Автореферат диссертации по теме "Личность и межличностные отношения младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности"

На правах рукописи УДК 159.923.5-053.2; 159.9:61+616.80

Цыганкова Наталия Игоревна

ЛИЧНОСТЬ И МЕЖЛИЧНОСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ С МИНИМАЛЬНОЙ

МОЗГОВОЙ ДИСФУНКЦИЕЙ И СИНДРОМОМ ДЕФИЦИТА ВНИМАНИЯ И ГИПЕРАКТИВНОСТИ

Специальность: 19.00.04-медицинская психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

3 МАП 2012

Санкт-Петербург

005015924

Работа выполнена на кафедре детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Научный руководитель доктор психологических наук, профессор

Никольская Ирина Михайловна профессор кафедры детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Северо-Западного государственного медицинского университета имени И.И. Мечникова

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Посохова Светлана Тимофеевна профессор кафедры специальной психологии Санкт-Петербургского государственного университета; доктор психологических наук, профессор Веселова Елена Константиновна профессор кафедры методов психологического познания Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена

Ведущая организация: СПб ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский

государственный институт психологии и социальной работы»

Защита состоится ^яЛ^СШ? 2012 г. в часов на заседании диссертационного совета Д 212.199.25, на базе Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена по адресу: 191186, Санкт-Петербург, наб. реки Мойки, 48, корпус 11, ауд. 37.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена, 191186, Санкт-Петербург, наб. реки Мойки, 48, корпус 5.

Автореферат разослан « » ¿У ^2012 г.

Ученый секретарь Совета

кандидат психологических наук, доцент "РТгС^--, Г.В. Семенова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Состояние здоровья детей и подростков в последнее десятилетие в различных странах мира в целом и в России в частности характеризуется неблагоприятными тенденциями: ростом числа хронических заболеваний; увеличением частоты психических расстройств; распространением девиантного и зависимого поведения; деформацией медико-социального портрета семей, имеющих детей; значительной степенью ограничения возможностей их социальной интеграции (Дьяченко В.Г. с соавт., 2010). Один из ярких примеров этого в России - изменение к худшему распределения детей по группам здоровья. Если в 1998 г. к I группе здоровья (абсолютно здоровым) было отнесено 4,8% обследованных младших школьников, то в 2008 г. — 1,8%. Число учащихся со II группой здоровья (морфофункциональными отклонениями) за 10 лет существенно не изменилось: 1998 г. — 49,8%, 2008 - 49,1 %. Число детей с III и IV группами здоровья (хроническими заболеваниями) возросло на 4,7% (Кучма В.Р. с соавт., 2008).

На этом фоне особую актуальность приобретает изучение психологических аспектов таких заболеваний, как минимальная мозговая дисфункция (далее -ММД) и синдром дефицита внимания и гиперактивности (далее - СДВГ), имеющих широкую распространенность у детей и вызывающих неблагоприятные социальные последствия для взрослых (Гудман Р., Скотт С., 2008). По данным различных исследований, распространенность СДВГ в детской популяции составляет от 2% до 12% с тенденцией к росту. В США этой болезнью страдают от 3 до 20 % школьников. Большой разброс данных объясняется тем, что более высокие показатели отмечаются при анализе результатов анкетирования учителей и родителей, а более низкие — при проведении комплексных клинико-психологических обследований (Заваденко H.H., 2009; Фесенко Ю.А., 2010).

СДВГ - поведенческое расстройство, характеризующееся триадой симптомов: нарушением внимания, гиперактивностью и импульсивностью. Его относят к категории гиперкинетических расстройств (рубрика F 90.0 по Международной классификации болезней МКБ-10). В психиатрии термин «гиперкинетическое расстройство» имеет много синонимов: «минимальная мозговая дисфункции», «органическая мозговая дисфункция», «легкая детская энцефалопатия». В 80 % случаев сопутствующий признак ММД - это СДВГ, однако СДВГ может иметь место и при отсутствии минимальной мозговой дисфункции (Кучма В.Р., Брязгунов И.П., 1994; Лохов М.И. с соавт., 2008). Этот факт может объяснять неравномерность развития интеллектуальных функций у разных детей с СДВГ.

ММД и СДВГ ухудшают качество жизни детей с данным расстройством, вызывая нарушения социального функционирования, увеличивая риск травм и саморазрушающего поведения (Журба JI.B., Мастюкова Е.М., 1976; Тржесо-глава 3., 1986; Johann М. et al, 2004). От проявлений ММД и СДВГ страдают не только сами дети, но и их родственники, а также сверстники и учителя (Frankel F., Feinberg D., 2002; Rosler M. et al., 2004; Bernfort L., 2008).

Несмотря на то что семья и школа все чаще предъявляют жалобы на «гиперактивных детей» с проблемами в обучении и поведении, формулируя запрос к оказанию лечебно-психологической помощи, в научной литературе психологическая характеристика детей с ММД и СДВГ противоречива. Различные диагностические схемы в совершенно разных местах проводят границу, разделяющую нормальность и гиперактивность (Гудман Р., Скотт С., 2008). Возникает потребность в более глубоком изучении данных проблем с целью разработки специализированных психокоррекционных программ.

Постановка проблемы и разработанность темы исследования. Психологические проблемы детей с ММД и СДВГ связаны с задержкой в темпах созревания функциональных систем мозга, обеспечивающих регуляцию когнитивных функций и произвольность (Заваденко H.H., 1998). Вторичные расстройства (неуверенность в себе, заниженная самооценка, страхи) нередко приводят к проявлениям оппозиционного и даже агрессивного поведения, ухудшая межличностные отношения и школьную адаптацию (Вострокну-тов Н.В., 1995; Полунина А.Г. с соавт., 2006). Гипопротекция матерей может усугублять данные поведенческие расстройства детей с СДВГ (Романов A.M., 2008; Гудман Р., Скотт С., 2008).

Стоит отметить также, что исследований, затрагивающих вопросы изучения свойств личности, учебных мотивов, отношений со сверстниками, учителями и родителями у детей с ММД и СДВГ (как основы для разработки программ психологической помощи) явно недостаточно. Неизученным при данном расстройстве остается копинг, или совладающее поведение, — важнейший процесс адаптации личности к стрессу (Анциферова Л.И., 1994; Крюкова T.JL, 2005; Lazarus R.S., 1976). В литературе неоднократно подчеркивалась актуальность его исследования у больных (Бурлачук Л.Ф., Коржова Е.Ю., 1998). По данным И.М. Никольской, в совладании со стрессом дети опираются на присущие им индивидуально-психологические особенности, которые можно рассматривать как своеобразные «психологические орудия» защиты. Обусловливая нарушения адаптации ребенка в определенных жизненных ситуациях, они могут также выступать как важный инструмент снижения тревоги и напряжения (Грановская P.M., Никольская И.М., 1999). Современные авторы указывают на защитный характер повышенной двигательной активности, расторможенности, «бездумности» детей с СДВГ (Лохов М.И. с соавт., 2008).

Решающую роль в формировании личности и системы отношений ребенка играют семейные факторы (Шипицына Л.М., 2002; Крюкова Т.Л. с соавт., 2004; Эйдемиллер Э.Г. с соавт., 2006; Личко А.Е., 2009). То, как родители, и прежде всего мать, будут справляться с трудной ситуацией хронического заболевания ребенка с ММД и СДВГ, в значительной степени зависит от характеристик родительского воспитания и копинг-ресурсов родителей. Следовательно, говоря об изучении характеристик личности и межличностных отношений детей с ММД и СДВГ, актуально рассмотреть их во взаимосвязи с отклонениями в материнском воспитании, личностными проблемами матерей, решаемыми

за счет воспитания, копинг-стилями матерей. В настоящее время этот вопрос медицинской психологии также недостаточно проработан.

В связи с высокой распространенностью и социальной значимостью заболевания во многих странах разработаны рекомендации по диагностике и лечению ММД и СДВГ (Кучма В.Р., Брязгунов И.П., 1994; Заваденко Н.Н. с соавт., 2001; Антропов Ю.Ф., Шевченко Ю.С., 2002; Альтхерр П. с соавт, 2002; Лазеб-ник Т.А. с соавт., 2002; Габдракипова В.И., Эйдемиллер Э.Г., 2009; August G.J. et al., 1998; Sterzer P. et al., 2005). Указано, что в младшем школьном возрасте психологическая помощь таким детям должна быть направлена на решение их эмоциональных проблем, преодоление трудностей в учебе и поведении. Акцентирована важность обучения родителей и педагогов навыкам эффективного общения с детьми как условия успешной адаптации ребенка в социуме (Андреюк В.Ю., 2009). Это диктует необходимость определения направлений и содержательного наполнения программ психологической коррекции личности, отношений детей со взрослыми и сверстниками с ММД и СДВГ, коррекции стратегий материнского воспитания с целью повышения уровня социального функционирования.

Таким образом, проблема исследования состоит:

1. В уточнении характеристик личности и межличностных отношений детей, имеющих неврологический диагноз «ММД и СДВГ», а также характеристик их воспитания и копинг-стилей их матерей (в связи с задачами психологической коррекции).

2. В определении общих и специфических характеристик личности и межличностных отношений детей с неврологическим диагнозом «ММД и СДВГ» и детей с симптомами невнимательности и импульсивности, выявленных на основе анкетирования учителей.

3. В установлении взаимосвязей симптомов невнимательности и импульсивности с характеристиками копинг-поведения детей с целью проверки гипотезы об их защитной роли в снижении внутреннего напряжения ребенка.

Сказанное выше определяет цель и задачи настоящего диссертационного исследования.

Цель исследования - определить характеристики личности, межличностных отношений, материнского воспитания детей 9-10 лет с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности (в связи с задачей психологической коррекции).

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Изучить свойства личности, учебные мотивы, копинг-стратегии и межличностные отношения у детей с ММД и СДВГ и у детей групп сравнения.

2. Исследовать характеристики материнского воспитания и копинг-стили матерей детей с ММД и СДВГ и матерей групп сравнения.

3. Определить взаимосвязи свойств личности, учебных мотивов, копин-г-стратегий, межличностных отношений детей с ММД и СДВГ, характеристик их воспитания и копинг-стилей их матерей.

4. Сопоставить психологические характеристики и их взаимосвязи у детей с неврологическим диагнозом «ММД и СДВГ» (основная группа), выявленных на основе анкетирования учителей детей с симптомами невнимательности и импульсивности (группа риска), детей, не имеющих симптомов невнимательности и импульсивности (контрольная группа), и у их матерей.

5. На основе систематизации результатов определить основные направления психологической коррекции и разработать пилотажную программу психологической коррекции личности и межличностных отношений детей с ММД и СДВГ.

Объект исследования: дети с неврологическим диагнозом «минимальная мозговая дисфункция и синдром дефицита внимания и гиперактивности»; дети, имеющие симптомы невнимательности и импульсивности и не имеющие данных симптомов дети; их матери.

Предмет исследования: личность (свойства, учебные мотивы, копинг-стра-тегии), межличностные отношения детей 9-10 лет с ММД и СДВГ, материнское воспитание и копинг-стили матерей.

В процессе исследования проверялись следующие гипотезы:

1. Дети с ММД и СДВГ имеют специфические характеристики личности и межличностных отношений.

2. Материнское воспитание детей с ММД и СДВГ имеет специфические характеристики.

3. Дети с неврологическим диагнозом «ММД и СДВГ» и дети с симптомами невнимательности и импульсивности, выявленными в результате анкетирования учителей, имеют общие и специфические психологические характеристики.

4. Дети, у которых учителя не находят симптомов невнимательности и импульсивности, в отличие от детей с ММД и СДВГ и детей с симптомами невнимательности и импульсивности, имеют психологические особенности, связанные с трудностями внешнего отреагирования аффекта.

Эмпирическая база исследования составила 305 человек. На подготовительном этапе - 13 учителей. На этапе психодиагностики - 110 детей и 110 матерей, из которых были сформированы три группы. Основная -40 младших школьников с ММД и СДВГ и 40 матерей; первая группа сравнения — 40 младших школьников с симптомами невнимательности и импульсивности (группа риска) и 40 матерей; вторая группа сравнения - 30 школьников без симптомов невнимательности и импульсивности (контрольная группа) и 30 матерей. На психокоррекционном этапе в апробации пилотажной программы психологической коррекции приняли участие 36 детей и 36 матерей.

Теоретико-методологическими основаниями исследования стали современная парадигма биопсихосоциального единства человеческого существа (Бехтерев В.М., Кабанов М.М., Карвасарский Б.Д.) и биопсихосоциальный подход к пониманию здоровья и болезни (Engel G.L., Beck А.Т.); психология отношений (Лазурский А.Ф., Мясищев В.Н.), основные положения психологии аномального развитии (Выготский JI.C., Лебединский В.В., Лубовский В.И., Певзнер М.С., Сухарева Г.Е.) и клинической психологии семьи

(Эйдемиллер Э.Г., Никольская И.М.); теории стресса, копинга (Ялтонский В.М., Сирота H.A., Никольская И.М., Крюкова Т.Л., Lasarus R.S., Endler N.S., Parker J.L.) и когнитивно-поведенческой психотерапии, рассматривающей поведенческие проблемы как следствие пробелов в обучении и воспитании, а моделирование поведения - как обучающий и психотерапевтический процесс одновременно (Bandura A., Mahoney M.J., Ellis А.).

Методы исследования: клинико-биографический, психодиагностические, методы статистической обработки данных. Статистический анализ осуществлялся с помощью лицензионного пакета программ SPSS.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Детей с ММД и СДВГ, по сравнению с детьми без данного неврологического диагноза, отличают менее высокая степень сформированности интеллектуальных функций, меньшее послушание и одновременно меньшая внутренняя напряженность и фрустрированность. Незрелость и неэффективность учебных мотивов ребенка с ММД и СДВГ прямо взаимосвязаны с его возбудимостью и реактивностью.

2. Дети с ММД и СДВГ, по сравнению с детьми, не имеющими симптомов невнимательности и импульсивности, используют большее число копинг-стра-тегий (в том числе социально неодобряемых) и большее число копинг-стра-тегий считают помогающими; чем больше копинг-стратегий дети с ММД и СДВГ используют, тем менее они внутренне напряжены и фрустрированы.

3. Для детей с ММД и СДВГ на фоне гипопротекции со стороны матери эмоционально значимы отношения с учителем и другом. Чем более значима для ребенка с ММД и СДВГ фигура учителя, тем меньше в его межличностных отношениях выражены конфликтность, активно-агрессивная реакция на фрустрацию и тем больше — любознательность. Это обосновывает необходимость психологической коррекции отношений в диаде «мать - ребенок с ММД-СДВГ» с опорой на значимость фигуры учителя/психолога.

4. Детей, не имеющих симптомов невнимательности и импульсивности, отличают от групп детей с ММД-СДВГ и с симптомами невнимательности и импульсивности большая внутренняя напряженность и фрустрированность, меньшее число используемых и помогающих копинг-стратегий, большая значимость отношений с матерью.

Научная новизна исследования. Впервые изучены особенности личностных свойств, учебной мотивации, копинг-поведения, межличностных отношений ребенка, характеристики материнского воспитания и их взаимосвязи с наличием у ребенка неврологического диагноза «ММД и СДВГ».

Установлено значение общего количества используемых копинг-стратегий (в том числе направленных на внешнее отреагирование аффекта и социально неодобряемых) для уровня личностной напряженности детей с ММД и СДВГ. Показано, что проявления гипопротекции со стороны матери взаимосвязаны с компенсаторной значимостью для детей с ММД и СДВГ отношений с учителем и другом. Обнаружено, что детей, не имеющих симптомов

невнимательности и импульсивности, отличают более высокая личностная напряженность и фрустрированность, малое число используемых и помогающих копинг-стратегий и большая значимость отношений с матерью.

Теоретическая значимость исследования. Результаты проведенного с позиции биопсихосоциального подхода исследования расширяют и уточняют представления современной медицинской психологии об особенностях личности, в том числе копинг-поведения и учебной мотивации детей с ММД и СДВГ, специфики их межличностных отношений, характеристик материнского воспитания. Показанное в исследовании значение большого числа используемых (в том числе направленных на внешнее отреагирование аффекта и социально неодобряемых) копинг-стратегий для снижении личностной напряженности ребенка доказывает гипотезу о защитной роли симптомов СДВГ. Материалы диссертации акцентируют необходимость дифференцированного подхода к обоснованию психокоррекционных программ не только для детей с ММД и СДВГ, но также для детей, не имеющих симптомов невнимательности и импульсивности.

Практическая значимость исследования. Полученные результаты могут быть использованы: в лечебно-консультативном и коррекционном процессе для организации психологической помощи детям с ММД и СДВГ и их матерям; при проведении психопрофилактических мероприятий; в образовательном процессе при подготовке медицинских (клинических) психологов, специальных психологов, психотерапевтов. Составленные психологические характеристики детей групп сравнения и их матерей могут служить базой для создания в будущем дифференцированных программ, нацеленных на психопрофилактику нарушений поведения и социальной адаптации у младших школьников.

Достоверность результатов обеспечивается репрезентативностью выборки, согласованностью поставленных задач и используемых для их решения методов, надежностью и валидностью примененных методик, корректным использованием методов статистического анализа эмпирических данных.

Апробация и внедрение результатов. Результаты исследования и программа психологической коррекции апробированы в работе психолого-медико-социального центра Невского района г. Санкт-Петербурга по оказанию психологической помощи детям с ММД и СДВГ.

Основные теоретические положения и результаты исследования были изложены и обсуждались на научных и научно-практических конференциях:

• Международной научно-практической конференции «Ананьевские чтения - 2010. Современные прикладные направления и проблемы психологии» (Санкт-Петербург, октябрь 2010 г.)

• Межрегиональной конференции «Служба практической психологии в системе образования» (Санкт-Петербург, февраль 2010 г.)

• V Юбилейной Ассамблее психотерапевтов и консультантов Санкт-Петербурга «Инновационные методы психотерапии и консультирования в сохранении человеческого капитала» (Санкт-Петербург, март 2011 г.)

