Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Гаевая, Татьяна Григорьевна, 1984 год

ВВЕДЕНИЕ.

Глава I. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГШЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

ИССЛЕДОВАНИЯ КАЧЕСТВА МОРАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

1.1. Общее состояние проблемы моральной ответственности

1.2. Обзор психологических представлений о нравственной регуляции личности

1.3. Методологические основания психологического исследования моральной ответственности

Глава 2. СИСТЕМНО-УРОВНЕВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

НРАВСТВЕННОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЛИЧНОСТИ.

2.1. Системные функции нравственности

2.2. Уровневая организация личности.

Глава 3. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КАЧЕСТВА

МОРАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

3.1. Психологическое содержание качества моральной ответственности

3.2. Закономерности формирования моральной ответственности личности

3.3. Эмпирико-психологическое исследование качества моральной ответственности как единства морального сознания и нравственного поведения

3.4. Диалектика внутреннего и внешнего в процессе формирования качества ответственности

Введение диссертации по психологии, на тему "Моральная ответственность как качество личности"

Диссертация посвящена теоретическому и эмпирическому психологическому исследованию моральной ответственности как качества личности»

Актуальность темы. Оцной из важнейших задач коммунистического воспитания является формирование нового человека -идейно убежденной, гармонически развитой, духовно богатой личности, строящей жизнь по законам социальной справедливости и разума, добра и красоты /2*4, с.35/. Забота о нравственном здоровье общества приобретает первостепенное значение, увеличиваются требования к личности, особенно к ее моральному облику; Моральный облик гармонически развитой личности характеризуется прежде всего такими ее качествами, которые наиболее обобщенно фиксируют характер ее отношения к обществу, к другим людям, сближают, сплачивают их и, обогащая личность, становятся потенцией ее развития /3.51; 4*66; 4.96/. К их числу относят коллективизм, гуманность, патриотизм, гражданственность, ответственность, трудолюбие, честность и др. /5.3, с.317-318/; при этом моральная ответственность личности вьзделяется среди этих качеств как одно из ведущих /2.1; 2.2; 2.3; 2.4; 2.5/. Значение данного качества все больше возрастает по мере перехода трудящихся социалистического общества к самостоятельному управлению общественным производством, к самодеятельному творчеству»

Качество моральной ответственности /КМО/ играет важную роль в реализации нравственного поведения, поскольку оно позволяет человеку ориентироваться в неоднозначных этических ситуациях, строить оптимальные стратегии поведения, давать моральную оценку своим поступкам. Б марксистской этике и психологии сформированность этого качества рассматривается как критерий нравственной зрелости и самостоятельности личности, показатель высокого уровня ее сознательной саморегуляции. С психологической стороны КМО еще мало изучено. Особенно недостает исследований, которые могли бы выявить субъективное, собственно-психологическое его содержание в связи с личностной организацией и нравственным поведением, что имеет большое значение для определения основных подходов к воспитанию гармонически развитой личности*

Предмет и задачи исследования. Предметом теоретического и эмпирического исследования является качество моральной ответственности личности.

Основные задачи исследования.

I* Выработать психологическое понимание КМО с позиций системного подхода и принципа отражения*

2. Раскрыть связь характеристик субъективной организации КМО с особенностями нравственного поведения»

3. Выявить уровни развития КМО.

Гипотеза исследования. Степень сформированности субъективной стороны КМО, морального сознания личности /как единства знания и переживания/ /3.34/ определяет основные характеристики ее нравственного поведения*

Методологической и теоретической основой исследования выступают:

I/ марксистская диалектико-материалистическая концепция человека, описывающая его в системе общественных отношений, в которых универсальная человеческая сущность преломляется конкретно-историческими условиями бытия личности, классовой структурой общества;

2/ фундаментальные положения и принципы советской психологии, конкретизирующие марксистские философские положения на уровне методов частнонаучного знания: принцип детерминизма /в том числе принцип общественно-исторической обусловленности психики, принцип единства личности, деятельности и общественных отношений, принцип единства человека как субъекта сознания и поведения/, принцип личностного подхода, принципы отражения и развития, основные положения системного подхода к исследованию психики*

В экспериментальной части работы использованы методики;

I/ метод экспертной оценки;

2/ метод свободного наблюдения;

3/ метод изучения документации;

4/ метод направленной беседы;

5/ метод определения моральных понятий;

6/ метод решения моральных задач;

7/ метод оценки значимости профессионально важных качеств;

8/ модифицированный опросник Д.Роттера для выявления типа локуса контроля /4.115/;

9/ тематический апперцептивный тест;

10/ метод нравственной самооценки /модификация метода самооценки ДемботРубинштейн/;

XI/ метод пиктограмм /А.Р.Лурия/ с использованием моральных понятий.

Достоверность научных положений и выводов достигается обоснованием выбора объекта эмпирического исследования, адекватностью методик сформулированным и теоретически обоснованным представлениям о предмете и целях исследования, тщатель

- б ным анализом и проверкой данных с помощью разных методик*

На защиту выносятся следущие положения.

1. С позиций системного подхода и принципа отражения качество моральной ответственности выступает как интегральное системное качество личности, в котором сфокусированы ее субъективные положительные отношения к людям, к обществу, приро- де» 'РУДУ» к себе. Оно представляет единство мировоззренческих чувств и поступков, направленных на утверждение существования других людей, максимальную реализацию в них и в себе универсальной человеческой сущности, формирование высшего уровня человеческого бытия» КМО выполняет следующие системные функции; а/ отражает реальную широту и особенности связей человека в целостной мегасистеме. объединяющей в иерархическом соподчинении природу, непосредственное окружение /семью, коллектив и др./, страну, человечество, мир; б/ регулирует поведение в соответствии с необходимостью прогрессивного развития этой глобальной, всеобъемлющей системы;

2, Выделено три основных уровня развития КМО: а/ высший уровень отличается устойчивым эффективным высокоответственным активно-альтруистическим поведением во всех сферах жизнедеятельности. Субъект сам дополняет и расширяет свои обязанности, максимально реализует свои нравственные возможности, обогащает поведение новыми формами. Происходит быстрое опознание типа моральных ситуаций и ориентировка в них, В плане внутреннего мира /субъективной стороны КМО/ человек адекватно отражает широту своих связей в мегасистеме, осознает себя активным субъектом нравственности. У него хорошо сформированы образная и вербально-логическая стороны моральных понятий, качество моральной ответственности высоко ценится. Ярко выражены гуманистическая мотивация, отношение, к человеку как к высшей ценности, отсутствуют механизмы психологической защиты "эго", развиты конструктивные механизмы защиты "Я" как нравственного ядра личности; б/ средний уровень характеризуется неустойчиво-альтруистическим, преимущественно пассивным типом поведения, которое в неодинаковой степени проявляется в разных сферах социальных отношений. Эмоциональный заряд его невелик. С субъективной стороны преобладает сформированность гуманистической мотивации, положительных нравственных ценностей и смысловых образований личности, ее эмоций и переживаний, в то время, как когнитивный аспект морального мировоззрения, осознания своей объективной ответственности развит слабо; в/ на низшем уровне поведение носит формально-исполнительский, эгоистический характер. Индивид выступает как частичный субъект отдельного вида социальной деятельности. Во внутреннем мире личности объективная ответственность отражается узко, неадекватно и неполно, страдает план морально-понятийного осмысления. Слабо сформированы гуманистические мотивы и ценности, конструктивные механизмы защиты "Я% Резко выражены защитные механизмы "эго".

3. Выявлена отчетливо выраженная тенденция соотношения внутреннего мира, морального сознания личности с ее поведением: степень сформированноети субъективной стороны МО соответствует основным характернотикам нравственного поведения.

Научная новизна работы состоит в следующем. Впервые с позиций системного подхода раскрыто КМО и дана его психологическая характеристика. Разведены объективная ответственность и КМО. Получает продвижение не конкретизированный до сих пор в психологии подход к исследованию этого качества как единства морального сознания и поведения, Взделены индикаторы уровня развитости и намечена типология такого поведения. Субъективная сторона КМО и ее психологические характеристики раскрываются в связи с уровневой организацией личности и развитием ИЯП* Шявлена основная тенденция соотношения степени сформирование» сти этих характеристик с типом нравственного поведения и в соответствии с этим определены уровни развития КМО.

С системных позиций развивается идея об опосредствованных связях между поведением индивида и его последствиями, познание которых необходимо для формирования КМО. Впервые применительно к разным уровням личностной организации выделены психологические механизмы, препятствующие развитию этого качества и нравственности в целом и способствующие ему; описаны ранее не вычленявшиеся способы фиксации во внутреннем мире личности ее нравственного опыта - моральные конструкты. Выявлены критические периоды в развитии КМО и их признаки. Апробирован оригинальный комплекс методик, ранее не применявшихся в таком сочетании для исследований КМО; патопсихологические методики впервые использованы в модифицированном виде. Показаны возможности методик для диагностики степени сформированное™ внутреннего компонента КМО, для определения критических периодов и потенций его развития. Сформулированы некоторые новые рекомендации по воспитанию КМО.

Практическая ценность работы. В диссертации разработан подход и даны рекомендации по воспитанию КМО. Апробированный комплекс методик можно применять в области экспериментально-психологического исследования моральной сферы личности, в целях психологической диагностики уровня развития КМО, критических периодов и внутренних условий нравственного роста, для нужд нравственного воспитания /в школах и других детских учреждениях, в мед.училищах, при воспитательной работе с правонарушителями и т»п./. Основные теоретические положения диссертации могут быть включены в курс лекций по общей психологии и этике для подготовки специалистов в вузах и средних учебных заведениях.

Апробация работы. Диссертация апробирована на расширенном заседании сектора Психологии личности Института психологии АН СССР /Москва, 1983 г./. Основные положения работы обсуждались на областной научной конференции Западно-Сибирского отделения Общества психологов СССР "Психология общения и проблемы коммунистического воспитания" /Омск, 1981 г./, на конференции Всесоюзного Общества "Знание" "Актуальные проблемы психологии личности в эпоху научно-технической революции" /Киев, 1982 г./, на научно-теоретическом семинаре аспирантов Института психологии АН СССР /Москва, 1982 г./.

