Автореферат диссертации по теме "Категория поведения и теория установки"

АКАДЕМИЯ НАУК ГРУЗИНСКОЙ ССР ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ МДМ Д. Н. УЗНАДЗЕ

На правах рукописи ШВДАЛЗЕ ИРАКЛИЙ ШАДШЮВЭТ

КАТЕГОРИЯ ПОВЕДШИ И ТЕОРИЯ УСТАНОВКИ

УДК 15.02

19.00.01 - Общая психология, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Тбилиси -1989

Кабота выполнена в Институте психологии им. Д.Н.Узнадзе Академии наук Грузинской ССР

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор, В.Г.Норакидзе

доктор философских наук, К. А. Абулкха но ва -Сла в ока я доктор психологических наук, В. А. Иванников

Ведущая организация: Тбилисский государственный университет им. И.А.Двавахишвили

Защита состоится час.

на заседании специализированного совета Д.007.16.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора психологических наук при Институте психологии им.Д.Ы.Узнадзе Аи ГССР (380007, Тбилиси, ул. Дкшаридзе, 22)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института психологии им. Д.Н.Узнадзе АН ГССР (Тбилиси, ул.Мэхарадзе,3)

Автореферат разослан

Ученый секретарь специализированного совета, кандидат . психологических наук М- Ро г А М.А.Вэговская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЮТИ

Актуальность . да иного исследования определяется, прежде всего, той значимостью, которую имеет для психологической науки в общественной практики поведенческая проблематика. Без знание основных закономерностей порождения и реализации поведения, без понимания сущности его психологической регуляции, по существу, невозможно разработать сколько-нибудь эффективные принципы и действенные методы формирования, управления и коррекции человеческого поведения т.е. решить важнейшие общественные задачи оОу— чения и воспитания, повышения эффективности поведения, его социальной регуляции, охрани здоровья и т.д.

Многочисленные частные проблемы психологии поведения изучаются достаточно интенсивно. Количество конкретных данных нарастает лавинообразно. Но при этом все больше ощущается дефицит з таких исследованиях, в которых предпринимаются попытки обоб'дить имеющееся знание в различных областях психологии поведения и создать целостную, построенную на едином теоретическом фундаменте, систему представлений о природе, сущности и закономерностях поведения. Иначе говоря, настойчиво встает задача осмысления в масштабах общепсихологической теории главных проблем психологии поведения. Любое продвижение а этом направлении является чрезвычайно важным для развития всей психологической науки. В своп очередь, психологическая теория поведения представляет немалую ценность и для других наук, занимающихся изучением различных аспектов поведения. Поэтому актуальность данной работы определяется теоретическими и методологическими запросами не только психологической науки, но и некоторых смежных дисциплин (философии, социологии, педагогики, юриспруденции, биологии, кибернетики). В конечном же счете знание о фундаментальных психологических закономерностях поведения кладется а основу общественной практики.

настоящего исследования состоит в разработке фундаментальных теоретических вопросов и проблем, связанных с категорией поведения, с позиций общепсихологической концепции установки.

Данная цель конкретизировалась в следую'дих .оснрднчх^ з^лдчяу:

1. Выявить основдае принципы теории установки как общей теории поведения.

2. Дать адекватное с точки зрения теории установки описание структуры и строения поведения.

3. Показать установочный механизм регуляции различных единиц активности.

4. Охарактеризовать особенности функционирования основных моти-вационних образований в процессе мотивации.

5. Заработать представление о типах поведения на основе уров-невой концепции установки.

Ца23аа3-2Ш-2&3& исследования в сущности заключается в том, что в нем осуществлено теоретическое обобщение крупной научной проблемы. В работе впервые на современном этапе развития сбда-психологической концепции установки сделан систематический анализ широкого круга теоретических вопросов и проблем, связанных с одной из центральных категорий психологии - категорией поведения. Некоторые из этих вопросов в развернутом виде и в полном объеме по существу рассматриваются в теории установки впервые, к таковым относятся вопросы структуры поведения и полимотивации. Введено различение внешней и внутренней структуры поведения или его формы и содержания. С позиций теории установки уточняются основные описательные характеристики единиц, из которых складывается форма любого поведения. Создана теоретическая модель установочной регуляции поведения в целом и его составляющих в отдельности на основе единой установки поведения. Это позволило адекватно соотнести друг с другом понятия установки и поведения. Развивается представление о динамической структуре установки, в котором процессуальные изменения установки прослеживаются как со стороны ситуационного, так и мэтяващюнного фькторов. Уточнен состав операционального фактора установки. На основе анализа логики построения теории установки как общок

теории поведения предложены определенные толкования некоторых основных понятий психологии поведения, в частности, мотивации, потребности, мотива, что послужило теоретическим фундаментом при рассмотрении целого ряда проблем, связанных с множественностью потребностних и установочных оснований различных вариантов сложной активности человека. Б атом контексте выделены и охарактеризованы два вида поведенческой реальности: полипотреб-ностная регуляция единообразного поведения I' симультанное осуществление более, чем одного поведения. Продвинуто вперед иссле дованае вопроса о типологии поведений. На основе уровнзвой концепции установки разработаны психологические характеристики поведения трех уровней - импульсивного, произвольного и волевого.

1. Теория установки Д.Н.Узнадзе представляет собой общую психологическую концепцию поведения, располагающую собственными средствами описания и объяснения этого явления. В данной теории установка постулируется как основа, конеишй психологический механизм, непосредственно определяющий осуществление целесообразного поведения. В установке как психологическом феномене готовности к конкретной форме активности имеется все для обеспечения и причинной детерминации поведения, и его целесообразней упорядоченности как системы. В этом смысле установка выступает в качестве реального системообразующего фактора поведения.

2. Элементы, или единицы, составляющие общую структуру поведения, могут быть условно разделены на две группы. Часть из них создает внешнюю структуру, или форму поведения, другая часть-внутреннюю отруктуру. или содержание поведения. Данное различение предлагается для облегчения теоретического анализа столь слокного феномена, каким является поведение. В реальном поведении все элементы и единицы находятся в неразрывной связи друг с другом.

3. Внешняя структура, или форма, поведения складывается из таких единиц активности, как действия и операции. Эта модель адекватно соотносится о описательными характеристиками поведения в общепсихологаческой теории установки, но нуждается в уточнении особенностей основной составляющей Форш поведения-

действия - в смысле наличия у него сознательной цели. В соответствии с концепцией объективации цель как феномен сознания может входить в состав действия, еоли его осуществление сталкивается о каким-либо непредвиденным препятствием или если планирование поведения требует рефлексии частных задач, решаемых конкретными действиями. Шесте о тем действие всегда имеет четкую направленность на определенный результат, необязательно представленный в сознании. Его осознание в случае объективации и создает цель действия.

4. Структурные элементы формы поведения регулируются единой установкой, имеюаей динамическую структуру. Динамические изменения в установке происходят как со стороны мотивационкого, так и со стороны ситуационного фактора. Установка произвольных форм человеческого поведения формируется на основе ситуации двух типов-воображаемой и актуальной. Первая представлена в виде программы или плана поведения, в котором определены общий характер и последовательность наиболее крупных единиц поведения-деИстЕИй. Актуальная ситуация отрааается преимущественно в перцептивных данных и обеспечивает регуляцию конкретных операций. Как коррекция плана, так и непрерывный поток информации об актуальной ситуации создает постоянно структурирующуюся и конкретизирующуюся в ситуации установку,, способную регулировать все поведение в целом в каждую его единицу в отдельности.

б. Мотивация представляет собой процесс формирования, конкретизации и коррекции психологической основы поведения - установки, которая выступает конечным продуктом мотивации. Исходным пунктом этого процесса являются потребности, которые действуют как направленные тенденции. Потребность определяет энергетический потенциал поведения и придает ему общую направленность на свой предает. Однако целесообразное поведение характеризуется также конкретной направленностью, которую определяет ситуация. Поэтому в качестве непосредственной ооновы поведения выступает не потребность, а установка, возникающая в результате взаимодействия потребности и ситуации.

6. Мотив выражает субъективную ценность конкретного поведения и служит его оправданию и обоснованию. Мотив складывается в результате оценочного самоопределения субъекта в отношении того, какие потребности и в какой мере удовлетворяются или фрустриру-

ются в конкретных операционных или ситуационных услошпх поведения. Мотив как субъективная ценность поведения одинаково необходим для деятельности любого вида и уровня. Б волевом поведении мотив выступает в качестве психологической основы принятия решения. Уровень психологической регуляции поведения определяет то, какую функцию выполняет мотив - просто субъективного оправдания (импульсивное поведение) ил дополнительно, так же и обоснования (волевое поведение); это, в свою очередь, определяет то, в какой психологической форме преимущественно выступает субъективная ценность (мотив) поведения - в форме эмоционально-оценочного образования или в виде продукта когнвтивно-мыоли-тельной активности.

7. Мотив как общая субъективная ценность поведения внутренне, органически связан с поведением, соответствует ему а, поутому, мотет быть только один. Этого нельзя сказать о взаимосвязи потребности и поведения, которые не всегда соответствуют друг другу. Не за каждой потребностью стоит свое особое поведение и, наоборот. Олоаные, социальные фор?« поведения человека, как правило, побуждаются иерархически организованной системой потребностей. Однако, структура этой система достаточно динамична; в процессе поведения в ней происходит множество трансформаций, что находит свое выражение в изменениях показателя силы ила актуальности установки. Таким образом, динамичность структуры установки определяется не только особенностями ситуационного, но и потребностного фактора.

8. Анализ проблемы полшэтивации приводит к рассмотрению двух поведенческих реалыюотей. В одном случае речь идет о побуждении

единообразного поведения более, чем одной потребностью. Такое поведение имеет суммарную, общую субъективную ценность (мотив) и единую установочную основу. В другом случае мы имеем дело о явлением симультанного осуществления двух и более поведений,

каадое из которых слуавт решению самостоятельной поведенческой вадачи, имеет слой мотив и установку. В заввои/ости от того, насколько совпадают манду собой элемента внешней структуры симультанных поведений, можно различать совмещенные поведения,

часть действия и операций которых совпадает, и включенные иове-

двнкя, каждое из которых имеет собственную внешнюю структуру.

