Автореферат диссертации по теме "Историко-психологические особенности религиозно-научного эклектизма в период Нового времени"

На правах рукописи

48502ги

ПЕЧЕРСКАЯ Надежда Марковна

ИСТОРИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕЛИГИОЗНО-НАУЧНОГО ЭКЛЕКТИЗМА В Г ПЕРИОД НОВОГО ВРЕМЕНИ

Специальность 19.00.01 - «Общая психология, психология личности, история психологии» (психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

1 6 июн 2011

Ростов-на-Дону 2011

4850220

Работа выполнена на кафедре психологии личности факультета психологии Южного федерального университета

Научный руководитель -

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Шкуратов Владимир Александрович

доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАО Котова Изабела Борисовна;

кандидат психологических наук Казанцева Елена Васильевна

Ведущая организация -

Ростовский областной институт повышения квалификации и переподготовки работников образования

Защита состоится 28 июня 2011 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д-212.208.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата психологических наук при Южном федеральном университете по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр. М. Нагибина, 13, факультет психологии, ауд. 222.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, д.148.

Автореферат разослан 26 мая 2011 года.

Объявление о предстоящей защите и автореферат размещены на официальном сайте Южного федерального университета 26 мая 2011 г. по адресу: http://www.sfedu.ru

Ученый секретарь диссертационного совета, ^

кандидат психологических наук, доцент ¡Охи^6<Ъ> Тащёва А.И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Представленная работа посвящена актуальной проблеме - исследованию историко-психологических особенностей религиозно-научного эклектизма в период нового времени. Современная психологическая наука на сегодняшний день в своих стремлениях к научно - религиозным сопоставлениям вводит в круг актуальных мировоззренчески - методологических проблем вопрос, который в большей мере был закрыт в советские десятилетия: как совмещать светское знание с религией. В западных странах мостами между религией и современной наукой были и остаются теологические дисциплины, укорененные в университетском образовании и в гуманитарных исследовательских практиках. К таким мостам относилась и библейская психология. Вводивший её в современный интеллектуальный обиход Ф. Делич (1855 г.) определял библейскую психологию и как часть актуального психологического знания, и как старейшую теологическую дисциплину. В России академический диалог между христианством и психологической наукой восстанавливается в формах, диктуемых социальными, политическими, культурными и церковно-конфессиональными условиями развития постсоветской России. Подобные процессы вернее всего выражаются понятием «эклектика», трактуемым обычно как «соединение разнородных взглядов, идей, принципов или теорий» (Философский энциклопедический словарь) и воспринимаемым научным сообществом неоднозначно (Г.Ю. Ивлева). Некоторыми авторами в психологическом знании поддерживается позитивное отношение к эклектизму (Ю.И. Александров, В.В. Никандров, В.А. Янчук; F. Norcross, D. Smith и др.). В свете интегративной эклектики (В.А. Янчук) эклектизм характерен для человека, поскольку проявляется в его стремлении аккумулировать и актуализировать продуктивный опыт других людей, не обсуждая пригодности этого опыта и диалектического, последовательного его вписывания в собственную практику. Эклектизм, прежде всего, рассматривается как выбор лучшего из различных систем, попытка постижения феномена с позиций различных теоретических подходов. Применительно к психотерапии допускается и религиозно-научный эклектизм (L.J. Stanton, R.E. Butman).

Учитывая полемику с религией, долгое время преобладавшую в отечественной науке, данная работа является одной из первых, подчеркивающих свою актуальность для историографии психологии. Выделены стратегии научно-религиозного взаимодействия в современной науке. Даётся историко-психологи-ческая оценка места знания об образе Иисуса Христа в динамике взаимодействия научного и религиозного познания.

Состояние разработанности проблемы. Историко-психологическое изучение христианских истоков изначально было свойственно современной психологии, в частности вопросы психологической терминологии в Библии, о догматике души, об антропологии отцов церкви и т.п. Психологический традиционализм (Б.С. Братусь, В.И. Слободчиков, В.В. Абраменкова) выступает с попытками переосмысления историко-психологического процесса. Модели отношений, сложившихся между психологией и теологией (J.Carter, B.Narramore),

зачастую отражают личные авторские взгляды, порождая противоречия между теологическими и психологическими теоретическими построениями. Последние по убеждению некоторых исследователей (L. Crabb, D. Myers, М. Jeeves, D. Stanton, R. Butman) снимаются выработкой христианского эклектичного подхода, использующего психологические принципы, имеющие убедительное научное обоснование и не противоречащие библейским сведениям. Схематичное изложение взаимосвязей христианства и психологии (М. Ward) конкретизируется системой возможных областей совместимости психологии и теологии (G. Collins), обеспечивая в культурно-историческом пространстве теологии второй половины 20 века динамику религиозно-научного эклектизма.

В 20 веке особенностью религиозно-научного эклектизма является перемещение исследовательских интересов с Ветхого завета на Евангелие. Указанная тенденция означает сближение христологии с психологическими учениями о личности. Она наполняет новым содержанием постоянное внимание мировой культуры к фигуре Иисуса Христа и вводит его в рамки психологического изучения (G.S. Hall). Во второй половине 20 века знание об образе Иисуса Христа используется в качестве системного механизма взаимодействия смежных областей психологии и теологии. Посредством этого в свете психологии личности (S. Schneiders), психологии религии (D. Benner, О. Hyder, М. Fowler, J. Engel, D. Ratcliff), психологии эмоций (R. Koteskey), педагогики (G.S. Hall), социальной психологии (J. Darley & С. Batson), психотерапии и консультирования (F.B. Minirth) разворачиваются психологические особенности отдельных теологических концептов.

В начале 21 века в историко-психологических исследованиях начинает преобладать нарративная тематика (В.А. Шкуратов, Я.М. Еремеев). Теологическая мысль, в свою очередь, выделяет библейский рассказ как основу христианской науки о душе, ищет аналогичные подходы в светской науке и находит их в виде нарративных и дискурсивных течений психологии. Весьма благоприятным для определения объекта нашего исследования оказывается то, что нарративная психология и нарративная теология зародились практически одновременно, развиваются параллельно и достигли к настоящему времени, по официальному утверждению религиозных властей (Папская библейская комиссия, И. Ратцин-гер), признания соответственно как в психологии, так и в теологии. Актуальной становится разработанность проблематики по историко-психологической оценке особенностей религиозного восприятия, которая носит междисциплинарный характер (исторической психологии - В.А. Шкуратов; теологии - М. Эриксон; истории - К. Армстронг; христологии - Ю. Мольтман; библеистики - С. Гон-децкий; Б. Мецгер). В этой связи знание об образе Иисуса Христа порождается вариативностью интерпретаций в различных областях, включая пространство текста, содержательно разворачивающееся первоначально - в евангельском повествовании (Gospel narrative) и социокультурно структурированного в пределах апокриф-канон. В изучении механизмов усложнения репертуара интерпретаций показательным является, как зарубежный (Й. Брокмейер, JI. Филлипс, М.В. Иоргенсен), так и отечественный опыт нарративной и дискурсивной психологии (Я.М. Еремеев). Применительно к библейским текстам - отечественно-

го литературоведения (A.C. Аверинцев), зарубежной когитологии (H.R. Alker, W.C. Lehnert, D.K. Schneider). Ф. Делич предложил повествовательный план Писания в качестве основы библейской психологии. По мнению В.А. Шкурато-ва, евангельский нарратив является частью библейской наррадигмы, заложившей основы библейской психологии. Однако, полагаем, что историко-психологическая оценка места евангельского нарратива в динамике религиозно-научного эклектизма в целом далека от ясности.

Переход от Средневековья к Новому времени ознаменовался поиском компромиссов между каноническим и научно-литературным использованием Библии. На рубеже 18-19 веков в Германии модернизация евангельского богословия и становление современной психологии протекали одновременно и во взаимодействии, что применительно к периоду Нового времени обосновывает выбор границ эмпирического материала в пределах германской науки (И.Г. Гесс, Ф.Д.Э. Шлейермахер, Д. Штраус, А. Швейцер и др.).

Цель работы - изучение историко-психологических особенностей религиозно-научного эклектизма в период Нового времени.

Предмет исследования - взаимодействие религиозного и научного познания.

Объею- исследования: религиозно-исторические тексты в корпусе источников, отражающих исторические периоды: патристики 1-нач.4 века и периода Нового времени 18-19 веков.

Задачи исследования.

Теоретические задачи:

1. Установить особенности религиозно-научного эклектизма в системе общих стратегий взаимодействия религиозного и научного познания в современной науке.

2. Рассмотреть систему вариантов ответа на вопрос о подлинности евангельского повествования.

3. Определить текстологическую основу исследования знания об образе Иисуса Христа.

4. Сконструировать наррадигмальную модель для описания процесса взаимодействия религиозного и научного познания.

Методические задачи:

5. Подобрать методический инструментарий, адекватный целям и задачам исследования.

6. Разработать методический инструментарий, направленный на изучение историко-психологических особенностей религиозно-научного эклектизма в период Нового времени.

Эмпирические задачи:

7.Рассмотреть структурно-динамические характеристики формирования знаний об образе Иисуса Христа в период патристики 1-нач.4 века.

8. Ввести систему гносеологических вариантов ответов на вопрос о подлинности евангельского повествования в изучение динамики религиозно-научного эклектизма.

9. Описать динамику религиозно-научного эклектизма на основании трансформации в 18-19 веках знания об образе Иисуса Христа, первоначально сформировавшемся в 1-нач.4 века.

10. Охарактеризовать работу механизмов «теология - психология» в пространстве «теология - литература» 18-19 веков.

Гипотезы исследования:

1. Религиозно-научный эклектизм 18-19 веков исторически может быть обусловлен динамикой трансформации знания об образе Иисуса Христа, первоначально сформировавшемся в 1-нач.4 века.

2. Динамика трансформации данного знания может выстраиваться как библейская наррадигма.

3. Культурно-исторический механизм «теология - современная наука» в пространстве «теология - литература» может определить динамику религиозно-научного эклектизма в 18-19 веках.

Методы исследования. Для решения поставленных задач использовался следующий методический инструментарий: 1) источниковедческий метод (критики источников) О.М. Медушевской; 2) метод нарративного анализа Я.М. Еремеева; 3) герменевтический метод Г.А. Верклера; 4) теоретическое рассмотрение концепций Нового времени, как это принято в отношении современных научных трудов.

Теоретико-методологическая основа исследования. По схеме периодов библейской психологии, предложенной на основании общепринятой на Западе учебной периодизации истории психологии Дж. Бретга - Р. Петерса (W.G. Rollins) устанавливалась текстологическая основа изучения знания об образе Иисуса Христа. Структурно-динамические характеристики данного знания рассматриваются с учётом литературно-критических и нарратологических течений библеистики (Д. Гартри, о. Бернардо Антонини), риторики (A.C. Аверинцев), культурологии (П. Пупар), христологии (Ю. Мольтман). Механизмы взаимодействия теологии и современной науки описываются в контексте дискурсивного анализа теологии A.M. Прилуцкого и подхода интегративной эклектики (В. А. Янчук).

Культурно-историческое движение знания об образе Иисуса Христа структурируется на основе модели трансформации письменной ментальности В.А. Шкуратова по фазам наррадигмы (апокрифической, канонической, гуманистической, гуманитарной, человековедческой), фиксирующей поэтапный характер динамики религиозно-научного эклектизма.

Научная новизна исследования.