По теме диссертации опубликовано 3 печатных работы.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений, которые включают таблицы, рисунки и другой иллюстративный материал.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

1. Эмпирическое исследование подтвердило гипотезу о единстве морального сознания, внутреннего мира личности и ее поведения в КМО: степень сформированности субъективной организации этого качества соответствует основным характеристикам поведения. Недоразвитие целостной структуры субъективного компонента обусловливает нравственное несовершенство поведения, влечет формальное, неполное выполнение долга /или вообще его невыполнение/.

2. Выделено три типа соотношения морального сознания и нравственного поведения в КМО: а/ при слабой сформированности мотивационно-смысловой и когнитивной составляющих субъективного компонента КМО, когда объективная ответственность отражается узко и искаженно, моральные понятия и конструкты личности носят мало обобщенный, часто неадекватный характер, не развиты ее альтруистическая мотивация, нравственные ценности и резко выражены защитные механизмы "эго", имеет место пассивно-исполнительский тип поведения, при котором объективная цель общественно-полезной деятельности отчуждается от субъекта и становится лишь условием для удовлетворения его эгоистических потребностей. Деятельность выполняется в узких рамках обязанностей с низкими продуктивностью, эффективностью и качеством без положительного личностного вклада. Характерны слабая ориентировка в моральных ситуациях /даже "сильные" их признаки не побуждают к по JT.C. Выготскому /4.10/.

- 119 г моральным действиям/, отношение к людям как к обезличенным объектам; б/ в тех случаях, когда преобладает развитость лишь одной, как правило, мотивационно-смысловой, субъективной составляющей КМО /гуманистической мотивации, положительных нравственных ценностей и смысловых образований личности/, а когнитивный аспект морального сознания слабо сформирован, характерно пассивно-добросовестное поведение с альтруистическими проявлениями, которые, однако, не всегда в равной степени имеют место в различных сферах социальных отношений индивида. Исполнение просоциальной деятельности довольно качественное и продуктивное, не выходит за рамки требуемого извне« Субъект вносит неполный личностный вклад в поиск средств достижения ее цели, недостаточно быстро опознает моральные ситуации и ориентируется в них. Устойчивость к препятствиям в ходе осуществления нравственного поведения невелика; в/ при высокой степени развития обеих составляющих субъективного компонента КМО /наиболее полном и адекватном отражении себя в структуре детерминационных связей метасистемы, сформированности образно-понятийной стороны морального мировоззрения, выраженности гуманистической мотивации, положительных нравственных ценностей и конструктивных механизмов защиты "Я" личности/ наблюдается устойчивое активно-альтруистическое высоконравственное поведение во всех сферах жизнедеятельности. Исследование позволило выделить следующие его характеристики: человек сам дополняет и расширяет свои обязанности, максимально реализует нравственные возможности, выполняет деятельность с высокими эффективностью, продуктивностью и качеством, с большим динамическо-энергетическим зарядом и

- 120 устойчивостью к препятствиям. Поведение обогащается новыми формами, творческим поиском наиболее оптимальных средств достижения дели и осуществляется как единый развернутый просоциаль-ный акт. Повышается бытрота идентификации моральных ситуаций и ориентировки в них /"слабые" особенности ситуации переходят в ранг "сильных"/, увеличивается скорость реализации положительных нравственных диспозиций личности. Преобладает положительно-ценностное отношение к лщцям.

3. Выделенные в исследовании особенности морального сознания и нравственного поведения, характеризующие высокоразвитое КМО, конкретно-психологически, на эмпирическом материале раскрывают выдвинутое С.Л. Рубинштейном положение о том, что сущностью нравственного отношения человека к миру выступает утверждение полноценного существования людей, борьба за высший уровень их бытия.

3.4. Диалектика внешнего и внутреннего в процессе формирования качества ответственности

Результаты эмпирического исследования разрешают затронуть еще одну проблему, решение которой непосредственно не входило в его основную задачу. Она касается сформулированного выше положения о формировании КМО в пространстве объективных жизненных отношений субъекта и является конкретизацией чрезвычайно актуальной проблемы объективных факторов, обеспечивающих всестороннее развитие человека /4.66/. Сформулировать ее можно так: каким образом на формирование КМО влияет объективная позиция индивида в системе его ижзнедеятельности? Существует мнение, согласно которому решающее значение в этом процессе имеет позиция объективной ответственности /3.28/. Можно при

- 121 вести данные, которые в общем виде подтверждают это положение. К их числу относится опыт положительного влияния групповой психотерапии на формирование КМО у больных неврозами. По мнению представителей данного психотерапевтического направления, решающим фактором в лечении является ответственная позиция пациента в коллективе больных, совместно с которыми он выполняет посильную для него работу /4.19; 4.23/. A.C. Макаренко подчеркивал роль этого фактора и использовал его в воспитательно-педагогической работе с подростками /3.26/. Опыт военных лет, когда дети, поневоле очень рано становившиеся самостоятельными, последние силы отдавали труду на заводах и фабриках, проявляли наивысшие образцы ответственного поведения в партизанской работе, также свидетельствует о значении объективно ответственной позиции индивида для формирования у него КМО. Однако, абсолютизировать это положение - значит, недооценивать активность самой личности как субъекта общественного поведения.

Проведенное эмпирическое исследование в определенной мере позволяет глубже раскрыть связь между развитием КМО и позицией объективной ответственности в профессиональной деятельности путем сравнения результатов, полученных на врачах и медсестрах. Профессия врача объективно является более ответственной, чем профессия медсестры, несмотря на то, что предмет ответственности в обеих профессиях одинаков - здоровье людей, человеческая жизнь. Врачу постоянно приходится принимать решения /ставить диагноз, предписывать способ лечения и т.п./, а медсестра в большинстве случаев является лишь исполнителем предписаний врача. Поэтому можно сказать, что в профессии врача преобладает творческое начало, а в профессии медсестры - исполнительское, что сказывается и на характере юридической ответст

- 122 венности этих профессиональных групп. Результаты же исследования поведенческого и субъективного компонентов КМО у представителей этих профессий по их качественным и количественным показателям оказались примерно одинаковыми /табл. 3 приложения 43/. Различия по этим группам статистически не значимы /на уровне Т=0,01 по критерию Вилкоксона/. Конечно, небольшой объем выборок не позволяет сделать строгих выводов, однако, с учетом многочисленных примеров из жизни, полученные результаты дают основание полагать, что формирование КМО не прямо зависит от объективно ответственной позиции индивида. Согласно Б.Ф. Ломову, для того чтобы деятельность способствовала формированию общественно важных личностных качеств, она "должна быть организована таким образом, чтобы ее выполнение личностью раскрывало для нее те или иные стороны общественных отношений, включало ее в эти отношения, обеспечивало развитие жизни личности з системе общественных отношений и их отражение в ее сознании" /4.82, с. 10/. Анализ полученного эмпирического материала с позиций разработанного представления о КМО показывает, что на развитие изучаемого качества влияет не сама по себе объективная позиция субъекта в деятельности, а то, насколько его жизненные отношения, та деятельность, в которой он является объективно ответственным, могут помочь ему пережить и осознать свою действительную связь с людьми, со своим коллективом, обществом, со всем человечеством - насколько они способствуют "расширению" его "Я" и формированию субъективного компонента КМО. Именно благодаря сознанию сопричастности и единства увеличивается моральная ответственность в трудовом коллективе, где "совместный труд осуществляется на началах товарищеского сотрудничества и взаимопомощи, обеспечивается единство госу

- 123 дарственных, общественных и личных интересов, утверждается принцип ответственности каждого перед коллективом и коллектива за каждого работника" /2.8* с. 33/. Медицинские профессии помогают формированию КМО в силу того, что они связаны с жизнью и здоровьем людей. Медики, как правило, почти всегда не'г посредственно сталкиваются с последствиями своей безответственности. Если медицинский работник способен к сопереживанию, это побуждает его к внутреннему прогрессивному изменению. Если же он не способен, то ему в конечном счете приходится испытать эти последствия на себе, но уже в иной форме - в форме наказания, что также может способствовать развитию КМО /см. пример в приложении 36/.

Объективные особенности деятельности не являются, однако, ; единственным фактором формирования КМО. Общеизвестно, что сходные объективные условия оказывают неодинаковое воздействие на разных индивидов. Так, в частности, КМО складывается не у всех представителей медицинских профессий. В соответствии с принципами детерминизма и личностного подхода, необходимо учитывать, что ".при объяснении любых психических явлений личность выступает как воедино связанная совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия." /3.35, с. 307-308/. Такие внутренние условия формирования КМО, как можно судить на основании выработанного теоретического понимания этого качества и эмпирических данных, составляет сте- ' пень развития личностной организации, мера широты психологического содержания "Я", определяющая потенции нравственного роста индивида. Изучение внутренних условий ставит задачу выделения сензитивных периодов /4.59/ развития КМО. Наличие подобных периодов удалось выявить при эмпирическом изучении это

- 124 го качества у испытуемых с актуальными нравственными проблемами, а также у некоторых врачей и медсестер исполнительно-добросовестного типа. Как показывает анализ, они характеризуются рядом особенностей, которые можно отметить в поведении и во внутреннем мире личности /см. приложение 37/. Эти особенности отражают критический, "революционный" характер сензитив-ных периодов и могут служить их признаками. Психологически они выражаются в следущем:

1. Нарастает рассогласование между когнитивно-смысловыми образованиями нравственной сферы личности и реальным опытом ее жизнедеятельности.

2. В сознании субъекта такое рассогласование отражается в виде переживаний внутреннего психологического дискомфорта, недовольства своим поведением и нравственным обликом, чувства невозможности сохранения старых когнитивно-смысловых образований, противоречащих нравственному опыту.

3. Увеличивается количество неразрешенных нравственных проблем, конфликтов с окружающими, бедствий и неприятностей, нередко являющихся следствиями безнравственного поведения в прошлом.

4. Характерна фиксация внимания субъекта на этих проблемах и несчастьях. Субъект начинает замечать спиралеобразный характер нарастания определенных ситуаций в его жизни.

