отсутствием близких, положительных эмоциональных связей с людьми и/или со страхом их потери. Чувство одиночества исполняет регулятивную функцию и представляет собой механизм обратной связи, помогающий индивиду регулировать оптимальный уровень человеческих контактов. Человек, испытывающий одиночество, может как идентифицироваться с ним, считать себя одиноким, так и не идентифицироваться, т.е. не считать себя одиноким. Развитие болезненного переживания чувства одиночества в ряде случаев связано с нарушением детских отношений ребенка с матерью или лицом, ее заменяющим.

Во второй главе «Представления о функциях «Я» в современной психологии» нами рассматриваются представления о «Я» и его функциях в современной психологии (JI.C. Выготский, С. Рубинштейн, Б.Г.Ананьев, А.Н. Леонтьев, В.В. Столин, A.B. Петровский, М.Г. Ярошевский, И.С. Кон, М.В. Балеева, Ю.В. Журавлева, С.Т. Джанерьян, П.Н. Ермаков, В.А.' Лабунская, К.Роджерс, К.Юнг, З.Фрейд, Х.Хартманн, О.Кернберг, М.Малер, П.Федерн,

Г.Аммон и др.)- Обширность изучаемой проблемы заставила нас сосредоточиться на наиболее значимых для задач нашего исследования научных направлениях. Для понимания феномена одиночества нам представляется важным рассматривать «Я» как активное, действующее, регулятивное начало психики, концептуализировать «Я» в функциональных терминах, рассматривать эти функции как интерсубъектные, производные от межличностного взаимодействия и социальной среды и в то же время отражающие структурные особенности «Я»: Этим требованиям в наибольшей степени будут соответствовать представления о «Я», сложившиеся в психоаналитической традиции (3. Фрейд, А. Фрейд, X. Хартманн, П. Федерн, Г.Аммон и др.) и разрабатываемые в рамках гуманструктуральной модели личности (психодинамическая психиатрия) Г. Аммона (Г.Аммон, МАммон, М.М. Кабанов, Н.Г. Незнанов) представления о функциях «Я». Именно на данном подходе к «Я» и его функциям сделан акцент нашего теоретического анализа.

Согласно психодинамическим представлениям «Я» принадлежат следующие основные функции: функция отношения к реальности (разделение физической и психической реальности); функция регуляции и контроля над влечениями; функция накопления опыта и осуществления межличностной коммуникации (объектных отношений); функция процессов мышления; защитные функции; автономные функции (первичные автономные функции «Я», мышление и речь; вторичные автономные функции «Я», результат развития «Я» путем созревания и обучения); синтетическая, интегративная, или организующая функция; функция посредничества и приспособления; функция либидозного объекта или нарцисстическая функция; функция самоутверждения; функция страха или тревоги; функция образования символов.

Концепция «Я» Г.Аммона, на которую мы опираемся в данном исследовании, представляет собой интегративный подход, объединяющий функциональный и идентификационный аспекты «Я». Другими словами, «Я» рассматривается здесь как управляющая система различных защитных и регулятивных механизмов и в то же время выступает, как идентификация человека, неповторимый образ которого может быть понят лишь на основе исторических связей жизненной истории индивидуума с его группой и в широчайшем значении слова с обществом. Г.Аммон понимает функцию, как направленную активность структуры, в данном случае «Я». Г. Аммон предлагает разделить функции «Я» по принципу их осознанности. Функции «Я», располагаясь в сознательной или бессознательной области личности, находятся во взаимосвязи между собой. К центральным (несознательным) или первичным функциям относятся: агрессия, страх, нарциссизм, Я-отмежевание (граница), интеграция «Я», творческая сила, телесное «Я»,

сексуальность; ко вторичным функциям принадлежат: мышление, память, интеллект, аффекты, язык, моторика, способность к сновидениям, вытеснение и другие защитные функции «Я».

Уровень сформированности функций «Я» определяет особенности взаимодействия в последующих межличностных отношениях.

С одной стороны, при нормальном развитии функций «Я» такие отношения могут позитивно расширять возможности личности, способствовать ее интеграции (развитию Я-идентичности), обеспечивать оптимальную адаптацию к среде, другими словами, иметь конструктивный характер. С другой стороны, сформированные особым образом функции «Я» могут деформировать личностную структуру, дезинтегрировать процесс становления Я-идентичности, вести к дезадаптации, т.е. действовать деструктивно, или же препятствовать становлению личности, необходимой дифференциации психических функций, снижать интенсивность динамических межличностных взаимодействий - тем самым порождать функциональный дефицит.

В связи с этим гуманструктуральная модель личности выделяет три составляющие функциональной организации «Я»: конструктивность, деструктивность, дефицитарность. Таким образом, центральные (бессознательные) функции «Я» могут быть либо конструктивными, либо деструктивными, либо дефицитными.

В своей работе мы опирались на психологический анализ основных понятий гуманструктуральной теории личности Г. Аммон.

Ведущая роль системы отношений в семье в формировании «Я» личности показана и обоснована в работах зарубежных исследователей (З.Фрейд, А.Фрейд, Х.Хартманн, П.Федерн, Д.Винникотта, Дж.Адлера и Д.Бьюи, О.Кернберг, Г.Аммон и др.), также в работах отечественных исследователей (Б.Д. Карвасарский, С.М. Бабин, В.В. Бачаров, A.B. Васильева, В.Д. Вид, М.М. Кабанов, Б.А. Казаковцев, Н.Г. Незнанов, Ю.Я. Тупицын и др.).

В третьей главе «Исследование связи одиночества и функций «Я»» представлено описание основных этапов, методов и методик исследования, даны основные характеристики выборки. Приводятся результаты анализа, обобщения и интерпретации эмпирических результатов исследования.

В исследовании приняло участие 274 респондента. Из них мужчин 81, женщин 193, возраст респондентов от 18 до 63 лет.

Для «одиноких» респондентов в большей степени, чем для «неодиноких», характерна негативная оценка своих отношений с родителями, особенно с матерью, как в детский период, так и сейчас, особенно по параметрам эмоциональной близости и доверия. Если отношения с матерью в детстве воспринимают как хорошие только 54,5%

«одиноких» респондентов, то1 среди «неодиноких» таких 79,3%. Соответственно если среди «одиноких» респондентов 18,2% оценивают свои отношения с матерью в детстве как негативные или нарушенные, то среди «неодиноких» таких 4,8% (р<0,05). Оценки надежности матери в детстве практически не различаются среди «одиноких» и «неодиноких» респондентов, а вот посвященность матери в дела ребенка в детстве оценивается как неудовлетворительная 22,7% «одиноких» респондентов и 7,6% «неодиноких» респондентов. Таким образом, мы видим, что в чувство одиночества взрослого человека связано с самооценкой эмоциональной стороны его отношений с матерью в детстве и оценкой степени доверия, существовавшего между ними. Отношения с матерью сейчас и степень ее надежности характеризуются негативно чаще «одинокими» (27,3% и 38,6%), чем «неодинокими» (8,3% и 17,9%) респондентами (р<0,05). Связь самооценки отношений с отцом в детский период и одиночества не выявлена.

