Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Авакумов, Сергей Владимирович, 2002 год

психотерапевтической' помощью

Диссертация на соискание степени кандидата психологических наук СПЕЦИАЛЬНОСТЬ: 19.00.04 -МЕДИЦИНСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Научный руководитель: кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Г.В.Бурковский Научный консультант: доктор гсихологических наук, канд|адатчмедицинских наук, профессор М.М.Решетников

Санкт-Петербург

Содержание

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР.

1.1 Отношение к сновидениям в прошлом.

1.2. Психоаналитические теории происхождения сновидений.

1.2.1 Сновидения в классическом психоанализе З.Фрейда.

1.2.2 Сновидения в аналитической психологии К.Г.Юнга.

1.2.3 Волшебные сказки, мифы и сновидения.

1.2.4 Сновидения в индивидуальной психологии А.Адпера.

1.2.5 Структурно-семантический подход к сновидениям.*.

1.2.6 Сновидения в Эго-психологии и теории объект-отношений.

1.3 Теория сновидений А.Менегетти.

1.4 Отечественные исследования в области психологии сновидений.

1.5 Современные взгляды на происхождение и функции сновидений западных не психоаналитически ориентированных исследователей.

1.6 Исследование сновидений с психодиагностической целью.

1.6.1 Исследование уровня репрезентации объекта в сновидениях.

1.6.2 Система интерпретации сновидений г.Рю1го\/у8к1.Л.

ГЛАВА 2. МЕТОДЫ И МАТЕРИАЛ ИССЛЕДОВАНИЯ.

2.1 Общая характеристика экспериментально-психологического метода.

2.2 Проведение эксперимента, характеристика экспериментальной группы.

2.3 Исходные предположения.

2.4 Обработка исходных данных.

ГЛАВА 3. ОБЪЕКТЫ СНОВИДЕНИЙ.

3.1 Численность объектов в сновидении.

3.2 Распределение объектов сновидений.

3.2.1 Участие в сновидениях объектов различных классов.

3.2.1.1 Родители.

3.2.1.2 Родственники.

3.2.1.3 Знакомые.

3.2.1.4 Незнакомцы.

3.2.1.5 Животные.

3.2.1.6 Фантазийные объекты.

3.2.1.7 Городской ландшафт.

3.2.1.8 Природный ландшафт.

3.2.1.9 Дом.

3.2.1.10 Сложные устройства.

3.2.1.11 Предметы.

3.3 Обсуждение.;.

ГЛАВА 4. СВОЙСТВА ОБЪЕКТОВ СНОВИДЕНИЙ. а 4.1 Проявление свойств объектов в сновидениях.

4.1.1 Удаление в сновидении.

4.1.2 Сближение в сновидении.

4.1.3 Конструктивность в сновидении.

4.1.4 Деструктивность в сновидении.

4.1.5 Эмоциональность в сновидении.

4.1.6 Когнитивность в сновидении.

4.1.9 Явное присутствие и неопределенность объектов в сновидениях.

4.2 Общие характеристики сновидений.

4.3 Клинические и социально-демографические признаки субъектов в сновидениях .,.

4.4 Обсуждение результатов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Манифестное содержание сновидений у лиц, обращающихся за психотерапевтической помощью"

АКТУАЛЬНОСТЬ. Гуманистическая ориентация современной психиатрической науки и практики приводит к расширению круга проблем, обсуждаемых психиатром с пациентом и включению в их число предметов, выходящих за рамки клинической симптоматики. Часто таким предметом становятся сновидения пациента. Однако рамки профессиональных отношений в ситуации психиатрического лечения f вынужденно ограничивают такое обсуждение в основном манифестным содержанием сновидения.

Нарастающая потребность населения в психотерапевтических услугах привела в последнее десятилетие к тому, что основной их объем стал смещаться от индивидуальной помощи к групповым формам терапии. Сновидения часто спонтанно предлагаются членами таких групп, существуют даже отдельные виды психотерапии целиком построенные на работе со сновидениями (Stekel W., 1943; К.Г.Юнг, 1994; Шепперд Л., 1995; Г.Адлер, 1996; Hill С.Е., 1996; Shafion А., 1996). Так I в психодраме, сновидения служат основой конструирования игровой ситуации. В тоже время, в условиях группы какая-либо глубокая интерпретация латентного материала сновидений невозможна, поскольку ее подготовка требует от участника гораздо более глубокого уровня самораскрытия, выходящего за рамки групповых возможностей.

Другой аспект психотерапевтической практики (Карвасарский Б.Д., 1985) связанный с потребностью в оценке течения и объективизации результатов психотерапии, диктует проведение психодиагностических исследований. В тоже время, проведение таких исследований часто нежелательно и может вносить 1 трудно обрабатываемые параметры в отношения между психотерапевтом и пациентом (Spotniez Н., 1969, 1976). Терапевту желательно иметь психодиагностическую методику, которая может работать на материале, получаемом в течение терапевтических сессий без проведения специального исследования. Для этого из всех сообщений пациента необходимо выделять постоянный элемент, динамика изменения которого, может дать нужный материал. Наиболее подходящим элементом служат сновидения - они сообщаются пациентом на протяжении всего психотерапевтического процесса; они естественным образом выделяются в структуре сообщений пациента; они несут необходимую информацию о личности пациента.

Отношение к сновидениям в психоаналитической теории и практике, «Alma mater» использования сновидений в терапии, также претерпевает изменения, одним из которых становится все большее внимание к манифестным особенностям сновидений пациентов (Graves J.D., 1973; Hall J.A., 1991), поскольку только манифестное сновидение может быть изучено объективными методами, исключающими искажающее влияние психотерапевта или исследователя.

Внимание к собственным терапевтическим усилиям пациента, в особенности в последнее десятилетие, привело к изучению копинговых механизмов поведения человека (Weinberger D. A., Schwartz G. Е., Davidson R. J. 1979). В рамках психотерапевтического лечения, одним из общих и важных с клинической точки зрения копинговых механизмов, является тот, который приводит к добровольному обращению индивида за психотерапевтической помощью. Наличие такого механизма может отражаться и в сновидениях.

Среди отечественных исследований в области Сновидений можно выделить работы В.Н.Касаткина (1972) и В.С.Ротенберга (1982). В.Н.Касаткиным на протяжении более чем 30 лет был исследован огромный объем записей сновидений, в качестве объяснительной модели возникновения феномена использовалась теория И.П.Павлова о сновидении как хаотическом разтормаживании различных участков мозга. Фокус исследовательского интереса В.С.Ротенберга сосредоточен на поисковой активности мозга в состоянии сна, ее влиянии на характер сна и связи с психопатологией и трудовой деятельностью. Кроме указанных имеется ряд работ 1 других авторов (Краснопёрое О.В., Панченко A.Jl., 1991; Ростеванова Е.А., 1956). Особенностью отечественной школы является направленность на изучение состояния сна, а не содержания сновидений как таковых.

