Автореферат диссертации по теме "Качественный подход в психологическом исследовании"

005015191

Чернов Александр Юрьевич

КАЧЕСТВЕННЫЙ ПОДХОД В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ

Специальность 19.00.01 - «Общая психология, психология личности, история

психологии»

? 2 (лДр ¿и)2

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Ярославль 2012

005015191

Работа выполнена на кафедре общей и социальной психологии ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет

им. К.Д.Ушинского» Научный консультант: доктор психологических наук,

профессор

Мазилов Владимир Александрович Официальные оппоненты: член-корреспондент РАН,

доктор психологических наук, профессор Юревич Андрей Владиславович член-корреспондент РАО, доктор психологических наук, профессор Панов Виктор Иванович доктор психологических наук, профессор Малышев Константин Борисович Ведущая организация: ФГАОУ «Казанский (Приволжский)

федеральный университет» Защита состоится 20 марта 2012 г. в 12-00 часов на заседании совета ДМ 212.307.07 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д.Ушинского» по адресу: 150000, г. Ярославль, ул. Республиканская, д. 108, ауд. 210.

Отзывы на автореферат присылать по адресу: 150000, г.Ярославль, ул. Республиканская, д. 108, ЯГПУ им. К.Д. Ушинского, кафедра общей и

социальной психологии.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ЯГПУ им. К.Д. Ушинского по адресу: 150000, г.Ярославль, ул. Республиканская, д. 108.

Автореферат разослан «20» февраля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

Огородникова JI.A.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В последнее время в отечественной психологической науке многими ведущими учеными отмечен интерес, который вызывает вид психологического исследования, обозначаемый собирательным термином «качественное исследование». При этом речь идет не «хорошо» выполненном исследовании, а об исследовании, в котором применяются качественные методы сбора и анализа данных. Различные аспекты качественного исследования рассматриваются в работах Б.С. Братуся, Л.И. Воробьевой, В.Н. Дружинина,

B.П. Зинченко, Д.А.Леонтьева, В.Ф. Петренко, А.В Юревича, П.Н. Шихирева, Е.В. Якимовой в основном в контексте так называемого «межпарадигмального диалога» в психологии. В этом же контексте анализу методологических оснований качественных исследований в психологии посвящена диссертационная работа Н.П. Бусыгиной. В ней качественные исследования представлены как междисциплинарный проект постнеклассической науки, значение которого состоит в развитии и обогащении описательного, герменевтического компонента психологических исследований. Вместе с тем, по нашему мнению, теоретические основания и способы практической реализации сформулированных автором методологических принципов качественного исследования, как самостоятельного вида исследования в психологии, намечены лишь схематично и требуют дальнейшего углубления и конкретизации. Историческим и теоретическим вопросам качественного исследования посвящена работа A.M. Улановского. Однако она затрагивает проблематику лишь одного из направлений качественного исследования, а именно феноменологического исследования. Описание и использование отдельных исследовательских методов и приемов, традиционно обозначаемых как «качественные» встречается также в работах О.Т. Мельниковой, Е.С. Калменковой, В.В. Нурковой, А.Е. Войскунского.

Интерес к качественным исследованиям в психологии имеет интернациональный характер. Следует признать, что в зарубежной психологии качественные исследования образуют собственную «субкультуру», методологическое, теоретическое и прикладное обоснование которой представлено работами С. Barker, M. Bergman, A. Coffey, J. Creswell, T. Lindlof,

C. Marshall, S. Merriam, D. Polkinghorne, T. Porter, D. Schiffrin, I. Seidman, M. Wethereil). Обращает на себя внимание широта и разнообразие тематики качественных исследований. Авторы обращаются к исследованию ценностных и смысловых ориентаций человека (F. Baumeister, L. Kristin, S. Sommer,), различных сторон общения (Р. Ebersole, С. Ryff, В. Singer), возрастных и

социальных аспектов развития (G. Fitchett, D. Guthrie, R. Hunter, G. Marcel, D. Soelle), контекстуально обусловленных поведенческих паттернов (S. Crites, L. Klages, D. McAdams, H. Thomae), религиозных, тендерных и этнических установок (L. Barrios, A. Bodroghkozy, J. Lave,) и т.д. Издается большое количество учебной и методической литературы, направленной на формирование умений применять в исследовательской практике методы сбора и анализа качественных данных (P. Maykut, L. Measor R., Morehouse, S. Payne, E. Shils, M. Smuksta, I. Stenhouse, S. Whitbourne).

Таким образом, нельзя отрицать ни интереса со стороны исследователей к качественному исследованию, ни наличия попыток (часто успешных) охарактеризовать его отдельные стороны. Можно сказать, что в целом зафиксированы его методологические основания (Н.П. Бусыгина), проанализирована история становления и использования качественных методов (A.M. Улановский). Сделаны и попытки включить качественные методы в общую систему методов психологического исследования. Например, В.Н. Дружинин, с оговоркой, что они наиболее трудны для классификации, отводит в трехмерной классификации психологических эмпирических методов место и методам интерпретации поведения, подчеркивая их герменевтическую сущность.

Однако констатируемая информационная (и отчасти методическая) насыщенность пространства качественных исследований пока не привела в отечественной психологии к их широкому распространению. Важно подчеркнуть, что этот разрыв не случаен. Он - следствие проблемы, суть которой в отсутствии полной и внутренне не противоречивой концепции качественного исследования в психологии. В номотетическом подходе качественная сторона исследования рассматривается как дополнительная и вспомогательная по отношению к обобщенным количественным характеристикам изучаемых феноменов. В идиографическом подходе качественные исследовательские методы часто представлены вне единой классификации и без должного обоснования путей обеспечения надежности и валидности исследовательских результатов. Поэтому развитие и внедрение в исследовательскую практику качественных исследований возможно только на основе разработки концепции качественного исследования как самостоятельного вида исследования в психологии. Разработка концепции способствует решению важных вопросов, относящихся к качественному исследованию. Первая группа вопросов - вопросы о теоретических предпосылках и возможных вариантах реализации качественного исследования. Вторая группа вопросов касается средств и способов достижения в качественном исследовании общепринятых стандартов научности. Наконец,

третья группа вопросов относится к возможности классификации методов качественного исследования. Решение этих вопросов актуально и с практической точки зрения. Только ответив на них, можно эффективно работать над созданием программы качественного исследования, разрабатывать критерии его успешности, без неоправданного эклектизма сочетать потенциал количественных и качественных исследований.

Полная и внутренне не противоречивая концепция качественного исследования требует разработки специфического подхода. Подход обозначает согласованную точку зрения на природу изучаемого феномена (в данном случае на качественное исследование), на варианты исследовательских стратегий и на специфику знания, являющего результатом их применения (A.A. Пископпель, О.Ф. Шабров, А. Giordgi). Именно в подходе обеспечивается единство и согласованность методологических оснований и принципов качественного исследования, теоретических предпосылок и главных вариантов или направлений его осуществления и необходимых для этого методических инструментов и приемов.

Таким образом, актуальность работы обусловлена необходимостью сформулировать основные положения концепции качественного исследования без чего невозможно как полноценное использование его потенциала, так и реальное соотнесение результатов, полученных в качественных и количественных исследованиях.

Целью работы является разработка концепции качественного исследования в психологии.

Задачи работы:

1. Анализ исторических и теоретических предпосылок качественного подхода.

2.- Разработка содержания качественного подхода как согласованного единства его методологических оснований, теоретических и практических свойств.

3. Раскрытие в логике подхода направлений реализации качественного исследования.

4. Изучение и обобщение специфических для качественного исследования методов сбора и анализа эмпирических данных; разработка в логике подхода классификации методов качественного исследования.

5. Обобщение собственного авторского опыта проведения качественного исследования; формулирование на этой основе критериев оценки результатов качественного исследования и вариантов его интеграции с количественным исследованием.

Объект исследования: качественный подход в психологическом исследовании.

Предметом исследования являются согласованные в логике подхода методологические основания и теоретические и практические свойства качественного исследования

Основные гипотезы исследования. Исходным для нашей работы явилось положение о том, что качественное исследование - это самостоятельный вид психологического исследования. Тогда общей гипотезой выступает предположение о том, что качественное исследование представляет собой целостность со специфическим соотношением инвариантного и вариативного в его структуре и с возможностями модификации самого процесса исследования в соответствии с его предметом и целями.

Тогда частными гипотезами являются следующие:

1. Объяснить специфику качественного исследования можно, только согласовав его методологические основания и теоретические и практические свойства, то есть с позиций подхода.

2. Качественный подход не изолирован от других подходов к исследованию (идиографического и номотетического), но обладает собственной логикой, определяющей специфику качественного исследования.

3. Рассмотренное в логике подхода, качественное исследование обладает всеми необходимыми признаками соответствия стандартам научности. В нем специфическим образом представлены принципы и правила, обеспечивающие его объективность, валидность и репрезентативность.

4. Методы, используемые в качественном исследовании, образуют внутренне непротиворечивую и согласованную структуру, что позволяет успешно решать исследовательские задачи и обеспечивает возможность сочетания в исследовании качественных и количественных методов.

Методологическую и теоретическую основу исследования составляют:

1. Фундаментальные методологические представления о природе знания, теории и метода в естественных и социальных науках в целом и в психологии, в частности Б.Г. Ананьев, В.А. Бажанов, В.А. Барабанщиков, П. Бергер, И.В. Блауберг, JI.C. Выготский, X. Гадамер, А.Н. Гусев, В.П. Зинченко,

A.B. Карпов, И.Т. Касавин, С.Б. Крымский, Т. Кун, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, Т. Лукман, В.А. Мазилов, М.К. Мамардашвили, В.И. Панов, С.Л. Рубинштейн,

B.C. Степин, П. Фейерабенд, В.Д. Шадриков, Б.Г. Юдин, A.B. Юревич, В.А. Янчук,, Gergen, R. Н. Maturana, L. Pervin, J. Potter, Т. L. Sexton, Т.A. Van Dijk, M. Wethereil, L. Wittgenstein.

2. Теоретические разработки онтологической и эпистемологической проблематики психологического знания (К.А. Абульханова-Славская,

А.Г. Аллахвердян, Г.М. Андреева, Л.И. Анцыферова, Б.С. Братусь, A.A. Брудный, К. Герген, Е.Л. Доценко, С. Квале, Е.А. Климов, А.Г. Ковалев,

A.Н. Онучин, В.Ф. Петренко, С.Д. Смирнов, П.Н. Шихирев, Е.В. Якимова, М.Г. Ярошевский, R. Cialdini, R. Harre, S.W. Littlejohn, A.A. Lazarus, M. Michael, J. Potter, H. Siegel).

3. Ведущие методолого - теоретические направления в трактовке метода психологии и специфики психологического исследования (Б.Г. Ананьев, П.К. Анохин, A.B. Брушлинский, П.Я. Гальперин, В.А. Ганзен, Р. Готтсданкер,

B.Н. Дружинин, Ю.М. Забродин, Г. В. Залевский, В.А. Лекторский, Б.Ф. Ломов, В.А. Мазилов, Г.Д. Пирьов, М.С. Роговин, П.Н. Шихирев, G. Allport, M. Bergman, V. Burr, N. К. Denzin, Y. S. К. J. Gergen, A. Giorgi, E. von Glaserfeld G Lincoln,. A. Kelly, E. Mishler, D. Polkinghorne, M F. Schleiemacher,. Smith).

4. Разработки в области обоснования и внедрения в теорию и практику психологического исследования гуманистических, интерпретационных, герменевтических методов (X. Абельс, А.Е. Войскунский, К. Герген, A.C. Готлиб, У. Джемс, Е.С. Калменкова, С. Квале, Е.М. Ковалев, К. Левин, А. Маслоу, О. Т. Мельникова, Р. Мэй, В.В. Нуркова, Г. Оллпорт, К. Роджерс, И.Е. Штейнберг, В.В. Семенова, В. Berg, С. Hempel, S. Koch, J. Michell, G. Morgan, Polanyi, H. Putnam, B. Slife, R. M. Smith, C. Tolman, L. Wallach, M. Wallach,, Williams, M J. Yuille).

Методы исследования.

В исследовании использовался комплекс обоснованных и наиболее позитивно зарекомендовавших себя в исследовательской практике методов.

1. Основные и широко применяющиеся общей психологии методологические подходы и принципы, являющиеся средством планирования и проведения теоретических и эмпирических исследований.

2. Для получения информации по проблеме исследования применялись: аналитический обзор литературы по ней, методы критического анализа и обобщения, экспертные оценки.

3. В эмпирической части работы широко использовались методы и приемы, специфические для разрабатываемого исследовательского подхода. В ходе сбора данных использовались методы самоописания, биографический метод, метод изучения документов, групповая и индивидуальная формы неструктурированного и полуструктурированного интервью. Анализ эмпирических данных осуществлялся посредством метода тематического анализа, метода выявления интерпретационных репертуаров, метода выявления функций нарратива, метода определения дискурсивных маркеров и т.д.

Достоверность и обоснованность научных результатов, полученных в исследовании, обеспечивалась методологическими принципами, положенными

в основу исследования; разноплановым теоретическим анализом изучаемых проблем; адекватностью научного аппарата объекту, предмету, целям и задачам работы.

Научная новизна работы состоит в следующем:

1. Раскрыта генетическая взаимосвязь качественного подхода с известными в психологии исследовательскими подходами - идиографическим и номотетическим. Идиографические характеристики качественного подхода состоят в рассмотрении предмета исследования (личностной и групповой идентичности, системы ценностей, смысловой сферы, формирования и проявления жизненного сценария и т.п.) без использования множества переменных и их квантификации, ориентацией на глубинные уникальные характеристики человека. Отсюда - внимание к временному контексту, в котором проводится исследование, использование герменевтически обоснованных приемов интерпретации при формулировании и верификации теоретических выводов, внимание к лингвистическим средствам выражения людьми информации о себе, своих мнений и точек зрения. Номотетические характеристики качественного подхода заключаются в ориентации на обобщение результатов, полученных на выборке респондентов (в противовес внимания к отдельному, уникальному «случаю»), в использовании средств обеспечения валидности и объективности полученных в исследовании результатов.

2. Показано, что, будучи генетически связан с идиографическим и номотетическим подходами, качественный подход обладает и собственными специфическими характеристиками. Они проявляются в предметно-целевых и инструментальных свойствах качественного исследования. Предметно-целевые свойства обеспечивают согласованность и последовательность главных для качественного исследования понятий («интерпретация», «рефлексивность», «контекст», «лингвистическая прагматика», «идентичность» и т.д.), специфических исследовательских вопросов и целей исследования (например, «описание и интерпретация смысла переживаемого индивидуального опыта»), характера эмпирических данных (лингвистический, текстовый характер) и методов их анализа. Инструментальные свойства определяют специфику качественного исследования в отношении общенаучных стандартов объективности и валидности. Эта специфика обусловлена нецелесообразностью применения к оценке результатов качественного исследования психометрических критериев объективности и валидности, так как они не согласуются с предметно-целевыми свойствами качественного исследования. Поэтому разработано содержание критериев объективности и валидности для качественного исследования.

3. Обобщены теоретические источники качественного подхода (герменевтика, феноменология, социальный конструкционизм, риторика) и на этой основе показано, что качественный подход может быть реализован посредством самостоятельных направлений качественного исследования: феноменологическое направление, нарративное направление, дискурсивное направление. Доказана целесообразность дифференциации направлений качественного исследования, поскольку каждое из них имеет особенности в отношении предмета, целей, способов представления результатов. В нарративном исследовании внимание сосредоточено на смысловых структурах человека и их динамическом взаимодействии, обеспечивающих личностную идентичность. В дискурсивном исследовании преобладают цели, связанные с выявлением различных версий понимания человеком особенностей взаимодействия в различных социальных контекстах. Вместе с тем, доказано, что направления реализации качественного исследования сохраняют инвариантные предметно-целевые и инструментальные свойства и потому, сохраняя свои уникальные особенности, принадлежат к одному и тому же, качественному, подходу.

4. Разработаны принципы и критерии для классификации методов качественного исследования. Обоснована целесообразность классификации методов качественного исследования на основе принципа целостности и взаимосвязи его этапов - сбора и анализа данных. Этот принцип реализован в разграничении двух групп методов: методов сбора данных и методов анализа данных. Критерием для классификации методов анализа качественного исследования является степень преобразования эмпирических данных, что позволяет различать две группы этих методов: методы организации данных и методы структурирования данных.

5. Предложена авторская версия решения проблемы сочетания количественного и качественного исследования. Введено понятие рефлексивной интеграции, как основы совмещения свойств различных исследовательских подходов. Показано, что рефлексивная интеграция обеспечивает реализацию свойств качественного исследования как самостоятельного вида исследования и одновременно не противоречит идее изучения предмета исследования с различных сторон и разными средствами

Теоретическая значимость работы состоит в том, что впервые в отечественной психологической науке разработаны положения качественного подхода в психологическом исследовании. Обнаружение и согласование основных характеристик качественного исследования, и их синтез в едином подходе позволил сформулировать более полные и завершенные по сравнению

с уже имеющимися представлениями о качественном исследовании как самостоятельном виде психологического исследования.

• В работе представлено функциональное определение качественного исследования, в котором многообразие его методологических оснований, теоретических источников и вариантов практической реализации сведено к ряду инвариантных свойств (предметно-целевых и инструментальных).

• Рассмотрение в работе теоретических источников качественного исследования позволило расширить представления о гуманитарном направлении исследований как перспективном и равноправным по отношению к традиционно принятому естественно - научному направлению. В дополнение к уже известным подходам к обоснованию гуманитарного исследования (феноменологическому, герменевтическому) рассмотрены подходы, логически вытекающие из положений современных концепций социального конструктивизма и одной из его ветвей - социального конструкционизма. Это позволило, во-первых, расширить предметное поле качественного исследования за счет включения в него проблематики социальной и личностной идентичности, изучения контекстуального фона взаимодействия и т.д. Во-вторых, дополнены представления о конкретных методах исследования. Обосновано использование методов, основанных на нарративном и дискурсивном характере лингвистических эмпирических данных.

• Анализ и согласование в едином подходе методологических, теоретических и практических свойств качественного исследования позволило внести вклад в решение проблемы обеспечения его соответствия общепринятым критериям научности. Доказано существование специфики понятий объективности и валидности в качественном исследовании, состоящей в неправомерности их механического переноса из естественно - научной модели исследования в иную методологическую, а именно гуманитарную, плоскость. Выявлены критерии определения объективности и валидности в качественном исследовании. Это, в свою очередь, позволило разработать авторскую версию определения уровней генерализации результатов как одного из параметров оценки исследования.

• В работе обобщены и сведены в единую классификацию методы качественного исследования. Доказано, что методы логически связаны с методологическими и теоретическими свойствами качественного исследования. Это позволяет преодолеть предубеждение о недостаточной нормативности методов в качественном исследовании и их низких продуктивных возможностях по сравнению с количественными

методами. Вместе с тем, предложенное понимание существа методов в качественном исследовании подчеркивает их направленность на глубину в изучении необычных или исключительных переживаний человеком индивидуального и социального опыта.

• Для решения проблемы соотношения количественного и качественного исследования предложено авторское понимание феномена рефлексии научной активности. На этой основе разработана модель рефлексивной интеграции видов исследования, различающихся своими методологическими, теоретическими и практическими свойствами. Показано, что выбор подхода обусловлен такими факторами как наличие теоретических источников, эксплицитно представленный тезаурус, сформулированные направления реализации и сфера применения, специфика получения и анализа данных.

Положения, выносимые на защиту:

1. Качественное исследование является специфическим видом исследования. Его характеристики отличаются от характеристик исследования, принятых в идиографическом и номонетическом подходах. В отличие от исследования, выполняемого в логике идиографического подхода, качественное исследование не использует как основное противопоставление результатов, полученных на выборке респондентов или при изучении отдельного, уникального случая. Главное отличие качественного исследования от исследования, проводимого в соответствии с положениями номотетического подхода, состоит в использовании данных, имеющих текстовый, лингвистический, а не количественный характер, и, следовательно, в применении аналитических процедур, отражающих специфику такого рода данных. Это позволяет говорить, что качественное исследование должно рассматриваться в логике самостоятельного подхода, а именно качественного подхода.

2. В подходе раскрыты предметно-целевые и инструментальные свойства качественного исследования. Предметно-целевые и инструментальные свойства качественного исследования составляют единство на методологическом, теоретическом и практическом уровнях анализа. Методологической основой качественного исследования является гуманитарное направление в психологии, а его теоретическими предпосылками выступают междисциплинарные положения феноменологии, герменевтики, социального конструктивизма, каждое из которых раскрывает и конкретизирует его гуманитарный характер. Соответственно, направления реализации качественного исследования (феноменологическое, нарративное, дискурсивное), используемые в них

методы сбора и анализа эмпирических данных, способы оценки его результатов отражают логику методологических и теоретических свойств.

3. Подход позволяет дифференцировать направления реализации качественного исследования. В нарративном, феноменологическом, дискурсивном направлениях проявляется специфика в предмета, целей, способов представления результатов исследования. В феноменологическом исследовании акцент делается на изучении структуры, функций и типологии переживаний человеком различных сторон жизненного опыта. В нарративном исследовании внимание сосредоточено на смысловых структурах человека и их динамическом взаимодействии, обеспечивающих личностную идентичность. В дискурсивном исследовании преобладают цели, связанные с выявлением различных версий понимания человеком особенностей взаимодействия в различных социальных контекстах. Вместе с тем, все направления объединены непротиворечивыми и согласованными характеристиками, определяемыми предметно-целевыми и инструментальными и свойствами качественного исследования.

4. При классификации методов качественного исследования используется принцип соблюдения целостности его процесса, согласно которому две его стороны - сбор данных и анализ данных, неразрывно связаны. Эта взаимосвязь обеспечивается (а) лингвистическим (текстовым) характером эмпирических данных; (б) герменевтической направленностью аналитических процедур; (в) ориентацией на категоризацию данных как основное средство анализа. Тогда общим основанием классификации методов качественного исследования является степень преобразования исходных эмпирических данных. В классификацию включены две группы методов - методы сбора данных и методы анализа данных. Методы анализа данных, в свою очередь представлены двумя подгруппами: методами организации данных и методами структурирования данных. Эти подгруппы различаются степенью обобщенности результатов анализа. Методы организации данных представляют собой технические процедуры подготовки исходных данных к дальнейшему анализу (фиксация, транскрибирование, каталогизирование) и их тематическую дифференциацию. Методы структурирования данных направлены на выявление их иерархической или типологической структуры.

5. Качественное исследование сензитивно к сочетанию с количественным исследованием. Условием продуктивности сочетания является рефлексивная интеграция видов исследования, имеющих разные методологические, теоретические и практические свойства. Рефлексивная интеграция состоит в активном и осознанном выборе исследователем оптимальных средств решения исследовательских задач и в творческом комбинировании элементов

программы исследования, которое, не нарушая логики ни одного из подходов, отражает вклад каждого из них.

6. Разработка качественного подхода, его специфических методологических, теоретических и практических особенностей является необходимым условием для продолжения разработки общей теории психологического исследования.

Практическая значимость работы.

Результаты расширяют и углубляют знания о теоретическом и прикладном аспекте качественного исследования в психологии и составляют адекватные и достаточные основы для их практического использования.

Выявлен класс исследовательских задач, на решение которых направлен качественный подход. Вне зависимости от принятого в конкретном исследовании направления реализации качественного подхода, в центре внимания оказываются вопросы открытия и интерпретации контекстуально проявляемых значений и смыслов, которые человек придает реальным объектам материального и социального мира. Предметом исследования является изучение различных версий опыта человека.

Подробно описаны и проанализированы современные направления реализации качественного подхода в психологическом исследовании. Для исследовательской практики полезными являются данные об итоговых моделях опыта, получаемых в феноменологическом исследовании (модель функций, модель структуры, типологическая модель), об использовании повествований как источника исследовательских данных в нарративном направлении, о правилах соотнесения лингвистически обоснованных категорий дискурса с психологическими категориями в дискурсивном направлении.

С практической точки зрения, ценными является обобщение правил формирования выборки респондентов в качественном исследовании. Кроме этого в работе представлены наиболее распространенные схемы анализа эмпирических данных («grounded theory», «сетевой тематический анализ», изучение «интерпретативных репертуаров» и так далее).

В работе приведены авторские иллюстрации реализации качественного подхода в психологическом исследовании. На основе результатов, полученных в исследовании, разработаны программы учебных курсов, читаемых в Волгоградском государственном университете. Основные результаты научных исследований по теме диссертации получили отражение в преподавании дисциплин учебного плана подготовки психологов: «История психологии», и «Методологические основы психологии», в спецкурсах «Теоретические проблемы современной социальной психологии и методы социально-психологического исследования», «Практикум социально-психологического

исследования», «Качественные методы психологического исследования», в разработанном электронном учебном пособии «Качественное психологическое исследование». Предложенный в работе подход реализован в научных работах аспирантов и соискателей кафедры психологии ВолГу, уже выполнивших собственные диссертационные исследования.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования неоднократно и в течение длительного времени обсуждались на многочисленных международных, всесоюзных и всероссийских конгрессах, симпозиумах съездах и конференциях. Результаты исследования используются автором при чтении общих и специальных курсов. Результаты исследования неоднократно докладывались на методологических семинарах кафедры общей и социальной психологии ЯГПУ им. К.Д. Ушинского, на заседаниях кафедр общей психологии, социальной и политической психологии, ЯрГУ им. П.Г. Демидова, кафедре психологии ВолГУ, кафедре психологии ВГПУ.

Структура диссертации определяется целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, выводов, библиографического списка (всего 520 наименований, из них 402 - на английском языке), изложенных на 433 страницах. Диссертации включает в себя 17 таблиц и 9 рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении к диссертации обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее разработанности, определяется объект и предмет исследования, цель и задачи, гипотезы. Характеризуется научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, а также формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Исторические и теоретические предпосылки качественного подхода в психологическом исследовании» качественное исследование всесторонне проанализировано как неотъемлемая часть фундаментальной общепсихологической проблемы методов психологического исследования в целом. Качественное исследование в психологии - это особая, сложная и до сих пор методологически, теоретически и практически проблемная область исследований. Развитие представлений о различных взглядах на проведение психологического исследования, по существу, совпадает с возникновением психологии. Показано, что с методологической и теоретической точки зрения на проблему разработки способов психологического исследования характеризуется ее органичной связью с

представлениями о психологии, с одной стороны, как о естественной Naturwissenschaften), а с другой стороны, как о гуманитарной (Giesteswisstnschaften) науке. В русле каждого из этих направлений психологическое исследование имеет собственные методологические, теоретические и практические основания и свойств.

Научные основы психологического исследования получили фундаментальное обоснование в рамках естественнонаучной парадигмы (В. Вундт, У. Джемс, Дж. Дьюи, Э. Титченер Э.. Торндайк, X. Эббингаус). Так, определяя психологию как «науку о сознании, его феноменах и функциях», У. Джемс настаивал, что для психолога «сознание, которое он изучает, выступает как объект или «вещь», так же как и любой другой объект» (James W., 1950). В этом случае, психология должна пользоваться методами, сходными с теми, которые применяются в физике, химии, физиологии. Эту же линию рассуждений продолжал, например, Э. Титченер: «Даже когда мы исследуем сознание как объект внешнего мира, когда мы стараемся понять ментальные процессы ребенка, собаки или насекомого, проявленные в поведении или действиях, то есть во внешних признаках этих ментальных процессов, мы должны полагаться на экспериментальную интроспекцию. Экспериментальная интроспекция, таким образом, надежный метод, единственный путь к психологии» (Titchener Е.В., 1889).

Методологической основой естественно - научной исследовательской парадигмы в психологии стала философия позитивизма О. Конта. В ее основе лежат следующие положения:

1. Существует объективная реальность, подчиняющаяся причинно-следственным закономерностям.

2. Познание объективной реальности возможно при наличии квалифицированного исследователя, вооруженного научным методом.

3. Использование научного, прежде всего, экспериментального метода позволяет избежать влияния на результат исследования случайных переменных.

4. Опровержение или подтверждение накопленных в научном исследовании гипотез приводит к точности репрезентации объективной реальности.

Как следствие, в психологическом исследовании утвердился принцип количественного императива, согласно которому объективность, репрезентативность, валидность результатов исследования обеспечиваются применением статистических процедур обработки эмпирических данных (Г. Айзенк, Ч. Спирмен, С. Стивене, Э. Торндайк, Г. Фехнер,).

