Автореферат диссертации по теме "Личностные детерминанты динамики психических состояний в экстремальных условиях деятельности"

рте ОД

Российская Академия Наук Институт психологии

На правах рукописи

МАХНАЧ Александр Валентинович

ЛИЧНОСТНЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ ДИНАМИКИ ПСИХИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ Д Е Я ТЕЛЬ НО СТИ

19.00.03 - Психология труда; инженерная психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва, 1993

Работа выполнена в Институте психологии Российской Академии Наук

Научные руководители:

— кандидат психологических наук Л.Г. Дикая

- кандидат биологических наук Ю.В. Бушов

Официальные оппоненты: -доктор психологических наук Л.Д. Чайнова • - кандидат психологических наук Н.В. Тарабрина

Ведущее учреждение:

Московский государственный университет им. М.Б. Ломоносова

Защита состоится "_" июня 1993 года в_час. на заседании

специализированного совета К 002.31.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук при Институте психологии РАН по адресу: 129366, Москва, ул. Ярославская, 13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института психологии РАН

Автореферат разослан "___" мая 1993 г.

Ученый секретарь специализированного совета

В.Б. Рябов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ. Психические состояния (ПС) человека, возникающие в процессе его деятельности, определяют в значительной степени успешность труда и оказывают влияние на процесс адаптации человека к неблагоприятным факторам среды обитаемости (НФСО). Работа в уникальных природных условиях сопряжена с опасностью для жизни, а высокая психофизиологическая цена деятельности, неадекватная "стоимость" принимаемых решений и возникающие при этом ПС приводят к неоправданным потерям времени, снижению скорости переработки информации, увеличению времени адаптации к условиям среды. Поэтому среди круга проблем, касающихся вопросов диагностики и прогнозирования успешности деятельности, одной из наиболее актуальных является проблема изучения ПС человека. Важность изучения ПС человека в социальном аспекте заключается в том, что благоприятные ПС способствуют адекватному отношению к выполняемому труду, успешности прохождения адаптационного этапа любой профессиональной деятельности, повышают жизненный тонус, настроение и самочувствие человека, улучшают климат в коллективе.

В ряде профессий, например, у пилотов, метеорологов, геологов, специалистов горных обсерваторий и т.д. эффективность деятельности профессионала во многом зависит от неблагоприятных воздействий физических факторов среды обитания, таких как гипоксия, низкая температура воздуха /Van Liere, Stickney, 1963; Малкин, Гиппенрей-тер, 1977; Агаджанян, Миррахимов, 1970; Айдаралиев, Максимов, 1988 и др./, которые оказывают заметное влияние на ПС человека, и поэтому актуальной становится проблема определения внешних и внутренних детерминант, определяющих специфику и динамику ПС.

Несмотря на важность проблемы, в отечественной литературе практически отсутствуют данные исследований психологической адаптации человека к экстремальным условиям гор, в которых бы обращалось внимание на детерминацию чертами личности ПС профессионалов, достаточно редки также исследования по изучению влияния гипоксии

на ПС человека /Бизюк и др., 1980; Кощеев и др., 1984; Размолодина, 1988; Ernsting, Sharp, 1978; Moyer, 1976; Houston, 1983; Tune, 1964/. Это можно объяснить тем, что в преобладающих в отечественной психологии в 70 - 80 годы подходах к исследованию состояний человека в процессе его деятельности особенно был выражен интерес к деятельно-стной стороне состояния, психофизиологическим коррелятам и актива-ционной составляющей состояния /Дикая, 1985; Ильин, 1978; Леонова, 1984; Медведев, 1970; Чайнова, 1983 и др./. Анализ результатов этих работ выявил необходимость изучения личностных детерминант ПС, исходя из представлений об их взаимосвязи с чертами личности /Анциферова, 1990; Леонова, 1988; Прохоров, 1992; Чебыкин, 1989; Чеснокова, 1987 и др./.

В ряде исследований в связи с решением задач профессионального отбора показана роль ПС в жизнедеятельности человека в процессе адаптации к условиям высокогорья и отмечается несомненная детерминация ПС личностными особенностями человека. Кроме того, в процессе изучения межличностного взаимодействия групп, функционирующих в экстремальных условиях, также показано влияние социально -психологических особенностей личности на формирование ПС, типичных для экстремальных социальных и природных условий /Cronin, 1991; Goma-i-Freixanet, 1991; McGrael, 1976; Moyer, 1976; Rivolier, 1981; Rothblum, 1990; Vallacher, Seymour, Gunderson, 1979/. Вместе с тем эти исследования носят фрагментарный характер и требуют разработки новых методологических и теоретических подходов к исследованию ПС человека в экстремальных условиях.

Практическая актуальность изучения особенностей детерминации ПС чертами личности, способствующих успешной адаптации и эффективной деятельности человека в экстремальных условиях, связана с определением профессионально важных качеств специалистов, включения этих качеств в систему профессионального отбора, прогнозированием успешности их деятельности в экстремальных условиях.

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ состояла в экспериментальном изучении и определении специфики и динамики ПС альпинистов в изменяющихся внешних условиях (включающих фактор гипоксии) и выявлении черт личности, детерминирующих качественное своеобразие ПС на разных этапах адаптации к этим условиям.

НАУЧНАЯ ГИПОТЕЗА ИССЛЕДОВАНИЯ.

Рассматривая ПС как результат взаимодействия внутренних (физиологических, психических и личностных) и внешних (социальных и природных) детерминант, мы предполагаем, что качественное своеобразие ПС определяется преобладанием на разных этапах адаптации к НФСО того или иного компонента ПС, доминирование которого можно оценить по изменениям в факторных матрицах, объединяющих показатели ПС и характеристики черт личности.