• Межрегиональной конференции с международным участием «Семья: межинституциональное взаимодействие в социокультурном пространстве Санкт-Петербурга» (Санкт-Петербург, апрель 2011 г.).

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 185 страницах, состоит из введения, четырех глав и заключения, выводов, списка литературы, включающего 303 наименования (245 отечественных и 57 работ иностранных авторов), И приложений на 12 страницах. Работа иллюстрирована 6 рисунками, содержит 18 таблиц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, формулируется проблема, излагаются гипотезы, объект, предмет, цель и задачи, раскрываются новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, формулируются выносимые на защиту положения, теоретико-методологические основания исследования.

Глава I «Клинико-психологические особенности младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности» включает два основных параграфа.

В параграфе 1.1 «Младший школьный возраст и вопросы социальной адаптации» рассматриваются особенности личности, межличностных отношений, копинг-стратегии детей, роль копинг-стратегий и мотивации для успешной социальной адаптации младших школьников (Бодалев A.A., 1993; Божо-вич Л.И., 1995; Хьелл Л., Зиглер Д., 1997; Кулагина И.Ю., 1997; Пиаже Ж., 1997; Никольская И.М., 2006).

В параграфе 1.2 «Минимальная мозговая дисфункция и синдром дефицита внимания и гиперактивности у детей: клинические, психологические и социальные аспекты» представлены и обобщены различные точки зрения исследователей на ММД и СДВГ, основные аспекты социальной адаптации младших школьников с данным заболеванием, различные подходы к лечению и оказанию помощи.

В параграфе 1.2.1 «Минимальная мозговая дисфунщия и синдром дефицита внимания и гиперактивности» рассматриваются причины возникновения заболевания, вопросы коморбидности, диагностические критерии заболевания, отражены современные направления исследования этиологии и патогенеза ММД и СДВГ: нейромедиаторная концепция (Spencer T. et al., 1996; Wernicke J.F., Faraone S., 2005), теория нейробиологических механизмов (Лохов М.И. с соавт., 2008), генетическая концепция (Глезерман Т.Б., 1983; Тржесо-глава 3., 1986; Заваденко H.H., 2003), теория о роли патологических средовых воздействий (McGough J.J., Barkley R.A., 2004; Сиротюк А.Л., 2008).

ММД и СДВГ значительно чаще встречаются в популяции мальчиков (в среднем в соотношении от 3:1 до 16:1 (Брязгунов И.П., 1995; Касатикова Е.В., 1999; Заваденко H.H., 2005; Фесенко Ю.А., 2010)). Для девочек более типичны

нарушения внимания, чем гиперактивность и импульсивность, а среди мальчиков с ММД и СДВГ чаще, чем среди девочек, встречаются коморбидные нарушения поведения, аффективные расстройства и специфические расстройства школьных навыков (Корнев А.Н., 1997; Корсакова Н.К., Микадзе Ю.В., 1997).

В параграфе 1.2.2 «Психологические особенности младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности» изложены данные об особенностях развития познавательной, эмоциональной, поведенческой сфер детей с ММД и СДВГ. Обсуждаются вопросы влияния органической недостаточности на поведение детей и их эмоциональные реакции. Дети с ММД и СДВГ, не обнаруживая ярко выраженных форм аномалий развития, имеют в силу причин биологического и социального свойства его парциальные недостатки, провоцирующие повышенный риск школьной дезадаптации (Вострокнутов Н.В., 1995; Кучма В.Р., Платонова Т.Г., 1997; Брязгунов И.П., Касатикова Е.В., 2002).

В параграфе 1.2.3 «Особенности межличностных отношений младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности» рассмотрены описанные в литературе особенности межличностных отношений детей с ММД и СДВГ, проявляющиеся в избыточном эмоциональном реагировании, не соответствующем социальной ситуации и ожиданиям, что осложняет их взаимоотношения со взрослыми и сверстниками. Подчеркивается отсутствие в настоящее время исследований, направленных на изучение личности и отношений с взрослыми и сверстниками младших школьников с ММД и СДВГ, что затрудняет разработку специальных программ психологической коррекции.

В параграфе 1.2.4 «Особенности семейного воспитания младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности» рассматриваются данные исследователей об особенностях процесса взаимодействия в семьях детей с ММД и СДВГ. Присутствие в семье гиперактивного ребенка может приводить к семейным конфликтам, формирует своего рода «порочный круге и негативно сказывается на состоянии больного ребенка (Barkley R.A., 1998).

В параграфе 1.2.5 «Особенности социальной адаптации младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности» рассматривается процесс адаптации детей с ММД и СДВГ к школе как стрессовый фактор, стимулирующий проявление психологических защитных механизмов, которые в настоящее время недостаточно изучены.

В параграфе 1.2.6 «Помощь ребенку с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности» обсуждаются современные направления оказания помощи детям с ММД и СДВГ. Лечение ММД и СДВГ не может сводиться к сугубо фармакологическим или психотерапевтическим мероприятиям, причем в современной литературе отсутствуют данные о программах психологической коррекции личности и межличностных отношений данной категории детей с учетом отношений в диаде «мать - ребенок».

(Лазебник Т.А. с соавт, 2002; Антропов Ю.Ф., Шевченко Ю.С., 2002; Зава-денко H.H., 2002; Политика О.И., 2006; Сиротюк А.Л., 2008; Болотовский Г.В., Чутко Л.С., 2009; Фесенко Е.В., Фесенко Ю.А., 2010).

Глава II «Характеристика выборки и методов исследования» включает три основных параграфа.

Параграф 2.1 «Характеристика выборки» посвящен описанию исследуемой выборки.

Исследование проведено в г. Санкт-Петербурге на базах психолого-медико-социальных центров Невского и Приморского районов, общеобразовательных школ Невского и Красносельского районов. Оно включало три этапа: подготовительный, психодиагностический и психокоррекционный. На подготовительном этапе в исследовании приняли участие 13 учителей третьих и четвертых классов, заполнивших анкету для выявления детей группы риска. Анкета была разработана на основе диагностических критериев МКБ-10 (симптомы невнимательности и импульсивности). Всего учителями были охарактеризованы 294 учащихся. На психодиагностическом этапе было обследовано 220 человек или 110 семей, включающих мать и ребенка в возрасте 9-10 лет (22 девочки и 88 мальчиков). Из них были сформированы три группы сравнения. Деление детей на группы исследования было обусловлено двумя моментами:

1. Необходимостью определить сходства и различия в характеристиках личности, межличностных отношений, материнского воспитания детей с установленным неврологом диагнозом «ММД-СДВГ» и детей с симптомами невнимательности и импульсивности, выявленных на основания анкетирования учителей.

2. Предположением о том, что симптомы СДВГ могут выполнять у ребенка защитную функцию, создавая условия для внешнего отреагирования внутреннего напряжения, тревоги и дискомфорта.

Анализ медицинской документации показал следующее.

Дети основной группы: имеют II или III группы здоровья - 100%, состоят на диспансерном учете у невролога/психиатра с диагнозом «ММД и СДВГ» -100%, имели диагноз «перинатальная энцефалопатия» - 100%, имели задержку речевого развития - 80%. Состоят на учете у других специалистов - 5%.

Дети группы риска: имеют II и III группы здоровья - 95%, когда-либо лечились у невролога с диагнозом «синдром гиперактивности» - 10%, состоят на учете у других специалистов — 17%.

Дети контрольной группы: имеют II или III группы здоровья - 93%, когда-либо лечились у невролога с диагнозами «астеноневротический синдром», «логоневроз», «энурез» - 13 %, состоят на учете у других специалистов - 15 %.

Эти данные позволяют сделать следующие выводы. 1. По группам здоровья исследованные школьники практически не различаются. 2. Только четыре ребенка (10%), которых учителя относят к группе риска нарушений школьной и социальной адаптации, отмечая у них симптомы невнимательности и импульсивности, лечились у невролога с диагнозом «синдром

гиперактивности». 3. Четыре ребенка из 30 (13 %), у которых учителя не отмечают симптомов невнимательности и импульсивности, тем не менее, являлись пациентами невролога, однако не в связи с расстройствами поведения, а в связи с наличием невротических расстройств. Средний возраст детей -9,9 лет. Средний возраст матерей - от 31 до 40 лет. Во всех группах сравнения семьи чаще имеют полную структуру. Матери детей чаще имеют среднее специальное образование. В группах ММД-СДВГ и риска несколько больше лиц с высшим образованием. Все дети обучаются в общеобразовательных учреждениях. Дети с ММД и СДВГ также посещают психолого-медико-социальный центр. На психокоррекционном этапе были исследованы 36 детей (6 девочек и 30 мальчиков) и 36 матерей.

В параграфе 2.2 «Процедура исследования детей и матерей на психодиагностическом этапе» дается описание процедуры исследования в группах сравнения.

Параграф 2.3 «Характеристика методов исследования» содержит описание методов психологической диагностики, которые были использованы для реализации задач исследования на трех этапах.

Подготовительный этап:

1. Анкета «Н-И» (невнимательность - импульсивность).

Психодиагностический этап:

1. Детский личностный опросник Р. Кеттелла в модификации Э.М. Александровской, И.Н. Гильяшевой.

2. Методика «Мотивация учения» в модификации А.Д. Виноградовой, H.J1. Коноваловой, С.Т. Посоховой.

3. Опросник копинг-стратегий школьного возраста в адаптации H.A. Сироты, В.М. Ялтонского.

4. Методика «Исследование межличностных отношений» Р. Жиля.

5. Опросник «Анализ семейных взаимоотношений» Э.Г. Эйдемиллера, В. Юстицкиса.

6. Опросник «Копинг-поведение в стрессовых ситуациях» Н.С. Эндлера, Д.А. Паркера в адаптации Т.Л. Крюковой.

Этап психологической коррекции:

1. Методика исследования самооценки Дембо-Рубинштейн в модификации A.M. Прихожан.

2. Метод прямого опроса.

3. Методика «Семейная социограмма» (классический вариант).

Глава III «Характеристики личности, отношений со взрослыми и сверстниками младших школьников» включает описание результатов исследования (параграфы 3.1-3.6) и обсуждение (параграф 3.7).

В параграфе 3.1 «Особенности личностных свойств младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности» представлены сходства и различия в свойствах личности детей сравниваемых групп.

Рисунок 1 показывает, что испытуемых всех групп отличают сходные свойства личности: неуверенность в себе, ранимость, неустойчивость (С-), что можно рассматривать как возрастную особенность.

Установлены статистические различия между группами сравнения по факторам А, В, Е, О, (Д 04. Младшие школьники группы ММД-СДВГ, по сравнению с младшими школьниками группы риска, более замкнуты (А) (при р<0,041), имеют менее высокую степень сформированности интеллектуальных функций (В) (при р<0,006), менее послушны (Е) (при р<0,008). По сравнению со школьниками контрольной группы, школьники группы ММД-СДВГ менее послушны (Е) (при р<0,015), менее тревожны (О) (при р<0,048), тогда как дети контрольной группы характеризуются более низкой степенью самоконтроля (03) (при р<0,002) и более напряжены (04) (при р<0,000). Младшие школьники группы риска, по сравнению со школьниками контрольной группы, проявляют более высокую степень сформированности интеллектуальных функций (В) (при р<0,004) и меньшую напряженность (04) (при р<0,015). Выделены личностные свойства, достоверно отличающие каждую из сравниваемых групп детей от двух других. Школьники группы ММД-СДВГ менее послушны, чем школьники группы риска и контрольной группы. У детей группы риска выявлена более высокая степень сформированности интеллектуальных функций, чем в других группах сравнения. Дети из контрольной группы имеют самую высокую степень напряженности. Определена роль заболеваний ММД и СДВГ у детей в проявлении их личностных свойств: степень сформированности интеллектуальных функций (В) (знач. 0,002), самоконтроль (03) (знач. 0,001), напряженность (04) (знач. 0,000). Наличие ММД и СДВГ взаимосвязано с менее высокой степенью сформированности интеллектуальных функций, а их отсутствие - с более низким самоконтролем и более высокой напряженностью ребенка.

Внешний Учебный Игровой Социальный Мотив Мотив Отрицание

мотив мотив мотив мотив взрослости успеха мотива

О Группа СДБГ ■ Группа риска И Контрольная группа

Рис. 2. Средние значения выраженности мотивов учебной деятельности в группах исследования (в баллах)

У детей групп ММД-СДВГ и контрольной личностные свойства взаимосвязаны только с характеристиками их межличностных отношений. В отличие от этого, у детей группы риска личностные свойства коррелируют и с характеристиками их межличностных отношений, и с характеристиками воспитательной практики и копинг-стилями матерей.

В параграфе 3.2 «Особенности мотивов учебной деятельности младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности» представлены сходства и различия мотивов учебной деятельности у детей групп сравнения. Рисунок 2 показывает, что в структуре учебной мотивации детей с ММД и СДВГ определяются все возможные мотивы при отсутствии доминирующих, тогда как у детей групп сравнения определяются ведущие мотивы - социальный и учебный.

У детей с ММД и СДВГ больше, чем в группах сравнения, выражены неэффективные мотивы учебной деятельности: внешний (при р<0,000), игровой (при р<0,000), отрицание мотива (при р<0,000), а также мотивы взрослости (при р<0,000) и успеха (при р<0,000), что позволяет сделать вывод о незрелости их учебной мотивации.

Дисперсионный анализ подтвердил: наличие у ребенка ММД и СДВГ связано с тем, что в структуре учебной мотивации детей преобладают неэффективные мотивы: внешний (знач. 0,002), игровой (знач. 0,001) и мотив взрослости (знач. 0,003). У детей с ММД и СДВГ выраженность мотивов игрового и взрослости прямо коррелирует с их возбудимостью и реактивностью (г = 0,518**), социальный мотив имеет обратные корреляционные связи с независимостью, напористостью (г = -0,641**).

Взаимосвязь мотивов учебной деятельности школьников с ММД-СДВГ с характеристиками воспитательной практики и копинг-стилями их матерей не выявлена.

Таблица 1

Частота встречаемости используемых копинг-стратегий, в %

№ Используемые стратегии Группа СДВГ Группа риска Контрольная группа Асимпа-тическая значимость

1 Смотрю телевизор, слушаю музыку 68,4 90,0 54,5 0,003

2 Гуляю вокруг дома или по улице 71,1 72,5 36,4 0,002

3 Делаю что-то подобное 63,2 35,0 9,1 0,000

4 Рисую, пишу или читаю что-нибудь 81,6 90,0 33,3 0,000

5 Ем или пью 71,1 80,0 .36,4 0,000

6 Борюсь или дерусь с кем-нибудь 50,0 22,5 9,1 0,000

7 Бью, ломаю, швыряю вещи 31,6 5,0 21,2 0,001

8 Дразню кого-нибудь 31,6 7,5 6Д 0,003

9 Играю во что-нибудь 81,6 82,5 36,4 0,000

10 Бегаю или хожу пешком 63,2 80,0 24,2 0,000

11 Сплю 60,5 80,0 27,3 0,000

12 Говорю с кем-нибудь 57,9 72,5 42,4 0,034

13 Стараюсь забыть 81,6 57,5 48,5 0,010

14 Гуляю, бегаю, катаюсь на велосипеде 65.8 65,0 27,3 0,001

В параграфе 3.3 «Особенности трудных жизненных ситуаций и копин-г-стратегий младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности» представлены результаты исследования трудных жизненных ситуаций и копинг-стратегий детей.

Ситуации, связанные с учебой, межличностными отношениями, различные кризисные ситуации трудны для всех исследованных детей. В группе ММД-СДВГ в два раза чаще представлены проблемы в межличностных отношениях, чем в группах риска и контрольной. Детей контрольной группы, по сравнению с другими школьниками, в четыре раза реже беспокоит учеба, однако в три раза чаще они переживают ситуации кризисные. Прибегают к использованию копинг-тратегий достоверно чаще дети групп ММД-СДВГ (р<0,000) и риска (р<0,000), по сравнению с детьми контрольной группы. Кроме того, по сравнению с детьми контрольной группы, детям группы ММД-СДВГ (р<0,005) и группы риска (р<0,001) помогает справляться с трудностями достоверно большее число копинг-стратегий.

В таблице I приводится частота встречаемости копинг-стратегий, используемых детьми в трудных ситуациях.

Дети всех сравниваемых групп в трудной ситуации чаще всего смотрят телевизор. Дети группы ММД-СДВГ чаще, чем дети группы риска, избирают стратегии поведения «Бью, ломаю, швыряю вещи» (в 6 раз), «Дразню

кого-нибудь» (в 4 раза), «Делаю что-то подобное» (в 2 раза), «Борюсь или дерусь с кем-нибудь» (в 2 раза), «Стараюсь забыть о неприятной ситуации» (в 1,4 раза). В то же время они реже, чем дети группы риска, применяют стратегии поведения «Бегаю или хожу пешком», «Сплю», «Говорю с кем-нибудь», «Смотрю телевизор, слушаю музыку».

По сравнению с детьми контрольной группы, дети с ММД-СДВГ все 14 стратегий, указанные в таблице 1, используют чаще. Наиболее часто они «делают что-то подобное» (в 6,9 раз чаще), борются или дерутся с кем-нибудь (в 5,5 раз), дразнят кого-нибудь (в 5,1 раза).

Детям всех групп сравнения чаще помогают стратегии «рисую», «играю». В отличие от детей группы риска, детям группы ММД-СДВГ чаще помогают стратегии «Рисую, пишу или читаю что-нибудь», «Стараюсь забыть» и реже — «Гуляю, бегаю, катаюсь на велосипеде», «Гуляю вокруг дома или по улице». По сравнению с детьми контрольной группы, детям группы ММД-СДВГ в 8,6 раз чаще помогает стратегия «Сплю», в 6 раз - «Делаю что-то подобное», в 2,9 раз - «Стараюсь забыть».

В группе ММД-СДВГ общее число используемых копинг-стратегий имеет обратные взаимосвязи с их личностной напряженностью и фрустрирован-ностью (г = -0,585**), копинг-стилем матерей, ориентированным на избегание (КОИ) (г = -0,514**). Общее число помогающих копинг-стратегий также обратно взаимосвязано с напряженностью и фрустрированностью (г = -0,660**).

