Автореферат диссертации по теме "Межполушарная организация слуховых и двигательных функций у музыкантов"

На правах рукописи

ии^4Э4251

Панюшева Татьяна Дмитриевна

МЕЖПОЛУШАРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СЛУХОВЫХ И ДВИГАТЕЛЬНЫХ ФУНКЦИЙ У МУЗЫКАНТОВ

Специальность 19.00.04-Медицинская психология (психологические науки)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва-2010

2 5 т? 2010

003494251

Работа выполнена в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.

Научный руководитель: кандидат психологических наук, доцент

Ениколопова Елена Владимировна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук,

старший научный сотрудник Визель Татьяна Григорьевна

кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Кроткова Ольга Андреевна

Ведущая организация: Институт психологии Российской академии наук

Защита состоится «/У »^сУуЫуЧА- 2010 года в 45 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.15 в МГУ имени М.В.Ломоносова по адресу: 125009, г. Москва, ул. Моховая, дом 11, строение 9, аудитория 102.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ имени МБ. Ломоносова

[« 45 у,

Автореферат разослан « »^^уи /иЛ 2010года.

Ученый секретарь диссертационного совета ЕЛО. Балашова

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Проблема изучения психической нормы и ее типологии является междисциплинарной. В рамках психологической науки ею занимаются различные отрасли: возрастная психология, инженерная, педагогическая и многие другие. Изучение индивидуальных различий осуществляется и с позиций нейропсихологии — одного из основных направлений клинической психологии. В настоящее время нейропсихологический подход к индивидуальным различиям реализуется, прежде всего, с точки зрения того вклада, который осуществляют оба полушария мозга в обеспечение тех или иных психических функций. Таким образом, за основу классификации индивидуальных различий психики здоровых людей в нейропсихологии взяты базовые закономерности работы мозга - мсжполушарная асимметрия и мсжполушарное взаимодействие (Хомская Е.Д., 1986; Хомская Е.Д., Ефимова И.В., Будыка Е.В., Ениколопова Е.В., 1997; Фокин В.Ф., 2004; Леутин В.П., Николаева Е.И., 2005). Описание различных вариантов сочетаний показателей межполушарной асимметрии в моторной и сенсорной сферах проводится с помощью профиля латеральной организации функций (ПЛО). В профиле учитываются показатели, связанные с работой нескольких анализаторных систем: двигательной, слухоречевой и зрительной.

Выявление особенностей латеральной организации функций играет важную роль в диагностике локальных поражений мозга (Лурия А.Р., 1970; Симерницкая Э.Г., 1978; Котик Б.С., Семенович A.B., 1991; Буклина С.Б., 2001; Кроткова O.A., 2007). Индивидуальные особенности межполушарной асимметрии принимаются во внимание и при планировании восстановительного обучения после травм головного мозга (Кроткова O.A., 2003,2007).

В последние годы с позиций нейропсихологического подхода активно изучаются индивидуальные различия в детской популяции (Ахутина Т.В.,

Яблокова Л.В., Полонская Н.Н, 2000; Caliskan Е., Senol D., 2009). Нередко трудности обучения в школе связаны с особенностями профилей латеральной организации функций. Например, многие дети, сталкивающиеся с теми или иными сложностями в школьном обучении, являются леворукими или левшами (Семенович A.B., 2002, 2005). Особенности мышления, эмоциональная неустойчивость требуют специального психолого-педагогического сопровождения в обучении и воспитании этих детей. Для решения подобных проблем актуальна разработка адекватных методов диагностики и коррекции трудностей обучения детей (Симерницкая Э.Г., 1996; Корсакова Н.К., Микадзе Ю.В., Балашова Е.Ю., 1997; Пылаева Н.М., Ахутина Т.В, 1997; Ахутина Т.В. и др., 1999; Микадзе Ю.В., 2008).

В нейропсихологии интерес к особенностям функциональной асимметрии мозга в онтогенезе не ограничивается детским возрастом, а затрагивает и поздний онтогенез (Корсакова Н.К., 1996; Wim Van der Е. et al., 2008). Имеются основания рассматривать модель нормального старения как особый период развития, характеризующийся сложными изменениями в психическом функционировании для достижения оптимального уровня адаптации (Корсакова Н.К., 1996). В пожилом возрасте происходят перестройки некоторых параметров межполушарной асимметрии (Корсакова Н.К., Прахт Н.Ю., 2002).

Все большее количество исследователей проявляет интерес к изучению функциональной асимметрии мозга в связи с особенностями когнитивных функций и эмоционально-личностной сферы (Доброхотова Т.А., Брагина H.H., 1994; Ефимова И.В., 1996; Степанова О.Б., 2000; Москвин В.А., 2002; Лукьянчикова Ж.А., 2006; Brenneman М.Н. et al., 2008). С особенностями межполушарного взаимодействия связаны возможности адаптации к экстремальным климатическим условиям (Аршавский В.В., 1988; Леутин В.П., Николаева Е.И., 1988,2005) и к высоким спортивным нагрузкам (Фомина Е.В., 2005). Многие исследователи обращаются к нейропсихологии индивидуальных различий с целью изучения связи типов НПО со способностями в разных

сферах деятельности.

Одной из первых проблему изучения способностей с позиций нейропсихологии начала разрабатывать Б.С. Котик на модели способностей к обучению языкам (Котик Б.С., 1983). Изучались профили латеральной организации функций у билингвов с учетом продуктивности выполнения заданий и выраженности функциональной асимметрии мозга по переработке речевой информации. Были получены данные о том, что большие способности к языкам сопровождаются слабо выраженной асимметрией при восприятии речи. Другое исследование, проведенное уже на модели математической одаренности, продемонстрировало накопление симметричных показателей ПЛО в группе одаренных подростков (Лукьянчикова Ж.А., 2006). Эти данные позволяют предположить, что при наличии определенных способностей слабо выраженная степень асимметрии по переработке той или иной информации при достаточно большой продуктивности отражает высокую степень взаимодействия полушарий и может свидетельствовать о гибкости когнитивных стратегий.

Большой интерес представляет исследование протекания тех или иных психических функций и выявление связанных с этим межполушарных особенностей у лиц, составляющих разные профессиональные группы. Эти данные дают новую информацию о мозговом обеспечении психических процессов и открывают новые факты о пластичности мозга. Например, успехи в некоторых видах спорта характерны для спортсменов с определенным профилем латеральной организации функций (Ефимова И.В., 1996; Бердичевская Е.М. и др., 2007). Наиболее интересны для изучения те профессии и те виды деятельности, которые связаны с развитием специфических навыков в сенсорной и моторной сферах, и предполагают многолетнее развитие и совершенствование с раннего возраста. Всем перечисленным требованиям отвечает музыкальная деятельность.

Структурно-функциональные особенности мозга профессиональных музыкантов демонстрируют высокую пластичность мозга, возможность

изменений не только на функциональном, но и анатомическом уровне, особенно при начале занятий в раннем возрасте, когда многие мозговые структуры находятся в сензитивном периоде (Schlaug G., et al., 1995; Penhune V. et al., 2005). Интенсивная музыкальная практика может оказывать влияние на такие базовые характеристики мозговой деятельности, как межполушарная асимметрия, способствовать формированию межфункциональных связей (Lotze М. et al., 2003).

Многочисленные данные о структуре и динамике различных составляющих в восприятии и исполнении музыки получены при исследовании больных с локальной мозговой патологией, то есть на клинических моделях. Выявленные в этих работах особенности структуры и функционирования мозга у людей, много лет посвятивших музыке, также свидетельствуют о том, что интенсивная музыкальная практика сказывается и на особенностях межполушарного взаимодействия. Изучение специфики межполушарной функциональной асимметрии мозга у музыкантов в сопоставлении с немузыкантами может предоставить новые данные о закономерностях функционального развития мозга, о том, насколько и как именно влияет на него постоянная тренировка музыкальных навыков, затрагивающих как двигательные, так и слуховые функции. Сопоставление особенностей функциональной асимметрии мозга у взрослых музыкантов и у детей, занимающихся музыкой, позволяет изучать становление межполушарной организации психических функций в онтогенезе.

Изучение воздействия музыкальных занятий на различные когнитивные процессы (память, восприятие, речь и пр.) перспективно не только с педагогической точки зрения, но имеет значение для коррекционной и реабилитационной практики (Но Y.-C., Cheung М.-С., Chan A.S., 2003; Schmithorst V.J., Holland S.K., 2004; Глозман Ж.М., Павлов А.Е., 2007). В настоящее время появляется все больше фактов о межфункциональных связях, возникающих в процессе музыкальных тренировок даже за короткое время у людей, никогда ранее не занимавшихся музыкой (Muente T.F. et al., 2002;

Stewart L. et al., 2003; Lahav A. et al., 2005). Детальная разработка проблемы пластичности мозга на основе этих данных может способствовать развитию представлений о том, как можно влиять па компенсацию имеющихся нарушений при том или ином типе ПЛО с целью максимального восстановления нарушенных психических функций. Знание о влиянии музыкальных занятий на мсжполушарную асимметрию и межполушарное взаимодействие применимо в восстановительном обучении пациентов, страдающих от последствий поражений головного мозга.

Методологической основой настоящего исследования явилась теория системной динамической локализации высших психических функций (Лурия А.Р., 1962; Выготский Л.С., 1956). Работа также опиралась на традиции нейропсихологического подхода к изучению проблемы индивидуальных различий, согласно которому базовые закономерности мозговой организации -межполушарная асимметрия и межполушарное взаимодействие рассматриваются как детерминирующие индивидуальную вариабельность психики человека наряду с другими факторами (Хомская Е.Д., 1986; Брагина H.H., Доброхотова Т.А., 1988; Котик Б.С., 1992; Хомская Е.Д., Ефимова И.В., Будыка Е.В., Ениколова Е.В., 1997; Ахутина Т.В., Яблокова Л.В., Полонская H.H., 2000; Корсакова Н.К., Прахт Н.Ю., 2002; Леутин В.П., Николаева Е.И., 2005).

Основной целью исследования было изучение особенностей межполушарной организации слуховых и двигательных функций у лиц, профессионально занимающихся музыкой.

Объектом исследования стали особенности латеральной организации высших психических функций у профессиональных музыкантов, людей без музыкального образования и детей, обучающихся музыке.

Предметом исследования явились особенности функциональной асимметрии слуховых и двигательных функций у музыкантов и лиц, не имеющих опыта обучения музыке.

В исследовании были поставлены следующие задачи:

1. Разработать методики для определения латеральных показателей восприятия музыкальных стимулов (нот) и апробировать на российской выборке методику 81ет§гиеЬег Н.-.Г., ЫепеП С.А. на определение ведущей руки и методику мелодического дихотического прослушивания Б. 8ре11асу.

2. Выявить различные типы профилей латеральной организации функций у музыкантов и немузыкантов.

3. Сравнить латеральные особенности восприятия музыкальных стимулов музыкантами и немузыкантами.

4. Сопоставить особенности латеральной организации функций у музыкантов разных специализаций, а также в группе музыкантов, обладающих абсолютным слухом.

5. Выявить распределение латеральных показателей в мануальной, зрительной, слуховой речевой и неречевой системах у детей, занимающихся музыкой, и сопоставить полученные результаты с данными взрослых музыкантов.

Гипотезы исследования:

1. Межполушарная организация слуховых и двигательных функций и характер межфункциональных связей у профессиональных музыкантов отличаются от таковых у людей без опыта занятий музыкой.

2. Особенности латеральной организации функций, связанные с музыкальными занятиями, начинают проявляться уже в детском возрасте. Эти особенности латеральной организации функций схожи с таковыми у взрослых профессиональных музыкантов.

3. Музыкальная специализация, а также наличие абсолютного слуха влияют на успешность восприятия различных видов музыкальных стимулов (мелодий и нот) и корреспондируют с определенными особенностями латеральной организации слуховых неречевых функций у профессиональных музыкантов.

Характеристика выборки.

В исследовании принимали участие испытуемые разных возрастных

групп. В экспериментальную и контрольную группы детской выборки были

включены дети в возрасте 9-11 лет, обучающиеся в музыкальных школах по специализации «фортепиано»: 15 детей с высокой успешностью освоения музыки, 12 детей со средней успешностью музыкальных занятий.

Взрослую выборку составили 48 взрослых профессиональных музыкантов разных специализаций (струнники, вокалисты, пианисты). В контрольную группу вошли 43 человека без опыта музыкальных занятий (немузыканты).