Далее в первой главе показано, что, несмотря на то, что количественный императив занимал ведущее положение в практике психологического

исследования, неколичественные исследовательские методы также находили свое применение. Использование неколичественных методов не противоречило общей идее позитивистской методологии (Р. Карнап, О. Конт). Так О. Конт настаивая, что «любая характеристика объекта может быть выражена количественно», в то же время писал: ««В целом, наше дело - изучать феномены и их характеристики так, как они представлены нам, воздерживаясь от обязательного привнесения в исследование соображений квантификации и математических законов». [А. Comte].

К неколичественным методам обращались А. Бине, Р. Вудворт, В. Вундт, У. Джемс, Ф. Мюллер, В. Орт, Б. Пильзекер, Э. Титченер, У. Штёрринг и другие. Получили распространение такие методы как «интроспективное наблюдение» (У. Джемс), компаративный метод (У. Джемс), «стандартизированное наблюдение» (Э. Титченер), метод беседы (А. Бине, Р. Вудворт). Тем не менее, эти методы рассматривались как дополнительный источник данных, расширяющих возможности эксперимента - основного исследовательского метода в рамках естественно - научной парадигмы. Таким образом, доказано, что психология, как Naturwissenschaften, требует, чтобы (а) основным методом исследования был эксперимент); (б) выполнялся количественный императив; (в) любые «вспомогательные» методы были бы сопряжены с методом эксперимента и выполняли бы функцию его развития и улучшения. Отсюда следует, что сведение разнообразия методов в рамках естественно - научной психологии к попыткам обозначить их с помощью антонимов «количественные - качественные» не нарушает основной логики этой исследовательской парадигмы.

В первой главе также подробно проанализировано соотношение номотетического и идиографического подходов. Показано, что с исторической точки зрения, противопоставление номотетического и идиографического подходов являлось отражением попыток преодолеть ограничения психологии как науки, следующей исключительно естественно - научным исследовательским стандартам. Установлено, что теоретическими источниками идиографического подхода в психологическом исследовании были работы Дж. Бансена, С. Бейли. А Мюррея, Г. Оллпорта, 3. Фрейда, У. Штерна, С.Р. Шоу, и других. Идиографический подход применялся в различных исследовательских направлениях: в клинической психологии, в психологии личности, в морфогенетической психологии Г. Оллпорта, в символическом интеракционизме. Выявлены и обобщены основные характеристики идиографического подхода.

1. Предметом исследования являются разнообразные проявления индивидуальности и личности человека. К ним относятся личностная и

групповая идентичность, система ценностей, смысловая сфера, сфера социального и межличностного взаимодействия, специфика формирования и проявления жизненного сценария и т.п.

2 . Цель идиографического исследования заключается в изучении глубинных уникальных характеристик человека. Поэтому в нем отрицается приоритет манипулирования множеством переменных и квалификация, как основные признаки номотетического подхода. Эта особенность находит отражение в методах исследования, как на этапе сбора эмпирических данных, так и при их анализе.

3. Методы в идиографическом исследовании имеют разнообразные теоретические основания. Они выводятся из существующих теорий личности, психоанализа, гуманистической и экзистенциальной психологии, социального интеракционизма, клинической психологии, психологической практики. Общим требованием для всех методов является внимание к социальному и временному контексту, в котором проводится исследование, использование герменевтически обоснованных приемов интерпретации при формулировании и верификации теоретических выводов, внимание к лингвистическим средствам выражения исследуемыми людьми информации о себе, своих мнений и точек зрения.

Выявленные характеристики позволяют заключить, что специфика идиографического подхода проявляется в использовании методов клинического или глубинного интервью, самоописаний респондентов, изучения биографических материалов, документов и так далее. Большинство из этих методов исключают или существенно ограничивают применение статистических процедур и приемов. Тем не менее, идиографический подход не может быть отождествлен с качественным исследованием как самостоятельным видом исследования. Для доказательства этого положения в главе представлен авторский вариант классификации методов исследования в идиографическом подходе. В классификацию включено три группы методов: методы персонального ассесмента, методы изучения конкретного случая (case study) методы «исследования действием» (action research).

Первую группу составляют методы самоописания, психоистории и биографический метод. Целью использования самоописаний является получение информации о различных аспектах личностной идентичности (I.E. Alexander, S. Crites, К.Е. Scheibe К. Е.). К психоистории, как исследовательскому методу, прибегают тогда, когда необходимо понять те аспекты жизненного пути, особенности которых не выводятся напрямую из здравого смысла или обыденных психологических представлений. Психоистория позволяет описать людей с необычной судьбой, выяснить

причины их незаурядных достижений или скандальной известности (I.D. Alexander 3. Фрейд, Э. Эриксон,). Содержание и структура биографического метода широко представлена в работах многих исследователей (Н.В. Веселкова, В.Б. Голофаст, И.Ф. Девятко, В.Ф. Журавлев, H.H. Козлова, Е.Ю. Мещеркина, С.Ю. Неклюдов С. Рождественский, В.В. Семенова). Биографический метод выявляет не только точку зрения и переживания конкретного человека, но и его собственную их интерпретацию. Основной задачей при использовании биографического метода является позволить респонденту «воспринять себя в качестве активного субъекта своей собственной истории жизни, отличного от социального мира. (N. Denzin).

Следующая группа идиографических методов - методы изучения отдельного случая. В такого рода исследованиях систематически изучаются один или несколько конкретных случаев или феноменов с целью их глубокого понимания и разработки или развития теоретических представлений о них. Методы изучения отдельного случая активно использовались в гуманистической и экзистенциальной психологии (Р. Мэй, К. Роджерс). Существенно, что в исследовании, основанном на изучении конкретного случая, полученные результаты могут быть сформулированы в виде теории, которая используется для объяснения других подобных случаев.

Группа методов, объединенных общим названием «action research» включает разнообразные исследовательские процедуры и техники, теоретическим источником для которых послужили идеи философского прагматизма Дж. Дьюи и работы К. Левина и Я. Морено. Использование этой группы методов можно встретить в психологических исследованиях R. Flood, Р. Freire, J. Habermas, J. Heron, К. Holzkamp, P. Reason, J. Rowan, C. Todhunter, A. Touraine и других авторов.

Подводя итого анализу идиографического подхода, можно заключить, что он является частным случаем более общей проблемы, которая формулируется, как соотношение типов психологического исследования. За основное здесь принимается противоречие между результатами, полученными на выборке респондентов или при изучении индивидуальных, уникальных случаев. Другие аспекты проблемы, такие как объективность и валидность исследования, сочетание использования количественных и качественных методов, способы оценки обобщенности результатов, в идиографическом подходе отражены лишь частично или вообще игнорируются. Кроме этого, разнообразие методологических и теоретических принципов, положенных в основу идиографического подхода определяет то, что он занимает промежуточную позицию между естественно - научной и гуманитарной исследовательскими

парадигмами. Поэтому идиографический подход не тождественен качественному подходу.

Переходя к анализу гуманитарной исследовательской парадигмы, как теоретической предпосылки качественного исследования, отмечается, что в психологии обсуждение гуманитарного характера психологического знания в его отношении к традиционной естественно - научной парадигме всегда было актуальным. (B.C. Братусь, Л.И. Воробьева, В.П. Зинченко, A.B. Петровский,

B.М. Розин, Л.С. Рубинштей, Г.Л. Тульчинский). Перенос гуманитарных идей в психологию сопровождается обсуждением темы человека и его сущности. Так

C.Л. Рубинштейн, утверждал, что место человека в мире, в жизни является проблемой более фундаментальной, чем проблема сознания как такового во взаимосвязи явлений материального мира. Гуманитарный статус психологии подразумевает изучение уникальных духовных феноменов, которые способствуют личностному росту человека и высвобождают место для его развития.

Вместе с тем, показано, что гуманитарная парадигма в психологии представлена сочетанием идей, извлекаемых из различных междисциплинарных источников - феноменологической философии, риторики, герменевтики, этнографии и этнометодологии, культурной психологии, социального интеракционизма, постмодернистской психологии и т.д. Идейная насыщенность психологии Geisteswissensghaften имеет следствием явно недостаточную разработанность проблемы конкретных методов исследования. Поэтому в первой главе детально анализируются методы исследования в гуманистической и экзистенциальной психологии (А. Маслоу, Р. Мэй, К. Роджерс, Г. Оллпорт), в социальном конструкционизме (К. Герген, I. Craib, M. Inglehart, R. Harré, R. Hollinger, С. Kitzinger, В. Ryan, С. Willig). Обсуждается «риторическая» версия решения проблемы метода психологического исследования (С.С. Аверинцев, Ю.М. Лотман, В. Bloor, V.Burr, H. Collins, В. Latour, H. Longino, J. Shotter,).

Результатом анализа является заключение о том, что гуманистическая и экзистенциальная психология, социальный конструкционизм, риторическая версия решения проблемы научного метода генетически и содержательно связаны с гуманитарной парадигмой в психологическом исследовании (Е.Л. Доценко, Е.А. Климов, В.А. Янчук, R.P. Boyd, J. Corbin, N. Denzin, T.A. van Dijk P. Gasper, N. Hayes, I. Jones, S. Kvale, Y. Lincoln, D. Miell, K. Mischel, N. Pidgeon, R. Sapsford, R. Stevens, A.L. Strauss, A. Still, J.D. Trout, M. Wethereil). В этом смысле они являются методологическими предпосылками качественного исследования. Вместе с тем, сами предпосылки еще не обеспечивают целостности, согласованности и последовательности основных

методологических, теоретических и практических свойств качественного исследования. (ХАбельс, А.Е. Войскунский, A.C. Готлиб, Е.С. Калменкова, С. Квале, Е.М. Ковалев, О. Т. Мельникова, В.В. Буркова, В.В. Семенова, И.Е. Штейнберг, С. Barker, M. Bergman, A. Coffey, J. Creswell, T.Lindlof, C.Marshall, S. Merriam, D. Polkinghorne, T. Porter, D. Schiffrin, I. Seidman, M. Wetherell). Поэтому на качественное исследование необходима точка зрения, которая обеспечивает единство методологической, теоретической и процессуальной сторон исследования и вносит вклад в решение задачи «рассмотрения науки (в данном случае психологии) в контексте общеметодологических подходов» [В.Н. Дружинин]. В связи с этим, важный вывод первой главы состоит в том, что искомое единство может быть достигнуто только в рамках специфического подхода.

Во второй главе «Сущность и содержание качественного подхода в психологическом исследовании» реализована идея согласования методологических, теоретических и практических свойств качественного исследования. В первой главе было показано, что методологической основой качественного исследования является гуманитарная парадигма в психологии. Это - основное свойство качественного исследования на методологическом уровне. Однако сделанный вывод еще не позволяет сформулировать новую концепцию качественного исследования с позиций его универсальных и специфических свойств. Необходимо в логике подхода показать согласованность и последовательность свойств качественного исследования на всех уровнях: методологическом, теоретическом и практическом.

Гуманитарная парадигма задает образцы, необходимые в планировании, осуществлении и оценке результатов научного исследования, определяет мировоззренческие позиции ученого, придающие специфику его научной рефлексивной активности (П. П. Гайденко, Р. Гвардини, Е.С. Жорняк, И.Т. Касавин, М.К. Мамардашвили, А.Н. Онучин, В.Ф. Петренко, B.C. Степин, В.А. Янчук, Е.В. Якимова К. Ясперс, J. Golinsky, В.А. Johnson, J.E. McGrath, R. Rorty, H. Putnam,). Тогда на методологическом (парадигмальном) уровне в качественном исследовании проявлены следующие свойства:

• Личность человека не тождественна природным объектам.

• Человек занимает центральную позицию в создании субъективной индивидуальной картины мира; он конструирует себя и свою собственную реальность.

• Основным средством конструирования субъективной реальности является язык, посредством которого человек фиксирует основные значения и смыслы, приписываемые им своей уникальной реальности.

• Выделенность, уникальность личности и, одновременно, ее связанность с другими людьми достигается в процессе взаимодействия; функция взаимодействия - обеспечить необходимый уровень конвенциональности смыслов и значений.

• Субъект и исследователь часть одного и того же контекста и находятся под его влиянием.

• Психологические феномены изучаются в контексте своего существования; значения и смыслы проявляются только в контексте. Выявленные методологические свойства качественного исследования

требуют дальнейшей конкретизации на теоретическом и практическом уровне. Без такой конкретизации, во-первых, остается нерешенной проблема дефиниции качественного исследования, то есть определения его специфичности по отношению к другим видам исследования (например, к количественному). Как следствие, существует множество обозначений, каждое из которых лишь частично отражает суть качественного исследования: «феноменологическое» (A.M. Улановский), «натуралистическое» (М. Denzin), «этнометодологическое» (Т. Modood, М. Shiner), «интерпретационное» (В.Н. Дружинин), «идиографическое» (J. Habermas). Это - проблема теоретического уровня. На практическом уровне существует проблема обеспечения соответствия конкретных исследовательских методов и приемов тем образцам и правилам, которые заданы гуманитарной методологией. Присутствие «качественных методов» в существующих классификациях исследовательских методов либо не отвечает (или лишь частично отвечает) требованию соответствия конкретного метода его методологическому (парадигмальному) статусу, либо лишено достаточных логических оснований для их дифференциации в рамках предлагаемых групп методов (Б.Г. Ананьев, В.Н. Дружинин, М.С. Залевский, Г.Д. Пирьов, М.С. Роговин, С. Воегее, S.W. Littlejohn).

Для согласования методологического, теоретического и практического уровней качественного исследования во второй главе сформулированы основные положения подхода к качественному исследованию.

Подход - есть комплексная характеристика стратегии и программы исследования (A.A. Пископпель, О.Ф. Шабров О.Ф., A. Giorgi). Это известное определение дополняется констатацией существования в подходе взаимосвязанных и взаимообусловленных частей: аналитической и описательной. Аналитическая часть подхода устанавливает методологическое и теоретическое своеобразие качественного исследования и показывает соответствие его хода и результатов стандартам научности. Описательная часть подхода выявляет основные свойства качественного исследования и обобщает

его теоретические и прикладные аспекты. В целом авторское понимание структуры качественного подхода в психологическом исследовании представлено на рисунке 1.

К&аствшый подход в псшляичааш исследовании

Аналитическая часть концепции устанавливает методологическое и теоретическое своеобразие качествэогаго иссведоБаниянпскяываетсоответШЕ его хода н резушлатов in андартам научностн

программы исследования

Описательная часть юааепции выявляя ¡ основные шшстЕачественнокшшкдоишя ¡ и обобщает его теоретические н прикладные j аспекты

; устаяшизаетотнесенностькачественногоисследованняк I пыашсгаркон (Gejstes^isstnsdiaftei^napa^rrbíe

- Паредигшльный компошг

струпурылойщ»

СйиамшШшш» ярукдаидада

П|шет»Ршийко»е1сшг струиурышадхвда

il отнесенность качествекшго всктедовашитребуют ошсания его «ойови формулнраЕитопределгашБрамках предлагаемого подхода.

Устантшваяиметсуег налагаю!« реализации и метода качественного исследования

гаора и анаша нссждовагедьош данных

Рис.1. Структура подхода к качественному исследованию.

Сформулированное понимание структуры и содержания подхода позволило перейти к решению задачи теоретического уровня: выявление свойств качественного исследования и формулировка на этой основе его определения. Выявлено две группы свойств качественного исследования, согласованные с его гуманитарным методологическим основанием. Первая группа свойств - предметно-целевые свойства. Предметно-целевые свойства выявлены в ходе анализа междисциплинарных теоретических источников качественного исследования: герменевтики, феноменологии, социального конструктивизма. (П. Бергер, A.A. Брегадзе, X. Гадамер, К. Коффка, Н.В. Кузнецов, Д.А. Леонтьев, Т. Лукман, П. Рикер, М. Хайдеггер, Г. Шпет, A.M. Улановский, I.T. Alexander, L. Botella, V. Burr, C.Chen, J. Efran, K. Gergen, J.T. Lamiell, T. Leary, R. Neimeyer, D. Polkinghome, W. Runyan, K. J. Shapiro, R. Fauber, J. Shotter). Показано, что в рамках подхода предметно целевые свойства вне зависимости от теоретического происхождения обеспечивают согласованность и последовательность специфических для качественного исследования базовых категорий, исследовательских вопросов, целей

исследования и характера эмпирических данных. Предметно-целевые свойства качественного исследования обобщены в Таблице 1.

Таблица 1.

Предметно - целевые свойства качественного исследования.

Предметно-целевые свойства качественног 0 исследования Междисциплинарные теоретические источники качественного исследования

Герменевтика Феноменология Социальный конструкционизм

Базовые категории в качественном исследовании Контекст Часть и целое Рефлексивность Смысл Интерпретация Рефлексивность «Self» Идентичность Лингвистическая прагматика Контекст

Исследователь ский вопрос Как происходит понимание? Каковы условия и структура понимания? Какова структура специфического опыта? Что означает переживание специфической ситуации? Каковы способы конструирования и координирования совместных действий? Как конструирование идентичности опосредовано социальным и культурным контекстом?

Цель качественного исследования Описать и реконструировать способы, которые люди в поведении и во взаимодействии используют для согласования индивидуальных значений и смыслов Описать, проинтерпретирова ть и понять смысл переживаемого индивидуального опыта Выявить закономерности конструирования индивидуальной и социальной идентичности

Данные в качественном исследовании Лингвистический, преимущественно текстовый характер данных Любые материалы, позволяющие концентрироваться на глубине переживаемого опыта и описывающие его свойства Почти исключительно лингвистический, не количественный характер данных

Анализ данных в качественном исследовании Интерпретация на основе правил и моделей. Тематические, структурные и системные описания специфических аспектов опыта. Различные виды нарративного, дискурсивного и феноменологического анализа

Вторая группа свойств качественного исследования - инструментальные свойства. Эти свойства определяют специфику качественного исследования в

отношении общенаучных стандартов объективности и валидности. Эта специфика является предметом широкого обсуждения (С. Квале, В.А. Янчук, М. Allen, D.L Altheide, MJ. Angen, Е. Eisner, E.G. Guba, J. M Johnson, D.L. Kahn, M. Leininger, Y.S. Lincoln, N. Letourneau, J.A. Maxwell, E.G. Mishler, G. Morgan, M. Sandelowski, H.F. Wolcott и другие).

В логике согласования в рамках подхода методологических и предметно-целевых свойств качественного исследования, в главе установлена специфика и его инструментальных свойств. Она состоит в неправомерности механического переноса понятий объективности из естественно - научной модели исследования в иную методологическую, а именно гуманитарную, плоскость. Эта специфика обусловлена несколькими причинами. Во-первых, в отличие от естественно - научных, качественные (гуманитарные) исследования стремятся добиться преобладания глубины над широтой обобщений и изучить нюансы событий жизни в противовес обобщениям, справедливым для генеральной совокупности. Во-вторых, в качественных исследованиях акцент переносится на взаимодействие между контекстом, культурой и традицией, с одной стороны, и значениями и смыслами, с другой. При этом к контексту «прикреплены» не только те люди, которых изучает исследователь, но и сам исследователь, который приписывает смысл эмпирическим феноменам, следуя научным традициям или институализированным формам существования определенной научной школы.

С этой точки зрения предлагается решение проблемы критериев объективности и валидности качественного исследования. Критериями объективности на этапе сбора эмпирических данных в качественном исследовании следует считать: (а) реальную доступность изучаемых феноменов наблюдению; (б) релевантность данных исследовательскому вопросу; (в) приоритетность данных над другими, которые, в свою очередь, тоже наблюдаемы и релевантны; (г) согласованность и внутренняя не противоречивость данных. Критерием объективности анализа и интерпретации данных является полнота и законченность категоризации данных. Под категоризацией понимается процесс упорядочивания эмпирических наблюдений в соответствие с их однородностью (не однородностью). Функция категоризации в исследовательском процессе состоит в сортировке эмпирических феноменов по правилам, отвечающим требованиям специфического исследовательского вопроса.

Критерии валидности отражают идеальные стандарты, которые должны быть выдержаны в качественном исследовании. Установлена целесообразность ориентироваться на следующие критерии валидности качественного исследования:

• Достоверность, как результат сознательных усилий в достижении точности интерпретируемых значений. Результаты исследования должны отражать опыт респондентов или существо контекста. Объяснение должно совпадать с описанием. Интерпретация является достоверной, если выходит за рамки индивидуального опыта исследователя.

• Подлинность означает, что результаты исследования выводятся из опыта, переживаемого самими людьми, привлекаемыми в качестве респондентов. Важность этого критерия становится понятной, если принять во внимание возможность множественной интерпретации одного и того же эмпирического материала.

• Критичность означает ориентацию на поиск альтернативных гипотез, внимание к исключениям из «типичных» результатов.

• Целостность, то есть отражение того факта, что интерпретация производится только в пределах доступных исследователю данных. Тогда значительно снижается вероятность появления в интерпретации искажений или необоснованных догадок.

Целесообразно различать критерии валидности и средства ее достижения. Средства - это процедуры и приемы, используемые для того, чтобы уменьшить вероятность нарушения принятых стандартов. К средствам обеспечения валидности качественного исследования относятся применение приемов триангуляции, обеспечения информационной насыщенности данных, выбор адекватного способа анализа данных, их каталогизации и редукции.

Сведение воедино в рамках подхода методологических и теоретических свойств качественного исследования позволяет сформулировать его функциональное определение. Существующие определения не являются функциональными, так как сформулированы на основе частных положений, не отражающих целостной и согласованной картины качественного исследования (R. Bogdan, J.P. Corbin, E.G. Guba, Y.S. Lincoln, C. Marshall, J. Pauly, G.B. Rossman, A. Strauss, SJ. Taylor). Функциональное определение дается, исходя из выявленных методологических и теоретических свойств качественного исследования. Качественное исследование - это специфическое исследование, где проявлены свойства гуманитарной модели научного познания и используются эмпирические данные, имеющие текстовый (лингвистический) характер. Для их обработки применяются в разной степени стандартизированные приемы интерпретации с целью анализа и обобщения значений и смыслов, конструируемых людьми в отношении себя, своей социальной ситуации и социальной активности.

Данное определение обладает эвристической ценностью. Во-первых, оно подчеркивает обобщающую функцию идеи подхода. Понятие подхода

подразумевает, что в его рамках все компоненты качественного исследования образуют единство. В этом единстве взаимосвязи между теоретически источниками, направлениями реализации, методами сбора и обработки данных характеризуются последовательностью и непротиворечивостью. Во-вторых, функциональное определение качественного исследования инвариантно для любого из направлений его реализации, используемых конкретных методов и приемов сбора и анализа эмпирического материала. В-третьих, сформулированное определение делает более вариативными рассуждения о способах интеграции количественного и качественного исследования.

В третьей главе «Направления реализации качественного исследования психологическом исследовании» рассмотрены три направления реализации качественного подхода в психологическом исследовании: феноменологическое, нарративное и дискурсивное. Доказано, что их диверсификация осуществляется в логике разрабатываемого подхода. Это означает, что в каждом из них получают специфическое выражение уже рассмотренные методологические и теоретические свойства качественного исследования. Кроме этого, анализ направлений реализации качественного исследования позволяет установить их специфику в отношении целей качественного исследования и способов анализа эмпирических данных.

«Конечной целью феноменологического исследования является отбор, сортировка и творческое комбинирование лингвистически организованных данных для прояснения многослойности смыслов, которые человек придает событиям своей жизни». [P. Moustakas], Основу анализа феноменологического направления реализации качественного исследования составляют работы, освещающие различные аспекты философской и психологической феноменологии (ЕБ.Борисов, М.Г. Гадамер, П.П. Гайденко, К.А.Свасьян, A.B. Петровский, Ж-П. Сартр, Д.П. Шульц, С.Э. Шульц, М. Ярошевский, A.B. Улановский, J. A. Gurwitsch, Kockelmans, М. Scheler и другие).

Как направление реализации качественного исследования, феноменологическое направление синтезирует положения работ М. Crotty, R.von Eckartsberg, W. Fischer, A. Giorgi, A. van Kaam, M. Langeveld, M.van Manen, P. Willis. Их анализ позволяет заключить, что в феноменологическом направлении находят выражение сформулированные ранее методологические, предметно-целевые и инструментальные свойства качественного исследования. С методологической точки зрения, феноменологическое исследование, обращаясь к глубинным структурам смыслового опыта человека, представляет собой вариант развития гуманитарной исследовательской парадигмы. При этом феноменологическое исследование стремится к обобщению опыта некоторого количества респондентов, обращаясь для этого к специфическим способам

сбора эмпирического материала: интервью, наблюдению, жизнеописаниям и т.п. В дополнение подчеркивается взаимосвязь феноменологического психологического знания с контекстом, с конкретными условиями и обстоятельствами жизни респондента. Объективность и валидность феноменологического исследования обеспечивается применением стандартизированных схем фиксации и анализа эмпирических данных.

Представлен один из вариантов стандартизации качественного феноменологического исследования. Он основан на разработках, проведенных, в частности W. Frick, Т. Hart, P. Moustakas, S. Sovatsky, R.Tesch, и другими. Стандартными компонентами программы феноменологического исследования в таком случае являются «систематизация», «деконструкция», «реконструкция». Под систематизацией понимается тщательное описание уже существующего понимания смысла исследуемого феномена. Систематизация обеспечивает погружение в детали содержания изучаемого предмета и обеспечивает необходимый уровень исследовательской рефлексии. Деконструкция предполагает переосмысление взгляда или точки зрения на изучаемый предмет, диалог между «старыми» и «новыми смыслами». Реконструкция - это представление исследуемого феномена с новой точки зрения в той мере полноты, которая может быть доступна исследователю в ходе его работы. Целью реконструкции является построение модели исследуемого переживания или опыта. В связи с этим различаются несколько разновидностей итоговой модели: модель структуры опыта, модель функций опыта, типологическую модель опыта.

В анализе нарративного направления реализации качественного подхода вновь подчеркивается соответствие его основных характеристик методологическим, предметно-целевым и инструментальным свойствам качественного исследования. Используется определение нарратива как фундаментального процесса понимания. (И.Ю. Светликова, H.A. Слюсарева, П. Рикер, M. Butor, D. Epston, S.T. Fiske, J. Kotre, K.D. Murray, G. Prince, T.R. Sarbin, R. Schafer, S.E. Taylor. M. White). Рассмотрены подходы к нарративному анализу в психоаналитической (T.R. Sarbin), когнитивной (R. Schafer), этогенетической (Р. Харре), социально - конструкционисткой (J. Potter J., M. Wethereil) традиции. Установлено, что методологически и теоретически наиболее полно свойствам качественного исследования соответствует социально - конструкционистское понимание нарративного направления его реализации.

В рамках социального конструкционизма нарративная психология обращается к исследованию самости и идентичности. Специфика социального конструкционизма в исследовании self и идентичности состоит в отрицании

вероятности обнаружить и описать самость подобно тому, как может быть обнаружен и описан любой объект в физическом мире. На первый план выдвигается положение, согласно которому идентичность может быть охарактеризована через отношение между человеческим опытом и структурой нарратива. (Clandinin DJ., Connelly, F.M., Casey К., Gubrium J.F., Holstein J.A., Patton M.) В нарративных исследованиях проявляются основные свойства качественного исследования:

1. В нарративных исследованиях применяются приемы сбора, анализа, интерпретации данных без обращения к количественным статистическим процедурам. В связи с этим, Дж. Губрин и Дж. Холштайн дают определение нарративным исследованиям как «новому языку качественного метода».

2. В нарративных исследованиях повествование рассматривается как совместный интерактивный опыт респондента и исследователя. Так как сущность повествования является глубоко личностной, исследователь должен найти способы договориться о значениях и результатах со своими респондентами, используя получаемую от них информацию и привлекая собственный опыт и креативность.

3. Нарративное исследование направлено на формулировку обобщений в отношении приобретения и сохранения человеком личностной идентичности.

С практической точки зрения, нарративное исследование представляет собой использование различных схем анализа повествований, рассматриваемых как эмпирические данные. Нарративы, как эмпирические данные, являются лингвистическими иллюстрациями опыта. Их смысл зависит от контекста, времени, места, особенностей обратной связи от аудитории, от точки зрения рассказчика. (J. Bruner, R. Coles, R. Mello). Любая схема анализа нарратива опирается на базовые характеристики повествования. К ним относятся: (а) контекст, в котором рассказывается история; (б) жанр нарратива (сказка, миф, воспоминания, и т.д.); (в) темпоральная согласованность нарратива (R. Atkinson). Существует большое количество конкретных схем анализа нарративов в качественном исследовании. В работе подробно рассмотрены наиболее распространенные из них.

