Автореферат диссертации по теме "Модель операционализации структуры личности в динамической психиатрии"

На правах рукописи

БУРБИЛЬ Ильзе

МОДЕЛЬ ОПЕРАЦИОНАЛИЗАЦИИ СТРУКТУРЫ ЛИЧНОСТИ В ДИНАМИЧЕСКОЙ ПСИХИАТРИИ

Специальность. 19 00.04 — Медицинская психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Санкт-Петербург 2003

Работа выполнена в Санкт-Петербургском научно-исследовательском психоневрологическом институте им В М Бехтерева и Клинике динамической психиатрии Мен-тершвайге (Мюнхен, ФРГ-)

доктор психологических наук, профессор, академик Российской академии образования Шкловский Виктор Маркович доктор медицинских наук, профессор Вид Виктор Давыдович

доктор психологических наук, профессор Решетников Михаил Михайлович доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Карвасарский Борис Дмитриевич доктор психологических наук, профессор Соловьева Светлана Леонидовна

Ведущая организация: Институт психологии Российской академии наук

Защита диссертации состоится 27 ноября 2003 г в 13 часов

на заседании диссертационного совета Д 208 093 01 по защите докторских диссертаций при Санкт-Петербургском научно-исследовательском психоневрологическом институте им ВМ Бехтерева (192019, Санкт-Петербург, ул. Бехтерева, д 3).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке института.

Автореферат разослан 27 октября 2003 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор медицинских наук, профессор Ю Я Тупицын

Научные консультанты

Официальные оппоненты-

ши , 8690Z6-

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В современной экспериментальной психологии вообще и в ее соприкосновении с психоанализом в особенности в последние десятилетия остро стоит вопрос об измеримости психических процессов

В рамках направления многофакторных методов (Guilford J. P., 1964) способности индивидуума чисто статистически приводятся во взаимосвязь друг с другом и в факторно-аналитических моделях личности устанавливаются так называемые независимые личностные черты. Эти независимые факторы представляют собой чисто математически выведенные гипотетические конструкции. Такой подход представляет собой теорию личности без личности, отражая механистический способ рассмотрения человека Существенные успехи достигнуты в квантификации отдельных психологических параметров (память, интеллект и т д.) Однако эти параметры остаются искусственно изолированными от целостной личности и их психометрическое выражение неизбежно редуцирует ее богатейшее многообразие, оставляя нераскрытыми такие важные зоны как сфера бессознательного, конфликтная проблематика в отношениях человека с собой и окружающими Представляемые таким образом отдельные качества личности остаются описательными или математико-статистическими конструкциями, которые не могут претендовать на целостную модель личности. От этих недостатков не свободны и такие наиболее распространенные модели личности, как бихевиористская и традиционная психоаналитическая

В рамках бихевиористской факторно-аналитической типологии личности (Eysenck Н J., 1968) также используется математический подход к пониманию личности Здесь как главные оси измерений выделяются экстраверсия-интроверсия и нестабильность-стабильность (невротизм). Эти оси заложены генетически и предопределяют поведение человека согласно бихевиористской формуле субьект-объект-реакция Теория Н J Eysenck преимущественно биологически ориентирована и редуцирует личность до ригидной инвариантной системы типов, различающихся наследственными факторами под действием механизмовкондиционирования.

РОС i: .,:\„!ьил>1

3 £"' Th»A

2Г,0; к

В теории личности S Freud (1941) впервые обращаете* внимание на роль бессознательных структур Однако он ограничил круг своих интересов ее внутренней структурой и динамикой. В его структурной модели личности внешней реальности и, тем самым, межличностным отношениям и групповой динамике отводится лишь роль пускового фактора интрапсихических процессов Кроме того, функции Это у S Freud не систематизированы, недоступны ни точному определению, ни операционализации и поэтому не могут быть квантифицированы (Rapaport D., 1973). Интрапсихический редукционизм в понимании личности остается непреодоленным и в более поздних работах таких видных представителей Эго-психологии, как H. Hartmann (1972), несмотря на формулирование концепции об автономных, свободных от конфликта сферах Эго. Структурные изменения личности в модели ортодоксального психоанализа выводимы лишь на дескриптивном уровне и доступны лишь качественной оценке.

К Lewin (1951) первым обратил внимание на роль социальных аспектов в теории личности Его работы показали, что группа имеет центральное значение для поведения индивидуума Но его многочисленные эмпирические исследования затрагивают в основном динамическое силовое поле группы, поведение человека объясняется недифференцированной специфической динамикой группы, а межличностные взаимосвязи, структура, генез и динамика личности остаются вне поля его зрения. Результаты исследований имеют отношение лишь к групповой динамике и социальной психологии и не могут рассматриваться как психометрическое изучение личности в точном смысле слова.

Важную роль в теории психологии сыграла концепция отношений, разработанная русским ученым В. Н. Мясищевым (1960), учеником В М. Бехтерева и А. Ф. Ла-зурского. В рамках этой модели личность предстает во всем богатстве своих интрапсихических и межличностных отношений. Центральные положения концепции В. Н. Мясищева во многом способствовали дальнейшему развитию психотерапии в России, прежде всего благодаря работам школы Б. Д. Карвасарского (2000). Важное значение имела эта теория и в развитии практических подходов психосоциальной реабилита-

ции (Кабанов М М, 1985) Однако непосредственного выхода на создание эмпирических методов квантификации важных личностных параметров она не получила. Кроме того, по независящим от В. Н. Мясшцева причйнам (давление политической цензуры в советский период), в ней недостаточно учтена сфера бессознательного.

Дальнейшим развитием теории психоанализа является концепция личности, разработанная в школе динамической психиатрии. Эта концепция является плодом коллективного творчества группы сотрудников и единомышленников под руководством Г. Аммона (в. Аттоп), основателя Немецкой академии психоанализа и почетного профессора Института им В М. Бехтерева В этой модели функции личности разделяются на первичные и вторичные; дается описание не только статических характеристик центральных функций, но и развития структуры личности в контексте групповой динамики индивидуума Понимание центральных функций здесь является более широким, учитываются не только манифестно морбидные, деструктивные параметры Эго-функций, но и здоровые, адаптивные или конструктивные, а также функции патологически не деформированные, но задержанные в своем развитии, т.е дефицитарные Это — принципиально важное отличие данной модели от ортодоксальной психоаналитической, поскольку в ней преодолеваются недостатки индивидуально-центрированного редукционистского видения человека.

Развивая эту концепцию, автор работала в тесном сотрудничестве с Г Аммо-ном с начала 70-х гт , принимая самое активное участие в работе исследовательского коллектива по созданию модели теории и практики динамической психиатрии Последние 20 лет она является директором научно-исследовательского института Немецкой академии психоанализа в Мюнхене.

Структурная дифференциация Эго-функций в разработанной модели динамической психиатрии открывает возможность их количественной объективации и создает основу для разработки психометрического метода, ориентированного на квантифи-кацию центральных функций структуры Эго Важность этого вопроса определяется также возможностями практического применения метода и в научных исследованиях

Цель исследования. Целью исследования являлась разработка модели опера-ционализации структуры личности, основанной на теоретической концепции динамической психиатрии.

Задачи исследования. Достижение цели исследования предполагало решение следующих задач:

1 Подбор оптимального количества пунктов, адекватно содержательно отражающих структуру центральных Э го-функций агрессии, тревоги, отграничения и нарциссизма в их конструктивном, деструктивном и дефицитарном измерениях

2 Нормирование теста структуры Эго в соответствии с принятыми в мировой экспериментальной психологии стандартами (проверка внутренней консистентности, надежности, чувствительности, внешней, дифференциальной и транскультуралъной валидности)

3 Подтверждение пригодности тес га структуры Эго для решения задач личностной диагностики здоровых испытуемых

4 Подтверждение пригодности теста для решения задач клинической психодиагностики (различение здоровых и морбидных контингентов, выявление своеобразия различных нозологических форм).

5. Подтверждение пригодности теста структуры Эго для решения научно-исследовательских задач (на примере исследования эффективности стационарной психотерапии психозов и расстройств личности, построенной по принципам теории динамической психиатрии).

Научная новизна исследования. Сформулирована орипинальная модель личности, в рамках которой рассматриваются как интрапсихические, так и социально-психологические аспекты функционирования человека в динамике его развития В "

данной медико-психологаческой модели впервые целостному рассмотрению подвергаются не только аспекты личности, обусловленные болезнью или разного рода задержками развития, но и здоровые ресурсы приспособительного поведения Впервые в теории психоанализа дано детальное описание структуры центральных Эго-

функций, открывающее возможность их эмпирической объективации.

Создан оригинальный метод, делающий возможным экспериментально-психологическое изучение центральных Эго-функций в их конструктивном, деструктивном и дефицигарном измерении Дополняя данные психоаналитического исследования, этот метод впервые в практике экспериментального изучения сферы бессознательного делает возможной объективную оценку неосознаваемых компонентов Эго-функций личности

Впервые сравнительные данные о бессознательных аспектах личности получены с помощью теста структуры Это при исследовании групп здорового населения и психически больных.

Впервые в практике исследований эффективности психотерапии проведено экспериментально-психологическое изучение неосознаваемых компонентов структуры Это как существенного показателя терапевтической динамики

Впервые в социальной психологии проведено экспериментальное изучение влияния политического строя страны проживания на формирование Эго-функций личности.

Теоретическое и практическое значение проведенного исследования. На основе целостной модели личности детализирована структура Эго-функций, что позволило создать инструмент для их квантификации Данные, полученные с помощью теста структуры Эго представляют собой существенный шаг вперед в целостном изучении морбидных и здоровых аспектов личности и, в частности, бессознательных компонентов центральных ее функций

Результаты, полученные с помощью теста структуры Эго, объективно подтвердили конструктивную валидность модели личности, разработанной Г Аммоном и коллективом его сотрудников при участии автора. Это открывает возможность дальнейшего развития и дифференцировки данной концепции в предсказуемом и продуктивном направлении.

Подтверждена возможность практического использования метода при психо-

профилактических скрининговых обследованиях групп здоровой популяции, в объективации эффективности психотерапии, а также в транскультуральных исследованиях

Результаты, полученные при использовании метода в комплексе с другими экспериментально-психологическими инструментами для изучетгия эффективности стационарной психотерапии психозов и расстройств личности, подтверждают высокую действенность психотерапии при лечении этого круга патологии на более дифференцированном уровне по сравнению с другими исследовательскими проектами Это касается прежде всего не устранения продуктивной психотической симптоматики, не являющегося целью психотерапии, а повышения уровня психосоциальной адаптации, качества жизни и аддитивного эффекта в снижении рецидивирования в комплексе с поддерживающей психофармакотерапией.

Помимо Клиники Ментершвайге (Мюнхен), где был разработан метод, материалы диссертации внедрены в деятельность ряда учреждений России — Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им В М Бехтерева, Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им акад. И. П. Павлова, Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им В. П Сербского, Польши (Краковский университет), Венгрии (университет г. Печ) и Израиля (Иерусалимский университет)

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Центральные Эго-функции доступны описанию на уровне наблюдаемого поведения и могут стать основой для количественной объективации структуры личности.

2. В зависимости от особенностей раннего развития индивидуума в индивидуальном и групповом контекстах центральные Эго-функции в структуре личности могут приобретать конструктивный, деструктивный или дефицитарный характер, соответствующим образом предЛтределяя последующее социальное приспособление во взрослом периоде.

3. Тест структуры Эго, будучи производным от динамико-психиатрической

теории личности, в силу своей высокой чувствительности приобретает относительную независимость от исходных концептуальных положений и может использоваться как для проверки внутренней консистентности теоретической модели, так и для ее дальнейшей дифференцировки.

4 Тип структуры Эго играет определенную роль в предпочтительном использовании индивидуумом механизмов дезадаптивной психологической защиты, снижающих уровень социального функционирования, а также в формировании нозоти-пического своеобразия терапевтической динамики различных контингентов больных

5 Целью стационарной психотерапии психических нарушений является не только устранение симптоматики, но и коррекция структурных нарушений центральных Эго-функций с последующей оптимизацией приспособительного поведения и снижением риска рецидивирования.

6 Проводимая в клинике динамической психиатрии стационарная психотерапия психозов оказывает достоверно высокий и устойчивый (сохраняющийся в катам-нестическом периоде) эффект относительно коррекции деструктивной и дефицит арной выраженности центральных Эго-функций

Апробация работы. Результаты диссертации докладывались на нескольких съездах Всемирной Ассоциации Динамической Психиатрии, научных конференциях, симпозиумах в Германии, России и других странах

Публикации. Опубликовано 26 научных работ, включая коллективную монографию

Объем и структура работы. Объем диссертации — 268 страниц машинописного текста Диссертация состоит из введения, 7 глав (обзор литературы, материал и методы исследования, конструкция теста структуры Эго, терапия и психологическая диагностика в клинике динамической психиатрии, разработка теста структуры Эго и изучение его качественных характеристик, использование теста структуры Эго для решения научно-исследовательских задач, обсуждение результатов), выводов и спи-

ска использованной литературы Работа иллюстрирована 41 таблицей и 6 рисунками Список литературы содержит 215 источников

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Материал и методы исследования

Материалом исследования стали данные, полученные при экспериментально-психологическом обследовании 462 больных Для нормирования теста структуры Эго был привлечен 1001 здоровый испытуемый Подбор исследованной группы производился согласно общепринятым в экспериментальной психологии критериям

В работе использованы три когорты клинической популяции Первая когорта (134 больных с различными диагнозами) использовалась при процедуре нормирования геста Эти больные прошли лечение в Клинике Ментершвайге в 1996-97 гг и были обследованы тестом структуры Эго при поступлении Основная характеристика этой когорты — широкий спектр представленности нервно-психической патологии

Вторая когорта клинического материала — 254 пациента, проходивших лечение в Клинике Ментершвайге, была обследована в связи с задачами оценки эффективности стационарной психотерапии психических нарушений Средний возраст здесь составил 31,4 года 153 больных (60%) принадлежали к женскому полу, 101 f40%) — к мужскому Средняя длительность пребывания в клинике составила 10,2 месяца при минимальном сроке в 6 недель 165 больных (65%) имели диагноз шизофрении (F20), 89 (35%) — аффективных расстройств (F31-33) За исключением диагноза, больные в группах шизофрении и аффективных расстройств достоверно не отличались по параметрам возраста, пола и длительности пребывания от таковых в общей группе исследованных больных.

Третью когорту, использованную в исследовании эффективности стационарной психотерапии, составили 74 больных с диагнозами личностных расстройств, также проходивших лечение в Клинике Ментершвайге

Основным методом исследования был экспериментально-психологический

Центральную роль здесь играл разработанный нами тест структуры эго (ISTА) Набор сырых баллов теста и их обработка производились с помощью компьютерной программы, специально созданной группой сотрудников научно-исследовательского института Немецкой академии психоанализа под руководством автора.

При разработке теста структуры Эго и проведении исследований, посвященных оценке эффективности стационарной психотерапии, использовались также следующие экспериментально-психологические методики" Гиссенский личностный опросник, тест индекса стиля жизни Плучика и соавторов, опросник MMPI, контрольная таблица симптомов Дерогатиса SCL-90-R, анкета изменения поведения и переживаний Zielke. Kopf-Mehnert, гамбургская версия теста оценки интеллекта Векслера, а также полуструктурированное катамнестическое интервью, разработанное под руководством автора в психодиагностическом отделении научно-исследовательского института Немецкой академии психоанализа.

При математико-статистической обработке материала использовался метод факторного анализа, корреляционный анализ при поиске парных связей исследуемых параметров, вычисление коэффициентов Пирсона при поиске множественных связей При сопоставлении форм распределения использовался критерий хи-квадрат

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Операционализация параметров теста структуры Эго. Основной задачей при разработке метода было, согласно исходной теоретической дефиниции конструктивного, деструктивного и дефицитарного измерения каждой функции, операциона-лизировать то, как преимущественно неосознаваемые структуры личности находят свое феноменологическое выражение в установках и вариантах поведения в силу выдвинутой ГАммоном концепции синэргизма сознательной и бессознательной сфер личности Пункты ISTA должны были вводить испытуемых в групподинамические ситуации Неосознаваемая структура Эго проявляет себя при самооценке переживания и поведения в предлагаемых ситуациях межличностных отношений

Из безусловного разнообразия центральных Эго-функций как наиболее значимо определяющие структуру личности были операционализированы функции агрессии, тревоги, отграничения и нарциссизма в их конструктивном, деструктивном и де-фицитарном аспекте Операционализация Эго-функций проводилась в ходе многолетней клинической работы с пациентами.

