Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Ахвердова, Ольга Альбертовна, 1998 год

Введение

Глава I Теоретическое обоснование работы

1.1. Жизненный путь и индивидуальность

1.2. Конституциональные типологии в психологии и их 25 значение для подростковых психотипов

1.3. Типы и свойства нервной системы как основа 28 индивидуально-психологических различий

Глава II Методики исследования и характеристика контингента испытуемых

2.1. Психологические методики

Глава Ш Дифференциальная психологическая феноменология 60 подростков в континууме от акцентуаций характера до конституциональных личностных радикалов.

Глава IV Экспериментально-психологическая характеристика и 112 обоснование градаций конституционального личностно-характерологического континуума подростков

Глава V Влияние социальных факторов на подростков, 167 находящихся в различных диапазонах личностно-характерологического континуума

Глава VI Влияние экологических факторов на подростков с 199 различными психотипологическими особенностями

Глава VII Результаты психолого-педагогической и медико- 259 психологической коррекции конституционально-биологических основ подростков с признаками пограничной аномальной личности

Введение диссертации по психологии, на тему "Личностно-характерологический континуум современного подростка"

Актуальность исследования. Одной их актуальных проблем психологии было и остается изучение различных личностных, характерологических, индивидуальных и типологических особенностей человека. Это известный и непреложный диапазон различий и общностей: чем-то каждый человек похож на всех людей, чем-то - только на некоторых, чем-то ни на кого не похож, а чем-то иногда не похож на самого себя.

Государственное, экономическое, политическое переустройство российского общества в целом создало уникальные условия для своеобразного "естественного эксперимента" (А.Ф. Лазурский), в котором сфокусировались и как бы открылись механизмы реального взаимодействия социального, биологического и психического на уровне социума и конкретной личности. Однако,с точки зрения Б.Ф. Ломова (1982), детерминированность развития личности общественными отношениями не означает, что она является пассивным слепком этих отношений." Социальное, биологическое и психическое существуют в диалектическом единстве, каждый из полюсов которого может приобрести решающее значение (Э.В. Ильенков,1974; П.С. Батищев, 1963; Н. С. Нарский, 1969; НН.

Kelly, 1972; R. Eiger, 1978; R. Fagiiiri, 1969; H.Taitel, 1969). t

Если взаимозависимость и взаимопроникновение социального и психического, социального и поведенческого, социального и биологического представляют собой общие и традиционные проблемы для отечественной психологии (С.Л. Рубинштейн, 1934; Л.С. Выготский, 1940;Б.М. Теплов, 1995; Б.Г. Ананьев,1967; А.Н. Леонтьев, 1983), то в условиях социальной нестабильности (правовой, политической, идеологической, экономической), как справедливо полагает Б.А. Сосновский (1994), в человеке проявляется нечто базисное, скрытое, индивидуальное (по типу различия проявлений темперамента и характера), что менее всего подвержено социально-культурным и социально-психологическим влияниям.

Интересна в этом отношении позиция JI.C. Выготского (1960), считавшего, что "индивид в своем поведении обнаруживает в застывшем виде различные уже законченные фазы развития. Генетическая многоплановость личности, содержащей в себе пласты различной древности, сообщает ей необычайно сложное построение и одновременно служит как бы генетической лестницей, соединяющей через целый ряд переходных форм высшие функции личности с примитивным поведением в фило- и онтогенезе."

В связи с этим формирование и развитие диапазона изменчивости конституциональных психотипологических основ личности выступает на первый план (В.Д. Небылицын, 1956; Б.М. Теплов, 1961; В.М. Русалов, 1979; Б.Ф. Ломов, 1984) Чем выше уровень развития личности, тем большее значение и выраженность приобретают содержательные стороны ее психических особенностей, в частности, характера (А.Ф. Лазурский, 1992; В.Н. Мясищев, 1930; Б.Г. Ананьев, 1949; А.Е. Личко, 1979; Ю.М. Орлов, 1987). Именно характер обусловливает выражение отношений человека как субъекта деятельности к миру вообще, что с позиций С.Л. Рубинштейна (1989), дает право на одну линию поведения, "одни поступки и которыми исключаются как несовместимые с ними, им противоречащие другие". Об индивидуальном стиле действия присущем личности, которая обладает конкретным характером, пишет Е.А. Климов (1969), А.Г. Асмолов (1990), В.Д. Шадриков (1990-1997).

Формирование личностно-характерологической структуры подростка составляет основу индивидуального поведенческого стереотипа. Личность вообще, а пограничная, аномальная в особенности, наиболее ярко проявляет себя в индивидуальных поведенческих стереотипах, немало зависящих от врожденных или наследственных конституциональных психических особенностей (B.C. Мерлин, 1970; Д.И. Дубровский, 1971; В.И. Слободчиков,

1983; Б.С. Братусь, 1988; А.В. Брушлинский, 1994, Т.Ф. Базылевич, 1994; В.В. Белоус, 1995).

Формирование и развитие в этих условиях личностно-характерологи-ческой, психотипологической структуры подростка должно нести в себе то природное, конституциональное "ядро", которое в экстремальных социальных условиях может вести либо к социально-приемлемым формам поведенческой адаптации, либо к феноменологии поведенческой и личностной деструкции. В связи с этим многие представления о личности, характере, поведенческих и психологических особенностях подростков, выросших в периоды относительно стабильных социальных условий, могут и должны быть пересмотрены на фоне переходного состояния нынешнего российского социума.

Анализ различных, порой противоречивых литературных источников позволяет утверждать, что наследуется субъектом лишь набор различных способов реагирования на всевозможные воздействия окружающей среды. Какие именно генетические предпосылки оформятся в реальные психологические признаки или свойства, зависит от взаимодействия этих предпосылок и социальных, экологических условий среды. Представляемый личностно-характерологический континуум подтверждает и доказывает реальность взаимодействия биологических предпосылок и условий среды. Следовательно, обусловленность личностно-характерологических особенностей подростков необходимо искать как в обобщенно-биологических предпосылках, так и в особенностях социальных и экологических условий существования; удельный вес участия биологических и средовых факторов в личностно-характерологическом континууме может быть различным. Биологические и средовые факторы могут соединяться, образуя неблагоприятные условия для личностно-характерологической динамики подростка, а могут создавать благоприятные условия для позитивной динамики, развития личностно-характерологических особенностей подростка.

Вариабельность психологических свойств человека и их проявлений многомерна. Представляя широкий подбор качеств и свойств,составляющих психологическую структуру личности многие авторы (Л.И. Божович, 1968; К.А. Абульханова, 1973; А.В. Петровский, 1973,1984; К.К. Платонов, 1972;А.Г. Асмолов,1984; Б.С. Братусь, 1988; Б.Р. Ломов, 1981; В.П.Зинченко, е.б. Моргунов, 1994;В.Д. Шадриков,1994; В.И.Слободчиков, 1994; R. В Cattell, 1957; Eusenk, Н. J, 1960; Seve L, 1974), подчеркивают понятийную уязвимость раздельного изучения подструктур личности, которые либо неоправдано противопоставляются, либо необоснованно идентифицируются. Это, например, класические связки: темперамент -характер, характер - личность, направленность - способности, мотив - смысл (Б.А. Сосновский, 1993).

Концепция психического как процесса (С.Л. Рубинштейн) является методологической основой понимания и исследования преемственности и непрерывности (континуальности) психики в целом и любого ее традиционно выделяемого компонента. С точки зрения А.В. Брушлинского (1996), "психическое как процесс формируется на протяжении всей жизни индивида, но не на каждом этапе этого процесса сразу же происходит становление. относительно устойчивых личностных психических свойств". Диалектический принцип детерминизма, согласно которому внешние факторы всегда действуют через внутренние условия, и, наоборот,-внутреннее, психическое опосредуется, реализуется внешним, материальным, позволяет утверждать, что любая последующая стадия психического может сформироваться лишь в том случае, если ей предшествовало в качестве внутреннего исходного условия другое, даже менее сложное психическое явление.

В.Д. Шадриков (1982,1994) справедливо утверждает, что к психике следует подходить "как к системе, единой, целостной и структурированной. При этом психическое должно рассматриваться в процессе развития, в процессе системогенеза". Психическое как процесс, становление которого происходит на протяжении всей жизни индивида, представляет собой важнейшую психологическую реальность, из которой формируются все психические явления (чувства, мотивы, установки), функции, состояния, личностные, психические свойства (характер и способности), превращающиеся в последующем в продукты этого процесса (личностно-характерологическую и поведенческую структуры), которые включаются в дальнейшее формирование и развитие как его существенное внутреннее услови^Л.М. Веккер, 1976, А.В. Брушлинский).