1. Метод индексации (J. Lofland, L. Lofland L.). В этом случае нарратив, используемый как источник эмпирических данных, разбивается на части, которые, в свою очередь, дробятся на более мелкие фрагменты и реорганизуются согласно распознанным исследователем связям или темам.

2. Метод выявления согласованности нарратива. В этом случае устанавливается несколько видов согласованности: референциальная (информативная) согласованность, текстуальная (жанровая) согласованность, смысловая согласованность. (R. Atkinson, Е. Mishler).

3. Метод выявления внутреннего содержания нарратива. Р. Мелло выделяет следующие типы внутреннего содержания: текстуальный, трансактный, социо-культурный и обучающий. Каждому типу соответствует ряд признаков, сопоставление которых в ходе анализа позволяет воссоздать смысловую канву нарратива и сохранить его целостность и согласованность.

4. Метод выявления форм нарративной интеграции. Различается несколько форм нарративной интеграции.

• Базовая интеграция соединяет элементы ментальной активности (разрозненные мысли) в последовательное повествование и позволяет осуществлять самоузнавание и адекватную обратную связь с партнерами.

• Интеграция множественных аспектов self, других людей и мира в целом.

• Интеграция внутренних иерархий между осознаваемыми потенциальными историями.

• Интеграция ментальных областей (например, мышления и воображения). Дискурсивное направление реализации качественного исследования

взаимосвязано с гуманитарными направлениями в социолингвистике, микросоциологии языка, этнометодологии, теории речевых актов, конверсационном анализе, психолингвистике (Дж Аткинсон, Т. Ван Дейк, Ч. Гудвин, В. Кинч Р. Лаков, M.JI. Макаров, Дж. Остин, Р. Серль, Г. Сакс, М.Н Фейрклау,). Понятием «дискурс» обозначается специфическая версия событий, выраженных в повествованиях, утверждениях, диалогах. Предметно-целевые и инструментальные свойства качественного исследования в дискурсивном направлении проявляются при анализе текстов как «материальных носителей дискурса» (O.JI. Каменская, Е.С., Кубрякова, Д.Н. Лихачев., A.A. Леонтьев, J. Culler, G. Genette, N. Ginsburg, М. Fludernik, D. Herman). Показано, что для анализа дискурса в качественном исследовании недостаточно использовать средства контент - анализа и тех моделей, которые, являясь его развитием, появились как способы преодоления присущих ему ограничений при глубоком проникновении в смысловое содержание текстов: «анализ сюжета», «конструирование характеров», «фокализация», «проективные и образные характеристики» (М. Bal, J. Culler, R. Ginsburg, M. Fludernik, D. Herman, M. Jahn).

Далее в данном разделе работы доказано, что в качественном психологическом исследовании дискурсивный анализ состоит в изучении лингвистических приемов письменной или устной речи, которые отражают феномены индивидуального и социального мира (М. Ашмор, М. Биллинг К. Герген, Дж. Поттер, М. Уэзерелл, Р. Харре, Дж. Шоттер Д. Эдварде,). В связи с этим приводятся основные варианты дискурсивного анализа в качественном исследовании. При этом стандартизация приемов дискурсивного

анализа рассматривается как выражение инструментальных свойств качественного исследования в целом. Стандартизация - есть средство обеспечения объективности и валидности дискурсивного исследования. Как варианты дискурсивного направления качественного исследования рассмотрены:

1. Интегративный дискурсивный анализ (В. Яцко). Цель интегративного дискурсивного анализа состоит в прояснении особенностей интуитивной логики говорящего и определении того, как эта логика проявлена в структуре текста. В соответствии с такой целью определяются категории для обозначения элементов структуры дискурса (семантический, коммуникативный, модальный). Результат анализа заключается в нахождении соответствия языковых единиц текста названным категориям.

2. Анализ интерпретационных репертуаров (Е. Burman, G. Gilbert, М. Mulkay, I. Parker, J. Potter, M. Wetherel,). Интерпретационные репертуары -это систематически связанные наборы слов, используемые со стилистической и грамматической последовательностью, и часто организованные вокруг одной центральной метафоры. Идентификация репертуаров позволяет выявлять способы понимания действий людей в различных социальных ситуациях.

3. Анализ дискурсивных маркеров. (R. Dale, A. Jucker, A. Knott, L. Mitchell, D. Schiffrin, S. Smith). Дискурсивные маркеры это - вербальные и невербальные приемы, которые позволяют определять переходные моменты в монологическом и диалогическом изложении. Выявлены группы дискурсивных маркеров: маркеры поступательного развития диалога, маркеры поляризации мнений и позиций, маркеры взаимного признания и одобрения, маркеры, выражающие эмпатию. В психологическом исследовании идентификация дискурсивных маркеров позволяет изучать контекстуально опосредованные шаги для достижения взаимопонимания во взаимодействии.

4. Модель лингвистических категорий (J. Hirschberg, D. Litman, N. McGuier). Этот вид дискурсивного анализа используется для «мониторинга» самопрезентации. В его основу положена идея различения между выражением содержания и описанием процессов в свободных самоописаниях. Исследование употребляемых в самоописании единиц языка обеспечивает познание содержания высказываний. Понятие процесса в свободных самоописаниях относится к синхроническим (ситуативным) и диахроническим проявлениям идентичности в различных социальных контекстах.

5. Нарративно-репрезентативная модель (Н. Masuda). В этом случае процедура анализа дискурса основана на сопоставлении иерархической организации, сочетания и последовательности включенных в высказывание лингвистических единиц с психологическими конструктами.

Четвертая глава «Сбор и анализ данных в качественном исследовании» посвящена решению одной из наиболее важных задач нашей работы - согласованию в рамках подхода методологических и теоретических свойств качественного исследования с его практическим процессуальным аспектом. Необходимость решения этой задачи предписывается существующим в отношении качественного исследования разрывом между описанием и анализом его эпистемологических и теоретических оснований и множественностью и неупорядоченностью конкретных методов и приемов исследовательской работы. Отчасти этот разрыв объясняется часто декларируемым творческим, интуитивным характером качественного исследования. В этом случае связанность методологических, теоретических и практических уровней качественного исследования остается имплицитной, что, в конечном итоге, ограничивает его эвристический потенциал. С нашей точки зрения, еще более важной причиной, по которой следует согласовать методологический, теоретический и практический уровни качественного исследования, является необходимость представить его в рамках целостного подхода, только в этом случае качественное исследование можно рассматривать как самостоятельный специфический вид исследования.

Прежде всего, следует иметь в виду, что сбор и анализ данных в качественном исследовании отвечают признакам гуманитарной исследовательской парадигмы. В отношении сбора данных это означает, что они являются текстовыми, лингвистическими данными. Под лингвистической природой данных понимается тот факт, что они являются продуктом речевой активности исследуемых и самого исследователя, зафиксированной в протоколах наблюдений, отчетах и самоотчетах, описаниях, документах, автобиографических и иных повествованиях и текстах. (R. Josselson, А. Lieblich).

Не менее важно учитывать предметно - целевые свойства качественного исследования. Как было показано во второй главе, предметом качественного исследования является жизненный мир, прочувствованный, пережитый и осмысленный, а целью - описание и прояснение опыта в том виде, в котором он присутствует в сознании человека. Многослойность и непрерывность опыта подразумевает, что данные о нем не могут быть жестко структурированы, а их соотношение не выражается математическими зависимостями. Качественные данные в форме устного или письменного дискурса служат строительным материалом для конструирования индивидуального опыта в психологическом исследовании.

Инструментальные свойства качественного исследования требуют соответствия данных требованиям объективности, репрезентативности и

валидности. В этом случае возникают вопросы относительно достоверности отражения в лингвистических данных прямого и непосредственного опыта человека, полноты и глубины охвата всех нюансов переживаемого опыта. Кроме этого важно учитывать обстоятельства, связанные с принадлежностью «носителя» опыта к определенному социальному статусу, полу, этнической группе и т. д.

Далее в главе показано как предметно - целевые и инструментальные свойства качественного исследования реализуются в процессе сбора данных. Для этого рассмотрен диалог как эпистемологический принцип качественного исследования, сформулированы правила целенаправленности и цикличности сбора данных, описаны правила формирования выборки респондентов и рассмотрены варианты проведения исследовательского интервью.

1. Обращение к многочисленным работам, посвященным месту и функции диалога в психологическом исследовании, позволяет выявить его роль как эпистемологического принципа (A. Frank, S. Hailing, A. Katz). М. Leifer, P. Reason, S. Strasser, J. Shotter).

В его состав входят следующие положения:

а) В ходе сбора данных исследователь не навязывает респонденту собственных взглядов и точек зрения, замаскированных в его вопросах, предлагаемых стимулах, интерпретациях и т. д.

б) В ходе сбора данных исследователь перестает занимать позицию эксперта и стимулировать стремление респондентов давать социально желательные ответы, как это часто происходит в случае структурированных интервью и использования опросников.

в) Проявляется разнообразие точек зрения и взглядов, выходящих за рамки предварительно установленных границ исследования, что является условием позитивной проблематизации практического использования получаемых на основе данных результатов.

Важным следствием принципа диалогичности является преодоление в качественном исследовании нормативного стандарта «законченности», «завершенности» сбора данных. Это положение далее реализуется при формулировании правил цикличности и целенаправленности.

2. Правило целенаправленности подразумевает, что отбор данных не может быть случайным или спонтанным. Важно не то, сколько данных собрано или насколько велико количество источников, из которых данные поступили, а то, достаточно ли богаты и полны эти данные для того, чтобы внести ясность в понимание опыта. Правило цикличности состоит в открытости источников качественных данных. В качественных исследованиях после того, как начальные отчеты собраны, происходит их анализ для предварительного

описания опыта. Затем привлекаются дополнительные респонденты, которые могут дополнить, расширить или подвергнуть сомнению предварительное описание. Процесс исследования повторяется, двигаясь от сбора данных к их анализу, и опять возвращаясь к сбору данных до тех пор, пока описание не станет всесторонним.

3. Научная ценность и глубина результатов качественных исследований зависят от качества источников, из которых почерпнуты данные. Источники данных (респонденты) выбраны не на основании, что они - не рандомизированные представители населения или случайным образом оказались «под рукой». Приемы формирования выборки в качественном исследовании используются для того, чтобы получить максимально полные и отрефлексированные описания опыта.

По нашему мнению, целесообразно различать следующие приемы формирования выборки в качественном исследовании:

• Максимально вариативная выборка предполагает, что к участию привлекаются респонденты с максимально различным опытом.

• Гомогенная выборка преследует цель обеспечить глубину изучения опыта у конкретной подгруппы. Выборка будет минимально вариативной, а опыт респондентов одинаков.

• Типичная выборка предполагает привлечение респондентов, чей опыт является типичным относительно проблемы исследования.

• Специфическая выборка дает возможность вскрыть границы различий внутри опыта.

• Выборка критического случая основана на том, что к исследованию привлекаются респонденты, чей опыт значим в силу своей интенсивности и необычности.

• Критериальная выборка состоит в том, что респонденты отвечают какому-либо заранее установленному критерию.

4. Для сбора данных в качественном исследовании чаще всего используется неструктурированное интервью. Неструктурированное интервью состоит в обмене опытом между респондентом и исследователем, которые, объединяют свои усилия, чтобы создать диалогический контекст для получения исследовательских данных (М. Ramos). Основное различие между типами интервью определяется степенью, в которой процесс и содержание интервью обоюдно контролируется его участниками. (A. Fontana, J. Frey, J. Morse). В неструктурированных интервью степень обоюдного контроля высока. Интервьюер формулирует исследовательский вопрос и просит респондента рассказать свою историю так, как он ее видит и переживает. Интервьюируемый сам принимает решение, с какого места начать рассказ, какие темы, и какое

количество деталей включать в него. Хотя интервьюер играет активную роль в неструктурированном интервью посредством сосредоточенного слушания, он не является главным действующим лицом. Центральная роль принадлежит респонденту. При проведении качественных исследований разрабатываются и инновационные технологии сбора данных, среди которых нами анализируются фокус группы и использование виртуального коммуникационного пространства (M. Abell, H. Falmer, M. Galinsky, P. Maykut, R. Morehouse, J. Schopler).

Анализ данных в качественном исследовании представляет сложную проблему. Во-первых, признанно, что не существует универсального метода анализа качественных данных, а определяющим принципом выбора или разработки метода является соответствие аналитических действий целям исследования. Во-вторых, многими авторами подчеркивается растущая потребность в систематизации и расширении арсенала инструментов для качественного анализа. (J.W. Creswell, N.K. Denzin, B.G. Glaser, A.M. Huberman, Y.S. Lincoln, P. Maykut, M.B. Miles, R. Morehouse, M.Q. Patton, D. Silverman, L. Strauss, R. Tesch).

Выявлено, что любая схема анализа качественных данных должна учитывать:

1. Лингвистический (текстовый) характер исходных данных.

2. Герменевтический характер аналитических процедур независимо от выбранного направления реализации качественного подхода. Это означает направленность анализа на поиск скрытых смыслов интерпретируемого текста с целью его глубокого понимания.

3. Категоризацию данных, как основное средство анализа. Анализ качественных данных всегда обращен к семантическим аспектам текста. Результат аналитической работы представлен в виде категорий и взаимосвязей между ними. Категории являются обобщенными результатами аналитической работы. К способам достижения необходимой степени обобщения относятся (а) использование герменевтических приемов интерпретации (принцип «герменевтического круга»), (б) техника «постепенного насыщения смысла», (в) техника «прогрессивной категоризации» и т.д. (А. Giddens, G. Quartaro, J. Phillips, D. Rennie).

Герменевтическая природа и направленность на категоризацию являются наиболее общими принципами анализа данных в качественном исследовании. Их конкретизация подразумевает решение следующих двух задач. Во-первых, необходимо рассмотреть процессуальную сторону анализа данных, то есть определить основные этапы качественного исследования в целом. Во-вторых, следует обратить пристальное внимание на проблему классификации методов анализа данных в качественном исследовании.

Установлено, что на проблему определения этапов качественного исследования существуют различные точки зрения (A. Huberman, К. Jensen, Т. Lindlof, J. Lull, С. Marshall, M. Miles, G. Rossman). Их спектр варьируется от отрицания необходимости выделения каких-либо этапов в качественном исследовании до утверждения целесообразности придерживаться жестко очерченных схем. Показано, что проблема выявления этапов анализа данных в качественном исследовании сводится к противоречию между стремлением увидеть процесс анализа как целостный, «синтетический», предоставляющий исследователю возможность для творческого самовыражения, и желанием сделать этот процесс строгим и упорядоченным.

С нашей точки зрения наилучшим образом эта проблема решается в рамках «обоснованной теории» (grounded theory) А. Штраусса и Б. Глэзера и ее модификаций (B.G. Glaser, J. Pilowski, D. Rennie, A.L. Strauss, J. Watson,). В O.T. используются два основных понятия: «базовый процесс» и «постоянный сравнительный анализ». «Базовый процесс» - это выявляемый в ходе анализа данных основной компонент поведения, переживания или опыта индивида. «Базовый процесс» является минимальной единицей анализа, формулируется как главная категория или тема и в ходе сравнительного анализа связывается с другими категориями или темами, наиболее часто обнаруживаемыми в данных. Ключевой особенностью О.Т. является то, что процесс сбора и анализа данных происходит параллельно. В этом случае говорят о «постоянном сравнительном анализе». В ходе постоянного сравнительного анализа данные кодируются и изучаются непосредственно после их получения. Новые идеи и инсайты, которые являются следствием такого анализа, включаются в состав дальнейших процедур сбора данных. Исследователь постоянно возвращается к первоначальным данным, пересматривая и переоценивая их. Взгляд на отношения между различными идеями и конструктами подвергается проверке. В результате появляется набор конструктов, обеспечивающих новое понимание феномена. Именно в этом смысле теория, то есть попытка объяснить изучаемый феномен, «обоснована» данными.

В результате рассмотрения уже существующих классификаций методов анализа данных в качественном исследовании был сделан вывод, что они не отвечают главному требованию подхода, а именно, они выполнены вне идеи согласования всех основных свойств качественного исследования. Поэтому они часто лишены общего основания и воспроизводят либо этапы исследования (С. Воегее), либо повторяют направления его реализации (J. Potter).

Разработаны общие требования к классификации методов анализа данных в качественном исследовании. Во-первых, в классификацию необходимо включить как методы сбора данных, так и методы их анализа. Только в этом

случае будет выполняться правило цикличности сбора данных и соблюдаться последовательность и согласованность этапов качественного исследования. Во-вторых, классификация методов качественного исследования должна быть операциональной. Это означает, что ее гипотетический пользователь сможет четко представить себе методический инвентарь, необходимый для решения поставленных в исследовании задач. Более того, классификация должна показывать возможности выбора необходимых исследователю методов и методических приемов. Наконец, в-третьих, классификация должна следовать пониманию подхода как способа согласования теоретических и практических компонентов исследования. Поэтому в ней должна найти отражение взаимосвязь и взаимодополнительность направлений реализации качественного исследования и собственно исследовательских методов.

С нашей точки зрения при классификации методов качественного исследования следует использовать организующий принцип, а в качестве общего основания применить критерий степени преобразования эмпирических данных в ходе анализа.

Тогда в нашей классификации организующий принцип реализован в разграничении двух групп методов: методов сбора данных и методов анализа данных.

Методы сбора данных в качественном исследовании представлены традиционным набором - наблюдение, беседа, интервью, анализ документов и самоописаний, биографический метод, проективные методы и так далее. Они могут быть дополнены инновационными приемами, например, использованием виртуального пространства в Интернете. Кроме этого, сбор данных может проходить в индивидуальной и групповой форме.

Методы анализа данных представлены двумя группами. Первая группа -это методы организации данных. Сюда относятся приемы регистрации и сохранения данных, их транскрибирования и кодирования. К этой же группе нами отнесен и тематический анализ данных. В целом ТА является методом, позволяющим в массиве текстовых данных выявить темы разного уровня обобщения и установить их соподчиненность.

Вторая группа методов анализа - это методы структурирования данных. К ней относятся методы построения иерархических систем категорий и методы построения типологий.

Важно указать на два момента, связанных с предлагаемой классификацией.

Во-первых, спецификой качественного исследования является открытость границ между этапами сбора и анализа данных. Уже в ходе анализа есть

возможность возвращаться к сбору данных, получать новые и уточнять уже имеющиеся данные.

Во-вторых, следует иметь в виду, что в каждом направлении реализации качественного исследования существует большое количество конкретных аналитических схем и методических приемов. Классификация методов анализа данных служит цели их согласования в рамках подхода. Общее представление о классификации методов качественного исследования дает рисунок 2.

Мгада (Золенных

I ... ... I

Методы вдесгвенвого в пледов шя | » Мяадызшваипи

Найшцш»

Бесед Нтгорямп АНШ5 дацмая»

Прост тест

Сшшньявяажм ИяиЕип-ресура*

(ЛДПГ^ЩПЫ,

прении Т. л )

Идгишумш Грдаии;

МаицщдтдЯ

оргзЕдашдамд:

Мяода зюпроооз

Мгзда ¡впраевм

базовых:«. Вадвлевя Тршхр&Яфлзвв! оргавзующи тек

ахшшзчриИ овшшпртА

гакримшхтсм КштрЕшаш идадд анализ в кзарзвланп рилидид: Щ

ИЯфХШСВЕХ 'УЯ^ТОМиРГА 1 мчпщ^чщ^щщд Мстодк сг^уутурврпмтая ддрньц

ивдиа Ломала

ежа Опвыве ярупзра осьга Шаровое пшшогивсвд иоаваготша

Наррстюое Оаредкютефуиш ВЗрргЗВОВ Ашп» структуры ирряшнд Авалю СЙГД8<0ЯЗЦИКШ аахгюгигреиозьа. ЛПГ.ТУЛПКЗТНП<ЯПП«Й

Даурзга» Дто-тгп ятугууууя*«^ МозезьМЖ ЫеджКРЫ АХШ5 реэфгугрсв

Рис.2. Методы качественного исследования

В пятой главе «Оценка результатов качественного исследования и интеграция количественного и качественного исследования» решается задача определения способа оценки результатов качественного исследования и приемов интеграции количественного и качественного исследования. Эта задача решена на основе авторского опыта качественных исследований, выполненных в 2007 - 2010 гг. В этих исследованиях реализована идея подхода к качественному исследованию как самостоятельному и специфическому виду исследовательской практики. Во-первых, каждое из них проводилось, исходя из сформулированных во второй главе, методологических принципов

гуманитарной исследовательской парадигмы. Во-вторых, в них проявлены сформулированные нами предметно - целевые и инструментальные свойства качественного исследования. Все они объединены общей предметной сферой -изучением различных аспектов смысла и смыслообразования. Различные подходы к изучению смысловой сферы человека стали «мета - теоретическим» основанием для проведения исследований (А.Г. Асмолов, Ф.В. Бассин, Д.Е. Белова, Б.С. Братусь, Ф.Е.Василюк, В.К. Вилюнас, П.Я. Гальперин, Р. Гарифуллин, Б.В. Зейгарник, В.П. Зинченко, А.Н. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, Т.Д. Марцинковская, В.А. Петровский, В.В. Столин, O.K. Тихомиров, В. Франкл). Кроме этого, использовался опыт проведения качественных исследований в области изучения смысла в зарубежной психологии (R. Baumeister, J. Crumbaugh, R. von Eckartsberg, J. Gray, J. Holmes).

В проведенных исследованиях учитывалась дифференциация направлений реализации качественного исследования. Два из представленных исследований выполнены в рамках феноменологического направления, а одно из них - в рамках нарративного направления. На практическом уровне соблюдались выявленные в работе принципы и правила сбора эмпирических данных и их анализа.

Практика применения основных положений разрабатываемого подхода подтверждает продуктивность идеи согласования методологических, теоретических и практических свойств качественного исследования. Такое согласование дает возможность получать содержательные и валидные исследовательские результаты. Так в феноменологическом исследовании «Качественное исследование удовлетворенности работой» построена типологическая модель, позволяющая выделить среди удовлетворенных и не удовлетворенных работой индивидов группы, различающиеся по критерию форм удовлетворенности/неудовлетворенности. Выявлены виды удовлетворенности работой («прогрессивная удовлетворенность» и «стабилизирующая удовлетворенность»), а также виды неудовлетворенности работой: псевдо-удовлетворенность, фиксированная неудовлетворенность, конструктивная неудовлетворенность.

В «Нарративном исследовании стратегий самораскрытия женщин с нетрадиционной сексуальной ориентацией» показана специфика взаимодействия людей, маргинализованных общепринятой точкой зрения на сексуальные отношения, с нормативным социальным контекстом. Установлено, что это взаимодействие реализуется в соответствии с различными стратегиями. Первая стратегия названа «выборочное самораскрытие». Женщины с не традиционной сексуальной ориентацией выбирают, кому, когда, где и с какой целью сделать необходимое признание. В некоторых ситуациях и при общении

с некоторыми людьми информация скрывается. В других ситуациях и другим людям она предоставляется полностью или частично. При этом важными являются индивидуальные характеристики тех, кому адресуется самораскрытие и их предполагаемые реакции. В целом эта стратегия отражает стремление стигматизированных индивидов разделить мир на две группы: большую, члены которой не осведомлены об их «отмеченности», и меньшую, представители которой часто рассматриваются как источник поддержки и помощи. Вторая стратегия обозначена нами как «пробное самораскрытие». Она используется с целью сделать границы межличностных отношений менее жесткими и заключается в отслеживании реакции партнера на последовательно предоставляемые ему небольшие порции информации. В зависимости от реакции, самораскрытие углубляется или прекращается. Если партнер выражает неприятие информации и негативно реагирует на нее, процесс прерывается. Если он выказывает понимание, или даже демонстрирует амбивалентную реакцию, самораскрытие, скорее всего, продолжится. Наконец, третья стратегия является стратегией «косвенного самораскрытия», когда предъявление стигмы не делается впрямую, а совершается посредством намеков, иносказаний, метафор, специфического стиля невербального поведения.

В «Качественном исследовании эпистимических переживаний» показано, что эти переживания представляют собой познавательную сторону аффективного опыта взаимодействия человека с миром. Они возникают как проявление потребности в адаптации к новым ситуациям и событиям. Одновременно эпистемические переживания отражают направление в развитии личности и ее потребность в самоактуализации. Эпистемические переживания детерминированы внезапностью новой ситуации, они реализуются через такие события, которые угрожают разрушением сложившихся структур индивидуального опыта. Вместе с тем, в противоположность переживанию как совладанию с трудными жизненными ситуациями (Ф.Е. Василюк), эпистемические переживания представляют собой «открытия» жизни, которые отражают направление в развитии индивида и его текущих потребностей. Вне зависимости от детерминант эпистемических переживаний, выражаются они в возникновении ярких, сильных интенсивных эмоций. Эта яркость и интенсивность сопровождается сосредоточенностью на внутренних процессах, погруженностью в себя. Ощущается своего рода «одиночество», обособленность от других и ответственность в переживании мира. В этой связи такие переживания глубоко экзистенциальны и соответствуют истинному переживанию «здесь и сейчас». Центральный компонент эпистемических переживаний - эмоции, делает подобные переживания наиболее яркими

моментами жизни, имеющими самоценность значимых событий. Эпистемические переживания открывают новые грани жизни, реализуя важные и глубокие внутриличностные изменения. Они выводят на качественно новый уровень существования, и могут являться выражением творческого процесса, сопутствующего становлению личности.

Представленный авторский опыт выполнения качественных исследований ставит вопрос о критериях, позволяющих выносить суждение о необходимом и достаточном уровне обобщений, достигаемых в результате анализа качественных данных. Показано, что поиск таких критериев в рамках качественного исследования является самостоятельной проблемой. К ее решению можно обращаться с различных позиций: сточки зрения полноты и уместности анализа психологически нагруженных лингвистических структур, степени новизны или комплексности результатов и т.д. (М. Eisenhart, К. Howe, М. Kearney, G. Madison, J. Osborne, R. Unger, J. Wakefield).

С нашей точки зрения, ведущим критерием для оценки обобщенности результатов качественного исследования является достигаемая в ходе интерпретативной аналитической работы степень переработки исходного эмпирического материала. В соответствии с этим критерием мы предлагаем распознавать пять уровней обобщенности результатов качественного исследования.

1. Уровень фиксации исходных эмпирических данных. На этом уровне результаты качественного исследования просто содержат описания случаев, повествования и т.п., полученные от респондентов. Результаты в этом случае подменяются данными. Данные воспроизводятся с минимальной степенью интерпретации. Ответы респондентов трактуются, как если бы они уже содержали готовый смысл, не требуя дальнейшей обработки и анализа.

2. Уровень тематических отчетов. На этом уровне результаты исследований редуцируют качественные данные к номинативным переменным и сводятся к перечислению тем, упоминаемых респондентами в ходе интервью или фокус групп. Достижение такого уровня обобщения оправдано, если целью исследования является определение необходимых для последующего количественного исследования переменных и частоты их встречаемости.

3. Уровень предметных отчетов. Предметные отчеты вскрывают латентные структуры данных или повторы, различаемые в данных, соответствуя требованиям интерпретации значений и смыслов. Предметные отчеты - это не просто перечисление встречающихся тем, а структура ответов, которые различают исследователи при упоминании тех или иных тем. Предметные отчеты могут быть отнесены к качественным исследованиям низшего ' уровня абстракции. Данные в них подвергаются большей

трансформации, чем в тематических отчетах. Вместе с тем, уровень абстракции возрастает при переходе на следующие представления результатов.

4. Уровень концептуальных описаний. В данном случае имеет место представление результатов в форме одного или нескольких понятий (концептов), разработанных на основе полученных данных или сформулированных с привлечением существующих теорий или литературных источников. Термин «концепт» используется наряду с понятиями «тема» и «предмет», чтобы подчеркнуть наличие скрытой структуры данных как противопоставленной их явной, открытой структуре. Концептуальные описания идут дальше тематических и предметных отчетов в анализе событий, феноменов или случаев в направлении интерпретации и интеграции данных.

5. Уровень интерпретативных объяснений. Главная черта таких исследований - трансформация данных в оригинальные теории, в которых содержатся полностью интегрированные объяснения феноменов, событий или случаев. Такие объяснения состоят в научных или нарративных разъяснениях тематических или концептуальных связей, по-новому представляющих изучаемый феномен. Интерпретативные объяснения представляют собой согласованную модель феномена, тезис или линию аргументации, соотносящуюся с его сущностью или причинностью.

Таким образом, уровневая оценка результатов качественных исследований подразумевает, что условием обобщений является все более высокая степень интерпретативного и аналитического преобразования «сырых» эмпирических данных.