5. Наблюдается внутренняя и внешняя активизация личности, проявляющаяся в стремлении найти выход из создавшегося положения, в потребности понять причины происходящего, "найти себя"; в попытках получить помощь извне /жалобы окружающим, обращение за советами к ним и т.п./. Повышается восприимчивость к информации, касающейся вопросов нравственности.

На основании использованных нами методик диагносцировать критические, сензитивные периоды можно по следущим эмпирическим признакам:

1. Отсутствие однозначных ответов на вопросы экспериментатора, проблематичность вопросов для испытуемого.

2. Большой интерес к обсуждаемым в ходе исследования нравственным проблемам. Высокая нравственно-положительная окрашенность ответов /Х15=93,8/1/.

3. Наличие "инвариантных" символов в пиктограммах Ajg= 43,8/ /см. рис. 7, 14-16 в приложении 44/.

4. Проявление альтруистических мотивов в рассказах по TAT и других ответах A-pj,=75,0; Xjg=87,5/.

5. Выраженность защитных механизмов "эго" наряду с перечисленными выше признаками /в виде неадекватной оценки моральных качеств Дj4=37,5/, неадекватных моральных конструктов, направленных на оправдание своих эгоистических интересов и поведения и т.п./ Ajj=I2,5/.

В плане методик наибольший интерес и диагностическую ценность, с нашей точки зрения, представляют метод пиктограмм и TAT. Как показал опыт их применения, они позволяют не только раскрыть внутренние конфликты и противоречия в личности испытуемого, но и выявить наиболее скрытые потенции его нравственного роста. Так, "инвариантные" символы нередко появлялись даже у тех лиц, которые отличались относительно слабой степенью сформированно с ти всех остальных показателей развитости когнитивной составляющей субъективного компонента КМО. Такие испы

У Значения показателей даны для группы с актуальными нравственными проблемами.

- 126 туемые проявили большую способность к осмыслению своих нравственных проблем и опыта с помощью экспериментатора и обнаружили после исследования /по наблюдениям и отзывам их экспертов/ некоторые положительные сдвиги в поведении. Можно полагать, что в пиктограммах и рассказах TAT, как и в различных видах художественного творчества, человек может выходить за пределы актуального уровня нравственности, раскрывая тем самым свои возможности. Нравственное развитие /развитие КМО, в частности/, таким образом, предстает как "единство актуально осуществляющегося процесса развития и де терминирующей и направляющей потенциальной сферы, создающей перспективу и детерминационный фон актуального процесса" /4.4, с. 37/. Проявления потенциальной сферы /в нашем случае, рисунки и рассказы испытуемых/ как бы указывают вектор нравственного роста личности /зону ближайшего развития, по Л.С. Выготскому/ /3.15/ и в известном смысле опережают когнитивный план сознания. Вот почему бывает так, что лщци с нормальной памятью и психикой в целом /например, некоторые из наших испытуемых/ забывают сказанное в минуты особого психического напряжения и впоследствии удивляются, когда им воспроизводят их слова, не верят, что могли так "хорошо и мудро сказать".

У лиц с актуальными нравственными проблемами и у некоторых исполнительно-добросовестных испытуемых положительные потенции нравственного развития находятся в противоречии с актуальным состоянием их морального сознания и поведения. В личностной организации, как можно судить по эмпирическим данным, это противоречия медцу развивающимся высшим и неадекватными образованиями нижележащих /эмоционального и вербально-логичес-кого/ уровней. Такие противоречия, однако, выступают в этом

- 127 случае как прогрессивные, поскольку они служат движущей силой развития личности, обусловливают некоторые /хотя и эпизодические/ альтруистические формы поведения. Эти формы отличают испытуемых данного типа от формально ответственных /и асоциальных/, у которых совсем не наблюдается альтруистической активности, а несформированность обеих составляющих КМО свидетельствует о низкой степени развития высшего и всех нижележащих уровней личности в нравственном плане. В ответах последних как "инвариантные" символы, так и альтруистическая мотивация проявлялись крайне редко. 7 них личностная организация носит менее противоречивый характер, т.к. основные психологические образования разных уровней подчинены сугубо эгоистическим мотивам. Объединяет же испытуемых этих двух типов преимущественно пассивный характер их поведения в просоциальной деятельности. В динамическо-энергетическом плане это означает, что потенциал высшего личностного уровня еще относительно слаб для устойчивого активно-альтруистического поведения, не подкрепляется со стороны низших уровней в силу неразвитости и несогласованности организации личности.

Очевидно, состояние личностной организации, присущее исследованным нами исполнительно-добросовестным медработникам и испытуемым с нравственными проблемами, является промежуточным, переходным по сравнению с теми ее особенностями, которые характерны для формально ответственного и высоко ответственного типов. В соответствии с этим выделенные в результате исследования виды соотношения морального сознания и нравственного поведения /см. с.ш-шшс./ можно рассматривать как основные уровни развития КМО^Л Когда переходное состояние становится крити Они в целом могут служить конкретно-эмпирическим под

- 128 ческим, личность уже не может нормально функционировать и развиваться в пределах своей старой организации, поскольку человек как система приходит в противоречие с другими элементами метасистемы и с мегасистемой в целом. Поэтому личность готова к перестройке. Но для того, чтобы такая перестройка осуществилась, необходимо, во-первых, желание и умение субъекта осуществить определенную внутреннюю работу по изменению своих когнитивно-смысловых образований, и, во-вторых, наличие своевременных внешних воспитательных воздействий. Среди них особо следует выделить помощь в осознании нравственных детерминаци-онных связей, сообщение сведений о месте и роли человека в метасистеме и ее подсистемах, об уровневой организации личности и связанных с ней системных зависимостях. Многократное обсуждение с испытуемыми нравственных проблем показало, что такие внешние воздействия способствуют вербализации еще не осознанного нравственного опыта индивида, осознанию мешающих нравственному росту психологических преград. Даже проведение нашего эмпирического исследования, как оказалось, было полезным в плане развития субъективного компонента КМО. Многие испытуемые охотно обсуждали поставленные проблемы и самостоятельно предлагали новые. Было очевидно, что они ощущают значительный дефицит в общении по поводу вопросов нравственности. Нередко они признавались, что исследование заставило их задуматься над некоторыми сторонами своего поведения, появилась потребность в анализе своих нравственных убеждений, а иногда - в их перетверзкдением имеющихся в психологии представлений об опережающем развитии нравственных чувств личности по сравнению с когнитивным аспектом ее морального сознания /3.11/.

- 129 смотре. Следует отметить большую роль в процессе такой совместной работы с испытуемым безусловного положительного отношения к нему экспериментатора, которое выражало нравственную сопричастность ему как человеку, нуждающемуся в помощи.

Если внешние воздействия адекватны и своевременны, они стимулируют процесс перестройки личности, который заключается в упорядочивании ее организации как в горизонтальной плоскости /связываются, обобщаются и свертываются психологические образования в пределах каждого из уровней/, так и в вертикальной /происходит интеграция и гармонизация низших уровней посредством высшего/. Психологически это выражается в осознании и переструктурировании ранее не осознаваемого и разобщенного, искаженного неадекватными моральными конструктами нравственного опыта личности. На таком этапе совесть оценивает не только отдельные поступки, но и поведение субъекта на протяжении более или менее длительных периодов его жизни. Начинается переосмысление целых пластов жизненных событий с анализом истоков прошлых и настоящих неудач и несчастий, осознание определенных ситуаций как последствий содеянного ранее. Это анализ и синтез нравственного опыта через включение его во все новые связи и отношения. В сензитивные периоды нравственного развития данный процесс может осуществляться достаточно легко - под влиянием какого-то незначительного события /например, брошенного кем-то невзначай слова/ или когда индивид оказывается в ситуации, подобной уже многократно повторявшимся в его жизни, но не приведшим к формированию необходимых моральных качеств и т.п. /Наиболее показательный пример приведен в приложении 38/. В этом случае происходит "внезапное" "расширение" морального сознания. Нравственное переживание наличной ситуации настолько сильно,

- 130 что все прошлые, сходные с ней, события неожиданно предстают в нравственном освещении, обобщаясь в виде соответствующих моральных конструктов. Можно назвать такое "озарение"нравственным инсайтом. Закономерно, что он сопровождается своеобразным переживанием, которое наши испытуемые характеризовали так: "сердцем почувствовал", "сердце подсказывало", "сердце сжалось". Эта особенность инсайта дает основание полагать, что он связан с "облегчением" влияний высшего уровня личности на нижележащие, с расширением психологического содержания "Я". Данное предположение объясняет и влияние положительного отношения экспериментатора к испытуемому на успешность осмысления им своего нравственного опыта, а также те случаи, когда понимание нравственного смысла совершенного наступает у субъекта лишь после какого-либо стрессового события, касающегося близких ему людей. Так, например, зав. отделением новорожденных детской больницы вспоминала, что одна из сестер поняла моральную недопустимость своего поступка /она по неаккуратности уронила на пол грудного ребенка/ только после того, как рассказ о случившемся вызвал у ее матери /к которой она испытывала положительные нравственные чувства/ тяжелый сердечный приступ.

Постепенно высший уровень личности подчиняет себе низшие. Психосоматические и эмоциональные процессы, образное и вербаль-но-логическое мышление становятся средствами, условиями и способами существования зрелого нравственного мировоззрения и реализации высокоответственного поведения личности, подчиняясь альтруистической мотивации и структурно изменяясь при этом. Так, эмоции и переживания /негодование, тревога, страх за другого и т.п./ мобилизуют на моральные действия, помогают совершению просоциальных поступков, но в наиболее напряженных ситуациях выступают, как отмечалось, преимущественно в свернутом виде. Изменение эмоционального уровня может становиться сознательной целью работы человека над собой. Вот как описывает этот процесс испытуемая Д.Ю. /психолог, 25 лет/: "Я начала сознавать, что потребность помогать людям борется во мне с эгоистическими желаниями и эмоциями, и они постепенно стали мне отвратительны. А раньше я себя эгоиакой не считала и даже обижалась, когда меня так называли, в общем-то справедливо. Я стала бороться сознательно, мобилизуя в себе все хорошее". Психосоматический уровень также подчиняется влиянию высшего. Хорошим признаком такого влияния может служить краска стыда. A.A. Гусейнов предлагает использовать этот признак для объективной диагностики степени развития морального сознания личности /3.52, с. 23/. Активизация психосоматического уровня под воздействием чувства ответственности уже показана выше на примерах. Особенно отчетливо проявляется перестройка личности на уровне мышления. Оно начинает использоваться для осмысления нравственного опыта /в частности, опыта переживания специфических состояний/, обоснования и формирования образа должного поведения, усиливает альтруистические побуждения. Так, анализ собственных поступков и поступков других людей помогает пониманию нравственных детерминационных связей; обоснование необходимости альтруистического поведения способствует его осуществлению в тех случаях, когда субъект актуально не переживает своей сопричастности людям. Например, по словам испытуемой Н.В. /студентки, 17 лет/, когда эгоизм начинает в ней "брать верх", она думает о том, что "нельзя отделять себя от других людей, потому что разделенно с тъ с ними - величайшее заблуждение". Переживание сопричастности становится основой ло

- 132 гических доводов /см. приложение 12/.