Методы исследования.

В исследовании применялись методики для оценки межполушарной асимметрии в двигательной, зрительной, слуховой речевой и слуховой неречевой сферах: опросник Аннет (1970); пробы на определение скрытых факторов моторного левшества (Лурия А.Р., 1969); проба Розенбаха (ЛурияА.Р., 1962) и проба «прицеливание» (Хомская Е.Д. и др., 1995); методика Handdominanztest - HDT (Steingrueber H.-J., Lienert G.A., 1971); методика речевого дихотичсского прослушивания (Котик B.C., 1975); методика мелодического дихотического прослушивания Dichotic listening test - music, F. Spellacy (1970); авторские методики нотного моноурального и дихотичсского прослушивания.

Достоверность результатов обеспечивается продуманной методологической базой работы, применением научно обоснованных методов исследования, достаточным объемом выборки и корректным использованием методов статистической обработки эмпирических данных.

Научная новизна исследования. В рамках нейропсихологического подхода к индивидуальным различиям был проведен анализ особенностей межполушарной организации слуховых и двигательных функций у людей, профессионально занимающихся музыкой. Выявлены отличия в латеральной организации слуховых и двигательных функций у взрослых профессиональных музыкантов в сравнении с людьми, не имеющими опыта музыкальных занятий. У музыкантов отмечена менее выраженная асимметрия в слуховой неречевой сфере. Наиболее высокая продуктивность выполнения музыкальных заданий

музыкантами сочеталась с минимальной асимметрией при восприятии музыкальных стимулов. В слуховой системе у профессиональных музыкантов обнаружилось более тесное взаимодействие речевых и неречевых функций, что проявилось во взаимосвязи продуктивности слухоречевого и слухового неречевого восприятия (мелодии, ноты). В мануальной сфере в группе профессиональных музыкантов преобладали амбидекстральные показатели, что может быть обусловлено развитием бимануальных действий в ходе музыкальных занятий.

В работе показано, что специализация в сфере вокального или инструментального исполнительства связана с высокой успешностью и билатеральной представленностью восприятия музыкальных стимулов, ключевых для данной профессиональной деятельности. Наличие абсолютного слуха сопровождалось самой высокой по сравнению с остальными испытуемыми продуктивностью восприятия нот и минимальной асимметрией слуховой неречевой функции.

Проведенное сопоставление латеральной организации функций у детей, занимающихся музыкой, и у взрослых профессиональных музыкантов продемонстрировало общее для них преобладание симметричных показателей восприятия музыкальных стимулов, менее выраженное в детской выборке.

Практическая значимость. В работе показано влияние занятий музыкой на межполушарное взаимодействие в слуховой и двигательной сферах. Полученные данные могут служить основой для разработки реабилитационных и коррекционных программ с включением элементов музыкальных занятий. Разработаны методики нотного моноурального и дихотического прослушивания для оценки межполушарной организации слуховой неречевой функции (восприятие нот) у людей с музыкальным образованием. Также апробированы методики, предназначенные для определения латеральной организации функций в мануальной и слуховой неречевой сфере (восприятие мелодий), расширяющие возможности оценки латеральной организации функций вне зависимости от наличия опыта занятий музыкой. Методики могут

применяться для выявления индивидуальных различий, а также для диагностики различных мозговых дисфункций и для оценки динамики межполушарного взаимодействия в процессе нейропсихологической реабилитации.

Положения, выносимые на защиту:

1. Существует взаимосвязь успешной профессиональной музыкальной деятельности с особенностями межполушарной организации слуховых и двигательных функций и формированием межфункциональных связей.

2. В группе профессиональных музыкантов отмечается преобладание симметричных показателей восприятия музыкальных стимулов (нот и мелодий), сочетающееся с его высокой продуктивностью. Это может свидетельствовать о вовлеченности обоих полушарий мозга в обработку музыкальной информации.

3. Профессиональная музыкальная практика развивает бимануальные двигательные навыки, что проявляется в большей представленности амбидекстрального показателя в группе музыкантов и свидетельствует об активном межполушарном взаимодействии.

4. Многолетние занятия музыкой способствуют усилению взаимосвязей в слуховой сфере, что обеспечивает более высокий уровень продуктивности восприятия речевой и неречевой информации.

5. Особенности латеральной организации слухового неречевого восприятия отмечаются при регулярных музыкальных занятиях в детском возрасте. У детей, занимающихся музыкой и демонстрирующих успехи в ее освоении, наблюдается преобладание симметричных показателей латеральной организации восприятия музыки, но менее выраженное, чем у взрослых профессиональных музыкантов.

6. Различная специализация при получении профессионального музыкального образования оказывает влияние на успешность и латеральные особенности восприятия музыкальных стимулов, ключевых для данной профессиональной деятельности.

7. Наличие абсолютного слуха, то есть способности безошибочно определять высоту нот, сопровождается минимальной асимметрией в латеральной организации слуховой неречевой функции.

Внедрение результатов исследования. Апробированные в диссертационном исследовании методики используются в нейропсихологической диагностике, которая проводится в отделениях хирургии сосудов и хирургии опухолей НИИ нейрохирургии имени академика H.H. Бурденко РАМН. Материалы исследования используются в курсе лекций «Клиническая нейропсихология» на кафедре нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова; в курсах «Общая нейропсихология» и «Дифференциальная диагностика в детской клинической психологии» на кафедре нейро- и патопсихологии факультета клинической и специальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета.

Апробация работы. Работа обсуждалась на заседании кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова 17 сентября 2008 года. Материалы исследования были представлены на Втором Международном междисциплинарном конгрессе «Нейронаука для медицины и психологии» (Украина, Судак, 2006); на IV съезде Российского психологического общества «Психология - будущему России» (Ростов-на-Дону, 2007); на III Международной научно-практической конференции памяти А.Р. Лурия «Развитие научного наследия А.Р. Лурия в отечественной и мировой психологии» (Белгород, 2007). Основное содержание диссертации отражено в 6 авторских публикациях, в том числе в 1 статье в журнале, рекомендованном ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, теоретической и экспериментальной частей, выводов и списка литературы. Основной текст диссертации изложен на 112 страницах и включает 2 таблицы и 26 рисунков. Список литературы включает 113 публикаций, из них 49 на английском языке.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации; формулируются цель, предмет, объект, задачи и гипотезы исследования; раскрывается теоретическая и практическая значимость работы, ее научная новизна; формулируются положения, выносимые на защиту.

В теоретической части рассматривается нсйропсихологический подход к изучению индивидуальных различий; анализируются клинические, анатомические и нейрофизиологические особенности мозга профессиональных музыкантов в сопоставлении с людьми без опыта систематических занятий музыкой; приводятся исследования влияния музыки на когнитивную сферу человека.

Нейропсихологический подход к изучению индивидуальных особенностей людей представляет собой один из возможных путей изучения предпосылок индивидуальных различий. В его основу положен один из важнейших принципов работы мозга - функциональная асимметрия мозга. Описана история изучения межполушарной асимметрии мозга, попытки введения различными авторами интегральных понятий для описания особенностей латеральных предпочтений в различных системах функционирования организма, выделение типов функциональной асимметрии мозга в соответствии с этими комплексными показателями. Приводятся исследования, показывающие эффективность исследования ПЛО в детской нейропсихологии, нейрогеронтопсихологии, при изучении адаптации человека к различным нагрузкам, для исследования индивидуальных особенностей и способностей, профессиональных групп.

Одним из видов деятельности, на модели которой перспективно с . позиций нейропсихологического подхода, изучать особенности межполушарной асимметрии и межфункциональных взаимосвязей, является музыкальная деятельность. Она носит сложный комплексный характер, требует активной вовлеченности сенсорных и моторных функций.

О вовлеченности в осуществление музыкальной деятельности различных структур как правого, так и левого полушарий мозга свидетельствуют данные исследований нарушений музыкальной деятельности - амузии и аритмии - при локальных поражениях мозга, а также при музыкальных галлюцинациях и музыкогенной эпилепсии (Ayotte J. et al., 2000; Avanzini G., 2003; Wieser H. G., 2003; Буклина С.Б., Скворцова В.Б., 2007; Тонконогий И.М., Пуанте А., 2007; Sacks О., 2007). Приводятся различные взгляды на роль правого и левого полушарий мозга: попытки связать восприятие тех или иных компонентов музыки с работой разных полушарий мозга, различение функций правого и левого полушарий с точки зрения переработки музыкальной информации на локальном или глобальном уровнях (Schuppert M. et al., 2000).

Проанализированы работы, выполненные как на клиническом материале, так и при исследовании групп здоровых испытуемых, выявляющие структурные и функциональные отличия мозга профессиональных музыкантов от мозга людей без опыта музыкальной практики (Aboitiz, F. et al., 1992; Schlaug G. et al., 1995; Laeng В., Parie A„ 1999; Jaencke L., 2002; Altenmueller E.O., 2003; Hutchinson S. et al., 2003; Gaab N. et al., 2003; Gaser Ch., Schlaug G., 2003; Lee D.J., Chen Yi and Schlaug G., 2003; Hamilton R.H., Pascual-Leone A. and Schlaug G. 2004; Levitin D.J., 2005; Penhune V., Watanabe D. and Savion-Lemieux T., 2005). Обнаружены особенности задействованных паттернов мозговой активности правого или левого полушарий в музыкальной деятельности, выявлены структурные отличия, описаны процессы межмодальной функциональной кооперации, связанные с музыкальным исполнительством (Altenmueller Е., Jaencke L., 2002; Lotze M. et al., 2003; Stewart L. et al., 2003; Muente T. F., Lahav A. et al., 2005).

Рассмотрено влияние музыкальных занятий на когнитивную сферу человека, в частности, на развитие слухоречевой памяти, формирование высших психических функций (Но Y.-C., Cheung М.-С., Chan A.S., 2003; Schmithorst V.J, Holland S.K., 2004; Schellenberg G. and Hallam S., 2005; Глозман Ж.М., Павлов А.Е.,2007).

На основе проведенного анализа литературы делается предположение, что

активное участие в обеспечении процессов обработки музыкальной информации различных структур не только правого, но и левого полушарий мозга у музыкантов влияет на межполушарную организацию слуховых и двигательных функций. Выявленные в исследованиях факты, касающиеся межмодальной функциональной кооперации у музыкантов, и факты о положительном воздействии музыкальных занятий на развитие высших психических функций позволяют выдвинуть гипотезу о влиянии профессиональной многолетней музыкальной деятельности па формирование межфункциональных связей. Рассматривается необходимость разработки методик оценки латеральных предпочтений для решения диагностических задач, обсуждается важность изучения латеральной организации функций у людей, обладающих определенными профессиональными навыками, для разработки восстановительных и коррекцнонных программ. Гипотеза о взаимосвязи музыкальной деятельности с особенностями межполушарной организации слуховых и двигательных функций и формированием межфункциональных связей требует специального экспериментального исследования, что и явилось целью настоящей работы.

В разделе «Материал и методы исследования» рассматриваются методы и организация экспериментального исследования. Описана процедура качественного и количественного анализа полученных данных.

В исследовании принимали участие испытуемые разных возрастных

групп. В экспериментальную и контрольную группы детской выборки были

включены дети, обучающиеся в музыкальных школах по специализации

«фортепиано». Экспериментальная группа отличалась от контрольной тем, что в

ее состав вошли дети с высокой успешностью освоения музыки. Эту группу

составили 15 детей 9-11 лет (средний возраст 9,1 лет), обучающихся в

следующих музыкальных школах: средняя специальная музыкальная школа им.

Гнесиных (7 учащихся); Детская музыкальная школа при Гнесинском училище

(7 учащихся); Детская музыкальная школа им. Шапорина Московского

государственного института музыки им. Шнитке (1 ученик). Для отбора

участников экспериментальной группы были выбраны специализированные

музыкальные школы с высоким уровнем преподавания, предполагающие дальнейшую профессиональную специализацию в области музыки; учитывалась экспертная оценка детей преподавателями, работающими в данных школах. Дополнительным подтверждением музыкальных способностей некоторых детей являлось участие в музыкальных конкурсах. Контрольную группу составили 12 учащихся обычной музыкальной школы имени Гилельса, 9-11 лет (средний возраст 9,9 лет).