Разработанная уровневая модель оценки результатов качественного исследования подвергалась эмпирической проверке в ходе экспертного опроса. Экспертный опрос проводился в виде коллоборативного исследования. Эксперты (психологи, занимающиеся научными исследованиями) во-первых, были ознакомлены с основными положениями качественного подхода, включая модель для оценки качественного исследования. Во-вторых, они имели достаточно времени для прочтения представленных выше исследований удовлетворенности работой, стратегий самораскрытия и эпистимических переживаний. После этого каждый эксперт представил для совместного обсуждения собственную версию анализа результатов исследований. В ходе же самого обсуждения эксперты вырабатывали единую совместную оценку.

В целом, экспертное колоборативное исследование подтвердило приемлемость модели для оценки результатов качественного исследования.

Еще одной задачей пятой главы было установить возможность интеграции количественного и качественного исследования. В настоящее время существует два варианта решения этой проблемы. Первый состоит в отрицании

целесообразности находить точки пересечения количественного и качественного исследований, поскольку они имеют различные методологические основания (J. Brannan, L. Heshuis, S. Sells, S. Sieber, J. Smith, T. Smith, D. Sprenkle, A. Tashakkori, C. Teddle). Сторонники второго варианта приводят аргументы в пользу полезности сочетания количественного и качественного подходов (J. Brannan, R. Howe, М. Leininger, S. Ñau, M. Hammersley, Т. Tripp-Reimer).

С нашей точки зрения, сочетание разных подходов обогащает исследовательский потенциал. Однако необходим теоретически оправданный механизм выбора содержания и меры искомого соотношения. Показано, что таким механизмом является интеграция подходов, использующихся совместно при решении одной и той же проблемы. При этом само решение отражает вклад обоих подходов.

При разработке собственной модели интеграции количественного и качественного исследования мы исходили из критического осмысления уже существующих моделей интеграции. В целом они сводятся либо к доминированию одного вида исследования над другим, либо к механическому или эклектическому объединению «достоинств» того и другого. Ни один из этих вариантов не может считаться удовлетворительным, так как в любом из них качественное исследование как самостоятельная согласованная и последовательная система действий исследователя, заменяется практикой применения частных методов, которые традиционно называются «качественными».

Разработана авторская версия интеграции количественного и качественного исследований. Мы обозначаем ее как рефлексивную интеграцию, поскольку в ее основу положено понятие «рефлексии научной активности». Рефлексия в данном случае обозначает «исследование познавательного акта посредством обращения сознания на самого себя» [Философский словарь. - М., 1987. - С. 338]. Тогда рефлексия научной активности - это внутренний диалог самого исследователя (В.А. Бажанов, А.П. Огурцов, А.И. Ракитов, М.А. Розов, B.C. Степин). Предметом внутреннего диалога являются объяснительные возможности определенной исследовательской позиции, границы собственных исследовательских возможностей.

Дифференцированы виды рефлексивной активности: теоретическая рефлексия, парадигмальная рефлексия, стратегическая рефлексия, эмпирическая рефлексия. Показано, что стратегическая рефлексия связана с осознанием выбора пути, по которому происходит движение в направлении получения знания о предмете. Стратегическая рефлексия представляет собой

«пред - исследование», когда осуществляется систематизация, анализ и осмысление потенциально доступного информационного материала. Результатом стратегической рефлексии является возможность различать подходы к осуществлению исследования. Таким образом, исследовательский подход - это выбранный в результате стратегической рефлексии путь осуществления исследовательского замысла, отображающий научное мировоззрение исследователя. Критериями различения подхода являются:

• наличие теоретических источников;

• эксплицитно представленный тезаурус, перечень понятий и теоретических конструктов, позволяющих формулировать предмет, цель и задачи исследования;

• сформулированные направления реализации и сфера применения;

• специфика получения и анализа данных.

Выбранный подход задает основной вектор исследования. При этом он не ограничивает эмпирическую рефлексию, которая состоит в сопоставлении и выборе всех возможных вариантов программы исследования. Содержание эмпирической рефлексии, на наш взгляд, определяется пониманием, что никакой единственный подход или набор процедур, определенных заранее, не обеспечивает адекватные ресурсы для решения всех вопросов об исследовании и успешное обращение ко всем проблемам, которые могут возникнуть в программе исследования. Тогда в одном и том же исследовании возможно совмещение сценариев, основанных, с одной стороны, на использовании разных видов объяснения («каузальное объяснение» и «дискурсивное объяснение»), а с другой стороны, на применении «интенсивного» или «экстенсивного» исследовательского плана. Сценарий «каузальное объяснение - экстенсивный план» отвечает признакам количественного подхода, а сценарий «дискурсивное объяснение - интенсивный план» - качественного. Результаты, полученные в разных сценариях при изучении одного и того же феномена, взаимообогащают и взаимодополняют друг друга, что и является сутью рефлексивной модели интеграции количественного и качественного исследования.

В заключении подведены итоги исследования, обобщены его результаты, сформулированы выводы.

Основные выводы исследования:

1. Различия во взглядах на предмет, цели и методы психологического исследования являются следствием противопоставления естественно - научной и гуманитарной парадигм. В русле каждого из этих направлений психологическое исследование имеет собственные методологические, теоретические и практические основания и свойства.

2. Исследование в рамках естественно - научной парадигмы ориентировано на методологические положения позитивизма. Основным методом является эксперимент, а ведущим принципом - принцип «количественного императива», то есть требование использовать статистические процедуры для получения исследовательских результатов и их верификации. Применение отдельных методов (наблюдение, опрос, беседа и т.п.), внешне выходящих за рамки этих основных требований, на самом деле, служат лишь дополнительным источником данных, расширяющих возможности эксперимента.

3. Идиографический подход в психологическом исследовании занимает промежуточное положение между естественно - научной и гуманитарной парадигмами. С одной стороны, он направлен на изучение глубинных уникальных характеристик человека, и в нем отрицается приоритет манипулирования множеством переменных и их квантификации. Однако он не может претендовать на статус самостоятельного вида исследования, так как свойства объективности и валидности, проблемы сочетания количественных и качественных методов, способы оценки обобщенности результатов в нем представлены лишь частично или вообще игнорируются.

4. В основе гуманитарного психологического исследования лежит сочетание идей различных научных дисциплин - феноменологической философии, риторики, герменевтики, этнографии и этнометодологии, культурной психологии, социального интеракционизма, постмодернистской психологии и т.д. Являясь методологическими и теоретическими предпосылками качественного исследования, они, сами по себе не обеспечивают согласованности и последовательности основных методологических, теоретических и практических свойств качественного исследования. Они могут получить искомое согласование только в рамках специфического подхода.

5. Подход как комплексная характеристика стратегии и программы исследования согласует методологические, теоретические и практические свойства исследования. Основными методологическими свойствами качественного исследования являются положения, согласовывающие его характеристики с гуманитарной парадигмой: (а) специфика изучения личности человека по сравнению с изучением природных объектов; (б) активность в конструировании человеком субъективной реальности; (в) конвенциональность значений и смыслов индивидуального опыта человека; (г) ведущая роль контекстуального опосредования смысловой сферы.

6. В подходе методологические свойства согласуются с теоретическими свойствами. Теоретическими свойствами гуманитарно ориентированного

исследования являются предметно - целевые свойства и инструментальные свойства. Предметно - целевые свойства инвариантны в отношении его междисциплинарных источников и обеспечивают единство его базовых категорий, исследовательских вопросов, целей исследования и характера эмпирических данных.

7. Инструментальные свойства определяют специфику исследования в отношении общенаучных стандартов объективности и валидности. Специфика инструментальных свойств качественного исследования взаимосвязана с его методологическими и предметно - целевыми свойствами. Она определяет критерии объективности и валидности исследования, отличные от критериев, принятых в естественно - научной парадигме.

8. Сформулированное на основе методологических и теоретических свойств функциональное определение качественного исследования относит его к самостоятельному, специфическому виду психологического исследования. Как в самостоятельном виде психологического исследования, в качественном исследовании специфически проявляются и его практические свойства.

9. Практические свойства качественного исследования относятся к направлениям его реализации, особенностям сбора и анализа данных, уровням оценки результатов исследования и сочетанию количественных и качественных исследовательских методов.

10. Дифференцировать направления реализации качественного исследования (феноменологическое, нарративное, дискурсивное) целесообразно, так как каждое из них имеет особенности в отношении предмета, целей, способов представления результатов. В феноменологическом исследовании акцент делается на изучении структуры, функций и типологии переживаний человеком различных сторон жизненного опыта. В нарративном исследовании внимание сосредоточено на смысловых структурах человека и их динамическом взаимодействии, обеспечивающих личностную идентичность. В дискурсивном исследовании преобладают цели, связанные с выявлением различных версий понимания человеком особенностей взаимодействия в различных социальных контекстах.

11. В рамках подхода методологические и теоретические свойства качественного исследования инвариантны в отношении направлений его реализации. Поэтому на практическом уровне, сохраняя свои уникальные особенности, все направления объединены непротиворечивыми и согласованными характеристиками. Ими являются: (а) использование лингвистических эмпирических данных; (б) использование теоретически обоснованных моделей, как этапов исследования, так и анализа данных для установления связей между изучаемыми феноменами; (в) в каждом из

направлений проявляется ориентация на обобщение, вместо стремления к изучению отдельного случая.

12. Сбор и анализ данных в качественном исследовании отвечают признакам гуманитарной исследовательской парадигмы и его предметно -целевым и инструментальным свойствам. Это определяет как специфику характера самих данных, так и особенности конкретных исследовательских приемов и процедур.

13. Данные в качественном исследовании имеют текстовый, лингвистический характер. Это означает, что они являются продуктом речевой активности исследуемых и самого исследователя. Эта активность фиксируется в протоколах наблюдений, отчетах и самоотчетах, описаниях, документах, автобиографических и иных повествованиях и текстах. Инструментальные свойства качественного исследования проявлены в этом случае как следование принципу диалогичности и соблюдение правил целенаправленности и цикличности сбора данных, формирования выборки респондентов и проведения исследовательского интервью.

14. Согласование свойств качественного исследования на практическом уровне подразумевает классификацию его методов. Классификация отражает особенности сбора и анализа данных в качественном исследовании. В ее основу положен организующий принцип. Следствием его применения является дифференциация двух групп качественных методов - методов сбора эмпирических данных и методов анализа эмпирических данных. Спецификой качественного исследования является открытость границ между этапами сбора и анализа данных. Уже в ходе анализа есть возможность возвращаться к сбору данных, получать новые и уточнять уже имеющиеся данные.

15. При классификации методов анализа данных следует использовать критерий степени преобразования эмпирических данных. Тогда методы анализа данных представлены двумя группами. Первая группа - это методы организации данных. Сюда относятся приемы регистрации и сохранения данных, их транскрибирования и кодирования. К этой же группе отнесен тематический анализ данных. Вторая группа методов анализа - это методы структурирования данных. К ней относятся методы построения иерархических систем категорий и методы построения типологий.

16. Согласование практических свойств качественного исследования получает законченный вид при определении критериев обобщенности результатов исследования и принципа совмещения количественного и качественного подходов на основе рефлексивной интеграции.

17. Представленная концепция качественного исследования не только содержит его объяснение, как самостоятельного вида исследования, но и

способствует расширению границ возможностей получения психологических знаний.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Монографии

1. Чернов А.Ю. Качественный подход в психологическом исследовании / А.Ю. Чернов; ГОУ ВПО «ВолГУ». - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2008. -340 с.-21,25 п.л.

2. Чернов А.Ю. Идентичность молодежи и психосоциальная работа: теория, исследования, практика: монография / О.В. Курышева, А.Ю. Чернов, А.В. Василенко; ГОУ ДПО «Волгоградский институт молодежной политики и социальной работы». - Волгоград: ПринТерра-Дизайн, 2010. - 312 с. -18,1 п.л; (авт. участие 40% - 7.24 п.л.).

Статьи в научных рецензируемых журналах

3. Чернов А.Ю. Понятие «качественный подход» в психологическом исследовании / А.Ю. Чернов // Ярославский педагогический вестник. Гуманитарные науки.- 2010. - №1 - С. 156-162. - 0,3 п.л.

4. Чернов А.Ю. Обучение интервьюированию как практике психологического исследования / А.Ю. Чернов // Научные проблемы гуманитарных исследований - 2008. - Выпуск 14. - С. 68-72. - 0,5 п.л.

5. Чернов А.Ю. Принцип диалогичности в психолого-педагогическом исследовании / А.Ю. Чернов // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Педагогические науки». - 2008. - № 9 (33). - С. 14-16. - 0,5 п.л.

6. Чернов А.Ю. Качественное исследование удовлетворенности работой / А.Ю. Чернов // Научные проблемы гуманитарных исследований. - 2008. -Выпуск 3. - С. 82-88. - 0,5 пл.

7. Чернов А.Ю. «Третья сила» в психологии как теоретический источник качественного исследовательского подхода / А.Ю. Чернов // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Педагогические науки». - 2009. - № 1 (35). - С. 164-167. - 0,5 п.л.

8. Чернов А.Ю. Эпистемологические основания различения количественного и качественного подходов / А.Ю. Чернов // Вестник Санкт-Петербургского университета. - Серия 12. Психология.

Социология. Педагогика. - 2009. - Выпуск 1. - Часть 1. - С. 183-195. - 1 п.л.

9. Чернов А.Ю. Нарративный анализ стратегий самораскрытия женщин с нетрадиционной сексуальной ориентацией / А.Ю. Чернов // Российский психологический журнал. - 2009. - Том 6. - № 2. - С. 20-33. - 1 п.л.

Ю.Чернов А.Ю. Качественное исследование эпистимических переживаний / А.Ю. Чернов // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. - Психолого-педагогические науки. -2010. - № 2 (11). - С. 76-80. - 0,5 п.л.

П.Чернов А.Ю. Качественный подход в психологическом исследовании смысла жизни / А.Ю. Чернов // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. - 2010. - №4 (1). - С. 163-166. - 0,4 пл.

Учебники, учебные пособия. Научные статьи, материалы конференций, методические рекомендации

12.Чернов А.Ю. Организация научного психологического исследования в системе учебного процесса: учебное пособие / А.Ю.Чернов, О.В. Курышева, Н.И. Нефедова; Волгоград: «Перемена». - 2005. - 61 с. - 2,5 п.л.; (авт. участие 60% -1,5 п.л.).

13.Чернов А.Ю. Теория социальной работы: учебное пособие / А.Ю. Чернов, А.Н. Вырщиков, М.А. Кузнецова, Е.С. Новак; Волгоград. - 1999. -71с.-3,8 п.л.; (авт. участие 50% - 1,9 п.л.).

14.Чернов А.Ю. Общий психологический практикум. Наблюдение. Анкетирование. Интервью: учебное пособие / А.Ю. Чернов, О.В. Курышева; ГОУ ВПО «Волгоградский государственный университет». -Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2010. - 174 с. - 7,3 п.л.; (авт. участие 50% -3,65 п.л.).

Научные статьи, материалы конференций, методические рекомендации

15.Чернов А.Ю. Психоанализ и педагогика: поиск объяснительных принципов для построения макропедагогической теории / А.Ю. Чернов // Человек в современных философских концепциях. Материалы международной научной конференции. - Волгоград: Изд-во ВолГУ. -1998.-С, 267-275.-0,6 п.л.

16.Чернов А.Ю. Методология психологического образования студентов / А.Ю. Чернов, И.И. Торопчин // Методы психологии. - Т. 3. - Вып.1. 1997.

- С. 98-102. - 0,3 п.л.; (авт. участие 50% - 0,15 пл.).

17.Чернов А.Ю. Опытно-экспериментальная оценка элементов учебно-воспитательного процесса университета / А.Ю. Чернов // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 6: Университетское образование. - 2000. Вып.З. - С. 51-60. - 0,4 п.л.

18.Чернов А.Ю. Метод фокусированного интервью в изучении представленности проблемы терроризма в сознании / А.Ю. Чернов, Н.С. Седых // Социокультурные исследования: Межвузовский сборник научных трудов. - Вып. 7. - Волгоград: Волгоградский технический университет. - 2003. - С. 74-78. - 0,3 пл.; (авт. участие 50% - 0,15 пл.).

19.Чернов А.Ю. Психологическое исследование структуры социальных представлений / А.Ю. Чернов // Вестник Волгоградского государственного университета. - Серия 7. - Выпуск 3. - 2004. - С. 72 -76. - 0,4 п.л.

20.Чернов А.Ю. «Я-концепция» в психосемантическом пространстве политики / А.Ю. Чернов // Человек в современных философских концепциях: Материалы третьей Международной конференции. -Волгоград: Изд-во ВолГУ. - 2004. - С. 477-482. - 0,5 пл.

21 .Чернов А.Ю. Психология конструктивизма: между позитивизмом и постмодернизмом / А.Ю. Чернов // Философская теория и социальная практика: сборник статей. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2005. - С. 67 - 81.

- 1 пл.

22.Чернов А.Ю. Дискурсивные практики обыденного политического сознания / А.Ю. Чернов, И.В. Зайцев // Философская теории и социальная практика: сборник статей. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2005. - С. 120-131.

- 0,7 пл.; (авт. участие 60% - 0,45 пл.)

23.Чернов А.Ю. Использование дискурсивного анализа текстов в социально-психологическом исследовании / А.Ю. Чернов // Вестник интергративной психологии. - Выпуск 1(3). - 2005. - С. 117-125. - 0,5 п.л.

24.Чернов А.Ю. Конструкционизм: от теории к методу / А.Ю. Чернов // Труды Ярославского методологического семинара. Том 3: Метод психологии. / Под ред. В.В. Новикова, И.Н. Карицкого, В.В. Козлова, В.А. Мазилова. - Ярославль: МАПН, 2005. - С. 346-358. - 0,5 пл.

25.Чернов А.Ю. Типология результатов качественного психологического исследования / А.Ю. Чернов // Современное состояние и тенденции развития гуманитарных и экономических наук: Материалы Второй

межвузовской научно-практической конференции. - Волгоград: Волгоградское научное издательство. - 2009. - С. 66-70. - 0,4 п.л. 26.Чернов А.Ю. Интеграция «социального» и «психологического» в социальной психологии / А.Ю. Чернов // Материалы научной сессии. -Вып.2 Философские и социальные науки. - Волгоград: Изд-во ВолГУ. -2006.-С. 293-299.-0,4 п.л. 27Лернов А.Ю. Качественные методы в социально-психологическом исследовании профессиональной идентичности преподавателя вуза / А.Ю. Чернов, A.A. Яшина // Социокультурные проблемы современной молодежи: материалы Международной научно-практической конференции. - Часть 2. - Новосибирск: Изд-во НГПУ. - 2006. - С. 73-77.

- 0,3 п.л.; (авт. участие 50% - 0,15 пл.).

28.Чернов А.Ю. Мультипликация «Seif» в социальном контексте / А.Ю. Чернов // Человек в современных философских концепциях: материалы Четвертой международной конференции - Т.З. - Волгоград: Изд-во ВолГУ. - 2007. - С. 178-182. - 0,5 пл. 29.Чернов А.Ю. Онтологический и эпистемологический статус социальной психологии / А.Ю. Чернов // Вестник Волгоградского государственного университета. - Серия 7. Философия, социология и социальные технологии - Выпуск 6. 2007. - С. 47 - 57. - 1 пл. ЗО.Чернов А.Ю. Методологическое введение в проблему качественных методов / А.Ю. Чернов // Методология и история психологии: Метод психологии. - Т.2. - Выпуск 1. - 2007. - С. 118-130. - 0,6 п.л. 31.Чернов А.Ю. Риторическая традиция качественного исследовательского подхода / А.Ю. Чернов // Методология и история психологии: Метод психологии. - Т.З. - Вып. 2. - 2008. - С. 140-147. - 1 пл. 32.Чернов А.Ю. Объяснение в контексте рефлексии научной активности / А.Ю. Чернов, О.В. Курышева // Вестник Волгоградского государственного университета. - Серия 7. Философия, социология и социальные науки. - 2009. - № 1 (9). - С. 161 - 173. - 1 пл.; (авт. участие 50% - 0,5 пл.).

ЗЗ.Чернов А.Ю. Проблема объективности социально-психологического знания / А.Ю. Чернов // Вестник Волгоградского государственного архитектурно-строительного университета. Серия: Гуманитарные науки.

- 2007. - Выпуск 9(24). - С. 69-73. - 0,5 пл.

Общий объем публикаций по теме диссертации составляет 72,8 пл., личный вклад автора - 54,3 пл.

Подписано в печать 26.01.2012 г. Формат 60x84/16. Бумага офсетная. Гарнитура Тайме. Усл. печ. л. 2,2. Тираж 120 экз. Заказ 23.

Издательство Волгоградского государственного университета. 400062 Волгоград, просп. Университетский, 100. E-mail: izvolgu@volsu.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Чернов, Александр Юрьевич, 2012 год

Введение.

Глава 1. Исторические и теоретические предпосылки качественного подхода в психологическом исследовании.

1.1. Метафоры психологического исследования.

1.2. X. Эббингаус и У. Дильтей: Naturwissenschaften против Geisteswissenschaften.

1.3. Количественный императив.

1.4. «Не количественные» методы исследования внутри естественно - научной психологии.

1.5. Идиографический подход в психологическом исследовании.

1.6. «Geisteswissenschaften» и психология.

1.6.1. Гуманитарная парадигма и гуманистическая психология.

1.6.2. Социальный конструкционизм.

1.6.3. Риторическая версия решения проблемы метода психологического исследования.

1.7. Постановка проблемы исследования.

Глава 2. Теоретические основы качественного исследования.

2.1. Содержание и структура подхода к качественному исследованию.

2.2. Предметно-целевые и инструментальные свойства качественного исследования.

2.2.1. Междисциплинарные теоретические характеристики предметно-целевых свойств качественного исследования.

2.2.1.1. Герменевтика.

2.2.1.2. Феноменология.

2.2.1.3. Социальный конструктивизм.

2.2.2. Инструментальные свойства качественного исследования.

2.3. Проблема дефиниции качественного исследования.

Глава 3. Направления реализации качественного исследования

3.1. Феноменологическое направление реализации качественного исследования.

3.1.1. Утрехтская школа (М. ван Манен).

3.1.2. Дьюкуенская школа.

3.1.3. Эвристическое направление реализации феноменологического психологического исследования.

3.2. Нарративное направление в качественном психологическом исследовании.

3.2.1. Нарратив как предмет психологического исследования.

3. 2.2. Социальный конструкционизм и нарративное исследование.

3.2.3. Нарративы как исследовательские данные.

3.2.4. Описание и объяснение в нарративном исследовании.

3.2.4.1. Описательное нарративное исследование.

3.2.4.2. Объяснительное нарративное исследование.

3.3. Дискурсивное направление в качественном психологическом исследовании.

3. 3.1. Социальный конструкционизм и дискурс.

3.3.2. Варианты анализа дискурса в психологическом исследовании.

Глава 4. Сбор и анализ данных в качественном исследовании.

4.1. Эмпирические данные в качественном психологическом исследовании.

4.1.1. Лингвистический характер качественных данных.

4.1.2. Диалог как эпистемологический принцип сбора данных в качественном исследовании.

4.2. Принципы и правила сбора данных в качественном исследовании.

4.2.1 .Принципы целенаправленности и цикличности.

4.2.2. Правила формирования выборки респондентов.

4.3. Методы сбора данных в качественном исследовании.

4.3.1. Метод неструктурированного интервью.

4.3.2. Инновационные техники сбора данных.

4.4. Анализ данных в качественном исследовании.

4.4.1. Общие принципы анализа данных в качественном исследовании.

4.4.2. Этапы анализа качественных данных.

4.4.3.Классификация методов анализа данных в качественном исследовании.

4.4.4. Специфика работы с данными при анализе дискурса.

Глава 5. Оценка результатов качественного исследования и интеграция количественного и качественного исследования.

5.1. Эмпирическое изучение смысловой сферы личности в качественном исследовании.

5.1.1. Смысл как предмет изучения в качественном исследовании.

5.1.2. Потребность в смысле как мета - теория.

5.1.3. Качественное исследование удовлетворенности работой.

5.1.4. Нарративное исследование стратегий самораскрытия женщин с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

5.1.5. Качественное исследование эпистимических переживаний.

5.2. Оценка результатов качественного исследования.

5.3. Интеграция количественного и качественного исследования.

Введение диссертации по психологии, на тему "Качественный подход в психологическом исследовании"

В последнее время в отечественной психологической науке многими ведущими учеными отмечен интерес, который вызывает вид психологического исследования, обозначаемый собирательным термином «качественное исследование». При этом речь идет не «хорошо» выполненном исследовании, а об исследовании, в котором применяются качественные методы сбора и анализа данных. Различные аспекты качественного исследования рассматриваются в работах Б.С. Братуся, Л.И. Воробьевой, В.Н. Дружинина, В.П. Зинченко, Д.А.Леонтьева, В.Ф. Петренко, А.В Юревича, П.Н. Шихирева, Е.В. Якимовой в основном в контексте так называемого «межпарадигмального диалога» в психологии. В этом же контексте анализу методологических оснований качественных исследований в психологии посвящена диссертационная работа Н.П. Бусыгиной. В ней качественные исследования представлены как междисциплинарный проект постнеклассической науки, значение которого состоит в развитии и обогащении описательного, герменевтического компонента психологических исследований. Вместе с тем, по нашему мнению, теоретические основания и способы практической реализации сформулированных автором методологических принципов качественного исследования, как самостоятельного вида исследования в психологии, намечены лишь схематично и требуют дальнейшего углубления и конкретизации. Историческим и теоретическим вопросам качественного исследования посвящена работа A.M. Улановского. Однако она затрагивает проблематику лишь одного из направлений качественного исследования, а именно феноменологического исследования. Описание и использование отдельных исследовательских методов и приемов, традиционно обозначаемых как «качественные» встречается также в работах О. Т. Мельниковой, Е.С. Калменковой, В.В. Нурковой, А.Е. Войскунского.

Интерес к качественным исследованиям в психологии имеет интернациональный характер. Следует признать, что в зарубежной психологии качественные исследования образуют собственную «субкультуру», методологическое, теоретическое и прикладное обоснование которой представлено работами С. Barker, M. Bergman, А. Coffey, J. Creswell, T. Lindlof, С. Marshall, S. Merriam, D. Polkinghorne, T. Porter, D. Schiffrin, I. Seidman, M. Wethereil). Обращает на себя внимание широта и разнообразие тематики качественных исследований. Авторы обращаются к исследованию ценностных и смысловых ориентаций человека (F. Baumeister, L. Kristin, S. Sommer,), различных сторон общения (Р. Ebersole, С. Ryff, В. Singer), возрастных и социальных аспектов развития (G. Fitchett, D. Guthrie, R. Hunter, G. Marcel, D. Soelle), контекстуально обусловленных поведенческих паттернов (S. Crites, L. Klages, D. McAdams, H. Thomae), религиозных, тендерных и этнических установок (L. Barrios, A. Bodroghkozy, J. Lave,) и т.д. Издается большое количество учебной и методической литературы, направленной на формирование умений применять в исследовательской практике методы сбора и анализа качественных данных (P. Maykut, L. Measor R., Morehouse, S. Payne, E. Shils, M. Smuksta, I. Stenhouse, S. Whitbourne).

Таким образом, нельзя отрицать ни интереса со стороны исследователей к качественному исследованию, ни наличия попыток (часто успешных) охарактеризовать его отдельные стороны. Можно сказать, что в целом зафиксированы его методологические основания (Н.П. Бусыгина), проанализирована история становления и использования качественных методов (A.M. Улановский). Сделаны и попытки включить качественные методы в общую систему методов психологического исследования. Например, В.Н. Дружинин, с оговоркой, что они наиболее трудны для классификации, отводит в трехмерной классификации психологических эмпирических методов место и методам интерпретации поведения, подчеркивая их герменевтическую сущность.

