Автореферат диссертации по теме "Кросскультурные сходства и различия в представлениях студентов о дистрибутивной и ретрибутивной справедливости"

4840b"

На правах рукописи

Макдональд Альбина Ивановна

КРОССКУЛЬТУРНЫЕ СХОДСТВА И РАЗЛИЧИЯ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ СТУДЕНТОВ О ДИСТРИБУТИВНОЙ И РЕТРИБУТИВНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ (на примере России, Мексики и Ямайки)

19.00.05 - социальная психология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

1 9 МАЙ 2011

Казань - 2011

4846623

Работа выполнена в лаборатории психологии1 профессионального образования учреждения Российской академии образования «Институт педагогики и психологии профессионального образования»

Научный руководитель: кандидат' психологических наук, доцент

Аникеенок Ольги Л.нлсеандропна

Учреждение РАО «Институт педагогики и психологии профессионального образования»

Официальные ошкшеигы: доктор психологических наук, профессор

Попок Леонид Михайлович

А ФОУ «Кажшскин (Приволжский) федерала ный университет»

кандидат психологических наук, доаенг Гулевич Ольга Александровна

ГОУ НПО «Российский государственный гуманитарный университет >:■

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Удмуртский государственный

университет»

Защита состоится «31» мая 2011 года в 10.00 часов на .заседании Диссертационного совета Д 008.012.01 но защите диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук и доктора, психологических наук при учреждении Российской академии образования «Институт педагогики и психологии профессионального образования» по адресу. 4.20039. г. Казань, уд. Исаева, д.!2

С диссертацией можно ознакоми ться в библиотеке ИПП ПО РАО

Электронная версия автореферата размешена на официальном сайте учреждения Российской академии образования «Институт педагогики и психологии профессионального образования* «29» апреля 2011т. Ы1р:/Ау ww.ken.ru/tat ги .^¡епсеЛкро гао

Автореферат разослан <:о0>> апреля -011 г.

Ученый1 секретарь /п

лиссер(анионного совета / { А.Р. Масалимова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. По мере развития человеческой культуры все больше внимания уделяется таким проблемам, как счастье, свобода и справедливость. Справедливость - один из наиболее древних феноменов человеческих отношений особенно актуальный на сегодняшнем этапе развития России. Своеобразие современной исторической ситуации заключается в политических, социально-экономических и культурных трансформациях, начавшихся на рубеже столетий. Это время обостренной оценки морально-этических парадигм. Поэтому особенности понимания справедливости и способов ее утверждения требует своевременного изучения и анализа. В особенности актуально изучение представлений о справедливости современной молодежи, которой принадлежит будущее страны.

В настоящее время актуальны кросскультурные исследования представлений людей о справедливости, т.к. межкультурные контакты на межличностном, групповом и национальном уровне происходят повсеместно. Туристы, путешественники и переселенцы делают этническую и культурную гомогенность явлением прошлого. Разнообразие культур и их глобальная взаимозависимость определяют необходимость развития у студенческой молодежи способности понимать и ценить культуру других народов. Это важно для воспитания молодежи в духе взаимоуважения, этнокультурной толерантности, равенства и равноправия всех наций и народностей. Формирование культуры межнационального общения должно восприниматься как одна из конкретных задач, направленных на реализацию социальных требований, которые предъявляются сегодня к российскому образованию. Поэтому нам близка позиция академика Г. В. Мухаметзяновой, заключающаяся в том, что «...понятие «культура межнационального общения», являясь частью общего понятия - «культура человеческих отношений», - является своеобразным эталоном норм и форм поведения, выполняет функции установки и развития личностных отношений между людьми различных национальностей».

В прошлое десятилетие произошел настоящий взрыв кросскультурных исследований. Во многих из них сравнивается выраженность различных психологических феноменов в разных культурных группах, отмечаются сходства и различия в человеческом поведении. Кросскультурные исследования в отечественных социальных науках в основном были посвящены сравнению различных параметров, характерных для российской культуры, с соответствующими данными по европейским странам, США, Китаю и др. (О.В. Митина и В.Ф. Петренко, В.О. Рукавишников, A.A. Хвостов и Е.В. Афонасенко и др.). Однако практически отсутствуют кросскультурные сравнения с другими странами и культурами, с которыми в настоящее время налаживается взаимодействие в области экономики и туризма.

В исследованиях представлений о справедливости обычно выделяются ее виды, в частности: дистрибутивная справедливость - справедливость решения, касающегося распределения вознаграждения/наказания между участниками какого-либо события. Выделяют также отдельно карательную или

ретрибутивную справедливость, как справедливость в ситуации назначения наказания за проступок или преступление. Ретрибутивная справедливость устанавливает специальный порядок действий для признания вины и избрания меры наказания или меры компенсации за причиненный ущерб.

Характеризуя степень изученности данной проблемы, следует отметить большое количество работ в зарубежной социальной психологии, посвященных исследованию восприятия дистрибутивной справедливости (М. Deutch, R. Fischer, P.B. Smith, H.C. Triandis, К. Leung, M.W. Morris, V. Murphy-Bernian, J.J. Berman и др.) и процедурной справедливости (К. Leung, G.S. Leventhal, Е.А. Lind, М. Morris и др.). В то же время, сравнительно мало изучены особенности восприятия и понимания рстрибутивной справедливости (K.M. Carlsmith, J.M. Darley T.S. Pittman, R. Hogan, N.P. Emier, D.T. Miller, N. Vidmar и др.). В России пока еще немногочисленны исследования представлений о справедливости. Среди современных отечественных исследов ателей выделяются работы М.И. Воловиковой, О.А.Голынчик, Е.О. Гулевич, JI.M. Сосниной, М.В. Медведченковой.

Практическая актуальность изучения кросскультурных различий в представлениях о справедливости и ее нормах, а также недостаточная научная проработанность этих вопросов в отечественной социальной психологии порождает научную проблему: каковы особенности представлений о справедливости у представителей разных культур.

Исходя из данной проблемы, в исследовании была поставлена цель: выявить специфические кросскультурные отличия и сходства представлений о справедливости у студентов российских и зарубежных вузов, принадлежащих к разным этнокультурным группам.

Объект исследования: представления о дистрибутивной и ретрибу-тивной справедливости.

Предмет исследования: особенности представлений о справедливости студентов, принадлежащих к разным этнокультурным группам (на примере России, Мексики и Ямайки).

Гипотезы исследования:

1) в представлениях о дистрибутивной и ретрибутивной справедливости студентов, принадлежащих к разным культурам, универсальные (объединяющие их) компоненты, выражены сильнее, чем специфические;

2) кросскультурные отличия в представлениях о дистрибутивной и ретрибутивной справедливости отражают традиционные для той или иной культурной общности формы проявления стремления к внутригрупповому согласию, достигаемого на основе разной трактовки принципов равенства, эквивалентности, групповой принадлежности и пр.;

3) во всех культурных группах предпочтение норм справедливости наказания и распределения в конкретной ситуации в той или иной степени связано с характеристиками самой этой ситуации:

- при выборе норм справедливости наказания: со степенью «тяжести» проступка; со степенью личной близости того или иного участника ситуации

лицу, принимающему решение; с восприятием проступка как случайного или преднамеренного;

- при выборе норм справедливости распределения: с наличием или отсутствием у лица, о су щс ст ил я ю ще го распределение, возможности быть одновременно одним из получателей; с наличием или отсутствием у получателей личного вклада в возникновение распределяемых ресурсов.

Задачи исследования:

1. Провести анализ основных направлений изучения представлений о справедливости в психологической науке в целях необходимого теоретического обоснования предпринятого исследования.

2. Разработать и обосновать программу и методы кросскультурного исследования представлений о справедливости.

3. Выявить содержание и структуру представлений о ретрибутив-ной и дистрибутивной справедливости студентов России, Мексики и Ямайки.

4. На основе проведенного исследования студентов выявить отличия и сходства в представлениях о справедливости у студенческой молодёжи, принадлежащей к разным этнокультурным группам.

Теоретико-методологическую основу исследования составили:

- концептуальные разработки отечественных и зарубежных специалистов в области психологии морально-этического развития и становления личности (К.А. Абульханова, Л.И. Божович, М.И. Воловикова, JI. Кольберг, Ж. Пиаже, JI.M. Попов и др.);

- теоретические идеи, лежащие в основе современной кросскультурной психологии (Дж. Берри, JI.C. Выготский, Н.М. Лебедева, М. Коул, К. Лейнг, Д. Мацумото, Г. Триандис и др.);

- философские, социологические, правовые и психологические разработки, направленные на создание теоретической модели справедливости как социального феномена (М. Дейч, O.A. Гулевич, П.А. Кропоткин, М. Лернер, П. Рикер, Дж. Ролз и др.);

- разрабатываемая в рамках психологии социального познания теория социальных представлений, объясняющая процессы формирования устойчивых, стереотипных представлений в отдельных группах людей (Л.М. Андреева, В. Дуаз, Т.П. Емельянова, С. Московичи и др.)

