Автореферат диссертации по теме "Место самомониторинга в структуре личностных характеристик"

На правах рукописи

Полежаева Екатерина Андреевна

МЕСТО САМОМОНИТОРИНГА В СТРУКТУРЕ ЛИЧНОСТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК

Специальность 19.00.01 - общая психология, психология личности, история психологии (психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2009

003478529

Работа выполнена в Учреждении Российской академии образования "Психологический институт"

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Марина Сергеевна Егорова

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Дмитрий Алексеевич Леонтьев

доктор психологических наук, профессор Маргарита Константиновна Акимова

Ведущая организация: Институт психологии РАН

Защита диссертации состоится «13» октября 2009 г. в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д 008.017.01 при Учреждении РАО "Психологический институт" по адресу: 125009, г. Москва, ул. Моховая, дом 9, строение 4, Малая аудитория института.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Учреждения РАО "Психологический институт".

Автореферат разослан « 3 » сентября 2009 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета, кандидат психологических наук

Морина Н.Л.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В последнее десятилетие приоритетной тематикой дифференциальной психологии становится исследование комплексных психологических черт и констелляций (синдромов разноуровневых свойств). Смена акцентов исследований от поиска базовых черт (таких, как Большая пятерка) к анализу соотношения между менее обобщенными характеристиками, находящимися на более низком уровне в иерархии психологических черт, обусловлена признанием ряда ограничений таксономического подхода, используемого для анализа структуры личностных черт, в частности постулатов о прямом, аддитивном и линейном соотношении между чертами; связи любой частной характеристики только с одной базовой чертой; повышении уровня прогностической способности черты с повышением ее уровня в иерархии личностных черт (Snow, 1991; Dawis, Lofquist's, 1991; Ackerman, 1996; Ackerman, Heggstad, 1997; Lubinski, 2000). На теоретическом уровне происходящие изменения означают реализацию принципа структурно-генетического единства психологических характеристик (Ананьев, 1968) и принципа индивидуализации, предполагающего раскрытие интраиндивидуальной структуры личности (Рубинштейн, 1989; Hogan, 1996). На экспериментальном уровне эти изменения приводят к расширению прикладной тематики в психологических исследованиях и к поиску комплексных черт, прогностичных для социально-значимого поведения человека, прежде всего адаптивности и успешности в разных сферах деятельности. Именно сочетание, с одной стороны, логики развития классической психометрики, обратившейся к анализу комплексных характеристик, и, с другой, запросов практики, в которой стремление снизить риски и достичь максимально возможного результата усиливает потребность в точном психологическом прогнозе, послужило причиной интереса к феномену самомониторинга.

Самомониторинг (self-monitoring) представляет собой характеристику индивидуальных различий, которая определяет, во-первых, способность и стремление отслеживать через самонаблюдение и самоконтроль свое экспрессивное поведение и, во-вторых, реализацию этой способности в реальной ситуации. Понятие самомониторинг было введено американским психологом Марком Снайдером в 1974 году (Snyder, 1974), но подлинный интерес к исследованию самомониторинга возник двумя десятилетиями позже, когда была продемонстрирована его высокая, часто несравнимая с другими психологическими характеристиками, прогностическая способность для показателей жизненной успешности и компетентности в межличностных отношениях - лидерства (Anderson, Toison, 1989, 1991; Crenshaw, Ellis, 1991), организационного поведения и

менеджерского потенциала (Fandt, Farns, 1990; Jenkins, 1993; Kilduff, 1992; Kilduff, Day, 1994), восприятия и предпочтения той или иной рекламы (DeBono, Packer, 1991; Shavitt, Lowrey, Han, 1992) и т.д.

Вместе с тем акцент на прикладных исследованиях самомониторинга не восполняет пробелов в исследовании его содержания. Так, практически не рассмотренными остаются вопросы о месте самомониторинга в структуре личности, его соотношении с основными личностными переменными - базовыми чертами, механизмами личностного контроля, мотивационной сферой, и т.д. (Gangestad, Snyder, 2000), что сужает возможности интерпретации результатов исследований и затрудняет исследования его формирования. Важно отметить также то, что при всей популярности высоко прогностичного конструкта самомониторинга в зарубежной психологии, он практически не известен отечественным психологам, что делает актуальным описание области использования самомониторинга, анализ имеющейся к настоящему времени эмпирики и разработку адаптированного к российской выборке диагностического метода.

Цели исследования - проанализировать компоненты самомониторинга, его соотношение с базовыми и частными свойствами личности и уточнить его содержание через описание его места в структуре личности.

Основная гипотеза исследования - самомониторинг является многокомпонентной комплексной характеристикой, имеющей формально-динамические и мотивационные составляющие; его компоненты вносят вклад в разные базовые черты личности и обнаруживают как линейные и аддитивные, так и нелинейные и неаддитивные связи с базовыми и частными чертами личности.

Задачи, поставленные в соответствии с главной целью и основной гипотезой исследования, включали в себя теоретические, методические и экспериментальные, а именно:

1. Проанализировать ключевые этапы исследования структуры личности в психологии и обозначить теоретический и экспериментальный контекст появления в психологии представлений о комплексных характеристиках и констелляциях черт.

2. Проанализировать эмпирические исследования самомониторинга и выявить тот круг личностных переменных, которые необходимо рассмотреть для определения места самомониторинга в структуре личности.

3. Адаптировать Шкалу самомониторинга, сопоставить структуру полученной шкалы, а также ее внешнюю и внутреннюю валидность с аналогичными показателями оригинальной шкалы Снайдера.

4. Определить место самомониторинга среди личностных характеристик базового и частного уровней, очертив тем самым содержательные границы феномена.

5. Описать связь самомониторинга с мотивационно-ценностным уровнем личности, показав тем самым стратегический глубинный характер феномена.

6. Провести типологический анализ самомониторинга для определения непрерывности-дискретности континуума шкалы самомониторинга, а также аддитивности-неаддитивности и линейности-нелинейности его взаимосвязей с чертами личности.

Объект исследования - феномен самомониторинга и его место в структуре личности.

Предмет исследования - взаимосвязи конструкта самомониторинга и его основных компонентов с базовыми .и частными свойствами личности.

Методологическую и теоретическую основу исследования составляют представления о принципах исследования структур психологических и психофизиологических функций, разработанные в отечественной дифференциальной психологии - в рамках школы Теплова-Небылицына и в структурно-уровневом подходе Ананьева (Ананьев, 1968, 1974; Теплов, 1945, 1957; Небылицын, 1969; Голубева, 1989).

При разработке методической основы работы использовалась теория самомониторинга Снайдера (8пуёег,1974) и исследования его последователей, а также современные зарубежные направления исследования структуры личностных свойств (Раипопеп е! а1., 2003; Актагга, ЕкеЬаштаг, 2005; АвепсЬгр^ УапАкеп, 2003, Аскегтап, 1996; и др.).

Анализ соотношения между самомониторингом, мотивацией и ценностями основывался на представлениях, разработанных в русле теории деятельности (Леонтьев, 1977; Вилюнас, 1990; Асмолов, 2001 и др.), а также на подходах к исследованию самопрезентации и ее мотивации (Джонс и Питтман, 1982; Аркин, 1981; Шутц, 1998 и др.), и модели ценностных ориентация Шварца (1990).

Схема исследования включает три методических исследования, проведенных для адаптации опросника, в которых участвовали взрослые респонденты (п=351), и пять исследований, в которых последовательно проверялись выдвинутые гипотезы (п=742).

Методы исследования. В работе используются методы теоретического и эмпирического исследования. Теоретический обзор литературы представляет собой анализ, сопоставление, обобщение и систематизацию данных по изучаемой проблематике. Эмпирическое исследование проводится с использованием классических эмпирических методов - 1) опроса, включающего метод экспертных оценок, семантический дифференциал, анкетирование, метод взаимооценок, и 2) психологического тестирования.

Данные обрабатывались качественными (анализ прототипов), качественно-количественными (контент-анализ, анализ профилей) и количественными методами. При количественной обработке данных использовалась статистическая программа SPSS 11.0. и были проведены: корреляционный анализ (Пирсона и Спирмена), факторный анализ, сравнение средних по Т-критерию, однофакторный и многофакторный дисперсионный анализ (ANOVA, MANOVA), частотный анализ, анализ стандартных отклонений, множественный регрессионный анализ. При представлении результатов использованы точечные и лепестковые диаграммы, гистограммы, линейные графики, бар-графики, скаттер-плоты и т.д.

Научная новизна исследования заключается в следующем. В рамках диссертационного исследования систематизированы взаимосвязи самомониторинга с разноуровневыми личностными характеристиками. Получено экспериментальное подтверждение того, что самомониторинг как комплексная характеристика включает в себя мотивационный компонент. Продемонстрированы различия в структуре связей разных компонентов самомониторинга с чертами личности. Определены предикторы самомониторинга. Выделено четыре подтипа самомониторинга и доказана нелинейная и неаддитивная структура феномена.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что его результаты вносят значимый вклад в понимание природы и сущности феномена самомониторинга, дают ответы на вопросы, давно стоящие перед исследователями этой проблематики, - о границах феномена, характере взаимосвязи с базовыми свойствами личности, разрешают спор о гомогенности и дискретности конструкта самомониторинга, выделяют причину его дискретности. Результаты показывают перспективность и важность исследования мотивационных и ценностных оснований самомониторинга. В целом разработка такого многогранного феномена, как самомониторинг, дает ключ к пониманию одного из механизмов социального поведения и открывает новые перспективы как для социальной, так и дифференциальной психологии. Кроме того, доказательство сложного составного характера самомониторинга открывает новые возможности в исследованиях комплексных характеристик и констелляций, предлагая пути выделения аналогичных характеристик среди давно используемых в психологии.

Практическое значение работы.

Проделанная нами адаптация опросника Шкала самомониторинга М.Снайдера позволяет эффективно использовать русскоязычный вариант опросника и корректно интерпретировать результаты, полученные с его помощью.

Рассмотрение феномена самомониторинга как комплексной характеристики в ее связи с мотивационно-ценностной составляющей личности, а также знание

конкретных мотивов, входящих в состав самомониторинга, и ценностей, связанных с развитием этого феномена, не только повышает возможности диагностики этой характеристики, но и создает условия для ее формирования.

Глубокие и всесторонние знания в отношении особенностей данного феномена и его связей с разноуровневыми свойствами личности, а также инструмент его измерения позволят точнее прогнозировать и интерпретировать поведение человека в социальной ситуации и его жизненную успешность, что позволит решать многие вопросы прикладной психологии в области управления персоналом (при подборе и оценке персонала, выборе адекватной программы мотивации), в политике (для отбора перспективных политических лидеров, при создании кадрового резерва правительства), в спорте (выбор капитана команды и т.п.), в профориентации и т.д.

Полученные в исследовании результаты могут быть использованы в учебных курсах при подготовке дифференциальных и социальных психологов.

Достоверность результатов исследования обеспечивается системным подходом при теоретическом анализе проблематики; апробацией теоретических идей в трех сериях эмпирических исследований; перекрестной системой отбора методик исследования (сквозные методики, участвующие во всех сериях исследований, и однократное повторение многих методик в одном из последующих исследований), тщательным отбором диагностических инструментов, размером и составом выборок; применением разнообразных методов анализа данных (качественных, качественно-количественных и количественных), всесторонней статистической обработкой данных; обоснованностью выводов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Самомониторинг - характеристика, относящаяся к уровню частных личносгных черт, близкая к базовому уровню черт и взаимосвязанная преимущественно с такими базовыми чертами, как Экстраверсия и Открытость новому опыту, а также с характеристиками темперамента, лежащими в их основе. В состав этого блока частных характеристик наряду с самомониторингом входят характеристики, обеспечивающие: эффективное установление и поддержание межличностных отношений, состояние уверенности в этих отношениях, освоение нового и азарт, быструю адаптацию к изменяющимся условиям, в том числе критическим, быстрое реагирование, лидерскую успешность, жесткость, независимость, социальную ненормативность.

2. Самомониторинг - комплексный неоднородный феномен, обладающий сложной структурой связей с психологическими характеристиками и являющийся типообразующим. Феномен правомерно рассматривать в каждой из трех ипостасей: целостная линейно изменяющаяся характеристика, два основных дискретных типа,

четыре подтипа. Дискретность феномена (его типологическая структура) и нелинейность его связей задана различием вкладов основных компонентов самомониторинга в общий балл самомониторинга.

3. Самомониторинг является характеристикой, связанной с мотивационно-ценностным уровнем личности. Ключевой параметр, лежащий в основе ценностно-мотивационной базы самомониторинга, - параметр статуса и иерархии, заданных неформально. Феномен в целом имеет ценностную природу, а его типы -мотивационную (сходный профиль ценностей воплощается в качественно различной мотивации поведения). Для типа высокого самомониторинга базовой мотивацией является мотивация достижения (в широком смысле). Для типа низкого самомониторинга в целом свойственна мотивация избегания (в широком смысле слова).

Апробация результатов исследования. Содержание работы неоднократно обсуждалось на заседаниях кафедры психогенетики МГУ им. М.В. Ломоносова и лаборатории онтогенеза индивидуальных различий Психологического института РАО. Основные положения работы были представлены на российских и международных конференциях: на 29-м Международном психологическом конгрессе (Берлин, 20-25 июля, 2008), на 37-м и 38-м Международных ежегодных съездах Ассоциации генетики поведения (Амстердам, 3-7 июня, 2007; Луисвиль, 2528 июня, 2008), на 13-м съезде Международного общества исследования индивидуальных различий (Гиссен, 22-27 июля, 2007), на Всероссийской конференции «Психология индивидуальности» (Москва, 2-3 ноября, 2006), на конференциях «Ломоносов» (Москва, 12-15 апреля, 2006; 11-14 апреля, 2007; 8-11 апреля, 2008), на IV съезде Российского психологического общества (Ростов-на-Дону, 18-21 сентября, 2007), на конференции «Ананьевские чтения - 2007» (Санкт-Петербург, 23-25 октября, 2007), на конференции молодых ученых Психологического института РАО (Москва, 21-22 апреля, 2008). Основные результаты исследования отражены в 13 публикациях автора, а также используются при проведении: психодиагностического этапа ассессмент-центров компанией «Центр Кадровых Технологии 21-век» и практикума по дифференциальной психологии для студентов психологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех теоретических, двух методических и трех эмпирической глав, выводов по главам, заключения, перечня используемой литературы (239 наименований, 186 из которых на английском языке) и 7 приложений. Объем основного текста диссертации составляет 195 стр., содержит 45 таблиц и 19 рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, определяются цель, задачи, гипотезы, предмет и объект исследования, раскрываются научная новизна, теоретическое и практическое значение работы, выдвигаются положения, выносимые на защиту.

1-я часть работы - «Теоретические и методологические аспекты исследования проблемы места самомониторинга в структуре личности» - представлена в четырех главах и направлена на формулирование основных направлений рассмотрения конструкта самомониторинга как компонента структуры личности и выдвижения обоснованных предположений о его месте в данной структуре.

