Автореферат диссертации по теме "Картина мира лиц, переживших землетрясение"

На правах рукописи

Кулик Анастасия Андреевна

Картина мира лиц, переживших землетрясение

Специальность 19.00.01 - «Общая психология, психология личности, история психологии»

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Хабаровск - 2008

003452723

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Камчатский государственный университет

имени Витуса Беринга»

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор Весна Елена Борисовна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Стрелков Юрий Константинович

Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова

Ведущая организация:

кандидат психологических наук Шаповалова Евгения Владимировна

Дальневосточный государственный университет путей сообщения

Ярославский государственный университет имени П. Г. Демидова

Защита состоится «3» декабря 2008 г. в 10 часов на заседании Объединенного диссертационного совета ДМ218.003.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора психологических наук при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Дальневосточный государственный университет путей сообщения» Федерального агентства железнодорожного транспорта по адресу: 680021, Хабаровск, ул. Серышева, д. 47, ауд. № 204 (корпус 1)

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Дальневосточного государственного университета путей сообщения: 680021, Хабаровск, ул. Серышева, д. 47.

Автореферат разослан «31» октября 2008 года. Ученый секретарь

диссертационного совета М.В. Сокольская

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Изучение субъективного пространства личности было и остается одной из актуальных проблем психологической науки. Исследование представлений человека о самом себе, об окружающем мире имеет большое значение для теоретического осмысления структурной организации индивидуального сознания. Для описания субъективного представления мира широко используются такие понятия, как «образ мира», «картина мира».

Инвариантные представления о мире исследуются, прежде всего, в культурологии, истории культуры, этнологии. Этнографический и культурно-исторический аспект этой проблемы рассматривается в контексте создания мифопоэтической модели мира, представлений о мире, характерных для данной культуры, эпохи, в которую погружен субъект. Главным образом, эти исследования основываются на анализе мифологии и ритуалов, древних текстов, современного фольклора и произведений искусства (Л.И.Гришаева, В.Гумбольдт, Е.С.Кубрякова, М.К.Попова, В.Н.Топоров, Л.В.Цурикова, О.Шпенглер). Картина мира здесь рассматривается как самостоятельное явление культуры, при этом за рамками исследования оказывается индивидуальная психологическая природа явления, психические механизмы его функционирования.

Психологические исследования картины мира посвящены вопросам формирования и функционирования индивидуальной системы представлений о мире, структурных и функциональных аспектов образа мира (Ю.А.Аксенова, Е.Ю.Артемьева, Ф.Е.Василюк, Л.С.Выготский, В.П.Зинченко, Е.А.Климов, Н.Н.Королева, Н.Н.Косова, А.Н.Леонтьев, Д.А.Леонтьев, В.Ф.Петренко, В.В.Петухов, В.П.Серкин, С.Д.Смирнов, Ю.К.Стрелков и др.). В психологической науке возникла ситуация, характеризующаяся, с одной стороны, терминологической неопределенностью понятия «картина мира» («образ мира», «модель мира», «жизненный мир», «когнитивная карта», «модель Универсума», «схема реальности», «представление о себе и Вселенной» и т.д.), что связано со сравнительно недолгой историей существования понятия в гуманитарных науках и феноменологической сложностью изучаемого объекта, а с другой стороны отсутствием четких критериев, на основании которых становится возможным полно представить именно содержательный аспект субъективного мира личности.

Отдельные психологические аспекты картины мира изучались в социологии, философии (Л.Е.Бляхер, Б.М.Величковский, Э.Гуссерль, Э.Н.Джафаров, Н.И.Журавлева, Д.А.Логвиненко, Ю.МЛотман, М.К.Мамардашвили, К.Ритцлер, Ю.Хабермас, М.Хайдеггер и др.). Тем не менее, большинство исследований центрированы на изучении формирования субъективной картины мира, сложившейся в процессе взаимодействия индивида с социумом и на основе событий личной жизни и т.п.

Несмотря на достаточное количество исследований, посвященных влиянию различных факторов на картину мира личности (Ю.А.Аксенова,

Е.Ю.Артемьева, Е.Б.Быкова, Г.Д.Гачев, Д.А.Леонтьев, В.С.Мухина, Г.В.Разумова, В.П.Серкин, Ю.К.Стрелков, С.В.Тарасов и др.), в настоящее время ощущается дефицит эмпирических данных, позволяющих рассматривать содержательные и структурные изменения в картине мира под воздействием экстремальных факторов. Вместе с тем, возрастающее количество стихийных бедствий и аномальных природных явлений приводит к необходимости более детального анализа их влияния на человека.

В настоящее время активно исследуется психотравмирующее влияние экстремальных ситуаций (войны, пожара, землетрясения, урагана и пр.) на личность и ее эмоциональное благополучие, однако практически отсутствуют исследования трансформаций в картине мира под воздействием экстремальных ситуаций. Следует отметить, что чаще всего изучается эмоциональный эффект, возникающий в короткий период после катастрофы (около одного месяца), но практически не исследуются психоэмоциональные переживания личности на протяжении более длительного времени.

Актуальность проблемы, недостаточная теоретическая разработанность, а также высокая социальная значимость изучения картины мира личности в экстремальных условиях жизнедеятельности, определили выбор темы нашего исследования.

Объект исследования: картина мира личности.

Предмет исследования: картина мира лиц, переживших землетрясение.

Исходя из предмета и объекта исследования была сформулирована цель исследования: выявить содержательные и структурные компоненты картины мира лиц, переживших землетрясение.

Гипотезой исследования явилось предположение о том, что под воздействием экстремального фактора происходит реконструкция содержательных систем картины мира личности, трансформируются способы ее презентации и изменяются представления о позиции «Я-в-мире».

В соответствии с целью и гипотезой исследования были поставлены следующие задачи:

1. Осуществить теоретический анализ психологических, культурологических, философских, лингвистических теорий картины мира личности.

2. Выделить факторы, влияющие на развитие и изменение структурных и содержательных характеристик картины мира, реконструкцию представлений личности о мире и о себе в мире.

3. Проанализировать подходы к изучению влияния экстремальных условий (ЭУ) на развитие личности и выделить психологические особенности лиц, переживших землетрясение.

4. Провести эмпирическое исследование, выявить и описать содержательные и структурные особенности картины мира лиц, переживших землетрясение.

Методологическую основу исследования составили концепция смысловой структуры сознания, разработанная Л.С.Выготским,

A.Н.Леонтьевым и получившая развитие в трудах В.П.Зинченко,

B.Ф.Петренко, Е.Ю.Артемьевой, Д.А.Леонтьева, В.В.Столица и др.; психосемантические теории образа мира, представленные в работах Е.Ю.Артемьевой, А.Н.Леонтьева, Д.А.Леонтьева, В.П.Серкина, Ч.Осгуда; положение о картине мироустройства современного человека Ю.А.Аксеновой; теории функционирования человека в критических и экстремальных условиях, в ситуации стресса Ю.А.Александровского, Ц.П.Короленко, Л.А.Китаева - Смыка, В.И.Лебедева, В.С.Мухиной.

Для решения поставленных задач были использованы следующие методы теоретического и эмпирического исследования: 1) теоретический анализ психологической, философской, культурологической, этнографической литературы по теме исследования;

2) комплекс методов исследования картины мира лиц, переживших землетрясение, включающий в себя следующие основные блоки:

- определение психоэмоционального состояния лиц, переживших землетрясение: методика определения нервно-психической устойчивости (НПУ), разработанная в Санкт-Петербургской военно-медицинской академии, модифицированный вариант методики Дж.М.Сакса, С.Леви «Незаконченные предложения» для выявления страхов, тревог, а также представлений респондентов о своем прошлом, настоящем, будущем; методика определения страхов (модифицированный вариант опросника А.И.Захарова), опросник тревожности, разработанный Ю.В.Щербатых;

- выявление содержательных характеристик картины мира лиц, переживших землетрясение: комплексная психосемантическая методика, включающая модифицированный ассоциативный эксперимент, семантический дифференциал, проективную рисуночную методику «Карта мира», разработанную Е.Б.Весна;

- установление степени психологической адаптированности личности: шкала социально-психологической адаптированности (шкала СПА), разработанная К. Роджерсом и Р.Даймондом, адаптированная А.К.Осницким;

3) методы количественной и качественной обработки: статистический анализ (дисперсионный анализ, факторный анализ, критерий Стьюдента, угловое преобразование Фишера), элементы контент-анализа, содержательная интерпретация результатов исследования.

Статистические расчеты выполнены с использованием пакета прикладных компьютерных программ универсальной обработки табличных данных Microsoft EXCEL и пакета статистического анализа SPSS for Windows 13.0.7.

Обоснованность и достоверность полученных результатов и сформулированных на их основе выводов обеспечены использованием валидных и надежных психодиагностических методов, адекватных предмету, цели и гипотезе исследования, репрезентативной выборкой, применением методов статистической обработки данных.

Научная новизна и теоретическая значимость. Расширены представления о влиянии экстремальных условий природного характера на личность. Определены факторы, влияющие на реконструкцию представлений человека о мире и о себе в мире вследствие переживания психотравмирующей ситуации (землетрясение). Выявлены особенности картины мира лиц, переживших землетрясение: трансформируется позиция угрожающего объекта в картине мира личности, к опасным относятся глобальные природные объекты, связанные с представлениями о прочности мироздания в целом, экстремальная ситуация репрезентируется в содержании картины мира. В соответствии с целями исследования были модифицированы варианты семантического дифференциала и апробирован проективный рисуночный тест «Карта мира» (методика Е.Б.Весна), которые могут быть использованы для дальнейшего изучения картины мира на материале различных социальных групп, социальных явлений.

Результаты, полученные в ходе исследования, могут быть использованы при изучении структурных компонентов индивидуального сознания и отдельных сторон содержательной организации картины мира, при разработке общей концепции картины мира личности.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов при подготовке студентов психологических специальностей, в процессе повышения квалификации психологов-практиков, социальных работников и педагогов, работников служб МЧС. Полученные данные могут быть использованы для создания лекционных курсов, семинарских занятий по курсам «Психология экстремальных ситуаций», «Психология личности», в системе повышения квалификации преподавателей, в практике консультирования, при разработке программ реабилитационной работы с лицами, пережившими землетрясение, при организации психологической помощи данной категории населения в регионах с повышенной сейсмичностью.

Положения, выносимые на защиту:

1. Под воздействием экстремального фактора (землетрясения) происходит реконструкция содержательных и структурных компонентов картины мира, трансформируются способы ее презентации: угрожающие физической безопасности объекты репрезентируются в структуре картшш мира, становясь интегрированной ее частью.

2. В структуре картины мира человека, пережившего землетрясение, происходит актуализация страхов, связанных с причинением физического вреда (страх нападения, боли, природной стихии), при этом устойчивый страх является пусковым механизмом реконструкции содержательных компонентов картины мира.

3. В периоде «послевоздействия» экстремального фактора выделяются 4 фазы: фаза дезориентации, характеризующаяся недифференцированными эмоциональными переживаниями ситуации; фаза кульминации, предполагающая всплеск невротических проявлений; фаза реконструкции, которой свойственно повышение адаптивности, центрация на использовании

внутренних ресурсов, обращение к силе «Я» для реконструкции картины мира и изменении представлений о мире; фаза предвосхищения, отличающаяся высокой готовностью личности к возникновению экстремальной ситуации.