Зарубежные исследования, посвященные анализу содержания сновидений более обширны. Имеется целый ряд работ, исследующих манифестное сновидение, так C.S.Hall и R.L.Van de Castle (1966) предложили свол подход к анализу содержания сновидений, A.Krohn и M.Mayman (1974) исследовали манифестное содержание сновидений с помощью экспертных оценок его содержания в целом.

Имеется ряд работ, посвященных анализу половых различий в сновидениях, например работа (Brenneis С.В., 1967).

В тоже время, исследования связи характеристик сновидения и вида психопатологии не выявили прямых корреляций между психиатрическими диагнозами и особенностями сновидений (Kant О., 1942, Noble D., 1951, Brenneis С.В., 1971), но эмпирические наблюдения показывают, что сновидения больных шизофренией (Richardson G.A., Moore R.A., 1963), например, чаще содержат нереальные персонажи и мотивы, чем сновидения пациентов с невротическими расстройствами. Как видно, имеющиеся данные в этой области не соответствуют современным потребностям науки и практики.

Анализ всего многообразия подходов к исследованию сновидений показывает, что, несмотря на огромный прогресс в этой области, интерпретация их материала остается, как и 5000 лет назад, когда в Вавилоне появилась первые глиняные таблички с толкованием снов, скорее, искусством, чем наукой. Написанная около 200 г. н.э. Артемидором из Далдиса "Онейрокритика", содержит исчерпывающее описание такого метода истолкования, основанного на символизме и направленного на предсказание будущего (White R., 1975). Трудности в разработке формальных методов исследования обусловлены рядом причин и первые из них - огромное разнообразие и слабая повторяемость феномена.

Появление новых методов формального исследования текстов, позволяющих проводить их контент-анализ, наличие мощной вычислительной техники, развитие методов математической статистики позволяют поставить задачу формального исследования, такого сложного, неоднозначного и изменчивого феномена как сновидения.

Сказанное позволяет заключить, что в настоящее время сформировалась потребность в новых не психоаналитических подходах к изучению манифестного содержания сновидений, что обусловливает актуальность данного исследования.

Анализ литературы показывает, что в манифестном содержании сновидений, возможно, присутствуют признаки, которые позволили бы распознавать отдельные клинически значимые свойства испытуемых с тем, чтобы использовать эту информацию в психотерапевтическом или диагностическом процессе.

Предлагаемая работа посвящена формальному анализу особенностей манифестного сновидения у лиц, которые обращались за психотерапевтической помощью.

Целью настоящей работы являлось исследование особенностей манифестного содержания сновидений лиц, обращающихся за психотерапевтической помощью.

В рамках данной работы решались следующие задачи:

1. Выявление специфики появления объектов в( сновидениях лиц, обращающихся за психотерапевтической помощью.

2. Исследование особенностей поведения объектов в сновидениях лиц, обращающихся за психотерапевтической помощью.

3. Изучение особенностей эмоциональных и когнитивных реакций в сновидениях лиц, обращающихся за психотерапевтической помощью.

Научная новизна исследования.

• Впервые выявлены те категории объектов сновидений, которые имеют специфические паттерны появления в сновидениях лищ обращающихся за психотерапевтической помощью.

• Впервые описаны специфические характеристики поведения объектов в сновидениях лиц, обращающихся за психотерапевтической помощью.

• Впервые изучены специфические, сновидческие эмоциональные реакции лиц, обращающихся за психотерапевтической помощью.

• Разработана методика формализованного исследования манифестного содержания сновидения.

Практическая значимость работы.

1. Результаты исследования могут быть использованы для оценки готовности субъекта к получению психотерапевтической помощи.

2. Предложенный способ категоризации объектов сновидений может быть использован как в исследовательских, так и в практических целях.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Обращение за психотерапевтической помощью отражается в содержании

I 1 сновидений.

2. Индикаторами обращения индивида за психотерапевтической помощью могут служить следующие особенности его сновидений: а) количество появлений определенных объектов в одном и том же сновидении; б) негативные эмоциональные реакции самого сновидца на объекты его сновидений; в) определенные особенности поведения объектов в егр сновидениях; г) тревога или страх сновидца, а также его поражение в своих сновидениях.

Внедрение результатов исследования.

Результаты исследований используются в учебно-педагогической работе со студентами 3-4 курсов Государственной классической академии им. Маймонида, студентами 1-3 курсов Восточно-Европейского института психоанализа (г.Санкт-Петербург) и включены в практику психологического консультирования Государственного лечебно-профилактическго .учреждения «Врачебно-физкультурный диспансер №1».

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. Манифестное содержание сновидений несет информацию о клинических и социально-демографических характеристиках субъекта.

2. Манифестное содержание сновидений может продуктивно изучаться с помощью специально разработанного метода формализации текстов сновидений, позволяющего описывать и анализировать целостные свойства сновидения и его структуру, а также поведенческие, эмоциональные и когнитивные характеристики, участвующих в нем объектов. Показана целесообразность применения и надежность нового метода исследования сновидений. 1

3. Эмоциональный фон в сновидениях женщин, обращающихся за психотерапевтической помощью, сдвигается в сторону негативных переживаний по сравнению со сновидениями лиц, за ней не обращающихся. Этот результат косвенно подтверждает данные других авторов об увеличении частоты сновидений с негативными эмоциями при различных видах психических расстройств.

4. Первоначальное предположение о клинической информативности физической дистанции между сновидцем и объектамй его сновидений не подтвердилось. Ни динамические характеристики (приближение и удаление), ни статические (нахождение порознь или вместе) не указывают на обращение или не обращение сновидца за помощью.

5. Интенсивность конструктивной или деструктивной активности объектов сновидения обладает клинической ценностью, так как несет определенную информацию об обращении сновидца за психотерапевтической помощью.

6. Концепция проблемнорешающей функции сновид'ения не нашла своего подтверждения в материалах данного исследования. Не подтвердилась гипотеза о том, что обращение за психотерапевтической помощью, как одно из проявлений реальной проблемнорешающей деятельности, представлено в сновидении в виде таких проявлений сновидческой когнитивной активности как специфическое переживание типа «понял, осознал, догадался, удивился .».

