Автореферат диссертации по теме "Контент-анализ автобиографических рассказов в изучении личностных свойств"

На правах рукописи

Малкова Галина Юрьевна

Контент-анализ автобиографических рассказов 1 в изучения личностных свойств

Специальность 19.00.01 - общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва, 2005

Работа выполнена на кафедре общей психологии Института Психологии Государственного Университета Гуманитарных Наук

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ: Кандидат психологических наук, Алмаев Николай Альбертович

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:

Академик РАО, доктор психологических наук, профессор, Зимняя Ирина Алексеевна; Доктор психологических наук, Воронин Анатолий Николаевич.

ВЕДУЩЕЕ УЧРЕЖДЕНИЕ:

Российский Государственный Гуманитарный Университет

Защита состоится « 22 » декабря_2005 г. в 11 час.

на заседании диссертационного совета Д 002.016.02 по защите диссертаций

на соискание ученой степени кандидата психологических наук при

Институте психологии РАН.

Адрес: 129366, Москва, ул. Ярославская, д. 13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

Института психологии РАН.

Автореферат разослан « 22 » ноября 2005 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат психологических наук Т. Н. Савченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

Современное состояние исследований в области психодиагностики личности характеризуется, с одной стороны, интенсивным применением опросниковых методик, с другой, распространением исследований на основе контент-анализа. Объектом приложения контент-анализа выступают тексты, полученные в ходе проведения проективных методик (TAT, тест Роршаха и др.), при анализе интервью и психотерапевтических сеансов, данные методик с незаконченными предложениями, а также любая свободно порожденная вербальная продукция (рассказы, письма, дневниковые записи и пр.). При этом наблюдается тенденция к взаимно независимому развитию названных линий психодиагностических исследований: опросниковых методик и контент-аналитического метода. Валидность контент-аналитических техник проверяется в основном экспериментальными или клиническими методами, в числе которых: сравнение групп, сравнение речевой продукции до и после психофармакологического или иного воздействия (Готгшалк, Мартиндейл), корреляция с отдельными рейтинговыми шкалами и шкалами самоотчета, направленными на определение актуального состояния личности.

Выясняется, однако, что часто шкалы контент-анализа и опросники направлены на регистрацию одного и того же психологического феномена. Закономерен вопрос, насколько психологические феномены, регистрируемые контент-анализом, проявляются в обобщенных суждениях испытуемого о себе при заполнении опросниковых методик. Эта проблема остается нерешенной. Мнение человека о себе опосредованно такими психологическими переменными, как установки, защитные механизмы, актуальные для ситуации тестирования цели и т.п. Эти факторы, несомненно, влияют на валидность опросников и с трудом поддаются контролю. В свою очередь выводы, сделанные на основе контент-анализа, могут искажаться

вследствие ограниченного объема текста, несовершенства кодировочных процедур, особенностей инструкции и/или стимульного материала. Параллельное развитие двух линий психодиагностических исследований личности при явном недостатке эмпирических исследований соотношения полученных на их основе результатов обуславливает актуальность данной работы.

Цель исследования состояла в оценке согласованности результатов психодиагностики личности по шкалам опросниковых методик и на основе контент-анализа, а также в создании контент-аналитических шкал, соответствующих конструктам опросников.

Предмет исследования: Соотношение личностных свойств, диагностируемых контент-анализом речи и регистрируемых опросниковыми методиками.

Объект: Вербальное поведение и его детерминация психологическими свойствами личности.

Научная новизна состоит в разработке схемы исследования, обеспечивающей проверку согласованности данных, получаемых посредством применения контент-аналитических и опросниковых методик. Эта схема заключается в создании контент-аналитических категорий, которые максимально приближены к конструктам, лежащим в основе опросниковых шкал. В исследовании разработаны контент-аналитические шкалы, соответствующие конструктам теста Клонинджера, а также несколько универсальных шкал для регистрации таких психологических феноменов как контроль/отсутствие контроля и целеполагание.

Гипотеза: результаты опросниковых методик, направленных на регистрацию определенных психологических феноменов, положительно связаны с результатами, полученными по контент-аналитических шкалам, регистрирующими те же феномены.

В рамках данного исследования были поставлены следующие задачи:

1. Проанализировать существующие подходы к применению контент-анализа в психодиагностических целях.

2. Разработать контент-аналитический подход, позволяющий оценить согласованность результатов психодиагностики личности по шкалам опросниковых методик и на основе контент-анализа.

3. Создать контент-аналитические шкалы, соответствующие конструктам теста Клонинджера, и универсальные шкалы для регистрации таких психологических феноменов, как контроль/отсутствие контроля и целеполагание.

4. Осуществить эмпирическое исследование личностных свойств на основе разработанных контент-аналитических шкал и опросника Клонинджера, а также оценить согласованность полученных результатов.

5. На основе теоретического и эмпирического анализа выявить факторы, опосредующие суждение человека о себе при заполнении опросника и порождении текста.

Методы и методики исследования. В исследовании были использованы следующие методики: «Структура темперамента и характера» Клонинджера, «Индекс жизненного стиля» Плутчика-Келлермана. Также применялся контент-аналитический метод, в рамках которого были разработаны следующие шкалы: «поиск нового», «избегание опасности», «нарциссизм, демонстративность», «зависимость от поощрения», «контроль» и «целеполагание».

Основные этапы исследования:

2001 - 2002. Сбор данных, теоретический обзор существующих подходов в изучении личностных свойств.

2002 - 2003. Сбор данных, проверка внутренней согласованности шкал методики Плутчика-Келлермана на выборке, состоящей из 293 испытуемого.

2003 - 2004. Разработка контент-аналитических шкал, анализ текстов, обработка данных.

2004 - 2005. Написание диссертации, окончание работы над теоретическим обзором.

Положения, выносимые на защиту:

1. Существует связь между данными контент-аналитического исследования психологических особенностей личности, проявляющихся в автобиографических рассказах, и результатами опросников, направленных на регистрацию тех же особенностей.

2. Величина и характер связей между результатами контент-аналитического и опросникового исследования свидетельствуют о том, что суждение человека о себе при заполнении опросника и порождении текста опосредуется действием ряда факторов.

3. Результаты контент-анализа зависят от инструкций. Тексты, полученные по инструкции описать самое раннее воспоминание детства, имеют больше информативных взаимосвязей с личностным опросником, чем рассказы о самом запомнившемся событии жизни.

4. Роль защитных механизмов, регистрируемых методикой Плутчика-Келлермана, в опосредовании результатов контент-аналитических и опросниковых методик невелика.

5. Разработаны шкалы контент-анализа для регистрации таких психологических феноменов, как: «поиск нового», «избегание опасности», «нарциссизм, демонстративность», «зависимость от поощрения», «контроль» и «целеполагание».

Теоретическая значимость. Получены результаты, выявляющие степень согласованности контент-аналитических и опросниковых методик. Тем самьм созданы предпосылки для исследования механизмов, опосредующих ответы на вопросы личностных тестов, и образа «Я» испытуемых при заполнении опросниковых методик. Анализ случаев

совпадения и рассогласования результатов тестирования и контент-анализа текстов позволяет приблизиться к пониманию скрытых психологических переменных, опосредующих суждения субъекта о своих личностных особенностях.

Практическая значимость заключается в том, что получены ценные для психодиагностической практики результаты о взаимоотношениях между тестовыми и контент-аналитическими шкалами. Проведена оценка внутренней согласованности и конструктной валидности методики Плутчика-Келлермана «Индекс Жизненного Стиля», психодиагностической информативности текстов, написанных с различными инструкциями (инструкции А. Адлера и Л. Готтшалка). Полученные результаты могут быть использованы в клинической и консультативной практике и других теоретических и прикладных исследованиях.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивалась валидностью выбранных методик, а также измерением психометрических свойств методики Плутчика-Келлермана, использованной в соответствии с целями исследования. Разработанные контент-аналитические шкалы также были подвержены объективизации. Обработка результатов осуществлялась с помощью методов статистического и качественного анализа.

