Автореферат диссертации по теме "Личностные особенности телекоммуникатора"

На правах рукописи

Аникеева Татьяна Яковлевна

ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ТЕЛЕКОММУНИКАТОРА

19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва-2003

Работа выполнена в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова.

Научный руководитель - доктор психологических наук Матвеева Лидия Владимировна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор, действительный член РАО

Леонтьев Алексей Алексеевич;

доктор психологических наук, профессор

Зазыкин Владимир Георгиевич.

Ведущая организация - Институт психологии РАН

Защита состоится Лсв^Л 2003 г. в часов на заседании

диссертационного совета Д.501.001.14 в МГУ им. М.В. Ломоносова по адресу: 103009, Москва, ул. Моховая, дом 11, корпус 5, аудитория

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького.

Автореферат разослан «/У» с&З-СЗ

Ученый секретарь диссертационного совета

Магомед-Эминов М.Ш.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

Глобальное распространение средств массовой коммуникации в современном обществе, размыкая привычные и традиционные системы взаимодействия и общения людей, отражается на процессе формирования и развития личности, а также вносит новую составляющую в образ мира современного человека (А.Н.Леонтьев, 1979, Смирнов, 1981, 1983). В настоящее время телевидение, став частью культуры, не только символизирует мир (Воловикова, 1995), но и представляет собой особую коммуникативную среду, которая, изменяет и конструирует реальность (Fiske, 1993), а также по своему психологическому значению может заместить для человека реальную действительность. «Вместо того, чтобы более или менее точно отражать какие-то внешние события, телевидение превратилось в реальность, с которой сравнивают окружающий мир. Мир, как его видят СМИ, стал для многих людей более реальным, чем сама жизнь» (Харрис, 2001). При этом телевидение оказывает мощное влияние на аудиторию (McQuail, 1994), предлагая обществу совершенно новых «героев», образы которых являются не только суперпопулярными в обществе, но и фактически представляют собой ориентиры для наших оценок действительности и образцы поведения, которым стремятся подражать и которые постепенно начинают выполнять функцию своеобразных эталонов, отодвигая на второй план литературных персонажей, а также родителей и реальных лидеров неформальных групп. Такая ситуация не может оставаться за рамками интересов психологических исследований.

Представляя очередной этап в развитии знаковых систем, телевидение влияет на психику и личность человека. Проблемы развития личности, обусловленные масштабным распространением информационных технологий в целом, разрабатываются в отечественной и зарубежной психологии (А.Н.Леонтьев, 1970; Тихомиров, 1993; Зинченко, 1997; Войскунский, 1990; М.Коул, 1977; K.Young, 1962). Исследуются и особенности общения, которое в условиях опосредствования телевидением носит специфический характер и подчиняется особым закономерностям (Копылова, 1977, 1984; Багиров, 1978, 1981; Богомолова, 1988; Зазыкин, 1989, 1999; Муратов, 1983; Матвеева, 1991, 2000; Гарифуллин, 1995; А.А.Леонтьев, 1997; Mcluhan, 1964, 1974; Hovland, 1959, 1965; Weiss, 1951; Krugman, 1974; Lippmann, 1974). Изучению особенностей восприятия зрителями телевизионных партнеров по общению также посвящены работы многих отечественных и зарубежных авторов (А.А.Леонтьев 1974, 1984, 1990; Н.Н.Богомолова 1988, 1990, 1991; Л.В.Матвеева, 1990, 1991, 2000; В.Ф.Петренко 1983, 1988; Goldhaber, 1981; Maletzke, 1963; Mcluhan, 1964) При этом психологических исследований личности коммуникатора, с одной стороны инициирующего и выстраивающего процесс опосредствованного телевизионного общения, а, с другой стороны, реализующего и осуществляющего этот процедс,

\ библиотека 1

I С.Петербург л

\ оэ WQJ »«K/Iii

именно изучение личности человека, который является организатором опосредствованного общения и предъявляет нам свое отношение к происходящему, определяемое его социальной позицией в обществе (Асмолов, 1990), а также предстает нашим собеседником «с другой стороны телевизионного экрана», представляется в настоящий момент весьма актуальным.

Объектом исследования выступает личность телекоммуникатора как субъекта опосредствованного общения.

Предметом исследования являются личностные особенности телекоммуникатора.

Цель исследования: выявление психологических особенностей личности телекоммуникатора, который формирует телевизионное сообщение и реализует процесс телевизионного взаимодействия.

Задачи исследования:

1) Провести психологический анализ деятельности телекоммуникатора, протекающей в объективно специфических условиях телевизионного общения.

2) Выявить базовые характеристики, лежащие в основе личностных особенностей субъектов телекоммуникации.

3) Изучить взаимосвязь восприятия зрителями экранных образов телевизионных ведущих с их личностными особенностями.

4) Рассмотреть особенности стиля взаимодействия субъектов телекоммуникации в зависимости от их личностных особенностей и образа «Я».

5) Провести анализ личностных особенностей телекоммуникатора как основной детерминанты, определяющей успешность его профессиональной деятельности.

Работа проводилась в несколько этапов, соответственно вытекающих из задач исследования.

Гипотезы исследования.

1. Личностные особенности телекоммуникатора определяют стиль его взаимодействия со зрителем, который может быть выражен в форме монолога / диалога.

2. Восприятие образов телевизионных ведущих как партнеров по общению со зрителем определяется спецификой личностных особенностей этих ведущих.

3. Выявляемые в результате психологического тестирования черты, свойства и качества личности, могут рассматриваться в качестве составляющих образа «Я» субъектов телекоммуникации. При этом в образе «Я» находит отражение степень успешности выполнения телекоммуникатором профессиональной деятельности. Деятельность телекоммуникатора характеризуется определенной спецификой и предъявляет особые

требования к характеристикам индивидуально-исполнительного уровня личности телекоммуникатора.

Теоретико-методологическая основа работы

В основе исследования лежит представление общения как отдельного вида деятельности A.A. Леонтьева. Интерпретация полученных результатов проводилась исходя из положений о строении деятельности А.Н. Леонтьева, об уровневой структуре организации личности А.Г. Асмолова, Б.С. Братуся, а также положений психосемантической концепции исследования сознания В.Ф. Петренко. В основу разработки эмпирического исследования была положена теоретическая модель коммуникативного акта в условиях опосредствования Л.В. Матвеевой.

Методы исследования.

В качестве основных методов в данном исследовании применяются: метод психологического тестирования, с использованием компьютерных вариантов стандартизованных психодиагностических тестов: 17ЛФ (адаптация опросника Кеттелла 16 PF, проведенная А Г. Шмелевым, В.И. Похилько, A.C. Соловейчиком), МИС (компьютерный вариант методики исследования самоотношения С.Р. Пантелеева), ИДС (Индивидуальный Деловой Сталь, компьютерная методика изучения индивидуального стиля деятельности, автор А.Г. Гребенюк), а также методы психологического включенного наблюдения, беседы, контент-анализа и психосемантичсского анализа.

Достоверность и надежность результатов обеспечивается обширностью и согласованностью данных, полученных с применением различных исследовательских методов, тщательностью количественного и качественного анализа и адекватностью применения математического аппарата обработки данных.

Основные результаты исследования были получены при изучении 58 работников телевидения и 200 представшелей телевизионной аудитории. На отдельных этапах в исследовании принимали участие эксперты-психологи (3 человека).

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые в отечественной психологии проведено комплексное исследование личностных особенностей телекоммуникатора как субъекта опосредствованного общения, которое осуществлялось с применением различных исследовательских методик, разработанных в рамках нескольких теоретических направлений, и основные этапы которого были реализованы непосредственно на месте протекания телевизионного процесса. В результате выявлены базовые особенности

субъекта телевизионного взаимодействия. Так, личность телекоммуникатора характеризуется определенным сочетанием в ней качеств и черт индивидуально-исполнительного уровня, основой которого являются установка самосознания, направленность на самореализацию и ответственность, представляющие ее смысловой (содержательный) уровень.

В работе выявлены психологические детерминанты стилевых особенностей взаимодействия личности в телевизионной коммуникации. Так, впервые показано, что личностные особенности телекоммуникатора определяют особенности стиля его взаимодействия со зрителем, что отражается как в принципах построения телевизионных сообщений, так и в специфике экранных образов телевизионных ведущих. Результаты исследования также свидетельствуют о том, что выявляемые в ходе психодиагностического тестирования личностные черты могут быть рассмотрены, с одной стороны, как присущие субъекту свойства и качества, формирующиеся в ходе его деятельности, так и, с другой стороны, в качестве составляющих его образа «Я».

Проведенное в ходе исследования изучение личностных особенностей как детерминанты успешности субъектов телекоммуникации в профессиональной деятельности позволило заключить, что профессиональная успешность определяется присутствием в личности телекоммуникатора комплексов свойств, которые формируются в процессе деятельности и являются актуализирующими или же компенсирующими ранее сложившиеся черты и качества.

Полученные в ходе проведения данного исследования результаты являются информативными для психологии массовой коммуникации как части общепсихологического знания.

Теоретическая значимость

В работе представлено теоретическое определение телекоммуникатора как субъекта опосредствованного общения, обосновывается и развивается положение о том, что выражение телекоммуникатором в телевизионных сообщениях авторской личностной позиции в форме монолога/диалога связано со степенью стереотипности / индивидуализированное™ его образа «Я» и является внешней развернутой формой протекания внутреннего диалога. Рассматривается соотношение личностных особенностей с показателями личностно-смыслового уровня. Показано, что рассмотрение личностных черт как составляющих образа «Я» субъекта, а также как реальных, присущих субъекту качеств индивидуально-исполнительного уровня является обоснованным с точки зрения соответствия различным исследовательским задачам.

Практическое значение

Результаты исследования, основные этапы которого были реализованы непосредственно на месте осуществления телевизионного процесса (за что мы выражаем благодарность главному редактору телевизионных программ канала РТР А.З. Акопову и исполнительному директору И.С. Кукшевой), обладают вследствие этого высокой прогностической ценностью для работников телевидения.

Кроме того, результаты данной работы будут интересны и полезны для теоретиков, практиков и преподавателей, работающих в области массовой коммуникации, как способствующие повышению уровня понимания внутренних содержательных процессов, определяющих и сопровождающих деятельность активного субъекта телекоммуникации, а также способствующие большей осознанности и целенаправленности построения самого телевизионного взаимодействия.

Положения, выносимые на защиту.

1. Личностные особенности телекоммуникатора как активного субъекта опосредствованного общения могут быть эксплицированы в виде личностных профилей двух типов в пространстве категорий-шкал психодиагностических методик и обозначены как «экспрессивность проявлений личности, манифестация образа «Я» - «экономность проявлений личности, нивелирование образа «Я». Специфика двух выделенных типов личностных особенностей субъектов телекоммуникации определяет коммуникативный стиль и форму организации телевизионного взаимодействия со зрителем.

2. Личностные особенности субъектов телевизионного взаимодействия определяются тремя базовыми характеристиками-

1) позитивная / негативная установка самосознания личности;

2) самореализация личности / функционирование в рамках готовых схем;

3) социальная активность, ответственность / социальная пассивность, безответственность.

Психологическое содержание данных характеристик позволяет соотносить выявленные у субъектов телекоммуникации личностные особенности инструментального (индивидуально-исполнительного) уровня со смысловым (содержательным) уровнем структурной организации личности.

3. Стилевые особенности взаимодействия субъекта в телевизионной коммуникации обусловлены степенью устойчивости, согласованности / неустойчивости, дезинтегрированное™ сформированного у него образа «Я», а также модальностью присущей ему установки самосознания, что, в свою очередь, сказывается на восприятии зрителями его экранного образа.

Апробация работы.

Результаты работы были представлены на Первой Российской конференции по экологической психологии, Москва, 1996 г.; Международной конференции «Психология общения 2000: проблемы и перспективы», 2000 г.; III Международном симпозиуме «Рефлексивные процессы и управление», 2001 г.; Международной конференции «Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования», 2001 г.; конференции РПО «Психология и ее приложения», 2002 г.; ежегодной конференции «Журналистика сегодня» факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, 2002 г. Результаты исследования используются в учебном процессе в спецкурсе Л.В. Матвеевой «Визуальная коммуникация в телевидении и рекламе» и в спецпрактикуме «Применение психологических методов в исследовании телевизионной и рекламной коммуникации» факультета психологии МГУ. Работа выступила частью исследовательского проекта РГНФ № 00-06-00127а 1999-2001гг. «Психологический анализ общения в сфере телевидения», выполненный под руководством Л.В.Матвеевой.

Материалы исследования отражены в 7 публикациях, в числе которых главы в коллективной монографии и статьи в журналах.

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов и приложения. Объем текста составляет 120 страниц. Библиография содержит около 170 источников. В работе 4 таблицы и 13 рисунков.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются предмет, цели и задачи диссертационной работы, показывается теоретическое и практическое значение, научная новизна. Сформулированы гипотезы и положения, выносимые на защиту, представлены данные по апробации и внедрению результатов исследования.

В первой главе дается характеристика коммуникатора как субъекта опосредствованного общения, а также как субъекта телекоммуникационной деятельности, представлена характеристика основных подходов к исследованию коммуникатора.

Общение, опосредствованное техническими средствами, характеризуется рядом специфических особенностей и проявляется, в частности, в увеличении числа

коммуникативных взаимодействий (количественный план), а также в увеличении доли неформального общения (содержательный план), (Войскунский, 1990). Специфика общения телекоммуникатора обусловлена институциональностью его статуса, пространственной и временной разделенностью партнеров по общению, пространственной и психологической рассредоточенностью аудитории. Телевидение, выполняя разнообразные функции в жизни общества, способствует стабильному функционированию общества как целостной социальной системы, воспроизводя сложившуюся в обществе систему отношений (А.А.Леонтьев, 1999). При этом активная позиция телекоммуникатора обусловлена его ролыо инициатора общения со зрителем, исходя из которой он организует коммуникативную среду, ориентируясь на предполагаемого партнера по общению, обеспечивает средства регуляции коммуникативного взаимодействия (с помощью аудиовизуальных средств организует постоянное внимание к телеэкрану, эмоциональный контакт, личностную включенность партнера-зрителя), находит наиболее эффективные способы выражения своей личностной позиции. В связи с этим, телепередача любого жанра есть телевизионное сообщение его автора, целенаправленно ориентированное на восприятие телеаудиторией и предполагающее возникновение у зрителей того или иного отношение к воспринимаемому (Шрамм, ¡974). Наряду с непосредственным содержанием, в телесообщении содержится и информация о личности его автора (Хараш, 1977, 1978: А.А.Леонтьев, 1990), в качестве которого выступает как телевизионный ведущий, так и коллектив создателей телепрограммы. Однако отношение зрителей, т.е. переход информации с уровня значений на уровень личностных смыслов (А.Н.Леонтьев, 1977), возможен только в случае трансляции в телесообщении личного отношения телекоммуникатора к передаваемой информации, а также в ходе общения, протекающего в форме диалога, где происходит взаимодействие равноправных уникальных партнеров (субъектов), в отличие от монолога, где другой выступает в качестве объекта воздействия и на которого проецируется собственная личностная позиция (Бахтин, 1979, 1986; Каган, 1988; Родионова, 1981; Братченко, 1997; Goldhaber, 1981). Телевидение как средство массовой коммуникации предполагает возможность реализации процесса общения в форме диалога (Муратов, 1983; Копылова, 1984; Богомолова, 1990; Матвеева, 1991, 2000), представляя зрителю «жизнь в ее личностных смыслах» и не являясь «однонаправленным ни с точки зрения коммуникативной сети, ни с точки зрения самого процесса» (А.А.Леонтьев, 1997). Диалог предполагает взаимное понимание партнерами друг друга, а также включение объективно-фактологического знания в ценностно-смысловые позиции взаимодействиуюших субъектов (Знаков, 1998). Диалог подразумевает наличие у коммуникатора представления о возможной и ожидаемой реакции зрителя. По мнению A.A. Леонтьева, телевидение реализует «скрытую обратную связь», наиболее значимую для психологической динамики общения, когда телекоммуникатор, осуществляя гибкий контроль процесса общения с

помощью внутренней меры, приспосабливает свою психику к задачам и условиям общения. Присутствие «образа другого», партнера по общению, зрителя в идеальном плане телекоммуникатора, его идеальная представленность (А.В.Петровский, В.А.Петровский, 1982; А.В.Петровский, 1984; Матвеева, 2000) означает и актуализацию его собственного образа «Я» (каков я в глазах зрителя).