Анализ феноменологических составляющих одиночества показывает на уровне значимых различий (р<0,05), что «одинокие» люди чаще, чем «неодинокие», испытывают потребность в уединении (38,6% и 15,8%), также они чаще бывают в течение дня одни (22,7% и 3,4%). Для того чтобы хорошо себя чувствовать, должны быть одни: 22,7% «одиноких» респондентов и только 4,8% «неодиноких». В одиночестве чувствуют себя свободными 40,9?/о «одиноких» респондентов, в то время как среди «неодиноких» процент таких респондентов составляет 14,4%. Для самореализации и саморазвития нуждается в уединении 20,4% «одиноких» респондентов и только 10,3% «неодиноких». Если стоит выбор, побыть одному или в компании, «одинокие» респонденты чаще, чем «неодинокие», выбирают первое (13,6% и 6,8%). При этом явном предпочтении уединения, с его позитивной оценкой, больше четверти «одиноких» респондентов (27,3%) склонны расценивать свое уединение как вынужденное.

Представленные данные характеризуют определенную противоречивость ответов «одиноких» респондентов. С одной стороны, они стремятся чаще быть одни, с другой — склонны рассматривать одиночество как вынужденное состояния. Как нам представляется, это связано с тем, что, страдая от одиночества, они не могут спастись от него в обществе других людей, напротив, они еще болезненнее будут его переживать.

«Одинокие» респонденты меньше находят в своей жизни смысла и целей, им реже нравятся люди, с которыми они знакомятся. Если с положительной оценкой себя не согласно 22,7% «одиноких» респондентов, то процент таких среди «неодиноких» составляет только 4,1%. Испытывает неудовлетворенность собой почти треть «одиноких» респондентов — 29,5%

и всего 5,5% «неодиноких». Склонны думать, что в них нет ничего хорошего 43,2% «одиноких» респондентов и 21,5% «неодиноких». «Одинокие» респонденты в большей степени погружены в себя, чаще анализируют свои мысли и чувства — 75%, среди «неодиноких» таких гораздо меньше — 57,2% респондентов. Таким образом, «одинокие» респонденты демонстрируют выраженную интроверсию. Эти данные согласуются с результатами, полученными другими исследователями, установившими связь одиночества и интроверсии.

«Одинокие» респонденты в самовосприятии более стеснительны (56,8%) и менее независимы (38,6%), чем «неодинокие» (соответственно 34,5% и 62,1%). «Любят уединение» 56,8% «одиноких» респондентов и только 38,9% «неодиноких». Эта любовь «одиноких» респондентов к уединению, по нашему мнению, связана с проблемами в общении. Т.е. любовь к уединению является защитой от переживания неудач в межличностной коммуникации и препятствует усилению чувства одиночества.

Таким образом, мы убедились, что «одинокие» и «неодинокие» респонденты различаются по своему отношению к одиночеству, к уединению, к себе, к людям. .

Изучение поведенческих реакций связанных с чувством одиночества показало, что при переживании чувства одиночества поведенческая палитра «одиноких» людей намного беднее, чем у «неодиноких». Из анализа полученных данных видно, что «одинокие» люди в этом состоянии чаще сидят и думают — 45,4% («неодинокие» 22,7%), плачут — 40,9% («неодинокие» 10,27%), ничего не делают— 38,6% («неодинокие» 23,9%),

«Одинокие» люди испытывая одиночество менее склонны к проявлению активности, чем «неодинокие», поедут кататься 6,8% (30,8% -«неодинокие»), пойдут гулять — 29,5% («неодинокие» - 48,6%), позвонят другу — 38,64% («неодинокие» - 55,5%) или займутся любимым делом — 22,7% («неодинокие» - 38,4%).

В целях классификации поведенческих реакций на чувство одиночества нами был использован факторный анализ и получены следующие "группы (в скобках указан факторный вес). Исследование проводилось на всей выборке респондентов - 274 человека.

Фактор 1. Удовлетворение потребностей: пью или «балдею» (0,682), трачу деньги на себя (0,631), еду кататься (0,543), делаю покупки (0,494), слишком много ем (0,492), принимаю транквилизаторы (0,434).

Фактор 2. Общение непосредственное и опосредованное: смотрю телевизор (0,582), гуляю (0,573), навещаю кого-нибудь (0,551), слушаю музыку (0,437), звоню другу (0,43), учусь или работаю (0,381).

Фактор 3. Творчество и самореализация: пишу (0,633), рисую (0,574), читаю (0,511), занимаюсь любимым делом (0,5), занимаюсь домашними

делами (0,48), музицирую (0,328), иду в кино или театр (0,32), занимаюсь физическими упражнениями (0,31), читаю Библию или молюсь (0,24).

Фактор 4. Пассивное переживание одиночества: плачу (0,624), сплю (0,622), сижу и думаю (0,513), ничего не делаю (0,5). В данную группу попали формы поведения, скорее усугубляющие чувство одиночества, чем помогающие его преодолеть.

С целью определить, какие из полученных групп поведенческих реакций на одиночество в наибольшей степени связаны с чувством одиночества, мы провели корреляционный анализ, который показал наличии значимой связи между чувством одиночества и факторами «общение непосредственное и опосредованное» и «пассивное переживание одиночества». Причем между одиночеством и общением существует обратная корреляция. Это объяснимо, т.к. общение в наибольшей степени препятствует развитию чувства одиночества, а пассивное переживание одиночества: плакать, сидеть и думать, спать, ничего не делать — усугубляет негативное переживание одиночества.

Особенности эмоций связанных с чувством одиночества у «одиноких» и «неодиноких» респондентов изучались при помощи специально разработанного для данной цели анкеты. Испытуемым предлагалось описать, что они обычно испытывают, когда переживают чувство одиночества, оценивая это при помощи противоположных эмоциональных характеристик. Проводилось сравнение средних значений полученных данных по группам «одиноких» и «неодиноких» респондентов. Выяснилось, что «одинокие» люди склонны переживать одиночество гораздо тяжелее, чем «неодинокие». Чувство одиночества сопровождается у них в большей степени: сочувствием к себе, беззащитностью, страхом, скукой, отчаянием, депрессией, ранимостью, внутренней опустошённостью, отчуждённостью от людей, отчуждённостью от себя - «внутренней дисгармонией», чувством собственной непривлекательности, изолированностью, ненужностью, желанием перемены места, паникой, беспомощностью, гневом, злостью, и они в большей степени будут чувствовать себя «одинокими».

С помощью факторного анализа, проведенного на всей выборке респондентов - 274 человека, было получено распределение эмоциональных переживаний, связанных с одиночеством, на четыре группы (в скобках указан факторный вес):

Фактор 1. Беззащитность и ранимость. Беззащитность (0,744), страх (073), сочувствие к себе (0,711), душевный упадок (0,654), ранимость (0,578), скука (0,541), депрессия (0,532), отчаяние (0,509), внутренняя опустошенность (0,408).

Фактор 2. Отчуждение, от мира и людей. Ненужность (0,74), изолированность (0,71), отчуждение от людей (0,6), отчуждение от мира (0,56), непривлекательность (0,51), чувство одиночества (0,45).

Фактор 3. Паника и отчуждение от себя. Паника (0,74), гнев и злость (0,69), беспомощность (0,62), отчуждение от себя - «внутренняя дисгармония» (0,59).

Фактор 4. Тоска по конкретному человеку. Мне не нравится быть одному (0,57), тоска по конкретному человеку (0,55), желание перемены места (0,55), смирение (-0,67).

Нами была модифицирована инструкция к методике САН, что позволило оценить состояния (самочувствие, активность, настроение) связанные с чувством одиночества. Полученные данные показывают, что у «одиноких» респондентов самочувствие, активность и настроение при переживании чувства одиночества значительно ниже, чем у «неодиноких» (р<0,05).

Центральная задача нашего исследования - изучение связей между одиночеством и функциями «Я». Для её решения нами была проведена процедура корреляционного анализа и изучены выявленные связи между шкалами теста Аммона и ответом на вопрос о частоте переживания чувства одиночества. Полученные данные представлены в таблице 1.