7. Выявлен половой диморфизм манифестного содержания сновидений, проявляющийся в противоположной направленности связи конструктивных интеракций индивида с объектами его сновидений и его обращением за психотерапевтической помощью у лиц мужского и женского пола, что свидетельствует об определенном различии у них копинговых механизмов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате экспериментального изучения манифестных сновидений был получен ряд данных, характеризующих особенности их содержания у лиц, i обращающихся за психотерапевтической помощью.

Поскольку предварительный анализ сновидений показал, что в их содержании имеется ряд признаков, которые отражают противоположные тенденции у мужчин и женщин, то это дало основание дальнейшее исследование проводить раздельно для мужской и женской подгрупп. Основные результаты были получены на более однородной и мощной подгруппе из 111 женщин. Все исследования были повторены и на лицах мужского пола, полученные на них данные использовались как дополнительные. Для анализа ряда результатов была использована вся группа 1 испытуемых из 150 человек.

Изучение мира сновидений женщин показало, что их сновидческое мышление в первую очередь оперирует образами незнакомых людей, что возможно связано с поисковой деятельностью; действие сновидения разворачивается чаще всего внутри дома, то есть в привычном месте проживания и работы; объектами действий являются предметы, которыми можно манипулировать вручную и которые могут быть удобным способом представления проблем, связанным с дефицитом способностей или умений. t *

Вопреки ожидавшемуся увеличению числа объектов в сновидениях женщин, которые обращались за психотерапевтической помощью, по сравнению со сновидениями лиц альтернативной группы, достоверных различий в численности объектов в этих группах не наблюдается. В тоже время, для мужчин число объектов в сновидениях экспериментальной группы оказалось выше, чем в контрольной. Обнаруженное различие во взаимосвязях численности объектов сновидений в мужской и женской выборках и обращения за помощью заставляет думать о существовании достаточно глубоких различий в функционировании копинговых механизмов у мужчин и женщин. I

Анализ простых распределений свойств объектов показал, что наиболее частая позиция сновидца по отношению к объекту сновидения - нахождение вместе, при этом чаще, чем в каждом 2-м сновидении имеется нечто или некто, кто действует во вред сновидцу (деструктивен). Также часто сновидец стремится приблизиться к кому-либо. Более чем в 50% сновидений встречаются объекты, вызывающие негативные эмоции, что соответствует данным других исследователей. Реже всего встречаются сновидения: с объектами, вызывающими положительные эмоции; со смешанными (положительными и отрицательными) эмоциями сновидца; те, в которых сновидец приносит вред кому-либо другому и те, в которых сновидец и объект взаимно' деструктивны, например, ругаются. Обобщая, можно с некоторой долей уверенности говорить о том, что сновидческое мышление занято (I имеющимися у субъекта затруднениями и проблемами (отрицательные эмоции) совместной деятельности (вместе), в которой существует определенная деструктивная сила (деструктивный объект, являющийся источником проблемы или психологического конфликта), по отношению к которой сновидец занимает активную исследовательскую позицию (приближается), , направленную на получение информации (когнитивность).

Рассматривая эмоциональные реакции сновидца, поведение объектов в сновидениях, а также особенности их появления и участия в сюжете, можно отметить, что обращение за психотерапевтической помощью, отражается и на этих характеристиках содержания сновидений.

Эмоциональные реакции в сноввденшх. Наиболее общим впечатлением от сновидений женщин, обращающихся за психотерапевтической помощью, является их негативный эмоциональный фон. Скорее всего, (именно негативный эмоциональный фон реальной жизни становится одним из мотивов обращения женщин за психотерапевтической помощью. Обращающиеся за помощью женщины чаще видят кошмарные сны, сопровождающиеся ощущением собственного бессилия и безысходности. Кроме этого, в сновидении им чаще причиняется какой-либо ущерб или они терпят поражение, что вероятно связано с недостатком их адаптивности и слабостью перед лицом обычных жизненных трудностей. Окружающий мир представляется им более враждебным и побеждающим, а сцены поражения, скорее всего, означают отсутствие успешных стратегий решения возникающих проблем, как в сознательной, так и в бессознательной жизни.

Выглядит логичным, что повышенный фон негативных эмоций в сновидениях обращающихся за помощью женщин, сочетается с тем, что в них объекты природного ландшафта чаще оказываются деструктивными по отношению к сновидцу. Кроме этого, животные, объекты близкие к природе, также вызывают негативные эмоции. Здесь можно предполагать, что в ряде случаев сновидцы могут рассматривать собственную природу как враждебную, то есть опасными могут выглядеть какие-либо основные, неконтролируемый ее свойства, например, влечения, инстинкты, унаследованные склонности. С другой стороны, «природные» явления могут символизировать неприемлемые черты родителей как природного начала. Негативное отношение к собственной природе может отражать наличие серьезного внутриличностного конфликта, вызывающего эмоциональный дискомфорт и страдание, толкающие человека на поиски психотерапевтической помощи. Интересно, что эта особенность (деструктивность природных объектов по отношению к сновидцу) проявляет себя как у женщин, так и у мужчин, что позволяет сделать вывод о ее базовом характере. 1

Поведение объектов сновидений. Неблагополучие женщин, обращающихся за психотерапевтической помощью, отражается не только в виде негативного эмоционального фона сновидений, но и в сниженном числе конструктивных действий персонажей сновидений по отношению к ним. Это указывает на дефицит адаптивных ресурсов для самопомощи у таких женщин. Они не находят полезных для себя внутренних или внешних объектов, которые можно было бы использовать при моделировании затруднительной ситуации. Неудачная попытка разрешения внутрипсихического конфликта в такой ситуации оказывается естественно связанной с недостатком внутренних конструктивных объектов, что и находит свое выражение в сюжете сновидения.

В отличие от женских, мужские сновидения обладают прямо противоположной особенностью - мужчины, обращавшиеся за помощью, чаще видят во сне конструктивные (полезные, помогающие) объекты, чем те, кто за помощью не обращался. Наличие таких противоположно направленных связей у мужчин и женщин может говорить о том, что имеется глубокое половое различие в копинговых механизмах поиска и получения психотерапевтической помощи, которое следует учитывать в терапии.