Однако констатируемая информационная (и отчасти методическая) насыщенность пространства качественных исследований пока не привела в отечественной психологии к их широкому распространению. Важно подчеркнуть, что этот разрыв не случаен. Он - следствие проблемы, суть которой в отсутствии полной и внутренне не противоречивой концепции качественного исследования в психологии. В номотетическом подходе качественная сторона исследования рассматривается как дополнительная и вспомогательная по отношению к обобщенным количественным характеристикам изучаемых феноменов. В идиографическом подходе качественные исследовательские методы часто представлены вне единой классификации и без должного обоснования путей обеспечения надежности и валидности исследовательских результатов. Поэтому развитие и внедрение в исследовательскую практику качественных исследований возможно только на основе разработки концепции качественного исследования как самостоятельного вида исследования в психологии. Разработка концепции способствует решению важных вопросов, относящихся к качественному исследованию. Первая группа вопросов - вопросы о теоретических предпосылках и возможных вариантах реализации качественного исследования. Вторая группа вопросов касается средств и способов достижения в качественном исследовании общепринятых стандартов научности. Наконец, третья группа вопросов относится к возможности классификации методов качественного исследования. Решение этих вопросов актуально и с практической точки зрения. Только ответив на них, можно эффективно работать над созданием программы качественного исследования, разрабатывать критерии его успешности, без неоправданного эклектизма сочетать потенциал количественных и качественных исследований.

Полная и внутренне не противоречивая концепция качественного исследования требует разработки специфического подхода. Подход обозначает согласованную точку зрения на природу изучаемого феномена (в данном случае на качественное исследование), на варианты исследовательских стратегий и на специфику знания, являющего результатом их применения (A.A. Пископпель, О.Ф. Шабров, А. Giordgi). Именно в подходе обеспечивается единство и согласованность методологических оснований и принципов качественного исследования, теоретических предпосылок и главных вариантов или направлений его осуществления и необходимых для этого методических инструментов и приемов.

Таким образом, актуальность работы обусловлена необходимостью сформулировать основные положения концепции качественного исследования без чего невозможно как полноценное использование его потенциала, так и реальное соотнесение результатов, полученных в качественных и количественных исследованиях.

Целью работы является разработка концепции качественного исследования в психологии.

Задачи работы:

1. Анализ исторических и теоретических предпосылок качественного подхода.

2. Разработка содержания качественного подхода как согласованного единства его методологических оснований, теоретических и практических свойств.

3. Раскрытие в логике подхода направлений реализации качественного исследования.

4. Изучение и обобщение специфических для качественного исследования методов сбора и анализа эмпирических данных; разработка в логике подхода классификации методов качественного исследования.

5. Обобщение собственного авторского опыта проведения качественного исследования; формулирование на этой основе критериев оценки результатов качественного исследования и вариантов его интеграции с количественным исследованием.

Объект исследования: качественный подход в психологическом исследовании.

Предметом исследования являются согласованные в логике подхода методологические основания и теоретические и практические свойства качественного исследования

Основные гипотезы исследования. Исходным для нашей работы явилось положение о том, что качественное исследование - это самостоятельный вид психологического исследования. Тогда общей гипотезой выступает предположение о том, что качественное исследование представляет собой целостность со специфическим соотношением инвариантного и вариативного в его структуре и с возможностями модификации самого процесса исследования в соответствии с его предметом и целями.

Тогда частными гипотезами являются следующие:

1. Объяснить специфику качественного исследования можно, только согласовав его методологические основания и теоретические и практические свойства, то есть с позиций подхода.

2. Качественный подход не изолирован от других подходов к исследованию (идиографического и номотетического), но обладает собственной логикой, определяющей специфику качественного исследования.

3. Рассмотренное в логике подхода, качественное исследование обладает всеми необходимыми признаками соответствия стандартам научности. В нем специфическим образом представлены принципы и правила, обеспечивающие его объективность, валидность и репрезентативность.

4. Методы, используемые в качественном исследовании, образуют внутренне непротиворечивую и согласованную структуру, что позволяет успешно решать исследовательские задачи и обеспечивает возможность сочетания в исследовании качественных и количественных методов.

Методологическую и теоретическую основу исследования составляют:

1. Фундаментальные методологические представления о природе знания, теории и метода в естественных и социальных науках в целом и в психологии, в частности Б.Г. Ананьев, В.А. Бажанов, В.А. Барабанщиков, П. Бергер, И.В. Блауберг, JI.C. Выготский, X. Гадамер, А.Н. Гусев, В.П. Зинченко, A.B. Карпов, И.Т. Касавин, С.Б. Крымский, Т. Кун, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, Т. Лукман, В.А. Мазилов, М.К. Мамардашвили, В.И. Панов, С.Л. Рубинштейн, B.C. Степин, П. Фейерабенд, В.Д. Шадриков, Б.Г. Юдин, A.B. Юревич, В.А. Янчук,, Gergen, R. Н. Maturana, L. Pervin, J. Potter, Т. L. Sexton, T.A. Van Dijk, M. Wetherell, L. Wittgenstein.

2. Теоретические разработки онтологической и эпистемологической проблематики психологического знания (К.А. Абульханова-Славская, А.Г. Аллахвердян, Г.М. Андреева, Л.И. Анцыферова, Б.С. Братусь, A.A. Брудный, К. Герген, Е. Л. Доценко, С. Квале, Е.А. Климов, А.Г. Ковалев, А.Н. Онучин, В.Ф. Петренко, С.Д. Смирнов, П.Н. Шихирев, Е.В. Якимова, М.Г. Ярошевский, R. Cialdini, R. Harre, S.W. Littlejohn, A.A. Lazarus, M. Michael, J. Potter, H. Siegel).

3. Ведущие методолого - теоретические направления в трактовке метода психологии и специфики психологического исследования (Б.Г.

Ананьев, П.К. Анохин, A.B. Брушлинский, П.Я. Гальперин, В.А. Ганзен, Р. Готтсданкер, В.Н. Дружинин, Ю. М. Забродин, Г. В. Залевский, В.А. Лекторский, Б.Ф. Ломов, В.А. Мазилов, Г.Д. Пирьов, М.С. Роговин, , П.Н. Шихирев, G. Allport, M. Bergman, V. Burr, N. К. Denzin, Y. S. К. J. Gergen, A. Giorgi, E. von Glaserfeld G Lincoln,. A. Kelly, E. Mishler, D. Polkinghorne, M F. Schleiemacher,. Smith).

4. Разработки в области обоснования и внедрения в теорию и практику психологического исследования гуманистических, интерпретационных, герменевтических методов (X. Абельс, А.Е. Войскунский, К. Герген, A.C. Готлиб, У. Джемс, Е.С. Калменкова, С. Квале, Е.М. Ковалев, К. Левин, А. Маслоу, О. Т. Мельникова, Р. Мэй, В.В. Нуркова, Г. Оллпорт, К. Роджерс, И.Е. Штейнберг, В.В. Семенова, В. Berg, С. Hempel, S. Koch, J. Michell, G. Morgan, Polanyi, H. Putnam, B. Slife, R. M. Smith, C. Tolman, L. Wallach, M. Wallach,, Williams, M J. Yuille). Методы исследования.

В исследовании использовался комплекс обоснованных и наиболее позитивно зарекомендовавших себя в исследовательской практике методов.

1. Основные и широко применяющиеся общей психологии методологические подходы и принципы, являющиеся средством планирования и проведения теоретических и эмпирических исследований.

2. Для получения информации по проблеме исследования применялись: аналитический обзор литературы по ней, методы критического анализа и обобщения, экспертные оценки.

3. В эмпирической части работы широко использовались методы и приемы, специфические для разрабатываемого исследовательского подхода. В ходе сбора данных использовались методы самоописания, биографический метод, метод изучения документов, групповая и индивидуальная формы неструктурированного и полу-структурированного интервью. Анализ эмпирических данных осуществлялся посредством метода тематического анализа, метода выявления интерпретационных репертуаров, метода выявления функций нарратива, метода определения дискурсивных маркеров и т.д.

Достоверность и обоснованность научных результатов, полученных в исследовании, обеспечивалась методологическими принципами, положенными в основу исследования; разноплановым теоретическим анализом изучаемых проблем; адекватностью научного аппарата объекту, предмету, целям и задачам работы.

Научная новизна работы состоит в следующем:

1. Раскрыта генетическая взаимосвязь качественного подхода с известными в психологии исследовательскими подходами -идиографическим и номотетическим. Идиографические характеристики качественного подхода состоят в рассмотрении предмета исследования (личностной и групповой идентичности, системы ценностей, смысловой сферы, формирования и проявления жизненного сценария и т.п.) без использования множества переменных и их квантификации, ориентацией на глубинные уникальные характеристики человека. Отсюда - внимание к временному контексту, в котором проводится исследование, использование герменевтически обоснованных приемов интерпретации при формулировании и верификации теоретических выводов, внимание к лингвистическим средствам выражения людьми информации о себе, своих мнений и точек зрения. Номотетические характеристики качественного подхода заключаются в ориентации на обобщение результатов, полученных на выборке респондентов (в противовес внимания к отдельному, уникальному «случаю»), в использовании средств обеспечения валидности и объективности полученных в исследовании результатов.

2. Показано, что, будучи генетически связан с идиографическим и номотетическим подходами, качественный подход обладает и собственными специфическими характеристиками. Они проявляются в предметно-целевых и инструментальных свойствах качественного исследования. Предметно-целевые свойства обеспечивают согласованность и последовательность главных для качественного исследования понятий («интерпретация», «рефлексивность», «контекст», «лингвистическая прагматика», «идентичность» и т.д.), специфических исследовательских вопросов и целей исследования (например, «описание и интерпретация смысла переживаемого индивидуального опыта»), характера эмпирических данных (лингвистический, текстовый характер) и методов их анализа. Инструментальные свойства определяют специфику качественного исследования в отношении общенаучных стандартов объективности и валидности. Эта специфика обусловлена нецелесообразностью применения к оценке результатов качественного исследования психометрических критериев объективности и валидности, так как они не согласуются с предметно-целевыми свойствами качественного исследования. Поэтому разработано содержание критериев объективности и валидности для качественного исследования.

3. Обобщены теоретические источники качественного подхода (герменевтика, феноменология, социальный конструкционизм, риторика) и на этой основе показано, что качественный подход может быть реализован посредством самостоятельных направлений качественного исследования: феноменологическое направление, нарративное направление, дискурсивное направление. Доказана целесообразность дифференциации направлений качественного исследования, поскольку каждое из них имеет особенности в отношении предмета, целей, способов представления результатов. В нарративном исследовании внимание сосредоточено на смысловых структурах человека и их динамическом взаимодействии, обеспечивающих личностную идентичность. В дискурсивном исследовании преобладают цели, связанные с выявлением различных версий понимания человеком особенностей взаимодействия в различных социальных контекстах. Вместе с тем, доказано, что направления реализации качественного исследования сохраняют инвариантные предметно-целевые и инструментальные свойства и потому, сохраняя свои уникальные особенности, принадлежат к одному и тому же, качественному, подходу.

4. Разработаны принципы и критерии для классификации методов качественного исследования. Обоснована целесообразность классификации методов качественного исследования на основе принципа целостности и взаимосвязи его этапов - сбораи анализа данных. Этот принцип реализован в разграничении двух групп методов: методов сбора данных и методов анализа данных. Критерием для классификации методов анализа качественного исследования является степень преобразования эмпирических данных, что позволяет различать две группы этих методов: методы организации данных и методы структурирования данных.

5. Предложена авторская версия решения проблемы сочетания количественного и качественного исследования. Введено понятие рефлексивной интеграции, как основы совмещения свойств различных исследовательских подходов. Показано, что рефлексивная интеграция обеспечивает реализацию свойств качественного исследования как самостоятельного вида исследования и одновременно не противоречит идее изучения предмета исследования с различных сторон и разными средствами

Теоретическое значение работы состоит в том, что впервые в отечественной психологической науке разработаны положения качественного подхода в психологическом исследовании. Обнаружение и согласование основных характеристик качественного исследования, и их синтез в едином подходе позволил сформулировать более полные и завершенные по сравнению с уже имеющимися представлениями о качественном исследовании как самостоятельном виде психологического исследования.

• В работе представлено функциональное определение качественного исследования, в котором многообразие его методологических оснований, теоретических источников и вариантов практической реализации сведено к ряду инвариантных свойств (предметно-целевых и инструментальных).

• Рассмотрение в работе теоретических источников качественного исследования позволило расширить представления о гуманитарном направлении исследований как перспективном и равноправным по отношению к традиционно принятому естественно - научному направлению. В дополнение к уже известным подходам к обоснованию гуманитарного исследования (феноменологическому, герменевтическому) рассмотрены подходы, логически вытекающие из положений современных концепций социального конструктивизма и одной из его ветвей - социального конструкционизма. Это позволило, во-первых, расширить предметное поле качественного исследования за счет включения в него проблематики социальной и личностной идентичности, изучения контекстуального фона взаимодействия и т.д. Во-вторых, дополнены представления о конкретных методах исследования. Обосновано использование методов, основанных на нарративном и дискурсивном характере лингвистических эмпирических данных.

• Анализ и согласование в едином подходе методологических, теоретических и практических свойств качественного исследования позволило внести вклад в решение проблемы обеспечения его соответствия общепринятым критериям научности. Доказано существование специфики понятий объективности и валидности в качественном исследовании, состоящей в неправомерности их механического переноса из естественно - научной модели исследования в иную методологическую, а именно гуманитарную, плоскость. Выявлены критерии определения объективности и валидности в качественном исследовании. Это, в свою очередь, позволило разработать авторскую версию определения уровней генерализации результатов как одного из параметров оценки исследования.

В работе обобщены и сведены в единую классификацию методы качественного исследования. Доказано, что методы логически связаны с методологическими и теоретическими свойствами качественного исследования. Это позволяет преодолеть предубеждение о недостаточной нормативности методов в качественном исследовании и их низких продуктивных возможностях по сравнению с количественными методами. Вместе с тем, предложенное понимание существа методов в качественном исследовании подчеркивает их направленность на глубину в изучении необычных или исключительных переживаний человеком индивидуального и социального опыта.

Для решения проблемы соотношения количественного и качественного исследования предложено авторское понимание феномена рефлексии научной активности. На этой основе разработана модель рефлексивной интеграции видов исследования, различающихся своими методологическими, теоретическими и практическими свойствами. Показано, что выбор подхода обусловлен такими факторами как наличие теоретических источников, эксплицитно представленный тезаурус, сформулированные направления реализации и сфера применения, специфика получения и анализа данных.

Положения, выносимые на защиту:

1. Качественное исследование является специфическим видом исследования. Его характеристики отличаются от характеристик исследования, принятых в идиографическом и номонетическом подходах. В отличие от исследования, выполняемого в логике идиографического подхода, качественное исследование не использует как основное противопоставление результатов, полученных на выборке респондентов или при изучении отдельного, уникального случая. Главное отличие качественного исследования от исследования, проводимого в соответствии с положениями номотетического подхода, состоит в использовании данных, имеющих текстовый, лингвистический, а не количественный характер, и, следовательно, в применении аналитических процедур, отражающих специфику такого рода данных. Это позволяет говорить, что качественное исследование должно рассматриваться в логике самостоятельного подхода, а именно качественного подхода.

2. В подходе раскрыты предметно-целевые и инструментальные свойства качественного исследования. Предметно-целевые и инструментальные свойства качественного исследования составляют единство на методологическом, теоретическом и практическом уровнях анализа. Методологической основой качественного исследования является гуманитарное направление в психологии, а его теоретическими предпосылками выступают междисциплинарные положения феноменологии, герменевтики, социального конструктивизма, каждое из которых раскрывает и конкретизирует его гуманитарный характер. Соответственно, направления реализации качественного исследования (феноменологическое, нарративное, дискурсивное), используемые в них методы сбора и анализа эмпирических данных, способы оценки его результатов отражают логику методологических и теоретических свойств.

3. Подход позволяет дифференцировать направления реализации качественного исследования. В нарративном, феноменологическом, дискурсивном направлениях проявляется специфика в предмета, целей, способов представления результатов исследования. В феноменологическом исследовании акцент делается на изучении структуры, функций и типологии переживаний человеком различных сторон жизненного опыта. В нарративном исследовании внимание сосредоточено на смысловых структурах человека и их динамическом взаимодействии, обеспечивающих личностную идентичность. В дискурсивном исследовании преобладают цели, связанные с выявлением различных версий понимания человеком особенностей взаимодействия в различных социальных контекстах. Вместе с тем, все направления объединены непротиворечивыми и согласованными характеристиками, определяемыми предметно-целевыми и инструментальными и свойствами качественного исследования.

4. При классификации методов качественного исследования используется принцип соблюдения целостности его процесса, согласно которому две его стороны - сбор данных и анализ данных, неразрывно связаны. Эта взаимосвязь обеспечивается (а) лингвистическим (текстовым) характером эмпирических данных; (б) герменевтической направленностью аналитических процедур; (в) ориентацией на категоризацию данных как основное средство анализа. Тогда общим основанием классификации методов качественного исследования является степень преобразования исходных эмпирических данных. В классификацию включены две группы методов - методы сбора данных и методы анализа данных. Методы анализа данных, в свою очередь представлены двумя подгруппами: методами организации данных и методами структурирования данных. Эти подгруппы различаются степенью обобщенности результатов анализа. Методы организации данных представляют собой технические процедуры подготовки исходных данных к дальнейшему анализу (фиксация, транскрибирование, каталогизирование) и их тематическую дифференциацию. Методы структурирования данных направлены на выявление их иерархической или типологической структуры. 5. Качественное исследование сензитивно к сочетанию с количественным исследованием. Условием продуктивности сочетания является рефлексивная интеграция видов исследования, имеющих разные методологические, теоретические и практические свойства. Рефлексивная интеграция состоит в активном и осознанном выборе исследователем оптимальных средств решения исследовательских задач и в творческом комбинировании элементов программы исследования, которое, не нарушая логики ни одного из подходов, отражает вклад каждого из них.

6. Разработка качественного подхода, его специфических методологических, теоретических и практических особенностей является необходимым условием для продолжения разработки общей теории психологического исследования.

Практическая значимость работы.

Результаты расширяют и углубляют знания о теоретическом и прикладном аспекте качественного исследования в психологии и составляют адекватные и достаточные основы для их практического использования.

Выявлен класс исследовательских задач, на решение которых направлен качественный подход. Вне зависимости от принятого в конкретном исследовании направления реализации качественного подхода, в центре внимания оказываются вопросы открытия и интерпретации контекстуально проявляемых значений и смыслов, которые человек придает реальным объектам материального и социального мира.

Предметом исследования является изучение различных версий опыта человека.

Подробно описаны и проанализированы современные направления реализации качественного подхода в психологическом исследовании. Для исследовательской практики полезными являются данные об итоговых моделях опыта, получаемых в феноменологическом исследовании (модель функций, модель структуры, типологическая модель), об использовании повествований как источника исследовательских данных в нарративном направлении, о правилах соотнесения лингвистически обоснованных категорий дискурса с психологическими категориями в дискурсивном направлении.

С практической точки зрения, ценными является обобщение правил формирования выборки респондентов в качественном исследовании. Кроме этого в работе представлены наиболее распространенные схемы анализа эмпирических данных («grounded theory», «сетевой тематический анализ», изучение «интерпретативных репертуаров» и так далее).

В работе приведены авторские иллюстрации реализации качественного подхода в психологическом исследовании. На основе результатов, полученных в исследовании, разработаны программы учебных курсов, читаемых в Волгоградском государственном университете. Основные результаты научных исследований по теме диссертации получили отражение в преподавании дисциплин учебного плана подготовки психологов: «История психологии», и «Методологические основы психологии», в спецкурсах «Теоретические проблемы современной социальной психологии и методы социально-психологического исследования», «Практикум социально-психологического исследования», «Качественные методы психологического исследования», в разработанном электронном учебном пособии «Качественное психологическое исследование». Предложенный в работе подход реализован в научных работах аспирантов и соискателей кафедры психологии ВолГу, уже выполнивших собственные диссертационные исследования.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования неоднократно и в течение длительного времени обсуждались на многочисленных международных, всесоюзных и всероссийских конгрессах, симпозиумах съездах и конференциях. Результаты исследования используются автором при чтении общих и специальных курсов. Результаты исследования неоднократно докладывались на методологических семинарах кафедры общей и социальной психологии ЯГПУ им. К.Д. Ушинского, на заседаниях кафедр общей психологии, социальной и политической психологии, ЯрГУ им. П.Г. Демидова, кафедре психологии ВолГУ, кафедре психологии ВГПУ.

Структура диссертации определяется целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, выводов, библиографического списка (всего 520 наименований, из них 402 - на английском языке), изложенных на 442 страницах. Диссертации включает в себя 17 таблиц и 9 рисунков.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Результаты исследования ставят необходимость дальнейшего изучения различных аспектов эпистемических переживаний: более развернутого представления о его функциях (социальной идентификации, социализации и т.д.); более детального рассмотрения психологических и других коррелятов эпистемических переживаний (например, зависимость от возраста, пола, ценностно-смысловой сферы, и т.д.); возможности дифференциации самих эпистемических переживаний на различные виды, формулировка типологии субъекта относительно испытываемых им эпистемических переживаний по различным основаниям (например, на основании детерминант, на основании свойств переживаний: положительных либо отрицательных и т.д.).

Полученные результаты открывают также возможность их практического применения. Прежде всего, практический аспект работы может быть направлен на развитие способности к полноценным эпистемическим переживаниям.

5.2. Оценка результатов качественного исследования.

Представленный авторский опыт реализации качественного исследовательского подхода заставляет озаботиться поиском ответа на важный, с нашей точки зрения, вопрос. В самом общем виде он может быть сформулирован как вопрос о «состоявшемся» или «не состоявшемся» качественном исследовании. Или, более точно, какие критерии нужно использовать для различения уровня обобщения, достигнутого в результате анализа качественных данных? Заметим, что речь, в данном случае, не идет об оценке качественного исследования в соответствии со шкалой «плохое» - «хорошее» или «удачное» - «не удачное». Несмотря на важность такой оценки исследования в целом, акцент все же переносится на определение реперной точки, прохождение которой позволяет выносить суждения о необходимой и достаточной степени трансформации «сырых» эмпирических данных в обобщенные описательные и объяснительные схемы. Это, в свою очередь, позволяет решить, относится ли выполненное исследование к «качественному исследованию», или оно является исследованием, в котором лишь используются способы сбора данных и их обработки, традиционно ассоциирующиеся с ярлыком «качественные».

Для такой оценки качественного исследования могут быть выдвинуты разные критерии. Ничто не препятствует использовать, например, направления реализации качественного подхода (феноменологическое, нарративное, дискурсивное). В этом случае, как различающий, вполне допустим признак применения методов анализа психологически нагруженных лингвистических структур. С этой точки зрения, в наименьшей мере такие методы используются в ходе феноменологического исследования, а в наибольшей - дискурсивного. Однако такой критерий, в конечном счете, не позволяет распознавать различия между состоявшимся, законченным исследованием и его этапами, будь то накопление эмпирического материала или тот или иной вид аналитической работы. В этом смысле «законченность» феноменологического исследования может оказаться более полной, чем дискурсивного вне зависимости от меры абстрагирования от исходных данных. Не дает ответа на поставленный вопрос и сопоставление других методов анализа данных. Например, тематический анализ и структурный анализ, несмотря на специфику своих инструментальных свойств, обеспечивают или разную, или сходную глубину проникновения в исходный эмпирический материал в зависимости, в том числе, и от степени мастерства исследователя при использовании этих методов. М. Киарни предлагает разработать систему стандартов для оценки качественного исследования. Например, одним из стандартов она предлагает считать степень комплексности результатов. Тогда в результатах исследования должна быть зафиксирована как высокая степень их новизны, так и их прагматическая полезность, в частности, для клинической и консультативной практики. Автор считает, что результаты научного исследования обязательно должны содержать новые знания, которые основаны на четко определенных эмпирических материалах, рассматриваемых в качестве данных. Новые знания - это основанные на полученных данных комплексные (целостные) суждения или утверждения исследователей, которые они предлагают для объяснения феноменов, событий или случаев, выступающих в качестве предмета исследования. [М. Kearney, 2001]

С нашей точки зрения, ведущим критерием для оценки обобщенности результатов качественного исследования является достигаемая в ходе интерпретативной аналитической работы степень переработки исходного эмпирического материала. В соответствии с этим критерием мы предлагаем распознавать пять уровней обобщенности результатов качественного исследования.

1. Уровень фиксации исходных эмпирических данных. На этом уровне результаты качественного исследования просто содержат описания случаев, повествования и т.п., полученные от респондентов. Результаты в этом случае подменяются данными. Данные воспроизводятся с минимальной степенью интерпретации. Ответы респондентов трактуются, как если бы они уже содержали готовый смысл, не требуя дальнейшей обработки и анализа.

2. Уровень тематических отчетов. На этом уровне результаты исследований редуцируют качественные данные к номинативным переменным и сводятся к перечислению тем, упоминаемых респондентами в ходе интервью или фокус групп.

Например, тематические отчеты содержат сведения о проценте респондентов, упоминающих то или иное событие, или перечисление или категоризацию по частоте встречаемости тех или иных тем. При этом сами темы часто задаются исследователями в вопросах интервью или определяются с помощью контент - анализа. После этого следует краткое обобщение тем или их табличное представление. Такие отчеты остаются поверхностными и представляют данные индивидуальных или групповых интервью как сведения о фактах или переживаниях. Данные обычно сводятся к подсчитанным частотам, а в качестве критерия используются темы, априорно заданные исследовательскими вопросами и вопросами интервью или какой-либо системой классификации, например, физическое - психологическое - социальное или индивидуальное - семейное. Отличие тематических отчетов от традиционного количественного подхода состоит в отсутствии попыток получить статистически репрезентативную выборку. Структура такого отчета сводится к перечислению тем, краткой их дефиниции и иллюстрации с привлечением нескольких примеров. Цель таких исследований часто состоит в определении необходимых переменных и частоты их встречаемости.

3. Уровень предметных отчетов. Предметные отчеты, в отличие от тематических отчетов, отражают большую степень трансформации данных. Предметные отчеты вскрывают латентные структуры данных или повторы, различаемые в данных, соответствуя требованиям интерпретации значений и смыслов. Предметные отчеты - это не просто перечисление встречающихся тем, а структура ответов, которые различают исследователи при упоминании тех или иных тем. При этом сохраняется интерес к каталогизации и перечислению.

Предметные отчеты могут быть отнесены к качественным исследованиям низшего уровня абстракции. Данные в них подвергаются большей трансформации, чем в тематических отчетах. Вместе с тем, уровень абстракции возрастает при переходе на следующие представления результатов.

4. Уровень концептуальных описаний. В данном случае имеет место представление результатов в форме одного или нескольких понятий (концептов), разработанных на основе полученных данных или сформулированных с привлечением существующих теорий или литературных источников. Термин «концепт» используется наряду с понятиями «тема» и «предмет», чтобы подчеркнуть наличие скрытой структуры данных как противопоставленной их явной, открытой структуре. Концептуальные описания идут дальше тематических и предметных отчетов в анализе событий, феноменов или случаев в направлении интерпретации и интеграции данных.

5. Уровень интерпретатнвных объяснений. Главная черта таких исследований - трансформация данных в оригинальные теории, в которых содержатся полностью интегрированные объяснения феноменов, событий или случаев. Такие объяснения состоят в научных или нарративных разъяснениях тематических или концептуальных связей, по-новому представляющих изучаемый феномен. Интерпретативные объяснения представляют собой согласованную модель феномена, тезис или линию аргументации, соотносящуюся с его сущностью или причинностью.

Таким образом, уровневая оценка результатов качественных исследований подразумевает, что условием получения новых знаний является более высокая степень интерпретативного и аналитического использования «сырых» данных. Средством ее достижения выступает процесс категоризации. Категоризация может быть применена к любому содержанию эмпирически или теоретически накопленного материала: ситуациям, индивидам, семьям, группам, организациям, культурам, действиям, утверждениям, темам, фразам, временным периодам, невербальным сигналам и т.п.

Категоризация состоит в упорядочивании эмпирических наблюдений в соответствии с их однородностью (не однородностью). Функция категоризации в исследовательском процессе состоит в сортировке эмпирических феноменов по правилам, отвечающим требованиям специфического исследовательского вопроса. Категории, однако, не всегда основаны на естественно существующих образцах (например, классификация химических элементов основана на их весе, атомной структуре и близости к другим элементам). В социальных науках (в психологии) категории конструируются самими исследователями в зависимости от значений, которые они открывают в своих данных. Поэтому вполне допустима множественная категоризация одних и тех же данных, как результат проявления той или иной цели исследования или теоретической парадигмы. Эмпирические суждения о степени сходства зависят от категорий и границ между ними, которые исследователь применяет к доступному ему набору эмпирических наблюдений. Другими словами, набор эмпирических феноменов категоризируется в соответствии со значимыми структурами, которые одновременно и предшествуют и составляют процесс категоризации. Необходимо понимать, что какие бы то ни было, категории не предлагаются, они всегда, по определению, являются несовершенными приближениями, которые не способны во всех случаях оправдать внутрикатегориальное распределение (вариации). Исследователь не освобождается от необходимости убедить аудиторию в согласованности предлагаемых классификаций. Поэтому важно не количество категорий, включаемых в классификацию, а то, как эти категории были выявлены и какими эмпирическими данными они поддержаны.