Э. Кр'^чмер выделял континуум, соответствующий психической норме, Ч ч патологической конституции типа психопатии и собственно эндогенную психическую патологию. Таким образом, по Э. Кречмеру получалось, что вслед за психической нормой сразу же начинается диапазон патологической личностной конституции. Такая позиция исключает более тонкую изменчивость, истинный континуум, характерные для природы и обязывает к дихотомическому подходу: либо психическая норма, либо патологическая t личностная конституция. Возникает вопрос, что является соединяющим звеном, что заполняет "пустоту" между психической и психологической нормой и патологической психической конституцией. С нашей точки зрения конституциональный личностный радикал является связующим континуальным звеном между нормой и патологической личностной конституцией, образуя диапазон пограничной аномальной личности.

Новым шагом в изучении личности, продолжением лучших научных традиций были исследования К. Леонгарда, А.Е. Личко. В частности , А.Е. Личко подтвердил и показал на огромном клиническом материале, что психическая и психологическая норма имеет свой диапазон, свои градации, выделяя, по сути дела, среднюю полосу нормы и крайние ее варианты в виде акцентуаций характера. Однако автор стремился делать акцент лишь на характерологических особенностях личности. По результатам его исследований получалось, что только акценту анты подростки являются "резервом" для возможной психической патологии и личностных изменений, т.е. под влиянием различных экзогенных факторов, обращенных к "месту наименьшего сопротивлениям" у акцентуантов развиваются психические личностные расстройства.

С нашей точки зрения, акцентуанты обладают достаточными адаптационными, резервными возможностями и функционирование индивидуального барьера адаптации (Ю.А. Александровский, 1977) достаточно надежно и прочно в рамках психической и психологической нормы. Природа позаботилась об акцентуантах, наградив их различными способностями, которые расширяют и укрепляют индивидуальный барьер адаптации. Если же наблюдается дрейф психотипологической изменчивости за пределы границ нормы, то мы вправе предположить, что именно следующий континуальный диапазон отражает природное неблагополучие и увеличивает риск дезадаптивного, патологического психического и личностного реагирования.

Континуально-генетическая концепция А.В. Брушлинского (1997-1996), являющаяся продолжением и развитием понимания психического как процесса, позволяет сформулировать представление о личностно-характеро-логическом континууме подростков, подчеркивающем идею непрерывности и преемственности, формирования и развития психического облика личности. Это представление заполняет известный разрыв, промежуток качественных градаций личностной изменчивости между всегда условной относительной психической нормой и психопатиями как узаконенной (статистически, вероятностно), патологической конституцией личности (П.Б.

Ганнушкин, 1964; Г.К. Ушаков, 1987; А.Е. Личко,1985, Э. Кречмер, У. Шелдон, К. Конрад).

Определение и изучение диапазона, в котором располагается пограничная аномальная личность, надежная и валидная дифференциальна^диагностика границ этого диапазона как со стороны личностной нормы, так и со стороны патологической психопатической конституции представляют собой актуальную и значимую проблему общей и дифференциальной психологии. С точки зрения практической, этим задается одно из приобретенных направлений работы любых типов учебных и воспитательных заведений, решающю^адачи формирования целостной и гармоничной личности подростка. Выделение границ пограничной анамольной личности подчеркивает, что "формирование психического" является основным споссобом существования психического как процесса, подтвердив, что основным способом существования личности является развитие (Л. И. Анцыферова,1978).

Цель диссертационного исследования - выявление и обоснование непрерывного распределения (континуума) личностно-характерологических особенностей подростков в диапазоне от крайнего варианта психической нормы - акцентуации, к пограничной личностной аномалии и до патологической конституции личности в виде психопатии.

Объект исследования - динамика личностно-характерологических особенностей современного подростка (психотипологические свойства подростка в процессе формирования и развития).

Предмет исследования - континуальная сущность и обусловленность характерологических особенностей российских подростков в диапазоне от нормы до личностной патологии (непрерывность и континуальность психического в психотипологической структуре личности).

Теоретическая гипотеза исследования основана на теории единства сознания и деятельности, в основе которой лежит понятие "формирования психического" как живого процесса.

Эмпирическая гипотеза исследования

В одинаковых социально-психологических условиях среды каждый индивид обладает особым психотипическим набором характеристик, создающих неповторимый личностный облик. Одним из факторов, который позволяет дифференцировать личность подростка, является взаимосочетание характерологических качеств.

Роль характера в формировании личности заключается прежде всего в том, что он, являясь внутренним условием, определенным образом модифицирует позитивные или негативные воздействия окружающей социально-психологической среды. В зависимости от того, какие особенности характера, выступая на первый план, взаимодействуют со средой, то влияние среды может быть более ослабленным или же, наоборот, влияние среды будет достаточно сильным, что в итоге приводит к качественно различным стереотипам поведения от социально-приемлемых до асоциальных стереотипов. t

Задачи исследования:

1. Феноменологическая психологическая дифференциация личностно-характерологической структуры акцентуации у подростков от личностно-характерологической структуры пограничной аномальной личности в виде конституционального личностного радикала.

2. Выделение психологических критериев и определение характеристик, позволяющих дифференцировать личностно-характерологические акцентуации от пограничной аномальной личности подросткового возраста.

3. Разработка дифференциально-диагностической экспериментально-психологической модели, позволяющей отличать подростков из общей популяции, относящихся к психической норме, от подростков с ранними признаками аномальной личностной изменчивости.

4. Создание дифференциально-диагностической экспериментально-психологической модели, отличающей подростков общей популяции с проявлениями аномальных личностных изменений от подростков с патологической личностной конституцией.

5. Изучение влияния социальных факторов на личностно-характерологическую структуру подростков, имеющих различную качественную и количественную градацию личностно-характерологических особенностей, располагающихся в континууме, от акцентуаций характера до конституционального личностного радикала.

6. Изучение воздействия неблагоприятных экологических (химических) факторов на обобщенно биологическую основу различных градаций личностно-характерологического континуума подростков.

7. Разработка методик и приемов психолого-педагогической коррекции и медико-психологической помощи для подростков с феноменологически выраженными признаками, экспериментально-психологически подтверждающими формирование пограничной аномальной личности.

Теоретическая значимость и научная новизна исследования

Сформулирована и решена проблема разграничения психологической нормы, пограничной аномальной личности и психопатической личности на основании критериев взаимосочетания личностно-характерологических особенностей, социально-психологической адаптации, особенностей формирования стереотипов поведения, психологической толерантности к воздействию внешних факторов.

Впервые описана психологическая феноменология и статистически достоверное существование пограничной аномальной личности подростка, занимающей в личностно-характерологическом (психотипологическом) континууме промежуточное положение между психологической нормой и патологической психопатической личностью

Впервые раскрыта содержательная часть пограничной аномальной личности и показано, что в ее основе лежит конституциональный личностнохарактерологический радикал, отражающий фенотипическую изменчивость и зависимость от генетических и социально-экологических факторов.

В результате лонгитюдных и сравнительных психологических исследований выявлены воздействия меняющихся социальных и экологических факторов на личностно-характерологический континуум I российских подростков.

Положение подростка в психотипологическом континууме и принадлежности его к конкретному типу позволяет достаточно точно прогнозировать возможности личностной толерантности и уровня адаптации дезадаптации в экстремальных условиях; вероятность развития пограничных психологических переживаний (реакций, состояний) и пограничных нервно-психических расстройств. Практическая значимость

Экспериментально разработаны надежные психолого-математические t критерии дифференциации подростков, располагающихся в различных диапазонах личностно-характерологического континуума. Созданы экспериментально-психологические модели дифференциации различных психотипов подростков в общей популяции, работающие при воздействии на подростков социальных и экологических факторов. Предложена индивидуально-дифференцированная система психологической и психотерапевтической помощи подросткам с акцентуациями характера с нарастающей фенотипической личностной и поведенческой изменчивостью в сторону пограничных личностных аномалий. Впервые разработана и осуществлена медико-психологическая система помощи подросткам с пограничными личностными аномалиями. Предложена организационная модель психолого-педагогической и медико-психологической коррекции с использованием специалистов в виде диад (психолог - педагог) и триад (психиатр - психолог - педагог) адекватная градациям континуума личностно-характерологических изменений подростков.