Определение компонентного состава ПС и степени детерминации компонентов чертами личности позволяет определить симптомоком-плекс ПС человека и выявить те черты личности, которые определяют специфику ПС на разных этапах адаптации человека к НФСО. Факторный анализ компонентного состава ПС дает возможность, по нашему мнению, уточнить симптомокомплекс ПС, доминирующий в группе, работающей в этих условиях.

Мы предполагаем также, чтов зависимости от преобладания в ПС того или иного компонента и от степени его связанности с определенными чертами личности на разных этапах эксперимента можно говорить о разных типах реагирования на комплекс НФСО и о возможности прогнозирования адаптации к реальным экстремальным условиях по результатам модельного эксперимента.

Конкретное содержание исследования включало решение следующих ЗАДАЧ:

1. Выбор комплекса НФСО и определение условий, моделирующих воздействие этого комплекса в лабораторных условиях.

2. Определение компонентного состава ПС, выбор показателей оценки ПС и соотнесение их с компонентами ПС.

3. Определение на основе литературных данных комплекса черт личности, детерминирующих ПС человека в экстремальных условиях деятельности.

4. Анализ компонентного состава ПС посредством факторных матриц.

5. Компонентный и факторный анализ ПС альпинистов в моделируемых экстремальных условиях и в условиях естественного эксперимента.

6. Исследование взаимосвязи ПС и черт личности альпинистов на разных этапах адаптации к комплексу НФСО.

7. Сравнение динамики ПС в реальных (горных) и барокамерных условиях эксперимента.

8. Определение возможности прогнозирования психологической устойчивости человека к воздействию гипоксии в реальных условиях по результатам барокамерного эксперимента.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ.

Впервые с системных позиций экспериментально подтверждена детерминация ПС чертами личности и показана сменность личностных детерминант ПС на разных этапах адаптации к экстремальным условиям. Теоретически обосновано и экспериментально подтверждено существование в ПС системных качеств: объективности, многокомпонен-тности и личностной соотнесенности. Впервые с использованием факторных матриц ПС представлена как иерархичная и многокомпонентная система, подтверждены дихотомичность и бипо-лярность ПС.

Впервые описана феноменология симптомокомплекса ПС группы альпинистов в реальных (в горах) и барокамерных условиях, экспериментально подтверждено доминирование на каждом из этапов эксперимента одного из компонентов ПС, определена роль черт личности в детерминации каждого из компонентов ПС.

На основе сравнительного изучения специфики ПС альпинистов на разных этапах модельного и естественного эксперимента показано пси-

хологическое подобие ПС альпинистов в реальных и барокамерных условиях эксперимента.

Определены личностные детерминанты успешности и стрессоустой-чивости альпинистов как группы профессионалов.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Использование методов факторного и компонентного анализа ПС на разных этапах адаптации к экстремальным условиям позволяет выявить симптомокомплексы ПС, характерные для каждого этапа адаптации, определить неблагоприятные ПС, оказывающие влияние на процесс адаптации и прогнозировать стрессоустойчивость профессионалов к данному комплексу НФСО.

Определение черт личности, детерминирующих изменения в ПС, позволят включить их в число профессионально важных качеств и усовершенствовать систему профессионального отбора специалистов к труду в экстремальных условиях.

Установление психологического подобия динамики ПС альпинистов в лабораторных условиях и в реальных экстремальных условиях позволяет барокамерные испытания как тест резистентности профессионалов и как метод тренировки их к воздействию гипоксии.

ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ.

1. ПС альпинистов на каждом этапе адаптации к комплексу НФСО представляют собой симптомокомплекс состояний, основными характеристиками которого является, с одной стороны, лабильность и зависимость от внешних условий, с другой стороны—детерминированность стабильными чертами личности.

2. ПС альпинистов детерминируются чертами личности, которые определяют их динамику и качественное своеобразие в экстремальных условиях. В процессе адаптации к этим условиям происходит смена личностных детерминант, обуславливающих успешность адаптации альпинистов.

3. ПС и черты личности являются недизъюнктивными, т.е. они друг друга опосредуют, взаимообуславливают и взаимопроникают друг в друга. В парадигме "состояние—черта" личности каждая из рассмат-

риваемых категорий в разные отрезки времени, условиях социальной и природной среды будет иметь не фиксированную точку на континууме "состояние—черта", а область, где она формируется, концентрируется и распадается, наполняясь каждый раз новым содержанием.

4. Компонентный анализ показателей ПС и характеристик личности позволяет выявить иерархию компонентов ПС, степень их связи с чертами личности на каждом из этапов адаптации к воздействию экстремальных условий.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ.

Основные положения работы обсуждены и одобрены на заседании лаборатории психологии труда Института психологии РАН. Результаты работы докладывались на Всесоюзной конференции "Математические методы и проблема измерений в психологии" (г. Звенигород, 1986), "Проблемы измерения в психологии" (г. Звенигород, 1987), на 3-м Всесоюзном симпозиуме "Проблемы оценки и прогнозирования функциональных состояний организма в прикладной физиологии" (г. Фрунзе, 1988), VI конференции Европейской Ассоциации психологии личности (г. Гронинген, Нидерланды, 1992) и отражены в материалах этих конференций.

Диссертация апробирована на расширенном заседании лаборатории психологии труда ИП РАН (г. Москва, 1993).

СТРУКТУРА И ОБЪЕМ РАБОТЫ.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и выводов. Работа содержит 23 рисунков, 12 таблиц. Список цитированной литературы состоит из 294 наименований, из них — 202 на иностранных языках.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ.

Во ВВЕДЕНИИ обосновывается актуальность проблемы исследования, определяются цель и задачи исследования, научная новизна и практическая значимость полученных результатов, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В ПЕРВОЙ ГЛАВЕ раскрываются теоретические и методологические основания работы. Проводится обзор и анализ основных исследований по проблеме ПС в отечественной и зарубежной психологии, рассматриваются теоретические представления о компонентах ПС и взаимосвязи характеристик ПС со стабильными чертами личности. Особое внимание уделено анализу влияния ПС на процесс адаптации человека в различных условиях деятельности и роли черт личности, детерминирующих ПС в этих условиях труда, отдельно анализируется проблема использования компонентного и факторного анализа в исследовании ПС.