Экспериментальную группу взрослых составили музыканты разных специализаций: вокалисты, пианисты и струнники. Все они являются студентами высших музыкальных учебных заведений Москвы: Консерватории им. П.И.Чайковского, Российской Академии музыки им. Гнесиных, Института им. Шнитке, Музыкально-педагогического института им. Ипполитова-Иванова, Московского государственного университета культуры и искусств. Вся группа составила 48 человек, из них 16 человек струнников, 15 вокалистов, 15 пианистов и два человека других специализаций, результаты которых использовались при сопоставлении всех музыкантов в целом с немузыкантами. Среди музыкантов было 10 мужчин и 38 женщин, средний возраст участников составил 22 года. Контрольная группа, в которую вошли 43 немузыканта, была набрана с тем же соотношением мужчин и женщин: 11 мужчин и 32 женшины, средний возраст составил 24 года.

Для оценки особенностей латеральной организации функций в слуховой, зрительной и двигательной сферах в исследовании применялись следующие методики. Оценка мануальной асимметрии проводилась с помощью опросника Аннет (1970); проб на определение скрытых факторов моторного левшества (Лурия А.Р., 1969): "переплетение пальцев", "аплодирование", "поза Наполеона"; методики на определение ведущей руки Handdominanztest - HDT (Steingrueber H.-J., Lienert G.A., 1971). Асимметрия в слухоречевой сфере оценивалась при помощи метода речевого дихотического прослушивания (Котик Б.С., 1975). Для оценки зрительной асимметрии использовались проба Розенбаха (Лурия А.Р., 1962) и проба «прицеливание».

Следующие методики были включены в исследование с целью определения

межполушарной организации восприятия музыкальных стимулов (мелодий и нот): методика мелодического дихотического прослушивания Dichotic listening test - music, F. Spellacy (1970). Методики для определения ведущего в восприятии музыкальной информации (нот) уха были специально созданы для данного исследования. Это методика нотного моноурального прослушивания, применявшаяся в экспериментальной взрослой группе, и методика нотного дихотического прослушивания, включенная в состав методик в детской выборке.

При статистической обработке результатов для проверки значимости различий между несколькими группами применялся критерий Фишера (однофакторный дисперсионный анализ) и критерий Манна-Уитни при попарном сравнении групп. Оценка значимости различий между группами по выполнению моторных и зрительных проб проводилась при помощи частотного анализа (таблиц сопряженности). Статистическая обработка осуществлялась с помощью компьютерной программы SPSS 16.

В разделе «Результаты исследования» описаны полученные в исследовании данные.

Значимые различия латеральной организации функций в экспериментальной и контрольной группах детской выборки были обнаружены в слухоречевой и слуховой неречевой сферах. Экспериментальная и контрольная группы отличались по значениям коэффициента правого уха (Кпу), свидетельствующим о степени латерализации речевой и музической функций (рис.1). -------------------------------------------------------------

0;2...............

т экспериментальная группа

контрольная группа

^---------------------.6;?- •

восприятие речи восприятие нот

Рисунок №1 Латеральные показатели нотного и речевого дихотического прослушивания (Кпу в %)

В контрольной группе преобладали показатели, свидетельствующие о выраженной латерализации слухоречевой функции с преобладанием активности преимущественно левого полушария. В экспериментальной группе показатели свидетельствовали о более выраженной билатеральной организации речевой функции (р<0,04).

Анализ латерализации функции восприятия музыки (нот) обнаруживает следующее: в контрольной группе более чем в половине случаев показатель левосторонний, что говорит об активности правого полушария, тогда как в экспериментальной группе чаще всего восприятие музыки (нот) связано с равной активностью обоих полушарий (р<0,04).

Отличия между группами наблюдались также по продуктивности выполнения методик. В экспериментальной группе средняя продуктивность выполнения дихотического нотного прослушивания примерно в два раза превышает таковую у контрольной группы (р<0,003) (рис.2). В сравнении с этим средняя продуктивность речевого дихотического прослушивания значимо не отличается.

50 40 30 20 10 0 ■(■—■-• еосп;

Рисунок №2 Продуктивность выполнения нотного и речевого дихотического прослушивания (в %)

Анализ особенностей латеральных показателей восприятия музыки у

участников обеих групп в зависимости от продуктивности выполнения ими

нотного дихотического прослушивания продемонстрировал следующее: в

экспериментальной группе высокая продуктивность восприятия нот отмечалась

у участников с симметричным или правосторонним латеральным показателем,

что говорит о значительной вовлеченности обоих полушарий или

П1 ~*2.

ш экспериментальная группа

Ш контрольная группа

эиятие речи еосприятие нот

преимущественно левого полушария. В контрольной группе, напротив, высокая продуктивность восприятия нот сочеталась с левосторонним показателем, то есть с большей активностью правого полушария. Полученные данные могут свидетельствовать о разных стратегиях переработки музыкальной (нотной) информации в экспериментальной и контрольной группах детской выборки, ведущих к успешному результату.

Различия между экспериментальной и контрольной группами по распределению латеральных показателей в мануальной и зрительной сферах были ниже статистической значимости, однако были выявлены следующие тенденции: в экспериментальной группе отмечается преимущественно правосторонняя латерализация мануальной и зрительной функций по сравнению с контрольной группой, что может свидетельствовать о большей активности левого полушария мозга в обеспечении данных функций. Тенденция к односторонней латерализации мануальной и зрительной функций может объясняться необходимостью усиленного произвольного контроля и согласованности работы зрительной и мануальной систем.

Обратимся к данным, полученным в экспериментальной и контрольной выборках взрослых испытуемых.

При сопоставлении распределения профилей латеральной организации функций у музыкантов и немузыкантов были обнаружены следующие отличия, находившиеся ниже уровня статистической значимости: самой большой группой среди музыкантов оказались правши, то есть лица с ведущей правой рукой и преобладанием правосторонних признаков в слухоречевой и зрительной сферах («чистые» правши), тогда как среди немузыкантов -праворукие (т.е. лица со смешанным профилем асимметрии). Кроме того, среди музыкантов чаще встречались амбидекстры преимущественно с правосторонней латерализацией слухоречевых и зрительных функций.

Перейдем к сопоставлению распределения каждого из латеральных показателей, входящих в профиль латеральной организации функций.

Экспериментальная группа отличалась от контрольной более выраженной билатеральной представленностью мануальной функции: в ней преобладали амбидекстры и лица с менее выраженной праворукостью в группе правшей и праворуких. Это подтвердилось статистически при анализе результатов выполнения испытуемыми методики на определение ведущей руки -НагкЗскэттапгХеБ (НОТ) (рис.3). Обращение к результатам выполнения именно этой методики было связано с рядом ее преимуществ в сравнении с другими тестами на определение латеральных предпочтений в мануальной сфере. Во-первых, получаемые в результате проведения НОТ баллы являются объективными показателями, полученными в результате выполнения моторных проб, а не результатом субъективной оценки. Во-вторых, ранжирование баллов позволяет сравнивать испытуемых по степени выраженности праворукости.

,-----------£83-.-----

ш музыканты а немузыканты

60 50 40 30 • 20 10 0

меньше 0 от 0 до 20 от 20 до 40 больше 40

Рисунок №3. Результаты выполнения теста на определение ведущей руки -НОТ (в %)

По результатам выполнения НОТ у музыкантов в сопоставлении с немузыкантами чаще встречаются более низкие баллы (р<0,05), свидетельствующие о меньшей степени выраженности праворукости, что говорит о накоплении у них амбидекстральных показателей в мануальной сфере. Менее выраженная асимметрия двигательной функции может быть обусловлена многолетней практикой игры на музыкальных инструментах.

В слухоречевой и зрительной системах не было получено статистического подтверждения отличий в распределении латеральных показателей, но выявились следующие тенденции: в слухоречевой системе в

экспериментальной группе чаще встречается левосторонний показатель, что говорит о большем участии правого полушария в речевых процессах по сравнению с контрольной группой. Возможно, музыка как ведущая деятельность оказывает влияние на становление латерализации других функций, в частности - слухоречевой, что может свидетельствовать о большей вовлеченности правого полушария в обработку речевой информации. В зрительной системе, напротив, заметна более выраженная латерализация данной функции, что может свидетельствовать о преимущественном вовлечении левого полушария. Важно отметить, что аналогичные тенденции были обнаружены при сравнении экспериментальной и контрольной групп детской выборки.

Рассмотрим значимые отличия, выявленные в сфере латеральной организации слуховой неречевой функции у взрослых. При сопоставлении экспериментальной группы с контрольной оказалось значимым отличие абсолютных значений коэффициента правого уха при восприятии мелодий (р<0,03). Среднее значение Кпу в экспериментальной группе составило 4,4%, тогда как в контрольной группе 10,4%, что говорит о слабо выраженной асимметрии данного показателя у музыкантов. При анализе распределения латеральных показателей восприятия мелодий выявилось преобладание у музыкантов симметричных показателей (Кпу от -5% до +5%) (рис.4).

Экспериментальная группа Контрольная группа

левосго-_^ ронние;

8:3 Ж Ш

левосго ронние;

л II Шь.

лрззосто ронние;

симметричные; 54,2

правосторонние; 46,5

симметричные; 41,9

Рисунок №4. Распределение латеральных неречевой системе (восприятие мелодий) (в %)

показателей в

слуховой

Также у музыкантов оказалась выше продуктивность выполнения мелодического дихотического прослушивания по сравнению с немузыкантами (р<0,001) - средний показатель в экспериментальной группе составил 87,8, тогда как в контрольной группе 78,5 - и реже отмечались ошибки пропуска (р<0,001) и ошибки по типу «ложных тревог» (р<0,003).

При анализе продуктивности восприятия мелодий участниками экспериментальной группы с разными латеральными показателями обнаружилось, что именно у музыкантов с симметричным латеральным показателем значимо выше продуктивность выполнения мелодического дихотического прослушивания (р<0,001), чем у музыкантов с другими латеральными показателями (рис.5). Несмотря на то, что симметричный показатель в контрольной группе встречается реже, в этой группе обнаружилась та же связь симметричного латерального показателя с продуктивностью выполнения мелодического дихотического прослушивания (Р<0,04).

симметричные право-или симметричные право-нлн показатели левосторонние показатели левосторонние показатели показатели

¡а музыканты « немузыканты

Рисунок №5. Продуктивность восприятия мелодий музыкантами и немузыкантами с разными латеральными показателями (в %)

В экспериментальной группе в распределении латеральных показателей восприятия нот симметричный показатель преобладает в еще большем проценте случаев, чем в распределении показателя восприятия мелодий (рис.6).

левосто-

лрэооси ронние 10,4

симмет-ричиые; 72,9

Рисунок №6. Распределение латеральных показателей в слуховой неречевой системе (восприятие нот) у музыкантов (в %)

У музыкантов с симметричным показателем восприятия нот, свидетельствующим о высокой активности обоих полушарий мозга, выше эффективность (р<0,04) и продуктивность выполнения этого задания (р<0,04) по сравнению с музыкантами с другими латеральными показателями.

Таким образом, у лиц, профессионально занимающихся музыкой, в отличие от людей, не имеющих опыта занятий музыкой, преобладают симметричные латеральные показатели восприятия музыкальных стимулов (нот и мелодий), и именно с такими показателями связана более высокая продуктивность их различения. Билатеральное обеспечение музической функции может свидетельствовать о высокой степени взаимодействия полушарий мозга, что обеспечивает возможность применения эффективных когнитивных стратегий. Преобладание симметричных показателей восприятия музыкальных стимулов было отмечено и у детей, добившихся в музыке определенных успехов. В детской выборке это преобладание меньше выражено, чем у взрослых, что, возможно, свидетельствует о том, что в ходе дальнейшего обучения музыке продолжает формироваться латеральная организация данной функции.

На основе многочисленных исследований, связанных с изучением становления речевой и музической функций, процессы развития речи и музыкального восприятия представляются взаимосвязанными и влияющими

друг на друга, поэтому важно проанализировать различные сочетания показателей латеральной организации функций восприятия речи и музыки. О предполагаемом взаимовлиянии речевой и неречевой функций в данном исследовании говорит тот факт, что у музыкантов с высокой продуктивностью выполнения речевого дихотического прослушивания также выше, чем у остальных музыкантов, эффективность и продуктивность восприятия нот (р<0,04; р<0,05), и мелодий (р<0,02). (рис.7) В контрольной группе такой взаимосвязи не отмечается.