У детей группы риска количество используемых копинг-стратегий прямо коррелирует со стремлением к уединению (г = 0,451**). Общее число помогающих стратегий прямо взаимосвязано с независимостью, напористостью детей (г = 0,430**), выраженностью у матерей социального отвлечения (г = 0,417**) и обратно - с конфликтностью ребенка (г = -0,313**), предпочтением матерями в ребенке детских качеств (г = -0,441**).

Количество помогающих стратегий совладающего поведения детей контрольной группы имеет прямые корреляционные связи с их добросовестностью и ответственностью (г = 0,498**).

В параграфе 3.4 «Особенности межличностных отношений младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности» выделены сходства и различия в межличностных отношениях детей групп сравнения. В структуре межличностных отношений детей всех групп наиболее выражены «отношение к родителям, воспринимаемым как родительская чета» и «отношение к матери». В межличностных отношениях доминируют такие личностные особенности, как любознательность», конфликтность. Все дети демонстрируют активно-агрессивную реакцию на фрустрацию. Статистический анализ показал, что отношение к матери менее значимо для детей групп ММД-СДВГ (р<0,006) и риска (р<0,018), чем для детей контрольной группы. Отношение к другу более значимо для детей групп ММД-СДВГ (р<0,001) и риска (р<0,005), чем для детей контрольной группы. Отношение к учителю более значимо для детей группы ММД-СДВГ

(р<0,050), чем детей контрольной группы. Дети группы ММД-СДВГ (р<0,015) реже стремятся к общению в больших группах, чем дети группы риска. Дети контрольной группы чаще демонстрируют пассивно-страдательную реакцию на фрустрацию, чем дети группы риска (р<0,013).

Взаимосвязи характеристик конкретно-личностных отношений детей с МММ-СДВГ, их поведенческих характеристик с особенностями материнского воспитания показывают, что отношение к другу как к эмоционально значимой фигуре связано с гипопротекцией со стороны матери (г = 0,397**), неразвитостью ее родительских чувств (г = 0,425*), чрезмерностью запретов (г= 0,596**) и санкций (г = 0,403*), проекцией на ребенка собственных нежела-емых качеств (г = 0,435*); отношение к учителю положительно взаимосвязано с недостаточным удовлетворением матерью потребностей ребенка (г = 0,431*) и отрицательно - с ее воспитательной неуверенностью (г = -0,390*); вынесение матерью супружеского конфликта в сферу воспитания прямо взаимосвязано с конфликтностью детей (г = 0,391*), их активно-агрессивной реакцией на фрустрацию (г = 0,432**) и обратно — с любознательностью (г = —0,489*). У детей контрольной группы обнаружена связь отношения к другу с копин-г-стилем матерей, ориентированным на социальное отвлечение (г = 0,454**): чем чаще матери прибегают к поиску социальной поддержки, тем лучше у их детей отношение к друзьям. У детей группы риска, по сравнению с другими детьми, выявлено большее количество взаимосвязей показателей межличностных отношений с характеристиками воспитания и копинг-стилями их матерей. Выраженность отношения к матери прямо коррелирует с ее проблемно-ориентированным копингом (г = 0,574**), отношение к родителям — с предпочтением в ребенке детских качеств (г = 0,317*) и применением матерями достаточного количества требований (г = 0,464**). Значимость отношения к учителю повышается при неустойчивости семейного воспитания (г = 0,510**), выборе матерью копинг-стиля «социальное отвлечение» (г = -0,463**). Любознательность прямо взаимосвязана с предпочтением матерью в ребенке детских качеств (г = 0,313**), выбором копинг-стиля «социальное отвлечение» в трудных ситуациях. Конфликтность детей группы риска тем выше, чем более неустойчиво воспитание (г = 0,450**) и чем большее количество наказаний мать применяет (г = -0,409**).

В параграфе 3.5 «Характеристики материнского воспитания» представлены сходства и различия в характеристиках материнского воспитания детей сравниваемых групп. Стили патологизирующего воспитания диагностированы не были, поэтому можно говорить только об определенных отклонениях (чертах) в материнском воспитании. Общей чертой материнского воспитания всех групп является гиперпротекция, общей личностной проблемой, проявляющейся в воспитании, - воспитательная неуверенность. Для материнского воспитания детей группы ММД-СДВГ, по сравнению с матерями детей группы риска, больше характерны элементы гипопротекции (р<0,000) и менее -неустойчивость воспитания (р<0,025). Матери данной группы достоверно

реже предъявляют детям большое количество требований (р<0,039), а также используют как чрезмерное (р<0,010), так и недостаточное количество санкций (р<0,036). У них реже отмечаются предпочтение в ребенке детских качеств (р<0,035) и чаще - предпочтение в ребенке женских качеств (р<0,000).

По сравнению с матерями детей контрольной группы, матери детей группы ММД-СДВГ реже склонны чрезмерно удовлетворять потребности ребенка (р<0,023) и чаще проецируют на него собственные нежелаемые качества (р<0,013).

Матери детей группы риска, в отличие от матерей контрольной группы, реже склонны к элементам гипопротекции (р<0,000), чаще применяют чрезмерное количество санкций (р<0,008). Их воспитание чаще характеризуется неустойчивостью (р<0,013), воспитательной неуверенностью (р<0,013). У матерей детей группы риска достоверно чаще наблюдается фобия утраты ребенка (р<0,043) и реже — предпочтение у ребенка женских качеств (р<0,001).

Дисперсионный анализ подтвердил, что наличие у ребенка ММД и СДВГ взаимосвязано с элементами гипопротекции матери: ребенок находится на периферии ее внимания и она обращается к ребенку лишь время от времени, когда случается что-то серьезное. Установлено также, что матери мальчиков чаще бессознательно проецируют на детей свои ранее неудовлетворенные потребности и ищут способы их заместительного удовлетворения за счет потворствования ребенку.

В параграфе 3.6 «Характеристики копинг-стилей матерей» описываются особенности копинг-стилей матерей детей групп сравнения. У всех матерей выражен проблемно-ориентированный копинг-стиль, направленный на решение проблем, контроль и практическую реализацию планов.

Матери группы ММД-СДВГ, по сравнению с матерями детей группы риска, реже используют копинг-стиль избегания (р<0,041), а по сравнению с матерями контрольной группы реже используют субстиль отвлечения (р<0,012). Дисперсионный анализ подтвердил, что при наличии у ребенка ММД и СДВГ для его матери в меньшей степени характерна такая личностная особенность, как способность отвлекаться от стрессовой ситуации для восстановления сил, снятия тревоги и напряжения (знач. 0,001). Чем более выражен у матери ребенка с ММД-СДВГ субстиль отвлечения, тем более для нее характерны элементы гиперопеки (г = 0,459*), недостаточность требований к ребенку (г = 0,450*), чрезмерность запретов (г = 0,401*), проекция на ребенка собственных неже-лаемых качеств (г = 0,620*), фобия его утраты (г = 0,395*). У всех матерей характеристики копинг-стилей и воспитания взаимосвязаны, при этом наибольшее число взаимосвязей установлено в группе риска.

В параграфе 3.7 «Психологические характеристики детей групп сравнения. Обсуждение результатов» представлены результаты обобщения характеристик личностных свойств и межличностных отношений детей трех исследованных групп во взаимосвязи с характеристиками материнского воспитания в сравнительном аспекте.

Психологическая характеристика ребенка с ММД и СДВГ Познавательная сфера', средняя степень сформированное™ интеллектуальных функций.

Мотивационная сфера: незрелость и неустойчивость учебной мотивации -случайный выбор и неэффективность учебных мотивов (внешнего, игрового, взрослости, успеха, отрицания мотива). Прямая взаимосвязь мотивов игрового и взрослости с возбудимостью и реактивностью детей. Отсутствие взаимосвязей учебной мотивации с характеристиками материнского воспитания.

Поведенческая сфера: трудности в межличностных отношениях; большое число используемых и помогающих копинг-стратегий (в том числе социально неодобряемых, направленных на внешнее отреагирование аффекта: «борюсь, дерусь», «дразню», «делаю что-то подобное»), эффективно снижающих личностную напряженность и фрустрированность.

Эмоционально-личностная сфера: меньшие послушание, уступчивость, под-чиняемость и одновременно менее выраженные личностные напряженность, раздражительность и фрустрированность. Отсутствие взаимосвязей личностных свойств с характеристиками материнского воспитания.

Сфера межличностных отношений: элементы гипопротекции со стороны матери, большая значимость для ребенка отношений с учителем и другом, чем с матерью. Отношение к другу как к эмоционально значимой фигуре прямо взаимосвязано с гипопротекцией со стороны матери, неразвитостью ее родительских чувств, чрезмерностью запретов и санкций, проекцией на ребенка собственных нежелаемых качеств. Отношение к учителю как к эмоционально значимой фигуре прямо взаимосвязано с недостаточным удовлетворением матерью потребностей ребенка. Вынесение матерью супружеского конфликта в сферу воспитания прямо взаимосвязано с конфликтностью детей, их активно-агрессивной реакцией на фрустрацию и обратно взаимосвязано с любознательностью и значимостью отношения к родителям. Чем более значима для ребенка с ММД и СДВГ фигура учителя, тем меньше в его межличностных отношениях выражены конфликтность, активно-агрессивная реакция на фрустрацию и тем больше - любознательность.

Психологическая характеристика ребенка группы риска Познавательная сфера: высокая степень сформированности интеллектуальных функций, взаимосвязанная со стремлением к общению в больших группах людей и значимостью общения с сиблингами.

Мотивационная сфера: выраженность конструктивных социального и учебного мотивов на фоне общей неустойчивой учебной мотивации. Наличие взаимосвязей учебной мотивации с характеристиками материнского воспитания.

Поведенческая сфера: большое число используемых и помогающих социально-одобряемых копинг-стратегий, в том числе направленных на отреагирование аффекта в действии («гуляю, бегаю, катаюсь»).

Эмоционально-личностная сфера: открытость и доброжелательность, прямо взаимосвязанная со стремлением к общению в больших группах людей;

наличие взаимосвязей личностных свойств с характеристиками материнского воспитания.

Сфера межличностных отношений: элементы гиперпротекции со стороны матери при наличии у нее сложностей в адекватном использовании требований и санкций по отношению к ребенку, неустойчивости воспитательных приемов; значимость для ребенка отношений с другом, стремление к общению в больших группах людей. Наибольшее количество взаимосвязей показателей межличностных отношений ребенка с характеристиками материнского воспитания и копинг-стилями матерей.

Психологическая характеристика ребенка контрольной группы

Познавательная сфера-, средняя степень сформированности интеллектуальных функций.

Мотивационная сфера: выраженность конструктивных социального и учебного мотивов на фоне общей неустойчивой учебной мотивации.

Поведенческая сфера: небольшое число используемых и помогающих копинг-стратегий.

Эмоционально-личностная сфера: выраженные внутренняя напряженность, раздражительность и фрустрированность, высокая степень тревожности, большая субъективная значимость переживания кризисных ситуаций, наиболее выраженная пассивно-страдательная реакция на фрустрацию.

Сфера межличностных отношений: элементы гипопротекции со стороны матери на фоне чрезмерного удовлетворения потребностей ребенка и наименьшей выраженности фобии его утраты; наибольшая значимость для ребенка отношений с матерью, наименьшая выраженность значимости отношения к другу и стремления к общению в больших группах людей.

Таким образом, в результате проведенного исследования была прослежена роль как биологических (наличие заболевания у ребенка), так и социальных (материнское воспитание и копинг-стили матери) факторов в психологических проблемах, характерных для личностного и межличностного функционирования детей с ММД и СДВГ. Представленные результаты обосновывают направления психологической коррекции личности и межличностных отношений младших школьников с ММД и СДВГ: индивидуальная работа с ребенком и матерью с целью коррекции отношений в диаде, групповой тренинг для детей, групповой тренинг для матерей.

Выявленные в исследовании личностные и межличностные проблемы детей, не имеющих симптомов невнимательности и импульсивности, акцентируют необходимость дифференцированного подхода к обоснованию программ психологической помощи также для данного контингента младших школьников.

Глава IV «Психологическая коррекция детей с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности» посвящена описанию основных направлений разработанной пилотажной программы психологической коррекции личности и межличностных отношений младших школьников с ММД и СДВГ.

В параграфе 4.1 «Программа индивидуально-групповой психологической коррекции» сформулированы цель, этапы и рекомендации по организации психологической коррекции детей с ММД и СДВГ. Цель - развитие эмоционально-волевого и мотивационного компонентов личности ребенка с ММД и СДВГ, формирование социально одобряемых копинг-стратегий, навыков конструктивного общения со взрослыми и сверстниками, гармонизация мате-ринско-детских взаимоотношений. Рекомендации по организации: начинать работу с индивидуальных занятий, на которых присутствуют ребенок и его мать, далее включать детей в работу в парах и мини-группах сверстников, а матерей - в групповую деятельность для матерей.

В параграфе 4.1.1 «Индивидуальная психологическая коррекция детей с учетом отношений в диаде „мать — ребенок"» представлена пилотажная программа индивидуальной психологической коррекции детей с ММД и СДВГ и их матерей с учетом отношений в конкретной диаде «мать - ребенок».

В параграфе 4.1.2 «Групповая психологическая коррекция младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности» представлены пилотажная программа групповой психологической коррекции детей с ММД и СДВГ, принципы и особенности проведения групповых занятий с данной категорией детей.

В параграфе 4.1.3 «Групповая психологическая коррекция матерей детей с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом гиперактивности в аспекте отношений в диаде „мать - ребенок"» представлена пилотажная программа группового тренинга для матерей детей с ММД и СДВГ. Участие в тренинге способствует выработке у матерей активной жизненной позиции в воспитании, готовности осуществить коррекцию собственных установок, транслируемых ребенку, перестроить стереотипы общения с ним, созданию менее тревожной и психологически более зрелой обстановки в семье, повышению воспитательной компетентности матерей.

В параграфе 4.2 «Апробация пилотажной программы индивидуально-групповой психологической коррекции» представлены результаты апробации пилотажной программы индивидуально-групповой психологической коррекции детей с ММД и СДВГ и их матерей, проведенной на базе центра психолого-медико-социального сопровождения Невского района Санкт-Петербурга.

В заключении обобщены результаты проведенного исследования в связи с его гипотезами.

1. Наличие у ребенка ММД и СДВГ взаимосвязано с меньшей степенью сформированности его интеллектуальных функций, преобладанием в структуре учебной мотивации неэффективных мотивов (внешнего, игрового и взрослости), меньшим послушанием, личностной напряженностью и фрустриро-ванностью, большим числом используемых (в том числе социально неодобря-емых) копинг-стратегий и помогающих копинг-стратегий.

2. Наличие у ребенка ММД и СДВГ взаимосвязано с эмоциональной значимостью для него фигур друга и учителя, склонностью к гипопротекции со стороны матери, меньшей выраженностью у матери копинг-стиля «отвлечение».

3. Личностные свойства детей с ММД-СДВГ взаимосвязаны с учебными мотивами и копинг-поведением, а межличностные отношения - с характеристиками материнского воспитания.

3.1. Возбудимость и реактивность детей с ММД и СДВГ прямо коррелируют с выраженностью учебных мотивов игрового и взрослости, более низкая личностная напряженность и фрустрированность - с большим числом используемых и помогающих копинг-стратегий.

3.2. Отношение к другу как к эмоционально значимой фигуре у ребенка с ММД и СДВГ прямо взаимосвязано с гипопротекцией со стороны матери, неразвитостью ее родительских чувств, чрезмерностью запретов и санкций, проекцией на ребенка нежелаемых качеств.

3.3. Отношение к учителю как к эмоционально значимой фигуре прямо взаимосвязано с недостаточным удовлетворением матерью потребностей ребенка с ММД и СДВГ и обратно - с ее воспитательной неуверенностью. Чем больше значима фигура учителя для ребенка с ММД-СДВГ, тем меньше у него выражены конфликтность, активно-агрессивная реакция на фрустрацию и тем больше - любознательность.

4. Определены признаки сходства в психологических характеристиках детей и матерей групп сравнения.

4.1. Для всех детей характерны: неуверенность в себе; неустойчивость учебной мотивации; использование отражающих ведущие учебную и игровую виды деятельности копинг-стратегий «рисую, пишу, читаю» и «играю»; выраженность отношений к родителям и к матери; доминирование в межличностных отношениях любознательности, конфликтности и активно-агрессивной реакции на фрустрацию, что можно расценивать как возрастные особенности.

4.2. Общим отклонением материнского воспитания Бсех групп сравнения являются элементы гиперпротекции; общей личностной проблемой, проявляющейся в воспитании, - воспитательная неуверенность; ведущим для всех матерей копинг-стилем - проблемно-ориентированный.

5. Сопоставление психологических характеристик детей с неврологическим диагнозом «ММД и СДВГ», детей группы риска с симптомами невнимательности и импульсивности и детей контрольной группы, не имеющих симптомов невнимательности и импульсивности, а также характеристик их матерей установило:

5.1. Общие признаки детей с ММД-СДВГ и с симптомами невнимательности и импульсивности - большое число используемых и помогающих копин-г-стратегий (в том числе направленных на внешнее отреагирование аффекта), выраженность отношения к другу. По сравнению детьми с ММД и СДВГ, детей группы риска отличают более высокая степень сформированности интеллектуальных функций, наличие зрелых учебных мотивов, открытость, послушание,

социально одобряемое копинг-поведение, стремление к общению в больших группах людей. У матерей детей группы риска не прослеживаются такие отклонения в воспитании, как гипопротекция, отсутствие требований к ребенку и четкой системы наказаний, желание видеть своего ребенка более взрослым. В группе риска установлены взаимосвязи характеристик материнского воспитания не только с показателями межличностных отношений детей (как в группе ММД-СДВГ), но также со свойствами их личности и учебной мотивации.