Методы исследования:

- теоретический анализ исследований российских и зарубежных ученых, обобщение и интерпретация научных данных;

- методы перевода психологических инструментариев, предложенные в работах Р. Брислина, В. Лунера, О. Вернера и Д.Т. Кэмпбелла;

- эмпирические методы - анкетирование, тестирование, методы математической статистики, качественный анализ результатов.

Конкретными методиками сбора информации стали: методика изучения представлений о справедливости наказания (ретрибутивной справедливости), построенная по принципу репертуарных решеток, предложенная в работах Б.С. Алишева и O.A. Аникеенок и аналогичная методика по изуче-

нию представлений о справедливости распределения материальных благ (дистрибутивная справедливость).

Статистическая обработка результатов выполнялась с помощью пакета программ Excel и программы SPSS for Windows 11.0.1 для социальных наук. Она включала в себя определение статистической достоверности различий средних арифметических, корреляционный и факторный анализ.

Эмпирическую базу исследования составила выборка из 257 респондентов. В неё вошли 87 студентов Камской инженерно-экономической академии г. Набережные Челны (Россия), 94 студента Национального автоно много университета г. Мехико (Мексика) и 76 студентов Технического ун и-верситета г. Кингстона (Ямайка).

Научная новизна исследования состоит в том, что:

1. Теоретически обоснована и эмпирически подтверждена связь представлений о справедливости наказания и распределения а) с социокультурными особенностями исследуемых групп, б) с параметрами конкретной ситуации (степень «тяжести» проступка; степень личной близости того или иного участника ситуации лицу, принимающему решение; возможность для лица, осуществляющего распределение, быть одним из получателей или отсутствие у него такой возможности; наличие или отсутствие у получателей личного вклада в возникновение распределяемых ресурсов и др.).

2. Выявлено единое смысловое ядро содержания представлений о ретрибутивной и дистрибутивной справедливости у студентов России, Мексики и Ямайки, заключающееся в том, что во всех этнокультурных группах преобладает: а) понимание справедливости наказания как соблюдения законности, а понимание справедливости распределения как равенства и сохранения межличностной гармонии; б) предпочтение объективных критериев распределения перед субъективными; в) разделение нарушений на «тяжелые» и «легкие» и предпочтение специфических для каждого из этих типов ситуаций, но одинаковых для всех культур принципов наказания.

3. Установлены различия в представлениях о ретрибутивной и дистрибутивной справедливости у студентов России, Мексики и Ямайки, состоящие в следующем. В ситуациях распределения российские студенты в большей степени склонны учитывать талант и способности людей, а студенты из Мексики и Ямайки больше ориентируются на уравнительно-коллективистское представление о справедливости. В ситуациях наказания российские студенты ориентируются, прежде всего, на закон в случае серьезных правонарушений, особенно если пострадали близкие люди. Студенты Мексики в отличие от россиян и ямайцев больше ориентируются на прямые формы наказания («око за око»), что указывает на присутствие в их культурах выраженных элементов кодекса традиционной (родовой) этики.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно вносит вклад в изучение закономерностей поведения и деятельности людей, обусловленных фактом их включенности в этнокультурные группы. Результаты и выводы исследования существенно дополняют сложившиеся научные представления в следующих областях социальной психологии: особенности

общественного сознания в различных группах людей; социально-психологические качества личности, обусловленные ее принадлежностью к той или иной культурной группе; влияние ситуационных детерминант на социальное восприятие и социальное поведение личности.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его материалы могут быть использованы в создании программ воспитательной работы с молодежью, в частности, в целях преодоления ограниченности, догматизма и стереотипности взгляда на проблему справедливости. Результаты исследования представлений о справедливости могут использоваться в работе с мигрантами и будут способствовать достижению взаимопонимания между людьми, установлению контактов между ними, разрешению конфликтов и др. Результаты исследования и его выводы могут также найти применение при подготовке специалистов-психологов в вузах (при чтении лекций по социальной психологии, по кросскультурной психологии). Исследование вводит в научный оборот новые источники по проблеме, ранее не переводившиеся на русский язык, что будет иметь значение для исследователей в данной области.

Апробация и внедрение результатов исследования. Теоретические и эмпирические результаты исследования обсуждались на заседаниях лаборатории социальной психологии ИИИ ПО РАО (2006-2010 г.г.), а также на международных научно-практических конференциях (Смоленск, 2008; Ижевск, 2009; Ярославль, 2009; Смоленск, 2010); Всероссийской научно-практической конференции (Москва, 2008). Основные результаты диссертационного исследования отражены в 13 публикациях (2 статьи опубликованы в журналах, включенных в список ВАК по психологии).

Результаты исследования используются при чтении лекций по кросскультурной и социальной психологии в КГФУ, Камско й инженерно-экономической академии, Российском государственном торгово-экономическом университете (Казанский филиал).

На защиту выносятся следующие положения:

- представления студентов России, Мексики и Ямайки о дистрибутивной и ретрибутивной справедливости определяются существующими социально-культурными нормами, принятыми в данном обществе, и содержат больше сходств, чем различий, что позволяет говорить о наличии в них универсальных в кросскультурном отношении компонентов;

— сходства между изучавшимися культурными группами в представлениях о ретрибутивной справедливости проявляются, во-первых, в преобладающем восприятии ее как соблюдения законности; во-вторых, в характерном для всех культур разделении нарушений на "тяжелые" и "легкие" и в предпочтении для каждого из этих типов ситуаций разных, но одинаковых для всех культур принципов наказания. В частности, во всех культурах на выбор принципов наказания влияет фактор "свой - чужой", однако характер этого влияния имеет различия. Важным общим моментом, сближающим культуры, является то, что в "легких" ситуациях студенты ориентируются на использование различных способов прямого наказания, а в "тяжелых" ситуациях резко усиливается роль формализованных принципов косвенного

наказания. В случае с дистрибутивной справедливостью общим для разных культур является то, что она воспринимается как равенство, сохранение межличностной гармонии и предпочтение объективных принципов распределения перед субъективными;

- специфические кросскультурные отличия между исследуемыми группами проявляются в следующем: студенчество России сильно отличается в предпочтении в ситуациях распределения принципов, способствующих сохранению межличностной гармонии и повышению производительности труда за счет поощрения более талантливых и способных. Студентам Мексики и Ямайки в большей степени присуще уравнительно-коллективистское представление о справедливости распределения с одновременно присутствующей эгоистической ориентацией;

- представления студентов всех этнокультурных групп о справедливости в разных ситуациях и выбор ими принципов справедливости не определены жестко. Они динамичны и зависят от ряда факторов, основными из которых в случае с ретрибутивной справедливостью являются: групповая принадлежность нарушителя или потерпевшего, степень серьезности совершенного нарушения; а в случае с дистрибутивной справедливостью: наличие вклада респондентов в распределяемые ресурсы, роль субъекта оценки (является ли он только делителем или участвует также в получении благ).

Структура и объем работы. Диссертация содержит введение, две главы, заключение, список литературы (163 источника, из них 69 работ на русском языке и 94 на иностранном языке) и приложения. Основной текст диссертации изложен на 153 страницах, содержит 8 таблиц и 17 рисунков. Приложение включает 26 страниц. Общий объем диссертации 179 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность исследования, определяются цель, предмет, объект, гипотеза, задачи и методы исследования , обсуждаются новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Исследование представлений о справедливости в современной социальной и кросскультурной психологии» анализируется состояние разработки проблемы справедливости в социальных и гуманитарных науках. Справедливость - сложное и многогранное понятие, которое исследуется в различных отраслях социогуманитарного знания. Соответственно, существует большое количество научных трактовок справедливости. Сложно дать единственно правильное определение понятия «справедливость», т.к. представления о ней были разными в разных эпохах, культурах и даже у разных исследователей. Однако независимо от времени, места и пристрастий людей, понятие справедливости неизменно включает в себя «направленность на других», обязанность, равенство, свободу, беспристрастность, правду, совесть, правосудие, мораль, воздаяние за деяние. Философы от Аристотеля до Дж. Ролза отмечают важнейший аспект справедливости - нацеленность на

общее благо. Справедливость правомерно рассматривать и как некоторую идею, некий идеал, который невозможно осуществить полностью.

Теории справедливости развивались в русле различных школ. Например, теория "заслуживания результатов" М. Лернера относится к бихевио-ральному направлению психологии. Теории морального развития Ж. Пиаже и JI. Кольберга, в которых проблема справедливости занимает важное место, выполнены в рамках когнитивного подхода. Новыми направлениями изучения представлений о справедливости в последнее время можно назвать: 1) изучение связей представлений о справедливости с идентичностью (JI. Скит-ка, С. Клейтон и С. Опотов); 2) изучение границ справедливости, т.е. границ, до которых люди считают возможным применять само данное понятие (С.Опотов, С.Л.Хафер и Дж.М.Олсон); 4) изучение эмоциональной составляющей справедливости (Дж.М. Дарлей, Т.С. Питман и Дж. Екслин).