Проведенный анализ работ по изучению ПС позволил выделить несколько направлений исследований, различающихся целью, методологическими основаниями и методами. Это качественно-дескриптивное направление, цель которого состоит в описании возможных состояний и проведении предварительной классификации ПС /Левитов, 1964; Сосновикова, 1975/, структурно-функциональное направление, целью которого является соотнесение теоретических представлений о структуре ПС с функциональными системами организма /Забродин, 1984; Ильин, 1978; Леонова 1984; Медведев, 1970; Немчин, 1983; Суворов, 1989/, личностно-регуляционное направление, исследовавшее психические процессы и ПС как процессы и ПС личности / Дикая, 1985; Прохоров, 1992; Русинова, 1988; Чебыкин, 1989; Чеснокова, 1987 и др./, компонентно-структурное направление, занимающееся изучением компонентного состава ПС /Вяткин, Дорфман, 1987; Чирков, 1989; Costa, McCrae, 1980; Greenbergatal., 1978; Morris, Reilly, 1987; Nesse, 1991 ;Riskind, Roles, 1985;Russell, 1980;Steyeratal., 1990 и др./.Очень близки к последнему направлению работы исследователей, использующих факторный анализ как основной метод анализа структуры и компонентов ПС. Это направление нами названо факторно-аналитическим /Almagor, Ben-Porath, 1989; Andrews, Withey, 1976; Bradburn, 1969; Clark, Watson, Leeka, 1989; Diener, Larsen, Emmons, 1984; Mayer, Gaschke, 1988; Perry, Warr, 1980; Watson, 1988; Watson, Tellegen, 1985 и др./.

Важной теоретической проблемой, представляющей еще одно направление в изучении состояний, является определение оснований для дифференциации и изучения ПС и функциональных состояний (ФС). Несмотря на большое количество работ по проблеме ФС человека, отмечается методологическая ее непроработанность /Гримак, Понома-ренко, 1982; Завалова, Пономаренко 1983/. Методологическим проблемам ФС посвящено незначительное число работ / Дикая, 1987; Забродин, 1983; Леонова, 1984; Чайнова, 1986 и др./.

В содержательном разведении понятий ФС и ПС немаловажную роль играет субъективная и объективная стороны состояния. А поскольку ПС характеризуется единством переживания и деятельности /Левитов ,1964/, следовательно объективная сторона изучения парадигмы ФС—ПС — это внимание к внешним проявлениям эмоционально окрашенных деятельностных характеристик человека. Здесь неразрывно связаны ФС и ПС: субъективность (переживание) ПС и объективность ФС (успешность, эффективность деятельности, зависимые от этих переживаний). По-видимому, ФС носит более объективный характер, чем ПС, но вместе с тем является частным случаем ПС в трудовой деятельности. Допуская наличие родо-видовых отношений между ПС и ФС, при детерминации второго первым, считаем необходимым обратить внимание на то, что когда в структуре ФС исследуется отношение субъекта к происходящему, то участвующие в этом эмоциональный и когнитивный компоненты являются составляющим частями все же ПС, а не ФС. По нашему мнению, если есть эмоциональное отношение и эмоционально окрашенная оценка событий, то в состоянии человека присутствует мотивационный или когнитивный компоненты, и в этом случае необходимо говорить о ПС. Не случайно в последнее время /Леонова, 1988; Коровикова, 1989; Русинова, 1988/ уделяется больше внимания личностному аспекту ФС человека, анализируется кроме активационного компонента эмоциональный и когнитивный компоненты ФС /Прохоров, 1992; Чирков, 1989/. В ряде работ, изучавших роль ПС в процессе адаптации человека к экстремальным условиям, приводятся многочисленные данные о детерминации ПС чертами лич-

ности, которые могут быть использованы для формирования профессионально важных качеств (ПВК) специалистов.

Обобщая вышеперечисленные точки зрения на составляющие и детерминанты ПС, отметим, что ПС в целом характеризуются целостностью, деятельностной соотнесенностью, пространственно и темпораль-но оформлены, являясь медиаторами между процессами и свойствами личности /Дикая, 1987; Ганзен, 1984; Завалова, Пономаренко, 1983; Левитов, 1964; Леонова, 1988; Сосновикова, 1975/.

После некоторого спада интерес к проблеме ПС в отечественной психологии в последнее время снова возрос /Бутов и др., 1988; Бушов, 1992; Вяткин, Дорфман, 1987; Гречин, 1989; Дикая, 1991; Кириленко, 1989; Киршбаум, Еремеева, 1990; Прохоров, 1992; Саломатов, Сухов, Чайченко, 1989; Чирков, 1989; Чумакова, 1989 и др./. В работах, посвященных изучению взаимосвязи ПС и черт личности выделяют два подхода: ситуационно-динамический подход /Анциферова, 1989/, позволивший выявить не только иерархию свойств и состояний в процессе деятельности, но и исследовать закономерности ее реорганизации, т.е. динамики этой системы в деятельности, требующей выдвижения на первый план то одного, то другого свойства личности; ситуационно-временной подход /Archer, 1979; Forgas, 1989; Kendall, 1978; Magnusson, 1976; Rushton, Endler, 1977;/, в рамках которого проводится поиск кальки реальной жизни в экспериментальных условиях. В этих и ряде других работ доказывается, что личностные особенности являются ведущим фактором в формировании ПС человека в изменяющихся внешних условиях.