Таким образом, при реализации полностью сформированного КМО происходит синергичное функционирование всех уровней личности. Динамическо-энергетический потенциал психосоматического уровня, уровня переживаний и эмоций насыщает собой высший уровень. Вербально-логическое и образное мышление усиливает этот вклад низших уровней, способствует актуализации универсальных нравственных потенций личности. Конечно*-достижение такой си-нергичной личностной организации совершается постепенно. Сначала, когда целостная организация личности еще окончательно не сложилась, достаточно часто происходит снижение уровня ее психологической регуляции - ведущее значение приобретают низшие личностные уровни. Такое снижение наступает, как только на каком-либо из уровней возникают психологические преграды для проявления воздействий высшего уровня. В качестве преград можно указать различные нарушения в работе психосоматического уровня: болезни /см. пример в приложении 39/, состояния утомления и др. Среди наших испытуемых некоторые медсестры отмечали у себя повышение агрессивности при большой загруженности работой во время суточных дежурств. Фиксация индивида на своих сугубо личных переливаниях также ведет к увеличению эгоистической направленности и снижению моральности поведения. О преградах на уровне мышления /выражением которых служат неадекватные моральные конструкты в защиту "эго" и "др./ мы уже упоминали. Таковы неспособность к установлению детерминационных связей и к обобщению, неразвитость внутреннего плана действий. Они затрудняют ориентировку в сложных моральных ситуациях, замедляют процесс осмысления нравственного опыта личности. Указанные преграды, однако, не должны расцениваться как

- 133 непреодолимые. Они существенно сказываются лишь на поведении людей с еще неустойчивым характером доминирования высшего личностного уровня. По мере увеличения его влияния, осознания своей глобальной сопричастности миру и расширения "Я" субъект становится способным сознательно преодолевать различные как психологические, так и внешние препятствия, мешающие реализации высокоответственного поведения.

С формированием КМО поведение становится более осознанным и свободным, поскольку осуществляется на основе адекватного и широкого отражения действительности, познания объективного нравственного закона детерминизма, осознания /понимания и переживания/ последствий своих поступков. Преломление нравственного опыта в сознании становится адекватным и своевременным. Индивид все в большей степени оказывается способным управлять собой, сознавая себя активным субъектом нравственности. В известном смысле это дает ему возможность строить осознанно свое будущее.

На первый взгляд, психологическая позиция "Я" при таком понимании КМО выступает как противоречивая: с одной стороны, необходимо выделение собственного "Я", как активного субъек та, из окружающего, а с другой - переживание и осознание своего сущностного единства с другими "Я", отречение от своего "Я" как отдельности. В действительности это противоречие возникает лишь в силу противопоставления конкретного "Я" всеобщему и полностью снимается пониманием диалектической природы "Я". Всеобщее и единичное предстают как неотделимые уровни одного и того же образования: всеобщее проявляется в конкретном, конкретное выражает всеобщее. По словам С.Л. Рубинштейна, "личность тем значительнее, чем более в индивидуальном прелом

- 134 лении в ней представлено всеобщее" /3.35, с. 309/. Когда диалектика "Я" разворачивается в полной мере, интересы личности постепенно становятся индивидуальным преломлением всеобщей необходимости. Человек как система оказывается более открытой по отношению к мегасистеме и образует с ней органичное целое. Отождествляя себя со своей личностью как отдельностью и тем самым психологически "находясь" на периферии мегасистемы, индивид может "видеть" лишь себя и свое непосредственное окружение - его нравственный кругозор узок. И напротив, чем больше отражает и выражает он в конкретном проявлении свою универсальность, тем больше сфер действительности способен он охватить в своем сознании, понять свое место в мегасистеме и функционировать синергично с ней*/. Это значит, что актуально субъект может и не переживать специфического состояния единства с окружающим и даже еще не иметь опыта такого переживания; может не осознавать в себе КМО, даже если оно у него в полной мере сформировано; но он ощущает свою сопричастность прогрессивному развитию мегасистемы и ее подсистем /см. приложение 41/, понимает, что любое проявление эгоизма вносит отрицательный вклад и "вырывает" его из этого целостного и сложного процесса, сознает необходимость и чувствует потребность в труде на общее благо. Формируется нравственное мировоззрение человека, отражавдее все богатство его реальных отношений к миру и направляющее его активно-просоциальное поведение. Именно такое мировоззрение составляет основу полностью сформированно

Г. Гессе удачно назвал центрированностью это свойство человеческого сознания быть в единстве с мегасистемой /см. приложение 40/.

- 135 го КМО, проявляющегося во всех сферах жизнедеятельности.

Обобщая особенности развития КМО, можно квалифицировать это качество как интегральное системное /4,78/ или полисистемное /4,80/, поскольку его формирование и психологическое содержание обусловлено включенностью человека в метасистему и многообразие ее подсистем. Высший уровень сформированности КМО означает коренную перестройку личности и характера ее фракционирования, что выражается в изменении соподчинения и структуры уровней личностной организации, в согласовании сознания и поведения субъекта с необходимостью прогрессивного развития метасистемы.

Все вышеизложенное позволяет определить основные принципы, требования и рекомендации по воспитанию КМО, которые должны быть сформулированы на основе комплексного подхода с учетом двух основных путей /объективного и субъективного/ формирующего воздействия на личность /4.103/. В соответствии с ними воспитательные воздействия предполагают:

I. Создание объективных жизненных условий, которые бы в наибольшей степени могли способствовать переживанию индивидом сопричастности окружающему. Для этого необходимо: а/ поддерживать в семье и других воспитательных учреждениях атмосферу доброжелательности, безусловного личностного приятия ребенка /взрослого/ как Человека, искренности и взаимопонимания, исключающую психологическое противопоставление его другим людям как в сторону неадекватного занижения им себя и своих достоинств /при грубом и авторитарном обращении с ним/, так и в направлении самовозвышения /при "слепой" любви к нему, стремлении во всем ему угодить, способствующих развитию "эго"/. Эмоционально-положительные взаимоотношения детей

- 136 с родителями признаются важнейшим фактором семейного воспитания /3.53/, благоприятным для формирования ориентации на собственные возможности /внутреннего локуса контроля/ /4.28/; б/ намеренно создавать ситуации, требующие проявления КМО: ставить ребенка /или взрослого/ в такое положение в системе детерминационных связей, в котором он объективно бы выступал в качестве ведущей причины благополучия другого дорогого ему существа, близкого человека, референтной группы и т.п. Например, прошетавить воспитаннику заботиться о домашнем животном, помогать младшему брату или сестре; давать ему небольшие поручения, от выполнения которых зависела бы какая-то достаточно важная /понятная ему/ сфера быта его близких, и пр. Подобные воспитательные воздействия необходимо сообразовывать с психологической готовностью человека принять поручение, учитывать его эмоциональные привязанности; в/ подбирать такие условия совместной /с другими детьми или взрослыми/ игровой, учебной, трудовой и пр. деятельности, которые бы вынуждали индивида интуитивно улавливать намерения, интересы, желания и чувства других людей; г/ развивать потребность в самостоятельности и труде, которая, по наблюдениям детских психологов, начинает отчетливо проявляться уже в три года. Как считает А. Валлон, в этот период не нужно сильно противодействовать ребенку. Лучше сгладить резкие проявления самоутверждения так, чтобы это не уменьшало стремления к самостоятельности и поощрять разумную инициативу /3.12/. Самостоятельные действия и положительные поступки постепенно могут вести к осознанию себя активным субъектом нравственности; д/ разумно наказывать за безнравственные поступки, ее

- 137 ли другие методы воспитания не эффективны. Наказания призваны наглядно выражать детерминистические связи между недостойным поведением и его последствиями. Желательно, чтобы они в какой-то мере демонстрировали нанесенный эгоистическим доступком ущерб. Любое наказание должно быть справедливым, понятным, ни в коем случае не жестоким и должно соответствовать наличному уровню нравственного развития воспитанника.

2. Специальное развитие направленности на другого человека /4.41/, умения и потребности чувствовать переживания других лщцей /живых существ/, эмпатически сопереживать им, переживать состояния единства с окружающим. Этого можно достичь такими путями: а/ через эстетическое воспитание /приобщение к музыке, живописи, поэзии, театру, литературе и т.п./, развивающее способность к духовному слиянию с прекрасным и устремляющее к высотам нравственности. Особенно велика роль нашей социалистической культуры, формирующей и возвышающей духовные потребности человека, активно влияющей на нравственный облик личности /2.4/. Общение с природой, если она воспринимается не как нечто внеположенное субъекту, а как целостность, органичной частью которой он сам является, может быть элементом такого воспитания; б/ посредством обучения правильному восприятию людей. Это должно быть ненасильственное, постепенное развитие способности вживаться во внутренний мир другого человека, пережить себя им, подобно тому, как учат этому умению в театральных училищах /по системе К.С. Станиславского/ /3.61/, в практике саморегуляции /3.23/. Желательно, чтобы такой тренинг был чем-то вроде игры, развлечения. Важно вовремя раскрыть в ре

- 138 бенке уже имеющиеся у него способности к сопереживанию и развивать их в отношении все более широкого круга людей /живых существ/, всячески поощрять любое альтуистическое устремление маленького человека, уметь диагносцировать и эффективно использовать для этого сензитивные периоды его нравственного роста, В этом плане любые проявления высокой сензитивности /иногда не обязательно нравственного порядка, такие, как чуткость к экстрасенсорным стимулам, богатая фантазия, высокая впечатлительность и др./ могут свидетельствовать о больших потенциях развития высшего уровня личности и, следовательно, эмпатических возможностях.