Взаимодействие на уровне смыслов в телевизионном общении возможно также в случае яркой демонстрации телекоммуникатором своего отношения к сообщению, что предполагает его «предельно открытое самовыражение» (Хараш, 1978). Опираясь на положение A.A. Леонтьева (1999) о необходимости определения характера общения, в первую очередь, по внутренней психологической ориентации субъекта общения, которое автор относит к речевому поведению - различному при одинаковых социально-коммуникативных задачах, - мы рассматриваем его применительно к коммуникативному поведению личности в целом, понимая под характером общения его диалогичность/монологичность. При этом психологическая ориентация субъекта общения на реализацию процесса общения в диалогической/монологической форме ставится в соответствие его психологическим особенностям и личностным проявлениям, что, в свою очередь, находит отражение в особенностях его самопредъявления в телевизионном эфире и сказывается на восприятии зрителями его экранного образа. Исходя из этого, в эмпирической части исследования проверяются гипотезы о том, что личностные особенности субъектов телекоммуникации определяют стиль его взаимодействия со зрителем, который может бьпъ выражен в форме монолога / диалога. Восприятие образов телевизионных ведущих как партнеров по общению со зрителем определяется спецификой личностных особенностей этих ведущих.

Изучение личности как субъекта деятельности предполагает в том числе исследование того, как личность преобразует и творит предметную действительность (Асмолов, 2001). Положения теории деятельности А.Н. Леонтьева (1977), позволяют рассматривать деятельность телекоммуникатора как характеризующуюся отдельным специфическим мотивом, самостоятельной целью, а также результативностью и нормативностью. Основным содержанием этой деятельности является общение. Вопрос о соотношении этих категорий подробно рассматривается в отечественной литературе (Ломов, 1976; Ананьев, 1977; Абульханова-Славская, 1980; Андреева, 1986; Каган, 1988). A.A. Леонтьев определяет общение в качестве необходимого условия любой деятельности, а также в качестве одного из видов деятельности. Это положение позволяет рассматривать телекоммуникационную деятельность двояко. Так, деятельность общения со зрителями реализуют телекоммуникаторы, непосредственно работающие в эфире. Эта деятельность подразумевает

эффективную волевую саморегуляцию личности (Иванников, 1998, 2000). Однако на организацию и подготовку процесса общения со зрителями направлена и деятельность остальной части творческого коллектива создателей телепрограмм. Телевизионное сообщение есть коммуникативное послание автора зрителю, причем во всех аспектах этого сообщения - когнитивном, эмоциональном, поведенческом - в закодированном виде содержится информация о личности телекоммуникатора (Матвеева, 1991, 2000). Исходя из этого, телекоммуникатор характеризуется как 1) субъект телекоммуникационной деятельности, осуществляющий процесс общения со зрителями, опосредствованного техническими средствами, в условиях телевизионной среды (работа в эфире); 2) субъект телекоммуникационной деятельности, осуществляющий процесс подготовки телевизионного сообщения (создание телевизионной передачи и выпуск ее в эфир). Телекоммуникационную деятельность можно рассматривать как отдельный особый вил деятельности, в которой общение выступает основной целью, а также, учитывая коллективный характер этой деятельности, ее условием, содержанием и продуктом (результатом).

Специфика деятельности телекоммуникатора состоит и в необходимости предъявления своей личности многомиллионной аудитории - как непосредственно в эфире, так и опосредованно, в телесообщении. Такое предъявление предполагает наличие у телекоммуникатора демонстративной потребности как потребности в самопрезентации (Schneider, 1981) и самоутверждении (Харламенкова, 1993). При этом самопрезентация предоставляет субъекту возможности для самосознания, построения и поддержания образа «Я», формирования и поддержания самооценки и самоотношения (Соколова, 1989; Пантилеев, 1997; Кравченко, 1991; Schlenker, 1986). Самоутверждение, реализующее «потребность в проявлении индивидуальности и определяемое стремлением к высокой оценке и самооценке» (Психологический словарь, 1983), может рассматриваться и более широко, как «тенденция, определяющая личность и стимулирующая ее развитие на всем ее жизненном пути» (Харламенкова, 1993).

Деятельность телекоммуникатора является творческой (подразумевает постановку новых специфических целей при создании каждого нового телесообщения, самостоятельный выбор авторами средств реализации этих целей, а также оценку их соответствия творческой цели по самостоятельно выработанным критериям). Деятельность телекоммуникатора предполагает также высокую интенсивность творческого процесса по созданию телесообщений как новых и уникальных продуктов (что связано с объективной необходимостью непрерывного заполнения эфирного пространства). Это создает условия для самореализации субъектов телекоммуникации в творческом процессе как их персонализации, т.е. обеспечения своей идеальной представленности в другом (А.В.Петровский, В.А.Петровский, 1982; В.А.Петровский, 1996). Принимая положение Д.А. Леонтьева о том.

что самореализация как объективное явление возможна только на основе «способности быть личностью», т.е. вносить социально-значимый вклад в культуру и других людей, мы рассматриваем эту способность применительно к субъекту телекоммуникационной деятельности как его способность активно транслировать в телесообшении свою авторскую личностную позицию по отношению к теме передачи, содержанию информации, к освещаемым жизненным событиям и явлениям. Понятия «жизненная позиция» и «позиция личности» разрабатывались в отечественной и зарубежной психологии (Божович, 1978; Мясищев, 1979; Кабрин, 1977; Бахтин, 1986; Мочалова, 2002; Adler, 1980). Психологическое содержание этих понятий может быть также соотнесено с пониманием М.М. Бахтиным (1995) позиции «Я» в объективном мире как «моего не - алиби в бытии», связанного с единственностью наличного бытия и необходимостью утвердить факт своей единственной незаменимой причастности бытию, войти в «событие бытия» (там же, с.48). Кроме того, выбор личностью той или иной деятельности зависит от ее социальной позиции (Асмолов, 1984). На наш взгляд, выражение субъектом своей личностной позиции в общении тесно связано с необходимостью авторской интерпретации им фактической стороны сообщения. Интерпретация как процедура сознания (Абульханова-Славская, 1980) реализует свободу проявлений личности через свободу привлечения различных данных и комбинирования их различным образом, и осуществляет в том числе функции проявления и утверждения себя, самоидентификации и самовыражения, а также расширения Я-концепции путем самоинтерпретации (Славская, 1999). Предметом интерпретации могут выступать как различные области человеческой жизни и деятельности, так и вся жизнь в целом. Интерпретация происходит с учетом имеющейся у субъекта модели будущего, которое является важнейшим звеном движения личности и основу которого составляют смысловые образования личности (Братусь, 1983). Творческая деятельность телекоммуникатора по созданию телесообщений предоставляет самые широкие возможности для интерпретации действительности и таким образом для объективации телекоммуникатором в телесообщении его собственной личностной позиции. Исходя из этого, самореализация телекоммуникатора в творческой деятельности предполагает его «способность бьггь личностью» как способность к интерпретации. При этом утверждение своего права на интерпретацию может выступать в качестве мотива телекоммуникационной деятельности. Таким образом, телекоммуникационная деятельность есть отдельный вид деятельности, целью которой, а также условием, содержанием и продуктом выступает общение. В качестве мотива можно выделить мотив самопрезентации и мотив самоутверждения как утверждения субъектом деятельности своего права на интерпретацию действительности. Телекоммуникационная деятельность создает условия для самореализации ее субъектов в творческом процессе. Теоретическое рассмотрение телекоммуникационной деятельности позволяет

сформулировать еще одну гипотезу эмпирического исследования: деятельность телекоммуникатора характеризуется определенной спецификой и предъявляет особые требования к личности телекоммуникатора, в том числе, к свойствам, чертам и качествам этой личности, которые представляют ее план выражения (Асмолов, 1990), или индивидуально-исполнительный (Братусь, 1988), экспрессивно-инструментальный (Д.А.Леонтьев, 1999) уровень и которые, с одной стороны, формируются в деятельности, а с другой стороны, способствуют успешному выполнению этой деятельности.

Основные подходы к исследованию коммуникатора.

Социологические исследования субъекта коммуникации исходят из его понимания как социальной инстанции, состоящей из подструктур, общим качеством которых является реализация процесса планирования и создания материалов, организации и контроля за их распространением (Свитич, 1979).

Социально-психологические исследования опираются на модель коммуникатора, где выделяется два вида отношений: 1) коммуникатор - сообщение; 2) коммуникатор -аудитория. При этом каждое из них формирует свою систему характеристик коммуникатора, в том числе когнитивных, эмоциональных и поведенческих (Назаров, 1999).

Деятельностный подход к исследованию коммуникатора осуществил A.A. Леонтьев, анализируя психологические особенности деятельности лектора и определяя специфические гностические умения, социально - коммуникативные, социально - психологические и личностные требования к лектору, которые вытекают из особенностей самой деятельности (А.А.Леонтьев, 1979, 1981). В исследовании коммуникатора как субъекта, принимающего решения в диалоге с компьютером (Корнилова, Тихомиров, 1990), отмечается влияние внутренних условий на принятие решений в диалоге и в качестве таких внутренних условий называются индивидуально - стилевые особенности субъекта.

Зарубежные исследования массовой коммуникации, в которых за коммуникатором признается роль субъекта, активно формирующего коммуникативную ситуацию, тем не менее сосредоточены на изучении аудитории, а также эффектов воздействия на нее коммуникативный сообщений. Так, C.HovIand (1959) показал, что диалогический или монологический принципы организации сообщения могут бьггь эффективными для восприятия разными типами аудитории. В теориях «селективного влияния» подчеркивается роль личности зрителя в интерпретации полученной информации и, таким образом, в определении различий в качестве и степени итогового влияния телевидения (Katz, Blumer, Gurevitch, 1974; M.De Fleur, 1970; Comstock, 1978). Немецкий исследователь G.Maletzke (1963) разработал «схему полей массовой коммуникации», где важное место занимает образ коммуникатора, имеющийся у реципиента. При этом наиболее существенным в этом образе

является степень привлекательности коммуникатора, определяющая меру доверия к нему со стороны реципиента. Средства, используемые коммуникатором для оказания влияния на аудиторию, изучались в рамках когнитивного подхода и были сосредоточены, в основном, на изучении содержания и жанров телепрограмм (Severin, Tankard, 1997; Chaffee, Schleuder, 1986). В теории фрейминга вводится понятие «фрейма» как свойства информации, которое составляет сущность сообщения и служит рабочим инструментом для коммуникатора, позволяя ему быстро перерабатывать информацию и эффективно организовывать ее для передачи аудитории (Gitlin, 1980; Hall, 1980; Entmann, 1991). Следующий этап исследований, определяемый как «социальный конструктивизм», признает факт мощного влияния средств массовой коммуникации на аудиторию, которые выполняют функцию конструирования в определенном направлении представлений аудитории об окружающем мире (Gerbner, 1976, 1986. 1994; McCombs, Shaw, 1972, 1976, 1993). Здесь также подчеркивается роль личности в телевизионной коммуникации. Так в иерархической модели влияний на содержание информации в СМИ (Shoemaher, Reese, 1996) наряду с идеологическим, экстраинформационным, организационным уровнями и уровнем эфирного распорядка выделяется индивидуальный уровень влияния на содержание информации. Среди характеристик телекоммуникатора те же авторы называют в качестве определяющих профессиональную подготовку, опыт, профессиональные роли, этику (социальные и социально-психологические характеристики), но также и собственно психологические -личные отношения, ценности и убеждения. Венгерскими психологами (Барци, Шемьенн, 1979) изучалось наличие у телевизионных ведущих комплекса свойств и способностей, которые являются предпосылкой их успешной деятельности на телевидении. В нашей стране первая попытка подобного исследования была предпринята М.К. Андреевой (Андреева, Матвеева, Шкопоров, 1991), проводившей исследование психологических характеристик телеведущих, способствующих и препятствующих их эффективной профессиональной деятельности. Был выделен ряд характерологических черт, выраженных у изучаемой выборки (склонность к доминированию, самоуверенность, радикализм, смелость, предприимчивость, стремление представить себя в более выгодном свете, склонность к социально одобряемому поведению), а также получены данные, свидетельствующие об активной коммуникативной позиции испытуемых.

Настоящее исследование опирается на предложенную J1.B. Матвеевой теоретическую модель структуры опосредствованного коммуникативного взаимодействия, где коммуникативное сообщение, являясь носителем системы значений, смыслов, а также последовательности межмодальных чувственных образов, выступает пространством общения на трех уровнях взаимодействия индивидуального и коллективного сознания (J1.B. Матвеева, 2000). Здесь на третьем уровне (квазиреальности межличностного общения)

телекоммуникатор предстает со стороны его личностных характеристик, особенностей самоотношения и самоактуализации в общении, когнитивно-коммуникативного стиля деятельности, особенностей коммуникативного репертуара. Телевизионная аудитория вступает во взаимодействие со стороны ее индивидуальных особенностей восприятия и процессов понимания целей и содержания передачи, характера «контакта» с героями передачи и отношения к ним.

Вторая глава

В первом разделе главы приводится краткое описание методов исследования, одним из которых является психодиагностический метод, целесообразность использования которого обсуждается в отечественной и зарубежной литературе. Так, с одной стороны, использование личностных опросников критикуется за попытки определить инвариантные свойства личности через выявление ситуационно - изменчивых составляющих поведения, а также за систематические ошибки в применении на практике полученных данных. В то же время признается возможность их использования с целью клинической оценки или в качестве инструмента для проведения исследований (Анастази, 1982), с учетом положения о том, что личностная черта, или диспозиция, направляет деятельность лишь в той ситуации, которая ей содержательно соответствует, из чего вытекает необходимость описывать личность в единстве с ее ситуационным окружением (Хекхаузен, 1986; Магомед-Эминов, 1998; Первин, Джон, 2000; Шмелев, 2002). О необходимости учета исследуемых психодиагностическим методом свойств личности для деятельности человека писал Г. Витцлак (№£г1аск, 1977), подчеркивая возможность применения тестов в случае правильно сформулированных задач по использованию полученных данных. В отличие от традиционной психодиагностики, исключающей возможность развития свойств личности и объясняющей поведение этими свойствами, деятельностная теория идет от структуры деятельности к структуре личности и предполагает, что свойство личности может сформироваться только в деятельности, требующей этого свойства, и только затем постепенно превратиться в устойчивую характеристику личности (Зейгарник, Братусь, 1980).