Апробация работы. Результаты исследований изложены в 6 статьях, из них в реферируемых изданиях - 2, неоднократно обсуждались на заседаниях лаборатории Психологии речи РАН, доложены на конференции по психолингвистике 31.10 - 01.11.2005, проходившей в Институте Психологии РАН.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения с выводами, списка литературы и приложений. Общий объем работы 140 страниц. Работа содержит 16 таблиц, 2 графика. Список литературы включает 148 источников, в том числе 72 на иностранном языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В разделе введение обосновывается актуальность исследования, определяются цель, предмет, объект и задачи исследования, раскрывается его научная новизна и практическая значимость, формулируются гипотезы и положения, выносимые на защиту

В первой главе «Основные методы исследования речи» производится теоретический анализ существующих подходов к изучению вербальной продукции человека. Рассматриваются три основные направления в диагностике психологических особенностей, состояний, аффективной сферы человека на основе порождаемого им речевого материала.

Два первых направления - анализ формально-динамических характеристик речи и анализ структурно-грамматических особенностей языка - нацелены на выявление аффективной сферы говорящего, степени его возбуждения. Третье направление исследований, основанного на анализе содержательных характеристик речи, ставит цель выявить не только аффективные особенности говорящего, но также и более устойчивые личностные образования, такие как психологические особенности говорящего, свойства его личности, установки, защитные механизмы и т.д.

В рамках третьего направления сложилось множество подходов, среди которых можно выделить интент-анализ (Т.Н. Ушакова, Н.Д. Павлова), дискурсивный анализ (Дж. Поттер), предикативный анализ (Жинкин Н.И., Зимняя И.А.), экспериментальную психосемантику (В.Ф. Петренко), контент-анализ и пр. Поскольку контент-анализ является основной методической процедурой, использованной в исследовании, основное внимание уделяется этому методу.

Контент-анализ (content analysis), или содержательный анализ является качественно-количественным анализом текста или речевой продукции человека. Суть метода заключается в систематической и надежной фиксации определенных единиц изучаемого содержания, а так же в квантификации получаемых данных путем подсчета частоты появления определенных

элементов или кодифицированных признаков. Метод очень часто используется в прикладных исследованиях, посвященных психологии личности. Обычно его применение связано с изучением таких психологических феноменов, которые затруднительно измерить с помощью существующих опросниковых методик. Это обусловлено не только тем, что речь является одним из основных носителей информации о личности, но также и особенностями техники контент-анализа. Его применение предоставляет возможность операционализации различных категорий (зачастую абсолютно новых), необходимых для целей исследования.

Как научный метод контент-анализ начинает широко использоваться в социальных науках с 20-30 гг. XX века в США. Его разработка и применение связаны с именами таких исследователей, как Ч. Осгуд, Б. Берельсон, Г. Лассуэлл, Г. Мюррей, Д. МакКлелланд и др.

В психологии сложилось множество контент-аналитических систем и моделей, которые направлены в основном на анализ вербальной продукции, полученной в ходе психотерапевтической и клинической практики. Среди наиболее известных можно выделить методику Л.Готтшалка и Г.Глезер, «Систему мотивации и конфликта» Г.Мюррея, «Регрессивный образный словарь» (The Regressive Imagery Dictionary) К.Мартиндейла, «Центральную конфликтную тему взаимоотношений» (Core Conflict Relationship Theme) Э.Люборски, «Модель конфигурации ролевых отношений» (Role-Relationships Models Configuration) М.Хоровитца и др. Однако наряду с несомненным продвижением психотерапевтической работы в сторону объективизации данных путем привлечения контент-аналитических техник, следует отметить, что эти модели и системы выделялись по различным теоретическим и логическим основаниям, базировались на различных допущениях. Между собой эти системы могут частично пересекаться, однако в целом их базовые конструкты отличаются от тех, которые лежат в основе личностных опросниковых методик. Соответственно, не представляется возможным ответить на вопрос, насколько результаты

контент-анализа совпадают с результатами опросников. Между тем, очевидно, что сопоставление результатов «тест - текст» могло бы существенно объективизировать и формализовать технику контент-анализа.

Для проверки совпадения результатов «тест - текст» необходимо иметь внутренне согласованный, операционально валидный опросниковый тест. Поэтому в следующей главе дается краткий обзор некоторых подходов к построению личностных опросников и обосновывается выбор методики, соответствующей целям исследования.

Во второй главе «Опросниковые психодиагностические методики и шкалы контент-анализа» рассматриваются две модели построения личностных опросниковых методик. Как известно, решающую роль в развитии методологии личностных опросников сыграло понятие личностной черты или черты характера, предложенное Г. Олпортом и затем подхваченное Р. Кеттеллом и Г. Айзенком. Черта понималась как некая «устойчивая предиспозиция вести себя сходным образом в широком диапазоне ситуаций» (Г.Олпорт). Тем самым черта личности противопоставляется состоянию как чему-либо сиюминутному и преходящему. По этому принципу построен, например, тест Спилбергерга, дифференцирующий понятие тревожности ситуативной и тревожности как черты личности. В свою очередь, Кеттелл разработал свой 16-факторный опросник на основе агрегации черт в факторы. Кеттелл исходил из того, что в естественном языке представлены все необходимые личностные черты, более того, они представлены с избытком. Для того чтобы уменьшить их количество, испытуемым давалось задание оценить смысловую близость выписанных из словаря слов, характеризующих личность. Затем на основе факторизации полученных данных были выделены факторы, описывающие, как полагали сторонники данного подхода, личностную структуру. Позже по этой факторной структуре были разработаны вопросы и сформирован тест. Факторный анализ при таком подходе выступает как основной метод проверки.

Наряду с описанными вйше факторными моделями личности осуществляются также монументальные попытки построения личностных тестов на основе уже имеющихся теоретических концептов. Например, на основе клинических представлений построены тесты ММР1, тест Леонгарда-Шмишека и пр.

Из большого числа существующих опросниковых методик для целей исследования нами была выбрана методика Клонинджера «Опросник темперамента и характера». Эта методика отличается разнообразием шкал (включает темпераментальные шкалы и шкалы характера), а также показывает неплохие психометрические качества. Многолетняя клиническая практика показала, что тест Клонинджера содержит ряд очень ценных в психодиагностическом отношении шкал. При этом его конструкты не являются клиническими, а базируются на общей модели темперамента и характера. Тест состоит из следующих шкал: «Поиск нового», «Избегание опасности», «Зависимость от поощрения», «Самостоятельность», «Кооперативность», «Самотрансцендентность», которые подразделяются на несколько субшкал.

Важно отметить, что опросники подвержены эффекту социальной желательности и ряду искажающих факторов. Одним из таких факторов, по нашему мнению, может быть действие психологических защит. Эта гипотеза обусловила выбор второй методики - методики Плутчика-Келлермана «Индекс жизненного стиля», направленной на оценку преобладания тех или иных защитных механизмов в поведении человека. Первоначальный вариант данной методики содержал 16 шкал, соответствующих различным видам психологических защит: импульсивное поведение, компенсация, отрицание, замещение, фантазирование, идентификация, интеллектуализация, интроекция, изоляция, проекция, рационализация, реактивные образования, регрессия, вытеснение, сублимация, уничтожение содеянного. В процессе разработки методики, удаления невалидных пунктов и факторного анализа количество шкал сократилось до 8: «Отрицание», «Подавление»,

«Регрессия», «Интеллектуализация», «Реактивные образования», «Проекция», «Компенсация» и «Замещение». В данном исследовании была осуществлена оценка внутренней согласованности шкал данной методики на выборке из 293 испытуемых.

В третьей главе «Эмпирическое исследование согласованности результатов опросникового и контент-аналитического методов» представлена общая программа исследования, подробно описаны разработанные категории для контент-анализа текстов, изложены результаты оценки внутренней согласованности методики Плутчика-Келлермана, а также результаты проверки исследовательской гипотезы.

Методика. Исследование осуществлялось в два этапа. На первом этапе была проверена внутренняя согласованность шкал методики Плутчика-Келлермана «Индекс Жизненного Стиля», определена ее факторная структура, а также определялись средние значения и стандартные отклонения. Для этих целей была набрана выборка из 293 человек в возрасте от 14 до 66 лет (тесКЗО), из них 224 женщины и 69 мужчин. Выборка состояла из студентов-психологов (около 1/3 всей выборки), их родственников и знакомых.