Операционализация параметра конструктивной агрессии. Она отражает способность устанавливать контакты с людьми, развивать продуктивную активность и поддерживать эти контакты и деятельность Конструктивно агрессивный человек адекватно любопытен, он активно формирует свою жизненную ситуацию, точки зрения и цели и в состоянии отстаивать их даже в неблагоприятных условиях Он активно ищет новый жизненный опыт, открыт для окружающих людей и новых впечатлений, способен вступать в спор и отстаивать свою позицию Он может формировать вокруг себя в рабочей и приватной обстановке группу людей, разделяющих его интересы и жизненные цели

Операционализация параметра деструктивной агрессии На первом плане выступает разрыв отношений с окружающими Существующий потенциал активности разрегулирован, что внешне проявляется в спектре манифестной агрессии от вербальной до физической, а субъективно в разъедающем душу чувстве злобы, разрушительных фантазиях, мысленном обесценивании других людей, жажде мести и цинизме. Разрушительные импульсы ведут к исповедованию экстремистских идеологий и иногда к участию в экстремистских организациях Если деструктивная агрессия не находит выхода вовне, она обращается против самого индивидуума Последствием становится саморазрушающее поведение- несчастные случаи, самоповреждение, самоубийства, бытовая запущенность, злоупотребление психоактивными веществами.

Операционализация параметра дефицитарной агрессии. Она определяется отсутствием потребностей, целей, интересов, смысла жизни Это проявляется в неспособности завязывать социальные контакты, пассивном уходе от дел и людей, частом ощущении скуки, неспособности открыть другим людям свои чувства и потребности.

Конструктивное отстаивание своих позиций отсутствует, заменяясь сновидениями и фантазиями соответствующего содержания Дефицитарно агрессивный человек избегает окружающих, страдает от чувства вины, жертвует в конфликтах собственными интересами и быстро сдается в ситуациях соперничества Недостаточный контакт с окружающим миром сопровождается чувством безучастности и душевной пустоты, типичном для депрессивных состояний

Операционализация параметра конструктивной тревоги Человек с конструктивной тревогой в ситуациях, связанных с опасностью и важными жизненными шагами, допускает страх, может обращаться с ним и выдержать его. Ощущая тревогу, он может устанавливать контакты с окружающими и раскрывать им эти чувства Ему нравится приобретать новый жизненный опыт даже если это связано со страхом Тревога активирует, мобилизует конструктивный потенциал всех Эго-функций и помогает различать адекватный страх как обоснованную реакцию на реальную опасность от иррационального страха Человек с конструктивной тревогой обладает также способностью справляться с проблематикой потерь, границ возможного и смерти

Операционализация параметра деструктивной тревоги Главный признак деструктивной тревоги — то, что она парализует общение и продуктивную деятельность Это ведет к избеганию контактов и решения новых жизненных задач Человек оказывается не в состоянии ни самостоятельно совладать с тревогой, ни обратиться с этим за помощью к окружающим Напротив, он боится людей, их близости, телесного соприкосновения Деструктивная тревога сопровождается интенсивными вегетативными реакциями (повышенная потливость, учащение сердцебиений, головокружение) Она парализует эффективность вторичных Эго-функций, что часто можно наблюдать, например, в экзаменационной обстановке Тревога всегда неадекватно выше уровня, нормативного для данной стрессовой ситуации К этой категории относятся фобии, панические приступы, т н свободно плавающий страх, страх быть покинутым и страх собственного уничтожения.

Операционализация параметра дефицитарной тревоги Человек с дефицитар-

ной тревогой обычно не в состоянии чувствовать и допускать тревогу Опасные ситуации оцениваются неадекватно, реальная опасность недооценивается или вообще не воспринимается. В особенности не ощущается здоровая тревога при знакомстве со значимыми людьми или в непривычных ситуациях Неосознаваемая потребность уйти от этой эмоциональной пустоты существования ведет к тому, что человек стремится к эстремальным ситуациям (опасные виды спорта, рискованное вождение автомобиля, криминальное поведение) Так же мало как собственная тревога воспринимается, понимается и выдерживается тревога других людей, что ведет к уплощению отношений и эмоциональной безучастности. Обесценивается значимость стрессовых ситуаций расставания, проблематики умирания и смерти

Операционализация параметра конструктивного отграничения вовне Человек с конструктивным отграничением вовне может сформировать свою собственную точку зрения, он открыт для критики, для восприятия точки зрения и чувств других людей, сохраняет спонтанность психических процессов и моторики, контакт с окружающими группами, может интегрировать и интернализировать новый жизненный опы I, развивая свою личность Он свободно различает чувства свои и других людей, может отказать другому, не испытывая при этом вины, самостоятелен в принятии своих решений, способен гибко и трагоиторно входить в глубокие симбиотические отношения и вновь выходить из них без конфликтов и чувства вины шги сохранять их, не теряя собственной идентичности.

Операционализация параметра деструктивного отграничения вовне Деструктивное отграничение вовне проявляется в отсутствии интереса к людям, событиям и окружающему миру, отверганию эмоционального участия в них. Искреннее, заинтересованное внимание других людей к своей персоне воспринимается как неприятное, индивидуум старается его по возможности избегать, «не подпуская к себе никого» Результатом этого является чувство душевной пустоты, отсутствие контактов До этих людей ничем «невозможно достучаться», они не могут испытывать истинное сострадание к другим людям.

Операционализация параметра дефицитарного отграничения вовне. Человек не в состоянии принимать собственные решения и отстаивать перед другими людьми их правомерность, он не может отказать другим, чтобы отграничить себя от их притязаний и чувствует себя игрушкой в руках окружающих. Он перенимает чувства и установки других людей, рассматривая их как свои собственные, не может принять, что у других людей могут бьггь другие потребности или другой жизненный путь Все ситуации он воспринимает с симбиотических позиций, исходя из того, что всем нужно то же, что и ему Человек зависим от присутствия других, пшернормативен относительно своих социальных групп и не может сопротивляться тому, чтобы другие использовали его в своих целях

Операционализация параметра конструктивного отграничения вовнутрь Конструктивное отграничение вовнутрь проявляется в способности допускать сновидения, фантазии и чувства, иметь доступ к ним, воспринимать и выражать их, отличая от реальности и дифференцируя их реальные и нереальные аспекты Это означает гибко ощущать чувства, не допуская переполнения психики такими эмоциями, как тревога, печаль или эйфория Индивидуум обладает способностью гибко и транзи-торно открывать свои границы сфере бессознательного с тем, чтобы творчески развивать интернализированный опыт отношений, подвергая его переоценке на каждом последующем этапе развития личности Гибкое регулирование границ между различными психическими процессами и содержаниями проявляется, например, в гибком разграничении между уровнями служебных и приватных отношений, между рассудком и эмоциями В восприятии времени отмечается синэргизм прошлого, настоящего и будущего Гибкое отграничение вовнутрь делает возможным адекватное, вытеснение мешающих импульсов, не имеющее невротическую природу

Операционализация параметра деструктивного отграничения вовнутрь Деструктивное отграничение вовнутрь проявляется в недостаточной активности сновидений, бедности фантазий и эмоциональных проявлений, отсутствии соотнесения со своим прошлым Из этого следует тенденция отщеплять эмоции или поведенчески

отреагировать их во взаимодействии с деструктивной агрессией в форме ошибочных действий, психосоматических реакций, несчастных случаев, самоповреждений Отношения с окружающими носят сугубо деловой, формальный характер Повышенно используется механизм психологической защиты «проекция» При этом собственные чувства приписываются другим, вместо индивидуума окружающие становятся сердитыми, печальными или тревожными. Ригидные механизмы защиты «отрицание» и «сделать непроизошедшим» исключают интернализацию нового опыта отношений Деструктивное отграничение вовнутрь обусловливает жизнь в неживом переживании времени, отвергание социальной энергии и феноменологически, как правило, проявляется обсессивной симптоматикой.

Операционализация параметра дефицитарного отграничения вовнутрь приводит к переполнению психики импульсами сферы бессознательного Индивидуум оказывается во власти своих эмоций, их неустойчивости, сновидений, фантазий, непроизвольных мыслей В экстремальных случаях это состояние может достигать психотического уровня Он не может в повседневной жизни различать между важным и неважным, дифференцировать и сообщать свои эмоции Отсутствие границ не позволяет интегрировать и интернализтровать новый жизненный опыт с формированием соответствующих структур Эго Первичные инстинктивные потребности недоступны регулированию, побуждая к их немедленному удовлетворению

Операционализация параметра конструктивного нарциссизма Конструктивно нарциссический человек воспринимает себя как человека с правом на самостоятельное мышление, собственные ощущения и собственный стиль жизни. Он обладает способностью использовать потенциал совокупности всех своих Эго-функций для установления и поддержания контакта с другими людьми и, тем самым, участия в процессах социально-энергетического обмена. Он может допускать других к участию в значимых для него событиях, допускать ошибки и слабости у себя и других, способен учиться на чужом опыте. Он в состоянии правильно оценить себя, переносить одиночество, находя удовлетворение в собственных раздумьях, чувствах и действиях.

Операционализация параметра деструктивного нарциссизма. Деструктивный нарциссизм выражается в неспособности выносить критику окружающих и показывать собственную слабость себе и другим людям. НарцйСснчески деструктивный человек постоянно требует признания и обращения к себе за достигнутые успехи, которые, в свою очередь, должны бьггь по возможности непревзойденными и достигаться вне контакта с другими людьми Он требует поклонения своей личности, ему хочется постоянно находиться в центре всеобщего внимания, которое он, однако, воспринимает враждебным и угрожающим. Он чувствует, что окружающие не понимают его чувства и интересы и неспособен учиться у других, поскольку это явилось бы признанием собственного несовершенства

Операционализация дефицитарного нарциссизма Дефицитарно нарциссиче-ский человек не в состоянии всерьез воспринимать и представлять окружающим своё мышление, эмоции и действия Это предопределяет отсутствие способность духовного и эротического контакта с другими людьми Эти люди неспособны быть в одиночестве и подвергать себя критике и расхождениям во мнениях с другими людьми Вместо этого они пытаются соответствовать потребностям других людей, будучи неспособными ощущать и проявлять вовне свои потребности Дефицитарно нарцисси-ческий человек считает себя малозначимым и легко заменяемым, незаметным и не запоминающимся окружающим Отсутствие соотнесения себя с другими людьми и вещами делают невозможным принятие и интернализацию столь желанной и необходимой социальной энергии извне для структурирования Это Как и при дефицитарной агрессии и тревоге результатом становятся чувства безучастности, внутренней пустоты и скуки.

Разработка теста структуры Эго и изучение его качественных характеристик. Работа над тестом структуры Эго велась группой сотрудников научно-исследовательского института Немецкой Академии Психоанализа под руководством и при непосредственном участии автора К обследованию репрезентативной группы здорового населения привлекались специалисты мюнхенского информационного на-

учно-исследовательского института INF AS. Создание метода проходило несколько этапов, в ходе которых появлялись новые шкалы и совершенствовались конструктивные параметры теста При этом учитывались клинические группы, на работу с которыми ориентирован метод, а также принятые в современной экспериментальной психологии критерии качества методов (Burbiel I et а!, 1984; Kuli W, 1985) Ревизии шкал каждый раз сопровождались проверкой конструктивных качеств ISTA Пункты представляли собой вербальную операционализацию типичных для соответствующей Эго-функции установок, эмоций, побуждений и стиля поведения — так, как они сформулированы в динамико-психиатрической теории структурной модели личности и верифицированы в ходе терапевтической работы с больными Эта типичные варианты переживаний и поведения должны были охватывать широкий спектр сфер повседневной деятельности

Так был сформирован банк данных, включавший несколько сот пунктов Они были «вслепую» (т.е. без знания о том в какую шкапу включен данный пункт) распределены другой группой экспертов по шкалам При этом были исключены пункты, в распределении которых не было полного совпадения между экспертами Исходя из того, что разрабатываемый метод должен давать возможность обследования как пациентов, так и здоровых испытуемых, из общего комплекса были исключены пункты, ориентированные на симптоматические проявления (например, бредовые идеи, фобии, навязчивости). Важным было также исключить постановки вопросов, используемые в уже существующих тестах. Велась также постоянная работа над повышением информативности отдельных пунктов Изъятие пунктов, оказавшихся малоинформативными, положительно отразилась на компактности метода без снижения его чувствительности.

При нормировании теста были определены средние показатели шкал в зависимости от пола и возраста. При этом с помощью Места получены статистически достоверные различия между отдельными средними баллами.

Выявлены гендерно-специфическне различия, однако они не являются доста-

точным основанием для установления раздельных нормативов шкальных данных для мужчин и женщин. Абсолютная величина этих расхождений для это Л) слишком мала Она колеблется между 0,8 (дефицитарное отграничение вовне) иг 0,4 (дефицитарное отграничение вовнутрь), что не превышает величину стандартного отклонения. Выявленные же различия между старшей и младшей возрастными группами (до и после 50 лет) в достаточной мере оправдывают раздельное использование нормативных оценок для разных возрастных групп

При исследовании надежности теста в группах здоровых испытуемых и клинической группе (первая когорта) определялась острота различения или избирательность пунктов шкалы, ее способность идентифицировать искомый признак (и, тем самым, внутренняя консистентность набора пунктов) Достаточно широкий спектр нозологических форм повышает доверительность данных, получаемых при сравнительном исследовании когорты пациентов С помощью показателя альфа Кронбаха определялась острота различения между отдельными пунктами внутри каждой шкалы, отражающая внутреннюю консистентность набора пунктов, вариабильностъ выбора испытуемыми пунктов, определяющих поведение и субъективную трудность восприятия пунктов испытуемыми

Величина альфы Кронбаха в клинической группе вполне укладывается в статистически рекомендованный предел 0,70-0,90. Эта величина у здоровых, как и можно было ожидать, несколько ниже, но также в целом свидетельствует о достаточном уровне надежности Надежность шкалы в достаточной мере подтверждена также с помощью ретеста на группе из 46 здоровых испытуемых (21 мужчины и 25 женщин, средний возраст 39,8 лет), не получавших психотерапевтическую или психофармакологическую терапию Воспроизводимость результатов оценивалась по второму замеру, который проводился с интервалом в 2-3 месяца Надежность тест-ретеста показывает, что оценки параметров остаются стабильными во времени Это подтверждает, что оцениваемые параметры являются структурными признаками

Данные интеркорреляции шкал как в группе здоровых испытуемых, так и в

клинической группе позволяют сделать вывод о том, что корреляционные тенденции в целом имеют ожидаемые направления, т.е конструктивные шкалы положительно связаны друг с другом и отрицательно с деструктивными и дефицитарными шкалами Деструктивные шкалы положительно коррелируют друг с другом и с дефицитарными шкалами В целом корреляционная взаимосвязанность шкал не очень высока, что позволяет говорить об их относительной независимости.

Отдельные исключения в общих тенденциях заслуживают особого внимания Так, деструктивная агрессия положительно (г= 42) коррелирует с конструктивной агрессией, а также с другими шкалами, имеющими конструктивную направленность Это согласуется с теоретическим положением концепции динамической психиатрии, согласно которому здоровая личность должна обладать определенным потенциалом и деструктивной агрессии, чтобы дистанцироваться от устаревших социальных норм или неадекватных жизненных условий В особенности это касается творческих задатков личности Создание нового предполагает — по крайней мере, в течение какого-то времени — уничтожение старого Потенциал деструктивной агрессии необходим также для адекватного реагирования на деструктивную агрессию других людей. Деструктивные фантазии (например, п. 100: «Я часто воображаю, как плохо должно было бы быть моим обидчикам») также играют для психогигиены известную катарсиче-скую роль. Деструктивная агрессия, однако, может стать источником проблем, а иногда и патологии, в особенности если она недостаточно адекватно регулируется конструктивными функциями личности или сопровождается высокой выраженностью де-фицитарной агрессии. В последнем случае можно предположить, что деструктивная агрессия обращается вовнутрь против собственной личности.