Вместе с тем ряд исследователей придерживается той точки зрения, что в результате психологического тестирования, в процессе которого испытуемый «приписывает» себе те или иные качества и свойства (Анастази, 1982; Шмелев, 2002; Ьоеутдег, 1970; МееЫ, 1972), мы получаем «стандартизированный самоотчет» (Визгина, 1987), срез представлений, «концепт самого себя» испытуемого, или объективированный образ «Я». При этом стереотипное представление испытуемого о себе, устойчивый образ «Я», а также потребность в самозащите, уклонении от критики, улучшает показатели по шкалам личностных опросников, а индивидуализированное представление о себе, неустойчивый

образ «Я» и потребность во внимании, помощи в решении проблем - ухудшает. Отмечается также тенденция поддержания позитивного самоотношения как непротиворечивого, согласованного образа «Я», которая вытекает из автономности системы самосознания (Allport, 1936; Epstein, 1973; Rogers, 1981).

B.B. Столин (1983) определяет образ «Я» как продукт самосознания, представление индивида о себе, его «Я - реальное», выраженное в личностных чертах, и рассматривает образ «Я» в контексте отношения к себе в целом, а также связывает его со «смыслом «Я», являющимся единицей самосознания личности и представленном в когнитивном и эмоциональном аспектах. «Смысл «Я» будет позитивным в том случае, если черты личности способствуют самореализации субъекта и достижению им личностных целей, и негативным, если эти черты становятся внутренними преградами. При этом «смысл «Я» осуществляется в форме внутреннего диалога.

A.B. Визгина (1987), изучая роль внутренних диалогов в самосознании личности, пришла к выводу о взаимосвязи образа «Я» субъекта и формы присущих ему внутренних диалогов: устойчивый образ «Я» предполагает их монологизированность, а неустойчивый, дезинтегрированный образ «Я» - диалогизированность, при этом позиция субъекта во внутреннем диалоге совпадает с его позицией в межличностном общении.

В настоящем исследовании осуществлена попытка интерпретации данных, полученных с применением психодиагностического метода (тест-опросники), с учетом возможностей, содержащихся в обоих подходах: эти данные рассматриваются в качестве показателей присущих субъекту личностных качеств и свойств, а также в качестве переменных, составляющих образ «Я» субъекта.

Во втором разделе главы перечислены основные этапы телекоммуникационной деятельности, выделенные методом включенного наблюдения с привлечением экспертов -психологов, а также методом интервью с творческими работниками телевидения, - до 10 этапов, имеющих четко структурированные промежуточные цели, ведущие к реализации основной цели деятельности телекоммуникатора: подготовке и выпуску в эфир телевизионного сообщения. На всех этапах телекоммуникационная деятельность характеризуется определенной объективной спецификой, которая состоит в следующем:

1. Процесс создания телесообщения на всех его этапах подразумевает в качестве необходимой составляющей наличие творческого компонента как привнесения в создаваемый продукт чего-то принципиально нового, не существовавшего ранее. При этом творческая деятельность осуществляется ее субъектами «по необходимости», а не по вдохновению, т.е. в соответствии с графиком съемок, эфирной сеткой и т.д.. Это требует максимально высокой творческой и личностной (когнитивной, эмоциональной, поведенческой) включенности в деятельность, а также способности к концентрации волевых,

интеллектуальных, эмоциональных и творческих усилий в не определенных заранее и непредсказуемых по длительности моментах времени. Данный фактор как способствует самореализации личности в творческой деятельности, так и предполагает перманентную актуализацию авторской личностной позиции субъектов этой деятельности.

2. Отсутствие четко структурированных объективных критериев оценки творческого результата, а также объективная необходимость «завоевывать» зрителей в «борьбе за рейтинг» стимулирует процесс постоянного совершенствования телесообщения в процессе его создания на всех этапах. При этом в качестве «сверх-задачи» выступает не только успешное прохождение предстоящего этапа допуска к эфиру новой программы, но и сказывается наличие ответственности субъектов телекоммуникации перед зрителями как интериоризация представления о высокой общественной значимости предмета совместной деятельности. Немаловажную роль играет и соревновательный момент, причем соревнуется субъект телекоммуникации не столько с другим (я могу лучше, чем коллеги), сколько с самим собой (я могу лучше, чем я мог вчера). Эта особенность деятельности телекоммуникатора создает условия для самореализации личности, а также требует зрелой личностной позиции, проявляющейся в способности брать на себя ответственность за результат рабо гы.

3. Ненормированный рабочий день и отсутствие эргономических норм труда обусловлены высокой интенсивностью телевизионного процесса по созданию телесообщений, когда большинство телевизионных программ выходят в эфир ежедневно, а современный стиль подачи информации, принятый на телевидении, предполагает большую информационную насыщенность единицы эфирного времени, что приводит к необходимости работать с информацией в высоком темпе и едином творческом ритме и подразумевает обработку больших информационных потоков в ограниченное и строго заданное время. Следствие этого - высокая творческая продуктивность субъектов телекоммуникационной деятельности, предполагающая наличие как отшлифованных специфических профессиональных навыков и умений, так и связанности всех компонентов психической ор! анизации личности по принципу содействия (Анциферова, 1978), т.е. наличия элементов, выполняющих различные, в т.ч. противоположные функции, гармоничное единство которых позволяет системе успешно функционировать и развиваться.

4. Объективно коллективный характер творческого труда при подготовке передачи (согласованная интенсивная работа от трех до десяти и более субъектов творческой телекоммуникационной деятельности) приводит к необходимости пребывания их в состоянии непрерывной межличностной коммуникации. Это сопряжено с принципиально открытым результатом совместного творчества и способствует максимальной творческой включенности в деятельность всех ее субъектов, вследствие наличия в ней признаков

творческого метода (известного в науке и практике как «мозговой штурм»). Это предполагает, что в личности коммуникатора присутствуют такие качества как общительность, высокий коммуникативный контроль (легкость принятия социальных ролей, гибкость в реакциях на изменение ситуации, способность предвидеть и определять впечатление, производимое на окружающих), креативность в сочетании со способностью к идентификации с коллективом в выражении собственной позиции и внешний локус регулятивной мотивации (повышение продуктивности деятельности в присутствии окружающих, особенно в случае их поддержки, и снижение продуктивности деятельности, выполняемой в условиях одиночества).

5. Своеобразие межличностных отношений субъектов телекоммуникационной деятельности, вытекающее из: а) неформальной обязанности критиковать результаты работы своих коллег и подсказывать возможные направления улучшения, причем данная критика воспринимается как непременное условие протекания творческого процесса и не влияет на эффективность коммуникации; б) необходимости соотносить собственные критерии оценки творческого продукта с требованиями коллег и руководства; в) необходимости контактировать с коллегами и руководством на неформальном уровне, что является основой создания совместного творческого продукта; - приводит к тому, что осуществление этих межличностных отношений выходит за рамки опосредованное™ совместной творческой деятельностью по созданию телесообщения и начинает частично выполнять функцию удовлетворения потребностей в принадлежности, уважении, любви и признании (как «социальных потребностей» по А.Маслоу), а также компенсаторную функцию отсроченной и /или отсутствующей обратной связи от телезрителей как партнеров по общению. Эта форма реализации межличностных отношений предполагает как развитую способность к самоконтролю в выражении эмоций при реализации внешнего плана общения, так и наличие у телекоммуникатора достаточно высокого уровня самопринятия, в сочетании с принятием личности другого человека, что способствует конгруэнтности и открытости отношений, а также актуализированную ориентацию на равноправное диалоговое субъект - субъектное общение.

Таким образом, телекоммуникационная деятельность, вследствие своей специфики, предъявляет определенные требования к личности телекоммуникатора как активного субъекта опосредствованного общения.

Третий раздел главы посвящен описанию результатов эмпирического исследования личностных особенностей субъектов телекоммуникационной деятельности. Приведены результаты тестирования творческих работников телевидения (58 человек) по трем психодиагностическим методикам: 17ЛФ (адаптация опросника Кетгелла 16 PF, проведенная А.Г. Шмелевым, В.И. Похилько, A.C. Соловейчиком, 1991г.). МИС (компьютерный вариант

методики исследования самоотношения С.Р. Пантелеева), ИДС (Индивидуальный Деловой Стиль, компьютерная методика изучения индивидуального стиля деятельности, автор А.Г. Гребенюк) Полученные результаты подверглись математической обработке (сравнение индивидуальных профилей значений испытуемых в пространстве шкал-факторов психодиагностических методик, программа SPSS). В результате выявлено два основных типа личностных особенностей, характеризующих 49 из 58 испытуемых. К первому типу относятся 22 испытуемых. Они обладают следующими личностными особенностями: выраженная экстраверсия (A+,E+,H+,Q2—), низкая тревожность (C+,L—,0—,Q4—), -интерпретация сочетания шкал дана в соответствии с интерпретацией В.М.Мельникова, JI.T Ямпольского (1985), - а также общие значимые оценки по шкалам А+ (открытость, общительность), С+ (эмоциональная устойчивость, зрелость, сила «Я»), Е+ (доминантность, самоуверенность, склонность к лидерству), G+ (моралистичность, сила сверх-«Я»), Н+ (социальная смелость, авантюризм), Q1+ (гибкость, радикализм, склонность к экспериментам), Q3+ (организованность, самоконтроль), SD+ (социальная желательность, стремление сформировать позитивный образ «Я» в глазах окружающих), QI+ (преобладание интереса к внешним событиям над интересом к внутреннему миру), QIV+ (мировоззренческая независимость, критичность), I— (реалистичность, рациональность, «толстокожесть»), L— (доверчивость, принятие чужих условий, способность радоваться успехам других), О— (уверенность в себе, спокойствие, безмятежность), Q4— (внутренняя неконфликтность, реализованность), QII— (низкая тревожность, хорошая приспособленность) и тенденция к выраженности значений по шкалам F+ (жизнерадостность, беспечность), N+ (социальный интеллект, тактичность, проницательность), QIII+ (практичность, готовность и способность решать жизненные проблемы), Q2— (социабельность, ориентация на групповую оценку) теста 17 ЛФ; выраженность значений по шкалам М2+ (самоуверенность, внутренняя ненапряженность), МЗ+ (саморуководство, ощущение, что судьба находится в собственных руках), М5+ (самоценность, заинтересованность в своем «Я», любовь к себе, ценность своей личности и своего «Я» для других), М8— (внутренняя неконфликтность, отрицание внутренних проблем, закрытость, поверхностное самодовольство), М9— (отсутствие склонности к самообвинению, симпатия к себе) и тенденция к повышению их по шкалам Ml (закрытость, отсутствие осознания значимой информации о себе), М4 (отраженное самоотношение, уверенность в своей способности вызывать в других уважение, симпатию, одобрение), Мб (самопринятие, дружеское отношение к себе, одобрение своих планов и желаний, принятие себя таким, как есть), М7 (самопривязанность, ригидность «Я»-концепции, отсутствие желания изменяться в сочетании с положительным отношением к себе) теста МИС; значимо высокие оценки по шкалам 14 (ориентация на четкий результат деятельности, высокий темп

работы, повышенная требовательность, контроль) и 15 (творческое отношение к работе, высокая эффективность и мотивация достижения, активность, высокая самооценка, уверенность, гибкость, нестандартный подход, открытость, коллегиальность, учет чужих мнений) и шкалам «Интеграция» (умение распределять обязанности, инструктировать, делегировать полномочия) и «Продуктивность» (умение достигать результата работы, выполнять ее в необходимом объеме, прикладывая соответствующие усилия) теста ИДС. По данным наших коллег (Пантилеев, Зимачева, 1997), которые изучали способы вербальной презентации образа «Я» субъекта, одна из форм вербальной презентации, а именно «социальная самореклама», в отличие от «нерефлексивного самоодобрения», «самобичевания» и «самообороны», присуща субъектам, чьи личностные особенности '

соответствуют (по данным тестов 17ЛФ и МИС) личностным особенностям испытуемых, принадлежащих к этому типу. 1

Ко второму типу относятся 27 человек. Они обладают следующими личностными особенностями: общие значения по шкалам (в данном случае правильнее будет говорить о [

тенденции к повышению или понижению значений по этим шкалам) А+ (открытость, '

общительность), <3+ (моралистичность, сила сверх-«Я»), 1+ (сензитивность, развитая I

интуиция), Ь+ (подозрительность, завистливость), Ы+ (социальный интеллект, тактичность, проницательность), 0+ (неуверенность в себе, уязвимость), <33+ (организованность, самоконтроль), <34+ (внутренняя конфликтность, напряженность), (социальная |

желательность, стремление сформировать позитивный образ «Я» в глазах окружающих), 1

СЩ+ (тревожность, беспокойство), <31— (консервативность), С>Ш— (погруженность в личные переживания), (ЗГУ— (отсутствие эмоциональной и поведенческой независимости) |

теста 17ЛФ; тенденция к повышению значений по всем шкалам теста МИС, кроме шкал М8 и '

М9, по которым наблюдается тенденция к понижению значений (т.е. повышение значений по факторам «Самоуважение» и Аутосимпатия» и понижение значений по фактору <

«Самоуничижение»); значимо высокие оценки по шкалам 12 (предпочтение надежных, '

проверенных способов достижения результата, стремление к стабильности и гарантиям) и 15 (творческое отношение к работе, высокие эффективность и мотивация достижения, активность, высокая самооценка, уверенность, гибкость, нестандартный подход к задачам, открытость, коллегиальность, учет чужих мнений) и шкале «Продуктивность» (умение достигать результата работы, выполнять ее в необходимом объеме, прикладывая соответствующие усилия) теста ИДС.

Таким образом, личностные особенности телекоммуникатора, трактуемые как свойства и черты личности, соответствуют в целом тем требованиям, которые предъявляет объективная специфика телекоммуникационной деятельности к личности телекоммуникатора. При рассмотрении личностных особенностей, выявляемых в ходе :

психодиагностического тестирования, в качестве составляющих образа «Я» субъекта, очевидно, что этот образ адекватен требованиям действительности в ее профессионально-деятельностном аспекте, но специфичен для двух подгрупп испытуемых.

Третья глава посвящена описанию следующего этапа обработки результатов психодиагностического исследования субъектов телекоммуникации, в сопоставлении с результатами исследования зрительского восприятия их экранных образов, а также с результатами, полученными с применением метода беседы.

В первом разделе главы приводятся результаты статистического анализа различий личностных особенностей субъектов телекоммуникационной деятельности тех подгрупп, которые были выявлены на предыдущем этапе. Статистический анализ различий личностных особенностей субъектов телекоммуникационной деятельности показал, что средние значения испытуемых, принадлежащих к первому и ко второму выявленным типам, значимо различаются по 26 из 45 шкал трех применявшихся в исследовании психодиагностических методик. В пространстве этих шкал результаты тестирования испытуемых двух типов представлены в виде двух графических профилей (см. рис..№1 и №2).