Во втором этапе исследования приняли участие 191 испытуемый в возрасте 16-63 лет (те<1=32), из них 142 женщины и 49 мужчин. Выборка состояла из студентов-психологов, их родных, близких и друзей. Испытуемым было предложено написать два текста со следующими инструкциями:

- «Пожалуйста, вспомните и опишите самое запомнившееся событие жизни» (текст 1),

- «Опишите Ваше самое раннее воспоминание из детства» (текст 2). Критерием включения в выборку было следующее условие: текст 1 не должен быть менее 250 слов. Ко второму тексту не было предъявлено жестких требований в отношении объема, но выбраковывались тексты, в

которых просто перечислялись, а не описывались самые ранние воспоминания детства.

Все тексты были подвергнуты контент-анализу по следующим категориям, соответствующим конструктам методики Клонинджера:

- «поиск нового»; поиск новых ощущений, неизвестного; приобретение нового опыта, исследовательская деятельность,

- «избегание опасности»; страхи, опасения, любые действия и мысли по избеганию ситуаций, которые с точки зрения субъекта могут закончиться неблагоприятно,

- «нарциссизм, демонстративность»,

- «зависимость от поощрения»; попытки соответствовать ожиданиям окружающих, либо какие-либо действия для того, чтобы заслужить их одобрение.

Кроме того, были предложены контент-аналитические категории, относящиеся к различным видам контроля и целеполаганию, напрямую не соответствующие шкалам темперамента, но, возможно, связанные со шкалами характера теста Клонинджера (самостоятельность, кооперативность, самотрансцендентность):

- «контроль»; высказывания о том, что человек контролирует себя или ситуацию,

- «отсутствие контроля»; субъект не контролирует ситуацию или собственное состояние,

- «кто-то другой контролирует»; высказывания о контроле со стороны, кто-то другой контролирует субъекта или ситуацию,

- «кто-то другой не контролирует»; упоминания о том, что кто-то не может контролировать субъекта или ситуацию,

- «пассивные залоги»; ысказывания о себе в форме пассивного залога, т.е. глагол предполагает иной субъект действия,

- «цель»; упоминание о цели в действиях, планирование деятельности,

- «трудности»; любые препятствия, трудности на пути достижения поставленной цели,

- «преодоление»; какие-либо действия для достижения поставленной цели, преодоление трудностей,

- «достижение цели»; высказывания о достижении поставленной цели

Каждому высказыванию, соответствующему одной из разработанных

категорий, приписывался 1 балл. Затем подсчитывалось общее количество баллов по каждой категории и вычислялось их соотношение к общему объему текста. Для этого была использована формула, предложенная Готгшалком (см. раздел 1.5.2.):

V 100 (fl + £2 + ... + fn + 0,5)/ N Где fl, 12, fn - высказывания, относящиеся к определенной категории, а N - число слов в тексте.

Затем категории контроля и целеполагания были объединены в две обобщенные контент-аналитические категории:

- «Общая пассивность», в которую вошли категории «отсутствие

контроля», «кто-то другой контролирует», «пассивные залоги»,

- «Мотив достижения», сложившаяся из категорий: «контроль», «цель»,

«трудности», «преодоление», «достижение цели».

Также все испытуемые были протестированы методиками «ТС1» Клонинджера и «ИЖС» Плутчика-Келлермана.

Для объективизации разработанных контент-аналитических шкал в исследование были привлечены 3 эксперта, которые независимо друг от друга анализировали тексты. Всем экспертам была дана идентичная инструкция, список шкал (с расшифровкой значения и несколькими примерами), а также 12 текстов для анализа. В результате обработки данных по 4 экспертам (включая автора диссертационной работы) был получен

коэффициент согласованности экспертной группы («альфа» Кронбаха), значение которого равно 0,7.

Результаты и их обсуждение

Проверка внутренней согласованности шкал методики «Индекс жизненного стиля» Плутчика-Келлермана дала следующие результаты: шкалы «проекция», «реактивные образования», «отрицание» и «замещение» имеют удовлетворительный показатель внутренней согласованности; шкалы «регрессия», «интеллектуализация», «компенсация» и «подавление» имели низкую внутреннюю согласованность (табл. 1). Таблица 1. Коэффициенты внутренней согласованности шкал теста

Шкала а

Проекция 0,72

Реактивные образования 0,65

Отрицание 0,62

Замещение 0,61

Регрессия 0,58

Интеллектуализация 0,53

Компенсация 0,47

Подавление 0,46

Были определены средние значения и стандартные отклонения для каждой шкалы. Результаты факторного анализа показывают наличие 5-ти факторов, которые позволяют предположить, что отдельные психологические защиты выступают в контексте более сложных форм поведения. Такие формы поведения характеризуются достаточной устойчивостью и типичностью для определенного контингента. В данном случае в выборке преобладали женщины (около 75%), при этом в большинстве молодые (шес1=30). Соответственно, особенности их поведения

(включающие в себя психологические защиты) нашли отражение в полученных результатах.

Вероятно, здесь мы имеем дело с теми промежуточными феноменами между чертами личности и психическими состояниями, которые в последнее время исследуются под названием «индивидуальных стилей поведения», «индивидуальных особенностей деятельности» и т.п.

В результате корреляционного анализа данных опросника Клонинджера и автобиографических рассказов практически не было найдено прямых зависимостей между шкалами теста и категориями текста, направленными на регистрацию одних и тех же психологических феноменов. В тексте 1 (т.н. «взрослом») субшкала «И04» (тревожность, невротизация) была положительно взаимосвязана с соответствующей контент-категорией. В тексте 2 («детском») была также найдена положительная взаимосвязь между шкалой и соответствующей ей категорией контент-анализа «Избегание опасности».

В то же время обнаружено немалое количество логично интерпретируемых корреляций между другими шкалами теста и текста, например «демонстративность» отрицательно связана с «самостоятельностью» и «кооперативностью», а высокий уровень избегания опасности показывают личности с выраженной зависимостью от поощрения и низким уровнем самостоятельности. Для людей, употребляющих в речи большое количество пассивных залогов, свойственны высокая степень избегания опасности и сниженный уровень поиска нового. Категории, относящиеся к контролю и мотиву достижения, показали большее количество значимых корреляций. Тревога о будущем (И01) и страх неопределенности (И02) связаны с высказываниями о том, что другой контролирует ситуацию. Интерпретация данного феномена следующая -такие виды тревоги предрасполагают к тому, чтобы доверить контроль какому-то другому лицу. Ответственность и целенаправленность отрицательно связаны с упоминанием контроля со стороны других лиц.

Шкала Клонинджера С5 «самодисциплина» оказалась отрицательно связанными с упоминанием о контроле со стороны других лиц, равно как и с высказываниями о том, что субъект не контролирует себя или ситуацию, а также с количеством пассивных залогов и избеганием опасности.

Наиболее значимые корреляции были обнаружены между категорией «отсутствие контроля» и шкалой «самостоятельность» (г= - 0,23, р=0,00); количеством пассивных залогов в тексте и «поиском нового» (г= - 0,21, р=0,00), а также с «самостоятельностью» (г= - 0,23, р=0,00) и т.д. (табл. 2)..

Таблица 2. Наибольшие корреляции между контент-аналитическими категориями 1и 2 текстов и шкалами методики Клонинджера

Контент-категории 1 и 2 текстов Самостоятельность Поиск нового Избегание опасности Кооператив-ность

Контроль «-» 43 ч II И О К)

Другой контролирует г = -0,21 р= 0,00 г = 0,20 р = 0,01

Другой не контролир. г= 0,20 р= 0,01

Пассивные залоги г = - 0,23 р = 0,00 г = -0,21 р= 0,00 г- - 0,15 р = 0,04

Избегание опасности г = 0,17 р = 0,02 г = -0,16 р = 0,03

Преодоление г = - 0,19 р= 0,01 г = -0,21 р= 0,00 г = 0,17 р = 0,02

Зависимость от поощрения г = - 0,22 р = 0,00 г = 0,17 р = 0,02

Между обобщенными категориями «мотив достижения» и «общая пассивность» были обнаружены следующие взаимосвязи:

- отрицательные между «мотивом достижения» и субшкалами «самотрансцендентности» и «самостоятельности».

- Отрицательные между «общей пассивность» и «самостоятельностью», «поиском нового», «кооперативностью» и «зависимостью от поощрения», т.е. со всеми личностными свойствами, предполагающими внутреннюю активность.