При сравнении с картиной интеркорреляции шкал здоровых испытуемых клиническая группа, по данным исследования, демонстрирует некоторые особенности. Так, например, в клинической группе гораздо менее выражены взаимосвязи со всеми конструктивными шкалами, что, возможно свидетельствует о качественном различии деструктивного потенциала в обеих группах.

Конструктивная валидность теста определяется тем, что метод формулирования пунктов основывался на целостной теоретической концепции личности

С целью изучения внутренней структуры теста структуры Это был проделан факторный анализ основных компонентов на шкальном уровне отдельно в группах здоровых испытуемых и пациентов. Использовался метод Варимакс-ротации для обсчета факторов с собственной величиной свыше 1

Изучение факторной валидности в целом подтверждает постулируемую структуру теста, поскольку конструктивные компоненты образуют один фактор, который можно обозначить как «меру психического здоровья», в то время как деструктивные и дефицитарные компоненты группируются в другом факторе, который можно понимать как «статическую меру патологии» Третий фактор, представленный шкалой деструктивной агрессии, предполагающей относительную целенаправленность и структурированность соответствующего поведения, может пониматься как «динамическая форма патологии».

Между здоровым населением и стационарными больными выявляются различия в факторной структуре Это объясняет неравенство доли дисперсии по фактору «психического здоровья» (24,6% в группе здоровых испытуемых и 16,3% в группе больных)

Особую роль в группе больных играет деструктивное отграничение вовне, образующее здесь самостоятельный фактор Открытость или отгороженность вовне, т.е относительно других людей и жизненного опыта представляет у психически больных особую функцию. В крайней степени выраженности она ведет к параноидной инкапсуляции и должна рассматриваться в качестве прогностически неблагоприятного пре-> диктора с точки зрения психотерапии

С помощью приведенного выше набора тестов изучалась внешняя валидность ' теста структуры Эго

Корреляции между шкалами теста структуры Эго и Гиссенским чичностным опросником имеют ожидаемые направление и высоту Со шкалой социального резо-

наяса наиболее высоко коррелируют шкалы конструктивного и дефицитарного нарциссизма Дефицитарный нарциссизм имеет много общего с негативным социальным резонансом человека, чувствующего себя нелюбимым и пренебрегаемым Соответственно этому, конструктивный нарциссизм связан с позитивным социальным резонансом Доминирование слабо негативно коррелирует с деструктивной агрессией и конструктивной тревогой, причем деструктивная агрессия предположительно соответствует негативным аспектам доминирования в смысле подавления окружающих, а конструктивная тревога — способности к конструктивному спору Корреляций шкал контроля Гиссенского личностного опросника с тестом структуры Эго не выявлено Шкала настроения Гиссенского личностного опросника имеет наиболее высокую корреляцию со шкалой дефицитарной агрессии IST А, деструктивной тревоги и дефицитарного отграничения вовнутрь (склонность к саморефлексии, переходящая в депрессивную умственную жвачку) Шкала открытости Гиссенского личностного опросника отрицательно коррелирует со шкалами конструктивного нарциссизма и конструктивной тревоги в смысле открытости для отношений с окружающими и положительной самооценки. Социальная закрытость, как можно было ожидать коррелирует с дефицитарной агрессией и деструктивным отграничением вовне и вовнутрь Социальная потенция, как и социальный резонанс, наиболее высоко коррелирует со шкалой конструктивного нарциссизма.

В тенденциях ответа представляет интерес, что больные, набирающие более высокие оценки по шкале деструктивного нарциссизма, избегают давать средние ответы, т е признавать, что они ведут себя как и большинство людей Они тяготеют к экстремальным ответам, подчеркивая свое отличие от других.

В целом корреляционная матрица демонстрирует взаимосвязи в ожидаемом направлении, которые, тем не менее, не слишком высоки Это означает, что между тестом структуры Эго и Гиссенским личностным опросником имеются некоторые содержательные совпадения, но при этом можно констатировать и определенную самостоятельность.

Обнаружена также высокая корреляция шкал ТЭТА и теста «индекс стиля жизни», направленного на объективацию механизмов психологической защиты. Тип защиты «вытеснение» имеет вЬиболее высокую корреляцию с деструктивным нарциссизмом и деструктивным отграничением вовне В этом находит свое отражение нарушенное соотнесение с реальностью и отгораживание от окружающего мира. С типом защиты «регрессия» одинаково высоко коррелируют шкалы дефицитарной агрессии, дефицитарного отграничения вовне и деструктивного нарциссизма Деструктивный нарциссизм усиливает отгораживание от реальности, в то время как дефицитар-ная агрессия и дефицитарное отграничение вовнутрь обусловливают появление тревоги и чувства вины в результате недостаточной защиты от запретных побуждений Дефицитарное отграничение вовне имеет самую высокую положительную корреляцию с типом защиты «компенсация» Этот тип операционализирован авторами теста индекса стиля жизни как бессознательное изменение установок и поведения по образцу другого, более сильного человека. Сходным образом в тесте структуры Эго операционализировано дефицитарное отграничение вовне Тип защиты «проекция» имеет умеренно выраженную корреляцию с дефицитарным отграничением вовнутрь и деструктивным нарциссизмом Механизм защиты «перемещение» образует выраженную корреляцию со шкалой деструкивной агрессии Это сходство содержательно подкрепляется тем, что заданными атрибутами этого типа защиты являются негативные эмоции раздражения и гнева Механизмы защиты «интеллектуализация», а также (на более низком уровне) «формирование реакций» имеют ожидаемую связь со шкалой деструктивного нарциссизма

В целом ни одна из шкал, составляющих тест структуры Эго, не может быть однозначно и исключительно приравнена к какому-либо защитному механизму Это понятно, поскольку задачей теста является оценка структуры Эго, а не идентификация используемых типов защиты Вместе с тем, полученные данные позволяют говорить о том, что тип структуры Эго играет определенную роль при выборе механизмов психологической защиты Это подтверждается общим количеством и высоким уров-

нем корреляций ряда шкал теста структуры Эго с вариантами защиты.

Шкалы конструктивной направленности отрицательно или незначимо коррелируют с типами дезадаптивной психологической защиты Исключение составляет шка-та конструктивного нарциссизма, положительно связанная с защитным механизмом «отрицание» Это позволяет предположить, что способность к отрицанию или игнорированию неприятных событий может носить и вполне здоровый характер

Как и следовало ожидать, шкалы теста структуры Эго, имеющие конструктивную направленность, имеют отрицательные корреляции со шкалами ММР1, в то время как деструктивные и дефицитарные параметры, отражающие патологические признаки, имеют положительные корреляции Есть и отдельные корреляции, также подтверждающие внешнюю валидность теста структуры Эго. Так, шкала конструктивной агрессии имеет на высоком уровне негативную корреляцию с депрессивной симптоматикой и тенденцией к аутизации. Шкала деструктивной агрессии имеет в особенности высокий уровень корреляции со шкалами паранойи и психастении опросника ММР1.

Корреляции между шкалами теста структуры Эго и опросником БСЬ-ЯО-К свидетельствуют о том, что между Эго-функциями, с одной стороны, и какой-то специфической сим1тгоматикой — с другой, не существует однозначной связи. Как правило, формируются кластеры, в которых с какой-то специфической симптоматикой оказываются взаимосвязанными несколько Эго-функций. В особенности это очевидно для субшкал 8СЬ-90-Л «навязчивости», «социальная неуверенность», «депрессия» и «уровень психотизма». Шкала дефицитарного отграничения вовнутрь обнаруживает наиболее широкие взаимосвязи с патологическими проявлениями. Они в особенности выражены для субшкал «уровень психотизма», «навязчивости» и «депрессия». Деструктивное отграничение вовнутрь, напротив, представляет собой относительный барьер для менее тяжелых проявлений психической патологии, умеренно положительно коррелируя лишь с фактором общего психотизма.

Если обратить внимание на наиболее выраженные корреляции, то видна связь

обсессивного синдрома с функциями деструктивной тревоги и дефицитарного отграничения вовнутрь. Обсессивные проявления имеют защитную цель снижения интенсивности деструктивной тревоги, заместительно представляя отсутствующую границу Эго. Сходным образом выглядит положительная корреляция субшкал «социальной неуверенности» й «депрессии» с функциями патологического нарциссизма, дефици-тарной и деструктивной агрессии, деструктивной тревоги и патологического отграничения вовне.

Из шкал тревоги теста структуры Эго с субшкалой тревоги теста БСЬ-ЗД-Н. коррелирует лишь шкала деструктивной тревоги. Это понятно — ведь конструктивная тревога не достигает патологического уровня, а дефицитарная не осознается. Аналогичную картину можно видеть по шкалам агрессии. Из шкал агрессии теста структуры Эго с субшкалой агрессии теста БСЬ-90-Я коррелирует лишь шкала деструктивной агрессии — поскольку конструктивная агрессия не обнаруживает патологического выражения, а дефицитарная не проявляется в поведении. Высокий уровень корреляции деструктивного нарциссизма с субшкалой паранойи БСЬ-90-Я отражает личностную проблематику индивидуума, который не чувствует понимания со стороны окружающих.

При анализе корреляций теста структуры Эго с тестом 8СЬ-90-Я следует учитывать, что метод 1БТА практически не содержит пункты, прямо ориентированные на выявление психопатологической симптоматики.

Между шкалами теста структуры Эго, с одной стороны, и основными параметрами теста Векслера — оценкой уровней вербального, невербального интеллекта и общим коэффициентом 10, с другой, не обнаружено статистически достоверных корреляций. Это свидетельствует об относительной независимости функций Эго от уровня интеллекта больного.

В целом полученные данные подтверждают внешнюю валидность ВТА.

Для решения вопроса о дифференциальной валидности теста структуры Эго при различении групп здорового населения по демографическим факторам нами были

выбраны приравненные по остальным демографическим признакам пары групп здоровых испытуемых, отличающиеся между собой по следующим признакам:

1. Пол (мужской женский, соответственно 474 и 527 испытуемых).

2. Возраст (до и свыше 50 лет, соответственно 600 и 401 испытуемых).

3. Постоянные супружеские (партнерские) отношения — отсутствие таковых (соответственно 620 и 381 испытуемый).

4. Низкое (т.е. среднее и незаконченное среднее) образование — высокое (т е среднее специальное, незаконченное высшее и высшее) образование, соответственно, 394 и 542 испытуемых.

5. Занятость на производстве — статус безработного (соответственно, 510 и 70 испытуемых)

6. Низкая материальная обеспеченность (месячный доход на семью ниже $1000) удовлетворительная материальная обеспеченность (месячный доход на семью свыше $3000), соответственно, 121 и 143 испытуемых.

7. Проживание до 1989 г. в ФРГ — проживание до 1989 г в ГДР (соответственно, 810 и 191 испытуемых

Данные о различиях по полу в целом согласуются с общепринятыми представлениями о полоролевом функционировании человека Мужчины более «агрессивны» как в конструктивном, так и в деструктивном аспектах, у них выше конструктивное отграничение вовне, т е. они более способны к отстаиванию собственных интересов У женщин более высокий уровень деструктивной тревоги и более дефицитарное отграничение вовнутрь, т.е. у них более открыт доступ к бессознательной сфере и эмоциям.

С возрастом конструктивные возможности личностного функционирования существенно снижаются, подтверждая представление о дефицитарной модели старения Снижение конструктивной агрессии как открытости новому опыту, конструктивного страха как разумной готовности к риску отражают свойственную старшей возрастной группе проблематику собственной ценности.

Испытуемые, состоящие в постоянных партнерских отношениях, оказываются более здоровыми по сравнению с теми, кто не имеет постоянного партнера У них выше уровень благоприятной конструктивной агрессии и ниже уровень неблагоприятной деструктивной. Аналогичные тенденции прослеживаются также в Эго-функциях тревоги и нарциссизма, где достоверные различия распространяются и на неблагоприятный деструктивный параметр Эго-функции Специальное исследование могло бы выявить, является ли это причиной или следствием той или иной партнерской ситуации Одинокие лица имеют более слабую Эго-функцию конструктивного отграничения как вовне, так и вовнутрь Это означает, что они в отношениях с другими людьми быстро оказываются на «вторых ролях», не умея адекватно представлять и отстаивать свои интересы и потребности по отношению к партнеру.

Лица с более высоким уровнем образования выглядят более психически стабильными У них более высокий уровень конструктивного параметра практически всех Эго-функций и ниже представленность деструктивной агрессии и деструктивно-| о отграничения вовне, что означает большую, чем у лиц с низким уровнем образования, удовлетворенность жизнью и открытость для общения Отсутствие значимых различий по шкалам отграничения вовнутрь позволяет предположить, что, вопреки распространенным обыденным представлениям, более высокий уровень образования не обязательно предполагает лучшую способность к преодолению инграпсихических конфликтов.

При исследовании подгрупп с разным производственным статусом выявилось, что безработных отличает менее благоприятная картина структуры личности по сравнению с занятыми на производстве. Однако, она не является однозначной для всех шкал Конструктивный параметр у безработных достоверно ниже лишь по Эго-функциям агрессии (более низкие деловые качества) и нарциссизма (меньшая удовлетворенность собой). Исходя из бытовых представлений, у безработных можно было бы ожидать более высокий уровень деструктивной агрессии и деструктивного нарциссизма, но достоверных различий по этим параметрам не обнаружено. Это позво-

ляет предположить, что субъективный дистресс у безработных вызывается не столько бедственным материальным положением, смягчаемым социальной поддержкой государства, сколько неудовлетворенностью в связи с неполной реализацией своего личностного потенциала. Статус безработного оставляет сохранным конструктивный аспект Эго-функции отграничения вовне и вовнутрь (общение с окружающими и взаимодействие с внутренним миром), усиливая неблагоприятные деструктивный и дефи-цитарный ее компоненты Сочетание повышенного уровня дефицитарной агрессии, дефицитарного нарциссизма и всех неблагоприятных параметров Эго-функции отграничения соответствует предрасположенности к депрессивным реакциям как психическим последствиям статуса безработного.

Как можно было ожидать, структура Эго-функций у лиц с низкой материальной обеспеченностью весьма близка к таковой при статусе безработного, что предопределяет аналогичную разницу по сравнению с группой обеспеченных. Это связано как с тем, что среди малообеспеченных оказалось много безработных, так и с тем, что структура Эго в большей степени зависит не столько от абсолютной величины дохода, сколько от субъективной неудовлетворенности нереализованностью собственного личностного потенциала.

Воссоединение двух немецких государств с разным политическим устройством, происшедшее в 1989 г, предоставило уникальную возможность провести экспериментальное изучение влияния политического строя страны проживания на формирование структуры личности Исследование было проведено спустя пять лет после воссоединения и не ставило целью подтверждение или опровержение априорных гипотез, поскольку у нас не было каких-то предположений о том, как должна выглядеть Эго-структура в зависимости от того, сформировалась ли личность при капиталистическом или же социалистическом строе

Жители ФРГ и ГДР не различаются между собой в конструктивных аспектах таких Эго-функций, как агрессия, тревога и нарциссизм Это значит, что у них сходные деловые качества и желание работать, готовность идти на оправданный риск,

адекватно положительная оценка себя. Однако, деструктивные и дефицитарные аспекты этих функций выглядят у бывших граждан ГДР более неблагоприятно. Им труднее регулировать свою агрессию, облекать ее в адекватные формы и сбрасывать в социально приемлемом направлении У них, по сравнению с гражданами ФРГ, завышен уровень интрапсихической и социально опосредованной тревоги, которую им труднее адекватно распознавать и регулировать Им также труднее переносить критику, признавать свои недостатки, они в большей степени зависят от принятия себя окружающими Они в меньшей степени самостоятельны и способны распознавать, принимать всерьез и реализовывать свои интересы и потребности

Что касается Эго-функций отграничения, то у жителей ГДР как внешние, так и внутренние конструктивные аспекты выглядят менее благоприятно, чем у жителей ФРГ. Это означает, что им труднее регулировать гибкую границу между социумом и внутренним миром, поддерживая оптимальные условия как для контакта с окружающими, так и для личностного развития. Они не менее общительны, чем граждане ФРГ (отсутствие достоверных различий по шкале деструктивного отграничения вовне), но им труднее находить доступ к миру своих чувств, правильно идентифицировать мотивы своего поведения (более высокие показатели по шкале деструктивного отграничения вовнутрь) Они не в большей степени находятся во власти своих бессознательных чувств и мотивов (отсутствие достоверных различий по шкале дефицитарного отграничения вовнутрь), но им труднее отстаивать перед окружающими свои взгляды и решения (более высокие показатели по шкале дефицитарного отграничения вовне).