Рисунок №1. Значимые различия средних значений Рисунок № 2. Значимые различия средних значений

испытуемых двух подгрупп по шкалам теста 17ЛФ испытуемых двух подгрупп по шкалам теста МИС

Первый тип личностного профиля характеризуется рельефностью, выраженностью значений (17 «пиков», т.е. значимо высоких и значимо низких баллов по шкалам личностных тестов 17ЛФ и МИС). Этот тип получил условное название «экспрессивность проявлений личности». Второй тип личностного профиля характеризуется «сглаженностью», усредненностью значений (отсутствие значимо высоких и низких значений по шкалам личностных тестов 17ЛФ и МИС). Этот тип получил условное название «экономность проявлений личности». Исходя из того, что в результате тестирования мы получили

развернутый, вынесенный вовне образ «Я» испытуемых, два выявленных типа личностного профиля названы, соответственно, «манифестация образа «Я» и «нивелирование образа «Я»1.

К первому типу личностного профиля («манифестация образа «Я») помимо творческих работников, обеспечивающих процесс подготовки телевизионного сообщения, относятся телекоммуникаторы, непосредственно работающие в эфире в качестве ведущих телевизионных программ (являющиеся не только «лицом программы», но и осуществляющие ее тематическое и содержательное планирование, определяющие состав их участников и гостей и т.д.). Ко второму типу личностного профиля («нивелирование образа «Я») помимо творческих работников, обеспечивающих процесс подготовки телевизионного сообщения, относятся телекоммуникаторы, непосредственно работающие в эфире в качестве дикторов («озвучивающие» в эфире текст, подготовленный другими). Наличие статистически значимых различий средних значений испытуемых двух типов всего лишь по двум из 16 шкал теста НДС объясняется тем, что стиль деятельности субъекта, формируясь с учетом личностных черт и качеств, не является их прямым коррелятом, а также тем, что представление субъектов телекоммуникационной деятельности о своих деловых качествах строится на иных основаниях, чем представление о личностных чертах и свойствах как составляющих образа «Я». Учет факта присутствия объективно успешных в профессиональной деятельности испытуемых как первого, так и второго типа позволяет сделать вывод о том, что степень успешности выполнения телекоммуникатором профессиональной деятельности не находит отражения в его образе «Я».

Второй раздел главы посвящен психосемантическому исследованию восприятия зрителями экранных образов телевизионных ведущих. Видеозаписи телепередач, в которых в качестве ведущих (а также дикторов - в случае информационных программ) выступали испытуемые, протестированные нами ранее (пять из первой подгруппы и пять из второй подгруппы), демонстрировались респондентам (всего 200 человек, разного пола, возраста, социального статуса, профессии и места проживания), после чего они заполняли специально разработанную психосемантическую шкалу, состоящую из 47 биполярных шкал, представляющих собой антонимы прилагательных, описывающих различные личностные качества человека и приведенных в соответствие с основными характеристиками личности, представленными в психодиагностических тестах, которые были использованы на первом этапе. Экранный образ каждого из десяти ведущих и дикторов оценивали в среднем около 40 зрителей.

Результаты психосемантического шкалирования подверглись математической обработке (факторный анализ, метод главных компонент, кластерный анализ) и дальнейшей

1 Здесь термин «нивелирование» используется в его переносном значении, «приведение к одному уровню, сглаживание различий» (Словарь иностранных слов, 1982, с 335)

интерпретации. Было выделено семь факторов (три основных и четыре дополнительных), объясняющих, соответственно, 19.4%, 12.4%, 10.9%, 5.1%, 4.3%, 3.9% и 3.2% общей дисперсии данных и соответствующих основным категориям восприятия телезрителями экранных образов телевизионных ведущих, а именно: 1) нравственная позиция личности в ее отношениях с другими (уважительный, тактичный, порядочный, думающий о других, скромный, душевный - пренебрежительный, бестактный, непорядочный, эгоист, зазнающийся, черствый); 2) энергия, сила «эго», уверенность в себе (активный, энергичный, уверенный, инициативный - пассивный, вялый, неуверенный, безынициативный), причем эти качества связаны с оценкой зрителями степени компетентности телеведущего (характеристика «компетентный - некомпетентный» также вошла в этот фактор); 3) выразительность, артистизм, обаяние, коммуникабельность, выраженность признаков пола (обаятельный, симпатичный, выразительный, артистичный, сексуальный, общительный -необаятельный, непривлекательный, невыразительный, неартистичный, несексуальный, необщительный); 4) личностная конгруэнтность, широта взглядов, позитивная / негативная личностная перспективная (спокойный, естественный, объективный, интересный, оптимист - раздражительный, неестественный, предвзятый, занудливый, пессимист); 5) личностная открытость и свобода, наличие четкой жизненной позиции (принципиальный,

Рисунок № 3. Расположение профилей экранных образов испытуемых - представителей первой и второй подгрупп в категориальном пространстве восприятия зрителей

раскрепощенный, жизнерадостный, открытый, с чувством юмора - беспринципный, напряженный, унылый, замкнутый, без чувства юмора); 6) личностная зрелость, эмоциональная устойчивость, гибкость мышления и поведенческого репертуара (глубокий, гибкий, демократичный, эмоциональный - поверхностный, прямолинейный, авторитарный, рациональный); 7) интеллект, способность контролировать свое поведение (сдержанный, умный - импульсивный, глупый).

В факторном пространстве всех выделенных семи факторов значения экранных образов телевизионных ведущих положительные (см. рис.№3), т.е. в восприятии зрителей им

Ф1 Ф2 ФЗ Ф4 »5 Ф» Ф7

категории восприятия

■ А 1фулпа(мдущм) -Ф-2группа(ди1гторы)

присущи перечисленные характеристики положительных полюсов этих факторов, что может объясняться как своеобразным «эффектом ореола», обусловленным той позицией «генерального Родителя», которую занимает телевидение в обществе (Матвеева, 2000), так и тем обстоятельством, что испытуемые в течение длительного времени успешно работают в телевизионном эфире. Однако при этом значения экранных образов испытуемых подгруппы «манифестация образа «Я» значительно более выражены в пространстве всех семи факторов, чем значения экранных образов испытуемых подгруппы «нивелирование образа «Я» (см. рис.). Кроме того, по результатам кластерного анализа, на уровне кластеризации 60 испытуемых первой подгруппы объединяет один кластер (четырех из пяти оцениваемых респондентами). Этот результат позволяет говорить о том, что личностные особенности телевизионных ведущих лежат в основе особенностей их самопредъявления в телевизионном эфире и влияют на дифференцированное восприятие зрителями их экранных образов.

Третий раздел главы посвящен исследованию личностных особенностей субъектов телекоммуникационной деятельности как основания их профессиональной успешности2.

Статистический анализ (программа SPSS) показал, что качествами, отличающими профессионально успешных творческих работников телевидения, являются (см. рис.№4):

А с I L Q3 04 QII

шкалы тестов

Шболее успешные ■ менее успешные

Рисунок № 4. Личностные особенности профессионально более и менее успешных испытуемых

1) общительность (шкала А теста 17ЛФ); 2) развитая интуиция (шкала I теста 17ЛФ); 3) тревожность (шкала Ь и шкала С>11 второго порядка теста 17ЛФ); 4) самоконтроль (шкала 03 теста 17ЛФ); 5) внутренняя конфликтность (шкала (£4 теста 17 ЛФ); 6) эмоциональная устойчивость (шкала С теста 17ЛФ, статистическая обработка позволяет выделить данное качество на уровне тенденции). При этом очень важным является сочетание выраженности данных качеств в личностных профилях. Так, групповой профиль личности более

2 В качестве критериев профессиональной успешности были выдвинуты а) стаж работы на телевидении в том или ином профессиональном качестве, подразумевающем творческую деятечьность, б) участие в создании передач, регулярно выходящих в эфир, в) так называемый «рейтинг» этих телепрограмм, отражающий степень их популярности у телезрителей

профессионально успешных творческих телевизионных работников включает довольно выраженные значения по шкалам теста 17ЛФ: А, С и Q3, и в то же время средний уровень значений по шкалам I, L, Q4 и QII. Тогда как групповой профиль личности менее профессионально успешных работников включает более высокие значения по шкалам А, С и Q3 (от 7 до 8 стенов) и низкие значения по I, L, Q4 и QII (от 3 до 4 стенов).

Таким образом, успешность выполнения телекоммуникационной деятельности связана с присутствием у телекоммуникатора таких профессионально важных личностных качеств как коммуникабельность, яркость эмоциональных переживаний, эмоциональная устойчивость и высокий самоконтроль поведения. В то же время успешность профессиональной деятельности на телевидении связана и является как бы «производной» таких качеств как эмоциональная утонченность, предрасположенность к художественной деятельности, развитое образное мышление и интуиция, завышенная самооценка и склонность к соперничеству, обостренная реакция на неудачи и стремление к достижениям. То есть в личности профессионально успешного телекоммуникатора сочетаются качества, свойственные артистам, художникам, музыкантам с качествами администраторов, надежных руководителей и представителей других профессий, требующих объективности, уравновешенности, способности брать на себя ответственность и активности в решении групповых проблем. Такое сочетание позволяет говорить о «гармоничном содействии» (Л.И. Анцыферова, 1978) в личности успешных субъектов телекоммуникационной деятельности разнообразных качеств и свойств, которые позволяют им соответствовать особым требованиям этой деятельности, выстраивая различные поведенческие стратегии достижения профессиональной состоятельности и творческой реализованное™.

Четвертый раздел главы посвящен анализ базовых оснований, определяющих дифференцированность личностных особенностей телекоммуникаторов двух типов. Результаты тестирования испытуемых (58 человек) по трем тестам (17ЛФ, МИС, ИДС) были подвергнуты факторному анализу (программа статистической обработки данных SPSS, получение пространства меньшей размерности, позволяющее производить содержательную интерпретацию). В результате выделено 3 базовых суперфактора, объясняющих 57.2 % общей дисперсии данных, которые проинтерпретированы как: 1) позитивная / негативная установка самосознания; 2) самореализация личности / функционирование в рамках готовых схем; 3) социальная активность, ответственность / социальная пассивность, безответственность.

Первый фактор объясняет 28.2 % дисперсии данных и включает следующие тестовые шкалы (весовые нагрузки шкал в структуре фактора представлены в Таблице №.1): А, Е, С, PI, Ql, Q3, SD, QI, QUI, QIV (17ЛФ), М2, МЗ, М5 (МИС) на одном полюсе и шкалы I, L, N, О, Q2, Q4, QII, (17ЛФ), М8 (МИС) на противоположном полюсе.

На одном полюсе первого базового «суперфактора» представлены такие характеристики личности как сила «эго» (лидерство, доминантность), эмоциональная устойчивость (сила «Я»), социальная смелость (стремление бьггь на виду), радикализм (склонность к экспериментированию, гибкость), стремление выглядеть как можно лучше в глазах окружающих, преобладание интереса к внешним событиям над интересом к внутреннему миру, независимость, коммуникабельность (общительность, открытость), самоконтроль (организованность, а также соответствие образа «Я» социальным нормам), самоуверенность (поверхностное самодовольство, отсутствие внутренней конфликтности), саморуководство (самостоятельный выбор жизненный целей и ориентиров), самоценность (представление о ценности собственной личности, духовности, любовь к себе). На противоположном полюсе фактора представлены следующие личностные характеристики: отсутствие уверенности в себе (неуверенность, обидчивость, чувство собственной неполноценности), внутренняя конфликтность, шкала С}4 теста 17ЛФ (напряженность, усталость, внутренняя нереализованность), отсутствие доверительности по отношению к социуму (подозрительность, завистливость), самодостаточность (способность переносить одиночество), иррациональность (сензитивность, сентиментальность), социальный интеллект (проницательнось. расчетливость, искушенность), внутренняя конфликтность, шкала М8 теста МИС (низкая самооценка, отсутствие уважения к себе), самообвинение (отсутствие симпатии к себе и самооправдания).

Таблица №. 1 Весовые нагрузки тестовых шкал в структуре первого фактора.

Шкалы тестов Вес в стр-ре Фактора Шкалы тестов Вес в стр-ре Фактора

Е (доминантность) 0 931 О(неуверен ность в себе) - 0.927

С (эмои.устойч-сть) 0.922 011 (высока тревожность) - 0.926

Н (соц. смелость) 0.910 04 (внутренняя конфликтность) -0.913

С)1 (радикализм) 0.869 М8 (заниженная самооценка) - 0.753

ЭО (позитивный Образ "Я") 0 867 Ь(недоверие к социуму) - 0.709

01 (интерес к внешним событиям) 0.861 02 (толер-ность к одиночеству) -0 656

<31У (иезавис-сть) 0 825 I(чувствительность, интуиция) -0 646

А (общительность) 0.783 N (соц. интеллект) -0 436

М2 (самоувер-сть) 0.763

<33 (самоконтроль) 0 738

МЗ (саморуков-во) 0.542

М5 (самоценность) 0.446

ОШ (практический интеллект) 0 437

Таким образом, один полюс фактора содержит качества, описывающие личностное и социальное благополучие индивида, а другой полюс - качества, свидетельствующие о

наличии у него личностных проблем и предрасположенности к социальной конфликтности. Данный фактор проинтерпретирован как «позитивная - негативная установка самосознания». Установка самосознания, формируется как отношение к себе и другому (Столин, 1978, Визгина, 1988, Harris, 1974) и связана с представлением субъекту «смысла «Я» в форме внутреннего диалога.

Второй фактор объясняет 17.2 % дисперсии данных и включает следующие тестовые шкалы (весовые нагрузки шкал в структуре фактора представлены в Таблице №2): 15, «Инициирование», «Коммуникация», «Продуктивность», «Интеграция», «Представительство (общее)», SD (ИДС) на одном полюсе фактора и И, 12 (ИДС) - на противоположном полюсе фактора.

Таблица № 2. Весовые нагрузки тестовых шкал в структуре второго фактора.

Шкалы тестов Вес в стр-ре Фактора

Инициирование 0 937

Коммуникация 0.913

15(творческий подход, коллегиальность) 0.894

Продуктивность 0.885

Интеграция 0.834

Представительство (общее) 0 790

ББ (стремление демонстрировать позитивный результат) 0.644

12 (ригидность, стабильность, гарантии) -0 648

11 (пассивность, безответственность, работа ради выгоды) -0 443

На одном полюсе второго базового «суперфактора» представлены следующие личностные характеристики: влияние на групповую деятельность, стремление и способность к взаимопониманию в процессе работы, обсуждение процесса работы с коллегами, выбор творческих нестандартных решений, гибкость, активность, способность прилагать усилия для достижения цели и достигать результата, распределение обязанностей, делегирование полномочий, способность к защите интересов дела, стремление демонстрировать положительный результат деятельности. На противоположном полюсе фактора представлены следующие личностные характеристики: склонность к консерватизму и стабильности деятельности, ригидность, стремление к тем или иным гарантиям, незаинтересованность, пассивность, безответственность, рабога ради выгоды. Один полюс фактора характеризует субъекта, погруженного в творческую деятельность, живущего «ради работы», стремящегося к самоотдаче и самореализации. Другой полюс фактора характеризует индивида, внутренне от с граненного от своей работы, использующего стандартные решения, работающего ради выгоды, материального или социального благополучия, стремящегося к потреблению, накоплению, находящемуся в состоянии личностного и творческого «застоя».