Визуальное присутствие объектов в сновидении. Важной, маркерной характеристикой оказалась визуальность присутствия (явное присутствие) объектов двух категорий - матери и родственников сновидца, причем, мать чаще присутствует как явный персонаж в сновидениях, как мужчин, так и женщин, а родственники, как явные персонажи, присутствуют реже в сновидениях женщин. Последняя особенность может быть связана с сужением адаптивных возможностей таких 1 женщин. В качестве примера можно привести следующий отрывок из сновидения женщины, не обращавшейся за психотерапевтической помощью: «. Некто (родственник) мне дает свою сигарету, чтобы я от нее прикурила. Я прикуриваю, оборачиваюсь назад и вдруг я вижу до боли знакомый пейзаж, который сильно изменился со времени детства. Я начинаю ему(родственнику) рассказывать - в этом доме когда-то жила моя подруга.». В этом примере объект сновидения «родственник» явно присутствует в сюжете, в тоже время подруга сновидки участвует как упоминаемый, но отсутствующий объект. В связи с этими особенностями явного участия родственников и матери в сновидениях можно отметить что, разнообразие поведенческих и адаптивных моделей у мужчин и женщин, обращавшихся за помощью, по-видимому, меньше, чем у более благополучных людей (не обращавшихся за психотерапевтической помощью). Их мир оказывается более изолированным и более тесно связанным с прошлыми взаимоотношениями с матерью, чем у лиц альтернативной группы. Здесь можно предположить действие как социальных (круг внешних объектов для идентификации в детстве у обращавшихся за помощью был более ограниченным), так и

4 ' психологических (повышенная потребность ребенка в материнской опеке, фрустрирующая, либо гиперопекающая мать) причин. Эти причины приводят к тому, что отношения с матерью, не перерастают в отношения с более широким кругом людей. Она остается очень тесно связанным с ребенком объектом, представляя собой и источник фрустраций, и источник помощи и утешения, то есть, по отношению к ней развиваются противоречивые, конфликтные чувства, что может способствовать развитию эмоционального неблагополучия во взрослом возрасте. Расширенная семья с родственниками предоставляет ребенку возможность 1 разрешать неизбежно возникающие конфликты с матерью с помощью третьих лиц или, по крайней мере, находить в общении с ними возможность для отреагирования и утешения, а, следовательно, для развития более совершенных копинговых стратегий, предотвращающих невротизацию. Отходу от матери может препятствовать и холодная, отчуждающая или прямо враждебная позиция отца (либо его отсутствие), как первого человека, появляющегося в мире ребенка после матери.

Когнитивная активность в сновидениях. При исследовании когнитивных 1 проявлений в сновидениях, обнаружилось, что они присутствуют в большинстве сновидений. - Однако, ожидавшейся взаимосвязи обращения за психотерапевтической помощью и усиления когнитивной активности в сновидениях выявлено не было. Такая активность оказалась одинаково характерной для сновидений экспериментальной и контрольной групп. В тоже время, проведенное исследование взаимосвязи когнитивных проявлений в сновидениях и возраста испытуемого выявило наличие определенных закономерностей, которые будут рассмотрены ниже. ,

Половой диморфизм. Приведенные выше данные указывают на наличие существенных различий в содержании сновидений женщин и мужчин, которые являются следствием отличий в копинговых механизмах обращения за психотерапевтической помощью у тех и других. Эти различия накладывают отпечаток на характер мотивации к обращению за психотерапевтической помощью у мужчин и женщин, отражающийся в сновидческих сюжетах. Так женщины, скорее, движимы желанием избавиться от негативного эмоционального фона, любопытством, поиском способа избежать неудач, они занимают выжидательную 1 позицию по отношению к терапевту, а мужчины - поиском достижений, что проявляется в большей насыщенности их сновидений конструктивными отношениями с другими объектами. В связи с этой гипотезой можно отметить, что обращение за помощью у мужчин связано с увеличением общей численности объектов в сновидениях, у женщин таких отличий не наблюдается. То есть, мужчины, обратившиеся за помощью, более активно. или полно использовали собственные внутренние ресурсы в затруднительной ситуации.

Найденные различия согласуются с данными других исследователей о наличии I полового диморфизма манифестного сновидения. Эти различия могут отражать как различие в социальных ролях мужчины и женщины в современной культуре, так и более фундаментальное природное, биологическое отличие.

Приведенным рассуждениям не противоречат данные о том, что обращение мужчин за психотерапевтической помощью оказалось не связанным с эмоциональным дискомфортом. На основании этих данных можно думать, будто мужчинами движет не столько эмоциональный дискомфорт, сколько желание избавиться от внутренних помех, символизируемых деструктивными действиями природы. Возможно, что для мужчин оказывается более важным осознание того, что ими руководят • некие неконтролируемые силы, чем эмоции, которые эти силы вызывают. Для женщин же ведущим основанием для обращения за помощью оказываются негативные эмоции. Естественно допустить, что и стиль взаимоотношений мужчин и женщин с психотерапевтом будут существенно отличаться в силу различий в их исходной мотивации обращения за помощью.

Возрастные особенности сновидений. Не только пол участника эксперимента, но и такая важная характеристика как возраст оказалась связанной с 1

I * содержанием сновидений. Эта связь в ряде случаев была характерна лишь для одной из исследуемых групп, в других - для всей группы испытуемых. Так, например, с возрастом наблюдается увеличение числа сцен с конструктивными интеракциями между сновидцем и сновидений у лиц, не обращавшихся за психотерапевтической помощью. В экспериментальной группе этого не наблюдается. То есть, если отношения с другими людьми у лиц, не имеющих нужды обращаться за психотерапевтической помощью, с возрастом совершенствуются, становятся более конструктивными, терпимыми, то у лиц, обращающихся за

I 1 помощью, в этом смысле наблюдается некоторая стагнация, и их отношения с другими скорее остаются детскими или юношескими, недостаточно терпимыми к другим людям.

Найденное в экспериментальной группе возрастное нарастание числа сцен, где сновидец испытывает положительные эмоции по отношению к дому, в котором он находится, указывает на то, что с возрастом такие люди все более привязываются к дому, как символу безопасности и родительской опеки, пытаясь сохранить таким символическим способом, детскую связь с родителями. ,

Возрастная динамика сновидений проявилась и в отношении когнитивных проявлений в сновидениях. Так с возрастом наблюдается снижение этой активности по отношению к элементам городского ландшафта у женщин, что можно расценивать как тот факт, что с возрастом для женщин интерес к социуму (здесь город может рассматриваться как символ сложной социальной среды) заменяется интересом к внутренним, семейным проблемам.

С возрастом наблюдается снижение частоты кошмарных сновидений у женщин, та же тенденция имеется и в степени неопределенности объектов в сновидениях - с возрастом она уменьшается. Имеется и ряд других закономерностей, позволяющих заключить, что возраст субъекта влияет на содержание его сновидений.