Несмотря на десятилетия психологического исследования справедливости, несколько важных областей по-прежнему остаются недостаточно разработанными. К. Лейнг выделяет четыре такие области: отставание эмпирических исследований справедливости от их теоретического и прикладного значения, изучение проблемы в основном на индивидуальном уровне, недостаточное изучение связей между микро- и макро- справедливостью, необходимость новых концепций. Кроме четырех областей, выделенных Лейнгом, стоит выделить еще одну сферу, связанную с межкультурными различиями. Межкультурные различия в представлениях о справедливости были выявлены, в основном, на материале изучения китайцев, с одной стороны, и жителей западноевропейских стран и США, - с другой. Очень мало материалов, позволяющих сравнивать другие культуры.

Одним из основных видов справедливости является дистрибутивная справедливость - справедливость решения, касающегося распределения вознаграждения/наказания между участниками какого-либо события. Под нормами дистрибутивной справедливости понимаются правила, лежащие в основе распределения вознаграждения или наказания. Обычно выделяют следующие нормы: беспристрастность, равенство, распределение в соответствии со способностями, усилиями, потребностями, заслугами, продуктивностью, профессиональной пригодностью, достижениями, социальным рангом, общественной полезностью, личностными качествами, групповой принадлежностью участников взаимодействия. Существует ряд факторов, оказывающих влияние на выбор той или иной нормы дистрибутивной справедливости: справедливость/несправедливость события, контекст его происхождения (межличностый/деловой/учебный/социальный), тип распределяемых ресурсов (вознаграждение/наказание; материальное/психологическое) и позиция субъекта оценки (деятель/жертва/свидетель).

В некоторых исследованиях отдельно выделяют карательную или рет-рибутивную справедливость, как справедливость в ситуации назначения наказания за проступок или преступление. Р. Хоган и Н.П. Эмлер считают, что ретрибутивная справедливость более универсальна и социально более значима. По их мнению, дистрибутивная справедливость является производной от

ретрибутивной. Д.Т. Миллер и Н. Видмар указывают, что люди обычно принимают во внимание две причины для наказания. Первая причина заключается в контроле поведения, т.е. в необходимости устранения ненадлежащего поведения в настоящем или будущем. Вторая причина ориентирована на прошлое, ее функция как раз и может быть названа ретрибутивной. В этом случае наказание ориентировано на устранение у жертвы чувства несправедливости, возникшего ранее. Когда люди наказывают других из-за желания совершить воздаяние, они заинтересованы не в предупреждении будущих проступков, а в получении возмещения за уже совершенное правонарушение. Эти две причины или два типа наказания соответствуют традиционным утилитаристским и ретрибутивистским мотивам наказания.

В эмпирических и теоретических исследованиях, проведенных зарубежными специалистами, с нашей точки зрения, недостаточное внимание уделяется роли различных параметров ситуаций, в которых актуализируется проблема справедливости. Между тем, эта роль может быть достаточно велика. Например, исследования в области каузальной атрибуции (Э. Джонс, Г. Келли, Р. Нисбет, Л. Росс и др.) показали, что характеристики ситуации часто принимаются в расчет при определении ответственности личности. Исходя из этого, мы считаем, что при вынесении суждений о справедливости и о применимости тех или иных ее норм люди основываются не только на общих представлениях, но и на анализе параметров ситуации. Таких параметров достаточно много, что и приводит к тому, что трудно найти две абсолютно идентичные ситуации. Вместе с тем, и в случае со справедливостью наказания, и в случае со справедливостью распределения часто возникают ситуации с некоторыми типичными параметрами.

Практика показывает, например, что в первом случае важным параметром становится тяжесть совершенного нарушения. От этого в значительной степени зависит выбор принципов наказания, что зафиксировано в самом праве. Другим существенным параметром оказывается личность человека, совершившего то или иное нарушение: нередко мера наказания, которую люди склонны ему определять зависит от того, насколько он близок к ним (является родственником, знакомым, принадлежит к одной социальной группе, совершенно постороннее лицо). То же самое, но с точностью наоборот, мы наблюдаем в тех случаях, когда речь идет о пострадавшем человеке. Наконец, существенную роль может играть наличие или отсутствие намеренности в действии человека, совершившего нарушение. Что касается ситуаций распределения, мы полагаем, что важными параметрами являются следующие: наличие или отсутствие у распределяющего лица возможности быть одним из получателей распределяемых ресурсов; наличие или отсутствие у получателей личного вклада в формирование этих ресурсов и др. Разумеется, эти параметры - не единственные, но именно они и их влияние на выбор норм справедливости будет рассматриваться в эмпирической части исследования.

В понимании сущности представлений о справедливости мы опираемся на концепцию социальных представлений С. Московичи, т.е. сама справед-

ливость рассматривается нами как определенное социальное представление о справедливости, формирующееся на протяжении длительного времени в рамках тон или иной культурной общности. На социальную детерминированность представлешш о справедливости указывает, например, Л.М. Сосни-на. А Е.О. Голынчнк утверждает, что данные представления обладают спецификой у представителей разных больших социальных групп. Субъектом представлений о справедливости является социальная группа, которая вырабатывает, конструирует эти представления в соответствии с приоритетными для нес ценностями, нормами, обычаями и традициями. При этом общие философские принципы справедливости, преломляясь через особенности группы, ее менталитета, приобретают специфику и преобразуются в некоторые упрощенные житейские представления. Исследовав проблему справедливости в рамках теории социальных представлений, Л.М Соснина дала следующее определение данному феномену: «Социальные представления о справедливости - это существующие на уровне обыденного сознания представления о критериях и формах справедливого поведения, опирающиеся на традиционную, сложившуюся в данной культуре, систему групповых ценностей, и являющиеся основой нравственных оценок социальных явлений с точки зрения их соответствия принципам и нормам человеческого общежития» (Л.М. Соснина, 2005).

Такая теоретическая позиция позволяет предполагать, что в разных культурных группах, отличающихся образом жизни и имеющих длительную независимую друг от друга историю развития, могут сформироваться специфические представления о справедливости распределения и наказания. В то же время, как бы не отличались друг от друга такие культурные группы, в их представлениях о справедливости должно присутствовать общекультурное ядро. Его существование должно быть следствием универсальности базовых элементов культуры у всего человечества, что неоднократно было подтверждено в исследованиях антропологов, культурологов и психологов.

Исходя из изложенных соображений, было принято решение провести исследование на трех культурных группах, одна из которых является российской, а две другие представляют культуры, сильно отличающиеся от нее, но имеющие некоторые черты формального сходства с ней. Это сходство заключается в том, что выбранные для исследования группы студентов России, Мексики и Ямайки являются смешанными в культурном отношении. Российская выборка состояла из студентов русской и татарской национальности (Камская государственная инженерно-экономическая академия); мексиканская выборка (Национальный университет Мехико) является испаноговоря-щей, но имеет сильно выраженный субстрат традиционной индейской культуры; выборка студентов из Ямайки (Технологический университет г. Кингстон) является англоговорящей, но в расовом и культурном отношешга имеет ярко выраженные африканские корни.

Все эти культурные группы в целом по известной классификации Г. Хофстсдс принадлежат к традиционно коллективистическим культурам. По этой же классификации дистанция по отношению к власти довольно высока в

России и Мексики и имеет средний показатель на Ямайке. Большие различия между этими культурами замечены по шкале «маскулинность-фемининность». Ямайка и Мексика относятся к маскулинным культурам, Россия - к фемининной культуре. Что касается параметра "избегание неопределенности", то у Мексики и России по нему довольно высокие оценки, а у Ямайки очень низкая, что говорит о низком уровне стрессов, допущении разногласий в своей среде и большей склонности к риску. Эти характеристики изучаемых культур будут нами учитываться при анализе эмпирических данных, хотя надо помнить определенную их условность.

Во второй главе «Эмпирическое исследование представлений студентов России, Мексики и Ямайки о справедливости» описываются методы сбора и обработки данных, представлены эмпирические результаты, их анализ и интерпретация.

Для решения задач исследования использовалась специальная методика, построенная по принципу репертуарных решеток, предложенная в работах B.C. Алишева и O.A. Аникеенок (2007). Методика состоит из 2 матриц. Первая позволяет исследовать представления студентов о ретрибутивной справедливости. В ее столбцах размещены описания 18 ситуаций, связанных с различной тяжести нарушениями, а в 17 строках располагаются принципы наказания, которым может следовать человек. И ситуации, и принципы подбирались с учетом ряда требований, в частности, ситуации были сгруппированы по нескольким основаниям: 1) противоправные проступки и проступки, связанные с нарушением норм, как правило, не наказуемых законом ("тяжелые" и "легкие" нарушения); 2) мотивированные и случайные деяния; 3) "близость" - "отдаленность" нарушителя (или потерпевшего) от респондента. С помощью второй матрицы исследовались представления студентов о дистрибутивной справедливости. В ее столбцах были размещены 16 ситуаций, связанных с распределением, а в 16 строках указывались принципы распределения материальных благ, которым может следовать человек. Ситуации предполагали распределение денег, льгот, затрат и др. в разных масштабах. Они также были заранее, сг руппированы по двум основаниям: 1) в половине ситуаций респондент мог распределять, но не мог ничего получить сам, а в другой половине он был одним из получателей; 2) половина описаний подразумевала наличие вклада участников ситуации в образование распределяемых ресурсов, а другая половина - нет. Задача испытуемых состояла в том, чтобы для каждой ситуации определить не более 5 приемлемых принципов справедливого наказания или распределения.