Фактор проинтерпретирован как «самореализация личности / функционирование в рамках готовых схем»

Третий фактор объясняет 11.8% дисперсии данных и включает следующие тестовые шкалы (весовые нагрузки шкал в структуре фактора представлены в Таблице №3): в (17ЛФ), 14, «Доминирование», «Организация», «Представительство (личное)» (ИДС) на одном полюсе фактора и Р (17ЛФ), 13, «Участие» (ИДС), Мб (МИС) на противоположном полюсе фактора.

Таблица №3. Весовые нагрузки тестовых шкал в структуре третьего фактора.

Шкалы тестов Вес в стр-ре Фактора

Доминирование 0. 782

I 4 (целеустремленность, требовательность, контроль) 0 723

Организация 0.652

О(моралистичность) 0.580

Представительство (личное) 0 400

[ 3 (делегирование инициативы и ответственности) - 0.729

Участие - 0.670

р (выраженность положительных эмоций) -0 557

Мб (самопринятие) -0 346

На одном полюсе третьего базового «суперфактора» представлены следующие личностные характеристики: способность подавлять действия других, способность быть жестким и требовательным по отношению к коллегам и подчиненным, осуществлять контроль и давление, способность к усилению кооперации в коллективе и одновременно к снижению конкуренции, совестливость, моралистичность, склонность к выполнению общественных предписаний, способность защищать интересы группы, совпадающие с личными интересами. На противоположном полюсе фактора представлены следующие личностные характеристики: гуманность по отношению к коллегам и подчиненным, мягкость, склонность полностью доверять коллегам при выполнении совместной деятельности, склонность к слиянию с группой, коллегиальность, преобладание положительных эмоций, жизнерадостность, экстраверсия, самопринятие (одобрение своих планов и желаний). То есть один полюс фактора характеризует субъекта, выступающего с позиции «я знаю, как надо и отвечаю за реализацию этого; я несу ответственность за то, что происходит в моем социальном окружении». Другой полюс фактора характеризует субъекта, выступающего с позиции «другие, общество лучше знают то, как надо и я полностью полагаюсь на них, делегирую свою ответственность социуму». Фактор проинтерпретирован как «социальная активность, ответственность - социальная пассивность, безответственность».

Статистически значимые различия средних значений испытуемых, относящихся к первому и второму типу личностного профиля, выявлены в пространстве первого фактора (см. рис.№5), то есть испытуемым подгруппы «экспрессивность проявлений личности», «манифестация образа «Я» свойственны качества, выраженные полюсом «позитивная установка самосознания» первого фактора, а испытуемым подгруппы «экономность проявлений личности», «нивелирование образа «Я» свойственны качества, выраженные противоположным полюсом фактора - «негативная установка самосознания». Этот факт интерпретируется также в связи с проблемой понимания психодиагностических профилей как показателей реально присущих субъекту личностных свойств и качеств - или же как составляющих образа «Я» субъекта и «приписываемых» субъектом самому себе: в том случае, если самоотношение субъекта, его «смысл «Я» позитивны, т.е. черты и качества личности воспринимаются как способствующие его самореализации, формирующийся у субъекта образ «Я» в целом положителен, что и отражается в результатах тестирования; психодиагностический профиль представляет «манифестацию» или же «саморекламу» образа «Я» субъекта. В том случае, если эти черты и качества воспринимаются как препятствующие самореализации и у субъекта формируется негативный или конфликтный образ «Я», его психодиагностический профиль нивелируется.

£ £ 050

0 £ ООО

1 -1.00

А А А д

испытуемые (N8 п\п) А параая группа • вторая группа

Рисунок № 5. Средние значения испытуемых двух подгрупп в пространстве первого фактора

Значимых различий значений испытуемых в пространстве второго и третьего факторов не выявлено. При этом в положительной полуплоскости этих факторов расположены значения большинства испытуемых обоих типов, т.е. большинство испытуемых характеризуется качествами полюса второго фактора «самореализация личности» и полюса третьего фактора «социальная ответственность».

В пятом разделе главы представлены результаты анализа стилевых особенностей взаимодействия субъектов телевизионной коммуникации, а также результаты бесед, которые

были проведены с испытуемыми обеих подгрупп, более успешными в профессиональном и творческом плане (12 человек), с целью получения дополнительной информации для содержательной интерпретации данных психологического тестирования. В интервью испытуемым предъявлялись 26 открытых вопросов, предполагающих развернутые ответы. При определении основных вопросов интервью учитывалась необходимость получения информации о субъективной оценке специфики телекоммуникационной деятельности и основных требованиях, которые эта деятельность предъявляет к личности ее субъектов; о субъективной оценке собственных личностных качеств, помогающих осуществлению деятельности или же представляющих собой помеху для ее выполнения, а также ориентации на выражение собственной личностной позиции в форме диалога / монолога. Контент -анализ данных структурированных интервью позволил получить следующие результаты.

1) Испытуемым свойственно субъективное восприятие телевизионной среды как ситуации, провоцирующей самореализацию, совершенствование профессионализма, актуализирующей способность на самоотдачу в профессиональной творческой деятельности, а также субъективная оценка телекоммуникационной деятельности как специфической, сложной, предъявляющей особые требования к субъектам этой деятельности. 2) В качестве основного мотива деятельности телекоммуникатора выступает мотив реализации себя, своих идей, стремление «высказаться», утвердить свою собственную позицию по отношению к транслируемой информации и происходящим общезначимым событиям; в качестве мотивировки деятельности выступает стремление «нравиться зрителю», что, по мнению испытуемых, возможно только в том случае, если результат деятельности нравится самому себе. 3) Испытуемым первой подгруппы «экспрессивность проявлений личности, «манифестация» образа «Я» свойственна монологичная форма выражения своей личностной позиции в коммуникации. Испытуемые второй подгруппы «экономность проявлений личности, «нивелирование» образа «Я» ориентированы на выражение своей личностной позиции в форме диалога. 4) У испытуемых первой подгруппы преобладает позитивная установка самосознания. В высказываниях испытуемых второй подгруппы преобладают семантические единицы, выражающие негативную установку самосознания. 5) Осуществление телекоммуникационной деятельности испытуемыми подгруппы «экономность проявлений личности, «нивелирование» образа «Я» происходит в основном благодаря преодолению внутренних барьеров и сопротивления, а также формированию личностных качеств и свойств, не свойственных им ранее. Испытуемые подгруппы «экспрессивность проявлений личности, «манифестация» образа «Я» осуществляют телекоммуникационную деятельность благодаря актуализации уже сформированных черт личности.

Для определения стиля взаимодействия коммуникатора производилась экспертная

' оценка особенностей коммуникативного поведения испытуемых, представляющих обе

подгруппы. Был проведен анализ видеозаписей телевизионных программ, а также проанализированы особенности коммуникативного поведения в межличностном общении и во время проведения интервью. К работе на этом этапе привлекались эксперты - психологи, оценка коммуникативного поведения производилась по следующим критериям: умение ' слушать собеседника, степень завершенности высказываний, временная протяженность

высказываний, характери интонации, число высказываний о себе и их развернутость, степень дидактичности высказываний, количество обращений к партнеру и характер запроса. В

результате анализа полученных данных выявлено, что испытуемым первой подгруппы свойственна монологичная форма взаимодействия и выражения своей личностной позиции в >• телекоммуникации и межличностном общении, а испытуемые второй подгруппы

диалогичны.

В заключении отмечается, что данные, полученные методом включенного наблюдения, психодиагностики, беседы и контент-анализа согласуются между собой. Применение психодиагностических методов в исследовательских целях позволило выявить ряд личностных особенностей телекоммуникатора, степень выраженности которых, а также различные сочетания обусловливают успешность выполнения испытуемыми профессиональной деятельности. Вместе с тем, отличия в конфигурации личностных профилей испытуемых двух подгрупп («манифестация образа «Я» и «нивелирование образа «Я») в пространстве психодиагностических методик свидетельствует о различной степени устойчивости - дезинтегрированности у них образа «Я», что может являться следствием разных условий становления и развития личности в период раннего детства и подросткового кризиса, а также особенностями работы самосознания. Таким образом, рассмотрение личностных особенностей, выявляемых в ходе психологического тестирования как присущих субъекту свойств, качеств и черт личности, а также в качестве характеристик, составляющих его образ «Я», оказалось эвристичным в контексте данного исследования.

В результате проведения исследования также установлено, что выражение субъектами телекоммуникационной деятельности личностной позиции в форме монолога / диалога и, соответственно, организация ими телевизионной ситуации как воздействия / взаимодействия (Матвеева, 1991) обусловлено их личностными особенностями. Категория диалога (Бахтин, 1979; Каган, 1988) предполагает общение равноправных субъектов, подлинный интерес к личности собеседника, умение слушать, ожидание непредсказуемой реакции собеседника в ответ на свои реплики. Категория монолога, напротив, подразумевает право быть субъектом только у одного из собеседников, при отсутствии интереса к другому как к личности (хотя внешне этот интерес может демонстрироваться), нежелание и неумение слушать, поиск

подтверждения собственной точки зрения (если же собеседник выражает иную точку зрения, общение может прерваться). Данные проведенного исследования показывают, что испытуемым первого типа, «экспрессивность личности, манифестация образа «Я», свойственна ориентация на монолог как форму выражения своей личностной, авторской позиции. При этом специфика личностных особенностей способствуют предъявлению зрителям собственной позиции, собственного отношения, точки зрения на сообщаемую информацию в любом телесообщении, независимо от его жанра. Для субъектов телекоммуникационной деятельности, работающих в эфире, это означает наличие богатого коммуникативного репертуара, владение разнообразными средствами самовыражения, что отражается в экранном образе и в восприятии зрителей. Для субъектов телекоммуникационной деятельности, занятых подготовкой телесообщений к эфиру, это означает выбор соответствующих телевизионных средств, относящихся к когнитивному (выбор темы, определение последовательности сюжетов, сопоставления точек зрения собеседников), аффективному (выбор режиссерского решения в передачи эмоциональной составляющей телесообщения, темпо-ритмовых компонентов воздействия, выбор планов и их чередование, выбор музыки), поведенческому (степень и направленность активности участников телесообщения) и экологическому (организация пространства студии, дизайн, расположение людей в кадре по отношению друг к другу) аспектам телесообщения. При этом реализуется потребность самопрсдъявления, самопрезентации, имеющей как внешнего адресата, так и внутреннего (сам субъект), а также самоутверждения как утверждения своего права на интерпретацию и выражающихся в представлении зрителю собственной позиции по любому транслируемому в телевизионном сообщении вопросу. У зрителя же в результате экспрессивной демонстрации в телесообщении отношения телекоммуникатора к представляемой информации происходит своеобразная инверсия, и телевизионную ситуацию он воспринимает как диалоговую, то есть как провоцирующую его, зрителя, на осознание собственного огношения к полученной информации.

Испытуемым второго типа, «экономность проявлений личности, нивелирование образа «Я», свойственна ориентация на диалог в выражении своей позиции в телесообщении. При этом они выражают собственную позицию, отношение, точку зрения не персонально, а организуя телесообщения, построенные по принципу беседы ведущего с участниками передачи, где происходит общение в форме диалога как равноправного субъект-субъектного взаимодействия. В телесообщениях информационного типа они транслируют официальную точку зрения и такая организация телевизионной ситуации воспринимается зрителями как монолог. При этом в высказываниях собеседников для них ценно не подтверждение собственной позиции (как для телекоммуникаторов первого типа), а непредсказуемость точек зрения по отношению к теме обсуждения и совместный поиск результата - как истины,

решения или компромисса. Кроме того, телекоммуникаторы этого типа открыты для ^ рефлексии собственных проблем в процессе построения более адекватного образа «Я» (по

сравнению с испытуемыми другой подгруппы), а также к ведению в ходе реализации ' процесса телекоммуникации своеобразного внутреннего диалога, в которое «втягивается»

зритель (Россохин, 2000).

Выводы:

1. Выражение телекоммуникатором в творческой деятельности его внутренней личностной позиции в форме монолога / диалога и, соответственно, предпочтение монологического / диалогического стиля организации взаимодействия автора телевизионного

1 сообщения со зрителем в ходе осуществления процесса телевизионной коммуникации

обусловлены личностными особенностями телекоммуникатора, которые могут быть представлены в виде двух графических профилей в пространстве категорий - шкал психодиагностических методик, условно названных «экспрессивность проявлений личности, манифестация образа «Я» и «экономность проявлений личности, нивелирование образа «Я».

2. Специфика личностных особенностей телекоммуникатора определяется тремя базовыми основаниями:

1) позитивная / негативная установка самосознания личности;

2) самореализация личности / функционирование в рамках готовых схем;

3) социальная активность, ответственность / социальная пассивность, безответственность.

3. Личностные особенности телевизионных ведущих лежат в основе особенностей их самопредъявления в телевизионном эфире и влияют на дифференцированное восприятие зрителями их экранных образов, что является свидетельством сопоставимости восприятия человека на экране с восприятием партнера по межличностному общению, а ситуации телевизионного взаимодействия с ситуацией межличностного общения.

4. Стилевые особенности взаимодействия субъекта в телекоммуникации обусловлены степенью устойчивости / дезинтегрировашюсти сформированного у него образа «Я», а также модальностью присущей ему установки самосознания.

5. Профессиональная успешность и творческая реализованность телекоммуникатора обусловлена гармоничным сочетанием в его личности таких качеств, свойственных артистам, художникам, музыкантам, как эмоциональная утонченность, предрасположенность к художественной деятельности, развитое образное мышление и интуиция, с качествами, присущими администраторам, менеджерам и руководителям: коммуникабельность, сила «Я»

(эмоциональная устойчивость), высокий самоконтроль поведения и способность брать на себя ответственность за результат групповой деятельности.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Образ телепередачи как психологический фактор, влияющий на эффективность телекоммуникации. // Тезисы докладов Первой российской конференции по экологической психологии. М. 3-5 декабря 1996. С. 9-11. 0,2 п.л.

2. Экранный образ и личностные особенности телеведущих. // Психологический журнал. 1999. №1. С.20-30. №2. С.29-38. 0,6 п.л. (В соавторстве с Л.В.Матвеевой, ^р.В.Мочаловой).

3. Личностные особенности телевизионного коммуникатора и восприятие его экранного образа. // Тезисы докладов Международной конференции «Психология общения 2000: проблемы и перспективы». 25-27 октября, 2000. М., УМК Психология. С. 24-25. 0,1 п.л.

4. Психология телевизионной коммуникации. М.: Учебно-методический коллектор «Психология». 2000. 3 п.л. (В соавторстве с Л.В.Матвеевой, Ю.В.Мочаловой).

5. Фактор успешности профессиональной деятельности телевизионных работников. // Тезисы Ш Международного симпозиума «Рефлексивные процессы и управление». 8-10 октября М. 2001. С.193-196. 0,2 п.л.

6. Личностные особенности телекоммуникатора как субъекта опосредствованного общения. // Материалы Всероссийской конференции «Психология и ее приложения». Ежегодник РПО. М. 2002. Т.9. В.1. С. 127-128. 0,1 п.л.

7. Психологический анализ телевизионного общения. // Вестник РГНФ. М. 2002. № 1. С. 158-168. 1 п.л. (0,25 п.л.) (В соавторстве с Л.В.Матвеевой, Ю.В.Мочаловой, Е.Е.Каравановой).