Таблица 1

Корреляция шкал «Я - структурного теста Аммона» и частоты _проявления чувства одиночества _

Шкалы Я - структурного теста Аммона Коэффициент корреляции шкал теста Аммона и одиночества

А 1 Конструктивная агрессия -0,228(**)

А2 Деструктивная агрессия 0,129(*)

АЗ Дефицитарная агрессия 0,3 !9(**)

С1 Конструктивная тревога 0,026

С 2 Деструктивная тревога 0,369(**)

СЗ Дефицитарная тревога 0,158(**)

01 Конструктивное внешнее Я-отграничение -0,231(**)

О 2 Деструктивное внешнее Я-отграничение 0,219(**)

ОЗ Дефицитарное внешнее Я-отграничение 0,333(**)

О' 1 Конструктивное внутреннее Я-отграничение -0,318(**)

О'2 Деструктивное внутреннее Я-отграничение 0,216(**)

О'З Дефицитарное внутреннее Я-отграничение 0,300(**)

N 1 Конструктивный нарциссизм -0,192(**)

N2 Деструктивный нарциссизм 0,325(**)

N3 Дефицитарный нарциссизм 0,321(**)

Бех 1 Конструктивная сексуальность -0,195(**)

вех 2 Деструктивная сексуальность 0,098

вех 3 Дефицитарная сексуальность 0,205(**)

Примечание: * связь достоверна - р < или = 0,05; ** связь достоверна-р < или = 0,001

Также было проведено сравнение средних показателей теста Аммона между выборками «одиноких» и «неодиноких» респондентов, значимость различий проверялась при помощи критерия Манн-Уитни. Сравнение средних показателей теста Аммона по группе «одиноких» и «неодиноких» респондентов подтверждает данные, полученные при корреляционном анализе. Изучение полученных данных показало, что между проявлением чувства одиночества и конструктивными шкалами функций «Я» (за исключением шкалы С1 - конструктивная тревога) существует отрицательная корреляционная связь. Это говорит о том, что чем сильнее проявляется чувство одиночества, тем ниже показатели по этим шкалам.

Согласно гуманструктуральной теории личности именно конструктивные проявления центральных функций «Я» соответствуют нормальному функционированию личности. Корреляционные связи выявлены между чувством одиночества и деструктивными и дефицитарными проявлениями таких функций «Я», как агрессивность, внешняя и внутренняя границы «Я», нарциссизм и сексуальность (корреляционная связь выявлена только по дефицитарной сексуальности).

Таким образом, у «одинокого» человека наблюдается, с одной стороны, тенденция к ослаблению конструктивной агрессивности, нарциссизма, сексуальности, а также размытости и нечеткости внешних и внутренних границ «Я». С другой стороны, наблюдаются повышенные показатели дефицитарных и деструктивных проявлений основных функций «Я».

Наличие большого количества выявленных корреляционных связей, с одной стороны, убеждает в личностных истоках чувства одиночества, с другой — порождает предположение о наличии определенных групп внутри выборки «одиноких» респондентов.

Следующим этапом нашей работы было выявление групп среди «одиноких» респондентов. Для этой цели нами была проведена процедура иерархического кластерного анализа. Результатом было разделение «одиноких» респондентов на два кластера. В первый кластер вошло 27,3% выборки «одиноких» респондентов, а во второй 72,7%.

Сравнение полученных в результате кластерного анализа групп «одиноких» респондентов показало, что они достоверно различаются (Р<0,05) по целому ряду параметров (особенностями отношения к себе; особенности отношения к другим людям, к одиночеству и уединению; особенностями поведенческих реакций на чувство одиночества; характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества), в том числе и по показателям шкал теста Амона -особенности функционирования «Я» (табл. 2). На основании анализа этих различий мы назвали первую группу «пассивно одинокими», а вторую «активно одинокими». Обобщая полученные данные, мы составили следующие описания групп «одиноких» людей.

Таблица 2

Средние значения по тесту Аммона у «пассивно одиноких», «активно __одиноких» и «неодиноких» респондентов_

Шкалы «Акти Критерий Манна-Уитни (р)

теста «Пас- в

Аммона сивно но «Нео- «Активно» и «Пассивно «Активно

одино- одино- дино- «пассивно одинокие» и одинокие» и

кие» кие» кие» одинокие» «иеодинокие» «неодинокие»

AI 4,25 7.25 8,22 0,00015* 0,000009* 0,06027

А2 5,25 8,09 6,13 0,00029* 0,17269 0,0002*

A3 8,08 5,97 4,17 0,00493* 0,000003* 0,000226*

С 1 5,00 9,09 7,23 0,00559* 0,00427* 0,627704

С 2 6,92 5,25 3,08 0,03335* 0,00004* 0,00003*

СЗ 5,67 6,25 5,09 0,43839 0,49917 0,026941*

01 4,75 6,84 7,38 0,02956* 0,00207* 0,573462

02 6,17 5,47 4,32 0,29459 0,0056* 0,004885*

03 7,75 6,47 4,49 0,07443* 0,00017* 0,000115*

0' 1 4,42 7,41 8,45 0,0002* 0,000004* 0,038686*

0' 2 5,92 6,22 4,65 0,75785 0,04679* 0,001049*

О'З 7,75 7,91 5,54 0,94679 0,02045* 0,00002*

N 1 4,00 7,06 7,79 0,00068* 0,00003* 0,188492

N2 7,67 6,47 4,19 0,05801 0,00002* 0,000003*

N3 8,58 5,31 3,41 0,00065* 0,000002* 0,001102*

Sex 1 4,67 7,28 7,97 0,00589* 0,00152* 0,237695

Sex 2 4,00 7,00 5,50 0,0042* 0,0437* 0,00768*

Sex3 4,33 4,13 3,02 0,90476 0,14556 0,02811*

Примечание: А1 - шкала конструктивной агрессии; А2 - шкала деструктивной агрессии; АЗ - шкала дефицитарной агрессии; С1 - шкала конструктивной тревоги; С2 - шкала

деструктивной тревоги; СЗ - шкала дефицитарной тревоги; 01- шкала конструктивного внешнего Я-отграничения; 02 - шкала деструктивного внешнего Я-отграничения; 03 -шкала дефицитарного внешнего Я-отграничения; 0'1 - шкала конструктивного внутреннего Я-отграничения; 0'2 - шкала деструктивного внутреннего Я-отграничения; О'З - шкала дефицитарного внутреннего Я-отграничения; N1 - шкала конструктивного нарциссизма; N2 - шкала деструктивного нарциссизма; N3 - шкала дефицитарного нарциссизма; Sexl - шкала конструктивной сексуальности; Sex2 - шкала деструктивной сексуальности; Sex 3 - шкала дефицитарной сексуальности.

* различия достоверны - р < или = 0,05.

Первая группа — «пассивно одинокие»

Для представителей данной группы характерна склонность к уединению. По сравнению с представителями второй группы их самооценка ниже, они в меньшей степени удовлетворены собой, более стеснительны, сильнее чувствуют свою непривлекательность, ненужность и беспомощность. В то же время они меньше нуждаются в других людях, другие люди их чаще относят к одиноким. В ситуациях одиночества они более пассивны, в большей степени отгорожены от общения. Одиночество переживается ими тяжелее, чем представителями второй группы. Они в большей степени, испытывая одиночество, склонны предаваться отчаянию, испытывать отчуждение от людей, от мира, от себя. Их самочувствие, активность и настроение понижены. Таким образом, они в целом хуже и тяжелее переживают одиночество.

Группу «пассивно одиноких» отличают от «активно одиноких» следующие проявления функциональных особенностей «Я».