Глава 1.1 посвящена описанию традиции исследования структуры психологических свойств в отечественной и зарубежной психологии и изложению ее современных направлений и методов анализа. В параграфе 1 представлена история и ключевые моменты развития структурных концепций в отечественной психологии, акцентом которых стала разработка представлений о взаимодействии биологических и социальных факторов в формировании личности. Нами описано зарождение исследований структурных компонентов личности в рамках дифференциальной психофизиологии (исследование общих способностей и задатков, структуры темперамента и свойств нервной системы и т.д.), результатом которых стало предложение универсальных принципов структурирования психологических характеристик (Б.М. Теплов, 1940, 1945, 1957; В.Д. Небылицын, 1968, 1979; В.М. Русалов, 1979, 1984 и т.д.); продолжение этой линии в разработке комплексного подхода к исследованию структуры личности, а именно - в предложении схем, отражающих результаты содержательного анализа структуры личностных характеристик, создании общих моделей структурирования психологический свойств и формулировании основных принципов их исследования (Б.Г. Ананьев, 1969, 1977; B.C. Мерлин, 1986; Э.А. Голубева, 1989).

Параграф 2 посвящен описанию развития идеи классификации психологических свойств в трудах зарубежных психологов, которая нашла свое отражение в теории черт личности. В первом разделе нами описаны возможные подходы к выделению психологических характеристик, среди которых особое внимание уделено лексическому подходу, заключающемуся в выделении ключевых элементов личности на основе анализа языка. Именно в рамках этого подхода были созданы ключевые структурные концепции личности, внесшие основной вклад в развитие этой проблематики, предложены первые уровневые классификации черт и разработаны основные методы анализа структуры личности. Представлена магистральная линия этих исследований, берущая начало в работе Ф. Гальтона

(Galton, 1884), далее поддержанная немецкими исследователями (Klages, 1926; Baumgarten, 1933), затем подробно развитая в классических работах Г. Олпорта (Allport, Odbert, 1936; Allport, 1937) и Р. Кеттела (Cattell, 1943) и нашедшая свое разрешение в работах, посвященных 5-ти факторной модели базовых черт личности (Tupes, Christal, 1961; Norman, 1963; Borgatta, 1964; Digman, Takemoto-Chock, 1981; Conley, 1985; Digman, 1963; Goldberg, 1980, и т.д.). Параллельно рассматривается альтернативная ветвь исследований структуры личности, представленная в работах Г. Айзенка (Eysenck, 1944, 1991). Второй раздел посвящен описанию современных направлений исследования структуры личности. Как ключевая особенность этих исследований выделен интерес к уровню частных черт личности, которые в большей степени, нежели базовые черты, способны обеспечить предсказание различных реальных поведенческих проявлений, а также понимание личностных оснований социально-значимых феноменов (Paunonen, 1998, 2003; Akrami, Ekehammar, 2006; Duriez, Soenes, 2005; Heaven, Bucci, 2001; Altemeyer, 1996; Butler, 2000; Hodson, Sorrentino, 1999; и т.д.). Отмечены: 1) прицельный интерес современных дифференциальных психологов к исследованию уже не общей структуры личности, а отдельных конкретных характеристик в этой структуре, пониманию их природы и законов функционирования в общей структуре свойств личности; 2) использование более разнообразных и комплексных методов исследования, которые позволяют устанавливать более сложные закономерности и связи в структуре личности (например, лонгитюд, метод анализа траекторий, множественный регрессионный анализ); 3) тенденции к интеграции дифференциально-психологического и социально-психологического подходов для повышения интерпретативной и прогностической способности результатов исследований личности (Asendorpf, VanAken, 2003; Ekehammar, 2005), что приводит к введению интегральных характеристик нового типа - комплексных характеристик и констелляций (Ackerman, 1996; Snow, 1991; Dawis, Lofquist's, 1984), одной из которых, по нашему предположению, является самомониторинг.

Глава 1.2 посвящена феномену самомониторинга, истории появления данного понятия, основным направлениям исследования, а также ключевым проблемам теории самомониторинга, которые требуют своего разрешения.

В первом разделе вводится понятие «самомониторинг» (СМ), дается его определение и поясняются причины целесообразности использования в данном исследовании именно этого термина.

Понятие самомониторинг (self-monitoring), введенное американским психологом Марком Снайдером в 1974 году (Snyder, 1974), было описано как характеристика индивидуальных различий, которая определяет, во-первых,

способность и стремление отслеживать через самонаблюдение и самоконтроль свое экспрессивное поведение и самопрезентацию в социальных ситуациях и, во-вторых, реализацию этой способности в действительности. Другими словами, эта характеристика свидетельствует о наличии или отсутствии у субъекта тенденций к тактическому управлению впечатлением о себе, которое включает конструирование и усовершенствование своего социального образа (Gangestad, Snyder, 1985, 1991; Snyder, 1974, 1979, 1987). Комплексность феномена, а также отсутствие собственных исследований этой характеристики в отечественной психологии препятствует в настоящий момент введению более точного русскоязычного термина для обозначения феномена.

Во втором разделе представлена теория самомониторинга, исторический контекст ее возникновения и развития, а также описаны типы людей с высоким и низким самомониторингом.

Теория самомониторинга была отнесена ее автором к классу теорий экспрессивного контроля (согласно основному постулату теории, люди значимо различаются по степени, в которой они могут и хотят задействовать экспрессивный контроль) и в своем возникновении во многом отталкивалась от известной концепции «ролевой драматургии» И. Гофмана (Goffman, 1959). Конструкт СМ был предложен М. Снайдером как возможное решение противоречий, активно обсуждавшихся в то время исследователями в области психологии личности, социальной и дифференциальной психологии, а именно - проблемы соотношения теории черт и ситуационных теорий, а также соответствия установок и реализуемого поведения, что обеспечило высокую популярность феномена сразу после его появления. Исследования показывали, что лишь у части людей поведение можно достаточно точно прогнозировать, опираясь на их личностные установки, черты и предрасположенности. У другой части, наоборот, поведение определяется требованиями ситуации и в минимальной степени соответствует личностным установкам и ценностям. М. Снайдер предположил, что эти индивидуальные различия обусловлены разной степенью выраженности самомониторинга, и описал особенности лиц с высоким и низким уровнем развития этого качества.

Далее в разделе описана эволюция теории и переход от представлений о СМ как одномерном конструкте (обозначающем степень выраженности или невыраженности определенных индивидуальных особенностей) к дву-прототипической модели и обратно.

В третьем разделе описаны два основных направления исследований СМ, выделенные при анализе литературы, посвященной этому феномену, -

1) исследование факторной структуры конструкта и 2) исследование широкого класса внешних коррелятов СМ.

Исследования структуры конструкта велись преимущественно на протяжении первого десятилетия существования СМ. В это время было предложено несколько вариантов факторных решений для конструкта СМ и его шкалы (Briggs, Cheek, Buss, 1980; Gabrenya, Arkin, 1980; Lennox, Wolfe, 1984; Nowack, Kammer, 1987; Riggio, Friedman, 1982; Snyder, Gangestad, 1986; Sparacino, Ronchi, Bigley, Flesch, Kuhn, 1983 и т.д.), что породило острую дискуссию не только о количестве факторов, необходимых для объяснения конструкта, но и о принципиальном единстве феномена, а значит - и правомерности его существовании. В дальнейшем в рамках этого же направления исследований возник вопрос о самостоятельности феномена (предполагалось, что он является частным проявлением более общей и известной черты, такой как экстраверсия или социальная импульсивность). И если относительно первого вопроса к настоящему времени достигнуто согласие (наиболее удачной признается двухфакторная модель СМ), то второй вопрос - о единстве феномена и его несводимости к другим характеристикам - так и остается не снятым.

При исследовании коррелятов СМ первоначально рассматривались переменные, вероятность связи с которыми непосредственно следовала из положений теории СМ, например, установки, чувствительность к ожиданиям других и т.д. (Lassiter, Stone, Weigold, 1987; Sanbonmatsu, Voss, Fazio, 1986; Ajzen, Timko, White, 1982; Harris, 1989; Harris, Rosenthal, 1986 и т.д.). В дальнейшем в фокус интереса исследователей стали попадать переменные, связанные с реальной жизненной успешностью человека в межличностных отношениях, в трудовой деятельности и т.д. (DeBono, Packer, 1991; DeBono, Krim, 1997; Broderick, Beltz, 1996; Cronshaw, Ellis, 1991; Zaccaro, Foil, Kenny, 1991 и т.д.). На основании анализа литературы выделен и описан основной круг коррелятов СМ (всего 16 характеристик).

По итогам анализа литературы, посвященной СМ, в заключительном разделе отмечается, с одной стороны, доказанная во многих исследованиях высокая прогностическая ценность феномена СМ, с другой, ключевые нерешенные проблемы, касающиеся исследований СМ (среди которых истинное содержание и несводимость феномена к базовым чертам личности, его дискретность и мотивационные основания), с третьей стороны, существование явного пробела в исследованиях СМ -прицельного исследования его места в структуре личности. По итогам глав 1.1 и 1.2 были сформулированы основные направления и принципы рассмотрения самомониторинга как компонента структуры личности, а именно - необходимости его рассмотрения во взаимосвязи с уровнями базовых и частных личностных черт (этому

вопросу посвящена глава 1.3), а также с мотивационнымн и ценностными характеристиками (этому вопросу посвящена глава 1.4).

Глава 13. - «Самомониторинг и структура психологических свойств» -посвящена, во-первых, систематизации имеющихся в литературе разрозненных данных о связи СМ с характеристиками базового и частного уровня личности, а во-вторых, выявлению круга характеристик этих двух уровней, данных о связи СМ с которыми нет, но которые необходимо рассматривать наряду с СМ для понимания его места в структуре личностных свойств. В параграфе 1 рассматриваются данные, имеющиеся в литературе о связи СМ с характеристиками базового уровня личности: темпераментом (Graziano, Bryant, 1998), чертами «Большой Пятерки» (Avia, 1986, Wolf, 2008, Briggs, Cheek, 1988; John et al., 1996; Musser, Browne, 1991; Snyder, Gangestad, 2000), обобщенными чертами, введенными Г. Айзенком. Помимо прямых исследований подобных связей рассматриваются те исследования, которые косвенно свидетельствуют о наличии или отсутствии связи СМ с той или иной характеристикой данного уровня, например, исследование генетической обусловленности CM (Wolf, 2008), данные о связи СМ с так называемыми субфакторами Большой Пятерки (Siegman, Reynolds, 1983) и т.д. В параграфе 2 представлены результаты исследований, посвященных связи СМ с различными частными характеристиками. В первой части раздела выделены основные группы частных характеристик, с которыми когда-либо прямо или косвенно сопоставлялся СМ, и систематизированы результаты этих исследований. В этот блок вошли: 1) характеристики саморегуляции (экспрессивный контроль (Riggio, Friedman, 1982; Siegman, Reynolds, 1983), локус контроля (Levental, Siseo, 1996; Hamid, 1994); 2) характеристики социально-зависимого поведения (конформность и социальная желательность (Riggio, Friedman, 1982, Miell, LeVoi, 1985 и т.д.); 3) некоторые характеристики-аналоги СМ по содержанию (импульсивность (Graziano, Bryant, 1998; Briggs, Cheek, 1988) и демонстративность (Briggs, Cheek, 1988; Snyder et al., 1985, 1988, 2000); 4) некоторые характеристики-аналоги СМ по форме, отражающие разные стороны Я-концепции - самосознание (Ickes, Layden, Barnes, 1978; Snyder, Monson, 1975), самооценка (Jones et al., 1990; Snyder, Gangestad, 2000), самоэффективность (Ong, Walsh, 2001). Кроме того, на основании представлений о феномене СМ и с учетом данных других исследований СМ, было выдвинуто и обосновано выделение второй группы частных личностных характеристик, которые необходимо рассмотреть в связи с феноменом СМ для понимания его места в структуре личности. В эту группу вошли: 1) некоторые дополнительные характеристики саморегуляции (сознательная саморегуляция поведения, контроль за действием и волевой самоконтроль, копинг-стратегии), 2) характеристики, связанные

с феноменом власти (макиавеллизм, авторитаризм), 3) прочие характеристики-аналоги СМ по содержанию (рациональность, рефлексивность, эмпатичность, социальный страх). По итогам главы выдвинуты обоснованные теоретическим анализом предположения о связи СМ с характеристиками базового и частного уровня личности, а именно - о преимущественной связи СМ с блоком частных черт, относящихся к таким базовым чертам, как экстраверсия и открытость новому опыту. Высказано также два важных для понимания самомониторинга предположения: 1) феномен СМ (как целое) имеет свое собственное содержание, это содержание комплексно и многогранно, 2) континуум индивидуальных значений СМ негомогенен (низкий и высокий СМ имеют собственное содержание, которое может быть не присуще феномену в целом).

В главе 1.4 - «Перспективное направление исследования феномена СМ: механизмы связи СМ с мотивационно-ценностным уровнем личности» -продолжается рассмотрение места СМ в структуре личности, при этом в фокусе внимания оказывается сфера мотивации и ценностей. В начале главы отмечено, что этот ракурс рассмотрения феномена СМ, будучи крайне важным для понимания его содержания, является совершенно неисследованным. В параграфе 1 излагаются теоретические предположения автора теории СМ М. Снайдера о возможной мотивационной основе феномена CM (Gangestad, Snyder, 2000), в параграфах 2 и 3 анализируются модели, конкретизирующие это предположение: 1) модель мотивации самопрезентации (той деятельности, в которой СМ преимущественно реализуется), 2) модель ценностных ориентации Ш. Шварца - как индивидуальных, так и общекультурных (опираясь на ключевой параметр СМ - ориентация на внешние тенденции - и на основе кросс-культурных исследований СМ мы предполагаем и описываем механизм опосредования этой характеристикой присвоения или неприсвоения ценностей общества). В итоге обсуждений, представленных в этой главе, выдвигаются предположения о связи СМ с определенным блоком ценностей и мотивов, имеющих в основании параметр «иерархии».

Во второй части работы представлены методические аспекты исследования феномена самомониторинга и его места в структуре личности. Глава 2.1 посвящена описанию программы исследования, в том числе и его методической серии.

В первом разделе главы представлены гипотезы исследования, сформулированные на основании анализа литературы, коротко обозначена проблемная область, цель и задачи исследования, описаны объект и предмет исследования.

Во втором разделе главы описана организация исследования. Всего для реализации поставленных целей и задач было проведено три серии исследований: одна, посвященная методической работе, и две - эмпирической проверке выдвинутых гипотез. В рамках каждой серии проведено от одного до четырех исследований (всего 8 исследований), каждое из которых описывается в данном разделе с точки зрения: 1) специальных и дополнительных задач, 2) выборки респондентов, 3) используемых методик.

1. Методическая серия проводилась для адаптации основного диагностического инструмента измерения феномена СМ - Шкалы самомонитринга, и включала три исследования (третье исследование состояло из двух частей), каждое из которых имело свою специальную задачу (1) исследование структуры Шкалы СМ и возможностей ее применения на российской выборке, 2) исследование внутренней и конструктной валидности Шкалы СМ, 3) исследование внешней валидности Шкалы СМ), свой набор методик, проводилось на разных выборках. Кроме того, в этих исследованиях реализовывался ряд дополнительных задач, косвенно доказывающих выдвинутые гипотезы.