Индивидуальные ответы респондентов были суммированы путем наложения. Обобщенные результаты представляли собой числовые матрицы с величинами частот в каждой клеточке, которая показывала, как в конкретной ситуации был использован тот или иной принцип справедливости. В каждой итоговой таблице суммировалось количество использованных принципов. Далее суммарные частоты каждого принципа ранжировались для определения того, какой из них наиболее популярен для трех этнокультурных групп.

Рассмотрим результаты исследования представлений о ретрибутивной справедливости. В Табл. 1 приведены частоты выборов принципов справедливого наказания и их ранги в каждой выборке. Как видно из нее, основные принципы, которыми руководствуются студенты при решении проблемы: «достаточно высказать словесное порицание», «наказание должно соответствовать степени вины», «виновник должен возместить нанесенный ущерб».

Таблица 1

Частоты и ранги выборов принципов справедливого наказания в выборках

№ Принципы Выборы пр Россия инципов В 1 рангах Мексика гастотах и Ямайка

Част. ранг Част. ранг Част. ранг

1 Наказание должно быть беспристрастным 311 6 396 6 310 4

2 Наказание может зависеть от настроения 149 11 374 8 165 11

3 Виновник должен быть строго наказан 305 7 424 5 246 6

4 Виновник должен возместить нанесенный ущерб 513 3 748 2 317 3

5 Наказание должно определяться по закону 441 4 545 4 303 5

6 Желательно переложить решение на кого-нибудь другого 46 15 210 11 212 9

7 Наказание должно соответствовать степени вины 512 2 865 1 330 2

8 Наказание должно учитывать пол, возраст и др. особенности человека 137 12 192 12 79 16

9 Нужно использовать любые возможности для наказания 69 14 151 16 100 13

10 Нужно наказать любого без разбора 46 16 182 13 90 14

11 Не нужно наказывать никого 151 10 374 7 187 10

12 Достаточно высказать словесное порицание 543 1 1 601 3 414 1

13 Мера наказания должна зависеть от отношения к человеку 89 13 182 14 58 17

14 Нельзя устраивать самосуд 246 , 9 177 15 81 15

15 Нужно наказать всех одинаково 40 Н 17 136 17 104 12

16 Наказание должно учитывать возможные последствия поступка 286 8 325 10 214 8

17 Нужно учитывать все обстоятельства 391 5 342 9 214 7

Сумма 4274 6224 3424

Примечание: жирным шрифтом выделены наиболее высокие частоты и ранги в каждом ряду

При делении ситуаций на "тяжелые" правонарушения и "легкие" проступки можно обнаружить наличие, как общих черт между разными культурными группами, так и наличие у каждой из них некоторых особенностей. В "тяжелых" ситуациях во всех культурах ведущие места занимают 5 принципов: наказание должно определяться по закону, наказание должно соответствовать степени вины, виновник должен возместить нанесенный ущерб, виновник должен быть строго наказан, наказание должно быть беспристрастным. Порядок выбора этих принципов в каждой культурной группе несколько меняется так же, как абсолютные значения частот выбора, но в каждой из выборок на них приходится суммарно около 60-70% всех совершенных выборов. Отличия между культурами в случае с "тяжелыми" ситуациями заключаются в основном в частоте использования принципов, которые занимают более низкие ранги. В частности, российские респонденты уделяют повышенное внимание обстоятельствам, приведшим к нарушению, и чаще предлагают учитывать объективные характеристики людей. В мексиканской выборке возрастает частота выбора субъективистских принципов. В ней чаще, чем в других выборках, признается право человека опираться ьа собственное настроение или отношение к виновнику при вынесении наказания. Такое различие в выборе принципов наказания можно объяснить особенностями фундаментальной ошибки атрибуции у мексиканских студентов. Они, по-видимому, придают слишком малое значение ситуации и слишком бол ь-шое значение личности. Из-за более сильного влияния западной культуры мексиканцы чаще ссылаются на диспозиционные причины. Российские студенты чаще склонны принимать в расчет социальные контексты ситуаций. Эти культурные особенности иллюстрируют связь между особенностями каузальной атрибуции и социальными представлениями. Мексиканских студентов отличает и то, что даже в "тяжелых" ситуациях они считают, что можно обойтись вообще без наказания или ограничиться словесным порицанием. Студенты из Ямайки при выборе некоторых принципов демонстрируют сходство с российскими студентами, а при выборе других - с мексиканскими. В частности, так же, как россияне, они редко выбирают субъективистские принципы и не склонны оставлять без внимания серьезные правонарушения. С мексиканцами же их объединяет стремление переложить вынесение наказания на других людей, оправдание самосуда и использования людьми любых возможностей для наказания своих обидчиков.

В "легких" ситуациях картина - более пестрая. Во всех трех культурах совпадают только три наиболее часто выбираемых принципа справедливого наказания: соответствие наказания степени вины, достаточность словесного порицания и необходимость возмещения ущерба. По остальным принципам большее количество общих моментов можно увидеть между россиянами и ямайцами. Во многом это объясняется тем, что мексиканцы в случае с "легкими" проступками проявляют столь же высокую активность в выборе принципов справедливости, как и в случае с "тяжелыми" нарушениями.

Наиболее значимые различия между культурами обнаруживаются при сравнении частот выбора принципов прямого и формализованного наказания. Для того чтобы можно было делать более основательные выводы, в соответствии со сказанным ранее разделим принципы на две группы. Во-первых, выделим принципы, основанные на идее прямого наказания и не предполагающие правового регулирования; во-вторых, - принципы, в основе которых лежит идея формального наказания, подразумевающая обращение к закону. В Таблице 2 приведены суммарные частоты выбора этих принципов в разных выборках. Как можно видеть из нее, ямайцы и особенно мексиканцы более склонны к выбору принципов прямого наказания в "тяжелых" ситуациях, нежели россияне. В "легких" ситуациях все меняется, и уже российские студенты демонстрируют несколько большую ориентацию на принципы прямого наказания по сравнению с мексиканцами и ямайцами.

В российской выборке наиболее ярко выражен разрыв в выборе принципов формального наказания в "тяжелых" ситуациях и прямого - в "легких" (заметим, однако, что во всех культурах имеются статистически достоверные различия на уровне значимости р < 0,001 по критерию!2 при выборе принципов прямого и формального наказания в разных ситуациях за исключением выборов российских и ямайских студентов в легких ситуациях). Этот разрыв легко объяснить, но он порождает опасность двойных стандартов, т.к. многое начинает зависеть от того, как воспринимает и интерпретирует ситуацию конкретный субъект (считает ля он нарушение "тяжелым" или "ле гким").

Таблица 2

Суммарные средние частоты выбора принципов прямого и формального на-

казания в разных культурах (в частотах на ситуацию)

№ Виды принципов Россия Мексика Ямайка

т л т л т л

1 Формальное наказание 77,1 22,5 68,2 43,7 48,5 25,4

2 Прямое наказание 11,8 64,9 44,8 86,6 18,6 52,1

3 Соотношение формального и прямого наказания 6,5 0,4 1,5 0,5 2,6 0,5

Примечание: т - "тяжелые" ситуации, л - "легкие" ситуации.

Рассмотрим эти данные в зависимости от того, в какой мере в разных культурах выбор принципов наказания связан со степенью близости виновников и пострадавших в различных ситуациях к лицу, принимающему решение. В отношении «легких» проступков, существенной разницы между выборками нет, но в отношении «тяжелых» правонарушений есть явное отличие российских студентов от мексиканцев и ямайцев. Например, россияне предпочитают обращаться к закону в 8 раз чаще, чем к прямому наказанию, в то время, как ямайцы в 3 раза, а мексиканцы только в 2 раза чаще обращаются к косвенному (формальному) наказанию. Эта разница оказывается еще большей, если пострадавшим является близкий человек. В таком случае россияне предпочитают обращаться к закону в 12 раз чаще, чем к прямому нака-

занию, ямайцы — в 2,5 раза, а мексиканцы - в 2 раза. Восприятие справедливости как законности проявляется больше у россиян, чем у мексиканцев и ямайцев, из-за того, что в двух последних культурных группах большую роль играют традиционные обычаи неформализованного права.