1. Оценка особенностей религиозно-научного эклектизма и сопоставления светской науки с теологией проводятся с использованием нарративных моделей, которые позволили выявить структурно-динамические характеристики знания об образе Иисуса Христа в степени выраженности авторско-рефлексив-ного начала способов изложения благовествования показателями индивидуализации стиля словесности (традиционализм, темпоральность, аутодескриптив-ные формы, вариативность позиций, беллетристичность, авторские денотации).

2. Взаимовлияние христианства и психологии рассматривается как циклический процесс динамики взаимодействия религиозного и научного познания на основании выстраивания библейской наррадигмы по следующим фазам: апокрифической, канонической, гуманистической, гуманитарной. Взаимодействие двух знаний (библейской психологии и знания об образе Иисуса Христа как исторической личности) обусловлено двумя реформационными принципами текстологического изучения Библии. Церковно-догматическая установка незыблемости библейских формулировок сберегает архетипический смысл божественного Послания и открывает путь к его восприятию и пониманию. Историческая критика религиозных письменных текстов пытается очистить ее смыслы от наслоений и искажений.

3. Собраны и проанализированы зарубежные исследования по библейской критике и нарративному библейскому анализу, которые обеспечивают перспективу психотеологического сотрудничества в пределах стратегии конфессионально-ориентированной науки, выраженной в экспликации рефлексивного «Я» применительно к ситуации религиозной веры.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что работа направлена на восстановление более полной генеалогии психологической науки, от которой та отказывалась в разгар позитивистских десятилетий. В исследовании расширяется представление о предмете и возможностях теологических областей знания. Восполняется дефицит культурно-исторического обращения к нарративным формам религиозной идентичности, что даёт материал для размышлений над проблематикой религиозного самосознания и понимания личности в христианской культуре.

Практическая значимость. Междисциплинарный характер исследования позволяет использовать его при чтении курсов по истории психологии, исторической психологии, истории христианства.

Достоверность и надёжность полученных результатов обеспечивалась проработанностью теоретико-методологических оснований настоящего диссертационного проекта; ознакомлением с отечественными и зарубежными исследованиями; использованием методологического аппарата и выбором объекта исследования, адекватных цели, предмету, задачам и логике общего замысла в пределах истории психологии, общей психологии, психологии личности и смежных дисциплин, методологически и содержательно дополняющих друг друга.

Положения, выносимые на защиту:

1. Религиозно-научный эклектизм выступает в качестве апокрифической и канонической фаз библейской наррадигмы, обусловленных синтезом культур греческой и иудейской словесности.

2. Историческая последовательность смены знания об образе Иисуса Христа выстраивается в качестве гуманистической и гуманитарной фаз библейской наррадигмы.

3. Культурно-исторический механизм «теология-психология» в пространстве «теология-литература» в Германии 18-19 веков обусловлен реформацион-ным принципом текстологического изучения Библии.

Апробация работы и внедрение результатов исследования. Обсуждение положений диссертационного исследования проходило на заседаниях кафедры психологии личности факультета психологии Южного федерального университета (Ростов-на-Дону, 2006-2010) и кафедры права, культурологии, психолого-педагогических дисциплин Ростовского государственного строительного университета (Ростов-на-Дону, 2008-2011). Результаты исследований были представлены на сессиях Недели науки ЮФУ (Ростов-на-Дону, 2007) и РГСУ (Ростов-на-Дону, 2008-2011).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 8 работ, общим авторским объёмом 2,0 усл.пл.; в том числе 2 статьи - в журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Структура и объём диссертации. Работа состоит из введения; трёх глав; заключения, содержащего выводы, практические рекомендации и перспективы дальнейшего исследования проблемы; списка литературы, включающего 197 наименований, из них 83 - на иностранных языках; списка выборки источников из 38 наименований, из них 14 - на иностранных языках; 4 Приложения. Работа иллюстрирована 1 Рисунком, 4 Таблицами. Объём основного текста диссертации составляет 161 машинописную страницу.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность исследуемой проблематики; определяются цели, задачи исследования; описываются предмет и объект анализа; раскрываются теоретические и методологические предпосылки работы; формулируются гипотезы и положения, выносимые на защиту; обосновываются новизна, теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

В первой главе «Теоретические предпосылки историко-психологиче-ского исследования религиозно-научного эклектизма в период нового времени» представлен обзор теоретико-методологических предпосылок, обеспечивших определение области диссертационного исследования и подбор методов, адекватных поставленной цели.

Рассматриваются работы, дающие общие представления об эклектизме на сегодняшний день, и очерчиваются границы приложения термина.

Недостаточное количество историко-психологической литературы по оценке эклектизма, в том числе и религиозно-научного, в период 18-19 веков объясняется отчасти негативным отношением к эклектике со стороны научного сообщества (Г.Ю. Ивлева), с другой стороны - полемикой с религией, долгое время преобладавшей в объективистской арелигиозной науке. Немногие работы, предмет которых отчасти совпадает с темой данной диссертации, принадлежат зарубежным психологам (D. Stanton, R. Butman; J. Carter, В. Nar-ramore). Между тем, в ряде отечественных статей эклектизм затрагивается в связи с подходами, характеризующими механизмы: анализа социально-психо-

логической феноменологии (В.А. Янчук); метода познания в условиях кризиса экономической теории (Г.Ю. Ивлева); первичной формы освоения новой проблематики (Философская энциклопедия, 1960-1970); утверждений, базирующихся на разных видах объединения понятий сопоставляемых парадигм в психофизиологии (Ю.И. Александров), педагогике (И. Куразов), психотерапии (В.В. Никандров). Анализ представленных работ демонстрирует отсутствие в них исследований историко-психологических особенностей религиозно-научного эклектизма. Динамика данных работ нестабильна, непоследовательна, что на сегодняшний день свидетельствует о своеобразии ситуации в научном знании.

При анализе отечественной и зарубежной литературы установлены стратегии научно-религиозных взаимодействий в современной науке: а) объективистская арелигиозная наука; б) светская дисциплина «Психология религиозного человека»; в) исследования духовности как неконфессионального дубликата религиозного сознания; г) конфессионально ориентированная наука /Таблица 1/.

Таблица 1

Стратегии научно-религиозных взаимодействий в современной науке

Л» п/п Название стратегии Представители стратегии Признаки, определяющие стратегию

1 2 3 4

1. Объективистская арелигиозная наука Д.А. Леонтьев, Д. Ричмонд. Свободная от ценностей наука, соприкасающаяся с религией в порядке полемики и зачастую по вопросам этики; подвергает сферу смыслов полной формализации, которая исключает упоминание религиозного содержания теологических работ; применяет спиритуализированную фразеологию в количественно - эмпирических исследованиях.

2. Светская дисциплина «психология религиозного человека» Д. Элкинс, Б. Слайф, С.Т. Тарт, М. Мотг-Торнтон, Б.Торнэ, Д. Лайнз, Ж. Белзен, Д.О. Смирнов. Описывает свой предмет (религиозности, религиозной активности, духовности) в терминах объективных измерений.

3. Неконфессиональные дубликаты религиозного сознания Вьюк, А. Маслоу, В.П. Зинченко. Наращивает трансцендентную составляющую смысла (космическое сознание, бытийное познание в пиковых переживаниях, эстетические и культурные потребности, объективация продуктов человеческого духа в произведениях культуры, духовное производство, идеальное сознание, духочеловек).

Продолжение Таблицы 1

1 2 3 4

4. Конфессионально - ориентированная наука Л.Ф. Шеховцова, Ю. Зенько, В.И. Слобод-чиков, А. Кураев, А. Лоргус, Ф.Е. Василюк. Ж. Даниелу, А.Я. ван дер Вен, Д. Стантон, Р. Бугман, Л. Фрэнсис, И. Ратцингер, П. Май-ер, Ф. Уичерн, Э. Лю-кер, Р. Лесли и др. Сопоставляет святоотеческие и общепсихологические концепты в порядке ознакомления с общим богословски-теологическим тезаурусом; использует антисхоластическую аргументацию, предлагает определить методологические черты синер-гий-ной психотерапии. Исследует процесс зарождающейся персонологии и заимствует приемы гуманитарно-социальных наук для теологических целей.

Принятая нами гипотеза наррадигмального строения знания об образе Христа позволяет увидеть в арелигиозной науке и дисциплине «Психология религиозного человека» преимущественно наррадигмальную фазу человекозна-ния. Исследования духовности как неконфессионального дубликата религиозного сознания проявляют признаки гуманистически-гуманитарного знания. Конфессионально ориентированная наука даёт все фазы движения евангельского нарратива. Причем, в православной психологической науке преобладает каноническое отношение к евангельскому повествованию, тогда как для интерпретаций душевных состояний заимствуются понятия современной психологии. В католической христологии признается и отчасти исследуется историзм евангельского повествования, исходя из собственного персонологического потенциала рассказов о Христе; нарративный подход в изучении Библии признан недавней папской энцикликой. В протестантской теологической литературе наррадигмальный цикл евангельского повествования выражен с наибольшей полнотой (от канона до человекознания), что делает указанную литературу преимущественным объектом нашего исследования на отрезке Нового времени. Конфессиональная литература имеет со светской литературой о Христе генетическую и типологическую общность. Религиозно-научный эклектизм максимально проявлен в конфессионально ориентированной науке протестантской теологии, которая объявляет себя открытой к взаимодействию с направлениями светской науки.

Дается историко-типологический анализ вопроса о подлинности евангельского повествования. Выделены следующие гносеологические варианты ответа на этот вопрос:

1) Традиционно-ортодоксальный. Иисус Христос есть Бог, Сын Божий. В пределах такого понимания личности Христа складывалось христианское вероучение, разделяющиеся по христианским конфессиям и теологическим доктринам. Ключевая для всех проблематика - это отношение в личности Христа божественной и человеческой природ, а также отношение Отца, Сына и Духа

Святого в Троице. Повествование об Иисусе Христе воспринимается как канонический текст, подтверждающий Символ веры и другие догматические положения церкви. Факты, изложенные в Писании, считаются, безусловно, и онтологически достоверными. Их интерпретация допускается в пределах церковного вероучения и подчинена ему.

2) Воинствующе просветительский и атеистический. Иисус Христос никогда не существовал, и евангельская история есть выдумка и миф. В академической версии материалистической науки атеистическая критика «лжи» и «опиума для народа» выносится за скобки исследований. Упор делается на евангельской текстологии, исторических условиях возникновения христианства, на социально-типологических, психосоциальных, художественных аспектах образа Иисуса Христа, поэтике евангельского повествования. Личность основателя христианства обсуждается как некий идеологический, богословский, семиотический конструкт безотносительно к её исторической подлинности и онтологическому статусу. В такой версии академические труды о христианстве в СССР приближались к западному мифологоведению, не исключающему исторического ядра в истории Христа.

3) Рационалистический, исторический. Иисус Христос есть историческая личность, человек, создавший христианство. Признаётся возможность научного описания его как жителя Иудеи 1века. При этом естествознанию (в том числе научной психологии) отводится рациональное объяснение евангельских чудес и особых психосоматических состояний Мессии. Гуманитарные науки реконструируют социально-исторический тип Христа. Спаситель освобождается от божественных атрибутов, а к его супранатуральным актам примеряются детерминистские объяснения. Евангельский нарратив рассматривается как материал для воссоздания истории христианства; подвергается текстологически-этимологическому разбору в части лексики и структуры и психофизиологическим интерпретациям, что касается видений, пророчеств и других нуминозных проявлений его персонажей,

4) Научно-рационалистический, с отстроченным объяснением, исходит из развития научного познания. Явления в деятельности и личности Христа, которые объявляются сверхъестественными, таковыми выступают только при нынешнем развитии науки, а при более высоком её уровне будут объяснены вполне рациональными способами. Такое предположение выдвигал теолог И.А.В. Неандер. Сходное мнение высказывал К. Юнг, который предлагал и такие свои характеристики будущей науки, как, например, синхронистичность. Последние, по мнению исследователя, сделали бы чудесное и сверхъестественное объяснимым, приемлемым для позитивной науки.