Совокупная выборка методической серии - 351 человек. Методики -русскоязычный вариант Шкалы СМ и специально разработанные для каждого исследований анкеты.

2. С использованием адаптированного опросника было проведено две серии эмпирических исследований. Совокупная выборка - 742 респондента.

I серия была направлена на доказательство основной гипотезы (о месте СМ в структуре базовых и частных личностных характеристик, о сложной структуре феномена и его нелинейных связях). В рамках этой серии было проведено четыре исследования. Специальные задачи этих исследований: 1) уточнение основных гипотез исследования, получение первичных данных о характере связей СМ с характеристиками базового и частного уровня личности; 2) отмежевание СМ от частных характеристик, которые, исходя из описания конструкта, могут ошибочно восприниматься как сходные, содержательно пересекающиеся, и доказательство того, что СМ является особой самостоятельной характеристикой, не сводимой к проявлению той или иной базовой характеристики, 3) получение основных контрольных данных по проблеме связи СМ с характеристиками базового и частного уровня личности, анализ характера изменения связи на континууме СМ, решение вопроса о дискретности феномена и его причинах.

II серия эмпирических исследований была направлена на проверку гипотезы о связи СМ с мотивационно-ценностным уровнем личности, а также верификацию результатов проверки гипотезы о сложной структуре феномена и его нелинейных

связях и содержала одно исследование. Специальные задачи этого исследования: 1) проверить предположения о комплексном характере феномена СМ и мотивации как компоненте этой сложной структуры, 2) показать перспективность данного направления исследований феномена СМ.

В качестве методик эмпирической серии исследований были отобраны опросники, диагностирующие тот круг характеристик разных уровней личности, который был очерчен в теоретической части нашей работы (всего: 26 различных методик для I серии и 8 методик для II серии исследований).

В главе представлены также методы обработки данных в каждой серии исследований.

Глава 2.2 содержит короткое описание результатов адаптации полного и сокращенного вариантов основного диагностического инструмента для измерения СМ - опросника «Шкала самомониторинга» - и возможностей ее применения на российской выборке. В результате этого исследования: 1) показана устойчивая структура опросника, воспроизводящая двухфакторное решение, полученное в зарубежных исследованиях: Фактор-1 - «Публичная самопрезентация» и Фактор-2 -«Направленность на других» (Briggs, Cheek, 1988; Gangestad, Snyder, 1985, 1986); 2) выявлены некоторые особенности применения опросника на российской выборке: смещение акцентов в содержании каждого из факторов по сравнению с зарубежными данными и наличие единого содержательного ядра обоих факторов (а именно -ориентации на адаптивность); 3) показаны преимущества и недостатки каждой из двух версий опросника и сделан вывод о предпочтительности использования полной версии. При адаптации опросника было проведено еще три исследования, направленных на выявление внутренней и внешней валидности опросника. Результаты продемонстрировали наличие обоих видов валидности русскоязычного варианта опросника «Шкала самомониторинга».

Третья часть посвящена описанию и анализу результатов эмпирических исследований феномена самомониторинга и его места в структуре личностных характеристик.

В главе 3.1 представлены взаимосвязи самомониторинга с базовыми и частными личностными характеристиками. В параграфах 1 и 2 представлены результаты исследования связи СМ с характеристиками соответственно базового и частного уровней личности, полученные методами корреляционного и факторного анализа. Результаты исследования места СМ в структуре базовых характеристик, показали, что СМ имеет сложную структуру связей с характеристиками базового уровня (примеры полученных результатов представлены в таблицах 1-3).

Таблица 1. Место общего СМ среди базовых характеристик, выделенных Айзенком

(результаты факторного анализа после вращения Варимакс).

Фактор 1 30,7% Фактор 2 27,4%

Самомониторинг >775 -,123

Экстраверсия ,823 ,096

Невротизм -,154 ¿»852

Психотизм ,066 1527

Социальная желательность -.477 1584

Таблица 2. Место факторов СМ среди базовых характеристик, выделенных Айзенком

(результаты факторного анализа после вращения Варимакс).

Фактор 1 Фактор 2

31,9% 24,8%

«Публичная самопрезентация» -.002 ,787

«Направленность на других» 710 -,137

Экстраверсия -,038 &33

Невротизм -,179

Психотизм ,393 АЛ А

Социальная желательность -.626 435

Таблица 3. Место СМ в структуре черт Большой Пятерки (результаты факторного анализа после вращения Варимакс).

Фактор 1 28,9% Фактор 2 25,4%

Самомониторинг Г,576 ,640

Невротизм г,547 -,371

Экстраверсия ,300 ,804

Открытость новому опыту -,019 539

Дружелюбие .655 -,132

Сознательность ,762 ,157

1. Выявлены связи общего СМ с базовыми характеристиками:

- СМ связан с характеристиками темперамента. Ключевой характеристикой, более точно локализующей СМ в структуре личности, является Поиск новизны.

- СМ связан с чертами, предложенными Айзенком, а именно - Экстраверсией и Социальной желательностью. Определяющей является связь с Экстраверсией.

- Из черт Большой Пятерки с СМ оказались связаны Экстраверсия, Дружелюбие («-») и Сознательность («-») и опосредованно - Открытость новому опыту.

2. При анализе структуры связей каждого из двух основных факторов СМ («Публичная самопрезентация» и «Направленность на других») с базовыми чертами обнаружены существенные различия, свидетельствующие о качественном своеобразии двух компонентов, составляющих СМ.

Таким образом, по полученным результатам были сделаны выводы о структуре и содержании феномена СМ, частично подтверждающие основную гипотезу: 1) СМ не является «частью» какой-либо одной базовой характеристики, как предполагали многие исследователи, а имеет разветвленную систему связей с содержательно различными базовыми чертами, что, с одной стороны, обусловлено его сложной структурой (каждый фактор имеет свою систему связей), а с другой -особенностями содержательной доминанты феномена, компонента «Публичная самопрезентация», который в свою очередь связан не только с Экстраверсией, но и с Открытостью новому опыту; 2) СМ имеет сложную структуру: феномен представляет собой сочетание двух содержательно разных факторов, что не разрушает единства феномена благодаря наличию доминанты. Эта сложность структуры отражается на особенностях встраивания СМ в структуру базовых характеристик.

В параграфе 2 приводятся взаимосвязи СМ с частными характеристиками при двух схемах статистического анализа - 1) с включением базовых черт (Большой Пятерки), что важно для понимания содержания тех частных характеристик, которые, наряду с СМ, диагностировались в исследовании; и 2) без базовых черт (только частные черты личности). Первая часть результатов связана с определением места СМ среди характеристик-аналогов и черт Большой Пятерки. При факторизации в один фактор с СМ входят следующие частные личностные характеристики: 1) связанные с Экстраверсией и Открытостью опыту - Импульсивность, Эмпатия и такая ее шкала как Идентификация; 2) связанные с Открытостью опыту, Невротизмом и Дружелюбием - Установка на эмпатию; 3) связанные с Экстраверсией, Открытостью опыту и Невротизмом - Социальный страх (с отрицательным знаком).

Опосредовано СМ связан со следующими частными переменными: через составляющую «Направленность на других» - с Ригидностью, Общественным Я-вниманием, Целеустремленностью, Взвешенностью, Ориентацией на процесс; на некоторых группах (с определенным уровнем СМ), но не на всей выборке с СМ обнаруживают связи - Рациональный канал эмпатии, Взвешенность и Независимость.

Вторая часть результатов (сопоставление СМ с частными характеристиками) касается рассмотрения места СМ среди прочих частных характеристик, описанных в теоретической части работы. Анализ и описание результатов структурированы по основным блокам частных характеристик, выделенных в теоретической части как необходимые для рассмотрения наряду с СМ. Место СМ локализовано в отношении таких базовых черт, как характеристики темперамента, черты, предложенные Айзенком, и шкалы Личностного дифференциала. По результатам сделаны выводы о месте СМ в структуре личности, которые представлены в виде блок схемы на рис.1 (блок психологических характеристик, начиная базовыми и заканчивая частными, в который входит СМ).

ьцдд^цд^ характеристики, опосредовано связанные с СМ

Рис.1. Базовые и частные характеристики личности, обнаруживающие наиболее сильные прямые и опосредованные связи с самомониторингом.

Параграф 3 представляет собой описание результатов множественного регрессионного анализа (МРА). Целью применения данного метода было: 1) верифицировать результаты, касающиеся связей СМ с переменными базового и частного уровня личности, полученные другими математическими методами -методами корреляционного и факторного анализа; 2) выявить группы предикторов СМ среди базовых и частных личностных характеристик; 3) получить материал для выявления значимости вклада компонента СМ, связанного с характеристиками этих уровней (чтобы сравнить его с мотивационным).

Результаты множественного регрессионного анализа по базовым характеристикам:

В этой главе методом множественного регрессионного анализа подтверждены результаты, полученные методами факторного и корреляционного анализа, в отношении особенностей связей СМ с личностными характеристиками базового уровня. Выделены три модели предикторов СМ на уровне базовых личностных переменных, причем модель черт Большой Пятерки обладает наибольшей предиктивной способностью, т.к. объясняет больший процент вариативности. Самый сильный предиктор СМ на уровне базовых характеристик - это Экстраверсия (и как черта Большой Пятерки, и как черта модели Айзенка).

Среди вновь полученных базовых факторов личности ключевые предикторы СМ - это «Авантюризм» (объединяющий шкалы Экстраверсия, Поиск новизны и «-» Социальная желательность), «Уверенность в себе» (объединяющий в основном пункты «-» Избегания вреда и Экстраверсии) и «Жизнерадостность и Открытость миру» (объединяющий пункты Экстраверсии и Открытости новому опыту) в совокупности с более слабым предиктором - «Холодным индивидуализмом» (пункты Дружелюбия с обратным знаком)

Результаты множественного регрессионного анализа по частным характеристикам:

Результаты в отношении наиболее тесно связанных с СМ частных характеристик в основном подтверждают результаты, полученные методами факторного й корреляционного анализа: 1) среди вновь полученных факторов наибольшей предиктивной способностью в отношении СМ (а значит - находятся в наибольшей связи с СМ) обладают факторы «Агрессивный циничный индивидуализм» (объединяющий характеристики агрессивность, самостоятельность, макиавеллизм, «-» фемининность, маскулинность), соотносимый с базовой чертой Дружелюбия, и «Уверенность в себе за счет гибкой адаптивности» (объединяющий все шкалы самоэффективности и гибкость), соотносимая с базовой чертой Экстраверсии; 2) блок характеристик, связанных с сознательной саморегуляцией поведения, соотносимый с базовой чертой Сознательности, исключен из модели предикторов СМ, а значит - не способен предсказать феномен СМ. Кроме того, модель частных характеристик объясняет больший процент вариативности СМ, нежели модель базовых характеристик, что свидетельствует о том, что вариативность СМ в значительной мере не определяется базовыми характеристиками.

В целом результаты этой части эмпирического исследования следующие. 1) Подтверждена гипотеза о комплексном характере феномена СМ и о месте СМ в структуре характеристик базового и частного уровня личностных свойств: СМ

входит, прежде всего, в блок частных характеристик, связанных с Экстраверсией и Открытостью новому опыту, и характеристик темперамента, связанных с этими чертами. С блоками прочих характеристик Большой Пятерки СМ имеет отдельные связи, в основном через свой Фактор-2 («Направленность на других»), 2) Выявлен дополнительный значимый блок характеристик, имеющий отношение к феномену СМ, - это блок, связанный с базовой чертой Дружелюбия (с обратным знаком). 3) Данные исследования говорят о том, что СМ - самостоятельный конструкт, со специфичной системой связей (как прямых, так и непрямых), не являющийся тождественным по содержанию другим характеристикам.

Глава 3.2 посвящена исследованию особенности структуры феномена СМ. Цель данного исследования можно конкретизировать в вопросах, на которые мы попробовали ответить эмпирически: 1) Существуют ли различия в закономерности связей СМ с другими характеристиками на разных участках континуума СМ? 2) Какие свойства линейно и постоянно связанны с СМ (изменение этих характеристик происходит параллельно изменению уровня СМ)? А какие свойства уникальны для определенного участка континуума СМ и определяют резкие грани и нелинейность роста СМ, его явную типологическую структуру? 3) Сколько таких границ есть на континууме и сколько качественно разных типов СМ реально существует? 4) С чем связаны эти различия в закономерностях связи на континууме СМ - с уровнем СМ (а именно - на каждом определенном уровне СМ существует своя структура связей с другими характеристиками) или же эти различия в особенностях связей на континууме СМ сквозные и зависят от соотношения вклада факторов СМ в общий балл СМ?

В параграфе 1 методами сравнения средних и графического анализа мы предоставили первичные доказательства существования содержательной дискретности континуума СМ.

В первом разделе параграфа 2 была продолжена проверка гипотезы о сложной структуре феномена с акцентом на выявление механизма образования нелинейных связей СМ количественными методами. Процедура. Для первичного анализа были взяты, с одной стороны, характеристики, устойчиво связанные с СМ, и проявляющиеся как различающие типов на границах континуума СМ, а с другой стороны, характеристики, прямо не коррелирующие с СМ, но обнаруживающие в разных исследованиях признаки возможной нелинейной связи с СМ. Методы обработки: 1) выделены квартили (4 группы) для каждой из задействованных переменных, 2) проведен МАИОУА (Многофакторный дисперсионный анализ) с участием пар выделенных характеристик для зависимой переменной СМ. Логика анализа: для переменных, которые обнаружили значимые кросс-взаимодействия при

влиянии на СМ, были построены бар-графики их влияния на переменную СМ (пример на рис.2).

крзине низкий

низкий высоким

Уровень АВТОРИТАРНОСТИ

крайне высоким

Уровень

ПОИСКА ПРИКЛЮЧЕНИЙ

крзине низкий низкий высокий крайне высокий

Рис. 2. График зависимости уровня СМ от уровня стремления к Поиску приключений при различных уровнях Авторитарности.

Далее проводилось качественное и количественное сравнение двух групп с одинаковым уровнем СМ, но совершенно разными показателями по другим рассматриваемым характеристикам (на рис. 2 это две группы с высоким СМ, но противоположными значениями по Поиску приключений, а именно - черный столбец в 1-м слева блоке и белый столбец во 2-м блоке). По итогам анализа нескольких подобных пар переменных и их воздействия на СМ было выявлено, что ключевой причиной данных нелинейных связей, а значит и содержательной дискретности феномена, является разное соотношение вкладов основных факторов СМ при примерно равном уровне СМ (рис.3).

Второй раздел параграфа 2 посвящен качественному исследованию механизмов нелинейных связей СМ методом анализа отдельных случаев (или прототипов). Цели раздела - 1) иным методом подтвердить полученные результаты о роли вкладов факторов СМ, 2) соотнести две гипотезы о механизмах образования дискретности феномена: а) привязка к тому или иному уровню СМ (на определенном уровне есть свои тенденции связей) и б) привязка к вкладам факторов СМ в общий балл СМ (на одном и том же участке континуума СМ может быть разная структура связей с характеристиками, а значит и разное содержание феномена).