1. Пониженная агрессивность, сниженная активность, неспособность к установлению межличностных контактов, теплых человеческих отношений, сниженная предметная активность, сужение круга интересов, избегание каких-либо конфронтации, конфликтов, дискуссий и ситуаций «соперничества», склонность жертвовать собственными интересами, целями и планами. Они испытывают большие затруднения при необходимости брать на себя какую-либо ответственность и принимать решения. В эмоциональных переживаниях у них на передний план выступают чувства собственного бессилия, некомпетентности и ненужности, ощущение пустоты и одиночества, покинутости, скуки, отсутствие «радости жизни», ощущение бесперспективности существования и непреодолимости жизненных трудностей.

2. Повышенная тревожность; неспособность дифференцированно относиться к различным опасностям и собственному опыту переживания угрожающих ситуаций; трудности в самореализации, расширении часто ограниченного жизненного опыта; ощущение беспомощности в ситуациях, требующих мобилизации и подтверждения идентичности; наличие большого

числа всевозможных опасений относительно своего будущего, не способны по-настоящему доверять ни себе, ни окружающим людям. Тревога оказывается «сторожем» их одиночества.

3. Слабость внешней границы «Я»; нарушена способности к контролю межличностной дистанции, проблема с установлением оптимальных интерперсональных контактов; ощущения собственной слабости, открытости, беспомощности и незащищенности. Эти чувства заставляют острее переживать одиночество, от которого они не в состоянии избавиться.

4. Слабость внутренней границы «Я»; рассогласованность эмоционального опыта, дисбаланс внутреннего и внешнего, мыслей и чувств, эмоций и действий; нарушения переживания чувства времени, отсутствие возможности гибко контролировать эмоциональные и телесные процессы, последовательно артикулировать собственные потребности; недифференцированность восприятия и описания различающихся психических состояний; дефицит способности к продуктивной психической концентрации. Спутанность и неструктурированность психического опыта порождает неизбежные сложности и в сфере межличностных отношений.

5. Нарушение нарцистической функции «Я»; неуверенность в себе, несамостоятельность, зависимость от людей, крайняя обидчивость, болезненные реакции на чужие оценки и критику, нетерпимость к собственным слабостям и недостаткам других; типичны коммуникативные трудности, неспособность поддерживать теплые доверительные отношения вообще или, устанавливать их, сложность с сохранением собственной цели и предпочтений.

6. Пониженная сексуальность: недостаточная способность к партнерскому сексуальному взаимодействию; сексуальная активность либо слишком инструментализирована, стереотипизирована, либо обеднена. В любом случае отмечается неспособность к сексуальной «игре», партнер воспринимается и выступает лишь как объект для удовлетворения собственных сексуальных желаний. Эротические фантазии приобретают явно эгоцентрический характер или отсутствуют вовсе. Сексуальная активность почти всегда носит неадекватный характер.

Вторая группа - «активно «одинокие»

У представителей данной группы менее выражена потребность в уединении, они меньше нуждаются в нем для хорошего самочувствия, реже предпочтут уединение компании. По сравнению с представителями первой группы самооценка у них несколько выше, они в большей степени удовлетворены собой, менее стеснительны, они больше нуждаются в других людях, окружающие реже считают их одинокими, чем «пассивно одиноких». Испытывая чувство одиночества, они в целом более активны, меньше отгорожены от общения, чем представители первой группы.

Одиночество у них в меньшей степени вызывает отчаяние, они меньше испытывают отчуждение от людей, от мира, от себя, собственную ненужность. Их самочувствие в целом несколько лучше, активность и настроение повыше, чем у представителей «пассивно одиноких». Таким образом, они несколько легче переносят чувство одиночества, чем «пассивно одинокие», но тяжелее чем «неодинокие».

Группу «активно одиноких» отличают от «пассивно одиноких» следующие проявления функциональных особенностей «Я»:

1. Повышенная агрессивность; недоброжелательность, конфликтность, агрессивность, что мешает длительное время поддерживать дружеские отношения. Неконтролируемые проявления агрессии будут препятствовать преодолению одиночества и налаживанию удовлетворительных и стабильных межличностных отношений.

2. Дефицитарная тревожность; нарушен не только регуляторный, но и экзистенциально наиболее важный сигнальный компонент тревоги. Обычно это проявляется в полной невозможности для «активно одинокого» человека сосуществовать с тревогой. «Активно одиноким» респондентам сложно «почувствовать» страх вообще, им свойственно недооценивать или полностью игнорировать объективную опасность, она не воспринимается сознанием как действительность. Неосознаваемый дефицит переживаний страха, как правило, обнаруживает себя в выраженном стремлении к поиску экстремальных ситуаций, позволяющих во что бы то ни стало ощутить реальную жизнь с ее эмоциональной наполненностью, т.е. избавиться от «эмоционального несуществования». Высокие показатели по шкале дефицитарной тревоги у «активно одиноких» респондентов приводят к тому, что устанавливаемые ими отношения не имеют достаточной эмоциональной глубины. Фактически им недоступно истинное соучастие и сопереживание.

3. Менее выраженные, чем у «пассивно одиноких» нарушения внешней границы «Я», проявляются в лучшей способности к контролю межличностной дистанции, проблема с установлением оптимальных интерперсональных контактов выражена слабее; им менее свойственны ощущения собственной слабости, открытости, беспомощности и незащищенности.

4. Менее выражены, чем у «пассивно одиноких», нарушения внутренней границы «Я»; несколько большая способность, чем у «пассивно одиноких», контактировать со своим бессознательным, иметь фантазии и мечты, узнавать их как таковые, т.е. отделять от реальных событий и действий.

5. Менее выражены, чем у «пассивно одиноких», нарушения нарцистической функции; им в меньшей степени свойственны

неуверенность в себе, несамостоятельность, зависимость от людей, обидчивость, они не так болезненно реагируют на чужие оценки и критику, несколько терпимее относятся к собственным слабостям и недостаткам других. В целом можно сказать, что они в большей степени самодостаточны, чем «пассивно одинокие». В то же время для них типичны коммуникативные трудности, неспособность поддерживать теплые доверительные отношения вообще или, устанавливая и поддерживая их, неспособность сохранять собственные цели и предпочтения.

6. Повышенные проявления деструктивной сексуальности; нарушение процесса интеграции сексуальной активности в целостном поведении личности, нежелание или неспособность к глубоким интимным взаимоотношениям. Человеческая близость «активно одинокими» респондентами зачастую воспринимается как обременительная обязанность или угроза потери аутистической автономии, а потому избегается или обрывается с помощью замещения. Им несвойственна способность к духовно наполненным, богатым эмоциями сексуальным переживаниям, они избегают эмоциональной близости, доверительности и теплоты. Место истинного интереса к сексуальному партнеру занимает обычно какой-либо частный возбуждающий элемент, например, новизна, необычность, особенности вторичных половых признаков и т.д.

Таким образом, мы описали свойства личности «одинокого человека», а также характерные особенности двух групп — «пассивно» и «активно одиноких» респондентов.

Если исходить из того, что чувство одиночества определяется особенностями функционирования «Я», а сами эти функции формируются согласно представлениям Г. Аммона под влиянием ранних детско-родительских отношений, то становится понятным, почему одиночество тесно коррелирует с особенностями отношений с матерью в детстве. Т.е. одиночество является в первую очередь порождением особенностей личностной организации, а во вторую — актуальной социальной ситуации.

В заключении подводятся итоги исследования, отмечается, что полученные данные подтверждают выдвинутые гипотезы, формулируются основные выводы.