Эта проблема тесно связана со сложившимися представлениями в отношении парадигмы "ПС—черта личности" /Allport, Odbert, 1936; Hayden, Mischel, 1976/. Основанием для различения терминов "черта" и "состояние" является их стабильность во времени. Поведенческая стабильность черти ПС личности проявляется, по мнению, D. Magnusson, D. Williams /Magnusson, 1976; Williams, 1981/, в "последовательности, логичности, постоянстве, согласованности" ПС и "согласованности, постоянстве реального поведения" черт личности. Этой точки зрения и мы

придерживаемся в различении черт и ПС личности. Вместе с тем в поиске дефиниций между чертами и ПС личности видится некоторая искусственность. Недизъюнктивность и вариативность некоторых черт, их нестабильность позволяет сделать предположение о лабильности некоторых "стабильных" черт личности.

Для решения проблемы соотнесения черт и ПС человека, на наш взгляд, наиболее продуктивным является использование факторного анализа. В отечественной психологии изучение специфики ПС с помощью факторного анализа было сконцентрировано на выделении в структуре ПС нескольких уровней анализа, на каждом из которых рассматривалась специфика ПС в определенный момент времени /Вят-кин, Дорфман, 1984; Прохоров, 1992; Чирков, 1989 и др./. В отличие от преобладающего в отечественной психологии системного подхода к анализу ПС как системы, представителями разных направлений зарубежной психологии ПС рассматривается чаще всего как многофакторное образование. Наиболее важным выводом из этого является следующее: существует тесная связь между двухмерным пространством ПС (факторы позитивного и негативного аффекта) и двухмерным пространством личности, оформленном факторами экстраверсии и нейро-тизма. Делается вывод о том, что вариативность ПС, определяющая границы факторов ПС, обеспечивает базу для исследования влияния личностных парадигм на состояния человека/Hepburn, Eysenck 1989/. Исследования последних лет, проведенные D. Watson, A. Tellegen, L. Clark, представляют, по нашему мнению, реализацию такого подхода. Формализация пространства черт личности в факторных теориях личности /Cattell, 1973; Digman, 1990; Eysenck, 1975; Guilford, 1975; Mershon, Gorsuch, 1988; Tellegen, 1985; Zuckerman, Kuhlman, Camac, 1988/ позволили подойти к ПС как к категории психики, обладающей некоторой устойчивостью, повторяемостью ее составляющих компонентов. В настоящее время многие исследователи придерживаются взгляда на ПС как на относительно устойчивый паттерн, повторяющийся в различных ситуациях между двумя моментами времени /Cattell, 1973/. Исходя из результатов рассмотренных выше

исследований становится ясно, что необходимым и обязательным условием анализа ПС является внимание к детерминации их чертами личности. Факторные модели состояния, в которые включены некоторые черты личности отражают специфику этой детерминации. Другой положительный момент изучения ПС с помощью факторного анализа проявляется в том, что с его помощью становится возможным анализ компонентного состава ПС.

Анализ ПС, с включением в факторы некоторых психофизиологических индексов и черт личности, показал, что большое разнообразие показателей и соотнесенность их с разными компонентами ПС позволяет отразить степень детерминации ПС психофизиологическими и социально-психологическими переменными. Многокомпонентность ПС показана практически во всех факторных матрицах, но вместе с тем в них не было акцентировано внимание на соотнесенности показателей, вошедших в факторы с компонентами ПС. Поэтому наиболее продуктивным, на наш взгляд, является подход, использующий одновременно теоретические представления о компонентах ПС как целостной системе и современные методы анализа взаимосвязи ПС и личностных особенностей — факторный, таксономический. Предлагаемый нами анализ факторных матриц с точки зрения иерархии компонентов позволит увидеть детерминанты ПС на каждом этапе эксперимента.

Мы считаем, что компоненты ПС (активационный, эмоциональный, когнитивный) по-разному детерминированы чертами личности. В активационном компоненте ПС отражается в самом широком смысле мера взаимодействия со средой, динамическая напряженность личности, что отражается в общей активности, темпе, скорости, пластичности, выносливости /Matthews, 1987; Thayer, 1967/. Эмоциональный компонент ПС является интегральной характеристикой негативной или позитивной аффективности человека переживания им дискомфорта на всех временных отрезках и в любой ситуации. /Вяткин, Дорфман, 1987; Clark, Hemsley, Nason-Clark, 1987; Costa, McCrae, 1980; Hepburn, Eysenck, 1989; Watson, Clark, 1984; Williams, 1989 /. Когнитивный компонент ПС часто выступает как определяющий для активационного и

эмоционального и участвует в формировании субъективного образа ПС /Дикая, 1991; Семикин, 1986/. Эмоциональный опыт человека сам по себе - когнитивный продукт аффективного процесса, который всегда используется исследователем и как когнитивная структура самого аффекта /Greenberg et al., 1978/. Эмоциональный компонент ПС всегда имеет очень важное значение в структуре ПС, а когнитивный компонент ПС всегда занимает место в интерпретации и уточнении состояния /Clark, Hemsley, Nason-Clark, 1987; Lasaras, 1982;Russell, 1980/. Анализ литературы по проблеме компонентного состава ПС показал, что необходимо соотнесение компонентного состава ПС и черт личности, комплексный анализ системы черт личности и компонентов ПС / Stey er et al., 1990/.

Проверка и доказательство сделанных предположений определили основное содержание экспериментов, проведенных нами в НИИ биологии и биофизики (г. Томск) и в горах Восточного Памира с целью выяснения роли черт личности, детерминирующих типичные ПС в процессе адаптации альпинистов к экстремальным условиям. В ряде работ, изучавших поведение и состояние человека в условиях высокогорья и в барокамере, приводятся данные об изменениях общего самочувствия людей в условиях гипоксии/Бизюк и др., 1980; Кощеев и др., 1984; Ernsting, Sharp, 1978; Hertzman, Seitz, Orlansky, 1955; Moyer, 1976; Tune, 1964; vonRestorff etal., 1989/. Вместестем отмечается, что изменения в текущем ПС изучены слабо /Nelson, 1982; Shukitt-Hale et al., 1990; Tune, 1964/, а изучения психологического подобия ПС, в реальных и лабораторных условиях практически не проводилось. Поэтому, исходя из неоднозначности влияния гипоксии на личность в целом и на ее составляющие, а также из возможности моделирования экстремального воздействия гипоксии в лабораторных условиях, в нашем исследовании рассматриваются особенности влияния гипоксии на структуру ПС и ее связь с личностными детерминантами.

