Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Селиванов, Владимир Владимирович, 2001 год

ВВЕДЕНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 1. ЛИЧНОСТНОЕ И ПОЗНАВАТЕЛЬНОЕ В МЫШЛЕНИИ СУБЪЕКТА

1.1. Соотношение мышления и личности в современной психологии.

1.2. Когнитивный стиль (полезависимость - поленезависимость) как характеристика субъекта.

ГЛАВА 2. ВЛИЯНИЕ ИСХОДНЫХ МОТИВ АЦИОННО-ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ ПАРАМЕТРОВ (КОГНИТИВНОГО СТИЛЯ) НА ПРОЦЕСС МЫШЛЕНИЯ.

ГЛАВА 3. ИЗМЕНЕНИЕ НЕКОТОРЫХ ЛИЧНОСТНЫХ ПАРАМЕТРОВ СУБЪЕКТА В ХОДЕ МЫСЛИТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА

3.1. Стилевые особенности субъекта в условиях успеха-неуспеха деятельности.

3.2. Изменение мотивации и способностей личности в мыслительном поиске.

3.3. Полистилевое поведение субъекта в дошкольном возрасте.

ГЛАВА 4. ДИНАМИКА СОЗНАНИЯ И ЛИЧНОСТНЫХ СВОЙСТВ ПОД ВЛИЯНИЕМ МЫСЛИТЕЛЬНОГО ПОИСКА

4.1. Изменение сознания субъекта под влиянием мыслительных процессов.

4.2. Базовые параметры личности и их функционирование в ходе рациональной терапии.

ГЛАВА 5. УСТОЙЧИВОСТЬ ЛИЧНОСТНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В ПРОЦЕССЕ МЫШЛЕНИЯ

5.1. Изменения стиля исходно поленезависимых субъектов.

5.2. Характер стилевых изменений полезависимых.

Введение диссертации по психологии, на тему "Мышление в личностном развитии субъекта"

Актуальность исследования. Современное российское общество, несмотря на существенные недостатки в экономической и политической сферах, оказывается на таком уровне развития, который позволяет учесть, в той или иной мере реализовать индивидуальность ряду своих членов, и, более того, позволяет осуществлять общественное развитие благодаря воплощению индивидуальности и своеобразия отдельных личностей, которые выступают реальными субъектами общественных отношений, различных видов деятельности и форм проявления собственной психической активности. Личность как индивидуальность и как субъект является необходимым условием поступательного развития общества, его полноценного существования. Утверждение субъектности и индивидуальности другого становится девизом (пусть пока неотчетливо осознанным) социальных и межличностных отношений, большинства психологических исследований природы человека, насущной необходимостью для оптимального функционирования различных общественных институтов. Большая, если не решающая, роль в этих социальных процессах принадлежит психологии, особенно психологическим исследованиям человека как реального субъекта жизнедеятельности.

Психологические исследования человека как субъекта жизни особенно активизировались с начала 80-ых годов и достигли пика интенсивности в конце 90-ых годов, являясь одним из приоритетных направлений в отечественной психологии на пороге XXI века, обеспечивающим установление единства различных школ и теорий психологической науки. В настоящее время психология не только отражает общественную потребность в актуализации самобытности отдельных личностей, но и стимулирует другие сферы общественной жизни к созданию необходимых условий для формирования человека субъектом общественных отношений, его собственной психической активности, субъектом различных видов предметно-практической деятельности и общения. Личность как субъект и как индивидуальность не пассивно усваивает опыт предшествующих поколений и культуру в целом, а творчески преобразует и развивает их, внося собственным существованием и деятельностью гораздо больший вклад в становление и гармонизацию общества. Поэтому социальность, социализация личности представляет собой процесс, включающий как влияние общества на человека, так и воздействие субъекта на общество.

Таким образом, значимой задачей для психологии оказывается рассмотрение закономерностей функционирования человека как субъекта тех отношений, в которые он вступает, в целом - как субъекта различных форм бытия. Становление человека субъектом политических, нравственных, семейных отношений, субъектом профессиональной деятельности (права, экономики, психологии, того или иного производства и т.д.). а не обычным исполнителем является важной целью общественного развития. Реализация этой гуманной цели требует создания условий для формирования целостности, интегральности, самодостаточности, относительной завершенности, способности к саморегуляции, которые бы проявлялись на всех уровнях системной организации психического мира индивида.

На наш взгляд, наиболее систематически и последовательно психологическая теория субъекта разрабатывается в рамках философско-психологической концепции C.J1. Рубинштейна и его последователей. C.J1. Рубинштейн одним из первых ввел понятие «субъект» в онтологию, в реальное бытие личности. В настоящее время уже сформулирован методологический принцип субъекта (К.А. Абульханова - Славская), который успешно развивается А.В. Брушлинским и другими.

Большинство научных школ отечественной психологии имеют богатый опыт исследования субъекта. Это концепция жизненного пути личности

Б.Г. Ананьева, его исследования человека как системы индивидуальных, индивидных, личностных и субъектных характеристик. Теория В.Н. Мясищева, который рассматривал личность как субъекта разных видов отношений, доминирующими среди которых являются отношения к другим людям.

Исследования интегральной индивидуальности в школе B.C. Мерлина по существу раскрывают субъектные характеристики личности. Интегральная индивидуальность представляет собой многомерное образование, синтезирующее свойства организма (биохимические, морфологические, нейродинамические), параметры индивидуума (психодинамические), особенности познавательных процессов и характеристики метаиндивидуальности (Б.А. Вяткин, В .Я. Дорфман и др.). Принципиально значимым, на наш взгляд, является обнаружение многозначных связей между разными уровнями индивидуальности, что обеспечивает своеобразную форму субъектности каждой личности (B.C. Мерлин, В.В. Белоус).

В теории А.Н. Леонтьева личность рассматривается прежде всего в качестве деятеля, субъекта предметно-практической деятельности. Деятельность как высший уровень активности, обретающий собственную дифференциацию (мотив, цель, операции, действия, навыки и др.) в развитых общественных отношениях, порождает и образует психические процессы и свойства, которые на основе интериоризации формируются по структуре как аналог внешней деятельности. В традиции исследований, идущих от Л.С. Выготского, специфичность психики человека проявляется в том, что личность осваивает многообразные социальные, культурные предметы и средства, становясь субъектом речи, языка, психических орудий в целом, продуцированных обществом. Субъектные параметры личности в использовании языковых культурных феноменов успешно раскрываются в современной психологии с помощью методов психосемантики (В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелев, В.А. Цепцов и др.).

В настоящее время активно исследуются основы онтогенетического развития субъекта (К.А. Абульханова-Славская, Л.И. Анцыферова, Е.Д. Божович, А.А. Деркач, В.Т. Кудрявцев, Е.А. Сергиенко, В.И. Слободчиков, Д.И. Фельдштейн, Г.А. Цукерман, и др.); выделены составляющие компоненты опыта субъектной активности (ценностный, рефлексивный, привычная активация, операциональный, сотрудничество) (А.К. Осницкий) обосновывается существование субъектного взаимодействия между человеком и природой в рамках экопсихологии, которое приводит к появлению единого субъекта совместного процесса эволюционного развития (В.И. Панов); рассматриваются закономерности личности как субъекта понимания (В.В. Знаков); предложена субъектная трактовка способностей как качеств и свойств, обеспечивающих успешное (оптимальное) функционирование психических процессов (В.Д. Шадриков, В.Н. Дружинин); проводятся исследования восприятия как исходно субъектного и личностного процесса, который представляет собой перцептивную систему, состоящую из чувственного образа, внутренних условий субъекта (перцептивного комплекса) и формы жизнедеятельности в пространстве и времени (В.А. Барабанщиков); сформулирован и изучается механизм порождающего взаимодействия субъектно-личностного и гностического уровней регуляции мышления, отражающий макрогенетическое развитие мышления (Д.Н. Завалишина); рассматриваются психологические механизмы регуляции и саморегуляции творческой мыслительной деятельности человека (Э.Д. Телегина); изучается интеллект как форма организации ментального опыта субъекта (М.А. Холодная); исследуются закономерности функционирования группового субъекта в современных условиях (А.Л. Журавлев); наконец, предложен новый вид педагогики - субъектная педагогика и новый вид психотерапии -субъектная психотерапия.

Следует обратить внимание на исследования в профориентации, профессиональном консультировании, в психологии становления профессионала. В этой сфере отношение к человеку как субъекту уже несколько лет является важнейшим фактором результативности и качества его профессиональной деятельности (Л.Г. Дикая, Е.А. Климов, Б.Ф. Ломов,

A.К. Маркова, В.Д. Шадриков).

Вместе с тем, традиционное психологическое понимание природы субъекта часто связано лишь с отношением человека к себе (и другим) как к деятелю, как инициатору и источнику различных видов предметной деятельности (А.Н. Леонтьев, В.П. Зинченко и др.), в частности, педагогической деятельности (В.А. Сластенин, Е.Н. Волкова и др.). При этом субъектность (как овладение деятельностью) выступает одной из многообразных характеристик личности и является менее общим образованием по отношению к личности, индивидуальности и т.д. Не умаляя значения данного аспекта в рассмотрении критериев, характеристик субъекта, необходимо отметить еще одну сторону содержания субъекта (к сожалению, остающуюся до настоящего времени вне основного поля внимания ученых) -его отношение к собственным психическим процессам, свойствам, переживаниям, состояниям. В современной мировой и отечественной психологии активно подчеркивается несводимость психических процессов к деятельности, отсутствие тождества между такими понятиями, как «познавательный процесс» и «деятельность», «личностное свойство» и «деятельность», «состояние» и «деятельность» (А.В. Брушлинский,

B.В. Давыдов, Ю. Энгештрем (Y. Engestrom) и др.).

Таким образом, понятие «субъект» является достаточно высоким обобщением, включающим в себя различные уровни проявления активного, инициативного, интегративного, системного начала. В нашей работе специально не ставилась задача анализа соотношения содержания категорий субъект» и «личность», но были определены лишь общие принципы взаимосвязи этих категорий применительно к проблеме личностной обусловленности мыслительной деятельности человека. Важной характеристикой субъекта, вероятно, будет выступать его многоуровневая природа и множественность конкретных проявлений, что предопределяет его функцию интегратора самых различных свойств. Полноценный анализ субъекта предполагает выделение нескольких взаимосвязанных аспектов: 1) рассмотрение человека как субъекта различных деятельностей; 2) раскрытие субъекта как основы разнообразных форм осуществления им психических процессов, свойств, состояний (функции саморегуляции, обеспечения адекватного соотношения между различными компонентами психологической организации); 3) анализ субъекта в качестве участника, инициатора и организатора системы межличностных взаимодействий с другими людьми; 4) изучение субъекта как источника, важной составляющей и преобразователя общественных и социальных отношений («социальной ситуации развития») и др. Целостность, единство, интегральность являются важными свойствами субъекта, которые выступают основой для системности всех его психических качеств, часто весьма противоречивых и трудно совместимых (А.В. Брушлинский).

Высшие уровни субъектного бытия личности предполагают, согласно К.А. Абульхановой, использование человеком собственных психологических ресурсов (процессов, свойств, состояний, способностей) в качестве средства обеспечения жизнедеятельности. Психологические ресурсы при этом образуют своеобразную, индивидуальную структуру личности, которая в бытии выражается в выработанных стратегиях и стилях жизни и познания. Вместе с тем формирование субъекта начинается уже в раннем онтогенезе. В экспериментах Е.А. Сергиенко было убедительно доказано, что предпосылки субъекта появляются в младенчестве, а многие из них имеют генетические основания. Причем на каждом уровне базовой субъектности проявляется интегративность, целостность, социальность и личностное ядро в развитии ребенка. Эти базовые свойства функционирования психического мира младенца, хотя выступают неотрефлексированными самим ребенком, но в последствии составят остов субъекта.

Субъект в теории А.В. Брушлинского не всегда является личностью, его содержание оказывается более широким (например, существует групповой субъект). Тем не менее не всякая группа людей является субъектом, хотя любая личность выступает в качестве субъекта.

Важную роль в становлении человека субъектом психических отправлений и разных деятельностей играет его мыслительная активность. Это определяется тем, что появление субъекта в онтогенезе неразрывно связано с возникновением познавательного объекта. Субъект как факт онтологии во многом становится (формируется) через гносеологическое отношение субъекта к объекту. Способность отражать мир как объективную реальность, как самодостаточную и относительно независимую от личности сущность предопределяет появление субъекта, которое является генетически исходным по отношению к формированию (возникновению) личности в онтогенезе. Данные положения предопределяют важную роль проблемы соотношения личности и мышления, личности и других психических функций в рассмотрении психологического содержания субъекта.

В современной психологии сложился достаточно серьезный разрыв между «психологией личности» и «психологией познавательных процессов», который уже с начала 50-ых годов становится очевидной и нетерпимой реальностью как для отечественных, так и для зарубежных психологов.

Изучение познавательных процессов происходит достаточно бурными темпами особенно в рамках когнитивной психологии. В этих исследованиях зачастую вольно или невольно личность оказывается вне содержательного поля внимания ученых, наподобие того, как изучение личности пренебрегает конкретикой познавательных функций. Психологи начинают отождествлять человека с когнитивным стилем, которым он обладает, с познавательными мотивами, которые ему свойственны, с идеями, которые он продуцирует. Однако сколь бы искусно мы ни описывали те или особенности познавательных процессов, сами по себе эти особенности или их определенная организация не способны действовать в предметном мире.