База исследования. Эмпирическую базу исследования составили жители Камчатского края 13-16 лет в количестве 152 человек. В экспериментальную группу вошли респонденты п. Корф и п. Тиличики Корякского автономного округа, эвакуированные после землетрясения 21 апреля 2006 года (всего 52 человека). Контрольную группу составили жители г. Петропавловска-Камчатского и п. Шаромы Камчатского края в количестве 10 0 человек. Эмпирическое исследование являлось лонгитюдным, проводилось в четыре этапа. На каждом этапе в исследовании принимали участие одни и те же испытуемые.

Апробация и внедрение результатов. Данные, полученные в исследовании, были представлены в докладах на внутривузовских, межвузовских, региональных научно-теоретических и научно-практических конференциях Камчатского государственного университета имени Витуса Беринга в 2004 - 2008 годах: «Вузовская наука - региону» (2005); «Проблемы модернизации системы общего образования в регионе» (2005); «Непрерывное образование: взаимодействие вуза и школы» (2006); «Дальний Восток России: перспективы развития» (2007); «Университет XXI века: достижения и перспективы» (2008). Результаты исследования обсуждались на заседаниях Лаборатории психологических исследований проблем развития личности в течение 2004-2008 годов. Доклады по теме исследования были представлены на научно-методологических семинарах кафедры теоретической и прикладной психологии Камчатского государственного университета имени Витуса Беринга.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, включающей 182 источника, и приложения. В тексте диссертации имеется 13 рисунков, 17 таблиц. Содержание работы изложено на 141 странице.

Общая характеристика работы. Во введении обоснована актуальность работы, определены объект, предмет, цель, гипотеза и задачи исследования, представлены методологические основания и эмпирические методы исследования, обозначены научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность работы, выдвинуты положения, выносимые на защиту, а также даны сведения об апробации и внедрении результатов.

Первая глава «Картина мира личности как психологический феномен» состоит из двух параграфов и посвящена анализу основных теоретических подходов к изучению картины мира личности.

В первом параграфе «Основные научные подходы к исследованию картины мира личности» анализируются концепции картины мира, разработанные в психологии, философии, лингвистике, определяются сущность и структурные компоненты картины мира личности.

В философии картина мира рассматривается как одна из форм познания мира и самого себя. Картина мира понимается как гносеологическая категория, представляющая собой идеальную модель реального объекта - целостного мира (Л.Е.Бляхер, Н.И.Журавлева и др.). В культурологии картина мира анализируется как самостоятельное явление культуры, предстает мифопоэтической моделью мира, совокупностью представлений о мире, характерных для традиционной народной культуры, видением мироздания, свойственным различным этносам (Я.Э.Голосовкер, К.Хюбнер, О.Шпенглер, М.Элиаде, А.М.Лобок, Р.Редфильд, В.Н.Топоров и др.). В лингвистике картина мира определяется как отраженная в языке совокупность представлений о- мире, определенный способ концептуализации действительности (Ю.Д.Апресян, Н.Д.Арутюнова, А.Вержбицкая, В.Гумбольдт, Е.В.Урысон, Е.С.Яковлева и др.).

В современной психологии понятие «картина мира» характеризуется терминологической неопределенностью («образ мира», «когнитивная карта», «модель мира», «представление о себе и своей Вселенной», «схема реальности» и т.п.). Чаще всего как синонимичное используется определение «образ мира».

Впервые понятие «образ мира» было введено в научный оборот А.Н.Леонтьевым в рамках психологии восприятия. По мнению А.НЛеонтьева, образ мира - это отражение мира в сознании человека, непосредственно включенное во взаимодействие человека и мира. В первоначальном варианте концепции были выделены три основные «образующие» сознания — личностный смысл, значение и чувственная ткань. В работах В.П.Зинченко, А.А.Леонтьева, В.В.Петухова, С.Д.Смирнова разработаны структурные и функциональные аспекты образа мира. Так, С.Д.Смирнов разделяет поверхностные структуры - чувственно оформленные представления о мире - и ядерные - амодальные, знаковые системы, отражающие мир в целом. В.В.Петухов дополняет и модифицирует это положение, классифицируя по функции поверхностные структуры как представление о мире, а ядерные - как представления мира. Е.Ю.Артемьева, Ю.К.Стрелков, В.П.Серкин выделяют среди структурных компонентов образа мира: перцептивный мир, в котором след не отделён от своей модальной, чувственной представленности; картину мира (семантический мир), где элементы слоя являются уже отношениями, а не чувственными образами, но ещё сохраняют свою модальную специфичность; образ мира в узком смысле - слой амодальных структур, образующихся при обработке предыдущего слоя. Ю.А.Аксенова, дополняя схему, предложенную Е.Ю.Артемьевой, Ю.К.Стрелковым, В.П.Серкиным, выделяет в картине мира несколько систем координат: субъекториентированная картина мира -система, выделяющая существенное и несущественное для конкретного человека в окружающем его мире; диалогическая, представляющая образ мира другого человека в сознании индивида на основе принципа отраженной субъектности, и мироориентированная картина мира.

Психологические исследования ориентированы на изучение

следующих аспектов образа мира: значение образа мира в когнитивных процессах (О.Е.Баксанский, Б.М.Величковский, У.Найссер, Э.Толмен и др.); образ мира в контексте системы значений и смыслов, вырабатываемых в результате взаимодействия человека с миром (Е.Ю.Артемьева, Д.А.Леонтьев, В.П.Серкин, Ю.К.Стрелков и др.); профессиональный образа мнра личности (Е.Ф.Купецкова, Д.А.Медведев, Г.В.Разумова, С.В.Тарасов и др.); этнопсихологические особенности образа мира, (Г.Д.Гачев, С.В.Лурье, В.С.Мухина); значение времени в образе мира личности (Е.Б.Быкова, Е.В.Каменева, А.Л.Коробкин и др.).

Картина мира личности имеет свою логическую структуру, предстает динамичной системой, меняется в процессе онто- и филогенеза. В картине мира каждого конкретного субъекта интегрированы, во-первых, индивидуальные компоненты, во-вторых, «особенные», т.е. разделяемые определенной социальной или половозрастной группой людей, в-третьих, «всеобщие», т.е. бытующие у человечества в целом - универсальные (Ю.А.Аксенова). По мнению Е.Ю.Артемьевой, основу картины мира составляют события личной жизни, «индивидуальная история деятельностей».

На основе теоретического анализа нами были выделены и описаны следующие характеристики картины мира: категоризация (осознанность, актуализированность представлений); целостность/интегрированность (представления о мире, знаковые системы, отражающие мир, формируются в общую схему картины мира); эксплицируемость (возможность фрагментарного воссоздания картины мира); константность/изменчивость; социальная представленность (картина мира рассматривается как основной фактор, конструирующий социальную реальность и определяющий доминирование различных социальных представлений, стереотипов, ценностей); прогностичность и субъективность.

Во втором параграфе описаны факторы, влияющие на развитие и изменение картины мира.

На основе теоретического анализа нами были выделены следующие микро-и макрофакторы, влияющие на процесс развития и изменение картины мира.

К макрофакторам относятся: биологические (развитие человека в процессе онтогенеза), пространственно-временные характеристики жизнедеятельности, психологические (особенности развития когнитивных процессов и личностных свойств); социальные (социально-экономические, политико-идеологические условия существования человека, профессиональная и этническая принадлежность личности).

К микрофакторам относятся: субъективная картина жизненного пути, индивидуальная деятельность, стереотипы, ценности, социальные представления, прошлый опыт личности.

Отдельное внимание уделяется экстремальным факторам природного и/или техногенного характера. В случае, если событие имело высокую разрушительную силу, несущую физическую угрозу личности, оно

отражается на когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах личности. Непосредственно воздействуя на все системы жизнедеятельности, событие изменяет и картину мира, оставляя сенсорно-перцептивный след в восприятии мира, нарушая пространственно-временные характеристики, репрезентацию прошлого и конструирование настоящего, будущего (Ю.А.Аксенова, Е.Ю.Артемьева, Т.Н.Березина, А.К.Болотова, Ф.Е.Василюк, Н.Н.Косова, А.Н.Леонтьев, Д.А.Леонтьев, А.В.Нарышкин, В.Ф.Петренко, С.Л.Рубинштейн, В.П.Серкин, С.Д.Смирнов, Ю.К.Стрелков и др.).

Вторая глава «Влияние экстремальных ситуаций на личность» состоит из двух параграфов.

Первый параграф «Теоретико-методологические подходы к исследованию экстремальных ситуаций». В настоящее время в психологической науке существенно возрос интерес к исследованиям воздействия экстремальных ситуаций техногенного или природного характера на личность.

Изначально изучение влияния экстремальных ситуаций на личность разрабатывалось в рамках военной психологии. В 1889 году X. Оппенгейм ввел понятие «травматический невроз» для диагностики психических расстройств участников боевых действий, в дальнейшем психологические проблемы участников Первой мировой и Гражданской войн в России изучали И.П.Бехтерев, П.Б.Ганнушкин, С.В.Крайц и др. В середине XX века воздействие психотравмирующих факторов на личность исследуется в рамках психологии личности (Л.А.Александрова, Ю.А.Александровский, Е.А.Белова, Ф.Б.Березин, Ф.Е.Василюк, Л.Г.Дикая, Л.А.Китаев-Смык, Ц.П.Короленко, Е.О.Лазебная, В.И.Лебедев, А.В.Махнач, Л.А.Пергаменщик и др.), формируется направление психологии экстремальных ситуаций (А.В.Гостюшин, В.И.Лебедев, А.М.Столяренко, А.Е.Тарас и др.).

Анализ отечественных и зарубежных исследований по проблеме показывает, что значительное внимание уделяется описанию и классификации разнообразных психических феноменов, возникающих у жертв экстремальных происшествий (Ю.А.Алексацдровский, Л.А.Китаев-Смык, В.И.Лебедев, Г.Л.Погосян, М.М.Решетников и др.), исследуются разнообразные негативные психические состояния, возникающие вследствие воздействия экстремальных факторов: стресс, фрустрация, кризис, депривация, конфликт, непатологические и патологические психоэмоциональные состояния. Эти состояния характеризуются доминированием острых или хронических переживаний: тревоги, страха, депрессии и др. (П.К.Анохин, Ф.Е.Василюк, Д.Н.Исаев, Я.М.Калашник, Ц.П.Короленко, В.А.Моляко, Г.Селье, К.В.Судаков и др.). Вместе с тем, практически отсутствуют исследования, связанные с изучением влияния стихийных бедствий на социально-психологические характеристики личности (в литературе описаны лишь острые эмоциональные состояния, возникающие вследствие землетрясения, наводнения или урагана), нет данных, позволяющих в полной мере представить изменения в структуре личности (поведенческой, когнитивной, смысловой сферах). Это связано с тем, что характер возникновения

природно-кпиматических катастроф исключает возможность проведения планомерных комплексных исследований.

Во втором параграфе описаны психологические особенности лиц, переживших землетрясение.

Полномасштабные эмпирические исследования, в которых были бы отражены психологические особенности лиц, переживших землетрясение, практически отсутствуют. Наиболее полные данные были получены при организации психологической помощи пострадавшим от землетрясения в Армении в 1988 году (В.С.Мухина, М.М.Решетников и др.).