Достоверность и обоснованность результатов работы обеспечены комплексом апробированных и надежных методов исследования, применением методов непараметрической математической статистики, репрезентативностью первичного материала, представительностью выборок и системностью исследовательских процедур в структуре лонгитюдных и сравнительных методов исследования.

Положения, выносимые на защиту

1. Личностно-характерологические особенности подростков имеют по степени своей выраженности непрерывное, хотя и неравномерное, распределение, которое может быть адекватно смоделировано в виде вероятностно обусловленного континуума, имеющего свою качественную и количественную градацию. В исследовании эмпирически выделены следующие качественно различающиеся группы испытуемых, такие, редко выделяемые, по сути оценочные категории, как подростки с акцентуациями характера, с конституциональным личностным радикалом (пограничная аномальная личность) и собственно страдающие психопатиями. Градация акцентуации характера и конституционального личностного радикала обусловлена различной мерой представленности в них обобщенно биологических факторов, а не только социальных и/или воспитательных факторов.

2. В стабильных социальных условиях и благоприятной экологической среде конституционально-биологическая представленность личностно-характерологических радикалов (шизоидов, эпилептоидов, истероидов, циклоидов) практически не проявляется в поведении индивида.

Деструктивные социальные, неблагоприятные экологические условия, предъявляющие чрезмерную нагрузку к констшуционально-биологической основе пограничной аномальной личности, расширяют диапазон "слабых мест" и "зон повышенного риска", катализируя условия для возникновения фенотипической личностной изменчивости, аномального поведения вплоть до пограничных нервно-психических заболеваний у подростков.

3. Использование экспериментально-психологической модели для экспресс-диагностики различных психотипов в общей популяции позволит с высокой достоверностью выделять подростков с акцентуациями характера, от подростков с пограничной личностной аномалией и от подростков с Г патологической личностной конституцией. Содержательной частью экспериментально-психологической модели может служить определенное взаимосочетание психологических маркеров, участвующих в дифференциации конкретных психотипов и линейная дискриминантная функция, представляющая собой суть использования методов непараметрической математической статистики в психологии.

4. Различная представленность обобщенно биологических факторов в градациях личностно-характерологического континуума детерминирует индивидуальную дифференциацию психолого-педагогического и медикоI психологического подхода к оказанию психологической помощи и адекватной коррекционной работы с подростками. Психолого-коррекционная работа с подростками-акцентуантами подразумевает преимущественно содержательную активность диады: психолог - педагог, адресованную к социальным и воспитательным факторам воздействия.

Для достижения оптимизации психологической коррекции пограничной аномальной личности необходима триада специалистов: психиатра - психолога - педагога, в которой психиатр с помощью биологических методов максимально нивелирует конституционально-биологическую обусловленность пограничной личностной аномалии, а психолог и педагог завершают нейтрализацию социально-экологических факторов, участвующих в фенотипической личностной изменчивости от акцентуации до конституционального личностного радикала.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры коррекционной педагогики и психологии Ставропольского государственного университета (СГУ), кафедры психиатрии и психотерапии Ставропольской государственной медицинской академии (СГМА), Клиники пограничных состояний СГМА, в краевом институте повышения квалификации работников образования, на научно-практической конференции "Совершенствование подготовки специалистов дошкольного образования" (1993); Северо-Кавказской научно-практической конференция по актуальным проблемам пограничной психиатрии (1993); Северо-Кавказской конференции "Психиатрическая помощь в новых экономических и этнических условиях" (1993); республиканской научно-практической конференции (Москва - Ставрополь, 1994); на Школе молодых психиатров (1995); научно-практических конференциях молодых ученых (Ставрополь, 1995-1997); на международных научных конгрессах в Югославии (1995), в Турции (1996), в Англии (1998), в России (Москва, 1998); на конференции "Здоровые города" (1997); первом конгрессе неврологов, нейрохирургов, психотерапевтов, клинических психологов Юга России (1998); региональной конференции "Университетская наука -региону" (1998).

Внедрение результатов исследования- Предложены методические разработки, лекции, которые внедрены в учебном процессе в СГУ, краевом институте повышения квалификации работников образования, на факультете постдипломного образования СГМА. Практическое внедрение результатов осуществлено в министерстве общего и профессионального образования, министерстве здравоохранения Ставропольского края.

Объем и структура работы.

Диссертация изложена на стр. машинописного текста и состоит из введения, семи глав, заключения, выводов, списка литературы. I глава посвящена теоретическому обоснованию диссертации; во II главе представлены методики исследования и характеристика контингента испытуемых; в III главе с позиций дифференциальной психологии детально описана психологическая феноменология личностно-характерологических градаций подростков в континууме от акцентуаций до пограничной личностной аномалии; в IV главе отражены результаты экспериментальнопсихологических исследований психотипов подростков в их континууме, анализ и интерпретация полученных данных; V глава представляет I результаты лонгитюдных и сравнительных исследований, отражающих влияние социальных факторов на личностно-характерологическую структуру подростковых акцентуаций; VI глава отражает воздействие экологических факторов на различные типологические особенности личностного и девиантного поведения подростков; VII глава посвящена описанию методик и приемов психолого-педагогической и медико-психологической помощи и коррекции личностно-характерологического континуума у подростков; заключения; выводов.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

выводы и стремятся изменить свой стиль поведения, свой стереотип, что t подтверждает достаточно высокие возможности их самооценки, самосознания. У конституциональных личностных радикалов мы, к сожалению, не смогли зарегистрировать саморегуляцию стереотипа поведения, даже при условиях, когда интеллектуальные и культурные возможности акцентуантов позволяли им достаточно адекватно оценить собственное "Я" в условиях стресса или анализа своего поведения в состоянии опьянения.

В наших исследованиях индивидуально-психологические особенности в виде "сдерживания" как тормозной функции воли были особенно заметны у акцентуантов эпилептоидного и шизоидного типов, которые очень активно и адекватно демонстрирвоали эту особенность в межличностных отношениях. В то же время акцентуантам истероидного и циклоидного типов было трудно демонстрировать индивидуально-психологическую особенность в виде сдерживания дозированно, часто уступая желаемому в ущерб действительности. Им трудно было дождаться окончательного результата дискуссии в товарищеских или партнерских отношениях, и они часто опережали реальный ход событий, что, как правило, заканчивалось упреками в их несдержанности, болтливости с разглашением содержания бесед, зачастую конфиденциальных.

В то же время у конституциональных шизоидных радикалов заметно преобладала неадекватность задерживающей, тормозной функции воли, что проявлялось на уровне индивидуально-психологических особенностей в виде способности к длительному уединению с отсутствием психологического дискомфорта при этом, в межличностных отношениях были "богаты задним умом", т. е. испытывали затруднения сразу адекватно вести диалог, но спустя время находили точные фразы для адекватного ответа с сохранением смысловой нагрузки; у конституциональных эпилептоидных радикалов была заметна динамика свойств нервной системы от подвижности к ригидности и одновременно ослабление тормозной, задерживающей функции воли. На уровне индидвидуально-психологических особенностей это проявлялось вязкостью эмоционального аффекта, назойливостью, приставучестью и трудностью в блокировании, торможении собственного аффекта возбуждения, возникающего в условиях банальных противоречий межличностных отношений, что часто заканчивалось недоразумениями, скандалами, вплоть до физических оскорблений.

Таким образом, индивидуально-психологическая особенность в виде сдерживания имеет свой континуум изменчивости от адекватной тормозной волевой функции в виде типологического свойства нервной системы до ослабления тормозной функции, когда сдерживание аффекта становится все более затруднительным вплоть до полного растормаживания.