Преодоление указанного разрыва осуществляется через исследования личностной обусловленности на разных уровнях: 1) в ходе изучения взаимозависимостей установок субъекта, конструктов прошлого опыта, знаний и операций мышления (В.А. Крутецкий, А. Лачинс, Н.Л. Элиава и др.); 2) в анализе роли и места мотивации в мыслительном поиске и в других психических функциях (К.А. Абульханова-Славская, В.Г. Асеев,

A.В. Брушлинский, М.И. Воловикова, П.Я. Гальперин, Ю.Н. Кулюткин, Т.В. Корнилова, Е.Т. Соколова, Г.С. Сухобская, Э.Д. Телегина, O.K. Тихомиров и др.); 3) в исследовании порождения ситуативных познавательных потребностей в актуальном мыслительном поиске (A.M. Матюшкин); 4) при рассмотрении процессов анализа, синтеза, обобщения как основы образования и трансформации умственных и других способностей (В.Н. Дружинин,

B.А. Крутецкий, A.M. Матюшкин, СЛ. Рубинштейн, В.Д. Шадриков и др.); 5) в поисках связей между аффективными и интеллектуальными компонентами мыслительной активности (И.А. Васильев, Ж. Пиаже, В.А. Поплужный, O.K. Тихомиров и др.); 6) при системном рассмотрении зрительных функций и в целом сенсорно-перцептивных процессов в психике человека (В.А. Барабанщиков, Н.Н. Корж, А.А. Митькин и др.); 7) в выделении единых мотивационно-когнитивных структур мышления и сознания (К. Бастьян, Д. Брунер, Ж. Верньо, Д. Келли, Ю.К. Корнилов, А.Р. Лурия, В.Ф. Петренко, Б.А. Сосновский, Е.В. Шорохова и др.); 8) в исследовании когнитивных стилей в качестве психологических образований, объединяющих в своей структуре личностные (мотивацию, направленность и др.) и когнитивные характеристики (Д. Гудинаф, Г. Уиткин); 9) в исследовании когнитивных и интеллектуальных стилей в качестве особых способностей, производных по отношению к составу и строению индивидуального ментального опыта личности (М.А. Холодная).

Вместе с тем подавляющее большинство исследований сводится к установлению определенных форм связи (в лучшем случае, корреляционных) между личностными характеристиками и результативными показателями мышления. В это время два «айсберга» - мышление и личность продолжают автономно двигаться, не соприкасаясь друг с другом, а задача психолога сводится к установлению внешних аналогий между ними, к регистрации их возможных одновременных пульсаций, колебаний и изменений.

Попытки механического сочленения традиционных личностных конструктов с особенностями познания, видимо, также оказываются бесперспективными. Они приводят к формулированию слишком однозначных зависимостей, к жесткой трактовке когнитивных структур, что не подтверждается даже в ходе личного опыта.

Проблема соотношения личности и мышления только сейчас начинает оформляться в качестве специальной области теоретического психологического знания. Она становится особенно востребованной в теории личности как субъекта жизнедеятельности в двух основных аспектах. Первый заключается в том, что в психологии субъекта особую роль играют мыслительные процессы, обеспечивающие критическое освоение социального опыта, самостоятельность, саморегуляцию и, в конечном итоге, возможность индивидуального развития личности. Второй аспект связан с тем, что человек выступает субъектом не только различных видов деятельности, но и психических процессов, свойств, переживаний. В этом случае проблема соотношения личности и мышления, личности и вообще всех психических функций (насколько они автономны, независимы друг от друга, насколько согласованы и т.д.) приобретает решающее значение для понимания критериев и сущности развития субъекта.

Сложность и специфичность указанной проблемы, на наш взгляд, заключается в том, что личность претерпевает существенные качественные изменения применительно к сфере тех или иных психических функций (в частности, мышления), и закономерности познания не сами по себе составляют остов личностной организации.

Вместе с тем в современной психологии (особенно зарубежной) накоплен достаточный фактологический, экспериментальный материал, свидетельствующий о независимости, автономности личности от мышления. Некоторые эмпирические исследования не показывают значимых корреляционных связей между интеллектом и чертами личности (однако личностные особенности здесь отождествляются со структурными параметрами темперамента, которые по определению относятся к формально-динамической стороне психического). Достаточно распространенной является точка зрения, согласно которой интеллект не зависит от личностных свойств и никаким образом не связан с интересами, мотивацией личности. Существует ряд иных эмпирических исследований, свидетельствующих о тесной зависимости между личностными установками, мотивацией, способностями и процессами мышления (A.M. Матюшкин, В. А. Крутецкий, H.JI. Элиава, А.В. Брушлинский, М.И. Воловикова, В.Д. Шадриков и др.). Таким образом, в современной психологии существует противоречие, которое выражается в том, что интеллект, мышление часто оказываются «независимыми», аличностными факторами, действующими сами по себе, без отношения к субъекту, который, на самом деле, является подлинным источником интеллекта, мышления, восприятия и др. С учетом этого противоречия сделан выбор темы исследования, проблема которого сформулирована следующим образом: каковы конкретные формы взаимосвязи между мышлением и личностью на процессуальном уровне в развитии субъекта.

Решение данной проблемы составляет цель исследования, которая состоит в рассмотрении микротрансформациций личностных параметров (от мотивации до сознания) по ходу мышления как процесса при решении субъектом задач.

Объектом нашего исследования является процесс мышления в личностном развитии субъекта, а его предметом выступают характер и уровень микротрансформаций, микроизменений личностных свойств в условиях (под влиянием) мыслительной активности субъекта.

Исходя из проблемы, цели, объекта, предмета исследования задачами диссертации являются.

1. Осуществить теоретический анализ подходов в отечественной и зарубежной психологии к пониманию взаимосвязи мышления и личности.

2. Рассмотреть роль и значение мыслительных процессов в развитии личности субъекта.

3. На основе теоретических и эмпирических изысканий выявить конкретные механизмы воздействия мышления на личностные свойства и представить их в обобщенной модели, а также определить общие формы воздействия личностных черт на мыслительные процессы.

4. Экспериментально исследовать характер и уровень личностных микроизменений в мыслительной деятельности субъекта.

5. Установить меру устойчивости, сохранности, длительности личностных изменений субъекта, произошедших в мыслительном поиске.

6. С опорой на результаты исследования предложить операциональную стратегию и тактику усиления общей субъектности личности, выражающуюся в системе необходимых для этого условий и комплексе экспериментальных методик.

Существенные противоречия в трактовке проблемы взаимосвязи личности и мышления в современной психологии определяются отсутствием субъектного и процессуального подходов к рассмотрению этой проблемной зоны. Основной идеей нашего исследования поэтому выступает то, что именно прослеживание связи мышления и личности на процессуальном уровне позволяет установить микроизменения личностных свойств под влиянием мышления и снять ряд исходных противоречий и несоответствий через использование субъектной парадигмы становления психического мира человека.

Эти положения отражены в общей гипотезе исследования. Она заключается в том, что личность и мышление в процессе развития субъекта имеют глубинные, тесные взаимосвязи, выступая в функционировании как соотношение целого и части. Единство личности и мышления заключается в общности их происхождения и содержания: как мышление, так и личность формируются из процессов, свойств, состояний и функционируют в качестве психических процессов (свойств, состояний), т.е. живого взаимодействия с внешней и внутренней реальностью. Взаимосвязь личности и мышления оказывается динамичной и на процессуальном уровне анализа (в отличие от операционного) заключается в микроизменениях, микротрансформациях личностных и познавательных компонентов, во взаимопереходах, в образовании единых, целостных форм психических процессов, аккумулирующих в особенном виде всеобщие личностные черты.

Личность, начиная мыслительный поиск (в основе которого лежит проблемная ситуация или осознание противоречия), сама входит в определенное состояние активации, где актуализируются ее полярные свойства, подчас противоположные характеристики. Это состояние является специфическим для субъекта, без него, видимо, невозможно осуществлять полноценную познавательную активность (т.е. отражать мир в качестве объективной реальности). Личностные черты, погружаясь в процесс мышления, претерпевают изменения. В этом случае личность предстает в качестве предельно пластичного, подвижного образования, в виде процесса.

Мышление же оказывается личностным процессом не только в силу своей изначальной принадлежности субъекту, но и потому, что является необходимым условием личностных изменений.

Обобщение по существенным основаниям, будучи направленным на познаваемый объект, распространяет свое действие и на близлежащие когнитивные и мотивационные структуры, изменяя их в процессе мыслительного поиска. В мыслительном процессе в ходе анализа объекта одновременно происходит и обобщение мотивации. Подобные изменения личности происходят и по мере развертывания сознательной активности. Исходная структура сознания, выражающаяся в наличии знания и отношения, преобразуется под влиянием аналитико-синтетической деятельности, которая направлена на систему отношений субъекта. В мышлении и рефлексии отношение становится познаваемым объектом, т.е. выражается в форме знания. Таким образом, мыслительная активность способствует оптимальным формам взаимодействия между знанием и отношением, между значением и смыслом. Познание внешних предметов и мышление о внутренних объектах (рефлексия) обобщают личностные структуры, переводя их на качественно новые уровни функционирования, порождая как новые знания, так и новые отношения.

Наличие и становление позитивного, адекватного мышления является необходимым условием гармонизации психического мира субъекта, свободного движения и взаимопереходов между его когнитивной и мотивационной сферами, между личностными и познавательными компонентами, между знаниями и отношениями в сознании, гармоничного соотношения личности и психических функций, что обеспечивает необходимый уровень саморегуляции личности, максимально субъектное бытие человека.

Организация, методы и база исследования. Решение поставленных задач и проверка гипотезы осуществлялись несколькими методами исследования, среди которых использовались методы теоретического анализа психологической, философской, педагогической литературы по предмету диссертации (историографический, сравнительно-сопоставительный, диалектический, моделирование). Основным методом работы является многоступенчатый лабораторный эксперимент, в ходе которого использовались методы микросемантического анализа протоколов решения испытуемыми мыслительных задач, континуально-генетический (А.В. Брушлинский), методы современной психосемантики (семантический дифференциал, многомерное шкалирование, факторный, кластерный анализ и др.), многократный корреляционный анализ, тесты EFT (включенных фигур), «стержень в рамке» Н. Witkin,a, MMPI, мини-мульт (сокращенный вариант MMPI), экспериментальные методики, созданные нами (ТСВ-1, ТСВ-3, ТСВ-4, ТСВ-5 (компьютерная версия), ТСА-2), методика Т.М. Асташевской для дошкольников и др.

В работе обобщены результаты изучения мышления и личностных особенностей на выборке, включающей сотрудников, аспирантов Смоленского гуманитарного университета, Института психологии РАН, Смоленского государственного педагогического университета, Московского государственного педагогического университета, студентов СГУ, СГПУ, МГТГУ, МГУ имени М.В. Ломоносова, детей дошкольного и младшего школьного возраста Смоленской гимназии, Смоленской прогимназии, д/у «Белочка», «Полянка» и др. Общий объем выборки по основным сериям экспериментальной работы составляет 964 человека.

Статистическая обработка результатов исследования проводилась с использованием пакетов STATISTICA 5.0 for Windows методом вариационной статистики, факторным, кластерным и др. анализом, достоверность различий между личностными и когнитивными показателями определялась в ходе непараметрического однофакторного анализа, с вычислением коэффициента конкордации, а также подсчета критерия различий (Т-критерий), разницы средних значений. Для характеристики тесноты связей совокупности изучаемых признаков рассчитывался коэффициент корреляции по К. Пирсону. Графическая иллюстрация материала проведена с использованием программных пакетов «Excel», «Paint Shop Pro 5», «Visio» и др.

Личное участие автора состояло в теоретической разработке основных идей и положений по исследуемой теме, непосредственном осуществлении длительного лабораторного эксперимента, лонгитюда по изучению характера изменений когнитивного стиля, в обработке результатов экспериментальной деятельности, в организации и проведении опытной работы по развитию общей субъектности детей и взрослых (в качестве преподавателя Смоленского педагогического университета, Смоленского гуманитарного университета, психолога Смоленской прогимназии, заведующего кафедрой общей психологии СГУ, организатора и декана факультета психологии СГУ).

На защиту выносятся следующие положения.

1. Взаимосвязь личности и мышления носит характер взаимодействия: не только личностные характеристики оказывают влияние на мышление, но и мышление является необходимым условием микроизменений личности. Личность, будучи субъектом не только различных видов деятельности, но и субъектом собственной психической активности, изменяет себя через свои психологические проявления, в частности, через мышление.

Ранее сформированные личностные, процессуальные свойства, черты, особенности обеспечивают исходную детерминацию мышления (его появление, функционирование и т.д.). В ходе собственного функционирования само мышление как способ бытия личности и субъекта оказывает воздействие на личностные структуры, приводит к их изменениям, динамике. Данные изменения, динамика личностных особенностей, включенных в мыслительный поиск, становится основой последующего личностного развития. Мышление выступает в качестве своеобразного «функционального органа», который через разрешение внешних и внутренних проблем способствует развитию личностных структур.

Личностные и мыслительные характеристики субъекта соотносятся не прямо, а опосредствованно. Многозначность их взаимоотношений заключается в том, что они осуществляются одновременно на разных взаимодействующих между собой уровнях: 1) на уровне мыслительного процесса как непрерывного взаимодействия субъекта с внутренним и внешним миром с целью познания; 2) на уровне уже сформированного, сложившегося личностного плана мышления; 3) в ходе процессуальны динамики личностных особенностей; 4) на уровне я* когнитивной сферы личности. Важнейшим является процессуальный уровень мышления и личности. Уровень и характер мыслительного процесса, выражающиеся в степени проанализированности проблемы (задачи, противоречия) и др., оказывают влияние на переживания личности, на ее мотивацию, чувства, самооценку, когнитивный стиль. Складывающаяся по ходу процесса мышления внешняя и внутренняя ситуация предопределяет личностную микродинамику, личностное микроразвитие (актуализацию особенностей личности, формирование свойств и способов познавательных действий, их обобщение). Мышление как процесс в первую очередь оказывает воздействие на личностный план мышления (мышление как деятельность), а через него - на общие личностные характеристики субъекта.