Вместе с тем, следует отметить, что при высоком уровне достоверности результатов сами корреляции невелики (от 0,15 до 0,23). Такие же результаты получены при корреляционном анализе шкал теста Клонинджера и формальных характеристик текста, таких как длина предложений и объем рассказов. Этот факт говорит в пользу валидности разработанных контент-аналитических категорий и позволяет судить о том, что причиной таких низких корреляций является действие различных опосредующих факторов, влияющих на испытуемых в момент написания текстов и/или заполнения опросников. Предположительно, одним из факторов, искажающим мнение испытуемых о себе, высказываемое при написании текстов, является действие защитных механизмов личности. Для проверки этого предположения в исследовании применялась методика Плутчика-Келлермана, направленная на их выявление. Были получены результаты (табл. 3), свидетельствующие о том, что только два защитных механизма -«проекция» и «реактивные образования» - связаны с обобщенной контент-категорией «общая пассивность»(г=0,15, р=0,04). Наличие корреляций категорий «цель», «отсутствие контроля со стороны», «мотив достижения» с защитным механизмом «подавление» является малоинформативным, поскольку эта шкала имеет очень низкий коэффициент альфа (см. таблицу 1).

Таблица 3. Взаимосвязь контентаналитических -категорий обоих текстов и шкал методики Плутчика-Келлериана__

Подавление Проекция Реактивные образования

Текст 1

Другой не контролирует г = 0,16 р = 0,03

Цель г = 0,16 р = 0,03

Мотив достижения г = 0,17 р = 0,02

Текст 2

Цель г = 0,15 р = 0,03

Пассивный залог г = 0,15

р = 0,03

Общая г = 0,15 г = 0,15

пассивность р = 0,04 р = 0,04

Более информативны корреляции категорий текста с новыми факторами методики Плутчика. Категории «цель» и «достижение цели» текста 1 отрицательно связаны со шкалой «инфантильный истерию), т.е. для людей, склонных к регрессивно-инфантильным реакциям, не свойственно целеустремленное поведение.

«Зависимость от поощрения» отрицательно коррелирует со шкалой «позитивная самопрезентация», в которую входят вопросы: «Я очень легкий человек, и со мной легко ужиться», «Люди мне никогда не надоедают», «В моей семье почти никогда не противоречат друг другу», «Многое во мне людей восхищает». «Ханжество» и «отвращение» положительно связаны с «общей пассивностью» и количеством пассивных залогов, используемых в речи.

Полученные результаты доказывают, что написание автобиографических рассказов подвержено влиянию некоторых психологических защит, однако, этот вывод касается высказываний, относящихся к контролю, мотиву достижения и пассивности в поведении. Анализ взаимосвязей с категориями, соответствующими шкалам опросника Клонинджера, показывает наличие только одной корреляции - «зависимости от поощрения» и шкалы «позитивная самопрезентация». Соответственно, действие защитных механизмов не является основным фактором, опосредующих проявление психологических особенностей личности при заполнении опросников и написании проективных рассказов о себе. Таким образом, факторы, опосредующие мнение человека о себе при написании автобиографических рассказов и заполнении личностных опросников, еще подлежат дальнейшему установлению.

Сопоставление количества корреляций с текстом 1 («взрослого») и текстом 2 («детского») показывает их различную информативность. В целом «детский текст» дает больше интерпретируемых корреляций с тестом Ююнинджера, чем «взрослый». Результат их подсчета таков: значимых корреляций шкал контент-анализа «детского» текста со всеми шкалами теста Ююнинджера 58, т.е. 19% от общего числа. Со шкалами, значимыми на уровне тенденции - 82, т.е. 27%.Общее число значимых корреляций шкал контент-анализа «взрослого» текста со всеми шкалами теста Ююнинджера 39, т.е. 13% от общего числа. Со шкалами, значимыми на уровне тенденции -54, т.е. 18%.

Другими словами, рассказы о самом запомнившемся событии детства, несмотря на то, что они в целом, как правило, короче, более информативны с точки зрения теста Ююнинджера и применявшихся шкал контент-анализа. Л. Готтшалк, видимо, до некоторой степени признавая флуктуации результатов рассказа о самом запомнившемся событии жизни, считал, что для получения устойчивых результатов следует сделать 3 пробы. По условиям нашего эксперимента это было практически невыполнимо. Вместе с тем, тексты, написанные с инструкцией Адлера, (рассказать о самом раннем детском воспоминании) были получены в тех же условиях и дали существенно более консистентные с опросниковым тестом результаты.

Заключение. Целью проведенного исследования являлась эмпирическая оценка степени согласованности результатов личностного опросника и контент-аналитических категорий, содержательно приближенных к шкалам данного опросника. Полученные корреляции позволяют судить о том, что такие взаимосвязи существуют, однако они подвержены влиянию опосредующих факторов. Гипотезы о прямой связи одинаковых по содержанию шкал контент-анализа и опросника зачастую не подтверждались, при этом было обнаружено немалое количество логично интерпретируемых корреляций между другими шкалами теста и текста. Это свидетельствует о большой сложности и опосредованности процессов оценки

и категоризации личностью при заполнении опросника и порождении проективного текста. Исследование этих многообразных связей может иметь ценное теоретическое и практическое значение. Вместе с тем, следует учитывать, что тексты обрабатывались методом частотного анализа, в рамках которого не учитывается близость категорий друг к другу и расположение в тексте. Эти показатели были исследованы нами в работе, посвященной анализу литературных произведений и интервью с пациентами, страдающими депрессивными расстройствами (Н.А.Алмаев, Г.Ю.Малкова, 2004). Результаты исследования показывают перспективность введения подобных параметров оценки текста.

1. Были обнаружены корреляционные связи между данными контент-анализа текстов и результатами опросников. При этом объем выборки позволяет говорить о высокой достоверности результатов, хотя значения корреляций невелики. Обычно это обусловлено низкой валидностыо шкал и/или действием неучтенных опосредующих факторов. В данном случае валидность опросниковых шкал соответствовала нормам психометрики, о валидности контент-аналитических шкал свидетельствует то, что их корреляции того же порядка, что и корреляции с формальными характеристиками текста, не предполагающими никаких субъективных оценок.

2. В целом, полученные корреляции допускают осмысленную интерпретацию и позволяют сделать вывод, что психологические особенности, отражающиеся в тексте, проявляются также и при заполнении личностных опросников. Однако не во всех случаях высокие показатели по шкалам контент-анализа означают также высокие показатели по соответствующим шкалам опросника. Наоборот, зачастую значимых корреляций между такими шкалами не было обнаружено. Это обусловлено тем, что суждение человека о себе при заполнении теста и порождении текста опосредуется действием ряда факторов.

3. Предположение, что одним из опосредующих факторов являлось действие психологических защит, практически не подтвердилось. Были выявлены лишь некоторые связи между защитными механизмами и личностными особенностями, проявляющимися в тексте. Вместе с тем, остается открытым вопрос о том, какие факторы опосредуют в большей степени мнение человека о себе при заполнении опросника и написании автобиографического текста.

4. В ходе анализа данных было обнаружено, что некоторые испытуемые демонстрировали прямую противоположность суждений о себе, проявляющихся в тесте и тексте, в то время как другие - практически полную согласованность. Чем детерминирован этот разброс результатов -спецификой взаимодействия личностных черт (профиль личности), наличием иных черт, особенностями когнитивной переработки (когнитивными стилями, уровнем рефлексии, интеллектом), - подлежит дальнейшему установлению.

5. Результаты контент-анализа зависят от инструкций. Было обнаружено, что тексты, полученные с инструкцией описать самое раннее воспоминание детства, дали большее количество корреляций, чем тексты, написанные с инструкцией описать самое запомнившееся событие жизни, при том, что оба текста оценивались по одним и тем же контент-аналитическим шкалам и коррелировали«, с одними и теми же опросниковыми шкалами.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:

1. Шкала внутренней агрессии Готшалка-Глезер в диагностике депрессивных расстройств //Психологические исследования дискурса (под ред. Павловой Н. Д.). М.: «Per Se», 2002, стр. 180-198.