Для более полной интерпретации полученных результатов были проведены корреляционный и факторный анализ сводных матриц во всех выборках, как по принципам, так и по ситуациям. Результаты факторизации показывают, что во всех выборках отчетливо выделяются три тина ситуаций: «легкие» проступки, «тяжелые» проступки и ситуации непреднамеренного нарушения. В свою очередь, корреляционный анализ показал, что в ситуациях тяжелых нарушений во всех выборках наблюдается тенденция к строгости наказания и объективности при принятии решения (см. Рис. 1). В ситуациях тяжелых нарушений российские студенты осторожно относятся к вынесению наказания и считают, что необходимо учитывать все обстоятельства (принцип №17), чтобы не допустить самосуд (принцип№14). Если вина незначительная или обстоятельства оправдывают содеянное, то, по их мнению, вполне возможно только словесное порицание (принцип №12): г (принцип №12; принцип №17) = 0,85, г (14;17) = 0,85 при р < 0,01 Данные принципы имеют сильную отрицательную корреляцию с принципами строгого наказания: №9 - нужно использовать любые возможности для наказания, №3 - виновник должен быть строго наказан порицание и №8 - наказание должно учитывать пол, возраст и т.д.: г (3;8) = - 0,84, г (3;17) = - 0,91, г (3;12) = -0,92, г (9; 14) = - 0,88, г (9;8) = - 0,87, г (9; 17) = - 0,84 при р < 0,01

а) российская выборка б) мексиканская выборка в) ямайская выборка

Рис. 1. Корреляционные связи между принципами наказания в ситуациях тяжелых нарушений.

Примечание: 1) номера принципов соответствуют номерам в таблице 1; 2) сплошные линии соответствуют прямым корреляционным связям значимым на уровне а< 0,01 , пунктирные - обратным.

В мексиканской выборке выделяется группа из четырех взаимосвязанных принципов (№№10 - наказать любого без разбора ,15 - наказать всех одинаково, 5 - наказать по закону, 3 - строго наказать), (г (10; 15) = 0,93 при р < 0,01Хг (10;5) = 0,95 при р < 0,01),(г (10; 15) = 0,87 при р < 0,01.)Мсксикан-ские студенты считают справедливым строгое наказание по закону, в то же время, допускают возможность одинакового наказания всех без учета степени вины. Эти принципы имеют сильную обратную корреляцию с принципом №12 «достаточно высказать словесное порицание» (г (12; 10) = - 0,90, г (12;3) = - 0,87, г (12;5) = - 0,84 при р < 0,01.) Два взаимосвязанных принципа, расположенных слева (№17 — учет обстоятельств и №14 - недопущение самосуда г (17; 14) = - 0,86) имеют противоположное значение, эту группу принципов можно назвать «недопущение наказания невиновных».

В ямайской выборке выделяются четыре взаимосвязанных принципа (№№1 - беспристрастность, 15 - одинаковое наказание для всех, 3 — строгость, 5 - законность): г (1;15) = 0,85, г (1;3) = 0,83, г (3;5) = 0,84 при р « 0,01 Эти принципы также имеют сильную отрицательную связь с принципами попустительства (№№11 - не нужно наказывать никого и 12 - словесное порицание): г (11; 15) = - 0,90, г (3; 11) = - 0,84, г (3; 12) = - 0,88 при р « 0,01

Таким образом, российские студенты, в отличие от мексиканских и ямайских, более осторожны при вынесении решения о наказании и склонны учитывать все обстоятельства. Мексиканские и ямайские студенты более суровы при вынесении решения, допускают одинаковое наказание для всех, не разобравшись в степени вины. Такую позицию ямайцев и мексиканцев можно объяснить сохранившимся у них психоповеденческим архетипом: «...на деле они являются рабами прошлого обычая, идущего в ущерб постоянным правилам рациональной кооперации» (Ж.Пиаже, 2006), - а также более высокой степенью коллективной ответственности, связанной с требованиями традиционной народной этики. Российские студенты в этом отношении проявляют в большей степени рационализированную справедливость. В ситуациях «легких» правонарушений во всех изучаемых этнокультурных выборках наблюдается тенденция к использованию мягких форм наказания, таких как словесное порицание или отсутствие наказания. В ситуациях различных бытовых проступков довольно сложно принять решение о наказании. Этим можно объяснить позицию российских и мексиканских студентов, которые в данных ситуациях нередко стремятся снять с себя ответственность и уйти от решения проблемы.

Итак, при изучении особенностей предпочтения норм справедливого наказания в различных культурных группах обнаружено выраженно е сходство между ними. Выявленные различия касаются в основном частных моментов: возрастания или снижения роли отдельных факторов, влияющих на предпочтения. Это указывает на то, что в различных группах людей в ходе их долгой психосоциальной эволюции формируются близкие представления о сущности справедливого наказания. В свою очередь, это является аргументом в пользу того, что существуют некоторые единые для всех культурных групп психологические тенденции в формировании социальных представле-

ний о справедливости. Что касается обнаруженных различий, то они могут быть следствием складывавшихся в каждой культурной группе Fia протяжении долгого времени и приобретших форму устойчивых стереотипов особенностей социального восприятия и оценки некоторых типичных ситуаций и типичных действий, совершаемых людьми. Эти результаты и выводы согласуются с принятыми в современной кросскультурной психологии объяснительными схемами (Дж.Берри, Д.Мацумото и др.).

Таблица 3

Частоты и ранги выборов принципов справедливого распределения

материальных благ в трех выборках

№ Принципы Частоты и ранги выбора

Россия Мексика Ямайка

част. ранг част. ранг част. ранг

1 Согласно вкладу в конечный резул ьтат 136 7 353 6 240 3

2 В соответствии с потребностями каждого 240 5 707 2 308 1

3 Всем поровну 328 3 753 1 307 2

4 Себе больше, остальным поровну 69 14 253 8 115 9

5 Себе меньше, остальным поровну 27 16 170 13 71 13

6 В зависимости от своего отношения к тому или иному человеку 105 9 221 9 97 11

7 Так, чтобы все остались довольны 488 1 608 3 207 5

8 Так, чтобы больше досталось слабым 224 6 195 11 136 6

(детям, старикам и т.д.)

9 Исходя из способностей людей 400 2 453 4 208 4

10 Согласно общим заслугам 316 4 153 14 118 8

11 Все себе 104 11 420 5 39 16

12 В зависимости от своего настроения в этот момент 88 12 312 7 68 14

13 Прежде всего, я бы выяснил, что на этот счет говорят законы 105 10 137 15 58 15

14 Я бы постарался переложить эту задачу на кого-нибудь 57 15 129 16 79 12

15 Согласно приложенным усилиям, независимо от конечного результата 126 8 205 10 122 7

16 В зависимости от того, какую пользу в последующем может принести тот или иной человек 71 13 194 12 101 10

При исследовании представлений о дистрибутивной справедливости были получены следующие результаты (см. Табл. 3). Как видно из таблицы, во всех трех культурах ведущие места занимают пять принципов справедливого распределения: «всем поровну», «в соответствии с потребностями», «так, чтобы все остались довольны», «исходя из способностей», «согласно вкладу в конечный результат».

Далее нами осуществлялся анализ данных по четырем типам ситуаций, где респондент выступал: 1) делителем ресурсов при наличии вклада получателей в образование распределяемых ресурсов, но сам не мог ничего получить; 2) делителем и получателем одновременно, при наличии вклада всех получателей; 3) делителем ресурсов при отсутствии вклада получателей в возникновение распределяемых благ, но сам он не мог ничего получить; 4) делителем и получателем одновременно при отсутствии вклада получателей в распределяемые блага.

Как молено видеть из Рис. 2, профили трех культур в целом похожи. Если респондент поставлен в роль только делителя, то все выборки единогласно предпочитают уравнительный принцип (№3). В то же время, российские студенты реже, чем другие выбирают принцип №1- «по вкладу» - (фЭМп. (Р-Я) = 2,24 при <ркр. = 1,54 на уровне значимости р <0,05), но чаще всех -принцип №10 - «согласно общим заслугам» (фэып. (Р-М) = 2,72 прифкр1 = 2,31 на уровне значимости р < 0,01.) Возможно, им важно, как они воспринимаются окружающими, если на них возложено решение о распределении благ, и они выбирают конформное поведение, чтобы не возникло негативного отношения к ним.

Рис. 2. Использование принципов справедливого распределения в ситуациях, в которых респондент выступает только как делитель при наличии вклада получателей в делимые ресурсы.

Примечание: 1) в % от общего числа ответов в каждой группе, значимые различия по ф - критерию Фишера наблюдаются в 1,2, 10, 11 принципах; 2) здесь и на Рис. 3 приняты условные обозначения: Р - Россия, Я - Ямайка, М - Мексика.