В отечественной и зарубежной литературе в основном встречаются исследования, непосредственно отражающие количество жертв, размер материального ущерба в регионе, пострадавшем от природной стихии. Вместе с тем, стихийные бедствия оказывают выраженное воздействие на психологическое состояние человека: возникший стресс влияет на индивидуальное и групповое поведение, дезорганизует деятельность и нарушает обычную адаптацию к внешней среде (Л.А.Александрова, Ю.А.Александровский, Ф.Б.Березин, Ф.Е.Василюк, Л.Г.Дикая, В.И.Лебедев, В.С.Мухина, М.М.Решетников и др.).

Характер психогенных расстройств, их частота, выраженность, динамика зависят от следующих факторов: характеристик экстремальной ситуации (ее интенсивности, внезапности, продолжительности); готовности к деятельности в неблагоприятных условиях, определяемой личностными качествами, психологической устойчивостью. Согласно классификации

Ю.А.Александровского, выделяются три фазы переживания экстремальной ситуации природного характера: предвоздействие, фаза воздействия, фаза послевоздействия. Каждая из них характеризуется определенными психогенными нарушениями: в фазе предвоздействия превалирует ощущение угрозы и беспокойства. Эта фаза характерна для сейсмоопасных регионов и зон, где вероятность стихийного бедствия достаточно высока. Фаза воздействия предполагает осознание человеком жизнеопасной ситуации, при которой психоэмоциональное напряжение сменяется повышенной утомляемостью, преобладающей становится эмоция страха. Для фазы послевоздействия характерна сложная эмоциональная и когнитивная переработка ситуации. Приобретают актуальность травмирующие факторы, связанные с изменением жизненного стереотипа, преобладают посттравматические и социально-стрессовые расстройства (Ю.А.Александровский, Л.А.Китаев-Смык, В.Й.Лебедев и др.). Отмечается, что при воздействии землетрясения психогенный аффект может быть отсроченным во времени и развиться после того, как непосредственная опасность для жизни миновала (Д.Н.Исаев). Однако динамика аффекта внутри этой фазы практически не описана.

Поведение людей в условиях стихийных бедствий определяется следующими основными причинами: во-первых, искажением устоявшихся представлений об окружающей среде в результате восприятия эпизодически возникающих стихийных бедствий; во-вторых, оценкой опасности как потенциальной и отдаленной, а не как реально существующей; в-третьих,

столкновением человека с проявлением сил, которые невозможно контролировать (Иттельсон, 1974).

В третьей главе «Эмпирическое исследование картины мира лиц, переживших землетрясение» представлены эмпирическая база и методы исследования, описана его логика и результаты.

В первом параграфе представлены программа, база и методы исследования, во втором - анализ и интерпретация результатов. Исследование проводилось в течение 2005-2008 гг. В соответствии с выявленными в ходе теоретического анализа стадиями адаптации к стрессу, эмпирическое исследование включало в себя четыре замера: две недели после землетрясения, месяц, три месяца и полгода после землетрясения. Программа исследования представлена в таблице 1:

Таблица 1

Этапы эмпирического исследования_

этапы .задачи методы

1 этап Определить психоэмоциональное состояние респондентов в первые недели после землетрясения (2 недели). Модифицированный вариант теста «Незаконченные предложения», опросник тревожности (Ю.В.Щербатых), шкала нервно-психической учтойчивости (НПУ), элементы контент-анализа.

2 этап Выделить содержательные и структурные компоненты картины мира, исследовать реконструкцию содержательных и структурных характеристик картины мира лиц, переживших землетрясение (1 месяц, 3 месяца и 6 месяцев после землетрясения). Модифицированный ассоциативный эксперимент, семантический дифференциал, проективная методика «Карта мира», модифицированный вариант методики «Незаконченные предложения», модифицированный вариант опросника А.И.Захарова, направленный на исследование страхов, шкала социально-психологической адаптированности К.Роджерса и Р.Даймонда.

3 этап Проанализировать изменения в исследуемый период содержательных и структурных компонентов картины мира лиц, переживших землетрясение. Факторный анализ, сравнительный анализ средних значений (критерий Стьюдента).

4 этап Выявить особенности реконструкции представлений о мире у респондентов, столкнувшихся с экстремальной природной ситуацией. Факторный анализ, сравнительный анализ средних значений (критерий Стьюдента), однофакторный дисперсионный анализ.

Анализ данных, полученных на первом этапе исследования, позволил определить психоэмоциональное состояние лиц, переживших землетрясение. В результате применения процедуры контент-анализа были выявлены различия между группами по методике «Незаконченные предложения», данные представлены в таблице 2.

Таблица 2

Психоэмоциональное состояние респондентов контрольных и _экспериментальной групп_

Категории Ответы респондентов (частота упоминаний в %)

экспериментальная группа (ЭГ) совокупная контрольная группа (СКГ)

Страхи потери близких (53%), смерти (40%), природной стихии (28%), одиночества (20%), насекомых (18%), темноты (18%) одиночества (30%), потери близких (23%), получить плохую оценку, не сдать экзамены (20%), темноты (18%), насекомых (10%), природной стихии (10%), воды (8%), самолетов (5%)

Отношение к будущему негативное представление о будущем (страшное, ужасное, темное, сложное) - 50%; позитивное представление о будущем (счастливое, лучшее, доброе)-40%; неопределенное - 10% позитивное представление о будущем (счастливое, лучшее, доброе) - 60%; негативное представление о будущем (страшное, ужасное, темное, сложное) -25%; неопределенное - 15%

Отношение к прошлому воспоминания о себе (был послушным, красивым, веселым, старательным ребенком, любил играть и т.д.) -32%; возможность начать жизнь сначала - 23%; воспоминания о семье - 16%; воспоминания о доме (когда-то жил(а) в п.Тиличики) -11% воспоминания о себе (был послушным, красивым, веселым, старательным ребенком, любил играть и т.д.) - 25% ; воспоминания о семье - 10%; путешествия - 10%; возможность начать жизнь сначала - 5%

Сравнительный анализ данных экспериментальной и контрольных групп свидетельствует о том, что психоэмоциональное состояние в первый период после землетрясения характеризуется высоким уровнем нервно-психической напряженности (80% высоких значений по методике НПУ против 34% в контрольных группах), тревожности, эмоциональной нестабильности, преобладанием в аффективном репертуаре респондентов негативных эмоциональных состояний. Экстремальная ситуация актуализирует страхи, связанные с причинением физического вреда (природной стихии, землетрясения, наводнения, нападения), смерти, потери родителей, родственников. В совокупной контрольной группе (СКГ), включающей респондентов п. Шаромы Камчатского края и респондентов г.Петропавловска-Камчатского, преобладают социально опосредованные страхи. Для респондентов экспериментальной группы характерны трудности в простраивании связи жизненных событий с перспективой будущего: будущее воспринимается как негативно окрашенное, «сложное», «страшное», «трудное», «ужасное».

На втором этапе исследовались содержательные и структурные характеристики картины мира респондентов спустя 1 месяц, 3 месяца, 6 месяцев после землетрясения.

Для выявления изменений в картине мира нами использовалась комплексная психосемантическая методика, включающая ассоциативный эксперимент, семантический дифференциал, проективную методику «Карта

мира». Семантический дифференциал использовался для оценки объектов непосредственно и опосредованно влияющих на психологическую и физическую безопасность личности («Земля», «Вода», «Вулкан», «Дом», «Природа»), и для репрезентации картины мира («Мир, в котором я живу»).

В результате применения процедуры факторного анализа к данным семантического дифференциала наиболее значимые различия были получены относительно объектов «Земля», «Вода», «Мир, в котором я живу».

При оценке объекта «Земля» были выделены 8 факторов, объясняющих 70,5% дисперсии в ЭГ и 76,4% в СКГ. Сопоставительный анализ полученных факторов свидетельствует, что наибольший вес в ЭГ и СКГ получил фактор «оценки», представленный шкалами «яркое», «ясное», «разумное», «радостное», «сильное». В целом, факторная структура респондентов сходна, хотя иерархия факторов различна: в ЭГ наибольший вес имеют факторы «тревожность», «неуправляемость», «уникальность», «воинственность», а СКГ - «дружественность», «привлекательность».

В результате применения процедуры факторного анализа к данным семантического дифференциала по объекту «Вода» было выделено 9 факторов, объясняющих 73,4% дисперсии в ЭГ, 8 факторов, объясняющих 74,1 % дисперсии в СКГ.

Отличительной особенностью является наличие в факторной структуре респондента ЭГ факторов «бессмысленность», «обыкновенность», «расплывчатость», в СКГ - «разумность», «уникальность», «теплота». Анализ факторной структуры семантического пространства позволяет выделить различия в описании категории «Вода»: респондентам ЭГ свойственно использовать негативные характеристики «отталкивающий», «воинственный», «непредсказуемый», «неуправляемый» и т.д., респонденты СКГ чаще используют шкалы позитивной оценки. При этом объект «Вода» оценивается как несущий большую опасность, чем «Земля».

При оценке стимульной категории «Мир, в котором я живу» также были выявлены различия в иерархии факторов и их содержании. Респондентами ЭГ «Мир...» характеризуется как эмоционально насыщенный (светлый, теплый, тревожный, полезный, грустный, разумный, добрый, непредсказуемый, сильный, зыбкий и медленный). Необходимо отметить, что в факторной структуре респондентов ЭГ фактор «эмоциональность» составляет 40,3% от общей дисперсии, что свидетельствует о напряженности отношений с миром. Для респондентов СКГ «Мир...» оценивается как теплый, ясный, светлый, мирный, сильный.

Задачей третьего этапа исследования являлось описание изменений содержательных и структурных характеристик в картине мира лиц, переживших землетрясение. Был проведен сравнительный анализ факторной структуры на втором (1 месяц), третьем (3 месяца) и четвертом (6 месяцев) замерах в ЭГ. Наиболее значимые изменения в оценках исследуемых объектов представлены в таблице 3.

Таблица 3

Изменение оценок исследуемого объекта на втором, третьем, четвертом замерах__

Объект Название фактора 2 замер 3 замер 4 замер

Земля 7 фактор «польза»

полезное 0.01 0,05 0,07^врелное 0,07 0,05 0,01

8 фактор «опора»

твердое 0,0.3 0,04 0 09 ¿ыбк-ое 0,09 0,04 0,03

Вода 1 фактор «опасность»

надежное 0,08 0,93 0,95^ ппягнпе 0,8 0,93 0,95

5 фактор «расплывчатость»

ЯПНПР 0,57 0,70 0 7й ^.тумяннпр 0,57 0,76 0,70

Вулкан 3 фактор «сложность»

простое 0,78 0,79 0,85 сложное 0,78 0,79 0, 85

5 фактор «время»

вечное 0,44 0,46 0,54 ^временное 0,54 0,44 0,46

Мир 1 фактор «эмоциональность»

яркое 0,7 2 2,2^ тусклое 0,7 2,0 2,2

5 фактор «близость»

близкое 0,34 0,39 0,47 ^ далекое 0,34 0,39 0,47

Таким образом, попарное сравнение результатов замеров ЭГ и СКГ позволяет сделать вывод, что экстремальная ситуация непосредственно влияет на реконструкцию содержательных характеристик картины мира личности, что выражается в трансформации угрожающего объекта в структуре картины мира. В представлениях личности происходит смещение угрозы с реально опасного на другие близкие в семантическом пространстве объекты. Следствием генерализации страхов является включение в круг угрожающих объектов сначала непосредственно связанных с объектами-стрессорами, а затем и нейтральных с точки зрения угрозы. Этим объясняется усиление страха транспорта у респондентов ЭГ, проживающих в сельской местности (такая тенденция не отмечается у респондентов п.Шаромы), и страха вулкана, хотя на территории п.Тиличики и п.Корф вулканов нет.