Фактор 1 Фактор 2

крайне-низкий средне-низкий средне-высокий крайне-высокии СМ СМ СМ СМ

Группы СМ

Рис.3. Соотношение вкладов факторов СМ при увеличении общего уровня СМ.

По главе «Исследование структуры СМ» были сделаны выводы (структурированные как ответы на 4 поставленных в начале главы вопроса), подтверждающие выдвинутые нами гипотезы о сложной структуре феномена и ее особенностях, а именно:

1. СМ - сложный неоднородный феномен, обладающий сложной структурой связей с психологическими характеристиками, которая качественно своеобразна на разных участках континуума СМ.

2. С некоторыми характеристиками связь СМ линейна. Это ключевые корреляты СМ (такие как Экстраверсия, Поиск новизны, Макиавеллизм и т.д.). Они являются основными для определения содержания феномена, а также дифференцирующими для двух основных типов СМ - низкого СМ (НСМ) и высокого СМ (ВСМ). С некоторыми другими характеристиками (такими как Интернальность, Авторитарность и т.д.) нет прямой связи, но есть непрямая (нелинейная) связь. Они определяют нюансы содержания феномена на разных участках континуума и являются дифференцирующими для 4-х уровневых групп СМ, они же подтипы -крайне-низкий СМ, средне-низкий СМ, средне-высокий СМ и крайне-высокий СМ.

3. Феномен правомерно рассматривать в каждой из трех ипостасей: 1) целостная линейно изменяющаяся характеристика (ее выделение обусловлено наличием определенной группы характерных линейных связей СМ с личностными характеристиками); 2) два основных дискретных типа (низкий и высокий СМ) с качественным своеобразием связей (их выделение связано со скачкообразным характером изменений связей СМ с другими личностными переменными на уровне

медианного значения); 3) четыре подтипа (их существование обусловлено сочетание линейных и нелинейных связей СМ с различными характеристиками).

4. 1) Дискретность феномена (его типологическая структура) и нелинейность его связей задана различием вкладов основных факторов СМ (Фактора-1 и Фактора-2) в общий балл СМ. (с ростом общей переменной факторы растут не равномерно). Критерии выделения подтипов задаются двумя параметрами - конкретным уровнем СМ и четырьмя характерными вариантами сочетания вкладов основных факторов СМ, задающих четыре основных прототипа СМ. 2) Эти два критерия соотносятся между собой (есть связь уровневых групп с определенным типом соотношения факторов СМ). Людям с крайне-высоким СМ чаще соответствует прототип «Артист», со средне-высоким СМ - прототип «Циник», со средне-низким СМ -прототип «Правдолюб» и с крайне-низким СМ - прототип «Маленький человек».

Глава 3.3 посвящена, с одной стороны, вопросу о месте СМ среди характеристик мотивационного и ценностного уровней, а с другой стороны -проверке гипотезы о мотивационном компоненте в составе СМ.

Параграф 1 описывает результаты корреляционного, факторного и графического анализа связи СМ с мотивами и ценностями (см. рис. 4 и 5).

Рис.4. Сравнение профилей мотивации у людей с высоким и низким СМ.

Результаты анализа мотивации. 1) Мотивация людей с высоким и низким СМ качественно различается. Их мотивационные профили отличаются не общим уровнем, а строением. Кроме того, мотивация НСМ не есть мотивация ВСМ с

обратным знаком, это качественно своеобразная структура мотивов. 2) Респонденты с ВСМ в среднем движимы стремлением к успешности (социальной и деловой), победе над конкурентами, достижению общего признания, любви и индивидуальных целей (желаемый образ: успешный бизнесмен, актер, звезда). Их мотивы - социальный престиж, азартность и демонстративность. Респондентами с НСМ напротив движет в первую очередь стремление достичь индивидуального результата, собственных целей, желание быть правым и правильным с социальной, моральной точки зрения, стремление избегать рисков и неудач, и через это достигать успеха (желаемый образ: волк-одиночка; честный парень). 3) Факторы СМ имеют различную систему связей с мотивационной сферой.

ВСМ НСМ

Рис.5. Сравнение профилей ценностей у людей с высоким и низким СМ.

Результаты анализа ценностей. 1) Общий СМ высоко значимо взаимосвязан с ценностью Власть и связан на уровне тенденции с ценностями Гедонизм и Стимулирование. 2) Рисунок профиля ценностей у группы респондентов с высоким и низким СМ почти совпадает, различается в основном общий уровень (у ВСМ он выше). Этот эффект может быть обусловлен общим влиянием социальной среды и культуры. 3) Значимые различия между группами с ВСМ и НСМ - по ценностям Власть и Стимулирование. 4) Факторы 1 и 2 СМ не имеют значимых связей с ценностями, есть несколько связей на уровне слабой тенденции. 5) Профили всех четырех уровневых групп СМ очень схожи.

Далее был проведен анализ связи ценностей и мотивов в разных группах СМ.

Выводы. 1) В целом мотивация, обеспечивающая поведение, связанное с феноменом СМ, коррелирует с ценностями Власти и Достижения и отвержением

ценности Конформности. 2) При этом в группах с ВСМ и с НСМ связи мотивов и ценностей между собой различаются. Одни и те же ценности в этих группах взаимосвязаны с разными мотивами. 3) Люди с ВСМ не нацелены на власть, доминирование (власть не связана с теми мотивами, которые преобладают у ВСМ). Они нацелены на достижение, успех. При этом доминирующая позиция, победа над окружающими, лидерство - это неотъемлемая часть успеха (это средство, а не самоцель). 4) У НСМ больше значимых связей между ценностями и мотивами. Т.е. мотивация, движущие силы поведения людей с НСМ находятся в согласии с ценностями.

Параграф 2 посвящен описанию результатов множественного регрессионного анализа и выявлению предикторов СМ на мотивационном и ценностном уровне.

Результаты. 1) Подтверждены полученные ранее данные о связи СМ с группой мотивов, объединенных фактором «Социальный успех», а также ценностей, входящих в фактор «Успешность». Одним из ключевых элементов предиктивной модели явилась ценность Власти. 2) Мотивационная модель способна объяснить наибольший процент вариативности СМ по сравнению с предиктивными моделями, построенными на основе базовых и частных черт. При этом добавление в модель ценностного компонента снижает точность предсказания СМ.

На основании проведенного в этой главе анализа был сделан вывод о подтверждении гипотезы о связи СМ с мотивационно-цеиностным уровнем личности. И, более того, о возможности говорить именно о мотивационном компоненте СМ и о его важнейшей роли в феномене СМ.

1. Место самомониторинга в структуре личностных свойств определяется, прежде всего, его взаимосвязями с такими базовыми чертами, как Поиск новизны, Экстраверсия и Открытость новому опыту.

2. Самомониторинг входит в состав блока частных характеристик личности, также являющихся коррелятами указанных базовых свойств и обеспечивающих: 1) прежде всего, эффективное установление и поддержание межличностных отношений и общения (Демонстративность, «-» Социальный страх, Эмпатия) и состояние уверенности в межличностных отношениях (Самоэффективность в межличностных отношениях, Интернальность в межличностных отношениях, Социальный копинг); 2) освоение нового и азарт (шкалы Поиска ощущений); 3) быструю адаптацию к изменяющимся условиям, в том числе критическим (Гибкость, стратегии совладания); 4) быстрое реагирование (Импульсивность); 5) лидерскую успешность (Доминантность, Маскулинность, «-» Авторитарность); 6) жесткость, независимость

(Маскулинность, Агрессия, Самостоятельность, ориентацией на результат); 7) социальную ненормативность («-» Социальная желательность).

3. Самомониторинг - комплексный неоднородный феномен, обладающий сложной структурой связей с психологическими характеристиками личности и являющийся типообразующим. Феномен правомерно рассматривать в каждой из трех ипостасей: целостная линейно изменяющаяся характеристика, два основных дискретных типа (низкий и высокий СМ) с качественным своеобразием связей, четыре подтипа. Дискретность феномена (его типологическая структура) и нелинейность его связей задана различием вкладов основных факторов СМ (Фактора-1 и Фактора-2) в общий балл СМ. Критерии выделения подтипов задаются двумя параметрами - конкретным уровнем самомониторинга и четырьмя характерными вариантами сочетания вкладов его основных факторов. Эта нелинейная структура и ипостаси феномена прослеживаются на всех уровнях личности (от уровня индивидуально-личностных характеристик до мотивации). Исключение составляет уровень ценностей.

4. Самомониторинг имеет определенную мотивационную и ценностную базу, влияющую на его развитие. Ключевой параметр, лежащий в основе ценностно-мотивационной базы СМ, - параметр статуса и иерархии, неформально заданных. Поддерживается субценностями и мотивами интернального (ориентированного на себя) характера. Феномен в целом имеет ценностную природу, а его типы -мотивационную. Сходный профиль ценностей воплощается в качественно различной мотивации поведения. Для лиц с высоким самомониторингом базовой мотивацией является мотивация достижения (в широком смысле). Для тех, у кого низкий СМ, в целом свойственна мотивация избегания (в широком смысле слова). При этом обе мотивации социально-направлены. Власть как ценность и стремление к власти как таковой людьми с высоким СМ полностью не осознаются. Для них понятие власть не имеет негативного оттенка и является неотъемлемой частью успеха, к которому они сознательно стремятся. Причем это не любая власть, а, скорее, «власть-обаяние».

5. Мотивационная модель предикторов обладает наибольшей предсказательной силой в отношении самомониторинга, при сравнении ее с моделями базовых и частных характеристик личности. При этом ценности способны предсказывать уровень СМ только опосредовано через мотивацию.

На основании того, что основная гипотеза исследования подтвердилась, а также благодаря полученным в исследовании дополнительным данным мы можем сделать общий вывод о том, что: феномен СМ с высокой долей вероятности является сложной составной характеристикой личности (констелляцией), которая содержит, наряду с диспозиционным, мотивационный компонент.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК МО и

пауки РФ:

1. Полежаева Е.А. Самомониторинг в контексте политического лидерства (статья) // Вопросы психологии. - 2008. - №4 - с. 90-98.

Другие статьи и тезисы докладов'.

2. Полежаева Е.А. Шкала самомониторинга и ее применение в отечественных исследованиях // Психологическая диагностика.- 2006.- №1 - с. 3-32.

3. Полежаева Е.А. Особенности образа «Я» и мотивации доминирования у людей с разным уровнем самомониторинга // Материалы XIII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2006» (12-15 апреля 2006). Т. 2. Секция «Психология». - М.: МГУ. - 2006. - с. 392-394.

4. Полежаева Е.А. Самомониторинг в системе функционирования личности: мотивационные и рефлексивные аспекты // Материалы Всероссийской конференции «Психология индивидуальности». 2-3 ноября 2006. - М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2006. - с. 436-438.

5. Polezhaeva Е. The Factors of Self-monitoring Genesis and Functioning // Behavior

■ Genetics Association 37th Annual Meeting Abstracts / Behavior Genetics. - 2007. -

Vol.37(6). - P. 786.

6. Polezhaeva E., Parshikova O. Self-monitoring in the structure of personality and cognitive characteristics // Abstracts of 13th Biennial Meeting of the International Society for the Study of Individual Differences (ISSID) Giessen, Germany, My 22-27, 2007. Hogrefe, 2007. - P. 104. (авторский вклад 50%)

7. Полежаева Е.А. Самомониторинг в структуре личностных и когнитивных характеристик // Материалы научно-практических конгрессов III Всероссийского форума «Здоровье нации - основа процветания России», Том 3, Часть 2. Раздел «Психология в междисциплинарном поле наук» (Материалы XIV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов - 2007». Секция «Психология»). - М.: МГУ. - 2007. - с. 434-435.

8. Полежаева Е.А. Феномен самомониторинга как отражение логики развития предмета социальной и дифференциальной психологии на рубеже нового века // Материалы IV Всероссийского съезда РПО. - Ростов-на-Дону: КРЕДО, 2007. - Т. З. -с. 57-58.

9. Полежаева Е.А. Самомониторинг в структуре личностных характеристик и природа его вариативности // Материалы научно-практической конференции

«Ананьевские чтения - 2007». 23-25 октября 2007 года. / Под ред. JI.A. Цветковой. - СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 2007. - с. 105-107.

Ю.Полежаева Е.А. К вопросу о появлении политического лидерства. Феномен самомониторинга // Современная психология от теории к практике. Материалы XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов - 2008». Секция «Психология». М.: МГУ. - 2008. - Ч.З. - с.326-328.

П.Полежаева Е.А. Самомониторинг как предпосылка стремления к политической власти II Новые исследования в психологии. № 1-2. - 2008. -с. 114-115.

12.Egorova M.S., Korovaitseva G.I., Parshikova O.V., Lezheiko T.V., Alfimova M.A., Polezhaeva E.A., Golimbet V.E. The Cys23Ser polymorphism contributes to personality traits of Harm Avoidance and Self-directedness in young males from the Russian population // Behavior Genetics Association 38th Annual Meeting Abstracts / Behavior Genetics. - 2008. - Vol.38(6). - P. 624. (авторский вклад 14%)

13. Polezhaeva E. Self-Monitoring in the structure of personality and the factors of its genesis // Abstracts of the XXIX International Congress of Psychology (ICP), Berlin, Germany, July 20-25, 2008 // International Journal of Psychology, 2008 - Vol. 43 -Issue 3/4 - P. 294.

Подписано в печать V/¡У-2 003г. Формат 60x84/16. Заказ №*>? . Тираж*00 экз. П. njjS. Отпечатано в РИИС ФИАН с оригинал-макета заказчика. 119991 Москва, Ленинский проспект, 53. Тел. 499 783 3640

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Полежаева, Екатерина Андреевна, 2009 год

Введение

ЧАСТЬ I. Теоретические и методические аспекты исследования проблемы р места самомониторинга в структуре личности

Глава 1.1 Традиция изучения структуры личности в психологии

Глава 1.2 Понятие и история исследования самомониторинга

Глава 1.3 Самомониторинг и структура базовых и частных психологических свойств

Глава 1.4 Перспективное направление исследования: Механизмы связи самомониторинга с мотивационно-ценностным уровнем личности

ЧАСТЬ II. Методический аспект исследования проблемы места 82 самомониторинга в структуре личности

Глава 2.1 Программа исследования

Глава 2.2 Шкала самомониторинга и особенности ее применения на российской выборке (выводы)

ЧАСТЬ III. Эмпирическое исследование феномена самомониторинга и его места в структуре личностных характеристик '

Глава 3.1 Исследование места самомониторинга в структуре базовых и частных личностных характеристик

Глава 3.2 Исследование структуры самомониторинга и решение вопроса о ¡38 дискретности содержания феномена

Глава 3.3 Эмпирическое исследование мотивационной и ценностной основы ¡63 самомониторинга

Введение диссертации по психологии, на тему "Место самомониторинга в структуре личностных характеристик"

Актуальность исследования. В последнее десятилетие приоритетной тематикой дифференциальной психологии становится исследование комплексных психологических черт и констелляций (синдромов разноуровневых свойств). Смена акцентов исследований от поиска базовых черт (таких, как Большая пятерка) к анализу соотношения между менее обобщенными характеристиками, находящимися на более, низком уровне в иерархии психологических черт, t обусловлена признанием ряда ограничений таксономического подхода, используемого для анализа структуры личностных черт, в частности постулатов о прямом, аддитивном и линейном соотношении между чертами; связи любой частной характеристики только с одной базовой чертой; повышении уровня прогностической способности черты с повышением ее уровня в иерархии личностных черт (Snow, 1991; Dawis, Lofquist's, 1991; Ackerman, 1996; Ackerman, Heggstad, 1997; Lubinski, 2000). На теоретическом уровне происходящие изменения означают реализацию принципа структурно-генетического единства психологических характеристик (Ананьев, 1968) и принципа индивидуализации, предполагающего раскрытие интраиндивидуальной структуры личности (Рубинштейн, 1989; Hogan, 1996). На экспериментальном уровне эти изменения приводят к расширению прикладной тематики в психологических исследованиях и к поиску комплексных черт, прогностичных для социально-значимого поведения человека, прежде всего адаптивности и успешности в разных сферах деятельности. Именно сочетание, с одной стороны, логики развития классической психометрики, обратившейся к анализу комплексных характеристик, и, с другой, запросов практики, в которой стремление снизить риски и достичь максимально возможного результата усиливает потребность в точном психологическом прогнозе, послужило причиной интереса к феномену самомониторинга.