В наших исследованиях проявление слабого типа нервной системы, сдвиг типологических свойств нервной системы силы - слабости в сторону слабости наблюдается у акцентуантов циклоидного и истероидного типов. Однако, их психобиологического резерва хватает на то, чтобы достаточно быстро в процессе межличностных отношений компенсировать "легкую ранимость" и "повышенную степень психической чувствительности", что, тем не менее, не избавляет их от достаточно глубоких внутренних переживаний, какой-то период времени скрытых от глаз окружающих. Однако, их психологическая ранимость и повышенная чувствительность, впечатлительность, постоянно приводит к тому, что в ответ на бытовые, производственные стрессоры, стрессогенные психологические отношения, складывающиеся в конкретное время не в их пользу, приводит к достаточно сильной внутренней реакции и переживаниям, которые первое время могут быть заметны. И лишь спустя минуты, часы, акцентуанты циклоидного и истероидного типов "могут взять себя в руки" и волевым усилием затормозить яркость эмоциональных переживаний, пытаясь скрыть их от окружающих. t

Конституциональные личностные циклоидные и истероидные радикалы более заметно проявляют слабость нервной системы, т. е. меланхолические черты темперамента, когда даже в условиях банальных, тривиальных житейских ситуаций они демонстрируют яркие эмоциональные переживания, эмоциональную лабильность, неспособность выдерживать более или менее долгое время социально-психологическое напряжение, ответственность и т. д. Подобное их поведение заметно окружающим, оно не сопровождается одобрением, их партнерские отношения усугубляются. Очевидно, именно поэтому бытовые алкогольные интоксикации даже в небольших дозах приводят к усилению признаков недостаточно адекватного поведения, дурашливости, инфантильности у этих радикалов, еще больше подчеркивая их слабость выдерживать социально-психологические и бытовые токсические воздействия, приводящие к патологическим психическим реакциям и пограничным психическим расстройствам.

Глава IV. Экспериментально-психологическая характеристика и обоснование градаций конституционального личностно-характерологического континуума подростков.

Учитывая тот факт, что 78 % подростков в общей популяции страдают пограничными нервно-психическими расстройствами (О. А. Ахвердова,

1994), то психологические переживания, формирующиеся стереотипы поведения, личностные установки, самооценку, мы должны рассматривать не только с позиций психологической нормы, но и с позиций пограничной психологии и пограничной подростковой психиатрии, что до настоящего времени не было сделано. Для реализации поставленой цели в качестве ориентира нами была выбрана личностно-характерологическая структура подростка в ее непрерывности и распределении во времени, в частности, конституционально-характерологический, конституциональнопсихологический континуум подростков от крайних вариантов психологической нормы - акцентуированных подростковых типов к t подросткам с конституционально-характерологическими, конституционально-личностными, конституционально-психологическими особенностями в виде радикальных психотипов и далее к подросткам с субклиническими и ранними признаками пограничных нервно-психических расстройств, живущих в условиях реальной социальной среды и лишенных возможности получения специализированной психологической, психотерапевтической и медицинской помощи.

Психолого-математический анализ двух групп подростков шизоидных акцентуантов без признаков делинквентного стереотипа поведения и шизоидных акцентуантов с делинквентным стереотипом поведения на основании малого набора методик позволил дискриминировать две сравниваемые группы с высокой степенью достоверности (см. таблицу № 1) по результатам средних значений показателей.

Заключение.

Анализ различных, порой противоречивых литературных источников позволяет утверждать, что наследуется субъектом лишь набор различных способов реагирования на всевозможные воздействия окружающей среды. Какие именно генетические предпосылки оформятся в реальные психологические признаки или свойства, зависит от взаимодействия этих предпосылок с социальными, экологическими условиями среды. Представляемый личностно-характерологический континуум подростков подтверждает и доказывает реальность взаимодействия биологических предпосылок и условий существования в среде. Следовательно, t детерминацию личностно-характерологических особенностей подростков необходимо искать как в обобщенно-биологических предпосылках, так и в особенностях социальных и экологических условий существования; удельный вес участия биологических и средовых факторов в личностнохарактерологическом континууме может быть различным. Биологические и средовые факторы могут соединяться, образуя неблагоприятные условия для личностно-характерологической динамики подростка в сторону психопатии, а могут создавать благоприятные условия для позитивной динамики, развития личностно-характерологических особенностей подростка в рамках нормы, t даже ее крайних вариантов - акцентуаций характера.

Можно предположить, чем больше удельный вес характерологических проявлений в структуре субъекта, тем ближе в континууме он будет располагаться к психопатиям. Еслй же в структуре субъекта мы будем регистрировать больший удельный вес личностных свойств по сравнению с чертами характера, то в континууме данный субъект будет располагаться в пределах границ акцентуаций.

Вероятностно обусловленный личностно-характерологический континуум у подростков имеет свою качественную, количественную градацию и динамику психотипологических особенностей подростков

Континуальная сущность, непрерывность и обусловленность статистичекого распределения характерологических особенностей подростка в диапазоне от психической и психологической нормы до личностной патологии подтверждает, что в основе личностно-характерологического континуума лежит понятие "формирования психического" как живого процесса, находящегося в постоянном движении. Результаты наших исследований еще больше укрепляют позицию А.В. Брушлинского о том, что "психическое как процесс формируется на протяжении всей жизни индивида, но не на каждом этапе этого процесса сразу же происходит становление. относительно устойчивых личностных психических свойств". Г

Концепция психического как процесса (С.Л.Рубинштейн) являлась методологической основой понимания и исследования приемственности и непрерывности (континуальности) психики в целом и любого ее выделяемого компонента. Личностно-характерологические особенности подростков имеют по степени своей выражености непрерывное и неравномерное распределение, которые в одном случае в большей степени детерминированы обобщенно-биологическими факторами, а в другом случае - меньше (подростки с акцентуациями характера). Соответственно психическое и психотипологическое содержание акцентуантов в болыпй степени зависит от факторов среды. '

Отклонения личностно-характерологических особенностей акцентуантов, в свою очередь, от собственной средне статистической нормы также порождает различные проблемы для конкретного субъекта в обществе, подчеркивая большее или меньшее значение биологических основ в личностно-характерологическом континууме, не исключая влияния социально-воспитательных факторов. Вопрос каков удельный вес, каково значение биологических факторов для личностно-характерологических проявлений. В одном случае можно наблюдать большую детерминированность биологических факторов, - чем больше субъект продвигается в континууме к диапазону пограничной аномальной личности от акцентуации, в другом случае биологическая обусловленность практически не заметна и мы видим, что субъект в континууме располагается в рамках психической нормы или, в крайнем случае, в диапазоне акцентуации; в третьем случае биологическая обусловленность практически стопроцентная и в личностно-характерологическом континууме субъект располагается в диапазоне статистических градаций, свойственных психопатиям.

Можно утверждать, чем больше удельный вес характерологических проявлений в структуре субъекта, тем ближе в континууме он будет располагаться к психопатиям. Если же в структуре субъекта мы будем регистрировать больший удельный вес личностных свойств по сравнению с чертами характера, то в континууме данный субъект будет располагаться в пределах границ акцентуаций.

В процессе экспериментально-психологического обоснования градаций личностно-характерологического подросткового континуума разрешена проблема разграничения психологической и психической нормы, пограничной аномальной личности п психопатической личности. Доказано, что в природе существует пограничная аномальная личность, содержательной частью которой является конституциональный личностный радикал, отражающий фенотипическую изменчивость. Подростки с признаками конституционального личностного радикала занимают промежуточное положение в психотипологическом континууме между психологической нормой и патологической психопатической личностью. Экспериментально разработаны надежные психологические критерии дифференциации подростков, располагающихся в различных диапазонах психотипологического континуума. Положение подростка в психотипологическом континууме и принадлежность его к конкретному психологическому типу позволяет достаточно точно прогнозировать возможности личностной толерантности, уровень адаптации - дезадаптации в экстремальных условиях, наконец, вероятность развития пограничных психологических переживаний и пограничных нервно-психических расстройств, экспериментально-психологической модели. Экпериментально-психологические модели экспресс-диагностики различных подростковых психотипов в общей популяции позволяет с высокой достоверностью отличать подростков с акцентуациями характера от подростков с пограничной личностной аномалией и от подростков с патологической личностной конституцией. Градация акцентуаций характера и конституционального личностного радикала подростков обусловленна различной мерой представленности в них конституционально-биологических факторов, а не только и не столько социальных.

Деструктивные социальные и экологические условия, предъявляющие чрезмерную нагрузку к конституционально-биологической основе пограничной аномальной личности, расширяют диапазон "слабых мест" и "зон повышеного риска", катализируя условия для нарастания и/или возникновения фенотипической личностной изменчивости, аномального поведения . вплоть до пограничных нервно-психических заболеваний у подростков.