Анализ данных рисуночного теста «Карта мира» также показал, что содержательная и структурная наполненность картины мира различна для респондентов ЭГ и КГ. Данная методика позволяет рассматривать структуру картины мира, ее содержательную наполненность, а также определять включенность угрожающего объекта в структуру картины мира изначально и после дополнительной инструкции. Исследование показало, что респонденты, пережившие землетрясение, изначально включают в структуру картины мира угрожающие для жизни объекты, в то время как у респондентов СКГ угрожающий объект в картину мира, как правило, не входит (рисунок 1).

угрожающие объекты, угрожающие объекты,

нарисованные сразу нарисованные после

дополнительной инструкции

Рис. 1. Результаты, полученные по методике «Карта мира» в ЭГ и СКГ

Кроме того, выявлены различия в содержании категорий, используемых при описании угрожающих объектов в картине мира. В ЭГ угрожающие объекты представлены следующими понятиями: «вулканы», «бухта», «природа», «цунами», «земля», «землетрясение», а в СКГ -«школа», «оружие», «самолет», «одиночество», «старость», «вулканы» и т.д. Следует отметить, что респонденты ЭГ к угрожающим относят глобальные, природные объекты, связанные с представлением о прочности мироздания в целом, в СКГ преобладают ситуативно-значимые объекты преимущественно социального и техногенного характера.

Таким образом, экстремальная ситуация репрезентируется в структуре картины мира, впоследствии являясь ее интегрированной частью.

Проведенный количественный и качественный анализ рисунков позволил выделить по содержательным характеристикам два основных типа картины мира: центрированный на «Я» и центрированный на «Мире». При этом для респондентов ЭГ характерен первый тип, для респондентов СКГ -второй.

Сравнение показателей, полученных по методике СПА (1 месяц, 3 месяца и полгода после землетрясения) при помощи однофакторного дисперсионного анализа, позволило выявить, что показатели по шкалам «адаптации», «эмоциональной комфортности», «интернальности», «самопринятия» значительно увеличиваются на протяжении всего исследуемого периода (см. таблицу 4).

Таблица 4

Значения однофактроного дисперсионного анализа _по методике СПА респондентов ЭГ_

интегральные шкалы значения однофакторного дисперсионного анализа

РсгП Р

«адаптация» 3,05 5,7*

«эмоциональная комфортность» 3,05 6,9*

«интернальность» 3,05 8,9*

«самопринятие» 3,05 6,7*

* р<0,01

Данные однофакторного анализа показывают, что главной характеристикой, влияющей на существенное изменение интегральных

адаптационных показателей, является временной промежуток, прошедший с момента землетрясения. На протяжении полугода происходит актуализация адаптационных механизмов, а также происходит большая центрация картины мира на «Я», на внутренних ресурсах, выраженные отрицательные эмоциональные состояния сменяются преобладанием позитивных эмоций.

Попарное сравнение показателей второго замера (месяц после землетрясения) с результатами контрольных групп показало значимые различия по всем интегральным шкалам. Это свидетельствует о том, что фаза послевоздействия характеризуется частичным задействованием адаптивных ресурсов. Этому периоду свойственны недифференцированные эмоциональные переживания. Статистическая значимость выявленных различий представлена в таблице 5.

Таблица 5

Значимые различия полученные по методике СПА респондентов ЭГ и СКГ

Интегральные шкалы значения 1 - критерия Стьюдента

Сравнение 2 замера (месяц после землетрясения) ЭГ с показателями СКГ

ЭГ СКГ 1 - критерий Стьюдента

«адаптация» 52,9 61,2 4,59*

«эмоциональная комфортность» 51,5 59,9 3,24*

«интернальность» 57,7 64,9 3,42*

«стремление к доминированию» 46,4 53,7 3,55*

«самопринятие» 64,7 74,5 4,64*

«принятие других» 58,0 64,1 2,50**

*р<0,01; ** р<0,05

При сравнении показателей третьего и четвертого замеров с результатами КГ значимых отличий не выявлено. Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о значимом изменении интегральных адаптационных показателей на протяжении времени.

Методика «Ранжирование страхов» позволила определить содержание страхов на каждом этапе исследования, их динамику. При сравнении результатов, полученных во втором, третьем и четвертом замерах, были выделены устойчивые формы страха, получившие максимальные значения на всех этапах: страхи, связанные с причинением физического ущерба (природной стихии (землетрясения, наводнения), крови, болезни, нападения, воды), смерти, смерти родителей. При этом, выраженность страхов изменяется на протяжении исследуемого периода и достигает максимальных значений к третьему замеру (3 месяца после землетрясения). Полученные результаты свидетельствуют о всплеске невротических проявлений и соотносятся с фазой кульминации. Данные представлены на рис. 2.

Рис.2. Изменение выраженности страхов на втором, третьем и четвертом

замерах

Вполне закономерным является тот факт, что экстремальная ситуация актуализирует основные страхи. Вместе с тем, изменения в содержании и выраженности страхов происходят не сразу, а по мере «проживания», переживания травмирующего события. Сопоставительный анализ данных, полученных в ЭГ и КГ, свидетельствует о преобладании максимальных значений в ЭГ, а также различиях в содержании страхов (см. рис.3).

Рисунок наглядно иллюстрирует, что выраженность страхов, связанных с причинением физического ущерба, смерти, смерти родителей выше у респондентов ЭГ. В КГ, напротив, преобладают социально опосредованные и медицинские страхи (людей, родителей, наказания, одиночества, уколов, крови, болезней, врачей). Эти данные соотносятся с данными, полученными по методике «Карта мира».

Рис.3. Изменение выраженности страхов респондентов ЭГ и СКГ

Таким образом, в субъективной картине мира подростка, пережившего землетрясение, происходит актуализация страхов, их аффективное заострение. Устойчивый усиливающийся страх запускает изменения картины мира, в результате чего происходит реконструкция представлений о себе и окружающем мире.

В заключении диссертационной работы были сформулированы следующие выводы.

Картина мира лиц, переживших землетрясение, имеет свои структурные и содержательные особенности. Структурные компоненты картины мира личности характеризуются следующими чертами: под воздействием сильного психотравмирующего события изменяется структура картины мира. Угрожающий физической безопасности объект изначально является включенным в общую композицию модели мира личности. Лицам, пережившим землетрясение, свойственно к угрожающим относить глобальные, природные объекты, связанные с представлением о прочности мироздания в целом, нежели ситуативно-значимые объекты преимущественно социального и техногенного характера. В структуре картины мира актуализируются устойчивые формы страха, связанные, прежде всего, с причинением физического ущерба (природной стихии, нападения, войны), а также медицинские страхи (крови, болезни, боли), страх смерти, смерти родителей. Содержание страхов в когнитивной модели мира определяется, в основном, пережитой катастрофой: характерен страх повторения негативного события. Вместе с тем, аффективный страх выступает определенным пусковым механизмом, который участвует в реконструкции основных компонентов картины мира, трансформирует способы ее презентации.

Содержательные компоненты картины мира лиц, переживших землетрясение, имеют следующие особенности: трансформируется восприятие угрожающего объекта. Вследствие генерализации страхов происходит включение в круг угрожающих объектов, в первую очередь тех, которые непосредственно связаны с объектами - стрессорами, а затем и нейтральных с точки зрения угрозы. В процессе реконструкции картины мира содержательные компоненты становятся в большей степени центрированными на силе «Я», на внутренних ресурсах. Реконструкция содержательных и структурных компонентов картины мира происходит не сразу после катастрофы, а постепенно. Психогенный эффект является отсроченным во времени и развивается после того, как непосредственная опасность для жизни миновала. Реконструкция происходит по мере «проживания» и переживания психотравмирующего события, что может быть следствием инерционности картины мира.

На протяжении исследуемого периода значительно изменяются интегральные показатели адаптивности личности. На протяжении полугода происходит актуализация адаптационных механизмов, что выражается в большей центрации на силе «Я», аффективные эмоциональные состояния сменяются преобладанием позитивного эмоционального репертуара.

В фазе «послевоздействия» экстремального фактора нами были выделены четыре основных периода: период дезорганизации - отличается переживанием сложного эмоционального состояния, нарушением когнитивной модели мира, чувства безопасности индивида. Период кульминации - характеризуется всплеском невротических эмоций, высоким уровнем актуализации страхов, их содержание определяется, в основном, пережитой катастрофой. Период реконструкции - отличается повышением адаптивности, на протяжении полугода происходит создание новой субъективной модели окружающей среды, происходит выработка адаптационной стратегии. Адекватность адаптационных моделей определяет дальнейшую адаптационную стратегию личности. Отмечается центрация на использовании внутренних ресурсов, обращении к силе «Я» для повышения уровня адаптивности к экстремальным условиям, реконструкции картины мира и изменения представлений личности. Период предвосхищения -характеризуется высокой готовностью к возникновению новой экстремальной ситуации, повышением адаптивности, расширением репертуара механизмов совладающего поведения, мобилизацией внутриличностных ресурсов.

Основные результаты исследования представлены в следующих публикациях автора:

1. Весна Е.Б. Исследование структурных и содержательных компонентов картины мира лиц, переживших землетрясение / Весна Е.Б., Кулик A.A. // Высшее образование сегодня. - 2008. - №8. - С.46-52.

2. Кривошеева, A.A. К вопросу о специфике региональных страхов у детей и подростков / A.A. Кривошеева // Проблемы психологии на современном этапе / Петр.-Камч.: Изд-во КГПУ. - 2005. - С.56-63.

3. Кривошеева, A.A. Психологическая характеристика страхов подростков в условиях нестабильного общества / A.A. Кривошеева // Становление личности подростка в условиях современного общества / Петр.-Камч.: Изд-во КГПУ. - 2005. - С.119-131.

4. Кулик, A.A. Особенности изучения картины мира лиц, переживших землетрясение / A.A. Кулик // Проблемы социального бытия личности: сборник статей. - Петр.-Камч.: Изд-во КамГУ им. Витуса Беринга. -2007. - С.104-110.

5. Кулик, A.A. Особенности картины мира лиц, переживших землетрясение / A.A. Кулик // Высшее образование сегодня. - 2007,-№10. -С.62-68.

6. Кулик, A.A. Теоретические подходы к исследованию картины мира в отечественной психологии / A.A. Кулик // Университет XXI века: достижения и перспективы: материалы межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 50-летнему юбилею Камчатского государственного университета имени Витуса Беринга. -Часть 1.- Петр.-Камч.: Изд-во КамГУ им. Витуса Беринга. - 2008. -С.215-224.

7. Кулик, A.A. Эмпирическое исследование картины мира лиц, переживших землетрясение / A.A. Кулик // Личность и мир: психологические исследования. Сборник статей. - Петр.-Камч.: Изд-во КамГУ имени Витуса Беринга. - 2007. - С.86-101.

НаучЕюе издание

Кулик Анастасия Андреевна Картина мира лиц, переживших землетрясение

Автореферат диссертации на соискание ученой степени Кандидата психологических наук

Лицензия ЛР №020387 от 12.02.97

Сдано в печать 27.10.08. Подписано к печати 29.10.08 Печать офсетная Бум. Тип №2 Формат 60x84 1/16 Усл. п.л. 1. Тираж 100 экземпляров.

