Автореферат диссертации по теме "Личностно-психологические ресурсы жизнестойкости"

СТСЦИШИН Роман Иванович

ЛИЧНОСТНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ ЖИЗНЕСТОЙКОСТИ (на примере личности зрача-клиняциста)

Специальность' 19.00.01. - общая психология, психопогия личности, история

психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на сомска.ше ученой аепеви кандидата психологических иа>к

Краснодар-2008

1 6 ОПТ 2003

Работа выполнена на кафедре управления персоналом и организационной психологии ГОУ В1Ю ''Кубанскою юсу даре ''венного унимсрситета"

Научный руководитель:

доктор психологических наук Ясько Бэла Аслановна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор кафедры социальной психочогии и социологии управления Кубанскою юсу дарственного университета Демин Андрей Николаевич

доктор психолог ическнх наук, профессор кафедры психологии труда и яшлйа:рв?{: - • нсихояогкл Московсгсдго г {-у дарственное у/лхвероттста ;:м. М.В -Яочл'чскхдаа

Н,кеов'1 -'\а.га Геивлдьсгьа

Ведущая организация:

Иисппут психологии РАН

З.ини1а состоит"» .«П» но?брч ."><4)8 в ¡2-00 «чесв • кч час^гт.пйи диссертационного совет? Д.212.101.05 в Кубанском государственном униаерситете пс адресу 350040, г. Краснодар, ул. Сгаьропстьская, 149.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кубанского государс гвенного университета

Автореферат разослан: « о » ЯГ/ПЯ^/Ж 2008 г.

Ученый секретарь ^

диссертационного совета А Н. Кимберг

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность исследования. Жизнестойкость относится к категориям психологии личности, расширяющим разъяснительный потенциал феноменологии становления, адаптации личности, совладающего (копинг) поведения. Проблеме личностных ресурсов психологической адаптации посвящено немало отечественных и зарубежных исследований, достаточно назвать таких авторов, как: Ю.А. Александровский, Л.И. Анцыферова, В.А. Бодров, JI.F. Дикая, А.Н. Леонтьев, В.И. Медведев, В.А. Петровский, А.Л. Реан, Д.В. Сапронов, Г. Селье, Хартманн X., К. Юнг и др. При этом с очевидностью отмечается особое направление исследований, посвященных профессионально-личностной адаптации, в том числе в социономических видах деятельности (А.Н. Демин, Л.Г. Дикая, Б.А. Ясько и др.). Психология копинг-поведения разрабатывается в различных научных направлениях и концепциях личности в трудах зарубежных авторов (Л.И. Анцыферова, В.А. Бодров, С.К. Нартова-Бочавер, Т.Л. Крюкова, Н. Хаан, Р. Уайт, Р. Мосс, Дж. Шеффер и др.) Заметно расширяется круг отечественных исследований проблемы личностных ресурсов противодействия жизненным и профессиональным стрессам- (К.А. Абульханова, В.А. Бодров, Л.А. Китаев-Смык, А.Б. Леонова, Д.А: Леонтьев, В.И. Моросанова, А.О. Прохоров, З.И. Рябикина и др.). Отмечаются продуктивные попытки рассматривать эту проблему в контексте факторов риска развития дезадаптационных состояний личности, синдрома эмоционального выгорания, деформаций личности профессионала в __ так называемых «помогающих» видах деятельности (Бойко В.В., Василюк Ф.Е., Водопьянова Н.Е., Старченко Е.С., Фонарев А.Р., Ясько Б.А. и др.). Однако сложный характер феномена психологической адаптации оставляет нерешенными многие концептуальные вопросы, особое место среди которых занимает вопрос жизнестойкости личности и ее психологических ресурсов. Поднятая в работах С. Мадци С., С. Кобаса, проблема жизнестойкости- получает развитие в исследованиях Д.А. Леонтьева, Е.И. Рассказовой. Она обозначена как объект психологического исследования, находящийся на пересечении теоретических воззрений экзистенциальной психологии и прикладной 'области психологии стресса и совладания с ним. Категория жизнестойкости позволяет соотнести исследования в области психологии стресса с экзистенциальными представлениями об онтологической тревоге и способах совладания с ней, предлагая практически эффективный, основанный на экзистенциальных воззрениях ответ на одну из наиболее актуальных проблем конца XX века [80]. Вместе с тем, экзистенциальная теоретическая парадигма не дает достаточно оснований для анализа личностных и психологических ресурсов жизнестойкости, ее места в структуре интегральной индивидуальности личности. Тем более остаются не изученными феноменологические аспекты проявления жизнестойкости в персоногенезе и профессиогенезе личности. Эти возможности исследователь получает, опираясь на теоретические основы субъектной, субъектно-деятельностной, интегральной концепций личности. Таким образом, очевидна исследовательская проблема, которая обусловлена противоречием между становлением в понятийном

аппарате психологии личности категории жизнестойкости, с одной стороны, и недостаточной разработанностью ее разъяснительного конструкта с позиций теоретико-методологических основ субъектной, субъектно-деятельностной парадигм, концепции личности как интегральной индивидуальности - с другой. Обозначенная проблема дополняется высокой прикладной востребованностью анализа психологических предикторов жизнестойкости для оптимизации процессов личностной, профессионально-личностной адаптации, совладения с жизненными и профессиональными стрессами. Рассмотрение этого феномена на примере личности врача-клинициста обусловлено тем, что врачебная деятельность является эмоционально напряженным видом социальной активности личности и входит в группу профессий с постоянным присутствием выраженных стрессоров. Хроническая эмоциональная насыщенность профессиональной деятельности врача требует от него наличия развитого самообладания, навыков саморегуляции и оказывает повышенные нагрузки на такое интегративное образование личности как жизнестойкость.

Изложенные соображения определили выбор темы настоящей работы и цель исследования, которая заключается в экспериментальном изучении психологических ресурсов жизнестойкости личности и особенностей их проявления на разных этапах персоногенеза и профессиогенеза на примере личности врача-клинициста.

Объект исследования: жизнестойкость личность.

Предмет исследования: личностно-психологические ресурсы жизнестойкости и ее компонентов: вовлеченности, контроля и принятия риска.

Основная гипотеза исследования состояла в предположении о том, что жизнестойкость является психологическим продуктом системного взаимодействия личностных свойств различных уровней организации: от индивидного до субъектного. В ходе исследования была сформулирована дополнительная гипотеза. Предполагалось, что состояния профессионально-личностной дезадаптации имеют взаимосвязь со сниженным потенциалом жизнестойкости субъекта.

Для достижения поставленной цели и проверки гипотез решался ряд теоретических, методических, эмпирических и прикладных задач:

1) исследовать, проанализировать научную литературу по проблеме психологии личности как интегральной индивидуальности, адаптации личности и ее психологических ресурсов, жизнестойкости и ее компонентов, мотивационного ядра личности, совладающего поведения;

2) сформировать теоретические и методологические основы исследования;

3) организовать эмпирическую часть исследования и провести анализ полученных результатов;

4) на основе методов опроса, биографирования, качественного и количественного анализа исследовать феноменологию жизнестойкости и ее личностно-психологических ресурсов;

5) выявить взаимосвязь жизнестойкости с процессом профессионального становления личности врача в основных направлениях клинических специализаций (терапия, хирургия);

6) исследовать тендерные и персонологические аспекты жизнестойкости личности;

7) выявить наличие и характер взаимосвязей жизнестойкости и ее компонентов (вовлеченность, контроль, принятие риска) с основными подструктурами личности как интегральной индивидуальности: индивидными свойствами, профилем мышления, направленностью и тенденциями самоактуализации;

8) исследовать состояния профессиональной дезадаптации и их взаимосвязь с ресурсами жизнестойкости личности;

9) провести поэтапную апробацию результатов исследования.

Теоретические и методологические основания исследования.

Методологической основой исследования являются: общефилософские принципы развития, единства и взаимосвязи явлений материального и духовного мира; социальной природы человека; взаимозависимости человека деятельности, общества; экзистенциально-феноменологической сущности движущих мотивов личностного роста. Исследование базировалось на:

• теоретических положениях субъектной, субъектно-деятельностной концепций, сформулированных в работах отечественных ученых К.А. Абульхановой, Л.И. Анцыферовой, A.B. Брушлинского, В А. Бодрова, Л.Г. Дикой, Е.А. Климова, А.Н. Леонтьева, А.Л. Журавлева, С. Л Рубинштейна, З.И. Рябикиной, В.Э. Чудновского, Б.А. Ясько и др.;

• концепции личности как интегральной индивидуальности (Б.Г. Ананьев, B.C. Мерлин, К.К. Платонов);

• методологии экзистенциально-феноменологического (А. Маслоу, С. Кабаса, С. Мадди, К. Роджерс, В. Франкл, Д.А. Леонтьев) подхода в психологии;

• факторной концепции личности (Г. Айзенк).

Методы и методики исследования. В работе использован комплекс методов научного исследования, а также совокупность приемов и операций (методик), обеспечивших достижение поставленной цели, реализацию задач, сравнимость результатов и обоснованность выводов. Основой исследования определены методы биографирования, опроса, качественного и количественного анализа эмпирических данных. Инструментальным обеспечением реализации названных методов были: опрос; беседа; наблюдение, а также группа психодиагностических методик, адекватных поставленным цели и задачам: Опросник жизнестойкости (Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова); опросник EPI Г. Айзенка; методика «Профиль мышления» (В А. Ганзен, К.Б. Малышев); опросник определения личностной направленности (В. Смекал и М. Кучер); «Краткая шкала самоактуализации» и опросник «Оценка уровня самоактуализации» (Л.Я. Гозман); опросник профессионального выгорания MBI (К. Маслач и С Джексон).

Обработка результатов и графическое представление данных осуществлялись с использованием стандартного пакета статистических

программ БСаизиса 6,0, с учетом современных требований к методам математической обработки в психологии

Эмпирическая база исследования. Работа планировалась и организовывалась кафедрой управления персоналом и организационной психологии Кубанского государственного университета. Исследование проводилось на базах Факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов Кубанского государственного медицинского университета (г. Краснодар) и многопрофильного лечебного учреждения - Муниципальной больницы скорой медицинской помощи (г. Краснодар). Совокупная выборка исследования составила 422 человека.

Этапы и организационные формы исследования. Эмпирическая часть исследования проводилась в течение 4-х лет в период с 2004 по 2008 годы и состояла из нескольких взаимосвязанных этапов.

Первый этап (2004-2005 гг.) - организационно-подготовительный. Исследовалась проблема, определялись актуальность, направления эмпирического исследования, формировались его теоретико-методологические основы.

Второй этап (2005-2006 гг.) - комплексная психологическая диагностика и реализация эмпирических задач; начало процесса апробации результатов исследования.

Третий этап: (2006-2007 гг.) - анализ и интерпретация эмпирических данных, проверка основной гипотезы, продолжение процесса апробации.

Четвертый этап: (2006 - весна 2008 г.) - комплексный анализ результатов исследования; проверка дополнительной гипотезы; определение степени научной новизны полученных результатов и формулирование положений, выносимых на защиту; оформление текста работы, расширение процесса апробации.

Достоверность полученных результатов и обоснованность сделанных выводов обеспечены исходными научно-методологическими принципами, применением разнообразных и адекватных методов организации исследования, сбора и статистической обработки экспериментально полученных данных, репрезентативностью эмпирической выборки. Полученные результаты по ряду позиций согласуются с данными других исследований по анализируемой проблеме.

Положения, выносимые на защиту. 1. Жизнестойкость является системным психическим свойством, формирующимся в процессе персоно- и профессиогенеза личности. Для личности врача наиболее значимым компонентом жизнестойкости является развитая способность уверенного профессионального и жизненного поведения («вовлеченность»), убежденность в контролируемости жизни («контроль»), В персоногенезе наибольшего уровня жизнестойкость достигает в период жизненной и профессиональной зрелости (стаж профессиональной деятельности 11-15 лет).

2. Жизнестойкость является психологическим продуктом взаимодействия личностных свойств различных уровней организации. У врача-клинициста психологическими ресурсами жизнестойкости являются фактор экстраверсии, предметность мышления; к субъектным ресурсам относятся направленность личности на деловую активность, высокий уровень самоактуализации.

3. Компоненты жизнестойкости (вовлеченность, контроль, принятие риска) актуализируются под влиянием предмета профессиональной деятельности субъекта. Значимую роль в становлении жизнестойкости, наполнении деятельности экзистенциальным смыслом у врача хирургических видов специализаций играют компоненты «контроль» и «принятие риска», а у врача-терапевта - «вовлеченность».