2. Мышление выступает реальным фактором личностного развития субъекта, потому что в его функционировании фиксируется проблемность складывающейся ситуации. Состояние проблемности приводит к осознанию противоречия в объекте (который познается) или противоречия между условиями и требованиями задачи. Осознание противоречивости познаваемого объекта способствует актуализации или формированию различных личностных переживаний, конструктов, вплоть до полярных, переходу от одного уровня когнитивно-личностного функционирования к другому, способствует общей внутренней динамике личности, в ходе которой происходит процесс микропорождения новых свойств. В частности, как показывают наши эмпирические исследования, полезависимые испытуемые под влиянием выработанных обобщений при решении перцептивной задачи и складывающихся мотивационно-оценочных компонентов (переживание успеха) способны переходить к поленезависимым формам действия.

Развивающий эффект мыслительных процессов обусловлен и отсутствием заранее заданных критериев, стадий их развития для субъекта, они формируются в ходе осуществления мыслительного поиска. Мышление выступает особой деятельностью и процессом, в содержании которых генерализовано и концентрировано представлены параметры личности и субъекта. Осуществляя функционирование мышления, человек не только познает новое, но и постоянно выходит за пределы собственного наличного бытия и сформированного уровня структурно-функциональных личностных возможностей. Процесс мышления прежде всего стимулирует рост и изменение компонентов личности, наиболее тесно связанных с когнитивной сферой, например, такого когнитивного стиля, как полезависимость -поленезависимость. В то же время мышление способствует развитию отдельных структурно-функциональных элементов, находящихся во всех базовых личностных структурах: в мотивации, в способностях, в сознании, в свойствах.

3. Поступательно развертывающиеся мыслительные процессы (анализ, синтез, анализ через синтез, обобщение) являются значимым условием формирования личного ментального опыта субъекта.

Перенос (осознанный или бессознательный) достигнутого уровня обобщения на личностные черты обеспечивает генерализацию последних. Обобщение личностных черт приводит к изменению их содержания. Оно становится надситуативным, более устойчивым, операционализированным, строгим и точным в функциональной развертке. Так, в процессе наших экспериментов испытуемые на основе генерализации компонентов задачи и рефлексии собственных способов познавательных действий приходили к тому, что от диагностики к диагностике когнитивного стиля (полезависимости -поленезависимости) демонстрировали все более высокие показатели, демонстрируя в итоге одноактное, симультанное обнаружение простой фигуры в сложной в тесте включенных фигур.

Субъект через обобщение открывает новое существенное в познаваемом объекте и формирует новые генерализованные мотивацию, черты, свойства. Обобщение определенного способа познавательного и практического действия есть путь кристализации тех или иных способностей как компонентов личностной структуры.

В ходе наших экспериментов по исследованию наиболее общего когнитивного стиля (полезависимости - поленезависимости) было показано, что высокие уровни мыслительного процесса, обобщенные, понятийно выраженные критерии прогнозирования искомого, теоретические способы соотношения условий и требований задачи в сочетании с успехом действия приводят к увеличению поленезависимости личности. Начальные уровни процесса мышления (ненаправленный анализ через синтез), низкие по уровню критерии прогнозирования искомого, сопровождаясь переживанием неуспеха действия, определяют полезависимую направленность личности.

4. Мыслительные процессы выступают важным условием изменения сознания субъекта.

Результаты психосемантического исследования свидетельствуют о том, что мыслительные процессы приводят к изменению характера связей между коннотативными значениями внутри сознательной активности, что выражается в различных индивидуальных семантических пространствах у испытуемых. Мыслительная активность приводит к изменению не только хорошо осознанных компонентов (например, знаний), но и взаимосвязей между знаниями, между отношениями, между знаниями и отношениями. Данные взаимосвязи между составляющими или элементами индивидуального сознания на начальных этапах мыслительного поиска субъектом не осознаются. Следовательно, мышление оказывает воздействие и на бессознательную сферу личности, определяя в определенной мере ее динамику. Например, группировка суждений студентов о проблемах жизни и смерти значительно изменяется в семантическом пространстве под влиянием активизации их мышления. Связи между оценками суждений не осознаются, но подвержены изменениям. Данные изменения становятся основой принципиально новой структуры сознания испытуемых в этой проблемной области, которая выражается в различных индивидуальных семантических пространствах и характеризуется большей дифференцированностью и когнитивной сложностью.

5. Согласно результатам осуществленного лонгитюдного исследования устойчивость изменений некоторых особенностей личности (когнитивного стиля) в процессе мышления является индивидуальной характеристикой субъекта, определяющей разные типы личности. Представители одного из них обладают сверхвысоким уровнем сохранения изменений личностных особенностей; представители другого - это люди с низкой способностью к сохранению микрозвития личности. Между этими крайними полюсами можно выделить, по крайней мере, три промежуточные типа по степени устойчивости происходящих изменений личности: 1) личности, относящиеся к высокому типу способности к самоизменениям, они способны существенно трансформировать ранее сложившиеся личностные свойства, но сохраняют эти изменения в течение относительно непродолжительного времени; 2) субъекты с парадоксальным типом, чьи изменения личности не только сохраняются, но и постоянно увеличиваются в прогрессивном направлении; 3) люди, обладающие умеренной способностью к сохранению изменений; у них личностные структуры переходят на более высокий уровень функционирования, чем при первоначальной диагностике, но более низкий по сравнению с их действием в условиях стимулированных мыслительных процессов.

Научная новизна и теоретическое значение исследования.

Полученные научные результаты в целом содержат решение накопившихся в современной психологии противоречий в такой фундаментальной для общей психологии проблемной зоне, как соотношения личности и мышления, личности и психических функций, которая является центральной для понимания психологической природы субъекта.

Впервые в психологии соотношение личности и мышления рассматривается последовательно и систематически на процессуальном уровне в рамках субъектно-деятельностного подхода. В ходе теоретического и экспериментального исследования установлено, что личность и мышление имеют внутренние, глубинные формы взаимосвязи, восходящие до уровня взаимодействия и взаимопереходов. Экспериментально подтверждена процессуальная сущность базовых компонентов личностной структуры (мотивации, способностей, когнитивного стиля, сознания), холистическая природа мышления.

Направление исследования мышления, основанное C.JI. Рубинштейном, существенно обогащено интеграцией с направлением изучения когнитивных стилей.

Предложен новый метод изучения соотношения личности и мышления на процессуальном уровне, который состоит в фиксации и качественном анализе двойных или многих пар корреляционных связей между когнитивными и личностными параметрами в мыслительном поиске (многократный корреляционный анализ).

Обоснованы роль и значение мышления как процесса в личностном развитии субъекта. Предложена обобщенная концептуальная модель личностного развития в процессе мышления. Мышление становится основой личностных изменений через два основных компонента собственного содержания: 1) через основной механизм мышления - анализ через синтез, который, порождая новое знание, приводит (осознанно или неосознанно) к трансформации прежних мотивации и способностей; 2) через обобщение, в котором появляется новое существенное и новая личностная структура (вбирающая в себя многообразие различных вариантов личного опыта).

Экспериментально зафиксирована и теоретически обоснована закономерность, которая условно была названа «синдромом обобщения», сущность которой заключается в том, что достижение более высокого уровня обобщения при решении задачи приводит к его неосознанному распространению и на личностные структуры, и субъект противостоит последующему «снижению» уровня функционирования мыслительной и личностной организации.

Предложен и обоснован принцип индивидуализации развития психических явлений, согласно которому любое психическое образование уникально по форме и содержанию, точное его повторение и воспроизведение невозможно в прошлом или будущем. Принцип индивидуализации развития психических процессов, свойств, состояний подчеркивает процессуальную, недизъюнктивную, непрерывную, неаддитивную, неизоморфную природу психического и позволяет рассматривать индивидуальность как фокус, через который уже с рождения человека преломляются все внешние воздействия.

На основе проведенной теоретической и эмпирической работы разработан новый вид психотерапии - субъектная психотерапия, в рамках которого многие виды психической патологии получают трактовку в качестве общего ослабления субъектности личности, перераспределения субъектности на отдельную часть личности (идею, переживание и проч.), страха асубъектности.

Практическая значимость исследования определяется тем, что содержащиеся в нем теоретические положения, выводы и методические рекомендации позволяют по-новому осознать и реализовать на практике оптимальный процесс адекватного соотношения личностных и мыслительных компонентов психического мира человека, процесс становления личности субъектом собственных психических функций, процесс укрепления общей поленезависимости и, в конечном итоге, субъектности индивида.

Результаты исследования можно широко использовать в работе по стимулированию полистилевого поведения личности, по формированию мыслительных процессов, в деятельности по укреплению общей субъектности человека, в психотерапии для исправления и коррекции субъектного развития средствами и методами субъектной психотерапии, начиная с дошкольного, и, заканчивая старческим возрастом, т.е. на протяжении всего периода онтогенеза. Материалы диссертации, касающиеся условий и средств формирования полистилевого мышления, могут применяться в деятельности учреждений народного образования, которые осуществляют работу с одаренными детьми (гимназии, лицеи, спец. школы, вузы и т.д.).

Созданная система экспериментальных методик, направленная на развитие поленезависимости, является значимой в профессиональной подготовке специалистов в тех сферах деятельности, где необходима способность отыскивать простую фигуру в сложном контексте (летчики, артиллеристы, железнодорожники, операторы ЭВМ, водители и т.д.). Часть из этих методик воплощена в самых современных компьютерных версиях.

Материалы исследования могут использоваться при разработке учебных курсов, семинаров, тренингов, деловых игр. На основе полученных результатов возможна подготовка новых учебных пособий по когнитивной психологии, психологии мышления, психологии личности. Выводы, рекомендации и концептуальные положения могут быть использованы в содержании следующих дисциплин общепрофессиональной подготовки специалистов по специальности «психология» - «общая психология», «психологический практикум», «методологические проблемы психологии», «возрастная психология» и др.

Предложенный нами принцип индивидуализации развития психического в сочетании с принципом субъекта (К.А. Абульханова-Славская) позволил очертить контуры новой теоретической модели психологии детства, в которой ребенок уже с рождения рассматривается как индивидуальность, с начала раннего возраста - в качестве субъекта, на протяжении дошкольного возраста -в качестве креативного начала (творца), создающего не только субъективно, но и объективно новое. Эти положения позволили создать реально действующую модель непрерывного психологического образования, где преподавание психологии начинается уже со старшего дошкольного возраста на основе специально созданного нами учебника, продолжается в специализированных психологических классах средней школы и завершается обучением на психологическом факультете университета. Данная модель может быть внедрена в деятельность системы образования России.

Разработанный новый вид психотерапии - субъектная психотерапия может широко применяться в рамках деятельности психологов-практиков в системе учреждений образования, в деятельности психологических консультаций, в работе психологов в медицинских учреждениях для коррекции и лечения широкого спектра фобий, большинства форм неврозов, психотических явлений и даже отдельных видов психопатий.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечиваются исходными методологическими позициями, использованием субъектно-деятельностного, континуально-генетического, личностного, субъектного, процессуального, диалектического подходов к изучаемой проблеме. В диссертации применялся широкий спектр методов для проверки гипотезы, которые являются современными, включают в себя новейшие математические способы обработки данных и адекватны цели, объекту и задачам работы. Полученные результаты имеют подтверждение в ходе многолетних личных наблюдений, длительной опытно-экспериментальной деятельности. Их достоверность обусловлена репрезентативностью выборки, статистической значимостью и успешным внедрением в практику работы разных типов некоторых учреждений системы образования и народного хозяйства Смоленской области.

Апробация работы.

Материалы диссертации обсуждены на заседаниях лаборатории психологии личности ИП РАН (1986, 1987, 1988, 1999, 2ООО), кафедры общей психологии и Ученого Совета Смоленского гуманитарного университета.

Материалы исследования были представлены и обсуждались на 26 Международном психологическом конгрессе в Монреале (1996) (Канада), на международных (Париж, 1993 (Франция), Женева, 1996 (Швейцария), Москва, 1987, 1995, 1999, Смоленск, 1995, 1996), всероссийских (Москва, 1988, 1996, 1998; Курск, 1995; Смоленск, 1996, 1997, 1998, 1999) научно-практических конференциях, а также на 1 Всероссийской научной конференции по психологии РПО (Москва, 1996), на 2 Всероссийском съезде РПО (Ярославль, 1998).

Отдельные разделы исследования осуществлялись при финансовой поддержке и были удостоены 3-х грантов РГНФ: № 97-06-08216 «Личностные изменения в процессе мышления» (рук.); № 98-06-08082 «Психология субъекта» (исп.); № 00-06-00025а «Мышление в личностном развитии субъекта» (рук.).

Материалы исследования послужили основой создания функционирующей в течение 5 лет модели системы непрерывного психологического образования, начиная с дошкольного возраста (д\у Смоленская прогимназия - спец. классы школ №9, №39 - факультет психологии СГУ). Научные и практические разработки активно используются в работе с одаренными детьми (Смоленская прогимназия, центр «Развитие», ассоциированный в международную организацию «Евроталант»), в деятельности Центра психологических исследований, а также психологической консультации при факультете психологии СГУ.

Материалы диссертации используются при чтении курсов «возрастная психология», «психология ребенка раннего и дошкольного возраста» и др. в Смоленском государственном педагогическом университете, дисциплин «общая психология», «методологические проблемы психологии», «общая психотерапия» и др. на факультете психологии Смоленского гуманитарного университета.

Результаты исследования отражены в трех монографиях, учебном пособии, методических рекомендациях, научных статьях и тезисах общим объемом 58,98 печ. листов, под редакцией автора издано 8 томов сборников научных материалов 3-х конференций по проблемам индивидуальности.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы, приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Необходимо отметить, что в ходе многолетней экспериментальной работы мы пришли к следующим основным положениям. Человеческое мышление представляет собой (наряду с рефлексией) тот процесс, который в максимальной мере способствует личностному росту. Мышление способно преобразовать порой даже самые устойчивые и стабильные личностные структуры (например, когнитивные стили). Личность, включая себя в новые системы связей с другими людьми и с новым социальным контекстом (с помощью анализа через синтез), вольно или невольно осуществляя перенос -способов обращения с объектом на психические качества, дифференцируя существенное от несущественного в мышлении, открывая новое в психологии другого, вычерпывая ранее неизвестное содержание в предметном мире, постепенно меняет собственную структуру. Изменения черт личности в функционировании под влиянием мыслительных процессов иногда происходят быстро и являются радикальными.