Резюмируя, можно отметить, что усиление когнитивной активности и интенсивности конструктивных взаимодействий, снижение неопределенности объектов сновидений и уменьшение числа кошмарных сновидений, возможно, отражает возрастное нарастание степени интегрированности и рациональности психических процессов. При этом имеющиеся данные указывают на то, что у лиц, обращающихся за психотерапевтической помощью и лиц альтернативной группы, возрастные процессы могут протекать по-разному - у первых в сторону усиления самоизоляции и зависимости от других людей, у вторых в сторону большей самостоятельности и кооперации с другими.

Объекты сновидений. Другой важной характеристикой сновидения, связь которой с обращением за психотерапевтической помощью предполагалась первоначально, являются сами объекты сновидений. Но поиски объектов, характерных для сновидений обращающихся за психотерапевтической помощью людей, результатов не дали. Возможно, это связано .с недостаточной для такого поиска детализацией принятой классификации объектов и дальнейшие исследования в этом направлении позволят такие классы выделить. Однако, закономерность в характере участия объектов в сновидениях лиц, обращающихся за психотерапевтической помощью, все же была найдена. Она заключается в повторяемости появления объектов ряда образных классов на протяжении одного сновидения. Повторяемость (кратность) выражалась в том, что люди, обращавшиеся за психотерапевтической помощью, чаще видели сновидения с определенным числом объектов трех образных категорий: родителей (появляются один раз на протяжении сновидения), элементов городского ландшафта и предметов ручной манипуляции (появляются по два раза на протяжении сновидения). В качестве примера можно привести следующее, повторяющееся сновидение мужчины, обращавшегося за психотерапевтической помощью: «Мне часто снится машина, которая не слушается управления и мне приходится нажимать педали руками и одновременно управлять рулем. В машине, на заднем сидении всегда сидит мама». Здесь объект «мама» появляется один раз, кроме этого появляются два предмета ручной манипуляции - «педали» и «руль». Если двукратное появление предметов ручной манипуляции характерно для сновидений женщин, обращавшихся за помощью, то появление этих же объектов трижды на протяжении одного сновидения характерно уже для женщин альтернативной группы. То есть, обращающиеся за помощью женщины по какой-то причине ограничивают количество попыток решить сновидческие задачи, связанные с овладением чем-либо («предмет») в то время как женщины альтернативной группы оказываются более настойчивыми в своих попытках и такого ограничения не имеют.

Специфика участия элементов городского ландшафта та же, что и у предметов ручной манипуляции - двукратное появление характерно для лиц экспериментальной группы, а трехкратное - для контрольной. Но в отличие от предметов, элементы городского ландшафта половой специфики не имеют: включение мужской подгруппы в исследование лишь усиливает найденные закономерности. По-видимому, элементы городского ландшафта более универсальная категория, связанная с обращением за помощью. Эта особенность может объясняться тем, что благодаря наличию большего количества моделей для идентификации и обучения, люди, не испытывающие необходимости обращаться за психотерапевтической помощью, способны выдерживать более длительные усилия по решению задач, привлекая большее количество инструментов моделирования.

Приведенные интерпретации, задавая общее направление, не объясняют самих численных закономерностей в появлении объектов ряда образных категорий лишь определенное число раз на протяжении одного сновидения (кратности). Взаимосвязь кратности появления в сновидениях таких объектов с обращением за психотерапевтической помощью может быть прояснена на основе результатов исследований мифологического и сказочного материала. 1

Упоминание о кратности обращения к чему-либо или посещения чего-либо имеется во многих волшебных сказках. Например: последовательное купание в трех котлах: с кипящей водой, молоком и студеной водой («Конек-горбунок») приводят к гибели старого царя и превращению Ивана-дурака в Ивана-царевича; путешествие в тридевятое царство обычно происходит через последовательное посещение двух других - «первым было медное царство, вторым - серебряное и, наконец, Царевич въезжает в третье царство - золотое». В известной басне Эзопа «Лиса и лев» описывается ситуация встречи лисы и льва: первый раз лиса, увидев льва очень испугалась и убежала, второй раз испугалась, но не побежала, третий раз заговорила со львом. Пропп В.Я. (1986) указывает, что в сказках Герой, как правило, оказывается победителем после преодоления трех препятствий или испытаний. Успешное приспособление ассоциируется с тремя попытками (или преодолением трех препятствий), а неудача - с меньшим числом попыток. В проведенном исследовании было выявлено, что трехкратное появление элементов городского ландшафта или родственников положительно связано с успехом сновидца, а двукратное появление знакомых - с поражением. Возможно, в сновидении Город 1 выступает аналогом Царства в сказке, и тогда кратность его появления становится более понятна.- Три родственника в сказке самая типичная исходная ситуация: «жили-были старик со старухой и было у них три сына», три невесты для трех сыновей (Царевна-лягушка) и так далее. Эти сказки всегда описывают успешный путь главного героя.

В.Я.Проппом, вслед за Д. Фрэзером (1972) высказывается идея о том, что миф или сказка отражают обряд посвящения во взрослую жизнь. Посвящение это то, что делает человека приспособленным для взрослой жизни. Другими словами, в сказках описываются некие универсальные затруднения взрослой жизни и способы их преодоления, а по сути - пути взрослой адаптации. То есть, опыт адаптации структурирован соответствующим мифом: для обращающегося за психотерапевтической помощью это миф Неудачника, а для того, кто не обращается за такой помощью - Героя. Таким образом, в манифестном содержании сновидения кратность появления каких либо объектов может указывать на бессознательно принятый сновидцем модус существования неудачника или героя. При этом "отказ от третьей попытки" обращающихся за помощью сновидцев, может свидетельствовать (помимо бедности адаптивных ресурсов сновидца) о невротическом избегании успеха, которое является одним из часто встречающихся невротических защитных механизмов, а с терапевтической точки зрения - служит индикатором будущего сопротивления пациента в терапии.

В целом можно отметить, что мир сновидений обращающихся за помощью людей характеризуется большей насыщенностью негативными эмоциями и меньшей представленностью адаптивных ресурсов.

С практической точки зрения, полученные данные было бы интересно 1 использовать для предварительной оценки склонности к психотерапевтическому лечению у пациента по содержанию его сновидений. Для оценки реальности такой возможности из найденных переменных, проявивших связь с обращением за психотерапевтической помощью, был составлен набор переменных, который в дальнейшем использовался для построения диагностических правил. В качестве инструментального средства был использован программный пакет «МИДАС» (автор А.А.Лаврушин) используемый в Институте им.В.М.Бехтерева для прогнозирования результатов восстановительного лечения психически больных (под ред. Кабанова М.М., 1995). Работа основана на присвоении каждой из используемых переменных информационной меры С.Кульбака (1967).