о -----—,--------

восприятие мот восприятие мелодий

&& музыканты с высокой продукт« вностью восприятия речи

ш. музыканты с низкой продуктивностью восприятия речи

Рисунок №7. Продуктивность слухового неречевого восприятия у музыкантов с разной продуктивностью восприятия речи (в %)

Обратимся к результатам анализа данных, полученных при исследовании музыкантов разной специализации. Взрослую выборку музыкантов составили студенты нескольких специализаций: струнники, вокалисты и пианисты. В особую подгруппу были выделены музыканты с абсолютным слухом. Это были 12 человек (25% от всех музыкантов), среди которых 3 струнника, 1 вокалист и 8 пианистов.

Распределение латеральных показателей восприятия нот отличалось у музыкантов разных специализаций и у музыкантов с абсолютным слухом: только у струнников в относительно большом проценте случаев был представлен левосторонний показатель, а у вокалистов - правосторонний, тогда как у пианистов в подавляющем большинстве случаев он был симметричным. Максимальная представленность симметричного латерального показателя

отмечалась в группе музыкантов с абсолютным слухом (рис.8).

струнники вокалисты пианисты музыканты с

абсолюгмым слухом

Рисунок №8. Распределение латеральных показателей в слуховой неречевой системе (восприятие нот) у музыкантов разных специализаций и у музыкантов с абсолютным слухом (в %)

Важно отметить, что у музыкантов с абсолютным слухом, которые выделяются своим безошибочным восприятием высоты звука, латеральный показатель в 92% случаев симметричный. Сравнение данной группы с музыкантами без абсолютного слуха по продуктивности и эффективности выполнения моноурального нотного прослушивания показало, что оба эти показателя значимо выше у музыкантов с абсолютным слухом (р<0,03; р<0,04). При сравнении продуктивности и эффективности выполнения моноурального нотного прослушивания по группам специализаций, выявляется отличие струнников и вокалистов от пианистов: оба показателя значимо выше у пианистов (р<0,001; р<0,002). (рис.9)

а струнники швокалисты 0 пианисты

100 80 £0 40 20 0

зффешнвмоаъ продукниность

Рисунок №9. Эффективность и продуктивность восприятия нот музыкантами разных специализаций (в %)

Распределение показателей восприятия мелодий музыкантами отличается от такового при восприятии нот (рис.10).

100 ------

90 4------

80 ......- -

60 1...........-

50 А-...........

40 —.......(

30 4......—'

20 ------:

10 —-......

О -......

струнники вокалисты пианисты музыканты с

абсолютным слухом

Рисунок №?0. Распределение латеральных показателей в слуховой неречевой системе (восприятие мелодий) у музыкантов разных специализаций и музыкантов с абсолютным слухом (в %)

По распределению латеральных показателей восприятия мелодий выделяется группа вокалистов, у которых самый высокий процент встречаемости симметричного показателя (60%), а также представлен левосторонний показатель. Интересно отметить, что самая высокая продуктивность восприятия мелодий отмечалась именно у вокалистов, значимо отличаясь от таковой у струнников (р<0,04), тогда как пианисты по продуктивности восприятия мелодий заняли промежуточную позицию. Можно предположить, что мелодический слух, чрезвычайно важный для вокального исполнительства, более активно развивается у вокалистов.

Таким образом, музыканты разной специализации отличаются по результатам восприятия музыкальных стимулов: пианисты наиболее успешны в восприятий нот, а вокалисты - мелодий, что в обоих случаях сочетается с накоплением симметричных латеральных показателей. Подгруппа музыкантов с абсолютным слухом отличалась минимальным доминированием какого-либо из полушарий мозга в процессе восприятия нот в сочетании с самым высоким уровнем продуктивности выполнения.

$ симметричные з левосторонние iпрапосторонние

Одним из результатов проведенного исследования явилась апробация четырех методик, направленных на оценку межполушарной организации функций в двигательной и слуховой неречевой сферах. Метод дихотического мелодического прослушивания - Dichotic listening test music (F. Spellacy, 1970) -оказался эффективным при оценке ведущего по восприятию мелодий полушария мозга у людей с музыкальным образованием и без такового. Данная методика может быть использована не только для выявления индивидуальных различий в норме, но и для диагностики мозговых дисфункций. Об этом свидетельствуют результаты пилотного исследования, проведенного на группе больных с локальными поражениями мозга (9 человек) с использованием модифицированного варианта методики дихотического мелодического прослушивания.

Метод нотного моноурального прослушивания показал свою эффективность для определения ведущего полушария по переработке нотной информации в выборке испытуемых с музыкальным образованием и оказался чувствительным к наличию абсолютного слуха. Метод нотного дихотического прослушивания, построенного по аналогии с методом дихотического речевого прослушивания, доступен для выполнения взрослыми и детьми с музыкальным образованием. С помощью этого метода возможна оценка ведущего по восприятию нот полушария мозга. Тест на определение ведущей руки Handdominanztest (H.-J. Steingrueber, G.A.Lienert, 1976) предоставляет возможность объективной оценки ведущей руки и степени выраженности этого предпочтения.

В разделе «Обсуждение результатов» обсуждаются полученные данные об отличиях в латеральной организации функций у детей и взрослых с опытом и без опыта музыкальных занятий, рассматривается влияние музыкальной практики и музыкальной специализации на латерализацию функций и на формирование межфункциональных связей.

При анализе восприятия музыкальных стимулов (нот и мелодий), то есть функции, напрямую связанной с профессиональными навыками музыкантов,

были обнаружены значимые различия по ряду показателей в экспериментальной и контрольной группах.

В детской и взрослой экспериментальных группах преобладали значения латерального показателя восприятия музыкальных стимулов близкие к нулю. При этом в этих группах выше оказалась и продуктивность восприятия музыки. Наиболее высокая продуктивность восприятия музыкальных стимулов отмечалась именно при симметричных латеральных показателях, что говорит о высокой степени вовлечения обоих полушарий мозга. Более активное вовлечение левого полушария мозга говорит о том, что у данных участников прослушивание музыкальной информации задействует иные стратегии восприятия, включающие последовательный (сукцессивный) анализ и активное вовлечение речевой функции.

У взрослых людей, профессионально занимающихся музыкой, были обнаружены не только особенности латерализации музической функции, но и получены данные, свидетельствующие о межфункциональных взаимосвязях в слуховой сфере: высокая продуктивность восприятия музыки сочеталась с высокой продуктивностью восприятия речи. Таким образом, процессы развития речи и музыкального восприятия могут рассматриваться как взаимосвязанные и влияющие друг на друга. Этот факт подтверждается, в частности, данными лонгитюдных исследований, показавших положительное влияние музыкальных занятий на развитие слухоречевой памяти у детей (Но Y.-C., Cheung М.-С., Chan A.S., 2003; Глозман Ж.М., Павлов А.Е., 2007).

Отличия между экспериментальной и контрольной группами взрослых были выявлены и в латерализации двигательной функции. В экспериментальной группе взрослых музыкантов отмечалась менее выраженная асимметрия в сфере праксиса, что может быть связано с активной продолжительной тренировкой сложных моторных навыков.

При анализе профшей латеральной организации функций у взрослых музыкантов и немузыкантов было обнаружено, что самую большую подгруппу среди немузыкантов составили праворукие (лица со «смешанным» профилем

асимметрии), тогда как среди музыкантов - правши. В ПЛО правшей («чистые правши») все три показателя - мануальный, слухоречевой и зрительный -являются правосторонними, что говорит об однонаправленной латерализации данных функций. В группе амбидекстров также преобладают правосторонние показатели в слухоречевой и зрительной сферах. Частую встречаемость среди музыкантов правшей можно понять, исходя из результатов исследований произвольной регуляции у лиц с разными типами ПЛО. Некоторыми авторами была выявлена связь типов профилей латеральной организации функций с произвольной регуляцией моторных и интеллектуальных функций. Оказалось, что правши наилучшим образом адаптируются к деятельности, протекающей в жестко регламентированных условиях и требующей высокого произвольного контроля моторики, а также проявляют большую способность к произвольному ускорению интеллектуальной деятельности (Хомская Е.Д, Ефимова И.В., Сироткина Е.Б., 1988). Описанная способность к высокому произвольному контролю моторики чрезвычайно востребована при музыкальной исполнительской деятельности.

При анализе результатов исследования музыкантов разных специализаций и /музыкантов с абсолютным слухом выявились отличия в сфере слухового неречевого восприятия. В слуховой неречевой системе отмечается накопление симметричного показателя восприятия нот в группе пианистов, что сочетается с их значимо большей успешностью выполнения задания на восприятие нот в сравнении с остальными группами специализаций. Различение аккордов и входящих в их состав нот - привычная для пианистов повседневная задача. Также необходимо учесть, что аккорды звучали в фортепианном исполнении, а по данным ряда исследований, у музыкантов в ответ на звучание своего инструмента активизируется большая площадь слуховых зон (Christo Pantev, 1998; Уэйнбергер Н. В., 2005). Более всего симметричный латеральный показатель восприятия нот оказался представлен у музыкантов с абсолютным слухом - в 92% случаев. Для музыкантов с абсолютным слухом характерно безошибочное определение высоты звука. Эта

способность проявилась в задании на восприятие нот в полной мере, и по продуктивности и эффективности они превзошли всех остальных музыкантов.

По распределению латерального показателя восприятия мелодий выделялась группа вокалистов. В сравнении с остальными группами специализаций у них чаще встречался симметричный латеральный показатель, что сочеталось с высоким уровнем продуктивности восприятия мелодий. Эти данные соответствуют тому факту, что по роду профессиональной деятельности для вокалистов чрезвычайно важен именно мелодический слух.

Таким образом, наблюдаемые отличия между группами музыкантов разных специализаций в слуховой неречевой сфере и характер полученных отличий позволяют предположить, что характер ведущей деятельности влияет на межполушарную организацию функции восприятия музыки.

Сопоставление латеральной организации функций у людей, профессионально занимающихся каким-либо видом деятельности, и людей без такового опыта, позволяет затронуть проблему функциональной пластичности мозга в норме. Анализ межполушарной организации функций позволяет получить информацию о степени их латерализации, изучение сочетания уровня продуктивности с латеральными показателями выявляет ту латеральную организацию, при которой функция реализуется наиболее успешно. Анализ межполушарной организации функций у людей, профессионально связанных с музыкальной деятельностью, выявил особенности латеральной организации моторной и сенсорной функций, свидетельствующие об активном межполушарном взаимодействии в процессе их осуществления. С точки зрения обеспечения музыкальной деятельности, по данным разных авторов, важна роль как правого, так и левого полушарий мозга. Различается лишь подход к исследованию вклада полушарий в обеспечение музыкальных процессов: связь отдельных процессов с работой разных полушарий мозга, или же связь полушарий с переработкой информации на глобальном или локальном уровнях (АкептиеНегЕ.О., 2003).

В результате постоянных музыкальных тренировок работа обоих

полушарий мозга все больше интегрируется в процессе осуществления вырабатываемых моторных и сенсорных навыков, что может приводить к вовлечению полушарий в обеспечение музыкальной деятельности почти в равной степени, нивелируя преобладание активности одного из них, что чаще свойственно нетренированным в данном виде навыка людям. Важно отметить, что у людей без опыта занятий музыкой в обеспечении музической функции в большей степени, чем у музыкантов, участвует правое полушарие мозга. Левое полушарие у музыкантов берет на себя не совсем специфичную для него (правополушарную) функцию. Нельзя исключить, что это происходит за счет вовлечения «дополнительных» зон. В теории системной динамической локализации функций одним из принципов мозговой организации является принцип динамичности, изменчивости. Одним из проявлений этого принципа выступает «функциональная многозначность» мозговых структур (Корсакова Н.К, Микадзе Ю.В., 2008). Многие мозговые структуры при определенных условиях могут включаться в выполнение новых функций, входить в состав разных функциональных систем, что может происходить и при такой ведущей деятельности, как музыкальная практика. Вовлечение зон левого полушария мозга и формирование межфункциональных интеграций у музыкантов можно также понять с позиции теории Э. Голдберга (Голдберг Э., 2003). Им было введено понятие «градиент» для описания мозговой организации в «высших» отделах мозга, в неокортексе. На основе тщательного анализа последствий повреждения новой коры он предположил, что имеет место постепенный переход от одной когнитивной функции к другой, соответствующий последовательной непрерывной траектории на поверхности коры. С точки зрения градиентного принципа, в реализации активно развивающейся функции могут задействоваться соседние зоны коры.