Мышление — это не только движение мысли, но и движение субъекта, личности. В процессе мыслительной активности происходит во многом неосознаваемая, непрерывная, одновременная, взаимообусловленная пульсация (движение, «дыхание», образование пустот и выпуклостей) как личностных, так и когнитивных структур. Мера этой пульсации, активность этого живого «дыхания» есть глубоко личностный, неповторимый и индивидуальный процесс. В связи с этим индивидуальные особенности личности будут определяться тем, в какой мере человек способен к сохранению личностного развития и каковы особенности данного процесса. По данным нашей работы можно выделить пять основных типов личности по степени сохранения функциональных личностных подвижек:

1) люди со сверхвысоким уровнем сохранения изменений личностных особенностей; они способны закреплять первоначально сформированное в течение года и более;

2) личности с высоким уровнем восприимчивости к самоизменениям;

3) субъекты с парадоксальным типом, чьи изменения личности не только сохраняются, но и постоянно увеличиваются в прогрессивном направлении;

4) испытуемые с умеренным уровнем сохранности изменений; личностные структуры в этом случае переходят на более высокий уровень функционирования, чем при первоначальной диагностике, но более низкий по сравнению с их действием в условиях стимулированных мыслительных процессов;

5) субъекты с низкой способностью к сохранению личностной динамики, у которых первоначальные изменения практически не сохраняются в течение времени, а возвращаются на начальный уровень функционирования. Взаимосвязь мышления и личности оказывается предельно динамичной особенно в процессуальном плане и восходит до уровня взаимодействия, взаимопереходов. Наличие указанных типов личности (их может быть и больше) свидетельствует, что связь мышления и личности не является однозначной.

Первые попытки целостного исследования личности и познания (мышления) через анализ когнитивных стилей являются достаточно перспективными. Их эвристическая ценность заключается уже в том, что была открыта и изучена некоторая целостная структура — когнитивный стиль, которая объемлет оба полюса: личностный и когнитивный. Однако, традиционно в психологии когнитивные стили жестко и однозначно связываются с теми или иными параметрами мотивации и мыслительными процессами. При этом в лучшем случае, мышление личности представлено в виде своеобразного хранилища когнитивных стилей, стратегий, гипотез и проч., подобно цветным карандашам в коробке. Наши эксперименты показывают, что такой однозначной связи между личностными и познавательными компонентами в мышлении не существует. Когнитивные стили, контроли не изолированы один от другого, имеют отношения между собой, переходят элементами друг в друга, могут функционировать одновременно. Образно говоря, личность способна не только поочередно обращаться к разным карандашам, субъект смешивает цвета, использует всю палитру красок, часто одновременно употребляя разные оттенки при познании сложных объектов окружающего мира. Основой такой гибкости личностных параметров является их включение в живой процесс мышления. Пластичность и постоянное движение мыслительного процесса приводит к быстрым и резким изменениям личностных структур (если последние оказались в «связках» с когнитивно-процессуальными). Мышление за счет мощного обобщения, силы генерализации способно за короткое время переструктурировать ранее сложившиеся личностно-психологические образования. Это возможно только тогда, когда личность выступает подлинным субъектом собственной психологической активности, в данном примере, — мыслительной деятельности.

В норме личность выступает реальным субъектом собственных психических процессов, свойств, состояний. При многочисленных нарушениях психического, на наш взгляд, различная мера субъектности начинает быть присуща отдельным психическим функциям, идеям, переживаниям. В патологии личность как целое теряет субъектность и начинает зависеть от какого-либо собственного отправления (состояния, свойства). Отдельная часть психического личностного мира приобретает функции целого, т. е. приобретает высокую меру субъектности и давлеет над личностью, подчиняя ее жизнь собственному содержанию (например, маниакальные состояния, фобии и т. д.). Возможна особая субъектная терапия, основной задачей которой будет выступать перераспределение функции субъектности с отдельных составных частей психического на личность в целом и усиление общей субъектности индивида.

Анализ взаимосвязи мышления и личности на процессуальном уровне, на наш взгляд, открывает и новый пласт личностной организации. Рассмотрение функционального плана, процессуальной стороны личности показывает гибкость и динамизм многих компонентов ее структуры. Это также подтверждается и другими исследованиями, проведенными под руководством А.В. Брушлинского. М.И. Воловикова показала возможность перехода неспецифически познавательной мотивации в специфически познавательную, изменчивость экстра — и интропунитивности в мыслительном процессе была обнаружена И. Н. Сливой, гибкость самооценки при решении задач изучается С.В. Радченко и т. п. Все эти эксперименты, по нашему мнению, ведут к созданию нового понимания личности. Личность здесь, выступая относительно стабильной системой, подвержена постоянным существенным микроизменениям в функционировании (вплоть до противоположных по отношению к исходному уровню). Эти функциональные изменения наиболее интенсивно проявляются в мышлении (как предельно обобщенном процессе, связанном с осознанием проблемности, протиречия познаваемого объекта) и становятся основой поступательного либо нисходящего развития личностной организации в целом. Изучение динамики когнитивных стилей, как целостных срезов личностной структуры мышления, особенно подтверждают данное положение.

Постоянные колебания личностных параметров мыслительной активности, скорее всего, еще в большей мере свойственны детям. Как показывают эксперименты, как в детском, так и в зрелом возрасте личность способна ассимилировать противоположные способы осуществления познавательных действий и процессов, способна к полистилевому поведению.

Данные положения приводят нас к ряду выводов для нужд практики развития и формирования мышления и личности. Прежде всего, необходимо не только выявить преобладающие стилевые особенности мышления ребенка и закрепить их в учебно-воспитательном процессе. Представляется важным воспитывать полистилевое поведение, способность переходить от одного стиля познания и действия к другому, использовать (если необходимо) одновременно элементы разных стилей при анализе познавательного объекта.

Работу по полистилевому развитию можно проводить уже с дошкольного возраста. В первую очередь, значимым оказывается стимулирование и формирование общей поленезависимости ребенка. Поленезависимые формы познания способствуют укреплению субъектного начала личности, приводят к росту креативности. Для этого необходимо создание специальных тренинговых заданий и методик, ряд из которых был уже предложен нами (см. приложение № 4). Решение заданий теста включенных фигур (обязательно при соответствующей интерпретации верных и неверных результатов психологом) может так же стимулировать поленезависимые формы действия (см. приложение № 2). На основе главной задачи, используемой в экспериментах, нами был создан тест ТСВ—3 для диагностики уровней мыслительного процесса (приложение № 7). Этот тест может быть использован для развития поленезависимости. В основе ТСВ—3 лежит способность реструктурирования зрительного поля на непересекающиеся компоненты прямыми линиями. Эта способность является более общей, чем умение отыскивать простую фигуру в сложной. Как показывает опыт практической работы, решение заданий теста (опять же, на соответствующем уровне обобщения) приводит к улучшению показателей в тесте включенных фигур.

Общий анализ теоретических и экспериментальных исследований, представленных в диссертации, позволяет сделать следующие выводы.

1. Рассмотрение проблемы личностной обусловленности мышления и подходов к ее изучению показало, что в современной психологии сложился достаточно серьезный разрыв между «психологией личности» и «психологией познавательных процессов», который выражается: 1) в нивелировании когнитивного компонента в структуре личностной организации; 2) в интерпретации мышления, интеллекта, психических функций в качестве независимых от личностных особенностей факторов, в качестве аличностных, асубъектных образований; 3) в представлении личностной обусловленности мышления как однонаправленного процесса, где детерминация исходит только со стороны личности и не осуществляется со стороны мыслительной деятельности. Основная причина подобного положения - отсутствие реализации субъектно-деятельностного подхода и ориентации на процессуальный уровень анализа в эмпирических и теоретических исследованиях проблемы, исторически сложившееся в психологии.

2. Как показывают наши исследования, личность и мышление имеют внутренние, глубинные взаимосвязи и в норме соотносятся как согласованные система и субсистема. Эти тесные взаимосвязи между личностными характеристиками и особенностями мышления обнаруживаются прежде всего на процессуальном уровне анализа их взаимоотношений, в ходе исследования конкретной содержательной ситуации, складывающейся при решении субъектом задач. Ранее сформированные личностные свойства, черты, особенности обеспечивают исходную детерминацию мышления (его появление, функционирование и т.д.). Мышление является лишь одним из многих свойств, качеств личности. Вместе с тем мышление - это особое свойство личности, которое через содержательное обобщение, фиксацию и решение проблемности ситуации и др. обеспечивает субъекту понимание его места и роли в системе межличностных отношений, обеспечивает самопонимание и личностное развитие. В ходе собственного функционирования само мышление как способ бытия личности оказывает воздействие на личностные структуры, приводит к их изменениям, динамике. Полученные в ходе наших экспериментальных исследований факты существенного микроразвития всех основных компонентов личностной структуры (мотивации, способностей, направленности, сознания, черт) в мыслительных процессах свидетельствуют о том, что единство личности и мышления носит характер взаимодействия. В этом взаимодействии происходит одновременное, непрерывное изменение как познавательных, так и личностных компонентов. Субъект развивает личностные черты, в том числе, осуществляя мыслительную деятельность по решению внешних и внутренних проблем.

3. В целом прогрессивно формирующееся мышление (направленный анализ через синтез, теоретические прогнозы искомого, высокий уровень обобщения познаваемого объекта и т.д.) обусловливает поленезависимые познавательные и практические действия личности. Барьеры на пути адекватного соотнесения условий и требований задачи, выдвижение преимущественно эмпиричных, ситуационно обусловленных критериев прогнозирования искомого, низкий уровень обобщения познаваемого объекта, ненаправленный анализ через синтез, сочетаясь с переживанием неуспеха деятельности, приводят к осуществлению субъектом полезависимых форм поведения. Поленезависимость как когнитивный стиль и форма социального поведения тесно связана с общей субъектностью человека, входит в систему значимых качеств субъекта.

4. Мышление субъекта является реальным, необходимым условием личностного развития и оказывает воздействие на личность путем изменения личностных параметров не только через рефлексию, но и через прямой способ анализа (обобщения) познаваемого объекта. Личностные свойства, непосредственно участвующие в анализе познаваемого объекта (например, когнитивные стили), прежде всего подвержены микроизменениям. Это проявляется в экспериментально выявленной закономерности, полученной при исследовании когнитивных стилей и условно названной «синдромом обобщения». Сущность данной закономерности заключается в том, что достижение более высокого уровня обобщения при решении задачи приводит к его неосознанному распространению на некоторые личностные структуры, и субъект противостоит последующему «снижению» уровня функционирования мыслительной и личностной организации.

5. Мыслительные процессы (по своей сущности направленные на открытие и создание нового) обеспечивают холистическую природу психического. В мышлении порождаются не только новые когнитивные структуры, но и новые личностные свойства. Мышление - это не только движение мысли, но и движение личности. В мышлении субъект фиксирует проблемность складывающейся ситуации, что выступает необходимым условием формирования различных личностных переживаний, конструктов, вплоть до полярных, условием перехода от одного уровня когнитивно-личностного функционирования к другому. Как показывают наши экспериментальные исследования, полезависимые испытуемые под влиянием выработанных обобщений при решении перцептивной задачи и складывающихся мотивационно-оценочных компонентов (переживание успеха) способны переходить к поленезависимым формам действия.

Развивающий эффект мыслительных процессов обусловлен также отсутствием заранее заданных критериев, стадий их развития для субъекта, они формируются в ходе осуществления мыслительной деятельности. Испытуемый далеко не сразу находит ответ при решении задачи, постепенно формирует новый способ познавательного и практического действия. Это свидетельствует о том, что исходных личностных особенностей недостаточно для осуществления решения. Новые уровни личностно-когнитивного функционирования появляются по мере развития мыслительных процессов.

6. Личностные и мыслительные характеристики субъекта соотносятся не прямо, а опосредствованно. Функциональными посредниками в их взаимодействии выступают минимум четыре уровня: 1) уровень мыслительного процесса как непрерывного взаимодействия субъекта с внутренним и внешним миром с целью познания; 2) уровень уже сформированного, сложившегося личностного плана мышления; 3) процессуальная динамика личностных особенностей; 4) уровень когнитивной сферы личности. Важнейшим является процессуальный уровень мышления и личности. Складывающаяся по ходу процесса мышления внешняя и внутренняя ситуация обусловливает личностную микродинамику, личностное микроразвитие (актуализацию особенностей личности, формирование свойств и способов познавательных действий, их обобщение).

Введение процессуальных составляющих в анализ соотношения личности и мышления является необходимым условием для дифференцированного изучения личностных проявлений субъекта в зависимости от складывающейся познавательной ситуации. В частности, на разных качественных уровнях мыслительного процесса полезависимый или поленезависимый когнитивный стиль приобретают различную направленность и смысл. Например, ориентация испытуемого на принятие подсказки на ранних фазах мыслительного процесса не приведет к ее включению в содержательный анализ основной задачи и не может быть автоматически рассмотрена в качестве подлинной полезависимости субъекта.

7. Мыслительные процессы субъекта оказывают существенное воздействие на его сознание.