Для построения решающих правил была использована «нечетная» часть экспериментальной группы сновидений женщин, а для оценки эффективности и достоверности полученных правил «четная» часть группы. Применение полученных на обучающей подгруппе правил к экзаменационной подгруппе позволило правильно распознать 75% сновидений. Такой результат показывает, что информативность манифестного содержания сновидений достаточно высока даже при использовании лишь их простейших количественных признаков. Это позволяет оценить прогностический потенциал сновидений для оценки потребности в психотерапевтической помощи, как и, возможно, для других клинических применений, как существенно значимую.

В целом, результаты проведенной работы показывают что, не смотря на всю зыбкость, изменчивость и неопределенность феномена сновидений, они обладают большим информационным потенциалом, который может быть использован как в научном исследовании, так и в клинических приложениях. ,

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Авакумов, Сергей Владимирович, Санкт-Петербург

1. Абрагам К. Сон и миф. Очерк народной психологии / Пер. с нем. М.: Соврем. Пробл.^ 1912. -41с.

2. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М.: Прогресс, 1995.-296с.

3. Адлер Г. Лекции по аналитической психологии / Пер. с англ. М.; К.: Рефл-бук; Ваклер, 1996.-282с.

4. Белый Б.И. Тест Роршаха. Практика и теория / Под ред. Л.Н.Собчик. СПб.: Дорваль, 1992. - 200с.

5. Бехтерев В.М. Общие основы рефлексологии. М.: Пг, 1923. - С.507-508.

6. Богораз П.Г. Чукчи. Т.Н. -Л., 1938 545с.

7. Вольперт И.Е. Сновидения в обычном сне и в гипнозе, г- М.: Медицина, 1966. -271с.

8. Ганнушкйн П.Б. Клиника психопатий. Их статика, динамика, систематика. -М.: Север, 1933.-143с.

9. Ю.Гринсон Р. Техника и практика психоанализа.- Воронеж:НПО «МОДЭК», 1994.- 491с.

10. Гришина H.В. К вопросу о предрасположенности к конфликтному поведению// Психические состояния. Л., 1981. с.91

11. Делез Ж. Логика смысла. М.: Академия, 1995. - 298с.

12. Калина Н.Ф., Тимощук И.Г. Основы юнгианскоп>толкования сновидений.- М.: К.: Рефл-бук; Ваклер, 1997.- 304с.

13. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. М.: Медицина, 1985. - 303с.

14. Касаткин В.Н. Теория сновидений. 2-е изд. - М.: Медицина. Ленингр. Отд-ние, 1972.-327с.

15. Касаткин В.Н. Некоторые общие закономерности возникновения и строения сновидений: Автореф. Дис. . докт. мед. наук-Л., 1968. 46с.

16. Кербиков О.В. Актовая речь. Клиническая динамика психопатий и неврозов. -М., 1962.-19с.

17. Ковалев C.B. Клиническая динамика неврозов и психопатий: Тематический сборник: Л.: Медицина, 1967. - 214с.

18. Ковнер С. История древней медицины. Ч.1.- Киев, 1888. 432с.

19. Красноперов О.В., Панченко А.Л. Субъективные характеристики сна и свойства личности//Вопросы психологии.-1991.-N6. C.139-14Q.

20. Криппнер С., Диллард Д. Сновидения и творческий подход к решениюпроблем /Пер. с англ. М.: Изд-во Трансперсонал. Ин-та, 1997. - 256с.1

21. Куттер П. Современный психоанализ / Пер. с нем. СПб.: B.C.К., 1997. -343с.

22. Кульбак С. Теория информации и статистика М. Наука, 1967.- 350с.

23. Лакан Ж. Инстанция буквы в бессознательном или судьба разума после Фрейда // МПТЖ. -1996. -№1. С.25-54.

24. Лакан Ж. Функция и поле речи и языка в психоанализе. М.: Гнозис, 1995. -192с.

25. Личко А.Е. Акцентуации характера как концепция в психиатрии и медицинской психологии. // Ж. Обозрение психиатрии и медицинской психологии. -1993. №1-С.5-16.

26. Лотман Ю.М. Культура и взрыв.- М.: Гнозис, 1992. -272с.

27. Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации /под ред. А.Ф.Кудряшова. Петрозаводск: Петроком, 1992. - 313с.

28. Майоров Ф.П. Физиологическая теория сновидений. М.: Медицина. Ленингр. Отд-ние, 1951. - 347с.

29. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе / Пер. с англ. М.: Независимая фирма «Класс», 1998. -480с.

30. Мария-Луиза фон Франц. Прорицание и синхрония. Психология значимого случая/Пер. с англ. -Спб.: Б.С.К., 1998. 107с.

31. Мария-Луиза фон Франц. Психология сказки. Толкование волшебных сказок. Психологический смысл мотива искупления в волшебной сказке /Пер. с англ. Р.Березовской и К.Бутырина; Науч. Ред. В.В.Зеленского. СПб.:Б.С.К., 1998.-360с.

32. Менегетти А. Мир образов. Пермь: Хортон лимитед, 1994. - 125с.

33. Менегетти А. Клиническая онтопсихология. Пермь: Хортон лимитед, 1995. - 256с.

34. Зб.Менегетти А. Словарь образов. Практическое руководство по имагогике. Л.: ЭКОС и Ленингр. Ассоц. Онтопсихологии, 1991.-112с.

35. Нечаенко Д.А. Сон, заветных исполненный знаков: Таинства сновидений в мифологии, мировых религиях и художественной литературе. М.: Юрид. Лит., 1991 - 274с.

36. Павлов И.П. Проблемы сна. Киев: Госмедиздат, 1953. - 347с.

37. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. Л. изд-во Ленингр. Унта, 1986.-366с.

38. Психоанализ и науки о человеке /Под ред. Н.С.Автономовой. М.: Прогресс, 1995.-416с.

39. Райкрофт Ч. Критический словарь психоанализа /Пер. с англ., под ред. С.М.Черкасова. Спб.: Вост.-Евр. Ин-тут Психоанализа, 1995. - 288с.

40. Ростеванова Е.А. Сновидения в современной Психологии: Автореф. дисс. канд. пед. наук. Тбилиси, 1956. - 19с.

41. Ротенберг B.C. Адаптивная функция сна причины и проявления ее нарушения. -М.: Наука, 1982.-165с.