Лонгиттодные, сравнительные, психологические и психофармакологические исследования подтвердили различную степень влияния социальных и экологических факторов на фенотипическую изменчивость психотипологических особенностей индивида, на развитие его психики в ходе качественных изменений государственно-социальной структуры общества. В частности, подтверждено, что социально нестабильные условия провоцируют психобиологическую, психотипологическую нестабильность личности, обусловливая дрейф личностно-характерологических особенностей к диапазону пограничной аномальной личности. Пророческим оказывается высказывание Чижа, что в условиях социальной нестабильности, "чем суровее наказание, тем сдержаннее дегенераты".

Различная представленость обобщенно биологических факторов в градациях личностно-характерологического континуума детерминирует проведение индивидуальной строго дифференцированной психолого-педагогической и медико-психологической коррекции, организационно-содержательной частью которой могут быть варианты:

1 .Психолог - педагог - психотерапевт

2. Психиатр - психолог - педагог .

Если психолого-педагогическая коррекция в сочетании с применением методик психотерапии может быть адекватна для подростков с патологическими психическими реакциями, признаками девиантного поведения, развившимися на базе акцентуаций характера, то успешность психолого-педагогической коррекции и психотерапевтической помощи у подростков с признаками пограничной аномальной личности зависит , в первую очередь, от адекватного психофармакокоррекционного воздействия на обобщенно биологическую основу конституционального личностного радикала.

В приведенных рассуждениях заключается существенный вклад в психологическую теорию характера и личности, открывающий принципиально иные перспективы для практической психологии, создающий теоретические основы для дифференцированной психолого-педагогической и медико-психологической коррекции личностных и поведенческих изменений у подростков. Выводы:

1 .Результаты экспериментально-психологических, патопсихологических, психопатологических исследований позволили представить модель вероятностно обусловленного, имеющего свою количественную и качественную градацию, личностно-характерологического континуума подростков, от психологической нормы к пограничной аномальной личности и далее к психопатии.

2.Акцентуации характера, представляя собой крайний вариант психической и психологической нормы подростков, граничат в личностно-характерологическом континууме с конституциональным личностным радикалом (эпилептоидным, шизоидным, циклоидным и истерическим), представляющим собой конституционально-биологическую основу пограничной аномальной личности, которая, таким образом, занимает промежуточный диапазон между психологической нормой и патологической психопатической личностью.

3.Для пограничной аномальной личности не требуются патогенетически значимых психотравмирующих ситуаций или иных экзогенных патогенетически обусловленных влияний, чтобы произошел "сдвиг" в сторону проявления личностных, поведенческих девиаций и/или пограничных психических нарушений. Длительные, непрерывные социально-нестабильные условия общества или воздействия экологических факторов, в отличии от акцентуированных подростковых типов, повышают вероятность нарастания процесса изменчивости качественных и количественных психотипологических особенностей в сторону границ психопатии.

Создана психолого-математическая модель дифференциальной диагностики и диагностики пограничной аномальной личности в виде регистрации взаимосочетания совокупных признаков конституционального личностного радикала подростка на разных этапах его развития -начальные, нестойкие характеристики и стойкие конечные личностно-характерологические проявления.

4.Для конституциональных личностных радикалов, являющихся основой пограничной аномальной личности, следует считать прогностически неблагоприятными факторами: быстрое формирование устойчивых признаков личностно-характерологической структуры, расширение психологических границ "слабых мест" и "зон повышенного риска", специфическое взаимосочетание психологических маркеров, свойственное конституциональным радикалам; "легкость вхождения" и адаптации в асоциальных субкультурах , быстрое нарастание во времени стойких социально-психологических и психических признаков девиантного стереотипа поведения (делинквентного, токсикоманического), т.е. в целом готовности к пограничному личностному реагированию.

5.Личностно-характерологическая структура шизоидных и циклоидных подростковых психотипов в рамках пограничной аномальной личности отличается большей конституциональной детерминированностью , проявляющейся в более выраженной толерантности к деструктивным социальным воздействиям, в отличии от эпилептоидных и истерических психотипов, на которых в большей степени заметны отпечатки социальных воздействий. При этом истерический психотип характеризуется более нестойкой личностно-характерологической структурой по сравнению с эпилептоидным психотипом.

6. Психологическая устойчивость подростков к деструктивной экологической среде обитания зависит преимущественно от конституционально-биологической основы личностно-характерологической структуры психотипа. Так, подростки с шизоидной и эпилептоидной акцентуациями более устойчивы к экофакторам, а подростки с истерической и циклоидной акцентуациями менее устойчивы, что проявляется во времени трансформации псхотипологических особенностей от диапазона нормы к границам пограничной аномальной личности.

7. Разработаны экспериментально-психологические модели диагностики и дифференциальной диагностики подростков общей популяции с акцентуированными чертами характера от подростков с конституциональным личностным радикалом (пограничная аномальная личность); подростков с акцентуациями характера от подростков с признаками психопатии; подростков с конституциональным личностным радикалом (пограничная аномальная личность) от подростков с признаками психопатии.

8. Раскрытие содержательной части личностно-характерологического континуума современного российского подростка первоначально указывает на необходимость изменений в профессиональной додипломной и постдипломной подготовке психологов, клинических психологов, учителей, подростковых психиатров и психотерапевтов; приведение в соответствие результатов современных научных психологических исследований о подростковой психической норме, пограничной аномальной личности, в целом о личностно-характерологическом континууме с профессиональными психолого-педагогическими и медико-психологическими знаниями.

9. Достижение позитивных результатов психолого-психотерапевтических апелляций к пограничной аномальной личности возможно, вероятнее всего, в условиях превентивной психофармакологической коррекции конституционально-биологических основ подростка в течение не менее двух-трех лет. Содержание психолого-психотерапевтических апелляций к пограничной аномальной личности должно соответствовать отечественным принципам индивидуальной и семейной патогенетически ориентированной психотерапии и коррекции, направленной на научение социально-приемлемым стереотипам поведения и формирование гуманистической идеологии личности.

10. Организационная модель для достижения оптимального результата психолого-педагогической коррекции подростков с повышенным риском личностно-характерологической изменчивости от психической нормы в сторону диапазона пограничной аномальной личности должна включать триаду: профессиональный психолог - педагог - психотерапевт; для оптимального результата медико-психологической коррекции подростков с конституциональным личностным радикалом требуется иная триада: подростковый психиатр - клинический психолог - педагог.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Ахвердова, Ольга Альбертовна, Ставрополь

1. Анцыферова Л.И. Психологическая концепция Пьера Жанэ. "Вопросы психологии", 1969, № 5

2. Асмолов А.Г. О предмете психологии личности // Вопросы психологии. 1983. №3. С.118-130

3. Асмолов А.Г. Психология личности, М., 1990. 338 с.И. А. Аршавский. Основы возрастной периодизации. Возрастная физиология,- Л.: Наука. 1975.- с. 60.

4. Ананьев Б. Г. О взаимосвязях в развитии способностей и характера. -Доклады на совещании по вопросам психологии личности. М., 1956.

5. Ананьев Б.Г. Психология чувственного познания. М, 196©

6. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. Л.: изд-во МГУ, 1969.

7. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., 1977 с. 379

8. Александровский Ю.А. Состояние психической дезадаптации и их компенсация. М.: Медицина, - 1976.

9. Альбуханова-Славская К.А. О субъекте психической деятельности. М, 1973, с. 210

10. Арсеньев А.С., Библер B.C., Кедров Б.М. Анализ развивающегося понятия. М, 1976

11. Абрамова Н.Т. Целостность и управление. М, 1974

12. Атутов П. Р. Вопросы совершенствования логики в дидактических исследованиях// Советская педагогика, 1978. № 8. С. 44-52.

13. Боев И.В. Пограничные психические расстройства , вызванные хроническим воздействием сложных химических композиций. автореф. Докт. дисс. - Л.: 1990 г., 50 с. '

14. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.: Просвещение. 1968. 464с.

15. Беспалько В.П. Основы теории педагогических систем. Воронеж. Изд. Воронежского Университета. 1977 304с.

16. Белоус В. В. Опыт экспериментальной психофизиологической характеристики некоторых типов темперамента. В: Типологические исследования по психологии личности, с. 35-59.