В целом можно сказать, что испытуемые, выросшие в ГДР, менее активны и предприимчивы, более тревожны, у них больше выражена проблематика собственной ценности. Возможно, это связано со специфическими особенностями социализации в ГДР, где исторически не поощрялась личная инициатива, ценность собственной индивидуальности, собственное мнение, отличное от идеологически предписываемого. Следует, однако, отметить, что неблагоприятные показатели по деструктивным и де-фицитарным параметрам Эго-функций тревоги и нарциссизма вполне могут быть свя-

заны с психотравмирующими аспектами переходного периода между двумя разными политическими формациями (сокращение рабочих мест, более высокий, чем в ФРГ уровень безработицы, более низкий уровень доходов, обесценивание прошлого существования).

Следует также подчеркнуть, что обнаруженные различия между подгруппами ни в коем случае не достигают уровня клинической выраженности, оставаясь в рамках «здоровой вариацию) и характеризуя скорее стиль жизни, темперамент или незначительное ухудшение самочувствия Это становится еще более очевидным, если учесть, что подгруппа ГДР демонстрирует достаточно высокий конструктивный потенциал Эго-функций агрессии, тревоги и нарциссизма Однако, конструктивные возможности человека в данном случае сдерживаются деструктивными и дефицитарны-ми компонентами соответствующих Эго-функций Недостаточная стимуляция индивидуальности, личной инициативы блокирует раскрытие других потенциалов. Ключевым и поворотным моментом здесь должна бьггь коррекция Эго-функций отграничения

При сравнении здоровых испытуемых с первой клинической когортой получены данные, подтверждающие принципиальную способность шкал структуры Эго дифференцировать группы здоровых испытуемых и клинические группы с широким спектром нозологической представленности Различия в целом соответствуют изначальным ожиданиям как правило, здоровые испытуемые имеют более высокие показатели в конструктивных компонентах Эго-функций, а стационарные пациенты — более высокие в деструктивных и дефицитарных.

Исключение здесь составляет лишь параметр деструктивной агрессии. У больных он ниже, чем у здоровых Это означает, что психически больные менее деструктивно агрессивны и готовы к насилию по сравнению со здоровым населением. Исключение здесь может составлять лишь относительно узкая группа больных с диссо-циальным и импульсивным типами расстройства личности (Р60 2 и Р60 30) Большинство же больных, по крайней мере в исследованной когорте, являются скорее

психически заторможенными. В пользу этого говорит и то, что наибольшие различия обнаружены в дефицитарных компонентах Эго-функций, которые представляют наиболее задержанные в развитии личностные структуры Формирование деструктивных компонентов предполагает определенное структурирование функций, поскольку в случае деструктивной агрессии речь идет о дезадаптивной, но все же в известной мере целенаправленной активности Утрата контроля и выброс импульсивно агрессивного поведения зависит от того, в какой мере деструктивная агрессия будет связана не с конструктивной, а с дефицитарной агрессией, а также с деструктивным и дефи-цитарным компонентами тревоги и отграничения вовне

Этому соответствуют и обсуждавшиеся выше находки, полученные при изучении интеркорреляции шкальных параметров раздельно в группах здоровых испытуемых и стационарных больных У здоровых деструктивная агрессия имеет положительную взаимосвязь с конструктивными компонентами Эго-функций. Это означает, что она имеет больше шансов бьпь реализованной в социально приемлемых формах поведения, или бьггь даже в какой-то мере необходимой для адаптивного поведения У больных же деструктивная агрессия не имеет положительной взаимосвязи ни с конструктивной агрессией, ни с конструктивными компонентами тревоги и отграничения вовне и вовнутрь Хотя деструктивная агрессия у больных и имеет количественно менее высокий уровень по сравнению со здоровыми, она имеет больше шансов проявиться в социально неприемлемых формах поведения.

Тест структуры Это не является психодиагностическим инструментом в строгом смысле слова, он ориентирован прежде всего на исследование центральных Эго-функций с целью дифференцированно определить уровень развития и неиспользованные потенциалы личности. Однако мы получили данные, в принципе подтверждающие дифференциально-диагностическую валидность теста. Сравнивались между собой нозологические группы шизофрении, аффективных и личностных расстройств (соответственно, 29, 34 и 61 пациент). Достоверные различия между нозологическими типами получены не по всем шкалам, но для всех используемых в методике цен-

тральных Эго-функций. Это свидетельствует как в пользу того, что все выделенные Эго-функции играют существенную роль в морбидных процессах, так и в пользу достаточной информативности данных, получаемых с помощью теста структуры Это

Исследование дифференциальной валидности включало также способность теста улавливать терапевтическую динамику структуры Это. Пригодность теста структуры Эго дня оценки терапевтической динамики исследовалась на той же группе стационарных больных (N=134), проходивших психотерапию в Клинике Ментер-швайге Из них 42 пациента прервали лечение или отказались участвовать в повторном »следовании У 48 больных длительность терапии была недостаточно продолжительна для получения полноценных результатов Полное исследование (при поступлении и при выписке) прошли 44 больных с достаточно продолжительным сроком терапии (в среднем 5,4 месяца) Полученные данные подтверждают способность теста фиксировать динамику Эго-функций в ходе терапии Изменения средних показателей в целом происходят в ожидаемом направлении, т е повышается выраженность конструктивных компонентов всех функций, снижается уровень деструктивных и де-фицитарных

Тест структуры Эго проходил также при консультативном участии автора транскультуральную валидизацито в России (в Санкт-Петербургском научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В М Бехтерева, Санкт-Петербургском государственном медицинском университете им. акад И П Павлова) и Университете г Печ (Венгрия) Исследования подтвердили внутреннюю валид-ность, надежность русской и венгерской версий теста и их значительный клинический потенциал, позволяющий рассматривать шкальные показатели как достаточно чувствительный индикатор психического здоровья При общих сходных для обеих популяций тенденциях преобладания конструктивных параметров над деструктивными и дефицитарными обнаружены достоверные различия между немецкой и русской группами по параметрам конструктивной агрессии, деструктивной тревоги и обоих параметров отграничения Все различия — в пользу немецкой нормативной группы. Спе-

циальный анализ позволил установить, что эти различия не определяются принадлежностью испытуемых к какому-то полу или профессии Это делает излишним определение специальных нормативных величин раздельно по полу или по профессии

Трудно однозначно экстраполировать полученные различия в средних шкальных баллах между русской и немецкой популяцией на какие-то социокультуральные их характеристики, но можно предположить, что немецкой группе более свойственна издавна культивируемая в капиталистических условиях предприимчивость (преобладание конструктивной агрессии) Более выраженный характер озабоченности жизненными проблемами в русской популяции (преобладание деструктивной тревоги) возможно отражает фундаментальные и драматические социальные сдвиги, происходящие в русском обществе в постсоветском периоде Как для русских, так и для немцев не характерна общая неудовлетворенность собой (отсутствие разницы по параметрам нарциссизма), но более высокие показатели отграничения могут отражать разницу в социокультуральной идеологизации индивидуализма капиталистического и коллективизма — советского общества

Анализ русской версии теста показал, что она характеризуется высокой конструктивной валидностъю, достаточной стабильностью внутренней структуры и имеет значительный клинический потенциал, позволяющий рассматривать шкальные показатели как достаточно чувствительный индикатор психического здоровья Транскуль-туральные исследования с русской версией теста показали, что при общей тенденции к преобладанию деструктивных и дефяцитарных параметров над конструктивными, различным клиническим контингентам свойствен характерный профиль таких Эго-функций, как агрессия и тревога, отличный от такового в других нозологических группах. Клиническая апробация русской версии теста показала, что распределение тестовых оценок в клиническом контингенте отражает теоретически ожидавшиеся тенденции выражения Эго-функций при их патологических нарушениях, что подтверждает адекватность использования ВТА в клинической практике. В то же время

,ся с учетом

анализ конкретных результатов исследования

юлжен всегда

I . ¡£КА 200 ?<

имеющихся транскультуральных различий.

Что касается венгерской версии теста, то отсутствие достоверных различий в интеркорреляцин шкал немецкой и венгерской версий (подтверждение антагонизма между конструктивными компонентами, с одной стороны, и деструкгивно-дефицитарными, с другой) заставляет предположить, что выявленные различия между показателями немецкой и венгерской версий обусловлены не семантическими проблемами, возникшими в результате перевода, а транскультуральной спецификой венгерской версии теста Завышение дефицитарной тревоги в сочетании с низким уровнем ее конструктивного компонента в венгерском материале свидетельствует о дефиците эффективных механизмов обращения с тревогой в венгерской популяции Это отражает и повседневную практику венгерской психиатрии, где принято направлять больных на стационарное лечение при первых признаках появления психопатологической симптоматики Такая практика не содействует усилению Эго-функций при реакции на тревогу и выработке более эффективных стратегий проблемно-решающего поведения Быстрая защита пациента от действия внешних стрессоров путем госпитализации скорее способствует психологической регрессии пациента

Выявленные достоверные различия между национальными версиями по отдельным шкалам требуют их учета при использовании теста в транскультуральной контексте и представляют собой интересный материал для возможных социально-психологических интерпретаций

Исследование пригодности теста структуры Эго для решения научно-исследовательских задач. Набор тестов, уже использовавшийся при проверке внешней валидности КТА, был привлечен в исследовании по оценке эффективности стационарной психотерапии шизофрении, аффективных и личностных расстройств. При этом ставились задачи изучения как непосредственной, так и отдаленной эффективности, реализации динамики структуры Эго в социальной адаптации больных и различий в терапевтической динамике структуры Эго между отдельными нозологическими группами.

На этом этапе исследования использовалась вторая когорта больных Обследование проводилось при поступлении, при выписке и в катамнестическом периоде, длительность которого составила от 1 до 7 лет (в среднем 4,1 года) 1а период катам-неза 38 больных (15%) выбыли из исследуемой когорты в связи со смертью или сменой места жительства Данные по третьему замеру получены, таким образом, у 216 больных Из них 114 (53%) в катамнестическом периоде были однократно повторно госпитализированы, преимущественно в Клинику Ментершвайге, 43 (20%) были ре-госпитализированы дважды и лишь один больной — трижды Значимость различий оценивалась с помощью 1-теста

Результаты, полученные при исследовании групп больных шизофренией и аффективными расстройствами, свидетельствуют о том, что в ходе терапии в целом достоверно повышаются конструктивные и снижаются деструктивные и дефицитарные компоненты структуры Это Возрастание показателей конструктивной агрессии и конструктивного нарциссизма означает, среди прочего, большую обращенность к социальному миру в целом и большее доверие своим навыкам и способностям Снижение уровня деструктивного нарциссизма может рассматриваться как показатель того, что больные в меньшей степени пользуются инфантильными и неадекватными приемами получения положительной оценки себя окружающими Снижение дефицитар-ной тревоги — индикатора неосознаваемого страха — подтверждает глубинный характер проводимой психотерапии.

Достигнутые в ходе лечения положительные изменения сохраняются или даже прогрессируют в периоде между выпиской и катамнестическим исследованием Стабильными остаются 20 из общего числа 26 использованных нами шкальных параметров Данные остальных методик набора тестов параллельны тенденциям, объективируемым с помощью теста структуры Это. Данные самоотчета больных, полученных с помощью разработанного нами катамнестического интервью позволяют судить о восприятии ими выраженного успеха терапии 193 (80%) больных находят результаты лечения положительными, из них 83 (39%) — очень успешными, а 110 (51%) частич-

но успешными. Лишь 23 (11%) больных сообщили об отсутствии успеха лечения или даже ухудшении состояния Во всех этих случаях речь идет о пациентах, отказавшихся от продолжения лечения или переведенных в закрытые отделения городской боль* ницы Все они имели повторные госпитализации в анамнезе и представляли собой частично хронизированный контингент

Состояние в периоде катамнеза оценивается больными, довольными результатами лечения, еще более положительно, чем успех, достигнутый в ходе пребывания в клинике 43 (52%) из них оценивают его как очень хорошее и 30 (36%) — как хорошее В разной степени выраженности уменьшение симптоматики отмечают 85,2% больных, в то время как у 14,8% оно ухудшилось или осталось без изменений В группе из 45 больных с депрессивными синдромами при поступлении, сопровождавшимися диффузной тревогой, чувством безнадежности, одиночества и страха перед общением, доля случаев с улучшением состояния доходит до 98%. Среди симптоматических проявлений, наиболее часто подвергающихся терапевтической динамике, больные отмечают суицидные мысли, страх быть покинутым окружающими, нарушения концентрации внимания, обсессивно-фобические и паранойяльные симптомы У половины больных уменьшились или исчезли такие симптомы, как внутреннее напряжение, раздражительность, соматические корреляты тревоги, нарушения сна Исключение составляет страх перед соматическими заболеваниями, который у половины больных сохраняется или даже усиливается 89% больных не считают, что психопатологическая симптоматика как-то мешает им в их повседневной жизни Морбид-ные аспекты не занимают, таким образом, прежнего доминирующего места в жизни больного, на их место выступают здоровые сферы деятельности, которые становятся важнее и обеспечивают психологическую поддержку.

Развитие личности — центральная цель лечения в динамической психиатрии и существенная предпосылка стабильного выздоровления — претерпевает в самоотчетах больных отчетливо положительную динамику. Его в разной степени выраженность отмечают 82,1% больных. Лишь 6,4% больных отмечают его снижение В по-

рядке снижения частоты приведения больные отмечают следующие улучшившиеся характеристики личностного роста: успешность решения проблем (90%), самостоятельность (87%), контроль эмоций (83%), общая удовлетворенность жизнью, оптимизм (81%), уверенность в себе, чувство собственной ценности, навыки конструктивного спора и отстаивания своей позиции (79%), общее удовлетворительное соматическое состояние (73%), способность видеть сны, фантазия, креативность (73%), способность преодолевать разочарование и фрустрацию (71%), способность обеспечить/принять поддержку окружающих (67%), адаптация в сексуальной сфере (50%) Следует отметить, что 40% больных не отмечают положительной динамики в сексуальной сфере, а у 37% сохраняются проблемы ревности к партнеру

Повышение способности к установлению контакта отмечают 82,1% больных Параллельно этому качество дружеских и партнерских отношений улучшилось в той или иной степени у 76,4% больных 85% больных считают, что эти отношения стали оказывать более ощутимую поддержку в жизни, чем до поступления. Больные отмечают перенос интенсивности отношений от родительской семьи к кругу друзей, коллег по работе и собственным детям' до поступления наиболее интенсивными отношения с родителями по сравнению с отношениями с другими лицами были у 78% больных и лишь у 33% — к моменту катамнестического исследования.

В более скромном объеме, но также улучшились жилищно-бытовые условия (64,2% больных) и трудовая адаптация (66,3%). В последней самым существенным больные находят способность сохранить свое рабочее место, а также повышать свою профессиональную подготовку. 47% больных считают профессию и обучение важной психологической поддержкой в своей жизни. За этим следуют религия (20%), домашние животные, общественная деятельность, охрана окружающей среды (18%). 72,6% больных отмечают повышение адаптации в сфере свободного времени, причем 30% из них отмечают большую, чем раньше удовлетворенность его проведением, а 20% — обращение к новым интересам в часы досуга.