42. Семиотика /Под ред. Ю.С.Степанова М.: Радуга, 1983. - 636с.

43. Семке В.Я. К проблеме систематики пограничных состояний //Ж. Невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова 1987. -Т.87, №11. - С.1673-1679.

44. Современная теория сновидений /Под ред. С.Фландерс, пер. с англ., М:

45. ООО «Фирма «Издательство ACT», Рефл-бук», 19Й8. 336с.

46. Тайна сна / Под ред. Е.В.Медреш. Харьков: Фирма «ШВН», 1995. - 638с.

47. Тупицын Ю.Я. Особенности клиники и патогенеза психогенных нарушений снв и их лечение: Автореф. дисс. канд. мед. наук. Ленинград, 1970. -24с.

48. Урсано Р., Зонненберг С., Лазар С. Психодинамическая психотерапия: крат. Рук-во / Пер. с англ., 1992. 158с.

49. Ушаков Г.К. Пограничные нервно-психические расстройства.- М.: Медицина, 1987. -С.64-68.

50. Фрейд 3. Введение в психоанализ: Лекции.- М.: Наука! 1989. -458с.

51. Фрейд 3. Толкование сновидений. Ереван: Камар, 1991. -448с.

52. Фрейд 3. «Я» и «Оно». Труды разных лет. Кн. 2. Тбилиси: Мерани.-1991.426с.

53. Фрейд 3. Сновидения. Избр. Лекции. М.: Водолей, 1991. - 192с.

54. Фромм Э. Забытый язык. Введение в науку понимания снов, сказок и мифов. -М.: Республика, 1992. С. 180-298.

55. Фрэзер Д.Д. Золотая ветвь: Исследование магии и религии /Пер. с англ.- 2-еtизд. М.: Политиздат, 1983.- 703с.бб.Хендерсон Дж.Л. Древние мифы и современный человек //Человек и его символы.-М., 1997. С.103-154.

56. Холл Д. Юнгианское толкование сновидений. Практическое рук-во /Пер. с англ.- СПб. :Б.С.К., 1996. 168с.

57. Хорни К. Женская психология. СПб: Изд-во ВЕИП, 1993. -222с.

58. Шепперд Л. Загляни в свои сны. М: Аквариум.-1995. - 124с.

59. Шпильрейн С.Н. К познанию детской души //Рос. Психоаналит. Вестн.- 19931994.-№3-4,-С.174-186.

60. Элиаде М. Мифы, сновидения, мистерии /Пер. с англ. М.; К.: Рефл-бук; Ваклер, 1996.-282с.

61. Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. K.:Port-Royal, 1996.-384с.

62. Юнг К.Г. Аналитическая психология. М.: Мартис, 1995. - 309с.

63. Юнг К.Г. Архетип и Символ. -M.: Renaissance, 1991.- 304с.

64. Юнг К.Г. Воспоминания. Сновидения. Размышления. К.: Airland, 1994. -405с.

65. Юнг К.Г. О современных мифах. М.: Практика, 1994. -т 252с.

66. Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. М.: Прогресс, 1994. - 336с.

67. Юнг К.Г. Психологические типы. СПб.: Ювента, 1995.- 717с.

68. Юнг К.Г. Психология бессознательного. М.: Канон, 1995. - 320с.

69. Юнг К.Г. Структура психики и процесс индивидуации. М. : Наука,1996. -269с.71 .Adelson J. Creativity and the Dream. //Merrill-Palmer Quart. -1960.-6.-P.92-97.

70. Ammon G. Zur Genese und Strucktur psychosomatisher syndrome unter Berücksichtigung psychoanalytischer Technik. //Dyn Psychiat. -1972.-P.223-251.

71. Ansbacher H., Ansbacher L. (Eds.) The individual psychology of Alfred Adler. -New York: Basic Books, 1956. 521p.

72. Arlow J.A., Brenner C. Psychoanalytic Concepts and the Structural Theory. -New York: International Universities Press, 1964, 515p.

73. Aronov E., Reznikoff M. Rorschach content interpretation.- New York, 1976. -362p.

74. Boss M. Psychopathologie der Traumes Bei Schizophrenen Organischen Psychosen // Z. Ges. Neurol. Psychiat.-1938.-162. -P.459-553.

75. Bourkovski G.V., Levchenko E.V. Mutual selfpayment as a symbolical feedback in the group of mental patients. Ill J. Of Ment. Helth. 1997. V.26. - №2. - p.46-58.

76. Brenneis C.B. Differences in Male and Female Ego Style in Manifest Dream Content. Unpublished doctoral dissertation /University of Michigan.-1967.

77. Brenneis C.B. Features of the Manifest Dream in Schizophrenia //J. Nerv. Ment. Dis.-1971 .-№153.-P. 82-91.

78. Delaney G. New Directions in Dream Interpretation. New York: State University of New York Press, 1996. - 308p.

79. Erikson E.H. The Dream Specimen of Psychoanalysis //J. Am. Psychoanal. Assoc.-1954.-№2.-P.5-56.

80. Fairbairn W.R.: An Object Relations Theory of Personality.- New York: Basic Books, 1952. 515p.

81. Fromm-Reichmann F. Principles of intensive psychotherapy. Chicago: University of Chicago Press, 1950. - 397p.

82. Graves J.D. Psychoanalytic theory: A critique //Prospectives in Psychiatric care.-1973.-11.-P114-120.

83. Guntrip H.J. Psychoanalytic Theory, Therapy, and Self. New York: Basic Books, 1971,- 521p.»

84. Hall C.S., Van de Castle R.L. The content analysis of dreams. New York: New American Library, 1966. -515p.

85. Hall J.A. Patterns of dreaming: Jungian techniques in theory a. Practice. -Boxton; London: Shambala, 1991.-.515p.

86. Hartcollis P. Borderline personality disorders: The concèpt, the syndrome, the patient. -New York: International Universities Press, 1977. -431 p.

87. Hauri P., Van de Castle R.L. Psychophysiological parallels in dreams. In U.J.Jovanovic (Ed.),The nature of sleep. -New York: Gustave Fischer Verlag, 1973.-P.140-143.