Во ВТОРОЙ главе описываются методические подходы исследования взаимовлияний в триаде: внешняя среда—личность— ПС личности в условиях воздействия комплекса НФСО, дается обоснование выбран-

юго комплекса НФСО. Гипоксический тест рассматривается как фак-ор, усложняющий деятельность и вызывающий в процессе адаптации : этим условиям значительные сдвиги в ПС человека, множественные [ неоднозначные изменения в когнитивной, моторной и аффективной ферах личности/Типе, 1964/.

Экспериментальные исследования проводились в реальных услови-[х высокогорья и в барокамере. При этом учитывался тот факт, что ¡арокамерный тест на резистентность к влиянию гипоксии по физио-[огическим и биохимическим показателям является хорошей моделью орного восхождения и вызывает подобные функциональные измене-[ия /Малкин, Гиппенрейтер, 1977; Айдаралиев, Максимов, 1988; ^вазбакиева, 1968; Карлов, 1990; Бушов, 1992 и др./.

В главе приводится общая схема эксперимента (в лаборатории и в орах), которая включала в себя 7 этапов. Первый этап — оценка ПС и [ерт личности альпинистов после их прихода на эксперимент, второй 1тап — оценка ПС во время воздействия комплекса НФСО в конце гахождения на "высоте" 3500 м, третий этап — изучение ПС на высоте" 5000 м, четвертый — в конце барокамерного эксперимента, юсле "спуска с высоты". На каждой "высоте" испытуемые находились ; течении 60 минут. Скорость "подъема" и "спуска" была рав-га 4 м/сек, температура воздуха: + 20°£ 2"С, относительная ¡лажность 30%-40%, общая продолжительность эксперимента 5 часов. В горах в альпинистском лагере (высота — 36 00 м) 1ыл продолжен эксперимент: пятый этап—после прибытия в [агерь, шестой—перед восхождением на пик 7134м, седьмой — после извращения с этого пика и восьмой—после возвращения группы в г. Томск. Срок пребывания в горах—25 дней.

В комплекс методик оценки ПС и черт личности вошли следующие 1етодики: для исследования специфики и динамики ПС — шкала ре-ктивной и личностной тревожности (ШРЛТ) Спилбергера, тест дифференцированной самооценки функционального состояния (САН), цветовой тест Люшера (ЦТЛ), анкета самооценки ПС (АСПС), для ценки черт личности — тесты MMPI, EPI Айзенка, тест на фрустра-

ционную толерантность Розенцвейга. Для оценки компонентов ПС показатели были отобраны так, чтобы они оценивали все компоненты ПС.

Критериями отнесения показателя к маркерам того или иного компонента служили традиционные представления исследователей о том, что существуют достаточно валидные шкалы и показатели самооценки активности субъекта — активационный компонент /Matthews, 1987; Thayer, 1967/; его отношения к происходящему и переживаний по поводу происходящего — эмоциональный компонент /Watson, Clark, 1984; Williams, 1989/; оценки когнитивных представлений о собственных переживаемых состояниях /Allen, Potkay, 1981; Lasarus, 1982; Rushton, Endller, 1977; Steyer et al., 1990;/, о сформированное™ субъективного образа ПС /Дикая, 1991/.

В этой главе дано обоснование применения факторного анализа для изучения ПС группы альпинистов как однородной группы профессионалов, приводятся методы математической обработки экспериментальных данных. Статистическая обработка результатов проведена на ЭЦВМ ЕС 1045, IBM PC/AT с помощью методов факторного, корреляционного анализа и критериев: знаков, Манна-Уитни, Стьюдента, была сделана проверка гипотезы о нормальности распределения. По результатам тестирования были построены факторные матрицы по каждому из анализируемых этапов. В анализ были включены 22 показателя оценки ПС и черт личности, из них 9 — оценивали особенности ПС альпинистов.

В эксперименте участвовали 27 альпинистов (23 мужчины и 4 женщины) со стажем занятия альпинизмом от 4 до 27 лет (в среднем — 9 лет). Квалификация — от мастеров спорта до спортсменов второго разряда. Средний возраст участников экспедиции — 28 лет. Часть группы - члены сборной России по альпинизму. Группа характеризуется как высокопрофессиональная: 48.1% членов группы имеют стаж занятий больше 8 лет, 44% из группы занимаются альпинизмом в течении 4-7 лет. Кроме альпинизма, многие из участников эксперимента занимаются футболом, гиревым спортом, легкой атлетикой,

рьбой, лыжами, имеют спортивные разряды, квалификации масте-|В и кандидатов в мастера спорта.

В ТРЕТЬЕЙ главе приводятся результаты анализа взаимосвязи [намики ПС и индивидуально-психологических особенностей группы ьпинистов в процессе их адаптации к воздействию комплекса НФСО условиях лабораторного и естественного эксперимента. Для каждого ana эксперимента дано описание симптомокомплекса ПС альпини-ов и на основе анализа факторных матриц выявлены черты личности, гаствующие в той или иной мере в формировании ПС.

На всех этапах эксперимента первые места в факторных матрицах нимали с разными весами факторы, названные нами: "Лидерство", )бщая активность", "Тревожность", "Утомление", "Агрессия". Ос-ванием для такого определения факторов служили доминанты фак-ра, знак весов переменных, совокупность наиболее значимых весов казателей. Вес доминант фактора незначительно флуктуировал от еза к срезу. Как правило, выявленные доминанты оставались неиз-:нными в факторе на протяжении всего эксперимента.