9. Симультанно осуществляющиеся поведения регулируются иерархически организованной системой установок, наиболее актуальная из которых занимает доминирующее положение и определяет соответствующие поведенческие приоритеты. К положению о регуляции активности системой взаимосвязанных установок приводит, такте, анализ понятия фиксированной установки, которая, являясь подлинной установкой, выступает реальной основой различных психологических явлений, одновременно задействованных в выявленной активности.

10. По признаку уровня установочной регуляции можно различать импульсивное, произвольное и волевое поведение. Установка последних двух формируется на уровне объективации. Но при этом решаются различные задачи. В произвольном поведении происходит конкретизация установки в отношении операционных и ситуационных обстоятельств поведения. В волевом поведении созданию установки препятствует мотивационный конфликт. Его снятие происходит путем специальной активности личности, направленной на уточнение ми изменение субъективной ценности. Данный процесо "субьекти-вации" имеет самостоятельную установочную основу.

-.Теорегрческдя значимость работы заключается, прежде всего, в том, что в ней обобщаются-, уточняются и развиваются некоторые существенные положения общепсихологической теории установки. Такие существующие в данной теория подходы, нак трехфакторнзя модель установки, уровневоиерархическая концепция установки, динамическая модель структуры установки и др., били предложены относительно недавно и открыли новые возможности в деле анализа принципиальных вопросов, связанных с категорией поведения. В дассертзцЕонном исследовании предпринята попытка совершенствовать и конкретизировать некоторые концептуальные схемы с целью более четкой постановки и адекватного решения важнейших теоретических проблем психологии поведения.

В более общем плане следует отметить, что в настоящее время в психологической науке сложилась в некотором роде кризисная ситуация. Часть общепсихологических, систем исчерпала себя. Принципиально новые же, масштабные теоретические парадигмы фактически

не продугчруются. В этой связи особое значение приобретает максимально полная реализация научного гсотенцизлз немногих "работающих" общепсихологических концепций, к числу которых, несомненно, принадлежит » теория установки, созданная выдавшимся советским психологом д. ¡1. Узнадзе и развиваемая его последователями. Настоящая работа представляет собой теоретическое исследование, отвечающее данной методологической задаче.

Таким образом, теоретическое значение работы определяется, с одной стороны, тем, что в ней разрабатываются узловые теоретические проблемы психологии поведения, а с другой, тем, что она слунит дальнейшему развитию общепсихологической концепции установки, на основе которой анализируются вопроси, связанные о категорией поведения.

В диссертационной работе обсуждаются фундаментальные проблемы психологической теории поведения. Развиваемые в ней представления могут слухить в качестве общего теоретического основания при постановке и решении частных задач управления поведением а рамках педагогической, социальной, индустриальной, медицинской и др.областей психологии. Основные положения диссертации могут быть также использованы при построении различных курсов и спец.курсов по общей психологии, методологии психологии, психологии поведения, психологии установки, психологии мотивации и др.

Материалы исследования использовались при чтении курса общей психологии на факультете философии и психологии Тбилисского государственного университета.

¿аазЗЭЦай Основные результаты работы были доложены на Всесоюзной конференции "Развитие эргономини в системе дизайна" (Боржоми; 1979), на УИ! и IX Закавказских конференциях психологов (Ереван, 1980 и Баку, 1983), на 71 и УП Всесоюзных съездах общества психологов СССР (Москва, 1983, 1989), на Всесоюзных конференциях "Психолого-педагогические проблемы мотивации учебной и трудовой деятельности" (Новосибирск , 1985), на Всесоюзной научно-методической конференции "Экспериментальные методы исследования личности в коллективе (Даугавнилс, 1985), на между народной

конференции "Психическое развитие и формирование личности" (Прага, 1986), на Международном научном симпозиуме, посвященном 100-летию со дня рождения Л.Н.Узнадзе (Тбилиси, 1986), на Международном конгрессе по логике, методологии и философии науки (Мзсква, 1987), на Московской университетской научно-методической конференции "Проблемы истории психологии" (Москва, 198?), на всесоюзной конференции "Проблемы комплексного изучения человека" (Москва,1988), на Международной конференции "Методология, теория и история психологии в социалистических странах" (Москва, 1989), на открытых научных за сgдакиях ученого совета и сессиях Института психологии АН ГСС? (Тбилиси, 1982, 1985, 1906, 1988).

Структура и объем га боты. Диссертация состоит из введения, четырех глав и списка литературы (308 названий). Общий объем диссертации составляет 3 страниц.

ОСНОВНОЙ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе излагаются наиболее общие положения теории установки как общепсихологической концепции поведения. В ней содержится система представлений о психологическом описании и объяснении феномена поведения, при этом употребляется именно термин поведения, а не деятельность, поскольку в грузинском языке нет слова прямо соответствующего последнему. Но дело не в термине, а в содержании. Если se обратиться к содержанию, го выяснится, что понятие поведения в теории установки не имеет ничего общего с его бихеваорисгической трактовкой. Молекулярное поведение,описываемое в терминах S - R., согласно Д.Н.Узнадзе, попросту не является предметом изучения психологии. В этом случае речь идет о "физическом поведении".^Что касается "психологического поведения", то это, прежде всего, активность, имеющая омел, значение ценность т.е. субъективную сторону, в которой вырааено отношение индивида к миру. Субъективные и объективные моменты представлены в поведении в неразрывном единстве, поведение - это сплав объективного и субъективного.^]

\ В советской психологии с распространенней деятельностного подхода все реже говорится о поведении и предметом анализа выступает деятельность. Однако нетрудно убпдиться, что характеристики поведения (Д.Н.Узнадзе) к деятельности (А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубикатейн) по существу идентичны .^Поведение и деятельность - это активность, возкякав'^зя в процессе взаимодействия аивого существа с окружавшим миром л вырааавдая определенное отношение субъекта к действительности. Поведение (деятельность) нн-тенционально, предавтно, полярно; оно возникает из потребност-ного источника, соответствует тот иву и имеет слошшй состаз и структуру. ]

Д.Н.Узнадзе своей теорией стремился дать психологическое объяснение главной особенности феномена поземная - его целесообразности, при этом под целесообразностью понимается не обязательно соответствие процесса сознательной цели, а то, что он приводит к значимому для субъекта результату.1В методологическом плане, здесь на первое место выдвигается задача преодоления "постулата непосредственности". В сущности эта задача сводится к преодолении двучленной схемы анализа поведения, чем в одинаковой мере греазт а механицизм (среда-поьеденве) и витализм (псахоа-поведение). Д. Н.Узнадзе предлагает трехчленную гсхему, з которой в качестве универсального опосредующего звена меаду средой а поведением выступает установка. Она опосредует как саму активность (поведение), так и сознание, поскольку последнее мыслится в духе принципа "единства сознания и деятельности" (С.Л.Рубинштейн, 1946)."

[ Но установка - это не только теоретический конструкт, объяснительный принцип, но и реальное психическое явление, представ-лявдее собой динамическое состояние готовности субъекта к определенной форме реагирования. Установка возникает на основе первичных факторов активности потребности и ситуации и благодаря этому содержит в себе все необхолшое для '„.¿ла сообразного осуществлении поведения. Поведете целесообразно, поскольку субъект до его развертывания готов совершть то, что отвечает его потребности?.! п соответствует ситуации. В этом смысле ус-

тановка - это конечный психологический механизм регуляции поведения, его непосредственная причина и психологическая основа. Установка предворяет каждый поведенческий акт и поведение в целом, вследствие чего может рассматриваться как первичное, по отношению к этому последнему явление£|

: Установочный механизм регуляции поведения является универсальным. Он в одинаковой мере обеспечивает целесообразность всех видов и форм поведения, начиная с простейших инстиктив-ных и импульсивных и кончая слоялейиши произвольными и волевыми. Специфику человеческого поведения определяют особенности лежащей в его основе установки, которая имеет иные, чем установка поведения животного, условия форглираьания и структуру.

В методологическом и теоретическом плане поведение рассматривается как систем. Реализация системного подхода ставит задачу поиска системообразующего фактора поведения (Ф.В.Еэссин, 1982 ; Б.Ф.Ломов, 1984). Если под системообразующим фактором понимать то, что ¿¡кенно определяет явление упорядоченного взаимодействия мезду множеством компонентов системы (П.К.Анохин, 1975), го выявление системообразующего {актора поведения должно означать нахождение реальното, конкретного фактора, объединяющего все установленные структурные компоненты в систему, называемую деятельностью пли поведением и обеспечивающего организованность их взаимосвязи или, что в сущности то же самое, "упорядоченную целесообразность" поведения. |

йзумеется, каадая общая теория поведения надвигает на вту роль свою кандидатуру, что очевидно и слуяит их отличительным признаком. В обцепсихологической теории Д.Н.Узнадзе в этом качестве выступает установка. Автор прямо указывает, что именно установка является тем феноменом, благодаря действию которого поведение приобретает характер органвзованногю целого, становится упорядоченным и целесообразным (Д.1.Узнадзе, 1966).';

Г Во-второй главе анализируется проблема установочной регуляции структурных единиц активности вопросу об общей

Г структуре поведения в психологии нет единого мнения. Анализ показывает, что, говоря о структуре поведения, имеются в виду,

два ряда авлений. В первом случае речь идет о всех внутренних переменных, явлениях и факторах, которые играют определенную роль в деле инициации и реализации поведения. Это: потребности, мотивы, цели, задачи, схемы, фиксированные установки и т.д. Во втором случае рассматривается реально протекающий процесс активности с точки зрения выделения в нем разновеликих отрезков, частей, единиц, при этом говорят о поступке, деятельности, поведения, действии, акте, операции, реакции, рефлексе, движении и т.д."]