Результаты нашего психосемантического исследования свидетельствуют о том, что мыслительные процессы приводят к изменению характера связей между коннотативными значениями внутри сознательной активности, что выражается в различных индивидуальных семантических пространствах у испытуемых. Мыслительная активность приводит к изменению не только хорошо осознанных компонентов (например, знаний), но и взаимосвязей между знаниями, между отношениями, между знаниями и отношениями, которые, как правило, не осознаются. Следовательно, мышление оказывает воздействие и на бессознательную сферу личности. Например, группировка суждений студентов о проблемах жизни и смерти значительно изменяется в семантическом пространстве под влиянием активизации их мышления. Данные изменения становятся основой принципиально новой структуры сознания испытуемых в этой проблемной области, которая выражается в различных индивидуальных семантических пространствах и характеризуется большей дифференцированностью и когнитивной сложностью.

8. Изменению под влиянием мыслительных процессов подвержены и некоторые общие личностные черты. Полученные нами данные свидетельствуют о том, что показатели содержательных свойств базовых шкал MMPI у испытуемых могут изменяться в ходе активизации процесса мышления, направленного на переформулирование, переосмысление и решение внешних и внутренних проблем субъекта.

Эффективным способом изменения некоторых личностных свойств, связанных с нарушениями психического функционирования, является субъектная психотерапия, в рамках которой многие виды психической патологии получают трактовку в качестве общего ослабления субъектности личности, перераспределения субъектности на отдельную часть личности (идею, переживание и проч.), страха асубъектности. Система мер, направленных на перераспределение функции субъектности с отдельных составных частей психического на личность в целом (1), на усиление общей субъектности личности (2), является важным условием формирования согласованного функционирования психических компонентов, становления самодостаточности и эффективной саморегуляции человека.

9. Мера активности, динамизма личностных и когнитивных структур является индивидуальным, глубоко личностным процессом. Индивидуальные особенности субъекта будут определяться тем, в какой мере человек способен к сохранению личностного развития и каковы особенности данного процесса. Можно выделить пять основных типов личности по степени сохранения функциональных личностных подвижек: 1) люди со сверхвысока уровнем сохранения изменений личностных особенностей; они способны закреплять первоначально сформированное в течение года и более; 2) личности с высоким уровнем восприимчивости к самоизменениям; 3) субъекты с парадоксальным типом, чьи изменения личности не только сохраняются, но и постоянно увеличиваются в прогрессивном направлении; 4) испытуемые с умеренным уровнем сохранности изменений; личностные структуры в этом случае переходят на более высокий уровень функционирования, чем при первоначальной диагностике, но более низкий по сравнению с их действием в условиях стимулированных мыслительных процессов; 5) субъекты с низкой способностью к сохранению личностной динамики, у которых первоначальные изменения практически не сохраняются в течение времени, а возвращаются на начальный уровень функционирования.

Перспективы исследований. В настоящей работе мы лишь очертили контур различных форм взаимосвязи личностных особенностей с процессуальными характеристиками мышления, сосредоточив внимание на функциональных посредниках в их взаимоотношениях. Дальнейшая разработка данного вопроса, вероятно, позволит выделить некоторую личностную типологию, позволяющую описать различные способы и формы доминирующего взаимодействия субъекта с окружающей действительностью и самим собой на основе характера взаимосвязи его субъектно-личностных параметров и когнитивно-процессуальных.

Перспективы исследований связаны с расширением зоны поиска тех личностных характеристик, которые оказываются наиболее динамичными, пластичными, способными к развитию, а также с более глубоким исследованием тех условий, которые обеспечивают эффективную, оптимальную мыслительную деятельность, способствующую не только решению задачи, но и согласованному росту субъектно-личностных составляющих. Необходимым является и дальнейший анализ процессуальной природы мышления как предельно пластичного уровня содержательных характеристик субъекта мышления. Это приведет к возможности активной ассимиляции когнитивных и мыслительных параметров в классическую теорию личности, и личностных особенностей в традиционные психологические теории мышления.

Мы придаем большое значение дальнейшей реализации практических и прикладных аспектов данной темы. Разработка субъектной терапии до уровня более строгих систем тренингов, форм взаимоотношения психолога с клиентом позволит восстанавливать нарушения общей субъектности личности, осуществлять психокоррекционную и психотерапевтическую деятельность через воздействие на высшие уровни сознательной регуляции личностью собственного психического мира. Необходимо продолжение поиска условий, обеспечивающих полистилевое поведение человека, создание новых методик (в том числе, компьютерных версий), которые способствуют многовариантным познавательным стратегиям и действиям субъекта, особенно, на поздних стадиях онтогенеза.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Селиванов, Владимир Владимирович, Смоленск

1. Абульханова К. А. О субъекте психической деятельности. — М.: Наука, 1973. —288 с.

2. Абульханова К.А. Психология и сознание личности. Москва1. Воронеж, 1999. 218 с.

3. Абульханова-Славская К. А. Личностные типы мышления // Когнитивная психология /Отв. ред. Ломов Б. Ф., Ушакова Д. Н. — М.: Наука, 1986. — С. 154—173.

4. Абульханова Славская К.А. Типология активности личности в социальной психологии //Психология личности и образ жизни /Отв. ред. Шорохова Е. В. — М.: Наука, 1987. —С. 10—14.

5. Абульханова Славская К.А. Принцип субъекта в философско -психологической концепции С.Л. Рубинштейна //С.Л. Рубинштейн. Очерки. Воспоминания. Материалы. -М.: Наука, 1989. - С.10 - 61.

6. Абульханова Славская К.А. Стратегия жизни. - М.: Мысль, 1991. - 299 с.

7. Азаров В. Н. Стиль действования: импульсивность—управляемость // Вопросы психологии. — 1982, —№3. —С. 121—126.

8. Акимова М. К., Гуревич К. М. Индивидуальные различия в некоторых видах интеллектуальной деятельности и сила нервной системы //Проблемы общей, возрастной и педагогической психологии /Под ред. Давыдова В. В. — М: Педагогика, 1978. — С. 6—22.

9. Аллахвердов В. М. Когнитивные стили в контурах процесса познания // Когнитивные стили /Ред. Колга В. А. — Таллин: ТЕМ, 1986. — С. 17—21.

10. Аллахвердов В.М. Сознание как парадокс. СПБ: ГП «ИМАТОН», 1999.-т.1., т.2., т.З и 4.-479с.

11. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. — Л.: ЛГУ, 1968. — 338 с.

12. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания. — М.: Наука, 1977. —380 с.

13. Ананьев Б. Г. Психология чувственного познания. — АПН РСФСР // Психол. журн, 1981. — Т. 2. — № 2. — С. 8—18.

14. Анцыферова Л.И. Некоторые теоретические проблемы психологии личности //Вопросы психологии, 1978. № 1. - С. 37-50.

15. Анцыферова Л. И. Методологические принципы и проблемы психологии //Психол.журнал, 1982. — Т. 3. — № 2. — С. 3—18.

16. Анцыферова Л.И. Личность в динамике: некоторые итоги исследования //Психол. журнал, 1992. №5. - С.12-25.

17. Анцыферова Л.И. Психология повседневности: жизненный мир личности и «техники» ее бытия //Психол. журнал, 1998. №2. - С. 317.

18. Анцыферова Л.И. Способность личности к преодолению деформаций своего развития //Психол. журнал, 1999. №1. - С.6-19.

19. Ануфриев А. Ф. Психологический диагноз: система основных понятий. — Киров, 1995. — 157 с.

20. Асеев В. Г. Мотивация поведения и формирование личности. — М.: Мысль, 1976. — 158 с.

21. Асмолов А. Г. Когнитивный стиль личности как средство разрешения проблемно-конфликтных ситуаций // Когнитивные стили / Ред. Колга В. А. — Таллин: ТПИ, 1986. — С. 21— 24.

22. Асмолов А. Г. Психология личности. — М.: МГУ, 1990. — 367 с.

23. Базылевич Т.Ф. Введение в психологию целостной индивидуальности. -М.-.ИПРАН, 1999.-248 с.

24. Базылевич Т.Ф. К проблеме задатков прогностических способностей // Психол. журнал, 1994. №6. - С.90 - 99.

25. Барабанщиков В. А. Окуломоторные структуры восприятия. — М.: Ин-т психологии РАН, 1997. — 384 с.

26. Барабанщиков В.А. Системно генетический взгляд на процесс чувственного восприятия //Труды Института психологии РАН. - М.: Ин-т психологии РАН, - 1997. - Вып.2. - С.23 - 29.

27. Барабанщиков В.А. К определению понятия когнитивной сферы личности //Индивидуальность в современном мире /Отв. ред. Мажар Н.Е., Селиванов

28. B.В.-Смоленск: СГУ, 1999. Т.1. - С. 161-165.

29. Брабанщиков В.А., Мебель Л.Г. Ситуационный подход к исследованию психики и поведения человека //Системные исследования в общей и прикладной психологии. Набережные Челны, 2000. - С. 54 - 69.

30. Белоус В.В. Интегральная индивидуальность: подходы, факты, перспективы //Психологический журнал, 1996. Т. 17. - №1. - С. 44-52.

31. Белоус В.В. Принцип многомерности как фактор развития теории интегральной индивидуальности //Психологический журнал, 1999. №6.1. C.113-119.

32. Березина Т.Н. Пространственно-временные характеристики мысленных образов и их связь с особенностями личности //Психологический журнал, 1998. №4.-С. 13-26.

33. Бехтерев В.М. Проблемы развития и воспитания человека. Москва-Воронеж. 1997.-416 с.

34. Бехтерева Н.П., Гоголицын Ю.Л., Кропотов Ю.Д., Медведев С.В. Нейрофизиологические механизмы мышления. Л.: Наука, 1985. - 272 с.

35. Богоявленская Д.Б. Интеллектуальная активность как проблема творчества. -Ростов: РГУ, 1983.- 174 с.

36. Богоявленская Д.Б. «Субъект деятельности» в проблематике творчества //Вопросы психологии, 1999. №2. - С.35-41.

37. Бодунов М. В. Структура формально-динамических особенностей активности личности //Вопросы психологии, 1977. — № 5. — С. 129—134.

38. Божович JT. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. — М.: Просвещение, 1968. —464 с.

39. Брунер Д. Психология познания.'— М.: Прогресс, 1977. — 412 с.

40. Брушлинский А.В. Культурно историческая теория мышления. - М.: Высшая школа, 1968. - 104 с.

41. Брушлинский А. В. Психология мышления и кибернетика. — М.: Мысль, 1970. — 190 с.

42. Брушлинский А. В. Мышление и прогнозирование. — М.: Мысль, 1979. — 230 с.

43. Брушлинский А.В. Проблема общественного индивидуального в психике человека и культурно - историческая теория //Научное творчество Л.С. Выготского и современная психология /Отв. ред Давыдов В.В. - М., 1981 -С.31-37.

44. Брушлинский А. В. О формировании психического //Психология формирования и развития личности /Отв. ред. Анциферова Л. И. — М.: Наука, 1981, —С. 106—127.

45. Брушлинский А. В. Деятельность, действие и психическое как процесс //Вопросы психологии. — 1984. — № 5. — С. 17—29.

46. Брушлинский А. В. Психология мышления и проблемное обучение. — М.: Знание. — 1983. —96 с.

47. Брушлинский А.В. Проблемы психологии субъекта. М.:ИПРАН, 1994. -109 с.

48. Брушлинский А. В. Субъект: мышление, учение, воображение. — Москва— Воронеж, 1996. —390 с.

49. Брушлинский А.В. Психология субъекта (программа учебного курса). М.: ИПРАН, 1998.-28 с.

50. Брушлинский А.В. Целостность субъекта основание для системности всех его качеств //Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории /Под ред. Брушлинского А.В. - М.: Ин-т психологии РАН, 1997. - 576 с.

51. Брушлинский А.В. Проблемы субъекта в психологической науке //Психол.журнал, 1991. №6. - С.3-11; 1992. - №6. - С.3-12; 1993. -№6. - С.3-15.

52. Васильев И. А., Поплужный В. Л., Тихомиров О. К. Эмоции и мышление. — М.: МГУ, 1980. — 192 с.

53. Васильев И. А. Роль интеллектуальных эмоций в регуляции мыслительной деятельности //Психол. журнал, 1998. № 4. - С. 4960.

54. Веккер Л.М. Психологические процессы. Мышление и интеллект. -Л.:ЛГУ, 1976. -Т. 2. 342 с.

55. Веккер Л. М. Психические процессы. — Л.: ЛГУ, 1981. — Т. 3. — 326 с.

56. Величковский Б. М. Современная когнитивная психология. — М.: МГУ, 1982. — 336 с.

57. Волкова Е.Н. Субъектность педагога: теория и практика. Автореф. дис. . доктора психол. наук. М, 1998. - 41 с.

58. Воловикова М. И. Познавательная мотивация в процессе решения мыслительных задач: Дисс. канд. психол. наук. —М., 1980. — 130 с.

59. Воловикова М. И. Мышление как процесс и познавательная мотивация // Мышление: процесс, деятельность, общение / Отв. ред. Брушлинский А. В. — М.: 1982. — С. 50— 80.

60. Выготский Л. С. Собр. Соч. — М.: Педагогика, 1982. — Т. 2. — 502 с.

61. Выготский Л.С. Психология искусства. М.: Искусство, 1986. - 573с.

62. Вяткин Б.А. Влияние разноуровневых свойств интегральной индивидуальности на самоорганизацию деятельности в новых условиях и адаптацию к ней //Под ред. Вяткина Б.А. Пермь: ПГПИ, 1988. - С. 64-68.

63. Вяткин Б.А. Творческий путь B.C. Мерлина как процесс создания учения об интегральной индивидуальности //Психологический журнал, 1998. №1. - С. 54-61.

64. Гальперин П. Я. Психология мышления и учение о поэтапном формировании умственных действий //Исследования мышления в советской психологии / Отв. ред. Шорохова Е. В. — М.: Наука, 1966. — С. 236—278.

65. Гельфман Э.Г., Холодная М.А., Демидова JI.H. Психологические основы конструирования учебной информации. №6. С. 35- 45.