5) Мифологоведческий. Иисус Христос есть мифологизированная историческая фигура, восстановить историческое ядро христианского мифа которой затруднительно из-за скудости и ненадежности исторических источников. Евангельское повествование в своей основе есть миф, в дальнейшем неоднократно подвергавшийся доктринально-теоретической и литературной обработке. Данный вариант ответа предполагает целесообразным сосредоточиться на механизмах мифотворчества, используя достижения этнографии, антрополо-

гии, фольклористики, религиоведения, психоанализа и других научных дисциплин. Фигура Христа объяснима как случай закрепления события в коллективной памяти досовременных народов. Исторический момент объяснения соразмерен источниковедческой достоверности свидетельств о Христе.

6) Нарратологический. Исходит из преимущественно нарративного характера Евангелий. Согласно этому подходу на основе евангельских рассказов можно построить биографию основоположника христианства, лишенную каких бы то ни было элементов сверхъестественного. Значение евангельского нарра-тива как главного источника веры в противовес заимствованным из языческой философии объяснениям подчёркивалось в раннем христианстве К.С. Тертул-лианом. В Новое время начало данному подходу положено группой биографий Иисуса Христа. Э.Ренан, в разработке евангельских источников следовавший за Д. Штраусом, закрепил за беллетризирующим стилем изложения функцию восполнения пробелов в евангельской фактологии. Ф. Делич предлагал повествовательный план Писания в качестве основы библейской психологии. Однако из-за упадка указанного направления после Первой мировой войны и до рубежа 1960-70-х гг. идея автора осталась втуне. Роль повествовательного начала в теологии и в библейской психологии возрождается и оценивается по достоинству только в последние десятилетия 20 века, когда подвергается теоретической рефлексии. Научно-религиозная мысль начинает рассматривать Библию в психологической перспективе, привлекая в её толкование психологические модели, ориентируемые в четырёх направлениях: 1) фрейдистском (М. Дан, О. Древер-ман); 2) юнгианском (С. Шнейдерс); 3) сравнительном анализе, признающем разнообразие психологических моделей, которые могут эффективно быть применены в области экзегезы (Э. Люкер, Р. Лесли); 4) изучение эффекта, оказываемого библейским текстом (Г. Клауд и Д. Таусенд).

Далее предлагаются центральные определения, выбранные для анализа историко-психологических особенностей религиозно-научного эклектизма.

Механизм «теология-современная наука» определяется в нескольких гносеологических ракурсах: 1) эклектика в качестве осознанного методологического приёма, который распространяется в канонизирующей деятельности теологов и в момент развития системы знаний в спорах Нового времени (Философская энциклопедия, Г.Ю. Ивлева); 2) интегративная эклектика как подход, предполагающий многоплоскостной, многомерный, разновекторный анализ, рассмотрение аспектов множественности, диалогичности феномена (В.А. Ян-чук).

Приводятся различия между нарративной теологией и светской наукой о повествовании. Значение евангельского нарратива рассматривается в нескольких ракурсах: 1) как способ изложения Благой Вести (Дж. Струп, А. Корт); 2) индивидуализированный стиль словесности Евангелий (С.С. Аверинцев); 3) диагностический инструмент, разворачивающий историю жизни и характер, как ассоциативное устройство для выявления бессознательных комплексов, опасений, идеалов и потребностей (Д. Каппе); 4) часть библейской наррадигмы, построившей, наряду с гомеровской, основы европейской учёности, включая библейскую психологию (В.А. Шкуратов).

Определение знания об образе Иисуса Христа предпринимается в нескольких эпистемологических ракурсах'. 1) знание, сформированное вокруг евангельского нарратива в дискурсе репертуара интерпретаций (JI. Филлипс, М.В. Иоргенсен); 2) знание, социокультурно структурированное в системе апокриф-канон (С. Гондецкий, Б. Мецгер); 3) знание, которое определяет понимание природы бога парным набором понятий: имманентность (характеризует присутствие Бога и его активность во вселенной и в жизни отдельного индивида) и трансцендентность (его отсутствие в ней или отдалённость от него) (М. Эриксон), и личности Иисуса Христа - в свете психологии (G. Stanley Hall); 4) знание христологии, подпавшее под влияние науки в период Нового времени (Ю. Мольтман); 5) знание, которое накапливается посредством смены образов в религиозно-книжной культуре, отражая специфику архети-пического восприятия, свойственного исторической эпохе (В.А. Шкуратов). Динамика взаимодействия религиозного и научного познания рассматривается относительно периодов библейской психологии В. Роллинза, которая пересмотрена в соответствии с пониманием библейского повествования как системообразующего начала библейской психологии по Ф. Деличу. На пересечении данных компонентов формируется система координат пространства «теология-литература», в котором исследуется формирование и историческое движение знания об образе Иисуса Христа.

Во второй главе «Общая характеристика источников, методы и текстуальный объект их исследования» приводятся источники по теме исследования, выделяется их специфика. Описанные методы применены к корпусу фундаментальных текстов Евангелий, трудов патристики и догматов в параметрах нарратологии и источниковедения.

Очерчены границы текстологической основы исследования: две группы источников, которые подвергнуты и более дробной систематизации, по фазам наррадигмы (В.А. Шкуратов). Религиозно-исторические тексты периода патристики 1-нач.4 века. (Апокрифы древних христиан, Протоевангелие, Родц, Евангелия в переводах - синодальном - Ев.Марка, Ев.Матфея, Ев.Луки, Ев.Иоанна / Библия и греческом - Kaxá Ma9aíov, Katá MápKov, Katá AoviKav, Katá'Icúáwriv /The Greek New Testament, исторические тексты - И.Флавий; труды патристики - Писания мужей апостольских, Тертуллиана, Оригена, Климента Александрийского, Догматические тексты учительства церкви) позволяют проследить особенности формирования евангельского нарратива и накопления знания об образе Иисуса Христа в спорах отцов церкви, обеспечивших его канонизацию в догмате о Христе и Троице.

Формирование евангельского нарратива (как и самого знания вокруг него) начинается в период первых трёх веков нашей эры: Восточная морально-религиозная книжность вовлекается в орбиту греческого влияния, что влечёт трансформацию нарративной структуры Библии с далеко идущими последствиями. Массовое сознание, подпадая под влияние апологетических идей, продуцирует знание на основании многообразия образов Спасителя, выполняющих определённые функции для религиозного сознания. Конструирование образа в I веке н.э. активизирует в дальнейшем трансформацию мышления периода пат-

ристики, до 325г.н.э. не ограничиваемого в своих построениях догматическими запретами зарождающейся церкви. Канонизация завершается установлением критериев нормативности (Догматические в тексты учительства церкви), после чего массовая религиозность удовлетворяется обрядом, повторением канонических формул веры, а религиозное сознание, ограниченное догматом, с 3 века, визуализируя образ Христа, существенно снижает нарративный интерес к его личности.

Научные труды 18-нач. 20 века (И.Г. Гесс, Ф. Шлейермахер, Д. Штраус, Э. Ренан, А. Швейцер, М.Ф. Росс, И.Т. Бек, Ф. Делич, М. Флетчер) демонстрируют динамику налаживания взаимодействий между теологией и наукой, результатом чего становится введение евангельского нарратива в научный обиход.

Исследовательский аппарат работы описывается с учётом необходимости установления и аргументирования информационных возможностей источников в их исторической реальности, содержательно демонстрируя формирование евангельского нарратива, накопление знания об образе Иисуса Христа, обеспечивая изучение динамики взаимодействия религиозного и научного познания.

Введенные методы применены к корпусу ключевых текстов на предмет выраженности в них сюжетно-персонажных признаков по нарративным показателям индивидуализации стиля словесности. Текстология (апокрифов, Евангелий, трудов патристики, догматов) рассматривается по наррадигмальным фазам: апокрифической и канонической. Апокрифика создаёт биографическую последовательность, которая проясняет вопрос онтогенеза индивидуальности Иисуса. Черты характера, текстуально оформляются в комплексе идентичных отрочеству экспрессивных самопроявлений. Внутритекстуальная динамика канонических Евангелий наделяет главного персонажа ролями пророка (Ев.Матфея), учителя (Ев.Марка; Ев.Луки). Экспрессивная насыщенность нарратива Евангелий от Матфея и Луки сглаживается эмоциональной стабильностью нарратива Евангелия от Марка и интеллектуальной спиритуализацией в изложении от Иоанна. В последнем личность Христа теофанируется, превращаясь в каноническую модель богочеловека. Она выдвигается на передний план и, балансируя в пределах синтеза двух культур (иудейской и греческой), в пространстве патристики, заполняется значениями мудрого человека (Иосиф Флавий), педагога, примера для подражания (Писания мужей апостольских; Климент Александрийский). Описание строится с использованием доступных категорий, содержащих элементы как общей психологии (ощущений, эмоций), так и личности (индивидуальности). Закладываются основы догмата Троицы. Внутри неё при дифференциации личностей Сына и Отца рефлексия рассматривается как атрибут бога, а рефлексивная подотчётность как главное условие отношений между двумя лицами Троицы (Тертуллиан). Противоречия, разворачивающиеся по вопросу единства универсальной и индивидуальной природ в структуре личности Христа, сглаживались в пользу догматизма: единства и неделимости Троицы (Ориген). Ввод жизненных сфер в текстуальное оформление знания об образе Христа гармонично выстраивает область религиозного опыта. Поиск объективных схем для самоанализа становится обязательным показате-

лем выработки универсального принципа подражания Христу (Климент Александрийский). Символ Веры 325г., принятый на Никейском Соборе, сужая нар-рацию, упрощает общее представление о предмете веры, а своей однозначностью ограничивает дальнейшее расширение репертуара интерпретаций.

Делается вывод о том, что современные открытия в сфере библеистики являются частью нормального научного процесса. Они подлежат верификации адекватными этому процессу процедурами. Однако эти движения не могут не отзываться и на аксиологическом статусе евангельских текстов, выстроенных церковью в дихотомии «апокриф - канон». Гипотетические артефакты науки оказываются на положении апокрифов с перспективой образования новой библейской наррадигмы. Последняя выходит за пределы собственно церковной истории, являясь частью широкой социокультурной легитимации главных нарра-тивов человечества.

В третьей главе «Нарративный евангельский аспект в развитии библейской психологии нового времени» динамика взаимодействия религиозного и научного познания рассматривается в контексте описания зарождения, концептуального оформления библейской психологии в период Нового времени в поле теолого-научных компромиссов. Детально проанализирован процесс перехода библейской наррации от средневекового знания к новоевропейскому. Рассмотрены научные признаки библейской психологии в сравнении с линией биографического жанра исторического Иисуса 1760-х - 1900-е гг. в Германии.

Перечисляются социокультурные явления, которые к эпохе Просвещения обеспечивали интеллектуальную трансформацию указанного периода, рассматриваемую нами как замену религиозной парадигмы парадигмой научной. На основании научно-теологических работ (П. Менгал, Ф. Видал, К. Кифер, Ч. Оскер, Б. Смалли, П. Спенер, Х.Г. Гадамер), описывается положение библейской наррации. Определяются факторы (пиетизм и библейская теология), повлиявшие на её переход от канонической к гуманистической фазе библейской наррадигмы. Подчёркивается, что в первом случае доминирующее влияние на оценку роли Евангелия в жизни верующего оказывает знание об Иисусе Христе как примере для подражания (Фома Кемпийский). Во втором - обосновывается право верующего свободно исследовать канонические книги Библии параллельно литургическому их использованию (И. Кант).