Анализ как бы выделяет два структурных слоя в активности-внутренний и внешний. Перзый составляет мотивационные образования, определяющие динамическую, интенциональную в семантико-смыеловую сторону поведения. Второй - моторные и ментальные процессы, из которых складывается исполнительская часть поведения. В терминологическом плане идеето внешней и внутренней структуры, иногда, удобнее говорить о форме и содержании поведения, поскольку т.н. внешнюю структуру, наряду с движениями, составляют также и различные психические процессы т.е. в сущности явления внутреннего мира. Однако, при всем различии между данными структурными слоями поведения их выделение, безусловно, является научной абстракцией,1 поскольку в реальной активности они неразрывно взаимосвязаны, составляя единую, общую структуру конкретного поведения. Более того, в психологическом анализе на передний план выступает тленно их сущностная взаимосоотнесённость. Тем не менее, анализируя столь сложный феномен, как поведение, полезно рассмотреть их в отдельности.

Обра на ясь к вопросу о том, из каких единиц складывается внешняя структура или фор,а поведения, необходимо прежде всего, определять масштаб, в котором описывается поведение. Здесь особую ценность преобретает различение молекулярного и молярного поведения. (Е.То1тап ,1936). В первом случае говорить о составе поведения затруднительно. В случае же молярного поведения мы. имеем перед собой специфическую картину, которая создается из более мелких единиц активности. Количество и особенности этих единиц варьируют, от поведения к поведению в весьма больших пределах. Поэтому каждое поведение даже о достаточно пос-

товнным содержанием макет бить представлено в различной форме. Но наряду с индивидуальными, частными особенностями форлм поведения могло исследовать и его общие особенности, т.е. необходимо выделить такие единицы, из которых состоит каждая „структура, называемая формой человеческого поведения; следует иметь общую модель формы поведения. !

советской психологии в этом плане сделано немало. Одним из первых изучением структурных форм поведения занялся М.Я. Ев сов, ¡который полагал, что естественную единицу поведения составляют т.н. акты, различные связи и соотношения между которыми создают три структурные формы поведения: - I) простая временная цепь актов; 2) ассоциативно-детерминированный процесс и 3) апперцептивно-детерминированный процесс.

Однако наиболее совершенная модель разработана в русле дея-тельностшго подхода (А.Н.Леонтьев, 1977; С.Л. Рубинштейн,1946). Здесь представлена триада деятельность-действия-операции (дви-аения). Основная единица поведения - это действие, которое соответствует промежуточной цели. Действия реализуются операциями, которые соотносятся с конкретными условиями средыЛ Хотя возможен, а иногда и полезен, более дробный анализ единиц ак-_ тивности (Я.Зеленевский, В.П.Зинченко, Т.Котарбинский) данная общая Модель представляется наиболее удачной.

Г Она была воспринята и представителями теории установки. Сам Д.Н.Узнадзе не разрабатывал конкретного представления о внешней структуре поведения, хотя, не раз указывал но то, что поведение строится из разновеликих частей>единиц, осуществляющихся упорядоченно и находящихся в некотором иерархическом отношении между собой. В работах его последователей заметно возрастает интерес к этой проблематике. В них мы встречаем всю ту же триаду: поведение (деятельность) - действие - операция, однако, следует отметить, что описательные характеристики единиц триады бывают нередко весьма различными. (А.А. Алхазиивкли, 1984; Д.А.Кик-надзе, 1982; А.С.Прангиивили, 1969; 3. И. Ход пава, 1960; Ш.Н.Чхар-таивилв, 1958). Главным образом это относится к основной единице поведения - действию. Действие то описывается как процесс,

распологэкхций собственным мотивом и целью, то действие соотносится только с целью, то понимается как отрезок активности лишенный и того и другого. Остается откритым вопрос: какая из этих точек зрения в наибольшей степени соответствует языку и логике теории установил, как обжей теории поведения, или, может быть, следует выработать иное понимание проблемы.

Решение этого вопроса следует искать в широком контексте представлений автора теории установки и поведении и процессе осознания, поскольку цель - это факт сознания'. Согласно Д.Н. .Узнадзе, осознание наступает вслед за возникновением в ходе поведения определенных помех, препятствий, затруднений. Осознание, в том числе, и осознание цели, выступает как средство экстремальной регуляции поведения, т.е. регуляции в усложненных условиях, при которых другие, менее эффективные средства психического управления внутренней и внешней активностью оказываются недостаточными. В сознании отражаются такие моменты мотивационных, операционных и ситуационных условий поведения, отражение которых на "чисто установочном" уровне оказалось недостаточным .3

! Действие бесспорно является достаточно сложной, направленной формой активности, результат которой, с необходимостью должен быть запрограммирован в механизме непосредственной регуляции поведения. Однако вопрос касается того, должен ли результат, на который направлено действие, обязательно и всегда осознаваться, т.е. выступать тленно в качестве цели. Если следовать изложенной концепции объективации, то можно сказать,что в случае беспрепятственной реализации действие регулируется на т.н. первом установочном уровне без привлечения механизмов сознания, и, следовательно, осознания целиГ/Это согласуется о каждодневным опытом, свидетельствующим, что в стандартных условиях осуществления цель действия в сознании реально отсутствует. Но достаточно возникнуть факторам, сбивающим направленность действия или усложняющим достижение ожидаемого результата, как цель тут же появляется в сфере предметного сознания.-^ Что касается наличия у действия своего мотива, то такая

трактовка вопроса фактически приведет к отождествлению действия и поведения (деятельности) .поскольку, согласно Д. Н.Узнадзе, отличительной чертой поведения, как особой формы активности, является наличие у последнего собственной потребностно-мотивациенной основы.

Очертив модель общей структорной формы поведения теория установки как общая теория поведения не моает останавливаться на этом, по существу описательном уровне анализа поведения. Она должна объяснить, как "работает" вся эта система.!Или иначе, показать возможности установочной регуляции, как всего поведения в целом, так и каждой его структурной единицы в отдельности. Д.Н.

„ Узнадзе прямо указывал, что структуру поведения определяет установка, лежащая в его основе. Но это общее положение должно быть раскрыто в представлении о том, каким образом в установке "заданы" конкретные характеристики структуры поведения, которое она детерминирует.[ Можно выразить и иначе: как структурируется установка, чтобы ей соответствовала структура конкретного поведения, которое из нее проистекает?

В последнее время в рамках деятельностного подхода было разработан- представление о взаимосвязи между деятельностью и установкой, согласно которому, каждой единице активности- деятельности, действию и операции, соответствует своя установка - смысловая, целевая и операциональная. Установка, при этом, понимается как вторичный и частный механизм, обеспечивающий стабилизацию процессов, реализующихся в соответствующих единицах активности. Деятельность и ее единицы непосредственно детерминируются мотивом, целью и условиями. Установка же возникает в самом процессе активности и служит его стабилизации (А.Г.Асмолов, 1979).

Иначе обстоит дело с точки зрения общепсихологической теории установки. Стремясь объяснить явление целесообразности поведения, Д.Н.Узнадзе нашел его психологический механизм именно в установке, в которой по существу имеется все, чтобы сделать понятным, каким образом живое существо реализует активность, обеспечивающую удовлетворение потребностей в конкретных условиях среды. Естественно, в этом случае установка не мыслится как вторичный и частный механизм активности, йункция установки не ограничивается

стабилизацией, а заключается в порождении и актуальной регуляции всего поведения и его структурных частей. В этом смысле она первична в отношении поведения в цечом и его конкретных сос-тавляю'лих, поскольку то, как они будут разворачиваться заранее определено, запрограммированно в состоянии готовности к конкретному реагированию каковым является установка. Виесте с тем, понятие установки релевантно всему поведению, а не единицам составляющим его форму' или внешнюю структуру,^Не может быть, скажем, у операции своей отдельной установки, поскольку, согласно теории Д.Н.Узшдзе, одним из ({акторов, благодаря действию которого возникает установка, является потребность, а операции, как известно, собственным потребностнш основанием не располагают.

Для того, чтобы осмыслить модель регуляции сложно структурированного поведения на основе единой установки, необходимо '""уточнить некоторые теоретические положения. Древде всего следует реиительно отойти от представления, что в установке ухе до начала первых актов поведения полностью и исчерпывающе определено что, где и когда должно быть сделано и что поведение проистекает из установки, окончательно сложившейся до его начала, и не требующей никаких уточнений в дальнейшем. Однако на самом де-3 ле в установке, находящейся у истоков молярного поведения, никак не моает быть предусмотрены все перепитии активности. Пос-Гкольку поведение - это процесс, то и установка, определяющая его целесообразность, должна иметь "динамическую структуру" Ш.Н.Чхартишвили, 1975), дифференцируясь , структуризируясь, она тем самым и обеспечивает актуальную регуляцию поведения.^

Эти изменения в установке в сущности суть результат динамических процессов в факторах, на основе которых установка созда-^ ется и структурируется. Основными факторами установки Д.Н.Узнадзе постулировал потребность и ситуацию." Однако нынче все больнее распространение получает трехфакторная модель, а которой наряду с указанными факторами рассматриваются такие и т.н. операциональные возможности (Ш. А.Надирашзили, Ш. Н. Чхартишвили). £eзJ их учета действительно невозможно осмыслить реальное состояние готовности к активности. Другое дело, что вопрос о количестве

факторов установки можно представить как вопрос об их классификации. Теоретически возможно, например, мотивациошше образования и операциональные возможности рассматривать в рамках единого внутреннего фактора, не нарушая тем самым двухфакторную модель. Но от этого, пожалуй, будет больше неудобств чем пользы, уж слишком различна их психологическая сущность.

Следует отметить, что и сам операциональный фактор далеко не однороден, в нем можно выделить функциональные и инструментальные возможности. Функциональные возможности составляют, главным образом, анатомо-физиологические, психофизиологические и сенсомоторные особенности индивида, а также способности и склонности субьекта. Они представляют собой конституционно-функциональную основу любого поведения, определяя его естественные рамки со стороны субъекта. Инструментальные возможности объединяют прижизненно приобретенные способы обращения и взаимоотношения с предметами и явлениями физической и социальной среды, а также с техническими средствами, т.е. со всем тем, что составляет ситуацию установки и поведения человека. Инструментальные возможности формируются опытным путем в результате научения и складываются из знаний, умений и навыков. Очевидно,что многие параметры операциональных возможностей различным образом меняются в процессе активности, что находит свое отражение в установке. Это относится также и к мотивационной сфере , о чем еще будет сказано ниже.