66. Голубева Э.А. Способности и индивидуальность. М.: Прометей, 1993. -306 с.

67. Гончаров B.C. Типы мышления и учебная деятельность. Свердловск, 1988. -72 с.

68. Грицюк Дж., Лорн-Тейлор. Взаимосвязь между полезависимостью— независимостью и установкой //Психологические исследования. — Тбилиси: Мецниереба, 1973. —С. 147—156.

69. Давыдов В.В. Виды общения в обучении.—М:Педагогика, 1972. —423 с.

70. Давыдов В.В. Проблемы развивающего обучения. М.: Педагогика, 1986. 240 с.

71. Деркач А. А., Михайлов Г.С. Методология акмеологии //Психологический журнал, 1999. №4. - С.56-65.

72. Дикая Л.Г. Проблемы современной психологии труда //Психологический журнал, 1992. №3. - С. 24-41.

73. Дикевич Л.Л. Обыденные представления о порядочном человеке. Дис. . канд. психол. наук. М., 1999. - 154 с.

74. Донцов А.И., Дубовская Е.М., Улановская И.М. Разработка критериев совместной деятельности //Вопросы психологии, 1998. -№2. С. 61-71.

75. Донцов А.И., Токарева М.Ю. Социальный контекст как фактор взаимодействия меньшинства и большинства //Вопросы психологии, 1998. №3. - С. 115-123.

76. Дорфман Л.Я. Метаиндивидуальный мир: методологические и теоретические проблемы. М.:Смысл, 1993. - 456 с.

77. Дружинин В.Н. Психодиагностика общих способностей. М.: Академия, 1996.- 224 с.

78. Дружинин В. Н. Психология общих способностей: развитие и диагностика в общении //Труды Института психологии РАН. — М. — 1997. — Вып. 2. — С. 49—57.

79. Дружинин В.Н. Интеллект и продуктивность деятельности: модель «интеллектуального диапазона» //Психологический журнал, 1998. №2. - С. 61-70.

80. Дружинин В. Н. Психология интеллекта //Педагогика. — 1998. — № 2. — С. 32.

81. Дружинин В.Н. Психология общих способностей. СПБ: Питер, 1999. - 358 с.

82. Дюркгейм Э. Социология и теория познания //Хрестоматия по истории психологии (Ред.: Гальперин П.Я., Ждан А.Н.) М.: МГУ, 1980. - С.212 -237.

83. Егорова М. С. Проблема зависимости—независимости от поля и возможности ее исследования в генетике поведения //Вопросы психологии, 1981. —№4. —С. 161—168.

84. Егорова М. С. Природа межиндивидуальной вариативности показателей когнитивного стиля. Дис. .канд. психол. наук. — М.,1983. — 235 с.

85. Егорова М.С., Марютина Т.М. Онтогенетика индивидуальности человека //Вопросы психологии, 1990. №3. - С. 9 - 16.

86. Егорова М.С., Марютина Т.М. Развитие как предмет психогенетики //Вопросы психологии, 1992. №5. - С. 5-15.

87. Есенгазиева Б. О. Взаимосвязь психологических и логических характеристик мышления //Мышление: процесс, деятельность, общение /Отв. ред. Брушлинский А. В. — М.: Наука, 1982. — С. 80—139.

88. Завалишина Д. Н. Психологический анализ оперативного мышления. М.: Наука, 1985.-221 с.

89. Завалишина Д. Н. Функциональный механизм построения способа действия //Мышление: процесс, деятельность, общение /Отв. ред. Брушлинский А. В. — М.: Наука, 1982. — С. 139—170.

90. Захарова С. А. Расчлененность когнитивной сферы и особенности формирования обобщений старших школьников //Вопросы психологии, 1986. —№4. —С. 53—62.

91. Знаков В. В. Понимание в познании и общении. — М.: Институт психологии РАН, 1994. —237 с.

92. Знаков В.В. Психология понимания в познании и общении. (Дис. . доктора психол. наук). М., 1995. - 77с.

93. Знаков В.В. Психология понимания правды. Санкт -Петербург: Алетейя, 1999.-281с.

94. Знаков В.В. Психология понимания и психология человеческого бытия //Индивидуальность в современном мире /Отв. ред. Мажар Н.Е. , Селиванов В.В. Смоленск: СГУ, 1999.-Т. 1.-С. 122-127.

95. Зейгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. М.: МГУ, 1980. - 157с.

96. Зинченко В.П. Проблемы психология развития (читая О. Мандельштама) //Вопросы психологии, 1991.-№4.-С. 126- 138; №5 -С.139- 151.

97. Зинченко В.П. Функциональная структура зрительной памяти. М.:МГУ, 1988.

98. Индивидуальность в современном мире (Ред. Мажар Н.Е., Селиванов В.В.). -Смоленск: СГУ, 1995. -4.1. 154с., ч.2. - 126с., -ч.З. - 118с.

99. Индивидуальность как субъект и объект современной жизни (Ред.: Мажар Н.Е., Селиванов В.В.). Смоленск: СГУ, 1996. - т. 1. - 296с.

100. Иванов И. И. Влияние некоторых индивидуально-типологических особенностей на процесс общения. Дис. .канд. психол. наук. — М., 1985. — 112с.

101. Клаус Г. Введение в дифференциальную психологию учения. — М.: Педагогика, 1987. — 174 с.

102. Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. — Казань: Казанск. ун-т, 1969. — 277 с.

103. Климов Е.А. Человек как субъект труда и проблемы психологии //Вопросы психологии, 1984. № 4. - С. 7-13.

104. Климов Е.А. Об образе мира у представителей разнотипных профессий //Психологическое обозрение, 1995. № 1. - С. 26-30.

105. Климов Е.А. Общечеловеческие ценности глазами психолога-профессиоведа //Психологический журнал, 1994. №4. - С.130-136.

106. Когнитивное обучение /Отв. ред. Галкина Т., Лоарер Э. М.:ИПРАН, 1997.-296 с.

107. Когнитивные стили /Ред. Колга В. А. — Таллин, 1986. — 252 с.

108. Колга В.А. Дифференциально-психологическое исследование когнитивного стиля и обучаемости: Дис. канд. психол. наук. — Л., 1976. — 164 с.

109. Колга В.А. Дифференциально-психологическое исследование когнитивного стиля и обучаемости: Автореф. дис. . канд. психол. наук. — Л., 1976, —23 с.

110. Колга В. А. Возможные миры когнитивных стилей // Когнитивные стили / Ред. Колга В. А. — Таллин, 1986. — С. 32—38.

111. Колесников В.Н. Лекции по психологии индивидуальности. М.:ИПРАН, 1996.-224 с.

112. Корнилов Ю.К. Проблемы психологии практического интеллекта //Проблема субъекта в психологической науке /Отв. ред. Брушлинский А.В. и др. М.: Академический проект, 2000. - С. 150 - 164.

113. Корнилов Ю.К. О различиях метакогниций учебной и профессиональной деятельности //Практическое мышление: специфика обобщения, природа вербализации и реализуемости знаний /Ред.: Ю.К. Корнилов. Ярославль: ЯГУ, 1997.-С.21 -31.

114. Корнилова Т.В.Опыт исследования субъективного отноше ни я к задаче//"Искусственный интеллект" и психология (Ore. ред. Тихомиров О. К).—М.: Наука, 1976.—С. 114—133.

115. Корнилова Т.В. Риск и мышление //Психологическийжурнал, 1994,-№4.-С. 20-32.

116. Кочетков В. В., Скотникова И. Г. Индивидуально-психологические проблемы принятия решения. —М.: Наука, 1993. — 142 с.

117. Коул М.,СкрибнерС. Культура и мышление.—М.:Прогресс, 1977.—261 с.

118. Крупнов А.И. Проблема активности и целостная характеристика индивидуальности человека //В.Д. Небылицын. Жизнь и научное творчество /Отв. ред. Брушлинский А.В., Ушакова Т.В. М.: Ладомир, 1996. - С. 326248.

119. Крутецкий В. А. Психология математических способностей школьников. — М.: Просвещение, 1968. — 431 с.

120. Кудрявцев Т. В. Психология технического мышления / Процесс и способы решения технических задач. — М: Педагогика, 1975. — 303 с.

121. Кудрявцев В. Т. Развитое детство и развивающее образование: культурно-исторический подход. — Дубна. 1997. — ч. 1. — 174 с. — ч. 2. — 87 с.

122. Кудрявцев В. Т. Идея историзма в психологии развития. Автореф. дис . доктора психол. наук. — М., 1997. — 39 с.

123. Кудрявцев В.Т. Психология развития человека. Рига: Эксперимент, 1999. - 4.1. - 160 с.

124. Кулюткин Ю.Н. Личностные факторы развития познавательной активности //Вопросы психологии, 1984. № 5.

125. Кулюткин Ю.Н. Творческое мышление в профессиональной деятельности учителя //Вопросы психологии. 1986. № 2. -С. 22-30.

126. Кулюткин Ю. Н., Сухобская Г. С. Индивидуальные различия в мыслительной деятельности взрослых учащихся. — М.: Педагогика, 1971. — 111с.

127. Кулюткин Ю. Н., Сухобская Г. С. Мотивация познавательной деятельности. — Л., 1972. — 117 с.

128. Лейтес Н. С. Умственные способности и возраст. — М.: Педагогика, 1971. — 277 с.

129. Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. — М.: МГУ, 1981. — 584 с.

130. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М.: Политиздат, 1975. —304 с.

131. Леонтьев А.Н., Пономарев Я А., Гиппенрейтер Ю.Б. Опьггэкспе риментального исследования мышления //Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления /Под ред. Гиппенрейтер Ю.Б., Петухова В.В.—М.:МГУ, 1981. — С.269—281.

132. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. — М.: Наука, 1984.— 444 с.

133. Ломов Б.Ф. Системность в психологии. Москва-Воронеж, 1996. - 384 с.

134. Ломов Б. Ф., Сурков Е. Н. Антиципация в структуре деятельности. — М.: Наука, 1980. —279 с.

135. Лурия А.Р. Язык и сознание. -М.: МГУ, 1979.

136. Мажар Н.Е. Теоретические основы развития творческой индивидуальности учителя. Дис. . доктора пед. наук. -М., 1996. 348 с.

137. Малых С.Б., Егорова М.С., Пьянкова С.Д. Детерминанты индивидуальных особенностей когнитивных характеристик и психологическая структура деятельности //Психологических журнал, 1993. №5- С. 67- 72.

138. Майерс Д. Социальная психология. Спб.: Питер, 1997. - С. 140-142.

139. Маркс К., Энгельс Ф. Собр. Соч. — Т. 12. — 879 с.

140. Маркс К., Энгельс Ф. Собр. Соч. Т. 23.

141. МатюшкинА.М. Анализ и обобщение отношений//Процесс мышления и закономерности анализа, синтеза и обобщения/ Под ред. Р у б и н ш т е й н а С. Л.—М.: АПН РСФСР, 1960.—С. 122—153.

142. Матюшкин А. М. Проблемные ситуации в мышлении и обучении. — М.: Педагогика, 1972. — 208 с.

143. Матюшкин А. М. Актуальные проблемы психологии в высшей школе. — М.: Знание, 1977. —44 с.

144. Махнач А.В. К проблеме соотношения динамических психических состояний и стабильных черт личности //Психол. журнал, 1995. №3. -С.35 - 43.

145. Мерлин В. С. Очерк теории темперамента. — М.: Просвещение, 1964. — 304 с.

146. Мерлин В. С. Лекции по психологии мотивов человека. — Пермь, 1971. — 120 с.

147. Мерлин В. С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. — М.: Педагогика, 1986. — 253 с.

148. Митькин А.А. Системная организация зрительных функций. -М., 1988.

149. Митькин А.А., Корж Н.Н. Сенсорно-перцептивные процессы в структуре психики //Психол. журнал, 1992. №4.- С.3-14.

150. Моляко В.А. Стратегии решения новых задач в процессе регуляции творческой деятельности //Психол. журнал, 1995. №1. - С. 84 - 90.

151. Мунерман И.И. Очерки исторического развития личности. -Смоленск, 1990. -216 с.

152. Мухина B.C. Детская психология. М.: Просвещение, 1988. - 277 с.

153. Мясищев В.Н, Структура личности и отношения человека к действительности //Психология личности. Тексты /Гиппенрейтер Ю.Б., Пузырей А.А. М.: МГУ, 1982. - С. 35-39.

154. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. ~ Л.: ЛГУ, 1960. 526 с.

155. Найссер У. Познание и реальность: Смысл и принципы когнитивной психологии. — М.: Прогресс, 1981. — 230 с.

156. Найссер У. Что такое когнитивная психология? //История зарубежной психологии. Тексты /Под ред. Гальперина П. Я., Ждан А.Н. — М.: МГУ, 1986, —С. 117—131.

157. Небылицын В. Д. К вопросу об общих и частных свойствах нервной системы //Вопросы психологии. — 1968. — № 4. — С. 29—43.

158. Небылицын В. Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. — М.: Наука, 1976. — 336 с.

159. Небылицын В.Д. Жизнь и научное творчество /Отв. ред. Брушлинский А.В., Ушакова Т.В. М.: Ладомир, 1996. - 384 с.

160. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1978. - 846 с.

161. Орефеев Ю.В., Тюхтин B.C. Мышление человека и «искуссивенный интеллект». М.: Мысль, 1978. - 149 с.

162. Осницкий А.К. Самосознание и субъектная активность человека // Индивидуальный и групповой субъекты в изменяющемся обществе /Отв. ред. Воловикова М.И. М.: ИПРАН, 1999. - С. 117-118.

163. Палей А. И. Модальностная структура эмоциональности и когнитивный стиль//Вопросы психологии. — 1982.—•№ 1. — С. 118—126.

164. Палей А. И. Соотношение эмоциональных и когнитивных характеристик индивидуальности и их электроэнцефалографические корреляты. — М., 1983. — 201 с.