Разработанная уровневая модель оценки результатов качественного исследования подвергалась эмпирической проверке в ходе экспертного опроса. Экспертный опрос проводился в виде коллоборативного исследования. Эксперты (психологи, занимающиеся научными исследованиями) во-первых, были ознакомлены с основными положениями качественного подхода, включая модель для оценки качественного исследования. Во-вторых, они имели достаточно времени для прочтения представленных выше исследований удовлетворенности работой, стратегий самораскрытия и эпистимических переживаний. После этого каждый эксперт представил для совместного обсуждения собственную версию анализа результатов исследований. В ходе же самого обсуждения эксперты вырабатывали единую совместную оценку.

Исследование удовлетворенности работой «раскладывается» по всем пяти уровням. Уровню тематических отчетов соответствует описание респондентами их общей рабочей ситуации. Уровень предметных отчетов отражает дифференциацию последствий повышенного и стабильного уровня ожиданий, а уровень концептуальных описаний проявлен в описании видов удовлетворенности работой в соответствие со стабильным и повышенным уровнем ожидания. Наконец, данное исследование содержит интегрированное объяснение феномена удовлетворенности работой, состоящее в том, что удовлетворенность работой является следствием оценки работником степени и вектора рассогласования восприятия им текущей рабочей ситуации и его ожиданий.

Подобным образом, экспертами проанализировано исследование эпистимических переживаний. Описания респондентами кайноэрастических, ярких и оригинальных впечатлений составляют уровень фиксации исходных эмпирических данных. Характеристика компонентов структуры эпистимических переживаний и их категоризация относятся соответственно к уровню предметных отчетов и уровню концептуальных описаний. Вывод о рефлексивной и адаптивной функциях эпистимических переживаний относится к уровню интерпретативных объяснений. Несколько иная картина сложилась у экспертов в отношении исследования стратегий самораскрытия у женщин с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

Здесь ими было достигнуто согласие в отношении уровня фиксации исходных эмпирических данных (описания эпизодов, случаев, событий, относящихся к сфере взаимоотношений респондентов с людьми с традиционной сексуальной ориентацией), уровня тематических отчетов (номинативное шкалирование данных по признаку «готовность - не готовность к самораскрытию»), уровня предметных отчетов (дифференциация стратегий самораскрытия). Вместе с тем, эксперты не распознали в данном исследовании уровней концептуальных описаний и интерпретативных объяснений.

В целом, экспертное колоборативное исследование подтвердило приемлемость модели для оценки результатов качественного исследования. Это дало основание представить ее в целостном, законченном виде (рисунок 7).

Обобщенные данные

Исходные данные 1

Отсутствие результатов исследования. Пройден только его первый этап сбора данных.

Тематические отчеты I

Исследование вне рамок качественного подхода.

Используются методы, ассоциируемые с качественными

Предметные отчеты I

Частичные результаты, полученные в логике основных

Заключение

Концепция качественного исследования в психологическом исследовании обосновывает последовательность и согласованность компонентов его структуры и доказывает соответствие замысла, процедур и результатов качественного исследования стандартам научности. Каждая из названных задач решается в двух взаимосвязанных частях концепции: описательной и аналитической.

Описательная часть концепции раскрывает структуру качественного подхода в психологическом исследовании. В подходе, как в комплексной характеристике исследовательской стратегии, интегрированы методологическая, теоретическая и процессуальная точки зрения исследователя на изучаемый предмет и средства достижения исследовательских целей. Механизмом интеграции выступает согласование и установление последовательности содержательных характеристик компонентов структуры подхода: парадигмального, синтагмического, прагматического.

Описание парадигмального компонента структуры подхода позволяет говорить о качественном исследовании, как о научном исследовании гуманитарного характера и обладающего, в силу этого, спецификой, проявляющейся в конвенциональном и гипотетическом понимании объективности научного знания, опосредованности его универсальности историческим и социальным контекстом, признанием научной легитимности различных форм причинности. Эти методологические положения согласуются далее с теоретическими источниками, с направлениями реализации и с принципами работы с эмпирическими данными в качественном исследовании, то есть с синтагмическим и с прагматическим компонентом подхода. Итогом описания компонентов структуры качественного подхода является формулировка его свойств, позволяющая дать следующее определение качественного исследования: качественное исследование - это эмпирическое исследование, в котором используются данные, представленные в словесной форме, с целью описания, интерпретации и обобщения содержания субъективной стороны опыта человека.

В аналитической части концепции подтвержден тезис о соответствии качественного исследования стандартам научности. Во-первых, решена проблема соотношения «объективного» и «субъективного» в качественном исследовании. На каждом этапе качественного исследования требуемый уровень объективности достигается за счет использования специфических для этого этапа средств. На этапе постановки исследовательского вопроса делается выбор в пользу наиболее адекватного направления реализации качественного исследования, выполняющего в этом случае роль «метатеории». Критериями объективности при сборе данных будет соблюдение условий, которые обеспечивают эмпирическим наблюдениям научный статус (реальная доступность наблюдению, согласованность и внутренняя не противоречивость данных и так далее). На этапе анализа и интерпретации критерием объективности выступает полнота и законченность категоризации данных.

Установлена целесообразность применения двух групп критериев валидности качественного исследования. Основные критерии валидности универсальны по отношению к любому качественному исследованию. Они составляют стандарты достоверности, подлинности, критичности и целостности качественного исследования. Дополнительные критерии (критерии открытости, наглядности, креативности и так далее) конкретизируют основные критерии в отдельно взятом исследовании и являются стандартами его качества. В качественном исследовании необходимо различать критерии валидности и средства ее обеспечения. Средства обеспечения валидности специфичны по отношению к каждому из этапов качественного исследования.

Концепция качественного подхода устанавливает и критерии оценки обобщенности результатов исследования. Основным критерием является степень целостности суждений или утверждений исследователей, которые они предлагают для объяснения феноменов, событий или случаев, выступающих в качестве предмета исследования. Этот критерий позволяет выявить разные уровни для оценки результатов: уровень фиксации исходных эмпирических данных, уровень тематических отчетов, уровень предметных отчетов, уровень концептуальных описаний, уровень интерпретативных объяснений.

Наконец, в концепции представлены функции качественного подхода. Особое внимание уделяется разработке рефлексивной функции, которая проявляется в интроспективном согласовании основных структурных компонентов исследования: определении его предмета, фиксации методологической и мировоззренческой позиции исследователя, выборе направлений и средств достижения поставленных целей и разработке программы исследования.

Таким образом, подход дает ответы на основные исследовательские вопросы, сформулированные в начале нашей работы. С одной стороны, он позволяет увидеть качественное исследование как специфическую научную практику, имеющую согласованные методологические и теоретические основания. С другой стороны, в нем представлены доказательства в пользу научности качественного исследования. Последнее обстоятельство открывает возможность эффективного сочетания в одном исследовании количественного и качественного подходов с целью глубокого и всестороннего раскрытия предмета исследования.

Основными выводами диссертации являются следующие:

1. Различия во взглядах на предмет, цели и методы психологического исследования являются следствием противопоставления естественно -научной и гуманитарной парадигм. В русле каждого из этих направлений психологическое исследование имеет собственные методологические, теоретические и практические основания и свойства.

2. Исследование в рамках естественно - научной парадигмы ориентировано на методологические положения позитивизма. Основным методом является эксперимент, а ведущим принципом - принцип «количественного императива», то есть требование использовать статистические процедуры для получения исследовательских результатов и их верификации. Применение отдельных методов (наблюдение, опрос, беседа и т.п.), внешне выходящих за рамки этих основных требований, на самом деле, служат лишь дополнительным источником данных, расширяющих возможности эксперимента.

3. Идиографический подход в психологическом исследовании занимает промежуточное положение между естественно - научной и гуманитарной парадигмами. С одной стороны, он направлен на изучение глубинных уникальных характеристик человека, и в нем отрицается приоритет манипулирования множеством переменных и их квантификации. Однако он не может претендовать на статус самостоятельного вида исследования, так как свойства объективности и валидности, проблемы сочетания количественных и качественных методов, способы оценки обобщенности результатов в нем представлены лишь частично или вообще игнорируются.

4. В основе гуманитарного психологического исследования лежит сочетание идей различных научных дисциплин - феноменологической философии, риторики, герменевтики, этнографии и этнометодологии, культурной психологии, социального интеракционизма, постмодернистской психологии и т.д. Являясь методологическими и теоретическими предпосылками качественного исследования, они, сами по себе не обеспечивают согласованности и последовательности основных методологических, теоретических и практических свойств качественного исследования. Они могут получить искомое согласование только в рамках специфического подхода.

5. Подход как комплексная характеристика стратегии и программы исследования согласует методологические, теоретические и практические свойства исследования. Основными методологическими свойствами качественного исследования являются положения, согласовывающие его характеристики с гуманитарной парадигмой: (а) специфика изучения личности человека по сравнению с изучением природных объектов; (б) активность в конструировании человеком субъективной реальности; (в) конвенциональность значений и смыслов индивидуального опыта человека; (г) ведущая роль контекстуального опосредования смысловой сферы.

6. В подходе методологические свойства согласуются с теоретическими свойствами. Теоретическими свойствами гуманитарно ориентированного исследования являются предметно - целевые свойства и инструментальные свойства. Предметно - целевые свойства инвариантны в отношении его междисциплинарных источников и обеспечивают единство его базовых категорий, исследовательских вопросов, целей исследования и характера эмпирических данных.

7. Инструментальные свойства определяют специфику исследования в отношении общенаучных стандартов объективности и валидности. Специфика инструментальных свойств качественного исследования взаимосвязана с его методологическими и предметно - целевыми свойствами. Она определяет критерии объективности и валидности исследования, отличные от критериев, принятых в естественно - научной парадигме.

8. Сформулированное на основе методологических и теоретических свойств функциональное определение качественного исследования относит его к самостоятельному, специфическому виду психологического исследования. Как в самостоятельном виде психологического исследования, в качественном исследовании специфически проявляются и его практические свойства.

9. Практические свойства качественного исследования относятся к направлениям его реализации, особенностям сбора и анализа данных, уровням оценки результатов исследования и сочетанию количественных и качественных исследовательских методов.

10. Дифференцировать направления реализации качественного исследования (феноменологическое, нарративное, дискурсивное) целесообразно, так как каждое из них имеет особенности в отношении предмета, целей, способов представления результатов. В феноменологическом исследовании акцент делается на изучении структуры, функций и типологии переживаний человеком различных сторон жизненного опыта. В нарративном исследовании внимание сосредоточено на смысловых структурах человека и их динамическом взаимодействии, обеспечивающих личностную идентичность. В дискурсивном исследовании преобладают цели, связанные с выявлением различных версий понимания человеком особенностей взаимодействия в различных социальных контекстах.

11. В рамках подхода методологические и теоретические свойства качественного исследования инвариантны в отношении направлений его реализации. Поэтому на практическом уровне, сохраняя свои уникальные особенности, все направления объединены непротиворечивыми и согласованными характеристиками. Ими являются: (а) использование лингвистических эмпирических данных; (б) использование теоретически обоснованных моделей, как этапов исследования, так и анализа данных для установления связей между изучаемыми феноменами; (в) в каждом из направлений проявляется ориентация на обобщение, вместо стремления к изучению отдельного случая.

12. Сбор и анализ данных в качественном исследовании отвечают признакам гуманитарной исследовательской парадигмы и его предметно целевым и инструментальным свойствам. Это определяет как специфику характера самих данных, так и особенности конкретных исследовательских приемов и процедур.

13. Данные в качественном исследовании имеют текстовый, лингвистический характер. Это означает, что они являются продуктом речевой активности исследуемых и самого исследователя. Эта активность фиксируется в протоколах наблюдений, отчетах и самоотчетах, описаниях, документах, автобиографических и иных повествованиях и текстах. Инструментальные свойства качественного исследования проявлены в этом случае как следование принципу диалогичности и соблюдение правил целенаправленности и цикличности сбора данных, формирования выборки респондентов и проведения исследовательского интервью.

14. Согласование свойств качественного исследования на практическом уровне подразумевает классификацию его методов. Классификация отражает особенности сбора и анализа данных в качественном исследовании. В ее основу положен организующий принцип. Следствием его применения является дифференциация двух групп качественных методов - методов сбора эмпирических данных и методов анализа эмпирических данных. Спецификой качественного исследования является открытость границ между этапами сбора и анализа данных. Уже в ходе анализа есть возможность возвращаться к сбору данных, получать новые и уточнять уже имеющиеся данные.

15. При классификации методов анализа данных следует использовать критерий степени преобразования эмпирических данных. Тогда методы анализа данных представлены двумя группами. Первая группа - это методы организации данных. Сюда относятся приемы регистрации и сохранения данных, их транскрибирования и кодирования. К этой же группе отнесен тематический анализ данных. Вторая группа методов анализа - это методы структурирования данных. К ней относятся методы построения иерархических систем категорий и методы построения типологий.

16. Согласование практических свойств качественного исследования получает законченный вид при определении критериев обобщенности результатов исследования и принципа совмещения количественного и качественного подходов на основе рефлексивной интеграции.

17. Представленная концепция качественного исследования не только содержит его объяснение, как самостоятельного вида исследования, но и способствует расширению границ возможностей получения психологических знаний.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Чернов, Александр Юрьевич, Ярославль

1. Абельс X. Романтика, феноменологическая социология и качественное социологическое исследование\\ Журнал социологии и социологической антропологии. 1998. - № 1. С. 12-24.

2. Аверинцев С.С. Риторика как подход к обобщению действителности\ Поэтика древнегреческой литературы. М., 1981.

3. Бажанов В.А. Наука как самопознающая система. Казань. 1991.

4. Бажанов В.А. Рефлексия в современном науковедении/Рефлексивные процессы и управление. Т. 2. - 2002. - С.73-89.

5. Бакумова Е.В. Коммуникативные характеристики институциональных типов политиков\Социальная власть языка. Под ред. Л.И.Гришаевой. Воронеж, 2001. - С. .91-96.

6. Бахтин М. М. Проблемы творчества Достоевского. Киев, 1994. -179 с.

7. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М.: «Художественная литература», 1972. - 384 с.

8. Белянин В.П. Введение в психолингвистику.- М.: Черо, 1999.- 128 с.

9. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: «Медиум», 1995. - 323 с.

10. Ю.Блауберг И.В., Юдин Б.Г. Системный подход как современное общенаучное направление. М.: Наука, 1986. - 300 с.

11. П.Братусь Б.С. Опыт обоснования гуманитарной психологии//Вопросы психологии. 1990. - N 6. - С. 9 - 17.

12. Братусь Б.С. К проблеме человека в психолгии\\ Вопросы психологии. 1997. - №5 - С. 11-19.

13. Болдырева A.A. Речевые маркеры авторитетности в научном дискурсе\Социальная власть языка. Под ред.Л.И.Гришаевой. -Воронеж, 2001. С.231-235.

14. Брегадзе A.A. Специфический метод познания человека: Понимание\ Перспективы человека в глобализирующемся мире / Под ред. Парцвания В.В. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество. - 2003. С.21-31.

15. Брудный A.A. Психологическая герменевтика. М., 1998. - 336 с.

16. Воробьева Л.И. Гуманитарная психология: предмет и задача//Вопросы психологии. 1995. - N 2. - С. 19-30.

17. Выготский Л.С. Исторический смысл психологического кризиса /Собрание сочинений в 6 томах. Т.1 Вопросы теории и истории психологии. - М. -.Педагогика, 1982. - С. 291-436.

18. Г.Шпет. История как проблема логики. Критические и методологические исследования/ Под ред. В.С.Мясникова. М.: Памятники исторической мысли, 2002.

19. Гадамер Г. Философия и герменевтика. -М., 1998.

20. Гайденко П.П. «Эволюция понятия науки». Т. 1. - М., 1981; Т. 2. М., 1987.

21. Гвардини Р. Конец Нового времени // Вопросы философии. 1990. -№ 4. С. 289.

22. Герген К. Конструирование: становление взгляда \ Социальный конструкционизм: знание и практика: Сб. статей \Пер. с англ. A.M. Корбута. Под общей редакцией A.A. Полонникова. Минск: БГУ, 2003.- С. 37.

23. Герген К. Социальная психология как социальное конструирование: становление взгляда\ Герген К. Социальный конструкционизм: знание и практика: Сб. статей / Пер. с англ. А. М. Корбута; Под общ. ред. А. А. Полонникова. Мн.: БГУ, 2003. - 232 с.

24. Герменевтика и деконструкция\ Под ред. Штейгмайера В., Франка Ф., Маркова В.В. СПб, 1999. - С. 243-254.

25. Гурко Е. Тексты деконструкции. Деррида Ж. Differance. Томск: Издательство «Водолей», 1999. - 160 с.

26. Гуссерль Э. Собрание сочинений. Т.З (1): Логические исследования. Исследования по теории и феноменологии познания. М.: Гнозис. Дом интеллектуальной книги, 2001. С 135.

27. Дильтей В. Наброски к критике исторического разума // Вопросы философии. 1988. № 4. - С. 141.

28. Дильтей В. Наброски к критике исторического разума // Вопросы философии. 1988. - № 4. - С. 143.

29. Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита.-М.: ЧеРо, 1997.-С. 10.

30. Дружинин В.Н. Структура и логика психологического исследования. -М.: ИНРАН, 1994.-С. 4.

31. ЗЗ.Закарян С. История философии. Ереван, 2000. -С. 319-328.34.3инченко В.П. Возможна ли поэтическая антропология? М.: Изд-во Российского открытого университета, 1994. - 114 с.

32. Каган М.С. Философия как мировоззрение //Вопросы философии. -1997. №9. - С.36-45).

33. Калина Н.Ф. Анализ дискурса в психотерапии\\Журнал практической психологии и психоанализа. 2002. - №3.

34. Карташев В.А. Система систем: Очерки общей теории и методологии. М.: Прогресс-Академия, 1995. - С. 37.

35. Касавин И.Т. О дескриптивном понимании истины // Философские науки- 1990. № 8. - С. 64-74.

36. Квадратура смысла: французская школа анализа дискурса: Пер. с франц. и португ. / Общ. ред. И вступ. ст. П. Серио; предисл. Ю.С. Степанова. -М.: ОАО ИГ «Прогресс», 1999 С. 17, 416 с.

37. Квале С. Исследовательское интервью. М.: Смысл, 2003. - С. 12-14.

38. Климов Е.А. О соотношении некоторых отраслей психологии и возможных «пограничных спорах» //Вестник Московского университета. Серия 14. Психология, 1999, № 3, стр. 3-15.

39. Ковалев А.Г. Три парадигмы в психологии три стратегии психологического воздействия\\Психологический журнал. - 1987. -№3,-С. 41-49.

40. Коффка К. Основы психического развития\\ Гештальт-психология. -М.: Изд-во ACT-ЛТД, 1998. С. 369-374.

41. Кубрякова Е.С. О тексте и критериях его определения\Текст. Структура и семантика. Т. 1. М., 2001. - С. 72-81.

42. Кузнецов В.Г. . Герменевтическая феноменология в контексте философских воззрений Густава Густавовича Шпета\\ Логос. № 2. -1991.-С. 15-21.

43. Кун Т. Структура научных революций Текст.: Пер. с англ. / Под ред. С.Р. Микулинского, Л.А. Марковой. М.: Прогресс, 1977. - 300 с.

44. Леви Стросс К. Структурная антропология. - М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2001.-303 с.

45. Левин К. Разрешение социальных конфликтов. СПб.: «Речь», 2000. -354 с.

46. Леонтьев A.A. Основы психолингвистики. М.: «Смысл», 1997. -220 с. С. 56.

47. Леонтьев Д.А. Психология смысла. М., 1999. - 487 с.

48. Лингвистический энциклопедический словарь/Гл. ред. В.Н. Ярцева, -М:, Сов. Энциклопедия, 1990. С. 392.

49. Лингвистический энциклопедический словарь/Гл. ред. В.Н. Ярцева. М.: Советская энциклопедия, 1990. - С. 416-417.

50. Лотман Ю.М. Риторика\Ученые записки Тартуского университета. -12.-1981.-С. 515.

51. Мазилов В.А. Научная психология: тернистый путь к интеграции /Труды Ярославского методологического семинара. Т. 1: Методология психологии. - Ярославль, 2003.

52. Макаров M.J1. Основы теории дискурса. М.: ИТДГК «Гнозиз», 2003.-С. 90-95.

53. Мамардашвили М. К. Сознание и цивилизация/М.К. Мамардашвили Как я понимаю философию. М., 1990. - С. 111.

54. Маркович A.A. Совокупный субъект в дискурсе консолидации: специфика идентификации \Социальная власть языка. Под ред.Л.И.Гришаевой. Воронеж, 2001. - С. 264-269.

55. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. М.: Смысл, 1999.- 374 с.

56. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 1999. - 429 с.

57. Маяцкий И.А. Деконструкция/ Современная западная философия: Словарь. М., 1991.

58. Мэй Р. Экзистенциальная психология. М.: Институт общегуманитарных исследований, 2005 г. - 160 с

59. Негрышев A.A. Способы лингвистической репрезентации концептуально-целевых установок в информационном дискурсе\ Социальная власть языка. Под ред.Л.И.Гришаевой. Воронеж, 2001. -С. 193-198.

60. Петренко. В.Ф. Конструктивистская парадигма в психологической науке\\Психологический журнал. 2002. -Т.23. - 3. - С. 113-121.

61. Петрушенко JI.A. Единство системности, организованности и самодвижения. М.: Мысль, 1975. - 286 с.

62. Пископпель A.A. Научная концепция: структура и генезис. М.:Путь, 1999.

63. Пископпель A.A. Проблема интеграции в психологии: метод и подход /Методология и история психологии. Том 2. - Выпуск 1. -2007. - С. 49.

64. Пропп В. Морфология сказки. «Academia»: Ленинград, 1928. - 135 с.

65. Психология и новые идеалы научности (материалы «круглого стола»)//Вопросы философии. 1993. - №5. - С. 3 - 43.

66. Ракитов А.И. О смысле философских проблем физики // Вопросы философии. -1983. № 6. С. 163.

67. Рикер П. Что меня занимает последние 30 лет\ Историко-философский ежегодник. М.: «Наука», 1991. - С. 296-316.

68. Рикер П. Конфликт интерпретаций: Очерки о герменевтике. М., 1995.

69. Роджерс К. Консультирование и психотерапия. М.: ЭКСМО-Пресс, 1999.-254 с.

70. Розов М.А. Наука как традиция // Степин B.C., Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники. М., 1995.

71. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1946. - С. 158.

72. Садовский В.Н. Смена парадигм системного мышления // Системные исследования. Ежегодник. 1992-1994. М.: Эдиториал УРСС, 1996. -400 с. - С.64-78.

73. Садовский В.Н. Смена парадигм системного мышления // Системные исследования. Ежегодник. 1992-1994. М.: Эдиториал УРСС, 1996. -400 с. - С.64-78.

74. Светликова И.Ю. Традиция психологизма и формальная школа. М.: Кафедра славистики университета Хельсинки: Новое литературное обозрение, 2005. - 168 с.

75. Семенова В.В. Качественные методы: введение в гуманистическую социологию. М.: Добросвет, 1998. - 178 с.

76. Славская А.Н. Интерпретация как предмет психологического исследования\\Психологический журнал. 1994. - №6. - С. 78-88.

77. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология человека: введение в психологию субъективности. М.: Школа - Пресс, 1995. - 384 с.

78. Слюсарева Н.А.Теория Ф. де Соссюра в свете современной лингвистики. Изд.2 - М.: 2004. - 312 с.

79. Смит Н. Психология. Современные системы \Пер. с англ. Под общ. Ред. A.A. Алексеева. СПб.: Прайм - Еврознак, 2007. - С. 504.

80. Степин B.C. Теоретическое знание. М.,1999. - С. 331-391.

81. Степин B.C. Теоретическое знание. М.: «Прогресс-Традиция», 2000. - С. 632.

82. Тульчинский Г.Л. Постчеловеческая персонология. Новые перспективы свободы и рациональности. СПб., 2002.

83. Улановский A.M. Феноменологический подход как качественная исследовательская методология\ Дисс. Канд психол. наук. М., 2006. -25 с.

84. Урсул А.Д. Общенаучный статус и функции системного подхода //Системные исследования. Ежегодник. 1977. М.: Наука, 1977. - 264 с. - С.29-47.

85. Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально -психологическая диагностика развития личности и малых групп. -М., Изд-во Института психотерапии, 2002. С. 470-473.

86. Философский энциклопедический словарь/Редкол.: С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичев и др. 2-е издание. - М.: Советская энциклопедия, 1989. - С. 754.

87. Философский энциклопедический словарь/Редкол.: С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичев и др. 2-е издание. - М.: Советская энциклопедия, 1989. - С. 754.

88. Франкл В. Человек в поисках смысла. -М., 1985. 612 с.

89. Фуко М. Археология знания: Пер. с фр./Общ. ред. Бр.Левченко.— К.: Ника-Центр, 1996.—208 с.

90. Хайдеггер М. . Тождество и различие. М., 1997.

91. Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1997.

92. Челпанов Г.И. Сборник статей (психология и школа). М.: Изд-во И.Н.Кушнарева, 1912. - 113 с.

93. Шабров О.Ф. Системный подход и моделирование: общие принципы и специфика применения в политической сфере//Моделирование в социально-политической сфере. 2007. -№1. - С. 8 -17 .

94. Шихирев П.Н. Современная социальная психология. -М.:КСП+. 1999.-420 с.

95. Шленкер Б. Межличностные процессы, включающие регуляцию и контроль за впечатлением\\ Реферативный журнал. 1994. № 12. - С. 4.

96. Щедровицкий Г.П. Методологическая организация сферы психологии // Вопросы методологии. 1997. - № 1,2.

97. Щедровицкий Г.П. Принципы и общая схема методологической организации системных исследований и разработок. // Системные исследования. Ежегодник. 1981. М.: Наука, 1981.-С. 193-225.

98. Эриксон Э. Детство и общество. Изд. 2-е/ Пер с англ. - СПб.: Ленато, ACT, Фонд «Университетская книга», 1996. - 592 с.

99. Юдин Э.Г. Методологическая природа системного подхода // Системные исследования. Ежегодник 1973. М.:Наука, 1973. - 268 с. - С.38-51.

100. Юревич A.B. «Онтологический круг и структура психологического знания\\Психологический журнал. 1992.- Т. 13. -№ 1.С. 17-29.

101. Юревич A.B. Методы интеграции психологического знания. \ Труды Ярославского методологического семинара. Том 3: Метод психологии. \Под ред. В.В. Новикова (гл. ред), И.Н. Карицкого, В.В. Козлова, В.А. Мазилова Ярославль: МАНП, 2005. - С. 377-397.

102. Якимова Е. В. (а) Социальное объяснение психологического поведения: дискуссионные проблемы\\Т11е818. -1993. Вып.2.

103. Якимова Е.В. (б) Западная социальная психология в поисках новой парадигмы: анализ методологических дискуссий 70-х 90-х годов\ Научно аналитический обзор. РАН ИНИОН. М. ИНИОН, 1993.

104. Янчук В.А. Методолого-психологические основания развития психологической науки в культурно-научной традиции постмодерна // Белорусский психологический журнал. 2004. - № 1. С. 3-14.

105. Янчук В.А. Методология, теория и метод в современной социальной психологии и персонологи: интегративно -эклектический подход: Монография. -Мн: Бестпринт, 2000.

106. Янчук В.А. Методология, теория и метод в современной социальной психологии: интегративно эклектический подход: Монография. - Мн.: Бестпринт, 2000. - С. 141.

107. Янчук В.А. Психология на рубеже третьего тысячелетия -поиски парадигмальных координат, способа теоретизирования и метода исследования\\Адукацыя i выхаванне. 1999. - №8. - С. 4040.

108. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991. - С. 289.

109. Яшина А. А. Профессиональная идентичность молодого преподавателя вуза. Автореф. дисс. канд. психол. наук. -Ярославль, 2007. - 25 с.

110. Agar М., Hobbs J.R. Interpreting Discourse: Coherence and the Analysis of Ethnographic InterviewsW Discourse Processes. 1982. -№5. -1-32.

111. Alexander I.E. Personology Method and Content in Personality Assessment and Psychobiography. Duke University Press, Durham and London, 1990. - P. 1-28.