3. Помощь в развитии когнитивного аспекта сознания двух сторон объективной ответственности: а/ через этическое просвещение, которое имеет громадное значение в нравственном воспитании /4.20/. Необходимо своевременное сообщение воспитаннику соответствующих знаний о вселенной, о взаимосвязи всех процессов в ней, о том, как человек включен в ее жизнь; о смысле человеческого существования, необходимости и направлении духовного совершенствования людей; о нравственном законе детерминизма и его действии; б/ путем способствования познанию детерминационных связей и обучения умению самостоятельно их раскрывать. Очень важно указывать индивиду на последствия /для других и для него самого/ неблаговидного, эгоистического поведения и предупреждать о них. Большое воспитательное значение имеет в этом отношении художественная литература /4,102/, особенно сказки, легенды, притчи, пословицы /3.32; 3.33/. В них образно и точно отражены законы жизни, показано, как безнравственные поступки героев сказываются на окружающих и на них самих. Желательно

- 139 побуждать детей к самостоятельному выделению нравственных де-терминационных связей при обсуждении таких художественных произведений. При этом необходимо индивидуально подбирать формы воздействия /4.66/ с учетом внутренних условий нравственного роста, чтобы не достичь эффекта, обратного желаемому. Так, например, если указание на последствия эгоистического поведения не согласовано с готовностью ребенка принять его, оно может вызвать озлобление, стремление нарочито действовать вопреки советам и т.п. Нужно сообразовывать информацию по вопросам нравственности с мотивацией личности и характером ее защитных механизмов "эго", с теми проблемами, которые волнуют маленького человека, и преподносить новые сведения именно в такие моменты, когда эти проблемы для него значимы /см. пример в приложении 42/. Об их актуальности могут сигнализировать проявления у него любознательности, вопросы, касающиеся сущности человека, смысла существования людей, устройства мира. Правильные, мудрые ответы на такие вопросы, вовремя разбуженный интерес к общефилософским и моральным проблемам играют огромную роль в формировании нравственных когнитивно-смысловых образований личности и в конечном счете - ее зрелого диа-лектико-материалистического мировоззрения.

Через соотнесение себя с миром ребенок сможет в доступной ему форме понять, в каком направлении он должен работать над развитием своего морального облика. Поэтому нужно помочь ему устремиться в будущее - мечтать о нем, верить в него - в существование и утверждение прекрасного и.доброго на Земле. Мечта, как "ведущие и возносящие крылья нашего возрождения и усовершенствования" /3.32, с. 86/, помогает формированию высоких положительных нравственных идеалов, но эти идеалы дети

- 140 прежде всего должны видеть в жизни. И в первую очередь их носителями должны быть те, кто воспитывает подрастающее поколение. Воспитать настоящего человека "каким он выступает во всем богатстве его духовного содержания" можно лишь "живя самому настоящей жизнью и включая в нее тех, кого воспитывают, приобщать их к ней %=.33, с. 374/. Для того, чтобы способствовать формированию высоконравственной, высоко ответственной личности, воспитатель прежде всего сам должен обладать развитыми нравственными качествами, иметь правильное и полное представление о человеке и мире, стремиться к постоянному нравственному совершенствованию. Поэтому воспитывать можно и нужно не только детей, но и взрослых, прежде всего себя. Только тогда будет возможно помочь поколениям будущего осознать и с радостью принять всю меру своей ответственности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное в диссертации исследование КМО подтвердило выдвинутую гипотезу и позволило сделать следующие выводы:

1. Качество моральной ответственности может быть раскрыто лишь в масштабах соотнесения целостной жизнедеятельности личности с включающей ее мегасистемой как иерархией физической, природной и социальной систем. МО представляет совокупность потребностей и способностей человека поступать в соответствии с объективной необходимостью по отношению к ближайшему окружению, родной стране, природе, труду, поддерживать прогрессивные мировые явления на основе отражения своего объективно ответственного положения в мегасистеме. Выступая субъектом морально ответственного поведения, личность творчески, активно реализует универсальность своих общественных отношений, потенции собственной универсальной сущности.

2. Качество моральной ответственности характеризует личность как интегральное целое, в котором различные уровни психологической организации /психосоматический уровень; уровень эмоций, желаний и переживаний; уровень образного и вербально-логического мышления; уровень высших нравственных и эстетических мотивов, ценностей, моральной и интеллектуальной интуиции/ объединяются в единой альтруистической направленности. Интегрирующую, гармонизирующую функцию выполняет высший уровень, на котором человеческое "Я" наиболее полно проявляет себя как универсальное. Этот уровень подчиняет себе и развивает низшие, обеспечивает совместную реализацию их динамическо-энергетичес-кого потенциала в социально-полезной деятельности.

3. Регулятивным механизмом качества моральной ответствен

- 142 ности выступает совесть - механизм нравственной самооценки и регуляции через высший уровень личности. Она реализует субъективную представленность в сознании индивида последствий его поступков для тех социальных общностей, в которые он включен, и для него самого; сигнализирует о расхождении реального или предвосхищаемого поведения с тем личностно принятым моральным эталоном, которому должен соответствовать человек как существо нравственное, и устраняет такое расхождение. Одна из важнейших функций совести - прогнозирование логически непредсказуемых последствий и исходов моральных ситуаций.

4. Субъективная организация КМО.сфера морального сознания, отличается ценностно-гуманистическим содержанием и моти-вационно-побудительным потенциалом. Она выражает меру выхода личности за пределы своего индивидуального бытия, широту психологического содержания ее "Я", степень осознания сопричастности другим людям, природе, прогрессивным силам человечества, вбирает обобщенные диспозиции к альтруистическому поведению.

5. Развитие морального сознания, внутреннего мира личности определяется степенью сформированности двух составляющих. Первая - мотивационно-смысловая - характеризуется мерой подчинения психосоматического и эмоционального уровней личности ценностно-смысловой сфере высшего уровня: степенью выраженности альтруистической мотивации, развитостью нравственных ценностей, чувств и переживаний. Вторая составляющая - когнитивная - формируется в связи с развитием уровня образного и вер-бально-логического мышления и плана моральной интуиции высшего личностного уровня. Она включает меру осмысления себя в структуре детерминационных связей мегасистемы, степень сформированное ти и адекватности моральных понятий и конструктов личности, меру сензитивности к признакам моральных ситуаций.

6. Качество моральной ответственности представляет неразрывное единство морального мознания и поведения.

Несформированасть целостной структуры сознания личности, неразвитость его мотивационно-смысловой и когнитивной составляющих /или одной из них/ влечет недоразвитие поведения, обусловливает пассивный неустойчиво-альтруистический или эгоистический его характер, выполнение просоциальной деятельности в рамках извне заданных обязанностей с невысокими эффективностью, продуктивностью и качеством, с недостаточным личностным вкладом и устойчивостью к препятствиям.

Высокое развитие обеих составляющих находит свое выражение в устойчивом активно-альтруистическом поведении, которое | проявляется во всех сферах жизнедеятельности и обогащается ' новыми формами. Круг принятых личностью обязанностей субъективно расширяется, деятельность выполняется с максимальными эффективностью, продуктивностью и качеством, с большим положительным личностным вкладом и динамическо-энергетическим зарядом поведения.

7. Формирование качества моральной ответственности в ходе жизненного пути личности выступает как закономерный, обусловленный в своем содержании необходимостью прогрессивного развития мегасистемы, процесс. Он совершается через те сферы объективных жизненных отношений, ситуации и обстоятельства, которые могут способствовать расширению психологического содержания "Я", преодолению его обособленности, осознанию связей человека в многообразных системах его существования. Это такие ситуации, когда индивид испытывает отклик мегасистемы на свое безответственное поведение; обстоятельства, в которых он

- 144 является основанием жизни и благополучия других живых существ, / своего коллектива, группы; отношения творческого сотрудничества в трудовой деятельности, дружбы, любви, помощи и т.п.

8. Исследование выявило критические сензитивные периоды в процессе формирования КМО, характеризующиеся нарастанием противоречий между несоответствующим требованиям действительности наличным уровнем морального сознания и поведения личности и сложившимися потенциями ее нравственного роста. Такие периоды наиболее благоприятны для воспитательных воздействий на личность.

9. Воспитательные воздействия должны быть направлены: а/ на создание объективных жизненных условий, которые бы в наибольшей степени могли способствовать переживанию индивидом сопричастности окружающему, - таких, в которых от него зависело бы благополучие близких ему людей и живых существ; отношений доброжелательности, дружбы, любви; б/ на специальное развитие у человека способности к эм-патии, умения эмоционально сопереживать, наиболее полно и глубоко воспринимать людей и природу /через эстетическое воспитание, общение с природой, специальный тренинг по системе К.С. Станиславского и т.п./, а также на помощь ему в развитии когнитивного аспекта осознания двух сторон его объективной ответственности /через сообщение соответствующих знаний/.

Предлагаемое исследование раскрывает КМО как выражение наиболее нравственно-активного и творческого начала в личности. Именно это качество побуждает субъекта к активному поиску новых форм нравственного поведения в нестандартных ситуациях. Не случайно оно рассматривается психологами как "основной критерий и пробный камень характера и направленности развития личности", "пространство" ее самостоятельности /4.54, с. 21/.

Изучение КМО имеет широкие перспективы. В рамках данной диссертации мы не смогли затронуть в равной степени все аспекты проблемы. Так, например, не раскрытыми применительно к КМО остались нравственные идеалы личности. Заслуживает более широкого исследования проблема развития КМО в профессиональной деятельности.