На правах рукописи. Формат 60x90 1/16. Объем 1,4 п.л. Тираж 100 экз. ООО «Проект-Ф» Москва, ул. Динамовская, д. 1А

2.00? -А

Ь .Ну О Tfoó

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Аникеева, Татьяна Яковлевна, 2003 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Телекоммуникатор как субъект телевизионного взаимодействия теоретический анализ).

1.1. Телекоммуникатор как субъект опосредствованного общения. .2. Телекоммуникатор как субъект телекоммуникационной деятельности.

1.3. Основные подходы к исследованию коммуникатора.

ГЛАВА 2. Личностные особенности телекоммуникатора.

2.1. Описание методов исследования.

2.2. Характеристика деятельности телекоммуникатора.

2.3. Личностные особенности субъектов телекоммуникационной деятельности.

ГЛАВА 3. Сравнительный анализ личностных особенностей телекоммуникаторов.

3.1. Личностные особенности испытуемых по результатам статистического анализа.

3.2 Анализ личностных особенностей испытуемых с точки зрения их профессиональной успешности.

3.4. Категориальная структура личностных особенностей телекоммуникатора.

3.5. Описание особенностей творческой деятельности телекоммуникаторами.

3.6. Особенности стиля общения и образа «Я» субъектов телекоммуникации.

Введение диссертации по психологии, на тему "Личностные особенности телекоммуникатора"

Актуальность темы исследования.

Глобальное распространение средств массовой коммуникации в современном обществе, размыкая привычные и традиционные системы взаимодействия и общения людей, отражается на процессе формирования и развития личности, а также вносит новую составляющую в образ мира современного человека (А.Н. Леонтьев, 1979, Смирнов, 1981, 1983). В настоящее время телевидение, став частью культуры, не только символизирует мир (Воловикова, 1995), но и представляет собой особую коммуникативную среду, которая, изменяет и конструирует реальность (Fiske, 1993), а также по своему психологическому значению может заместить для человека реальную действительность. «Вместо того, чтобы более или менее точно отражать какие-то внешние события, телевидение превратилось в реальность, с которой сравнивают окружающий мир. Мир, как его видят СМИ, стал для многих людей более реальным, чем сама жизнь» (Харрис, 2001). При этом телевидение оказывает мощное влияние на аудиторию (McQuail, 1994), предлагая обществу совершенно новых «героев», образы которых являются не только суперпопулярными в обществе, но и фактически представляют собой ориентиры для наших оценок действительности и образцы поведения, которым стремятся подражать и которые постепенно начинают выполнять функцию своеобразных эталонов, отодвигая на второй план литературных персонажей, а также родителей и реальных лидеров неформальных групп. Такая ситуация не может оставаться за рамками интересов психологических исследований.

Представляя очередной этап в развитии знаковых систем, телевидение влияет на психику и личность человека. Проблемы развития личности, обусловленные масштабным распространением информационных технологий в целом, разрабатываются в отечественной и зарубежной психологии (А.Н.Леонтьев, 1970; Тихомиров, 1993; Зинченко, 1997; Войскунский, 1990; М.Коул, 1977; K.Young, 1962). Исследуются и особенности общения, которое в условиях опосредствования телевидением носит специфический характер и подчиняется особым закономерностям (Копылова, 1977, 1984; Багиров, 1978, 1981; Богомолова, 1988; Зазыкин, 1989, 1999; Муратов, 1983; Матвеева, 1991, 2000; Гарифуллин, 1995; А.А.Леонтьев, 1997; Mcluhan, 1964, 1974; Hovland, 1959, 1965; Weiss, 1951; Krugman, 1974; Lippmann, 1974). Изучению особенностей восприятия зрителями телевизионных партнеров по общению также посвящены работы многих отечественных и зарубежных авторов (А.А.Леонтьев 1974, 1984, 1990; Н.Н.Богомолова 1988, 1990, 1991; Л.В.Матвеева, 1990, 1991, 2000; В.Ф.Петренко 1983, 1988; Goldhaber, 1981; Maletzke, 1963; Mcluhan, 1964). При этом психологических исследований личности коммуникатора, с одной стороны инициирующего и выстраивающего процесс опосредствованного телевизионного общения, а, с другой стороны, реализующего и осуществляющего этот процесс, практически нет. Однако именно изучение личности человека, который является организатором опосредствованного общения и предъявляет нам свое отношение к происходящему, определяемое его социальной позицией в обществе (Асмолов, 1990), а также предстает нашим собеседником «с другой стороны телевизионного экрана», представляется в настоящий момент весьма актуальным.

Объектом исследования выступает личность телекоммуникатора как субъекта опосредствованного общения.

Предметом исследования являются личностные особенности телекоммуникатора.

Цель исследования: выявление психологических особенностей личности телекоммуникатора, который формирует телевизионное сообщение и реализует процесс телевизионного взаимодействия.

Задачи исследования:

1) Провести психологический анализ деятельности телекоммуникатора, протекающей в объективно специфических условиях телевизионного общения.

2) Выявить базовые характеристики, лежащие в основе личностных особенностей субъектов телекоммуникации.

3) Изучить взаимосвязь восприятия зрителями экранных образов телевизионных ведущих с их личностными особенностями.

4) Рассмотреть особенности стиля взаимодействия субъектов телекоммуникации в зависимости от их личностных особенностей и образа «Я».

5) Провести анализ личностных особенностей телекоммуникатора как основной детерминанты, определяющей успешность его профессиональной деятельности.

Работа проводилась в несколько этапов, соответственно вытекающих из задач исследования.

Гипотезы исследования.

1. Личностные особенности телекоммуникатора определяют стиль его взаимодействия со зрителем, который может быть выражен в форме монолога / диалога.

2. Восприятие образов телевизионных ведущих как партнеров по общению со зрителем определяется спецификой личностных особенностей этих ведущих.

3. Выявляемые в результате психологического тестирования черты, свойства и качества личности, могут рассматриваться в качестве составляющих образа «Я» субъектов телекоммуникации. При этом в образе «Я» находит отражение степень успешности выполнения телекоммуникатором профессиональной деятельности. Деятельность телекоммуникатора характеризуется определенной спецификой и предъявляет особые требования к характеристикам индивидуально-исполнительного уровня личности телекоммуникатора.

Теоретико-методологическая основа работы

В основе исследования лежит представление общения как отдельного вида деятельности А.А. Леонтьева. Интерпретация полученных результатов проводилась исходя из положений о строении деятельности А.Н. Леонтьева, об уровневой структуре организации личности А.Г. Асмолова, Б.С. Братуся, а также положений психосемантической концепции исследования сознания В.Ф. Петренко. В основу разработки эмпирического исследования была положена теоретическая модель коммуникативного акта в условиях опосредствования Л.В. Матвеевой.

Методы исследования.

В качестве основных методов в данном исследовании применяются: метод психологического тестирования, с использованием компьютерных вариантов стандартизованных психодиагностических тестов: 17ЛФ (адаптация опросника Кеттелла 16 PF, проведенная А.Г. Шмелевым, В.И. Похилько, А.С. Соловейчиком), МИС (компьютерный вариант методики исследования самоотношения С.Р. Пантелеева), ИДС (Индивидуальный Деловой Стиль, компьютерная методика изучения индивидуального стиля деятельности, автор Г.А. Гребенюк), а также методы психологического включенного наблюдения, беседы, контент-анализа и психосемантического анализа.

Достоверность и надежность результатов обеспечивается обширностью и согласованностью данных, полученных с применением различных исследовательских методов, тщательностью количественного и качественного анализа и адекватностью применения математического аппарата обработки данных.

Основные результаты исследования были получены при изучении 58 работников телевидения и 200 представителей телевизионной аудитории. На отдельных этапах в исследовании принимали участие эксперты-психологи (3 человека).

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые в отечественной психологии проведено комплексное исследование личностных особенностей телекоммуникатора как субъекта опосредствованного общения, которое осуществлялось с применением различных исследовательских методик, разработанных в рамках нескольких теоретических направлений, и основные этапы которого были реализованы непосредственно на месте протекания телевизионного процесса. В результате выявлены базовые особенности субъекта телевизионного взаимодействия. Так, личность телекоммуникатора характеризуется определенным сочетанием в ней качеств и черт индивидуально-исполнительного уровня, основой которого являются установка самосознания, направленность на самореализацию и ответственность, представляющие ее смысловой (содержательный) уровень. ^ В работе выявлены психологические детерминанты стилевых особенностей взаимодействия личности в телевизионной коммуникации. Так, впервые показано, что личностные особенности телекоммуникатора определяют особенности стиля его взаимодействия со зрителем, что отражается как в принципах построения телевизионных сообщений, так и в специфике экранных образов телевизионных ведущих. Результаты исследования также свидетельствуют о том, что выявляемые в ходе психодиагностического тестирования личностные черты могут быть рассмотрены, с одной стороны, как присущие субъекту свойства и качества, формирующиеся в ходе его деятельности, так и, с другой стороны, в качестве составляющих его образа «Я».

Проведенное в ходе исследования изучение личностных особенностей )*-- как детерминанты успешности субъектов телекоммуникации в профессиональной деятельности позволило заключить, что профессиональная успешность определяется присутствием в личности телекоммуникатора комплексов свойств, которые формируются в процессе деятельности и являются актуализирующими или же компенсирующими ранее сложившиеся черты и качества.

Полученные в ходе проведения данного исследования результаты являются информативными для психологии массовой коммуникации как части общепсихологического знания.

Теоретическая значимость

В работе представлено теоретическое определение телекоммуникатора как субъекта опосредствованного общения, обосновывается и развивается положение о том, что выражение телекоммуникатором в телевизионных сообщениях авторской личностной позиции в форме монолога/диалога связано со степенью стереотипности / индивидуализированное™ его образа «Я» и является внешней развернутой формой протекания внутреннего диалога. Рассматривается соотношение личностных особенностей с показателями личностно-смыслового уровня. Показано, что рассмотрение личностных черт как составляющих образа «Я» субъекта, а также как реальных, присущих субъекту качеств индивидуально-исполнительного уровня является обоснованным с точки зрения соответствия различным исследовательским задачам.

Практическое значение

Результаты исследования, основные этапы которого были реализованы непосредственно на месте осуществления телевизионного процесса (за что мы выражаем благодарность главному редактору телевизионных программ канала РТР А.З. Акопову и исполнительному директору И.С. Кукшевой), обладают вследствие этого высокой прогностической ценностью для работников телевидения.

Кроме того, результаты данной работы будут интересны и полезны для теоретиков, практиков и преподавателей, работающих в области массовой коммуникации, как способствующие повышению уровня понимания внутренних содержательных процессов, определяющих и сопровождающих деятельность активного субъекта телекоммуникации, а также способствующие большей осознанности и целенаправленности построения самого телевизионного взаимодействия.

Положения, выносимые на защиту.

1. Личностные особенности телекоммуникатора как активного субъекта опосредствованного общения могут быть эксплицированы в виде личностных профилей двух типов в пространстве категорий-шкал психодиагностических методик и обозначены как «экспрессивность проявлений личности, манифестация образа «Я» - «экономность проявлений личности, нивелирование образа «Я». Специфика двух выделенных типов личностных особенностей субъектов телекоммуникации определяет коммуникативный стиль и форму организации телевизионного взаимодействия со зрителем.

2. Личностные особенности субъектов телевизионного взаимодействия определяются тремя базовыми характеристиками:

1) позитивная / негативная установка самосознания личности;

2) самореализация личности / функционирование в рамках готовых схем;

3) социальная активность, ответственность / социальная пассивность, безответственность.

Психологическое содержание данных характеристик позволяет соотносить выявленные у субъектов телекоммуникации личностные особенности инструментального (индивидуально-исполнительного) уровня со смысловым (содержательным) уровнем структурной организации личности.

3. Стилевые особенности взаимодействия субъекта в телевизионной коммуникации обусловлены степенью устойчивости, согласованности / неустойчивости, дезинтегрированности сформированного у него образа «Я», а также модальностью присущей ему установки самосознания, что, в свою очередь, сказывается на восприятии зрителями его экранного образа.

Апробация работы.

Результаты работы были представлены на Первой Российской конференции по экологической психологии, Москва, 1996 г.; Международной конференции «Психология общения 2000: проблемы и перспективы», 2000 г.; III Международном симпозиуме «Рефлексивные процессы и управление», 2001 г.; Международной конференции «Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования», 2001 г.; конференции РПО «Психология и ее приложения», 2002 г.; ежегодной конференции «Журналистика сегодня» факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, 2002 г. Результаты исследования используются в учебном процессе в спецкурсе Л.В. Матвеевой «Визуальная коммуникация в телевидении и рекламе» и в спецпрактикуме «Применение психологических методов в исследовании телевизионной и рекламной коммуникации» факультета психологии МГУ. Работа выступила частью исследовательского проекта РГНФ № 00-06-00127а 1999-2001гг. «Психологический анализ общения в сфере телевидения», выполненный под руководством Л.В. Матвеевой.

Материалы исследования отражены в 7 публикациях, в числе которых главы в коллективной монографии и статьи в журналах.

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов и приложения. Объем текста составляет 150 страниц. Библиография содержит около 200 источников. В работе 4 таблицы и 13 рисунков.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Обсуждая результаты проведенного исследования, необходимо отметить, что данные, полученные с применением метода включенного наблюдения, данные, полученные в ходе психодиагностического обследования творческих работников телевидения и данные структурированных интервью, проведенных с теми из них, кто является наиболее профессионально успешным и творчески реализованным, в целом согласуются между собой. Так, психологические особенности деятельности телекоммуникатора, выявленные экспертами -психологами методом включенного наблюдения и предъявляющие особые условия к личности телекоммуникатора, а именно: активная творческая и личностная включенность в деятельность всех ее субъектов; высокая интенсивность телевизионного процесса по созданию телесообщения и его постоянное совершенствование на всех этапах создания в ходе совместной коллективной творческой деятельности, что связано с необходимостью установления неформальных творческих контактов и обусловливает своеобразие межличностных отношений субъектов телекоммуникации, - были названы и самими испытуемыми. Ими осознается также тот факт, что соответствовать этим специфическим особенностям деятельности могут только те, у кого «сформированы соответствующие качества» или же те, кто «способен измениться» в ходе овладения профессиональной деятельностью. В этой связи необходимо привести характеристику Л.И. Анциферовой процесса развития личности взрослого человека: пройденные личностью стадии развития постепенно складываются в иерархическую организацию, в составе которой позднейшие психологические образования, системы и тактики не отменяют, но качественно видоизменяют - обогащают, регулируют, подчиняют себе -образования более ранних стадий и уровней через включение их в новые системы психологических отношений личности к миру, в новые жизненные позиции. В структуре личности, таким образом, постепенно, с продвижением человека по жизненному пути и включенности его в систему разнообразных деятельностей, все более значимое место начинают занимать конфигурации свойств и черт, складывающиеся как их «гармоничное содействие», которое формируется в результате реакций индивида на свои собственные качества и формы поведения (Анциферова, 1978, с. 41). По данным нашего исследования, именно такое гармоничное содействие в личности профессионально успешных телекоммуникаторов разнообразных черт и качеств, с одной стороны, позволяет им эффективно осуществлять деятельность, направленную на подготовку и реализацию общения со зрителями, а с другой стороны, складывается и формируется в ходе осуществления ими самой этой деятельности.