Различными авторами высказывалась идея о том, что и музыкантам, и вообще творческим личностям свойственно повышение способности к интеграции функций обоих полушарий мозга (Леви Д., 1995; Вгус1еп М.Р., 1982). При этом важную роль играют задатки, предрасположенность к такой

интеграции, которая может быть задана генетически, а с другой стороны существенна регулярная тренировка в избранном виде деятельности. Особенности латеральной организации функций изучались на моделях различных видов способностей, относящихся не только к искусству, но и к точным наукам. Так, среди математически одаренных подростков чаще, чем в контрольной группе, встречались амбидекстры и меньше было правшей и праворуких (Лукьянчикова Ж.А., Ениколопова Е.В., Степанова О.Б., 2006). Аналогичное снижение выраженности асимметрии, но уже в слухоречевой сфере, отмечалось у лиц с языковыми способностями (Котик Б.С., 1992). Указанные данные, полученные при исследовании различных видов способностей - музыкальных, языковых, математических - позволяют выдвинуть предположение о том, что определенная степень билатерализации, выражающаяся в слабых или нулевых асимметриях переработки информации при достаточно высокой продуктивности или при наличии определенных способностей, может означать большую гибкость когнитивных стратегий.

Полученные в работе данные о высокой степени межполушарного взаимодействия в двигательной и сенсорной сферах и о формировании межфункциональных связей в слуховой сфере у профессиональных музыкантов, а также результаты исследований других авторов, демонстрирующие влияние музыкальных занятий на паттерны активации в слуховой коре мозга у взрослых немузыкантов (Trainor L.J., Shahin A. and Roberts L.E., 2003), формирование у взрослых людей без опыта занятий музыкой межмодальной функциональной кооперации даже в ходе непродолжительных музыкальных тренировок (Muente T.F., Altenmueller Е., Jaencke L., 2002; Lahav A. et al., 2005) свидетельствуют о большом потенциале музыкальных занятий для коррекционных и реабилитационных программ. Например, продолжительная музыкальная практика может оказывать положительное влияние на минимизацию симптомов старения в норме и патологии в связи с перестройками в пользу доминирования левого полушария в позднем возрасте. Музыкальная терапия на сегодняшний день успешно

применяется при самых различных расстройствах и нарушениях, в том числе имеющих неврологические причины: афазиях, болезни Паркинсона, деменции и пр. (Thaut Н. М., 2005; Sacks О., 2007). Индивидуальные особенности межполушарной асимметрии принимаются во внимание при планировании нейропсихологической коррекции, восстановительного обучения после травм головного мозга, а перестройка межполушарных отношений выступает порой как один из механизмов реализации компенсаторных резервов мозга.

Апробированные в исследовании методики могут быть применены для определения индивидуальных различий в разных возрастных популяциях в норме. Также данные методики могут быть эффективны при проведении дифференциальной диагностики поражений мозга и при оценке динамики межполушарного взаимодействия в ходе коррекционных и реабилитационных программ.

1) Нейропсихологический анализ межполушарной организации слуховых и двигательных функций у профессиональных музыкантов и у лиц без опыта музыкальных занятий выявил различия, свидетельствующие о взаимосвязи музыкальной деятельности с особенностями латеральной организаций функций.

2) Профессиональным музыкантам свойственна менее выраженная асимметрия межполушарной организации слуховой неречевой функции, свидетельствующая об активной вовлеченности обоих полушарий мозга в ее реализацию, сопровождающаяся высокой продуктивностью восприятия музыкальной информации (мелодий и нот).

3) В мануальной сфере у профессиональных музыкантов отмечается накопление амбидекстральных показателей, свидетельствующих об активном межполушарном взаимодействии, связанном с продолжительными тренировками бимануальных навыков в ходе музыкальных занятий.

4) Музыкальная деятельность способствует формированию

межфункционашгых связей в слуховой сфере. Это проявляется более тесным взаимодействием слухоречевой и слуховой неречевой функций у музыкантов: высокая продуктивность восприятия музыки сочетается у них с высокой продуктивностью восприятия речи.

5) Особенности латеральной организации слухового неречевого восприятия проявляются уже в детском возрасте. У детей, регулярно занимающихся музыкой и демонстрирующих успехи в ее освоении, отмечается накопление симметричных показателей слухового неречевого восприятия, как и у взрослых профессиональных музыкантов, но выраженное в меньшей степени.

6) Получение определенной музыкальной специализации в сфере вокального или инструментального исполнительства оказывает влияние на успешность и латеральную организацию восприятия музыкальных стимулов, ключевых для профессиональной деятельности. Пианисты оказались наиболее успешны в восприятии нотной информации, а вокалисты - мелодической, что сопровождалась в обоих случаях накоплением симметричных латеральных показателей. Наличие абсолютного слуха, проявляющегося в способности к безошибочному определению высоты звука, связано с особенностями латеральной организации слуховой неречевой функции (восприятие нот), которая выражается в минимальной асимметрии латерального показателя в подавляющем большинстве случаев.

7) Разработанные оригинальные методики нотного прослушивания могут использоваться для оценки латеральной организации слуховой неречевой функции у людей с музыкальным образованием. Апробированные в работе методика дихотического мелодического прослушивания и тест на определение ведущей руки могут использоваться для выявления индивидуальных различий в норме, дифференциальной диагностики различных мозговых дисфункций, оценки динамики межполушарного взаимодействия в ходе реабилитации.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ (общий объем - 2,5 пл., авторский вклад - 2 п.л.) Публикации в рецензируемых журналах, утвериеденн ых ВАК Министерства образования н науки РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований:

1. Панюшева, Т.Д. Музыка и функциональная пластичность мозга в слуховой сфере: потенциал для восстановительного обучения / Т.Д. Панюшева // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. - 2008. - №37 (80). - С. 472-476. - 0,4 пл.

Научные публикации в других изданиях:

2. Панюшева, Т.Д. Особенности функциональной асимметрии мозга у детей с музыкальными способностями / Т.Д. Панюшева // «Нейронаука для медицины и психологии». Материалы II международного междисциплинарного конгресса / Под ред. Лосевой Е.В. - Изд-во «МАКС Пресс», Москва, 2006. - С. 140-142. -0,2 п.л.

3. Панюшева, Т.Д. Особенности функциональной асимметрии мозга у детей с музыкальными способностями / М.С. Ковязина, Т.Д. Панюшева // Журнал прикладной психологии. - 2006. - №6-4 - С. 26-36. - 0,8/0,3 п.л.

4. Панюшева, Т.Д. Музыкальные способности и особенности функциональной асимметрии мозга / Т.Д. Панюшева / «Психология - будущему России». Материалы IV всероссийского съезда РПО / Под ред. Г.В. Акопова и др. - Изд-во «КРЕДО», Москва- Ростов-на-Дону, 2007. - Том III. - С. 82-83. - 0,1 п.л.

5. Панюшева, Т.Д. Методики исследования функциональной асимметрии мозга при восприятии музыки / Т.Д. Панюшева / «Развитие научного наследия А.Р. Лурия в отечественной и мировой психологии». Материалы III Международной научно-практической конференции памяти А.Р. Лурия / Под ред. проф. В.А. Москвина. - Москва-Белгород: Издательско-полиграфический центр «ПОЛИТЕРРА», 2007. - С. 162-163. - 0,1 п.л.

6. Панюшева, Т.Д. Музыкальный мозг: обзор отечественных и зарубежных исследований / Т.Д. Панюшева // Асимметрия. - 2008. - Том 2. - №2. - С. 41-54. - 0,9 п.л.

Подписано в печать:

12.01.2010

Заказ № 3230 Тираж -100 экз. Печать трафаретная. Типография «11-й ФОРМАТ» ИНН 7726330900 115230, Москва, Варшавское ш., 36 (499) 788-78-56 www.autoreferat.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Панюшева, Татьяна Дмитриевна, 2010 год

Введение.

Глава 1. Межиолушарная асимметрия и музыкальная деятельность

1.1. Нейропсихология индивидуальных различий и проблема межполушарной асимметрии.;.

1.2. Нарушения музыкальной деятельности при локальных поражениях мозга.

1.3. Структурно-функциональные особенности организации мозга музыкантов.

1.4. Влияние музыки на когнитивную сферу.

1.5. Нейропсихологический анализ музыкальной деятельности.

1.6. Постановка проблемы.

Глава 2. Материал и методы исследования

2.1. Характеристика испытуемых.

2.2. Методы исследования

2.2.1. Методы оценки слуховой речевой и неречевой асимметрии.

2.2.2. Методы оценки мануальной асимметрии.

2.2.3. Методы оценки зрительной асимметрии.

2.2.4. Основные типы ПЛО.

Глава 3. Результаты исследования

3.1. Результаты исследования с участием детей, обучающихся музыке

3.1.1. Распределение латеральных показателей в мануальной, слухоречевой и зрительной системах.

3.1.2. Распределение латеральных показателей восприятия музыки.

3.1.3.Латеральные особенности и продуктивность восприятия слухоречевых и музыкальных стимулов.

3.2. Результаты исследования с участием взрослых профессиональных музыкантов и немузыкантов

3.2.1.Распределение основных типов профилей латеральной организации функций среди музыкантов и немузыкантов.

3.2.2.Распределение латеральных показателей в мануальной, слухоречевой и зрительной системах.

3.2.3.Латеральные особенности и продуктивность восприятия музыкальных стимулов.

3.2.4.Продуктивность восприятия в слуховой сфере.

3.2.5.Музыканты разных специализаций.

3.2.6.Музыканты с абсолютным слухом.

3.3. Результаты апробации новых методик.

Глава 4. Обсуждение результатов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Межполушарная организация слуховых и двигательных функций у музыкантов"

Актуальность исследования. Проблема изучения психической нормы и ее типологии является междисциплинарной. В рамках психологической науки ею занимаются различные отрасли: возрастная психология, инженерная, педагогическая и многие другие. Изучение индивидуальных различий осуществляется и с позиций нейропсихологии - одного из основных направлений клинической психологии. В настоящее время нейропсихологический подход к индивидуальным различиям реализуется, прежде всего, с точки зрения того вклада, который осуществляют оба полушария мозга в обеспечение тех или иных психических функций. Таким образом, за основу классификации индивидуальных различий психики здоровых людей в нейропсихологии взяты базовые закономерности работы мозга - межполушарная асимметрия и межполушарное взаимодействие [42], [62]. Описание различных вариантов сочетаний показателей межполушарной асимметрии в моторной и сенсорной сферах проводится с помощью профиля латеральной организации функций (ПЛО). В профиле учитываются показатели, связанные с работой нескольких анализаторных систем: мануальной, слухоречевой и зрительной.

Выявление особенностей латеральной организации функций играет важную роль в диагностике локальных поражений мозга [31], [46], [48]. Индивидуальные особенности межполушарной асимметрии принимаются во внимание и при планировании восстановительного обучения после травм головного мозга [23], [24].

В последние годы с позиций нейропсихологического подхода активно изучаются индивидуальные различия в детской популяции [3], [73]. Нередко трудности обучения в школе связаны с особенностями профилей латеральной организации функций. Например, многие дети, сталкивающиеся с теми или иными сложностями в школьном обучении, являются леворукими или левшами [46], [47]. Особенности мышления, эмоциональная неустойчивость требуют специального психолого-педагогического сопровождения в обучении и воспитании этих детей. Для решения подобных проблем актуальна разработка адекватных методов диагностики и коррекции трудностей обучения детей [19], [47].

В нейропсихологии интерес к особенностям функциональной асимметрии мозга в онтогенезе не ограничивается детским возрастом, а затрагивает и поздний онтогенез [20], [113]. Имеются основания рассматривать модель нормального старения как особый период развития, характеризующийся сложными изменениями в психическом функционировании для достижения оптимального уровня адаптации. В пожилом возрасте происходят перестройки некоторых параметров межполушарной асимметрии [20], [21].

Все большее количество исследователей проявляет интерес к изучению функциональной асимметрии мозга в связи с особенностями когнитивных функций и эмоционально-личностной сферы [13], [14], [29], [39], [72]. С особенностями межполушарного взаимодействия связаны возможности адаптации к экстремальным климатическим условиям [2], [27], [28] и к высоким спортивным нагрузкам [58]. Многие исследователи обращаются к нейропсихологии индивидуальных различий с целью изучения связи типов ПЛО со способностями в разных сферах деятельности.