Отпечатано в типографии КамГУ имени Витуса Беринга: 683032, г. Петропавловск-Камчатский, ул. Пограничная, 4

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Кулик, Анастасия Андреевна, 2008 год

ВведениеЗ

Глава 1. Картина мира лични как хологичий феномен

1.1. Основные научные подходы к исследованию картины мира 11 личности.

1.2. Содержательные компоненты картины мира и факторы, влияющие на ее развитие и траормациюЗ О

Глава 2. Влияние эремальныхтуаций на личнь

2.1. Теоретико-методологичие подходы к ледованию эремальныхтуаций

2.2. Психологические особенности лиц, переживших землетрние

Глава 3. Эмпирическое исследование картины мира лиц, переживших землетрние

3.1. Программа и методы эмпиричого ледования

3.2. Анализ и интерпретация результатов исследования картины мира лиц, переживших землетрние

Введение диссертации по психологии, на тему "Картина мира лиц, переживших землетрясение"

Актуальность темы исследования. Изучение субъективного пространства личности было и остается одной из актуальных проблем психологической науки. Исследование представлений человека о самом себе, об окружающем мире имеет большое значение для теоретического осмысления структурной организации индивидуального сознания. Для описания субъективного представления мира широко используются такие понятия, как «образ мира», «картина мира».

Инвариантные представления о мире исследуются, прежде всего, в культурологии, истории культуры, этнологии. Этнографический и культурно-исторический аспект этой проблемы рассматривается в контексте создания мифопоэтической модели мира, представлений о мире, характерных для данной культуры, эпохи, в которую погружен субъект. Главным образом, эти исследования основываются на анализе мифологии и ритуалов, древних текстов, современного фольклора и произведений искусства (Л.И.Гришаева, В.Гумбольдт, Е.С.Кубрякова, М.К.Попова, В.Н.Топоров, Л.В.Цурикова, О.Шпенглер). Картина мира здесь рассматривается как самостоятельное явление культуры, при этом за рамками исследования оказывается индивидуальная психологическая природа явления, психические механизмы его функционирования.

Психологические исследования картины мира посвящены вопросам формирования и функционирования индивидуальной системы представлений о мире, структурных и функциональных аспектов образа мира (Ю.А.Аксенова, Е.Ю.Артемьева, Ф.Е.Василюк, Л.С.Выготский, В.П.Зинченко, Е.А.Климов, Н.Н.Королева, Н.Н.Косова, А.Н.Леонтьев, Д.А.Леонтьев, В.Ф.Петренко, В.В.Петухов, В.П.Серкин, С.Д.Смирнов, Ю.К.Стрелков и др.). В психологической науке возникла ситуация, характеризующаяся, с одной стороны, терминологической неопределенностью понятия «картина мира» («образ мира», «модель мира», «жизненный мир», «когнитивная карта», «модель Универсума», «схема реальности», «представление о себе и Вселенной» и т.д.), что связано со сравнительно недолгой историей существования понятия в гуманитарных науках и феноменологической сложностью изучаемого объекта, а с другой стороны - отсутствием четких критериев, на основании которых становится возможным полно представить именно содержательный аспект субъективного мира личности.

Отдельные психологические аспекты картины мира изучались в социологии, философии (Л.Е.Бляхер, Б.М.Величковский, Э.Гуссерль, Э.Н.Джафаров, Н.И.Журавлева, Д.А.Логвиненко, Ю.М.Лотман, М.К.Мамардашвили, К.Ритцлер, Ю.Хабермас, М.Хайдеггер и др.). Тем не менее, большинство исследований центрированы на изучении формирования субъективной картины мира, сложившейся в процессе взаимодействия индивида с социумом и на основе событий личной жизни и т.п.

Несмотря на достаточное количество исследований, посвященных влиянию различных факторов на картину мира личности (Ю.А.Аксенова, Е.Ю.Артемьева, Е.Б.Быкова, Г.Д.Гачев, Д.А.Леонтьев, В.С.Мухина, Г.В.Разумова, В.П.Серкин, Ю.К.Стрелков, С.В.Тарасов и др.), в настоящее время ощущается дефицит эмпирических данных, позволяющих рассматривать содержательные и структурные изменения в картине мира под воздействием экстремальных факторов. Вместе с тем, возрастающее количество стихийных бедствий и аномальных природных явлений приводит к необходимости более детального анализа их влияния на человека.

В настоящее время активно исследуется психотравмирующее влияние экстремальных ситуаций (войны, пожара, землетрясения, урагана и пр.) на личность и ее эмоциональное благополучие, однако практически отсутствуют исследования трансформаций в картине мира под воздействием экстремальных ситуаций. Следует отметить, что чаще всего изучается эмоциональный эффект, возникающий в короткий период после катастрофы (около одного месяца), но практически не исследуются психоэмоциональные переживания личности на протяжении более длительного времени.

Актуальность проблемы, недостаточная теоретическая разработанность, а также высокая социальная значимость изучения картины мира личности в экстремальных условиях жизнедеятельности, определили выбор темы нашего исследования.

Объект исследования: картина мира личности.

Предмет исследования: картина мира лиц, переживших землетрясение.

Исходя из предмета и объекта исследования была сформулирована цель исследования: выявить содержательные и структурные компоненты картины мира лиц, переживших землетрясение.

Гипотезой исследования явилось предположение о том, что под воздействием экстремального фактора происходит реконструкция содержательных систем картины мира личности, трансформируются способы ее презентации и изменяются представления о позиции «Я-в-мире».

В соответствии с целью и гипотезой исследования были поставлены следующие задачи:

1. Осуществить теоретический анализ психологических, культурологических, философских, лингвистических теорий картины мира личности.

2. Выделить факторы, влияющие на развитие и изменение структурных и содержательных характеристик картины мира, реконструкцию представлений личности о мире и о себе в мире.

3. Проанализировать подходы к изучению влияния экстремальных условий (ЭУ) на развитие личности и выделить психологические особенности лиц, переживших землетрясение.

4. Провести эмпирическое исследование, выявить и описать содержательные и структурные особенности картины мира лиц, переживших землетрясение.

Методологическую основу исследования составили концепция смысловой структуры сознания, разработанная Л.С.Выготским,

A.Н.Леонтьевым и получившая развитие в трудах В.П.Зинченко,

B.Ф.Петренко, Е.Ю.Артемьевой, Д.А.Леонтьева, В.В.Столина и др.; психосемантические теории образа мира, представленные в работах Е.Ю.Артемьевой, А.Н.Леонтьева, Д.А.Леонтьева, В.П.Серкина, Ч.Осгуда; положение о картине мироустройства современного человека Ю.А.Аксеновой; теории функционирования человека в критических и экстремальных условиях, в ситуации стресса Ю.А.Александровского, Ц.П.Короленко, Л.А.Китаева - Смыка, В.И.Лебедева, В.С.Мухиной.

Для решения поставленных задач были использованы следующие методы теоретического и эмпирического исследования: 1) теоретический анализ психологической, философской, культурологической, этнографической литературы по теме исследования;

2) комплекс методов исследования картины мира лиц, переживших землетрясение, включающий в себя следующие основные блоки:

- определение психоэмоционального состояния лиц, переживших землетрясение: методика определения нервно-психической устойчивости (НПУ), разработанная в Санкт-Петербургской военно-медицинской академии, модифицированный вариант методики Дж.М. Сакса, С.Леви «Незаконченные предложения» для выявления страхов, тревог, а также представлений респондентов о своем прошлом, настоящем, будущем; методика определения страхов (модифицированный вариант опросника А.И.Захарова), опросник тревожности, разработанный Ю.В.Щербатых;

- выявление содержательных характеристик картины мира лиц, переживших землетрясение: комплексная психосемантическая методика, включающая модифицированный ассоциативный эксперимент, семантический дифференциал, проективную рисуночную методику «Карта мира», разработанную Е.Б.Весна;

- установление степени психологической адаптированности личности: шкала социально-психологической адаптированности (шкала СПА), разработанная К. Роджерсом и Р.Даймондом, адаптированная А.К.Осницким; 3) методы количественной и качественной обработки: статистический анализ (дисперсионный анализ, факторный анализ, критерий Стьюдента, угловое преобразование Фишера), элементы контент-анализа, содержательная интерпретация результатов исследования.

Статистические расчеты выполнены с использованием пакета прикладных компьютерных программ универсальной обработки табличных данных Microsoft EXCEL и пакета статистического анализа SPSS for Windows 13.0.7.

Обоснованность и достоверность полученных результатов и сформулированных на их основе выводов обеспечены использованием валидных и надежных психодиагностических методов, адекватных предмету, цели и гипотезе исследования, репрезентативной выборкой, применением методов статистической обработки данных.

Научная новизна и теоретическая значимость. Расширены представления о влиянии экстремальных условий природного характера на личность. Определены факторы, влияющие на реконструкцию представлений человека о мире и о себе в мире вследствие переживания психотравмирующей ситуации (землетрясение). Выявлены особенности картины мира лиц, переживших землетрясение: трансформируется позиция угрожающего объекта в картине мира личности, к опасным относятся глобальные природные объекты, связанные с представлениями о прочности мироздания в целом, экстремальная ситуация репрезентируется в содержании картины мира. В соответствии с целями исследования были модифицированы варианты семантического дифференциала и апробирован проективный рисуночный тест «Карта мира» (методика Е.Б.Весна), которые могут быть использованы для дальнейшего изучения картины мира на материале различных социальных групп, социальных явлений.

Результаты, полученные в ходе исследования, могут быть использованы при изучении структурных компонентов индивидуального сознания и отдельных сторон содержательной организации картины мира, при разработке общей концепции картины мира личности.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов при подготовке студентов психологических специальностей, в процессе повышения квалификации психологов-практиков, социальных работников и педагогов, работников служб МЧС. Полученные данные могут быть использованы для создания лекционных курсов, семинарских занятий по курсам «Психология экстремальных ситуаций», «Психология личности», в системе повышения квалификации преподавателей, в практике консультирования, при разработке программ реабилитационной работы с лицами, пережившими землетрясение, при организации психологической помощи данной категории населения в регионах с повышенной сейсмичностью.

Положения, выносимые на защиту: 1

1. Под воздействием экстремального фактора (землетрясения) происходит реконструкция содержательных и структурных компонентов картины мира, трансформируются способы ее презентации: угрожающие физической безопасности объекты репрезентируются в структуре картины мира, становясь интегрированной ее частью.

2. В структуре картины мира человека, пережившего землетрясение, происходит актуализация страхов, связанных с причинением физического вреда (страх нападения, боли, природной стихии), при этом устойчивый страх является пусковым механизмом реконструкции содержательных компонентов картины мира.

3. В периоде «послевоздсйствия» экстремального фактора выделяются 4 фазы: фаза дезориентации, характеризующаяся недифференцированными эмоциональными переживаниями ситуации; фаза кульминации, предполагающая всплеск невротических проявлений; фаза реконструкции, которой свойственно повышение адаптивности, центрация на использовании внутренних ресурсов, обращение к силе «Я» для реконструкции картины мира и изменении представлений о мире; фаза предвосхищения, отличающаяся высокой готовностью личности к возникновению экстремальной ситуации.