Основываясь на результатах исследования, мы приходим к следующим выводам:

1. Существует тесная связь между одиночеством и особенностями функционирования «Я». «Одинокие» респонденты характеризуются пониженными показателями по конструктивным шкалам функций «Я» (агрессивность, тревога, внешняя и внутренняя границы Я, нарциссизм, сексуальность) и повышенными по деструктивным и дефицитарным. Эти

данные позволяют сделать вывод о связи чувства одиночества с нарушениями функционирования «Я».

2. Существует связь чувства одиночества взрослого человека с его оценкой характера отношений с матерью в детский период. Важную роль при этом играют негативные оценки эмоционального аспекта отношений и степени доверительности отношений между ребенком и матерью в детский период.

3. «Одинокие» респонденты отличаются от «неодиноких» по целому ряду показателей: 1) особенностями отношений к себе и к другим людям, 2) особенностями отношений к ситуации ограничения социальных контактов, 4) характером поведенческих реакций на чувство одиночества, 5) характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества.

4. Выделены четыре типа поведения людей при переживании чувства одиночества: 1) удовлетворение потребностей, 2) общение непосредственное и опосредованное, 3) творчество и самореализация, 4) пассивное переживание одиночества. Выяснилось, что для «одиноких» респондентов свойственно пассивное переживание одиночества, они реже используют ситуацию одиночества для развлечения.

5. Получены четыре группы эмоциональных переживаний, связанных с чувством одиночества: 1) беззащитность и ранимость, 2) отчуждение от мира и людей, 3) отчуждение от себя, 4) тоска по конкретному человеку.

6. «Одинокие» респонденты могут быть дифференцированы на две группы — «пассивно» и «активно одиноких», которые отличаются друг от друга по целому ряду показателей: 1) особенностями функционирования «Я», 2) особенностями отношения к себе и другим людям, 3) особенностями отношения к одиночеству и уединению, 4) особенностями поведенческих реакций на чувство одиночества, 5) характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества.

Таким образом, проведенное эмпирическое исследование связи одиночества с функциями «Я» позволило решить поставленные задачи, подтвердить выдвинутые гипотезы, а также сформулировать ряд перспективных направлений последующего изучения данной проблемы и проведения дальнейших исследований, определить возможности использования полученных данных, обозначить направления коррекционной, консультативной работы с личностью.

Результаты исследования могут быть полезными для совершенствования психологической помощи людям, страдающим от одиночества, в качестве научного обоснования при коррекционной и психотерапевтической работе с ними, так как полученные результаты

исследования позволяют по-новому взглянуть на проблему одиночества как производную проблем личностного развития.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях:

В журналах, рекомендованных ВАК РФ:

1. Бакалдин C.B. Эмоциональные особенности переживания одиночества // Вестник Адыгейского государственного университета. 2008 г., №3. С. 229-233.

2. Бакалдин C.B. Одиночество и некоторые особенности развития и функционирования «Я» // Культурная жизнь Юга России. 2008 г., №3. С. 3841.

В других изданиях:

3. Бакалдин C.B. Изучение групп «одиноких» респондентов // Вопросы социально-гуманитарного знания. Приложение к журналу «Человек. Сообщество. Управление». Краснодар. 2006. С. 61-66.

4. Бакалдин C.B. Изучение проблемы одиночества в психоанализе // Материалы III Всероссийской научно-практической конференции «Личность и бытие: субъектный подход» 11-12 ноября 2005 года в г. Краснодаре «Личность как субъект бытия: теоретико-методологические основания анализа. Психологическая поддержка личности в различных пространствах ее бытия». Краснодар, 2005. С.9-12

5. Бакалдин C.B. Изучение некоторых особенностей переживания одиночества // Социальная сфера Кубани: Экономические и социально-психологические аспекты развития. Сборник материалов региональной научно-практической конференции (31 мая 2006 г.). Краснодар, 2006. С.266-270.

6. Бакапдина Н.М., Бакалдин C.B. Переживание одиночества в подростковом возрасте // Социальная сфера Кубани: Экономические и социально-психологические аспекты развития. Сборник материалов региональной научно-практической конференции (31 мая 2006 г.). Краснодар, 2006. С.318-320.

7. Бакалдин C.B. Одиночество и особенности функций Эго // Зигмунд Фрейд - основатель новой научной парадигмы: психоанализ в теории и практике (к 150-летию со дня рождения Зигмунда Фрейда). Материалы международной психоаналитической конференции. 16-17 декабря 2006 г. Москва/ Под ред. А.Н. Харитонова, П.С. Гуревича, A.B. Литвинова. В 2-х т. М.: Русское психоаналитическое общество, 2006.Т.1 С. 120-127.

8. Бакалдин C.B. Две группы «одиноких» респондентов и особенности функций «Я» //Психологическое здоровье нации региональный аспект: Сборник материалов международной научно-практической конференции (15-16 ноября 2006 г.). Краснодар, ИЭиУ МиСС. С.58-63.

9. Бакалдин C.B. Связь характера ранних детско-родительских отношений и чувства одиночества взрослого человека // Социальная сфера Кубани: Экономические и социально-психологические аспекты развития. Сборник материалов межрегиональной юбилейной научно-практической конференции (31 мая 2007 г.). Краснодар, 2007. С. 150-154.

Формат 60x84/16. Бумага офсетная. Отпечатано в ООО "Издательский дом "Стиль" 350000, г.Краснодар, ул.Чапаева, 84, оф.2 Тел./факс: 8(861) 259-46-17 Заказ № 263,тираж 120 экз. 19.11.08

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Бакалдин, Сергей Витальевич, 2008 год

ВВЕДЕНИЕ.

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПРОБЛЕМЕ ОДИНОЧЕСТВА.

1.1. Понятие одиночества в современной психологии.

1.2. Проблема типологии одиночества в современной психологии.

1.3. Одиночество и некоторые особенности функционирования «Я»

2. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ФУНКЦИЯХ «Я» В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ.

2.1. Понятие «Я» в современной психологии.

2.2. Функции «Я» в современной психологии.

2.3. Представления о функциях «Я» в гуманструктуральной модели личности

Г. Аммона.

3. ИССЛЕДОВАНИЕ СВЯЗИ ОДИНОЧЕСТВА И ФУНКЦИЙ «Я».

3.1. Организация и методы исследования.

3.2. Описание выборки и изучение связи одиночества с отдельными социальными характеристиками личности.

3.3. Одиночество и особенности оценки отношений с родителями.

3.4. Особенности отношения «одиноких» и «неодиноких» респондентов к себе, другим людям, ситуациям одиночества и уединения.

3.5. Изучение связи одиночества и функций «Я».

3.5.1 Особенности «пассивно» и «активно одиноких» респондентов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Одиночество и его связь с функциями "Я""

Одиночество — это явление, знакомое, наверное, каждому человеку. Чаще всего мы сталкиваемся с ним, когда остаемся одни, то есть в ситуации социальной изоляции, но это необязательно. Мучительное одиночество может настигнуть человека, когда он будет находиться в окружении людей, и такое одиночество переживается подчас еще острее. Однако человек может оставаться один даже длительное время, не испытывая острого чувства одиночества.

Одиночество - психологическое явление, о котором пишут очень много. Мы нередко встречаемся/с двумя сторонами одиночества. Первая - это одиночество и суицид, вторая же одиночество в городе и продолжительность жизни [52]. Действительно, это те аспекты одиночества, которые не могут не волновать любого человека, это то, что касается каждого, если не напрямую, то через круг близких людей. Не случайно, по некоторым социологическим опросам начала третьего тысячелетия, каждый седьмой россиянин испытывает страх одиночества [17]. Именно одиночество называется в качестве одной из главных причин самоубийств в подростковом и пожилом возрасте [5, 144]. А ведь Россия, по данным Всемирной организации здравоохранения, занимает второе место в мире по числу самоубийств. Равнодушие окружающих, одиночество и безденежье - главные причины "черной меланхолии", заставляющие наших стариков принимать страшное решение, считает главный суицидолог страны, заведующий отделением суицидологии Института психиатрии РАН, доктор медицинских наук Владимир Войцех [144].