Самомониторинг (self-monitoring) представляет собой характеристику индивидуальных различий, которая определяет, во-первых, способность и стремление отслеживать через самонаблюдение и самоконтроль свое экспрессивное поведение и, во-вторых, реализацию этой способности в реальной ситуации. Понятие самомониторинг было введено американским психологом Марком Снайдером в 1974 году (Snyder, 1974), но подлинный интерес к исследованию самомониторинга возник двумя десятилетиями позже, когда была продемонстрирована его высокая, часто несравнимая с другими психологическими характеристиками, прогностическая способность для показателей жизненной успешности и компетентности в межличностных отношениях - лидерства (Anderson, Toison, 1989, 1991; Cronshaw, Ellis, 1991), организационного поведения и менеджерского потенциала (Fandt, Farris, 1990; Jenkins, 1993; Kilduff, 1992; Kilduff, Day, 1994), восприятия и предпочтения той или иной рекламы (DeBono, Packer, 1991; Shavitt, Lowrey, Han, 1992) и т.д.

Вместе с тем акцент на прикладных исследованиях самомониторинга не восполняет пробелов в исследовании его содержания. Так, практически не рассмотренными остаются вопросы о месте самомониторинга в структуре личности, его соотношении с основными личностными переменными - базовыми чертами, механизмами личностного контроля, мотивационной сферой, и т.д. (Gangestad, Snyder, 2000), что сужает возможности интерпретации результатов исследований и затрудняет исследования его формирования. Важно отметить также то, что при всей популярности высоко прогностичного конструкта самомониторинга в зарубежной психологии, он практически не известен отечественным психологам, что делает актуальным описание области использования самомониторинга, анализ имеющейся к настоящему времени эмпирики и разработку адаптированного к российской выборке диагностического метода.

Цели исследования — проанализировать компоненты самомониторинга, его соотношение с базовыми и частными свойствами личности и уточнить его содержание через описание его места в структуре личности.

Основная гипотеза исследования — самомониторинг является многокомпонентной комплексной характеристикой, имеющей формально-динамические и мотивационные составляющие; его компоненты вносят вклад в разные базовые черты личности и обнаруживают как линейные и аддитивные, так и нелинейные и неаддитивные связи с базовыми и частными чертами личности.

Задачи, поставленные в соответствии с главной целью и основной гипотезой исследования, включали в себя теоретические, методические и экспериментальные, а именно:

1. Проанализировать ключевые этапы исследования структуры личности в психологии и обозначить теоретический и экспериментальный контекст появления в психологии представлений о комплексных характеристиках и констелляциях черт.

2. Проанализировать эмпирические исследования самомониторинга и выявить тот круг личностных переменных, которые необходимо рассмотреть для определения места самомониторинга в структуре личности.

3. Адаптировать Шкалу самомониторинга, сопоставить структуру полученной шкалы, а также ее внешнюю и внутреннюю валидность с аналогичными показателями оригинальной шкалы Снайдера.

4. Определить место самомониторинга среди личностных характеристик базового и частного уровней, очертив тем самым содержательные границы феномена.

5. Описать связь самомониторинга с мотивационно-ценностным уровнем личности, показав тем самым стратегический глубинный характер феномена.

6. Провести типологический анализ самомониторинга для определения непрерывности-дискретности континуума шкалы самомониторинга, а также аддитивности-неаддитивности и линейности-нелинейности его взаимосвязей с чертами личности.

Объект исследования - феномен самомониторинга и его место в структуре личности.

Предмет исследования - взаимосвязи конструкта самомониторинга и его основных компонентов с базовыми и частными свойствами личности.

Методологическую и теоретическую основу исследования составляют представления о принципах исследования структур психологических и психофизиологических функций, разработанные в отечественной дифференциальной психологии — в рамках школы Теплова

Небылицына и в структурно-уровневом подходе Ананьева (Ананьев, 1968, 1974; Теплов, 1945, 1957; Небылицын, 1969; Голубева, 1989).

При разработке методической основы работы использовалась теория самомониторинга Снайдера (Snyder, 1974) и исследования его последователей, а также современные зарубежные направления исследования структуры личностных свойств (Paunonen et al., 2003; Akrami, Ekehammar, 2005; Asendorpf, VanAken, 2003, Ackerman, 1996; и др.).

Анализ соотношения между самомониторингом, мотивацией и ценностями основывался на представлениях, разработанных в русле'теории деятельности (Леонтьев, 1977; Вилюнас, 1990; Асмолов, 2001 и др.), а также на подходах к исследованию самопрезентации и ее мотивации (Джонс и Питтман, 1982; Аркин, 1981; ТТТуттт 1998 и др.), и модели ценностных ориентация Шварца (1990).

Схема исследования включает три методических исследования, проведенных для адаптации опросника, в которых участвовали взрослые респонденты (п=351), и пять исследований, в которых последовательно проверялись выдвинутые гипотезы (п=742).

Методы исследования. В работе используются методы теоретического и эмпирического исследования. Теоретический обзор литературы представляет собой анализ, сопоставление, обобщение и систематизацию данных по изучаемой проблематике. Эмпирическое исследование проводится с использованием классических эмпирических методов - 1) опроса, включающего г метод экспертных оценок, семантический дифференциал, анкетирование, метод взаимооценок, и 2) психологического тестирования.

Данные обрабатывались качественными (анализ прототипов), качественно-количественными (контент-анализ, анализ профилей) и количественными методами. При количественной обработке данных использовалась статистическая программа SPSS 11.0. и были проведены: корреляционный анализ (Пирсона и Спирмена), факторный анализ, сравнение средних по Т-критерию, однофакторный и многофакторный дисперсионный анализ (ANOVA, MANOVA), частотный анализ, анализ стандартных отклонений, множественный регрессионный анализ. При представлении результатов использованы точечные и лепестковые диаграммы, гистограммы, линейные графики, бар-графики, скаттер-плоты и т.д.

Научная новизна исследования заключается в следующем. В рамках диссертационного исследования систематизированы взаимосвязи самомониторинга с разноуровневыми личностными характеристиками. Получено экспериментальное подтверждение того, что самомониторинг как комплексная характеристика включает в себя мотивационный компонент. Продемонстрированы различия в структуре связей разных компонентов самомониторинга с чертами личности. Определены предикторы самомониторинга. Выделено четыре подтипа самомониторинга и доказана нелинейная и неаддитивная структура феномена.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что его результаты вносят значимый вклад в понимание природы и сущности феномена самомониторинга, дают ответы на вопросы, давно стоящие перед исследователями этой проблематики, - о границах феномена, характере взаимосвязи с базовыми свойствами личности, разрешают спор о гомогенности и дискретности конструкта самомониторинга, выделяют причину его дискретности. Результаты показывают перспективность и важность исследования мотивационных и ценностных оснований самомониторинга. В целом разработка такого многогранного феномена, как самомониторинг, дает ключ к пониманию одного из механизмов социального поведения и открывает новые перспективы как для социальной, так и дифференциальной психологии. Кроме того, доказательство сложного составного характера самомониторинга открывает новые возможности в исследованиях комплексных характеристик и констелляций, предлагая пути выделения аналогичных характеристик среди давно используемых в психологии.

Практическое значение работы.

Проделанная нами адаптация опросника Шкала самомониторинга М.Снайдера позволяет эффективно использовать русскоязычный вариант опросника и корректно интерпретировать результаты, полученные с его помощью.

Рассмотрение феномена самомониторинга как комплексной характеристики в ее связи с мотивационно-ценностной составляющей личности, а также знание конкретных мотивов, входящих в состав самомониторинга, и ценностей, связанных с развитием этого феномена, не только повышает возможности диагностики этой характеристики, но и создает условия для ее формирования.

Глубокие и всесторонние знания в отношении особенностей данного феномена и его связей с разноуровневыми свойствами личности, а также инструмент его измерения позволят точнее прогнозировать и интерпретировать поведение человека в социальной ситуации и его жизненную успешность, что позволит решать многие вопросы прикладной психологии в области управления персоналом (при подборе и оценке персонала, выборе адекватной программы мотивации), в политике (для отбора перспективных политических лидеров, при создании кадрового резерва правительства), в спорте (выбор капитана команды и т.п.), в профориентации и т.д.

Полученные в исследовании результаты могут быть использованы в учебных курсах при подготовке дифференциальных и социальных психологов.

Достоверность результатов исследования обеспечивается системным подходом при теоретическом анализе проблематики; апробацией теоретических идей в трех сериях эмпирических исследований; перекрестной системой отбора методик исследования (сквозные методики, участвующие во всех сериях исследований, и однократное повторение многих методик в одном из последующих исследований), тщательным отбором диагностических инструментов, размером и составом выборок; применением разнообразных методов анализа данных (качественных, качественно-количественных и количественных), всесторонней статистической обработкой данных; обоснованностью выводов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Самомониторинг - характеристика, относящаяся к уровню частных личностных черт, близкая к базовому уровню черт и взаимосвязанная преимущественно с такими базовыми чертами, как Экстраверсия и Открытость новому опыту, а также с характеристиками темперамента, лежащими в их основе. В состав этого блока частных характеристик наряду с самомониторингом входят характеристики, обеспечивающие: эффективное установление и поддержание межличностных отношений, состояние уверенности в этих отношениях, освоение нового и азарт, быструю адаптацию к изменяющимся условиям, в том числе критическим, быстрое реагирование, лидерскую успешность, жесткость, независимость, социальную ненормативность.

2. Самомониторинг - комплексный неоднородный феномен, обладающий сложной структурой связей с психологическими характеристиками и являющийся типообразующим. Феномен правомерно рассматривать в каждой из трех ипостасей: целостная линейно изменяющаяся характеристика, два основных дискретных типа, четыре подтипа. Дискретность феномена (его типологическая структура) и нелинейность его связей задана различием вкладов основных компонентов самомониторинга в общий балл самомониторинга.

3. Самомониторинг является характеристикой, связанной с мотивационно-ценностным уровнем личности. Ключевой параметр, лежащий в основе ценностно-мотивационной базы самомониторинга, - параметр статуса и иерархии, заданных неформально. Феномен в целом имеет ценностную природу, а его типы - мотивационную (сходный профиль ценностей воплощается в качественно различной мотивации поведения). Для типа высокого самомониторинга базовой мотивацией является мотивация достижения (в широком смысле). Для типа низкого самомониторинга в целом свойственна мотивация избегания (в широком смысле слова).

Апробация результатов исследования. Содержание работы неоднократно обсуждалось на заседаниях лаборатории онтогенеза индивидуальных различий Психологического института РАО и кафедры психогенетики МГУ им. М.В. Ломоносова. Результаты эмпирического исследования были представлены на четырех зарубежных (в Германии, Нидерландах и США) и девяти российских психологических конференциях. Основные результаты исследования отражены в 13 публикациях автора, а также используются при проведении: психодиагностического этапа ассессмент-центров компанией «Центр Кадровых Технологии -21 век» и практикума по дифференциальной психологии для студентов психологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Логика построения работы.

Теоретическая часть диссертации представлена в четырех главах. Глава 1.1 освещает общий психологический контекст, в который встраивается проблематика нашей работы, а именно - исследование структуры психологических свойств в отечественной и зарубежной психологии. В данной главе изложена история и методология подобных исследований, их роль и назначение в психологии, а также описывается актуальные проблемы, стоящие в наши дни перед исследователями в этой области, одной из которых является изучение сложных интегральных характеристик, характеристик-констелляций, к числу которых по нашему предположению, следует отнести и феномен самомониторинга. Глава 1.2 посвящена феномену самомониторинга, истории его появления, основным направлениям исследования, а также ключевым проблемам теории самомониторинга, которые так и не нашли своего разрешения и требуют его. По итогам глав 1.1 и 1.2 были сформулированы основные направления рассмотрения самомониториинга как компонента структуры личности, а именно -необходимости его рассмотрения в его взаимосвязи с четырьмя основными уровнями структуры личности - уровнями базовых и частных личностных характеристик (этому вопросу посвящена Глава 1.3), а также мотивационным и ценностным уровнями (этому вопросу посвящена Глава 1.4).

Методическая часть работы состоит из двух глав. Глава 2.1 посвящена изложению программы исследования (включая его методическую серию). Глава 2.2 тезисно описывает результаты адаптации основного диагностического инструмента, измеряющего уровень самомониторинга, - Шкалы самомониторинга М. Снайдера, и результаты исследования его внутренней и внешней валидности.

Структура эмпирической части построена в соответствии с основными гипотезами исследования, и состоит из трех глав, каждая из которых описывает результаты в отношении одной из трех гипотез. Глава 3.1 посвящена описанию результатов эмпирического исследования места самомониторинга в структуре базовых и частных психологических свойств. Глава 3.2 освещает результаты исследования вопроса о сложной нелинейной структуре феномена. Глава 3.3 описывает результаты исследования вопроса о связи феномена с мотивационно-ценностным уровнем личности и подводит общие итоги по проблеме составного характера феномена и роли в нем мотивационного компонента. Далее представлен заключительный обзор проделанной работы и выводы по ней.

В приложения вынесены: 1) развернутое обоснование предложение определенного круга частных характеристик для рассмотрения наряду с СМ (прил. 1); 2) опросник Шкала самомониторинга и ключ к нему (прил. 2); 3) подробное описание результатов адаптации опросника Шкала самомониториинга, включая исследование его внутренней и внешней валидности (прил. 3-5); 4) развернутая интерпретация возможных взаимосвязей СМ с характеристиками базового и частного уровня (прил. 6); 4) результаты и схемы сравнения средних для характеристик всех четырех рассматриваемых уровней личности, их описание (прил. 7).