Психологическое наблюдение деятельности телекоммуникатора позволяет сделать вывод о ее творческом характере, что согласуется с субъективной оценкой самих телекоммуникаторов. Интенсивная творческая деятельность по созданию телесообщений создает условия для самореализации личности телекоммуникатора. Именно фактор самореализации личности был выделен в качестве одного из базовых оснований, определяющих дифференциацию личностных особенностей творческих работников телевидения. (Однако, на наш взгляд, для однозначного вывода о самореализации субъектов телекоммуникации в творческом процессе требуется привлечение дополнительных данных).

Выделенные в ходе обработки результатов психологической диагностики субъектов телекоммуникации базовые категории, обусловливающие специфику личностных особенностей телекоммуникаторов (установка самосознания, самореализация личности и социальная ответственность), могут быть соотнесены со смысловым уровнем структурной организации личности.

Анализ личностных особенностей испытуемых двух выделенных в результате проведения исследования подгрупп, соответствующих двум типам личностных профилей, показывает, что испытуемым этих подгрупп свойственна разная модальность установки самосознания, а также различный по степени согласованности и устойчивости образ «Я». Это, в свою очередь отражается в стилевых особенностях их коммуникативного поведения в целом, а также взаимодействия со зрителем в телекоммуникации и проявляется в экранных образах телевизионных ведущих: телекоммуникаторы подгруппы, названной «экспрессивность проявлений личности, манифестация образа «Я» характеризуются монологичностью коммуникативного поведения, а телекоммуникаторы подгруппы «экономность проявлений личности, нивелирование образа «Я» - диалогичны.

Категория диалога предполагает общение равноправных субъектов, подлинный интерес к личности собеседника, умение слушать, ожидание непредсказуемой реакции собеседника в ответ на свои реплики. Категория монолога, напротив, подразумевает право быть субъектом только у одного из собеседников, при отсутствии интереса к другому как к личности (хотя внешне этот интерес может демонстрироваться), нежелание и неумение слушать, поиск подтверждения собственной точки зрения, если же собеседник выражает иную точку зрения, общение может прерваться.

Личностные особенности телекоммуникаторов первого типа обусловливают их стремление к предъявлению зрителям собственной позиции, собственного отношения, точки зрения на сообщаемую информацию в любом телесообщении, независимо от жанра. В отношении субъектов телекоммуникационной деятельности, работающих в эфире, это означает, как правило, наличие у них богатого коммуникативного репертуара, владение разнообразными средствами самовыражения. В случае, если это субъекты телекоммуникационной деятельности, занятые подготовкой телесообщений к эфиру, это означает выбор соответствующих телевизионных средств, относящихся к когнитивному (выбор темы, определение последовательности сюжетов, сопоставления точек зрения собеседников), аффективному (выбор режиссерского решения в передачи эмоциональной составляющей телесообщения, темпо-ритмовых компонентов воздействия, выбор планов и их чередование, выбор музыки), поведенческому (степень и направленность активности участников телесообщения) и экологическому (организация пространства студии, дизайн, расположение людей в кадре по отношению друг к Другу) аспектам телесообщения. У зрителя же в результате экспрессивной демонстрации в телесообщении отношения телекоммуникатора к представляемой информации происходит своеобразная инверсия и телевизионную ситуацию он воспринимает как диалоговую, то есть как провоцирующую его, зрителя, на осознание (через внутренний диалог) собственного отношения к полученной информации. По сути же телекоммуникаторы этого типа используют возможности телекоммуникации для утверждения собственной позиции, собственной интерпретации происходящего и все составляющие телесообщения (в т.ч. и беседы с участниками передач) организуются ими с целью подтверждения этой позиции.

Испытуемым второго типа свойственна ориентация на диалог в выражении своей позиции в телесообщении. Это означает, что в соответствии с их личностными особенностями они или же транслируют в телесообщении официальную точку зрения, или же выражают собственную позицию, отношение, точку зрения не персонально, а посредством других людей -участников передачи, которые взаимодействуют между собой в форме диалога. В телесообщениях информационного типа такая организация телевизионной ситуации воспринимается зрителями как монолог. В телесообщениях, построенных по принципу беседы ведущего с участниками передачи, телекоммуникаторы этого типа организуют телевизионную ситуацию на основе равноправного взаимодействия или диалога, и в высказываниях собеседников ценят не подтверждение собственной позиции (как телекоммуникаторы первого типа), а непредсказуемость точек зрения по отношению к теме обсуждения и совместный поиск результата - как истины, решения или компромисса. Испытуемые именно этого типа демонстрируют наличие внутренних конфликтов и способность к их экстернализации как условие успешности их профессиональной деятельности, а также способность к ведению внутреннего диалога, в которое «втягивается» зритель (Россохин, 2000).

Результаты проведенного исследования позволяют сформулировать следующие выводы:

1. Выражение телекоммуникатором в творческой деятельности его внутренней личностной позиции в форме монолога / диалога и, соответственно, предпочтение монологического / диалогического стиля организации взаимодействия автора телевизионного сообщения со зрителем в ходе осуществления процесса телевизионной коммуникации обусловлены личностными особенностями телекоммуникатора, которые могут быть представлены в виде двух графических профилей в пространстве категорий -шкал психодиагностических методик, условно названных «экспрессивность проявлений личности, манифестация образа «Я» и «экономность проявлений личности, нивелирование образа «Я».

2. Специфика личностных особенностей телекоммуникатора определяется тремя базовыми основаниями:

1) позитивная / негативная установка самосознания личности;

2) самореализация личности / функционирование в рамках готовых схем;

3) социальная активность, ответственность / социальная пассивность, безответственность.

3. Личностные особенности телевизионных ведущих лежат в основе особенностей их самопредъявления в телевизионном эфире и влияют на дифференцированное восприятие зрителями их экранных образов, что является свидетельством сопоставимости восприятия человека на экране с восприятием партнера по межличностному общению, а ситуации телевизионного взаимодействия с ситуацией межличностного общения.

4. Стилевые особенности взаимодействия субъекта в телекоммуникации обусловлены степенью устойчивости, согласованности / неустойчивости, дезинтегрированности сформированного у него образа «Я», а также модальностью присущей ему установки самосознания.

5. Профессиональная успешность и творческая реализованность телекоммуникатора обусловлена гармоничным сочетанием в его личности таких качеств, свойственных артистам, художникам, музыкантам, как эмоциональная утонченность, предрасположенность к художественной деятельности, развитое образное мышление и интуиция, с качествами, присущими администраторам, менеджерам и руководителям: коммуникабельность, сила «Я» (эмоциональная устойчивость), высокий самоконтроль поведения и способность брать на себя ответственность за результат групповой деятельности. А

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Аникеева, Татьяна Яковлевна, Москва

1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М., 1980.

2. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1968.

3. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: В 2-х т. М., 1980.

4. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1988.

5. Анастази А. Психологическое тестирование. Т. 1., Т. 2. М., 1982.

6. Андреева М.К., Матвеева Л.В., Шкопоров Н.Б. Психологический анализ профессионально важных качеств творческих работников телевидения. М., 1991.

7. Анцыферова Л.И. Некоторые теоретические проблемы психологии личности. // Вопросы психологии, 1978, № 2.

8. Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики. М., 1980.

9. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. М., 1984.

10. Асмолов А.Г. Психология личности. М.: Изд-во МГУ, 1990.11 .Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М.; Воронеж, 1996.

11. Асмолов А.Г. О предмете психологии личности. // Психология личности. М., Вопросы психологии, 2001.

12. Асмолов А.Г., Братусь Б.С., Зейгарник Б.В., Петровский В.А., Субботский Е.В., Хараш А.У., Цветкова Л.С. О некоторых перспективах исследования смысловых образований личности. Вопросы психологии, 1979, № 4.

13. Багиров Э.Г. Очерки теории телевидения. М., Искусство, 1981.

14. Барци М., Шемьен А. Ведущие на телевидении (опыт социально-психологического исследования) // Массовая коммуникация в социалистическом обществе. Л., Наука, 1979.

15. Басов М.Я. Избранные психологические произведения. М., 1975.

16. П.Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М.: 1963, 1979.

17. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества М., 1986.

18. Бахтин М.М. Человек в мире слова. М., 1995.

19. Ю.Беляева Т.Б. Стиль общения ведущего и его влияние на восприятие учениками учебных телепередач. Дисс. . канд. психол. наук. Л., 1982.21 .Богомолова Н.Н. Массовая коммуникация и общение. М., 1988.

20. Богомолова Н.Н. Социальная психология печати, радио, и телевидения. М.,МГУ, 1991.

21. Богомолова Н.Н., Мельникова О.Т. Отношение аудитории к коммуникатору как фактор эффективности коммуникативного воздействия. // Оптимизация речевого воздействия. М., 1990.

22. Богомолова Н.Н. Стефаненко Т.Г. Контент-анализ. Спецпрактикум по социальной психологии. М., 1992.

23. Бодалев А.А. Формирование понятия о другом человеке как личности. ЛГУ, 1970.

24. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М., 1982.

25. Бодалев А.А. Личность и общение. М.: Педагогика, 1983.

26. Бодалев А.А., Столин В.В. Общая психодиагностика. М., МГУ, 1987.

27. Божович. Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968.

28. Братусь Б.С. Общепсихологическая теория деятельности и проблема единиц анализа личности. // А.Н. Леонтьев и современная психология. М., 1983.

29. Братусь Б.С. Аномалии личности. М., 1988.

30. Братусь Б.С. Психология. Нравственность. Культура. М., 1994.

31. Братченко С.Л. Межличностный диалог и его основные атрибуты. // Психология с человеческим лицом. М., 1997.

32. Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке. // Психологический журнал, 1991. Т. 12, № 6.

33. Буева Jl.П. Общественные отношения и общение. // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975.

34. Буш Г .Я. Диалогика и творчество. Рига, 1985.

35. Визгина А.В. Роль внутреннего диалога в самосознании личности. Дисс. . канд. психол. наук. М., 1987.

36. Войску некий А.Е. Преобразование общения, опосредствованного компьютером. Автореферат дисс. . канд. психол. наук. М., 1990.

37. Воловикова М., Трофимов А. Возвращение к себе: психология, символ, культура. М., ИП РАН, 1995.

38. Выготский Л.С. Собрание сочинений в 6-ти тт. М., 1983.

39. Гарифуллин P.P. Энциклопедия блефа. Манипуляционная психология и психотерапия. Казань, 1995.

40. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию М., МГУ, 1988.

41. Гольдберг Л.Р., Шмелев А.Г. Межкультурное исследование личностный черт: большая пятерка факторов в английском и русском языках. // Психологический журнал, 1993, №4.

42. Гребенюк Г.А., Шмелев А.Г. Диагностика менеджерского стиля с помощью компьютерной игры и тест-опросника. // Вестник МГУ, серия 14, Психология, 1983г, №2.

43. Евсикова Н.И. Метод беседы в исследовании личности. // Метод беседы в психологии. М., 1999.

44. Знаков В.В. Понимание в познании и общении. Самара, 1988.

45. Ильин Р. Телевизионное изображение. М., 1964.

46. Ильин Р. Искусство общения. М., 1982.

47. Каган М.С. Мир общения. М., 1988.

48. Каган М.С., Эткинд A.M. Общение как ценность и как творчество. // Вопросы психологии, 1988, № 4.

49. Кларк Артур Ч. После Вавилона: век коммуникационных спутников // 40 мнений о телевидении. М., 1978.

50. Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. Казань, 1969.

51. Ковалев А.Г. Психология познания людьми друг друга. // Вопросы психологии. 1983, № 1.

52. Ковалев А.Г., Мясищев В.Н. Психические особенности человека. Т. 1. Характер. Л., 1957.

53. Копылова Р. Кинематограф плюс телевидение. М., 1977.

54. Копылова Р. Что такое телевизионный диалог? О природе явления и границах понятия. // Телевидение: вчера, сегодня, завтра. М., 1984.

55. Корнилова Т.В., Тихомиров O.K. Принятие интеллектуальных решений в диалоге с компьютером. М., МГУ, 1990.

56. Коул М., Скрибнер С. Культура и мышление: психологический очерк. Пер. с англ. М., Прогресс, 1977.

57. Кошчо Я. О персонификации социальной информации в телевизионной журналистике. // Радио и телевидение, 1980, № 2.

58. Кравченко А.С. Мотивация демонстративного поведения. Автореф. дисс. . канд психол. наук. М., 2001.

59. Краткий психологический словарь. М., 1983, 1985.

60. Куницына В.Н. Стиль общения и его формирование. Л., 1992.

61. Лабунская В.А. Эмоциональные и познавательные характеристики общения. Ростов на - Дону, 1986.

62. Лауристин М. Опыт и проблемы изучения эффективности районных газет // Массовая коммуникация и развитие социалистического образа жизни. Тарту, 1986.

63. Леонтьев А.А. Речевая деятельность. // Основы теории речевой деятельности. Гл. 2. М., 1974.

64. Леонтьев А.А. Общение как объект психологического исследования. // Методологические проблемы социальной психологии. М., Наука, 1975.

65. Леонтьев А.А. Деятельность и общение. // Вопросы философии, 1979, №1, с.121 132.

66. Леонтьев А.А. Психологический портрет лектора. М., 1979.

67. Леонтьев А.А. Психологические особенности деятельности лектора. М., 1981.

68. Леонтьев А.А. Телевизионное искусство глазами психолога. // Телевидение: вчера, сегодня, завтра. Вып. 4. М., 1984.

69. Леонтьев А.А. Психология общения. М., 1997, 1999.

70. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1968.

71. Леонтьев А.Н. Чувственный образ и модель в свете ленинской теории отражения. // Вопросы психологии, 1970, № 2.

72. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977.

73. Леонтьев А.Н. Психология образа. // Вестник МГУ, сер. Психология, 1979, №2.

74. Леонтьев А.Н. Образ мира // Избранные психологические произведения: В 2-х тт. М.: Педагогика, 1983.

75. Леонтьев Д.А. Структурная организация смысловой сферы личности. Дисс. . канд. психол. наук. М., 1987.

76. Леонтьев Д.А. Методика предельных смыслов. М., 1992.

77. Леонтьев Д.А. Самореализация и сущностные силы человека. // Психология с человеческим лицом. М., Смысл, 1997.

78. Леонтьев Д.А. Очерк психологи личности. М., 1997.

79. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, структура и динамика смысловой реальности. Дисс. . докт. психол. наук. М., 1999.

80. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. М.: Педагогика, 1986.

81. Ломов Б.Ф. Общение как проблема общей психологии. // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975.

82. Ломов Б.Ф. Категория общения и деятельности в психологии. // Вопросы философии, 1979, №8.

83. Магомед-Эминов М.Ш. Трансформация личности. М., 1998.

84. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. СПб., 1994.

85. Матвеева Л.В., Шкопоров Н.Б. Связь с аудиторией в телекоммуникации. Ч. 1. М.: Гостелерадио, 1990, 1991.

86. Матвеева Л.В., Третьяков Н.Н., Шкопоров Н.Б. Личностная типология телеаудитории. // Связь с аудиторией в телекоммуникации. Ч. II. М.: Гостелерадио. 1991.

87. Матвеева Л.В. Когнитивные и эмоциональные процессы в телевизионном общении. // Тезисы докладов и сообщений к VII съезду общества психологов СССР, Москва, АН СССР, Общество психологов СССР, 1989.

88. Матвеева Л.В. Восприятие образа партнера по общению в телемостах. // Тезисы докладов Всесоюзной конференции "Журналистика 1989", Москва, МГУ, 1989.