Результаты настоящей работы могут быть полезны при решении этических и психолого-педагогических проблем, вопросов профотбора, деонтологии и др. Особое значение имеет моральная ответственность в трудовой деятельности. Только когда в труде проявляется КМО как единство сознания нравственной сопричастности и активно-просоциального поведения, он становится действительно человеческим трудом, ибо только тогда человек наиболее полно реализует в нем свою сущность.

Разработанное системное представление о КМО может способствовать определению подходов в формированию гармонически развитой личности, которая должна быть понята как "личность, обладающая целостным и гармоничным набором взаимно согласованных систем психологических регуляций разных уровней, позволяющим ей гармонизировать с природой и обществом" /4.81, с. 33/. Для того, чтобы достичь такой гармонизации, как показало исследование, необходимо отречение человека от своего узкого, эгоистического "Я", переживание и осознание глубокой изначальной связанности с другими людьми, обществом, природой, прогрессивным человечеством. Поэтому духовная задача, долг каждого человека - осознать в полной мере свою ответственность, неотделимость своей судьбы от судьбы нашей планеты и помочь в этом осознании друтим. Необходимо, чтобы люди поняли, что их мысли, чувства, слова и действия могут отражаться в конечном счете не только на их ближайшем окружении; что злоба, раздражение, зависть, ревность, эгоизм и другие "черные" чувства, мысли, личностные качества и поступки в общей сложности нарушают единство мегасистемы и действуют в пользу лагеря враждебных всем представителям доброй воли устремлений; и наоборот, нравственная чистота, действенный гуманизм, ответственность, забота о мире на Земле и стремление всем своим существованием ему способствовать помогают борьбе за счастливое будущее человечества. Нужно, чтобы каждое разумное существо, как пишет К.Э. Циолковский, стало воином, сражающимся "за свое лучшее будущее, за господство разума и блага во Вселенной" /цит. по 4.25, с. 197/. Развитое КМО вбирает в себя смысл человеческой жизни, который, по словам С.Л. Рубинштейна, заключается в том, чтобы "быть источником света и тепла для других лвэдей. Быть сознанием Вселенной и совестью человечества. Быть центром превращения стихийных сил в силы сознательные. Быть преобразователем жизни, выкорчевывать из нее всякую скверну и непрерывно совершенствовать жизнь" /3.37, с. 380/.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Гаевая, Татьяна Григорьевна, Москва

1. Произведения основоположников марксизма-ленинизма

2. Маркс К. Тезисы о Фейербахе. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 3, с. 1-4.

3. Маркс К. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд.,т. 21, с. 269-317.

4. Маркс К. Капитал. Предисловие к первому изданию. -Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 5-11.

5. Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года. -Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 42, с. 41-174.

6. Маркс К. Экономические рукописи 1857-1859 годов. -Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 46, ч. I, с. 51-508.

7. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 3, с. 7-544.

8. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 20, с. 1-338.

9. Ленин В.И. Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов. Полн. собр. соч., т. I, с. 125-346.

10. Ленин В.И. Крах П Интернационала. Полн. собр. соч., т. 26, с. 209-265.

11. Ленин В.И. Философские тетради. Полн. собр. соч., т. 29, 782 с.

12. Ленин В.И. Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках тт. Троцкого и Бухарина. Полн. собр. соч., т. 42, с. 264-304.

13. Официально-документальные материалы

14. Материалы ШТ съезда КПСС. М.: Политиздат, 1981. -223 с.

15. Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 12 ноября 1982 г. М.: Политиздат, 1982. - 14 с.

16. Речь Генерального Секретаря ЦК КПСС т. Ю.В. Андропова. В сб.: Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 14-15 июня 1983 г. - М.: Политиздат, 1983,с. 5-26.

17. Актуальные вопросы идеологической, массово-политической работы партии: Докл. члена Политбюро ЦК КПСС, секретаря ЦК КПСС т. К.У. Черненко. В сб.: Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 14-15 июня 1983 г. - М. : Политиздат, 1983, с. 27-66.

18. Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 10 апреля 1984 г. М.: Политиздат, 1984. - 31 с.

19. Программа Коммунистической Партии Советского Союза. Принята ХХП съездом КПСС. М.: Политиздат, 1976. -144 с.

20. О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы. Постановление ЦК КПСС от 26 апреля 1979 г. М.: Политиздат, 1979. - 15 с.

21. Абульханова-Славская К.А. Диалектика человеческой жизни. М.: Мысль, 1977. - 223 с.

22. Акофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах. Пер. с англ. /Йод ред. И.А. Ушакова. М.: Сов. радио, 1974. - 272 с.

23. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания.-М.: Наука, 1977. 380 с.

24. Анисимов С.Ф. Мораль и поведение. М.: Мысль, 1979. -142 с.

25. Анцыферова Л.И. О закономерностях элементарной познавательной деятельности. М.: Изд-во АН СССР, 1961. -151 с.

26. Артемьева Е.Ю., Мартынов Е.М. Вероятностные методы в психологии. М.: Изд-во МГУ, 1975. - 206 с.

27. Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. М.: Мысль, 1976. - 158 с.

28. Бернштейн H.A. Очерки по физиологии движений и физиологии активности. М.: Медицина, 1966. - 350 с.

29. Бпауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Системный подход: предпосылки, проблемы, трудности. М.: Знание, 1969. - 48 с. с черт.

30. Бодалев A.A. Восприятие человека человеком. Л.: Изд-во ЛГУ, 1965. - 1123 с. с граф.

31. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.: Просвещение, 1968. - 464 с.

32. Валлон А. Психическое развитие ребенка. Пер. с франц. -М.: Просвещение, 1967. 196 с.

33. Виндельбанд В. 0 свободе воли. Пер. с нем. Г. Сонина /Под ред. В.В. Битнера. Спб.: В.В. Битнер, 1904. -112 с.

34. Выготский Л.С. Избранные психологические исследования /Под ред. А.Н. Леонтьева и А.Р. Лурия. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1956. - 519 с.

35. Выготский Л. С. Развитие высших психических функций: Из неопублик. трудов. М.: Изд-во АПН РСФСР, i960. -499 с.

36. Гиппократ. Избранные книги. М.: Гос. изд-во биол. и мед. лит-ры, 1936. - 736 с. с ил.

37. Головко H.A. Проблема моральной ответственности в марксистско-ленинской этике. Киев: Политиздат Украины, 1972. - 231 с.

38. Гумницкий Г.Н. Нравственный поступок и его оценка. -М.: Знание, 1978. 64 с.

39. Дробницкий О.Г. Понятие морали. Ист.-критич. очерк. -М.: Наука, 1974. 388 с.

40. Дробницкий О.Г. Проблемы нравственности. М.: Наука, 1977. - 333 с.

41. Енгибарян Л.Г. Первый раунд. Миниатюры. Ереван: Ай-астан, 1971. - 38 е., 1л. портр.

42. Коновалова Л.В. Долг важнейшая категория марксистско-ленинской этики. - М.: Высш. школа, 1965. - 108 с.

43. Леви В.Л. Искусство быть собой. М.: Знание, 1973. -160 с.

44. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. 3-е изд. -М.: Изд-во МГУ, 1972. - 575 с.

45. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. 2-е- 151 изд. M.: Политиздат, 1977. - 304 с.

46. Макаренко A.C. 0 воспитании молодежи. М.: Трудрезерв-издат, 1951. - 396 с.

47. Миренков В.й. Профессия и мораль. Л.: Наука, 1982. -16 с.

48. Момов В. Мораль и поведение. М. : Знание, 1974. -64 с.

49. ВДуздыбаев к. Психология ответственности. Л.: Наука, 1983. - 240 с.

50. Николаичев Б.О. Осознаваемое и неосознаваемое в нравственном поведении личности. М.: Изд-во МГУ, 1976.96 с.

51. Новиков К.А. Свобода воли и марксистский детерминизм. -М.: Политиздат, 1981. 128 с.

52. Рерих Н.К. Держава Света. Алатас, 1931. - 280 с.

53. Рерих Н.К. Избранное. М.: Сов. Россия, 1979. -384 е., портр.

54. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. 2-е изд. -М.: Учпедгиз, 1946. - 704 с.

55. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М. : Изд-во АН СССР, 1957. - 328 с.

56. Рубинштейн С.Л. Принципы и пути развития психологии. -М.: АН СССР, 1959. 354 с. с черт.

57. Рубинштейн С.1. Проблемы общей психологии. 2-е изд. /Отв. ред. Е.В. Шорохова. - М.: Педагогика, 1976. -416 с.

58. Рубинштейн С.Я. Экспериментальные методики патопсихологии и опыт применения их в клинике. М.: Медицина, 1970. - 215 с.- 152

59. Сент-Экзюпери А. Планета людей. Военный летчик. Письмб заложнику. Пер. с франц. М.: Худож. лит., 1977. -366 с.

60. Симонов П.В., Ершов П.М. Темперамент. Характер. Личность. М.: Наука, 1984. - 160 с.

61. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности.-М.: Изд-во МГУ, 1980. 174 с.

62. Сухомлинский В.А. Методика воспитания коллектива. -М.: Просвещение, 1981. 192 с.

63. Тугаринов В.П. Личность и общество. М.: Мысль, 1965. -191 с.

64. Федосеев П.Н. Философия и научное познание. М.: Наука, 1983. - 464 е., 1л. портр.

65. Фрейд 3. Я и Оно. Л.: Академия, 1924. - 151 с.

66. Фритцханд М. Марксизм, гуманизм, мораль. Пер. с пол. /Общ. ред. А.Г. Харчева. М.: Прогресс, 1976. - 318 с.

67. Фролов И.Т. Перспективы человека: Опыт комплексной постановки проблемы, дискуссии, обобщения. 2-е изд., переработ, и доп. - М.: Политиздат, 1983. - 350 с.

68. Чудновский В.Э. Нравственная устойчивость личности. -М.: Педагогика, 1981. 206 с.

69. Шишкин А.Ф., Шварцман К.А. XX век и моральные ценности человечества. М.: Мысль, 1968. - 271 с.

70. Юдин Э.Г. Системный подход и цринцип деятельности. -М.: Наука, 1978. 391 с.

71. Методология этических исследований /Йод ред. Л.М. Архангельского. М.: Наука, 1983. - 384.