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

По итогам проделанной работы можно сделать следующие выводы:

Все гипотезы, выдвинутые в результате анализа литературы, можно считать подтвержденными. Наибольшие уточнения корректирующего характера внесены в предположения о базовых чертах, мотивации и ценностях, лежащих в основе СМ. Эти уточнения при этом не опровергают саму гипотезу.

Получены дополнительные результаты исследования. Основной из них - своеобразие и целесообразность выделения четырех подтипов самомониторинга.

Таким образом, основные выводы нашей работы, которые мы выносим на защиту, можно сформулировать следующим образом:

1. Место самомониторинга в структуре личностных свойств определяется, прежде всего,-его взаимосвязями с такими базовыми чертами, как Поиск новизны, Экстраверсия и Открытость новому опыту.

2: Самомониторинг входит в состав блока частных характеристик личности, также являющихся коррелятами указанных базовых свойств и обеспечивающих: 1) прежде всего, эффективное установление и поддержание межличностных отношений и общения (Демонстративность, «-» Социальный страх, Эмпатия) и состояние уверенности в межличностных отношениях (Самоэффективность в межличностных отношениях, Интернальность в межличностных отношениях, Социальный копинг); 2) освоение нового и азарт (шкалы Поиска ощущений); 3) быструю адаптацию к изменяющимся» условиям, в том числе критическим (Гибкость, стратегии совладания); 4) быстрое реагирование (Импульсивность); 5) лидерскую успешность (Доминантность, Маскулинность, «-» Авторитарность); 6) жесткость, независимость (Маскулинность, Агрессия, Самостоятельность, ориентацией на результат); 7) социальную ненормативность («-» Социальная желательность).

3. Самомониторпнг - комплексный неоднородный феномен, обладающий сложной структурой связей с психологическими характеристиками личности и являющийся типообразующим. Феномен правомерно рассматривать в каждой из трех ипостасей: целостная линейно изменяющаяся характеристика, два основных дискретных типа (низкий и высокий СМ) с качественным своеобразием связей, четыре подтипа.

Дискретность феномена (его типологическая структура) и нелинейность его связей задана различием вкладов основных факторов СМ (Фактора-1 и Фактора-2) в общий балл СМ. Критерии выделения подтипов задаются двумя параметрами — конкретным уровнем» самомониторинга и четырьмя характерными вариантами сочетания вкладов его основных факторов. Эта нелинейная структура и ипостаси феномена прослеживаются на всех уровнях личности (от уровня индивидуально-личностных характеристик до мотивации). Исключение составляет уровень ценностей.

4. Самомониторинг имеет определенную мотивационную и ценностную базу, влияющую на его развитие. Ключевой параметр, лежащий в основе ценностно-мотивационной базы СМ, — параметр статуса и иерархии, неформально заданных. Поддерживается субценностями и мотивами интернального (ориентированного на себя) характера. Феномен в целом имеет ценностную природу, а его типы - мотивационную. Сходный профиль ценностей воплощается в качественно различной мотивации поведения. Для лиц с высоким самомониторингом базовой мотивацией является мотивация достижения (в широком смысле). Для тех, у кого низкий СМ, в целом свойственна мотивация избегания (в широком смысле слова). При этом обе мотивации социально-направлены. Власть как ценность и стремление к власти как таковой людьми с высоким СМ полностью не осознаются. Для них понятие власть не имеет негативного оттенка и является неотъемлемой частью успеха, к которому они сознательно стремятся. Причем это не любая власть, а, скорее, «власть-обаяние».

5. Мотивационная модель предикторов обладает наибольшей предсказательной силой в отношении самомониторинга, при сравнении ее с моделями базовых и частных характеристик личности. При этом ценности способны предсказывать уровень СМ только опосредовано через мотивацию.

На основании того, что основная гипотеза исследования подтвердилась, а также благодаря полученным в исследовании дополнительным данным, мы можем сделать общий вывод о том, что: феномен СМ с высокой долей вероятности является сложной составной характеристикой (констелляцией), которая содержит, наряду с диспозиционным, мотивационный компонент.

Заключение

Итак, в заключении нашей работы, посвященной месту самомониторинга в структуре личностных характеристик, обратимся к тем задачам, которые мы ставили перед собой вначале пути, и тем проблемам, которые были выявлены нами при анализе имеющегося положения дел в теории СМ, и которые предполагали быть решенными в ходе нашего исследования.

Одна из ключевых задач, которую мы ставили перед собой до начала исследования, - это прояснить истинную суть феномена СМ. Посмотрим, что было сделано в этом направлении.

Главное, что необходимо отметить прежде всего - это то, что в результате нашего исследования было решено две ключевых проблемы теории СМ, отсутсвие решения которых долгие годы препятствовало развитию этой проблематики и эффективному использованию конструкта в прикладных целях. Это проблема содержания и границ феномена, а1 также проблема непрерывности-дискретности феномена (которые воспринимались как жесткая дихотомия). При этом нам удалось доказательно опровергнуть многие ключевые пункты критики, долгое время существовавшие в отношении феномена СМ и его теории, а именно -неспецифичностъ содержания (принадлежность к более общей черте, например, экстраверсии, или превышающее область допустимого пересечение с близкими по содержанию частными чертами, например, с демонстративностью) и раздробленность феномена (т.е. неправомерность говорить о нем как о некой единой черте).

Мы показали, что СМ является характеристикой с самостоятельным содержанием. Он имеет сложную разветвленную структуру связей с характеристиками каждого из основных уровней личности (т.е. его нельзя отнести к проявлениям какой-либо одной общей черты). Относится к блоку частных характеристик, которые преимущественно связаны с такими базовыми чертами, как Экстраверсия и Открытость новому опыту, и в меньшей степени — с чертой Дружелюбия (с обратным знаком). Мы подтвердили тезис М.Снайдера о том, что СМ лишь делит вариативность с некотрым рядом частных и общих характеристик, не дублируя- ни одну из них (Gangestad, Snyder, 2000).

Данные, полученные нами при анализе структуры феномена, приводят к согласию две рассматривавшиеся как антогонистичные точки зрения на непрерывность/дискретность феномена или, другими словами, на его типообразующую природу в противовес представлениям о нем как о единой черте. Зарубежных исследователи не обращались к выявлению закономерностей изменчивости связей с СМ, что препятствовало нахождению компромисса между взглядами на непрерывность-дискретность феномена. Результаты нашего исследования показали, что СМ может рассматриваться и как черта, и как два типа, кроме того, сами типы неоднородны и могут быть представлены как четыре подтипа (существование которых еще никем не было предложено среди исследователей СМ). При анализе связей с характеристиками разных уровней личности нами был выявлен фактор, объяснияющий возможность сосуществования всех трех ипостасей СМ, а именно - изменение характера связей СМ с другими характеристикаи вдоль континуума СМ и существование разного типа связей (т.е. наличие линейных связей СМ с определенным кругом характеристик, скачкообразным характером изменений этих связей в районе медианного значения континуума СМ, а таюке наличие нелинейных связей СМ с другими характеристиками).

Кроме того, нам удалось продвинуться еще дальше и выявить механизм появления содержательной дискретности в континууме СМ, а именно - изменение доли вклада каждого из основных факторов СМ, каждый из которых имеет свою специфичную структуру связей с характеристиками личности. Об основных факторах СМ много говорилось среди исследователей этой проблематики. Многие из полученных в зарубежных исследованиях данных были нами подтверждены: 1) о количестве и интерпретации основных факторов СМ, 2) о ведущей роли фактора СМ-1 («Публичная самопрезентация»), 3) о значимости фактора СМ-2 («Направленность на других») в конструкте СМ (при его второстепенной роли) в связи с особым содержанием, которое он охватывает и т.д. Однако благодаря анализу связей этих факторов с личностными характеристиками, особенности их встраивания в структуру личности и выявлении их роли в изменении содержания феномена СМ на его континууме мы открыли соверешенно новый ракурс и ключевую значимость их рассмотрения при анализе особенностей феномена СМ.

Вторая задача, которую мы перед собой ставили, заключалась в том, чтобы сделать возможным корректное использование феномена СМ и его Шкалы в отечественных исследованиях. На реализацию этой задачи, с одной стороны, работали и обозначенные выше результаты исследования, однако не менее важным в этом отношении оказалась адаптация опросника «Шкала самомониторинга» на российской выборке и данные, полученные при исследовании ее внешней и внутренней валидности, которые открыли новые возможные направления исследований СМ (в том числе исследования стереотипов в отношении СМ, особенностей восприятия других людей, связанных с СМ; исследования на реальных социальных группах и т.д.).

Помимо тех проблем, которые уже поднимались и исследовались зарубежными психологами, мы в своей работе сделали первые шаги в нескольких новых направлениях исследований СМ и продемонстрировали их перспективность. Главный из этих шагов -исследование мотивационной основы каждого из типов СМ, тем самым подтвердили теоретические предположения М. Снайдера о качественном своеобразии мотивации людей с низким и высоким CM (Gangestad, Snyder, 2000).

Кроме того, нами было теоретически и эмпирически обосновано предложение о совершенно новом ракурсе рассмотрения феномена СМ как комплексной характеристики, характеристики-констелляции, одним из основных компонентов которого является определенная мотивация. А также предложен и обоснован механизм фомирования этого мотивационного компонента СМ в результате присвоения определенного рода ценностей, транслируемых культурой и обществом, в которых существует человек. Мы отдаем себе отчет, что наш тезис в отношении причисления СМ к характеристикам-констелляциям, включающим мотивационный компонент, нуждается еще в дальнейшем прицельном исследовании, с включением большей выборки и охватом большего количества тестируемых мотивов (включая те, которые могут быть специфичны только для одного из типов СМ). Однако мы убеждены, что именно это направление исследований СМ, с одной стороны, открывает совершенно новые перспективы в этой проблематике, способно разрешить нерешенные до сих пор вопросы теории СМ и сделать ее еще более ценной для практического использования в прикладной психологии, а с другой стороны - позволит найти ключ к анализу и открытию многих других характеристик, имеющих высокую прогностическую способность в отношении социального поведения людей.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Полежаева, Екатерина Андреевна, Москва

1. Аверин В.А. Психологическая структура личности // Психология личности: Учебное пособие. / СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1999. 89 с.

2. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1969. 288 с.

3. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., Наука, 1977. 384 с.

4. Андреева Г.М., Богомолова H.H., Петровская Л.А. Современная социальная психология на Западе. Теоретические ориентации. М., 1978. 269 с.

5. Асмолов А.Г. Психология личности: принципы общепсихологического анализа. М.: Смысл, 2001. 416 с.

6. Белинская Е.П., Тихомандрицкая O.A. Социальная психология личности. М.: Аспект Пресс, 2001. 304 с.

7. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968. 398 с.

8. Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека. М., 1990. 288 с.

9. Выготский Л.С. Проблема развития и распада высших психических функций // Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М., I960.

10. Голубева Э.А. Дифференциальный подход к склонностям и способностям. В кн.: Способности и склонности: комплексные исследования. М., Педагогика, 1989. С.7 -21.

11. Голубева Э.А. Способности и индивидуальность. М., 1993. 512 с.

12. ГоффманИ. Самопрезентация в межличностном общении. СПб.: Питер, 2002. 276 с.

13. Гулевич O.A., Безменова И.К. Аттитюды и их взаимодействие с поведением. М.: Российское психологическое общество, 1999. 144 с.

14. Егорова М.С. Психология индивидуальных различий. М.: Планета детей, 1997. - 328 с.

15. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. СПб.: Питер, 2004. 512 с.

16. Знаков В.В. Психология понимания: проблемы и перспективы. М.: «Институт психологии РАН», 2005. 448 с.

17. Кадацкий Е.В. Невербальные компоненты политического имиджа Электронный ресурс. / Электрон, дан. Режим доступа: http://sagab.chat.ru/societal/nonverball.html свободный. — Загл. с экрана. - Яз. рус. Обращение к ресурсу: 14 января 2009 г.

18. Кондаков И. М., Нилопец М. Н. Экспериментальное исследование структуры и личностного контекста локуса контроля // Психологический журнал. 1995. - Т. 16 - №1.

19. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975, 304 с.

20. Леонтьев А.Н. Философия психологии: Из научного наследия. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1994 г., 288 с.

21. Леонтьев Д.А. Развитие личностных ценностей в общественном контексте // Вест.Моск.Ун-та. Серия 14. Психология. 1997. №1.

22. Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО). М.: "СМЫСЛ", 1992. - 16 с.

23. Малых С.Б., Егорова М.С., Мешкова Т. А. Психогенетика. Том 1: Учебник для вузов. СПб.: Питер, 2008. 408 с.

24. Мерлин В. С. Взаимоотношение иерархических уровней в системе взаимосвязей «человек — общество». В сб.: Темперамент. Пермь, 1976.

25. Мерлин B.C. Очерк интегрального исследлвания индивидуальности. М., 1986. 253 с.

26. Мерлин В. С. Очерк теории темперамента. 2-е изд. Пермь, 1973. 302 с.

27. Мерлин В. С. Системный подход к онтогенезу интегральной индивидуальности.— В кн.: Психология формирования и развития личности. М., 1981. С. 87—105.

28. Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции: феномен, структура и функции в произвольной активности человека. М.: Наука, 1998. 191 с.

29. Моросанова В.И. Коноз Е.М. Стилевая саморегуляция поведения человека // Вопр. психол. 2000. №2. С. 118-127.

30. Небылицын В.Д. К вопросу о частных и общих свойствах нервной системы // Вопросы психологии, 1968, №4.

31. Небылицын В. Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. М., 1976. 336 с.

32. Небылицын В.Д. Темперамент. В сб. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. М.: Наука, 1976. С. 178-186

33. Общая психология./ Под ред. A.B. Петровского. М., Просвещение, 1986.

34. Петровский A.B., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. М.: Инфра-М, 1998, 258 с.

35. Платонов К.К. О системе психологии. М., 1972. 216 с

36. Платонов К.К. Структура и развитие личности. М., 1986. 256 с.

37. Психологическая диагностика / Под ред. М.К. Акимовой. СПб.: Питер, 2005. 656 с.

38. Русалов В. М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. М., 1979. 352 с.

39. Русалов В. М. О Природе темперамента и его месте в структуре индивидуальных свойств человека//Вопросы психологии, 1984, №4.

40. Семечкин Н.И. Социальная психология на рубеже веков: история, теории, исследования. 4.2, Владивосток, изд-во ДВГУ, 2002. 237 с.

41. Теплов Б.М. Исследование индивидуально-психологических различий // Народное образование. № 1. 1957. С. 88-91.

42. Теплов Б.М. К вопросу о практическом мышлении (Опыт психологического исследования мышления полководца по военно-историческим материалам). // Ученые записки МГУ, вып. 90. 1945.

43. Теплов Б.М. Об изучении типологических свойств нервной системы и их психологических проявлений. //Вопросы психологии", № 5, 1957. № 5. С. 108-130.

44. Теплов Б.М. О культуре научного исследования / Теплов Б.М. Избранные труды. В двух томах. Т.2. М.: Педагогика. 1985. С. 310-317.