4. Процесс становления жизнестойкости, ее компонентов и личностно-психологических ресурсов имеет тендерную специфику. Для женского типа жизнестойкости врача являются характерными вовлеченность в жизненный процесс, ощущение себя активным участником жизни, образное мышление, деловая направленность. Способность к уверенному профессиональному и жизненному поведению, принятию риска, «знаковое» мышление, направленность на личностное становление являются качествами жизнестойкости мужского типа.

5. К психологическим качествам, блокирующим адаптационный ресурс жизнестойкости личности и актуализацию ее компонентов у врача-клинициста, относятся: высокий уровень креативности; преобладание в молодые годы направленности на себя, а в зрелые периоды жизни -направленности на дело («трудоголизм»),

6. Состояния профессионально-личностной дезадаптации в виде редукции достижений и эмоционального истощения отрицательно взаимосвязаны с жизнестойкостью личности в целом, а также вовлеченностью и контролем, как ее компонентами.

Научная новизна и теоретическая значимость результатов исследования.

1) На основе сочетания интегрального, субъектного, субъектно-деятельностного, экзистенциально-феноменологического подходов установлено, что жизнестойкость является психическим свойством, формирующимся в процессе персоно- и профессиогенеза личности.

2) На примере личности врача-клинициста эмпирически обоснованы личностно-психологические ресурсы жизнестойкости. Ими являются такие качества интегральной индивидуальности, как: экстравертированность, предметность мышления, а также субъектные качества: направленность личности на деловую активность, высокий уровень самоактуализации.

3) Показано, что качества, конструирующие диспозицию жизнестойкости (вовлеченность, контроль, принятие риска), актуализируются под влиянием предмета профессиональной деятельности субъекта: у врача-хирурга наибольшее развитие получают компоненты «контроль» и «принятие риска», у врача-терапевта - компонент «вовлеченность».

4) Внесен вклад в гендерную психологию личности, в частности определено, что ресурсами женского типа жизнестойкости врача являются вовлеченность в жизненный процесс, ощущение себя активным участником жизни, образное мышление, деловая направленность. Ресурсами жизнестойкости мужского типа являются способность к наступательности, уверенному профессиональному и жизненному поведению, принятию риска, «знаковое» мышление, направленность на личностное становление.

5) Расширен интерпретационный аппарат диагностики синдрома эмоционального выгорания. Эмпирически обоснована взаимосвязь между сниженным ресурсом жизнестойкости и выраженными составляющими синдрома выгорания: редукции достижений, деперсонализации и эмоционального истощения.

Практическая значимость исследования подтверждена справками о внедрении его результатов в Кубанском государственном медицинском университете, Больнице скорой медицинской помощи г. Краснодара.

Выделенные в ходе экспериментального исследования психологические ресурсы жизнестойкости могут рассматриваться в консультационном процессе, при психологическом сопровождении субъектно-личностного становления индивида, персонала организации, при определении направлений деятельности психолога организации, в частности психологической службы в системе здравоохранения, в непрерывном медицинском образовании в качестве «индикаторов» процесса социально-психологической адаптации личности.

Сформированный пакет психологических методик диагностики, может быть рекомендован для применения в систематической работе психолога.

Апробация работы. Результаты теоретических и эмпирических исследований по теме диссертации неоднократно обсуждались на заседаниях кафедр психологии личности и общей психологии, управления персоналом и организационной психологии КубГУ, кафедры общественного здоровья и здравоохранения КГМУ. Основные результаты исследования докладывались и обсуждались на научных, научно-практических конференциях, симпозиумах международного, всероссийского, регионального уровней: «Психологическое здоровье нации: региональный аспект» (Краснодар, 2006); «Актуальные проблемы психологии активности личности» (Краснодар, 2007); «Акмеология: личностное и профессиональное развитие» (Москва, 2007); «Юбилейная научная конференция, посвященная 100-летию Б.Г. Ананьева» (Москва, Институт психологии РАН, 2007), на IV Всероссийском съезде РПО (Ростов н/Д, 2007).

По теме диссертации опубликовано 7 работ.

Структура работы. Работа включает введение, три главы основного текста, заключение, список литературы из 196 наименований; приложения. Общий текст работы (без приложений) содержит 177 страниц. Основной аналитический материал представлен графически в 23 таблицах, 20 рисунках, одной схеме

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается сущность исследуемой проблемы, которая обусловлена противоречием между становлением в понятийном аппарате психологии личности категории жизнестойкости, с одной стороны, и недостаточной разработанностью ее разъяснительного конструкта с позиций теоретико-методологических основ концепции личности как интегральной индивидуальности, субъектной, субъектно-деятельностной парадигм - с другой. Обозначенная проблема дополняется высокой прикладной востребованностью анализа психологических предикторов жизнестойкости для оптимизации процессов личностной, профессионально-личностной адаптации, совладания с жизненными и профессиональными стрессами. Рассмотрение этого феномена на примере личности врача-клинициста обусловлено тем, что врачебная деятельность является эмоционально напряженным видом социальной активности личности и входит в группу профессий с постоянным присутствием выраженных стрессоров. Высокая эмоциональная насыщенность врачебной деятельности требует от врача наличия развитого самообладания, навыков саморегуляции и оказывает повышенные нагрузки на такое интегративное образование личности как жизнестойкость. Далее во введении формулируются цель, объект, предмет и гипотеза исследования, определяются его задачи, научная новизна и теоретическая значимость. Излагаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Личность: психологические основы становления, адаптации и самоактуализации» определяются теоретико-методологические основы исследования. В первом разделе главы проведен анализ психологических основ становления, адаптации и самоактуализации личности в нескольких ключевых методологических контекстах в психологии личности: интегральном, субъектном, субъектно-деятельностном, гуманистическом, экзистенциально-феноменологическом подходах.

Отмечается, что в современной психологической науке аксиоматическим является положение о том, что личность неповторима, индивидуальна, и от рождения человек обладает только ему присущим сочетанием психологических свойств. В научных школах B.C. Мерлина, Б.Г. Ананьева проблема индивидуальных особенностей занимает особое место. Рассматривая личность как целостное, интегральное образование, B.C. Мерлин и его последователи внесли значительный вклад в изучение закономерностей динамики индивидных свойств человека и их взаимосвязи с высшими структурами личности, в частности со становление индивидуального стиля (общения, деятельности и др.). Б Г. Ананьев рассматривает личность как продукт психического и социального развития человека, состоящий из трех интегрирующихся процессов: онтогенетической эволюции психофизиологических функций; становления деятельности и истории развития человека как субъекта деятельности, познания и общения; истории личности на жизненном пути человека. Анализу психологической интеграции свойств, психических функций в процессе личностного становления посвящены исследования К.К. Платонова. Подчеркивая необходимость более точного определения интеграции, К.К.

Платонов ввел в отечественную психологию понятие динамической функциональной структуры личности. (Платонов К.К., 1986). Выделены четыре группы особенностей личности (подструктуры личности):

1) социально-обусловленные особенности (направленность, моральные качества);

2) биологически обусловленные особенности (темперамент, задатки, инстинкты, простейшие потребности);

3) опыт (объем и качество имеющихся знаний, навыков, умений и привычек);

4) индивидуальные особенности различных психических процессов.

Отмечено, что в ряде работ автор демонстрирует исследовательско-прикладную значимость созданной им концепции динамической функциональной структуры личности. В частности, на ее основе Платоновым создана первая в отечественной психологии типология личности врача.

В современной психологии личности особое место занимает субъектный подход. Принципы субъектного подхода к исследованию психики сформулированы C.JI. Рубинштейном, разъяснявшим, что психика субъективна, психическое объективно существует как субъективное. A.B. Брушлинский отмечал, что важнейшее из всех качеств человека - быть субъектом, т.е. творцом своей истории, вершителем своего жизненного пути (Брушлинский A.B., 1999). В парадигме субъектной методологии исследуется зрелость и психологическая культура личности (Горская Г.Б., 2005), личность как субъект познания (Лузаков A.A., 2007), тендерная психология личности (Ожигова Л.Н., 2006), истинная и навязанная субъектность (Фоменко Г.Ю., 2006), регуляторный опыт как предпосылка личностной и субъектной активности (Осницкий А.К., 2005), развитие субъектного подхода в образовании (Бедерханова В.П., 2005) и ряд других феноменов проявления субъектности личности.

С.Л. Рубинштейном было выдвинуто принципиальное методологическое положение о проявлении личности в деятельности. Психическое содержание деятельности, по определению С.Л.Рубинштейна, это психическое содержание личности, а потому психика объективно изучается именно через проявления ее в деятельности. Таким образом, принцип деятельности неразрывно связан с принципом субъектности (субъекта).

В.В. Знаков отмечает, что в категории «субъект» воплощены представления о способе самоорганизации, саморегуляции, согласования внешних и внутренних условий осуществления деятельности, то есть, в конечном счете, бытия человека в мире (Знаков В В., 2002). Единство субъекта бытия и со-бытия рассматривается в возможности модифицировать среду, учитывая ее влияние на организм в соответствии с содержанием актуальной потребности (Рябикина З.И., 1995, 2005).

Движение человека к совершенствованию, самоактуализации как результат удовлетворения иерархически взаимосвязанных потребностей и отраженных ими мотивов является сущностной основой гуманистической психологии. По утверждению А. Маслоу, люди мотивированы для поиска личных целей и это делает их жизнь значительной и осмысленной. Широкое признание в мировой

психологии получила концепция иерархии потребностей, предложенная А. Маслоу, согласно с которой последовательное расположение основных потребностей в иерерхии является главным принципом, лежащим в основе организации мотивации человека. Методологическую ценность имеет утверждение гуманистической психологии о существовании дефицитарной мотивации (Д-мотивы) и мотивации роста (бытийные мотивы, Б-мотивы). Мотивы роста приобретают актуальность главным образом после того, как в достаточной мере удовлетворены Д-мотивы. В описании мотивации самоактуализации А. Маслоу называет ряд метапотребностей (бытийных ценностей). Среди них потребности в совершенстве, завершенности, активности, доброте, уникальности и др. (Маслоу А., 1998; Maslow А.Н., 1968, 1987).

Проблемы жизни и смерти, смысла жизни, свободы и выбора являются предметным полем экзистенциальной психологии личности, которая определяет важнейшей целью психологии поиск путей достижения личностью аутентичности, соответствия ее существования подлинной внутренней природе. В отличие от гуманистической психологии, где моделью становления личности выступает самоактуализация, экзистенциальная психология в качестве такой модели рассматривает активное, субъектное достижение совершенства {perfection fullfillmeni). Определяя основные положения экзистенциальной психологии, С. Мадди называет в первую очередь понимание того, что личное ощущение смысла является важнейшим детерминантом психических процессов и действий человека (Мадди С.Р, 2005). В смыслообразовании ведущую роль играет процесс принятия решений. По своей направленности решение может вести человека в будущее или, напротив, удерживать его в прошлом (May R., 1967). Принимая решен в пользу прошлого, человек рассматривает свой актуальный опыт как сходный с прошлым опытом и не находит причин действовать как-то иначе, чем он действовал до этого. Принятие решения в пользу будущего предполагает новый выбор, независимо от того, истолковывает человек свой актуальный опыт как сходный с прошлым опытом или как отличный от него.

Исследование роли отдаленной ориентации в становлении личности, проводенное В.Э. Чудновским, привела автора к изучению феномена смысла жизни как наиболее отдаленной ориентации поведения и деятельности человека, охватывающей все его «жизненное пространство». В феномене смысла жизни проявляется способность человека, выделив свое "Я", смотреть на себя как на нечто самостоятельное по отношению к себе же (Чудновский В.Э., 2006).

В работе Д.А. Леонтьева посвященной эмпирическому поиску конструктов личностного потенциала, высказывается предположение о двух составляющих этого феномена, отражающих две фазы экзистенциального цикла взаимодействия субъекта с миром - фазу открытости разнообразным возможностям и фазу сосредоточения на одной из них и ее реализации (Леонтьев Д.А., 2002).

В заключение первого раздела делается вывод о том, что современный этап развития психологического знания о человеке обусловливает целесообразность интегрирования в теоретических подходах при организации психологического исследования традиций передовых отечественных концепций и раскрывающих свой методологический ресурс западных воззрений на природу личности. К таковым, прежде всего, следует отнести гуманистическую, экзистенциально-феноменологические концепции личности.