Были определены личностные особенности данной группы альпини-эв, что позволило выделить их в особую группу, обладающую рядом ецифических личностных черт, и значимо отличающуюся от других упп испытуемых по интровертированности, уровню личностной тре-жности, типу и направленности реакций во фрустрирующих ситуа-:ях, эмоциональной лабильности, активности. Эти данные позволили м перейти от анализа индивидуальных данных к анализу данных по уппе в целом.

Как показали результаты анализа, на начальном этапе барокамер-го эксперимента в группе альпинистов преобладают состояния тре-жности, возбуждения и напряженности. Мы предполагаем, что баро-мерный эксперимент важен для субъективной оценки альпинистами эей резистентности к ожидаемому воздействию экстремальных фак-ров в предстоящем эксперименте. Перед началом воздействия комп-кса НФСО альпинистам важно знание об условиях эксперимента для (угцения уверенности в своих возможностях. Кроме того, с успешным

прохождением барокамерного теста альпинисты связывают свои надежды на участие в экспедиции. Поэтому состояние тревожности, доминирующий на на этом этапе, детерминируются преимущественно когнитивными представлениями о сложности эксперимента. Вместе с тем, на этом этапе в симптомокомплексе ПС выражены состояния возбуждения и напряженности, связанные преимущественно с актива-ционным компонентом, т.к. альпинисты впервые участвуют в подобном эксперименте и поэтому могут только предполагать насколько сложным будет предстоящий "подъем" в барокамере. Можно сказать, что доминирующий в ПС этого этапа эксперимента когнитивный компонент, определяет эмоциональный и активационный компоненты. Наиболее важными личностными чертами, детерминирующими эти состояния, являются уровень самоконтроля и самозащитный тип реакций, склонность к лидерству, уверенность в себе.

На "высоте" 3500 м в симптомокомплексе ПС у большинства альпинистов выявлены состояние тревожности, появление признаков утомления в следствии гипервозбуждения на начальном этапе эксперимента. Доминирующими компонентами являются эмоциональный и активационный, принимающий здесь форму деактивации, — последний отражается в возрастании вклада данных в фактор "Утомление" и резком снижении значимости фактора "Общая активность". В формировании состояний тревожности и утомления на этом этапе участвуют преимущественно такие черты личности, как эмоциональная лабильность, упорство, стойкость аффекта, настойчивость и избыточный самоконтроль, целенаправленность. Эти данные характеризуют излишнюю мобилизацию сил испытуемых, которой для гипоксии этой выраженности не требуется, и отсюда появляется сочетание гипервозбуждения и начального утомления.

На следующем этапе, на большей "высоте'75000 м/ компонентный состав ПС в группе характеризуется снижением роли эмоционального и увеличением значимости активационного и когнитивного компонентов. Для ПС альпинистов на этом этапе характерно, прежде всего, возрастание утомления, снижение тревожности и активности. Данный

имптомокомплекс ПС детерминируется такими чертами личности как мпульсивность, чрезмерная стойкость аффекта и ригидность, самостоятельность в принятии решения, самозащитный тип реагирования, все это показывает, что на этом этапе ситуация альпинистами оцени-ается как фрустрирующая.

После "спуска с высоты" ведущим в ПС альпинистов становится томление, как результат пролонгированного эффекта последействия [х длительного пребывания в "экзаменационной" ситуации барока-[ерного эксперимента. Состояние тревожности снизилось до "пред-тартового" уровня, заметно улучшилось самочувствие альпинистов, ¡едущими компонентами в ПС становятся эмоциональный и когнитив-;ый - вследствие ожидания альпинистами предстоящей оценки резуль-ата прохождения ими барокамерного теста и собственной когнитивной ценки его воздействия. К личностным детерминантам, играющим за-(етную роль в формировании симптомокомплекса ПС группы в этих словиях относятся: склонность к волнениям, импунитивность, пони-сенная требовательность к окружающим и к себе. В целом, симптомо-омплекс ПС группы альпинистов на всех этапах барокамерного экс-:еримента был более благоприятным по сравнению с состояниями двух ругих групп испытуемых, не имеющих опыта пребывания в экстре-[альных условиях.

С целью сравнения особенностей динамики ПС в барокамере и в орах и определения личностных детерминант ПС, их изучение было родолжено в условиях высокогорного восхождения.

Данные, полученные на следующий день после прибытия в базовый агерь в горы Восточного Памира, позволяют отметить, что в ПС боль-ганства альпинистов также, как перед началом барокамерного экспе-имента, наиболее выражено состояние тревожности - как следствие жидания предстоящего тренировочного восхождения на высоту 6200 [ и восхождения на пик 7134 м. Однако в компонентной структуре ПС аиболее важным является эмоциональный компонент, а не когнитив-ый, как в лабораторном эксперименте. В целом, симптомокомплекс 1С альпинистов перед выходом на тренировочное восхождение удов-

летворительным назвать нельзя, так, как в нем кроме состояния тревожности были зарегистрированы состояние утомления, появившееся как результат продолжительного этапа подготовки и формирования команды. Среди личностных детерминант ПС выделяется разрешающий тип реакций, позволяющий сделать предположение о наличии резервов для поиска выходов из фрустрирующих ситуаций. На данном этапе у альпинистов выражено желание самостоятельно решать возникающие проблемы, у них есть уверенность в том, что только от их усилий зависит их разрешение. Для сравнения следует напомнить, что в барокамере у этих же альпинистов, когда у них не было возможности влиять на ход эксперимента, наиболее типичным был самозащитный тип реакций.