165. Панов В.И. К проблеме субъекта психики в экопсихологии //Индивидуальный и групповой субъекты в изменяющемся обществе /Отв. ред. Воловикова М.И. М.: ИПРАН, 1999. - С. 178-179.

166. Пашина А.Х., Рязанова Е.П. Особенности эмоциональной среды воспитанников и сотрудников детского дома. №1 С.44-52

167. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в общественном сознании. М.: МГУ, 1983.- 176 с.

168. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.:МГУ, 1988. - 208 с.

169. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. Смоленск: СГУ, 1997. - 400 с.

170. Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ динамики общественного сознания (на материале политического менталитета). -Смоленск: СГУ, 1997. 214 с.

171. Пиаже Ж. Теория Пиаже //История зарубежной психологии. Тексты / Под ред. Гальперина П. Я., Ждан А. Н. — М.: МГУ, 1986. — С. 232—293.

172. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. М.: Высшая школа, 1984. - 174 с.

173. Поликарпов В. А. Особенности анализа через синтез как механизма мышления в условиях диалога: Дис. . канд. психол. наук. — М., 1987. — 176 с.

174. Пономарев Я. А. Психология творчества. — М.: Наука, 1976. — 303 с.

175. Прохоров А.О. Интегрирующая функция психических состояний.// Психол. журнал. 1994. - №3. - С. 136 - 146.

176. Прохоров А.О. Функциональные структуры психических состояний //Психол. журнал., 1996. №3. - С.9-18.

177. Психология мышления /Ред. Матюшкин А. М. — М.: Прогресс, 1965. — 532 с.

178. Ребеко Т.А. Перцептивные инварианты и их участие в задаче категоризации //Психологический журнал, 1998. №1. - С. 116-125.

179. Роговин М. С., Соловьев А. В. Анализ познавательного стиля при психологическом изучении деятельности //Психологические проблемы рационализации деятельности. — Ярославль, 1976. — Вып. 1. — С. 13—22.

180. Роджерс К Взгляд на психотерапию. Становление человека.—МД994.— 475с

181. Рубинштейн С. JI. Проблемы психологии в трудах К. Маркса // Советская психотехника, 1934. — № 1. — С. 3—20.

182. Рубинштейн С. JI. Основы общей психологии. — М.: Учпедгиз, 1946. — 704 с.

183. Рубинштейн С. JI. Бытие и сознание. — М.: АН СССР, 1957. — 328 с.

184. Рубинштейн С. JI. О мышлении и путях его исследования. — М.: АН СССР, 1958.— 147 с.

185. Рубинштейн С. JI. Принципы и пути развития психологии. — М.: АН СССР, 1959. —354 с.

186. Рубинштейн С. J1. Проблема способностей и вопросы психологической теории //Вопросы психологии, 1960. — № 3. — С. 3—16.

187. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1976. -416с.

188. Рубинштейн С. Л. Избранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии. — М.: Наука, 1997. — 463 с.

189. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. М.: Наука, 1997. - 191 с.

190. Рубцов В.В. Совместная учебная деятельность в контексте проблемы соотношения социальных взаимодействий и обучения //Вопросы психологии, 1998. №5. - С. 49-59.

191. Русалов В. М. Коллективное (диадное) вероятностное прогнозирование и свойства личности //Психологические исследования познавательных процессов и личности /Отв. ред. Ковач Д., Ломов Б. Ф. —- М.: Наука, 1983. — С. 96—106.

192. Русалов В.М. Теоретические проблемы построения специальной теории индивидуальности человека //Психологический журнал, 1986. Т.7. - № 4. -С. 23-35.

193. Русалов В.М. Предметный и коммуникативный аспекты темперамента человека //Психологический журнал, 1989. Т. 10. - № 1. - С. 10-21.

194. Русалов В.М. Продолжение поиска //В.Д. Небылицын. Жизнь и научное творчество /Отв. ред. Брушлинский А.В., Ушакова Т.В. М.: Ладомир, 1996. - С. 236-248.

195. Русалов В. М. О роли темперамента в интеллектуальном поведении человека //Труды Института психологии РАН. — М., 1997. — Вып. 2. — С. 89—94.

196. Русалов В.М., Наумова Е.Р. О связях общих способностей с «интеллектуальными» шкалами темперамента //Психологический журнал, 1999.-№1.-С. 70-77.

197. Сакс М. Существуют ли когнитивные стили у двух-, трехлетних детей? //Ученые записки Тартуского гос. ун-та. — Тарту, 1985. — № 722. — С. 80—97.

198. Селиванов В. В. Концепция личностного смысла и формирование личности учителя. — Деп. — М., ОЦНИ "Школа и педагогика" № 1 и АПН СССР, 1984. — 11.06. — 34 с.

199. Селиванов В. В. Когнитивный стиль в процессе мышления // Психологический журнал, 1989. —№4. — С. 104—112.

200. Селиванов В. В. Современные проблемы психологии познания // Психологический журнал, 1994. — №3. — С. 173—175.

201. Селиванов В. В. Динамизм и постоянство индивидуальности // Индивидуальность в современном мире. — Смоленск, 1995. — Ч. 1. — С. 138—141.

202. Селиванов В.В. Принципы отечественной психологии и проблема индивидуальности //Индивидуальность в современном мире.—Смоленск; 1995.- Т.1.—С29—30.

203. Селиванов В. В. Мышление как личностный процесс. — Смоленск, 1995. — 46 с.

204. Селиванов В. В. Мышление как условие личностного и индивидуального развития //Индивидуальность как субъект и объект современной жизни. — Смоленск: СГУ, 1996. —Т. 1. —С. 130—137.

205. Селиванов В. В., Селиванова Jl. Н. Новые экспериментальные психологические тесты. — Смоленск, 1993. — 34 с.

206. Селиванов В.В. Мышление и личность. Смоленск: СГУ, 1998. - 240 с.

207. Селиванов В.В. Психология сознания. Смоленск: СГУ, 1999. - 144 с.

208. Сергиенко Е.А. Природа субъекта: онтогенетический аспект //Проблема субъекта в психологической науке. -М., 2000. С. 184-203.

209. Сергиенко Е.А. Базовые уровни становления субъекта //Индивидуальный и групповой субъекты в изменяющемся обществе /Отв. ред. Воловикова М.И. М.: ИПРАН, 1999. - С.145-146.

210. Скотникова И. Г. Экспериментальное исследование устойчивости-изменчивости когнитивных стилей //Индивидуальность как субъект и объект современной жизни /Ред. Мажар Н.Е., Селиванов В.В. — Смоленск: СГУ, 1996. —С. 137—139.

211. Скотникова И.Г. Зрительное различение и рефлексивность-импульсивность //Психологический журнал, 1999. №4. - С.82-89.

212. Собчик JI.H. Методы психологической диагностики, М., 1990. - Вып. 1. -75 с.

213. Славская К. А. Мысль в действии. — М.: Полит, лит-ра, 1968. — 208 с.

214. Славская К. А. Детерминация процесса мышления //Исследования мышления в советской психологии /Отв. ред. Шорохова Е. В. — М.: Наука, 1966. —С. 175—225.

215. Славутская Е.В. Связь интеллекта с эмоционально-волевыми свойствами младших подростков //Индивидуальность в современном мире /Отв. ред. Мажар Н.Е., Селиванов В.В. Смоленск: СГУ, 1999. - Т.З. - С.116-119.

216. Сластенин В.А. Формирование личности учителя советской школы в процессе профессиональной подготовки. М., 1976. - 160 с.

217. Слободчиков В.И. Развитие субъективной реальности в онтогенезе (психологические основы проектирования образования). Автор, дис. . .доктора психол. наук. М., 1994. - 47 с.

218. Слободчиков В.И. Психологические проблемы становления внутреннего мира человека //Вопросы психологии, 1986. № 6. - С. 14-22.

219. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология человека: введение в психологию субъективности. -М.: Школа-Пресс, 1995. 384 с.

220. Смирнова H.JT. Социальные репрезентации интеллектуальности (на примере российской выборки).//Психол. журнал, 1994. - №6. - С. 61-68.

221. Соколова Е. Т. Мотивация и восприятие в норме и патологии. — М., 1976. — 128 с.

222. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М.: МГУ, 1980. - 174с.

223. Соловьев А. В. Исследование познавательных стилей в американской психологии //Зарубежные исследования по психологии познания /Отв. ред. Розен Г. Я. — М., 1977. — С. 235—249.

224. Сосновский Б.А. Мотив и смысл. М.: Прометей, 1993. - 252 с.

225. Сосновский Б.А. Мотивационно-смысловые образования в психологической структуре личности. Дис. .доктора психол. наук. М., 1991.

226. Соссюр Ф. Труды по языкознанию. М.: Прогресс, 1977. - 696 с.

227. Сочивко Д. В. Исследование индивидуальных стилей познавательной деятельности студентов: Дис. .канд. психол. наук. — Л., 1984. — 173 с.

228. Сочивко Д. В. Метод измерения индивидуального стиля познавательной деятельности //Методы психологического исследования: проблемы и поиски путей реализации /Отв. ред. Барабанщиков В. А., Носуленко В. Н. — М., 1986. —С. 82—94.

229. Степанов С. Ю., Семенов И. Н. Психология рефлексии: проблемы и исследования //Вопросы психологии, 1985. — №3. — С. 31—41.

230. Стиль жизни личности. Теоретические и методологические проблемы /Отв. ред. Сохань Л. В., Тихонович В. А. — Киев: Наукова думка, 1982. — 372 с.

231. Стиль человека: психологический анализ /Ред. Либин А.В. М.: Смысл, 1998.-310 с.

232. Столин В.В. Познание себя и отношение к себе в структуре самопознания личности. Дис. . доктора психол. наук.-М., 1985.

233. Стрелков Ю.К. Психология жизненных кризисов и значимых событий //Психол. журнал, 1998. №5. - С. 141-142.

234. Судаков Н.И. Нравственные идеалы и их формирование у учащихся средней общеобразовательной школы. Смоленск, 1985. - 87 с.

235. Телегина Э. Д. Виды функции гипотез в структуре наглядно-действенного мышления //Психологические исследования творческой деятельности /Ред. Тихомиров О. К. — М.: Наука, 1975. — С. 23—50.

236. Телегина Э. Д. Мотивация в структуре мыслительной деятельности // "Искусственный интеллект" и психология /Отв. ред. Тихомиров О. К. — М.: Наука, 1976. —С. 41—80.

237. Телегина Э.Д. Психологическая регуляция и саморегуляция творческой мыслительной деятельности человека. Дис. . доктора психол. наук. М., 1993.

238. Телегина Э. Д., Богданова Т. Г. О влиянии значимости мотива на процесс мыслительных задач //Вопросы психологии, 1980. — № 1. — С. 121—124.

239. Тейлор Дж. Введение в теорию ошибок. — М.: Мир, 1985.

240. Теплов Б.М.Проблемы индивидуальных различий.—М., 1961. — 535 с.

241. Терехов В. А., Васильев И. А. К характеристике процессов целеобразования при решении мыслительных задач // Вопросы психологии, 1975.—№ 1.—С. 12—22.

242. Тихомиров О. К. Структура мыслительной деятельности человека. — М.: МГУ, 1969. —270 с.

243. Тихомиров О. К. Психология мышления: учебное пособие. — М.: МГУ, 1984. —272 с.

244. Тихомиров О. К., Терехов В. А. Значение и смысл в процессе решения мыслительной задачи //Вопросы психологии, 1969. — № 4. — С. 66—85.

245. Толочек В. А. Стили деятельности: модель стилей с изменчивыми условиями деятельности. — М., 1992. — 77 с.

246. Толочек В.А. Влияние стиля деятельности тренера на результативность спортсмена.//Психол. журнал, 1994 № 1. - С. 147 - 153.

247. Тютюнник В.И. Начальный этап онтогенеза субъекта творческого труда. Дис. на соиск. уч. степени доктора психологических наук. М., 1994. - 348 с.

248. Узнадзе Д. Н. Экспериментальные основы психологии установки. — Тбилиси, 1961. —207 с.

249. Узнадзе Д Н Психологические исследования.—М.: Наука, 1966. —451 с

250. Ушакова Т.Н. Психология речи и психолингвистика //Психол. журнал, 1991. №6. - С. 12-25.

251. Ушаков Д.В. Мышление и интеллект //Современная психология /Ред. В.Н. Дружинин. М.: Инфра-М, 1999. - С. 241-266.

252. Фельдштейн Д.И. Психология развивающейся личности. М. - Воронеж, 1996.-512 с.

253. Холодная М. А. Когнитивные стили и индивидуальные способности // Психол. журнал, 1992. — № 3. — С. 84—93.

254. Холодная М. А. Психологический статус когнитивных стилей: предпочтения или "другие" способности? //Психол. журнал, 1996. — № 1. — С. 61—69.

255. Холодная М. А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. — Москва—Томск, 1996. — 391 с.

256. Холодная М.А. Когнитивный стиль как квадриполярное измерение //Психологический журнал, 2000. №4. - С.46-56.

257. Чеснокова И. И. Проблема самосознания с психологии. — М.: Наука, 1977. — 144 с.

258. Чхартишвили Ш. Н. Влияние потребности на восприятие и установка //Вопросы психологии, 1971. — № 1. — С. 95—105.

259. Шадриков В.Д.О содержании понятий способности и одаренность //Психологический журнал, 1983. Т.4. - № 5. - С. 3-10.

260. Шадриков В.Д. Способности в структуре психики //Диагностика познавательных способностей. Ярославль, 1986. - С. 3-8.

261. Шадриков В.Д. Деятельность и способности. М.: Логос, 1994. - 315 с.

262. Шкуратова И. П. Когнитивный стиль и общение. — Ростов-на-Дону, 1994. — 155 с.

263. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику: теретико -методологические основания и психодиагностические возможности. М., 1983.