2. Психолингвистические методы при изучении посттравматического стрессового расстройства, осложненного эндогенным психическим заболеванием // Психология: современные направления междисциплинарных исследований. Материалы научной конференции посвященной памяти А. В. Брушлинского, 8 октября 2002 (под ред. Журавлева А. Л., Тарабриной Н. В.). М.: «ИП РАН», 2003, стр. 196-207. (в соавторстве с Н.А.Алмаевым)

3. Группировка и кластеризация семантических категорий и тем в литературном произведении // Психология высших когнитивных процессов (под ред. Ушаковой Т.Н. и Чуприковой Н.И.). Изд. ИП РАН, М., 2004, стр. 250-261. (в соавторстве с Н.А.Алмаевым и Е.В.Селяевой)

4. Становление «галилеевского» способа мышления в психологии и анализ речи И Ежегодник Российского Психологического Общества. Материалы III всероссийского съезда психологов 25-28 июня 2003. СпбГУ, 2003. т.1, стр. 89-90. (в соавторстве с Н.А.Алмаевым)

5. Выявление психологических особенностей личности методом контент-анализа // Проблемы психологии дискурса (под ред. Павловой Н.Д. и Зачесовой И.А.). Изд. «ИП РАН», М., 2005, стр. 8597.

Сдано в печать 17 ноября 2005г. печати 1 п.л. Заказ № 226/600. Тираж 100 Отпечатано: ООО «Спринт-Принт» г. Москва, ул. Краснобогатырская, 92 тел,-963-41-11,964-31-39

РНБ Русский фонд

2006-4 27264

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Малкова, Галина Юрьевна, 2005 год

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ РЕЧИ 1.1. Анализ формально-динамических характеристик речи. 1. 2. Анализ структурно-грамматических особенностей речи. 1.3. Анализ содержательных характеристик речи.

1. 4. История развития и основные характеристики метода контент-анализа.

1.4. 1. История развития метода. 1. 4. 2. Основные характеристики метода.

1. 4. 3. Применение контент-анализа в прикладных исследованиях. 1.5. Методика контент-анализа Готтшалка-Глезер.

1.5. 1. История создания методики

1. 5. 2. Основные характеристики методики. 1.5.3. Методика Готтшалка-Глезер в прикладных исследованиях.

1. 6. Контент-аналитические системы в психотерапии.

1.7. Определение актуальных содержаний психики методом анализа интервью.

1.8. Модели компьютерного контент-анализа.

ГЛАВА 2. Опросниковые психодиагностические методики и шкалы контент-анализа.

2. 1. Проблемы корреляционного исследования текст-тест. 2. 2. Личностные опросниковые методики.

2. 2. 1. Факторные модели. 2. 2. 2. Опросники и рейтинговые шкалы.

2. 2. 3. Методика Клонинджера «Структура темперамента и характера» (TCI).

2. 3. Подходы к изучению психологических защит.

2. 3. 1. Методика Плутчика-Келлермана «Индекс жизненного стиля».

2. 3. 2. Апробация методики Плутчика-Келлермана на русскоязычной выборке.

ГЛАВА 3. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СОГЛАСОВАННОСТИ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПРОСНИКОВОГО И КОНТЕНТ-АНАЛИТИЧЕСКОГО МЕТОДОВ.

3.1. Разработка системы категорий контент-анализа для изучения личностных свойств.

3. 2. Выбор текстов для контент-анализа и их объем. 3.3. Методика.

3. 4. Результаты исследования и их обсуждение.

3. 4. 1. Проверка внутренней согласованности шкал методики «Индекс жизненного стиля» Плутчика-Келлермана.

3. 4. 2. Взаимосвязь шкал контент-анализа со шкалами методик «ТО» Клонинджера и «ИЖС» Плутчика-Келлермана. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Выводы

Введение диссертации по психологии, на тему "Контент-анализ автобиографических рассказов в изучении личностных свойств"

Актуальность темы исследования.

Современное состояние исследований в области психодиагностики личности характеризуется, с одной стороны, интенсивным применением опросниковых методик, с другой, распространением исследований на основе контент-анализа. Объектом приложения контент-анализа выступают тексты, полученные в ходе проведения проективных методик (ТАТ, тест Роршаха и др.), при анализе интервью и психотерапевтических сеансов, данные методик с незаконченными предложениями, а также любая свободно порожденная вербальная продукция (рассказы, письма, дневниковые записи и пр.). При этом наблюдается тенденция к взаимно независимому развитию названных линий психодиагностических исследований: опросниковых методик и контент-аналитического метода. Валидность контент-аналитических техник проверяется в основном экспериментальными или клиническими методами, в числе которых: сравнение групп, сравнение речевой продукции до и после психофармакологического или иного воздействия [99], [126], корреляция с отдельными рейтинговыми шкалами и шкалами самоотчета, направленными на определение актуального состояния личности [107], [123]. Выясняется, однако, что часто шкалы контент-анализа и опросники направлены на регистрацию одного и того же психологического феномена. Закономерен вопрос, насколько психологические феномены, регистрируемые контент-анализом, проявляются в обобщенных суждениях испытуемого о себе при заполнении опросниковых методик. Эта проблема остается t нерешенной. Мнение человека о себе опосредованно такими психологическими переменными как установки, защитные механизмы, актуальные для ситуации тестирования цели и т.п. Эти факторы, несомненно, влияют на валидность опросников и с трудом поддаются контролю. В свою очередь выводы, сделанные на основе контент-анализа, могут искажаться вследствие ограниченного объема текста, несовершенства кодировочных процедур, особенностей инструкции и/или стимульного материала.

Параллельное развитие двух линий психодиагностических исследований личности при явном недостатке эмпирических исследований соотношения полученных на их основе результатов обуславливает актуальность данной работы.

Цель исследования состояла в оценке согласованности результатов психодиагностики личности по шкалам опросниковых методик и на основе контент-анализа, а также в создании контент-аналитических шкал, соответствующих конструктам опросников.

Предмет исследования: Соотношение личностных свойств, диагностируемых контент-анализом речи и регистрируемых опросниковыми методиками.

Объект: Вербальное поведение и его детерминация психологическими свойствами личности.

Научная новизна состоит в разработке схемы исследования, обеспечивающей проверку согласованности данных, получаемых посредством применения контент-аналитических и опросниковых методик. Эта схема заключается в создании контент-аналитических категорий, которые максимально приближены к конструктам, лежащим в основе опросниковых шкал. В исследовании разработаны контент-аналитические шкалы, соответствующие конструктам теста Клонинджера, а также несколько универсальных шкал для регистрации таких психологических феноменов как контроль/отсутствие контроля и целеполагание.

Гипотеза: результаты опросниковых методик, направленных на регистрацию определенных психологических феноменов, положительно связаны с результатами, полученными по контент-аналитических шкалам, регистрирующими те же феномены.

В рамках данного исследования были поставлены следующие задачи:

1. Проанализировать существующие подходы к применению контент-анализа в психодиагностических целях.

2. Разработать контент-аналитический подход, позволяющий оценить согласованность результатов психодиагностики личности по шкалам опросниковых методик и на основе контент-анализа.

3. Создать контент-аналитические шкалы, соответствующие конструктам теста Клонинджера, и универсальные шкалы для регистрации таких психологических феноменов, как контроль/отсутствие контроля и целеполагание.

4. Осуществить эмпирическое исследование личностных свойств на основе разработанных контент-аналитических шкал и опросника Клонинджера, а также оценить согласованность полученных результатов.

5. На основе теоретического и эмпирического анализа выявить факторы, опосредующие суждение человека о себе при заполнении опросника и порождении текста.

Теоретическая значимость. Получены результаты, выявляющие степень согласованности контент-аналитических и опросниковых методик. Тем самым созданы предпосылки для исследования механизмов, опосредующих ответы на вопросы личностных тестов, и образа «Я» испытуемых при заполнении опросниковых методик. Анализ случаев совпадения и рассогласования результатов тестирования и контент-анализа текстов позволяет приблизиться к пониманию скрытых психологических переменных, опосредующих суждения субъекта о своих личностных особенностях.

Практическая значимость заключается в том, что получены ценные для психодиагностической практики результаты о взаимоотношениях между тестовыми и контент-аналитическими шкалами. Проведена оценка внутренней согласованности и конструктной валидности методики Плутчика-Келлермана «Индекс Жизненного Стиля», психодиагностической информативности текстов, написанных с различными инструкциями (инструкции А. Адлера и Л. Готтшалка). Полученные результаты могут быть использованы в клинической и консультативной практике и других теоретических и прикладных исследованиях.

Положения, выносимые на защиту:

1. Существует связь между данными контент-аналитического исследования психологических особенностей личности, проявляющихся в автобиографических рассказах, и результатами опросников, направленных на регистрацию тех же особенностей.