Во втором разделе первой главы анализируется проблема психологической адаптации личности. Отмечено, что в психологических исследованиях рассматриваются устойчивые связи человека с окружающей средой, определяющие его адаптацию, реакции, используемые в процессе адаптации, степень их эффективности, психологические механизмы адаптации, ее личностно-психологические и мировоззренческие детерминанты. Установлено, что хорошо адаптировавшегося человека отличают высокая продуктивность выполняемой деятельности, общая удовлетворенность жизнью, психическое равновесие. Анализируются современные подходы к проблеме, отраженные в работах К.А. Абульхановой-Славской (1991), Л.И. Анцыферовой (1994) В.А. Бодрова (2007), Л.Г. Дикой (2007), A.A. Реана (1994), С. Кобаса (Kobasa S.C. , 1979), К. Юнга (1998) и др. Поиск путей оказания психологической поддержки человеку на путях адаптации к стремительно меняющемуся внутреннему и внешнему миру, систематизация факторов риска развития дезадаптационных состояний - одна из важных задач исследований. Этому, в частности, посвящены работы Г.М. Зараковского (2007), А.Н. Демина (2004, 2006), А.Б. Леоновой и A.C. Кузнецовой (2007), Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченко (2008), В.И. Моросановой (2001, 2002 и др.), Б .А. Ясько (2003, 2004), Г.Ю. Фоменко (2006) и др. В целом проведенный анализ позволяет рассматривать проблему психологической адаптации как актуальное поле исследования, позволяющее увидеть одну из значимых сторон становления личности.

В третьем разделе первой главы анализируются современные подходы к психологии стресса, совладающего (преодолевающего) поведения, жизнестойкости как психологического феномена. В отечественной психологии теоретические, методологические и практические исследования в проблемном поле кризисов личности, преодоления нашли отражение в работах ряда авторов. Они носят как теоретико-методологический характер (работы Л.И. Анцыферовой, В.А. Бодрова, С.К. Нартовой-Бочавер), так и экспериментально-исследовательский (работы В.В. Бойко, А.Н. Демина, Т.Л. Крюковой, Б.А. Ясько и др.). В зарубежных теоретико-методологических подходах к исследованию преодоления стресса и кризисных состояний личности выделены концепции Р. Лазаруса, С. Фолкмана, Р. Мосса, Дж. Шеффер. Резюмируется, что рассмотренные теоретические и методологические положения указывают на необходимость изучения личностных особенностей процесса противодействия стрессу и психологической адаптации, роли личностных ресурсов, закономерностей их детерминации.

Рассматривая преодоление стресса как процесс, В.А. Бодров отмечает, что он определяется используемыми для его реализации индивидуальными ресурсами, а также стратегиями поведения и способами действия в стрессогенных ситуациях. Именно эти факторы формируют механизмы психической регуляции преодоления стресса и характеризуют сущность данного процесса (Бодров, 2006). В психологических исследованиях последних лет проблематика ресурсного подхода представлена разнообразными исследованиями (Бодров В.А., Кожевникова Е.Ю., Муздыбаев К. и др.). В понятие «ресурсы» вкладывается различный смысл. Фундаментальное определение регуляторной функции ресурсов в личностной активности предлагает В.А. Бодров. Он считает: если рассматривать психическую регуляцию как функциональную систему, то ресурсы регуляции имеются у каждого из выделенных компонентов, образующих эту систему. Ресурсы регуляции различных форм активности человека (включая трудовую деятельность) — это некоторый функциональный потенциал, обеспечивающий высокий уровень реализации его активности, достижения заданных показателей в течение определенного времени ( Бодров В.А., 2006). Теоретико-методологическая значимость этого определения состоит в том, что оно, безусловно, может быть отнесено ко всем жизненным ситуациям, в которых человек)' приходится мобилизовать личностные возможности для разрешения поставленной жизнью проблемы.

В преодолении стресса ресурсы играют различную роль, что дает основание говорить о различных их видах, объединяющихся в две группы: личные и социальные. Личные ресурсы включают в себя психологические ресурсы (когнитивные, психомоторные, эмоциональные, волевые и другие общепсихологические свойства человека); личностные (разнообразные свойства, черты, установки личности, оказывающие влияние на регуляцию поведения в напряженных ситуациях жизнедеятельности и отраженные в качествах самоконтроля, самооценки, в чувстве собственного достоинства, мотивации и др.); профессиональные ресурсы (уровень знаний, опыта, индивидуальный стиль деятельности, позволяющие регулировать профессиональное поведение личности); физические ресурсы, которые определяются уровнем физического и психического здоровья и функциональных резервов человека. К этому следует добавить значительную, подчас чрезвычайно значимую роль материальных ресурсов, которые открывают доступ к информационным, юридическим, медицинским и другим формам профессиональной помощи. Личностные и психологические ресурсы являются основой для формирования стратегий преодолевающего поведения.

Анализируются сложившиеся в исследованиях подходы к пониманию стратегий совладающего поведения (Л.И. Анцыферова, А.Н. Демин, Р. Лазарус, С. Фолкман, Л. Перлин, С. Шулер), приводится описание классификации наиболее типичных стратегий поведения и когнитивно-эмоциональных действий по преодолению стресса, разработанной В.А. Бодровым (2006).0на

основана на систематизации по нескольким признакам: а) направленности воздействий (превентивной, оперативной, комплексной); б) ориентированности приемов (на личность, на решение проблем, на избегание); в) активности или пассивности форм преодоления; г) характера мобилизованных личных ресурсов. В результате выделены шесть крупных типов стратегий по преодолению стресса в превентивных и оперативных целях: преобразующие; приспособление к трудным ситуациям; контроль за стрессом; «самораскрытие» и «катарсис»; избегание трудных ситуаций; «самопоражающие» стратегии. Личностные ресурсы, как индивидуальные возможности человека, и стратегии поведения в совокупности формируют механизмы психической регуляции преодоления стресса и характеризуют сущность данного процесса. Делается вывод, что эффективность использования ресурсов и стратегий совладания зависит от параметров, характеризующих саму ситуацию, и возможностей человека. В системе таковых личностные, психологические качества играют детерминирующую роль. Среди них отмечаются локус контроля, оптимистическое мировоззрение, активная жизненная позиция, мотивация достижения, самооценка.

Дан анализ категории жизнестойкости в системе психологических механизмов становления и адаптации личности. Одним из первых исследователей, отметивших жизненную стойкость личности как наиболее универсальный фактор сопротивления невзгодам стала С. Кобаса. В проведенных ею экспериментах было установлено, что именно эта черта является опорной в противостоянии стрессовым событиям (Kobasa S., 1979). Наиболее завершенное оформление это понятие получает в работах С. Мадди, где подчеркивается, что жизнестойкость (hardiness) или «отвага быть» - это верность человека самому себе и опора на собственные силы в тяжелые моменты (2005). Наиболее существенный вклад в исследование феномена жизнестойкости в российской психологии внесен Д.А. Леонтьевым, который совместно с Е.И. Рассказовой разработал русскоязычную версию опросника жизнестойкости С. Мадци (Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И., 2002). Авторы определяют, что жизнестойкость характеризует меру способности личности выдерживать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и не снижая успешность деятельности. Концепция жизнестойкости позволяет соотнести исследования в области психологии стресса с экзистенциальными представлениями об онтологической тревоге и способах совладания с ней. Дается описание трех взаимосвязанных установок, определяющих взаимодействие людей с миром: вовлеченность, контроль (влияние) и вызов (принятие риска) и являющихся основными компонентами жизнестойкости. Делается вывод: как личностная диспозиция жизнестойкость имеет широкий диапазон личностно-психолошческих свойств, вписывающихся в систему понятий ресурсного подхода. Исследование этих свойств во взаимосвязи и взаимообусловленности с жизнестойкостью и ее компонентами должно позволить осветить дополнительный ракурс психологии личности. В завершении первой главы сделаны выводы, определяющие теоретико-методологические основы исследования.

Во второй главе («Программа эмпирического исследования»)

описываются этапы и организационные формы исследования, его методический аппарат, экспериментальная выборка. В работе использован комплекс методов научного исследования, а также совокупность приемов и операций (методик), обеспечивших достижение поставленной цели, реализацию задач, сравнимость результатов и обоснованность выводов. Основой исследования определены методы опроса, биографирования, качественного и количественного анализа эмпирических данных. Инструментальным обеспечением реализации названных методов были: тестирование, беседа, наблюдение. Применена группа психодиагностических методик, адекватных поставленной цели и задачам: Опросник жизнестойкости (Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова); опросник EPI Г. Айзенка; методика «Профиль мышления» (В.А. Ганзен, К.Б. Малышев); опросник определения личностной направленности (В. Смекал и М. Кучер); «Краткая шкала самоактуализации», опросник «Оценка уровня самоактуализации» (Л.Я. Гозман); опросник MBI (К. Маслач и С. Джексон в адаптации Водопьяновой Н.Е.).

Исследование проведено в группе врачей-клиницистов двух основных направлений специализаций: хирургической и терапевтической. Совокупная выборка составила 422 испытуемых. Она была разделена на две основные группы по видам специализации врачей: терапевты (260 чел.) и хирурги (162 чел.), а также на четыре подгруппы по продолжительности врачебного стажа. Половые различия представлены в экспериментальной выборке в равной пропорции: 210 мужчин и 212 женщин. Структурный состав выборки репрезентативен генеральной совокупности профессиональной популяции врачей. Формирование экспериментальной выборки по возрастным группам и по полу отражает один их существенных принципов системного анализа в психологии: единства актуальной динамики и развития личности.

Третья глава («Жизнестойкость в интегральной индивидуальности личности») включает 5 основных разделов, посвященных анализу, интерпретации эмпирических данных, направленных на обоснование гипотезы и цели исследования. В первом разделе главы проводится анализ жизнестойкости и ее компонентов в структуре личности врача. Показано: в личности врача диспозиция жизнестойкости в значительной степени обеспечивается развитой способностью контроля жизнь и собственной активности и готовностью к наступательным, рискованным действиям для достижения позитивных результатов. В сравнении с показателем стандартизации теста (80,72 балла) имеет место превышение уровня выраженности жизнестойкости в исследуемой выборке (при t=6,09 р<0,001) - рис. 1.

Анализируемые компоненты имеют различный «вес» относительной выраженности в структуре интегрированного показателя жизнестойкости. Так, если качество вовлеченности (шкала «Вовлеченность») в стандартизированных данных составляет 46,6%, то в обследованной выборке испытуемых оно имеет меньший «вес» значимости. 43,6% Иначе обстоит дело с двумя другими психологическими компонентами. Убежденность в том, что борьба позволяет

повлиять на результат происходящего (шкала «Контроль»), в мироощущении врача является более значимым компонентом способности личности выдерживать стрессовую ситуацию (37,8% против 36,2%).

Отмечается тендерное своеобразие исследуемого качества личности. Более высокий уровень жизнестойкости, контроля и принятия риска обнаружили мужчины-врачи (р<0,001); вовлеченность - более выраженное качество женщин (р<0,001) - Таблица 1.

Имеется своеобразие жизнестойкости в персоногенезе личности. Так, для молодого врача наиболее значимым компонентом жизнестойкости является вовлеченность; для врача в зрелые периоды жизни такую роль выполняет качество контроля.

Анализ, проведенный по группам, дифференцированным в соответствии с предметом профессиональной деятельности (клинические специализации), обнаружил своеобразие становления жизнестойкости личности под влиянием специфики деятельности.

Соотношение показателей жизнестойкости и её психологических составляющих в экспериментальной выборке (в сравнении с данными стандартизации теста)

Рисунок 1.

Таблица 1.

Совокупные данные результатов диагностики феномена жизнестойкости _ личности в экспериментальной выборке _

выборки Жизнестойкость Вовлеченность Контроль Принятие риска

В целом (N=422 чел.) 88,91^0,288* 38,75±0,197 33,63±0,252* 16,53±0,181*

Стандартная норма 80,72±1,314 37,64±0,573 29,17±0,314 13,91±0,311

Различия: 1=6,09; р<0,001 г=1,83; р<0,10 1=5,10; р<0,001 1=6,48; р<0,001

Мужчины 89,95^0,464* 37,71±0,300 35,02±0,402* 17,22±0,280*

Женщины 87,87±0,329 39,78±0,238* 32.25±0.274 15,84±0.228

Различия: 1=3,66; р<0,001 4=5,4; р<0,001 1=5,66; р<0,001 1=3,98; р<0,001

Примечание знаком (*) отмечены показатели, достоверно преобладающие в сравнении

Врачи, работающие в отделениях хирургического профиля, имеют высокий уровень жизнестойкости. Наиболее высокой жизнестойкости врач-хирург достигает в период профессиональной зрелости (врачебный стаж от 11 до 15 лет). Выражена тендерная специфика жизнестойкости врача-хирурга. Она состоит в следующем:

• в процессе профессиональной и жизненной активности мужчины-хирурги обнаруживают более выраженную, чем женщины, способность и готовность активно и гибко действовать в ситуации стресса и трудностей, т.е. жизнестойкость как личностная диспозиция усиливается значительно более выражено в среде мужчин-хирургов;

• свойство вовлеченности значительно более развито в среде женщин-хирургов;

• врачи-хирурги мужского пола формируют значительно более выраженную способность наступательности, уверенного профессионального и жизненного поведения (шкала «Контроль»);

• составляющая «Принятие риска» в структуре жизнестойкости достоверно более выражена у мужчин-хирургов.