112. Allport G. 1968. The person in psychology: Selected essays. Boston: Beacon Press, 1968. 376 p.

113. Allport G. W. The person in psychology: Selected essays. -Boston:Beacon, 1968. P. 127.

114. Allport G.W. The Use of Personal Documents in Psychological Science. New York: Social Science Research Council. - 1942. - 84 p.)

115. Anderson J. A. Communication research: Issues and methods. -New York: McGraw-Hill, 1987 (a). 294 p.

116. Anderson J. A., Meyer T. P. Mediated communication: A social action perspective. Newbury Park, CA: Sage, 1988. 412 p.

117. Arendt H. The human condition. Chicago: The University of Chicago Press, 1998. - 276 p.

118. Arrow H., McGrath J. E., Berdahl J. L. Small groups as complex systems. Thousand Oaks, CA: Sage, 2000. 309 p.

119. Atkinson R. F. Knowledge and Explanation in History: An Introduction to the Philosophy of History. Ithaca, N.Y.: Cornell University Press, 1978. - 224 p.

120. August Comte and positivism: The essential writings\G. Lenzzer (Ed.). Cicago, IL: University of Chicago Press, 1975. - 318 p.

121. Augustinous, M., Walker, I. Social cognition: An integrated introduction. London: Sage, 403 p.

122. Austin J. Philosophical papers. Oxford: Clarendon, 1962. 306 p.

123. Backett K. Mothers and fathers. London: Macmillan,1982. 341 p.

124. Bakan D. The duality of human existence. Boston: Beacon, 1966. - 296 p.

125. Bal M. Narratology: Introduction to the Theory of Narrative. Translated by Christine van Boheemen. Toronto: Univ. of Toronto Press, 1985. - 275 p.

126. Barker C, Pistrang N, Elliot R. Research methods in clinical and counseling psychology. Chichester: Wiley, 1994. - 202 p.

127. Barker R. G. Wright H. F. (1955). Midwest and its children: The psychological ecology of an American town. New York Harper and Row, 1995. - 194 p.

128. Battista J., Almond R. The development of meaning in lifeWPsychiatry. 1973. - 36. P. 409-427.

129. Baumeister R. F. How the Self Became a Problem: A Psychological Review of Historical ResearchW Journal of Personality and Social Psychology. 1987. - № 52(1). - P. 163-176.

130. Baxter L. A. ( 1992). Interpersonal communication as dialogue: A response to the Social Approaches forumW Communication Theory. -1992. № 2. - P. 330-336.

131. Baxter L. A. (1993). The social side of personal relationships: A dialectical perspective\ S. Duck Social context and relationships. -Newbury Park, CA: SAGE Publications, 1993. P. 139-165.

132. Baxter L. A., Montgomery B. M. Relating: Dialogues & dialectics. New York: Guilford Press, 1996. 405 p.

133. Baxter L. A., Widenmann S. (1993). Revealing and not revealing the status of romantic relationships to social networksW Journal of Social and Personal Relationships. 1993. - № 10. P. 321-337.

134. Bender M. Does construing people as similar involve similar behaviour towards them?\\ British Journal of clinical psychology. 1968. -1968. №7. - 303-304.

135. Berger P. L., Luckmann T. The social construction of reality: A treatise in the sociology of knowledge. New York: Anchor Books: Doubleday, 1996. - 358 p.

136. Bergman M. M. Coxon A. (2002). When Worlds Collide: Validity and the Sorting of Observations in Qualitative Research\ T.S. Eberle Quality issues in Qualitative Research. Brisbane, 2002. - P. 20-29.

137. Bergman M. M. Reliability and Validity in Interpretative Research During the Conception of the Research Topic and Data CollectionW. Sozialer Sinn. 2002. № 2. - P. 317-331.

138. Berry J. W., Bennett J. A. Three conceptions of cognitive competenceW International Journal of Psychology 1992. - № 27(1). - P. 1-16.

139. Betti E. Problematik einer allgemeinen Auslegungslehre als Methodik der Geisteswissenschaft\ Hermeneutik als Weg heutiger Wissenschaft. Salzburg, 1971. - S. 17.

140. Bhaskar R. A realist theory of science. Brighton: Harvester, 1979. -163 p.

141. Billig M. Arguing and thinking: A rhetorical approach to social psychology. Cambridge: Cambridge University Press, 1996. - 387 p. .

142. Bloor D. The strengths of the strong programme\ J.R. Brown Scientific rationality: The sociological turn. Dordrecht: Reidel, 1984. -P. 75-94.

143. Boeree C. Qualitative methods. New York: New York University Press, 1998.

144. Bogdan R., Taylor S. J. Introduction to qualitative research methods: A phenomenological approach to the social sciences. New York: Wiley, 1975.

145. Bogdan R., Taylor S. J. Introduction to qualitative research methods: A phenomenological approach to the social sciences. New York: Wiley, 1975.

146. Bostock D. Logic and arithmetic\Natural numbers. Vol.1. -Oxford: Clarendon Press, 1974. - P. 87-109.

147. Botella L. Personal construct theory, constructivism, and postmodern thought\R. A. Neimeyer, G. J. Neimeyer Advances in personal construct psychology. Greenwich, CT: JAI Press, 1995. - P. 335).

148. Bowen C. Biography: the craft and the calling. Boston, 1969. - P. 127.

149. Brand M. (1979). Causality\P. D. Asquith H. B. Kyburg Jr. Current research in the philosophy of science: Proceedings of the philosophy of science association). Ann Arbor, MI: Edwards, 1979. P. 252-281.

150. Brannan J. (1992). Combining qualitative and quantitative methods: an overview\J. Brannan Mixing methods: Qualitative and quantitative research. Hants, England: Avebury Press, 1992. - P. 153-189.

151. Brannan, J. Combining qualitative and quantitative methods: an overview\ J. Brannan Mixing methods: Qualitative and quantitative research. Hants, England: Avebury Press, 1992. - P. 153-189.

152. Brewer M. B., Collins B. E. Scientific inquiry and the social sciences. San Francisco: Jossey-Bass, 1981. 534 p.

153. Brinkmann S. Questioning constructionism: Toward an ethics of finitudeW Journal of Humanistic Psychology.- 2006. Vol. 46. - №. 1. -P. 92-111.

154. Bronfenbrenner U. The ecology of human development: Experiments by nature and by design. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1979. - 459 p.

155. Bronfenbrenner U., Crouter A. C. (1983). Models and motives\R. G. D'Andrade, C. Strauss Human motives and cultural models. -Cambridge, England Cambridge University Press, P. 1-20.

156. Brooke R. What is guilt?\\Journal of Phenomenological Psychology. -1985.-№16.-P. 31-46.

157. Brown P., Levinson S.C. Politeness: Some universals in language usage. New York: Cambridge University Press. 1987. - 211 p.

158. Bruner J. 1962 On Knowing: Essays for the Left Hand. Cambridge,Mass.: Harvard University Press.

159. Bruner J. Actual Minds, Possible Worlds. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1986. 384 p.

160. Bruner J. Acts of Meaning. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1990. 301 p.

161. Burman E., Parker I. Discourse Analytic Research: Repertoires and readings of texts in action. London; Routledge, 1983. - 395 p.

162. Burr V. Social Constructionism. Contributors. Routledge: New York, 2003. - 257 p.

163. Burr V. (1995). An introduction to social constructionism.-London: Routledge. P. 21.

164. Burr V. , Butt, T.W. Psychological distress and postmodern thought\D. Fee Pathology and the Postmodern. London: Sage, 2000. P. 78 -102.

165. Burr V. Social Constructionism. New York: Routledge. Publication, 2003. - P. 140.

166. Butor M. Inventory. New York: Simon & Schuster, 1969. - 327 P

167. Cain R. Stigma management and gay identity developmentW Social Work. 1991. № 36. - 67.- 73.

168. Candlish S. A prolegemon to an identity theory of truth\\Philisophy. 1999. - 74. - P. 199-200.

169. Carnap R. Philisophical foundations of physics: An introduction to the philosophy of science. New York: Basic Books, 1966. - 231 p.

170. Casey, K. (1995) The New Narrative Research in EducationW, Review of Research in Education. 1995. - № 21. - P. 211-53.

171. Chen C.P. On exploring meanings: combining humanistic and career psychology theories in counselingW Counseling Psychology Quarterly. 2001. - № 14 (4). - P. 317-331.

172. Chiari G., Nuzzo M. L. Psychological constructivisms: A metatheoretical differentiationW Journal of Constructivist Psychology. -1996.-№9.-P. 163-184.

173. Chodorow N. The reproduction of Mothering: Psyhoanalysis and the Sociology of Gender. Berkeley, 2000.

174. Christians D. G., Carey J. W. The logic and aims of qualinative research\ G. H. Stempel, B. H. Westley Research methods in mass communication ( 2nd ed). Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1989. -P. 345-374.

175. Clandinin D.J., Connelly, F.M. Narrative Inquiry. San Francisco, CA: Jossey-Bass, 2000. - 232 p.

176. Clifford G.J. The life story: biographic study/ In J.H. Best (ed.), Historical inquiry in education: a research agenda. Washington: American educational research association, 1983. P. 85.

177. Coffey A., Atkinson, P. Making sense of qualitative data. -Thousand Oaks, CA: Sage. 294 p.

178. Coles R. The Call of Stories. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1989. 193 p.

179. Collins H. An empirical relativist programme in the sociology of scientific knowledge\ K. Knorr Cetina, M. Mulkay Science observed: Perspectiveson the social study of science. -London: Sage, 1983. P.115-40.

180. Collins H.M. Changing order. London: Sage, 1985. - 319 p.

181. Corbin J. Morse J. The Unstructured Interactive Interview: Issues of Reciprocity and Risks When Dealing With Sensitive TopicsWQualitative Inquiry. 2003. - Volume 9. - № 3. - P. 335-354.

182. Corbin J.M. Alternative interpretationsWTheory & Psychology. -1998. 8(1). P. 121-128.

183. Cowels K.V. (1988). Issues in qualitative research on sensitive topicsWWestern Journal of Nursing Research. 1988. - № 10. P. 163-179.

184. Creswell J.W. Research design: qualitative and quantitative approaches. Thousand Oaks: Sage, 1994. - 211 p.

185. Crites S. Storytime: Recollecting and Projecting the Future/ In Narrative Psychology: The Storied Nature of Human Conduct. Ed. by Theodore R. Sarbin. -New York: Praeger, 1986. P. 152-173.

186. Crotty M., Phenomenology and Nursing Research. South Melbourne: Churchill Livingstone, 1996. P. 107.

187. Crouter A. C. (1984). Spillover from family to work. The neglected side of the work-family interfaceW Human Relations. 1984. № 27. P. 425-442.

188. Crowley B., Pinder R., Herriot, P. (1990). Assessment centre dimensions, personality and aptitudesW Journal of Occupational Psychology. 1990. - № 63. - P. 211-216.

189. Crumbaugh J., Maholick L. T. An experimental study in existentialism: The psychometric approach to Frankl's concept of noogenic NeurosisW Journal of Clinical Psychology 1964. - 20.Pp. 200-201.

190. Culler J. Structuralist Poetics: Structuralism, Linguistics and the Study of Literature. London: Routledge, 1975. 328 p.

191. De Vogler K., Ebersole, P. Categorization of college students'meaning of life\\Psychological Reports. -1980. 46. - Pp. 387390.

192. Denzin N. The Research Act: A Theoretical Introduction to Sociological Methods. Chicago: Aldine, 1970. - P. 4-6.

193. Denzin N. K., Lincoln, Y. S. (1998). Introduction: Entering the field of qualitative research\N. K. Denzin, Y. S. Lincoln The landscape of qualitative research: Theories and issues. Thousand Oaks, CA: Sage, 1998. - P. 12. (pp. 1-34).

194. Dewey J. The quest for certainty. New York: Minton, Balch., 1929. - 230 p.

195. Dewey J. How we think. New York: Heath Books, 1939. - P. 19.

196. Dindia K., Tieu T. Self-disclosure of homosexuality: The dialectics of «coming out»\Paper presented at the Speech Communication Association Convention. San Diego, 1996. - 12 p.

197. Draus P. Consumed in the city: Observing tuberculosis at century's end. Philadelphia: Temple University Press, 2004. - 193 p.

198. Edwards D. A. Script formulations: an analysis of event descriptions in conversationW Journal of Language and Social Psychology. -1994. № 13. - P. 211-247.

199. Edwards D. A. Types of case study work: a conceptual framework for case-based research// Journal of Humanistic Psychology. 1998. -Vol. 38. - No. 3. -P. 36-70

200. Efran J. S., Fauber R. L. Radical constructivism: Questions and answers\R. A. Neimeyer, M. J. Mahoney Constructivism in psychotherapy. Washington, DC: American Psychological Association, 1995. P. 275-304.

201. Eisner E. The enlightened eye: Qualitative inquiry and the enhancement of educational practice. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1998. - 419 p.

202. Elliott R. Interpersonal process recall (IPR) as a psychotherapy process research method\ L. S. Greenberg, W. M. Pinsof The psychotherapy process: A research handbook. New York: Guilford Press, 1986. P. 503-527.

203. Ellis A. (1998). How rational emotive behavior therapy belongs in the constructivist camp\In M. F. Hoyt The handbook of constructive therapies: Innovative approaches from leading practitioners. San Francisco: Josey-Bass, 1998. - P. 83-99.

204. Epstein J. L. Longitudinal effects of family-school-person interactions on student outcomes\Research in sociology of education and socialization. Greenwich, CT JAI Press, 1983. - P. 42-48.

205. Epston D., White M., Murray, K.D. A proposal for re-authoring therapy\ S. McNamee, K.J. Gergen Therapy as Social Construction. -London: Sage, 1992. P. 181- 209.

206. Eysenck H.J. The measurement of intelligence. Lancaster: Medical and Technical Publishing Co., 1973. - 564 p.

207. Fairclough N. (1992). Discourse and text: linguistic and intertextual analysis within discourse analysisWDiscourse & Society. 1992. - № 3. P. 193-217 p. 194.

208. Falmer H.B. An Introduction to Qualitative Research. Trent focus group, 1998. - 285 p.

209. Fearon A. D. The two sciences of psychology. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall, 1937. 274 p.

210. Festinger L Looking backward\L. Festinger Retrospections on social psychology New York: Oxford University Press, 1980. P. 236254.

211. Feyerabend P. Conquest of abundance: A tale of abstraction versus the richness of being\ B. Terpstra, Ed. Chicago, IL: University of Chicago Press. - 1999. - 394 p.

212. Firestone, W. Meaning in method: The rhetoric of quantitative and qualitative researchW Educational Researcher. 1987. № 16. - P 16-21.

213. Fiske S.T., Taylor, S.E. Social Cognition. New York: Random House, 1984. - P. 136.

214. Flage D., Bonnen, C. Descartes and method: A search for a method in meditations. New York: Routledge, 1999.- 205 p.

215. Fleck L. Entstehung und Entwicklung einer wissenschaftlichen. -Frankfurt am Main: Suhrkamp, 1994. P. 53-54.

216. Flood R. L. The relationship of 'systems thinking' to action research\P. Reason, H. Bradbury Handbook of action research participative inquiry and practice. Thousand Oaks, London, New Delhi: Sage Publications, 2001. - P. 133-144.

217. Fludernik M. The Fictions of Language and the Languages of Fiction: the Linguistic Representation of Speech and Consciousness. -London: Routledge, 1993. 359 p.

218. Fontana A., Frey J. H. Interviewing: The art of science\ N. K. Denzin, Y. S. Lincoln Collecting and interpreting qualitative materials. -Thousand Oaks, CA: Sage, 1998. P. 47-78.

219. Frank A.W. (2000). Illness and autobiographical work: Dialogue as narrative destabilization Qualitative Sociology. - 2000. - № 23. - P. 135-156.

220. Frank A.W. What Is Dialogical Research, and Why Should We Do It? WQualitative health research. 2005. - Vol. 15. - № 7. - P. 964-974.

221. Frank A.W. What Is Dialogical Research, and Why Should We Do It? WQualitative health research. Vol. 15. - No. 7. - September 2005. P. 964-974.

222. Freire P. Pedagogy of freedom. Lanham and Oxford: Rowman and Littlefielt Publishers, 1998. - 328 p.

223. Frick W.B. The symbolic growth experience: A Chronicle of Heuristic Inquiry and a Quest for SynthesisWJournal of Humanistic Psychology. 1990. - Vol. 30. - №1. - P. 64-80.

224. Furnham A. Personality at Work: The Role of Individual Differences in the Workplace.- Routledge, 1999. P. 197.

225. Galinsky M. J., Schopler J. H., Abell, M. D. (1997). Connecting group members through telephone and computer groupsWHealth and Social Work. 1997. № 22(3). - P. 181-188.

226. Gardiner, M. (1996). Alterity and ethics: A dialogical perspectiveWTheory, Culture and Society. 1996. - № 13. - P. 121-143.

227. Genette G. Narrative Discourse: an Essay in Method. Translated by Jane E. Lewis. Ithaca: Cornell Univ. Press, 1980. - 139 p.

228. Gergen K. An invitation to social construction .- Thousand Oaks, CA: Sage, 2000. 173 p.

229. Gergen K. J. Social pragmatics and the origin of discourse\K. Gergen, K. Davis The social construction of the person. New York:Springer-Verlag, 1986.-P. 113-127.

230. Gergen K. J. (1994). Realities and relationships. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1994.

231. Gergen K. J. (1995b). Social construction and the education process\L. P. Steffe, J. Gale Constructivism in education. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum, 1995. - P. 17-39.

232. Gergen K. J. Experimentation in social psychology: A reappraisal. EuropeanW Journal of Social Psychology. 1978. - 8. - P. 507-527.

233. Gergen K. J. If persons are texts\S. Messer, L. Sass , R. Woolfolk Hermeneutics and psvchologycal theory: Interpretive perspectives on personality psychotherapy and psyhopathology. New Brunswick: Rutgers University Press, 1988 (a). - P. 25-51.

234. Gergen K. J. Realities and relationships: Soundings in social construction. Cambridge, MA: Harvard University Press,1994. - 147 p.

235. Gergen K.J. The concept of progress in psychologicd theoryYWm. J. Baker, L. P. Mos, H. V. Rappard, H.J. Stam Recent trends in theoretical psychology. New York: Springer-Verlag, 1988 (6). - P. 1-14.

236. Gergen K. Gergen M. . Narrative Form and the Construction of Psychological Science\ Narrative Psychology: The Storied Nature of Human Conduct. Ed by Theodore R. Sarbin. New York: Praeger, 1986. - P. 22-44

237. Gergen, K. J. Experimentation in social psychology: A reappraisal. EuropeanW Journal of Social Psychology. 1978. - 8. - P. 507-527.

238. Gershman H. The stress of coming out\\ The American Journal of Psychoanalysis. 1983. - № 43. - P. 129 - 138.

239. Giddens A. New rules for sociological method. New York: Basic Books. - 219 p.

240. Gilbert G. N. , Mulkay M. (1984). Opening Pandora's Box: a sociological analysis of scientific discourse. Cambridge; Cambridge University Press, 1984. - 273 p.

241. Ginsburg R. Shlomith R. Is There a Life after Death? Theorizing Authors and Reading Jazz\ David Herman Narratologies: New Perspectives on Narrative Analysis. Columbus: Ohio State Univ. Press, 1999.- 66-87.

242. Giorgi A. Psychology as a human Science revisitedW Journal of Humanistic Psychology. 2000. Vol. 40. - № 3. - P. 56-73.

243. Giorgi A. Sketch of a psychological phenomenological method/ A. Giorgi Phenomenology and psychological research. Pittsburgh: Duquense University Press, 1985. - P. 82-103.

244. Giorgi A. Sketch of a psychological phenomenological method\ A. Giorgi Phenomenology and Psychological Research. Pittsburgh, PA: Duquesne University Press, 1985. - P. 3-21.

245. Giorgi A. Sketch of a psychological phenomenological method\A. Giorgi Phenomenology and psychological research. Pittsburg, PA: Duquesne University Press, 2001. - P. 82-103.

246. Giorgi A., Fischer W. F, von Eckartsberg, R. Duquesne Studies in Phenomenological Psychology: Volume 1. Pittsburgh, PA: Duquesne University Press and Humanities Press, 1971. - 291 p.

247. Giorgi, A. (1970) Psychology as a Human Science: A Phenomenologically Based Approach. London: Harper & Row, 1970. -328 p.

248. Giorgi. A. Psychology as a human science. New York: Harper & Row, 1970. - P. 65.

249. Glaser B.G., Strauss A.L. The discovery of grounded theory. -London: Wiedenfald and Nicolson, 1967. 537 p.

250. Glaser B. G. Theoretical sensitivity: Advances in the methodology of grounded theory. .Mill Valley, CA: Sociology Press, 1978. - 310 p.

251. Golinsky J. Making Natural Knowledge: Constructivism and the History of Science. N. Y.: Cambridge University Press, 1998. - P. 30.

252. Grice H.P. Logic and conversation^. Cole, J.L. Morgan Syntax and semantics: Vol. 3. Speech acts. New York: Academic Press, 1975. - P. 41-58.

253. Guba E.G., Lincoln, Y.S. (1985) Naturalistic inquiry. Beverly Hills, CA, Sage Publications, 1985.

254. Gubrium J.F., Holstein J.A. (1999) The Border of Narrative and EthnographyW, Journal of Contemporary Ethnography. 1999. - №28(5). P. 561-74.

255. Gubrium J.F., Holstein J.A. The New Language of Qualitative Method. New York: Oxford University Press, 1997. - 182 p.

256. Habermas, J. Theorie des Kommunikativen. Frankfurt an Main: Suhrkamp Verlag, 1981. - 249 p.

257. Hacking I. The looping effect of human kinds\ D. Sperber, D. Premack, A.J. Premack Causal cognition: A multi-disciplinary approach. -Oxford: Clarendon, 1995. P. 351-383.

258. Hailing S., Kunz G. The contribution of dialogical psychology to phenomenological research\\Journal of Humanistic Psychology. 1994. -Vol. 34.-№1.-P. 109-131.

259. Hailing S., Leifer M. The theory and practice of dialogical research//Journal of Phenomenological Psychology. 1991. - №22 (1). -P.1-15.

260. Hammersley M. Deconstructing the qualitative-quantitative divide J. Brannan Mixing methods: Qualitative and quantitative research. -Hants, England: Avebury Press, 1992. P. 189-203.

261. Harre R. Social being: A theory for social psychology. Oxford: Blackwell, 1979. - 348 p.

262. Hart T. Inspiration: Exploring the experience and its meaning// Journal of Humanistic Psychology. 1998. - Vol. 30. - №3. - P. 7-35.

263. Hayes S.C. Single case experimental design and empirical clinical practice//Journal of Consulting and Clinical psychology. 1981. - №49. -P. 193-211.

264. Henwood K., Pidgeon N. Beyond the qualitative paradigm: A framework for introducing diversity in to qualitative psychologyWJournal of Community and Applied Social Psychology. 1995. - № 4(4). - P. 225-238.

265. Hergenhahn, B. R. An introduction to the history of psychology.-Pacific Grove, CA: Brooks Cole Publishing, 1997. 256 p.

266. Herman D. Introduction: Narratologies\ David Herman Narratologies: New Perspectives on Narrative Analysis. Columbus: Ohio State Univ. Press, 1999. - 1-30.

267. Herman N. Return to sender: Reintegrative stigma-managemtnt strategies of expsychiatricWJournal of Contemporary Ethnography 1993. - №22. - P. 295-330.

268. Heron J. Co-operative inquiry. Research into the human condition. -London and Thousand Oaks, CA: Sage, 1996. 169 p.

269. Herzberg F., Mausner B., Petersen O., Capwell, D. Job Attitudes: Review of Research and Opinion. Pittsburgh: Psychological Services of Pittsburgh, 1957. - 278 p.

270. Hirschberg J., Litman D. Empirical studies on the disambiguation of cue phrasesW Computational linguistics. 1993. - № 19. - P. 501-530.

271. Holzkamp K. Lernen. Subjektwissenschaftliche Grundlegung. -Frankfurt am main and New York: Campus Verlag, 1993. 278 p.

272. Hoshmand L. T. Locating the qualitative research genre\M. Kopala, L. A. Suzuki Using qualitative methods in psychology. Thousand Oaks, CA: Sage, 1999. - P. 15-24.

273. Howe, K. R. (1992). Getting over the quantitative-qualitative debateWAmerican Journal of Education. 1992. - № 100(2). - P. 236257.

274. Hruby G. G. (2001). Sociological, postmodern, and new realism perspectives in social constructionism: Implications for literacy researchW Reading Research Quarterly. 2001. - № 36(1). - P. 57.288. http//www. khsu.ru/ida2.

275. Huberman A.M. ,Miles M.B. Data management and analysis methods\ N.K. Denzin, Y.S. Lincoln Handbook of qualitative research. -Thousand Oaks: Sage, 1994. P. 428- 444.

276. Hudson L. Human beings: The psychology of human experience. -Garden City, NY: Anchor, 1975. 459 p.

277. Hughes, J., Sharrock, W. The philosophy of social research (3rd ed.). London: Longman, 1990.

278. Husserl E. Phenomenology: Edmund Husserl's article for the Encyclopaedia Britannica 1927: new complete translation by R. E. Palmer\The British Society for Phenomenology 1971. - № 2(2). P. 7790. P. 81.

279. Hyman R. The nature of psychological inquiry. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1964. - 278 p.

280. Jaeger M. E., Rosnow R. L. Contextualism and its implications for psychological inquiryW British Journal of Psychology. 1988. - № 79(1). -P. 63-75.

281. Jahn M. Speak, friend, and enter': Garden Paths, Artificial Intelligence, and Cognitive Narratology\ David Herman Narratologies: New Perspectives on Narrative Analysis. Columbus: Ohio State Univ. Press, 1999.-P. 167-96.

282. James W. Principles of Psychology. Volume 1. - New York, 1950.-385 p.

283. Jensen K. B. Humanistic scholarship as qualitative science: Contributions to mass communication research\ In K. B. Jensen, N. W. Jankowski A handbook of qualitative methodologies for mass communication research. New York: Routledge, 1991. - P. 17-43.

284. Jensen K. B., Jankowski N. W. A handbook of qualitative methodologies for mass communication research. New York: Routledge, 1991.-548 p.

285. Jensen K. B., Jankowski N. W. A handbook of qualitative methodologies for mass communication research. New York: Routledge, 1991. P. 4.

286. Josselson R., Lieblich A. The narrative study of lives. Volume 3: Interpreting Experience. - Thousand Oaks: Sage, 1995. - 169 p.

287. Jus ter N. The phantom tollbooth. New York: Random House, 1965.-202 p.

288. Keen E. Paranoia and cataclysmic narratives\ T. S. Sarbin Narrative Psychology: The Storied Nature of Human Conduct. New York: Praeger, 1986. - P. 93-110.

289. Kelly G. A. The psychology of personal constructs: Vol. 1. A theory of personality. London: Routledge, 1991. - 386 p.

290. Kendler H. H. Historical foundations of modern psychology. -Chicago: Dorsey, 1987. 564 p.

291. Kitzinger C. The Social Construction of Lesbianism. London: Sage 1987. - 275 p.

292. Klinger, E. Meaning and void: Incentives in people's lives. -Minneapolis, MN: University of Minnesota Press, 1977. 408 p.

293. Rnorr-Cetina K. The manufacture of knowledge. Oxford: Pergamon, 1981.-329 p.

294. Knott A., Dale R. Using linguistic phenomena to motivate a set of coherence relationsW Discourse processes. 1994. - №18. -P. 35-62.

295. Kogler H.H. (1996). The power of dialogue: Critical hermeneutics after Gadamer and Foucault. Cambridge, MA: MIT Press, 1996. - 331 p.

296. Kotre J. Outliving the Self: Generativity and the Interpretation of Lives. Baltimore: John Hopkins University Press, 1984. - P. 264.

297. Kratochwill T.R., Mott S.E., Dodson C.L. Case study and single case research in clinical and applied psychology\ A.S. Bellack and M. Hersen Research methods in clinical psychology. New York: Pergamon, 1984. - P. 55-99.

298. Gordon L. Bringing the U-Haul: Embracing and Resisting Sexual Stereotypes in a Lesbian CommunityWSexualities. 2006. - Vol. 9(2). -P. 171-19.

299. Labov W. Speech Actions and Reactions in Personal Narrative\ D. Tannen Analyzing Discourse: Text and Talk. Washington, D.C.: Georgetown University Press, 1982. - P. 187 -211.