2. Величина и характер связей между результатами контент-аналитического и опросникового исследования свидетельствуют о том, что суждение человека о себе при заполнении опросника и порождении текста опосредуется действием ряда факторов.

3. Результаты контент-анализа зависят от инструкций. Тексты, полученные по инструкции описать самое раннее воспоминание детства, имеют больше информативных взаимосвязей с личностным опросником, чем рассказы о самом запомнившемся событии жизни.

4. Роль защитных механизмов, регистрируемых методикой Плутчика-Келлермана, в опосредовании результатов контент-аналитических и опросниковых методик невелика.

5. Разработаны шкалы контент-анализа для регистрации таких психологических феноменов, как: «поиск нового», «избегание опасности», «нарциссизм, демонстративность», «зависимость от поощрения», «контроль» и «целеполагание».

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

1. Были обнаружены корреляционные связи между данными контент-анализа текстов и результатами опросников. При этом объем выборки позволяет говорить о высокой достоверности результатов, хотя значения корреляций невелики. Обычно это обусловлено низкой валидностью шкал и/или действием неучтенных опосредующих факторов. В данном случае валидность опросниковых шкал соответствовала нормам психометрики, о валидности контент-аналитических шкал свидетельствует то, что их корреляции того же порядка, что и корреляции с формальными характеристиками текста, не предполагающими никаких субъективных оценок (см. пункт VI раздела З.4.1.).

2. В целом, полученные корреляции допускают осмысленную интерпретацию и позволяют сделать вывод, что психологические особенности, отражающиеся в тексте, проявляются также и при заполнении личностных опросников. Однако не во всех случаях высокие показатели по шкалам контент-анализа означают также высокие показатели по соответствующим шкалам опросника. Наоборот, зачастую значимых корреляций между такими шкалами не было обнаружено. Это обусловлено тем, что суждение человека о себе при заполнении теста и порождении текста опосредуется действием ряда факторов.

3. Изначально предполагалось, что это действие защитных механизмов. Действительно, методика Плутчика-Келлермана, направленная на их выявление, дала определенные результаты (см. пункт V раздела З.4.1.). Были выявлены связи между некоторыми защитными механизмами и личностными особенностями, проявляющимися в тексте. Вместе с тем, остается под вопросом направление влияния: психологические защиты на личностные особенности, либо наоборот.

4. В ходе анализа данных было обнаружено, что некоторые испытуемые демонстрировали прямую противоположность суждений о себе, проявляющихся в тесте и тексте, в то время как другие - практически полную согласованность (см. пункт IV раздела 3.4.1.). Чем детерминирован этот разброс результатов - спецификой взаимодействия личностных черт (профиль личности), наличием иных черт, особенностями когнитивной переработки (когнитивными стилями, уровнем рефлексии, интеллектом) -подлежит дальнейшему установлению.

5. Результаты контент-анализа зависят от инструкций. Было обнаружено, что тексты, полученные с инструкцией описать самое раннее воспоминание детства дали большее количество корреляций, чем тексты, написанные с инструкцией описать самое запомнившееся событие жизни. При том, что оба текста оценивались по одним и тем же контент-аналитическим шкалам и коррелировались с одними и теми же опросниковыми шкалами.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Целью проведенного исследования являлась эмпирическая оценка степени согласованности результатов личностного опросника и контент-аналитических категорий, содержательно приближенных к шкалам данного опросника. В результате корреляционного анализа данных опросника Клонинджера и автобиографических рассказов практически не было найдено прямых зависимостей между шкалами теста и категориями текста, направленными на регистрацию одних и тех же психологических феноменов.

В тексте 1 (т.н. «взрослом») субшкала «И04» (тревожность, невротизация) была положительно взаимосвязана с соответствующей контент-категорией. В тексте 2 («детском») была также найдена положительная взаимосвязь между шкалой и категорией контент-анализа «Избегание опасности» .В то же время было обнаружено немалое количество логично интерпретируемых корреляций между другими шкалами теста и текста, например, «демонстративность» отрицательно связана с «самостоятельностью» и «кооперативностью»; высокий уровень избегания опасности показывают личности с выраженной зависимостью от поощрения и низким уровнем самостоятельности; ответственность и целенаправленность демонстрируют люди с высоким контролем над собой и ситуацией и т.д.

Полученные корреляции позволяют судить о том, что взаимосвязи существуют, однако они подвержены ряду опосредующих факторов. Это свидетельствует о большой сложности и опосредованности процессов оценки и категоризации личностью мнения о себе при заполнении опросника и порождении проективного текста. Исследование этих многообразных связей может иметь ценное теоретическое и практическое значение. Вместе с тем, следует учитывать, что тексты обрабатывались методом частотного анализа, в рамках которого не учитывается близость категорий друг к другу и расположение в тексте. Эти показатели были исследованы нами в работе, посвященной анализу литературных произведений [6] и интервью с пациентами, страдающими депрессивными расстройствами [4]. Результаты исследования показывают перспективность введения подобных параметров оценки текста.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Малкова, Галина Юрьевна, Москва

1. Алексеев А.Н. Контент-анализ: техника или методология? // Методологические и методические проблемы контент-анализа. М.; J1., 1973. Вып. 1.С. 19-24.

2. Алексеев А. Н., Дудченко В. С. Контент-анализ как специфический способ прочтения текстов // Смысл восприятия речевого сообщения. М, 1976.

3. Алмаев Н. А. Интенциональные структуры понимания суждений.// Познание. Общество. Развитие. РАН институт психологии, М., 1996.

4. Алмаев Н.А., Олешкевич В.И. Валидность кодировки шкал контент-анализа // Проблемы психологии дискурса (под ред. Павловой Н. Д., Зачесовой И.А.), 2005.

5. Алмаев Н.А., Малкова Г.Ю., Селяева Е.В. Группировка и кластеризация семантических категорий и тем в литературном произведении // Психология высших когнитивных процессов (под ред. Ушаковой Т.Н. и Чуприковой Н.И.). Изд. ИП РАН, М., 2004.

6. Алмаев Н.А., Малкова Г.Ю. Определение актуальных содержаний психики с помощью анализа интервью // Акмеология, 2005.

7. Алмаев Н.А., Островская Л.Д. Психометрические свойства опросника темперамента и характера Клонинджера // Психологический журнал, № 6, 2005.

8. Айзенк Г.Ю. Количество измерений личности: 16, 5 или 3? -Критерии таксономической парадигмы // Иностранная психология. Т.1 № 2, 1993, 9-24.

9. Ю.Асеев Ю.А., Фирсов Б.М. Контент-анализ и изучение понимания текста аудиторией // Там же. Вып. 2. С. 89-93.

10. Бажин Е.Ф., Галунов В.И., Горский Г.Д., Манеров В.Х. Объективная диагностика эмоционального состояния в психиатрической клинике по речи. // Речь и эмоции. Л., 1975.

11. Белый Б.И. Тест Роршаха: практика и теория. СПб., 1992.

12. Бернс Р. С., Кауфман С. X. Кинестетический рисунок семьи. М., 2000.

13. Блейлер Э. Руководство по психиатрии. Издательство товарищества «Врачъ», Берлин, 1920.

14. Бук Дж. Тест «дом, дерево, человек» (ДДЧ) // Проективная психология. М., 2000.

15. Вассерман Л.И., Ерышев О.Ф., Клубова Е.Б. Отношение к болезни, алкогольная анозогнозия и механизмы психологической защиты у больных алкоголизмом // Обозрение пси-и и мед. психологии им. В. М. Бехтерева, 1993 (2), 13-21.

16. Вассерман ЛИ., Ерышев О.Ф., Клубова Е.Б и др. Психологическая диагностика индекса жизненного стиля (ИЖС) // Пособие для врачей и психологов. СПб. 1998.

17. Венгер А. Л. Психологические рисуночные тесты. М.: Изд. «Владос пресс», 2004.

18. Визгина А.В. и Столин В.В Внутренний диалог и самоотношение // Психологический журнал. 1989. Т.6. №10.

19. Галагудзе С.С, Лассман А.В., Случевский Ф.И. Контент-анализ речи как средство психодиагностики (шкала шизофрении Л.Готтшалька) // Диагностика психологических состояний в норме и патологии. Л, 1980.