45. Теплов Б.М. Проблема одаренности. "Советская педагогика". № 4-5. 1940.

46. Теплов Б.М. Психология музыкальных способностей. М., Изд-во АПН РСФСР, 1947. 211 с.

47. Тихомандрпцкая O.A., Дубовская Е.М. Особенности социально-психологического изучения ценностей как элементов когнитивной и мотивационно-потребностной сферы // Мир психологии. 1999. N 3. С. 80-90.

48. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М., 1966. 266 с.

49. Узнадзе Д.Н. Психологические мотивации поведения человека. М, 1969. 165 с.

50. Федорова H.A. Нарратив и самопрезентация: перспективы теоретического анализа и эмпирических исследований//Знание. Понимание. Умение. 2007. №2. С. 91-102.

51. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: В 2 т. Т. 1. М.: Педагогика, 1986. 408 с.

52. Чикер В. А. Психологическая диагностика Организации и персонала. СПб.: Речь, 2003. 234 с.

53. Ackerman P. A theory of adult intellectual development: process, personality, interests, and knowledge IIIntelligence 1996. Vol. 22. P. 227-57.

54. Adorno T.W. Frenkel-Brunswik, E., Levinson, D.J., & Sanford, R.N. The authoritarian personality. New York: Norton, 1950.

55. Ajzen I., Timko C., White J. Self-monitoring and the attitude-behavior relation // Journal of Personality and Social Psychology. 1982. Vol. 42. P. 426-435.

56. Akrami N., Ekehammar B. Right-wing authoritarianism and social dominance orientation: Their roots in Big-Five personality factors and facets // Journal of Individual Differences. 2006. Vol. 27(3). P. 117-126.

57. Allport G. W. Pattern und Growth in Personality. London, Holt, Rinehart & Winston, 1961.

58. Allport G. W. Personality: A Psychological Interpretation, New York, Holt, 1937.

59. Allport G. W., Odbert H. S. Trait-names: a psycho-lexical study // Psychological Monographs. -1936. Vol.47. - No. 211.

60. Altemeyer B. Right-wing authoritarianism , Manitoba, 1981.

61. Anderson L. Self-monitoring and managerial effectiveness. Unpublished manuscript, Wayne State University, Detroit, MI, 1981.

62. Anderson L., Tolson J. Group members' self-monitoring as a possible neutralizer of leadership // Small Group Behavior. 1989. Vol. 20. P. 24-36.

63. Anderson L., Tolson J. Leaders' upward influence in the organization: Replication and extensions of the Pelz effect to include group support and self-monitoring // Small Group Research. 1991. Vol. 22. P. 59-75.

64. Arkin R., Baumgardner A. Self-handicapping. In J. H. Harvey & C. Weary (Eds.), Attribution: Basic issues and application. New York: Academic Press, 1985. (p. 68)

65. Asendorf B., Van Aken M. Personality-Relationship Transaction in Adolescence: Core Versus Surface Personality Characteristics II Journal of Personality. 2003. Vol.71(4) P. 629-666.

66. Baumgarten F. Die Charaktereigenshaften. The character traits. In: Beitrgige zur Charakter- und Persoenlichkeitsforschung: Monogr. 1. Bern: A. Francke, 1933.

67. Banks C. Primary personality factors in women: a reanalysis // Br. J. Psychol. Statist. Sect. 1948.1. Vol.1. P. 204-18.

68. Berscheid E., Graziano W., Monson T. C., Dermer M. Outcome dependency: Attention, attribution, and attraction II Journal of Personality and Social Psychology. 1976. Vol. 34. P. 978-989.

69. Block J. The Q-sort method in personality assessment and psychiatric research. Springfield, IL: Tomas, 1961.

70. Block J. The Eysencks and psychoticism.// J. Abnormal Psychology. 1977. Vol. 86. P.653-654.

71. Borgatta E. F. The structure of personality characteristics II Behavioral Science. 1964. Vol.12. P. 817.

72. Briggs S., Cheek, J. The role of factor analysis in the development and evaluation of personality scales II Journal of Personality. 1986. Vol. 54. P. 106-148.

73. Briggs S., Check, J. On the nature of self-monitoring: Problems with assessment, problems with validity II Journal of Personality and Social Psychology. 1988. Vol. 54. P. 663-678.

74. Briggs S., Cheek, J., Buss A. An analysis of the Self-Monitoring Scale I I Journal of Personality and Social Psychology. 1980. Vol. 38. P. 679-686,

75. Broderick P., Beltz C. The contributions of self-monitoring and gender to preadolescents' friendship expectations // Social Behavior and Personality. 1996. Vol. 24. P. 35-46.

76. Buss A. Personality as traits II American Psychologist. 1989. Vol. 44. P. 1378-1388.

77. Caldwell D„ Burger J. Personality and social influence strategies in the workplace // Personality and Social Psychology Bulletin. 1997. Vol. 23. P. 1005-1012.

78. Caldwell D., O'Reilly C. Responses to failure: The effects of choice and responsibility on impression management // Academy of Management Journal. 1982. Vol. 25. P. 121-136.

79. Carver C. How should multifaceted personality constructs be tested? Issues illustrated by self-monitoring, aitributional style, and hardiness // Journal of Personality and Social Psychology. 1989. Vol. 56. P. 577-585.

80. Cattell R. The description of personality: basic traits resolved into cluster// J. Abnorm: Soc.

81. Psychology. 1943. Vol38. P. 476-506. 83: Cattell R. Confirmation and clarification of primary personality factors II Psychometrika. 1947. Volll2. P. 197-220.

82. Cattell R. Personality and Motivation'Structure and Measurement, New York, World.Book, 1957.

83. Cattell R. The Scientific Analysis of Personality. London: Penguin, 1965:

84. Cattell R. Personality and Learning Theory. Volume I. The• Structure of Personality in' its Environment, New York, Springer, 1979.

85. Cheek J. Aggregation, moderator variables, and the validity of personality tests: A'peer.rating study // Journal of Personality and Social Psychology. 1982. Vol: 43. P. 1254-1269.

86. Chen S., Schechter D;, Ghaiken S. Getting at the truth or getting along: Accuracy versus-impression-motivated heuristic and systematic processing // Journal'of Personality and Social Psychology. 1996 Vol. 71. P. 262-275.

87. Conley J. Longitudinal stability of personality traits: A multitrait-multimethod-multioccasion analysis // Journal of Personality and Social Psychology. 1985. Vol. 49. P. 1266-1282.

88. Costa P., Jr., McCrae R. From catalog to classification: Murray's needs.and the five-factor model // Journal of Personality and Social Psychology. 1988,-Vol. 55. P: 258-265.

89. Costa P., Jr., McCrae R. Revised NEO Personality Inventory (NEO-PI-R) and NEO Five-Factor. Inventory (NEO-FFI) professional manual // Odessa,* FL: Psychological Assessment Resources, 1992.

90. Group Research. 1991. Vol. 22. P. 403-420. 94'. Danheiser P, Graziano W. Self-monitoring and cooperation as a,self-presentational strategy //

91. Journal of Personality and Social Psychology. 1982. Vol. 42. P. 497-505. 95i Dardenne B., Leyens J.-P. Confirmation bias as a social, skill II Personality and Social Psychology Bulletin. 1995. Vol. 21. P. 1229-1239.

92. Dawis 11. The individual differences tradition in counseling psychology II J. Couns. Psychol. 1992. Vol. 39. P. 7-19.

93. Dawis 11., Lofquist L. A Psychological Theory of Work Adjustment / Minneapolis: Univ. Minn. Press. 1984. (245 pp.)

94. DeBono K. Investigating the social adjustive and value expressive functions of- attitudes: Implications foi persuasion processes // Journal of Personality and SocialPsychology. 1987. Vol.52. P. 279-287. .

95. DeBono K., Krim S. Compliments and perceptions of product quality: An individual difference perspective II Journal of Applied Social Psychology. 1997. Vol. 27. P.* 1359-1366.

96. DeBono K., Leavitt A. Product packaging and product evaluation: The role of self-monitoring. Paper piescnted at the annual meeting of the Eastern Psychological Association, Philadelphia, PA. (1996, April).

97. DeBono 1C, Omoto A. Individual differences in predicting behavioral intentions from attitude and subjcclive norm II Journal of SocialPsychology. 1993. Vol. 133. P. 825-831.

98. DeBono K., Packer M. The effects of advertising appeal on perceptions of product quality '// Personality and Social Psychology Bulletin. 1991. Vol. 17. P. 194-200.

99. DeBono IC, Rubin K. Country of origin and perceptions of product quality: An individual difference perspective II Basic and Applied Social Psychology. 1995. Vol. 17. P. 239-247.

100. DeBono K., Snyder M. Understanding consumer decision-making processes: The role of form and function in product evaluation II Journal of Applied Social Psycholog. 1989. Vol. 19. P. 416424.

101. DeBono K., Snyder M. Acting on one's attitudes: The role of a history of choosing situations // Personality and Social Psychology Bulletin. 1995. Vol. 21. P. 629-636.

102. Digman J. Principal dimensions of child personality as seen in teachers' judgments // Child Development. 1963. Vol.34. P. 43-60.

103. Digman J. The structure of child personality as seen in behavior ratings. In: Dreger R. (Ed.). Multivariate Personality Research. P. 587-611. Baton Rouge, LA: Claitor's Publishing, 1972.

104. Digman J. Personality structure: Emergence of the Five-Factor Model // Annual Review of Psychology. 1990. Vol.41. P. 417-440.

105. Digman J., Inouye J. Further specification of the five robust factors of personality II Journal of Personality and Social Psychology. 1986. Vol. 50. P. 116-123.

106. Digman J., Takemoto-Chock N. Factors in the natural language of personality: Re-analysis, comparison, and interpretation of six major studies II Multivariate Behavioral Research. 1981. Vol. 16. P. 149-170.

107. Eder R. Individual differences in children's sensitivity to social cues: The emergence of self-monitoring. Paper presented at the biennial meeting of the Society for Research in Child Development, Baltimore, MD. (1987, April)

108. Eibl-Eibesfeldt I. Human ethology. New York: Aldine de Gruyter, 1989.

109. Eisenberg N., Fabes R., Schaller M., Carlo G., Miller P. The relation of parental characteristics and practices to children's vicarious emotional responding // Child Development. 1991. Vol. 62. P. 1393-1408!

110. Eysenck H. Dimensions of personality: 16, 5 or 3? Criteria for a taxonomic paradigm // Personality and Individual Differences. 1991. Vol.12(8). P. 773 -790.

111. Fandt P., Farris G. The management of information and impressions: When employees behave opportunistically // Organizational Behavior and Human Decision Processes. 1990. Vol. 43. P. 140-158.

112. Fenigstein A., Scheier M., Buss A. Public and private self-conciousness: Assessment and theory // Journal of Consulting und Clinical Psychology . 1975. Vol.43. P. 522-527.

113. Fiske D. Consistency of the factorial structures of personality ratings from different sources // J. Abnormal Social Psychology. 1949. Vol. 44. P. 329-344.

114. Fiske S., Von Hendy H. Personality feedback and situational norms can control stereotyping processes II Journal of Personality and Social Psychology. 1992. Vol. 62. P. 577-596.

115. Freud S. Fragment of an analysis of a case of hysteria. In J. Strachey (Ed. and Trans.), Standard edition of the complete psychological works of Sigmund Freud (Vol. 7, pp. 3-122). London: Hogarth. 1953 (Original work published 1905)

116. Friedman H., Miller-Herringer T. Nonverbal display of emotion in pubic and private: Self-monitoring, personality, and expressive cues // Journal of Personality and Social Psychology. 1991. Vol. 61. P. 766-775.

117. Fritz L., Lavine H., Huff J. The moderating effects of self-monitoring on the susceptibility to context effects in attitude surveys. Paper presented at the annual meeting of the Midwestern Psychological Association, Chicago, IL. (1996, May).

118. Funder D., Harris M. On the several facets of personality assessment: The case of social acuity II Journal of Personality. 1986. Vol. 54. P. 528-550.

119. Gabrenya W., Jr., Arkin R. Factor structure and factor correlates of the Self-Monitoring Scale // Personality and Social Psychology Bulletin. 1980. Vol. 6. P. 13-22.

120. Galton S. F. Measurement of character II Fortnightly Review. 1884. Vol.42

121. Gangestad S., Snyder M."To carve nature at its joints": On the existence of discrete classes in personality II Psychological Review. 1985. Vol. 92. P. 317-349.

122. Gangestad S., Snyder M. Taxonomic analysis redux: Some statistical and conceptual considerations for testing a latent class model // Journal of Personality and Social Psychology. 1991. Vol. 61. P. 141-146.

123. Gangestad S., Snyder M. Self-monitoring:' Appraisal and reappraisal // Psychological Bulletin. 2000. Vol. 126. P. 530-555.

124. GofFman E. The presentation of self in everyday life. Garden City, NY: Doubleday, 1959.

125. Goldberg L. Some ruminations about the structure of individual differences: Developing a common lexicon for the major characteristics of human personality. / Invited paper, Convention of the Western Psychological Association, Honolulu, Hawaii, 1980.

126. Goldberg L. Language and individual differences: the search for universals in personality lexicons // Review of Personality and Social Psychology. 1981. Vol.2. P. 141-65. Beverly Hills, CA: Sage.

127. Goldberg. L. From Ace to Zombie: Some exploration, in the language of personality // Advances in Personality Assessment. 1982. Vol. 1. P. 203-234. Erlbaum, Hillsdale.

128. Goldberg L. An alternative "description of personality": The Big-Five factor structure // Journal of Personality and Social Psychology. 1990. Vol. 59. P. 1216-1229.

129. Graziano W., Bryant W. Self-monitoring and the self-attribution of positive emotions II Journal of Personality and Social Psychology. 1998. Vol. 74. P. 250-261.

130. Graziano W., Danheiser P., Halverson C. Temperament, self-monitoring, and activity levels in pre-school children. Paper presented at the 97th Annual Meeting of the American Psychological Association, New Orleans, LA. (1989, August).

131. Graziano W., Leone C., Musser L., Lautenschlager G. Self-monitoring in children: A differential approach to social development // Developmental Psychology. 1987. Vol. 23. P. 571576.

132. Graziano W., Ward D. Probing the Big Five in adolescence: Personality and adjustment during a developmental transition II Journal of Personality. 1992. Vol. 60. P. 425-435.

133. Graziano W., Waschull S. Social development andself-monitoring II Review of Personality and Social Psychology. 1995. Vol. 15. P. 233-260.

134. Gudykunst W. The influence of cultural similarity, type of relationship, and self-monitoring on uncertainty reduction processes// Communication Monographs. 1985. Vol. 52. P. 203-217.

135. Gudykunst W., Nishida T. Individual and cultural differences on uncertainty reduction // Communication Monographs. 1984. Vol. 51. P. 23-36.

136. Gudykunst W., Yang S., Nishida T. A cross-cultural test of uncertainty reduction theory: Comparison of acquaintances, friends, and dating relationships in Japan, Korea, and the United States II Human Communication Research. 1985. Vol. 11. P. 407-454.