5.2. Детей, не имеющих симптомов невнимательности и импульсивности, по сравнению с двумя другими группами младших школьников, отличают большие личностная напряженность и фрустрированность, меньшее число используемых и помогающих копинг-стратегий. От детей с ММД и СДВГ их также отличают более высокая тревожность, меньшая степень самоконтроля, наличие зрелых мотивов учебной деятельности, меньшая значимость отношений к другу и учителю и большая значимость отношения к матери, которая склонна чрезмерно удовлетворять потребности ребенка. От детей группы риска с симптомами невнимательности и импульсивности детей контрольной группы отличает более выраженная пассивно-страдательная реакция на фрустрацию, а их матерей - склонность к гипопротекции и меньшая выраженность фобии утраты ребенка.

6. Разработанная на основе результатов исследования пилотажная программа психологической коррекции детей 9-10 лет с ММД и СДВГ включает следующие направления: индивидуальная работа с ребенком и матерью с целью коррекции отношений в диаде с опорой на фигуру учителя/психолога, групповой тренинг для детей с опорой на фигуру друга, групповой тренинг для матерей.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В ПУБЛИКАЦИЯХ:

1. Цыганкова Н.И. Свойства личности и мотивы учебной деятельности у младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания с гиперактивностью //Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. СПб., 2011. № 132. С. 362-368. 0,38 п. л.

2. Цыганкова Н.И., Никольская И.М. Межличностные отношения младших школьников с гиперкинетическим расстройством // Вестник Тюменского государственного университета. Сер. Педагогика и психология. Тюмень: ТюмГУ, 2011. № 9. С. 216-223. 0,44/0,33 п. л.

3. Цыганкова Н.И.Социально-психологическая адаптация младших школьников с дефицитом внимания и синдромом гиперактивности // Материалы международной конференции «Служба практической психологии в системе образования» / под ред. А.К. Колеченко, И.Н. Агафоновой. СПб.: СПб АППО, 2003. Вып. 7. С. 163-167. 0,25 п. л.

4. Цыганкова Н.И. Психолого-медико-социальное сопровождение детей с дефицитом внимания и синдромом гиперактивности в аспекте профилактики зависимого поведения // Материалы IX областной научно-практической конференции «Роль социальных институтов в профилактике наркозависимости среди подростков и молодежи»/под ред. Г.Е. Гуна. СПб.: ЛОИРО, 2007. С. 116-120. 0,19 п. л.

5. Цыганкова Н.И. Групповая психологическая коррекция детей младшего школьного возраста с дефицитом внимания и синдромом гиперактивности II Материалы конференции «Мнухинские чтения. Успехи детско-под-ростковой психиатрии и психотерапии (исторический и междисциплинарный подход)» / под ред. Л.П. Рубиной, Ю.А. Фесенко. СПб.: ООО «Респект», 2007. С. 247-250. 0,19 п. л.

6. Цыганкова Н.И. Межличностные отношения детей младшего школьного возраста с минимальной мозговой дисфункцией в аспекте сохранения психического и социального здоровья // Материалы региональной научно-практической конференции «Служба практической психологии в системе образования» / под ред. С.М. Шингаева, В.Н. Алешина, A.M. Богачева. СПб.: СПб АППО, 2008. Вып. 12. С. 184-188. 0,25 п. л.

7. Цыганкова Н.И. Личность младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией // Материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения - 2008» / под ред. Л.А. Цветковой, Н.С. Хрусталевой. СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2008. С. 503-505. 0,13 п. л.

8. Цыганкова Н.И. Межличностные отношения младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией // Материалы международной конференции, посвященной памяти Самуила Семеновича Мнухина и 40-летию городского отделения неврозов у детей «VII Мнухинские чтения. Междисциплинарный подход в детской неврозологии (успехи детской психиатрии, неврологии, психотерапии и клинической психологии)» / под ред. Л.П. Руби-ной, Ю.А. Фесенко. СПб.: ООО «Бастион», 2008. С. 154-156. 0,13 п. л.

9. Цыганкова Н.И. Познавательная деятельность младших школьников с синдромом дефицита внимания и гиперактивности как фактор профилактики наркозависимости II Материалы VI Международного Конгресса «Молодое поколение XXI века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья» / под ред. А.А. Северного, Ю.С. Шевченко. М.: ООО «ЗЕТ-СТИЛ», 2009. С. 58-59. 0,13 п. л.

10. Цыганкова Н.И. Совладеющее поведение младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией // Материалы конференции, посвященной присвоению Центру восстановительного лечения «Детская психиатрия» имени С.С. Мнухина «VIII Мнухинские чтения. Наследие профессора С.С. Мнухина: из ХХ-го в век XXI» / сост. Д.Ю. Шигашов, Ю.А. Фесенко, Л.П. Рубина, Д.Н. Исаев, Б.В. Воронков. СПб.: ООО «Нева-Трейд», 2009. С. 232-237. 0,31 п. л.

11. Цыганкова Н.И. Комплексный подход в решении задач интеграции детей с минимальной мозговой дисфункцией в общеобразовательные

школы // Материалы Международной научно-практической конференции «Психологическое здоровье подрастающего поколения: проблемы и пути решения» / сост. И.А. Еремицкая. Астрахань: Издательский дом «Астраханский университет», 2009. С. 244-246. 0,13 п. л.

12. Цыганкова Н.И. Модель психологической коррекции младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией // Материалы научной конференции «Ананьевские чтения - 2010. Современные прикладные направления и проблемы психологии»: в 2 ч. / отв. ред. JI.A. Цветкова. СПб.: Изд-во С."Петербургского университета, 2010. Ч. 2. С. 178-179. 0,13 п. л.

13. Цыганкова Н.И. Психологическое развитие и социальное функционирование младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией // Материалы международной научно-практической конференции «Клиническая психология: теория, практика и обучение» / под ред. А.Н. Алехина, Е.А. Трифоновой. СПб.: ООО «СЕНСОР», 2010. С. 123-126. 0,19 п. л.

14. Цыганкова Н.И. Влияние семьи на формирование межличностных отношений и стратегий совладающего поведения младших школьников // Материалы Межрегиональной научно-практической конференции «Семья: межинституциональное взаимодействие в социокультурном пространстве Санкт-Петербурга» / под ред. E.H. Барышникова, авт.-сост. Н.И. Цыганкова, О.В. Эрлих. СПб.: СПб АППО, 2010. С. 105-111. 0,38 п. л.

15. Цыганкова Н.И. Особенности совладающего поведения детей младшего школьного возраста с минимальной мозговой дисфункцией // Материалы II Международной научно-практической конференции «Психология совладающего поведения»: в 2 т. / отв. ред. Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская, С.А. Хазова. Кострома: КГУ им. H.A. Некрасова, 2010. Т. 2. С. 121-123.0,13 п. л.

16. Цыганкова Н.И. Гиперактивные дети: воспитательная практика и копин-г-стили матерей [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон, науч. журн. 2011. № 3. URL: http://www.medpsy.ru/mprj/archiv_ global/201 l_3_8/nomer/nomerOO.php (дата обращения: 10.02.2012). 0,46 п. л.

17. Цыганкова Н.И. Психологическое сопровождение развития и социального функционирования младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией // Материалы XV научно-практической конференции (с международным участием) «Служба практической психологии в системе образования» / под общ. ред. С.М. Шингаева. СПб.: СПб АППО, 2011. С. 278-283. 0,31 п. л.

18. Цыганкова Н.И. Индивидуально-групповая модель психологической коррекции ребенка с синдромом дефицита внимания и гиперактивности // Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Семья: межинституциональное взаимодействие в социокультурном пространстве Санкт-Петербурга», Санкт-Петербург, 22 апреля 2011 г. / под общ. ред. E.H. Барышникова, О.В. Эрлиха. СПб.: Изд-во политехнического института, 2011. С. 221226. 0,31 п.л.

Подписано в печать 09.04.2012 г. Формат 60*84 1\16 Печать офсетная. Бумага офсетная. Объём: 1,5 усл. печ. л. Тираж 100 экз. Заказ № 107.

Типография РГПУ им. А. И. Герцена 191186, Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Цыганкова, Наталия Игоревна, 2012 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. КЛИНИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ С МИНИМАЛЬНОЙ МОЗГОВОЙ ДИСФУНКЦИЕЙ И СИНДРОМОМ ДЕФИЦИТА ВНИМАНИЯ И

ГИПЕР АКТИВНОСТИ.

1.1 Младший школьный возраст и вопросы социальной адаптации.

1.1.1 Особенности личности младших школьников.

1.1.2 Особенности межличностных отношений младших школьников.

1.1.3 Особенности совладающего поведения младших школьников

1.1.4 Особенности социальной адаптации младших школьников. 21 1.2 Минимальная мозговая дисфункция и синдром дефицита внимания и гиперактивности у детей: клинические, психологические и социальные аспекты.

1.2.1 Минимальная мозговая дисфункция и синдром дефицита внимания и гиперактивности.

1.2.2 Психологические особенности младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

1.2.3 Особенности межличностных отношений младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

1.2.4 Особенности семейного воспитания младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

1.2.5 Особенности социальной адаптации младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

1.2.6 Помощь ребенку с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

ГЛАВА 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ВЫБОРКИ И МЕТОДОВ ИССЛЕДОВАНИЯ.

2.1 Характеристика выборки.

2.2 Процедура исследования детей и матерей на психодиагностическом этапе.

2.3 Характеристика методов исследования.

2.3.1 Клинико-биографический метод.

2.3.2 Методы психологической диагностики.

2.3.3 Методы статистической обработки данных.

ГЛАВА 3. ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛИЧНОСТИ, ОТНОШЕНИЙ СО

ВЗРОСЛЫМИ И СВЕРСТНИКАМИ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ. 66 3.1 Особенности личностных свойств младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивпости.

3.2 Особенности мотивов учебной деятельности младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

3.3 Особенности трудных жизненных ситуаций и копинг-стратегий младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

3.4 Особенности межличностных отношений младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

3.5 Характеристики материнского воспитания

3.6 Характеристики копинг-стилей матерей.

3.7 Психологические характеристики детей групп сравнения. Обсуждение результатов».

ГЛАВА 4. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ ДЕТЕЙ С МИНИМАЛЬНОЙ МОЗГОВОЙ ДИСФУНКЦИЕЙ И СИНДРОМОМ ДЕФИЦИТА ВНИМАНИЯ И ГИПЕРАКТИВНОСТИ.

4.1 Программа индивидуально-групповой психологической коррекции.

4.1.1 Индивидуальная психологическая коррекция детей с учетом отношений в диаде «мать-ребенок».

4.1.2 Групповая психологическая коррекция младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

4.1.3 Групповая психологическая коррекция матерей детей с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом гиперактивности в аспекте отношений в диаде «мать-ребенок».

4.2 Апробация пилотажной программы индивидуально-групповой психологической коррекции.

Введение диссертации по психологии, на тему "Личность и межличностные отношения младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности"

Актуальность исследования. Состояние здоровья детей и подростков в последнее десятилетие в различных странах мира в целом и в России в частности характеризуется неблагоприятными тенденциями: ростом числа хронических заболеваний; увеличением частоты психических расстройств; распространением девиантного и зависимого поведения; деформацией медико-социального портрета семей, имеющих детей; значительной степенью ограничения возможностей их социальной интеграции [171]. Один из ярких примеров этого в России - изменение к худшему распределения детей по группам здоровья. Если в 1998 г. к 1 группе здоровья (абсолютно здоровым) было отнесено 4,8% обследованных младших школьников, то в 2008 г. - 1,8%. Число учащихся со II группой здоровья (морфофункциональными отклонениями) за 10 лет существенно не изменилось: 1998 г. - 49,8%, 2008 - 49,1%. Число детей с III и IV группами здоровья (хроническими заболеваниями) возросло на 4,7% [110].

На этом фоне особую актуальность приобретает изучение психологических аспектов таких заболеваний, как минимальная мозговая дисфункция (далее - ММД) и синдром дефицита внимания и гиперактивности (далее - СДВГ), имеющих широкую распространенность у детей и вызывающих неблагоприятные социальные последствия для взрослых [49]. По данным различных исследований, распространенность СДВГ в детской популяции составляет от 2% до 12% с тенденцией к росту. В США этой болезнью страдают от 3 до 20% школьников. Большой разброс данных объясняется тем, что более высокие показатели отмечаются при анализе результатов анкетирования учителей и родителей, а более низкие — при проведении комплексных клинико-психологических обследований [75, 194].

СДВГ - поведенческое расстройство, характеризующееся триадой симптомов: нарушением внимания, гиперактивностыо и импульсивностью. Его относят к категории гиперкинетических расстройств (рубрика F 90.0 по Международной классификации болезней МКБ-10). В психиатрии термин «гиперкинетическое расстройство» имеет много синонимов: «минимальная мозговая дисфункции», «органическая мозговая дисфункция», «легкая детская энцефалопатия». В 80% случаев сопутствующий признак ММД - это СДВГ, однако СДВГ может иметь место и при отсутствии минимальной мозговой дисфункции [108, 118]. Этот факт может объяснять неравномерность развития интеллектуальных функций у разных детей с СДВГ.

ММД и СДВГ ухудшают качество жизни детей с данным расстройством, вызывая нарушения социального функционирования, увеличивая риск травм и саморазрушающего поведения [63, 190, 279]. От проявлений ММД и СДВГ страдают не только сами дети, но и их родственники, а также сверстники и учителя. [256,271, 296].

Несмотря на то что семья и школа все чаще предъявляют жалобы на «гиперактивных детей» с проблемами в обучении и поведении, формулируя запрос к оказанию лечебио-психологической помощи, в научной литературе психологическая характеристика детей с ММД и СДВГ противоречива. Различные диагностические схемы в совершенно разных местах проводят границу, разделяющую нормальность и гиперактивность [49]. Возникает потребность в более глубоком изучении данных проблем с целыо разработки специализированных психокоррекционных программ.

Постановка проблемы и разработанность темы исследования.

Психологические проблемы детей с ММД и СДВГ связаны с задержкой в темпах созревания функциональных систем мозга, обеспечивающих регуляцию когнитивных функций и произвольность [66]. Вторичные расстройства (неуверенность в себе, заниженная самооценка, страхи) нередко приводят к проявлениям оппозиционного и даже агрессивного поведения, ухудшая межличностные отношения и школьную адаптацию [38, 148]. Гипопротекция матерей может усугублять данные поведенческие расстройства детей с СДВГ [49, 167].

Стоит отметить также, что исследований, затрагивающих вопросы изучения свойств личности, учебных мотивов, отношений со сверстниками, учителями и родителями у детей с ММД и СДВГ (как основы для разработки программ психологической помощи) явно недостаточно. Неизученным при данном расстройстве остается копинг, или совпадающее поведение, — важнейший процесс адаптации личности к стрессу [11, 103, 284]. В литературе неоднократно подчеркивалась актуальность его исследования у больных [27]. По данным И.М. Никольской, в совладании со стрессом дети опираются на присущие им индивидуально-психологические особенности, которые можно рассматривать как своеобразные «психологические орудия» защиты. Обусловливая нарушения адаптации ребенка в определенных жизненных ситуациях, они могут также выступать как важный инструмент снижения тревоги и напряжения [137]. Современные авторы указывают на защитный характер повышенной двигательной активности, расторможеиности, «бездумности» детей с СДВГ [118].

Решающую роль в формировании личности и системы отношений ребенка играют семейные факторы [103, 116, 235, 240,]. То, как родители, и прежде всего мать, будут справляться с трудной ситуацией хронического заболевания ребенка с ММД и СДВГ, в значительной степени зависит от характеристик родительского воспитания и копинг-ресурсов родителей. Следовательно, говоря об изучении характеристик личности и межличностных отношений детей с ММД и СДВГ, актуально рассмотреть их во взаимосвязи с отклонениями в материнском воспитании, личностными проблемами матерей, решаемыми за счет воспитания, копинг-стилями матерей. В настоящее время этот вопрос медицинской психологии также недостаточно проработан.

В связи с высокой распространенностью и социальной значимостью заболевания во многих странах разработаны рекомендации по диагностике и лечению ММД и СДВ [108, 70, 10, 5, 113, 42, 249, 299]. Указано, что в младшем школьном возрасте психологическая помощь таким детям должна быть направлена на решение их эмоциональных проблем, преодоление трудностей в учебе и поведении. Акцентирована важность обучения родителей и педагогов навыкам эффективного общения с детьми как условия успешной адаптации ребенка в социуме [6]. Это диктует необходимость определения направлений и содержательного наполнения программ психологической коррекции личности, отношений детей со взрослыми и сверстниками с ММД и СДВГ, коррекции стратегий материнского воспитания с целью повышения уровня социального функционирования.

Таким образом, проблема исследования состоит:

1. В уточнении характеристик личности и межличностных отношений детей, имеющих неврологический диагноз «ММД и СДВГ», а также характеристик их воспитания и копинг-стилей их матерей (в связи с задачами психологической коррекции).

2. В определении общих и специфических характеристик личности и межличностных отношений детей с неврологическим диагнозом

ММД и СДВГ» и детей с симптомами невнимательности и импульсивности, выявленных на основе анкетирования учителей.

3. В установлении взаимосвязей симптомов невнимательности и импульсивности с характеристиками копинг-поведения детей с целью проверки гипотезы об их защитной роли в снижении внутреннего напряжения ребенка.

Сказанное выше определяет цель и задачи настоящего диссертационного исследования.

Цель исследования - определить характеристики личности, межличностных отношений, материнского воспитания детей 9-10 лет с минимальной мозговой дисфункцией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности (в связи с задачей психологической коррекции).

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Изучить свойства личности, учебные мотивы, копинг-стратегии и межличностные отношения у детей с ММД и СДВГ и у детей групп сравнения.

2. Исследовать характеристики материнского воспитания и копинг-стили матерей детей с ММД и СДВГ и матерей групп сравнения.

3. Определить взаимосвязи свойств личности, учебных мотивов, копинг-стратегий, межличностных отношений детей с ММД и СДВГ, характеристик их воспитания и копинг-стилей их матерей.

4. Сопоставить психологические характеристики и их взаимосвязи у детей с неврологическим диагнозом «ММД и СДВГ» (основная группа), выявленных на основе анкетирования учителей детей с симптомами невнимательности и импульсивности (группа риска), детей, не имеющих симптомов невнимательности и импульсивности (контрольная группа), и у их матерей.