Самоотчеты больных в катамнестическом интервью свидетельствуют о том,

что терапевтической динамике структуры личности сопутствует объективное повышение уровня социального приспособления При этом достоверность улучшения прослеживается в группе больных шизофренией на более низком уровне и выявляется в меньшем количестве использованных параметров Так, в отличие от больных аффективными расстройствами, больные шизофренией не демонстрируют достоверной положительной динамики по показателям конструктивной тревоги и дефицитарного нарциссизма Более низкий уровень конструктивной агрессии свидетельствует о том, что больные шизофренией менее активны в обращении к окружающему миру По сравнению с больными аффективными расстройствами они в некоторых жизненных сферах в большей степени сталкиваются с проблемами (в особенности партнерские и супружеские отношения, сексуальность и ревность) Здесь могут играть роль такие факторы, как разница в мотивации к терапии в зависимости от длительности заболевания и интенсивности поддерживающей терапии после выписки Поддерживающей "фармако- и психотерапии принадлежит решающая роль в сохранении успеха, достигнутого в клинике.

Тем не менее, имеющиеся между группами различия прослеживаются лишь в сравнительной динамике показателей отдельных шкал и не выявляются при сравнении общего суммарного показателя терапевтических изменений, достигнутых в обеих диагностических группах Вопрос о возможных различиях в эффективности психотерапии между двумя диагностическими группами решался с использованием вариационного анализа имеющихся данных Ни по одному из использовавшихся в исследовании 26 тестовых параметров не получено достоверных различий абсолютных величин достигаемого успеха между диагностическими группами.

Обе диагностические группы не отличаются между собой в динамике к периоду катамнеза по таким параметрам катамнестического интервью как развитие личности, способность к контакту, трудовая адаптация и жилшцно-бытовые условия — здесь везде прослеживаются положительные тенденции приспособления Больные аффективными расстройствами имеют в сравнении с больными шизофренией досто-

верно более высокий уровень по параметрам симптоматики, наличия друзей и партнеров и сферы свободного времени, однако эти различия нивелируюгея тем обстоя-тельс гвом, что аффективные больные имели изначально более высокие показатели по этим параметрам Это означает, что психотерапия в принципе эффективна как в лечении шизофрении, так и в лечении аффективных расстройств

Полученные данные подтверждают, что стационарная психотерапия больных с расстройствами личности (третья когорта), так же как и в случае диагностических категорий шизофрении и аффективных расстройств, оказывает достоверно положительный эффект, сохраняющий свою стабильность на протяжении долгосрочного катам-нестического периода Достоверно положительная динамика за период лечения зарегистрирована по 19 из 26 параметрам использованного набора гестов, причем по четырем из них в катамнестическом периоде отмечается достоверно положительное улучшение в сравнении с уровнем при выписке Здесь также большинство больных указывает на то, что успех, достигнутый за время лечения, реализуется в их повседневной жизни, включая производственную и учебную ситуации По данным структурированного катамнестического интервью 43,5% пациентов считают, что лечение было очень успешным, 55,3% — успешным Отсутствие успеха лечения отмечают лишь 1,2% больных От 71,8% до 91,7% больных отмечают в разной степени выраженное улучшение по всем параметрам структурированного катамнестического интервью (симптоматика, развитие личности, способность к установлению контактов, наличие друзей и партнеров, трудовая адаптация, сфера свободного времени и жи-люцно-бытовые условия).

1. Выделение в теории личности динамической психиатрии отдельных Эго-функций с их конструктивными, деструктивными и дефицитарными параметрами открывает возможность их экспериментально-психологического измерения с помощью разработанного теста структуры Эго

2. Проверка надежности ВТА подтвердила достаточно высокую избирательность пунктов теста, способность идентифицировать искомый признак и, тем самым внутреннюю консистентность. Эти качества более четко проявляются при исследовании клинического контингента, но надежность метода достаточно высока и для решения вопросов общей личностной диагностики у психически здоровых людей. Надежность тест-ретеста показывает, что оценки параметров остаются стабильными во времени. Это подтверждает, что оцениваемые параметры являются структурными признаками

3. Данные интеркорреляции шкальных параметров подтверждают теоретически ожидавшиеся тенденции взаимосвязи отдельных шкал, а также их относительную независимость друг от друга

4 Факторный анализ результатов теста показал наличие фактора, который можно обозначить как «меру психического здоровья» и двух других факторов, отражающих патологию в ее статической и динамической формах Это подтверждает теоретически постулируемую структуру личности в ее дифференциации конструктивных параметров от деструктивных и дефицитарных.

5 При исследовании внешней валидности 18ТА демонстрирует корреляции с Гиссенским личностным опросником, ММР1 и БСЬ-90-Я в ожидаемом направлении. Сравнение с результатами индекса стиля жизни показало, что ни одна из шкал 1БТА не может быть приравнена к какому-либо механизму психологической защиты, однако тип структуры Эго играет определенную роль при его выборе. Это подтверждается корреляцией деструктивно-дефицитарных шкал с дезадаптивными типами защиты. Не выявлено однозначных связей отдельных Эго-функций с какой-либо специфической симптоматикой, в формировании которой задействованы типичные для нее кластеры из нескольких взаимосвязанных функций

6 Чувствительность ГБТА позволяет установить некоторые гендерно-специфические различия у здоровых испытуемых, абсолютная величина которых не требует установления раздельных нормативов шкальных данных для мужчин и жен-

щин Различия, обнаруженные между младшей и старшей возрастной группой, оказались достаточно высокими, что потребовало установить здесь раздельные нормативы Тест оказался достаточно чувствительным в выявлении достоверных различий между отдельными группами здоровых испытуемых Более высокие показатели имеют лица, состоящие в партнерских отношениях, имеющие более высокое образование, более высокий производственный статус и материальную обеспеченность Обнаружены также различия в показателях Эго-функций между группами, проживавшими и не проживавшими в бывшей ГДР, отражающие драматические социально-психологические процессы, связанные с объединением Германии Полученные данные подтверждают валидность теста и практическую значимость его применения в целях психопрофилактики.

7 Дополнительным подтверждением внешней валидности 1БТА является его транскультуральная валидизация, проведенная в России и Венгрии Результаты транскультуральных исследований подтверждают общую конструктивную конси-стентность теста и выявляют различия, специфичные для данного социокультураль-ного контекста

8 Исследование дифференциальной валидности 1БТА подтвердило достоверную возможность различать клинический контингент больных от здоровых испытуемых, а также получать данные, способствующие дифференциальной диагностике отдельных клинических типов (на примере групп больных шизофренией, аффективными и личностными расстройствами). Тест оказался достаточно чувствительным в объективации терапевтической динамики Эго-функций, что делает возможным его использование для оценки эффективности проводимой психотерапии. При этом 1БТА улавливает нозотипическое своеобразие терапевтической динамики в отдельных клинических группах. Результаты, полученные с помощью 1БТА при исследовании динамики терапевтического процесса, принципиально совпадают с данными других параллельно использовавшихся методик, что является подтверждением внешней валидности теста структуры Это.

9. Исследование эффективности психотерапии подтвердило выдвинутую гипотезу о том, что достигаемые в ходе лечения положительные изменения оказываются устойчивыми, сохраняя свою стабильность или даже прогрессируя в катамнестиче-скОМ периоде Успех, достигнутый за время лечения, объективно реализуется в повседневной жизни больных, включая производственную и учебную ситуации. Психотерапия оказывается одинаково эффективной как в группе больных шизофренией, так и в группе аффективных расстройств. Подтвержден постулат динамической психиатрии о том, что центральной целью психотерапии психозов является не редукция симптоматики, а восстановление способности личности к социальному функционированию и развитию.

10 Результаты использования теста структуры Эго объективно подтверждают состоятельность теоретически сформулированной в динамической психиатрии модели личности и открывают возможности для ее дальнейшей более углубленной концептуализации

Список публикаций по теме диссертации

1 Die Persönlichkeitstheorie nach Ammon als Grundlage psychometrischer Untersuchungen — Dyn Psychiat, 1981, 14, S. 16-37 (et W Vogelbusch)

2 Ergebnisse dynamisch-psychiatrischer Forschung. — In G Ammon (Hrsg ) Handbuch der dynamischen Psychiatrie, Bd 2 — München Reinhardt, 1982, S. 573-671 (et С Bott, G Finke)

3 Der Ich-Struktur-Test des Narzißmus — Dyn. Psychiat., 1983, S 16, S. 221-253 (et G.Finke, H.Wagner).

4 Einige Ergebnissse dynamisch-psychiatrischer Effizienzforschung — Dyn Psychiat, 1984, 17, S 468-500 (et H. Wagner)

5 Neue Ansätze zu einem Verständnis von Schlafprofilen unter ontogenetisehen Aspekten — Dyn Psychiat., 1985, 3/4, S 125-136 (et G Ammon).

6 Das Erleben von Zeit — einige Ergebnisse aus Pilotstudien über Qualitäten des Zeiterlebens beim autokinetischen Lichttest und in anderen gruppendynamischen Feldsituationen. — Dyn Psychiat., 1986, 2/3, S 44-51 (et G.Seidler).

7 Die Organisation der Ruhe- und Aktivitätsprozesse und deren Integration als Indikator für die Entwicklung des Menschen im therapeutischen Prozeß. — Dyn. Psychiat, 1987, 1/2, S 36-48 (et G Ammon, U Koppen, M.Hoffsten).

8. Autokinese und Hemisphärizität — eine Pilot-Studie mit Patienten der dynamischpsychiatrischen Klinik Menterschwaige — Dyn Psychiat, 1988, 1/2, S 12-16 (et G Ammon, V Peschke)

9 Klinisch-psychologische Effizienzuntersuchungen bei der Stationaren Behandlung von Borderline-Patienten in der Dynamisch-Psychiatrischen Klinik Menterschwaige. — Dyn Psychiat, 1989, 22, S. 343-366 (et C Emmert, E.Fabian, G. Wolfrum)

10 Die Effizienz stationären Psychosentherapie in der Klinik Menterschwaige - Klinischpsychologische Untersuchungen — Dyn. Psychiat, 1990, 23, S 247-301 (et R.Apfeltaler, E.Fabian, U Schanne, G Wolfrum).

11. Schlafuntersuchungen bei Patienten mit anorexia nervosa im Vergleich zu Patienten anderer humanstrukturellen Diagnosegruppen — Dyn. Psychiat., 1991, 1/2, S. 13 - 21 (et U Köppen, A. Thome).

12 Zur Stabilität des autokinetischen Lichttests. — Dyn. Psychiat., 1991, 5/6, S. 86 - 94 (et R.Bez, M Dworschak, H Oetzmann).

13 Stationäre Psychotherapie der Psychosen. Eine testpsychologische katamnestische Untersuchung. — Dyn. Psychiat. 1992, 25, S. 214-276 (et R_Apfeltaler, E.Fabian, U.Schanne, G.Wolfrum).

14. Inpatient psychotherapy of psychoses: a pre/post and follow-up psychological outcome study. — Dyn. Psychiat., 1993, 26, p.316-325 (et R.Apfeltaler, E.Fabian, U.Schanne, G.Wolfrum).

15. The group-dynamic principle in diagnosis and research of dynamic psychiatry. — Dyn. Psychiat., 1994, 27, p. 1-7.

16. Grundzüge dynamisch-psychiatrischer Diagnostik. — Dyn. Psychiat, 1994, 3/4, S. 140151 (et M.Dworschak, M.Schmolke).

17 Inpatient psychotherapy of borderline patients: a pre/post and follow-up study. — Dyn Psychiat., 1994, 5/6, S. 232-241 (et R-Apfeltaler, G.Sandermami).

18 Measuring narcissism and boundaries of borderline patients — Dyn. Psychiat., 1994, 12, p 16-28 (et G.Finke, G.Sandermann)

19 Psychoanalytische Ausbildung in der dynamischen Psychiatrie — Dyn. Psychiat, 1996, 3-4, S 60-73.

20. Grundzüge dynamisch-psychiatrischer Diagnostik. — Культурные и этические проблемы психического здоровья — Москва-Ижевск, 1997, с 86-90.

21 Этнокультуральные особенности больных пограничными психическими расстройствами в русской и немецкой популяциях — Там же, с 259-262

22 Das Humanstrukturmodell — Dyn Psychiat., 1997, 1-4, S. 32-44.

23 Günter Amnion's conception of the borderline syndrome — Dyn Psychiat, 1997,5-6, S 144-153.

24 Das Menschenbild der dynamischen Psychiatrie als ethisches Prinzip der humanstnikturologischen Wissenschaft und Forschung — Dyn Psychiat, 1998, 3-4, S 98-111

25 G Ammon's borderline concept and rehabilitation of patients with personality disorders — В кн . Психосоциальная реабилшация и качество жизни — СПб, 200], с 73-79

26 Очерки динамической психиатрии Транскультуральное исследование СПб, 2003 (с соавт.).

Подписано в печать 21.10.2003. Формат 60x84/16. Отпечатано с готового оригинал-макета в типографии "Принт-Сервис" Печать ризографическая. Заказ № 10/54. Пл. 1.25. Уч.-изд. 1.2. Тираж 100 экз.

Типография "Принт-Сервис", 192019,Санкт-Петербург, наб. Обводного кан., Д. 14 теп. 265-40-80

РНБ Русский фонд

2005-4 13282

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Бурбиль, Ильзе, 2003 год

Введение.

Глава 1. Литературный обзор.

1.1. Теории личности в связи с задачами психометрии.

1.2. Теория личности по Г. Аммону как основа психометрических исследований.

1.3. Экспериментальные подходы к измерению Эго-функций.

1.3.1. Обзор наиболее распространенных шкал для измерения агрессии.

1.3.2. Обзор наиболее распространенных шкал для измерения тревоги.

1.3.3. Эго-функция отграничения.

1.3.4. Эго-функция нарциссизма.

1.4. Нозоспецифические особенности структуры Эго.

1.5. Экспериментально-психологическое изучение эффективности психотерапии.

Глава 2. Материал и методы исследования.

Глава 3. Конструкция теста структуры Эго.

3.1. Шкалы теста структуры Эго.

3.1.1. Эго-функция агрессии.

3.1.2. Эго-функция тревоги.

3.1.3. Эго-функция отграничения.

3.1.3.1. Эго-функция отграничения вовне.

3.1.3.2. Эго-функция отграничения вовнутрь.

3.1.4. Эго-функция нарциссизма.

Глава 4. Терапия и психологическая диагностика в клинике динамической психиатрии.

Глава 5. Разработка теста структуры Эго и изучение его качественных характеристик.

5.1. Разработка теста структуры Эго.

5.2. Нормирование теста структуры Эго.

5.3. Надежность теста структуры Эго.

5.4. Интеркорреляции шкал.

5.5. Валидность теста структуры Эго.

5.5.1. Конструктная валидность.

5.5.2. Факторная валидность.

5.5.3. Внешняя валидность.

5.5.4. Дифференциальная валидность теста структуры Эго.

5.5.4.1. Способность теста различать социально-демографические параметры здоровых испытуемых.

5.5.4.2. Способность теста различть клинические группы и здоровых испытуемых.

5.5.4.3. Способность теста различать разные диагностические категории.

5.5.4.4. Способность теста различать разные состояния больных в ходе терапевтической динамики.

5.5.4.5. Транскультуральная валидность теста структуры Эго.

Глава 6. Использование теста структуры Эго для решения научноисследовательских задач.

6.1. Изучение эффективности психотерапии больных шизофренией и аффективными расстройствами.

6.2. Изучение эффективности стационарной психотерапии больных с расстройствами личности.

Глава 7. Обсуждение результатов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Модель операционализации структуры личности в динамической психиатрии"

Актуальность исследования. В современной экспериментальной психологии вообще и в ее соприкосновении с психоанализом в особенности в последние десятилетия остро стоит вопрос об измеримости психических процессов.

В рамках направления многофакторных методов (Guilford J. P., 1964) способности индивидуума чисто статистически приводятся во взаимосвязь друг с другом и в факторно-аналитических моделях личности устанавливаются так называемые независимые личностные черты. Эти независимые факторы представляют собой чисто математически выведенные гипотетические конструкции. Такой подход представляет собой теорию личности без личности, отражая механистический способ рассмотрения человека. Существенные успехи достигнуты в квантификации отдельных психологических параметров (память, интеллект и т.д.). Однако эти параметры остаются искусственно изолированными от целостной личности и их психометрическое выражение неизбежно редуцирует ее богатейшее многообразие, оставляя нераскрытыми такие важные зоны как сфера бессознательного, конфликтная проблематика в отношениях человека с собой и окружающими. Представляемые таким образом отдельные качества личности остаются описательными или математико-статистическими конструкциями, которые не могут претендовать на целостную модель личности. От этих недостатков не свободны и такие наиболее распространенные модели личности, как бихевиористская и традиционная психоаналитическая.