20. Градовская Н.И. Измерение выраженности тревоги в речи методом контент-анализа Готтшалка-Глезер // Психологические исследования дискурса (под ред. Павловой Н.Д.). Изд. «Пер Се», М., 2002.

21. Грей Д.А. Нейропсихология темперамента // Иностранная психология. Т.1 № 2, 1993. 24-37.

22. Гринсон P.P. Практика и техника психоанализа. САГУНА, Новочеркасск, 1994.

23. Гришанова 3., Левченко Е. К вопросу о диагностике психического здоровья личности // Школьный психолог. 2001. № 43.

24. Доблаев Л.П. Логико-психологический анализ текста. Саратов, 1969.

25. Додонова Н.А. Диагностическое значение лексико-семантических и морфологических особенностей речи больных неврозами. М., 1988.

26. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М., 1982.29.3имняя И. А. Предметный анализ текста как продукта говорения // Смысловое восприятие речевого общения. М., 1976.

27. Как провести социологическое исследование / Под ред. М.К. Горшкова, Ф.Э. Шереги. М., 1990.

28. Клубова Е.Б. Исследование структуры защитных механизмов личности у больных алкоголизмом // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. 1991(3), 70-72.

29. Козлов В.В. Личностный кризис структурные и тендерные особенности. ЯрГУ. 2004.

30. Корабельникова Е.А., Вейн A.M., Голубев В.Л., Крейнес М.Г. Психолингвистическое исследование сновидений детей и подростков с невротическими расстройствами // Журнал неврологии и психиатрии, №1, 1999.

31. Ласко М.В., Резвицкая Ж.И. Определение эмоционального состояния методом контент-анализа речи. // Речь и эмоции. Л., 1975.

32. Латынов В.В. Речевое воздействие в условиях публичной дискуссии // Психол. журн. 1994. Т. 15, № 1. С. 50-59.

33. Леонтьев Д. А. Тематический апперцептивный тест. М.: Изд-во «Смысл», 2000.

34. Лингвистика текста: материалы научной конференции. 1974, ч. 1, 2.

35. Люборски ,Э Люборски Объективные методы измерения переноса// Иностранная психология, №7, 1997.

36. Малкова Г.Ю. Шкала аутоагрессии Готтшалка-Глезер в диагностике депрессивных расстройств // Психологические исследования дискурса (под ред. Павловой Н.Д.). Изд. «Пер Се», М., 2002.

37. Манеров В.Х. Речь как средство психодиагностики //Практическая психология: Методологичесикие и методические научные исследования /РГПУ, СПб., 1996.

38. Маховер К. Проетивный рисунок человека. М., 1996.

39. Мельников В.М., Ямпольский Л.Т. Введение в экспериментальную психологию личности. М., 1985.

40. Методологические и методические проблемы контент-анализа. М.; Л., 1973. Вып. 1.С. 3-19.

41. Методологические и методические проблемы контент-анализа " (сб. ст. под ред. Здравомыслова А.Г.). Новосибирск, 1973.

42. Миронов А.В., Панферова В.В., Субочев Н.С. Методология, методика и техника конкретных социологических исследований // Социально-политич. журн. 1994. № 9-10. С. 82-90.

43. Михайлов А. Н., Ротенберг В. С. Особенности психологической защиты в норме и при соматических заболеваниях // Вопросы психологии, 1990, 5, 106-111.

44. Михайлова Н.Б. Психологический анализ речевого содержания: опыт измерения аффектов агрессии методом Готшалка-Глезер //Иностранная литература, №12, 2000.

45. МоросановаВ.И. Индивидуальный стиль саморегуляции: феномен, структура и функции в произвольной активности человека. М.: Наука, 1998.

46. Носенко Э. Л. Особенности речи в эмоциональной напряженности. Днепропетровск, 1975.

47. Павлова Н.Д. Диалог-анализ // Иностранная психология, №6, 1996.

48. Петренко В.Ф. Основы психосемантики, СГУ, 1997.

49. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. М., 1983.

50. Поттер Дж. Дискурс-анализ как метод исследования естественного протекания речи // Иностранная психология, 1998, 10.

51. Проблемы контент-анализа в социологии" сб. ст. под ред. Алексеева А.Н. Новосибирск, 1970.

52. Проблемы связности и цельности текста. М., 1982.

53. Проблемы теории текста. М., 1978.

54. Речь и эмоции //Материалы всесоюзного симпозиума, Л., 1975.

55. Речь, эмоции и личность //Материалы всесоюзного симпозиума, JL, 1978.

56. Русалов В. М. Формально-динамические свойства индивидуальности человека (темперамент). М., 2004.

57. Русалов В.М. "Опросник Формально Динамических Свойств Индивидуальности". М., 1997.

58. Семенов В.Е. "Применение метода контент-анализа в социально-психологических исследованиях". Л., 1975.

59. Слобин Д., Грин Дж. Психолингвистика. М., 1977.

60. Сметанников П.Г. Психиатрия. С.-Петербург, 1995.

61. Смулевич А.Б., Колюцкая Е.В., Алмаев Н.А., Ильина Н.А., Тухватулина Л.Ш. Постстрессовый синдром и эндогенные заболевания // Руководство по реабилитации лиц, подвергшихся стрессовым нагрузкам. М., 2002.

62. Сорокин Ю.А. Психолингвистические аспекты изучения текста. М., 1985.

63. Справочник по психиатрии. Под ред. Снежневского А.В. М., 1985.

64. Стиль человека: психологический анализ / Под ред. А. В. Либина. М.: Изд-во «Смысл», 1998.

65. Ушакова Т.Н., Латынов В.В.,Павлова Н.Д., Павлова А.А. Ведение политических дикуссий. "Академия", Москва, 1995.

66. Ушакова Т.Н., Цепцов В.А., Алексеев К.И. Интент-анализ политических текстов. Психологический журнал, 1997.

67. Ушакова Т.Н. Речь в структуре психики // Труды института психологии РАН. М., 1995, т. 1.

68. Шмелев А.Г. Психодиагностика личностны черт. СПб.: Речь, 2002.

69. Хоровитц М. Д., Иле Т. Д. Использование моделей речевых отношений для описания клинических случаев. // Иностранная психология. 1997, №7, стр. 30-38.

70. Хэзлем М. Т. Психиатрия. Львов, 1998.

71. Allport G. Pattern and Growth in Personality. N.-Y. Argyle, M., 1961.

72. Bejrot S. Personality disorders and relationshiptopersonslity dimensions measured by the Temperament and Character Inventory in patients with obsessive-compulsive disorder // Acta Psychiatrica Scandinavica; Vol.98, Issue3,1998. 243-249.

73. Bell,-Anita-I. Male anxiety during sleep.// International-Journal-of-Psycho-Analysis; 1975, vol. 56(4), 455-464.

74. Bereisen B. Content-analysis // Handbook of Social Psychology / Ed. by G. Lindrey. L., 1959.

75. Berelson B.R. Content analysis in communication research. Oleon, 3, The free press, 1952.

76. Bucci W. et al. The language of depression // Bull. Meninger Clin. 1982, N 4.

77. Cloninger C.R., Svrakic DM, Przybeck T.R. A Psychobiological Model of Temperament and Character. // Arch.Gen. Psychiat. 1993. 50, 975-990.

78. Cloninger C.R., Przybeck T.R., Svrakic D.M., Wetzel R.D. The Temperament and Character Inventory (TCI): a guide to its development and use. 1994.

79. Costa P.T. & McCrae R.R. From catalogue to classification:Murray's needs and the five factor model // Journal of Personality and Social Psychology. 1988, 55, 258-265.

80. Curran C.A. Personality factors in counseling N.Y. 1945.

81. D'Haenen,-H.; Morez,-V.-E.; de-Weert,-D.; Cornet,-CI.; et-al Primary versus secondary depression: A psychometric approach: Preliminary results.// Acta-Psychiatrica-Belgica; 1985 May-Jun, vol. 85(3), 381-389.

82. Dollard J. Miller N.E. Personality and psychotherapy. N.Y. 1950.

83. Dollard J., Mowrer O.H., "A Method of Measuring Tension in Written Document" // Journ. abnorm. Soc. Psychol. 1947, v 42, p. 3-32.