Отношения церкви и светской науки строятся за счёт адаптации теологии к процессам секуляризации, посредством поиска компромиссов между каноническим и научно-литературным использованием Библии в форме исторической критики, которая распространяется на Евангелия и его главного персонажа.

Даются общая и наррадигмальная характеристики библейской психологии Нового времени. Обосновывается выбор границ эмпирического материала. Это делается в пределах германской науки, поскольку состояние знания в этой стране, которая в 19 веке стала одновременно родиной классической философии, современной научной психологии и главных школ библеистики и рациональной теологии, позволяет проследить модернизацию догматического богословия, протекающую здесь одновременно и во взаимодействии со становлени-

ем современной психологии. Теология оказывается вовлечённой в процесс упорядочивания наук о духе (В. Дильтей) и личности (Д. Юм, Э. Кондильяк). Хри-стологическая проблематика при этом занимает положение вне просвещенческих учений. Если она и присутствовала, то в порядке критики христианства.

Рассматривается состояние библейской психологии как части теологического проекта, призванного наладить взаимодействие и установить компромисс с современной наукой. В данном проекте выделяется доминирующее положение реформационного приоритета Библии и неизбежно возрастающей в Новое время толерантности церкви к светскому знанию. На основании ряда работ (в. ЕЬеПгщ, И.Ф. Габлер, А. Гарнак) подчёркивается особенность концептуального оформления двух названных тенденций немецкого протестантизма новой богословской дисциплиной - библейской теологией.

С учётом положения религиозного компонента знания и с разделением религиозной и научной парадигм, определяются границы вариативности догмы в пределах «католичество-протестантизм». Отмечается, что этот процесс соответствует возникновению догматического богословия Ф. Аквинского и библейской теологии И.Ф. Габлера. Описывается механизм модернизации христианства в протестантизме и определяется первоначальная цель, с которой появляется библейская психология, а именно: замена учения Аристотеля о душе собственно библейским учением. Зафиксированы ключевые положения, к которым относятся: 1) завершение канонической фазы библейской наррадигмы; 2) выделение повествовательного ряда Библии в самостоятельный биографический жанр; 3) дифференциация нарратологических инстанций евангельского повествования; 4) развитие в пределах жанра литературной психологии исторического Иисуса и других евангельских персонажей. В параграфе приводятся положения, обеспечившие смену наррадигмальных фаз. Подчёркивается, что особенности религиозно-научного эклектизма оформляются меняющейся конфигурацией компромиссов и противоречий между: а) церковной теологией и светской наукой; б) философией, историографическим анализом и литературной критикой; в) литературной и научно-экспериментальной психологиями.

Определяется культурно-жанровая общность, ключевая методологическая проблематика жанра биографий Иисуса и подводится итог его полуторовеково-го существования (1760-1900 гг.) преимущественно в германской культуре.

К Писанию применялись критерии источниковедения и диалектические принципы философии. Теологическая трактовка Библии как ажанрового онтологического повествования коррелировало с научным выводом о его ограниченности для источниковедческого и филологического использования. Нарративные ресурсы евангелий широко использовались в разных целях, однако евангельское начало историзма, который мы исследуем в качестве нарратива для эпохи, было очевидно, хотя оно и затемнялось другими задачами европейского познания того времени, в гносеологичесом плане - переходом от религиозной парадигмы к научной.

Распространение мифологического подхода на всю жизнь Иисуса саму историчность документа Евангелий ставило под сомнение (Д.Ф. Штраус), тогда как беллетризация позволяла извлечь полезные для верующего сведения из

земной истории Иисуса (И.Г. Гесс, Ф. Шлейермахер, Э. Ренан). Стремление рассматривать всё происходящее в мире и в личной жизни человека с точки зрения грядущего конца света создавало в сознании верующих противоречие между образом исторического Иисуса и образом Христа - бога воскресшего. В последнем варианте выстраивание горизонтов ожидания превращает его в продукт фольклорного воображения (Г. Реймарус, Д. Штраус, Э. Ренан) или выводит за пределы собственно христианства и религии вообще, делая носителем универсального этического мировосприятия с большим будущим (А. Швейцер). В этой смене очевидны признаки наррадигмальных фаз (гуманистической - И.Г. Гесс, Ф. Шлейермахер и гуманитарной - Д. Штраус, Э. Ренан, А. Швейцер). Легитимность библейской психологии осуществляется в пределах теологии и светской библеистики. Теология трактует Библию как своё онтологическое повествование, не относящееся к сфере вымысла и, следовательно, литературного анализа. Светская библеистика разбирала Библию, прежде всего, как исторический документ, а поэтика повествования была для неё на втором плане. Развитие библейской психологии анализируется нами на пересечении указанных тенденций /Рисунок 1/.

Определяется положение библейской психологии как научно-теологического направления в комплексном поле библеистики. Выделяются и детально рассматриваются её признаки, теоретико-методологический базис. Представлен ряд работ (М.Ф. Росс, И.Т. Бек), проектирующих библейскую психологию за век до возникновения труда Ф. Делича «Система библейской психологии». Проект возник и развивался параллельно с жизнеописаниями Иисуса.

Занимаемая библейской психологией позиция обосновывается высоким показателем литературной беллетристичности жанра биографий Иисуса, что не могло быть ориентированным ни на возникающую научно-эмпирическую психологию, ни на создание собственной психологии Библии. Подчёркивается, что библейская психология смещена к теологическому краю и позиционирует себя как более традиционная христология по отношению к более модернистской иисусологии при том, что в обстановке секуляризации она ищет контактов с научной психологией.

Для обоснования теоретического ядра библейской психологии Ф. Делич использует работы Тертуллиана и Августина. Первый делает церковную попытку преодолеть греческое влияние - платоновского «Федона» и третью книгу «О душе» Аристотеля. Подчёркивается, что подобный выбор не случаен, поскольку, исходя из анализа трудов патристики, представленного нами во 2 главе, именно Тертуллиан в описании отношений внутри Троицы привлекает психологические категории, одна из которых (рефлексия) закрепляется в христианском познании в значении рефлексивного «Я» только в 4 веке Августином.

.........

Л. Швейцер. «Таинство мессианства н страстей: очерк жизни Иисуса»; «Истории исследований жизни Иисуса»: «Психиатрическая оценка Иисуса»

Ж.Э. Рсиан. Жизнь Иисуса

Д.Ф. Штраус. Жизнь Иисуса

И.Г. Гесс. История г рех последних лет жнзнн Иисуса

19131906 -1901'

М. Флетчер Психология Но-'912 вого $апста

И.Т. Бек. Очерки библейской психологии

Ф. Делим. Система библейской психологии

И.Т. Бек. Очерк учения о душе

библейского

Ф. Шлейермахер. Речи о религии к образованным людям* её презирающим

Г.С. Реймарус. Апологии или спчипении в та щиту разумных почитателей Ьога

М.Ф. Росс. Основы психологии, извлечённые из Святого Писания

Жизнеописания Иисуса Христа

Теологическая дисциплина -библейская психология

Рисунок 1. Параллельная хронология трудов по библейской психологии и биографическому жанру жизнеописания Иисуса

Сделаны следующие обобщения:

1. Признак каноничности и характера церковной учёности библейской психологии подтверждается следующими факторами: 1) представители данного направления выступали как церковные учёные, действующие в пределах конфессиональной дисциплины; 2) они принимали богодухновенность Писания как данность, не подлежащую изменению и хотели извлечь из Библии систематическое знание о человеке, отсутствующее, с их точки зрения, в доктрине церкви;

3) пытались распространить проблематику тринитарности (споры о Троице) на антропологическую модель человека.

2. Необходимость в формулировании психологической задачи и выбороч-ности отношений со светской наукой объяснялась тем, что, отказываясь от источниковедческой критики применительно к Библии, библейская психология имела развитие по вектору современной психологии. Заинтересованные теологи искали систему языка, следуя пожеланиям В.Дильтея интерпретировать психологическими терминами духовный опыт Нового Завета (М.С.Флечер). Психологическая задача, формулируемая И.Т.Беком, Ф.Деличем, М.Флетчером, состояла в экспликации рефлексивного «Я» применительно к ситуации религиозной веры, что ориентирует библейскую психологию на партнёрство со светской наукой - интроспективной психологией.

3. Разрабатывая антропологическую библейскую модель (дух-душа-тело) с добавлением четвёртого уровня («Я», или сознание), библейская психология дистанцируется от учения немецкой классической философии о духе и привлекает доктрину о Троице, где дух персонализирован как одно из лиц Троицы. Как рефлексивная дисциплина в онтологическом пространстве Творения она избирает путь изнутри вовне, от универсальных данностей самосознания человека - к его предметному окружению. Данный маршрут записан в Писании как священная история мира. Душа внешне ориентирована к сотворенному природному миру. С другой стороны, она повернута к духу, в котором - её корень, её происхождение и разгадка её мира. Самая глубокая внутренняя природа человека находится в его «Я». Постигая себя как «Я», индивидуальность человека определяет себя как центр этого унаследованного бытия и делает из этого круг своего знания и своей силы.

4) Имплицитное использование биографо-нарративного измерения библейской психологией обусловлено следующими факторами: 1) библейские психологи понимают Писание как рассказ; 2) они намереваются насыщать догматику свидетельствами о человеке через повествование об истории спасения -центральном сюжете Библии и одновременно главном пункте христианской догматики - спасении по вере; 3) библейское повествование дает им материал, из которого извлекается фундаментальная антропологическая структура Божьего создания и опорные значения рефлексивной деятельности его «Я»; 4) библейская психология открывает светским наукам план спасения: моменты отношения человека с Богом, представленные в Библии (о творении, грехе, воздаянии, искуплении); 5) методология библейской психологии предпочитала сочетать этимологический анализ психологического словаря Библии с традиционной экзегезой, исходя из чего охранительный характер теологического отношения к евангельскому нарративу в условиях быстрой секуляризации сохраняется ею в обход доникейских споров отцов церкви. Две природы Иисуса Христа, о которых говорится в доктрине, библейскими психологами соединяются в евангельской фигуре Спасителя (Ев. от Луки, Иоанна). Этот подход тормозился исследователями исторического Иисуса и эффект замедления нарратологических разработок Библии сказывался на протяжении большей части 20 века. Попытки установить взаимоотношения с эмпирической психологией в начале 20 века

приостанавливаются в результате того, что библейская психология лишается почвы с заменой «субъективного» интроспективного метода в психологии - на объективный. Последнее в дальнейшем способствовало возникновению не только медико-психиатрических анамнезов случая Иисуса (G.S. Hall), но и исследований религиозного опыта верующих безотносительно их вероисповедания (У. Джеймс, Многообразие религиозного опыта).

В заключении диссертационного исследования подводятся общие итоги работы. Полученные результаты подтверждают выдвинутые гипотезы, обосновывают положения, выносимые на защиту.

Выводы:

1. В исследовании нашла подтверждение гипотеза, что религиозно-научный эклектизм 18-19 веков исторически может быть обусловлен динамикой трансформации знания об образе Иисуса Христа, первоначально сформировавшемся в 1-нач.4 века.

1.1. Религиозно-научный эклектизм в качестве апокрифической и канонической фаз библейской наррадигмы функционирует на основании синтеза культур греческой и иудейской словесности в следующих показателях индивидуализации её стиля: традиционализм, темпоральность, аутодескриптивные формы, вариативность позиций, беллетристичность, авторские денотации.