89. Матвеева Л.В., Шкопоров Н.Б. Методологические проблемы изучения общения в телекоммуникации. // Вопросы психологии, 1989, № 5.

90. Матвеева JI.B. Быть или не быть? Как телевидение модифицирует наше сознание. // Тезисы Первой Российской конференции по экологической психологии. Москва, Психологический институт РАО, 1996.

91. Матвеева Л.В., Аникеева Т.Я., Мочалова Ю.В. Экранный образ и личностные особенности телеведущих. // Психологический журнал, Т. 20, № 1, 1999, с. 20 31.

92. Матвеева Л.В., Аникеева Т.Я., Мочалова Ю.В. Психологический портрет аудитории телепрограмм, посвященных классической музыке. // Вестник МГУ, серия 14, Психология. 1999, № 4,

93. Матвеева Л.В., Аникеева Т.Я. Образ телепередачи как психологический фактор, влияющий на эффективность телекоммуникации. // Вестник МГУ, серия 14, Психология, 2000, № 1.

94. Матвеева Л.В. Общение в сфере телевидения. Дисс. . докт. психол. наук. М., 2000.

95. Матвеева Л.В., Аникеева Т.Я., Мочалова Ю.В. Психология телевизионной коммуникации. М., 2000.

96. Мельников В.М., Ямпольский Л.Т. Введение в экспериментальную психологию личности. М., 1985.

97. Метод беседы в психологии. Под ред. A.M. Айламазян. М., 1999.

98. Мочалова Ю.В. Самовыражение личности в телевизионной коммуникации на примере ведения программ новостей в прямом эфире. // Материалы первой Всероссийской научной конференции по психологии, РПО. М., 1996, т.2, вып. 2.

99. Мочалова Ю.В. Самовыражение личности в телекоммуникации. Дисс. . канд. психол. наук. М., 2002.

100. Муратов С.А. Диалог: телевизионное общение в кадре и за кадром. М., 1983.

101. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л., 1960.

102. Мясищев В.Н. Основные направления и современное состояние психологии отношений человека. // Психологическая наука в СССР. М., 1960, т.2, с. 110-125.

103. Общение как предмет теоретических и прикладных исследований // Отв. ред. А.А. Бодалев. Л., 1973.

104. Общий практикум по психологии. Метод наблюдения. Под ред. М.Б. Михалевской. Ч. 1,2. М.: МГУ, 1985.

105. Олпорт Г. Становление личности. М., 2002.

106. Пантилеев С.Р. Строение самоотношения как эмоционально-оценочной системы. Дисс. . канд. психол. наук. М., 1988.

107. Пантилеев С.Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система. М., 1991.

108. Пантилеев С.Р. Методика исследования самоотношения. М., 1993.

109. Пантилеев С.Р., Зимачева Е.М. Способы вербальной презентации образа «Я» и самоотношения субъекта // Психологическое обозрение. 1997, №2.

110. Первин Л., Джон О. Психология личности. Теория и исследования. М., 2000.

111. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. М., 1983.

112. Петренко В.Ф. Телевидение и психология // Телевидение вчера, сегодня, завтра. М., 1986.

113. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М„ 1988.

114. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. Смоленск, 1997.

115. Петренко В.Ф., Пронина Е.Е. Человек на телеэкране: опыт психосемантического исследования. // Психологический журнал, 1986, Т. 7, № 3.

116. Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. М., 1982.

117. Петровский А.В. Проблема развития личности с позиций социальнойпсихологии И Вопросы психологии, 1984. №> 4.

118. Петровский А.В., Петровский В.А. Индивид и его потребность быть личностью // Вопросы философии, 1982. № 3.

119. Пронина Е.Е. Категориальная структура восприятия телевизионных передач. М., 1987.

120. Психодиагностика: теория и практика. Пер. с нем. М., Прогресс, 1986.

121. Родионова Е.А. Общение как условие формирования личности. // Психология формирования и развития личности. М., 1981.

122. Росс JL, Нисбетт Р. Человек и ситуация. Уроки социальной психологии. М„ 1999.

123. Россохин. А.В., Измагурова В.Л. Проблема внутреннего диалога в психологии // Тезисы докладов Международной конференции «Психология общения 2000: проблемы и перспективы». М., 2000.

124. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии, в 2-х тт. М., 1989.

125. Сагатовская Л.Г. Общение: психологическая природа и уровни. // Общение и культура личности. Сборник статей. Томск, 1984.

126. Саппак Вл. Телевидение и мы. М., 1988.

127. Свитич Л.Г. Феномен журнализма. М., 2002.

128. Славская А.Н. Соотношение эгоцентризма и альтруизма личности: интерпретации. // Психологический журнал, 1999. № 6.

129. Словарь иностранных слов. М., 1982.

130. Смирнов С.Д. Мир образов и образ мира. // Вестник МГУ, сер. 14, Психология, 1981, № 2.

131. Собчик Л.Н. Методы психологической диагностики. Вып. 3. М., 1990.

132. Столин В.В. Самосознание личности М., МГУ, 1983.

133. Тихомиров O.K. и др. Человек и ЭВМ. М„ 1973, 1993.

134. Тихомиров O.K. Психологические исследования творческой деятельности. М., 1975.

135. Ухтомский А.А. Собр. соч. Л., 1954.

136. Флоренская Т.А. Диалог в практической психологии. М.: ИП АН СССР, 1991.

137. Фромм Э. Иметь или быть. М., 1988.

138. Хараш А.У. Смысловая структура публичного выступления. // Вопросы психологии, № 4, 1978.

139. Хараш А.У. Другой и его функции в развитии «я». // Общение и развитие психики. Сб. АПН, М., 1986.

140. Хараш А.У. Теория диалога и кризис психологического знания // Человек в мире диалога. Отв. ред. В.Н. Михайловский. Л., 1990.

141. Харламенкова Н.Е. От эффектов самоутверждения личности к его внутриличностным коррелятам: анализ психологических механизмов защиты. М., 1993.

142. Харламенкова Н.Е., Никитина Е.П. Разработка валидной процедуры оценки самоутверждения личности. // Психологический журнал, 2000. №6.

143. Харман Г. Современный факторный анализ. М., 1972.

144. Харрис Р. Психология массовых коммуникаций. М., 2001.

145. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. Т.1., Т.2. М., 1986.

146. Хьелл J1., Зиглер Д. Р. Кеттел: структурная теория черт личности // Теории личности. СПб., 1997

147. Чалдини Р. Психология влияния. СПб.: Питер, 1999.

148. Шапкин С.А. Опросник мотивации достижения: новая модификация. // Психологический журнал, 2000, № 21.

149. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику: теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности. М., 1983

150. Шмелев А.Г., Похилько В.И., Козловская-Тельнова А.Ю. Практикум по экспериментальной психосемантике (тезаурус личностных черт). М., МГУ, 1988.

151. Шмелев А.Г., Похилысо В.И., Соловейчик А.С. Адаптация опросника Кеттелла 16 PF форма А. // Практикум по психодиагностике. Психодиагностические материалы. М.: МГУ, 1988, с. 17 42.

152. Шмелев А.Г. Психодиагностика личностных черт. М., 2002.

153. Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды. М., 1971.

154. Ядов В.А. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. Л., 1979.

155. Allport G.W. (1937) Personality: A psychological interpretation. New York: Holt, Rinehart and Winston.

156. Allport G.W. (1958) What units shall we employ? // G.Lindzey (Ed.), Assessment of human motives (p. 239-260). N Y. Holt, Rinehart and Winston.

157. Allport G.W., Odbert H.S. (1936) Traitnames: A psychological study. Psychological monographs. 47 (Whole No.211).

158. Ball-Rokeach, S., DeFleur, MX. (1976) A dependency model of mass media effects. Communication Research, 3: 3-21.

159. Cattell, R.B., (1965) The scientific analysis of personality. Baltimore: Penguin.

160. Cattell, R.B., (1973) Personality and Mood by Questionnaire. Jossey-Bass.

161. Cattell, R.B., (1983) Structured personality learning theory. N.Y. Praeger.

162. Chaffee S.H., Schleuder J. Measurement and effects of attention to news media. // Human Communication Research. 1986. № 13.

163. Comstock, G., Chaffee, S., Katzman, N., McCombs, M., Roberts, D. (1978). Television and Human Behavior. New York: Columbia University Press.

164. DeFleur, M.L. Theories of Mass Communication. N.Y., 1970.

165. DeFleur, M.L., Plax, T.G. Human Communication as a Bio-Social Process, paper presented in the International Communication Association, Acapulco, Mexico, 1980.

166. DeFleur, M.L., Ball-Rockeach, S. (1989). Theories of Massth

167. Communication, 5 ed. New York: Eongman.

168. Edwards A.L. The measurement of personality traits by scales and inventories. // N.Y.: Holt et al., 1970.

169. Entman, R.M. (1991). Framing U.S. coverage of international news: Contrasts in narratives of the KAL and Iran air incidents. Journal of communication, 41 (4), 6-27.

170. Entman, R.M. Framing: Towards clarification of a fractured paradigm. // J. of Communication. 1993. Vol. 43 (4).

171. Epstein S. (1983). A research paradigm for the study of personality and emotions. // M.M. Page (Ed.), Personality. Current theory and research (p.91-154). Lincoln: University of Nebraska Press.

172. Eysenck H.J. (1975) The inequality of man. San Diego, Calif.: Edits Publishers.

173. Eysenck H.J. (1982) Personality genetics and behavior. New York: Praeger.

174. Fiske, J. (1987), (1993). Television Culture. London: Routledge.

175. Gamson W.A., Modigliani A. The changing culture of affirmative action. // Research in political sociology / Ed. by R.G. Braungart, M.M. Braungart, Greenwich (CT), 1987.

176. Gerbner, G. (1956). Toward a General Model of Communication. AudioVisual Communication Review, 4, 1956, pp. 171-199.

177. Gerbner, G. (1969) Institutional pressures on mass communicators, pp. 25 -48 in Halmons, P. (ed.), The Sociology of Mass Media Communicators. Sociological Review Monograph, 13. University of Keele.

178. Giltin T. The whole world is watching: Mass media in the making & unmaking on the new left. Berkley, 1980.

179. Goldberg, L. (1992) The development of markers for the Big-Five factor structure. Psychological Assessment, 4, 26-42.

180. Goldhaber G.M. Network new men: who's got the most charisma? // TV guide, 1981.

181. Guilford J.P. Personality. //N.Y.: McGrow-Hill, 1959.

182. Hall, S. (1980) Encoding, decoding in the television discourse. // Hall, S., Hobson, D. and Lowe, P., (eds.) Culture, Media, Language. London: Hutchinson.

183. Harris A. I'm OK you're OK, L., 1974.

184. Hovland, C.I., Janis, I.L., Kelly, H.H. (1953). Communication and Persuasion: Psychological Studies of Opinion Change, New Haven, Conn.: Yale University Press.

185. Hovland C.I., Lumsdain A.A., Sheffield F.D. Experiments on Mass Communication. N.Y., 1965.

186. Katz, E., Gurevitch, and H. Haas (1973). On the use of the mass media for important things. American Sociological Review 38: 164 181.

187. Katz, E., Blumler, J.G., Gurevitch, M. (1974). Utilization of mass communication by the individual, pp. 19-32. In: Blumler, J.G., Katz, E. (eds.) The Uses of Mass Communications. Beverly Hills, CA: Sage.

188. Kinder D.R., Sanders L.M. Mimicking political debate with survey questions: The case of white opinion on affirmative action for blacks. // Social Cognition. 1990. Vol. 8.

189. Klapper, J. (1960). The Effects of Mass Media. Glencon. The Free Press.

190. Krugman, H.E. (1974). The Impact of Television Advertising. Learning without Involvement In: Shramm, W., D. Roberts (eds.) The Process and Effects of Mass Comminication. Rev. ed. Urbana: University of Illinois Press, pp. 485-502.

191. Lassuwel, G. Social communication. NJ, 1956.

192. Lasswell, H.D. (1948) The Structure and Function of Communication in society. The Communication of Ideas (Ed. by Bryson). N.Y.

193. Lazarsfeld, P.F., Berelson, В., Gaudet, H. (1944) The People's Choice. N.Y.: Duell, Sloan & Pearce.

194. Lippmann, W. (1974) The Wold Autside and The Pictures in Our Heads. In: Shramm, W., Roberts, D. (eds.) The Process and Effects of Mass Comminication. Rev. ed. Urbana: University of Illinois Press, pp. 265-286.

195. Loevinger J. (1976) Ego development: Conceptions and theories. San Francisco: Jossey-Bass.

196. Loevinger J. (1993) Measurement in personality: True or false. Psychological Inquiry., 4, 1-16.

197. Loevinger J., Wessler R. (1970) Measuring ego development: Vol.1. Construction and use of a sentence completion test. San Francisco:Jossey-Bass.

198. Maletzke, G. (1963). Psychologie der Massen Komminikation. Theorie und Systematik, Hamburg.

199. McClelland D.C. Personality. New York. Dryden, 1951.

200. Mcluhan, M. (1964), (1974). Understanding Media. New York: McGraw-Hill.

201. McQuail D. Mass Communication theory: An introduction. 3-ed ed. Thousand Oaks (CA), 1994.

202. Mehrabian A. Nonverbal behavior. New York., 1972.

203. Merton, R.K., Fiske, M., Kendall, P.Z. (1956). The Focused Interview. A Manual of Problem and Procedures. Glencoe, III, The Free Press, № 2.

204. Mischel W. On the future of personality measurement. // American psychology, 1977, v. 32, no 4, p. 246-254.

205. Noelle-Neumann, F. (1993). The spiral of silence: Public opinion our social skin. Chicago, University of Chicago Press.

206. Rogers, C.R. (1965). Client-centered Therapy: Its current practice, implications and therapy. Boston: Houghton Mifflin Company.

207. Rosengren, K.E. (1974). Uses and gratifications: a paradigm outlined, pp. 269-81 in Blumler, J.G., Katz, E. (eds.) The Uses of Mass Communications. Beverly Hills, CA: Sage.

208. Schlenker B.R. (1980). Impression management: the self-concept, social identity and interpersonal relations. Belmont, Calif., Brooks/Cole.

209. Schlenker B.R. (1986). Self-identification: Toward an integration of the private and public self. // Baumeister R.F. (Edit). Public self and private self., p. 21-62. N Y: Mc-Grow-Hill.

210. Schneider D.J. (1981). Tactical self-presentation: toward a broader conception. // Tedeschi, 1981. p. 23-40.

211. Schramm, W. (1974) Communication in Crisis. In: Shramm, W., Roberts, D. (eds.) The Process and Effects of Mass Communication. Rev. ed. Urbana: University of Illinois Press, pp. 525-553.

212. Severin W. J., Tankard Jr. Communication Theories: Origins, Methods and Uses in the Mass Media. 4-th ed. N.Y., 1997.

213. Shoemaker P.J., Reese S.D. (1996). Mediating the message. White Plains, N 4, Longman.

214. Sternberg R.J. The threearchic mind. A new theory of human intelligence. L.: Penguine books, 1988.

215. Westly, B.H., MacLean, M. (1957). A conceptual model for mass communication research. Journalism Quarterly, 34, pp. 31-38.

216. Witzlack G. Grundlagen der Psychodiagnostik. Berlin. 1977, 1980.