Одной из первых проблему изучения способностей с позиций нейропсихологии начала разрабатывать Б.С.Котик на модели способностей к обучению языкам [22]. Изучались профили латеральной организации функций у билингвов с учетом продуктивности выполнения заданий и выраженности функциональной асимметрии мозга по переработке речевой информации. Были получены данные о том, что большие способности к языкам сопровождаются слабо выраженной асимметрией при восприятии речи. Другое исследование, проведенное уже на модели математической одаренности, продемонстрировало накопление симметричных показателей ПЛО в группе одаренных подростков [29]. Эти данные позволяют предположить, что при наличии определенных способностей слабо выраженная степень асимметрии по переработке той или иной информации при достаточно большой продуктивности отражает высокую степень взаимодействия полушарий и может свидетельствовать о гибкости когнитивных стратегий.

Большой интерес представляет исследование протекания тех или иных психических функций и выявление связанных с этим межполушарных особенностей у лиц, составляющих разные профессиональные группы. Эти данные дают новую информацию о мозговом обеспечении психических процессов и открывают новые факты о пластичности мозга. Например, успехи в некоторых видах спорта характерны для спортсменов с определенным профилем латеральной организации функций [6], [14]. Наиболее интересны для изучения те профессии и те виды деятельности, которые связаны с развитием специфических навыков в сенсорной и моторной сферах, и предполагают многолетнее развитие и совершенствование с раннего возраста. Всем перечисленным требованиям отвечает музыкальная деятельность.

Структурно-функциональные особенности мозга профессиональных музыкантов демонстрируют высокую пластичность мозга, возможность изменений не только на функциональном, но и анатомическом уровне, особенно при начале занятий в раннем возрасте, когда многие мозговые структуры находятся в сензитивном периоде [95], [100]. Интенсивная музыкальная практика может оказывать влияние на такие базовые характеристики мозговой деятельности, как межполушарная асимметрия, способствовать формированию межфункциональных связей [91].

Многочисленные данные о структуре и динамике различных составляющих в восприятии и исполнении музыки получены при исследовании больных с локальной мозговой патологией, то есть на клинических моделях. Выявленные в этих работах особенности структуры и функционирования мозга у людей, много лет посвятивших музыке, также свидетельствуют о том, что интенсивная музыкальная практика сказывается и на особенностях межполушарного взаимодействия. Изучение специфики межполушарной функциональной асимметрии мозга у музыкантов в сопоставлении с пемузыкантами может предоставить новые данные о закономерностях функционального развития мозга, о том, насколько и как именно влияет на него постоянная тренировка музыкальных навыков, затрагивающих как двигательные, так и слуховые функции. Сопоставление особенностей функциональной асимметрии мозга у взрослых музыкантов и у детей, занимающихся музыкой, позволяет изучать становление межполушарной организации психических функций в онтогенезе.

Изучение воздействия музыкальных занятий на различные когнитивные процессы (память, восприятие, речь и пр.) перспективно не только с педагогической точки зрения, но имеет значение для коррекциопной и реабилитационной практики [9], [80], [102]. В настоящее время появляется все больше фактов о межфункциональных связях, возникающих в процессе музыкальных тренировок даже за короткое время у людей, никогда ранее не занимавшихся музыкой [88], [92], [108]. Детальная разработка проблемы пластичности мозга на основе этих данных может способствовать развитию представлений о том, как можно влиять на компенсацию имеющихся нарушений при том или ином типе ПЛО с целью максимального воссгановления нарушенных психических функций. Знание о влиянии музыкальных занятий на межполушарную асимметрию и межполушарное взаимодействие применимо в восстановительном обучении пациентов, страдающих от последствий поражений головного мозга.

Методологической основой настоящего исследования явилась теория сис1емной динамической локализации высших психических функций (Лурия А.Р., 1962; Выготский Л.С., 1956). Работа также опиралась на традиции нейропсихологического подхода к изучению проблемы индивидуальных различий, согласно которому базовые закономерности мозговой организации - межполушарная асимметрия и межполушарное взаимодействие - рассматриваются как детерминирующие индивидуальную вариабельность психики человека наряду с другими факторами [3], [7], [20], [22], [28], [62].

Основной целыо исследования было изучение особенностей межполушарной организации слуховых и двигательных функций у лиц, профессионально занимающихся музыкой.

Объектом исследования стали особенности латеральной организации высших психических функций у профессиональных музыкантов, людей без музыкального образования и детей, обучающихся музыке.

Предметом исследования явились особенности функциональной асимметрии 7 слуховых и двигательных функций у музыкантов и лиц, не имеющих опыта обучения музыке.

В исследовании были поставлены следующие задачи:

1) Разработать методики для определения латеральных показателей восприятия музыкальных стимулов (нот) и апробировать на российской выборке методику Sleingrueber H.-J., Lienert G.A. на определение ведущей руки и методику мелодического дихотического прослушивания F. Spellacy.

2) Выявить различные типы профилей латеральной организации функций у музыкантов и немузыкантов.

3) Сравнить латеральные особенности восприятия музыкальных стимулов музыкантами и немузыкантами.

4) Сопоставить особенности латеральной организации функций у музыкантов разных специализаций, а также в группе музыкантов, обладающих абсолютным слухом.

5) Выявить распределение латеральных показателей в мануальной, зрительной, слуховой речевой и неречевой системах у детей, занимающихся музыкой, и сопоставить полученные результаты с данными взрослых музыкантов.

Гипотезы исследования:

1) Межполушарная организация слуховых и двигательных функций и характер межфункциональных связей у профессиональных музыкантов отличаются от таковых у людей без опыта занятий музыкой.

2) Особенности латеральной организации функций, связанные с музыкальными занятиями, начинают проявляться уже в детском возрасте. Эти особенности латеральной организации функций схожи с таковыми у взрослых профессиональных музыкантов.

3) Музыкальная специализация, а также наличие абсолютного слуха влияют на успешность восприятия различных видов музыкальных стимулов (мелодий и нот) и корреспондируют с определенными особенностями латеральной организации слуховых неречевых функций у профессиональных музыкантов. 8

Характеристика выборки.

В исследовании принимали участие испытуемые разных возрастных групп. В экспериментальную и контрольную группы детской выборки были включены дети в возрасте 9-11 лет, обучающиеся в музыкальных школах по специализации «фортепиано»: 15 детей с высокой успешностью освоения музыки, 12 детей со средней успешностью музыкальных занятий.

Взрослую выборку составили 48 взрослых профессиональных музыкантов разных специализаций (струнники, вокалисты, пианисты). В контрольную группу вошли 43 человека без опыта музыкальных занятий (немузыканты).

Методы исследования. В исследовании применялись методики для оценки межполушарной асимметрии в двигательной, зрительной, слуховой речевой и слуховой неречевой сферах: опросник Аннет (1970); пробы на определение скрытых факторов моторного левшества (Лурия А.Р., 1969); проба Розенбаха (Лурия, 1962) и проба «прицеливание» (Хомская Е.Д. и др., 1995); методика Handdominanztest - HDT (Steingrueber H.-J., Lienert G.A., 1971); методика речевого дихотического прослушивания (Котик Б.С., 1975); методика мелодического дихотического прослушивания Dichotic listening test - music, F. Spellacy (1970); авторские методики нотного моноурального и дихотического прослушивания.

Достоверность результатов обеспечивается продуманной методологической базой работы, применением научно обоснованных методов исследования, достаточным объемом выборки и корректным использованием методов статистической обработки эмпирических данных.

Научная новизна исследования. В рамках нейропсихологического подхода к индивидуальным различиям был проведен анализ особенностей межполушарной организации слуховых и двигательных функций у людей, профессионально занимающихся музыкой. Выявлены отличия в латеральной организации слуховых и двигательных функций у взрослых профессиональных музыкантов в сравнении с людьми, не имеющими опыта музыкальных занятий. У музыкантов отмечена менее 9 выраженная асимметрия в слуховой неречевой сфере. Наиболее высокая продуктивность выполнения музыкальных заданий музыкантами сочеталась с минимальной асимметрией при восприятии музыкальных стимулов. В слуховой системе у профессиональных музыкантов обнаружилось более тесное взаимодействие речевых и неречевых функций, что проявилось во взаимосвязи продуктивности слухоречевого и слухового неречевого восприятия (мелодии, ноты). В мануальной сфере в группе профессиональных музыкантов преобладали амбидекстральные показатели, что может быть обусловлено развитием бимануальных действий в ходе музыкальных занятий.

В работе показано, что специализация в сфере вокального или инструментального исполнительства связана с высокой успешностью и билатеральной представленностью восприятия музыкальных стимулов, ключевых для данной профессиональной деятельности. Наличие абсолютного слуха сопровождалось самой высокой по сравнению с остальными испытуемыми продуктивностью восприятия нот и минимальной асимметрией слуховой неречевой функции.

Проведенное сопоставление латеральной организации функций у детей, занимающихся музыкой, и у взрослых профессиональных музыкантов продемонстрировало общее для них преобладание симметричных показателей восприятия музыкальных стимулов, менее выраженное в детской выборке.

Практическая значимость. В работе показано влияние занятий музыкой на межполушарное взаимодействие в слуховой и двигательной сферах. Полученные данные могут служить основой для разработки реабилитационных и коррекционных программ с включением элементов музыкальных занятий. Разработаны методики нотного моноурального и дихотического прослушивания для оценки межполушарной организации слуховой неречевой функции (восприятие нот) у людей с музыкальным образованием. Также апробированы методики, предназначенные для определения латеральной организации функций в мануальной и слуховой неречевой сфере восприятие мелодий), расширяющие возможности оценки латеральной организации ю функций вне зависимости от наличия опыта занятий музыкой. Методики могут применяться для выявления индивидуальных различий, а также для диагностики различных мозговых дисфункций и для оценки динамики межполушарного взаимодействия в процессе нейропсихологической реабилитации.

Положения, выносимые на защиту:

1) Существует взаимосвязь успешной профессиональной музыкальной деятельности с особенностями межполушарной организации слуховых и двигательных функций и формированием межфункциопальных связей.

2) В группе профессиональных музыкантов отмечается преобладание симметричных показателей восприятия музыкальных стимулов (нот и мелодий), сочетающееся с его высокой продуктивностью. Это может свидетельствовать о вовлеченности обоих полушарий мозга в обработку музыкальной информации.

3) Профессиональная музыкальная практика развивает бимануальные двигательные навыки, что проявляется в большей представленности амбидекстрального показателя в группе музыкантов и свидетельствует об активном межполушарном взаимодействии.

4) Многолетние занятия музыкой способствуют усилению взаимосвязей в слуховой сфере, что обеспечивает более высокий уровень продуктивности восприятия речевой и неречевой информации.

5) Особенности латеральной организации слухового неречевого восприятия отмечаются при регулярных музыкальных занятиях в детском возрасте. У детей, занимающихся музыкой и демонстрирующих успехи в ее освоении, наблюдается преобладание симметричных показателей латеральной организации восприятия музыки, но менее выраженное, чем у взрослых профессиональных музыкантов.

6) Различная специализация при получении профессионального музыкального образования оказывает влияние на успешность и латеральные особенности восприятия музыкальных стимулов, ключевых для данной профессиональной деятельности.

7) Наличие абсолютного слуха, то есть способности безошибочно определять

11 высоту нот, сопровождается минимальной асимметрией в латеральной организации слуховой неречевой функции.

Внедрение результатов исследования. Апробированные в диссертационном исследовании методики используются в нейропсихологической диагностике, которая проводится в отделениях хирургии сосудов и хирургии опухолей НИИ нейрохирургии имени академика Н.Н.Бурденко РАМН. Материалы исследования используются в курсе лекций «Клиническая нейропсихология» на кафедре нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова, в курсах «Общая нейропсихология» и «Дифференциальная диагностика в детской клинической психологии» на кафедре нейро- и патопсихологии факультета клинической и специальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета.