В рамках бихевиористской факторно-аналитической типологии личности (Eysenck Н. J., 1968) также используется математический подход к пониманию личности. Здесь как главные оси измерений выделяются экстраверсия-интроверсия и нестабильность-стабильность (невротизм). Эти оси заложены генетически и предопределяют поведение человека согласно бихевиористской формуле субъект-объект-реакция. Теория H. J. Eysenck преимущественно биологически ориентирована и редуцирует личность до ригидной инвариантной системы типов, различающихся наследственными факторами под действием механизмов кондиционирования.

В теории личности S. Freud (1941) впервые обращается внимание на роль бессознательных структур. Однако он ограничил круг своих интересов ее внутренней структурой и динамикой. В его структурной модели личности внешней реальности и, тем самым, межличностным отношениям и групповой динамике отводится лишь роль пускового фактора интрапсихических процессов. Кроме того, функции Эго у S. Freud не систематизированы, недоступны ни точному определению, ни операционализации и поэтому не могут быть квантифицированы (Rapaport D., 1973). Интрапсихический редукционизм в понимании личности остается непреодоленным и в более поздних работах таких видных представителей Эго-психологии, как H. Hartmann (1972), несмотря на формулирование концепции об автономных, свободных от конфликта сферах Эго. Структурные изменения личности в модели ортодоксального психоанализа выводимы лишь на дескриптивном уровне и доступны лишь качественной оценке.

К. Lewin (1951) первым обратил внимание на роль социальных аспектов в теории личности. Его работы показали, что группа имеет центральное значение для поведения индивидуума. Но его многочисленные эмпирические исследования затрагивают в основном динамическое силовое поле группы, поведение человека объясняется недифференцированной специфической динамикой группы, а межличностные взаимосвязи, структура, генез и динамика личности остаются вне поля его зрения. Результаты исследований имеют отношение лишь к групповой динамике и социальной психологии и не могут рассматриваться как психометрическое изучение личности в точном смысле слова.

Важную роль в теории психологии сыграла концепция отношений, разработанная русским ученым В. Н. Мясищевым (1960), учеником В. М. Бехтерева и А. Ф. Ла-зурского. В рамках этой модели личность предстает во всем богатстве своих интра-психических и межличностных отношений. Центральные положения концепции В. Н. Мясищева во многом способствовали дальнейшему развитию психотерапии в России, прежде всего благодаря работам школы Б. Д. Карвасарского (2000). Важное значение имела эта теория и в развитии практических подходов психосоциальной реабилитации (Кабанов М. М., 1985; Шкловский В. М., 1979, 1985). Однако непосредственного выхода на создание эмпирических методов квантификации важных личностных параметров она не получила. Кроме того, по независящим от В. Н. Мясищева причинам (давление политической цензуры в советский период), в ней недостаточно учтена сфера бессознательного.

Дальнейшим развитием теории психоанализа является концепция личности, разработанная в школе динамической психиатрии. Эта концепция является плодом коллективного творчества группы сотрудников и единомышленников под руководством в. Атшоп, основателя Немецкой академии психоанализа и почетного профессора Института им. В. М. Бехтерева. В этой модели функции личности разделяются на первичные и вторичные; дается описание не только статических характеристик центральных функций, но и развития структуры личности в контексте групповой динамики индивидуума. Понимание центральных функций здесь является более широким, учитываются не только манифестно морбидные, деструктивные параметры Эго-функций, но и здоровые, адаптивные или конструктивные, а также функции патологически не деформированные, но задержанные в своем развитии, т.е. дефицитарные. Это — принципиально важное отличие данной модели от ортодоксальной психоаналитической, поскольку в ней преодолеваются недостатки индивидуально-центрированного редукционистского видения человека.

Развивая эту концепцию, автор работала в тесном сотрудничестве с в. Аттоп с начала 70-х гг., принимая самое активное участие в работе исследовательского коллектива по созданию модели теории и практики динамической психиатрии. Последние 20 лет она является директором научно-исследовательского института Немецкой академии психоанализа в Мюнхене.

Структурная дифференциация Эго-функций в разработанной модели динамической психиатрии открывает возможность их количественной объективации и создает основу для разработки психометрического метода, ориентированного на квантифи-кацию центральных функций структуры Эго. Важность этого вопроса определяется также возможностями практического применения метода и в научных исследованиях.

Цель исследования. Целью исследования являлась разработка модели опера-ционализации структуры личности, основанной на теоретической концепции динамической психиатрии.

Задачи исследования. Достижение цели исследования предполагало решение следующих задач:

1. Подбор оптимального количества пунктов, адекватно содержательно отражающих структуру центральных Эго-функций агрессии, тревоги, отграничения и нарциссизма в их конструктивном, деструктивном и дефицитарном измерениях.

2. Нормирование теста структуры Эго в соответствии с принятыми в мировой экспериментальной психологии стандартами (проверка внутренней консистентности, надежности, чувствительности, внешней, дифференциальной и транскультуральной валидности).

3. Подтверждение пригодности теста структуры Эго для решения задач личностной диагностики здоровых испытуемых.

4. Подтверждение пригодности теста для решения задач клинической психодиагностики (различение здоровых и морбидных контингентов, выявление своеобразия различных нозологических форм).

5. Подтверждение пригодности теста структуры Эго для решения научно-исследовательских задач (на примере исследования эффективности стационарной психотерапии психозов и расстройств личности, построенной по принципам теории динамической психиатрии).

Научная новизна исследования. Сформулирована оригинальная модель лич: ности, в рамках которой рассматриваются как интрапсихические, так и социально-психологические аспекты функционирования человека в динамике его развития. В данной медико-психологической модели впервые целостному рассмотрению подвергаются не только аспекты личности, обусловленные болезнью или разного рода задержками развития, но и здоровые ресурсы приспособительного поведения. Впервые в теории психоанализа дано детальное описание структуры центральных Эго-функций, открывающее возможность их эмпирической объективации.

Создан оригинальный метод, делающий возможным экспериментально-психологическое изучение центральных Эго-функций в их конструктивном, деструктивном и дефицитарном измерении. Дополняя данные психоаналитического исследования, этот метод впервые в практике экспериментального изучения сферы бессознательного делает возможной объективную оценку неосознаваемых компонентов Эгофункций личности.

Впервые сравнительные данные о бессознательных аспектах личности получены с помощью теста структуры Эго при исследовании групп здорового населения и психически больных.

Впервые в практике исследований эффективности психотерапии проведено экспериментально-психологическое изучение неосознаваемых компонентов структуры Эго как существенного показателя терапевтической динамики.

Впервые в социальной психологии проведено экспериментальное изучение влияния политического строя страны проживания на формирование Эго-функций личности.

Теоретическое и практическое значение проведенного исследования. На основе целостной модели личности детализирована структура Эго-функций, что позволило создать инструмент для их квантификации. Данные, полученные с помощью теста структуры Эго представляют собой существенный шаг вперед в целостном изучении морбидных и здоровых аспектов личности и, в частности, бессознательных компонентов центральных ее функций.

Результаты, полученные с помощью теста структуры Эго, объективно подтвердили конструктивную валидность модели личности, разработанной в. Ашшоп и коллективом его сотрудников при участии автора. Это открывает возможность дальнейшего развития и дифференцировки данной концепции в предсказуемом и продуктивном направлении.

Подтверждена возможность практического использования метода при психопрофилактических скрининговых обследованиях групп здоровой популяции, в объективации эффективности психотерапии, а также в транскультуральных исследованиях.

Результаты, полученные при использовании метода в комплексе с другими экспериментально-психологическими инструментами для изучения эффективности стационарной психотерапии психозов и расстройств личности, подтверждают высокую действенность психотерапии при лечении этого круга патологии на более дифференцированном уровне по сравнению с другими исследовательскими проектами. Это касается прежде всего не устранения продуктивной психотической симптоматики, не являющегося целью психотерапии, а повышения уровня психосоциальной адаптации, качества жизни и аддитивного эффекта в снижении рецидивирования в комплексе с поддерживающей психофармакотерапией.

Помимо Клиники Ментершвайге (Мюнхен), где был разработан метод, материалы диссертации внедрены в деятельность ряда учреждений России — Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В. М. Бехтерева, Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. акад. И. П. Павлова, Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского, Польши (Краковский университет), Венгрии (университет г. Печ) и Израиля (Иерусалимский университет).

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Центральные Эго-функции доступны описанию на уровне наблюдаемого поведения и могут стать основой для количественной объективации структуры личности.

2. В зависимости от особенностей раннего развития индивидуума в индивидуальном и групповом контекстах центральные Эго-функции в структуре личности могут приобретать конструктивный, деструктивный или дефицитарный характер, соответствующим образом предопределяя последующее социальное приспособление во взрослом периоде.

3. Тест структуры Эго, будучи производным от динамико-психиатрической теории личности, в силу своей высокой чувствительности приобретает относительную независимость от исходных концептуальных положений и может использоваться как для проверки внутренней консистентности теоретической модели, так и для ее дальнейшей дифференцировки.

4. Тип структуры Эго играет определенную роль в предпочтительном использовании индивидуумом механизмов дезадаптивной психологической защиты, снижающих уровень социального функционирования, а также в формировании нозоти-пического своеобразия терапевтической динамики различных контингентов больных.

5. Целью стационарной психотерапии психических нарушений является не только устранение симптоматики, но и коррекция структурных нарушений централь-ньгх Эго-функций с последующей оптимизацией приспособительного поведения и снижением риска рецидивирования.

6. Проводимая в клинике динамической психиатрии стационарная психотерапия психозов оказывает достоверно высокий и устойчивый (сохраняющийся в катам-нестическом периоде) эффект относительно коррекции деструктивной и дефицитар-ной выраженности центральных Эго-функций.

Апробация работы. Результаты диссертации докладывались на нескольких съездах Всемирной Ассоциации Динамической Психиатрии, научных конференциях, симпозиумах в Германии, России и других странах.

Публикации. Опубликовано 26 научных работ, включая коллективную монографию.

Объем и структура работы. Объем диссертации — 268 страниц машинописного текста. Диссертация состоит из введения, 7 глав (обзор литературы, материал и методы исследования, конструкция теста структуры Эго, терапия и психологическая диагностика в клинике динамической психиатрии, разработка теста структуры Эго и изучение его качественных характеристик, использование теста структуры Эго для решения научно-исследовательских задач, обсуждение результатов), выводов и списка использованной литературы. Работа иллюстрирована 41 таблицей и 6 рисунками. Список литературы содержит 215 источников.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. Выделение в теории личности динамической психиатрии отдельных Эго-функций с их конструктивными, деструктивными и дефицитарными параметрами открывает возможность их экспериментально-психологического измерения с помощью разработанного теста структуры Эго.

2. Проверка надежности 1БТА подтвердила достаточно высокую избирательность пунктов теста, способность идентифицировать искомый признак и, тем самым внутреннюю консистентность. Эти качества более четко проявляются при исследовании клинического контингента, но надежность метода достаточно высока и для решения вопросов общей личностной диагностики у психически здоровых людей. Надежность тест-ретеста показывает, что оценки параметров остаются стабильными во времени. Это подтверждает, что оцениваемые параметры являются структурными признаками.

3. Данные интеркорреляции шкальных параметров подтверждают теоретически ожидавшиеся тенденции взаимосвязи отдельных шкал, а также их относительную независимость друг от друга.

4. Факторный анализ результатов теста показал наличие фактора, который можно обозначить как «меру психического здоровья» и двух других факторов, отражающих патологию в ее статической и динамической формах. Это подтверждает теоретически постулируемую структуру личности в ее дифференциации конструктивных параметров от деструктивных и дефицитарных.

5. При исследовании внешней валидности 1БТА демонстрирует корреляции с Гиссенским личностным опросником, ММР1 и 5СЬ-90-Я в ожидаемом направлении. Сравнение с результатами индекса стиля жизни показало, что ни одна из шкал 1БТА не. может быть приравнена к какому-либо механизму психологической защиты, однако тип структуры Эго играет определенную роль при его выборе. Это подтверждается корреляцией деструктивно-дефицитарных шкал с дезадаптивными типами защиты. Не выявлено однозначных связей отдельных Эго-функций с какой-либо специфической симптоматикой, в формировании которой задействованы типичные для нее кластеры из нескольких взаимосвязанных функций.

6. Чувствительность 1БТА позволяет установить некоторые гендерно-специфические различия у здоровых испытуемых, абсолютная величина которых не требует установления раздельных нормативов шкальных данных для мужчин и женщин. Различия, обнаруженные между младшей и старшей возрастной группой, оказались достаточно высокими, что потребовало установить здесь раздельные нормативы. Тест оказался достаточно чувствительным в выявлении достоверных различий между отдельными группами здоровых испытуемых. Более высокие показатели имеют лица, состоящие в партнерских отношениях, имеющие более высокое образование, более высокий производственный статус и материальную обеспеченность. Обнаружены также различия в показателях Эго-функций между группами, проживавшими и не проживавшими в бывшей ГДР, отражающие драматические социально-психологические процессы, связанные с объединением Германии. Полученные данные подтверждают валидность теста и практическую значимость его применения в целях психопрофилактики.

7. Дополнительным подтверждением внешней валидности 1БТА является его транскультуральная валидизация, проведенная в России и Венгрии. Результаты транскультуральных исследований подтверждают общую конструктивную конси-стентность теста и выявляют различия, специфичные для данного социокультураль-ного контекста.

8. Исследование дифференциальной валидности 1БТА подтвердило достоверную возможность различать клинический контингент больных от здоровых испытуемых, а также получать данные, способствующие дифференциальной диагностике отдельных клинических типов (на примере групп больных шизофренией, аффективными и личностными расстройствами). Тест оказался достаточно чувствительным в объективации терапевтической динамики Эго-функций, что делает возможным его использование для оценки эффективности проводимой психотерапии. При этом 1БТА улавливает нозотипическое своеобразие терапевтической динамики в отдельных клинических группах. Результаты, полученные с помощью 1БТА при исследовании динамики терапевтического процесса, принципиально совпадают с данными других параллельно использовавшихся методик, что является подтверждением внешней валид-ности теста структуры Эго.

9. Исследование эффективности психотерапии подтвердило выдвинутую гипотезу о том, что достигаемые в ходе лечения положительные изменения оказываются устойчивыми, сохраняя свою стабильность или даже прогрессируя в катамнестиче-ском периоде. Успех, достигнутый за время лечения, объективно реализуется в повседневной жизни больных, включая производственную и учебную ситуации. Психотерапия оказывается одинаково эффективной как в группе больных шизофренией, так и в группе аффективных расстройств. Подтвержден постулат динамической психиатрии о том, что центральной целью психотерапии психозов является не редукция симптоматики, а восстановление способности личности к социальному функционированию и развитию.

10. Результаты использования теста структуры Эго объективно подтверждают состоятельность теоретически сформулированной в динамической психиатрии модели личности и открывают возможности для ее дальнейшей более углубленной концептуализации.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Бурбиль, Ильзе, Санкт-Петербург

1. Бурбиль И. Терапия и психологическая диагностика в клинике динамической психиатрии. Оренбург, 2003, 21 с.

2. Бурбиль И. и соавт. Очерки динамической психиатрии. Транскультуральное исследование. Под ред. ММ. Кабанова и Н.Г. Незнанова. — СПб., 2003, 438 с.

3. Вид В.Д. Психоаналитическая психотерапия при шизофрении. — СПб.,1993.

4. Вид В.Д., Лутова Н.Б. Специфические эффекты терапии средой по Г. Аммо-ну. — В кн.: Психосоциальная реабилитация и качество жизни. СПб., 2001, с. 116120.

5. Залуцкая Н.М. Психодинамическая структура взаимоотношений в семьях больных шизофренией. — В кн.: Психосоциальная реабилитация и качество жизни. -СПб., 2001, с. 189-196.

6. Кабанов М.М. Реабилитация психически больных. Л.: Медицина, 1985.