Г Однако наибольшее значение для анализа поставленного вопроса имеет ситуационный фактор установки, поскольку, в конечном счете, речь идет о ситуационной конкретизации установки. Тут, очевидно, нукно также уточнить некоторые положения теории. Как известно, Д.Н.Узнадзе выделял два типа ситуации - актуальную и воображаемую или мыслимую. Первая однозначно соотносилась с им пульсивным поведением, вторая - с произвольным, волевым. Такая постановка вопроса вполне правомерна, поскольку специфика импульсивного поведения заключается в тем, что оно как бы "погружено" а непосредственно воздействующую среду, а произвольного поведения в том, что оно проспективно, устремлено в будущее. Оданко эти различия нельзя абсолютизировать.!Принципиально

неверно рассматривать импульсивное поведение, как активность, в регуляции которой будущее вовсе не участвует. Согласуясь с современными представлениями, следует слазать, что каким бы ни был уровень сложности активности, его целесообразное осуществление подразумевает "выход в будущее" или "опережающее отражение". Так думал и Д.Н.Узнадзе, полагая, что целесообразность инстинктивного поведения объясняется тем, что поведенческая задача "заранее решена" (Д.Н.Узнадзе, 1925).

То же самое следует сказать и о типично человеческом поведении. Его существенный признак именно в том, что оно связано с ситуацией будущего. Но ведь верно и то, что сам процесс осуществления такого поведения протекает в реальной среде, имеющей для субъекта характер актуальной ситуаца_. Следовательно, можно утверждать, что установка произвольного поведения человека с необходимостью, строится как на основе воображаемой, так и актуальной ситуации.^

Согласно теории установки, ситуация - это та часть среды, которая релевантна потребности, содержит возможности ее удовлетворения. Но следует иметь в виду, что "воображаемая ситуация" есть не только, или даже не столько образ среды как таковой, а среды, представленной и рассмотренной с точки зрения активного взаимодействия с ней. В т.н. "вообраааемой ситуации" данные о самих параметрах среды и соответствующий им образ действий, их характер и очередность даны в неразрывном единстве. А это, по существу, является ничем иным, как программой, планом или "ситуационным планом"поведения. В на» предусмотрены основные этапы поведения, ведущие к конечной цели, т.е. частные цели, которым соответствуют такие единицы активности, как действия.

Можно сказать, что "ситуационный план" это форма психической организации объективного фантора установки типичного человеческого поведения. В нем определена стратегия поведения, согласуясь с которой, первоначально и структурируется установка. 1 Как бы это выразил Д. Н.Узнадзе, здесь мы имеем дело с эскизом будущего поведения. Но эскизный уровень конкретизации установка

недостаточен для регуляции конкретных актов, движений, операций. Они, как известно, соответствуют конкретным условия;.! среды, данные о которых отсутствуют в ситуации поведения до его начала. Для [__ их успешной регуляции необходимо максимально конкретная, детальная информация об особенностях той части среды, непосредственный контакт с которой возможен только в процессе поведения, а не в его начале, когда имеется лиаь довольно общее представление о реальных характеристиках среды. Причем, оти данные должны отражаться субъектом с достаточно высоким уровнем точности. В условиях пос-~1 тоянно меняющейся среды это невозможно сделать в "ситуационном плане" до начала поведения. Тут не поможет ни опыт, поскольку ситуация практически никогда не повторяется с точностью, необходимой для успешной регуляции конкретных операций, ни прогнозирование, т.к. многие свойства объектов и явлений, составляющих ситуацию, их конфигурацию, расстанозку и взаимосвязи, попросту невозможно предвидеть. Словом, как бы ни был конкретен "ситуационный план" он с необходимостью конкретизируется данными об актуальной ситуации. Актуальная ситуация отражается в т.н. "сти-муляционнах образах" (Ш.Н. Чхаргтвяли, 1У71), которые создаются, преимущественно на основе сенсорных и связанных с ними мнеми-ческих процессов.

Хэким образом, ситуационная конкретизация установки произвольного поведения человека протекает как бы последовательно на двух структурных уровнях. Первоначально она структурируется в соответствии с "ситуационным планом"^'В нем предусмотрены главные этапы поведения, достижению которых служат такие основные составляющие поведения как действия.'Последующая конкретизация установки уже происходит на основе актуальной ситуации. В структурированной таким образом установке определен не только общий характер действий, но и их операционный состав, особенности этих операций, их количество, порядок и т.д. Следовательно, в единой установке поведения, имеющей динамическую структуру, содержится все,что необходимо для целесообразного осуществления всего поведения в целом и каждой его части или единицы в отдельности. У структурных единиц поведения- действий и операций нет своей особой установки. Они регулируются на основе единой установки поведения.1

Данная модель позволяет уточнить некоторые вопросы установочной регуляции поведения.] йк, в традиционной интерпретации механизм объективации предполагает последовательную смену трех различных поведений и соответствующих установок: исходное поведение-теоретическое поведение-постобьективационное поведение. Однако данная схема не является универсальной. Включение в ткань активности мыслительных процессов не всегда предполагает осуществления теоретического поведения (Ш.Н.Чхартшвили). Мыслительная активность, включаемая объективацией, часто протекает в форме теоретических действий и операций, представляющих собой составную часть исходного поведения. Следовательно, они регулируются в рамках единой установки деятельности, в реализации которой возникли непредвиденные затруднения. Отсутствие собственной мотивационной основы делает невозможным формирование самостоятельных и соответствующих им установок.

V В третьей главе предметом рассмотрения выступают вопросы мотивации поведения.Специфика установочного подхода к анализу процесса мотивации может быть отчетливо выявлена, если отталкиваться от наиболее глобального и обобщенного представления о мотивации как процесса,в котором поведение побупдается, направляемой в поддерживается ( к.Найэоп , 1974). В таком понимании процесс мотивации есть в сущности процесс психологического обеспечения поведения. В нем происходит поиск, нахождение и принятие оптимального поведения, а также создание психологической основы для его осуществления.! В атом процессе участвуют различные психические. функции и образования, ответственные за те или иные стороны регуляции поведения. Их действие, с точки зрения теории уста-тановки, интегрируется в рамках актуальной установки, которая и должна рассматриваться как конечный продукт мотивации. В процессе мотивации как процессе формирования и видоизменения уо-тановки происходит объединение побуждающих, направляющих в ценностно-смысловых начал поведешг. Однако установка, как ооно-ва в непосредственная причина поведения, как его реальный сиоте-иаобраэуюишй фактор, не рядополовна с другими мотивациоинши образованиями, составляющими внутреннюю структуру поведения, как потребность, мотив, цель, задача в др. Эти образования при- ~

ншают самое действенное участие в регулятивном процессе, но непосредственного выхода в поведение не имеют, действуя, в конечном счете опосредованно, через установку, которая их организует. Они "работают" на всем протяжении поведения, изменяясь сами и влияя тем самым на установку. Обеспечивая формирование и динамическое развитие установки, они продолжают оставаться психологическими реалиями. Так что исследование поведения с позиций теории установки вовсе не исключает, а предполагает изучение различных мотивационных образований и процесса мотивации в целомТ]

г [ Исходна.! пунктом этого процесса является потребность. ;

I Согласно Д.Н.Узнадзе, потребность источник активности, ее" первопричина. Это положение не противоречит фундаментальной идее теории установки о том, что поведение детерминируется установкой. Тут необходимо различать первопричину, источник активности и конечный детерминант, непосредственную причину конкретного поведения._;При рассмотрении вопроса о потребности как источнике активности обдапсихологическая теория установки исходит из представления, что естественным состоянием живо.о организма является не равновесие со средой и, следовательно, бездействие, а, наоборот, активность, движение. Общая и конечная задача живых существ есть.сохранение активности или самоактивностиЛ Вследствие этого каждый раз, когда по какой-то причине происходит задержка, блокировка этой самоактивности, в субъекте возникает импульс, тенденция направленная на устранение данного препятствия. Задержка самоактив-иости и есть состояние потребности, которое, с одной стороны содержит шпуль с, а с другой - зависимость от того, что привело к задержке, т.е. соответствующую направленность. Иначе говоря, потребность всегда имеет вид конкретного стремления. {Д. Н. Узнадзе, 1988).

В советской психологии об этом принято говорить в терминах предметности. Принцип предметности является основополагающим для теории деятельности, в которой даже функция побуждение отводится не потребности, как психическому факту» а ее предмету (А. Н. Леонтьев, 1975). И тем не менее, потребность не

считается изначально предметной. Предполагается, что первоначально существует некое неопредмеченное состояние нужды; оно инициирует ненаправленную поисковую акт-ивность, в результате которой происходит "встреча потребности с предметом", ее "первое удовлетворение", только после этого она становится способной направлять деятельность на нужный предает.^

Следует отметить, что если отстаивать принцип "первого удовлетворения" в отношении первичных, витальных потребностей, то можно придти к той теоретической позиции, которую Д.Н.Узнадзе обозначил "эмпирическим постулатом". Согласно этому постулату, живое средство без предварительного научения не в состоянии выделить в среде предает, могущий удовлетворить его потребность. Ддя этого оно вынуждено обратиться к слепому поиску методом "проб и ошибок". Однако в действительности этим методом находится не предмет, а средства его движения.^] Сам же предмет безошибочно узнается, и для этого не надо обращаться к слепому перебору всех попадающихся на пути предметов "в надежде" случайной встречи с нужным предметом.

Ненаправленные поисковые движения возникающие в результате действия совершенно не связанного с предан, гом состояния нужды, принципиально не могут привести к успеху, так как исключают "узнавание иужного предмета. ( J. Nutten ,1984). Витальная потребность, как отмечает Д.Н. Узнадзе, без научения, сама направляет организм к нужному предмету (Д.Н.Узнадзе, 1966). 1

^ Что касается вторичных, прижизненно возникающих потребностей, то они формируются в результате потребления предмета, неспецифического в отношении потребности, которая побуждает активность. Потребность, релевантная этому предмету, еще на существует, она может возникнуть только после потребления, а предмет будущей потребности выступает либо в качестве промежуточной цели, т.е. средства достижения релевантного предмета (механизм сдвига мотива на цель), л бо в качестве его вынужденного заменителя^} В первом случае возникает принципиально новая потребность, во втором - новая потребность как бы вырастает вз другой. Но в любом случав ах гвоаникновению не предшествует

никакая нужда, потребностное состояние, не знающее своего предмета, поскольку объективное наличие нужды означает, что соответствующая предметная потребность уже существует. Впервые встретиться со своим предметом, впервые по настоящему удовлетворится может только уже возникшая, реально действующая предметная потребность.