5. На основе систематизации результатов определить основные направления психологической коррекции и разработать пилотажную программу психологической коррекции личности и межличностных отношений детей с ММД и СДВГ.

Объект исследования: дети с неврологическим диагнозом «минимальная мозговая дисфункция и синдром дефицита внимания и гиперактивности»; дети, имеющие симптомы невнимательности и импульсивности и не имеющие данных симптомов дети; их матери.

Предмет исследования: личность (свойства, учебные мотивы, копинг-стратегии), межличностные отношения детей 9-10 лет с ММД и СДВГ, материнское воспитание и копинг-стили матерей.

В процессе исследования проверялись следующие гипотезы:

1. Дети с ММД и СДВГ имеют специфические характеристики личности и межличностных отношений.

2. Материнское воспитание детей с ММД и СДВГ имеет специфические характеристики.

3. Дети с неврологическим диагнозом «ММД и СДВГ» и дети с симптомами невнимательности и импульсивности, выявленными в результате анкетирования учителей, имеют общие и специфические психологические характеристики.

4. Дети, у которых учителя не находят симптомов невнимательности и импульсивности, в отличие от детей с ММД и СДВГ и детей с симптомами невнимательности и импульсивности, имеют психологические особенности, связанные с трудностями внешнего отреагирования аффекта.

Эмпирическая база исследования составила 305 человек. На подготовительном этапе - 13 учителей. На этапе психодиагностики -110 детей и 110 матерей, из которых были сформированы три группы. Основная - 40 младших школьников с ММД и СДВГ и 40 матерей; первая группа сравнения - 40 младших школьников с симптомами невнимательности и импульсивности (группа риска) и 40 матерей; вторая группа сравнения - 30 школьников без симптомов невнимательности и импульсивности (контрольная группа) и 30 матерей. На психокоррекционном этапе в апробации пилотажной программы психологической коррекции приняли участие 36 детей и 36 матерей.

Теоретико-методологическими основаниями исследования стали современная парадигма биопсихосоциальиого единства человеческого существа (Бехтерев В.М., Кабанов М.М., Карвасарский Б.Д.) и биопсихосоциальный подход к пониманию здоровья и болезни (Engel G.L., Beck А.Т.); психология отношений (Лазурский А.Ф., Мясищев В.Н.), основные положения психологии аномального развитии (Выготский J1.C., Лебединский В.В., Лубовский В.И., Певзнер М.С., Сухарева Г.Е.) и клинической психологии семьи (Эйдемиллер Э.Г., Никольская И.М.); теории стресса, копипга (Ялтонский В.М., Сирота H.A., Никольская И.М., Крюкова Т.Л., Lasarus R.S., Endler N.S., Parker J.L.) и когнитивно-поведенческой психотерапии, рассматривающей поведенческие проблемы как следствие пробелов в обучении и воспитании, а моделирование поведения - как обучающий и психотерапевтический процесс одновременно (Bandura A., Mahoney M.J., Ellis А.).

Методы исследования: клинико-биографический, психодиагностические, методы статистической обработки данных. Статистический анализ осуществлялся с помощью лицензионного пакета программ SPSS.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Детей с ММД и СДВГ, по сравнению с детьми без данного неврологического диагноза, отличают менее высокая степень сформированности интеллектуальных функций, меньшее послушание и одновременно меньшая внутренняя напряженность и фрустрированность. Незрелость и неэффективность учебных мотивов ребенка с ММД и СДВГ прямо взаимосвязаны с его возбудимостью и реактивностью.

2. Дети с ММД и СДВГ, по сравнению с детьми, не имеющими симптомов невнимательности и импульсивности, используют большее число копинг-стратегий (в том числе социально неодобряемых) и большее число копинг-стратегий считают помогающими; чем больше копинг-стратегий дети с ММД и СДВГ используют, тем менее они внутренне напряжены и фрустрированы.

3. Для детей с ММД и СДВГ на фоне гипопротекции со стороны матери эмоционально значимы отношения с учителем и другом. Чем более значима для ребенка с ММД и СДВГ фигура учителя, тем меньше в его межличностных отношениях выражены конфликтность, активно-агрессивная реакция на фрустрацию и тем больше -любознательность. Это обосновывает необходимость психологической коррекции отношений в диаде «мать - ребенок с ММД-СДВГ» с опорой на значимость фигуры учителя/психолога.

4. Детей, пе имеющих симптомов невнимательности и импульсивности, отличают от групп детей с ММД-СДВГ и с симптомами невнимательности и импульсивности большая внутренняя напряженность и фрустрированность, меньшее число используемых и помогающих копинг-стратегий, большая значимость отношений с матерыо.

Научная новизна исследования. Впервые изучены особенности личностных свойств, учебной мотивации, копинг-поведения, межличностных отношений ребенка, характеристики материнского воспитания и их взаимосвязи с наличием у ребенка неврологического диагноза «ММД и СДВГ».

Установлено значение общего количества используемых копииг-стратегий (в том числе направленных на внешнее отреагирование аффекта и социально неодобряемых) для уровня личностной напряженности детей с ММД и СДВГ. Показано, что проявления гипопротекции со стороны матери взаимосвязаны с компенсаторной значимостью для детей с ММД и СДВГ отношений с учителем и другом. Обнаружено, что детей, не имеющих симптомов невнимательности и импульсивности, отличают более высокая личностная напряженность и фрустрированность, малое число используемых и помогающих копинг-стратегий и большая значимость отношений с матерью.

Теоретическая значимость исследования. Результаты проведенного с позиции биопсихосоциального подхода исследования расширяют и уточняют представления современной медицинской психологии об особенностях личности, в том числе копипг-поведения и учебной мотивации детей с ММД и СДВГ, специфики их межличностных отношений, характеристик материнского воспитания. Показанное в исследовании значение большого числа используемых (в том числе направленных на внешнее отреагирование аффекта и социально неодобряемых) копинг-стратегий для снижении личностной напряженности ребенка доказывает гипотезу о защитной роли симптомов СДВГ. Материалы диссертации акцентируют необходимость дифференцированного подхода к обоснованию психокоррекционных программ не только для детей с ММД и СДВГ, но также для детей, не имеющих симптомов невнимательности и импульсивности.

Практическая значимость исследования. Полученные результаты могут быть использованы: в лечебно-консультативном и коррекционном процессе для организации психологической помощи детям с ММД и СДВГ и их матерям; при проведении психопрофилактических мероприятий; в образовательном процессе при подготовке медицинских (клинических) психологов, специальных психологов, психотерапевтов. Составленные психологические характеристики детей групп сравнения и их матерей могут служить базой для создания в будущем дифференцированных программ, нацеленных на психопрофилактику нарушений поведения и социальной адаптации у младших школьников.

Достоверность результатов обеспечивается репрезентативностью выборки, согласованностью поставленных задач и используемых для их решения методов, надежностью и валидностыо примененных методик, корректным использованием методов статистического анализа эмпирических данных.

Апробация и внедрение результатов. Результаты исследования и программа психологической коррекции апробированы в работе психолого-медико-социального центра Невского района г. Санкт-Петербурга по оказанию психологической помощи детям с ММД и СДВГ.

Основные теоретические положения и результаты исследования были изложены и обсуждались на научных и научно-практических конференциях:

• Международной научно-практической конференции «Ананьевские чтения - 2010. Современные прикладные направления и проблемы психологии» (Санкт-Петербург, октябрь 2010 г.)

• Межрегиональной конференции «Служба практической психологии в системе образования» (Санкт-Петербург, февраль 2010 г.)

• V Юбилейной Ассамблее психотерапевтов и консультантов Санкт-Петербурга «Инновационные методы психотерапии и консультирования в сохранении человеческого капитала» (Санкт-Петербург, март 2011 г.)

• Межрегиональной конференции с международным участием «Семья: межинституциональное взаимодействие в социокультурном пространстве Санкт-Петербурга» (Санкт-Петербург, апрель 2011 г.).

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 185 страницах, состоит из введения, четырех глав и заключения, выводов, списка литературы, включающего 303 наименования (245 отечественных и 57 работ иностранных авторов), 11 приложений на 12 страницах. Работа иллюстрирована 6 рисунками, содержит 18 таблиц.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. Наличие у ребенка ММД и СДВГ взаимосвязано с меньшей степенью сформированное™ его интеллектуальных функций, преобладанием в структуре учебной мотивации неэффективных мотивов (внешнего, игрового и взрослости), меньшим послушанием, личностной напряженностью и фрустрированностыо, большим числом используемых (в том числе социально неодобряемых) копинг-стратегий и помогающих копинг-стратегий.

2. Наличие у ребенка ММД и СДВГ взаимосвязано с эмоциональной значимостью для него фигур друга и учителя, склонностью к гипопротекции со стороны матери, меньшей выраженностью у матери копинг-стиля «отвлечение».

3. Личностные свойства детей с ММД-СДВГ взаимосвязаны с учебными мотивами и копинг-поведением, а межличностные отношения - с характеристиками материнского воспитания.

3.1. Возбудимость и реактивность детей с ММД и СДВГ прямо коррелируют с выраженностью учебных мотивов игрового и взрослости, более низкая личностная напряженность и фрустрированность - с большим числом используемых и помогающих копинг-стратегий.

3.2. Отношение к другу как к эмоционально значимой фигуре у ребенка с ММД и СДВГ прямо взаимосвязано с гипопротекцией со стороны матери, неразвитостью ее родительских чувств, чрезмерностью запретов и санкций, проекцией на ребенка нежелаемых качеств.

3.3. Отношение к учителю как к эмоционально значимой фигуре прямо взаимосвязано с недостаточным удовлетворением матерью потребностей ребенка с ММД и СДВГ и обратно - с ее воспитательной неуверенностью. Чем больше значима фигура учителя для ребенка с

ММД-СДВГ, тем меньше у него выражены конфликтность, активно-агрессивная реакция на фрустрацию и тем больше - любознательность.

4. Определены признаки сходства в психологических характеристиках детей и матерей групп сравнения.

4.1. Для всех детей характерны: неуверенность в себе; неустойчивость учебной мотивации; использование отражающих ведущие учебную и игровую виды деятельности копинг-стратегий «рисую, пишу, читаю» и «играю»; выраженность отношений к родителям и к матери; доминирование в межличностных отношениях любознательности, конфликтности и активно-агрессивной реакции на фрустрацию, что можно расценивать как возрастные особенности.

4.2. Общим отклонением материнского воспитания всех групп сравнения являются элементы гиперпротекции; общей личностной проблемой, проявляющейся в воспитании, - воспитательная неуверенность; ведущим для всех матерей копинг-стилем - проблемно-ориентированный.

5. Сопоставление психологических характеристик детей с неврологическим диагнозом «ММД и СДВГ», детей группы риска с симптомами невнимательности и импульсивности и детей контрольной группы, не имеющих симптомов невнимательности и импульсивности, а также характеристик их матерей установило:

5.1. Общие признаки детей с ММД-СДВГ и с симптомами невнимательности и импульсивности - большое число используемых и помогающих копинг-стратегий (в том числе направленных на внешнее отреагирование аффекта), выраженность отношения к другу. По сравнению детьми с ММД и СДВГ, детей группы риска отличают более высокая степень сформированное™ интеллектуальных функций, наличие зрелых учебных мотивов, открытость, послушание, социально одобряемое копинг-поведение, стремление к общению в больших группах людей. У матерей детей группы риска не прослеживаются такие отклонения в воспитании, как гипопротекция, отсутствие требований к ребенку и четкой системы наказаний, желание ви деть своего ребенка более взрослым. В группе риска установлены взаимосвязи характеристик материнского воспитания не только с показателями межличностных отношений детей (как в группе ММД-СДВГ), но также со свойствами их личности и учебной мотивации.

5.2. Детей, не имеющих симптомов невнимательности и импульсивности, по сравнению с двумя другими группами младших школьников, отличают большие личностная напряженность и фрустрированность, меньшее число используемых и помогающих копинг-стратегий. От детей с ММД и СДВГ их также отличают более высокая тревожность, меньшая степень самоконтроля, наличие зрелых мотивов учебной деятельности, меньшая значимость отношений к другу и учителю и большая значимость отношения к матери, которая склонна чрезмерно удовлетворять потребности ребенка. От детей группы риска с симптомами невнимательности и импульсивности детей контрольной группы отличает более выраженная пассивно-страдательная реакция на фрустрацию, а их матерей - склонность к гипопротекции и меньшая выраженность фобии утраты ребенка.

6. Разработанная на основе результатов исследования пилотажная программа психологической коррекции детей 9-10 лет с ММД и СДВГ включает следующие направления: индивидуальная работа с ребенком и матерыо с целыо коррекции отношений в диаде с опорой на фигуру учителя/психолога, групповой тренинг для детей с опорой на фигуру друга, групповой тренинг для матерей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблемы, связанные с изучением СДВГ у детей, сегодня актуальны и социально значимы. Многие родители, воспитатели и учителя обращаются к врачам и психологам с жалобами иа «гиперактивных детей», имеющих проблемы в обучении и поведении. Однако в научной литературе психологическая характеристика детей с ММД и СДВГ (Б 90.0) зачастую противоречива, что затрудняет разработку специализированных программ коррекции их личности и межличностных отношений. Р. Гудман и С. Скотт в этой связи справедливо замечают, что даже при использовании «гиперактивности» в качестве диагностической категории, различные диагностические схемы в совершенно разных местах проводят границу, разделяющую нормальность и гиперактивность. Г.Е. Сухарева, выдающийся детский психиатр прошлого столетия, рассматривала гиперактивного ребенка как пациента с «бестормозиым» типом психопатоподобного синдрома. Тем не менее, описание ею его клинических характеристик схоже с современным описанием синдрома дефицита внимания и гиперактивности [187]. Итеративность, в понимании Г.Е. Сухаревой, - это отражение процесса, в котором немаловажную роль «. играют не только экзогенные, но и эндогенные факторы, не только биологические, но и социальные, не только качество вредоносного агента, но и . его локализация в головном мозге». Е.В. Фесепко и 10. А. Фесенко указывают, что при многих преимуществах таких детей они нередко страдают от того, что не могут до конца реализовать свой потенциал, отвергаются сверстниками, становятся обузой для воспитателей, преподавателей, и как это ни удивительно, - для близких. Зачастую, они даже изгои для социального окружения [186]. Пограничные психические (резидуальноневрологические) расстройства детского возраста, к которым, помимо СДВГ, относятся заикание и другие нарушения речи, тики, энурез и энкопрез, неврозы - самые распространенные виды заболеваний. Понятие о резидуальных формах нервно-психических или пограничных психических расстройств используется для отделения их от психотических проявлений. В основе такого отделения лежат общие патогенетические факторы и клинические особенности. С.С. Мнухин относил к ним ранние органические поражения, возникающие до полного формирования мозговых систем, то есть до 3-х лет жизни ребенка (Мнухин С.С. и др., 1961).

ММД - полиэтиологическое состояние, его симптомы могут быть выражены в различной степени проявлений и сочетаний, интенсивность их может меняться. На фоне ММД наблюдаются нарушения созревания высших психических функций, нарушения поведения, трудности школьного обучения, различные невротические реакции и неврозоподобные состояния, а также сложности обработки экзогенной и эндогенной информации и стимулов. В 80% случаев ММД сопутствует СДВГ.

Исследователи рассматривают три основные группы факторов, детерминирующих развитие ММД и СДВГ: раннее повреждение центральной нервной системы, связанное с негативным влиянием на развивающийся мозг различных форм патологии течения беременности и родов; генетические факторы; внешние социальные и социально-психологические факторы. В качестве социально-психологических факторов, играющих роль в развитии и течении данного заболевания, указываются недостаточное образование родителей, неполная семья, депривацию или деформацию материнского ухода, воспитание в условиях холодных, конфликтных взаимоотношений между родителями, педагогическая запущенность и другое. Отмечено и обратное: в семьях, где воспитываются дети с ММД и СДВГ, ухудшается психологический климат, чаще возникают конфликты, что, в свою очередь, влияет на ребенка. Так, Ю.А. Шевченко пишет, что динамика рассматриваемого состояния отягощается неадекватным, несогласованным, непоследовательным, не учитывающем индивидуальных особенностей ребенка родительским воспитанием [234]. Таким образом, исследование психологических и семейных проблем детей с ММД-СДВГ следует основывать на биопсихосоциальной парадигме, согласно которой необходимо учитывать биологические, психологические и социальные аспекты болезни, здоровья и поведения [135].

С учетом того, что около 80% детей ММД - это дети с СДВГ, основная группа исследования была сформирована из детей, имеющих данный неврологический диа гноз, и их матерей. Цель исследования состояла в том, чтобы определить у детей 9-10 лет с ММД-СДВГ особенности личности и межличностных отношений во взаимосвязи с характеристиками материнского воспитания и на этой основе разработать программу психологической коррекции. Выбор в качестве предмета исследования взаимосвязей свойств личности, учебных мотивов, копинг-стратегий, межличностных отношений детей 9-10 лет с ММД и СДВГ с характеристиками материнского воспитания был обусловлен недостаточной изученностью и противоречивостью сведений, касающихся данного актуального вопроса клинической психологии детства и семьи. Практическое значение исследование состояло выявлении специфических для детей с ММД-СДВГ психологических особенностей; в разработке и апробации программы психологической коррекции для детей с ММД-СДВГ и их матерей. В первую группу сравнения на основании анкетирования учителей были включены дети с симптомами невнимательности и импульсивности группа риска) и их матери. Во вторую группу сравнения на основании анкетирования учителей были включены дети, не имеющие симптомов невнимательности (контрольная группа) и импульсивности, и их матери. Такое деление детей на группы исследования было обусловлено двумя моментами:

1. Необходимостью определить сходство и различия между «гиперактивными» детьми, которых таковыми читают врачи (установившие ребенку диагноз ММД и СДВГ) и учителя (обнаружившие симптомы невнимательности и импульсивности у ребенка па основе заполнения специально разработанной анкеты). Так, по данным зарубежных исследований, распространенность ММД, СДВГ в детской популяции составляет от 2% до 12% (в среднем 3-7%). В США, по разным данным, этой болезнью страдает от 3 до 20% всех школьников. При этом высокие показатели были получены психологами и врачами общей практики в результате анкетирования учителей и родителей. Тогда как низкие показатели распространенности ММД и СДВГ (около 2% детской популяции) показали комплексные обследования детей с участием врачей-психиатров и патопсихологов.