17. А.В. Брушлинский . Субъект: мышление, учение, воображение. М-Воронеж, 1996 с.53

18. Бирман Б. Н. Опыт клинико-физиологического определения типов высшей нервной деятельности. ЖВНД, 1951, т. 1, вып. 6.

19. Брушлинский А. В. Проблемы психологии субъекта. М.: Институт психологии РАН, 1994.

20. Брушлинский А.В. О природных предпосылках психического развития человека. М,1977

21. Брушлинский А.В. Мышление как процесс и проблема деятельности -Вопросы психологии, 1982, №2

22. Брушлинский А.В. Роль анализа и абстракции в познании количественных отношений. Процесс мышления и закономерности анализа, синтеза и обобщения. М, с.89

23. Бурдина В. П., Красуский В. К., Чебыкин Д. А. К вопросу о зависимости формирования высшей нервной деятельности собак от условий их воспитания в онтогенезе. ЖВНД, 1960, т. X, вып. 3.

24. Будилова Е.А. Философские проблемы в советской психологии ч. 1. М, 1977

25. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М, 1968, с. 134

26. Л. И. Божович. Личность и ее формирование »в детском возрасте. М.: Просвещение, 1968 - с.174.Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подходам, 1973

27. Батшцев П.С. Противоречие как категория диалектической логики. М, 1963

28. Л. И. Божович. Психологические закономерности формирования личности в онтогенезе // Вопросы психологии, 1976. № 6.

29. Белкин Е. Л., Карпов В.В., Харлаш П.И. Управление познавательной деятельностью. Методические основы. 1978. 58с.

30. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Станавление и сущность системного подхода, М. 1973.

31. Вольперт И.Е."Имаготерапия"; Л. 1978

32. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М, 1960, с. 92

33. Веккер Л.М. Психические процессы, т. 2. Л, 1976, с. 160

34. Генетические и социальные проблемы. Алма-Ата, 1975

35. Гальперин П. Я. Введение в психологию. 1976.

36. Головина В. П. Сравнение выработки дифференцировок у собак различного типа нервной системы. Труды физиологических лабораторий Павлова И. П. Л., 1938, т. УШ.

37. Давыдов В. В. Проблемы развивающегося обучения. М., 1986.

38. Давыдов В.В. Виды обобщения в обучении. М, 1972

39. Дубровский Д.И. Психические явления и мозг. М, 1971, с. 106-107

40. Дубинин Н. П. Наследование биологическое и социальное // Коммунист, 1980. №1.

41. Давиденков С. Н. Эволюционно-генетические проблемы в невропатологии. Л., 1947.

42. Дружинин В. М. Психология общих способностей. М., изд. "Латерна". 1995. 150 с. .

43. Ересь Е. П. Исследование темпераментов школьников. Учен. зап. кафедры психологии МГПИ, 1939, вып. 1.

44. Ермолаева-Томина JI. Б. Индивидуальные различия в концентрированности внимания и сила нервной системы. Вопр. психологии, 1960, № 2.

45. Ермолаева-Томина Л. Б. Некоторые особенности внимания в связи с силой нервных процессов. Доклады АПН РСФСР, 1957, № 3.

46. Жизненный путь личности: вопросы теории и методологии социально-психологического исследования. Л. В. Сохань (отв. ред.).-Киев: Наукова думка, 1987.

47. Зосимовский А.В. Критерии моральной воспитанности личности. // Проблема управления процессом формирования личности. Изд. МГУ. 1972. 6с.

48. Запорожец А. В. Психология. М., 1953.

49. Зинченко В.П., Мамардошвили М.К. Проблемы объективного метода в психологии. Вопросы психологии, 1997, № 7 .

50. Зинченко Ij>. П., Моргунов Е. Б. Человек развивающийся. Очерки российской психологии. М., 1994.

51. Ильина А. И. Некоторые особенности проявления общительности у школьников в зависимости от подвижности нервных процессов. Доклады на совещании по вопросам психологии личности. М., 1956.

52. Ильенков Э.В. Диалектическая логика. М, 1974, с. 22-23

53. Колесников М. С. Материалы к характеристике слабого типа нервной системы. "Труды Института физиологии им. И. П. Павлова", т. II, 1953.

54. Корнилов К. Н. Психология. М., 1946.

55. Корнилов К. Н., Смирнов А. А., Теплов Б. М. Психология. М., 1948.

56. Красногорский Н. И. О процессе задерживания и о локализации кожного и двигательного анализаторов в коре больших полушарий у собаки: Дис. СПб., 1911.

57. Красногорский Н. И. О типовых особенностях высшей нервной деятельности, у детей. ЖВНД, 1953, т. Ш, вып. 2.

58. Красуский В. К. Методика изучения типов нервной системы животных. -Труды Ин-та физиологии им. И. П. Павлова. Л., 1953а, т. П.

59. Красуский В. К. О применении кофеина для оценки силы раздражительного процесса у собак. ЖВНД, 1951, т. 1, вып. 3.

60. Крушинский Л. В. Корреляция между конституциональным строением тела и поведением собак. Доклады АН СССР, 1946, т. 52, № 7.

61. Крушинский Л. В. Наследование пассивно-оборонительного поведения (трусости) в связи с типами нервной системы у собак. "Труды Института эволюционной физиологии и патологии им. И. П. Павлова", т. 1,1947.

62. Крушинский Л. В. Формирование поведения животных в норме и патологии. М., 1960.

63. Коршунов А.М. Мантатов В.В. Теория отражения и эвристическая роль знаков. М, 1974

64. Кон И.С. Социология личности М., 1967, с. 186

65. Коменский Я.А. Избранные педагогические сочинения. В 2-х т. М.: Педагогика, 1982 Т. 1, 656 с. Т. 2, 576 с.

66. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста М.: Медицина, 1979. 483 с.

67. Купалов П. С. Периодические колебания скорости условного слюноотделения. Архив биологических наук. М., 1925, т. XXV, вып. 4-5.

68. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М, 1975, с. 112-113

69. Лазурскии А. Ф. Очерк науки о характере. 3-е изд. Пг., 1917.

70. Ломов Б.Ф. Психологическая наука и общественная практика М

71. Левитов Н. Д. Вопросы психологии характера. 2-е изд. М., 1956.

72. Лейтес Н. С. Опыт психологической характеристики темпераментов. В кн.: Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. М., 1956.

73. Леонтьев А.Н. Проблема деятельности в психологии. Вопросы философии", 1972, № 9, с. 100

74. Леонтьрв А. Н. О формировании способностей. Вопр. психологии, 1960, № 1.

75. Леонтьев А. Н. Психологические вопросы сознательности учения. Изв. АПН РСФСР, 1947, №7.

76. Лурия А.Р. Язык и сознание. МД979, с.237-238

77. Лурия А.Р. Мозг человека и психические процессы. М., 1970

78. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность . М.: Политиздат. 1975. 304с.

79. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность . М.: Политиздат. 1975. С. 112-11380. . Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984.

80. Ломов Б. Ф. Психологическая наука и общественная практика, М. 1982.

81. Лейтес Н. С. К проблеме индивидуально-психологических различий. В кн.: Доклады на совещании по вопросам психологии личности. М., 1956

82. Методологические проблемы социальной психологии. М, 1975

83. Морган Т. Г. Экспериментальные основы эволюции. М., 1936.

84. Макогонова А. А. Распределение внимания у радистов в связи с типологическими различиями высшей нервной деятельности. В кн.: Материалы совещания по психологии (1-6 июля 1955 г.). М., 1957.

85. Мерлин В. С. Роль темперамента в эмоциональной реакции на оценку. -Вопр. психологии, 1955, № 6.

86. Мясищев В. Н. Проблема психологического типа в свете учения И. П. Павлова. Учен. зап. ЛГУ, 1954, № 185.

87. Миллер Дж., Галантер Е, Прибрам К. Планы и структура поведения. М.1965, с. 30

88. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л. Изд. ЛГУ. 1960 428с.

89. Норакидзе В. Г. Типы характеров и фиксированная установка. Тбилиси.1966.

90. Небылицын В. Д. Исследование взаимосвязи между чувствительностью и силой нервной системы. В кн.: типологические особенности высшей нервной деятельности человека. М., 1959, т. И.

91. Небылицын В. Д. О соотношении между чувствительностью и силой нервной системы. В кн.: Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. М., 1956.