Перед восхождением на пик 7134 м симптомокомплекс ПС группы альпинистов в целом оценивается как неудовлетворительный и характеризуется напряженностью, тревожностью, утомлением. В компонентной структуре наиболее важным является активационный компонент, имеющий на этом этапе полюс деактивации. Важными компонентами в структуре ПС также являются когнитивный и эмоциональный - перед наиболее стрессогенными воздействиями компонентная структура состояния представлена наиболее полно и явного доминирования какого-то одного компонента не выявлено. Важными личностными детерминантами симптомокомплекса ПС перед выходом на пик становятся социально-психологические характеристики личности—способность быть адаптивным к окружению, социальная конформность, экстравер-тированность личности. Альпинисты становятся более открытыми для общения, благожелательными друг к другу, понимая, что только такие отношения помогут им быть успешными в высокогорном восхождении.

На следующий день после возвращения с пика в базовый лагерь наблюдается заметное улучшение ПС испытуемых — окончен объективно и субъективно самый сложный этап этого эксперимента, задание, поставленное перед собой, выполнено хорошо. В ПС альпинистов доминируют эмоциональный и активационный компоненты. Значения некоторых маркеров активационного компонента ПС продолжают уве-

личиваться, что является следствием эффекта последействия и результатом пролонгированного влияния гипоксии. Из личностных черт выделяются активность как черта, оптимизм, социальная конформность и адаптивность, что показывает на их удовлетворенность результатами восхождения и пребывания в горах.

После возвращения в Томск в симптомокомплексе ПС отмечается увеличение состояния нервозности, дискомфорта, выраженная тревожность. В ПС группы альпинистов преобладающими становятся ак-тивационный и эмоциональный компоненты. Особенности ПС на этапе реинтеграции связаны с такими чертами личности, как ригидность, нейротизм, самозащитный тип реакций во фрустрирующих ситуациях, экстраверсия и тревожность /как черта/. Альпинисты вновь вернулись в обычные нормальные для всех (но не для них) условия. И хотя в экстремальных условиях состояния альпинистов, как правило, могут быть отнесены к трудным, они связаны в основном с теми чертами личности, которые позволяют им мобилизоваться и преодолеть все сложности, в то время как в условиях барокамеры состояния тревожности и возбуждения связаны преимущественно с самозащитным типом реагирования, замкнутостью, импунитивностью и ригидностью.

В ЧЕТВЕРТОЙ главе обсуждаются общие тенденции в динамике ПС (по трансформациям факторных матриц) на разных этапах эксперимента. Анализ и обсуждение общих тенденций в динамике ПС, проведенные по трансформациям в каждом отдельном факторе, показал, что связь состояний активности, напряженности, утомления и тревожности с такими чертами личности как агрессивность, склонность к лидерству, ригидность и самоконтроль вскрывает характерную для рассматриваемой профессиональной группы зависимость состояний от черт личности и от интенсивности экстремальных факторов. В связи с этим обсуждается проблема соотношения стабильности и лабильности переменных, составляющих эти связи, в аспекте стабильности выбранных черт личности и лабильности ПС личности. Она тесно связана с обсуждением проблемы стабильности факторов по составу переменных, вкладам данных в фактор как тех переменных, которые измеряют стабиль-

ные черты личности, так и других - нестабильных, оценивающих П личности. Как показал анализ литературных данных, проблема л; бильности — стабильности в парадигме состояние личности — черт личности, далека от окончательного разрешения. Вместе с тем, наш данные свидетельствуют об относи1,ельной стабильности некоторы черт личности в условиях постоянно меняющегося по силе воздействи комплекса НФСО. По нашим данным, такая черта личности, как агра сивность, является достаточно стабильной, стремление к лидерству рассматриваемой группе сильно зависит от внешних условий, не толь» природных, но и социальных. ПС альпинистов, проанализированные точки зрения стабильности — лабильности, позволяют определить тр< вожность как наиболее стабильное ПС, другие ПС (активности, напрз женности, утомления) лабильны и напрямую зависят от внешних у< ловий.

В работе обсуждается подобие симптомокомплексов ПС альпит стов в барокамере и в условиях высокогорья, сравниваются личность детерминанты в барокамере и в горах. Рассмотрев особенности факте рных матриц ПС в барокамерном и горном экспериментах, сравнив п этапам их доминанты, веса показателей и места, занимаемые ими, м пришли к выводу, что наблюдается некоторое качественное подоби симптомокомплекса ПС группы альпинистов в реальных и моделирус мых условиях воздействия комплекса НФСО. Вместе с тем при вырг женности влияния экстремальных факторов возрастают различия симптомокомплексах ПС альпинистов в барокамерном и в горном экс периментах. К различиям мы относим следующие факты:

- в барокамере на всех этапах эксперимента доминирующим оста ется активационный компонент и эмоциональный — в горах;

- состояние тревожности в барокамере выступает как неспецифиче екая реакция человека на антиципацию опасности, зависящей от ело ж ности условий, необычности и их новизны;

- активность на начальных этапах в барокамере и в горах имее разные полюса активности — со знаком "плюс" — в барокамере и с знаком "минус" — в горах;

- фактор "Утомление" выступает сразу по приезде в горы сак общий для всей группы маркер специфики ПС этого этапа эксперимента с последующим резким снижением его значимости;

- в горах кроме стремления доминировать и быть активным, среди ведущих оказывается такая черта, как эмоциональная лабильность, а з горах эта особенность, присущая абсолютному большинству в группе, терестает быть ведущей. В барокамере альпинисты более аутичны, менее активны, в горах — более ригидны и фиксированы на переживаниях;

-в барокамере на всех этапах эксперимента доминантным яв-тяется самозащитный тип, по приезде в горы и перед подъемом -эазрешающий тип. В горах у альпинистов актуализируется сложность принимать решения самостоятельно, они более активны, л уверены. При этом выраженная импунитивная направленность шявляет наличие у них желания активно использовать собственные резервы и возможности для разрешения фрустрирующих ситуаций.

- в неконтролируемых ими ситуациях (здесь — в барокамере) у шьпинистов повышается агрессивность вследствие восприятия ситуации как субъективно опасной. В горных условиях они наиболее социально адаптивны.