2. Предположением о том, что СДВГ имеет для ребенка защитную функцию, создавая условие для внешнего отреагировапия внутреннего напряжения, тревоги и дискомфорта. Согласно теоретическим положениям о детском защитно-совладающем поведения, развиваемым И.М. Никольской, выстраивая свое защитное поведение, каждый ребенок опирается на присущие ему половозрастные и индивидуально-типические особенности, которые выступают как своеобразные «психологическим орудия», используемые для защиты. Например, возбудимый — еще больше возбуждается, расслабленный, напротив, еще больше расслабляется.

Непослушный ребенок ведет себя социалыю-пеодобряемым образом, а послушный следует нормам и при их нарушении просит прощения. Было показано, что обуславливая дезадаптацию в определенных жизненных ситуациях, эмоциональные и поведенческие отклонения личностных свойств у детей в то же время служат важным инструментом для снятия у ребенка чувства напряжения и беспокойства, к которому дети прибегают сначала неосознанно, а затем более или менее целенаправленно.

В процессе исследования проверялись и подтверждены следующие гипотезы:

1. Дети с ММД и СДВГ имеют специфические характеристики личности и межличностных отношений.

2. Материнское воспитание детей с ММД и СДВГ имеет специфические характеристики.

3. Дети с неврологическим диагнозом «ММД и СДВГ» и дети с симптомами невнимательности и импульсивности, выявленными в результате анкетирования учителей, имеют общие и специфические психологические характеристики.

4. Дети, у которых учителя не находят симптомов невнимательности и импульсивности, в отличие от детей с ММД и СДВГ и детей с симптомами невнимательности и импульсивности, имеют психологические особенности, связанные с трудностями внешнего отреагирования аффекта.

В результате проведенного исследования были выявлены взаимосвязи ММД и СДВГ и свойств личности, учебной мотивации, совладающего поведения, межличностных отношений ребенка и материнского воспитания, что полностью подтвердило первую и вторую гипотезы исследования. Сравнительный анализ показал, что для младшего школьника с установленным неврологом диагнозом

ММД-СДВГ» характерна менее высокая степень сформированное™ интеллектуальных функций, случайный выбор и неэффективность учебных мотивов, их невстроенность в структуру личности. Эти данные подтверждают тезис о более медленном созревании высших психических функций и волевой сферы таких детей, что можно рассматривать как одну из причин их школьной и социальной дезадаптации. Также было показано, что маркером принадлежности ребенка к группе ММД-СДВГ является его меньшее послушание, уступчивость и, одновременно, менее выраженная личностная напряженность и фрустрированность. Первое можно связать с незрелостью личности ребенка с ММД, СДВГ и несформированностыо умения руководствоваться социально заданными мотивами. Второе - с наличием у него невнимательности, импульсивности и гиперактивности, создающих «удобные» условия для внешнего отреагирование аффекта. Более низкая личностная напряженность, раздражительность фрустрированность детей с ММД и СДВГ оказались прямо взаимосвязанными с большим числом используемых и помогающих им копинг-стратегий (в том числе, социально неодобряемых: «борюсь, дерусь», «дразню», «делаю что-то подобное»). Несомненно, что они обусловливали трудности в межличностных отношениях, характерные для детей с ММД-СДВГ в связи с социальной неадекватностью их поведения. Следствием того, что отрицательный аффект легко был отреагироваи, ребенок, по сути, не обучался правильно себя вести, так как отрицательные эмоции (страх и его социализированные формы стыд и вина) не становились важным внутренним регулятором его поведения. Исследование взаимосвязи ММД и СДВГ и материнского воспитания детей с ММД и СДВГ определило черты гипопротекции: ребенок находится на периферии внимания материи, она обращалась к нему лишь время от времени, когда случалось что-то серьезное. Для матери ребенка с ММД и СДВГ также было характерно предъявление детям меньшего числа требований и отсутствие четкой системы наказаний, желание видеть своего ребенка более взрослым, проекция на него нежелаемых качеств на фоне устойчивости таких черт воспитания. Усугубляло ситуацию то, что копинг-поведение как личностная характеристика у матерей детей с ММД и СДВГ не развито: средняя выраженность всех копинг-стилей у матерей детей с ММД и СДВГ оказалось ниже, чем в нормативной выборке женщин. Гипопротекция матери обусловливала значимость для ребенка с ММД-СДВГ отношений с компенсаторными фигурами -учителем и другом. При этом, чем более значимой была фигура учителя, тем меньше у ребенка были выражены конфликтность, активно-агрессивная реакция на фрустрацию и тем больше -любознательность. Был сделан вывод, что при построении программы психологической коррекции личности и межличностных отношений детей с ММД и СДВГ учитель и друг должны рассматриваться как ресурсные фигуры. Таким образом, было показано, что дети с ММД и СДВГ действительно имеют специфические характеристики личности и межличностных отношений.

Предложенные в результате исследования рекомендации по проведению психологической коррекции были применены в работе с детьми с ММД и СДВГ в рамках оказания психологической помощи. Полученная положительная динамика позволяет использовать данный опыт для разработки комплексных дифференцированных программ психологической коррекции данной категории детей. Положительная результативность программы подтверждена данными психологической диагностики, опроса матерей и заключением невролога.

Сопоставление результатов психологического исследования детей с установленным диагнозом ММД и СДВГ и детей группы риска с симптомами невнимательности и импульсивности выявило сходство и различия их психологических характеристик. Сходным оказалось большое число используемых и помогающих копинг-стратегий, направленных на внешнее отреагирование аффекта в действии. Различие прослеживалось по степени сформированное™ интеллектуальных функций (более высокая - в группе риска), послушанию (более высокое - в группе риска), социальной адекватности поведения (использование социально одобряемых копинг-стратегий, меньшее число проблем в межличностных отношениях - в группе риска), чертах материнского воспитания (гиперпротекция - у матерей группы риска) и ряду других показателей.

Четвертая выдвинутая в исследовании гипотеза также была подтверждена. Составленная нами психологическая характеристика детей контрольной группы, не имеющих симптомов невнимательности и импульсивности, показала такие их отличительные особенности, как наибольшая по сравнению с другими детьми личностная напряженность и фрустрированность, самая высокая тревожность, большая субъективная значимость переживания кризисных ситуаций, выраженность пассивно-страдательной реакции на фрустрацию. Статистически было определено, что дети без симптомов невнимательности и импульсивности используют наименьшее число копинг-стратегий и наименьшее число этих стратегий им помогает. Для сферы межличностных отношений таких школьников оказались менее значимы отношения с другом, учителем, большими группами детей и более значимы отношения с матерью, воспитательными чертами которой были гипопротекция на фоне чрезмерного удовлетворения потребностей ребенка.

Таким образом, было выявлено, что в отличие от невнимательных и импульсивных детей школьники контрольной группы действительно имеют специфические психологические особенности, связанные, прежде всего, с трудностями внешнего отреагирования аффекта через действие и общение.

Мы считаем, что представленные в данном исследовании психологические характеристики, составленные с учетом различий в особенностях личности детей сравниваемых групп, их межличностных отношений, особенностях детско-материнских отношений создает хорошую основу для создания в будущем дифференцированных программ, нацеленных на психопрофилактику нарушений поведения и социальной адаптации у младших школьников.

Таким образом, в ходе проведенной работы были решены все поставленные задачи, выдвинутые гипотезы обоснованы и подтверждены.

Результаты диссертационного исследования вносят существенный вклад в развитие теоретических основ медицинской (клинической) психологии и таких ее разделов, как психология аномального развития, клиническая психология семьи и детства.

Полученные в диссертационном исследовании материалы могут быть использованы: в лечебно-консультативном и коррекционном процессе для организации психолого-диагностических мероприятий, оказания психологической помощи детям с ММД и СДВГ и их матерям, при проведении психопрофилактики, в образовательном процессе при подготовке медицинских (клинических) психологов, специальных психологов, психиатров, психотерапевтов, неврологов.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Цыганкова, Наталия Игоревна, Санкт-Петербург

1. Абабков В.А., Перре М. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики, терапии. СПб.: Речь, 2004. - 166 с.

2. Адаптированный модифицированный вариант детского личностного опросника Р. Кеттелла: Метод, реком. / Сост. Э.М. Александровская, И.Н. Гильяшева. Л.: НИИ им. В.М. Бехтерева, 1985.-33 с.

3. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства / Ю.А. Александровский. -М.: Медицина, 2000. 496 с.

4. Аллан Д. Ландшафт детской души. Психоаналитическое консультирование в школах и клиниках. Перевод с англ. Ю.М. Донца. / Под общей редакцией В.В. Зеленского. СПб -Мн.: ЗАО «Диалог», - ИП «Лошадь», 1997. - 256 с.

5. Альтхерр П., Берг Л., Вёльфль А. и др. Гиперактивные дети: коррекция психомоторного развития: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Под ред. М. Пассольта; Пер. с нем. М.: Академия, 2004. - 160 с.

6. Ассаджоли Р. Психосинтез: Теория и практика. М.: ИЕРЬ-Ьоок, 1994.-314 с.

7. Астапов В.М. Введение в дефектологию с основами нейро- и патопсихологии. М.: Международная педагогическая академия, 1994. - 216 с.

8. Астапов В.М. Психодиагностика и коррекция детей с нарушениями и отклонениями развития: хрестоматия / Под ред. В.М. Астапова, Ю.В. Микадзе. СПб.: Питер, 2008.- 256 с.

9. Антропов Ю.Ф., Шевченко Ю.С. Лечение детей с психосоматическими расстройствами. СПб.: Речь, 2002. - 560 с.

10. Анциферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысление, преобразование жизненных ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал 1994. Т. 15. -№1 -С.3-18

11. Бадалян Л.О., Заваденко H.H., Успенская Т.Ю. Синдромы дефицита внимания у детей: обзор // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М.Бехтерева 1993. - № 3. - С. 74-90

12. Байярд Роберт Т., Байярд Джин. Ваш беспокойный подросток. Практическое руководство для отчаявшихся родителей / Пер. с анг.-М.: Просвещение, 1991.-224 с.

13. Безруких М.М., Мачинская Р.И., Крупская Е.В. и др. Дети с СДВГ: причины, диагностика, комплексная помощь. М. -Воронеж, 2009. 248 с.

14. Белоусова Е.Д., Никанорова М.Ю. Синдром дефицита внимания и гиперактивности // Российский вестник перинатологии и педиатрии 2000. - № 3. - С. 39-42

15. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М.: Эксмо, 2010. - 576 с.

16. Битянова М.Р., Азарова Т.В., Афанасьева Е.И., Васильева H.J1. Работа психолога в начальной школе. М.: Генезис, 2001. - 352 с.

17. Бодалев A.A. Психология межличностных отношений (к 100-летию со дня рождения В. Н. Мясищева) // Вопросы психологии -1993. -№ 2. -С. 89-91

18. Божович Л.И. Проблемы формирования личности (избранные произведения). Воронеж.: «Модэк», 1995. - 357 с.

19. Болотовский Г.В., Чутко Л.С., Кропотов Ю.Д. Гиперактивный ребенок. СПб.: ИК «Невский проспект», 2004. - 192 с.

20. Болотовский Г.В., Чутко Л.С. Гиперактивный ребенок: развитие, воспитание, обучение. СПб., 2009. - 192 с.

21. Блюм Г., Психоаналитические теории личности. М.: БХП, 1996.- 248 с.

22. Бреслав Г.М. Эмоциональные особенности формирования личности в детстве. Норма и отклонения. М.: Педагогика, 1990.- 144 с.

23. Брязгунов И.П., Касатикова Е.В. Дефицит внимания с гиперактивностью у детей. -М.: Медпрактика, 2002. -128 с.

24. Брязгунов И.П., Касатикова Е.В. Непоседливый ребенок, или все о гиперактивных детях. М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002.-96 с.

25. Брязгунов И.П. Между здоровьем и болезнью. Функциональные заболевания в детском возрасте. М.: Кронн-Пресс, 1995. - 224 с.

26. Бурлачук Л.Ф., Коржова Е.Ю. Психология жизненных ситуаций: Учебное пособие. М.: Российское педагогическое агентство, 1998.-263 с.

27. Бурменская Г.А., Карабанова O.A., Лидере А.Г. Возрастно-психологическое консультирование: Проблемыпсихологического развития детей. М.: Изд-во МГУ, 1990. - 158 с.

28. Вайзман Н.Б. Реабилитационная педагогика М.: Аграф, 1996. -329 с.

29. Вайнер И. Основы психотерапии / Под ред. И. Вайнер. 2-е изд. международ. - СПб.: Питер, 2002. - 288 с.

30. Вассерман Л.И., Дорофеева С. А., Меерсон Я. А. Методы нейропсихологической диагностики. Практическое руководство. СПб.: Изд-во «Стройлеспечать», 1997. - 304 с.

31. Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. / Под ред. С.А.Беличевой. 1998. - № 3

32. Винникотг Д.В. Маленькие дети и их матери / Пер. с англ. М.: Независимая фирма «Класс», 1998. - 80 с.

33. Виноградова А.Д., Коновалова Н.Л., Михаленкова И.А., Посохова С.Т., Хилько A.A., Шипицина Л.М. Психологическая диагностика отклонения развития детей младшего школьного возраста. СПб.: Речь, 2004. - 48 с.

34. Витакер К. Полночные размышления семейного терапевта / Пер. с англ. М.: Независимая фирма «Класс», 1998. 208 с.

35. Власова Т.А., Певзнер М.С. Дети с отклонениями в развитии. -М.: Просвещение, 1973. -37 с.

36. Возрастные особенности психического развития детей / Под ред. И.В. Дубровиной, М.И. Лисиной. М.: Просвещение, 1982. - 101 с.

37. Вострокнутов Н.В. Школьная дезадаптация: ключевые проблемы диагностики и реабилитации // Школьная дезадаптация. Эмоциональные и стрессовые расстройства у детей и подростков. -М.: Педагогика, 1995. С. 8-11.

38. Выготский J1.C. Воображение и творчество в детском возрасте: -СПб.: СОЮЗ, 1997.-96 с.

39. Выготский J1.C. Педагогическая психология / Под ред. В.В. Давыдова. М.: Педагогика, 1991. - 480 с.

40. Выготский Л.С.Проблемы дефектологии / Сост. Т.М. Лифанова. -М.: Просвещение, 1995. 527 с.

41. Габдракипова В.И., Эйдемиллер Э.Г. Психологическая коррекция детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивностыо (с учетом половых различий). Программа, методические рекомендации. М.: УЦ «Перспектива», 2009. - 44 с.

42. Гальперин П.Я. Развитие исследований по формированию умственных действий // Психологическая наука в СССР. Т. 1. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1959. с. 441-469.

43. Гарбузов В. И. Неврозы и психотерапия. СПб.: Сотис, 2001. -412 с.

44. Гильяшева H.H., Игнатьева Н.Д. Методика исследований межличностных отношений ребенка. Методическое пособие. Серия: выпуск 7. М.: «Фолиум», 1994. - 64 с.

45. Глезерман Т.Б. Мозговые дисфункции у детей. М.: Наука, 1983. -235 с.

46. Грибанов A.B. Волокитина Т.В. Гусева Е.А. Подоплекин Д.Н. Синдром дефицита внимания с гиперактивностыо у детей. -Москва: Академический проект, 2004. 176 с.

47. Григорьева Т.В., Лисинская Л.В., Усольцева Т.П. Основы конструктивного общения. Методическое пособие для преподавателей. Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та; М.: Совершенство, 1997. - 171 с.

48. Гудман Р., Скотт С. Детская психиатрия. 2-е изд. / Пер. с англ. -Издательство «Триада-Х», 2008. - 405 с.

49. Гун Г.Е. Растим здорового ребенка. СПб: Издательский дом «Нева», 2004. - 128 с.

50. Денисова З.В. Механизмы эмоционального поведения ребенка. -М.: Наука, 1978.- 144 с.

51. Детская психиатрия. Учебник. / Под. ред Э.Г. Эйдемиллера. -СПб.: Питер, 2005. 120 с.

52. Диагностика здоровья. Психологический практикум / Под ред. проф. Г.С. Никифорова. СПб.: Речь, 2007. - 950 с.

53. Диагностика и коррекция социальной дезадаптации подростков / Под ред. С.А. Беличевой. М.: Социальное здоровье России, 1999.-182 с.

54. Джинотт X. Дж. Групповая психотерапия с детьми. Теория и практика игровой терапии / Пер. с англ. И. Романовой. -М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. 272 с.

55. Диагностика школьной дезадаптации / Под ред. Беличевой С.А., Коробейникова И.А., Кумариной Г.Ф. -М.: ТЕИС, 1995. -128 с.

56. Дифференциальная диагностика нарушений психического развития детей, пострадавших в результате аварии на Чернобыльской АЭС. (Методические рекомендации для психолого-медико-педагогических комиссий). СПб.: «Образование», 1992. - 105 с.

57. Добсон Дж. Непослушный ребенок. Практическое руководство для родителей. М.: Пенаты, 1992. - 52 с.

58. Досани С. 52 способа преодоления дефицита внимания и гиперактивности у детей. М.: Изд-во Центрополиграф, 2010. -221 с.

59. Дрейкурс Р., Золц В. Счастье вашего ребёнка. М.: Прогресс, 1987.-240 с.

60. Еремеева В.Д., Хризман Т.П. Мальчики и девочки два разных мира. Нейропсихология - учителям, воспитателям, родителям, школьным психологам. - СПб.: «Тускарора», 1998. - 184 с.

61. Желдак М.И. Искусство быть семьей: Практическое руководство. Мн.: МП «Лерокс», 1998. - 160 с.

62. Журба Л.Т, Мастюкова Е.М. Ранние неврологические проявления минимальной мозговой дисфункции у детей. // Журнал Невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1976 - Т. 10. -№ 10.-С. 1450-1454.