92. Непомнящих Н.И. Понятие развития и научения в теории ,Ж. Пиате -Обучение и развитие. М, 1996, с.201

93. Нарский И.С. Проблема противоречия в диалектической логике. М, 1969

94. Огородников И.Т. ПедагогикаМ.: Учпедгиз, 1962. 171с.

95. Проблема субъекта в психологической науке // Психол. журн. 1991 Т. 12 № 6 с.10

96. Педагогика. Под ред. Б.П. Есипова. М: Просвещение. 1968, 526 с. М,1987

97. Павлов И. П. Полн. собр. соч., т. П1, кн. вторая, с. 69.

98. Палей И. М. Индивидуальные особенности сдерживания в связи с типологическими различиями по уравновешенности нервных процессов. -Вопр. психологии, 1958, № 5.

99. Палей И. М., Пшеничнов В. В. Учение И. П. Павлова о типах высшей нервной деятельности и проблема темперамента. Вопр. психологии, 1955, №5.

100. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., "Просвещение". 1969

101. Пономаренко В. А. Психология духовности профессионала. М.: Российская академия образования. 1997. 295 с.

102. Пономаренко В. А. Образ Духа человеческого как психологическая парадигма XXI века//Магистр. 1996. - № 3. - с. 10-24.

103. Платонов К. К. Теория и методы. В кн.: "Личность и труд". М., "Мысль", 1965.

104. Пономаренко В. А. Гуманизация школы и идея вселенского сознания // Педагогика. 1994 - № 3. - с.13-17.

105. Пономаренко В. А. психологические аспекты социальной нестабильности / Под ред. Б. А. Сосновского. М., 1995 - с. 160.

106. Попеску-Невяну П. Г. Опыт исследования типовых особенностей высшей нервной деятельности человека. Учен. зап. ЛГУ, 1954, № 185.

107. Пи$касистый П.И. Самостоятельная работа учащихся. М.: Просвещение. 1964

108. Педагогическая школа /Под ред. Г.И. Щукиной. М.: Просвещение, 1977. Гл. XV с. 291-304.; Гл. XVIII. С.348-360

109. Петрова Н.Ф. // Совершенствование обучения и воспитания в учебных заведениях оздоровительного типа / Диссерт. на соиск. уч. степ. канд. пед. наук. М. 1998 110 с.

110. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Москва, 1946 г.

111. Рубинштейн С.JI. Принципы и пути развития психологии. Москва, 1959 г.

112. Рубинштейн С.Л. Основы психологии. М, 1935, с. 60,98,470

113. Рубинштейн С.Л. Принципы и пути развития психологии. М, 1995, с. 230-231

114. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М, 1940, с. 12-14

115. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии, В 2 т. М., 1989. Т. 2 , с. 220-221.

116. Рубинштейн С.Л. Принцип творческой самодеятельности. "Ученые записки высшей школы г.", Одесса , ч.П, 1922

117. Рубинштейн С.Л. Движение и деятельность. "Ученые записки МГУ", вып.90, М, 1945

118. Рубинштейн С.А. Бытие и сознание. М, 1975.

119. Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. М., 1957б.Самарин Ю. А. Опыт экспериментально-психологического изучения типологических особенностей нервной системы у детей. Изв. АПН РСФСР, 1954, вып. 52.

120. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М, с. 287

121. Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования. М, 1958, с.98-99

122. Равич-ЕЦербо И. В. Исследование типологических различий по подвижности нервных процессов в зрительном анализаторе. В кн.: Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. М., 1956.

123. Рождественская В. И. К вопросу о физиологических механизмах условнорефлекторного изменения чувствительности периферического зрения. Изв. АПН РСФСР, 1954, вып. 53.

124. Славская К.А. Мысль в действии. М, 1968Смирнов А.А. Развитие и современное состояние психологической науки в СССР.

125. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. "Психология человека" г Москва: "Школа-пресс", 1995г-383 с.

126. Слободчиков В. И. Реальность субъективного духа // Начала христианской психологии / Под ред. Б. С. Братуся и С. Л. Воробьева. М.: Наука, 1995. С.122-138.

127. Ступак С.Ф., Боев И.В. Фортран-программа для дискриминантного анализа // ВНТИЦ, инвентарный номер П. 003496,- М., 1979.-С.1-9

128. Теоретические и методологические проблемы социальной психологии. М,1977

129. Теплов Б. М. Проблемы индивидуальных различий. М., 1961.

130. Теплов Б. М. Об объективном методе в психологии. Известия Академии педагогических наук РСФСР, вып. 45, 1953

131. Ткаченко А.Н. Проблема исходной единицы анализа психологического в истории советской психологии (1920-1940 г.г.) // Вопросы психологии. 1980. №2.

132. Ушинский К.Д. Избранные педагогические произведения. М.: Просвещение. 1968. 557с.

133. Усмов А.И. Системный подход и общая теория систем. М, 1978

134. Ушаков Г.К. Пограничные нервно-психические расстройства. М.: Медицина, 1978.

135. Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. С. 185-159

136. Шадриков В. Д. Духовные способности. М.: Магистр, 1996.

137. Шадриков В. Д. Проблемы системогенеза профессиональной деятельности. М., 1982.

138. Шадриков В. Д. Психология деятельности и способности человека. М.:. "Логос". 1996. С. 238-257.

139. Шадриков В. Д., Черемошкина Л. В. Мнемические способности: развитие и диагностика. Москва. "Педагогика", 1990. 176 с.141. . Шпрангер Э. Психология юношеского возраста, 1924.

140. Шорохова. Е. В. Проблема сознания философии и естествознании. М., соцэкгиз, 1961.

141. Шибутани Т. Социальная психология. М., 1969

142. Эльконин Д. Б. Детская психология. М., учпедгиз, 1960.

143. Ярошевский М.Г. Психология в XX столетии. М, 1971, с. 243-244.

144. Список иностранной литературы

145. Alexander F. G., S. Т. Selesnik S. Т. Storia della psichiatria. Newton Compton, Roma, 1975.

146. Bandura A. Aggression: A social learning analysis. New Jersey, 1973.

147. Bandura A. Social Foundations of thought and action. A Social Cognitive Theory. Prentice-Hall, Inc., Englewood Cliffs, New Jersey. 1986.

148. Bandura A. Social learning theory. Englewood Cliffs, 1977.

149. Belotti E. G. Dalla parte delle bambine. Ed. Feltrinelli, Milano, 1975.

150. Benjamin W. Sull'hacisch. Ed. Einaudi, Torino, 1965.

151. Berline D. E. Arousal reward and learning. Experimental approaches to the study of emotional behavior. Annals of the New York Acad, of Sciences, 1969, vol. 159, №3, p. 1059-1070.

152. Bernstein B. Class, codes and control. In: Theoretical studies towards a sociology of language. L., 1971, vol. 1.

153. Blackburn R. Sensation-seeking, impulsivity and psychopathic personality. J. Consult. Clin. Psychol., vol. 33, № 4, p. 571-583.

154. Blalock H. M. Path coefficients versus regression coefficients. Amer. J. Sociol., 1967, vol. 72, p. 675-676

155. Bloom B. S. Preface. In: Environments for learning. Windsor, 1974.

156. Bloom B. S. Stability and change in human characteristics. N. Y., 1964.

157. Brophy J. E. Mothers as teachers of their own preschool children: The influence of socioeconomic status and task structure on teaching specificity. -Child Development, 1970, vol. 41, p. 79-94.

158. Bruner J. Toward a theory of instruction. Boston, 1966.

159. Bruschlinski A. W. Uber einige Modellierimgsverfahren in der Psychologie. Berlin, 1974.

160. Brushlinski A. V. Man an as object of investigation // Herald of the Russian Academy of Sciences. 1995. V. 65. P. 424-431.

161. Buss A. N., Plomin R., Willerman L. The inheritans of temperament. J. of personality, 1974, vol. 41, № 4, p. 513-515.

162. Caplow Т., McGee R. J. The academic marketplace. Salem, N. H.: Ayer. 1957.

163. Cartly J. D., F. J. Ebling F. J. Storia naturale dell'aggressivita. Ed. Feltrinelli, Milano, 1973.

164. Cattell R. B. Personality and motivation Structure and Measurement. N. Y., 1957.

165. Connolly K., Brown K, Bassett E. Developmental changes in some components of a motor skill. Brit. J. Psychol., 1968, vol. 59, p. 305-314

166. Conrad K. Der Konstitutionstypus. Berlin Gottingen - Heidelberg, 1963. S. 172.

167. Dawidow W- W. Grundlegende probleme der entwicklungs- und Padagogischen Psychologie in der gegenwartigen Etappe des Bildungswesens. Sowjetwissenschaft/ Gesellschaftswissenschaftliche Beitrage, 1977, Bd. 30, S. 141-153.