7. Kabanov М.М. Die Rehabilitation psychisch Kranker und die Dinamische Psychiatrie. — Dyn. Psychiat., 1997, 162, № 3-4, S. 19-27.

8. Кабанов М.М. Психосоциальная реабилитация и социальная психиатрия. — СПб., 1998.

9. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. — М.: Медицина, 1985.

10. Карвасарский Б.Д. (Ред.). Психотерапевтическая энциклопедия. — СПб.: Питер, 2000.

11. Лазурский А.Ф. Классификация личностей. Пг., 1921.

12. Мясищев В.Н. Психология отношений. М. - Воронеж, 1995.

13. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. — М.: Наука, 1966.

14. М.Шкловский В.М., Кроль Л. М., Михайлова Е. Л. Методы групповой психотерапевтической работы с больными, страдающими заиканием. М., 1985.

15. Шкловский В.М. Психотерапевтические аспекты работы с больными с последствиями инсульта и нейротравмы. 3-й Международный ситпозиум по психотерапии. -J1., 1979, С. 65-68.

16. Alkhazova Т. et al. Results of the russian-language ego-structure test by Amnion. Investigation of psychometrical peculiarities. Dyn. Psychiat. 1992, 134-137, p. 331-346.

17. Ammon G. Theoretical Aspects of Milieu Therapy. The Menninger School of Psychiatry, Topeka, 1959.

18. Ammon G. Gruppendynamik der Aggression. Pinel, Berlin, 1970.

19. Ammon G. Kreativität und Ich-Entwicklung in der Gruppe. Dyn. Psychiat. 1971, 4, S. 269-295.

20. Ammon G. (Hrsg.) Gruppendynamik der Kreativität. Berlin, Pinel-Publikationen, 1972.

21. Ammon G. Die Psychodynamik der Psychosen, der Symbiosekomplex und das Spektrum der archaischen Ich-Krankheit. Dyn. Psychiat., 6, 1973a, S. 8-16.

22. Ammon G. Gruppenpsychotherapie. Hoffmann u. Campe, Hamburg, 1973b.

23. Ammon G. Psychoanalyse und Psychosomatik. Piper, München, 1974.

24. Ammon G. Das Borderline-Syndrom ein neues Krankheitsbild. - Dyn. Psychiat. 1976, 9, S. 317-348.

25. Ammon G. Das Verständnis eines Entwicklungsdefizits von Ich-Strukturen in Persönlichkeit und umgebender Gruppe als Grundlage flir Wissenschaft und Praxis einer Dynamischen Psychiatrie. Dyn. Psychiat., 1978, 11, S. 120-140.

26. Ammon G. (Hrsg.) Handbuch der dynamischen Psychiatrie. Bd. I. -München, Reinhardt, 1979.

27. Ammon et al. Das Borderline-Syndrom und das ich-strukturelle Arbeiten. In: Ammon G. (Hrsg.) Handbuch der Dynamischen Psychiatrie Bd. 1 Ernst Reinhart, München, 1979b.

28. Ammon G. Das ich-strukturelle und gruppendynamische Prinzip bei Depression und psychosomatischer Erkrankung. Dyn. Psychiat. 1979c, 12, S. 445-463.

29. Ammon G. Dynamische Psychiatrie. Kindler, München, 1980.

30. Ammon G. Ich-strukturelle und gruppendynamische Aspekte bei der Entstehung der Schizophrenie und deren Behandlungsmethodik. In: Dyn. Psychiat., 1980, 13, S. 429448.

31. Ammon G. (Hrsg.) Handbuch der dynamischen Psychiatrie. Bd. II München, Reinhardt, 1981.

32. Ammon G. Das sozialenergetische Prinzip in der Dynamischen Psychiatrie. In: Ammon G. (Hrsg.) Handbuch der dynamischen Psychiatrie Bd. II - Reinhard, München, 1981

33. Ammon G. Das Prinzip der Sozialenergie im holistischen Denken der dynamischen Psychiatrie. Dyn. Psychiat., 1983, 16, S. 169-191.

34. Ammon G. Das Borderline-Syndrom ein neues Krankheitsbild in Abgrenzung zur Schizophrenie (diagnostische, klinische und therapeutische Aspekte. - Dyn. Psychiat. 1984, 17, 357-380.

35. Ammon G. Dynamische Psychiatrie Humanstrukturologie. - In: Toman, W., Egg R. (Hrsg.) Psychotherapie - ein Handbuch, Bd. 1, 1985.

36. Ammon G. Der mehrdimensionale Mensch. Dyn. Psychiat., 1985a, 18, S. 99

37. Ammon G. Der mehrdimensionale Mensch. Zur ganzheitlichen Schau von Mensch und Wissenschaft. Pinel, Berlin, 1986,410 S.

38. Ammon G. Das Borderline-Syndrom ein neues Krankheitsbild. - Dyn. Psychiat., 1987, 20, S. 339-368.

39. Ammon G. Zur humanstrukturellen Verwobenheit von Psychosomatik und Schizophrenie in einem ganzheitlichen KrankheitsVerständnis. Dyn. Psychiat., 1988, 21, S. 1-19.

40. Ammon G. Dynamic Human Structural Psychiatry today. Dyn. Psychiat. 1991, 24, p. 21-33.

41. Ammon G. Neurose und Schizophrenie Theoretische und klinische Erfahrungen und Konsequenzen. - In: Dyn. Psychiat. 1992, 25, S. 147-164.

42. Ammon G. Dynamic Psychiatry and human structurology. Dyn. Psychiat. 1993, 26, p. 279-287.

43. Ammon G. Man as a multidimensional being in health and illness. Dyn. Psychiat. 1994a, 27, p. 34-46.

44. Ammon G. The therapeutic concept of the dynamic-psychiatric hospital Menterschwaige. Dyn. Psychiat. 1994b, 27, p. 31-34.

45. Ammon G. Zur Methodenintegration in der Psychotherapie. Dyn. Psychiat.1994c, 27, S. 149-170.

46. Ammon G., Rock W. Über die unbewußte Strukturierung und gruppenabhängige Entwicklung der Persönlichkeit. Dyn. Psychiat. 1979, 1979, 17, S. 377-394.

47. Ammon G., Burbiel 1., Wagner H., Finke G. Ergebnisse dynamischpsychiatrischer Forschung. In: Handbuch der dynamischen Psychiatrie, Bd II, Reinhardt, München, 1982.

48. Ammon G., Burbiel I. Neue Ansätze zu einem Verständnis von Schlafprofilen unter ontogenetischen Aspekten. In: Dyn. Psychiat. 1985, 3/4, S. 125-136.

49. Ammon G., Burbiel 1. Die Organisation der Ruhe- und Aktivitätsprozesse und deren Integration als Indikator für die Entwicklung des Menschen im therapeutischen Prozeß. In: Dyn. Psychiat., 1987, 1/2, S. 36-48.

50. Ammon G., Burbiel I. Autokinese und Hemisphärizität eine Pilot-Studie mit Patienten der dynamisch-psychiatrischen Klinik Menterschwaige. - In: Dyn. Psychiat. 1988, 1/2, S. 12-16.

51. Ammon G., Griepenstroh D. Das Prinzip von Sozialenergie gleitendes Spektrum und Regulation. - Dyn. Psychiat., 1981, 14, S. 1-12.

52. Ammon G., Burbiel I. Grundzüge der klinischen humanstrukturellen Psychotherapie. Dyn. Psychiat. 1992, 25, S. 1-22.

53. Ammon G., Dworschak M., Schmolke M. The Case-conference as an integrative

54. Moment in Diagnostics and Psychotherapy. Dyn. Psychiat. 1995, 28, p. 43-49.

55. Ammon M. Theory and Practice of Dynamic Psychiatry. Dyn. Psychiat. 1996, 28, p. 173-180.

56. Ammon M. Dynamische Psychiatrie ein integratives psychiatrischpsychotherapeutisches Konzept. - Dyn. Psychiat. 1997a, 30, S. 3-18.

57. Ammon M. Theorie und Praxis der Dynamischen Psychiatrie. In: Kulturelle und ethnische Probleme der psychischen Gesundheit. Kongreßsammeiband, Moskau-Ischevsk 1997b.

58. Amthauer, R.: Intelligenz-Struktur-Test (IST) 70. Hogrefe, Göttingen, 1973.

59. Bassin F. Unbewußtes und Verhalten. Hippokrates, Stuttgart, 1978.

60. Bassin F., Sherozia A. Die Rolle der Kategorie des Unbewußten im System der gegenwärtigen wissenschaftlichen Erkenntnis über die menschliche Psyche. Dyn. Psychiat., 1979, 8, S. 353-376.

61. Beck B. et al. Methodische Ansätze zu einer objektivierenden Ich-Strukturellen Diagnostik im Rahmen des Ammonschen Ich-Struktur-Modells am Beispiel der zentralen Ich-Funktion der Aggression. Dyn. Psychiat., 1978, 11, 152-164.

62. Beckmann D., Richter H.E. Gießen-Test (GT). Ein Test für Individual- und Gruppendiagnostik. Handbuch. Huber: Bern, Stuttgart, Wien, 1975.

63. Bergin A.E. The evaluation of therapeutic outcomes. In: Bergin A.E., Garfield S.L. (Eds.) Handbook of Psychiatry and Behavior Change. Wiley, NY, 1971.

64. Berkey B. et al. The multidimensional Scale of Sexuality. 1990.

65. Biefang G. (Hrsg.) Evaluationsforschung in der Psychiatrie: Fragestellung und Methoden. Stuttgart, Enke, 1980.

66. Bowlby J. Bindung. Eine Analyse der Mutter-Kind-Beziehung. Kindler, München1975.

67. Bowlby J. Trennung: psychische Schäden als Folge der Trennung von Mutter und Kind. Kindler, München 1976.

68. Burbiel I. The group-dynamic principle in diagnosis and research of dynamic psychiatry. Dyn. Psychiat. 1994, 27, 1-7.

69. Burbiel I. Psychoanalytische Ausbildung in der dynamischen Psychiatrie. In: Dyn. Psychiat., 1996, 3-4, S. 60-73.

70. Burbiel I. Grundzüge dynamisch-psychiatrischer Diagnostik. In: Культураль-ные и этнические проблемы психического здоровья. Москва-Ижевск, 1997а, стр. 8690.

71. Burbiel 1. Das Humanstrukturmodell. In: Dyn. Psychiat., 1997b, 1-4, S. 32-44.

72. Burbiel I. Günter Amnion's conception of the borderline syndrome. In: Dyn. Psychiat., 1997c, 5-6, S. 144-153.

73. Burbiel 1. Этнокультуральные особенности больных пограничными психическими расстройствами в русской и немецкой популяции. В: Культуральные и этнические проблемы психического здоровья. Москва-Ижевск, 1997d, стр. 259-262.

74. Burbiel I. Das Menschenbild der dynamischen Psychiatrie als ethisches Prinzip der humanstrukturologischen Wissenschaft und Forschung. In: Dyn. Psychiat., 1998, 3-4, S. 98-111.

75. Burbiel I. G.Ammon's borderline concept and rehabilitation of patients with personality disorders. В сб.: Психосоциальная реабилитация и качество жизни. СПб, 2001, стр. 73-79.

76. Burbiel I., Vogelbusch W. Die Persönlichkeitstheorie nach Ammon als Grundlage psychometrischer Untersuchungen. Dyn. Psychiat., 1981, 14, S.16-37.

77. Burbiel I. et al. Wissenschafts-theoretische Grundlagen und Forschungsmethodik der Dynamischen Psychiatrie. In: Ammon G. (Hrsg.) Handbuch der dynamischen Psychiatrie, Bd. II Reinhardt, München 1982, S. 531-671.

78. Burbiel I. et al. Ergebnisse dynamisch-psychiatrischer Forschung. In: Ammon G. (Hrsg.) Handbuch der dynamischen Psychiatrie, Bd. 2, München, Reinhardt, 1982, S.573-671.

79. Burbiel I. et al. Der Ich-Struktur-Test des Narzißmus. Dyn. Psychiat. 1983, 16, 221-253.

80. Burbiel I., Wagner H. Einige Ergebnissse dynamisch-psychiatrischer Effizienzforschung. Dyn. Psychiat., 1984, 17,468-500.

81. Burbiel I. et al. Das Erleben von Zeit einige Ergebnisse aus Pilotstudien über Qualitäten des Zeiterlebens beim autokinetischen Lichttest und in anderen grüppendynami sehen Feldsituationen. - In: Dyn. Psychiat., 1986, 2/3, S.44-51.

82. Burbiel I. et al. Klinisch-psychologische Effizienzuntersuchungen bei der stationären Behandlung von Borderline-Patienten in der Dynamisch-Psychiatrischen Klinik Menterschwaige. Dyn. Psychiat., 1989, 22, 343-366.

83. Burbiel I. et al. Die Effizienz stationären Psychosentherapie in der Klinik Menterschwaige Klinisch-psychologische Untersuchungen. . Dyn. Psychiat., 1990, 23, S. 247-301.

84. Burbiel I. et al. Schlafuntersuchungen bei Patienten mit anorexia nervosa im Vergleich zu Patienten anderer humanstrukturellen Diagnosegruppen. In: Dyn. Psychiat., 1991a, 1/2, S. 13 -21.

85. Burbiel I. et al. Zur Stabilität des autokinetischen Lichttests. In: Dyn. Psychiat., 1991b, 5/6, S. 86-94.

86. Burbiel I. et al. Stationäre Psychotherapie der Psychosen. Eine testpsychologische katamnestische Untersuchung. In: Dyn. Psychiat. 1992, 25, 214-276.

87. Burbiel I. et al. Inpatient psychotherapy of psychoses: a pre/post and follow-up psychological outcome study. Dyn. Psychiat. 1993, 26, p.316-325.

88. Burbiel 1. et al. Grundziige dynamisch-psychiatrischer Diagnostik. In: Dyn. Psychiat. 1994a, 3/4, S. 140-151.

89. Burbiel I. et al. Inpatient psychotherapy of borderline patients: a pre/post and follow-up study. In: Dyn. Psychiat., 1994b, 5/6, S. 232-241.

90. Burbiel I. et al. Measuring narcissism and boundaries of borderline patients. In: Dyn. Psychiat., 1994c, 1-2, S. 16-28.

91. Buss A., Durkee A. An inventory for assessing different kinds of hostility. J. Consult. Psychol., 1957, 21, p. 319-324.

92. Carpenter W.T. A perspective on the psychotherapy of schizophrenia project. -In: Schizophrenia Bull., 1984, 10,599-602.

93. Carpenter W., Gunderson J. Five years follow-up comparison of borderline and schizophrenic patients. In: Comp. Psychiat. 1977, 18, p. 567-571.

94. Cattell R, Scheier I. Handbook for the IP AT anxiety scale. Institute for personality and ability testing. Champaign, Illinois, 1963.

95. Cronbach L.J. Coefficient alpha and internal structure of tests. In: Psychiatrika, 1951, 18, p. 297-334.

96. Deeneger G. The Multiphasic Inventory (MSI). Deutsche Bearbeitung Hogrefe, Göttingen, 1997.

97. Deneke F., Müller R. Eine Untersuchung zur Dimensionalität und metrischen Erfassung des narzißtischen Persönlichkeitssystems. Zschr. Psychother. med. Psychol. 1985, 35, p. 329-341.

98. Domes M. Der kompetente Säugling. Die präverbale Entwicklung des Menschen. Fischer, Frankfurt, 1993.

99. Eysenck H. Maudsley-Persönlichkeitsfragebogen (MMQ). Hogrefe, Göttingen,1953.

100. Eysenck H., Rachmann S. Neurosen. Berlin, 1968.

101. Fabian E. Psychosomatik und Psychose strukturelle Überlegungen anhand von Fallstudien. - Dyn. Psychiat. 1996, 29, S. 55-68.

102. Finke G., Wolfrum G. Der Ich-Struktur-Test nach Ammon (ISTA) erste Ergebnisse nach der Revision. - Dyn. Psychiat., 1996,29,199-212.

103. Finke G., Wolfrum G. Risikofaktoren psychischer Gesundheit in Deutschland. -In: Kulturelle und ethnische Probleme der psychischen Gesundheit. Kongreßsammeiband, Moskau-Izhevsk, 1997, S. 83.