63. Заваденко H.H., Петрухин A.C., Соловьев О.И. Минимальные мозговые дисфункции у детей. Церебролизин в лечении минимальных мозговых дисфункций. М.: ЭБЕВЕ, 1997. - 73 с.

64. Заваденко Н. Н., Успенская Т. Ю., Суворинова Н. Ю. Диагностика и лечение синдрома дефицита внимания у детей. // Журн. неврол. и психиатр. 1997. -№ 1. - С. 57-61.

65. Заваденко H.H. Клинико-психологическое исследование школьной дезадаптации: ее основные причины и подходы к диагностике. // Неврологический журнал. 1998. - Том 3, № 6. -С. 13-17.

66. Заваденко H.H., Петрухин A.C., Манелис Н.Г., Успенская Т.Ю., Суворинова Н.Ю., Борисова Т.Х. Школьная дезадаптация: психоневрологическое и нейропсихологическое исследование. // Вопросы психологии. 1999. -N 4. - С. 4-9.

67. Заваденко H.H. Как понять ребенка: дети с гиперактивностыо и дефицитом внимания. М.: Изд. Дом «Школа-Пресс 1», 2001. -128 с.

68. Заваденко H.H., Петрухин A.C., Суворинова Н.Ю., Румянцева М.В., Овчинникова A.A. Современные подходы к диагностике и лечению минимальных мозговых дисфункций удетей. Методические рекомендации. М.: РКИ Соверопресс,2001.-40 с.

69. Заваденко H.H. Гиперактивность с дефицитом внимания у детей. Проблемы диагностики и лечения. Фармакотерапия в неврологии и психиатрии: лекции для практикующих врачей. М.: ЭХО,2002.-382 с.

70. Заваденко H.H. Факторы риска для формирования дефицита внимания и гиперактивности у детей // Мир психологии. 2002. -№ 3. - С. 196-208

71. Заваденко, H.H., Суворинова, Н.Ю., Румянцева М.В. Гиперактивность с дефицитом внимания: факторы риска, возрастная динамика, особенности диагностики. // Дефектология. -2003.-№6-С. 13-20.

72. Заваденко H.H. Гиперактивность и дефицит внимания в детском возрасте. М.: Академия, 2005. - 256 с.

73. Заваденко H.H. Гиперактивность с дефицитом внимания у детей // РМЖ 2006. - Т. 14.-№ 1.-С. 51-56.

74. Захаров А.И. Неврозы у детей. СПб.: Изд-во Дельта, 1996. -480 с.

75. Захаров А.И. Неврозы у детей и психотерапия. СПб.: СОЮЗ, 1998.-336 с.

76. Защиринская О.В. Семья и ребенок с трудностями в обучении. -СПб.: Речь; М.: Сфера, 2010. -214 с.

77. Зимбардо Ф. Застенчивость. Пер. с англ. М.: Педагогика, 1991.- 208 с.

78. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д., Нисневич JT.A. Как помочь «особому» ребенку. СПб: Сфера, 1998. - 96 с.

79. Зыков В.П., Ширеторова Д.Ч., Чучин М.Ю., Шадрин В.Н., Науменко JLJL, Комарова И.Б. Лечение заболеваний нервной системы у детей. Издание второе, переработанное и дополненное.- М.: «Триада-Х», 2003. 288 с.

80. Изард Кэрролл Е. Эмоции человека. М.: Изд-во МГУ, 1980. -439 с.

81. Изучение мотивации поведения детей и подростков / Под ред. Л.И. Божович, Л.В. Благонадежной. -М.: Педагогика, 1972. 351 с.

82. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. СПБ.: Питер, 2003. - 512 с.

83. Ильин Е.П. Эмоции и чувства. СПБ.: Питер, 2002. - 752 с.

84. Исаев Д.Н. Психосоматическая медицина детского возраста. -СПб.: Специальная литература, 1996. 454 с.

85. Каган В.Е. Преодоление: неконтактный ребенок в семье. СПб., Фолиант, 1996. - 155 с.

86. Кан М. Между психотерапевтом клиентом: новые взаимоотношения. Перевод с англ. / Под ред. В.В. Зеленского, М.В. Ромашкевича.- СПб.: Б.С.К., 1997. 143 с.

87. Карабанова O.A. Игра в коррекции психического развития ребенка. Учебное пособие. М.: Российское педагогическое агентство, 1997.- 191 с.

88. Касатикова Е.В., Ларионов Н.П., Брязгунов И.П. Исследование распространенности, показателей внимания и факторов риска для развития синдрома дефицита внимания с гиперактивностыо у школьников // Педиатрия. 1999. - №5. - С. 73-76

89. Клинико-психофизиологические основы лечения синдрома нарушения внимания с гиперактивностыо у детей и подростков. Методическое пособие / Под ред. Т.А. Лазебник, Л.С. Чутко, Ю.Д. Кропотова, A.C. Ионова. СПб.: СПб МАПО, 2002. - 36 с.

90. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста: Руководство для врачей. М.: Медицина, 1979. - 608 с.

91. Ковалев В.И. Мотивы поведения и деятельности. М.: Наука, 1988.-192 с.

92. Кольцова М.М. Медлительные дети. СПб.: Речь, 2003. - 94 с.

93. Кон И.С., Белоусова Е.Д., Никанорова М.Ю. Синдром дефицита внимания/гиперактивности // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2000. - № 3. - С. 39-42

94. Коновалова Н.Л. Предупреждение нарушений в развитии личности при психологическом сопровождении школьников. -СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2000. 232 с.

95. Корсакова Н.К., Микадзе Ю.В., Балашова ЕЛО. Неуспевающие дети: нейропсихологическая диагностика трудностей в обучении младших школьников. Учебное пособие. -М.: Рос.пед.агентство, 1997.- 123 с.

96. Корнев А. Н. Нарушения чтения и письма у детей: Научно-методическое пособие. СПб.: ИД «МиМ», 1997. - 286 с.

97. Кочубей Б.И. Новикова Е.В., Эмоциональная устойчивость школьника. М.: Сфера, 1998. - 96 с.

98. Кочунас Р. Основы психологического консультирования. Пер. с лит. -М.: Академический Проект, 1999. 240 с.

99. Кошелева А.Д., Алексеева Л.С. Диагностика и коррекция гиперактивности ребенка. М.: НИИ семьи, 1997. - 64 с.

100. Кропотов Ю.Д., Чутко Л.С., Яковенко В.А. и др. Применение транскраниальной микрополяризации в лечениии синдроманарушения внимания с гиперактивностыо у детей и подростков // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2002. -№5. -С. 26-28

101. Крюкова Т.Л. Психология совладающего поведения. Монография. Кострома: КГУ им. H.A. Некрасова студия оперативной полиграфии «Авантитул», 2004. -211с.

102. Крюкова Т.Д., Сапоровская МБ., Куфтяк Е.В. Психология семьи: жизненные трудности и совладание с ними. Учебное пособие. — СПб.: ООО «Речь». 2005. 240 с.

103. Крюкова Т.Л. Возрастные и кросскультурные различия в стратегиях совладающего поведения // Психол. журнал. 2005. -Т. 26.-№2.-С. 5-15

104. Кулагина И.Ю. Возрастная психология (Развитие ребенка от рождения до 17 лет). Учебное Пособие. 2-е изд. М.: Изд-во УРАО., 1997. - 176 с.

105. Кулаков С.А. Практикум по психотерапии психосоматических расстройств. СПб: Речь, 2007. - 294 с.

106. Кучма В.Р., Брязгунов И.П. Синдром дефицита внимания с гиперактивностью у детей: (вопросы эпидемиологии, этиологии, диагностики, лечения, профилактики и прогноза). М.: Олег и Павел, 1994.-98 с.

107. Кучма В.Р., Платонова А.Г. Дефицит внимания с гиперактивностыо у детей в России. Распространенность, факторы риска и профилактика. -М.: РАРОГЬ,1997. 67 с.

108. Кэдыосон X, Шефер Ч. Практикум по игровой психотерапии. -СПб.: Питер, 2000.-416 с.

109. Кэмпбелл Р. Как любить своего подростка. Пер. с англ. СПб.: «Мирт», 1998. - 168 с.

110. Лазебник Т.А., Чутко Л.С., Кропотов Ю.Д. Современные аспекты диагностики и лечения синдрома нарушения внимания с гиперактивностью у детей. Методическое пособие СПб., 2002. -48 с.

111. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. М.: Академия, 2004.-352 с.

112. Лидере А.Г. Психологическое обследование семьи. М.: «Академия», 2007. - 432 с.

113. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. -СПб.: Речь, 2009.-256 с.

114. Ломакина, Г. Гиперактивный ребенок. Как найти общий язык с непоседой. Развиваем внимание, терпение, усидчивость. М.: Центрполиграф, 2009. - 192 с.

115. Лохов М.И., Фесенко. Ю.А., Рубин М.Ю. Плохой хороший ребенок. (Проблемы развития, нарушения поведения, внимания, письма и речи). 2-е издание. СПб: Изд-во ЭЛБИ-СПб, 2008. -320 с.

116. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М.: Академия, 2006. -381 с.

117. Лэндрет Г.Л. Игровая терапия: искусство отношений. Пер. с англ. М.: Международная педагогическая академия, 1994. - 368 с.

118. Лютова Е.К., Монина Г.Б. Шпаргалка для взрослых: Психокоррекционная работа с гиперактивными, агрессивными, тревожными и аутичными детьми. М.: Генезис, 2006. - 192 с.

119. Лютова Е.К., Монина Г.Б. Тренинг эффективного взаимодействия с детьми. СПб.: Речь, 2000. - 190 с.

120. Майерс Д. Социальная психология. Интенсивный курс. СПб.: Прайм ЕВРОЗНАК, 2000. - 512 с.

121. Мамайчук И.И. Психологическая помощь детям с проблемами в развитии. СПб.: Речь, 2001. - 220 с.

122. Мастюкова Е.М., Московкина А.Г. Семейное воспитание детей с отклонениями в развитии. М.: Туманит, изд. Центр ВЛАДОС, 2003.-408 с.

123. Матузова Н.Н., Цыганкова Н.И. Психологическая помощь родителям детей с дефицитом внимания и синдромом гиперактивности. // Материалы городской научно-практической конференции. СПб.: СПбАППО, 2004. - 311 с. - С. 169-174

124. Международная классификация болезней (МКБ-10). СПб.: Издание ВОЗ, 1994. - 697 с.

125. Монина Г.Б., Лютова-Робертс Е.К., Чутко Л.С. Гиперактивные дети: психолого-педагогическая помощь. Монография. СПб.: Речь, 2007.- 186 с.

126. Мурашова Е.В. Дети-«тюфяки» и дети-«катастрофы»: Гиподинамический и гипердинамический синдром. 2-е изд. доп. -Екатеринбург: Изд-во У-Фактория, 2007. 261 с.

127. Мэш Э., Вольф Д. Детская патопсихология: Нарушение психики ребенка. Пер. с англ.- СПб.: Прайм-Еврознак, 2003. 384 с.

128. Мягер В.К., Мишина Т.М Семейная психотерапия при неврозах. Методические рекомендации. Л.: МЗ РСФСР, 1976. - 13 с.

129. Мясищев В.Н. Психология отношений: избранные психологические труды. Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. - 356 с.

130. Нартова-Бочавер C.K. «Coping Behavior» в системе понятий психологии личности. // Психологический журнал. 1997. - т. 18 -№ 5.-С. 20-30

131. Нейпир О., Витакер К. Семья в кризисе: Опыт терапии одной семьи, преобразовавший ее жизнь. Пер. с англ. М.: «Когито-центр», 2005. - 344 с.

132. Никольская И.М., Бардиер Г.Л. Уроки психологии в начальной школе. СПб.: Речь, 2004. - 192 с.

133. Никольская И.М., Грановская P.M. Психологическая защита у детей. СПб.: Речь, 2006. - 342 с.

134. Никольская И.М., Пушина В.В. Семейная социограмма в психологическом консультировании. Учебное пособие для врачей и психологов. СПб.: Речь, 2010. - 223 с.

135. Нильсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. -СПб.: Издательство «Питер», 2000. 464 с.

136. Оклендер В. Окна в мир ребенка: Руководство по детской психологии. Перев. с англ. М.: Независимая фирма «Класс», 2000.-336 с.

137. Пезешкиан Н. Психотерапия в повседневной жизни. Тренинг в воспитании партнерства и самопомощи. М.: Медицина, 1995. -336 с.

138. Пезешкиан Н. Позитивная семейная психотерапия: семья как психотерапевт / Пер. с англ., нем. М.: Изд-во Март, 1996. - 336 с.

139. Петрухин A.C. Неврология детского возраста. М.: Медицина, -2004. - 683с.

140. Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. СПб.: СОЮЗ, 1997. - 256 с.

141. Политика О.Б. Мультимодальный подкод в коррекции синдрома дефицита внимания с гиперактивностью у детей дошкольного возраста. СПб.: Речь, 2006. - 208 с.

142. Политика О.И. Дети с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью. СПб.: Речь, 2006. - 208 с.

143. Полунина А.Г., Давыдов Д.М., Брюн Е.А. Когнитивные нарушения и риск формирования алкоголизма и наркоманий при синдроме дефицита внимания с гиперактивностыо // Психологический журнал. 2006. -V. 27 (1) - С. 93-100

144. Правило Е.С. Патопсихологические характеристики детей дошкольного возраста с гиперактивными расстройствами и дефицитом внимания // Автореферат диссертации на соисканиеученой степени кандидата психологических наук. СПб., 2010. -18 с.

145. Практикум по возрастной психологии. Учеб. Пособие. / Под ред. Л.А. Головей, Б.Ф. Рыбалко. СПб.: Речь, 2002. - 694 с.

146. Практикум по семейной психотерапии. Современные модели и методы. / Под ред. Э.Г. Эйдемиллера. СПб.: Речь, 2010. - 432 с.

147. Прихожан A.M. Психология неудачника: Тренинг уверенности в себе. -М.: ТЦ «Сфера», 1997. 192 с.

148. Психогимнастика в тренинге. Под редакцией Н.Ю. Хрящевой. -СПб.: «Ювента», 1999. 256 с.

149. Психодиагностика и коррекция детей с нарушениями и отклонениями в развитии. Хрестоматия / Сост. и общая редакция В.М. Астапова, Ю.В. Микадзе. СПб.: Питер, 2001. - 256 с.

150. Психокоррекционная и развивающая работа с детьми. Учеб. пособие для студ. сред. пед. учеб. заведений. / Под ред. И.В. Дубровиной. -М.: «Академия», 1998. -160 с.

151. Психология здоровья. Учебник для вузов / Под ред. Г.С. Никифорова. СПб.: Питер, 2003. - 607 с.

152. Психология детей с нарушениями и отклонениями психического развития. / Сост. и общая редакция В.М. Астапова, Ю.В. Микадзе. СПб.: Питер, 2002. - 384 с.

153. Психология совладающего поведения. // Материалы Международной науч.-практ. конф. / Отв. ред. Е.А. Сергиенко, Т.Д. Крюкова. Кострома: КГУ им. H.A. Некрасова, 2007. - 426 с.

154. Психотерапевтическая энциклопедия. / Под общей редакцией Б.Д. Карвасарского СПб.: Питер Ком, 1998. - 752 с.

155. Рабочая книга школьного психолога / Под ред. И.В. Дубровиной. -М.: Просвещение, 1991.-211 с.

156. Раттер М. Помощь трудным детям. Пер. с англ. М.: Просвещение, 1987. - 432 с.

157. Ремек В.Г., Конторович В.А., Крукович Е.И. Психологическая помощь в кризисных ситуациях. СПб.: Речь, 2005. - 256 с.

158. Рейноутер Дж. Это в ваших силах. Как стать собственным психотерапевтом. Пер. с англ. 2-е изд. -М.: Прогресс, 1993. 239 с.

159. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога в образования: Учебное пособие. М.: ВЛАДОС, 1996. - 529 с.

160. Романов A.A. Направленная игротерапия агрессивности у детей. // Альбом диагностических и коррекционных методик. М.: Принт, 2004. - 48 с.

161. Романова Е.Р., Гребенников Л.Р. Механизмы психологической защиты. Мытищи: Изд-во Талант, 1996. - 144 с.

162. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии СПб: Издательство «Питер», 2000 - 712 с.

163. Рудестам К. Групповая терапия. СПб.: Питер Ком, 1998. - 384 с.

164. Рычкова H.A. Поведенческие расстройства у детей: диагностика, коррекция и психопрофилактика. М.: Ассоциация авторов и издателей «Тандем». Изд-во «Гном-пресс», 1998. - 100 с.

165. Самоукина Н.В. Игры в школе и дома: психотехнические упражнения, коррекционные программы. Ярославль: Академия развития, 2002. - 144 с.

166. Самуэлс Э. Юнг и постъюнгианцы. Курс юнгианского психоанализа. М.: ЧеРо, 1997. - 444 с.

167. Сартан Г.Н. Тренинг самостоятельности у детей. М.: ТЦ «Сфера», 1999.-128 с.

168. Сатир В. Психотерапия семьи. СПб.: Ювента, 1999. - 284 с.

169. Сатир В. Как строить себя и свою семью. Пер. с англ. -М.: Педагогика-Пресс, 1992. 256 с.

170. Семейная психология. Хрестоматия / Сост. Э.Г. Эйдемиллер, Н.В. Александрова, В. Юстицкис. СПб.: Речь, 2007. - 400 с.

171. Семенович A.B. Нейропсихологическая диагностика и коррекция в детском возрасте. М.: Академия, 2002. - 232 с.

172. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: Речь, 2010. - 350 с.

173. Синягина Н.Ю. Психолого-педагогическая коррекция детско-родительских отношений. М.: Гуманит. Изд-во центр «Владос», 2001.-96 с.

174. Сирота H.A., Ялтонский В.М. Коппинг-поведение и психопрофилактика психосоциальных расстройств у подростков // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. 1994. -№ 1. - С.63-74

175. Сиротюк A.JT. Синдром дефицита внимания с гиперактивностыо. Диагностика, коррекция и практические рекомендации родителям и педагогам М.: ТЦ Сфера, 2008 - 128 с.