В целом констатируется, что в структуре жизнестойкости врача хирургических видов специализаций психическим образованием, играющим значимую роль в его личностном становлении, является высокая выраженность компонентов контроля и принятия риска.

Основные черты психологического портрета жизнестойкости врача-терапевта могут быть описаны следующими особенностями:

• общий высокий уровень жизнестойкости как личностной диспозиции;

• устойчиво выраженный компонент вовлеченности, отражающий ощущение личностью себя активным участником жизни, интерес к делу служения и наполнение деятельности экзистенциальным смыслом;

• высокий уровень осознания контролируемости жизни и готовности к ответственному выбору своего путь в ней;

• снижение с годами убежденности в том, что все происходящее способствует развитию личности, возрастание стремления к безопасности, как в ситуациях профессиональной деятельности, так и в жизни в целом {принятие риска).

Тендерной характеристикой жизнестойкости врача-терапевта является преобладание в мужской среде убежденности в необходимости контролировать жизнь, а в женской - выраженного интереса к делу, ощущения личностью себя активным участником жизни.

Сравнительный анализ показал следующее. Для врача хирургического профиля, в отличие от врача-терапевта, более значимую нагрузку в формировании совладающего поведения играет компонент принятия риска, он имеет относительный «вес» в совокупном показателе, равный 22,2%, при 18,6% в группе терапевтов. Для врача-терапевта в структуре жизнестойкости наибольшую выраженность имеет свойство вовлеченности. Оно составляет 45,6% от общей диагностической массы показателей (при 40,7% у хирургов) и близко стоит к показателю стандартного соотношения (46,6%). При этом для врачей обеих специализаций одинаково высоко значимо свойство контроля: у хирургов оно имеет относительный «вес» 37,2%, а у терапевтов - 38,1% (при относительном показателе в стандартных данных 36,2%)

Во втором разделе третьей главы рассмотрены феноменологические взаимосвязи жизнестойкости и индивидных свойств врача. Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы.

Наиболее часто встречаемым индивидуальным свойством врача-клинициста является интроверсия. Эту динамическую характеристику личности можно считать ведущей типологической предпосылкой интегральных личностных качеств врача (при <р*=1,71 р<0,04 преобладает интровертированный тип). Экставергированность свойственна более, чем трети врачей. Она является наиболее выраженным индивидуальным свойством врачей мужского пола. Дифференцированно по группам врачебных специализаций отмечается достоверно большая выраженность этого психологического типа в среде хирургов. В среде терапевтов преобладает амбивертированный тип личности.

Способность и готовность выдерживать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и не снижая успешность деятельности, отражающаяся в жизнестойкости личности, положительно взаимосвязана со свойствами экстравертированного типа (г5=0,582). Не обнаружена взаимосвязь жизнестойкости с фактором нейротизма, что позволяет предположить существование связей ресурсного характера между жизнестойкости и ее составляющими с более высокими подструктурами личности, имеющими социальную детерминацию.

В третьем разделе рассмотрены взаимосвязи качеств жизнестойкости и профиля мышления. Проведенный анализ показал, что мышление врача имеет выраженный предметно-образный тип. Преобразование информации с помощью предметных действий, соответствующее людям с практическим складом ума, является наиболее выраженным качеством мышления врача.

Срсднегрулповой диагностический показатель л о шкале «Предметное мышление» находится в зоне высокого уровня и составляет 10,52 балла. На границе среднего и высокого уровней выраженности находится средний показатель выраженности образного мышления (М=9,89 баллов). Образное мышление не имеет физических ограничений на преобразование информации. Врач остается мысленно в некой клинической ситуации, независимо от момента времени и своего физического состояния. Полученные данные согласуются с понятием «эффект остаточной деятельности», рассматриваемым в качестве одного из факторов риска развития хронического утомления и дезадаптации личности врача (Б.А. Ясько, 2005)

Компонент контроля, являющийся наиболее выраженной характеристикой жизнестойкости врача, имеет достоверную взаимосвязь с высокими показателями предметного мышления (г=0,236; р<0,001). Иными словами, есть основание говорить, что убежденность в правильности выбранного пути, метода или стратегии жизни, как фактор жизнестойкости, непосредственно взаимосвязана с конкретизацией и непосредственной реализацией плана действий, обусловленных предметным содержанием мышления личности.

Предметное мышление врача имеет тесную взаимосвязь с высокими показателями жизнестойкости в целом (г=0,171; р<0,001), а также ее структурным компонентом «принятие риска» (г=0,114; р<0,01). Выделенный тип корреляции дает основание говорить, что способность личности выдерживать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и не снижая успешность деятельности (жизнестойкость) и убежденность в том, что личностная активность способствует развитию, поскольку позволяет получить непосредственные знания, извлекаемые из предметного опыта (принятие риска) имеет психологическим ресурсом предметность мышления, практический склад ума.

Определена тендерная специфика взаимосвязей параметров жизнестойкости и свойств мышления. Для мужчин-врачей типично наличие положительной корреляции между высокой жизнестойкостью и мышлением «знакового» типа (1=0,332; р<0,001). Женщины-врачи, обладающие высоко выраженным образным мышлением, обнаруживают и более высокий уровень вовлеченности в жизненный процесс (взаимосвязь показателей «Образное мышление» - шкала «Вовлеченность»: 1=0,263, р<0,001). У женщин-терапевтов высоко выраженная «убежденность в том, что вовлеченность в происходящее дает максимальный шанс найти нечто стоящее и интересное для личности», положительно взаимосвязана со сниженным потенциалом предметного, практического склада ума; для мужчин-терапевтов принятие риска, как компонент жизнестойкости, имеет положительную связь с развитостью креативности.

В целом отмечается, что познавательная деятельность врач характеризуется высоким уровнем креативности и выраженным предметно-образным типом мышления, сочетающимся с компонентами образного мышления, преобладающем в среде врачей терапевтического профиля.

Психологические характеристики познавательных (мыслительных) компонентов в структуре личности врача определенным образом взаимосвязаны с жизнестойкостью и ее конструктивными составляющими. Высокая креативность применительно к личности врача может рассматриваться как черта, конфликтующая с жизнестойкостью, ослабляющая ее адаптационный ресурс; убежденность в правильности выбранного пути, стратегии жизни, как компонент жизнестойкости, непосредственно взаимосвязана с предметным мышлением врача.

Имеет место устойчивая динамика возрастания в онтогенезе значимости образного компонента в мышлении врача-терапевта и снижение уровня креативности; система убеждений о себе, о мире, об отношениях с миром, отраженная в жизнестойкости человека, у врача терапевтического профиля основана в значительной мере на образах мира, социально-профессиональной среды, в которой он формируется как личность.

Мышление врача хирургического профиля характеризуется как преимущественно предметно-знаковое (гуманитарное) с выраженной тенденцией перехода от предметно-образного типа в молодые годы к предметно-знаковому - в зрелый период жизни. Развитое предметное мышление хирурга положительно взаимосвязано с готовностью к принятию риска и контролем как компонентами жизнестойкости личности; мышление знакового типа положительно взаимосвязано с развитым качеством контроля, ответственности за собственную деятельность и свой путь в целом; с готовностью принятия риска.

Четвертый раздел третьей главы посвящен анализу характера взаимосвязей направленности, тенденций самоактуализации и жизнестойкости личности. Выявлено соотношение трех видов направленности: личностной (на себя - НС); коллективистской (на взаимодействие - НВ); деловой направленности (на задачу - НЗ). Установлено, что для врача свойственно в целом преобладание личностной направленности на задачу (НЗ): сравнение средних показателей по всем шкалам подтверждает достоверность выделенного феномена. Это свидетельствует о преобладании мотивов, порождаемых деятельностью, увлечение самой деятельностью, стремление отстаивать точку зрения, которая, по мнению субъекта, является полезной для выполнения поставленной задачи. Наибольшее развитие деловая направленность получает на этапе жизни субъекта, соответствующего продолжительному врачебному стажу (свыше 11 лет): в сравнении показателей по шкале «НЗ» по группам молодых и зрелых врачей достоверность различий констатируется на уровне 99,9% (при 1=12,99).

В этот период жизни для личности врача характерно и более выраженное стремление к совместной деятельности, общению, поддержанию хороших отношений с коллегами - потребностей, обусловленных направленностью на взаимодействие (при 1=3,55 р<0,01).

В общем массиве данных вьаделена положительная корреляционная связь (1=0,114; р<0,05) между направленностью личности врача на взаимодействие (НВ) и убежденностью в том, что все происходящее в жизни способствует личностному развитию за счет знаний, извлекаемых из опыта; готовностью действовать даже при

отсутствии надежных гарантий успеха, на свой страх и риск (компонент «принятие риска» в структуре жизнестойкости). Такая корреляция наблюдается на всех этапах жизненного и профессионального пути врача, но в период высокого накопления опыта (стаж более 20 лет), когда отмечается в целом снижение мотивационной значимости для личности направленности на взаимодействие, этот коррелят не выявляется.

В молодые годы (стаж до 10 лет) для врача наиболее типична личностная направленность (на себя - НС), мотивирующая стремление к обустройству личной жизни, престижу (при 1=12,90 р<0,001).

Установлено, что на раннем этапе вхождения в профессию (стаж до 5 лет), высокая выраженность направленности на себя (НС) имеет отрицательную взаимосвязь с компонентом вовлеченности в структуре жизнестойкости (г= -0,213; р<0,05). Это дает основание предполагать, что стремление к престижу и социальному одобрению как составляющие высокого уровня притязаний личности, находится в состоянии противодействия удовлетворенности собственной деятельностью, жизненной активностью, т.е. могут способствовать формированию у личности ощущения себя «вне» жизни.

Направленность на взаимодействие, выраженная на данном жизненном этапе средним показателем, значительно уступающим показателю направленности на себя (М=29,5 против М=35,98), отрицательно коррелирует с высоким притязанием на подконтрольность жизни и способность «управлять» судьбой (г=-0,221; р<0,05) и положительно взаимосвязана с компонентом принятия риска в структуре жизнестойкости (г=0,206; р<0,05). Иными словами, невысокая активность социальной (коллективистской) ориентации личности является некоторым «барьером» в становлении компонента «Контроль» в системе качеств жизнестойкости личности. По сути, в противоположность этому, направленность на задачу (НЗ), занимающая третье место по мотивационной значимости для молодого врача, имеет тенденцию к положительной взаимной связи с компонентом контроля (1=0,196) и диспозицией жизнестойкости в целом (г=0,156).

На следующем этапе жизни, когда профессиональный опыт врача определяется стажем от 6 до 10 лет, также как и у молодых врачей, высоко выражена направленность на себя (М=33,38). Она имеет отрицательную корреляцию с принятием риска (г=-0,190; р<0,05)

В целом проведенный анализ позволяет выделить наиболее выраженные ресурсные связи между свойствами направленности личности врача и ее жизнестойкостью. На высоко достоверном уровне они группируются преимущественно в виде положительных связей в конструктах: «Направленность на взаимодействие» - «Контроль»; «Направленность на взаимодействие» - «Принятие риска».

Исследуя тендерные особенности направленности и ее взаимосвязи с диспозицией жизнестойкости, мы установили, что направленность на дело (НЗ) является наиболее выраженным компонентом в мотивационной структуре женщин-врачей (р<0,01), а в среде мужчин она по сути уравновешена с направленность на себя (г=0,82; р>0,1), но достоверно преобладает над направленностью на

взаимодействие (1=5,86; р<0,001). Как для мужчин, так и для женщин врачей направленность на задачу, дело имеет ресурсную связь с компонентом контроля в структуре качеств жизнестойкости (г=0,638 и 1=0,285; р<0,001).

В целом, говоря о тендерном своеобразии направленности личности врача-мужчины и ее взаимосвязи с жизнестойкостью, можно отметить, что наиболее выраженные корреляции в исследуемых психологических качествах имеют место в конструктах «НВ - Жизнестойкость»; «НВ - контроль»; «НВ - принятие риска», а также: «НЗ - Жизнестойкость»; «НЗ - вовлеченность»; «НЗ - Контроль»; «НЗ -Принятие риска».