Мексиканские студенты чаще, чем другие, выбирают принципы «по потребностям» (№2) (фЭ№1. (Р-М) = 1,68 при Фкр = 1,54 на уровне значимости р = 0,05) и «все себе» (№11) (ф,мп. (Р-М) = 2,66 ифэмп. (Я-М) = 2,31 прифкр = 2,31 на уровне значимости р < 0,01), меньшеучитывают принцип «по заслугам» (№10) (фэмп. (Р-М) = 2,72 при фкр. = 2,31 на уровне значимости р < 0,01). Такие предпочтения вызваны, вероятно, проблемами бедности и кор-

рупцш в Мексике. Мексиканцы считают справедливым разделить блага по потребностям, но, если есть возможность забрать все себе, стараются не упустить такой шанс, т.к. живут сегодняшним днем и не задумываются о п о-следствиях. Принцип «по заслугам» не всегда осуществим в коррумпированной среде, где процветает протекционизм. Ямайцы несколько в большей степени, чем другие выборки ценят принцип «по вкладу» (№1), то есть считают справедливым правило эквивалентности. Описанные различия достоверны по критерию Фишера.

При изменении в ситуации одного параметра, т.е., когда делящий ст а-новится одним из получателей, значение уравнительного принципа и принципа «так чтобы все остались довольны» у российских студентов заметно снижается, а роль принципа «по способностям» повышается. Если имеется личная материальная заинтересованность, то отечественных студентов не так беспокоит межличностная гармония.

В отличие от россиян поставленные в двойную роль ямайские студенты чаще предпочитают уравнительный принцип, что говорит о более выраженных коллективистических ценностях. Ямайцы при распределении несколько чаще, чем остальные выборки, учитывают вклад, при этом меньше других учитывают принципы «чтобы все остались довольны» и «по способностям». Такую позицию можно объяснить тем, что, на Ямайке более сильно проявляет себя характерная для англосаксонских культур ориентация на принцип эквивалентности (соответствия вознаграждения внесенному вкладу). Отсутствие у ямайцев стремления угодить всем окружающим также можно объяснить более низкой дистанцией по отношению к власти и довольно низким уровнем избегания неопределенности в этой стране, в отличие от России и Мексики.

В ситуациях, где распределяемые ресурсы не предполагают наличие вклада ни делителя, ни получателей (Рис.3), российские студенты несколько чаще, чем остальные, отдают предпочтение в пользу слабых (№8) (ФЭМп (Р-М) = 1,70 при (ркр. = 1,54 на уровне значимости р < 0,05), и используют принцип «учет заслуг» (№10) (<рЭмп. (Р-М) = 1,57 при фкр = 1,54 на уровне значимости р < 0,05,)что, как мы уже видели, характерно для российского менталитета. Мексиканцы меньше всех принимают во внимание «преимущество слабых» (№8) и чаще используют эгоистический принцип (№11) (фЭМп. (Р-М) = 1,59 ифэмп (Я-М) = 2,13 при фкр = 1,54 на уровне значимости р < 0,05) то есть если ресурсы случайные и это не грозит санкциями, то они не упускают шанс забрать все себе.

В ситуациях распределения благ, которые возникли случайно для п о-лучателей, и на которые не может рассчитывать тот, кто распределяет, ро с-сийские студенты намного чаще остальных используют принцип «так, чтобы все остались довольны», что говорит о стремлении к межличностной гармонии.

Ямайские студенты меньше всего обращают внимание на этот принцип. Видимо, это одна из особенностей ямайского менталитета. При возник-

новении межличностных конфликтов ямайцы просто стараются уйти от решения проблемы. Российские студенты в данных ситуациях, как и в трех предыдущих, чаще учитывают заслуги и меньше вклад. Принцип эквивалентности «по вкладу» опять наиболее предпочтителен в ямайской выборке.

% выборов на одну ситуацию 20.

6 7 8 9 10 принципы распределения

Рис. 3. Использование принципов справедливого распределения в ситуациях, в которых респондент является не только делителем, но и одним из получателей при отсутствии вклада получателей в делимые ресурсы.

Примечание: в % от общего числа ответов в каждой группе, значимые различия по ф-критерию Фишера наблюдаются в 8, 10, 11 принципах.

Таким образом, социально-культурные особенности сравнивавшихся нами групп респондентов влияют на выбор ими принципов справедливого распределения, что, в свою очередь, говорит о существовании различий между ними в представлениях о дистрибутивной справедливости. Результаты изучения особенностей предпочтения норм справедливого распределения в разных культурных группах могут быть интерпретированы так же, как результаты изучения предпочтений норм справедливого наказания. Вновь мы видим выраженность общих для разных культурных групп моментов, что говорит о преобладании кросскультурно универсальных компонентов в представлениях о справедливости над специфическими.

В заключении подведены итоги исследования и сделаны выводы.

1. На основе теоретического анализа и анализа эмпирических данных установлено, что социальные представления индивидуумов о справедливости детерминированы условиями их жизнедеятельности в целом. Особенности той или иной культуры оказывают влияние на эти представления, но в них преобладают универсальные компоненты.

2. Выбор студентами принципов дистрибутивной и ретрибутивной справедливости определяется существующими социально-культурными нормами, принятыми в обществе. Гипотеза о наличии больших сходств, чем различий между представителями разных культур в выборе принципов справедливого наказания и распределения подтвердилась. В ситуациях наказания общность между выборками проявилась в восприятии справедливости как

соблюдения законности, использовании различных способов прямого наказания в "легких" ситуациях, и усилении формальных принципов наказания в "тяжелых" ситуациях.

3. Представления о ретрибутивной справедливости в изучаемых культурных группах зависят от степени тяжести совершенного нарушения и участия в ситуации "близкого" человека. Мексиканцы в отличие и от россиян, и от ямайцев не разделяют четко "тяжелые" и "легкие" ситуации и используют в них схожие принципы наказания. Они больше всех ориентируются на непосредственные, прямые формы наказания, что, возможно, связано с традициями кровной мести, которые сохраняются во многих культурах до наших дней. Они также считают справедливыми такого рода действия пострадавшей стороны, даже если эти действия направлены на близких им людей.

4. При анализе исследования представлений о дистрибутивной справедливости общность между выборками проявилась в восприятии справедливости распределения как равенства, сохранении межличностной гармонии и предпочтении объективных принципов распределения, которое проявляется в большей или меньшей степени для каждой выборки.

5. Специфические отличия исследуемых групп проявились в следующем. Студенчество России сильно отличается от других выборок в ситуациях распределения предпочтением принципов сохранения межличностной гармонии и поощрения более талантливых и способных. Студентам Мексики и Ямайки в большей степени присуще уравнительно-коллективистское представление о справедливости.

Полученные выводы подтверждают гипотезы исследования и положения, выдвинутые на защиту.

Основное содержание диссертации отражено в 13 публикациях автора:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Крючкова (Макдональд) А.И., Аникеенок O.A. Кросскультурное исследование представлений о справедливости студентов России, Мексики и Ямайки // Казанский педагогический журнал. - 2008. -№11. - С.99-106 (0,5

2. Алишев B.C., Аникеенок O.A., Крючкова (Макдональд) А.И. Особенности восприятия справедливости наказания в разных культурах // Вопросы психологии. - 2010. - №1. - С.44-56 (0,7 пл.).

Публикации в других российских изданиях:

3. Крючкова (Макдональд) А.И. К вопросу о феномене справедливого мира// Социально-экономические и технические системы. - 2007. - №3 (37) [Электронный ресурс]. URL: http://www.sets.ru/index2.php?arhiv/37nomer.php# (дата обращения: 04.04.2008) (0,2 п.л.)

4. Крючкова (Макдональд) А.И. Проблемы кросскультурных исследований справедливости // Социально-экономические и технические системы. - 2007. -№3(37) [Электронный ресурс]. URL: http://www.sets.rU/index2.php7arhiv/37norner.php# (дата обращения: 04.04.2008) (0,2 п.л.).

5. Крючкова (Макдональд) А.И. Кросскультурные исследования представлений о ретрибутивной справедливости //Альманах современной науки и образования. - Тамбов: «Грамота», 2007. - №5: Педагогика, психология, социология и методика их преподавания. — С. 118-119 (0,2 п.л.).

6. Крючкова (Макдональд) А.И. Сравнительное нсследовагше представлений о ретрибушвной справедливости студентов России и Мексики» // Теоретические проблемы этнической и кросскультурной психологии: сборник международной научной конференции. - Смоленск, 2008. - С.305-312 (0,4 п.л.).

7. Крючкова (Макдональд) А.И., Аникеенок О.А. Общее и особенное в восприятии справедливости наказания в разных культурах // Ценностные ориентации и социальные установки студентов: Сборник научных трудов / Под ред. Б.С. Алишева. - Казань: «Отечество», 2008. - С. 69-84 (0,9 п.л.).

8. Крючкова (Макдональд) А.И. Различия и сходства в восприятии справедливости наказания в разных культурах /V Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития: сборник материалов второй всероссийской научно-практической конференции. - Москва, 2008. - С.89-90 (0,2 п.л.).

9. Крючкова (Макдональд) А.И. Сравнительное исследование представлений о справедливости распределения студентов России, Мексики и Ямайки // Россия в период трансформации: актуальные проблемы: материалы третьей международной научно-практической конференции студентов и аспирантов. -Ярославль, 2009. - С.189-191(0,2 п.л.).