1.2. Параметры рефлексивной аутонаррации в формировании евангельского нарратива отражают расширение репертуара интерпретаций в постепенном переходе от традиционных форм ближневосточной внерефлексивной словесности, свойственной иудейской культуре (в Евангелиях от Марка и Матфея) к их появлению, характерному греческой культуре (в Евангелиях от Луки и Иоанна).

1.3. Генезис темпоральности в построении знания вокруг евангельского нарратива происходит по двум линиям: 1) социальной (выделение социальных ориентиров, подвигнувших к обсуждению евангельской проблематики); 2) ретроспективной (целостное восприятие своей религиозной идентичности с точки зрения наблюдателя, как свидетеля евангельских событий). Сопряжение различных временных промежутков фиксирует значимые для самоактуализации в сфере религии жизненные факты как религиозный опыт.

1.4. Простые аутодескриптивные формы, переходя в инверсивные, усиливают обобщающие выражения в описании чувства соборной сплочённости, в целом исторически сформировавшем основы церковной жизни, в пределах которых знание об образе Иисуса Христа сужается до догмата и выполнения обряда таинств.

1.5. Вариативность альтернативных позиций (в расчёте на мнение адресата или читателя) обеспечивает многообразие форм подражания. Динамика авторской рефлексии выстраивается в расчёте на абсолютные максимы долженствования подражания Христу.

1.6. Авторские денотации выделяют доминирующую в авторском изложении терминологию от предельно ортодоксальных форм (Сын Человеческий, Пророк, Учитель, Господь, Сын Божий) до беллетристично оформленных лич-

ностными характеристиками представлений (мудрый человек, терпеливый, смиренный благородный подвижник, педагог, пример для подражания).

2. Находит подтверждение гипотеза, что историческая последовательность смены знания об образе Иисуса Христа выстраивается в качестве гуманистической и гуманитарной фаз библейской наррадигмы.

2.1. Библейская наррадигма в своём развитии формирует целостное поле религиозно-научного эклектизма, на котором разворачивается спектр научно-исследовательских конструктов и социальных явлений, обеспечивших динамику взаимодействия религиозного и научного познания.

2.2. Содержанием библейской наррадигмы является взаимодействие двух знаний: библейской психологии и знания об образе Иисуса Христа как исторической личности.

2.3. Библейская психология является продолжением канонической фазы библейской наррадигмы. Содержание библейской психологии заключается в переосмыслении библейского нарратива в формах, насыщающих догматику свидетельствами о человеке через повествование об истории спасения, соответствующей центральному сюжету Библии и одновременно главному пункту христианской догматики.

2.4. Биографический жанр жизнеописаний Иисуса Христа на основании внедрения в текстологическое изучение Библии научных методов (герменевтики, диалектики, исторической критики) демонстрирует признаки гуманистической и гуманитарной фаз библейской наррадигмы. Беллетризация позволяет извлечь полезные для верующего сведения из земной истории Иисуса, тогда как мифологизация превращает в продукт фольклорного воображения.

3. Нашла подтверждение гипотеза о том, что культурно-исторический механизм «теология - психология» в пространстве «теология - литература» в Германии 18-19 веков обусловлен реформационным принципом текстологического изучения Библии.

3.1. Реформационный принцип нами определяется как методологически контролируемое церковной наукой исследование Библии на основании ведущих принципов экзегезы М. Лютера и Э. Роттердамского.

3.2. Основополагающим принципом экзегезы М.Лютера являлась церков-но-догматическая установка незыблемости библейских формулировок, которые сберегают архетипический смысл божественного Послания и открывают путь к его восприятию и пониманию. В библейской психологии по отношению к евангельскому повествованию сохраняется традиционно-ортодоксальный вариант ответа на вопрос о его подлинности.

3.3. Историческая критика религиозных письменных текстов допускалась экзегезой Э. Роттердамского с целью очищения ее смыслов от наслоений и искажений. Биографический жанр жизнеописаний Иисуса Христа даёт мифоло-говедческий и нарратологический варианты ответов на вопрос о подлинности евангельского повествования, выводя его фигуру за пределы собственно христианства и религии вообще, делая носителем универсального этического мировосприятия с большим будущим.

3.4. Факт взаимодействия религиозного и научного познания фиксируется: 1) прогрессом внутри либеральной теологии исторической критики библейской литературы, показавшей её содержание в новой перспективе и давшей её учению о человеческой природе свежее значение; 2) подъёмом современной научной психологии, которая обострила интерес к предмету человеческой духовной природы, для её анализа обеспечивая библейских психологов методом интроспекции; 3) психологической задачей, формулируемой библейскими психологами, которая состояла в экспликации рефлексивного «Я» применительно к ситуации религиозной веры, что ориентирует библейскую психологию на партнёрство со светской наукой - интроспективной психологией.

4. Библейская психология в 19 веке выступает как наука, конфессионально ориентированная. С развитием психологии интроспекционизма научная обоснованность библейской психологии определяется стремлением гибко координировать библейские значения тела, души, духа, сердца (в текстах Ветхого и Нового Заветов) с современными данными о психофизическом и духовно-рефлексивном строении человека.

5. Воссоздание целостной картины динамики религиозно-научного эклектизма возможно при внедрении в эмпирическое исследование нарративных практик и методов интегративного эклектизма, позволяющих определить исто-рико-психологические особенности механизма взаимодействия религиозного и научного познания.

Практические рекомендации. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в курсах истории психологии, исторической психологии, истории христианства.

Перспектива данного исследования состоит в углубленном изучении религиозно-научного эклектизма в области психологической библейской критики второй половины 20 века.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

I. В журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации материалов кандидатских диссертаций

1. Печерская Н.М. Нарративный аспект влияния евангельской керигмы о Христе на происхождение и развитие библейской психологии [Текст] / Н.М. Печерская // Российский психологический журнал. 2008. Т. 5 № 4. С.107-109. -авт. вклад 0,2 п.л.

2. Печерская Н.М. Цели и стратегии психолого-теологических сопоставлений в современной науке [Текст] / Н.М. Печерская // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные наук. Психология. 2006. С. 7-11. - авт. вклад 0,6 п.л.

II. Остальные работы

3. Печерская Н.М. Библейская наррадигма [Текст] / Н.М. Печерская / Научная мысль: сборник научных статей. Вып. 2. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2005. С. 60-67. - авт. вклад 0,35 п.л.

4. Печерская Н.М. Библейская наррадигма образа Я [Текст] / Н.М. Печер-ская / Научная мысль: сборник научных статей. Вып. 2. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2005. С. 67-74. - авт. вклад 0,35 пл.

5. Печерская Н.М. История психологии в сфере научно-религиозных сопоставлений [Текст] / Н.М. Печерская / Материалы XXXV научной конференции сотрудников, аспирантов и студентов факультета психологии ЮФУ (24-25 апреля 2007). М.: Изд-во «КРЕДО», 2007. С. 87-88. - авт. вклад 0,1 пл.

6. Печерская Н.М. Роль евангельского повествования о Христе в развитии библейской психологии [Текст] / Н.М. Печерская / Строительство-2009. Материалы юбилейной международной научно-практической конференции. Ростов-на-Дону: Изд-во РГСУ, 2009. С. 223-225. - авт. вклад 0,1 пл.

7. Печерская Н.М. Смежные темы: психология и богословие [Текст] / Н.М. Печерская / Строительство-2010. Материалы международной научно-практической конференции. Ростов-на-Дону: Изд-во РГСУ, 2010. С. 225-228. -авт. вклад 0,15 пл.

8. Печерская Н.М. Формирование представлений о личности в донаучный период истории психологии 1-нач. 4 вв. [Текст] / Н.М. Печерская / Строитель-ство-2011. Материалы научно-практической конференции. Ростов-на-Дону: Изд-во РГСУ, 2011. С. 199-201. - авт. вклад 0,1 пл.

Печерская Н.М. Историко-психологнческне особенности религиозно-научного эклектизма в период Нового времени: Автореф. дисс. ... канд. психол. наук: 19.00.01. Ростов-на-Дону: ЮФУ, 2011. 23 с.

Печать цифровая. Бумага офсетная. Гарнитура «Тайме». Формат 60x84/16. Объем 1,0 уч.-изд.-л. Заказ № 2215. Тираж 120 экз. Отпечатано в КМЦ «КОПИЦЕНТР» 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Суворова, 19, тел. 247-34-88

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Печерская, Надежда Марковна, 2011 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИСТОРИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНО-НАУЧНОГО ЭКЛЕКТИЗМА В ПЕРИОД НОВОГО ВРЕМЕНИ.

1.1 .Эклектизм. Определение и границы приложения термина.

1.2. Цели и стратегии психолого-теологических взаимодействий в современной науке.

1.3. Определения, используемые при описании личности Иисуса Христа, в теологической, философской, психологической литературе.

1.4. Евангельский нарратив в границах библейской психологии.

ГЛАВА И. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИСТОЧНИКОВ, МЕТОДЫ И ТЕКСТУАЛЬНЫЙ ОБЪЕКТ ИХ ИССЛЕДОВАНИЯ.

2.1. Общая характеристика источников, их систематизация в соответствии с задачами диссертации.

2.2. Методы исследования евангельского нарратива и библейской психологии.

2.3. Текстологическая основа нарративного исследования Евангелий и библейской психологии.

ГЛАВА III. НАРРАТИВНЫЙ ЕВАНГЕЛЬСКИЙ АСПЕКТ В РАЗВИТИИ БИБЛЕЙСКОЙ ПСИХОЛОГИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ.

3.1. Библейская наррация в переходе от средневекового знания к новоевропейскому.

3.2. Общая и наррадигмальная характеристика библейской психологии Нового времени.

3.3. Библейская психология в поле теолого-научных компромиссов и взаимодействий.

3.4. Биографии Иисуса в новоевропейском развитии евангельской библейской наррадигмы.

3.5. Библейская психология XVIII - нач. XX вв. как теологический подход (собственно библейская психология).

Введение диссертации по психологии, на тему "Историко-психологические особенности религиозно-научного эклектизма в период Нового времени"

Актуальность темы исследования. Представленная работа посвящена актуальной проблеме - исследованию историко-психологических особенностей религиозно-научного эклектизма в период нового времени. Современная психологическая наука на сегодняшний день в своих стремлениях к научно - религиозным сопоставлениям вводит в круг актуальных мировоззренчески - методологических проблем вопрос, который в большей мере был закрыт в советские десятилетия: как совмещать светское знание с религией. В западных странах мостами между религией и современной наукой были и остаются теологические дисциплины, укорененные в университетском образовании и в гуманитарных исследовательских практиках. К таким мостам относилась и библейская психология. Вводивший её в современный интеллектуальный обиход Ф. Делич определял библейскую психологию и как часть актуального психологического знания, и как старейшую теологическую дисциплину [Делич Ф., 1855]. В России академический диалог между христианством и психологической наукой восстанавливается в формах, диктуемых социальными, политическими, культурными и церковно-конфессиональными условиями развития постсоветской России. Подобные процессы вернее всего выражаются понятием «эклектика», трактуемым обычно как «соединение разнородных взглядов, идей, принципов или теорий» [Философский энциклопедический словарь, 1989] и воспринимаемым научным сообществом неоднозначно [Ивлева Г.Ю., 2003]. Некоторыми авторами в психологическом знании поддерживается позитивное отношение к эклектизму [Александров Ю.И., 2003; Никандров В.В., 2003; Янчук В.А., 2005; Norcross F., 1985; Smith D., 1985 и др.]. В свете интегративной эклектики [Янчук В.А., 2005] эклектизм характерен для человека, поскольку проявляется в его стремлении аккумулировать и актуализировать продуктивный опыт других людей, не обсуждая пригодности этого опыта и диалектического, последовательного его вписывания в собственную практику. Эклектизм, прежде всего, рассматривается как выбор лучшего из различных систем, попытка постижения феномена с позиций различных теоретических подходов. Применительно к психотерапии допускается и религиозно-научный эклектизм [Stanton L.J., Butman R.E., 1991].