Рассмотрены актуализационные тенденции личности врача и их взаимосвязи с жизнестойкостью. Установлено, что из 389 испытуемых (92,2% выборки), обнаруживших высокие показатели по данным теста жизнестойкости, 73,0% (284 чел.) имеют высокий уровень самоактуализации (М=50,26±0,280). Средний уровень обнаружен у 83-х респондентов (21,3%), а низкий у 22-х человек (5,7%).

Содержательность ответов респондентов отражает основные смысловые составляющие самоактуализирующейся личности врача. Наиболее высокие оценки получили следующие утверждения (Таблица 2).

Нельзя не обратить внимание на то, что утверждение: «Я обязан помогать другим людям» имеет высшую оценку - 4 балла. Служение, как мощная мотивирующая тенденция жизненной активности врача, является значимым компонентом его самоактуализации, осознания своей жизненной и профессиональной предназначенности.

Таблица 2.

Смысловые компоненты самоактуализирующейся личности врача_____клинициста__

№ Утверждения М±ш

2 Я не всегда должен делать то, чего вдут от меня другие 3,75±0,114

4 Я могу сердиться иногда на тех, кого люблю 3,8±0,219

7 Мне могут нравиться люди, которых я в чем-то не одобряю 3,66±0,109

8 Я не боюсь неудач 3.73±0,277

11 В моей жизни есть то, чему я особо себя посвятил 3,88±0,156

12 Я могу выразить свои чувства, даже если это приведет к нежелательным последствиям 3,54±0,238

13 Я обязан помогать другим людям 4,0±0,0

Высокий уровень самоактуализации врача-хирурга положительно коррелирует с жизнестойкостью (г=0,215; р<0,01), а врача-терапевта - с качеством вовлеченности в структуре диспозиции жизнестойкости (г=0,131; р<0,05). Ориентация во времени («Шкале ориентации во времени») врача соответствует высокому диагностическому уровню: при максимальной оценке 17 баллов М=14,2 (о=2,04). Высокие показатели по данной шкале (М=15,8) обнаружили 185 респондента (43,8%), из них 70 врачей хирургического профиля (43,2% от выборки) и 115 терапевтов (44,2% от общей выборки). Остальные врачи имеют средний уровень оценок (М=12,23). Приведенные

показатели дают достаточно оснований говорить о том, что высокая жизнестойкость тесно взаимосвязана с процессом самоактуализации личности.

Взаимосвязь жизнестойкости и состояний профессионально-личностной дезадаптации, «выгорания» врача исследованы в пятом разделе третьей главы. Высокий уровень эмоционального истощения обнаружен у 34-х испытуемых (8,1%), причем большая часть из них (28 человек; 82,4%) имеют продолжительность врачебного стажа более 15 лет. Сниженный эмоциональный фон (средний уровень эмоционального истощения), имеют более половины респондентов (247 чел.; 58,5%). Около трети врачей (141 чел.; 33,4%) имеют устойчивое эмоциональное состояние. Значительная часть из них (128 чел.; 90,8%) работаю по специальности менее 10 лет. Установлено, что эмоциональное истощение отрицательно коррелирует с жизнестойкостью (г=-0,370; р<0,001) и ее психологическими составляющими: вовлеченностью (г=-0,182; р<0,001) и контролем (г=-0,254; р<0,001).

Высокий уровень деперсонализации обнаружили 53 врача (12,5%). Отсутствует это проявление дезадаптации у 97 респондентов (23,0%). Наиболее выражено состояние деперсонализации у врачей, имеющих продолжительность медицинского стажа более 10 лет (38 чел.; 71,7%). Корреляционный анализ показал, что состояние деперсонализации отрицательно связано с жизнестойкостью (г=-0,266; р<0,001) и ее компонентами: вовлеченностью (г=-0,134; р<0,01), контролем (г=-0,200; р<0,001).

Показатель редукции достижений в целом по выборке испытуемых составил 34,1 балла, что соответствует среднему уровню выраженности этого показателя профессионально-личностного выгорания. Высокий уровень редуцирования, ограничения собственных возможностей обнаружили 47 (11,1%) врачей. Основная часть испытуемых имеет средние значения этого показателя (271 чел.; 64,3%), а 104 (24,6%) респондента не подвержены тенденции профессионально-личностного редуцирования. Редукция достижений имеет положительную корреляцию с жизнестойкостью личности (г=0,393; р<0,001), а также ее компонентами: контролем (г=0,276; р<0,001) и принятием риска (г=0,141; р<0,01).

Характерной особенностью является отсутствие корреляционных связей между двумя шкалами проявлениями синдрома выгорания (эмоциональное истощение и деперсонализация) и составляющей жизнестойкости - «принятие риска». Это дает основание интерпретировать готовность к принятию любого жизненного опыта, жизненной и профессиональной ответственности как устойчивое профессионально-личностное психическое образование врача, актуальное, независимо от степени подверженности субъекта риску «выгорания».

В целом проведенный анализ показал, что жизнестойкость является личностно-психологическим ресурсом, позволяющим человеку, занятому в сфере помогающих профессий, противодействовать развитию состояний профессионально-личностной дезадаптации. Наиболее выражено это явление в соотношениях феноменов: «Жизнестойкость - эмоциональное истощение,

деперсонализация, редукция личных достижений»; «Вовлеченность -эмоциональное истощение, деперсонализация»; «Контроль - эмоциональное истощение, деперсонализация, редукция достижений». Вместе с тем, эмоциональное истощение, деперсонализация, редукция достижений, как проявления профессионально-личностного «выгорания», относятся к психологическим качествам, блокирующим адаптационный ресурс жизнестойкости личности и ее компонентов.

В «Заключении» отмечается, что проведенное исследование дает основание для следующих выводов.

1. Современный этап развития психологического знания о человеке обусловливает целесообразность интегрирования в теоретических подходах при организации психологического исследования традиций передовых отечественных концепций и раскрывающих свой методологический ресурс западных воззрений на природу личности. К таковым, прежде всего, следует отнести гуманистическую, экзистенциально-феноменологические концепции личности.

2. Психологическим содержанием личностного развития является процесс системной адаптации человека к природному и социальному миру. Отражением этого процесса можно рассматривать качество жизнестойкости личности, которое рассматривается в литературе в контексте переживания человеком тревоги, стресса, совпадающего поведения. Жизнестойкость относится к категориям психологии личности, расширяющим разъяснительный потенциал феноменологического поля адаптации личности, совладающего (копинг) поведения. Вместе с тем, глубокого изучения личностно-психологических ресурсов жизнестойкости еще не имеется, что обусловливает актуальность проведенного исследования.

3. В ходе исследования подтвердилась гипотеза о том, что жизнестойкость является психологическим продуктом взаимодействия личностных свойств различных уровней организации. У врача-клинициста психологическими ресурсами жизнестойкости являются фактор экстраверсии, предметность мышления; к субъектным ресурсам - направленность личности на деловую активность, высокий уровень самоактуализации. Состояния профессионально-личностной дезадаптации имеют взаимосвязь со сниженным потенциалом жизнестойкости субъекта. Установлена взаимосвязь между сниженным ресурсом жизнестойкости и выраженными составляющими синдрома выгорания: редукцией достижений, деперсонализацией и эмоциональным истощением, что позволяет расширить интерпретационный аппарат диагностики синдрома эмоционального выгорания.

4. Качества, конструирующие диспозицию жизнестойкости (вовлеченность, контроль, принятие риска), актуализируются под влиянием предмета профессиональной деятельности субъекта. Так, значимую роль в становлении жизнестойкости врача-хирурга играют компоненты «контроль» и «принятие риска», а врача-терапевта - «вовлеченность».

5. Имеется своеобразие жизнестойкости в персоногенезе личности. Для молодою врача наиболее значимым компонентом жизнестойкости является вовлеченность; для врача в зрелые периоды жизни такую роль выполняет качество контроля.

6. Выделен тендерный аспект жизнестойкости. Ресурсом женского типа жизнестойкости врача являются вовлеченность в жизненный процесс, ощущение себя активным участником жизни, образное мышление, деловая направленность. Жизнестойкость мужского типа имеет личностно-психологические ресурсы в виде способности к наступательности, уверенномого профессионального и жизненного поведения, принятия риска, «знакового» мышления, направленности на личностное становление.

7. Способность и готовность выдерживать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и не снижая успешность деятельности, отражающаяся в жизнестойкости личности, положительно взаимосвязана со свойствами экстравертированного типа, в частности с направленностью на общение, с высокой деятельностной активностью.

8. Психологические характеристики познавательных (мыслительных) компонентов в структуре личности врача определенным образом взаимосвязаны с жизнестойкостью и ее конструктивными составляющими. Способность личности выдерживать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и не снижая успешность деятельности (жизнестойкость) и убежденность в том, что личностная активность способствует развитию, поскольку позволяет получить непосредственные знания, извлекаемые из предметного опыта (принятие риска) обусловливаются предметностью мышления, практическим складом ума врача. Высокая креативность является чертой, ослабляющей адаптационный ресурс жизнестойкости.

9. Для врача свойственно в целом преобладание личностной направленности на задачу (НЗ), которая положительно и тесно взаимосвязана с качеством контроля в структуре жизнестойкости личности, а направленность на взаимодействие (НВ) положительно коррелирует с принятием риска и контролем. Имеют место различия в динамике компонентов направленности в персоногенезе: для молодого врача более свойственна направленность на себя (НС), которая имеет отрицательную взаимосвязь с компонентом вовлеченности в структуре жизнестойкости; в зрелый период жизни преобладает деловая направленность (НЗ), отрицательно взаимосвязанная принятием риска в структуре жизнестойкости.

10. Тендерный аспект направленности состоит в преобладании личностной направленности («НС») у мужчин, а деловой («НЗ») - у женщин. При этом наиболее устойчивая корреляция в показателях по выборке женщин-врачей отмечена в переменных «НВ - принятие риска». Она состоит в выраженной динамике от отрицательных взаимосвязей в молодые годы к положительной - в зрелые периоды жизни, в чем, очевидно, отражается переход в профессионализме на уровень мастерства, при этом направленность на социальные контакты и взаимодействие с коллегами укрепляет ресурсы совладания личности Своеобразие направленности личности врача-мужчины и ее взаимосвязи с жизнестойкостью как

адаптационным ресурсом отмечается в наиболее выраженных корреляциях в конструктах: «НВ - Жизнестойкость»; «НВ - контроль»; «НВ - принятие риска», а также: «НЗ - Жизнестойкость»; «НЗ - вовлеченность»; «НЗ - Контроль»; «НЗ -Принятие риска». Выделенные взаимосвязи не носят однозначного характера в различные периоды жизни врача, что подтверждает предположение о полисистемном и разнонаправленном поле психологических предикторов жизнестойкости как психологического феномена.

11. Высокий уровень самоактуализации, является субъектно-личностным ресурсом жизнестойкости. При этом жизнестойкость является психологическим ресурсом, позволяющим личности, занятой в сфере помогающих профессий, противодействовать развитию состояний профессионально-личностной дезадаптации. Наиболее выражено это явление в соотношениях феноменов: «Жизнестойкость - эмоциональное истощение»; «Жизнестойкость -деперсонализация»; «Жизнестойкость - редукция достижений»; «Вовлеченность - эмоциональное истощение»; «Вовлеченность -деперсонализация»; «Контроль - эмоциональное истощение»; «Контроль -деперсонализация»; «Контроль - редукция достижений».

12. Проведенное исследование дает основание для ряда практических рекомендаций в организации процесса психологического сопровождения профессионально-личностного становления врача. Их центральная идея состоит в учете выделенных ресурсных связей жизнестойкости и личностно-психологических свойств при разработке программ индивидуального или группового консультирования, проведении тренингов личностного роста, а также психологического просвещения организаторов здравоохранения с целью повышения эффективности адаптационных мероприятий при работе с персоналом лечебных учреждений.

13. Результаты работы позволяют обозначить основные аспекты дальнейших исследований. Одним из них является изучение жизнестойкости в контексте концепции метасистемной организации уровневых структур психики, что, возможно, позволит раскрыть системные взаимосвязи выделенных феноменов в конструкте: «профессия-личность-субъект». Другим направлением развития обозначенных в данной работе подходов мы видим поиск путей противодействия факторам, блокирующим становление жизнестойкости на разных этапах персоно- и профессиогенеза личности. Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях:

Публикации в журналах, рекомендуемых ВАК РФ.