Апробация работы. Работа обсуждалась на заседании кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова 17 сентября 2008 года. Материалы исследования были представлены на Втором Международном междисциплинарном конгрессе «Нейронаука для медицины и психологии» (Украина, Судак, 2006); на IV съезде Российского психологического общества «Психология -будущему России» (Ростов-на-Дону, 2007); на III Международной научно-практической конференции памяти А.Р. Лурия «Развитие научного наследия А.Р. Лурия в отечественной и мировой психологии» (Белгород, 2007). Основное содержание диссертации отражено в 6 авторских публикациях, в том числе в 1 статье в журнале, рекомендованном ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, теоретической и экспериментальной частей, выводов и списка литературы. Основной текст диссертации изложен на 112 страницах и включает 2 таблицы и 26 рисунков. Список литературы включает ИЗ публикаций, из них 49 на английском языке.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

Нейропсихологический анализ межполушарной организации слуховых и двигательных функций у профессиональных музыкантов и у лиц без опыта музыкальных занятий выявил различия, свидетельствующие о взаимосвязи музыкальной деятельности с особенностями латеральной организаций функций. Профессиональным музыкантам свойственна менее выраженная асимметрия межполушарной организации слуховой неречевой функции, свидетельствующая об активной вовлеченности обоих полушарий мозга в ее реализацию, сопровождающаяся высокой продуктивностью восприятия музыкальной информации (мелодий и нот).

В мануальной сфере у профессиональных музыкантов отмечается накопление амбидекстральных показателей, свидетельствующих об активном межполушарном взаимодействии, связанном с продолжительными тренировками бимануальных навыков в ходе музыкальных занятий.

Музыкальная деятельность способствует формированию межфункциональных связей в слуховой сфере. Это проявляется более тесным взаимодействием слухоречевой и слуховой неречевой функций у музыкантов: высокая продуктивность восприятия музыки сочетается у них с высокой продуктивностью восприятия речи.

Особенности латеральной организации слухового неречевого восприятия проявляются уже в детском возрасте. У детей, регулярно занимающихся музыкой и демонстрирующих успехи в ее освоении, отмечается накопление симметричных показателей слухового неречевого восприятия, как и у взрослых профессиональных музыкантов, но выраженное в меньшей степени.

Получение определенной музыкальной специализации в сфере вокального или инструментального исполнительства оказывает влияние на успешность и латеральную организацию восприятия музыкальных стимулов, ключевых для профессиональной деятельности. Пианисты оказались наиболее успешны в ill восприятии нотной информации, а вокалисты - мелодической, что сопровождалась в обоих случаях накоплением симметричных латеральных показателей. Наличие абсолютного слуха, проявляющегося в способности к безошибочному определению высоты звука, связано с особенностями латеральной организации слуховой неречевой функции (восприятие нот), которая выражается в минимальной асимметрии латерального показателя в подавляющем большинстве случаев.

7) Разработанные оригинальные методики нотного прослушивания могут использоваться для оценки латеральной организации слуховой неречевой функции у людей с музыкальным образованием. Апробированные в работе методика дихотического мелодического прослушивания и тест на определение ведущей руки могут использоваться для выявления индивидуальных различий в норме, дифференциальной диагностики различных мозговых дисфункций, оценки динамики межполушарного взаимодействия в ходе реабилитации.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Панюшева, Татьяна Дмитриевна, Москва

1.Г. О психологических предпосылках предметно-пространственных слуховых представлений / М.Г. Арановский // Проблемы музыкального мышления. — М., 1974. - С. 252-271.

2. Аршавский, В.В. Межполушарная асимметрия в системе поисковой активности (К проблеме адаптации человека в приполярных районах Северо-Востока СССР) / В.В. Аршавский. Владивосток: ДВО АН СССР, 1988. - 136 С.

3. Ахутина, Т.В. Нейропсихологический анализ индивидуальных различий у детей: параметры оценки / Т.В. Ахутина, JI.B. Яблокова, II.Н. Полонская // Нейропсихология и психофизиология индивидуальных различий. Оренбург, 2000. -С. 137-152.

4. Балонов, Л.Я Слух и речь доминантного и недоминантного полушарий / Л.Я. Балонов, В.Л. Деглин. Л.: Наука, 1976. - 218 С.

5. Балонов, Л.Я. Функциональная асимметрия мозга в организации речевой деятельности / Л.Я. Балонов, В.Л. Деглин, Т.В. Черниговская // Сенсорные системы: сенсорные процессы и асимметрия полушарий. Л.: Наука, 1985. - С. 99—115.

6. Бердичевская, Е.М. Функциональные асимметрии при обеспечении эффективной деятельности в спорте / Е.М. Бердичевская, А.С. Тройская, Я.Е. Бугаец, И.Э Хачатурова // Асимметрия. М., 2007. - Том 1. - №1. - С. 62-64.

7. Брагина, Н.Н. Функциональные асимметрии человека / Н.Н. Брагина, Т.А. Доброхотова. -М.: Медицина, 1988. 239 С.

8. Буклина, С.Б. Амузия и ее топическая принадлежность / С.Б. Буклина, В.Б. Скворцова // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2007. - №9. - С.4-10.

9. Глозман, Ж.М. Влияние занятий музыкой на развитие пространственных икинетических функций у детей младшего школьного возраста / Ж.М. Глозман, А.Е.

10. Павлов //Психологическая наука и образование. 2007. - №3. - С. 33-41.из

11. Голдберг, Э. Управляющий мозг: Лобные доли, лидерство и цивилизация / Э. Голдберг ; Перевод с англ. Д. Бугакова. — М.: Смысл, 2003. — 335 С.

12. Голубева, Э.А. Типологический и измерительный подходы к изучению индивидуальности: от Оствальда и Павлова к современным исследованиям / Э.А. Голубева // Психологический журнал. 1995. - Т 16. - № 1. - С. 64-74.

13. Доброхотова, Т.А. Индивидуальный профиль функциональных асимметрий человека и парапсихология / Т.А. Доброхотова, Н.Н. Брагина, А.Г. Федорук // Парапсихология и психофизика. 1993. - №2. - С. 60-73.

14. Доброхотова, Т.А. Левши / Т.А. Доброхотова, Н.Н. Брагина. М.: Книга, 1994. - 240 С.

15. Ефимова, И.В. Межполушарная асимметрия мозга и двигательные способности / И.В. Ефимова // Физиология человека. 1996. - Т. 22. - № 1. - С. 35-39.

16. Ефимова, И.В. Амбидекстры: Нейропсихология индивидуальных различий / И.В. Ефимова. СПб.: КАРО, 2007. - 160 С.

17. Жаворонкова, Л.А. Электроэнцефалографический и нейропсихологический анализ взаимодействия полушарий мозга в процессе восстановления после черепно-мозговой травмы / Л.А. Жаворонкова, О.А. Кроткова // Физиология человека. 1994. -Т.20. - № 4. - С.15 - 23.

18. Кирнарская, Д.К. Музыкальные способности / Д.К. Кирнарская. М.: Таланты-XXI век, 2004. - 496 С.

19. Клейн, В.Н. Латеральная фенотипическая конституция и ее личностные корреляты / В.Н. Клейн, А.П. Чуприков // Асимметрия мозга и память. Пущино, 1987. -С. 46-53.

20. Корсакова, Н К. Неуспевающие дети: Пейропсихологическая диагностика трудностей в обучении младших школьников / Н.К. Корсакова, Ю.В. Микадзе, Е.Ю. Балашова. 2-е изд., доп. - М.: Рос. пед. агентство, 2001. - 160 С.

21. Корсакова, Н.К. О принципе динамичности в концепции А.Р. Лурия (модельнормального старения) / Н.К. Корсакова, Н.Ю. Прахт // Вопросы психологии. 2002. 1144.-С. 96- 100.

22. Корсакова, Н.К. Клиническая нейропсихология / Н.К. Корсакова, Л.И. Московичюте. М., 2003. - 144 С.

23. Котик, Б.С. Межполушарное взаимодействие у человека / Б.С. Котик. -Ростов: изд-во Рост, ун-та, 1992. 173 С.

24. Кроткова, О.А. Перестройка межполушарных отношений как один из механизмов реализации компенсаторных резервов мозга / О.А. Кроткова // А.Р. Лурия и психология XXI века. М.: Смысл, 2003. - С.141 - 145.

25. Лазурский, А.Ф. Очерк науки о характерах / А.Ф. Лазурский. 3-е изд., доп. -Пг.: Издание К.Л.Риккера, 1917. - 386 С.

26. Лазурский, А. Ф. Классификация личностей / А.Ф. Лазурский. 3-е изд. - Л.: Госиздат, 1924.-290 С.

27. Леутин, В.П. Психофизиологические механизмы адаптации и функциональная асимметрия мозга /В.П. Леутин, Е.И. Николаева. Новосибирск: Наука, 1988. - 193 С.

28. Леутин, В.П. Функциональная асимметрия мозга: мифы и действительность / В.П. Леутин, Е.И. Николаева. СПб: Речь, 2005. - 368 С.

29. Лурия, А.Р. Афазия у композитора / А.Р. Лурия, Л.С. Цветкова, Д.С. Футер //115

30. Проблемы динамической локализации функций мозга. М., 1968. - С. 328—333.

31. Лурия, А. Р. Высшие корковые функции человека / А.Р. Лурия. М., 1969. -504 С.

32. Лурия, А.Р. Основы нейропсихологии / А.Р. Лурия. М., 2003. - 381 С.

33. Маляренко, Г.Ю. Музыка и мозг ребенка / Г.Ю. Маляренко. Тамбов: изд-во ТГУ, 1998.-94 С.

34. Межполушарное взаимодействие: Хрестоматия / Под ред. В.А. Семенович, М.С. Ковязиной. М.: Генезис, 2009. - 400 С.

35. Мосидзе, В.М. О латерализации музыкальной функции у человека / В.М. Мосидзе // Функциональная асимметрия и адаптация человека. М., 1976. - С. 55 - 68.

36. Москвин, В.А. Функциональная асимметрия мозга и толерантность к эмоциональному стрессу / В.А. Москвин, В.Н. Клейн, А.П. Чуприков // Неврология и психиатрия. Киев, 1986. - Вып. 15. - С. 106—109.

37. Москвин, В.А. Межполушарная асимметрия и индивидуальные стили эмоционального реагирования / В.А. Москвин // Вопросы психологии. 1988. - № 6. -с. 116- 120.

38. Москвина, Н.В. Нейропсихология и нейропедагогика / Н.В. Москвина, В.А. Москвин // Материалы I международной конференции памяти А.Р. Лурия. М., 1997. -С. 67.

39. Москвин, В.А. Межполушарные отношения и проблема индивидуальных различий / В.А. Москвин. М.: Изд-во МГУ, 2002. - 288 С.

40. Назайкинский, В.Г. О психологии музыкального восприятия / В.Г. Назайкинский. М.: Музыка, 1972. - 383 С.

41. Небылицын, В.Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий / В.Д. Небылицын. М., Наука, 1976. - 336 С.

42. Нейропсихологический анализ межполушарной асимметрии мозга / Под ред. Е.Д. Хомской. М.: Наука, 1986. 206 С.

43. Психологический словарь / Под. ред. В.П.Зинченко, Б.Г.Мещерякова. 2-еибизд., перераб. и доп. М.: Педагогика-Пресс, 1999. - 440 С.

44. Русалов, В. М. Биологические основы индивидуально-психологических различий / В.М. Русалов. М., 1979.-352 С.

45. Русалов, В.М. Дифференциальная психофизиология: основные достижения и перспективы изучения индивидуальности человека / В.М. Русалов // Психологический журнал.- 1988.- Т.1. №2. - С.14 - 21.

46. Семенович, А.В. Межполушарная организация психических процессов у левшей / А.В. Семенович. М.: МГУ, 1991. - 95 С.

47. Семенович, А.В. Нейропсихологическая диагностика и коррекция в детском возрасте / А.В. Семенович. М.: Академия, 2002. - 232 С.

48. Симерницкая, Э.Г. Доминантность полушарий / Э.Г. Симерницкая. М., 1978. -95 С.

49. Симерницкая, Э.Г. Мозг человека и психические процессы в онтогенезе / Э.Г. Симерницкая. М.: МГУ, 1985. - 189 С.

50. Теплов, Б.М. Об изучении типологических свойств нервной системы и их психологических проявлений / Б.М. Теплов // Вопросы психологии. 1957. - № 5. - С. 108—130.

51. Теплов, Б.М. Изучение основ свойств высшей нервной системы и их значение для психологии индивидуальных различий / Б.М. Теплов, В.Д. Небылицын // Вопросы психологии. 1963. - №5. - С. 38-47.

52. Теплов, Б. М. Труды по психофизиологии индивидуальных различий / Б.М. Теплов. М.: Наука. - 2004. - 444 С.

53. Тонконогий, И.М. Введение в клиническую нейропсихологию / И.М. Тонконогий. Л.: Медицина, 1973. - 254 С.