137. Guthrie T. Tyrone Gtithrie on acting. London: Studio Vista, 1971.

138. Hall C., Lindzey G. Introduction to theories of personality. New York: John Wiley and Sons. Inc., 1985.

139. Hamid P. Self-monitoring, locus of control and social encounters in Chinese and New Zealand students II Journal of cross-cultural psychology. 1994. Vol.25 (3)P. 353-368.

140. Harris M. Personality moderators of interpersonal expectancy effects: Replication of Harris and Rosenthal II Journal of Research in Personality. 1989. Vol. 23. P. 381-397.

141. Harris M., Rosenthal R. Counselor and client personality as determinants of counselor expectancy effects II. Journal of Personality and Social Psychology. 1986. Vol. 50. P. 362-369.

142. Helling M., Yu H., Hines F. Choices in parenting strategies: A link to self-monitoring. Paper presented at the biennial meeting of the Society for Research in Child Development, Seattle, WA. (1991, April).

143. Hosch H., Leippe M., Marchioni P., Cooper D. Victimization, self-monitoring, and eyewitness identification II Journal of Applied Psychology. 1984. Vol. 69. P. 280-288.

144. Hosch H., Marchioni P. The Self-Monitoring Scale: A factorial comparison among Mexicans, Mexican Americans and Anglo Americans // Hispanic Journal of Behavioral Sciences. 1986. Vol. 8. P. 225-242.

145. Hoyle R., Lennox R. Latent structure of self-monitoring I I Multivariate Behavioral Research. 1991. Vol. 26. P. 511-540.

146. Hull J., Lehn D., Tedlie J. A general approach to testing multifaceted personality constructs // Journal of Personality and Social Psychology. 1991. Vol. 61. P. 932-945.

147. Ickes W., Barnes R. The role of sex and self-monitoring in unstructured dyadic interactions // Journal of Personality and Social Psychology. 1977. Vol. 35. P. 315-330.

148. Ickes W., Reidhead S., Patterson M. Machiavellianism and self-monitoring: Different as "me" and "you" // Social Cognition. 1986. Vol. 4. P. 58-74.

149. Jenkins J. Self-monitoring and turnover: The impact of personality on intentions to leave // Journal of Organizational Behavior. 1993. Vol. 36. P. 364-396.

150. John O. The "Big Five" factor taxonomy: Dimensions of personality in the natural language and in questionnaires. In L. A. Pervin (Ed.), Handbook of personality theory and research (pp. 66-100). New York: Guilford Press, 1990.

151. John O., Angleitner A., Ostendorf F. The lexical approach to personality: A historical review of trait taxonomic research // European Journal of Personality. 1988. Vol.2. P. 171 -203.

152. John, O. P., & Block, L. (1986). The skills, motives, and consistency of self-presentation: A decade of self-monitoring research. Unpublished manuscript, University of Oregon, Eugene.

153. John O., Cheek J., Klohnen E. On the nature of self-monitoring: Construct explication with Q-sort ratings // Journal of Personality and Social Psychology. 1996. Vol. 71. P. 763-776.

154. Jones E., Baumeister R. The self-monitor looks at the ingratiatory // Journal of Personality and Social Psychology. 1976. Vol. 44. P. 654-674.

155. Jones E., Brenner K., Knight J. When failure elevates self-esteem // Personality and Social Psychology Bulletin. 1990. Vol. 16. P. 200-219.

156. Jones E., Pittman T. Toward a general theory of strategic self-presentation // Psychological perspectives on the self. 1982. Vol. 1. P. 231 262.

157. Kardes F., Sanbonmatsu D., Voss R., Fazio R. Self-monitoring and attitude accessibility // Personality and Social Psychology Bulletin. 1986. Vol. 12. P. 468-474.

158. Kilduff M. The friendship network as a decision-making resource: Dispositional moderators of social influences on organization choice // Journal of Personality and Social Psychology. 1992. Vol. 62. P. 168-180.

159. Kilduff M., Day D. Do chameleons get ahead? The effects of self-monitoring on managerial careers // Academy of Management Journal. 1994. Vol. 37. P. 1047-1060.

160. Klages L. The Science of Character. London: Allen & Unwin, 1926 (Transí. 1932).

161. Kraus S. Attitudes and the prediction of behavior: A metaanalysis of the empirical literature // Personality and Social Psychology Bulletin. 1995. Vol. 21. P. 58-75.

162. Kristiansen C., Zanna M. Justifying attitudes by appealing to values: A functional perspective // British Journal of Social Psychology. 1988. Vol. 27. P. 247-256.

163. Krosnick J., Sedikides C. Self-monitoring and self-protective biases in use of consensus information to predict one's own behavior // Journal of Personality and Social Psychology. 1990. Vol. 58. P. 718-128.

164. Lassiter G., Stone J., Weigold M. Effect of leading questions on the self-monitoring-memory correlation // Personality and Social Psychology Bulletin. 1987. Vol. 13. P. 537-545.

165. Lavine H., Snyder M. Cognitive processing and the functional matching effect in persuasion: The mediating role of subjective perceptions of message quality // Journal of Experimental Social Psychology. 1996. Vol. 32. P. 580-604.

166. Lennox R. The problem with self-monitoting: A two-sided scale and a one-sided theory // Journal of Personality Assessment. 1988. Vol. 52. P. 58-73.

167. Lennox R., Wolfe R. Revision of the Self-Monitoring Scale // Journal of Personality and Social Psychology. 1984. Vol. 46. P. 1349-1364.

168. Lubinski D. Scientific and Social significance of assessing individual differences: "Sinking ■ shafts at a few critical points" II Aram. Rev. Psychol. 2000. Vol. 51. P. 405-444.

169. Maio G., Olson J. Value-attitude-behavior relations: The moderating role of attitude functions // British Journal of Social Psychology. 1994. Vol. 33. P. 301-312.

170. McAdams D. The Five-Factor model in personality: A critical appraisal // Journal, of Personality. 1992. Vol. 60(2). P. 329-361.

171. McCann D., Hancock R. Self-monitoring in communicative interactions: Social consequences of goal-directod message modification // Journal of Experimental Social Psychology. 1983. Vol? 19. P: 109-121.

172. McCrae R, Costa P , Jr. Validation of the five-factor model of personality across instruments and obse-cvers II Journal of Personality and Social Psychology. 1987. Vol. 57. P. 17-40

173. Mehra A., Kilduff M. Who gets ahead? Selfmomtoring, social networks, and success in organizations. Paper presented at the annual meeting of the Academy of Management, Chicago, IL. (1999, August).

174. Mellema A., Bassili J. On the relationship between attitudes and values: Exploring the moderating effects- of self-monitoting and self-monitoring schematicity // Personality and Social Psychology Bulletin. 1995: Vol. 21. P. 885-892.

175. Miell D., LeVoi M Self-monitoring and control in dyadic interactions II Journal of Personality and Social Psychology. 1985. Vol. 49. P. 1652-1661.

176. Mill J. High and low self-monitoting individuals: Their decoding skills and empathic expression II Journal of Personality. 1984. Vol. 52. P. 372-388.

177. Musser L., Browne B. Self-monitoring in middle childhood: Personality and social correlates // Developmental Psychology. 1991. Vol. 27. P: 994-999.

178. Norman W. Toward an adequate taxonomy of personality attributes: Replicated factor structure in peer nomination personality ratings II Journal of Abnormal and Social Psychology. 1963. Vol. 66. P. 574-583.

179. Norman W. 2,800 personality trait descriptors: Normative operating characteristics for a university population. Res. Rept. 08310-1-T. Univ. Mich., Ann Arbor, MI, 1967.

180. Nowack W., Kammer D. Experimental studies of self-monitoting: Validation of the two-factor model II European Journal of Personality. 1987. Vol. 1. P. 61-77.

181. Paunonen S. Hierarchical organization of personality and prediction of behavior I I Journal of Personality and Social Psychology, 1998. Vol. 74. P. 538-556.

182. Peterson D. The age generality of personality factors derived from-ratings // Educ. Psychol. Meas. 1960. Vol. 20. P. 461-74.

183. Pratto F., Sidanius J., Stallworth L., Malle B. Social dominance orientation: A personality variable predicting social and political attitudes // Journal of Personality and Social Psychology. 1994. Vol. 67. P. 741-763.

184. Richmond L., Craig S., Ruzicka M. Self-monitoring and marital satisfaction // Journal of Research in Personality. 1991. Vol. 25. P. 177-188.

185. Riggio R.*, Friedman H. The interrelationships of selfmonitoring factors, personality traits, and nonverbal skills // Journal of Nonverbal Behavior. 1982. Vol. 7. P. 33-45.

186. Riggio R., Friedman H. Individual differences and cues to deception // Journal of Personality and Social Psychology. 1983. Vol. 45. P. 899-915.

187. Riggio R., Friedman H. Impression formation: The role of expressive behavior // Journal of Personality and Social Psychology. 1986. Vol. 50. P. 421-427.

188. Rowatt W., Cunningham M., Druen P. Deception to get a date // Personality and-Social Psychology Bulletin. 1998. Vol. 24, P. 1228-1242.

189. Schwartz S., Bilsky W. Toward a theory of the universal content and structure of values: Extensions and cross-cultural replications // Journal of Personality and Social Psychology. 1990. Vol.58. P. 878-891

190. Shavitt S., Lowrey T., Han S.-P. Attitude functions in advertising: The interactive role of products and self-monitoring // Journal of Consumer Psychology. 1992. Vol. l.P. 337-364.

191. Shutz A. On Phenomenology and Social Relations. Chicago, 1970.

192. Siegman A., Reynolds M. Self-monitoring and speech infeigned and unfeigned lying // Journal of Personality and Social Psychology. 1983. Vol. 45. P. 1325-1333.

193. Sigall H:, Landy D. Radiating beauty: Effects of having a physically attractive partner on person perception II Journal of Personality and Social Psychology. 1973. Vol. 28. P. 218-224.

194. Simpson J. The dissolution of romantic relationships: Factors involved in relationship stability and emotional distress // Journal of Personality and Social Psychology. 1987. Vol. 53. P. 683-692.

195. Snyder M. Self-monitoring of expressive behavior II Journal of Personality and* Social Psychology. 1974. Vol. 30. P. 526-537.

196. Snyder M. Self-monitoring processes. In L. Berkowitz (Ed.), Advances in experimental social psychology (VOL 12, pp. 85-128). New York: Academic Press. 1979.

197. Snyder M. Public appearance / private realities: The psychology of self-monitoring. New York, 1987.

198. Snyder M., Berscheid E., Glick P. Focusing on the exterior and the interior: Two investigations of the initiation of personal relationships // Journal of Personality and Social Psychology. 1985. Vol. 48. P. 1427-1439.

199. Snyder M., Berscheid E , Matwychuk A. Orientations toward personnel selection: Differential reliance on appearance and personality II Journal of Personality and Social Psychology. 1988: Vol. 54. P. 972-979.

200. Snyder M., Campbell B. Self-monitoring: The self in action. In J. Suls (Ed.), Psychological perspectives on the self (Yo\. 1, pp. 185-207). Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1982.

201. Snyder M., Cantor N. Thinking about ourselves and others: Self-monitoring and social knowledge // Journal of Personality and Social Psychology. 1980. Vol.39. P. 222-234.

202. Snyder M., DeBono K. Appeals to image and claims about quality: Understanding the psychology of advertising // Journal of Personality and Social Psychology. 1985. Vol. 49. P. 586597.

203. Snyder M., DeBono K. Understanding the functions of attitudes: Lessons from personality and social behavior. In A. R. Pratkanis, S. J. Breckler, & A. G. Greenwald (Eds.), Attitude structure and function (pp. 339-359). Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1987.

204. Snyder M., Gangestad S. Choosing social situations: Two investigations of self-monitoring processes II Journal of Personality and Social Psychology. 1982. Vol. 43. P. 123-135.

205. Snyder M., Gangestad S. On the nature of self-monitoring: Matters of assessment, matters of validity // Journal ofPersonality and Social Psychology. 1986. Vol. 51. P. 125-139.

206. Snyder M., Gangestad S., Simpson J. Choosing friends as activity partners: The role of self-monitoring II Journal of Personality and Social Psychology. 1983. Vol. 45. P. 1061-1072.

207. Snyder M., Kendzierski D. Choosing social situations: Investigating the origins of correspondence between attitudes and behavior // Journal of Personality. 1982. Vol. 50. P. 280 -195.

208. Snyder M., Monson T. Persons, situations, and the control of social behavior // Journal of Personality and Social Psychology. 1975. Vol. 32. P. 632-637.

209. Snyder M., Simpson J: Self-monitoring and dating relationships II Journal of Personality and Social Psychology. 1984. Vol. 47. P. 1281-1291.

210. Snyder M., Simpson J., Gangestad S. Personality and sexual relations // Journal of Personality and Social Psychology. 1986. Vol. 51. P. 181-190.

211. Snyder M., Swarm W. When actions reflect attitudes: The politics of impression management. // Journal of Personality and Social Psychology. 1976. Vol. 34. P. 1034-1042.

212. Snyder M., Tanke E. Behavior and attitude: Some people are more consistent than others // Journal of Personality. 1976. Vol. 44. P. 501-517.

213. Sparacino J., Ronchi D., Bigley T., Flesch A., Kuhn J. Self-monitoring and blood pressure // Journal of Personality and Social Psychology. 1983. Vol. 44. P. 365-375.

214. Sullivan L., Hamish R. Body image: Differences between high and.low self-monitoring males and females II Journal of Research in Personality. 1990. Vol. 24. P. 291-302.

215. Terkildsen N. When White voters evaluate Black candidates: The processing implications of candidate skin color, prejudice, and self-monitoring II American Journal of Political Science. 1993. Vol. 37. P; 1032-1053.

216. Tupes E., Christal R. Recurrent personality factors based on trait ratings (Tech. Rep. No. ASD-TR-61-97). Lackland Air Force Base, TX: U.S. Air Force. (1961).

217. Wolfe R., Lennox R., Hudiburg R. Self-monitoring and sex as moderator variables in the statistical explanation of self-reported marijuana and alcohol use // Journal of Personality and Social Psychology. 1983. Vol. 44. P. 1069-1074.

218. Wong N.-Y., Watkins D. Self-monitoring as a mediator of person-environment fit: An investigation of Hong Kong mathematics classroom environments II British Journal of Educational Psychology. 1996. Vol. 66. P. 223-229.

219. Wymer W., Penner L. Moderator variables and different types of predictability: Do you have a match? II Journal of Personality and Social Psychology. 1985. Vol. 49. P. 1002-1015.

220. Zaccaro S., Foil R., Kenny D. Self-monitoring and trait-based variance in leadership: An investigation of leader flexibility across multiple group situations // Journal of Applied Psychology. 1991. Vol. 76. P. 308 -315.

221. Zanna M., Olson J., Fazio R. Attitude-behavior consistency: An individual difference perspective // Journal of Personality and Social Psychology. 1980. Vol. 38. P. 432-440.

222. Zuckerman M., Reis H. A comparison of three models for predicting altruistic behavior // Journal of Personality and Social Psychology. 1978. Vol. 3 6. P. 498-510.