168. Dobert R., Nunner-Winkler G. Adoleszenkrise und identitatsbildung. Subrkampf, 1975.

169. Dollard J., Miller N. E. Personality and Psychotherapy. An Analysis in Terms of Learning, Thinking and Culture. New York, 1950.

170. Eichorn I. W. et al. Die Dialektik der Produktivkradten }ind Produktionsverhaltnissen. Berlin, 1975.

171. Eiser G. R. Interpersonal attributions. In: Introducing social psychology. 1978.

172. H. Tajfel, C. Fras. Penguin books, 1978.

173. Eliasz A. Temperament a osobowosc.

174. Elkonin D. B. Zum problem der Periodisierung der psychischen Entwicklimg im kindesalter. Teoksessa Psychologische Probleme der Entwicklimg sozialistischer Personlichkeiten. Berlin, 1972.

175. Eysenck H. J. The Structure of Human Personality. London, 1971.

176. Eysenck H. J, Creativity and personality: A theoretical perspective // Psychological Inquiry. 1993. V. 4. P. 147-178.

177. Farley F. N. Measures of individual differences mstimulation-seeking and the tendency toward variety. J. Consult. Clin. Psychol., 1971, vol. 37, № 4, p. 394 -396.

178. Frensch P. A., Sternberg R. J. Expertise and intelligent thinking: When is it worse to know better? / Ed. R. J. Sternberg. Advances in the psychology of human intelligence Hillsdale, NJ: Erlbaum. 1989. V. 5. P. 157-158.

179. Freud S. Introduzione alia psicanalisi. Prima e seconda serie di lezioni. Ed. Boringhieri, Torino, 1969.

180. Freud S. Isteria ed angoscia. II caso di Dora, Inibizione, sintomo ed agnoscia. Ed. Boringhieri, Torino, 1974.

181. Fromm E. Anatomia della distrattivita umana. Ed.Mondadori, Milano, 1975.

182. Furneaux W. D. Intellectual abilities and problem-solving behavior. In: Handbook of abnormal psychology. N. Y., 1960, p. 167-192.

183. Galperin P. Ya. On the notion of internalisation. Soviet Psychology, 1966, vol. 1, № 3. p. 28-33.

184. Geier J. Personal Profile System. Denver: Carlson Learning Company,, Mpls., MN, 1991.

185. Gerardin L. Labionica., II Saggiatore, Milano, 1968.

186. Gilfillan S. C. The sociology of invention. Chicago, 1935.

187. Ginsburg В., Allee W. C. Some effects of conditioning on social dominance and subordination in inbred strains of mice. Physiol. Zool., 1942, vol. 15, p. 485-506.

188. Glannitrapani D. EEG average frequency and intelligence. EEG and Clin Neuropsychol., 1969, vol. 27, № 3, p. 480-489.

189. Hamilton V. Cognitive development in the neuroses and schisophrenias. In: The development of cognitive processes. L., 1976.

190. Heckhausen H. Hoffiiung und furcht in der leistungsmotivation. Meisenheim / am Glan, 1963.

191. Heider F. The psychology of interpersonal relations. N. Y., 1958.

192. Helkama K. The development of the attribution of responsibility. Res. Rep. Dep. Soc. Psychol. Univ. Helsinki, 1979, vol. 3.

193. Henry С. E. Electroencephalograms of normal children. Soc. Res. Child Developm., 1944, vol. 9, № 39.

194. Jung C. G. Psicologia del transfert. Ed. II Saggiatore, Milano, 1975.

195. Kelly G. A. The psychology of personal constructs. N. Y., 1955.

196. Kelly H. H. Attribution in social interaction. In: Attribution: perceiving the causes of behavior / Ed. by E. Jones et al. N. Y.: General learning Press, 1972.

197. Kohlberg L. Moral stages and moralization: the cognitive-developmental approach. In: Moral development and behavior. N. Y., 1976.

198. Kohlberg L. Stage and sequence: the cognitive-developmental approach to socialization. In: Handbook of socialization theory and research. N. Y., 1969.

199. Lagerspetz К. M. G. Genetic and social causes of aggressive behavior in mice. Scand. J. Psychol., 1961, vol. 2, p. 167-173.

200. Lagerspetz К. M. J. Aggression and aggressiveness in laboratory mice. Teoksessa: Aggressive Behavior. Amsterdam, 1969.

201. Lagerspetz К. M. J. Studies on the aggressive behavior of mice. Suomalaine Tiedeakatmia, 1964. Ser. B, № 131.

202. Lagerspetz К. M. J., Wuorinen К. A cross fostering experiment with mice selectively bred for aggressiveness and non-aggressiveness. Rep. from the institute of Psychol. Univ. of Turku, 1965, vol. 17, p. 1-6.

203. Leontiew A. N. Probleme der entwicklung des psychischen. Fr. am Main, 1973.

204. Mahler M. S., Pine F., Bergman A. The psychological birth of human infant. Symbiosis and individuation. N. Y., 1975.

205. Marjoribanks K. Environment, social class and mental abilities. Brit. J. of Educ. Psychol., 1972, vol. 63, p. 103-109.

206. Maslow A. The father reaches of human nature. N. Y., 1971$

207. Miller G. A., Galanter E., Pribram К. H. Plans and the structure of behavior. N. Y., 1960.

208. Miller J. R. Fear of Success: Psychodynamic Implication // J. of American Academy of Psychoanalisys. 1994. V. 22 (1).

209. Miller N., Dollard J. Social learning and imitation. Yale University Press, 1941.

210. Munday-Castle A. C. An analysis of central responses to phobic stimulations in normal adults. EEG and Clin. Neuropsychol., 1953, vol. 5, № 1, p. 1-22.

211. Piaget J. Le jujement moral ches l'enfant. Alcan, 1932.

212. Piaget J., Inhelder B. The child's constructions of quantities. L., 1974.

213. Rauhala U. Suomalaisen yhteiskunnan sosiaalinen kerrostimeisuus. Porvoo, 1966.

214. Rosenfeld G. Theorie und Praxis der Lemmotivation. Berlin, 1974.

215. Rubinstein S. L. Grundlagen der allgemeiner. Psychologie. Berlin, 1946.

216. Ryans D. G. The meaning of persistens. J. Gener. Psychol. 1938, vol. 19, № 1, p. 79-96.

217. Scott J. P. Aggression. Chicago, 1958.

218. Seve L. Marxismus und Theorie der Personlichkeit. Berlin, 1973.

219. Shayer M. et al. The distribution of Piagetian stages of thinking British middle and secondary school children. Brit. J. of Educ. Psychol., 1976, vol. 46, p. 164173.

220. Skinner B. F. Oltre la liberta e la dignita. Ed. Mondadori, Milano, 1976.

221. Tagiuri R. Person perception. In: Handbook of social psychology / Ed. by G. Lindzey, E. Aronson. N. Y.; L.: Addison-Wesley 1969, vol. 3.

222. Taifel H., Turner J. C. The social identity theory of intergroup behavior // Psychology of integroup relations. Chicago. 1986. P. 7-24.

223. Tajfel H. Social and cultural factors in perception. In: Handbook of social psychology / Ed. by G. Lindzey, E. Aronson. N. Y.; L.: Addison-Wesley, 1969, vol. 3.

224. Takala M. Consistencies of psychomotor styles in interpersonal tasks. Scand. J. Psychol., 1975, vol. 16, № 3, p. 193-198.

225. Takala M. Consistensies of psychomotor styles in interpersonal tasks. Scand. Psychol., 1975, vol. 16, № 3, p. 193-198.

226. Vygotsky L. S. Thought and language. Cambrige, 1962.

227. Vygotsky L. S. Learning and mental development at school age. In: Educational psychology in the USSR. L., 1963.

228. Vygotsky L. S. Mind in society. The development of higher psychological functions. Cambrige, 1978.

229. Wallach M. A., Kogan N. Modes of tliinking in young children. N. Y., 1965.

230. Wolf R. The measurements of environments. In: Testing problems in perspective. New Jersey, 1964.