1. Стецишин Р.И. Динамика структур личностного профиля руководителя в процессе профессионализации // Акмеология. 2007. № 3. Спец. выпуск. Том 3. С. 47-49.

2. Стецишин Р.И. Направленность личности и жизнестойкость: психологическое исследование // Вестник Адыгейского государственного университета -Майкоп, 2008. № 3. С. 73-79.

Основные публикации по теме диссертации.

3. Стецишин Р.И. Стрессогенные факторы в профессиональной деятельности врачей клиницистов // Образование, экономика и право в современной России: Пути развития в новом веке (материалы межвузовской научно-практической конференции) - Краснодар: Институт им Российского, 2006. С. 11-12.

4.Стецишин Р.И. Стрессогенный характер труда в профессиональной деятельности врача руководителя // Психологическое здоровье нации: региональный аспект (Материалы Международной научной конференцию-Краснодар: Институт экономики и управления в медицине и социальной сфере, 2006. С. 231-232.

5.Стецишин Р.И. Факторы риска профессионально-личностной дезадаптации врача скорой медицинской помощи //Актуальные проблемы психологии активности личности: Материалы Всерос. (заочной) науч.-практ. конф. с междунар. участием / Под ред. С.Б. Малых, З.И. Рябикиной, Е.А. Белан, Е.В. Харитоновой. Краснодар: КубГУ, 2007. С. 311-314.

6. Стецишин Р.И., Ясько Б.А. Профессионально-личностные предпочтения в структуре субъектных характеристик врача «Скорой помощи» // Кубанский научный медицинский вестник, 2007. № 6. С. 54-55.

7.Стецишин Р.И. Жизнестойкость как акмеологический ресурс личности врача. // Психологические проблемы смысла жизни и акме: Материалы XIII симпозиума / Под ред. Г.А. Вайзер, Н.В.Волковой (Кисельниковой). - М.: ПИ РАО, 2008. С. 63-65.

СТЕЦИШИН Роман Иванович

ЛИЧНОСТНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ ЖИЗНЕСТОЙКОСТИ (на примере личности врача-клинициста)

Автореферат диссертации на соискание ученной степени кандидата психологических наук

Подписано в печать 07.10.08. Печать трафаретная. Формат 60x84 1/16 Уч.-изд. Л. 1,5. Тираж 100 экз. Отпечатано в типографии Института им. Российского 350011, г. Краснодар, 2-й пр. Стасов, 48

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Стецишин, Роман Иванович, 2008 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ЛИЧНОСТЬ: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СТАНОВЛЕНИЯ, АДАПТАЦИИ И САМОАКТУАЛИЗАЦИИ

1.1. Теоретические концепции психологии личности

1.1.1 Личность как интегральная индивидуальность. Концепция функциональной динамической структуры личности.

1.1.2 Личность как субъект бытия и деятельности1 (субъектный, субъектно-деятельностный подходы).

1.1.3 Гуманистическая, экзистенциально-феноменологическая концепции личности.

1.2. Проблема психологической адаптации личности

1.3. Жизнестойкость в системе личностных механизмов противодействия стрессу и психологической адаптации. 48:

1.3.1 Теоретико-методологические подходы к исследованию преодоления стресса и кризисных состояний личности.

1.3.2 Ресурсы, стратегии и процесс совладания с жизненными трудностями.

1.3.3 Феномен жизнестойкости личности. 61:

ГЛАВА 2; ПРОГРАММА ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

2.1. Этапы и организационные формы исследования.

2.2. Методический аппарат исследования.

2.3. Характеристика выборочной совокупности исследования.

ГЛАВА 3. ЖИЗНЕСТОЙКОСТЬ В ИНТЕГРАЛЬНОЙ

ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ ЛИЧНОСТИ.

3.1. Жизнестойкость и ее компоненты в структуре личности врача 79 3.1.1 Анализ показателей жизнестойкости в среде врачей хирургических специализаций.

3.1.2. Анализ показателей жизнестойкости в среде врачей терапевтических специализаций

3.2. Жизнестойкость и индивидные свойства врача.

3.3. Взаимосвязь качеств жизнестойкости и профиля мышления

3.4. Взаимосвязь направленности, тенденций самоактуализации и жизнестойкости личности.

3.4.1 Направленность личности и жизнестойкость.

3.4.2 Уровни самоактуализации личности с различными состояниями жизнестойкости.

3.5. Жизнестойкость и состояние профессионально-личностного выгорания» врача.

Введение диссертации по психологии, на тему "Личностно-психологические ресурсы жизнестойкости"

Актуальность исследования. Жизнестойкость относится к категориям психологии личности, расширяющим разъяснительный потенциал феноменологии становления, адаптации личности, совпадающего (копинг) поведения. Проблеме личностных ресурсов психологической адаптации посвящено немало отечественных и зарубежных исследований, достаточно назвать таких авторов, как: Ю.А. Александровский;, Л.И. Анцыферова, В.А. Бодров, Л.Г. Дикая, А.Н. Леонтьев, В.И. Медведев, В.А. Петровский, А.Л. Реан, Д.В. Сапронов, Г. Селье, Хартманн X., К. Юнг и др. При этом с очевидностью отмечается особое направление исследований, посвященных профессионально-личностной адаптации, в том числе в социономических видах деятельности (А.Н: Демин, Л.Г. Дикая, Б.А. Ясько и др.): Психология, копинг-поведения разрабатывается в различных научных направлениях и концепциях личности в трудах зарубежных авторов (Л.И. Анцыферова, В.А. Бодров, G.K. Нартова-Бочавер; Т.Л. Крюкова, Н. Хаан, Р. Уайт, Р: Мосс, Дж. Шеффер и др.) Заметно расширяется круг отечественных исследований проблемы личностных ресурсов противодействия жизненным и профессиональным стрессам (К.А. Абульханова, В;А. Бодров, Л.А. Китаев-Смык, А.Б. Леонова, Д.А. Леонтьев, В.И. Моросанова, АО: Прохоров, 3;И. Рябикина и др.). Отмечаются продуктивные попытки1 рассматривать эту проблему в контексте факторов риска развития дезадаптационных состояний личности, синдрома эмоционального выгорания, деформаций личности профессионала в так называемых «помогающих» видах деятельности: (Бойко В В., Василюк Ф.Е., Водопьянова Н.Е., Старченко Е.С., Фонарев А.Р., Ясько Б.А. и др.). Однако сложный характер феномена психологической адаптации оставляет нерешенными многие концептуальные вопросы, особое место среди которых занимает вопрос жизнестойкости личности и ее психологических ресурсов. Поднятая в работах С. Мадди С., G. Кобаса, проблема жизнестойкости получает развитие в исследованиях Д:А. Леонтьева,

Е.И. Рассказовой. Она обозначена как объект психологического исследования, находящийся на пересечении теоретических воззрений экзистенциальной психологии и прикладной области психологии стресса и совладания с ним. Категория жизнестойкости позволяет соотнести исследования в области психологии стресса с экзистенциальными представлениями - об онтологической тревоге и способах совладания с ней, предлагая практически эффективный, основанный на экзистенциальных воззрениях ответ на одну из наиболее актуальных проблем конца XX века [80]. Вместе с тем, экзистенциальная теоретическая парадигма не дает достаточно оснований для анализа личностных и психологических ресурсов жизнестойкости, ее места в структуре интегральной индивидуальности личности. Тем более остаются не изученными феноменологические аспекты проявления жизнестойкости в персоногенезе и профессиогенезе личности. Эти возможности исследователь получает, опираясь на теоретические основы субъектной, субъектно-деятельностной, интегральной концепций личности. Таким образом, очевидна исследовательская проблема, которая обусловлена противоречием между становлением в понятийном аппарате психологии личности категории жизнестойкости, с одной стороны, и недостаточной разработанностью ее разъяснительного конструкта с позиций теоретико-методологических основ субъектной, субъектно-деятельностной парадигм, концепции личности как интегральной индивидуальности - с другой. Обозначенная проблема дополняется высокой прикладной востребованностью анализа психологических предикторов жизнестойкости для оптимизации процессов личностной, профессионально-личностной адаптации, совладания с жизненными и профессиональными стрессами. Рассмотрение этого феномена на примере личности врача-клинициста обусловлено тем, что врачебная деятельность является эмоционально напряженным видом социальной активности личности и входит в группу профессий с постоянным присутствием выраженных стрессоров. Хроническая эмоциональная насыщенность профессиональной деятельности врача требует от него наличия развитого самообладания, навыков саморегуляции и оказывает повышенные нагрузки на такое интегративное образование личности как жизнестойкость.

Изложенные соображения определили выбор темы настоящей работы и цель исследования, которая заключается в экспериментальном изучении психологических ресурсов жизнестойкости личности и особенностей их проявления на разных этапах персоногенеза и профессиогенеза на примере личности врача-клинициста.

Объект исследования: жизнестойкость личность.

Предмет исследования: личностно-психологические ресурсы жизнестойкости и ее компонентов: вовлеченности, контроля и принятия риска.

Основная гипотеза исследования состояла в предположении о том, что жизнестойкость является психологическим продуктом системного. взаимодействия личностных свойств различных уровней организации: от индивидного до субъектного. В ходе исследования была сформулирована дополнительная гипотеза. Предполагалось, что состояния профессионально-личностной дезадаптации имеют взаимосвязь - со сниженным потенциалом жизнестойкости субъекта.

Для достижения поставленной цели и проверки гипотез решался ряд теоретических, методических, эмпирических и прикладных задач:

1) исследовать, проанализировать научную литературу по проблеме психологии личности как интегральной индивидуальности, адаптации личности и ее психологических ресурсов, жизнестойкости и ее компонентов, мотивационного ядра личности, совладающего поведения;

2) сформировать теоретические и методологические основы исследования;

3) организовать эмпирическую часть исследования и провести анализ полученных результатов;

4) на основе методов опроса, биографирования, качественного и количественного анализа исследовать феноменологию жизнестойкости и ее личностно-психологических ресурсов;

5) выявить взаимосвязь жизнестойкости с процессом профессионального становления личности врача в основных направлениях клинических специализаций (терапия, хирургия);

6) исследовать тендерные и персонологические аспекты жизнестойкости врача-клинициста;

7) выявить наличие и характер взаимосвязей жизнестойкости и ее компонентов (вовлеченность, контроль, принятие риска) с основными подструктурами личности как интегральной индивидуальности: индивидными свойствами, профилем мышления, направленностью и тенденциями самоактуализации;

8) исследовать состояния профессиональной дезадаптации и их взаимосвязь с ресурсами жизнестойкости личности;

9) провести поэтапную апробацию результатов исследования.

Теоретические и методологические основания исследования.

Методологической основой исследования являются общефилософские принципы развития, единства и взаимосвязи явлений материального и духовного мира, социальной природы человека, взаимозависимости человека, деятельности, общества, экзистенциально-феноменологической сущности движущих мотивов личностного роста. Исследование базировалось на:

• теоретических положениях субъектной, субъектно-деятельностной концепций, сформулированных в работах отечественных ученых К.А. Абульхановой, Л.И. Анцыферовой, А.В. Брушлинского, В.А. Бодрова, Л.Г. Дикой, Е.А. Климова, А.Н. Леонтьева, А.Л. Журавлева, С. Л. Рубинштейна, 3:И. Рябикиной, В.Э. Чудновского, Б.А. Ясько и др.;

• концепции личности как интегральной индивидуальности (Б.Г. Ананьев,

B.C. Мерлин, К.К. Платонов);

• методологии экзистенциально-феноменологического (А. Маслоу,.С. Кабаса,

C. Мадди, К. Роджерс, В. Франкл, Д.А. Леонтьев) подхода в психологии;

• факторной концепции личности (Г. Айзенк);

Методы и методики исследования. В работе использован комплекс методов научного исследования, а также совокупность приемов и операций (методик), обеспечивших достижение поставленной цели, реализацию задач, сравнимость результатов и обоснованность выводов. Основой исследования определены методы биографирования, опроса, качественного и количественного анализа эмпирических данных. Инструментальным обеспечением реализации названных методов, были: опрос; беседа; наблюдение, а также группа психодиагностических методик, адекватных поставленным цели и задачам: Опросник жизнестойкости (Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова); опросник EPI Г. Айзенка; методика «Профиль мышления» (В.А. Ганзен, К.Б. Малышев); опросник определения личностной направленности (В. Смекал и М. Кучер); «Краткая шкала самоактуализации» и опросник «Оценка уровня самоактуализации» (Л.Я. Гозман); опросник MBI (К. Маслач и С. Джексон).

Обработка результатов и графическое представление . данных осуществлялись с использованием стандартного пакета статистических программ Statistica 6,0, с учетом современных требований к методам математической обработки в психологии.