10. Kryuchkova (Macdonald) A.l. Cross-Cultural Similarities and Différences in Perceptions of Retributive and Distributive Justice // Education and International Relationships: Theory and Practice of Multicultural Education: материалы международной научно-практической конференщш. - Ижевск, 2009. - С. 437-444 (0,4 п.л.).

11. Крючкова (Макдональд) А.И. Этнопсихологические особенности россиян // Камские чтения: сборник материалов второй межрегиональной научно-практической конференции. - Набережные Челны, 2010. - С. 89-92 (0,2 п.л.).

12. Крючкова (Макдональд) А.И. Влияние культуры на справедливость распределения // Теоретические проблемы этнической и кросскультурной психологии: сборник международной научной конференции. - Смоленск, 2010.-С. 112-114 (0,2 п.л.).

13. Крючкова (Макдональд) А.И. Представления о принципах дистрибутивной справедливости в разных культурах II Миры культур и культура мира: сборник материалов третьей Всероссийской научно-практической конференции - Москва, 2011, - С.60-61(0,2 п.л.)

Подписано в печать 28.04.11 г. Печать ризографическая. Гарнитура Times Формат бумаги 60x90/16. Объём 1,25 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № 15

ООО «Типография Камский Берег» 423827, г. Набережные Челны, Московский пр-кт, д. 140, оф. 222 тел.: (8552) 598486

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Макдональд, Альбина Ивановна, 2011 год

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ИССЛЕДОВАНИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О СПРАВЕДЛИВОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ И

КРОССКУЛЬТУРНОЙ ПСИХОЛОГИИ

1.1. Проблема справедливости в социальных науках

1.2. Социально-психологические и кросскультурные исследования представлений о справедливости 1.3. Функции, нормы и виды справедливости

1.4. Этнопсихологические особенности культур России, Мексики и

1.5. Психология измерения разных культур как концептуальная основа исследования

ВЫВОДЫ ПО ПЕРВОЙ ГЛАВЕ

ГЛАВА II. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

СТУДЕНТОВ РОССИИ, МЕКСИКИ И ЯМАЙКИ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 2.1 Организация кросскультурного исследования

2.2. Результаты эмпирического исследования и анализ полученных представлений о ретрибутивной справедливости

2.3. Результаты эмпирического исследования и анализ полученных представлений о дистрибутивной справедливости 2.4 Особенности взаимосвязи принципов справедливости в разных 112 этнокультурных группах (корреляционный и факторный анализ)

ВЫВОДЫ ПО ВТОРОЙ ГЛАВЕ

Введение диссертации по психологии, на тему "Кросскультурные сходства и различия в представлениях студентов о дистрибутивной и ретрибутивной справедливости"

Актуальность исследования. По мере развития человеческой культуры все больше внимания уделяется таким проблемам, как счастье, свобода и справедливость. Справедливость — один из наиболее древних феноменов человеческих отношений, особенно актуальный на сегодняшнем этапе развития России. Своеобразие современной исторической ситуации заключается в политических, социально-экономических и культурных трансформациях, начавшихся на рубеже столетий. Время на рубеже столетий - это время социальных новаций, смены политических, личностных, научных ориентаций. Это время обостренной оценки морально-этических парадигм. Проблема справедливости относится к числу «вечных» вопросов человечества. Периоды бурных общественных преобразований, потрясений и реформ придают этой проблеме особую остроту и значимость. Россия не составляет здесь исключения. Идет ли речь о политических реформах, экономических преобразованиях, правах человека, войне в Чечне, возобновлении смертной казни или падении жизненного уровня, мы неизменно возвращаемся к теме справедливости. Поэтому особенности понимания справедливости и способов ее утверждения требует своевременного изучения и анализа. В особенности актуально изучение представлений о справедливости современной молодежи, которой принадлежит будущее страны. Как показало исследование С.Григорьева и В.Немировского [17], в последнее время сократилось количество студентов, высказывающихся в пользу значимости таких характеристик человека, как служение делу справедливости, стремление к справедливости, забота о её защите. А ведь молодежь является тем социальным слоем, социальная активность которого будет определять дальнейшее развитие общества. Учитывая специфические качества и характеристики молодежи как особой социально-демографической группы, исследование представлений о справедливости студенческой молодежи может дать материал для прогноза ближайшей перспективы состояния общественного и группового сознания.

В настоящее время актуальны кросскультурные исследования представлений людей о справедливости, т.к. межкультурные контакты на межличностном, групповом и национальном уровне происходят повсеместно. Туристы, путешественники и переселенцы делают этническую и культурную гомогенность явлением прошлого. Глобализация торговли и бизнеса часто собирает людей разного культурного происхождения под одну крышу. Такие угрозы всему человечеству, как глобальное потепление, техногенные катастрофы и экономические кризисы, требуют от людей разных народов работать совместно. Культурные различия в понятиях и процессах справедливости, несомненно, являются главной и частой причиной обоюдного чувства несправедливости [120, с. 128-145].

Разнообразие культур и их взаимозависимость определяют необходимость развития у студенческой молодежи способности понимать и ценить культуру других народов. Это важно для воспитания молодежи в духе взаимоуважения, этнокультурной толерантности, равенства и равноправия всех наций и народностей. Формирование культуры межнационального общения должно восприниматься как одна из конкретных задач, направленных на реализацию социальных требований, которые предъявляются сегодня к российскому образованию. Поэтому нам близка позиция академика Г.В. Мухаметзяновой, заключающаяся в том, что «.понятие «культура межнационального общения», как часть общего понятия - «культура человеческих отношений», - является своеобразным эталоном норм и форм поведения, выполняет функции установки и развития личностных отношений между людьми различных национальностей» [47].

В прошлое десятилетие произошел настоящий взрыв кросскультурных исследований. Во многих из них сравнивается выраженность различных психологических феноменов в разных культурных группах, отмечаются сходства и различия в человеческом поведении. Кросскультурные исследования в отечественных социальных науках в основном были посвящены сравнению различных параметров, характерных для российской культуры, с соответствующими данными по европейским странам, США, Китаю и др. (О.В. Митина и В.Ф. Петренко, В.О. Рукавишников, A.A. Хвостов и Е.В. Афонасенко и др.). Однако практически отсутствуют кросскультурные сравнения с другими странами и культурами, с которыми в настоящее время налаживается взаимодействие в области экономики и туризма.

В исследованиях представлений о справедливости обычно выделяются ее виды, в частности: дистрибутивная справедливость — справедливость решения, касающегося распределения вознаграждения/наказания между участниками какого-либо события. Выделяют также отдельно карательную или ретрибутивную справедливость, как справедливость в ситуации назначения наказания за проступок или преступление. Ретрибутивная справедливость устанавливает специальный порядок действий для признания вины и избрания меры наказания или меры компенсации за причиненный ущерб.

Изучение представлений о справедливости — популярная тема исследований в зарубежной социальной психологии, но в отечественной психологии эта тема пока разработана слабо. Главная причина имеет известный исторический характер. Российская история дает много примеров бесправия и несправедливости, от которого не ограждало самое высокое общественное положение, занимаемое личностью. Причем, нарушения справедливости в государственном масштабе начались не в октябре 1917-го. Особенность российской ментальности, по мнению JI.M Сосниной и М.И.Воловиковой, состоит в том, что веками накапливался опыт того, что вопрос о справедливости разрешается на духовном уровне: и царь, и нищий в равной мере отвечают перед судом своей совести за свои поступки и деяния, а суд человеческий, включая несправедливое наказание или несправедливое деяние, не подменяет собою этот высший суд совести [58, с. 154-155]. Другой стороной нашего исторического опыта оказалась особая роль лица, облеченного властью, как вершителя справедливости.

Состояние разработанности проблемы. Характеризуя степень изученности данной проблемы, следует отметить большое количество работ в зарубежной социальной психологии, посвященных исследованию восприятия дистрибутивной справедливости (М. Deutch, R. Fischer, P.B. Smith, H.C. Triandis, К. Leung, M.W. Morris, V. Murphy-Berman, J.J. Berman и др.) и процедурной справедливости (К. Leung, G.S. Leventhal, Е.А. Lind, М. Morris и др.). В то же время, сравнительно мало изучены особенности восприятия и понимания оетоибутивной справедливости (K.M. Carlsmith.

3. Выявить содержание и структуру представлений о ретрибутивной и дистрибутивной справедливости студентов России, Мексики и Ямайки.