300. Laing R. D. The Politics of Experience. Harmondsworth: Penguin, 1967. - 267 p.

301. Lamiell J. T. Toward an idiothetic psychology of personality// American psychologist. 1981. - 36. - P. 276-89.

302. Lana E. The Foundations of Psychological Theory. Hillsdale, NJ., 1976. - 174 p.

303. Landy F. Psychology of Work Behaviour. Illinois: Dorsey Press, 1985.-586 p.

304. Langeveld M. J. Studien Zur Anthropologic des Kindes. Tubingen: Max Niemeyer. Berlin, 1968. - 283 p.

305. LaRossa R. Stories and relationships//Journal of Social and Personal Relationships. 1995. №12. - P. 553-556.

306. Latour B. Pandora's hope: Essays on the reality of science studies. -Cambridge, MA: Harvard University Press, 1999. 215 p.

307. Latour, B. Woolgar, S. Laboratory life. Princeton, NJ: Princeton University Press, 1979. - 401 p.

308. Lawler E. Motivation in Work Organizations. Pacific Grove: Brooks/Cole, 1973. 300 p.

309. Leary T. Interpersonal diagnoses of personality. New York: Ronald. 1957.- 284 p.

310. Leifer M. The dialogical approach to phenomenological research/Paper presented at the Fifth International Human Science Research Conference. Berkeley, CA, 1986. P. 18-47.

311. Levin K. The Quixote principle\M. Bloomfield English studies. 1. The interpretation of narrative: Theory and practice. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1970. - P. 45-66.

312. Levin I., Stokes J. Dispositional approach to job satisfaction: Role of negative effectivityWJournal of Applied Psychology. 1989. - № 74. -P. 752-758.

313. Levin M., Greenwood D. Pragmatic action research and the struggle to transform universities into learning communities\ P. Reason, H. Bradbury Handbook of action research. London: Sage, 2001. - 149 p. P. 17.

314. Limandri B. Disclosure of stigmatizing conditions: The discloser's perspectiveW Archives of Psychiatric Nursing- 1993. №3. - P. 69 - 78.

315. Lincoln Y. S., Guba E. G. Naturalistic inquiry. Newbury Park:Sage, 1985.-479 p.

316. Lindlof T. R. Qualitative communication research methods. -Thousand Oaks, CA: Sage, 1995. 302 p.

317. Lindlof T. R. Qualitative communication research methods. -Thousand Oaks, CA: Sage, 1995. 187 p.

318. Ling, T. and Putti, J. Is personality a determinant of leadership style?\\ Human Resources Journal. 1987. - № 2. - P. 29-36.

319. Lipson J. G. Ethical issues in ethnography\ J.M. Morse Critical issues in qualitative research methods. Thousand Oaks, CA: Sage, 1994. -P. 333-355.

320. Littlejohn S.W. Theories of communication. Belmont, 1994. - P. 135.

321. Lofland J., Lofland L. Analyzing Social Settings. Belmont, CA: Wadsworth, 1984. 411 p.

322. Longino H. The fate of knowledge. Princeton, NJ: Princeton University Press, 2002. - 319 p.

323. Loria B. R. Structure determinism and script analysis: A bringing forth of alternative realities\\Transactional Analysis Journal. 1995. - № 25.- P. 156.

324. Lukas E. Meaningful living: A logotherapy guide to health. New York: Grove, 1986.-313 p.

325. Lull J. The social uses of television// Human Communication Research. 2000. - # 6. - P. 197-209.

326. Lyddon W. J. Forms and facets of constructivist psychology\R. A. Neimeyer, M. J. Mahoney Constructivism in psychotherapy. -Washington, DC: American Psychological Association, 1995. P. 69-92.

327. Lynch M. Art and artefact in laboratory science. London: Routledge and Kegan Paul, 1985. - 273 p.

328. Mahoney M. J. (1988). Constructive metatheory: Basic features and historical foundationsW International Journal of Personal Construct Psychology. 1998. - №1. - P. 1-35.

329. Mahrer A. Discovery-orientated psychotherapy research: Rationale and aimsWAmerican Psychologist. -1988. №43. - P. 694-702.

330. Mair J. Psychologists are human too\D. Bannister Perspectives in Personal Construct Theory. Academic Press, 1970. - P. 138.

331. Marshall C., & Rossman G. B. ( 1989). Designing qualinative research. Newbury Park, CA: Sage. 1989.

332. Marshall C., Rossman G. B. Designing qualitative research. -Newbury Park, CA: Sage, 1989.

333. Marx W. Towards a phenomenological ethics: Ethos and the lifeworld. Albany: State University of New York Press, 1992. - 409 p.

334. Masuda H. Narrative representation theory: the macrostructure in i-language\\Discourse processes. July 2002. - Vol. 34. - Issue 1. - P. 1464.

335. Maturana H. R. (1988). Reality: The search for objectivity or the quest for a compelling argumentW The Irish Journal of Psychology. -1988. № 9. - P 25-82.

336. Maturana H. R. Reality: The Search for Objectivity or the Quest for a Compelling ArgumentWThe Irish Journal of Psychology. 1988. - № 9 (1). -P. 25-82.

337. Maykut P, Morehouse R. Beginning Qualitative Research: a Philosophical and Practical Guide. London, 1994.

338. Maykut P., Morehouse R. Beginning qualitative research: a philosophic and practical guide. London: Falmer Press, 1994. - 384 p.

339. McAuliffe D. Challenging Methodological Traditions: Research by EmailWThe Qualitative Report. 2003. Volume 8. - № 1. P. 57-69.

340. McGrath J. E., Martin J., Kulka, R. C. Judgment calls in research. -Beverly Hills, CA: Sage, 1982.

341. McGuire W. J. A perspectivist approach to the strategic planning of programmatic scientific research\B. Gholson Psychology of science: Contributions to metascience. Cambridge: Cambridge University Press, 1989.-P. 214-245.

342. McLaughlin, E. (1991). Oppositional poverty: The quantitative/qualitative divide and other dichotomiesW Sociological Review. 1991. № 39. - P 292-308.

343. Mello R Collocation analysis: a method for conceptualizing and understanding narrative dataWQualitative Research. 2002. -Vol. 2. -№2. - P. 231-243.

344. Mello, R. (2001a) 'The Power of Storytelling: How Narrative Influences Children's Relationships in the Classroom', International Journal of Education and the Arts, 2(1): 548-56.

345. Merriam S. B. Qualitative research in practice: Examples for discussion and analysis. San Francisco: Jossey-Bass, 2002. - 245 p.

346. Mey R. Power and innocence.- New York: Norton, 1992. 219 p.

347. Meyerovitz J. No sense of place. New York Oxford University Press, 1990. 285 p.

348. Miles M.B., Huberman A.M. Qualitative data analysis: an expanded sourcebook. Oaks: Sage, 1994. - 438 p.

349. Milgram S. The individual in a social world: Essays and experiments. New York. McGraw-Hill, 1992. - 396 p.

350. Miller J. K., Gergen, K. J. (1998). Life on the line: The therapeutic potentials of computer-mediated conversation\\ Journal of Marital and Family Therapy. 1998. № 24(2). P. 189-202.

351. Mishler E. Research Interviewing: Context and Narrative. -Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1986a. 274 p.

352. Mishler E. The Analysis of Interview-NarrativesA T. R. Sarbin Narrative Psychology: The Storied Nature of Human Conduct. New York: Praeger, 19866. - P. 233-255.

353. Mitchel J. An introduction to the logic of psychological measurement. Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1990. - 308 p.

354. Mitchell J. Pragmatism, Positivism and the Qantatative ImperaniveWTheory and Psychology. Vol. 13 (1). 2003. P. 45-52).

355. Montgomery B. M. Relationship maintenance versus relationship change: A dialectical dilemmaW Journal of Social and Personal Relationships. 1993. - № 10. - P. 205-223.

356. Morgan G. (1983). Beyond method: Strategies for social research. -Beverly Hills, CA: Sage, 1983. 311 p.

357. Morse J. M. Interviewing the ill\ J. Gubrium , A. Holstein Handbook of interview research. Thousand Oaks, CA: Sage, 2002. - P. 317-330.

358. Moustakas W.F. Heuristic research/J.F.T. Bugental Challengers of Humanistic Psychology. New York: McGrow Hill, 1967. - P. 38-52.

359. Nau S. D. Mixing methodologies: Can bimodal research be a viable post-positivist tool?\\ The Qualitative Report. 1995. - № 2(3). - P. 1723.

360. Neimeyer R. A. (1995). An invitation to constructivist psychotherapies\R. A. Neimeyer, M. J. Mahoney Constructivism inpsychotherapy. Washington, DC: American Psychological Association, 1995. P.1-8.

361. Neisser U. Cognition and reality. Principles and implications of cognitive psychology. San Francisco: W. H. Freeman, 1976. 374 p.

362. Nightingale D.J., Cromby, J. (2002). Social constructionism as ontology: Exposition and exampleW Theory and Psychology/ 2002. - № 12(5).-P. 701-713.

363. Novak, J.D. (1993). Human constructivism: A unification of psychological and epistemological phenomena in meaning makingW International Journal of Personal Construct Psychology. 1993. - № 6(2). -P. 167-193.

364. O'Connor P. (1995). Discourse of violence// Discourse and Society. 1995.-№6.-P. 49-57.

365. Osgood Ch. Psycholinguistics. A survey of theory and research problems. 2nd edition. Bloomington, 1965. - 405 p. P. 3.

366. Packer M.J., Addison R.B. Evaluating an interpretive account\ M.J. Packer, R.B. Addison Entering the circle: Hermeneutic investigation in psychology). Albany, NY: SUNY Press, 1989. -P. 23.

367. Packer M.J., Addison, R.B. Evaluating an interpretive account\ M.J. Packer R.B. Addison Entering the circle: Hermeneutic investigation in psychology. Albany, NY: SUNY Press, 1989. -P. 275-292.

368. Padelford B. Relationship between drug involvement and purposein lifeW Journal of Clinical Psychology 1974. - 30. - P. 303-305.

369. Palmer P. To know as we are known. New York: Harper and Row, 1983. - P. 8.

370. Parker L, Shotter J. Deconstructing social psychology. -New York:Routledge, 1990. P. 146.

371. Parker, I. Discourse dynamics: Critical analysis for social and individualpsychology. London: Sage, 1991. - P. 83.

372. Patton M.Q. Qualitative evaluation and research methods. -Newbury Park: Sage, 2001. 344 p.

373. Pauly J. J. A beginner's guide to doing qualitative research in mass communicationW Journalism Monographs. 1991. - № 125. - 297 p.

374. Petronio S., Reeder H. M., Hecht M. L., Mon't Ross- Mendoza T. ( 1996). Disclosure of sexual abuse by children and adolescents/ -Journal of Applied Communication Research 1996. - 24 - 181 -189.

375. Pilowski J.E. The courage to leave: An exploration of Spanish-speaking women victims of spousal abuseW Canadian Journal of Community Psychology. 1993. - № 12. - P. 15-30.

376. Polkinghorne D. Language and Meaning: Data Collection in Qualitative ResearchW Journal of Counseling Psychology. 2005. - Vol. 52. - Issue 2. - P. 15-28.

377. Polkinghorne D. Methodology for the human sciences. Albany: State University of New York Press, 1983. - 412 p.

378. Polkinghorne D. Narrative Knowing and the Human Sciences. -State University of New York Press.: Albany, NY, 1988. 195 p.

379. Polkinghorne D. Narrative knowing and the human sciences.-Albany: State University of New York Press, 1988a. 347 p.

380. Polkinghorne, D.E. Inquiry in pragmatic and hermeneutic traditions\ D. Barone At the fused horizon of psychology, pragmatism, and hermeneutics. Symposium conducted at the meeting of the American Psychological Association. San Francisco, 19986.

381. Porter T.M. Trust in numbers: The pursuit of objectivity in science and public life. Princeton, NJ: Princeton University Press, 1995. - 295 P

382. Potter J., Wetherell M. Analyzing discourse\A. Bryman and B. Burgess Analyzing Qualitative Data. London: Routledge, 1993. P. 79 -115.

383. Potter J. Discourse Analysis and Constructionist Approaches: Theoretical Background\ John T.E. Richardson Handbook of qualitative research methods for psychology and the social sciences. Leicester: BPS Books, 1996a.-P. 115-116.

384. Potter J. Representing reality: Discourse, rhetoric and social construction. London: Sage, 1996. P. 115-116.

385. Potter J., Stringer P., Wetherell M. Social Texts and Context: Literature and Social Psychology. London: Routledge & Kegan Pau, 1984. - 268 p.

386. Potter J., Wetherell M. Discourse and social psychology: Beyond attitudes and behaviour. London: Sage, 1987. - 312 p.

387. Potter J. An Analysis of Thinking and Research about Qualitative Methods. NJ: Lawrence Erlbaum Associates. - 1996. - 539 p.

388. Prince, G. Narratology: The Form and Functioning of Narrative. -Berlin: Mouton, 1982. 218 p.

389. Putnam H. The Question of Realism /Putnam H. Words and Life. -Cambridge: Harvard University Press, 1994. P. 297.

390. Ramos M. C. Some ethical implications of qualitative researchW Research in Nursing and Health. 1989. - № 12. - P. 57-63.

391. Runyan W. Life histories and psychobiography. New York: Oxford University Press. - 1984. - 301 p.

392. Ratner C Cultural psychology and qualitative methodology: Theoretical and empirical issues. New York: Plenum, 1997. - 411 p.

393. Reason P. The co-operative inquiry group/P. Reason Human inquiry in action: Developments in new paradigm research. Newbury Park, CA: Sage, 1988. - Pp. 18-39.

394. Reason P., Rowan J. Human inquiry: A sourcebook of new paradigm research. -Chichester: John Wiley, 1981.149 p.

395. Rennie D. L. Qualitative analysis of the client's experience of psychotherapy: The unfolding of reflexivity\ S. G. Toukmanian, D. L. Rennie Psychotherapy process research: Paradigmatic and narrative approaches. London: Sage, 1992. - P. 427-437.

396. Rennie D.L., Phillips J.R., Quartaro, G.K. Grounded theory: A promising approach to conceptualization in psychologyWCanadian Psychology. 1988. - № 29. - P. 139-150.

397. Rich A. Compulsory Heterosexuality and Lesbian Existence' SignsWJournal of Women in Culture and Society. 1980. - № 5. - P. 63160.

398. Richardson L. Writing: A method of inquiry\ N. K. Denzin, Y. S. Lincoln Handbook of qualitative research. Thousand Oaks, CA: Sage, 1994. - P 183. (pp. 516-529

399. Richardson L. Writing: a method of inquiry\N.K. Denzin, Y.K. Lincoln Handbook of qualitative research. Thousand Oaks, CA, Sage Publications, 2000. - P. 923- 948.

400. Ricoeur P. (1978). The task of hermeneutics\M. Murray Heidegger and modern philosophy: Critical essays). New Haven, CT/London: YaleUniversity Press, 1078. - P. 141. pp. 141-160.

401. Ricoeur P. Hermeneutics and the human sciences. Cambridge: Cambridge University Press, 1981. - 395 p.

402. Robinson P., Hawpe L. Finding literary paths: The work of popular life constructors\ T. S. Sarbin Narrative Psychology: The Storied Nature of Human Conduct New York: Praeger, 1986. P. 103 - 114).

403. Rorty R. Science as Solidarity / Rorty R. Objectivity, Relativism, and Truth. Cambridge, 1991. P. 38.

404. Rosaldo M.Z. Knowledge and passion. Cambridge, MA: Cambridge University Press, 1980. - 174 p.

405. Rose N. Governing the Soul: The shaping of the private self. -London and New York: Routledge, 1989. 174 p.

406. Rotter J. Generalized expectancies for internal versus external control of reinforcementWPsychological Monographs. 1966. - № 80. -P.609 .

407. Rubinstein R. L. The qualitative interview with older informants: Some key questions\G. D. Rowles, N. E. Schoenberg Qualitative gerontology: A contemporary perspective. New York: Springer, 2002. -P. 137-153.

408. Rychlak J. The psychology of rigorous humanism. New York: Willey, 1977. - 345 p.

409. Sabini J., Silver, M. Moralities of everyday life. Oxford: Oxford University Press, 1982. 311 p.

410. Sarbin J. Narrative Psychology: The Storied Nature of Human Conduct. New York: Praeger, 1986. - P. 114.

411. Sarbin T. R. (1990). The narrative quality of actionW Theoretical and Philosophical Psychology. 1990. - № 10. - P. 49-65.

412. Sarbin T.R. (1986) The narrative as a root metaphor for psychology\T.R. Sarbin Narrative Psychology: The Storied Nature of Human Conduct. New York: Praeger, 1986.

413. Saxe S., Reiser M. A comparison of three police applicant groups using the MMPIWJournal of Police Science and Administration. 1976. -№ 47. - P. 419-425.

414. Schafer R. Language and Insight. New Haven: Yale University Press, 1978. - 284 p.

415. Schank R.C., Abelson, R.P. Scripts, plans, goals and understanding. Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1977. - 208 p.

416. Schegloff E.A. (1993). Reflections on quantification in the study of conversationW Research on Language in Social Interaction. 1993. № 26. -P. 99-128.

417. Schiffrin D. Approaches to Discourse. Cambr. (Mass.): MIT, 2001.-392 p.

418. Schiffrin D. Discourse markers. Cambridge, England: Cambridge University Press, 1987. - 211 p.

419. Schutz F. Pressure and guilt: War experiences of a young German soldier and their biographical implications (Part 1)\\ International Sociology. 1992. - № 7. p. 187-208.

420. Schwandt T. A. Qualitative inquiry: A dictionary of terms. -Thousand Oaks, CA: Sage, 2001. 148 p.

421. Schwartz H., Jacobs J. Qualitative sociology: A method to the madness. New York: The Free Press, 1979. 195 p.

422. Seidman I. E. Interviewing as qualitative research. New York: Teachers College Press, 1991. - 274 p.

423. Sells S. P., Smith T. E., Sprenkle, D. H. (1995). Integrating qualitative and quantitative research methods: A research modelWFamily Process. 1995. - № 34(2). - P.199-218.

424. Sexton T. L. Constructivist thinking within the history of ideas: The challenge of a new paradigm\ T. L. Sexton, B. L. Griffin Constructivist thinking in counseling practice, research, and training. New York: Teachers College Press, 1997. - P. 3-18.

425. Shapiro K. J., Alexander I. E. The experience of introversion:An integration of phenomenological, empirical, and lungian approaches. Durham, N.C.: Duke University Press, 1975. 394 p.

426. Sheffield B., Pearson P. Purpose in life in a sample of British psychiatric outpatientsW Journal of Clinical Psychology 1974. - № 30 -P. 459-473.

427. Scheibe K. E. Self-Narratives and Adventure/ In Narrative Psychology: The Storied Nature of Human Conduct. Edited by Theodore R. Sarbin. -New York: Praeger, 1986. P. 129-151.)

428. Shotter J Images of man in psychological research. , London: Methuen, 1975. - P. 14.

429. Shotter J. Images of man in psychological research. London: Methuen, 1975.-319 p. P. 14.

430. Shotter J. Dialogical psychology\J.A. Smith, R. Harre? L. Van Langenhove Rethinking Psychology London: Sage, 1995.

431. Shotter J. Harre, Vygotsky, Bakhtin, Vico, Wittgenstein: Academic discourses and conversational realitiesW Journal for the Theory of Social Behaviour. 1993. - № 23.- P. 459-482.

432. Shotter J. The myth of the mind and the mistake of psychology\ W. J. Baker, M.E. Hyland, R. Van Hezewijk, S. Terwee Recent trends in theoretical psvchology.- Volume II. New York: Springer-Verlag, 1989. - P. 64.

433. Shotter J., Katz A. (1998). Living moments in dialogical exchangesW Human Systems. 1998. - № 9. P. 81-93.

434. Sieber S. D. The integration of fieldwork and survey methodsW. American Journal of Sociology. 1973. - № 78(6). - P. 1335-1359.

435. Sieber, S. D. The integration of fieldwork and survey methodsW American Journal of Sociology. 1973. - № 78(6). - P. 1335-1359.

436. Silverman D. Interpreting qualitative data: methods for analysing talk, text and interaction. London: Sage, 2001. - 294 p.

437. Simmons R. G., Blyth, D. A. (1987). Moving into adolescence: The impact of pubertal change and school context. Hawthorn, 1987. - 302 p.

438. Smedslund J. (1988). Psychologic. Heidelberg and New York: Springer-Verlag, 1988. - 371 p.

439. Smith J. K. Quantitative versus qualitative research: An attempt to clarify the issueW Educational Researcher. 1983. March. - P. 6-13.

440. Smith J. K., Heshuis, L. (1986). Closing down the conversation: The end of the quantitative-qualitative debate amongst educational inquirersWEducational Researcher. 1986. - № 15(1). - P. 4-12.

441. Smith L. Ethical issues in interviewingW Journal of Advanced Nursing. 1998. - № 17. P. 98-103.

442. Smith M. B. Human science and the future of psychologyW Journal of Humanistic Psychology. 1994. №, 34(3). - P. 111-116.

443. Smith M.B. Humanistic PsychologyWJournal of Humanistic Psychology. 1990.- Vol.30. - №. 4. - P. 6-21.

444. Smith M.B. (1994). Selfhood at risk: Postmodern perils and the perils of postmodernismW American Psychologist. 1994. - № 49. P. 405-411.

445. Smith, J. K., Heshuis, L. (1986). Closing down the conversation: The end of the quantitative-qualitative debate amongst educational inquirersW Educational Researcher. 1986. - № 15(1). - P. 4-12.

446. Sovatsky S. The Shared-Gander MysteryWJournal of Humanistic Psychology. 1993. - Vol. 33. - №2. - P. 72-90.

447. Spearmen C. Psychology down the ages. London: Macmillan, 1937.-354 p.

448. Spence D. Narrative smoothing and clinical wisdom\T. S. Sarbin Narrative Psychology: The Storied Nature of Human Conduct New York: Praeger, 1986. P. 44 -61

449. Stake R. E. The art of case study research. Thousand Oars: Sage, 1995. - 258 p.

450. Stake R. Program evaluation, particularly responsive evaluation. New Trends in Evaluation (Report #35). Goteborg, Sweden: Institute of Education, University of Goteborg, 1974.

451. Stam H. J. (1998). Personal-construct theory and social constructionism: Difference and dialogueW Journal of Constructivist Psychology. 1998. -№11.- P. 199.

452. Steele R.S. (1979). Psychoanalysis and hermeneutics\\International Review of Psychoanalysis. 1979. № 6. - P. 389-411.

453. Stevens S.S. Handbook of Experimental Psychology. New York: Pricenton Halls, 1951. - P. 8.

454. Stevens S.S. Measurement, psychophysics and utility\ C.W. Churchman and P. Ratoosh (Eds.) Measurement: definitions and theories. New York: Wiley, 1959. - P. 18-36.

455. Stirling J. Thematic networks: an analytic tool for qualitative researchW Qualitative Research. 2001. - vol. 1(3). - P.385-405.

456. Stonequist E. The Marginal Man. A Study in personality and culture conflict. N.Y., 1961. - P. 218.

457. Strasser S. The idea of dialogical phenomenology. Pittsburhg, PA: Duquesne University Press, 1969. - 218 p.

458. Strauss A, Cobrin J. Grounded theory methodology\N.K. Denzin, and Y.S. Lincoln Handbook of qualitative research. -Thousand Oaks, CA:Sage, 1994. 278 p.

459. Strauss A., Corbin J. Basics of qualitative research: Grounded theory procedures and techniques. Newbury Park, CA: Sage, 1990.

460. Super C. M., Harkness S. (1986). The developmental niche: A conceptualization of the interface of child and cultureWInternational Journal of Behavioral Development. 1986. - № 9. - P. 545-569.

461. Suppers P.S., Warren H. On the generation and classification of defense mechanismsWInternational Journal of Psycho-Analysis. 1975. -56.-pp 405-414.

462. Tashakkori A., Teddle C. Mixed methdology: Combining qualitative and quanitative approaches. London: Sage, 1998.

463. Tashakkori A., Teddle C. Mixed methdology: Combining qualitative and quanitative approaches. London: Sage. 432 p.

464. Teahy T. H. A history of psychology: main current in psychological thought.- Upper Saddle River, NJ: Prentice Hall, 1997.

465. Tesch R. Qualitative research: Analysis types and software tools.-New York: Falmer, 1990. 311 p.

466. Titchener E.B. The Primer of Psychology. The Macmillan Company, New York, 1899. - 418 p.

467. Thompson B. Ethical dimensions in trauma researchWAmerican Sociologist. 1995. № 26(2). - P. 54-69.

468. Thorndike, E.L. The nature, purposes, and general methods of measurements of educational products\ G.M. Whipple Seventeenth yearbook of the national society for the study of education. Vol. 2. -Bloomington: Public School Publishing, 1918.- P. 16-24.

469. Todhunter C. Undertaking action research: Negotiating the road ahead.- website: http ://www:soc:surrey:ac:uk/sru/SRU34:html.

470. Toulmin S. E. Cosmopolis: The hidden agenda of modernity. New York: Free Press, 1990. - 347 p.

471. Toulmin S. The Uses of Argument. Cambridge: Cambridge University Press, 1958. - 304 p.

472. Touraine, A. Qu'est-ce que la Democratie? Paris: Fayard, 1994. -239 p.

473. Tripp-Reimer, T. (1985). Combining qualitative and quantitative methodologies\M. M. Leininger Qualitative research methods in nursing. Orlando, FL: Grune and Stratton, 1985. - P. 179-194.

474. Turner S. Youth Studies// Australia. 2005. №3. - P. 17-25.

475. Ussher J The Meaning of Sexual Desire: Experiences of Heterosexual and Lesbian Girls\\Feminism and Psychology. 2005. -Vol. 15(1). P. 27-32.

476. Wanous J. and Lawler E. Measurement and meaning of job satisfactionW Journal of Applied Psychology/ 1972. - № 56. P. 95-105.

477. Warren B. Philosophical dimensions of personal construct psychology. London: Routledge, 1998. - 297 p.

478. Watson J.C., Rennie D.L. A qualitative analysis of clients' subjective experience of significant moments in therapy during the exploration of problematic reactionsW Journal of Counseling Psychology. 1994. - № 4. - P. 500-509.

479. Weiss H. Social learning of work values in organizationWJournal of Applied Psychology. 1978. - № 63. - P. 711-718.

480. Weiss H., Adler S. Personality and organizational behavior\\ Research in Organizational Behavior. 1984. - № 4. - P. 1-50.

481. Wells J. W., Kline W. B. Self-disclosure and homosexual orientationWJournal of Social Psychology. -1987. № 127. - P. 191 -197.

482. Wetherell M., Potter, J. (1988). Discourse analysis and the identification of interpretative repertoires\C. Antaki Analyzing everyday explanation: A casebook of methods. London: Sage, 1988. - 172 p.

483. Wetherell M., Taylor S., Yates S.J. Discourse as Data: A guide for analysis. London: Sage, 2001. 392 p.

484. White, J. (1978). Individual differences and job quality-worker response relationship: Review, integration, and commentsW Academy of Management Review. 1978. - № 21. - P. 267-279.

485. Widera-Wysoczanska A. Everyday awareness of death: A qualitative investigationW Journal of Humanistic Psychology. 1999. -Vol.39. - №. 3. - P.73-95.

486. Willig C. Introducing Qualitative Research in Psychology: Adventures in theory and method. Buckingham: Open University Press, 2001.-253 p.

487. Willis P. Representation and interpretation in phenomenological research\P. Willis, B. Neville Qualitative Research Practice in Adult Education. Ringwood, Victoria: David Lovell Publishing 1996. - p. 219. pp.215-250.

488. Wittgenstein L. Philosophical investigations. Oxford: Blackwell, 1953.

489. Wittgenstein L. Remarks on the Philosophy of Psychology. -Oxford: Blackwel, 1980. 200 p.

490. Wittgenstein L. Zettel. Oxford: Blackwell, 1967.

491. Wolin S. Political theory as a vocation\M. Fleischer (Ed.) Machiavelli and the nature of political thought. London: Croom Helm, 1973. P. 25-39.

492. Yanchar S.C., Hill J.R. (2003). What is psychology about? Toward an explicit ontologyW Journal of Humanistic Psychology. 2003. - № 43. -P. 11-32.

493. Zeldow P., Clark D., Daugherty S., Eckerfels E. Personality indicators of psychosocial adjustment in first-year medical studentsWSocial Science and Medicine. 1985. - № 20. - P. 95-100.