Эмпирическая база исследования. Работа планировалась и организовывалась, кафедрой управления персоналом и организационной психологии Кубанского государственного университета. Исследование проводилось на базах Факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов Кубанского государственного медицинского университета (г. Краснодар) " и многопрофильного лечебного учреждения - Муниципальной больницы скорой* медицинской помощи (г. Краснодар). Совокупная выборка исследования составила 422 человека.

Этапы и организационные формы исследования. Эмпирическая часть исследования проводилась в течение 4-х лет в период с 2004 по 2008 годы и состояла из нескольких взаимосвязанных этапов.

Первый этап (2004-2005 гг.) - организационно-подготовительный. Исследовалась проблема, определялись актуальность, направления эмпирического исследования, формировались его теоретико-методологические основы.

Второй этап (2005-2006 гг.) - комплексная психологическая диагностика и реализация эмпирических задач; начало процесса апробации результатов исследования.

Третий этап: (2006-2007 гг.) - анализ и интерпретация эмпирических данных, проверка основной гипотезы, продолжение процесса апробации.

Четвертый этап: (2006 - весна 2008 г.) - комплексный анализ результатов исследования; проверка дополнительной гипотезы; определение степени научной новизны полученных результатов и формулирование положений, выносимых на защиту; оформление текста работы, расширение! процесса апробации.

Достоверность полученных результатов и обоснованность * сделанных выводов обеспечены исходными научно-методологическими принципами, применением разнообразных и адекватных методов организации исследования, сбора и статистической обработки экспериментально полученных данных, репрезентативностью эмпирической выборки. Полученные результаты по ряду позиций согласуются с данными других исследований по анализируемой проблеме.

Положения, выносимые на защиту. 1. Жизнестойкость является системным психическим свойством, формирующимся в процессе персоно- и профессиогенеза личности. Для личности врача наиболее значимым компонентом жизнестойкости является развитая способность уверенного профессионального и жизненного поведения («вовлеченность»), убежденность в контролируемости жизни («контроль»). В персоногенезе наибольшего уровня жизнестойкость достигает в период жизненной и профессиональной зрелости (стаж профессиональной деятельности 11-15 лет).

2. Жизнестойкость является психологическим продуктом взаимодействия личностных свойств различных уровней организации. У врача-клинициста психологическими ресурсами жизнестойкости являются фактор экстраверсии, предметность мышления; к личностным ресурсам можно отнести направленность личности на деловую активность, высокий уровень самоактуализации.

3. Компоненты жизнестойкости (вовлеченность, контроль, принятие риска) дифференцируются под влиянием ведущей деятельности субъекта. Значимую роль в становлении жизнестойкости, наполнении деятельности экзистенциальным смыслом у врача хирургических видов специализаций играют компоненты «контроль» и «принятие риска», а у врача-терапевта -«вовлеченность».

4. Процесс становления жизнестойкости, ее компонентов и личностно-психологических ресурсов имеет тендерную специфику. Для женского тйпа жизнестойкости врача являются характерными вовлеченность в жизненный процесс, ощущение себя активным участником жизни, образное мышление, деловая направленность. Способность к наступательности, уверенному профессиональному и жизненному поведению, принятию риска, «знаковое» мышление, направленность на личностное становление являются качествами жизнестойкости мужского типа.

5. К психологическим качествам, блокирующим адаптационный ресурс жизнестойкости личности и ее компонентов у врача-клинициста, относятся: высокий уровень креативности; преобладание в молодые годы направленности на себя, а в зрелые периоды жизни — направленности на дело («трудоголизм»).

6. Состояния профессионально-личностной дезадаптации в виде редукции достижений и эмоционального истощения отрицательно взаимосвязаны с жизнестойкостью личности в целом, а также вовлеченностью и контролем, как ее компонентами.

Научная новизна и теоретическая значимость результатов исследования.

1) На основе сочетания интегрального, субъектного, субъектно-деятельностного, экзистенциально-феноменологического подходов установлено, что жизнестойкость является системным психическим свойством, формирующимся в процессе персоно- и профессиогенеза личности.

2) На примере личности врача-клинициста эмпирически обоснованы личностно-психологические ресурсы жизнестойкости. Ими являются такие качества интегральной индивидуальности, как: экстравертированность; предметность мышления; направленность личности на деловую активность; высокий уровень самоактуализации.

3) Показано, что качества, конструирующие диспозицию жизнестойкости? (вовлеченность, контроль, принятие риска), дифференцируются под влиянием ведущей деятельности субъекта.

4) Внесен вклад в тендерную психологию личности, в частности определено, что ресурсом женского типа жизнестойкости врача являются вовлеченность, в жизненный процесс, ощущение себя активным участником жизни; образное мышление, деловая направленность. Ресурсом жизнестойкости мужского типа являются способность к наступательности, уверенному профессиональному и жизненному поведению, принятию риска, «знаковое» мышление, направленность на личностное становление.

5) Расширен интерпретационный аппарат диагностики синдрома эмоционального выгорания. Эмпирически, обоснована взаимосвязь между сниженным ресурсом жизнестойкости и выраженными составляющими синдрома выгорания: редукции достижений, деперсонализации и эмоционального истощения.

Практическая значимость исследования подтверждена справками о внедрении его результатов в Кубанском государственном медицинском университете, Больнице скорой медицинской помощи г. Краснодара.

Выделенные в ходе экспериментального исследования психологические ресурсы жизнестойкости могут рассматриваться в консультационном процессе, при психологическом сопровождении субъектно-личностного становления индивида, персонала организации, при определении направлений деятельности психолога организации, в частности психологической службы в системе здравоохранения, в непрерывном медицинском образовании в качестве «индикаторов» процесса социально-психологической адаптации личности.

Сформированный пакет психологических методик диагностики, может быть рекомендован для применения в систематической работе психолога.

Апробация работы. Результаты теоретических и эмпирических исследований по теме диссертации неоднократно обсуждались на заседаниях кафедр психологии, личности и общей психологии, управления персоналом го организационной психологии КубГУ, кафедры общественного здоровья и здравоохранения КГМУ. Основные результаты исследования докладывались и обсуждались на научных, научно-практических конференциях, симпозиумах международного, всероссийского, регионального уровней: «Психологическое здоровье нации: региональный аспект» (Краснодар, 2006); «Актуальные проблемы психологии активности личности» (Краснодар, 2007); «Акмеология: личностное и профессиональное развитие» (Москва, 2007); «Юбилейная научная конференция, посвященная 100-летию Б.Г. Ананьева» (Москва, Институт психологии РАН, 2007), на IY Всероссийском съезде РПО (Ростов н/Д, 2007).

По теме диссертации опубликовано 7 работ.

Структура работы. Работа включает введение, три главы основного текста, заключение, список литературы из 196 наименований; приложения. Общий текст работы (без приложений) содержит 175 страниц. Основной аналитический материал представлен графически в 23 таблицах, 20 рисунках, одной схеме.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

1. Современный этап развития психологического знания о человеке обусловливает целесообразность интегрирования в теоретических подходах при организации психологического исследования традиций передовых отечественных концепций и, раскрывающих свой методологический ресурс западных воззрений на природу личности. К таковым, прежде всего, следует отнести гуманистическую, экзистенциально-феноменологические концепции личности.

2. Психологическим содержанием личностного развития является процесс системной адаптации человека к природному и социальному миру. Рассмотренные теоретические и методологические положения указывают на необходимость изучения личностных особенностей процесса психологической адаптации и противодействия стрессу, роли личностных ресурсов, закономерностей их детерминации.

3. Эффективность использования ресурсов и стратегий совладания зависит от параметров, характеризующих саму ситуацию, и возможностей человека. В системе таковых личностные, психологические качества играют детерминирующую роль, в частности интервальный локус контроля, оптимистическое мировоззрение, активная жизненная позиция, мотивация достижения, высокая самооценка. Особое место среди них занимает качество жизнестойкости личности.

4. Жизнестойкость характеризует меру способности личности выдерживать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и не снижая успешность деятельности. Она включает в себя три сравнительно автономных компонента: вовлеченность, контроль, принятие риска. Выраженность этих компонентов и жизнестойкости в целом препятствует возникновению внутреннего напряжения в стрессовых ситуациях за счет стойкого совладания со стрессами и восприятия их как менее значимых. Как личностная диспозиция жизнестойкость, помимо функции преодоления онтологической тревоги, имеет широкий диапазон личностно-психологических свойств, вписываюшдхся в систему понятий ресурсного подхода. Исследование этих свойств во взаимосвязи и взаимообусловленности с жизнестойкостью и ее компонентами должно позволить осветить дополнительный ракурс психологии личности.

ГЛАВА II. ПРОГРАММА ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1. Этапы и организационные формы исследования

Программа эмпирического исследования определялась его целями и задачами, включала в себя совокупность организационных форм, методов исследования, структуру логически взаимосвязанных этапов экспериментально-исследовательской работы.

Исследование планировалось и организовывалось на начальном этапе кафедрой психологии личности и общей психологии, а на завершающем этапе — кафедрой управления персоналом и организационной психологии Кубанского государственного университета. Экспериментально-исследовательской базой исследования явились:

1) факультет повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов Кубанского государственного медицинского университета (г. Краснодар);

2) Муниципальное учреждение здравоохранения «Краснодарская городская клиническая больница скорой медицинской помощи».

Работа проводилась в течение 4-х лет с 2004 по 2008 годы и состояла из нескольких взаимосвязанных этапов.

Первый этап (2004-2005 гг.) - организационно-подготовительный. Исследовалась проблема, определялись актуальность, направления эмпирического исследования, формировались его теоретико-методологические основы.

Второй этап (2005-2006 гг.) — комплексная психологическая диагностика и реализация эмпирических задач; начало процесса апробации результатов исследования.

Третий этап: (2006-2007 гг.) - анализ и интерпретация эмпирических данных, проверка основной гипотезы, продолжение процесса апробации.

Четвертый этап: (2006 - весна 2008 г.) - комплексный анализ результатов исследования; проверка дополнительной гипотезы; оформление текста работы, расширение процесса апробации.

В целом эмпирическая часть исследования носила комплексный характер, временные границы, разделяющие каждый из названных этапов, достаточно условны.

Организационные формы исследования. Эмпирическое исследование проводилось в нескольких формах. Организационно совокупная выборки испытуемых распределена на две основных подгруппы (терапевты, хирурги), которые в процессе исследования в соответствии с его задачами были дифференцированы по возрасту (стажу профессиональной врачебной деятельности) и полу. Обследования проводились индивидуально и в группах, в зависимости от требований применяемого методического аппарата, профессионально-жизненных ситуаций респондентов (занятость в лечебном процессе, дежурство, время отдыха и проч.), а таюке индивидуальных особенностей испытуемого.

Каждый участник программы включен в список состава эмпирической выборки, имел свой индивидуальный шифр, что отвечает требованиям конфиденциальности психолого-диагностических исследований.

Программа исследования включала проведение индивидуальных консультирований по запросам респондентов. В этих случаях содержание психодиагностических данных дешифровывалось автором данной работы, но конфиденциальность не нарушалась.

Важной организационной формой проводимого исследования было соблюдение принципа поэтапного теоретико-методологическое- обобщения результатов и представление их в виде докладов, публикаций статей научной общественности. Работа прошла апробацию в виде докладов автора на методологическом семинаре аспирантов'и молодых ученых-психологов, на заседаниях кафедр психологии личности и общей психологии, управления персоналом и организационной психологии Кубанского государственного университета, общественного здоровья и здравоохранения Кубанского государственного медицинского университета. Основные результаты исследования докладывались и обсуждались на научных, научно-практических конференциях, симпозиумах международного, всероссийского, регионального уровней.

2.2. Методический аппарат исследования

В работе использован комплекс методов научного исследования [7], а также совокупность приемов и операций (методик), обеспечивших достижение поставленной цели, реализацию задач, сравнимость результатов и обоснованность выводов. Основой исследования определены методы биографирования, опроса, качественного и количественного анализа эмпирических данных. Инструментальным обеспечением реализации названных методов были: опрос; беседа; наблюдение, а также группа психодиагностических методик, адекватных поставленным цели и задачам: Опросник жизнестойкости (Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова); опросник «ЕР1» Г. Айзенка; методика «Профиль мышления» (В.А. Ганзен, К.Б. Малышев); опросник определения личностной направленности (В. Смекал и М. Кучер); «Краткая шкала самоактуализации» и опросник «Оценка уровня самоактуализации» (Л.Я. Гозман); опросник MBI (К. Маслач и С. Джексон).