84. Farberow N. L., Shneiman E. S. The cry for help. N. Y.: McGraw Hill, 1965.

85. Frank Ault, Jr., E.Murray Content-analysis studies of psychotherapy. /Psychol.bulletin, 1955, vol.52 # 5, p. 377-395.

86. Gaudet H. The people's Choice, N.Y., 1948.

87. Gleser, G. C.; Gottschalk, L. A. & John, W. The relationship of sex and intelligence to choice of words: A normative study of verbal behavior. Journal of Clinical Psychology, 15,182-191, 1959.

88. Goldstein, K. The organism. Boston: Beacon. 1939.

89. Gottschalk, L. A. & Hambidge, G. Verbal behavior analysis: a systematic approach to the problem of quantifying psychologic processes. Journal of Projective Technique, 19, 387-409, 1955.

90. Gottschalk, L. A.; Gleser, G. C. & Hambigde, G. Jr. Verbal analysis. Some content and form variables in speech relevant to personality adjustment. Archives of Neurology and Psychiatry, 77, 300-311, 1957.

91. Gottschalk, L. A.; Mayerson, P. & Gottlieb, A. The prediction and evaluation of outcome in an emergency breif psychotherapy clinic. Journal of Nervous and Mental Disease, 144, 77-96, 1967.

92. Gottschalk L.A., Gleser G.C. The Measurement of Psychological States through the Content Analysis of Verbal Behavior Berkelly: of Californian Press, 317 p., 1969.

93. Gottschalk, L. A. Recent advances in the content analysis of speech and the application of this measurement approach to psychosomatic research. Psychotherapy and Psychosomatics, 28 (1-4), 73-82, 1977.

94. Gottschalk, L. A. Content analysis of speech in psychiatric research. Comprehensive Psychiatry, 19 (4), 387-392, 1978.

95. Gottschalk, L. A. & Bechtel, R. J. The measurement of anxiety through the computer analysis of verbal samples // Comprehensive Psychiatry 23: 364369,1982.

96. Gottschalk,-Louis-A.; et-al Hyperactive children: A study of the content analysis of their speech. Psychotherapy-and-Psychosomatics; 1984 May Vol 41(3) 125-135.

97. Gottschalk, L. A.: The development, validation, and applications of a computerized measurement of cognitive impairment from the content analysis of verbal behaviour. Journal of Clinical Psychology, 50, S. 349-361, 1994.

98. Hogenraad R. The words that predict the outbreak of wars. Louvain-la-Neuve, Belgium, 2003.

99. Hogenraad R., McKenzie D.P., Peladeau N. Force and influence in content analysis: The production of new social knowledge // Quality & Quantity, 2003,37(1).

100. Holsti, O. R. Content Analysis for the Social Sciences and the Humanities. Reading, MA: Addison Wesley, 1969.

101. Iker, H. P. SELECT: A computer program to identify associationally rich words for content analysis: I. Statistical results // Computers and the Humanities, 1974a, 8: 313-319.

102. Iker, H. P. SELECT: A computer program to identify associationally rich words for content analysis. II. Substantive results // Computers and the Humanities, 1975, 9: 3-12.

103. Iker, H. P. & Klein, R. H. WORDS: A computer system for the analysis of content // Behavior Research Methods & Instrumentation, 1974, 6: 430-438.

104. Saris-Gallhofer, I. N., Saris, W. E. & Morton, E. L. A validation study of Holsti's content analysis procedure // Quality & Quantity, 1978, 12: 131-145.

105. Joice P.R., Mulder R.T.,Cloninger C.R. Temperament predicts clomipramine and desipramine response in major depression // Journal of Affective Disorders. 1994. vol.30, 35-46.

106. Lasswell H.D. Verbal reference and physiological changes during the psychoanalytic interviews //Psychoanal. Rev. 1935, 22.

107. Lasswell H.D. Power and Personality, Wesiport, Conn, 1948, p. 223.

108. Lasswell H.D. The structure and function of communication in society // The Communication of Ideas. / Ed.: L. Bryson. New York: Harper and Brothers, 1948.

109. Litman R.E., Farberow N. L., Shneiman E. S. Suicide prevention telephone service // J.A.M.A. 1965. - Vol. 192. - P. 107-111.

110. Mahl G.F. The Lexical and Linguistic levels in the Expression of emotions' N.Y. 1963,77-105.

111. Martindale, C. Romantic progression: The psychology of literary history. Washington, D.C.: Hemisphere. 1975.

112. Martindale, C. Primitive mentality and the relationship between art and society// Scientific Aesthetics, 1, 5-18, 1976.

113. Martindale, C. Syntactic and semantic correlates of verbal tics in Gilles de la Tourette's syndrome: A quantitative case study // Brain and Language, 4, 231-247, 1977.

114. Martindale, C. The clockwork muse: The predictability of artistic change. New York: Basic Boob. 1990.

115. Martindale, С., & Dailey, A. Creativity, primary process cognition, and personality //Personality and Individual Differences, 20, 409-414.1996.

116. Martindale, C., & Fischer, R. The effects of psilocybin on primary process content in language // Confinia Psychiatrica, 20, 195-202. 1977.

117. McClelland, D. C. Power: The Inner Experience. New York: Irvington Publishers, 1975.

118. McClelland D.C. Human Motivation. Cambridge: Cambridge University Press, 1987.

119. Morgan C.D., Murray H.A. A method for investigating fantasies: the Thematic Apperception Test // Arch. Neur. Psychiat., 1935, vol. 34, 289294.

120. Murray H.A. and others. Explorations in Personality. N.Y.: Oxford University Press, 1938.

121. Murray H.A. Thematic Apperception Test Manual. Cambridge: Harvard University Press, 1943.

122. Murray D.C. "Talk Silence and Anxiety" Psychol. Bull 1971 v 75 # 4 p 244260.

123. Osgood C. Method and Theory in Experimental Psychology. 1953.

124. Plutchik R., Kellerman H., Conte H. R. A structural theory of ego defenses and emotions // Izard E. (ed.) Emotions in personality and psychopathology. N. Y.: Plenum Publishing Corporation, 1979. P. 229—257.

125. Porter E.N. The development and evaluation of measure of conseling interview procedures Educ.psychol. Measmt 1943 #3.

126. Ruegg R.G. ,et al., Clomipramine Challenge Responses Covary with Tridimensional Personality Questionnaire Scores in Healthy Subjects// Biological Psychiatry. Vol. 42. 12, 1997.

127. Schoefer, G.: The Gottschalk-Gleser Content Analysis of Speech. 1979a.

128. Schoefer,G.: Test Criteria of the Gottschalk-Gleser Content Analysis of Speech: Objectivity, Reliability, Validity in German Studies. 1979b.

129. Schoefer,G.: Possibilities to Apply a Gottschalk-Gleser Content analysis of Speech to Psychotherapy Research. 1979c.

130. Schoefer,G. (Hrsg.) Gottschalk-Gleser-Sprachinhaltsanalyse: Theorie und Technik; Studien zur Messung aengstlicher und agressiver Affekte. Weinheim, Basel: Beltz, 1980.

131. Sinclair J.McH., Coulthard M. Toward an analysis of discourse. The English used by teachers and pupils. London, 1975.

132. Snyder W.U. An investigation of the nature of non directive therapy. J. Gen. Psychol. 1945 33.

133. Starkweather J.A. Content-free speach as a source of information about the speaker. J.abnormal Soc. Psychol, v 52 1956 p 394-402.

134. Svrakic D.M., Whitehead C., Przybeck T.R., Cloninger C.R. Differential Diagnosis of personality Disorders by Seven Factor Model of Temperament and Character. // Arch.Gen. Psychiat.1993. Vol. 50, 991-999.

135. Tellegen, A. Note on structure and meaning of the MPQ Absorption scale. Unpublished manuscript, University of Minnesota, 1992.

136. Viney,-Linda-L.; Manton,-Monica Sampling verbal behaviour in Australia: The Gottschalk-Gleser Content Analysis Scales// Australian-Journal-of-Psychology; 1973 Apr Vol. 25(1) 45-55.

137. Werner, H. Comparative psychology of mental development. New York: International Universities Press. 1948.

138. Whissell, C., Fournier, M., Pelland, R., Weir, D., & Makarec, К. A dictionary of affect in language. IV. Reliability, validity, and applications // Perceptual and Motor Skills, 1986, 62: 875-888.

139. Winter, D. G. The Power Motive. New York: Free Press, 1973.