104. Forbes A. Some differences between neurotic and psychotic depressives. Brit. J. soc. Clin. Psychiat. 1972, 11, p. 270-275.

105. Franke G. SCL-90-R. Die Symptom-Checkliste von Derogatis deutsche Version. - Weinheim, Beltz Test, 1996.

106. Freud S. Zur Einführung des Narzißmus. Ges. W., Bd. 10, Imago, London,1941.

107. Freud S. Abriß der Psychoanalyse. Ges. W., Bd. 17, London, Imago, 1941.

108. Furrer W.L. Neue Wege zum Unbewußtem. Huber, Bern, 1970.

109. Garfield S. et al. Evaluation of outcome in psychotherapy. J. Consult. Clin. Psychol. 1971, 37, p. 307-313.

110. Grossmann K. et al. Die Bindungstheorie. Modell, entwicklungspsychologische Forschung und Ergebnisse. In: Keller H. (Hrsg.) Handbuch der Kleinkindforschung. 2. Aufl. Berlin, Huber, 1997, S. 51-95.

111. Guilford J.P. Persönlichkeit. Beltz Verlag, Weinheim, 1964.

112. Gunderson J. Borderline personality disorder. Am. Psychiatric Press, Washington, 1984.

113. Gunderson J., Singer M: Defining Borderline Patients: an interview. Am. J. Psychiat. 1975, 132, p. 1-10.

114. Gunderson J., Singer M. Discriminating features of borderline patients. Am. J. Psychiat. 1978, 135, p. 792-796.

115. Häfner H. (Hrsg.) Forschung für die seelische Gesundheit. Springer, 1983.

116. Hampel R., Selg H. Fragebogen zur Erfassung von Aggressivitätsfaktoren (FAF). Hogrefe, Göttingen, 1975.

117. Harlow H., Harlow M. Learning to love. Am. Scient. 1966, 54, 3-13.

118. Hartmann E. Boundaries of dreams, boundaries of dreamers: thin and thick boundaries as a new personality measure. Psychiat. Journ. of the Ottawa University 1989, 14, p. 557-560.

119. Hartmann H. Ich-Psychologie und Anpassungsproblem. Intern. Zschr. Psychoanalyse - Imago, 1939, 24, 62-124.

120. Hartmann H. Essays of ego-psychology. Int. Univ. Press, NY, 1964.

121. Hartmann H. Ich-Psychologie. Stuttgart, Klett, 1972.

122. Hartmann H. et al. Comments on the formation of psychic structure. -Psychoanal. Study of the Child 1946, 2, p. 11-38.

123. Hathaway S.R., McKinley I.C. The Minnesota multiphasic personality inventory manual (MMPI). Revised. The psychological corporation, New York, 1951.

124. Hathaway S., McKinley I.C. MMPI Saarbrücken. Handbuch. Huber, Bern, Stuttgart, Wien, 1977.

125. Heigl F., Heigl-Evers A. Eine überregionale Psychotherapie ihr Rahmen und ihr psychotherapeutisches Konzept. - In: Schepank H., Tress W. (Hrsg.) Die stationöre Psychotherapie und ihr Rahmen. Springer, Berlin, 1988.

126. Herz J. et al. Brief Hospitalization: a 2-year follow-up. Am. J. Psychiat. 1977, 134, 502-507131. Hirsch R. et al. Shortening hospital stay for psychiatric care: effect on patientsand their families. Brit. Med. J. 1979, 1, p. 442-446.

127. Hochmuth R. Diskussion des Humanstrukturbegriffs bei Ammon. Dyn. Psychiat. 1992, 25, S. 425-439.

128. Höck K. et al. Zur Eigung des MMPI für die Effektivitätsmessung in der Psychotherapie. In: Helm J. (Hrsg.) Psychotherapieforschung. Berlin, 1974.

129. Hoffmann S. Gebhardt R. Möglichkeiten der Kontrolle von psychotherapeutischen Ergebnissen. Praxis der Psychotherapie, 1973, 18, 241-252.

130. Jäger R., Petermann F. Psychologische Diagnostik. Ein Lehrbuch. -Psychologie Verlagsunion, Weinheim, 1992.

131. Jung C. Ges. W., Bd. 2, Ölten, Walter, 1979.

132. Kanfer F., Goldstein A. Möglichkeiten der Verhaltensänderung. Urban u. Schwarzenberg, München, 1975.

133. KeeIey S.M. et al. Operant clinical intervention: behavior management of beyond? Where are the data? In: Behavior Therapy 1976, 7, 292-296.

134. Kernberg O. Borderline Störungen und pathologischer Narzißmus. Frankfurt a. M., 1978.

135. Kernberg 0. Severe personality disorders. Psychotherapeutic strategies. Yale Univ. Press, Yale, London, 1984.

136. Kernberg 0. et al. Psychotherapy and psychoanalysis, final report of the Menninger Foundation's psychotherapy research project. In: Bull. Menninger Clinic 1972, 36, Nr 1, 2.

137. Kick H. Psychopathologie und Verlauf der postakuten Schizophrenie. -Springer, Berlin, 1991.

138. Koczan G. et al. The adaptation of ego structure test developed by Amnion in Hungary the process of validation and first results. - Dyn. Psychiat., 1991, 130-131, p. 298-307.

139. Kohut H. The Analysis of the Self. NY, 1971.

140. Kohut H. The Restoration of the Self. NY, 1977.

141. Kull W. Multiple Sklerose eine psychosomatische Erkrankung? Kasuistik und Ergebnisse im Ich-Struktur Test nach Ammon (ISTA) bei MS-Patienten. - Dyn. Psychiat. 1985, 18, S. 211-221.

142. Kretsch R. et al. Change patterns of borderline patients in individual and group psychotherapy. Int. J. Group Psychother. 1987, 27, p. 95-112.

143. Kull W. Multiple Sklerose eine psychosomatische Erkrankung? Kasuistik und Ergebnisse im Ich-Struktur-Test nach Ammon (ISTA) bei MS-Patienten. - Dyn. Psychiat., 1985, 18, 211-221.

144. Lensch K. Katamnestische Untersuchungen in der Psychiatrie Probleme und bisherige Ergebnisse. - In: Z. Psychother. med. Psychol. 1984, 34, 292-308.

145. Lewin K. Die Wirklichkeit sozialer Phänomene. In: Ammon G. (Hrsg.) Analytische Gruppendynamik. Hamburg, 1976.

146. Lienert G.A. Verteilungsfreie Methoden in der Biostatistik. Anton Hain, Meisenheim, 1973.

147. Lohmer M. Stationäre Psychotherapie bei Borderline-Patienten. Springer, Berlin, 1988.

148. Luborsky et al. Comparative studies in psychotherapies: is it true that „everyone has won and all must have prices?" In: Arch. Gen. Psychiat. 1975, 32, 995-998.

149. Malan D.H. The outcome problems in psychotherapy research. A historical review. In: Arch. Gen. Psychiat. 1973, 29, 719-723.

150. Mandler G., Sarason S.B. Test anxiety questionnaire. The psychological corporation, New York, 1953.

151. Matussek P. Beiträge zur Psychodynamik endogener Psychosen. Springer, Berlin, 1990.

152. May P. A step forward in research on psychotherapy of schizophrenia. In: Schizophrenia Bull., 1984, 10, 604-607.

153. Neznanov N., Solovyova S. Testpsychologische Untersuchung von verschiedenen Formen agressiven Verhaltens. Dyn. Psychiat., 1994, 146-147, S. 202-205.

154. O'Brien M. Examining the dimensionality of pathological narcissism: factor analysis and construct validity of the O'Brien Multiphasic Narcissism Inventory. Psychol. Reports 1987, 61, p. 499-510.

155. O'Brien M. Further evidence of the validity of the O'Brien Multiphasic Narcissism Inventory. Psychol. Bull. 1988, 62, p.879-882.

156. Perry J., Kiemann G. The borderline patients. A comparative analysis of four sets of diagnostic criteria. Arch. Gen. Psychiat., 1978, 35, p.141-150.

157. Piper E. et al. A comparative study of four forms of psychotherapy. J. Consult. Clin. Psychol. 1984, 52, p. 268-279.

158. Pluchik R., Conte H.R. Measuring emotions and their derivatives: personality traits, ego defenses and coping styles. In: Wetzler S., Katz M.M. (Eds.) Contemporaiy approaches to psychological assessment. Brunner & Mazel, NY, 1989, pp. 239-269.

159. Poloshij B. Psychische Erkrankung im heutigen Rußland politische, epidemiologische und präventive Aspekte. - Dyn. Psychiat. 1992, 25, S. 383-389.

160. Poloshij B. Dynamisch-psychiatrische Methoden bei einigen durch Sozialstress ausgelösten psychischen Störungen. Dyn. Psychiat. 1994, 27, S. 368-375.

161. Rachman S. The effects of psychotherapy. Pergamon Press, Oxford, 1981.

162. Rapaport D. Die Struktur der psychoanalytischen Theorie. Stuttgart, Klett,1973.

163. Raskin R., Hall C. A narcissistic personality inventory. Psychol. Reports, 1979, 45, p. 590-595.

164. Raskin R„ Novacek J. An MMPI description of the narcissistic personality. J. Personal Assessment 1989, 53, p. 66-80.

165. Raskin R., Novacek J, Hogan R. Narcissistic self-esteem management. J. Personal. Soc. Psychol. 1991, 60, p. 911-918.

166. Reitz G. Der therapeutische Prozeß eines borderline-Patienten im Feld einer ambulanten Gruppen- und Tanztherapie ein kasuistischer Beitrag. - Dyn. Psychiat. 1991, 24, S. 56-69.

167. Reitz G. Humanstrukturelle Tanztherapie und die Entwicklung von Körperlichkeit und Sexualität. Dyn. Psychiat. 1996, 29, S. 78-91.

168. Remplein S. Therapieforschung in der Psychoanalyse. Reinhardt, München,1977.

169. Retterstöl N. Schizophrenie Verlauf und Prognose. - In: Kisker K.P. et al. (Hrsg.) Psychiatrie der Gegenwart 4, Schizophrenien. Springer, Berlin, 1987.

170. Rohde-Dachser C. Diagnostische und behandlungstechnische Probleme im Bereich der sogenannten Ich-Störungen. Psychiat. u. Psychol. 1982, 32, s. 14-18.

171. Rohde-Dachser C. Das Borderline-Syndrom. Fischer, Bern, 1983.

172. Rosenzweig S. Picture Frustration Test (PFT). Hogrefe, Göttingen, 1957.

173. Saß H., Köhler K. Borderline-Syndrom: Grenzgebiet oder Niemandsland? -Nervenarzt, 1983, 54, S.221-230.

174. Schepank H. Die mannheimer psychosomatische Klinik am Zentralinstitut fur menschliche Gesundheit. In: Schepank H., Tress W. (Hrsg.) Die stationöre Psychotherapie und ihr Rahmen. Springer, Berlin, 1988.

175. Schepank H., Tress W. (Hrsg.) Die stationäre Psychotherapie und ihr Rahmen. -Springer, Berlin, 1988.

176. Schibaiski W. Auswirkungen von Dogmenbildung in der orthodoxen Psychoanalyse dargestellt an Hand von Sexualität und psychischer Energie im Hinblick auf Amnions Konzept von Sozialenergie und Androginität. - Dyn. Psychiat. 1993, 26, S. 370-380.

177. Schmidts R. Das ganzheitliche Prinzip in der humanstrukturellen Psychoanalyse Günter Ammons. Dyn. Psychiat. 1996, 29, S. 317-345.

178. Schmolke M., Dworschak M. Die Bedeutung der Case-Konferenz in der stationären humanstrukturellen Psychotherapie. Dyn. Psychiat. 1996, 29, S. 262-268.

179. Sjöström R. Effects of psychotherapy in schizophrenia. Acta Psychiat. Scand. 1985, 71, 513-522.

180. Sloane R. et al. Patient characteristics and outcome in psychotherapy and behavior therapy. J. Consult. Clin. Psychol. 1976,44, 330-339.

181. Smith M., Glass G. Meta-analysis of psychotherapy outcome studies. In: Amer. Psychologist 1977, 32, 752-764.

182. Spielberger C. et al. Das State Trait - Angstinventar. Grundlagen und Handanweisung. Beltz, Weinheim, 1981.

183. Stanton A.H. et al. Effects of psychotherapy on schizophrenia: 1 Design and implementation of a controlled study. In: Schizophrenia Bull. 1984, 10, 520-563.

184. Stern A. Psychoanalytic investigation and therapy in the borderline group of neuroses. Psychoanal.

185. Stone M. Psychotherapy of borderline-patients in light of long-term follow-up. -Bull. Menninger Clinic, 1987, 51, 231-247.

186. Straube E. Schizophrenie. Springer, Berlin, 1990.

187. Strupp H.H. Psychotherapieforschung: derzeitige Trends. In: Schulz W., Hautzinger M. (Hrsg.) Klinische Psychologie und Psychotherapie, 2. Indikation, Diagnostik, Psychotherapieforschung. Tübingen-Köln, 1980.

188. Taylor J.A. A personality scale of manifest anxiety. In: Journ. Abnorm. Soc. Psychol. 1953,48,285-290.

189. Tewes U. (Hrsg.) Hamburg-Wechsler Intelligenz-Test fur Erwachsene. Revision1996. Handbuch und Testanweisung. Huber: Bern, Stuttgart, Toronto, 1991.

190. Thome A., Sandermann G. Zum Defizitbegriff bei Ammon. Dyn. Psychiat.1997, 30, S. 193-203.

191. Thurner F., Tewes U. Ein Fragebogen zur Erfassung des Ängstlichkeitsgrades von Kindern ab 9 Jahren. Hogrefe, Göttingen, 1969.

192. Tucker et al. Long-term hospital treatment of borderline patients. A descriptive outcome study. Am. J. Psychiat. 1987, 144, 1443-1448.

193. Ullrich R. Das Assertiveness-Training-Programm (ATP). Das Emotionalitätsinventar (EMI). Einübung von Selbstvertrauen und sozialer Kompetenz. -Leben lernen, Bd. 23. Pfeiffer, München, 1977.

194. Urban M. Longterm treatment of borderline personality disorders practical experiences and theoretical considerations. - Dyn. Psychiat. 1995, 24, p. 86-95.

195. Vogel H. Die klinische Testuntersuchung als soziale Interaktion und die Interferenz zwischen Diagnostik und Therapie. In: Schraml W., Baumann U. (Hrsg.) Klinische Psychologie-Theorie, Praxis. Hans Huber Verlag, Bern, Stuttgart, 1975.

196. Vogelbusch W. Der Begriff des Unbewußten bei Bassin. In: G. Ammon (Hrsg.) Handbuch der dynamischen Psychiatrie. München, Reinchard, 1979, Bd. 1, S. 205213.

197. Wartegg E. Schichtdiagnostik. Hogrefe, Göttingen, 1939

198. Wieczerkowski W. et al. Angstfragebogen für Schüler (AFS). Westermann, Braunschweig, 1974.

199. Wing J.K. Der Einfluß psychosozialer Faktoren auf den Langzeitverlauf der Schizophrenie. In: Böker W., Brenner H.D. (Hrsg.) Bewältigung der Schizophrenie. Hans Huber, Bern, 1986.

200. Wing J. K., Brown G.W. Institutionalism and Schizophrenia. Cambridge: University Press, 1970.

201. I.Wink P. Three narcissism scales for the California Q-Set. J. Person. Assessment 1992, 58, p.51-66.

202. Wink P., Gough H.G. New narcissism scales for the California Psychological Inventory and MMPI. J. Person. Assessment 1990, 54, p. 446-462.

203. Wittling W. Handbuch der klinischen Psychologie (Hoffmann u. Campe, Hamburg, 1980.

204. Wolfrum G., Finke G. Der Ich-Struktur-Test nach Ammon (ISTA) ein Verfahren zur Erfassung von Persönlichkeitsstruktur. - Dyn. Psychiat. 1997, 30, S. 156-182.

205. Zielke M, Kopf-Mehnert C. Veränderungsfragebogen des Erlebens und Verhaltens (VEV). Beltz, Weinheim, 1978.