^Другое дело, что в потребностном состоянии, "знающем" свой предает, не заложена информация о том, где, в каких конкретных условиях среды находится данный предает. Нэ тут уже следует го-г ворить не о предаете, а о ситуации удовлетворения потребности." С Очевидно, что без наличия ситуации поведение не может осущест-" виться. Но направленное поведение не может быть вызвано в отдельности, ни потребностью, ни ситуацией. Стало быть, необходима "встреча" потреОности и ситуации. Согласно концепции Д.Н. Узнадзе, это есть условие для возникновения установки, на основе которой разворачивается целенаправленное поведение. Это условие, а не сама установка. Установка же является новым психическим феноменом, не сводимым к факторам, обуславливающим его возникновение. 'Это необходимо подчеркнуть, в связи с тем, что вногд; установка понимается не как своеобразное психическое явление со своей феноменологией, особыми свойствами, а как определенная форма или фаза ситуативного развития потребности (В.К.Ш-_люнас,1986; Е.и.Патяева, 1983). Согласно теории установки, при [встрече потребности и ситуации происходит не видоизменение потребности как таковой, а возникновение новой психической реальности-установки. Ситуация воздействует не на потребность, а на субъекта поведения, вызывая его модификацию в лиде готовности осуществить ситуативно определенное поведение для удовлетворения актуальной потребности.

г Теоретический анализ позволяет выделить два типа направленности. Первый тип - это общая направленность поведения на предмет потребности, отражающая предметность самой потребности. Второй тип возникает при встрече потребности с ситуацией своего удовлетворения; такую направленность обеспечивают конкретные данные среды и опыта, что позволяет обозначить ее термином конкретной направленности поведения. В поведении реально сущест-

вуют оба типа направленности, а следовательно, и определяющие их факторы - потребность и ситуация.С другой стороны, поскольку целесообразное поведение возможно только при условии совместного действия этих факторов, их взаимодействия, постольку психологическая основа поведения, его психологический механизм должен отражать единство потребности и среды, должен представлять собой реальность, возникши на основе этого единства, "Зыковой представляется установка, поскольку она как новообразование формируется на базе отмеченных факторов, которые привносят в нее свои особенности, делая ее способной вызывать направленное и целесообразное поведение.

В свете сказанного о взаимоотношении потребности и установки следует заметить, 'что некоторые разновидности установок, которым приписываются функции вторичных потребностей (фиксированная социальная установка, диспозиционная установка), правомернее все же относить к классу потребностей, а не собственно установок. Ведь если они подлинные установки, то должны выполнять функцию установки, а она заключается в непосредственном причинном обусловливании поведения, чего нельзя сказать о потребностях. Следовательно, если эти "установки" выполняют именно роль потребностей (одного из факторов установки, благодаря действию которого последняя возникает), то они по существу и являются определенными разновидностями потребностей, источниками побуждения а не установками как таковыми, если, конечно, установка, вслед за Д.Н.Узнадзе, понимается как психологическая основа целесообразного поведения.

Один из важнейших и наиболее дискуссионных вопросов психологии поведения, связан с понятием мотива^ Мнений и точек зрения по поводу того что такое мотив и каковы его функции более чем достаточно (Х.Хекхаузен, 1986; н.Агкоэ, т.Сагко ,1982; к. Кис1зеп , 1959,1974; н, тлогпае ,1965 и др.). Одна из старых теоретических традиций связывает понятие мотива с принятием решения, точнее с фазой его подготовки. Мотив рассматривается как основание выбора или решения. Данная точка зрения сложилась в рамках классических представлений о воле и периодах волевого процесса (Н.Ах, А.Мишот, А.Щендер, С.Линдворский и др.).

Слабостью данной позиции может считаться то, что она связывает понятие мотива только с волевыми формами человеческого поведения,причем, исключительно, с его начальным этапом, поскольку решение лишь предворяет ловедение. Между тем, мотив, безусловно, соотносится со всем процессом поведения, причем поведения лг"¡ого вида и уровня сложности. Но данная точка зрения имеет и немало достоинств, что позволяет рассматривать ее как вполне жизнеспособную теоретическую позицию, солидную основу для более широкой системы взглядов на мотивацию. Прежде всего в ней четко разграничены периоды и этапы процесса поведения. Но, главное, она позволяет эксплицировать специфическую функцию мотива как элемента процесса мотивации и поведения в целом.

Узнадзевская концепция мотивации непосредственно принадле-Гжит к рассматриваемой линии понимания мотива. Место мотивации, мотива Д.Н.Узнадзе находит только в волевом поведении. Волевой процесс, по Д.Н.Узнадзе, содержит в себе три периода: подготавливающий решение, 2) принятия самого решения и 3) исполнения решения. Будучи связаны с решением, первые два периода являются специфическими для воли. Следовательно, принятие решения выступает центральным моментом волевого процесса. Это положение должно быть понято в контексте более общих представлений об установочной детерминации поведения. Осуществление любого поведения основано на установке. До начала волевого поведения также должна быть создана установка. В процессе мотивации, предшествующего решению, происходит поиск и отбор всех необходимых для создания установки факторов; во время же акта принятия решения возникает новая установка, обеспечивающая выполнение намеченного поведения. Следовательно, в период принятия решения по существу происходит формирование механизма регуляции волевого поведения^

Г Мотив определяет выбор из нескольких поведенческих альтернатив. Штив, согласно Д.Н.Узнадзе, это основание для решения. Мотив, говорит автор, заменяет менее приемлемое поведение более приемлемым и тем самым создает возможность осуществления наиболее приемлемого поведения ^Представляется вполне очевидным, что ничего, кроме субъективно отраженной полезности, значимости, важности влв, лучше сказать, ценнооти, эту роль выполнить не может.

Ясно, что, если непосредственной основой принятия решения является субъективная ценность выбираемой деятельности, то в рамках подхода, связывавшего понятие мотива с принятием решения, мотив должен пониматься как субъективная ценность конкретного поведения.

Г' Мотив - это оценочное самоопределение субъекта в отношении того, какие потребности в какоГ мере будут удовлетворены данным конкретным поведением и каких затрат, усилий, психологической "цены" это потребует от субъекта в конкретных условиях физической и социальной среды. Мотив, как обиая субъективная ценность поведения, интегрирует в единое целое оценочные отношения субъекта по поводу всех обстоятельств деятельности с точки зрения удовлетворения и фрустрации потребностей, охваченных данным поведенческим пространством. ТЬкая трактовка понятия мотива вполне соответствует современным представлениям о психологии принятия решения и моделям инструментальности поведения ( и.ЫяагЛа, 1954; н.ыноьен ,1974; У.Угоога ,1964 и др.). Она согласуется также с принципиальным подходом Д.Н.Узнадзе, согласно которому объективно наблвдаемый комплекс движений, т.н. "физическое поведение", может считатся поведением с точки зрения психологии только тогда, если оно является носителем определенного смысла, значения, ценности. Наличие субъективной стороны активности означает существование "деятеля", непосредственно заинтересованного в данном поведении. Приобретая определенную ценность, поведение находит внутреннее, субъективное оправдание, что и делает его принадлежащим к психологической реальности. Если при этом иметь в виду то, что "роль мотива состоит в том, что то или иное физическое поведение он превращает в определенное психологическое поведение" (Д.Н.Узнадзе, 1966, с.406), то можно заключить , что субъективная ценность поведения и есть его мотиву 1 Следовательно, основная функция мотива - это оправдание деятельности, без чего поведение не может рассматриваться как психологический факт. Это означает, что той или иной субъективной ценностью обладает любое поведение живого существа. Но ситуация, в которой происходит возникновение или выработка субъективной ценности, бывает весьма разнообразнойЛВ условиях сложной чело-

веческой активности, где пересекаются множество конкурирующих поведенческих линий и где установить реальную субъективную ценность того или иного поведения довольно затруднительно, поведение нуждается не просто в оправдании, но и в личностном обосновании. При волевой деятельности, в психологической ситуации принятия р< :ения оправдание поведения достигается через обоснование его целесообразности, полезности, ценности.

Понимание мотива как общей субъективной ценности конкретного поведения, выполняющего функцию оправдания и обоснования последнего, позволяет считать его необходимым структурным элементом поведения любого вида и уровня сложности, ибо каждое из них должно иметь субъективную ценность, психологическое оправдание, без этого поведение вообще не будет осуществлено, поскольку нисколько не будет затрагивать субъекта, будет лишено для него всякого смысла. По этой же причине мотив действует не только на начальной стадии активности, когда в сущности поведение санкционируется, но и сопутствует поведению от начала до конца, постоянно сигнализируя о внутренней приемлемости его общей направленности и конкретных особенностях реализации."

; Отмеченные функции мотива определяют также и то, в какой форме психического он представлен. Мотив понятие функциональное, он не связан жестко с каким-либо одним психическим явлением. В качеотве мотива выступает тот психический феномен, который в конкретном случае выполняет его функцию. В относительно простых видах поведения это эмоционально-смысловая оценка. В сложных разновидностях человеческого поведения мотив выступает в виде продукта мыслительной активности-оценочного суждения. Это зависит от того, нуждается ля поведение просто во внутреннем оправдании вли дополнительно также и в обосновании. Однако это положение правомерно в той мере, в -.акой вообще правомерно противопоставление эмоционального и когнитивного. Поскольку, в действительности они находятся в единстве, то речь должна идти лить о домииаоди того или • иного компонента сложного, оценочного психического образования, каким является мотив.