72. Моральный выбор /Под общ. ред. А.И. Титаренко. М.: Изд-во МГУ, 1980. - 344 с.- 153

73. Основы дошкольной педагогики /Под ред. A.B. Запорожца, Т.А. Марковой. М.: Педагогика, 1980. - 272 с.

74. С чего начинается личность /Йод общ. ред. Р.И. Косола-пова. 2-е изд. - М.: Политиздат, 1983. - 360 с.

75. Словарь по этике /Под ред. И.С. Кона. 5-е изд. - М.: Политиздат, 1983. - 445 с.

76. Шварцман К.А. Новые тенденции в развитии современной буржуазной этики: Учеб. пособие. М.: Высш. школа, 1977. - 144 с.

77. Марксистская этика: Учеб. пособие для вузов /А.И. Ти-таренко, A.A. Гусейнов, В.И. Бакштановский и др.; Общ. ред. А.И. Титаренко. 2-е изд., переработ, и доп. -М.: Политиздат, 1980. - 352 с.

78. Вересаев В.В. Полн. собр. соч.: В 12-ти т. М.: Изд-ское т-во "Недра", 1928. - Т. 2. Записки врача. 218 с.

79. Гегель Г.В. Собр. соч.: В 14-ти т. /Под ред. А. Дебо-рина и Д. Рязанова. М.-Л.: Гос. изд-во, 1940.

80. Т. 13. Лекции по эстетике. Кн. 2. 362 с.

81. Макаренко A.C. Собр. соч.: В 7-ми т. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1950-1952.

82. Станиславский К.С. Собр. соч.: В 8-ми т. М.: Искусство, I954-I96I. - Т. 2. Работа актера над собой. 424 с.

83. Сухомлинский В.А. Избранные педагогические сочинения: В 3-х т. М.: Педагогика, 1979.

84. Толстой Л.Н. Полн. собр. соч.: В 90-та т. Юбилейное издание /Йод общ. ред. В.Г. Черткова. М.-Л.: Гос. изд-во Худож. лит., 1928.

85. Fromm Е. The art of loving. N.Y. and Evanston: Harper Colophon Books, 1956. - 146 p.- 154

86. Heider P. The psychology of interpersonal relations. -H.Y.s Wiley, 1958. 212 p.

87. Helkama K. Toward a cognitive developmental theory of attribution of responsibility. - Helsinki, 1981. - 203 p.

88. Kelly E.L. Assessment of human characteristics. Belmont, California: Brooks/Cole Publishing Company. Division of Wadsworth Publishing Company, Inc., 1967« - 114 p.

89. Peters R.S. Psychology and ethical development. L.: George Allen and Unwin Ltd., 1974. - 480 p.

90. Piaget J. The moral judgement of the child. L.s Routle-dge and Regan Paul, 1932. - 304 p.

91. Schellenberg J. An introduction to Social Psychology. -N.Y.s Random House, 1970. 325 p.

92. Moral duty and legal responsibility /Ed. by P.E. Davis. -H.Y.s San Jose State College. Copyright 1966 by Meredith Publishing Company. 288 p.

93. Moral problems in medicine /Ed. by S. Gorovitz. N. Jerseys Pretice-Hall, Inc., Englewood Cliffs, 1976. - 552 p.

94. Scepticism and moral prinsipless Modern ethics in review /Ed. by C.L. Carter. Evanson: New University Press, Inc., 1973. - 145 p.4. Статьи

95. Адамович А., Гранин Д. Главы из блокадной книги. В сб.: Психология личности. Тесты. М., 1982, с. 275-285.

96. Анциферова Л.И. Принцип связи сознания и деятельности и методология психологии. В кн.: Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1969, с. 57-117.

97. Анчел Е. Об основных чертах морального облика коммуниста. В кн.: Нравственные проблемы развития личности. М., 1982, с. 80-93.

98. Асеев В.Г. О диалектике детерминации психического развития. В сб.: Принцип развития в психологии. М., 1978, с. 21-38.

99. Бодалев A.A., Каштанова Т.Р. Теоретико-методологические аспекты изучения эмпатии. В сб.: Групповая психотерапия при неврозах и психозах. - Труды /Ленингр. н.-и. ин-т им. В.М. Бехтерева. Л., 1975, с. II-I9.

100. Божович Л.И. Значение культурно-исторической концепции Л.С. Выготского для современных исследований психологии личности. В кн.: Научное творчество Л.С. Выготского и современная психология. М., 1981, с. 24-30.

101. Бочкарева Г.Г. Эмоционально-нравственные отношения в семьях подростков-правонарушителей. В сб.: Психолого-педагогические проблемы воспитания детей в семье и подготовки молодежи к семейной жизни. М., 1980, с. 134146.

102. Вайткунене Л. К исследованию внутреннего мира человека. В сб.: Психологические вопросы профпригодности. Вильнюс, 1981, с. 24-26.

103. Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. -В кн.: Размышления натуралиста. Кн. 2. М., 1977, с. 3191.

104. Выготский Л.С. К проблеме психологии шизофрении. В кн.: Современные проблемы шизофрении. М., 1933, с. 1929.

105. Выготский Л.С. Проблема умственной отсталости. В кн.: Умственно отсталый ребенок. М., 1935, с. 20-32.

106. Головко H.A. Взаимосвязь понятия ответственности с категориями долга и совести. В сб.: Проблемы категорий марксистско-ленинской этики. Новосибирск, 1969, с. 186189.

107. Григорьева Т.П. Даосская и буддийская модели мира /предварительные заметки/. В сб.: Дао и даосизм в Китае. М., 1982, с. 159-178.

108. Гроссман X. Свободами ответственность. В кн.: Философские проблемы общественного развития. М., 1974,с. I2I-I48.

109. Дубровина И.В. О некоторых психологических аспектах подготовки молодежи к семейной жизни. В сб.: Психолого-педагогические проблемы воспитания детей в семье и подготовки молодежи к семейной жизни. М., 1980, с. 323.

110. Ершов Г.Г. Субстанция и разумное существо. В сб.: Проблема человека в диалектическом материализме. Пермь,л1979, с. 84-89.

111. Зачепицкий P.A. Терапевтическое сообщество как форма организации групповой психотерапии в социалистических странах. В сб.: Групповая психотерапия при неврозах и психозах. - Труды Денингр. н.-и. ин-т им. В.М. Бехтерева. JE., 1975, с. I08-II3.

112. Калинин М.И. Речь на совещании учителей отличников городских и сельских школ, созванном редакцией "Учительской газеты" 28 дек. 1938 г. - В сб.: Хрестоматия по педагогике. М., 1976, с. 225-226.

113. Карвасарский Б.Д. Групповая психотерапия: значение и перспективы исследования в комплексном лечении больных- 157 неврозами. В сб.: Групповая психотерапия при неврозах и психозах. - Труды /Ленингр. н.-и. ин-т им. В.М. Бехтерева. Л., 1975, с. 19-26.

114. Кон И.О. Моральное сознание личности и регулятивные механизмы культуры. В сб.: Социальная психология личности. М., 1979, с. 85-113.

115. Левкович В.Д. Моральная регуляция поведения и активность личности. В сб.: Социальная психология личности. М., 1979, с. 63-84.

116. Медянцева М.П. Моральная ответственность как стимулятор научной деятельности в развитом социалистическом обществе. В сб.: Нравственное воспитание: опыт и проблемы. Казань, 1979, с. 179-189.

117. Мурзенко В.А. Групповая психотерапия при неврозах.

118. В сб.: Групповая психотерапия при неврозах и психозах. -Труды / Ленингр. н.на. ин-т им. В.М. Бехтерева. Л., 1975, с. 77-83.

119. Носков А.П., Яновский Р.Г. Профессиональная этика ученого и его ответственность перед обществом. В еб.: Научное управление нравственными процессами и этико-прикладные исследования. Новосибирск, 1980, с. 272-286.

120. Огурцов А.П. К.Э. Циолковский и В.И. Вернадский. В сб.: К.Э. Циолковский и научно-технический прогресс. М., 1982, с. 196-204.

121. Орешников И.М, 0 направленности развития человечества как космической цивилизации. В сб.: Проблема человека в диалектическом материализме. Пермь, 1979, с. 155-159.

122. Орлов В.В. Концепция человека в диалектическом материализме. В сб.: Проблема человека в диалектическом- 158 материализме. Пермь, 1979, с. 5-44.

123. Прихожан A.M. Анализ содержания "образа Я" в старшем подростковом возрасте у учащихся массовой школы и школы-интерната. В сб.: Возрастные особенности психического развития детей. М., 1982, с. 137-158.

124. Проскурин В.В. Человечество как высшая ценность. В сб.: Проблема человека в диалектическом материализме. Пермь, 1979, с. 68-70.

125. Пушкин В.Н. О материальной основе отражения действительности человеком. В сб.: Вопросы психогигиены, психофизиологии, социологии труда в угольной промышленности и психоэнергетики /Науч.-техн. горн. о-во. М., 1980, с. 326-340.

126. Растигеев А.П. Природа ответственности и способы изучения ее социально-психологических основ. В сб.: Философские проблемы этики и эстетики. Барнаул, 1976,с. 3-II.

127. Рубинштейн С.Л. Человек и мир /отрывки из рукописи/. -В сб.: Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1969, с. 348-374.

128. Сарджвеладзе Н.И. О балансе проекции и интроекции в процессе эмпатического взаимодействия. В сб.: Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Тбилиси, 1978, т. 3, с. 485-489.

129. Сафронов И.А. Методологические принципы теоретического исследования человека. В сб.: Проблема человека в диалектическом материализме. Пермь, 1979, с. 45-50.

130. Симонов П.В. Категории сознания, подсознания и сверхсознания в творческой системе К.С. Станиславского. -В сб.: Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Тбилиси, 1978, т. 2, с. 518-528.

131. Сухомлинский В.А. Этюды о коммунистическом воспитании. -В сб.: Хрестоматия по педагогике. М., 1976, с. 183-188.

132. Титаренко А.й. Мораль как особый способ освоения мира. -В сб.: Социальная сущность и функции нравственности.1. М., 1975, с. 3-24.