Проблема одиночества, хорошо знакома психологам-консультантам и психотерапевтам. Речь идет об одиночестве, которое причиняет человеку тяжелые страдания и с которым бывает очень сложно справиться [94, 98, 217].

Одиночество имеет множество проявлений. Это и различные стороны социальной изоляции, от проблемы изоляции в пенитенциарной системе до изоляции в ходе космического полета или зимовки на полярной станции. Проблема добровольного уединения как условия личностного роста и религиозное отшельничество. Патологическая самоизоляция при психических нарушениях — аутизм. «Одиночество в толпе», отчуждение от общества и аномия. Наконец само чувство одиночества, испытываемое человеком.

Свои краски в эту картину добавляют исследования одиночества представителями многочисленных современных психологических школ и направлений, от поведенческой психологии до гуманистической психологии и психоанализа.

Если до конца 80-х годов в нашей стране было мало психологических исследований, посвященных одиночеству, а главным источником о научной работе в данном направлении за рубежом являлся сборник «Лабиринты одиночества» [27, 32, 36, 58, 70, 102, 103, 116, 116, 118, 121, 135, 137, 143, 145], то в последние годы ситуация сильно изменилась. Появился целый ряд интересных работ отечественных исследователей, посвященных данной проблематике [38, 53, 69, 84. 93, 100, 106. 117, 133, 162, 200, 204J. Правда, информация об изучении одиночества за рубежом также в основном ограничивается «Лабиринтами одиночества». Именно на него мы чаще всего находим ссылки в различных обзорах по данной проблематике, да еще на отдельные I работы Э.Фромма и И.Ялома [179. 181, 217]. Практически оказались незамеченными перевод и публикация статьи Д. Винникота [43] и работы Дж.Адлера и Д, Быои [4], в которых передоложены новые идеи касающиеся личностных причин одиночества.

При этом ощущается дефицит целостной картины представления об одиночестве. Определенные трудности связаны с многообразием трактовок этого понятия. Порой, говоря об одиночестве, исследователи имеют в виду различные содержания этого понятия. Так, Лебедев под одиночеством понимает социальную изоляцию, консультирующие психологи чаще имеют в виду негативное переживание, а некоторые исследователи, как. например Шагивалеева, пишут о позитивных и негативных проявлениях одиночества [200]. Ю.М. Швалб и О.В. Данчева, раскрывая понятие "одиночество", понимают под ним явления социальной "изоляции" и "уединения", которые указывают лишь на временно-пространственную включенность личности в социум, никак не отражая именно психологическую специфику состояния одиночества [201]. И.С.Кон [75] и P.C. Немов [105] обращаясь к оценке причин одиночества и описанию реакций на данное состояние, вообще уходят от его определения как психологического феномена, удовлетворяясь социальными характеристиками.

Понятно, что в такой ситуации о какой-то согласованности исследовательских позиций говорить трудно. Одновременно с этим есть целый ряд проблем, на которые до сих пор не получены ответы. Позитивное и негативное одиночество - два различных феномена или две стороны одного явления? С чем связано негативное переживание одиночества - с самой ситуацией социальной изоляции или с особенностями личности человека? Где искать истоки одиночества в конкретной ситуации «здесь и сейчас» или в прошлом человека?

Именно существующее в психологии многообразие подходов к изучению одиночества обуславливает актуальность дальнейших исследований в данном направлении. Решение поставленных проблем требует дальнейшей разработки теории одиночества, которая позволила бы прояснить его специфические черты.

В нашем исследовании под одиночеством мы понимаем именно чувство одиночества и приходим к заключению, что одиночество — это негативное чувство, связанное с отсутствием близких, положительных эмоциональных связей с людьми и/или со страхом их потери. Чувство одиночества исполняет регулятивную функцию и представляет собой механизм обратной связи, помогающий индивиду регулировать оптимальный уровень человеческих контактов. Одиночество предстает как субъективный феномен, специфическое негативно окрашенное чувство человека, наличие и интенсивность которого доступна для исследования через самоотчегы респондентов.

Одиночество определяется двумя факторами. Первый - ситуация объективного ограничения контактов с другими людьми определенного уровня интимности; второй -повышенный уровень зависимости личности от ее подтверждения другими людьми, гак называемая нарцистическая зависимость, проявляющийся в неспособности находиться наедине с собой некоторое время без возникновения чувства одиночества [43]. Отсюда формируется предположение о зависимости степени проявлении чувства одиночества от степени развития такой функции «Я», как нарцистическая.

Теоретический анализ исследований одиночества показал, что хотя чувство одиночества впервые в наиболее заостренной форме проявляется в подростковом и юношеском возрасте [53, 74. 75, 100, 200, 204], формирование основ особенностей последующего переживания одиночества происходит в первые годы жизни и связано с особенностями развития основных функций «Я», формирующихся под влиянием детско-родительских отношений [4, 43, 53. 118, 162, 163].

Таким образом, обозначив теоретическую основу подходов к проблеме одиночества, мы определяем цслыо исследования изучение особенностей переживания одиночества и его связь с функциями «Я».

Объектом исследовании является личность, испытывающая чувство одиночества. Предмет исследования: одиночество и его связь с функциями «Я». Основной гипотезой высгупает предположение о том, что:

1. Чувство одиночества связано с особенностями функционирования «Я» личности, в первую очередь — с характером развития границ «Я», его нарцистической функцией и проявлением агрессии.

2. Одиночество взрослых респондентов связано с особенностями их оценки отношений с матерью в детском возрасте.

Дополнительными гипотезами исследования являются предположения о том, что:

1. «Одинокие» и «неодинокие» респонденты различаются особенностями отношения к себе, к другим людям, к одиночеству и к уединению; характером поведенческих реакций на чувство одиночества; характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанными с чувством одиночества.

2. «Одинокие» респонденты могут быть дополнительно дифференцированы на группы различающиеся: спецификой функционирования «Я», особенностям поведенческих реакций на чувство одиночества, характером эмоций, активности, самочувствия и настросния. связанных с чувством одиночества.

Для достижения цели и проверки гипотез были поставлены следующие задачи исследования.

Теоретические:

• провести теоретический анализ понятий: одиночество, «Я», функции «Я»;

• на основе проведенного теоретического анализа дать описание феномена «одиночества», которое послужит теоретической основой эмпирического исследования данного феномена;

• изучить имеющиеся в литературе представления касающиеся связей одиночества с особенностями функционирования «Я».

Эмпирические:

• выделить на основе самоотчетов группы респондентов, которые могут быть в рамках обсуждаемой теоретической модели отнесены к «одиноким» или «неодиноким» людям;

• выявить связи между чувством одиночества и особенностями функций «Я»; в первую очередь — с характером развития границ «Я», его нарцнстической функцией и проявлением агрессии у «одиноких» и «неодиноких» респондентов;

• изучить и сравнить у «одиноких» и «неодиноких» респондентов особенности оценки ими своих отношений с родителями в детском возрасте и сейчас;

• выявить различия у «одиноких» и «неодиноких» респондентов в особенностях отношения к себе и к другим людям; к одиночеству и уединению; в особенностях поведенческих реакций на чувство одиночества; в характере эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества:

• выявить группы «одиноких» респондентов, различающиеся особенностями функционирования «Я»; особенностями отношения к ссбе и к другим людям; к одиночеству и к уединению; особенностями поведенческих реакций на чувство одиночества; характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества.