54. Тонконогий, И.М. Клиническая нейропсихология / И.М. Тонконогий, А. Пуанте. СПб.: Питер, 2007. - 528 С.

55. Уэйнбергер, Н. В чем секрет завораживающей власти музыки? / Н. Уэйнбергер // В мире науки. 2005. - № 2. - С. 70—77.

56. Фокин, В.Ф. Функциональная межполушарная асимметрия и асимметрия межполушарных отношений / В.Ф. Фокин, Н.В. Пономарева, Н.Г. Городенский, Е.И. Иващенко, И.И. Разыграев // Системный подход в физиологии. 2004. - №12. - С. 111127.

57. Фомина, Е.В. Функциональные асимметрии и успешность спортивной деятельности / Е.В. Фомина, А.В. Еремеев // Материалы конференции «Проблемы совершенствования олимпийского движения, физической культуры и спорта». Омск, 1998. -С.81-84.

58. Фомина, Е.В. Функциональная асимметрия мозга и адаптация к экстремальным спортивным нагрузкам / Е.В. Фомина. Омск: СибГУФК, 2005. - 272 С.

59. Функциональная межполушарная асимметрия. Хрестоматия / Под ред. В.Ф. Фокина. М.: Научный мир, 2004. - 728 С.

60. Хомская, Е.Д. Межполушарная асимметрия и произвольная регуляция интеллектуальной деятельности / Е.Д. Хомская, И.В. Ефимова, Е.Б. Сироткина // Вопросы психологии. М., 1988. - №2. - С. 147-151.

61. Хомская, Е.Д. Методы оценки межполушарной асимметрии и межполушарного взаимодействия / Е.Д. Хомская, Н.Н. Привалова, Е.В. Ениколопова, И.В. Ефимова. М.: Изд-во МГУ, 1995. - 78 С.

62. Хомская, Е.Д. Нейропсихология индивидуальных различий / Е.Д. Хомская, И.В. Ефимова, Е.В. Будыка, Е.В. Ениколова. М., 1997. - 281 С.

63. Хрестоматия по нейропсихологии / Под ред. Е.Д. Хомской. М., 2004. - 896 С.

64. Чуприков, А.П. Распределение рукости и некоторых антропофизиологических признаков среди практически здорового населения Москвы / А.П. Чуприков, Е.Б. Гурова, Н.Ю. Власова, И.Н. Ермакова. М.: НИИ психиатрии МЗ РФ, 1979. - 354 С.

65. Aboitiz, F. Fiber composition of the human corpus callosum / F. Aboitiz, A.B. Scheibel, R.S. Fisher, E. Zaidel // Brain research. 1992. - P. 143-153.

66. Altenmueller, E.O. Music in your head / E.O. Altenmueller // Scientific American118mind.-2003.-P. 24-31.

67. Amunts, K. Motor cortex and hand motor skills: structural compliance in the human brain / K. Amunts, G. Schlaug, L. Jaencke, H. Steinmetz, A. Schleicher, A. Dabringhaus, K. Zilles // Human brain mapping. 1997. - № 5. - P. 206-215.

68. Annet, M. A. A classification of hand preference by association analysis / M.A. Annet //British Journal of Psychology. 1970. - Vol. 61. - №2. - P. 303-321.

69. Aufbau, Durchfuerung und Auswertung der Lateralitaetstests: Hand-Dominanz-Test, Augendominanz-Test, Laterale Augenbewegungen, Dichotic Listening. Uiversitaet Graz, 2003.-97 P.

70. Avanzini, G. Musicogenic seizures / G. Avanzini // Annals of the New York academy of sciences. The Neurosciences and Music. 2003. - Vol.999. - P. 95-102.

71. Ayotte, J. Patterns of music agnosia associated with middle cerebral artery infarcts / J. Ayotte, I. Peretz, I. Rousseau, C. Bard, M. Bojanowski // Brain. 2000. - Vol.123. - №9. -P. 1926-1938.

72. Brenneman, M.H. Does a continuous measure of handedness predict reading processes and reading-related skills across the lifespan? / M.H. Brenneman, S. Decker, J. Meyers, K. Johnson // Laterality. 2008. - Vol.13. - №6. - P. 481-503.

73. Caliskan, E. Left-handedness in blind and sighted children / E. Caliskan, D. Senol // Laterality. 2009. - Vol.14. - №2. - P. 205-213.

74. Douglas, M.K. Amusia is associated with deficits in spatial processing / M.K. Douglas, D.K. Bilkey //Nature Neuroscience. 2007. - Vol.10. - №7. - P. 915-921.

75. Gaab, N. Functional anatomy of pitch memory an fMRI study with sparse temporal sampling / N. Gaab, Ch. Gaser, T. Zaehle, L. Jancke, G. Schlaug // Neurolmage. - 2003. -№19. - P. 1417-1426.

76. Gaab, N. The effect of musicianship on pitch memory in performance matched groups /N. Gaab, G. Schlaug // NeuroReport. 2003. - Vol.14. - №18. - P. 2291 - 2295.

77. Gaab, N. The effects of gender on the neural substrates of pitch memory / N. Gaab, J.P. Keenan, G. Schlaug // Journal of cognitive Neuroscience. 2003. - Vol.15. - №6. - P. 111.

78. Gaser, Ch. Brain structures differ between musicians and non-musicians / Ch. Gaser, G. Schlaug // The Journal of Neuroscience. 2003. - P. 9240-9245.

79. Hamilton, R.H. Absolute pitch in blind musicians / R.H. Hamilton, A. Pascual-Leone, G. Schlaug // NeuroReport. 2004. - Vol. 15. - №5. - P. 803-806.

80. Ho, Y.-Ch. Music training improves verbal but not visual memory: cross-sectional and longitudinal explorations in children / Y.-Ch. Ho, M.-Ch. Cheung, A.S. Chan // Neuropsychology. 2003. - Vol.17. - № 3. - P. 439-450.

81. Hutchinson, S. Cerebellar volume of musicians / S. Hutchinson, L.H.-L. Lee, N. Gaab, G. Schlaug // Cerebral cortex. 2003. - Vol.13. - №9 - P. 943-949.

82. Hyde, K.L. Musical Training Shapes Structural Brain Development / K.L. Hyde, J. Lerch, A. Norton, M. Forgeard, E. Winner, A.C. Evans, G. Schlaug // The Journal of Neuroscience. 2009. -Vol.29. -№10. -P. 3019-3025.

83. Jaencke, L. Hand skill asymmetry in professional musicians / L. Jaencke, G. Schlaug, H. Steinmetz // Brain and cognition. 1997. - №34. - P. 424-432.

84. Jaencke, L. The case of a left-handed pianist playing a reversed .keyboard: a challenge for the neuroscience of music / L. Jaencke // NeuroReport. 2002. - Vol.13. -№13.-P. 1579-1583.

85. Jakobson, L.S. Memory for Verbal and Visual Material in Highly Trained Musicians / L.S. Jakobson, S.T. Lewycky, A.R. Kilgour, B.M. Stoesz // Music Perception. 2008. -Vol.26. -№1.-P. 41-55.

86. Kimura, D. Cerebral domimance and the perception of verbal stimuli / D. Kimura // Canadian Journal of Psychology. 1961. - Vol.15. - №3. - P. 166-171.

87. Laeng, B. Handedness effects on playing a reversed or normal keyboard / B. Laeng, A. Park // Laterality. 1999. - №4. - P. 363-377.

88. Lee, D.J. Corpus callosum: musician and gender effects / D.J. Lee, Y. Chen, G. Schlaug //NeuroReport. 2003. - Vol.14. - №2. - P. 205-209.

89. Lotze, M. The musician's brain: functional imaging of amateurs and professionals during performance and imagery / M. Lotze, G. Scheler, H.-R.M. Tan, C. Braun, N. Birbaumer // Neurolmage. 2003. - P. 1-13.

90. Muente, T.F. The musician's brain as a model of neuroplasticity / T.F. Muente, E. Altenmueller, L. Jaencke // Nature reviews. Neuroscience. 2002. - Vol.3. - P. 473-478.

91. Musacchia, G. Musicians have enhanced subcortical auditory and audiovisual processing of speech and music / G. Musacchia, M. Sams, E. Skoe, N. Kraus // Proceedings of the National Academy of Sciences of the USA. 2007. - Vol.104. - №40. - P. 1589415898.

92. Overy, K. Imaging melody and rhythm processing in young children / K. Overy, A.C. Norton, K.T. Cronin, N. Gaab, D.C. Alsop, E. Winner, G. Schlaug // NeuroReport. -2004.-Vol.15,-№ 2.-P. 1723-1726.

93. Peretz, I. Varieties of musical disorders. The Montreal battery of evaluation of amusia / I. Peretz, A. Champod, K. Hyde // Annals of the New York academy of sciences. The Neurosciences and Music. 2003. - Vol.999. - P. 58-75.

94. Pletnikov, M.V. Structural brain asymmetry in musicians / M.V. Pletnikov // Science. 1995. - V. 267. - №5198. - P. 699-701.

95. Sacks, O. Musicophilia. Tale of music and the brain / O. Sacks. Picador, 2007. -381 P.

96. Schlaug, G. Increased corpus callosum size in musicians / G. Schlaug, L. Jaencke, Y. Huang, J.F. Staiger, H. Steinmetz // Neuropsychologia. 1995. - Vol.33. - №8. - P. 10471055.

97. Schlaug, G. In vivo evidence of structural brain asymmetry in musicians / G. Schlaug, L. Jaencke, Y. Huang, H. Steinmetz // Science. 1995. - Vol.267. - № 5198 - P. 699-701.

98. Schmithorst, V.J. The effect of musical training on the neural correlates of math processing: a functional magnetic resonance imaging study in humans / V.J. Schmithorst, S.K. Holland //Neuroscience Letters. 2004. - P. 354-365.

99. Schuppert, M. Receptive amusia: evidence for cross-hemispheric neural networks underlying music processing strategies / M. Schuppert, T.F. Muente, B.M. Wieringa, E.O. Altenmueller // Brain. -2000. Vol.123. - №3. - P. 546-559.

100. Sloboda, J. A. Quantifying Tone Deafness in the General Population / J.A. Sloboda, K.J. Wise, I. Peretz // Annals of the New York academy of sciences. The Neurosciences and Music II: From Perception to Performance. 2006. - Vol.1060. - P. 255261.

101. Spellacy, F. Lateral preferences in the identification of patterned stimuli / F. Spellacy // Journal of the Acoustical Society of America. 1970. - №47. - P. 574-578.

102. Steingrueber, H.-J. Hand-Dominanz-Test / H.-J. Steingrueber, G.A. Lienert. -Goettingen, 1971.-50 P.

103. Steingrueber, H.-J. Hand-Dominanz-Test / H.-J. Steingrueber, G.A. Lienert. 2. Auflage. - Goettingen, 1976. - 56 P.

104. Stewart, L. Becoming a pianist. An fMRI study of musical literacy acquisition / L. Stewart, R. Nenson, V. Walsh, R. Turner, U. Frith // Annals of the New York academy of sciences. The Neurosciences and Music. 2003. - Vol.999. - P. 204-208.

105. Thaut, II.M. The Future of Music in Therapy and Medicine / H.M. Thaut // Annals of the New York academy of sciences. The Neurosciences and Music II: From Perception to Performance. 2006. - Vol.1060. - P. 303-308.

106. Trainor, L.J. Effects of musical training on the auditory cortex in children / L.J. Trainor, A. Shahin L.E. Roberts // Annals of the New York academy of sciences. The Neurosciences and Music. 2003. - Vol.999. - P. 506-513.

107. Vignolo, L.A. Music agnosia and auditory agnosia: dissociatioans in stroke patiens / L.A. Vignolo // Annals of the New York academy of sciences. The Neurosciences and Music. 2003. - Vol.999. - P. 50-57.

108. Wieser, H.G. Music and the brain. Lessons from brain diseases and some reflections on the "emotional" brain / H.G. Wieser // Annals of the New York academy of sciences. The Neurosciences and Music. 2003. - Vol.999. - P. 76-94.

109. Wim, V. der E. Is left-handedness associated with a more pronounced age-related cognitive decline? / V. der E. Wim, P.J. Martin, V. Boxtel, G.J.P. Van Breukelen, J. Jolles // Laterality. 2008. - Vol.13. - №3. - P. 234-254.