Учитывая полемику с религией, долгое время преобладавшую в отечественной науке, данная работа является одной из первых, подчеркивающих свою актуальность для историографии психологии. Выделены стратегии научно-религиозного взаимодействия в современной науке. Даётся историко-психологи-ческая оценка места знания об образе Иисуса Христа в динамике взаимодействия научного и религиозного познания.

Состояние разработанности проблемы. Историко-психологическое изучение христианских истоков изначально было свойственно современной психологии, в частности вопросы психологической терминологии в Библии, о догматике души, об антропологии отцов церкви и т.п. Психологический традиционализм [Братусь, 1995; Слободчиков, 1998; Абраменкова, 2001] выступает с попытками переосмысления историко-психологического процесса. Модели отношений, сложившихся между психологией и теологией [Carter J., Narramore В., 1979], зачастую отражают личные авторские взгляды, порождая противоречия между теологическими и психологическими теоретическими построениями. Последние по убеждению некоторых исследователей [Crabb L., 1977; Myers D., Jeeves M., 1987; Stanton D., Butman R., 1991] снимаются выработкой христианского эклектичного подхода, использующего психологические принципы, имеющие убедительное научное обоснование и не противоречащие библейским сведениям. Схематичное изложение взаимосвязей христианства и психологии [Ward М., 1977] конкретизируется системой возможных областей совместимости психологии и теологии [Collins G., 1981], обеспечивая в культурно-историческом пространстве теологии второй половины 20 века динамику религиозно-научного эклектизма.

В 20 веке особенностью религиозно-научного эклектизма является перемещение исследовательских интересов с Ветхого завета на Евангелие. Указанная тенденция означает сближение христологии с психологическими учениями о личности. Она наполняет новым содержанием постоянное внимание мировой культуры к фигуре Иисуса Христа и вводит его в рамки психологического изучения [Hall G.S., 1917]. Во второй половине 20 века знание об образе Иисуса Христа используется в качестве системного механизма взаимодействия смежных областей психологии и теологии. Посредством этого в свете психологии личности [Schneiders S., 1991], психологии религии [Benner D., 1988; Hyder О., 1971; Fowler M., 1989; Engel J., 1975; Ratcliff D., 1975], психологии эмоций [Koteskey R., 1980], педагогики [Hall G.S., 1917], социальной психологии [Darley J., Batson С., 1973], психотерапии и консультирования [Minirth F.B., 1987] разворачиваются психологические особенности отдельных теологических концептов.

В начале 21 века в историко-психологических исследованиях начинает преобладать нарративная тематика [Шкуратов В.А., 1994, 2000; Еремеев Я.М., 2004]. Теологическая мысль, в свою очередь, выделяет библейский рассказ как основу христианской науки о душе, ищет аналогичные подходы в светской науке и находит их в виде нарративных и дискурсивных течений психологии. Весьма благоприятным для определения объекта нашего исследования оказывается то, что нарративная психология и нарративная теология зародились практически одновременно, развиваются параллельно и достигли к настоящему времени, по официальному утверждению религиозных властей [Папская библейская комиссия, Ратцингер И., 2002], признания соответственно как в психологии, так и в теологии. Актуальной становится разработанность проблематики по историко-психологической оценке особенностей религиозного восприятия, которая носит междисциплинарный характер: историческая психология, теология, история, христология, библеистика [Шкуратов В.А., 1994; Эриксон М., 1999; Армстронг К., 2004; Мольтман Ю., 1990; Гондецкий С., 2005; Мецгер Б., 1996]. В этой связи знание об образе Иисуса Христа порождается вариативностью интерпретаций в различных областях, включая пространство текста, содержательно разворачивающееся первоначально - в евангельском повествовании (Gospel narrative) и социокультурно структурированного в пределах апокриф-канон. В изучении механизмов усложнения репертуара интерпретаций показательным является, как зарубежный [Брокмейер Й., 2000; Филлипс Л., Йор-генсен М.В., 2004], так и отечественный опыт нарративной и дискурсивной психологии [Еремеев Я.М., 2004]. Применительно к библейским текстам — отечественного литературоведения [Аверинцев A.C., 1996], зарубежной когитоло-гии [Alker H.R., Lehnert W.C., Schneider D.K., 1985]. Ф. Делич предложил повествовательный план Писания в качестве основы библейской психологии. По мнению В.А. Шкуратова, евангельский нарратив является частью библейской наррадигмы, заложившей основы библейской психологии. Однако, полагаем, что историко-психологическая оценка места евангельского нарратива в динамике религиозно-научного эклектизма в целом далека от ясности.

Переход от Средневековья к Новому времени ознаменовался поиском компромиссов между каноническим и научно-литературным использованием Библии. На рубеже 18-19 веков в Германии модернизация евангельского богословия и становление современной психологии протекали одновременно и во взаимодействии, что применительно к периоду Нового времени обосновывает выбор границ эмпирического материала в пределах германской науки [Гесс И.Г., 1823; Шлейермахер Ф.Д.Э., 1958, 1994, 1998; Штраус Д., 1971, 1992; Швейцер А., 1910 и др.].

Цель работы - изучение историко-психологических особенностей религиозно-научного эклектизма в период Нового времени.

Предмет исследования - взаимодействие религиозного и научного познания.

Объект исследования: религиозно-исторические тексты в корпусе источников, отражающих исторические периоды: патристики 1-нач.4 века и периода Нового времени 18-19 веков.

Задачи исследования.

Теоретические задачи:

1. Установить особенности религиозно-научного эклектизма в системе общих стратегий взаимодействия религиозного и научного познания в современной науке.

2. Рассмотреть систему вариантов ответа на вопрос о подлинности евангельского повествования.

3. Определить текстологическую основу исследования знания об образе Иису са Христа.

4. Сконструировать наррадигмальную модель для описания процесса взаимодействия религиозного и научного познания.

Методические задачи:

5. Подобрать методический инструментарий, адекватный целям и задачам исследования.

6. Разработать методический инструментарий, направленный на изучение историко-психологических особенностей религиозно-научного эклектизма в период Нового времени.

Эмпирические задачи:

7.Рассмотреть структурно-динамические характеристики формирования знаний об образе Иисуса Христа в период патристики 1 -нач.4 века.

8. Ввести систему гносеологических вариантов ответов на вопрос о подлинности евангельского повествования в изучение динамики религиозно-научного эклектизма.

9. Описать динамику религиозно-научного эклектизма на основании трансформации в 18-19 веках знания об образе Иисуса Христа, первоначально сформировавшемся в 1 -нач.4 века.

10. Охарактеризовать работу механизмов «теология - психология» в пространстве «теология - литература» 18-19 веков.

Гипотезы исследования:

1. Религиозно-научный эклектизм 18-19 веков исторически может быть обусловлен динамикой трансформации знания об образе Иисуса Христа, первоначально сформировавшемся в 1-нач.4 века.

2. Динамика трансформации данного знания может выстраиваться как библейская наррадигма.

3. Культурно-исторический механизм «теология - современная наука» в пространстве «теология - литература» может определить динамику религиозно-научного эклектизма в 18-19 веках.

Методы исследования. Для решения поставленных задач использовался следующий методический инструментарий: 1) источниковедческий метод (критики источников) О.М. Медушевской; 2) метод нарративного анализа Я.М. Еремеева; 3) герменевтический метод Г.А. Верклера; 4) теоретическое рассмотрение концепций Нового времени, как это принято в отношении современных научных трудов.

Теоретико-методологическая основа исследования. По схеме периодов библейской психологии, предложенной на основании общепринятой на Западе учебной периодизации истории психологии Дж. Бретта - Р. Петерса (W.G. Rollins) устанавливалась текстологическая основа изучения знания об образе Иисуса Христа. Структурно-динамические характеристики данного знания рассматриваются с учётом литературно-критических и нарратологических течений библеистики (Д. Гартри, о. Бернардо Антонини), риторики (A.C. Аверинцев), культурологии (П. Пупар), христологии (Ю. Мольтман). Механизмы взаимодействия теологии и современной науки описываются в контексте дискурсивного анализа теологии A.M. Прилуцкого и подхода интегративной эклектики (В.А. Янчук).

Культурно-историческое движение знания об образе Иисуса Христа структурируется на основе модели трансформации письменной ментальности В.А. Шкуратова по фазам наррадигмы (апокрифической, канонической, гуманистической, гуманитарной, человековедческой), фиксирующей поэтапный характер динамики религиозно-научного эклектизма.

Научная новизна исследования.

1. Оценка особенностей религиозно-научного эклектизма и сопоставления светской науки с теологией проводятся с использованием нарративных моделей, которые позволили выявить структурно-динамические характеристики знания об образе Иисуса Христа в степени выраженности авторско-рефлексив-ного начала способов изложения благовествования показателями индивидуализации стиля словесности (традиционализм, темпоральность, аутодескриптив-ные формы, вариативность позиций, беллетристичность, авторские денотации).

2. Взаимовлияние христианства и психологии рассматривается как циклический процесс динамики взаимодействия религиозного и научного познания на основании выстраивания библейской наррадигмы по следующим фазам: апокрифической, канонической, гуманистической, гуманитарной. Взаимодействие двух знаний (библейской психологии и знания об образе Иисуса Христа как исторической личности) обусловлено двумя реформационными принципами текстологического изучения Библии. Церковно-догматическая установка незыблемости библейских формулировок сберегает архетипический смысл божественного Послания и открывает путь к его восприятию и пониманию. Историческая критика религиозных письменных текстов пытается очистить ее смыслы от наслоений и искажений.

3. Собраны и проанализированы зарубежные исследования по библейской критике и нарративному библейскому анализу, которые обеспечивают перспективу психотеологического сотрудничества в пределах стратегии конфессионально-ориентированной науки, выраженной в экспликации рефлексивного «Я» применительно к ситуации религиозной веры.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что работа направлена на восстановление более полной генеалогии психологической науки, от которой та отказывалась в разгар позитивистских десятилетий. В исследовании расширяется представление о предмете и возможностях теологических областей знания. Восполняется дефицит культурно-исторического обращения к нарративным формам религиозной идентичности, что даёт материал для размышлений над проблематикой религиозного самосознания и понимания личности в христианской культуре.

Практическая значимость. Междисциплинарный характер исследования позволяет использовать его при чтении курсов по истории психологии, исторической психологии, истории христианства.

Достоверность и надёжность полученных результатов обеспечивалась проработанностью теоретико-методологических оснований настоящего диссертационного проекта; ознакомлением с отечественными и зарубежными исследованиями; использованием методологического аппарата и выбором объекта исследования, адекватных цели, предмету, задачам и логике общего замысла в пределах истории психологии, общей .психологии, психологии личности и смежных дисциплин, методологически и содержательно дополняющих друг друга.

Положения, выносимые на защиту:

1. Религиозно-научный эклектизм выступает в качестве апокрифической и канонической фаз библейской наррадигмы, обусловленных синтезом культур греческой и иудейской словесности.

2. Историческая последовательность смены знания об образе Иисуса Христа выстраивается в качестве гуманистической и гуманитарной фаз библейской наррадигмы.