Теоретико-методологическими основами данного исследования стали: фундаментальные положения о единстве личности и деятельности (А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн), принципы и идеи отечественной психологии об опосредствовании внутренних условий внешними условиями развития личности (А.Н. Леонтьев), об опосредствовании внешних воздействий на личность внутренними условиями (С.Л. Рубинштейн); сложившиеся в рамках отечественной психологии методологические основы исследования личности и представления о «Я» и его функциях (Л.С. Выготский, С. Рубинштейн, Б.Г.Ананьев, А.Н. Леонтьев, В.В. Столин, И.С. Кон, П.Н. Ермаков, С.Т. Джанерьян, В.А. Лабунская); понимание одиночества взрослого человека, как производного его отношений с матерью в детский период и результат особенностей функционирования его «Я» (И.С. Кон, З.Фрейд, Дж.Зилбург, Г.Салливан, Ф.Фромм-Рейхман, К. Рубинстайп, Ф. Щейвер, Д. Винникотт, Дж.Адлер, Д.Быои, Г.Аммон и др.). Методы и методики исследования

Метод теоретического анализа. Эмпирические методики: авторский опросник "Одиночество"; анкета, направленная на изучение эмоций связанных с чувством одиночества; модифицированная методика САН: методика исследования функций «Я» Г. Аммона. Для обработки эмпирического материала применялись статистические методы (кластерный, корреляционный и факторный анализ), статисгические критерии Фишера и Манна-Унтни.

Новизна исследования

В результате теоретического анализа литературы, посвященной проблеме одиночества, эмпирического исследования особенностей его проявления и переживания получен ряд новых результатов:

• Теоретически обоснована и эмпирически доказана связь между одиночеством и функциями «Я»: агрессивностью, тревогой, внешними и внутренними границами «Я», нарциссизмом, сексуальностью. Установлено, что «одинокие» респонденты характеризуются пониженными показателями по конструктивным шкалам фЗ'нкций «Я» и повышенными - по деструктивным и дефицитарным.

• Теоретически обоснован и эмпирически доказан факт связи одиночества взрослых респондентов с неудовлетворительной оценкой ими характера эмоциональных и доверительных отношений с матерью в детский период.

• Описана субьективная феноменология одиночества, различия «одиноких» и «неодиноких» респондентов проявляющиеся: в особенностях функционирования «Я», в отношении к себе и к другим людям, к одиночеству и к уединению; в поведенческих реакциях на чувство одиночества; в характере эмоций, самочувствия, активности и настроения, связанных с чувством одиночества.

• Выделены две группы «одиноких» респондентов: «пассивно» и «активно одинокие». Они различаются особенностями функционирования «Я», особенностями отношения к себе, к другим людям, одиночеству и уединению; особенностями поведенческих реакций на чувство одиночества, характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества.

Практическая значимость исследования

• Результаты исследования могут быть полезными для совершенствования психологической помощи людям, страдающим от одиночества, в качестве научного обоснования при коррекционпой и психотерапевтической работе с ними. Полученные данные позволяют по-новому взглянуть на проблему одиночества как производную проблем личностного развития. Можно рекомендовать акцептировать внимание в коррекционной работе по преодолению одиночества на развитии конструктивных сторон функционирования «Я».

• Выводы теоретической и эмпирической части диссертационного исследования можно использовать при разработке учебных программ, курсов по психологии личности, спецкурса «Психология одиночества», они могут быть также использованы психологическими службами при разработке программ работы с семьей с целью ранней профилактики одиночества и для развития оптимального типа детско-родительских отношений.

• Результаты исследования можно использовать в процессе подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов - психологов в области семейного и индивидуального психологического консультирования.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Чувство одиночества у «одиноких» респондентов связано с особенностями следующих функций «Я»: агрессивности, тревоги, внешней и внутренней границы «Я», нарциссизма, сексуальности; у них понижены показатели по конструктивным шкалам функций «Я» и повышены по деструктивным и дефицитарным.

2. Одиночество взрослых респондентов связано с неудовлетворительной оценкой характера эмоциональных и доверительных отношений с матерью в детский период.

3. «Одинокие» респонденты отличаются от «неодиноких»: особенностями отношений к себе и к другим людям, к одиночеству и уединению; характером поведенческих реакций на чувство одиночества; характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества.

4. «Одинокие» респонденты могут быть дифференцированы на две группы — «пассивно» и «активно одиноких», которые отличаются друг от друга по целому ряду показателей: особенностями функционирования «Л»; особенностями отношения к себе и к другим людям к одиночеству и уединению; характером поведенческих реакций на чувство одиночества; характером эмоций, активное ж. самочувствия и настроения, связанных с чувс гвом одиночества.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы докладывались на заседаниях кафедры общей психологии и психологии личности КубГУ и на заседаниях кафедры психологии п педагогики Института Экономики и Управления в Медицине и Социальной Сфере, методологических семинарах КубГУ, международных, межрегиональных, региональных и межвузовских конференциях.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях:

В журналах, рекомендованных ВАК РФ:

1. Бакалдин C.B. Эмоциональные особенности переживания одиночества // Весгник Адыгейского государственного университета. 2008 г. №3. С. 229-233.

2. Бакалдин C.B. Одиночество и некоторые особенности развития и функционирования «Я» II Культурная жизнь Юга России. 2008 г., №3. С. 38-41.

В других изданиях:

3. Бакалдин C.B. Изучение групп «одиноких» респондентов // Вопросы социально-гуманитарного знания. Приложение к журнал) «Человек. Сообщество. Управление». Краснодар. 2006. С. 61-66.

4. Бакалдин C.B. Изучение проблемы одиночества в психоапализс // Материалы III Всероссийской научно-практической конференции «Личность и бытие: субъектный подход» 11-12 ноября 2005 года в г. Краснодаре «Личность как с\бъект бытия: теоретико-методологические основания анализа. Психологическая поддержка личности в различных пространствах ее бытия». Краснодар, 2005. С.9-12

5. Бакалдин C.B. Изучение некоторых особенностей переживания одиночества // Социальная сфера Кубани: Экономические и социально-психологические аспекты развития. Сборник материалов региональной научно-практической конференции (31 мая 2006 г.). Краснодар, 2006. С.266-270.

6. Бакалдина Н.М., Бакалдин C.B. Переживание одиночества в подростковом возрасте // Социальная сфера Кубани: Экономические и социально-психологические аспекты развития. Сборник материалов региональной научно-практической конференции (31 мая 2006 г.). Краснодар, 2006. С.318-320.

7. Бакалдин C.B. Одиночество и особенности функций Эго // Зигмунд Фрейд -основатель новой научной парадигмы: психоанализ в теории и практике (к 150-летию со дня рождения Зигмунда Фрейда). Материалы международной психоаналитической конференции. 16-17 декабря 2006 г. Москва/ Под ред. А.Н. Харитонова, П.С. Гуревича, A.B. Литвинова. В 2-х т. М.: Русское психоаналитическое общество, 2006.Т.1 С. 120-127.

8. Бакалдин C.B. Две группы «одиноких» респондентов и особенности функций «Я» //Психологическое здоровье нации региональный аспект: Сборник материалов международной научно-практической конференции (15-16 ноября 2006 г.). Краснодар, ИЭиУ МиСС. С.58-63.