Л иное понимание мотива позволяет глубже осмыслить явление

полимотивации. Оно заключается в том, что человеческое поведение (труд, ученье и т.д.), как правило, побуждается одновременно несколькими тенденциями. Это подтверждается многочисленными исследованиями. Факт полимотивации находит свое объяснение в представлении о человеке, как о многомерном существе, связанном с миром разнообразными и многочисленными потребностными [ отношениями. Это делает понятным то, что субъект, если это возможно, предпочитает поведение, которое связано с как можно большим числом потребностей.Однако для четкой психологической квалификации данного феномена необходимо иметь ответ на два вопроса: что такое мотив и как он связан с поведением?^;

Наиболее распространенный ответ на первый вопрос заключается в отождествлении мотива с потребностью или ее предметом. Что касается второго вопроса, то тут надел широкое распространение т.н. принцип соответствия мотива и поведения или деятельности _(А.Н.Леонтьев, С.А.Рубинитейн, Д.Н.Узнадзе), согласно которому, [ каждое поведение располагает собственным, специфическим, внутренне с ним связанным мотивом, которому конкретное поведение содержательно соответствует. Д.Н.Узнадзе, в частности, отмечал, что одно поведение не может иметь несколько мотивов, ибо есть столько же поведений, сколько и мотивов. Следовательно, в этом принципе заложена формула один мотив - одно поведение. Но если при этом отстаивается предметно-потребностное понимание мотива, то получится, что каждой потребности соответствует свое поведение и придется отказаться от представления об одном поведении, которое побуждают несколько потребностей, что будет решительно противоречить действительности. ]

Теоретический анализ нередко выявляет отсутствие однозначного соответствия между потребностью и поведением. Далеко не за каждым поведением "закреплена" своя потребность и, наоборот. Так многие типично человеческие потребности, как потребность в достижении, престиже, аффиляции, власти, самореализации и самоактуализации и др., имея "открытый" и "ненасыщаемый " характер, развиваются и осуществляются в любой сфере жизнедеятельности человека. Выражая наиболее стойкие и глубинные устремления личности, они не организуют специального поведения, и реализуются

в различных деятельностях, как правило, сосуществуя с другими потребностями, создавая словные ансамбли побуждений к конкретным целям. Об этом же свидетельствует а то, что отнюдь не каждое поведение характеризуется своей специфической потребностью, прямо соответствующей его предметному содержанию. Это хорошо извести из психологии воли. Здесь даже сама постановка проблемы воли основана на анализе таких поведений, для которых невозможно найти однозначно и непосредственно связанную с ними потребность. Но это означает не то, что они вовсе лишены потребностей основы, а то, что предмет (цель), на который непосредственно направлено волевое поведение, не совпадает прямо с предметом побуждающей его потребности. Типичным в этом плане является трудовая деятельность.

Предложенное в работе понимание мотива даст возможность яснее осмыслить проблему полимотивации в целом и соотношение потребности и мотива в поведении. Одному поведению при этом, действительно, будет соответствовать один, собственный, специфический мотив, поскольку последний есть общая субъективная ценность именно данного, конкретного поведения. Но это не означает, что одно поведение не может побуждаться несколькими потребностями. Напротив, потребности, как правило, сосуществуют в рамках единообразного поведения, устанавливая разные взаимосвязи друг с другом и создавая многообразные сочетания. Входя во внутреннюю структуру поведения, они побуждают его на решение конкретной поведенческой задачи, и, вместе с тем, определяющим образом влияют на семантическую сторону деятельности, выражением которой является единый мотив - как общая субъективная ценность поведения. Теоретически тут можно предвидеть множество комбинаций в зависимости от номенклатурного состава потребностей, их количества, конфигурации взаимосвязей, силы каждой из них, валентности, топологии их направленности и т.д. По-видимому, многие сложные и специфические человеческие формы поведения имеют сложный потребностей состав, со своеобразными взаимосвязями потребностей, в рамках единого "вектора мотив-цель".

В системе потребностей, побуждающих поведение'в процессе активноста, происходит множество изменений. Их можно проследить

в двух основных направлениях. С одной стороны, это усиление единичных потребностей, входящих в иерархическую систему, что особенно ярко проявляется в случае витальных потребностей, сила которых, до определенного предела, является функцией депривации, а также увеличение их количества, что в естественном процессе чаще всего связано с ситуационной актуализацией потребностей. С другой стороны, это, соответственно, уменьшение силы самих действующих потребностей и обеднение всей системы потребностей в связи с выходом из нее некоторых составляющих (полное удовлетворение, торможение, резкое уменьшение актуальности). Показательным в этом плане являются некоторые функциональные потребности, динамика которых имеет стойкую тенденцию к убыванию в ходе продолжения функционирования. При этом, данные трансформации в системе могут протекать параллельно. Кроме того, отмеченные пертурбации могут происходить как бы последовательно на двух уровнях регуляции поведения. В одном случае они возникают в результате действия естественных, неконтролируемых, эндогенных и экзогенных двнамичесних процессов не только биологических, но и социально-ситуативных, ко возникают по существу автоматически, импульсивно, без особого вмешательства личности. Однако, если эти изменения зайдут слишком далеко, значительно расшатав мотивацион-ный фундамент, то, при необходимости, включаются механизмы личностной саморегуляции, направленные на восстановление оптимального энергетического и ценностно-смыслового контекста поведения.

досматривая установку как конечный продукт мотивации, являющейся непосредственной причиной поведения, следует признать, что все изменения, происходящие в сфере мотивации, должны отражаться в установке и через нее проецироваться на поведение. А эти изменения по ходу поведения бывают весьма значительными. Это подводит к важному положению, обогощаицему наше представление о динамической модели структуры установки. Согласно этой модели, установка - образование по своей природе изменчивое, динамическое. Обеспечивая процессуальную развертку поведения, она постоянно коррегвруется, уточняется, видоизменяется. Но до сих пор эти изменения прослеживались нами лишь со стороны ситуационного фактора. Теперь становится возможным учитывать в

процессуальные изменения в потребностном основании установки; они определяющим образом влияют на такой важнейший показатель установки, как сила или актуальность. Они влияют также на семантическую сторону поведения, определяя его субъективную ценность. !

Г Намеченный подход позволяет различить две поведенческие реальности. В первом случае, который можно обозначить как по-липотребностную регуляцию поведения мы имеем дело с единообразным поведением, которое побуждает система потребностей. Оно имеет свою внутреннюю и внешнюю структуру, форму и содержание. Первая складывается из гомогенных действий и операций; каждый элемент связан с другим единой логикой конечной цели. Шея несколько источников побуждения, поведение направлено на определенный результат, предмет поведения, с которым так или иначе (внутренне или внешне) связана каждая потребность. Вэ втором случае, выражаясь словами Д.Н.Узнадзе, в рамках одного "физического поведения", т.е. объективно выполняемой человеком последовательности действий и операций, реально, психологически осуществляется более чем одно полноценное поведение, каждое из которых имеет все необходимые элементы поведения (отдельный источник по-буждения-потребность или систему потребностей, специфическую ценностно-смысловую основу-мотив, самостоятельную интенциональ-ность - цель и поведенческую задачу и, наконец, собственный системообразующий фактор-установку). _

Что касается формы активности, складывающейся из симулътанно реализующихся поведений, то тут можно выделить два варианта: I - совмещенные поведения, часть действий и операций, которых совпадают. Сйределенные отрезки "физического поведения" у них идентичны и состоят из обслуживающих актов, одинаково необходимых для каждого поведения; зато реализующие, непосредственно выводящие на конечную цель акты у них различны, ибо они специфически связаны с конкретным поведением. П - включенные поведения, каждый из которых имеет собственную внешнюю структуру. Такое имеет место, когда в процессе протекания одного поведения у субъекта появляется возможность реализовать такие и другие цели и

мотива. Подобное случается либо вследствви того, что в основном поведении наступает период временного и относительного бездействия, либо потому, что цель ведущего поведения моют быть достигнута с применением ограниченного количества действий и операций, в результате чего часть функций как бы высвобождается и включается в процесс реализации другого поведения.

Анализ явления совмещенных и включенных поведений на языке теории установки неминуемо приводит к постановке вопроса о регуляции данных поведенческих реалий системой актуальных установок. Это так, поскольку фундаментом общепсихологвческой теории установки является положение о том, что каждое конкретное поведение располагает своим установочным основанием, что и позволяет ему осуществляться целесообразно. Различие в поведениях определено своеобразием их установок. (Ш.А.Надирашвили,1983; 1985).

Однако к идее о полиустановочной регуляции активности приводит также и рассмотрение множества других явлений психического мира в концептуальной системе теории установки. Так, если исходить из важнейшего и общепринятого положения данной теории о том, что фиксированные установки, будучи, так сказать, в "рабочем состоянии", представляют собой подлинные установки а "не имеют в себе ничего существенно нового по сравнению с актуальными установками, возникающими на базе новых ситуаций и потребностей субъекта" (Л.Н.Узнадзе, 1956, с. 158), то необходимо будет признать реальность одновременного действия нескольких установок стольких, скольким психическим явлениям они и служат основанием; а с фиксированными установками теория связывает навыки, знания, умения, вторичные потребности, мотивы, аттитвды, черты характера, свойства личности и т.д. (И.А.Надирашвили, В.Г.Норакидзе, А.С.Првн-гишвили, З.И.Хэджава, Д.Н.Узнадзе и др.) Поэтому, в каждой сложной активности человека, в которой одновременно задействованы множество функциональных в инструментальных систем, реализован целый ряд мотивационных или личностных образований и свойств можно обнаружить совместно действующие и взаимодействующие установки различного характера и уровня.

Что касается полиустановочной системы, действующей при симультанном протекании нескольких поведений, то основополагающим прин-

ципом ее организации выступает¡принцип функциональной иерархии. В каадом конкретном могланте доминирующее положение в иерархической системе занимает одна ведущая или по Д.Н.Узнадзе, "главная установка", которая подчиняет себе действие остальных т.н. "частных установок" (Д.Н.Узнадзе, 1936,1967). Доминирующая в система установка имеет самый высокий уровень актуальности,что выражается в большей готовности человека осуществить одно поведение чем другое, т.е. в соответствующих поведенческих приоритетах.^

В анализируемой ситуации, т.е. тогда, когда налицо система симультанных поведений, уровень актуальности соответствующих установок определяет, главным образом, последовательность и очередность действий, из которых складываются совмещаемые поведения. В первую очередь производятся действия, из которых строится ведущее поведение. В некоторых случаях эти действия могут быть составными частями и другого поведения или поведений. Все это имеет место тогда, когда два или более поведений совершаются путем активных действий. В случае же взаимовключенных поведений субординация установок выражается в том, что наиболее актуальная установка, т.е. установка ведущего поведения моментально прекращает включенное в него действие или систему действий, если оно по какой-то причине начинают приобретать характер угрозы в отношении перспектив продолжения и успешного завершения ведущего поведения. Следовательно, соподчиненные установки активны и действенны в той мере, в какой не создают аагехдоминирующей установке и совместимы с ней.