4. На основе проведенного исследования студентов выявить отличия и сходства в представлениях о справедливости у студенческой молодёжи, принадлежащей к разным этнокультурным группам. Гипотезы исследования:

1) в представлениях о дистрибутивной и ретрибутивной справедливости студентов, принадлежащих к разным культурам, универсальные (объединяющие их) компоненты выражены сильнее, чем специфические;

2) кросскультурные отличия в представлениях о дистрибутивной и ретрибутивной справедливости отражают традиционные для той или иной культурной общности формы проявления стремления к внутригрупповому согласию, достигаемому на основе разной трактовки принципов равенства, эквивалентности, групповой принадлежности и пр.;

3) во всех культурных группах предпочтение норм справедливости наказания и распределения в конкретной ситуации в той или иной степени связано с характеристиками самой этой ситуации: при выборе норм справедливости наказания: степень «тяжести» проступка; со степенью личной близости того или иного участника ситуации лицу, принимающему решение; восприятие проступка как случайного или преднамеренного; при выборе норм справедливости распределения: с наличием или отсутствием у лица, осуществляющего распределение, возможности быть одновременно одним из получателей; с наличием или отсутствием у получателей личного вклада в возникновение распределяемых ресурсов.

Теоретико-методологическую основу исследования составили концептуальные разработки отечественных и зарубежных специалистов в области психологии морально-этического развития и становления личности (К.А. Абульханова, Л.И. Божович, М.И. Воловикова, Л. Кольберг, Ж. Пиаже, Л.М. Попов и др.); теоретические идеи, лежащие в основе современной кросскультурной психологии (Дж. Берри, Л.С. Выготский, Н.М. Лебедева, М. Коул, К. Лейнг, Д. Мацумото, Г. Триандис и др.); философские, социологические, правовые и психологические разработки, направленные на создание теоретической модели справедливости как социального феномена (М. Дейч, O.A. Гулевич, П.А. Кропоткин, М. Лернер, П. Рикер, Дж. Ролз и др.); разрабатываемая в рамках психологии социального познания теория социальных представлений, объясняющая процессы формирования устойчивых, стереотипных представлений в отдельных группах людей (Л.М. Андреева, В. Дуаз, Т.П. Емельянова, С. Московичи и др.)

Методы исследования. теоретический анализ исследований российских и зарубежных ученых, обобщение и интерпретация научных данных; методы перевода психологических инструментариев, предложенные в работах Р.Брислина, В.Лунера [76, с.389-444; 77], О.Вернера и Д.Т.Кэмпбелла [160, с.398-422]; эмпирические методы: анкетирование, тестирование, методы математической статистики, качественный анализ результатов.

Конкретными методиками сбора информации стали: методика изучения представлений о справедливости наказания (ретрибутивной справедливости), построенная по принципу репертуарных решеток, предложенная в работах Б.С. Алишева и О.А.Аникеенок [2,4,45], и аналогичная методика по изучению представлений о справедливости распределения материальных благ (дистрибутивная справедливость).

Статистическая обработка результатов выполнялась с помощью пакета программ Excel и программы SPSS for Windows 11.0.1 для социальных наук.

Она включала в себя определение статистической достоверности различий средних арифметических, корреляционный и факторный анализ.

Основные научные результаты и их научная новизна.

1. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно вносит вклад в изучение закономерностей поведения и деятельности людей, обусловленных фактом их включенности в этнокультурные группы. Результаты и выводы исследования существенно дополняют сложившиеся научные представления в следующих областях социальной психологии: особенности общественного сознания в различных группах людей; социально-психологические качества личности, обусловленные ее принадлежностью к той или иной культурной группе; влияние ситуационных детерминант на социальное восприятие и социальное поведение личности.

2. Теоретически обоснована и эмпирически подтверждена связь представлений о справедливости наказания и распределения а) с социокультурными особенностями исследуемых групп, б) с параметрами конкретной ситуации (степень «тяжести» проступка; степень личной близости того или иного участника ситуации лицу, принимающему решение; возможность для лица, осуществляющего распределение, быть одним из получателей или отсутствие у него такой возможности; наличие или отсутствие у получателей личного вклада в возникновение распределяемых ресурсов и др.).

3. Выявлено единое смысловое ядро содержания представлений о ретрибутивной и дистрибутивной справедливости у студентов России, Мексики и Ямайки, заключающееся в том, что во всех этнокультурных группах преобладает: а) понимание справедливости наказания как соблюдения законности, а понимание справедливости распределения как равенства и сохранения межличностной гармонии; б) предпочтение объективных критериев распределения перед субъективными; в) разделение нарушений па «тяжелые» и «легкие» и предпочтение специфических для каждого из этих типов ситуаций, но одинаковых для всех культур принципов наказания.

4. Установлены различия в представлениях о ретрибутивной и дистрибутивной справедливости у студентов России, Мексики и Ямайки, состоящие в следующем. В ситуациях распределения российские студенты в большей степени склонны учитывать талант и способности людей, а студенты из Мексики и Ямайки больше ориентируются на уравнительно-коллективистское представление о справедливости. В ситуациях наказания российские студенты ориентируются, прежде всего, на закон в случае серьезных правонарушений, особенно если пострадали близкие люди. Студенты Мексики, в отличие от россиян и ямайцев, больше ориентируются на прямые формы наказания («око за око»), что указывает на присутствие в их культурах выраженных элементов кодекса традиционной (родовой) этики.

Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что его материалы могут быть использованы в создании программ воспитательной работы с молодежью, в частности, в целях преодоления ограниченности, догматизма и стереотипности взгляда на проблему справедливости. Результаты исследования представлений о справедливости могут использоваться в работе с мигрантами и будут способствовать достижению взаимопонимания между людьми, установлению контактов между ними, разрешению конфликтов и др. Результаты исследования и его выводы могут также найти применение при подготовке специалистов-психологов в вузах (при чтении лекций по социальной психологии, по кросскультурной психологии). Исследование вводит в научный оборот новые источники по проблеме, ранее не переведенные на русский язык, что будет иметь значение для исследователей в данной области.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивались:

1. глубоким теоретико-методологическим анализом изучения проблемы;

2. адекватностью методов сбора эмпирических данных;

3. использованием комплекса приемов качественно-количественного и математико-статистического анализа.

Положения, выносимые на защиту: представления студентов России, Мексики и Ямайки о дистрибутивной и ретрибутивной справедливости , определяются существующими социально-культурными нормами, принятыми в данном обществе, и содержат больше сходств, чем различий, что позволяет говорить о наличии в них универсальных в кросскультурном отношении компонентов; сходства между изучавшимися культурными группами в представлениях о ретрибутивной справедливости проявляются, во-первых, в: преобладающем восприятии ее как соблюдения законности; во-вторых, в характерном для всех культур разделении нарушений на "тяжелые" и "легкие" и в предпочтении для каждого из этих типов ситуаций разных, но одинаковых для всех культур принципов наказания. В частности, во всех культурах на выбор принципов наказания влияет фактор "свой — чужой", однако характер этого влияния имеет различия. Важным общим моментом, сближающим культуры, является то, что в "легких" ситуациях студенты ориентируются на использование различных способов прямого наказания, а в "тяжелых" ситуациях резко усиливается роль формализованных принципов косвенного наказания. В случае с дистрибутивной справедливостью общим для разных культур является то, что она воспринимается как равенство, сохранение межличностной гармонии и предпочтение объективных принципов распределения перед субъективными; специфические. кросскультурные отличия между исследуемыми группами проявляются в следующем: студенчество России сильно отличается в предпочтении в ситуациях распределения принципов, способствующих сохранению межличностной гармонии и повышению производительности труда за счет поощрения более талантливых и способных. Студентам Мексики и Ямайки в большей степени присуще уравнительно-коллективистское представление о справедливости распределения с одновременно присутствующей эгоистической ориентацией;

- представления студентов всех этнокультурных групп о справедливости в разных ситуациях и выбор ими принципов справедливости не определены жестко. Они динамичны и зависят от ряда факторов, основными из которых в случае с ретрибутивной справедливостью являются: групповая принадлежность нарушителя или потерпевшего, степень серьезности совершенного нарушения; а в случае с дистрибутивной справедливостью — наличие вклада респондентов в распределяемые ресурсы, роль субъекта оценки (является ли он только делителем или участвует также в получении благ).

Апробация работы. Теоретические и эмпирические результаты исследования обсуждались на заседаниях лаборатории психологии профессионального образования УРАО «ИПП ПО» (2006-20 Юг.г.), а также на научных конференциях:

1. на международной научной конференции «Теоретические проблемы этнической и кросскультурной психологии» (Смоленск, 29-30 мая 2008)

2. на второй всероссийской научно-практической конференции «Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития» (Москва, 21-22 ноября 2008)

3. на третьей международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «Россия в период трансформации: актуальные проблемы» (Ярославль, 26-27 марта 2009)

4. на международной научно-практической конференции «Образование и межнациональные отношения: теория и практика многокультурного образования» (Ижевск, 27-28 мая 2009)

5. второй межрегиональной научно-практической конференции «Камские чтения» (Набережные Челны, 24 апреля, 20 Юг)

6. международной научно-практической конференции «Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии» (Смоленск, 26-27 мая 2010 г.)

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, выводов, заключения, списка литературы, состоящего из 163 источников (из них 69 работ на русском языке и 94 на иностранном) и приложений. Основной текст диссертации изложен на 152 страницах.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Макдональд, Альбина Ивановна, Казань