88. Hedges L.E. Listening perspectives in psychotherapy. New York: Jason Aronson, 1983. -217p.

89. Hill C.E. Working with Dreams in Psychotherapy. New York: Guilford Publications, inc, 1996.-262p.

90. Hobson J .A. The dreaming brain. New York: Basic Books, 1988. - 430p.

91. Hoffman E. Alfred Adler: Humanistic Pioneer of Dreamwork //Dream Time, ASD Newsletter. -1996. v. 13,#3. - P. 16.

92. Homer A.J. Psychoanalytic object relations therapy. Northvafe, NJ: Naxon Aronson, 1991. -562p.

93. Jones R.M. Ego Synthesis in Dreams.- Cambridge: Mass.: Schenkman Publishing Co., 1962. 315p.

94. Kant O. Dreams of Schizophrenic Patients //J. Nerv. Ment. Dis. -1942.-95.-P. 335-382.

95. Kasatkin V. Diagnosis by dreams //Int. J. Of Paraphysics 1984.-18.- P.104-106.

96. Kernberg 0. Structural Derivatives of Object Relationships //Int. J. Psychoanal. -1966. -№ 47.-P.236-289.

97. Klein M. Contributions to Psycho-Analysis, 1921-1945. London: Hogarth Press, 1948. -620p.

98. Kleitman N. Sleep and wakefulness. Revised and enlarged edition, Chicago and London, 1963.

99. Kohut H. Analysis of the Self. New York: Int. Univ. Press, 1971.- 650p.

100. Krohn A., Gutmann D. Changes in Mastery Style with Age: A Study of Navajo Dreams // Psychiatry. 1971.-№34.-P.289-300.

101. Krohn A., Mayman M. Object representations in dreams and projective tests //Bull. Menninger Ciin. 1974,- 38.- P.445-466. >

102. Langs R.J. Manifest Dreams from Three Clinical Groups //Arch. Gen. Psychiatry. -1966. -14,- P.632-678.

103. Lowy S. Foundations of dream interpretation. London: Kegan Paul, Trensh & Trubner, 1942. - 372p.

104. Luborsky L. Clinician's Judgments of Mental Health //Arch. Gen. Psychiatry. -1962.- 7.- P.407-424.

105. Mack J.E. Dreams and Psychosis //J. Am. Psychoanal. Assoc. 1969.- 17.-P.206-227.

106. Mahler M.S. A study of the separation individuation process and it's possible application to borderline phenomena in the psychoanalytic situation.- New Haven, 1971.-31 Op.

107. Masterson J.F. Psychotherapy of the borderline adult: A developmental approach. -New York: Brunner/ Mazel, 1976. 326p.

108. Mayman M. Early Memories and Character Structure //J. Project. Techn. -1968.31. P.303-319.i

109. Mayman M. Object-Representation and Object-Relationships in Rorschach Responses //J. Project. Techn. -1967.- 31.-P.17-25.

110. McCarley R.W., Hobson J.A. The form of dreams and the biology of sleep. In B.B.Wolman (Ed.), Handbook of dreams: Research, theories and applications.- New York: Van Nostrand Reinhold, 1979. -P.76-130.

111. McCarley R.W., Hobson J.A. The neurobiological origins of psychoanalytic dream theory //American Journal of Psychiatry. 1977. -134. -P.1211-1221.

112. Meissner W.W. The borderline spectrum: Differential diagnosis and developmental issues. New York: Jason Aronson, 1984. r 401p.i

113. Moss C.S. The hypnotic investigation of dreams. New York: John Wiley & Sons, 1967.- 520p.

114. Noble D. A Study of Dreams in Schizophrenia and Allied States //Am. J. Psychiatry. 1951. -107. -P.612-628.

115. Paolino N.J. Psychoanalytic psychotherapy: Theory, technique. Therapeutic relationship and treatability. New York: Brunner/Mazel, 1981. - 515p.

116. Phillipson H. The Object Relations Technique. Glencoe: Free Press, 1955.320p.

117. Pine G. Developmental theory and clinical process. New Haven: Yale University Press, 1985. - 320p.

118. Piotrowski Z.A. A rational explanation of the irrational: Freud's and Jung's own dreams reinterpreted //J. Perxon. Assessment. -1971. 35. -P.505-518.

119. Piotrowski Z.A. The Piotrowski dream interpretation system //Psychiatric Q. -1973. -47. -P.609-622.

120. Piotrowski Z.A. The Thematic Apperception Test of a schizophrenic interpreted1according to new rules //Psychoanal. Review. 1952.-39.- P.230-251.

121. Piotrowski Z.A., Biele A.M. Blind analyses of manifest dreams preceding death IIAm. Psychiat. Assn. Scient. Proc. 1973. - 176,- P.308-309.

122. Rapaport D. Cognitive Structures. In Collects Papers /Merton Gill, ed. New York: Basic Books. -1967. - P.621-695.

123. Richardson G.A., Moore R.A. On the Manifest Dream in Schizophrenia //J. Am. Psychoanal. Assoc. -1963. -11. P.281-302.

124. Rossi E. Dreams and the growth of personality: Expanding awareness in psychotherapy. New York: Pergamon Press, 1972.- 491 p. ,

125. Rothenberg A. The emerging goddess: The creative process in art, science, and other fields.- Chicago: University of Chicago Press, 1979. 21 Op.

126. Schafer R. On the Psychoanalytic Study of Retest Results. In Projective Testing and Psychoanalysis. -New York: International Universities Press, 1S67. P.70-82.

127. Schecter N., Schmeidler G.R., Staal M. Dream Reports and Creative Tendencies in Students of the Arts, Sciences, and Engineering //J. Consult. Psychol. -1965. 29. -P.415-436.

128. Spotniez H. Modern psychoanalysis of the schizophrenic patient.- New York: Grune & Stratton, 1969. -210p.

129. Spotniez H. Psychotherapy of preoedipal conditions. New York: Jason Aronson, 1976. -351 p.

130. Stekel W. The interpretation of dream. -New York: Brunner/Mazel, 1943.450p.

131. Stevens A. Archetypes: A natural history of the self.- New York: William Morrow, 1983-345p.

132. Ullman M., Montague J., Zimmerman N. Working with dreams. New York: Tarcher, 1979. -184p.

133. Wasserman I., Ballif B. Perceived interaction between the dream and the waking division of consciousness //Imagination, Cognition and Personality.,- 1984.- 4.- P.3-13.

134. Weinberger D. A., Schwartz G. E., Davidson R. J. Low-anxious, high-anxious, and repressive coping styles Psychometric patterns and behavioral and physiological responses to stress //Journal of Abnormal Psychology. 1979. - 88. - P.369-380.

135. White R. The interpretation of dreams the oneirocritics of Artemidorus. - Park Ridge, NJ: Noyes Classical Studies, 1975. -472p.

136. Winnicott D.W. The Child and the Outside World // Janet Hardenberg, ed. -New York: Basic Books, 1957. 315p. .