База исследования. Эмпирическую базу исследования составили жители Камчатского края 13-16 лет в количестве 152 человек. В. экспериментальную группу вошли респонденты п. Корф и п. Тиличики Корякского автономного округа, эвакуированные после землетрясения 21 апреля 2006 года (всего 52 человека). Контрольную группу составили жители г. Петропавловска-Камчатского и п. Шаромы Камчатского края в количестве 100 человек. Эмпирическое исследование являлось лонгитюдньтм, проводилось в четыре этапа. На каждом этапе в исследовании принимали участие одни и те же испытуемые.

Апробация и внедрение результатов. Данные, полученные в исследовании, были представлены в докладах на внутривузовских, '% межвузовских, региональных научно-теоретических и научно-практических конференциях Камчатского государственного университета имени Витуса Беринга в 2004 - 2008 годах: «Вузовская наука - региону» (2005); «Проблемы модернизации системы общего образования в регионе» (2005); «Непрерывное образование: взаимодействие вуза и школы» (2006); «Дальний Восток России: перспективы развития» (2007); «Университет XXI века: достижения и перспективы» (2008). Результаты исследования обсуждались на заседаниях Лаборатории психологических исследований проблем развития личности в течение 2004-2008 годов. Доклады по теме исследования были представлены на научно-методологических семинарах кафедры теоретической и прикладной психологии Камчатского государственного университета имени Витуса Беринга.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, включающей 182 источника, и приложения. В

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Заключение

В представленной работе картина мира рассматривалась в качестве индивидуальной системы представлений о мире, о позиции «Я-в-мире», представляющей собой структурированную совокупность отношений к актуально воспринимаемым объектам. Индивидуальная картина мира является динамическим образованием, воспринимаемое и осознаваемое событие в жизни становится предпосылкой для ее изменения.

На основе теоретического анализа были выделены и описаны следующие характеристики картины мира: категоризация (осознанность, актуализированность представлений, в индивидуальном опыте категоризация выступает формой его упорядочения через присвоение и трансформирование субъектом категорий, эталонов общественного сознания, индивидуальные аспекты категоризации характеризуют специфику отражения мира субъектом); целостность/интегрированность (представления о мире, знаковые системы, отражающие мир, формируются в общую схему картины мира); эксплицируемость (возможность фрагментарного воссоздания картины мира); константность/изменчивость; социальная представленность (картина мира рассматривается как основной фактор, конструирующий социальную реальность и определяющий доминирование различных социальных представлений, стереотипов, ценностей); прогностичность и субъективность.

Эмпирическое исследование позволило выявить следующие особенности картины мира лиц, переживших землетрясение:

1. Структурные и содержательные компоненты картины мира имеют следующие отличительные черты: под воздействием сильного психотравмирующего события изменяется структура картины мира. Экстремальная ситуация, ее последствия отражаются в картине мира, репрезентируя негативные характеристики, приписываемые объектам в ее структуру. Вследствие генерализации страхов происходит включение в круг угрожающих объектов в первую очередь тех, которые непосредственно связаны с объектами - стрессорами, а затем и нейтральных с точки зрения угрозы. В процессе реконструкции картины мира содержательные компоненты становятся в большей степени центрированными на силе «Я», на внутренних ресурсах. Реконструкция содержательных и структурных компонентов происходит не сразу после катастрофы, а постепенно, по мере переживания психотравмирующего события, что может быть следствием инерционности картины мира.

В фазе послевоздействия можно выделить четыре основных периода: 1)период дезорганизации отличается переживанием сложного эмоционального состояния. Человек испытывает крайне интенсивные эмоции, нарушение когнитивной модели мира, нарушение представления о позиции себя в мире, чувства собственной безопасности. 2)Период кульминации характеризуется всплеском невротических эмоций. 3)Период реконструкции отличается повышением адаптивности, отмечается центрация на использовании внутренних ресурсов, обращении к силе «Я». 4)Период предвосхищения характеризуется высокой готовностью к возникновению новой экстремальной ситуации.

Исследование позволило сделать вывод о том, что под воздействием экстремального фактора происходит трансформация содержательных и структурных компонентов картины мира, изменяется представление о мире, о позиции «Я-в-мире».

На наш взгляд, полученные результаты могут стать началом новых теоретических и эмпирических исследований. В рамках осуществления этой цели представляет значительный интерес более глубокий анализ содержания компонентов картины мира, ее структуры. В частности, нам представляется перспективным проведение лонгитюдных исследований картины мира лиц, проживающих на территории с экстремальными условиями жизнедеятельности (природного или техногенного характера).

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Кулик, Анастасия Андреевна, Хабаровск

1. Аболин, Л. М. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека / Л. М. Аболин. - Казань : Изд-во Казанского университета, 1987. - 264 с.

2. Аксенова, Ю. А. Символы мироустройства в сознании детей / Ю. А. Аксенова. Екатеринбург : Деловая книга, 2000. - 272 с.

3. Алавидзе, Т. Л. Социальные изменения : восприятие и переживание /Т. Л. Алавидзе, Е. В. Антошок, Л. Я. Гозман // Социальная психология в современном мире / под ред. Г. М. Андреевой, А. И. Донцовой. М.: Аспект-Пресс,, 2002. - 298с.

4. Албегова, И. А. Техники адаптации к критическим ситуациям Электронный ресурс. Режим доступа : http://www.abc-people.com/typework/psychology/technika-adapt.htm

5. Александровский, Ю. А. Психиатрическая помощь при землетрясениях / Ю. А. Александровский // Методические рекомендации / ВНИИ общ. и судеб, психиатрии им. В. П. Сербского; подготов. Ю. А. Александровский и др.. М.: [Б.и.], 1989. - 30с.

6. Александровский, Ю. А. Психогении в экстремальных условиях / Ю. А. Александровский. М. : Медицина, 1991. - 124 с.

7. Александровский, Ю. А. Состояния психической дезадаптации и его компенсация / Ю. А. Александровский. М. : Медицина, 1976. -115 с.

8. Ананьев, Б. Г. Человек как предмет сознания / Б. Г. Ананьев. Л. : ЛГУ, 1968.-339 с.

9. Ю.Анастази, А. Психологическое тестирование / А. Анастази, С. Урбина. 7-е. изд. - СПб.: Питер, 2003. - 688 с.

10. П.Андреева, Г. М. Образ мира в структуре социального познания / Г. М.Андреева // Мир психологии. 2003. - № 4. - С. 31-41.

11. Андреева, Г. М. Психология социального познания / Г. М.Андреева. -М. : Аспект-пресс, 2000. 288 с.

12. З.Анохин, П. К. Принципиальные вопросы общей теории функциональной системы / П. К. Анохин // Принципы системной организации функций. М. : Наука, 1973. - С. 5-61.

13. Анцыферова, Л. И. Личность в трудных жизненных условиях : переосмысление, преобразование ситуаций и психологическая защита / Л. И. Анцыферова // Психологический журнал- 1994. Т. 15. -№ 1.-С. 3-18

14. Аралова, М. П. О положительных ресурсах жизненных кризисов / М. П. Аралова, М. Н. Мясникова // Психологический вестник РГУ. -1999. Вып. 4. - С. 367-370.

15. Артемьева, Е. Ю. Психология субъективной семантики / Е. Ю. Артемьева. Изд. 2-е. - М. : Изд-во ЖИ, 2007. - 136 с.

16. Баранова, Т. С. Эмоциональное «Я-Мы». Опыт семантического исследования социальной идентичности / Т. С. Баранова // Семейная психология и психотерапия. № 1. - 2004. - С. 3-32.

17. Баузр, Т. Психическое развитие младенца / Т.Бауэр ; пер. с англ. Леоновой А. Б. М. : Прогресс, 1979. - 320 с.

18. Белов, П. Г. Проблемы безопасности : образовательный аспект / П. Г. Белов // Проблемы безопасности при ЧС. М. : Изд-во ВИНИТИ, 2002. - Вып. 5. - С. 105-113.

19. Бергер, П. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания / П. Бергер, Т. Лукман ; пер. с англ. Е. Руткевич. -М.: Медиум, 1995. 323 с.

20. Березанцев, А. Ю. Некоторые психосоматические аспекты посттравматических стрессовых расстройств / А. Ю. Березанцев // Российский психиатрический журнал. 2002. - №5. - С. 4-7.

21. Березин, Ф. Б. Некоторые аспекты психической и психофизической адаптации человека / Ф. Б. Березин // Психическая адаптация человека в условиях Севера. Владивосток : ДВНЦ АН СССР, 1990.-С. 161-176.

22. Березин, Ф. Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека / Ф. Б. Березин. Л. : Наука, 1988. - 270 с.

23. Бляхер, Л. Е. Картина мира : учебное пособие / Л. Е. Бляхер. -Хабаровск : Изд-во Хабар, гос. тех. ун-та, 1998. 41 с.

24. Бодров, В. А. Система психологической регуляции стрессоустойчивости человека оператора / В. А. Бодров, А. А. Обознов // Психологический журнал. - 2000. - № 4. - С. 32-40.

25. Бурлачук, Л. Ф. Психология жизненных ситуаций : учеб. пособ /Л. Ф.Бурлачук, Е. Ю. Коржова. М. : Российское педагогическое агентство, 1998.-263 с.

26. Васильева, О. С. Толерантность к экстремальным ситуациям : программа социально-психологического тренинга / О. С. Васильева, Л. Р. Правдина. Ростов-н/Д.: Изд-во РГУ, 2002. - 47 с.

27. Василюк, Ф. Е. Жизненный мир и кризис. Типологический анализ критической ситуации / Ф. Е. Василюк // Психологический журнал. -1995. -№3.- С. 90-102.

28. Василюк, Ф. Е. Психология переживания : анализ преодоления критических ситуаций / Ф. Е. Василюк. М. : Изд-во Моск. ун-та, 1984.-200 с.

29. Василюк, Ф. Е. Структура образа / Ф. Е. Василюк // Вопросы психологии. № 5. - 1993. - С. 5-19.

30. Вахромов, Е. Е. Самоактуализация и жизненный путь человека /Е. Е. Вахромов Электронный ресурс. Режим доступа: http://hpsy.ru/authors/x01 l.htm.

31. Викулин, А. В. Землетрясение будет завтра / А. В. Викулин, Н. В. Семенец, В. А. Широков ; Камчатская геофизическая станция института физики земли им. О. Ю. Шмидта АН СССР. -Петропавловск-Камч. : Дальневост. кн. изд-во. Камч. отд-ние, 1989. -80 с.

32. Вилюнас, В. К. Психологические механизмы мотивации человека / В. К. Вилюнас. М : Изд-во МГУ, 1990. - 283 с.

33. Воротников, Ю. JI. Языковая картина мира : трактовка понятия Электронный ресурс. / Ю. JI. Воротников. Режим доступа : http ://w\vw.zpu-j oumal.ru/gum/new/articles/2007A^ orotnikov/

34. Выготский, JT. С. Социальная ситуация развития / JI. С. Выготский // Психология социальных ситуаций : хрестоматия / отв. ред. В. Гришина. СПб.: Питер, 2001. - 416 с.

35. Голд, Дж. Психология и география : основы поведенческой географии : пер. с англ. / Дж. Голд ; предисл. С. В. Федулов. М. : Прогресс, 1990.-304 с.

36. Григорьева, Г.П. Образы мира в культуре : встреча Запада с Востоком // Культура, человек и картина мира / отв. ред. А. И. Арнольдов, В. А. Кругликов /- М. : Наука, 1987. 350 с.