Совместимость взаимодействующих установок наряду с содержательными моментами определяет также и одинаковость формально -динамических характеристик установок, что вызвано их принадлежностью одному индивиду и личности. Последняя не выводима из одной, особым образом интегрированной "устеновки личности" (Ш.Н.Чхартишвили,1974), а описывается как взаимосвязь множества установочных оснований. В анализированной ситуации личность выступает субъектом сложной активности складывающейся из более чем одного поведения и, который может быть описан в терминах иерархической системы соподчиненных установок.

В четвертой главе обсуждается вопрос о видах поведения.!

Д.Н.Узнадзе полагал, что среди проблем психологии поведения "на первый план должен быть видвинуг вопрос о дифференциации различных видов поведения, или иначе говоря, вопрос классификации их форм" (Д.Н.Узнадзе, 1966, с.334). Мелду тем вопрос о видах поведения и их классификации поныне остаются одним из наименее разработанных. В нескольких существующих классификациях использованы различные основания и критерии (Б.Г.Ананьев, 1977; М.В.Демин, 1984; М.С.Кзган,1Э74; А.Николов, 1984; С.Л. Рубинштейн,1946 и др.), что вполне объяснимо при учете многомерности и сложности феномена поведения. Однако стремясь к общей таксономии следует искать универсальные признаки и критерии. Представляется, что можно выделить по крайней мере два признака,позволяющие как группировать, так и дифференцировать различные виды поведения. Первый - это предает поведения, его интенциональная специфика, второй- способ и уровень его психологической регуляции. На первом из них - в теории Д.Н.Узнадзе построена известная классификация интрогенных и екстрогенных форм поведения, га втором - различение импульсивного и волевого поведений. Перспективной может оказаться токсономия поведений, которая совмещает в себе эти классификаторные основания^] "йковой представляется классификация Ш.А.Надирашвили (1987), в которой поведения систематизированы как по горизонтали, так и по вертикали. В вертикальном разрезе имеется в виду три уровня психологической регуляции поведения.

^ Как известно, Д.Н.Узнадзе выделял два уровня установочной регуляции поведения, которым соответствовали импульсивное и волевое поведение. В первом случае установку создают актуальная потребность и ситуация, во втором - высшие потребности "Я" и воображаемая ситуация. Основным вопросом психологии воли ставится вопрос об источнике побуждения волевого поведения. При этом исходным пунктом анализа было принято положение, что таковым не могут быть актуальные потребности. Поиски энергетического обеспечения воли провели Д.Н.Узнадзе к представлению о т.н. отвлеченных, неактуальных, высших потребностях "Я". Их природа стала предметом всестороннего обсуждения (В.Л.Какабадзе, Р.А.Кварцхава,

Ш.А.Надирашвили, Р.Г.Натадзе, IX Н. Чхартишвили и др.). Била отмечена определенная противоречивость данного представления. Дело в том, что если высшие потребности выступают как реальное состояние живой системы, действующее как побуздение волевого поведения, то они в принципе должны быть актуальными. Неактуальное не может побуждать, вызывать активность.

¡{уя.но отметить, что обсуждаемая постановка проблемы воли, характерна для первого этапа творчества Д.Н.Узнадзе, который венчает его "общая психология" (1940), и построена на "энергетической парадигме". Она по существу опирается на феноменологическую аргументацию, берущую свое начало еще со времен У.Дг.емса. Подмечено, что в типичном волевом акте человек действует, как бы "по линии наибольшего сопротивления", т.е. де-_ лает то, что ему не хочется, не интересно, но необходимо. _ йленно в противопоставлении желания-необходимости, непосредственного интереса-чувству долженствования и находят свое обоснование поиски всякого рода источников энергии или побуждения вола, альтернативных актуальным потребностям. Такой подход находит понимание Д.Н.Узнадзе, а Ш.Н.Чхартишвили приводит к представлению о двух совершенно различных источниках энергии разнообразных видов человеческого поведения (И.Н.Чхартишвили, 1958).

Однако существование специфических волитивных переживаний вовсе не означает того, что некоторые виды поведения не побуждаются потребностями. Специальный анализ всюду находит потребности, но он обнаруживает также определенные противоречия между шутриповеденческими структурами, а также между внутренними а внешними условиями деятельности. Это, собственно и способствует возникновению чувства долженствования. Непоследнюю роль в этом играет .вдение несовпадения предмета поведения и предмета потребности, что особенно характерно для высших уровней человеческого поведения. Нередко то, что определено в це..л.либо удовлетворяет потребность неполностью, частично, либо опосредствует процесс достижения предмета потребности в будущем. !йкие виды поведения называют инструментальными. Природа высших потребностей вообще такова, что бухучи опредмечеиными

общими объективными ценностями, они побуждают человека к вполне определенным, конкретным целям. Это создает условия для возникновения столь характерного для волевого поведения чувства долженствованиям,

Этому же способствует явление взаимодействия потребностей. Их соподчиненность выражается в том, что удовлетворение одних потребностей происходит раньше и полнее других. Особенно тяжелая ситуация складывается в случае противоречия, конфликта между разнонаправленными потребностями. Для волевого поведения характерно именно то, что удовлетворение одних потребностей происходит за счет фрустрации других."; В этом находит свое выражение психологическая "цена" конкретного поведения (B.C. №гун, 1983), и чем она выше, тем больше феноменологическая картина будеть походить на ту, что принято считать типичной для воли. Следует также отметить сложности, возникающие в операционных и ситуационных обстоятельствах поведения. Их преодоление переживается как нежелательная необходимость, без которой невозможно удовлетворить какую-либо потребность (В.Г. Асеев, 1976). Вообще же если говорить в принятых сегодня терминах, то можно сказать, что доминирование внутренней мотивации вызывает чувство непосредственного интереса. Внешнемотиви-рованное же поведение преимущественно связано о чувством необходимости, долженствования. ]

В сороковых годах Д.Н.Узнадзе разрабатывает концепцию объективации."! Его интересы сосредотачиваются на вопросах осознания, сознательной психической деятельности. Проблема воли также начинает рассматриваться в контексте концепции объективации. Центр тяжести, при этом переменяется с энергетической парадигмы на парадигму сознания. Акцент делается не на поиске новых энергетических источников, а на проблеме способа сознательной регуляции наличных форм побуждения. Высказанные по этому повода идеи, совместно с представлением о трехуровневой установочной регуляции активности (Ш. А.Надирашвили) могут служить твердой основой для различения видов поведения по признаку способа и уровня их установочной регуляции.

^ 11а уровне импульсивного (непроизвольного) поведения уста-

новку создает непосредственно воздействующая ситуация- ото "полевое" (К.Левин), ситуативное поведение. Оно не опосредовано сознанием. Причем, в принципе, побуждать его могут потребности любого вида и уровня. Нравственное,социальное поведение также бывает импульсивным. Но в отличие от него каждое типично человеческое поведение имеет некоторый подготовительный период. Он протекает на уровне объективации, сознания и заключается в выработке необходимых для формирования установки условий. Тут многое определяет то, что именно включает механизм объективации, в какой сфере возникают преграды и проблемы, где и в чем субъекту предстоит разобраться, йленно от этого зависит психологическая квалификация того или иного поведения. Чаще всего на уровне объективации решается вопрос о том, как осуществить поведение, речь идет о разработке плана и способов его реализации, о технических, операционных проблемах поведения. В определении и уточнении ситуационных и операционных условий установки такого поведения принимают участие процессы продуктивного мышления, планирования и предвидения, воображения и произвольной памяти, словом, висите произвольные познавательные процессы. Это-произ-вольный уровень регуляции аколыюсти, поэтому такое поведение можно назвать произвольным.

Но инициирующие объективацию обстоятельства возникают также и в собственно мотивационной сфере. Иначе говоря, возникает необходимость определить не только то, как делать, но и то, что делать и почему - возникает задача выявить предпочтительную цель-поведение (Е.с.схарагоае, 1933). Этот случай отличается от предыдущего так же, как принятие решения отличается от решения задача, как процесс интеллектуальный отличается от оценочко-мотивационного, волитивиого. Когда поведение прекращается в виду возникновения несовместимых тенденций и поведенческих альтернатив, мотивационного конфликта, когда субъект вынужден выбирать между взаимоисключающими задачами поведений, предав том объективации становится субъективная ценность каждой из них. Процессы, возникающие в этом случав связаны с установлением истинных мотивацаонных приоритетов, с осознанием личностью смысла поведения, о выявлением и изменением личностной значимости,

ценности того или иного поведения. Объективация в данном случае переводит активность на наиболее высокий уровень регуляции - уровень активности личности (¡11. А.Шдирашвили) или личностной саморегуляции (К.А.Абульханова-Сяавская, В.А.Иванников, Е.В. Шорохова и др.). Именно такое поведение является собственно волевым.

В начале волевого поведения субъект находится в состоянии мотивационного конфликта. Мотивационний конфликт выражается в состоянии нерешительности; это как бы состояние между поведениями, заполненное несовместимостью, напряженностью, дискомфортом. Выход из него лежит через обоснование большей личностной значимости, субъективной ценности одной из поведенческих альтернатив^ В произвольном, сознательном выявлении и изменении субъективной" ценности (мотива) поведения и находит выражение специфическая функция воли. 1Ьт мотивационний процесс, который предшествует возникновению установки и подготавливает акт принятия решения тем, что делает одно поведение предпочтительнее, т.е. субъективно более ценным, можно обозначить как процесс субъектшзации. В процессе субъект::вации включается механизм личностной саморегуляции, в котором ведущую роль играют оценочные суждения,..акты поиска и изменения смысла, процессы приписания поведению личностной значимости, приемлемости или неприемлемости. Однако,как реально действует этот механизм, пока известно не очень много. В самом общем виде он, по-видимому заключается в изменении силы и актуальности самих актуальных побуадений и подключения к ним дополнительных источников побуждения. Последнее, в свою очередь, может осуществляться двумя путями: через актуализацию новых потребностей или связывания находящихся в гетерогенном отношении к данной поведенческой задаче актуальных потребностей с каким либо естественным результатов поведения (Л.И.Анциферова, 19В1; В.А. Иванников, 1989).