176. Скворцов И.А. Развитие нервной системы у детей (нейроонтогенез и его нарушения). -М.: Тривола, 2000. 208 с.

177. Словарь практического психолога / Сост. С.Ю. Головин. -Минск: Харвест, 1997. 800 с.

178. Степанов C.B. В поисках тормозов // Школьный психолог. 2000. -№4.-С. 9-10

179. Сухарева Г.Е. Лекции по психиатрии детского возраста. М.: Медицина, 1974.-320 с.

180. Ткачева В.В. Психокоррекционная работа с матерями, воспитывающими детей с отклонениями в развитии. Практикум по формированию адекватных отношений. М.: Издательство «Гном-Пресс», 1999. - 64 с.

181. Toppe Делла А. Ошибки родителей. М.: Прогресс, 1993. - 136 с.

182. Тржесоглава 3. Легкая дисфункция мозга в детском возрасте. / Пер. с чешек. М.: Медицина, 1986. - 256 с.

183. Уэндер П., Шейдер Р. Психиатрия. Пер. с англ. / Под редакцией Р. Шейдера.- М.: Практика, 1998. 485 с.

184. Фесенко Е.В, Фесенко Ю.А. Синдром дефицита внимания и гиперактивности у детей. СПб.: Наука и Техника, 2010. - 384 с.

185. Фигдор Г. Дети разведенных родителей: между травмой и надеждой (психоаналитическое исследование). -М.: Наука, 1995. -376 с.

186. Флэйк-Хобсон К., Робинсон Б.Е., Скин П. Развитие ребенка и его отношения с окружающим. Пер. с англ. М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1993.-511 с.

187. Фопель К. Как научить детей сотрудничать? Психологические игры и упражнения: Практическое пособие / Пер. с нем.; в 4-х томах. Т. 3. -М.: Генезис, 1998. 160 с.

188. Фопель К. Как научить детей сотрудничать? Психологические игры и упражнения. Практическое пособие. Пер. с нем. В 4-х томах. Т. 4. -М.: Генезис, 1999. 160 с.

189. Фопель К. Психологические группы: Рабочие материалы для ведущего: Практическое пособие. Пер. с нем. 2-е изд., стер. М.: Генезис, 2000. - 256 с.

190. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник. Пер. с англ. и нем. / Общ. ред. Л.Я. Гозмана и Д.А. Леонтьева. М.: Прогресс, 1990.-386 с.

191. Фурманов И.А. Детская агрессивность: психодиагностика и коррекция. Минск.: Литера:, 1996. - 192 с.

192. Халецкая О.В., Трошин В.М. Минимальная дисфункция мозга в детском возрасте // Журнал неврологии и психиатрии. 1998. — № 9. - С. 4-8.

193. Хризман Т.П. Развитие функций мозга ребенка. Л.: Наука, 1978. - 143 с.

194. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применение). СПб.: Питер Пресс, 1997 - 608 с.

195. Цветкова Л.С. Методика нейропсихологической диагностики детей. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. М.: «Российское педагогическое агенство», «Когито-центр», 1998. - 128 с.

196. Цейтлин С.Н. Речевые ошибки и их предупреждение: Учебное пособие. СПб.: ИД «МиМ», 1997. - 192 с.

197. Цыганкова Н.И. Совладающее поведение младших школьников с минимальной мозговой дисфункцией // Материалы конференции, посвященной присвоению Центру восстановительного лечения

198. Детская психиатрия» имени С.С. Мнухина.УШ Мнухинские чтения. «Наследие профессора С.С. Мнухипа: из ХХ-го в век XXI» / Сост. ДЛО. Шигашов, Ю.А. Фесенко, Л.П. Рубина, Д.Н. Исаев, Б.В. Воронков. СПб.: ООО «Нева-Трейд», 2009. - 265 с. -С. 232-237

199. Цыганкова Н.И., Никольская И.М. Межличностные отношения младших школьников с гиперкинетическим расстройством // Вестник Тюменского государственного университета: Сер. Педагогика и психология. Тюмень: ТюмГУ, 2011 № 9 - С. 216223.

200. Черепанова Е.М. Психологический стресс: Помоги себе и ребенку. Книга для школьных психологов, родителей и учителей. 2-е изд. - М.: «Академия», 1997. - 96 с.

201. Чистякова М.И. Психогимнастика / Под ред. М.И. Буянова. 2-е изд. -М.: Просвещение: ВЛАДОС, 1995.- 160 с.

202. Чутко Л.С. Синдром дефицита внимания с гиперактивностыо и сопутствующие расстройства. СПб.: Хока, 2007. - 136 с.

203. Чутко Л.С., Пальчик А.Б., Кропотов Ю.Д. Синдром нарушения внимания с гиперактивностыо у детей и подростков. СПб: Издательский дом СПб МАЛО, 2004. - 112 с.

204. Чутко Л.С., Кропотов Ю.Д., Яковенко Е.А., Королева НЛО. Нейромультивит при синдроме нарушения внимания с гиперактивностыо у детей // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2002. - № 5 - С. 56-58

205. Шарапановская Е.В. Воспитание и обучение детей с ММД и ПОШП. М.: ТЦ Сфера, 2005. - 96 с.

206. Шарапановская E.B. Социально-психологическая дезадаптация детей и подростков: Диагностика и коррекция. М.: ТЦ Сфера, 2005.- 160 с.

207. Шевченко Ю.С. Коррекция поведения детей с гиперактивностыо и психопатоподобным синдромом: Практическое руководство для врачей, психологов и педагогов. 2-ое изд.- М.: Вита-Пресс, 1997.-48 с.

208. Шевченко Ю.С., Шевченко М.Ю. Игровая психология детей с гиперактивным поведением // Школа здоровья. 1997. - Т. IV № 2.-С. 82-85

209. Шевченко Ю.С., Добридень В.П. Онтогенетически-ориентированная психотерапия (методика ИНТЭКС). Практ. пособ. М.: Российское психологическое общество, 1998. - 157 с.

210. Шипицына JI.M. «Необучаемый» ребенок в семье и обществе. Социализация детей с нарушением интеллекта. СПб.: Изд-во «Дидактика Плюс», 2002. - 496 с.

211. Шипицына JI.M., Хилько A.A., Галлямова Ю.С., Демьянчук Р.В., Яковлева H.H. Комплексное сопровождение детей дошкольного возраста. / Под ред. Л.М.Шипициной. СПб.: Речь, 2003. - 240 с.

212. Штейнхард Л. Юнгианская песочная психотерапия. СПб.: Питер, 2001.-230 с.

213. Элиум Дж. Элиум Д. Воспитание дочери. СПб.: Питер-Пресс, 1997.-384 с.

214. Элиум Д. Элиум Дж. Воспитание сына. СПб.: Питер, 2003. -256 с.

215. Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. Учебное пособие для врачей и психологов. Изд. 2-е, испр. и доп. СПб.: Речь, 2006. - 352 с.

216. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В. Психология и психотерапия семьи. СПб.: Питер, 1999. - 656 с.

217. Ясюкова JT.A. Оптимизация обучения и развития детей с минимальными мозговыми дисфункциями. СПб.: ИМАТОН, 1997.- 136 с.

218. Яременко Б.Р., Яременко А.Б., Горяинова Т.Б. Минимальные дисфункции головного мозга у детей. СПб.: САЛИТ-ДЕАН, 1999.- 128 с.

219. Abikoff Н. et. al. Simptomatic improvent in children with ADHD treated with long-temp methylphenidate and multimodal psycholocical theatment // J. Am/ Acfd. Child Adolesc. Hsycyiatry. 2004. - Vol. 43.-P. 802-811

220. Arhold L.E. et. al. Does zinc moderate essential fatty acid and amphetamine treatment of attention deficit / hiperactivity disorder? // J. Child Adolesc. Psychopharmacol. 2000. - № 10. - P. 111 -117.

221. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Maual of Mental Disordeed. 4th ed. Wshington, DC: American Psychiatric Association, 1994

222. Asherson P. Attention Deficit Hiperactivity Disorder in the postgenomic era // Eur. Cild. Adolesc. Psyatry. 2004. - Vol. 13, Suppl. I. - P. 150-170

223. August G.J., Braswell L., Thuras P. Diagnostic stability of ADHD in a community shamble of school-aged children screened for disruptive behavior // J. Abnorm. Child-Psychol. 1998. - № 26

224. Barkley R.A. ADHD and the nature of self-control. New York, 1997.

225. Barkley R.A. Attention deficit disorder with hyperactivity: A handbook for diagnosis and treatment. -N.Y., 1998. 688 p.

226. Barkley R.A. International Consensus Statemant on attention deficit hyperactivity disorder // Clin. Child Fam. Psychol. Rev., 2002. Vol. 5.-P. 89-111

227. Barowsky E. The use of biofeedback in the treatment of disorders of childhood // Ann. N.Y. Fcad. Sci. 1990. - Vol. 602. - P. 221-233.

228. Barry R.J., Clarke A.R., Mc Carthy R., Selikowitz M. EEG: Coherence in attention deficit/hyperactivity disorder: a comparative study of two DSM-IV types. // Neurophysiok , 2002. Vol. 113, № 4. -P. 579-585

229. Ben Amor L., Grizenko N., Schwartz G. et al. Perinatal complications in children with attention-deficit hyperactivity disorder and their unaffected siblings // J Psychiatry Neurosci. 2005 Mar; 30(2): 120-6.

230. Bernfort L., Nordfeldt S., Perssonn J. ADHD from Socio-economic Perspecnive / L. Bernfort, S. Nordfeldt, J. Perssonn. Foundation Acta Pediatrics 2008. - Vol. 97. - P. 239-245

231. Biederman J., Mick E., Faraone S.V. Age-dependent decline of symptoms of attention deficit hyperactivity disorder: impact of remission definition and symptom type // Am J Psychiatry. 2000. -157(5).-P. 816-818

232. Biederman J., Spencer T. Attention-deficit/hyperactivity disorder (ADHD) as a noradrenergic disorder // Biol Psychiatry. 1999. - V. 46.-P. 1234-1242

233. Biederman J. Attention-deficit/hyperactivity disorder: a selective overview. //Biol Psychiatry. -2005. -V. 57. P. 1215-1220

234. Brown R.T., Amler R.W., Freeman W.S. et al. Treatment of attention-deficit/hyperactivity disorder: overview of the evidence // Pediatrics. 2005 Jun.- 115(6): e 749-57.

235. Brown R.T., Freeman W.S:, Perrin JM;, Stein,M-T., Amler R1W., Feldman H.M., Pierce K., Wolraich M.L. Prevalence and assessment of attention deficit-hyperactivity disorder in primary care setting. // Pediatrics. 2004. - Vol. 114. - № 2. - P. 511 -512

236. Bussing R., Grudnik J., Mason D., Wasiak M., Leonard C. ADHD and conduct disorder: an MRI study in community sample // World J Biol Psychiatry. 2002. - V. 3(4). - P. 216-20

237. Comings D.E., Brown T.E. Attention deficit hyperactivity disorder with Tourette Syndrome // Attention-deficit disorders and comorbidites in children, adolescents and adults. Washington, DC: American Psychiatric Press, 2000. - P. 363-292.

238. Conners C. Hyperkinetic children // Cop. -1986. -160 p.

239. Dalsgaard S., Mortensen P.B., Frydenberg M., Thomsen P.M. Conduct problems, gender and adult psychiatric outcome of children with attention-deficit hyperactivity disorder // Br. J. Psychiatry. 2002. -Vol. 181. - P.655-662

240. Daviss W.B. et. al. Bupropion sustained release in adolenscents with comorbid attention-deficit / hyperactivity disorder and depression / W.B. Daviss // J. Am. Acad. Child Adolesc. Psychiatry. 2001. - № 40(3).-P. 5-13

241. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, 4-th Ed. -Washington, 1994

242. Faraone S.V., Sergeant J., Gillberg C., Biederman J. Genetic: of adult attention-deficit/hyperactivity disorder // Psychiatr. Clin. N. Amer. -2004. -Vol. 27, № 2. P. 303-321

243. Faries D.E., Yalcin I., Harder D., Heiligenstein J.H. Validation of ADHD Rating Scaleasa clinician administered and scored instrument //J Atten Disord.-2001.-V. 5.-P. 39-47

244. Flory K., Lynam D.R., The relation between attention hyperactivity disorder and substance abuse: what role does conduct disorder play? Clinical Child and Family // Psychology Review. 2003. - V. 6 (1). -P. 1-15

245. Frankel F., Feinberg D. Social problems associated with ADHD vs. ODD in children referred for friendship problems // Child. Psychiatry Hum. Dev. 2002. Vol.33. - № 2. - P. 125-146

246. Gaddes W. H., Edgell D. Learning Disabilities and Brain Function. A Neuropsychological Approach, 3-rd Ed. New York, 1994

247. Goldman L.S., Genel M., Bezman R.J., Slanetz P.J. Diagnosis and treatment of attention-deficit/hyperactivity disorder in children and adolescents. Council on Scientific Affairs, American Medical Association//JAMA. 1998 Apr 8; 279(14): 1100-7

248. Gittelman R., Mannuzza S., Shenker R., Bonagura N. Iliperactive boys almost grown up. I. Psychiatric status // Arch Gen Psychiatri. -1985.-V. 42.-P. 937-947

249. Heilman K., Voeller K., Nadeau S. A possible pathophsiologic substrate of attention-deficit hyperactivity disorder (review) // J. Child. Neurol. 1991. - Vol. 6. - P. 76-81

250. Hinshaw S.P. Preadolescent girls with attention-deficit/hyperactivity disorder: Background characteristics, comorbidity, cognitive and social functioning, and parenting practices // J. Consult. Clin. Psychol., 2002. Vol. 70. - P. 1086-1098

251. Johann M., Bobbe G., Laufkotter R., Lange K., Wodarz N. Attention-deficit hyperactivity disorder and alcohol dependence: arisk constellation // Psychiatr Prax. 2004. - V. 31 (Suppl 1). - P. 102-4

252. Kliewer W. Coping in Middle Childhood: Relations to Competence, Type A Behavior, monitoring, blunting and Locus of Control // Dev. Psychol. 1991. - V.27. - № 4. - P. 689-697

253. Lahey B.B., Pelham W.E., Jan Loney J. et al. Instability of the DSM-IV Subtypes of ADHD From Preschool Through Elementary School // Arch Gen Psychiatry. 2005. - P. 896-902

254. Lazarus R.S., Folkman S. Transactional theory and research on emotion and coping // Europ. J. of Personality 1987. - V.l -141-169

255. Lynskey M.T., Hall W. Attention Deficit Hyperactivity Disorder and substance use disordes: is there a causal link? // Addiction. 2001. -96(6): 815-22

256. McGough J.J. Attention-Deficit/Hyperactivity Disorder pharmacogenomics // Biol Psychiatry. 2005. - V. 57. - P. 13671373

257. McGough J.J., Barkley R.A. Diagnostic controversies in adult attention deficit hyperactivity disorder // Am J Psychiatry 2004. -161:1948-1956

258. Mohammadi M.R., Akhondzadeh S. Pharmacotherapy of attention-deficit/hyperactivity disorder: nonstimulant medication approaches // Expert Rev Neurother. 2007. - № 7(2) - P. 195-201

259. Nigg J.T. Neuropsychologic theory and findings in attention-deficit/hyperactivity disorder: the state of the field and salient challenges for the coming decade // Biol Psychiatry. 2005. - V. 57. P. 1424-1435

260. Novik T.S., Hervas A., Ralston S.J. et al. Influence of gender on Attention-Deficit/Hyperactivity Disorder in Europe ADORE // Eur Child Adolesc Psychiatry. - 2006. - 15 Suppl 1-P. 115-124

261. O'Regan F. ADHD (Splecial Education Needs) / F. O'Regan. CIPG: Academi, 2005.- 112 p.

262. Parker H.C. The ADD Hiperactiviti: Workbook for parents, theachers and kids. Acad. Press. N.Y., 1998. - 186 p.

263. Plutchik R. A general psychoevolutionary theory of emotions / In R. Plutchik, H. Kellerman (Eds.), Emotion: Theory, research and experience: Vol. 1. N. Y., Academic Press. 1980. - P. 3-33

264. Plutchik R., Kellerman H., Conte H.R. A structural theory of ego defenses and emotions / In C. E. Isard (Ed.) Emotions in personality and psychopathology. N.-Y. Plenum, 1979

265. Spenser T.J., Biederman J., Wilens T. E., Faraone S.V. et al. Effectiveness and Tolerability of tomoxetine in adults with attention-deficit hyperactivity disorder // Am J Pchiatry. 1998. - V. 155. - P. 693-695

266. Stawicki J.A., Nigg J.T., von Eye A. Family psychiatric history evidence on the nosological relations of DSM-IV ADHD combined and inattentive subtypes: new data and meta-analysis // J Child Psychol Psychiatry. 2006 - Sep; 47(9) - P. 935-945.

267. Sterzer P., Stadler C., Krebs A., Kleinschmidt A., Poustka F. Abnormal neural responses to emotional visual stimuli in adolents with conduct disorder // Biol Psychiatry. 2005. - V. 57. - P. 7-15

268. Swanson J. Compliance with stimulants for attention-deficit/ hyperactivity disorder, issues and approaches for improvement // CNS Drugs, 2003.-Vol. 17.-P. 117-131.

269. Thapar A., Hrrington R., McGuffin P. Examining the comorbidity of ADHD-related behaviours and conduct problems using a twin study design // Biol Psychiatry. 2001. - V. 179. - P. 224-9

270. Valera E.M., Faraone S.V., Biederman J., Poldrach R.A., Seidman L.J. Functional neuroanatomy of working memory in adults with attention-deficit/ hyperactivity disorder // Biol Psychiatry. 2005. -V. 57.-P. 439-447

271. Zang Y.F., Jin Z., Weng X.C., Zhang L., Zeng Y.W. L., Wang Y.F., Seidman L.J., Faraone S.V. Functional MTI in attention-deficit hyperactivity disorder: evidence for hipofrontflity // Brain & Development. 2005. - V. 27. - P. 544-550