264. Шмурак Ю.И. Пренатальная общность //Человек, 1993. №6. - С.21-37.

265. Шорохова Е. В. Психологический аспект проблемы личности // Теоретические проблемы психологии личности /Отв. ред. Шорохова Е. В. — М.: Наука, 1974. — С. 3—34.

266. Шорохова Е. В. Некоторые аспекты социально-психологического изучения личности //Психология личности и образ жизни /Отв. ред. Шорохова Е. В. — М.: Наука, 1987. — С. 6—10.

267. Шорохова Е.В. Проблема сознания в философии и естествознании. М.: Соцэгиз, 1961.

268. Шорохова Е.В. Проблемы общей психологии в трудах С.Л. Рубинштейна //Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М., 1976. - С. 3-16.

269. Щукин М.Р. Индивидуальный стиль и интегральная индивидуальность: проблемы и подходы //Психол. журнал, 1995. №2. - С. 103-113.

270. Элиава Н. Л. К вопросу о роли установки в процессах восприятия // Вопросы психологии, 1961. — № 1. — С. 73—80.

271. Элиава Н. Л. Мыслительная деятельность и установка //Исследования мышления в советской психологии /Отв. ред. Шорохова Е. В. — М.: Наука, 1974. —С. 3—34.

272. Alport G. W. Personality and Social Encounter. Boston, 1960.

273. Applebaum A. Stability of Portable Rod-and-Frame Test Scores //Perceptual and Motor Skills, 1978. —V. 47.—№4, —P. 1153—115.

274. Bandura A. Social Faundation of Thought abd Action: A Social Congnitive Theory //Contemporary Psychology, 1985. — V. 32. — № 5. — P. 413—415.

275. Baumeister K. F., Tice D. M. Self-Esteem and Responses to Success and Failure: Subsequent Performance and Jntrinsic Motivation //Journal of Personality, 1985. — V. 53. — № 3. — P. 450—468.

276. Berry J. W. Human Ecology and Cognitive Style.—N.Y.: Halstead Press, 1976l

277. Brand C.R., Egan V.& Deary I.Y. General intelligence and personality: No relation ? //Current topics in human intelligence (Ed. Dc. Detterman). N.Y., 1991.

278. Broverman D. M. Dimenstions of Cognitive Style //Journal of Personality, 1960. — V. 28. — № 2. — P. 167—186.

279. Broverman В. M. Cognitive Style and Intra-individual Variation in Abilities //Journal of Personality, 1960. — V. 28. —№ 2. — P. 240—255.

280. Bruner J. S., Postman L. On the Perception of Incongruity: a Paradigm // Journal of Personality, 1949. — V. 18. — P. 206—223.

281. Brushlinsky A. B. The Problem of Social vs. Individual in Cognitive Psychology: Analysis-by-Synthesis and Group Problem Solving //Quarterly Newsletter of the ICHC. — University of California, San Diego, 1983. — V. 5. — № 2. — P. 29—30.

282. Cattell R.B. Intelligence: Its Structure, Growth and Action. Amsterdam. The Netherelands: Noth-Holland, 1987. - 340 p.

283. Chalip L. Learning in the Group Embedded Figures Test //Percer. and Motor. Skills, 1979. —№5. —V. 49. —P. 1070.

284. Crutchfield R. S. Conformity and Creative Thinking //Contemporary Approaches to Creative Thinking /Gruber H. E. and others (Ed.). — N. Y., Appleton, 1962. — P. 120—140.

285. Dargel R., Kirk R. E. Note on Relation of Anxiety to Field Dependency // Perceptual and Motor Skills, 1973. — V. 37. — P. 218.

286. Erikson C. W. The Case for Perceptual Defense //Psychological Review, 1954.1. V. 61. —P. 175—82.

287. Eysenk H.J. Relationship between intelligence and personality //Perceptual and Motor Skills, 1971. № 32. - P. 637-638.

288. Faterson H. F. Articulateness of Experience. An Extension of Field-Dependence-Independence Concept //Measurement in Personality and Cognition / Eds. S. Messick, J. Boss. —N. Y., 1976.—P. 171—181.

289. Fine B. J. Field-Dependence-lndependence as "Sensitivity" of the Nervous System: Supportive Evidence with Color and Weight Discrimination //Perceptual and Motor Skills, 1973. — V. 37. — P. 287—295.

290. Franck P. McRenna. Measures of Field Dependence. Cognitive Style or Cognitive Ability //Journal of Personality and Social Psychology, 1984. — V. 47. — № 3. p. 593—604.

291. Gardner R. W. Cognitive Styles in Categorizing Behavior //Journal of Personality, 1953. — V. 22. — P. 214—233.

292. Gardner R. W. Cognitice Controls of Attention Deployment as Determinants of Visual Illusions //Journal of Abnormal and Social Psychology, 1961. — V. 62. — № 1, —P. 120—127.

293. Gardner B. W., Schoen H. A. Differention and Abstraction in Concept Formation //Psychological Monographs, 1962. — V. 76. — (41, Whole № 460).180 p.

294. Goodenough D. R. The Role of Individual Differences in Field Dependence as a Factor in Learning and Memory //Psychological Bulletin, 1976. — V. 83. — P. 675—694.

295. Goodenough D. R., Karp S.A. Field Dependence and Intellectual Functioning //Journal Abnormal and Social Psychology, 1961. — V. 63. — P. 241—246.

296. Gottschaldt K. The Influence of Past Experience on the Perception of Figures // Experiments in Visual Perception /Ed.: Vernon H.D. — Harmonds Worth, Middlesex, England: Penguin Books, 1970. — P. 29—44.

297. Grandall V. J., Sinkeldam C. Chieldren Development and Achievement Behavior in Social Situations and Their Perceptual Field Dependence //Journal of Personality, 1964. — V. 33. — P. 1—22.

298. Harding M.E. The "I" and the "not I". A stady in the development of consciosness. - Princeton University Press, 1961. - P.l6 - 35.

299. Holtzman P. S. The Relation of Assimilation Tendencies in Visual, Auditory and Rinesthetic Time-Error to Cognitice Attitudes of Leveling and Sharpening // Journal of Personality, 1954. — V. 22. — P. 275—294.

300. Holtzman W. H., Klein G. Cognitive System-Principles of Leveling and Sharpening: individual Differences in Assimilation Effects in Visual Time-Error // Journal of Psychology, 1954. — V. 37. — № 1, —P. 105—122.

301. Holtzman W. H. a. o. Personality Development in Two Culturies. A Cross-Cultural Longitudinal Study of School Chieldren in Mexico and United States. — Austin: University of Texas Press, 1975. — 112 p.

302. Hope С. M., Kagan S. M., Tahn G. L. Conflict resolution among Field-Independent and Field-Dependent Anglo-Americal and Mexican-American Chieldren and Their Mothers //Developmental Psychology, 1977. — V. 13. — P. 591—598.

303. James L. Knestkick, Hoffman E. H. Field Articulation and Predictive Judgments: an Exploratory Study //Perceptual and Motor Skills, 1977. — V. 44.3. — Part 1. — P. 845—846.

304. Joshi R. T. Field-Dependence, Anxiety and Personality //Perceptual and Motor Skills, 1974. — V. 38. — № 3. — P. 1328.

305. Kagan J., Moss H. A., Sigel I. E. Psychological Significance of Styles of Conceptualization //Mon. of Society for research in Children Development, 1963.1. V. 28. —P. 73—113.

306. Kogan N. Cognitice Styles In Infancy and Early Childhood. — N. Y., Willey, 1976, — 146 p.

307. Karp S. A. Field-Dependence and Overcoming Embeddedness //Journal of Consulting Psychology, 1963. — V. 27. — P. 294—302.

308. Karp S. A., Sibberman L. Field Dependence, Body Sophistication and SocioEconomic States // Research Reports, 1966. — № 1. — P. 1—9.

309. Kelly G.A. The Psychology of у in the development of consiousness. -Princeton Univercity Press Personal Construkts. N.Y: Norton, 1955.

310. Kelly G.A. A theory of personality. The psychology of personal constructs. -N.Y., 1963.

311. Klein G. S., Schlesinger H. J. Where is the Perciever in Perceptual Theory // Journal of Personality, 1949. — V. 18. — P. 32—47. Lester G. The Rod-and-Frame Test: Some Comments on Methodology //Perceptual and Motor Skills, 1968. —V. 26. —P. 1307—1314.

312. Lester G. The Rod-and-Frame Test: Some Comments of Methodology //Perceptual and Motor Skills, 1968. V.26. - P. 1307-1314.

313. Levi Strays K. Structural antropology. Penguin book, 1977.

314. Long G. M. The Rod-and-Frame Test: Further Comments on Methodology // Peroeptual and Motor Skills, 1963. — V. 36. — № 2. — P. 524—626.

315. Maslow A.N. The fearther reseach of human nature. Penguin book, 1958.

316. McFarlin D. В., Blascovich J. Effects of Self-Esteem and Performance Fudback on Future Affective Performances and Cognitive Expectations //Journal of Personality and Social Psychology, 1981. — V. 40. — P. 921—931.

317. Murray H. A. The Effect of Fear upon Estimates of the Maliciousness of Other Personalities //Journal of Social Psychology, 1933. — V. 4. P.34-38.

318. Nyborg H. A Method for Analyzing performance in the Rod-and-Frame Test // Scandinavian Journal of Psychology, 1974. — V. 15. — P. 119—123.

319. Personality through perception /Ed.: Lewis H. В., Witkin H. A. a.o. — N. Y.: Harper, Brothers Publishers, 1954. — 571 p.

320. Pitblado C. Orientation Bias in the Rod-and-Frame Test //Perceptual and Motor Skills, 1977. — V. 44. — № 3. — P. 891—900.

321. Psychological Differeatiation. Studies of Development /Eds.: Witkin H. A., Dyk R. B. a.o. — N. Y. — London: Wiley, 1962. — 418 p.

322. Psychological Differentiation. Studies of Development. /Eds.: Witkin H. A., DykR.B. a. o.—N. Y., 1974. —418 p.

323. Ramachandra Rao. Development of psychological thought in India. Mysore. Kavyalava publishers, 1964. P.3-27.

324. Riley R. T. Field Independence and Some Measures of Intelligence //Social Behavior and Personality, 1974. — V. 2. — № 1. — P. 25—29.

325. Robinson D.L. The Wechsler Adult Intelligence Scale and Personality Assesment: Towards a biologically based theory of intelligence and cognition //Personality and Individual Differences, 1986. № 7. -P.153-159.

326. Rogers K.R. Client-Centered Therapy. Boston: Houghton, 1951.

327. Sanford R. N. The effects of Abstinence from Food upon Imaginal Processes: A Preliminary Experiment //Journal of Psychology, 1937. — V. 3. P. 42-44.

328. Santostefano S. A. Biodevelopmental Approach to Clinical Child Psychology. — N. Y.: John Wiley, 1978. — 833 p.

329. Sarlofski D.M., Kostura D.D. Extraversion-introversion and intelligence //Personality and Individual Differences, 1990. № 11. - P. 547-551.

330. SarmanyI. Influence ofCognitiveStyleonOperatorisWorkin the Course of a 24-hour Cycle // S t u d i a Psychologica, 25.Separatum—Bratislav a, 1985. —V.3.—P. 245—250.

331. Sarmany I. Interacting Features of Cognitive Style (Field Dependence-Independence) and Operator's Simulated Work during a 24-hour Cycle. — II: Morning and Everyning Type //Studia Psychologica, 26. Separatum. — Bratislava, 1984. — № 4. — P. 323—330.

332. Sarmany I. Interacting Features of Cognitive Style and Operator's Simulated Work during a 24-hour Cycle. — 111; Field Dependence-Independence //Studia Psychologica, 27. Separatum. — Bratislava, 1985. — № 4, P. 283—290.

333. Selivanov V. V. Thinking as a condition of personal development //11-nd Conference Socio-Cultural Reseach. — University of Geneva, 1996. — P. 26.

334. Stone M. K. The Role of Cognitive Style in Teaching and Learning //Journal of Teacher Education, 1976. — V. 27. — № 4. — P. 332—334.

335. Sugarman S. The Development of Inductive Strategy in Children's Early Thought and Language //Quarterly Newsletter of the LCHC, University of California, San Diego, 1983. — V. 5. — № 2. — P. 34—39.

336. Tyler L. E. Individuality. Human Possibilities and Personal Choice in the Psychological Development of Men and Women. — San Francisco, 1978. — P. 162—175.

337. Wallach M. A. Commentary: Active-Analytical vs. Passive-Global Cognitive Functioning //Measurement in personality and Cognition. / Eds.: S. Messick, J. Ross. — N. Y., 1976. — P. 196—207.

338. Witkin H. A., Berry J. W. Psychological Differentiation in Cross-Cultural Perspective //Journal of Gross-Cultural Psychology, 1975. — V. 6. — P. 4—87.

339. Witkin H. A., Goodenough D. R. Field Dependence Revisited // Research Bulletin 76—39. — Princeton, N. Y., Educational Testing Service, 1976.

340. Witkin H. A., Goodenough D. R. Field Dependence and Interpersonal Behavior //Psychological Bulletin, 1977. — V. 84. — P. 661—689.

341. Witkin H. A., Moore С. A., a. o. Role of the Field-Dependent and Field-Independent Cognitive Styles in Academic Evolution: A Longitudinal Study // Journal of Educational Psychology, 1977. — V. 69. — № 3. — P. 197—211.

342. Witkin H. A. a. o. Field-Dependent and Field-Independent Cognitive Styles and Their Educational Implications //Review of Educational Research, 1977. — V. 47. — P. 1—64.

343. Witkin H. A. Psychological differentiation and forms of pathology //Jornal of abnormal psychology, 1965. — V. 70. — P. 317—336.

344. Witkin H. A., Goodenough D. R. Cognitive style: Essence and Origins. — N. Y., 1982. — 135 p.