37. Гришаева, Л. И. Введение в теорию межкультурной коммуникации : учеб. пособ. для вуз. / Л. И. Гришаева, Л. В.Цурикова. 4-е изд., стереотип - М. : Академия, 2007 - 336 с.

38. Джозеф, О' Коннор. НЛП. Практическое руководство для достижения желаемых результатов / О' Коннор Джозеф. М. : Гранд-Фаир^ 2006 -448 с.

39. Дикая, Л. Г. Отношение человека к неблагоприятным жизненным событиям и факторы его формирования / Л. Г. Дикая, А. В. Махнач // Психологический журнал. 1996. - Т. 17. — № 3. - С. 137-146.

40. Дикая, Л. Г. Становление новой системы психической регуляции в экстремальных условиях деятельности / Л. Г. Дикая // Принцип системности в психологических исследованиях. М : Наука, 1990. -С.103-114.

41. Дубова, Е. Т. Психология управления и личный выбор / Е. Т. Дубова // Журнал прикладной психологии. — 2001. № 2. - С. 27-39.

42. Душков, В. А. География и психология : подход к проблемам / В. А. Душков. М. : Мысль, 1987. - 285 с.

43. Ермаков, П. Н. Диагностика и коррекция ПТСР жертв террористического акта / Н. В. Середина, М. Н. Линенко // Психологический вестник РГУ. Ростов-н/Д. : Изд-во РГУ, 2000. -Вып. 5.-С. 77-83.

44. Журавлева, Н. И. Миф как способ построения картины мира Текст. : дис. . канд. философ, наук : 09.00.13 / Надежда Ивановна Журавлева. Екатеринбург, 1998 - 204с.

45. Запорожец, А. В. Избранные психологические труды : в 2-х т. / под ред. В. В. Давыдова, В. П. Зинченко ; авт. вступ. ст. Л. А. Венгер, В. П. Зинченко ; Коммент. В. П. Зинченко. М. : Педагогика. - Т. 1. Психическое развитие ребенка.- 1986. -316 с.

46. Иванников, В. А. Поведение человека в ситуации выбора / В. А. Иванников // Вероятностное прогнозирование в деятельности человека. М. : Наука, 1977. - С. 112-133.

47. Исаев, Д. Н. Эмоциональный стресс, психосоматические и соматопсихические расстройства у детей / Д. Н. Исаев. СПб. : Речь, 2005.-400 с.

48. К землетрясению без риска Текст. : учеб. пособие для общеобразоват. учреждений Камч. обл. / А. В. Викулин,

49. B. Н. Дроздюк, Н. В. Семенец, В. А. Иванов. Петропавловск-Камч. : Издат. центр СЭТО-СТ, 2000. - 120 с.

50. Калмыкова, А. С. Особенности психотерапии посттравматических стрессовых расстройств / А. С. Калмыкова, Е. А. Миско, Н. В. Тарабрина // Психологический журнал. 2001. - Т.22.- № 4.1. C. 17-26.

51. Камчатка ХУП-ХХ вв. Историко-географический атлас / под ред. Жданова Н. Д., Полевого Б. П. М. : Федеральная служба геодезии и картографии России, 1997. - 112 с.

52. Карелин, А. Большая энциклопедия психологических тестов / А. Карелин ; авт.- сост. А. Карелин. М. : ЭКСМО, 2005. - 414 с.

53. Катастрофическое сознание в современном мире в конце XX века (по материалам международных исследований) / Москов. обществ, науч. фонд ; под ред. В. Э. Шляпентох, В. Н. Шубкина, В. А. Ядова. М. : Институт социологии РАН, 1999. - 347 с.

54. Квашнина, Г. А. Психологическая устойчивость в чрезвычайных ситуациях : учеб. пособие / Г. А. Квашнина. Воронеж : Воронеж, госуд. техн. ун-т, 2004. - 145 с.

55. Киселева, А. В. Некоторые особенности психологической диагностики агрессивного поведения / А. В. Киселева // Психологическая диагностика. 2005. - № 1. - С. 86-93.

56. Китаев Смык, JI. А. Психология стресса / JI. А. Китаев - Смык. -М.: Наука, 1983-368 с.

57. Колшанский, Г. В. Объективная картина мира в познании и языке / Г. В. Колшанский. М.: Наука, 1990. - 108 с.

58. Коржова, Е. Ю. Развитие личности в контексте жизненной ситуации / Е. Ю. Коржова // Психологические проблемы самореализации личности : сб. статей / под ред. Е. Ф. Рыбалко, JT. А. Коростылевой. -СПб. : Изд-во СПбГУ, 2000. Вып. 4. - С. 155-159.

59. Короленко, Ц. П. Психофизиология человека в экстремальных условиях / Ц. П. Короленко. JI. : Медицина, 1978.-271 с.

60. Короленко, Ц. П. Социодинамическая психиатрия / Ц. П. Короленко, Н. В. Дмитриева. М. : «Академический проект», 2000. - 460с.

61. Космолинский, Ф. П. Эмоциональный стресс при работе в экстремальных условиях / Ф. П. Космолинский. М. : Медицина, 1976- 179 с.

62. Косова, Н. Н. Ментальные схемы и ситуации как схемы символической организации опыта при построении картины мира (формирование образа будущего) / Н. Н. Косова // Журнал практического психолога. 2006. — № 1. — С. 94-107.

63. Куликов, J1. В. Здоровье и субъективное благополучие личности // Психология здоровья / под ред. Г. С. Никифорова. СПб. : Изд-во СПб. ун - та, 2000. - С. 405-440.

64. Купирование острого стресса и антистрессовая подготовка к экстремальным ситуациям / X. М. Алиев, В. В. Захаров, Н. В.Степанова, Е. А. Виржанская // Московский психотерапевтический журнал. 2006. - № 4. - С. 131-143.

65. Лазарус, Р. Теория стресса и психофизиологические исследования /Р.Лазарус //Эмоциональный стресс / под ред. Л. Леви, В. Н. Мясищева. Л.: Медицина, 1970. - С. 178-206.

66. Лазебная, Е. О. Военно-травматический стресс : особенности посттравматической адаптации участников боевых действий

67. Е. О. Лазебная, М. Е. Зеленова // Психологический журнал. № 5. -1999.-С. 62-74.

68. Лазебная, Е. О. Травматический психологический стресс и его последствия / Е. О. Лазебная // Прикладная психология. 2000. -№2.-0.24-31.

69. Лебедев, В. И. Личность в экстремальных условиях / В. И. Лебедев. — М.: Политиздат, 1989.-303 с.

70. Леонтьев, А. Н. Деятельность. Сознание. Личность / А. Н. Леонтьев. -М. : Политиздат, 1975 430 с.

71. Леонтьев, А. Н. К психологии образа / А. Н. Леонтьев // Вестник МГУ. Сер. 141 Психология. 1986. - № 3. - С.73.

72. Леонтьев, Д. А. Динамика смысловых процессов / Д. А. Леонтьев // Психологический журнал. 1997. - № 6. - С. 34-41.

73. Леонтьев, Д. А. Значение и смысл : две стороны одной медали /Д. А. Леонтьев // Психологический журнал. 1996. - т. 17. - № 5. -С. 19-30.

74. Леонтьев, Д. А. Личностный смысл и трансформации психического образа / Д. А. Леонтьев // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. -1988.-№2.-С. 3-14.

75. Леонтьев, Д. А. Неопубликованные материалы А. Н. Леонтьева //Д. А. Леонтьев, С. Д. Смирнов // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1986 - № 3. - С. 73.

76. Ломов, Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии / Б. Ф. Ломов. М.: Наука, 1984. - 444 с.

77. Лурье, С. В. Изучение этнической картины мира как междисциплинарная проблема // Культура, человек и картина мира / отв. ред. А. И. Арнольдов, В. А. Кругликов. М. : Наука, 1987. -С. 110-117.

78. Лыкова, Н. М. Теория стресса и копинга / Н. М. Лыкова. М. : Изд-во МГОУ, 2004. - 125 с.

79. Малкина-Пых, И. Г. Экстремальные ситуации : справочник практического психолога / И. Г. Малкина-Пых. М. : ЭКСМО, 2005. -958 с.

80. Медведев, В. И. Психологические реакции человека в экстремальных условиях / В. И. Медведев // Экологическая физиология человека. Адаптация человека к экстремальным условиям среды. М.: Наука, 1979. - С. 625-672.

81. Моляко, В. А. Особенности проявления паники в условиях экологического бедствия / В. А. Моляко // Психологический журнал. 1992. - Т. 13. - № 2. - С. 66-73.

82. ЮО.Мохов, В. А. Возможности методики «Семантический дифференциал» в исследовании особенностей самосознания старшихподростков / В. А. Мохов, Н. В. Воротыло // Психологическая диагностика. 2007. - № 6. - С. 50-71.

83. Муравьева, Е. П. Экстремальные ситуации : как выжить? / Е. П. Муравьева // Человек и общество. -2001. -№ 5, С. 7-15.

84. ЮЗ.Мясищев, В. Н. Психология отношений. Избранные психологические труды / В. Н. Мясищев / Академия пед. и соц. наук Московского психолого-социального института ; под ред А. А. Бодалева. М. : Ин-т практической психологии ; Воронеж : МОДЭК. - 368 с.

85. Мясищев, В. Н. Структура личности и отношение человека к действительности / В. Н. Мясищев // Психология личности : хрестоматия. — Самара : Издат. Дом «БАХРАХ-М», 2000. Т. 2. -С. 223-226

86. Ю5.Найссер, У. Познание и реальность : Смысл и принципы когнитивной психологии / У. Найссер. М. : Прогресс, 1981 - 230 с.

87. Нартова-Бочавер, С. К. Coping-behavior в системе понятий психологии личности / С. К. Нартова-Бочавер // Психологический журнал. 1997. - № 5. - Т. 18. - С. 20-39.

88. Никонов, А. А. Ашхабадское землетрясение : проблемы и решения полвека спустя после катастрофы Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.scgis.ru/russian/cpl251/dgggms/2-98/nikonov2.htm

89. Нютген, Ж. Мотивация, действие и перспектива будущего /Нюттен / под ред. Д. А. Леонтьева. М.: Смысл, 2004. - 608 с.

90. Обухов, А. С. Исторически обусловленные модификации образа мира / А. С. Обухов // Развитие личности 2003. - № 4. - С. 51-68.

91. Организация диагностической и психокоррекционной работы с детьми, оказавшимися в кризисных ситуациях : метод, рекомендации / Президент, прогр. «Дети России» ; авт.-сост. : Осипова А. А. и др.. Ростов н/Д. : ЮГ, 2001.-105 с.

92. Ш.Петренко, В. Ф. Основы психосемантики / В. Ф. Петренко. — 2-е изд., доп. СПб. : Питер, 2005. - 480 с.

93. Петренко, В. Ф. Психосемантический анализ динамики общественного сознания (на материале политического менталитета) /В. Ф. Петренко, О. В. Митина. Смоленск : Изд-во СГУ, 1997. -214 с.

94. Петровский, В. А. Психология неадаптивной активности / В. А. Петровский. М.: Смысл, 1992. -224 с.