9. Бакалдин C.B. Связь характера ранних детско-родительских отношений и чувства одиночества взрослого человека // Социальная сфера Кубани: Экономические и социально-психологические аспекты развития. Сборник материалов межрегиональной юбилейной научно-практической конференции (31 мая 2007 г.). Краснодар, 2007. С. 150154.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников, приложения.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Результаты исследования можно использовать в процессе подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов - психологов в области семейного и индивидуального психологического консультирования.

Заслуживает внимания перспектива разработки средств диагностики «активно одиноких» и «пассивно одиноких» людей и дальнейшее изучение этих групп.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В современном обществе одиночество является одной из актуальных проблем, и его изучение должно быть направлено в первую очередь па решение практических задач. Однако без понимания глубинных причин данного феномена невозможно правильно выстроить стратегию и тактику консультационной и психотерапевтической помощи людям, страдающим от него. До настоящего момента не проводилось исследований направленных на эмпирическое изучение чувства одиночества как проявления комплексного нарушения функций «Я». Существующие классификации опирались в первую очередь на формальные проявления одиночества: временные, социальные, клинические проявления и не учитывали личностные детерминанты одиночества и их дифференциацию. В свою очередь, существующие представления об одиночестве, рассматривающие его связь с особенностями функционирования «Я», не имели эмпирического подтверждения. В нашей рабо1е мы постарались восполнить имеющиеся пробелы по данным проблемам.

Опираясь на анализ литературы по проблеме одиночества, мы пришли к выводу, что одиночество взрослых респондентов связано с характером отношений с матерью в детский период, поскольку качество этих отношений является определяющим для развития «Я» ребенка и, соответственно, для развития чувства одиночества у взрослых, а также, что характер переживания одиночества связан со спецификой функционирования «Я» «одинокого» человека.

Полученные теоретические положения были проверены в ходе эмпирического исследования и представлены в 3-й главе нашей работы.

1. Существует тесная связь между одиночеством и особенностями функционирования «Я». «Одинокие» респонденты характеризуются пониженными показателями по конструктивным шкалам функций «Я» (агрессивность, тревога, внешняя п внутренняя границы Я, нарциссизм, сексуальность) и повышенными по деструктивным и дефицитарным. Эти данные позволяют сделать вывод о связи чувства одиночества с нарушениями функционирования «Я».

2. Существует связь чувства одиночества взрослого человека с его оценкой характера отношений с матерью в детский период. Важную роль при этом играют негативные оценки эмоционального аспекта отношений и степени доверительности отношений между ребенком и магерыо в детский период.

3. «Одинокие» респонденты отличаются от «неодиноких» по целому ряду показателей: 1) особенностями отношений к себе и к другим людям, 2) особеннос!Ями отношений к ситуации ограничения социальных контактов, 4) характером поведенческих реакций на чувство одиночества, 5) характером эмоций, активности, самочувствия и настроения, связанных с чувством одиночества.

4. Выделены четыре типа поведения людей при переживании чувства одиночества: 1) удовлетворение потребностей, 2) общение непосредственное и опосредованное, 3) творчество и самореализация, 4) пассивное переживание одиночества. Выяснилось, что для «одиноких» респондентов свойственно пассивное переживание одиночества, они реже используют ситуацию одиночества для развлечения.

5. Получены четыре группы эмоциональных переживаний, связанных с чувством одиночества: 1) беззащитность и ранимость, 2) отчуждение от мира и людей, 3) отчуждение от себя, 4) тоска по конкретному человеку.

6. «Одинокие» респонденты могут быть дифференцированы на две группы — «пассивно» и «активно одиноких», которые отличаются друг от друга по целому ряду показателей: 1) особенностями функционирования «Я», 2) особенностями отношения к себе и другим людям, 3) особенностями отношения к одиночеству и уединению, 4) особенностями поведенческих реакций на чувство одиночества, 5) характером эмоций, активности, самоч\ вствия и настроения, связанных с чувством одиночества.

На основании анализа полученных эмпирических денных нами составлен обобщенный психологический портрет «одинокого» человека и описание типов «пассивно одиноких» и «активно одиноких» людей. На основании проведенного анализа литературы по данному вопросу, а так же полученных в ходе эмпирического исследования данных можно предположить, что основная проблема «одинокого» человека связана с нарушениями нарцистической функции «Я». Поскольку именно она рассматривается как энергетическое ядро «Я», от которого зависит развише и функционирование остальных ' центральных функций «Я». Именно нарушение нарцистической функции «Я» веде г к дальнейшим нарушениям в развитии отношений с людьми. Нарцистическая слабость делает человека беспомощным перед проблемами внешнего и внутреннего мира. Можно говорить о том, что особенности «пассивно» и «активно одиноких» респондентов связаны со специфическими способами преодоления нарцистической деструктивности. Эш специфика, скорее всего, связана с особенностями первичных объектных отношений или социально-энергетического поля первичной группы (в терминологии гумапструктуральной теории личности).

Таким образом, проведенное эмпирическое исследование связи одиночества с функциями «Я» позволило решить поставленные задачи, подтвердить выдвинутые гипотезы, а также сформулировать ряд перспективных направлений дальнейшего изучения данной проблемы и проведения дальнейших исследований, каждое из которых может стать предметом дополнительных, самостоятельных исследований, определить возможности использования полученных данных, обозначить направления коррекционной, консультативной работы с личностью.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Бакалдин, Сергей Витальевич, Краснодар

1. Абраменкова В.В. Проблема отчуждения в психологии // Вопросы психологии. 1990. № 1.

2. Абульханова-Славская К. А. Диалектика человеческой жизни: Соотношение философского, методологического и конкретно-научного подходов к проблеме индивида. М., 1977.

3. Адаме Э.Творчество Эрика X. Эриксона // Энциклопедия глубинной психологии: В 4 т. Т.З: Последователи Фрейда. М„ 2002.

4. Адлер Дж. Бьюи Д. Одиночество и пограничная психопатология: отсылка к детскому развитию // Журнал практической психологии и психоанализа. 2003. № 2. Ьир://р8у.ошпа1.ги^Зр/рар.рЬр?1с1=20030204

5. Азаров Ю. Маленький принц делает шаг в пропасть // Труд. 2000. №23.

6. Айке Д. Страх. Концепции фрейдистского психоаналитического направления // Энциклопедия глубинной психологии; В 4 т. Т.1: Зигмунд Фрейд: жизнь, работа, наследие. М. 1998.

7. Алейникова О. С. Одиночество: философско-культурологичсский анализ: Дис. . канд. филос. наук СПб., 2005.

8. Аммон Г. Динамическая психиатрия. СПб, 1995.

9. Аммон Г. Психосоматическая терапия. М., 2000.

10. Аммон М. Психологические основы системы психотерапевтических воздействий в динамической психиатрии.: Дис. док. психол. наук. СПб., 2005.

11. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1968.

12. Бакалдин С. Основы психоанализа. Краснодар, 2003.

13. Балева М.В. Полимодальное Я: этнический п кросскультурный аспекты (на материале удмуртских и русских студентов). Дис. канд. псих, наук: 19. 00. 01. Пермь: РГБ, 2004.

14. Басни Ф.В. О «силе Я» и «психологической защите» // Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия. Самара, 2000.

15. Басин Ф.В., Бурлакова М.К. Волков В.Н. Проблема психологической защиты // Психологический журнал, 1988, N 3.

16. Баумгарт М. Исследования грудных детей и детей младшего возраста // Ключевые понятия психоанализа. СПб., 2001.

17. Бедность это порок: большинство россиян недовольны уровнем жизни // Труд-7. 2000. №167.

18. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986.1920,2122,2324,25,26,27,28,29,30,31,32,33.