3. Культурно-исторический механизм «теология-психология» в пространстве «теология-литература» в Германии 18-19 веков обусловлен реформацион-ным принципом текстологического изучения Библии.

Апробация работы и внедрение результатов исследования. Обсуждение . положений диссертационного исследования проходило на заседаниях кафедры психологии личности факультета психологии Южного федерального университета (Ростов-на-Дону, 2006-2010) и кафедры права, культурологии, психолого-педагогических дисциплин Ростовского государственного строительного университета (Ростов-на-Дону, 2008-2011). Результаты исследований были представлены на сессиях Недели науки ЮФУ (Ростов-на-Дону, 2007] и РГСУ [Ростов-на-Дону, 2008-2011].

Публикации. По теме диссертации опубликовано 8 работ, общим авторским объёмом 2,0 усл.п.л.; в том числе 2 статьи - в журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Структура и объём диссертации. Работа состоит из введения; трёх глав; заключения, содержащего выводы, практические рекомендации и перспективы дальнейшего исследования проблемы; списка литературы, включающего 197 наименований, из них 83 — на иностранных языках; списка выборки источников из 38 наименований, из них 14 - на иностранных языках; 4 Приложения. Работа иллюстрирована 1 Рисунком, 4 Таблицами. Объём основного текста диссертации составляет 161 машинописную страницу.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Полученные результаты подтверждают выдвинутые гипотезы, обосновывают положения, выносимые на защиту.

1. В исследовании нашла подтверждение гипотеза, что религиозно-научный эклектизм ХУШ-Х1Х веков исторически может быть обусловлен динамикой трансформации знания об образе Иисуса Христа, первоначально сформировавшемся в 1-нач. IV века [Таблица 3, Таблица 4 Приложения 3].

1.1. Религиозно-научный эклектизм в качестве апокрифической и канонической фаз библейской наррадигмы функционирует на основании синтеза культур греческой и иудейской словесности в следующих показателях индивидуализации её стиля: традиционализм, темпоральность, аутодескриптивные формы, вариативность позиций, беллетристичность, авторские денотации.

1.2. Параметры рефлексивной аутонаррации в формировании евангельского нарратива отражают расширение репертуара интерпретаций в постепенном переходе от традиционных форм ближневосточной внерефлексивной словесности, свойственной иудейской культуре (в Евангелиях от Марка и Матфея) к их появлению, характерному греческой культуре (в Евангелиях от Луки и Иоанна).

1.3. Генезис темпоральности в построении знания вокруг евангельского нарратива происходит по двум линиям: 1) социальной (выделение социальных ориентиров, подвигнувших к обсуждению евангельской проблематики); 2) ретроспективной (целостное восприятие своей религиозной идентичности с точки зрения наблюдателя, как свидетеля евангельских событий). Сопряжение различных временных промежутков фиксирует значимые для самоактуализации в сфере религии жизненные факты как религиозный опыт.

1.4. Простые аутодескриптивные формы, переходя в инверсивные, усиливают обобщающие выражения в описании чувства соборной сплочённости, в целом, исторически сформировавшем основы церковной жизни, в пределах которых знание об образе Иисуса Христа сужается до догмата и выполнения обряда таинств.

1.5. Вариативность альтернативных позиций (в расчёте на мнение адресата или читателя) обеспечивает многообразие форм подражания. Динамика авторской рефлексии выстраивается в расчёте на абсолютные максимы долженствования подражания Христу.

1.6. Авторские денотации выделяют доминирующую в авторском изложении терминологию от предельно ортодоксальных форм (Сын Человеческий, Пророк, Учитель, Господь, Сын Божий) до беллетристично оформленных личностными характеристиками представлений (мудрый человек, терпеливый, смиренный благородный подвижник, педагог, пример для подражания).

2. Находит подтверждение гипотеза, что историческая последовательность смены знания об образе Иисуса Христа выстраивается в качестве гуманистической и гуманитарной фаз библейской наррадигмы.

2.1. Библейская наррадигма в своём развитии формирует целостное поле религиозно-научного эклектизма, на котором разворачивается спектр научно-исследовательских конструктов и социальных явлений, обеспечивших динамику взаимодействия религиозного и научного познания.

2.2. Содержанием библейской наррадигмы является взаимодействие двух знаний: библейской психологии и знания об образе Иисуса Христа как исторической личности [Рисунок 1 Приложения 4].

2.3. Библейская психология является продолжением канонической фазы библейской наррадигмы. Содержание библейской психологии заключается в переосмыслении библейского нарратива в формах, насыщающих догматику свидетельствами о человеке через повествование об истории спасения, соответствующей центральному сюжету Библии и одновременно главному пункту христианской догматики.

2.4. Биографический жанр жизнеописаний Иисуса Христа на основании внедрения в текстологическое изучение Библии научных методов (герменевтики, диалектики, исторической критики) демонстрирует признаки гуманистической и гуманитарной фаз библейской наррадигмы. Беллетризация позволяет извлечь полезные для верующего сведения из земной истории Иисуса, тогда как мифологизация превращает в продукт фольклорного воображения.

3. Нашла подтверждение гипотеза о том, что культурно-исторический механизм «теология - психология» в пространстве «теология - литература» в Германии ХУШ-Х1Х веков обусловлен реформационным принципом текстологического изучения Библии.

3.1. Реформационный принцип нами определяется как методологически контролируемое церковной наукой исследование Библии на основании ведущих принципов экзегезы М. Лютера и Э. Роттердамского.

3.2. Основополагающим принципом экзегезы М.Лютера являлась церков-но-догматическая установка незыблемости библейских формулировок, которые сберегают архетипический смысл божественного Послания и открывают путь к его восприятию и пониманию. В библейской психологии по отношению к евангельскому повествованию сохраняется традиционно-ортодоксальный вариант ответа на вопрос о его подлинности.

3.3. Историческая критика религиозных письменных текстов допускалась экзегезой Э. Роттердамского с целью очищения ее смыслов от наслоений и искажений. Биографический жанр жизнеописаний Иисуса Христа даёт мифо-логоведческий и нарратологический варианты ответов на вопрос о подлинности евангельского повествования, выводя его фигуру за пределы собственно христианства и религии вообще, делая носителем универсального этического мировосприятия с большим будущим.

3.4. Факт взаимодействия религиозного и научного познания фиксируется: 1) прогрессом внутри либеральной теологии исторической критики библейской литературы, показавшей её содержание в новой перспективе и давшей её учению о человеческой природе свежее значение; 2) подъёмом современной научной психологии, которая обострила интерес к предмету человеческой духовной природы, для её анализа обеспечивая библейских психологов методом интроспекции; 3) психологической задачей, формулируемой библейскими психологами, которая состояла в экспликации рефлексивного «Я» применительно к ситуации религиозной веры, что ориентирует библейскую психологию на партнёрство со светской наукой - интроспективной психологией.

4. Библейская психология в XIX веке выступает как наука, конфессионально ориентированная. С развитием психологии интроспекционизма научная обоснованность библейской психологии определяется стремлением гибко координировать библейские значения тела, души, духа, сердца (в текстах Ветхого и Нового Заветов) с современными данными о психофизическом и духовно-рефлексивном строении человека.

5. Воссоздание целостной картины динамики религиозно-научного эклектизма возможно при внедрении в эмпирическое исследование нарративных практик и методов интегративного эклектизма, позволяющих определить исто-рико-психологические особенности механизма взаимодействия религиозного и научного познания.

Практические рекомендации. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в курсах истории психологии, исторической психологии, истории христианства.

Перспектива данного исследования состоит в углубленном изучении религиозно-научного эклектизма в области психологической библейской критики второй половины XX века.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Печерская, Надежда Марковна, Ростов-на-Дону

1. Абраменкова В.В., Слободчиков В.И. Христианская антропология и современная психология Электронный ресурс. / В.В. Абраменкова, В.И. Слободчиков // Воскресная школа. 2001. № 25. http: //hpsy.ru/ authors/ х193. htm

2. Аверинцев С.С. Риторика и истоки европейской литературной традиции Текст. / С.С. Аверинцев. М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. 3 с.

3. Александров Ю.И. Введение в системную психофизиологию / Психология XXI века Текст. / Ю.И.Александров. М.: Пер Се., 2003. С. 39-85.

4. Андреев И.Д. Апокрифы Текст. / И.Д. Андреев / Христианство. Энциклопедический словарь: в 2-х тт. М., 1993. Т. 1. С. 100.

5. Армстронг Карен. История Бога Текст. / Карен Армстронг. М.: «София», 2004. 41 с.

6. Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской). Избранное. Собрание сочинений: в 2-х тт. Текст. / Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской). Нижний Новгород: Изд-во Братство во имя Св. Кн. Александра Невского, 1999. Т. 1. С. 24-26.

7. Бауэр Б. Трубный глас страшного суда над Гегелем Текст. / Б. Бауэр. М.: Соцэкгиз, 1933. С. 3

8. Бахтин М.М. Литературно-критические статьи Текст. / М.М. Бахтин. М., 1986.474 с.

9. Бердяев H.A. Духовный кризис интеллигенции Текст. / H.A. Бердяев. М.: Канон+ОИ «Реабилитация», 1998. 265 с.

10. Бернардо Антонини. Экзегеза Нового Завета Текст. / Бернардо Ан-тонини. М.: Изд-во семинарии Фомы Аквинского, 1998. С. 3.

11. Библейская энциклопедия архимандрита Никифора Текст. М., 18911991.27 с.

12. Библейские обзоры Текст. Германия: Изд-во «GBV», 1993. С. 3

13. Библия (с комментариями Джона Мак-Артура) Текст. Славянское Евангельское общество, 2005. 1383 с.

14. Библия (современный перевод библейских текстов) Текст. М.: Всемирный Переводческий Центр, 1993, 12 с.

15. Библия для детей (библейские рассказы с иллюстрациями) Текст. М.-Стокгольм: Институт перевода Библии, 2000. 4 с.

16. Библия для детей Текст. СПб.: Христианское изд-во, 1993. С. 5

17. Библия с комментариями «Полноценная жизнь» Текст. Missouri USA: Life Publishers International, 1997. 54 с.

18. Библия тематическая с комментариями Текст. Минск: Библейская лига, 1996. 38 с.

19. Братусь Б. Двойное бытие души и возможность христианской психологии Электронный ресурс. / Б.С. Братусь / www.Hpsy.ru /seript/ golink.php

20. Братусь Б.С. Психология и этика Электронный ресурс. / Б.С. Братусь // Человек. 1998. № 1-4. / http:// dorn knig.net/book 4356.html.

21. Братусь Б.С. Начало христианской психологии Электронный ресурс. / Б.С. Братусь / www.hpsy.ru/script/golink.php

22. Братусь Б.С. Христианская и светская психотерапия Электронный ресурс. / Б.С. Братусь // Московский психотерапевтический журнал. 1997. № 4. htt:// dusha orthodox.ru

23. Брокмейер Й., Харре Р. Нарратив: проблемы и обещания одной альтернативной парадигмы Текст. / И. Брокмейер, Р. Харре // Вопросы философии. 2000. № 3. С. 29-42.

24. Бультман Р. Избранное: вера и понимание Текст. / Р. Бультман М.: РОССПЭН, 2004. 9 с.

25. Василенко Л.И. Краткий религиозно-философский словарь Текст. / Л.И. Василенко. М.: Изд-во «Истина и Жизнь», 2000. 22 с.

26. Василюк Ф. Переживание и молитва (опыт общепсихологического исследования) Текст. / Ф. Василюк М.: Изд-во «Смысл», 2005. 33 с.