[_ Мотивационний конфликт в силу присутствия в нем несовместимых тенденций прекращает текущее поведение, разрушая его установку. Согласно Д.Н.УзнадЗе установка будущего волевого поведения будет создана в акте принятия решения. Но ему предшествует процесс субъективации, направленный на подготовку решения, раз-

решение мотиваДвойного конфликта. Он доджей распологать соответствующим установочным основанием. Процесс субъективации регулируется установкой, возникающей на основе тенденции снятия, редукции мотивациояного конфликта путем оценочно- смыслового самоопределения личности. '.Существование такой явно выраженной побудительной силы отмечают все авторы, изучающие т.н. "конфликт ДО решения" (s.Feldman , 1966; b.featinger ,1957,1364; i.L.Jania , 1959).:Нал1цо соответствующая конфликтная (в теории объективации-проблемная) ситуация. Есть и соответствующие возможности - способность осознания смысла, оценочные, саморегуля-торние возможности личности словом, все, что необходимо для возникновения установка, организующей активность, в которой субьект находит выход из мотиБационного тупика, выявляет и создает определенный мотивационный приоритет, снимая тем самым преграду на пути развертывания наиболее ценного с точки зрения личности поведения.^ г

(_ "йким образом, по способу и уровню психической регуляции становится возможным выделить импульсивное, произвольное и волевое поведения.

В заключение, исходя из вышеизложенного моето сформулировать выводы общего порядка.

- Наведение как система состоит из целого ряда взаимосвязанных компонентов. Шдлишшм системообразующим фактором поведения, организующим началом этой системы, определяющим "упорядоченную целесообразность" ее функционирования является актуальная установка. Шея динамическую структуру, конкретвзируясь данными воображаемой ситуации (плана) в актулаьной ситуации, она выступает в качестве единой психологической основы действий и операций, из которых складывается исполнительная часть поведения, его внешняя структура или форма. Наряду с ней следует различать и внутреннюю структуру поведения, которую составляют мотивацион-ные образования.

- В процессе мотивации формируется и корректируется психологическая основа конкретно направленного поведения. Установка может выступать в этом качестве, поскольку в отличие от потребности является ситуационно конкретизированным состоянием. В свою

очередь, мотив как общая субъективная ценность поведения суммирует ■ семантический эффект действия каждой потребности, так или иначе реализующейся в конкретном поведении. Мэтив имеется У поведения любого уровня и вида, он индивидуален .внутренне, органически связан с конкретным поведением. В связи с этим следует различать две поведенческие реальности: полипэтребностную регуляцию единообразного поведения и одновременное осуществление нескольких поведений, каждое из которых имеет овою задачу, свою субъективную ценность (мотив) и соответствующий механизм целе со обра зного о сущес твлекия-у ста новку.

- Одним из основных признаков, позволяющих дифференцировать различные виды поведения наряду о объектом и характером интенции, является уровень и способ психической регуляции активности. В зависимости от того, каким образом формируется психологический механизм целесообразного поведения- установка, уровнево-иерар-хическая концепция установки позволяет различать три вида поведения- импульсивное, произвольное и волевое. Созданию установки произвольного и волевого поведения в отличие от импульсивного предшествует специальная активность, направленная в одном случае на решение технических задач реализации поведения, а в другом на устранение мотивационного конфликта путем задействования механизмов личностнгй саморегуляции.

Изложенный в диссертации материал оценивается как о точки зрения более углубленной разработки психологических представлений о структуре, видах и механизмах осуществления поведения, так я со стороны дальнейшего развития и уточнения концептуального аппарата общепсихологической теории установки.

Основное содержание диссертации отражены в следующих публикациях автора.

1. К вопросу о мотиве учения в советской психологии - В кн.Материалы УП объединенной сессии институтов педагогики и психологии Тбилиси, 1977. с.197-205 (на груз.яз.)

2. Проблема потребности и мотива в концепции А.Н.Леонтьева.-В кн.: Развитие эргономики в системе дизайна. Бэржоми, 1979; с.264-269. .

3. Типы полимотивации активности человека- В кн.: Тезисы УШ закавказской конференции психологов. Ереван,1380, с. 25-26

4. Шлимотивация и принцип соответствия мотива и деятельноом

- В кн.: Проблемы формирования социогенных потребностей.

Тбилиси, 1981, с.31-37.

5. Функциональная потребность и фиксированная установка - В кн.! Тезисы юбилейной конференции молодых ученых г.Тбилиси, Тбилиси, 1981, с.119-120 (на груз.яз.)

6. К проблеме осознания - В кн.: Философско-методологичбские аспекты гуманитарных наук. М., 1981, с.85-87.

7. Структура деятельности и теория установки - Известия АН ГССР; серия филооофии и психологии, 1981, № I, с.51-66.

8. Проблема описания в психологии личности. В кн.: Тезисы докладов республиканской конференции молодых психологов. Ереван, 1982, с. 104-105 (в соавт. с Оркварелидзе Р.Т.)

9. Производственная среда и факторы установки трудовой деятельности. В кн.: Проблемы эргономического в психологического проектирования среда человеческой деятельности на промышленных предприятиях. Тбилиси, 1983, с.22-25.

10. Принцип соответствия мотива и деятельности и типы полимотивации - В кн.: Тезисы научных сообщений к У1 съезду Всесоюзного общества психологов СССР. М., 1983, о.124-,125.

11. Задачи описания поведения - В кн.: П Закавказская конференция психологов. Баку, 1983, с.44-46.

12. К вопросу о взаимосвязи потребности и установки. В кн. психология, т.Ш, Тбилиои, 1983, с.29-42 (на груз.яз.).

13. Потребность а установка - Психологический журнал. 1984, »3, с.35-47.

14. Проблема полимотивации поведения. Вопросы психологии. 1984,

* 6, 0.87-94.

15. Некоторые дискуссионные вопросы теории деятельности А.Н.Леонтьева.- Известия АН ГССР,серия философии и психологии,1984,

* 2, о.70-85; 1984,#3,о.89-100.

16. Некоторые методологические и методические вопросы исследования личности в теории установки - В кн.: Экспериментальные методы исследования личности в коллективе I, Дчугавпилс,

1985, с.98-99 (в соавт. с Сакварелидзе Р.Т.)

17. Трудовая я учебная деятельность и проблема полимотивации-В кн.: Психолого-педагогические проблемы мотивации учебной и трудовой деятельности, 1985, с.181-183.

18. Теоретические проблемы описания поведения.-Известия АН ГССР серия философии и психологии. 1985, №3, о. 65-80.

19. Мотивационная природа учения.- В кн.: Педагого-психологи-ческие вопросы осуществления школьной реформы. Материалы

УШ объединенной сессии. Тбилиси, 1985, с.47-49 (на груз.яз.)

20. Проблема мотивации учения в зарубежной психологии- Школа и жизнь. 1986Д2, с.64-72 (на груз.яз.)

21. К проблеме формирования мотивационной основы деятельности

личности. - В кн.: Психическое развитие и формирование личности. Тезисы У Пражской международной конференции-Прага, 1986.

22-, 0 возможности полиустановочной регуляции активности. Известия АН ГССР серия философии и психологии. 1986,№2,с.89^102;

1986, Я 3, с.67-81.

23. Проблема структуры установки.- В кн.: Д.Н.Узнадзе классик советской психологии. 1йилиси,1986, с.110-130. ■

24. Проблема структуры поведения.- В кн.: Психология т.ХУП, Тбилиси,1986, с.93-104 (на груз.яз.)

25. К проблеме побуждения деятельности.-Вопросы психологии. 1986, Я5, с.124-131.

26. Проблема мотивации учения в советской психологии. Школа и жизнь.: 1986, №11, с.26-33 (на груз.яз.)

27. К общедисциплинарному статусу теорий отечественной психологии- В кн.: Методологические проблемы оснований науки. Киев, 1986, с.92-93 (в соавт.с Озкварелидзе Р.Т.)

28. Учебное поведение и его мотивация.- Школа и лизнь.1987, IS I, с. 18-21 (на груз.яз.)

29. йзвитие психологической науки в советской Грузии.- Вопросы психологии. 1987, № 2, с.25-32 (в соавщ.. с Надярашвв-ли Ш.А.)

30. On syatem-formative factor of behavior. In¡ VIII International congress of logic, methodology and philosophy of science, Moscow, 1987, p.289-291.

31. Принятие решения, мотив, ценность. Известия АН ГССР, серая философии и психологии.1988,с.73-90.

32. К постановке проблемы воли. Известия АН ГССг, серия философии и психологии. 1988, » 3, с.78-89.

33. К истории взаимодействия школ А.Н.Леонтьева и Д.Н.Узнадзе.-В кн.: Изучение традиций и научных школ в истории советской психологии. М., 1988, с.114-120.

34. Потребность, мотив, поведение - В кн.: X Закавказская конференция психологов Тбилиси,1988, с.29-30.

35. Системообразующий фактор деятельности и теория установки.-В кн. : тезисы докладов к УП съезду общества психологов СССР. Методология и история психологии. М., 1989,с.23-24.

06. К проблеме формирования мотивационной основы деятельности личности.- В кн.: Психическое развитие и формирование личности. Прага,1988,с.230-231.

37. Ситуационное развитие мотивации и установка.-Вопросы психологии. 1989, № 2, с.90-97.

38. Проблема воли и виды регуляции деятельности. Известия АН ГССР серия философии и психологии.1989, №2, с.62-79.

39. Установка как системообразующий фактор деятельности.В кн.: Теория установки и актуальные проблемы психологии. Тбилиси, 1989, с. 90-94.

40. О задачах описания поведения.Психологический журнал.1989, № 5, 0.12-22.

41. Потребность и мотив в поведении человека.В кн..-Человек в системе наук. М. ,1989.