Обработка результатов и графическое представление данных осуществлялись с использованием стандартного пакета статистических программ Statistica 6,0, с учетом современных требований к методам

При описании результатов математико-статистического анализа эмпирических данных использованы принятые в экспериментальных исследованиях обозначения:

N — общее количество наблюдений (испытуемых); пх - подвыборка испытуемых; М (х) — среднее значение признака; m - статистическая ошибка средней арифметической; о — стандартное (среднеквадратичное) отклонение;

Р ~~ уровень статистической значимости; t -критерий Стьюдента; г - коэффициент линейной корреляции Пирсона;

Ф* - многофункциональный критерий углового преобразования Фишера, предназначенный для сопоставления двух выборок по частоте встречаемости интересующего исследователя эффекта [142, с.158]. Критические значения критерия Фишера (0,01>р<0,05) находятся в диапазоне: 1,64 - 2,31: ф;)М„.*<1,64 свидетельствует о незначимости отличий сравниваемых показателей, а фЭМ11.*>2,31 является показателем высокого уровня достоверности различий, в этом случае исследователь отмечает, что фЭмп>фкр что позволяет утверждать: различия находятся в зоне статистической значимости [там же, с. 163, 330-332].

В эксперименте использован пакет психодиагностических методик, адекватных предмету, объекту, целям и задачам исследования.

1). Для изучения состояния жизнестойкости и ее психологических компонентов применен Опросник жизнестойкости Д.А. Леонтьева, Е.И. Рассказовой [80].

Тест жизнестойкости представляет собой адаптацию опросника «Hardiness Survey», разработанного американским психологом С. Мадди, теория и исследования которого, как отмечают авторы методики, за отдельными исключениями [4, 85], до сегодняшнего дня практически не находили отражения в русскоязычных публикациях. Личностная переменная hardiness (в 2000 году Д.А. Леонтьев предложил обозначать эту характеристику на русском языке как жизнестойкость) характеризует меру способности личности выдерживать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и не снио/сая успешность деятельности [80, с. 3]. Отмечается, что этот конструкт был выделен в ходе исследований, в которых искался ответ на> вопрос: какие психологические факторы способствуют успешному совладанию со стрессом и снижению (или даже предупреждению) внутреннего напряжения? Авторы утверждают, что тест жизнестойкости является надежным и валидным инструментом психологической диагностики, результаты которого не зависят от пола, образования и, по всей вероятности, региона проживания человека [80, с. 54]. Результаты теста жизнестойкости позволяют оценить способность и готовность человека активно и гибко действовать в ситуации стресса и трудностей или его уязвимость к переживаниям стресса.

Испытуемому предлагается ответить на 45 вопросов, используя варианты: «нет»; «скорее нет, чем да»; «скорее да, чем нет»; «да». При анализе результатов применяется 4-х балльная шкала (от 0 до 3-х баллов). Утверждения (вопросы) имеют как прямое, так и обратное значение, что отмечено в «Ключе» к тесту (Приложение 1).

Жизнестойкость как диспозиция включает в себя три сравнительно автономных компонента: вовлеченность, контроль, принятие риска. Выраженность этих компонентов и жизнестойкости в целом препятствует возникновению внутреннего напряжения в стрессовых ситуациях за счет стойкого совладания (hardy coping) со стрессами и восприятия их как менее значимых.

Вовлеченность (commitment) определяется как «убежденность в том, что вовлеченность в происходящее дает максимальный шанс найти нечто стоящее и интересное для личности» [184; 80, с. 4]. Человек с развитым компонентом вовлеченности получает удовольствие от собственной деятельности. В противоположность этому, отсутствие подобной убежденности порождает чувство отвергнутое™, ощущение себя «вне» жизни, С. Мадди писал: «Если вы чувствуете уверенность в себе и в том, что мир великодушен, вам присуща вовлеченность» [Цит. по:, с. 4].

Контроль (control) представляет собой убежденность в том, что борьба позволяет повлиять на результат происходящего, пусть даже это влияние не абсолютно и успех не гарантирован. Противоположность этому — ощущение собственной беспомощности. Человек с сильно развитым компонентом контроля ощущает, что сам выбирает собственную деятельность, свой путь.

Принятие риска (challenge) — убежденность человека в том, что все то, что с ним случается, способствует его развитию за счет знаний, извлекаемых из опыта, — неважно, позитивного или негативного. Человек, рассматривающий жизнь как способ приобретения опыта, готов действовать в отсутствие надежных гарантий успеха, на свой страх и риск, считая стремление к простому комфорту и безопасности обедняющим жизнь личности. В основе принятия риска лежит идея развития через активное усвоение знаний из опыта и последующее их использование [80; с. 4-5].

2). . Факторы нейротизма, экстра- и интроверсии как структурные компоненты индивидных качеств личности для определения характера их взаимосвязи с диспозицией жизнестойкости исследовались с применением Опросника Г. Айзенка «ЕР1» (форма А).

3). Познавательные способности и их взаимосвязь с жизнестойкостью анализировались с применением методики «Профиль мышления» В.А. Ганзен, К.Б. Малышева [118, с. 159-164]. Профиль мышления, отображающий доминирующие способы переработки информации и уровень, креаьтивности, является важнейшей личностной характеристикой человека, определяющей его стиль деятельности; склонности, интересы, направленность [118, с. 159]. Методика выделяет четыре базовых типа мышления, каждый из которых обладает специфическими характеристиками.

1. Предметное мышление. Неразрывно связано с предметом в пространстве и времени: Преобразование информации осуществляется с помощью предметных, действий- Существуют физические ограничения на преобразование. Операции выполняются только последовательно. Результатом является мысль, воплощенная в новой конструкции. Этим типом мышления обладают люди с практическим складом ума. !

2. Образное мышление. Отделено от1 предмета в.пространстве и времени. Преобразование информации осуществляется с помощью действий с образами. Нет физических ограничений на преобразование. Операции можно осуществлять последовательно и одновременно. Результатом является мысль, воплощенная в новом образе. Этим мышлением обладают люди с художественным складом ума.

3. Знаковое мышление. Преобразование информации осуществляется с помощью умозаключений. Знаки объединяются в более крупные единицы по правилам единой грамматики. Результатом является мысль в форме понятия или высказывания, фиксирующего существенные отношения между обозначаемыми предметами. Этим мышлением обладают люди с гуманитарным складом ума.

4. Символическое мышление. Преобразование информации осуществляется с помощью правил вывода (в частности, алгебраических правил или арифметических знаков и операций). Результатом является мысль, выраженная в виде структур и формул, фиксирующих существенные отношения между символами. Этим мышлением обладают люди4 с математическим складом ума.

Согласно Д. Брунеру, мышление рассматривается как перевод с одного языка на другой. Следовательно, при четырех базовых языках возникает шесть вариантов перевода:

1) предметно-образный (практический);

2) предметно-знаковый (гуманитарный);

3) предметно-символический (операторный);

4) образно-знаковый (художественный);

5) образно-символический (технический);

6) знаково-ситмволический (теоретический).

Соответственно названным типам мышления опросник включает четыре шкалы, содержащих по 15 утверждений. Пятая шкала, имеющая также 15 утверждений, позволяет оценить уровень креативности личности (Приложение 2).

Испытуемый оценивает собственное отношение к каждому утверждению выбором одного из альтернативных вариантов («да»-«нет»). При интерпретации результатов диагностики учитываются положительные ответы. Таким образом, максимальный показатель по каждой шкале составляет 15 баллов.

Методика позволяет определить три уровня базового типа мышления и творческих способностей (креативности): высокий уровень (диагностический балл находится в пределах от 0 до 5); средний уровень (от 6 до 9 баллов); высокий уровень (от 10 до 15 баллов).

4). Направленность как «ядро» личности изучена по данным, полученным с применением методики В. Смекал и М. Кучер «Опросник определения личностной направленности», разработанного на основе ориентационной анкеты Б. Басса [130, с. 47-54]. Назначение исследования — определение направленности человека: личностно (на себя — НС); коллективистской (на взаимодействие - НВ; деловой (на дело, задачу — НД).

Испытуемому предлагается 30 утверждений, в каждом из которых имеются три варианта ответов, соответствующих трем названным видам направленности. Респондент должен выбрать сначала тот вариант, который лучше всего отражает его точку зрения, а затем тот, который менее всего соответствует его жизненным установкам. Обработка результатов проводится по схеме, предлагаемой авторами [130, с. 52].

5). Взаимосвязь жизнестойкости и тенденций самоактуализации личности изучена по данным двух методик: «Краткой шкалы самоактуализации» [158, с. 512-513] и опросника «Оценка уровня самоактуализации» Л.Я. Гозман [5, с. 91-95] - см. Приложение 4.

При работе с Краткой шкалой самоактуализации респонденту предлагалось оценить свое отношение к ряду утверждений по 4-х бальной шкале. Максимальный диагностический показатель составляет 60 баллов. Для проведения сравнительного анализа эмпирических данных, введены три диагностических уровня самоактуализации с определением их диапазона в баллах:

• высокий уровень (40-60 баллов);

• средний уровень (20-39 баллов);

• низкий уровень (19 и менее баллов).

Шкала «Ориентация во времени» включает 17 пунктов опросника «Оценка уровня самоактуализации» и позволяет определить степень правильности ориентированности человека во времени. Человек, обладающий низким уровнем самоактуализации (низкий балл по шкале), неправильно ориентируется во времени. Такой человек либо живет прошлым, его мучают раскаяние за совершенные проступки, воспоминания о нанесенных ему обидах, он испытывает постоянные угрызения совести либо живет будущим, строит недостижимые планы, надежды, ставит перед собой нереальные цели. Человек обычно считает, что идеалы и цели в этом случае могут являться средствами, с помощью которых удовлетворяются потребности в привязанности, любви, признании, восхищении. Он тешит свое тщеславие, удовлетворяя в воображении свои желания и цели. Считается, что нереальные цели возникают у человека, когда он не способен принять себя таким, каков он есть в действительности. Стремясь к идеалистическим, неосуществимым целям, индивид превращает свою жизнь в ад. Это задерживает естественное развитие личности и способствует возникновению в человеке чувства неполноценности. Людям, живущим предпочтительно будущим, обычно присущ страх за свою жизнь.

Самоактуализирующаяся личность (высокий балл по шкале) правильно ориентирована во времени, рассматривая его в единстве прошлого, настоящего и будущего. Она не откладывает жизнь на завтра, не увязает в прошлом, а живет в настоящем, воспринимая его, однако, в единстве с прошлым и будущим. Человек «компетентный» во времени отличается от несамоактуализирующейся личности тем, что менее обременен чувствами вины, сожаления, обиды, идущими от прошлого. Его надежды разумно связаны с действующими в настоящее время целями. Его вера в будущее лишена ригидных или идеалистических целей.

Несамоактуализирующаяся личность не соотносит прошлое и будущее с настоящим. Такая личность может, кроме того, ориентироваться только на будущее или на настоящее, то есть ее цели не связаны с текущей деятельностью, а ее прошлый опыт мало влияет на поведение.

Для стандартизации обработки данных мы использовали три уровня оценок. Низкие оценки отнесены к диапазону 0-6 балла; средние — 7-13 баллов; высокие - 14-17 баллов.

6). Для получения данных о состоянии профессионально-личностной дезадаптации применен опросник MBI К. Маслач и С. Джексон в адаптации Н. Водопьяновой [36, с. 199-207]

В опроснике содержатся 22 утверждения о чувствах и переживаниях, связанных с выполнением профессиональной деятельности. Опросник включает три шкалы, соответствующих модели синдрома эмоционального выгорания К. Маслач и С. Джексон: эмоциональное истощение, деперсонализация и редукция достижений. Ответы оцениваются по 7-бальной шкале измерений и варьируются от «никогда» (0 баллов) до «всегда» (6 баллов).

О наличии высокого уровня выгорания свидетельствуют высокие оценки по субшкалам эмоционального истощения и деперсонализации и низкие — по шкале редукция достижений.

В соответствии с методикой выделены следующие уровни «выгорания» [36, с. 207]:

Субшкала Уровень низкий средний высокий эмоциональное 0-16 17-26 27 и более истощение деперсонализация 0-6 7-12 13 и более редукция 37 и более 36-31 30 и менее достижений

2.3. Характеристика выборочной.совокупности исследования

Исследование проведено в группе врачей-клиницистов двух основных направлений специализаций: хирургической и терапевтической. Совокупная выборка составила 422 испытуемых. Она была разделена на две основные группы по видам специализации врачей: терапевты (260 чел.) и хирурги (162 чел.) — Таблица 1.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Стецишин, Роман Иванович, Краснодар