В целом, анализ результатов работы позволил выявить :ложную природу взаимодействия черт и ПС личности, пока-1ать с помощью факторного анализа смену личностных детерминант ПС при переходе испытуемых с одного этапа адаптации на другой, приводящего к изменению симптомокомплек-:а ПС.

В ЗАКЛЮЧЕНИИ диссертации обобщены полученные результаты, :формулированы некоторые практические рекомендации по професси-»нальному отбору и подготовке специалистов, устойчивых к экстремальным воздействиям и успешно адаптирующихся к работе в услови-[X гипоксии и высокогорья.

ВЫВОДЫ:

1. На основе компонентного анализа симптомокомплекса ПС груп пы альпинистов по специально отобранным показателям оценки ПС -маркерам когнитивного, эмоционального и активационного компонен тов, выявлено доминирование того или иного компонента ПС, связан ное с соотношением природных и социально-психологических услови! деятельности:

- на этапах подготовки и подведения итогов работы альпинистов : их ПС доминируют когнитивный и в меньшей степени эмоциональны] компоненты,

- на этапах с воздействием гипоксии преобладают эмоциональны] и активационный,

— на пике воздействия — активационный и когнитивный,

— после воздействия — эмоциональный и когнитивный компонен ты ПС.

2. Подтверждена основная гипотеза исследования о детерминаци] ПС чертами личности в экстремальных условиях. В процессе адапта ции происходит качественная трансформация факторной матрицы, ; которой проявляется неравнозначность влияния черт личности на сим птомокомплекс ПС альпинистов. Снижение влияния факторов внеш ней среды приводит к возрастанию значимости факторов, составлен ных из показателей, оценивающих преимущественно социально-пси хологические характеристики личности.

3. При увеличении стрессогенности ситуации изменяются лично стные детерминанты, участвующие в формировании симптомоком плексов ПС. В реальных условиях альпинисты более активны, боле самостоятельны в принятии решения, уверенно контролируют ситу ацию, у них выражено стремление к лидерству, они менее агрессив ны, для них характерны эмоциональная лабильность и социальна: адаптивность.

4. Среди наиболее важных личностных черт, детерминирующи: симптомокомплекс ПС группы альпинистов, адаптивных к действии

стремальных факторов, в условиях барокамеры ведущими явля-гся самоконтроль, настойчивость и уверенность, склонность к ли-рству и самозащитный тип реагирования на фрустрирующую си-ацию.

В горах личностными детерминантами ПС в целом по группе явля-гся такие черты как импульсивность, гиперактивность, адаптивность окружению, социальная конформность и разрешающий тип реакций | фрустрирующих ситуациях.

В процессе реинтеграции в социум специфику ПС альпинистов оп-деляют такие черты личности, как ригидность, нейротизм, экстра-рсия, тревожность (как черта) и самозащитный тип реакций, харак-рный для фрустрирующих ситуаций.

5. Дополнение компонентного анализа факторным для оценки аимовлияния ПС и черт личности позволяет изучать содержание цинамику симптомокомплекса ПС группы в моделируемых и ре-ьных экстремальных ситуациях и определять на разных этапах аптации ведущий компонент ПС, выявлять степень влияние на мптомокомплекс ПС внешних условий среды или личностных де-рминант.

6. Сравнение симптомокомплекса ПС по этапам эксперимента называет на психологическое подобие ПС альпинистов в усло-ях гипоксии, моделируемой в барокамере, их ПС в горных усло-ях, что позволяет использовать барокамерный тест для прогноза пешности или неуспешности адаптации человека к воздействию мплекса неблагоприятных факторов среды, включающих гипо-ию.

7. Выявлены личностные особенности альпинистов, предопре-ляющие их склонность к занятиям данным видом спорта. Пока-но, что при отборе специалистов для деятельности в экстремаль-[х условиях необходимо обращать внимание на сформирован-•сть таких черт личности как индивидуалистичность, троверсия, эмоциональная лабильность, которые являются для х профессиональными важными качествами.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. К валидизации показателей теста Люшера / / Психологическая наука и общественная практика. Тезисы докладов IV Всесоюзн. школы -семинара молодых психологов. М. 1987. С. 105-107.

2. Функциональное состояние и субъективная оценка цвета человеком в моделируемых условиях деятельности // Проблемы оценки и прогнозирования функциональных состояний организма в прикладной физиологии. Тезисы докл. 3-го Всесоюзн. симпозиума. Фрунзе: Илим. 1988. С. 134-135.

3. Прогнозирование состояния эмоциональной напряженности при действии комплекса неблагоприятных факторов // Тез. докл. X Всесоюзн. научно-практич. конф. психологов спорта. Ч. 1. М. 1988. С. 151-153.

4. Зависимость динамики эмоциональной напряженности от индивидуальных свойств личности // Вопр. психол. 1988. N. 6. С. 130-133. (в соавт. с Ю.В. Бушовым).

5. Особенности предпочтения цвета у экстравертов и интровертов при действии комплекса неблагоприятных факторов // VII Всесоюзн. съезд Об-ва психологов СССР. Психология и научно-технический прогресс. Тез. докл. М. 1989. С. 188-189.

6. Факторный анализ как метод оценки измененного функционального состояния человека // Психологическая наука: состояния и перспективы исследований. Тез. докл. I Международн. молодежной школы психологов соц. стран. М. 1989. С. 202-204.

7. Компонентный анализ психического состояния человека в особых условиях деятельности // Психол. журн. 1991. Т. 12. N. 1. С. 66-75.

8. Структурный анализ психического состояния // Первые Между-нар. Ломовские чтения. М. 1991. С. 180-181.

9. Personality traits of the climbers // Sixth European conference on Personality. Groningen. 1992. P. 99. (в соавт. с LG. Dikaya, Yu. V. Boushov).

10. The structural analysis of mood-states // Intern. J. Psychol. XXV Intern. Congress of Psychology. Brussels. 1992. V. 27. N. 3/4. P. 350-351.