133. Тукмачева А.й. К.Э. Циолковский и проблема взаимосвязи гуманистического и космического. В сб.: К.Э. Циолковский и научно-технический прогресс. М., 1982, с. 152158.

134. Франкл В. Поиск смысла жизни и логотералия. В сб.: Психология личности. Тексты. М., 1982, с. 118-126.

135. Чудновский В.Э. Некоторые вопросы подготовки старшеклассников к семейной жизни. В сб.: Психолого-педагогические проблемы воспитания детей в семье и подготовки молодежи к семейной жизни. М., 1980, с. 24-39.

136. Шаварский 3. Какого человека надлежит воспитывать в развитом социалистическом обществе. В сб.: Нравственные проблемы развития личности. М., 1982, с. 93-115.

137. Калининский Л.П. и др. Функциональная классификация эмпатии как феномена социальной перцепции. В сб.: Психология общения и проблемы коммунистического воспитания: Тезисы докладов областной научной конференции- 160

138. Западно-Сибирского отделения Общества психологов СССР, 21-23 сентября 1981 г. Омск, 1981, с. 22-24.

139. Безносов С.П. Сущность феномена ACO как частной характеристики индивидуального оценочного стиля. Личность и деятельность: Межвуз. сб. Л., 1982, вып. П. Экспериментальная и прикладная психология, с. II5-122.

140. Гордон В.М., Зинченко В.П. Структурно-функциональный анализ психической деятельности. Системные исследования. Ежегодник 1978. М., 1978, с. I36-I5I.

141. Козлова И.Н. Личность как система конструктов. Некото^ рые вопросы психологической теории Дж. Келли. Системные исследования. Ежегодник 1975. М., 1976, с. 128-148.

142. Лапин Н.И. Проблема социальных индикаторов в системах, моделирующих глобальное развитие. Системные исследования. Ежегодник 1978. М., 1978, с. 217-229.

143. Наумова Н.Ф. К проблеме целей глобальных системных моделей. Системные исследования. Ежегодник 1978. М., 1978, с. 230-241.

144. Пономарева И.С. Социальный аспект понятия "ответственность". Науч. тр. Ташк. ун-та, 1972, вып. 426, с. 7480.

145. Садовский В.Н. Принцип системности, системный подход и общая теория систем. Системные исследования. Ежегод- 161 ник 1978. М., 1978, с. 7-25.

146. Терехов В.М., Патлах Б.Ш. Об одном из важнейших аспектов изучения проблемы ответственности. Науч. тр. Ташк. ун-та, 1972, вып. 426, с. 81-88.

147. Щрейдер Ю.А. Сложные системы и космологические принципы. Системные исследования. Ежегодник 1975. М., 1976, с. 149-171.

148. Абульханова-Славская К.А. Философское наследие Карла Маркса в современной психологической науке. Психол. журн., 1983, т. 4, & 4, с. 13-22.

149. Амосов Н.М. Мысли и сердце. Наука и жизнь, 1965, № 2, с. 108-122; № 3, с. 104-123; № 4, с. 106-122.

150. Андреева Г.М. Процессы каузальной атрибуции в межличностном восприятии. Вопр. психологии, 1979, № 6,с. 26-38.

151. Андропов Ю.В. Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР. Коммунист, 1983, № 3, с. 9-123.

152. Анохин П.К. Кибернетика и интегративная деятельность мозга. Вопр. психологии, 1966, $ 3, с. 10-31.

153. Анциферова Л.И. Некоторые теоретические проблемы психологии личности. Вопр. психологии, 1978, № I, с. 3750.

154. Анцыферова Л.И. Психологические закономерности развития личности взрослого человека и проблема непрерывного образования. Психол. журн., 1980, т. I, $2,с. 52-60.

155. Архангельский Л.М. Добро, долг, совесть. Вопр. философии, 1964, й 6, с. 69-79.

156. Асмолов А.Г. Классификация неосознаваемых явлений и категория деятельности. Вопр. психологии, 1980, № 3,с. 45-53.

157. Басина Е.З., Насиновская Е.Е. Роль идентификации в формировании альтруистических установок личности. Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология, 1977, № 4, с. 33-41.

158. Бахур В.Т. К вопросу о нейрофизиологических механизмах чувства собственного "я". Вопр. психологии, 1980,5, с. 41-46.

159. Бодалев A.A., Ломов Б.Ф., Матюшкин A.M. Психологическая наука реформе школы. - Вопр. психологии, 1984, № 3, с. 12-24.

160. Бодалев A.A., ПЬрохова Е.В. Психологические проблемы " формирования нового человека. Психол. журн., 1983, т. 4, & 6, с. 20-29.

161. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе. -Вопр. психологии, 1978, $ 4, с. 23-35.

162. Божович Л.И., Конникова Т.Е. О нравственном развитии и воспитании детей. Вопр. психологии, 1975, № I, с. 8089.

163. Быков Ю.И. Диалектика социальной активности, свободы и ответственности. Вестн. Яросл. ун-та, 1975, вып. 15. Философия, с. 97-103.

164. Гаврилова Т.П. Понятие эмпатии в зарубежной психологии. • Вопр. психологии, 1975, & 2, с. 147-158.

165. Головко H.A. Долг, нравственная свобода и ответственность личности. Полит, самообразование, 1971, № 8, с. 93-100.1. V ч

166. Грецкий М.Н. Диалектика сущности и существования человека. Филос. науки, 1973, № I, с. H5-II9.

167. Гришанов Л. Нравственная свобода и ответственность. Активная жизненная позиция личности. Коммунист Молдавии, 1979, 12, с. 81-83.

168. Гусейнов A.A. "Золотое правило" нравственности. Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8. Философия, 1972, № 4, с. 53-63.

169. Дусавицкий А.К. Активность личности и коллектив как развивающаяся система. Психол. журн., 1983, т. 4, J£ 6, с. 75-83.

170. Елисеев В.А. Развитие личности и психология творчества. Психол. журн., 1981, т. 2, J& 5, с. 162-164.

171. Карпова С.Н., Петрушина Л.Г. Значение сюжетно-ролевой игры для становления нравственного поведения. Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1981, № 3, с. 22-30.

172. Кузьмин В.П. Исторические предпосылки и гносеологические основания системного подхода. Психол. журн., 1982, т. 3, № 3, с. 3-14; № 4, с. 3-13.

173. Липкина А.И. Психология ребенка и формирование нравственных компонентов его мировоззрения. Вопр. психологии, 1980, № I, с. 11-21.

174. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии. Вопр. психологии, 1975, № 2, с. 31-45.

175. Ломов Б.Ф. О путях развития психологии. Вопр. психологии, 1978, № 5, с. 31-43.

176. Ломов Б.Ф. Личность в системе общественных отношений. -Психол. журн., 1981, т. 2, № I, с. 3-17.

177. Ломов Б.Ф. Задачи психологической науки в свете решений ХХУТ съезда КПСС и июньского /1983 г./ Пленума ЦК КПСС. Психол. журн., 1983, т. 4, № 6, с. 3-19. 4- 164

178. Лурия А.Р. Экспериментальная психология в судебно-след-ственном деле. Сов. право, 1927, № 2, с. 84-100.

179. Мамардашвили М.К. Наука и ценности бесконечное и конечное. - Вопр. философии, 1973, № 8, с. 96-112.

180. Мокроусов В. Нравственная свобода и ответственность личности. Коммунист Сов. Латвии, 1980, № 12, с. 72-80.

181. Морозкина Т.В. Проблема моральной ответственности в зарубежной психологии личности. Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1983, № I, с. 40-47.

182. Муздыбаев К. Влияние фора организации труда на ответственность личности на производстве. Психол. журн., 1983, т. 4, № 3, с. 61-69.

183. Непомнящая Н.И. и др. Ценностность как центральный компонент психологической структуры личности. Вопр. психологии, 1980, № I, с. 22-30.

184. Плахотный А.Ф., Подмазко Е.А. Динамическая структура социальной ответственности и ее функционирование. -Вестн. Харьк. ун-та № 194, 1980, вып. 14. Философия, с. 3-7.

185. Попов Л.А. Атеизм и нравственная ответственность. -Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8, Философия, 1972, № 2, с. 6673.

186. Рейковский Я. Просоциальная деятельность ж- понятие собственного "Я". Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1981, & I, с. 14-22.

187. Сафаров Н.С. Возрастание сознания ответственности как важнейший фактор нравственного прогресса общества и личности. Изв. АН Азерб. ССР. Сер. истории, философии и права, 1979, № 4, с. 120-126.- 165

188. Селиванов В.И. Волевая регуляция активности личности. -Психол. журн., 1982, т. 3, № 4, с. 14-25.

189. Славин Л.М. Наука и социальная ответственность ученого. Науч. коммунизм, 1975, $6, с. 55-63.

190. Стребков Ю.С. Нравственная ответственность, вина, вменение. Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8. Философия, 1972, й4, с. 43-53.

191. Субботский Е.В. Исследование морального развития ребенка в зарубежной психологии. Вопр. психологии, 1975,1. Я 6, с. 149-155.

192. Томашов В.В. Диалектика взаимосвязи ответственности и свободы. Вестн. Яросл. ун-та, 1974, вып. 6. Философия, с. 65-70.

193. Бодалев А. А. О формировании требовательности к себе у старшего школьника. Дис. . канд. пед. наук /по психологии/. - Утв. JI., 1953. - 339 с.

194. Слободской А. Л. 0 социально-психологическом аспекте ответственности в деятельности специалиста. Дис. . канд. психол. наук. - Л., 1976. - 225 с. с ил.

195. Блюмкин В.А. Моральные качества личности. Дис. . д-ра филос. наук. - Курск, 1978. - 416 с.6. Авторефераты

196. Х. Насиновская Е.Е. Исследование мотивации личности с использованием гипноза: Автореф. Дис. . канд. психол.- 168 -наук. М., 1982. - 20 с.

197. Плахотный А.Ф. Свобода и ответственность. /Социол. аспект проблемы/: Автореф. Дис. . канд. филос. наук. -Харьков, 1969. 23 с.

198. Соколова Н.П. Соотношение оценочного и нормативного в моральной ответственности: Автореф. Дис. . канд. филос. наук. Свердловск, 1969. - 27 с.