95. Петухов, В. В. Образ мира и психологическое изучение мышления /

96. B. В. Петухов // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1984. - № 4.1. C.13-21.

97. Погосова, К. О. Картина мира и ее виды / К. О. Погосова Электронный ресурс. Режим доступа : http://www.viu-online.ru/science/publ/bulletenl7/page40.html

98. Погосян, Г. Л. Социальные последствия природных катастроф Электронный ресурс. / Г. Л. Погосян // Социологический журнал. -№ 4. 1995. - Режим доступа : http://wwvv.socjournal.ru/article/190

99. Проект, Ю. JI. Возможности психосемантических методов в исследовании понимания и переживания стихотворных текстов / Ю. Л. Проект // Психологическая диагностика. 2007 - № 6. -С. 71-91.

100. Психологическая диагностика : учебное пособие / под ред. К. М. Гуревича, Е. М. Борисовой. М. : Московский психолого-социальный институт; Воронеж : Изд-во НПО «МОДЭК», 2001. - 368 с.

101. Психологические проблемы деятельности в особых условиях. М. : Наука, 1985.- 175 с.

102. Психологический статус личности в различных социальных условиях : развитие, диагностика и коррекция : межвузовский сборник научных трудов / отв. ред. и сост. В. С. Мухина. М. : Изд-во «Прометей» МПГУ им. В. И. Ленина. - 1991. - 200 с.

103. Психология : словарь Текст. / под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. 2-е изд., испр. и доп. - М. : Политиздат, 1990. — 494 с.

104. Психология экстремальных ситуаций : хрестоматия / сост.

105. A. Е. Тарас, К. В. Сельченок. Минск : Харвест, 2001. - 114 с.

106. Пушкарев, А. Л. Посттравматическое стрессовое расстройство : диагностика, психофармокотерапия, психотерапия / А. Л.Пушкарев,

107. B. А. Доморацкий, В. Г. Гордеева. — М. : Изд-во института психотерапии, 2000. 128 с.

108. Реан, А. А. Психология адаптации личности : учебно-научное издание / А. А. Реан, А. Р. Кудашев, А. А. Баранов. СПб. : Медицинская пресса, 2002. - 352 с.

109. Риман Ф. Основные формы страха : пер. с нем. / Ф. Риман. М. : Алетейа, 1998. - 336 с.

110. Ромек, В. Г. Поведенческая терапия страхов / В. Г. Ромек // Прикладная психология. 2002. - № 4. - С. 72-89.

111. Рубинштейн, С. JI. Бытие и сознание. Человек и мир / С. JI. Рубинштейн-СПб.: Питер, 2003.- 512 с.

112. Сайко, Э. В. Образ мира как отношение и способ осуществления бытия / Э. В. Сайко. Мир психологии. - 2003. - № 4. - С. 3-10.

113. Сахарный, JI. В. Введение в психолингвистику / JT. В. Сахарный. -JI. : Изд-во Ленинград, ун-та, 1989. — 180 с.

114. Селье, Ганс. Стресс без дистресса : пер. с англ. / общ. ред. Е. М. Крепса ; предисл. Ю. М. Саарма. М.: Прогресс, 1982. - 124 с.

115. Серебренников, Б. А. Роль человеческого фактора в языке. Язык и мышление / Б. А. Серебренников. М.: Наука, 1990. - 245с.

116. Серкин, В. П. Методы психосемантики Текст. / В. П. Серкин. М. : Аспект-Пресс, 2004. - 207 с.

117. Серкин, В. П. Психосемантика: на пути к моделированию / В. П. Серкин, В. Е.Сиротский // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1990. -№ 3. - С. 28-33

118. Серкин, В. П. Пять определений понятия и схема функционирования образа мира / В. П. Серкин // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 2006. - № 1. -С. 11-19.

119. Сидоренко, Е. В. Методы математической обработки в психологии Текст. / Е. В.Сидоренко. СПб. : Речь, 2002. - 350 с.

120. Скрипалев, В. С. Адаптация к экстремальным ситуациям / В. С. Скрипалев // Образование граждан мира : тезисы докладов конференции. М. : Экспоцентр «Красная Пресня», 1999. - С. 59-60.

121. Смирнов, С. Д. Методологические уроки концепции А. Н. Леонтьева / С. Д. Смирнов // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1993. - № 2. -С.15-25.

122. Смирнов, С. Д. Мир образов и образ мира / С. Д. Смирнов // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология,-.1981. -№ 2. С. 15-29.

123. Смирнов, С. Д. Понятие «образ мира» и его значение для психологии познавательных процессов / С. Д. Смирнов // А. Н. Леонтьев и современная психология : сб. ст. памяти А. Н. Леонтьева. М. : Изд-во МГУ, 1983. - С. 149-155.

124. Смирнов, С. Д. Психология образа : проблемы активности психического отражения / С. Д. Смирнов. М. : Изд-во МГУ, 1985. -231 с.

125. Снегирева, Т. В. Смысл и символ в проективном рисунке / Т. В. Снегирева // Вопросы психологии. 1995. - № 6. - С. 20-21.

126. Соловенчук, JI. Л. Миграционное поведение и адаптация человека к экстремальным условиям среды обитания // Психическая адаптация человека в условиях Севера. Владивосток, ДВМЦ АН СССР, 1980. -С.173.

127. Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста / под ред. Циркина С. Ю. СПб. : Питер, 1999. - 752 с.

128. Стиль человека : психологический анализ / под ред. А. В. Либина. — М.: Смысл, 1998.-310 с.

129. Сталин, В. В. Личностный смысл : строение и форма существования в сознании / В. В. Столин, М. Кальвиньо // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология 1982. - № 3. - С. 38-46.

130. Стрелков, Ю. К. Инженерная и профессиональная психология : учеб. пособ. для студ. высш. учеб. заведений / Ю. К. Стрелков. — 2-е изд., стереот. М. : Академия, 2005. - 360 с.

131. Счастная, Т. Содержание страхов у детей вынужденных мигрантов (на материале исследования детей-беженцев 7-10 лет) / Т. Счастная, О. Хухлаев // Развитие личности. 2002. - № 1. - С. 227-255.

132. Сырцова, А. Методика Ф. Зимбардо по временной перспективе / А. Сырцова, Е. Т. Соколова, О. В. Митина // Психологическая диагностика. 2007. -№ 1. - С. 163-170.

133. Тарабрина, Н. В. Синдром посттравматических стрессовых нарушений : современное состояние проблемы / Н. В. Тарабрина, Е. О. Лазебная // Психологический журнал. 1992. - Т. 13. - № 2. -С. 17-28.

134. Токарев, С. А. Мифология / С. А.Токарев, Е. М. Мелетский // Мифы народов мира : Энциклопедия : В 2 т. Т. 1. - М. : Сов.энциклопедия, 1991. — Т.1. - С. 11-20.

135. Топоров, В. Н. Модель мира / В. Н. Топоров // Мифы народов мира : Энциклопедия : в 2 т.- М. : Сов. энциклопедия, 1992. — Т. 2. С.161-164.

136. Улыбина, Е. В. Обыденное сознание : продуктивность противоречий в развитии сознания / Е. В. Улыбина // Мир психологии. 1999. - № 1.-С. 128-140.

137. Улыбина, Е. В. Обыденное сознание в картине мира личности : психосемантический подход Текст. : дис. . докт. психол. наук : 19.00.01 / Улыбина Елена Викторовна. Ставрополь, 1999. - 368 с.

138. Уфимская катастрофа : особенности состояния, поведения и деятельности людей / М. М. Решетников, Ю. А. Баранова, В. С. Мухина, С. В.Чермянин // Психологический журнал. 1990. -Т. 11. -№ 1. - С. 95-101.

139. Федунина, Н. Ю. Понятие устойчивости к травме и посттравматического роста / Н. Ю. Федунина // Московский психотерапевтический журнал. — 2006. — № 4. С. 69-81.

140. Фейгенберг, И. М. Порог вероятностного прогноза и его изменения в патологии / И. М. Фейгенберг // Вероятностное прогнозирование в деятельности человека. М. : Наука, 1977. - С. 169-188.

141. Флэннери, Р. Кризисное вмешательство / Р. Флэннери, Дж. Эверли // Московский психотерапевтический журнал 2006. - № 4. - С. 4153.

142. Франкл, В. Психолог в концентрационном лагере / В. Франки // Человек в поисках смысла. М. : Прогресс, 1990. - С. 130-155.

143. Хорни, К. Собрание сочинений в 3 т. ТЗ. Наши внутренние конфликты. Невроз и развитие личности : пер. с англ / К. Хорни. -М.: Смысл, 1997. 696 с.

144. Чудова, Н. В. Мифологическая составляющая образа «Я» / Н. В. Чудова // Психологический журнал. Т.20. - № 5. - С. 45-50.

145. Шалев, А. Острые реакции на травматический стресс : многомерность картины / А. Шалев, Р. Урсано // Московский психотерапевтический журнал. 2006. - № 4. - С. 53-69.

146. Шапкин, С. А. Деятельность в особых условиях : компонентный анализ структуры и стратегий адаптации / С. А.Шапкин, Л. Г. Дикая // Психологический журнал. 1996. - Т. 17. - № 1. — С. 19-34.

147. Шинфуку, Наотака. Психологические последствия землетрясения в городе Кобе (Япония) Электронный ресурс. — Режим доступа : http://www.psyinst.ш/library.php?part=article&id=785

148. Шихирев, П. Н. Современная социальная энциклопедия / П. Н. Шихирев. М. : ИПН РАН, 2000. - 448 с.

149. Шмелев, А. Г. Введение в экспериментальную психосемантику / А. Г. Шмелев. М. : Изд-во МГУ, 1983. - 158 с.

150. Шмелев, А. Г. Психодиагностика личностных черт Текст. / А. Г. Шмелев. СПб. : Речь, 2002. - 480 с.

151. Шмелев, А. Г. Традиционная психометрика и экспериментальная психосемантика : объектная и субъектная парадигмы анализа данных / А. Г. Шмелев // Вопросы психологии. 1982. -№ 5. - С. 34-46.

152. Шпорт, С. В. Тендерные особенности острой реакции на стресс (обзор литературы) / С. В. Шпорт // Российский психиатрический журнал. 2007. - № 2. - С. 41-48.

153. Штомпка, Петр. Социология социальных изменений / П. Штомпка ; пер. с англ. под. ред. В. А. Ядова. М. : Аспект-Пресс, 1996. - 416 с.

154. Щербатых, Ю. В. Психофизиологические и клинические аспекты страха, тревоги, фобий : монография / Ю. В. Щербатых, Е. И. Ивлева ; Центр экспериментальной медицины и безопасности жизнедеятельности во МАНЭБ. Воронеж : Истоки, 1998 - 282 с.

155. Языковая картина мира Электронный ресурс. Режим доступа : http://slovari.yandex.rU/dict/krugosvet/article/2/2e/1007724.htm

156. Яньшин, П. В. Семантика пространственного рисунка в контексте языка невербальных значений / П. В. Яньшин // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1989. - № 1. - С. 45-51.

157. Appraisal coping, health and psychological symptoms / S. Folkman, R. S. Lazarus, R. G. Gruen, A. De Longis // Journal of Personality and Social Psychology. 1986. - 579.

158. Psychological stress and adaptation : Some unresolved issues. In H. Selye (Ed.) Selye's guide to stress research / R. S Lazars, J. B. Cohen, S. Folkman, A. Kanner, C. Schaffer. NY: VanNostrad, 1980. - Vol 1.

159. Osgood, Ch. Semantic Differential Techniqe in the Comparative study of cultures // American Antropology. 1964. - V.66