27. Вебер М. Избранные произведения Текст. / М. Вебер. М.: Изд-во «Прогресс», 1990. 808 с.

28. Вейсман А.Д. Греческо-русский словарь Текст. / А.Д. Вейсман. М.: Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина, 1991. 24 с.

29. Верклер Г.А. Герменевтика. Принципы и процесс толкования Текст. / Г.А. Верклер. Библиотека Конгресса, США 1995. С. 4-7.

30. Гадамер X. Истина и метод. Основы философской герменевтики. Текст. /X. Гадамер. М., 1988. 21 с.

31. Галустова О.В. История психологии: учебное пособие Текст. / О.В. Галустова. М.: Изд-во «Проспект», 1996. С. 59-64.

32. Гарнак А. История догматов Текст. / А. Гарнак / Раннее христианство. М., 2001. Т. 2.

33. Гартри Д. Введение в Новый Завет Текст. / Д. Гартри. Одесса: «Бо-гомыслие», 1996. 3 с.

34. Гондецкий С. Введения в синоптические евангелия Текст. / С. Гон-децкий М.: Изд. семинарии Фомы Аквинского, 2005. С. 9-16.

35. Горфункель А.Х. Гуманизм, христианство и утопия (Эразм Роттердамский Текст. / А.Х.Горфункель / Философия эпохи возрождения, М.: Высшая школа, 1980, 11с.

36. Дергач A.A. Кузьмина Н.В. Акмеология: пути достижения вершин профессионализма Текст. / A.A. Дергач, Н.В. Кузьмина. М., 1993. 58 с.

37. Джеймс У. Психология Текст. / У. Джеймс. М.: Изд-во «Педагогика», 1991. С. 80, 405

38. Дильтей В. Герменевтика и теория литературы Текст. / В. Дильтей / Дильтей В. Собрание сочинений: в 6-ти тт. М.: Дом интеллектуальной книги, 2001. Т. 4.419 с.

39. Дильтей В. Описательная психология (2-е изд.) Текст. / В. Дильтей. СПб.: Изд-во «Алетейя», 1996. С. 28.

40. Еремеев Я.М. Я нарратив Текст. / Я.М. Еремеев. Ростов на Дону, 2004. С. 38-116.

41. Ершов С.А. Послесловие составителя Текст. / С.А. Ершов / Апокрифические евангелия. СПб., 2000. С. 464-466.

42. Ждан A.B. История психологии от Античности до наших дней. Текст. / A.B. Ждан. М., 1990. С. 4.

43. Западная теология XX века Текст.: избранные тексты / Под ред. Е.А. Степановой. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2001. С. 3.

44. Зинченко В.П. Психология духовности Текст. / В.П. Зинченко. М.: Изд-во Транспортного ин-та, 1996. С. 40.

45. Зинченко В.П. Посох Мандельштама и трубка Мамардашвили. Текст. / В.П. Зинченко. М., 1997. С. 3.

46. Зинченко В.П. Психология на качелях между душой и телом Текст. / В.П. Зинченко // Человек. 2005. № 2, 3. С. 5.

47. Ивлева Г.Ю. Рациональная эклектика как выражение кризиса экономической теории и способ выхода из него Текст. / Г.Ю. Ивлева // Философия хозяйства. 2003. № 3. С. 24-37.

48. Ильенков Э.В. Философия и культура Текст. / Э.В. Ильенков / Серия мыслители XX в., М., 1991. С. 5.

49. Исаак Сирин. О душе, о страстях и о чистоте ума Текст. / Исаак Сирин / Слова сподвижнические. М., 1993. С. 6. (Христианское чтение. 1824. Ч. 14. С.145-155)

50. Источниковедение Текст. / Под ред. H.H. Данилевского и др. М., РГГУ, 1998. 788 с.

51. Канонические евангелия Текст. / Под ред. C.B. Лёзова и C.B. Тищен-ко. М.: Издательская фирма «Восточная литература», 1993. С. 5-70.

52. Кант И. Трактаты и письма Текст. / И. Кант. М., 1980. С. 84.

53. Крабб Л. Эффективное библейское консультирование Текст. / Л. Крабб. Мичиган: Изд-во «Библиотека ресурсов служения», 1977. С. 3.

54. Кузьмина Н.В. Профессионализм деятельности преподавателя и мастера производственного обучения СПТУ Текст. / Н.В. Кузьмина. СПб: Изд-во ЛГУ, 1988. 239 с.

55. Кураев А. Христианская философия и пантеизм Текст. / А. Кураев. М.: Изд-во Моск-го Православного Свято-Троицкой Серигиевой Лавры, 1997. С. 28-39.

56. Леонтьев Д.А. Психология смысла. Природа и структура смысловой реальности. Текст. / Д.А. Леонтьев. М., 1999. с. 5.

57. Лоргус А. Опыт методологического анализа психологических категорий: психика и личность Электронный ресурс. / А. Лоргус // Рождественские чтения. 2006. // http://hps.ru/public/xl691.htm

58. Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения Текст. / А.Ф. Лосев. М.: Изд-во Мысль, 1982. 326 с.

59. Лосский Н.О. Бог и мировое зло Текст. / Н.О. Лосский. М.: Изд-во «Республика», 1994. 37 с.

60. Лосский Н.О. Догматическое богословие Текст. / В.Н. Лосский. М.: Изд-во «Республика», 1991. С. 26.

61. Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии Текст. / Г.Г. Майоров. М., 1979. 344 с.

62. Мак-Артур Дж. Возвращение к пасторскому служению: формирование современного служение по библейским образцам Текст. / Дж. Мак-Артур. СПб.: Изд-во «Библия для всех», 2003. 381 с.

63. Марсель Г. Трансцендентное, как метапроблематика Текст. / Дж. Мак-Артур / Пер. с фр. «Логос», Париж-Брюссель, 1972. № 5. 142 с.

64. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы Текст. / А. Маслоу. М, 1999. С. 125,262.

65. Мень А. Сын Человеческий Текст. / А. Мень. М.: Протестант, 1991.4с.

66. Мень А. Библиологический словарь Текст.: в 3-х тт. / А. Мень. М.: Фонд имени Александра Меня, 2002. 22 с.

67. Мень А. История религии Текст. / А. Мень. М.: Протестант 1993.33с.

68. Мецгер Б.М. Текстология Нового Завета Текст. / Б. Мецгер. М.: Изд-во Библейского — Богословского института св. ап. Андрея, 1996. 123 с.

69. Мецгер Б.М. Канон нового завета. Возникновение, развитие, значение Текст. / Б.М. Мецгер. М.: Изд-во Библейско-богословский институт св. Апостола Андрея, 1998. 97 с.

70. Мунье Э. Христианское противостояние Текст. / Э. Мунье. СПб.: Изд-во Святого Петра, 1999. С. 13.

71. Мунье Э. Манифест персонализма Текст. / Э. Мунье. М.: Изд-во «Республика», 1999. 634 с.

72. Мунье Э. Надежда отчаявшихся Текст. / Э. Мунье. М.: Изд-во «Искусство», 1995. С. 137, 163.

73. Мунье Э. Что такое персонализм? Текст. / Э. Мунье. М.: Изд-во гуманитарной лит-ры, 1994. 100 с.

74. Никандров В.В. Антитренинг, или Контуры нравственных и теоретических основ психотренинга Текст. / В.В. Никандров. СПб.: Изд-во «Речь», 2003. С. 13-15.

75. Ницше Ф. Воля к власти: опыт переоценки ценностей Текст. / Ф. Ницше. М.: БШРЬ-Ьоок, 1994. 122 с.

76. Новая Женевская учебная Библия. НапБзкг-Уег^: миссионерский союз «Свет на Востоке», 1998. 15 с.

77. Прилуцкий А.М. Дискурс теологии Текст. / А.М. Прилуцкий. М.: Изд-во «Светоч», 2006. С. 181-205

78. Психология и этика Текст. Обсуждения на собраниях «Круглого стола» // Человек. 1996. № 2. С. 19-21.

79. Пупар П. Церковь и культура Текст. / П. Пупар. Милан-Москва: Изд-во «Христианская Россия», 1993. С. 14-22.

80. Радостная весть. Новый Завет в переводе с древнегреческого. М.: Изд-во Российского библейского общества, 2003. С. 7-12.

81. Райри Ч. Основы богословия Текст. / Ч. Райри. М.: Изд-во «Духовное возрождение», 1997. 19 с.

82. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание Текст. / С.Л. Рубинштейн / Рубинштейн С.Л. Человек и мир. СПб.: Изд-во «Питер», 2003. 9 с.

83. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Антропологический принцип в психологии развития Текст. / В.И. Слободчиков, Е.И. Исаев // Вопросы психологии. 1998. №6. С. 3-17.

84. Смирнов Д.О. Религиозная активность в структуре интегральной индивидуальности Текст.: Дисс. .канд. психол. наук / Д.О. Смирнов. Пермь, 2001. С. 65.

85. Снегирев В.А. Самосознание и личность Текст. / В.А. Снегирев // Русская религиозная антропология. Т.1. М., 1997. С. 187-204.

86. Соколов Э.В. Культура и личность Текст. / Э.В. Соколов. Л.: Изд-во «Наука», 1972. С. 228.

87. Соколова Е.Е. Тринадцать диалогов о психологии Текст. / Е.Е. Соколова (Хрестоматия с комментариями по курсу «Введение в психологию»). М.: Изд-во «Наука», 1994. С. 76-79.

88. Спиноза Б. Богословско-политический трактат Текст. / Б. Спиноза. Минск: Изд-во «Литература», 1988. С. 22.

89. Теологический энциклопедический словарь Текст. / Под ред. У. Эл-велла. М.: Ассоациация «Духовное возрождение», 2003. С. 1163-1204.

90. Толкование Библии в Церкви, Папская библейская комиссия. СПб.: Католическая высшая духовная семинария «Мария царица Апостолов», 2002. С.3-20.

91. Уорнер Дж. Учебник по христианскому консультированию Текст. / Дж. Уорнер. М., 1999. С. 5-10.

92. Уэйн Грудем. Систематическое богословие. Введение в библейское учение Текст. / Уэйн Грудем. СПб.: Изд-во «Мирт», 2004. С. 635-637.

93. Филлипс Л., Иоргенсен М.В. Дискурс анализ (теория и метод). Текст. / Л. Филлипс, М.В. Иоргенсен. Харьков: Изд-во «Гуманитарный центр», 2004. С. 169.

94. Философская энциклопедия Электронный ресурс.: в 5-х тт. М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф.В. Константинова, 1960-1970 / М.Петров. Эклектика / Ьйр:// dic.academic.ru

95. Философский энциклопедический словарь Текст. 2-е изд. М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1989. С. 757.

96. Франк С.Л. Предмет знания. Душа человека Текст. / С.Л. Франк. СПб.: Изд-во «Наука», 1995. С. 422-423.

97. Фрейд 3. Недовольство культурой Текст. / Фрейд 3. / Психоанализ. Религия. Культура. М.: Изд-во «Ренессанс», 1992. С. 4.

98. Фромм Э. Здоровое общество. Догмат о Христе. Текст. / Э.Фромм. М.: Изд-во «Транзит книга», 2005. С. 6.

99. Христианское вероучение. Догматические тексты учительства церкви (Ш-ХХ вв.). СПб.: Изд-во св. Петра, 2002. С. 183-217.

100. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности Текст. / Л. Хьелл, Д. Зиглер. СПб, 1998. 246 с.

101. Швейцер А. Культура и этика Текст. / А. Швейцер. М., 1973. С. 155156

102. Шеховцова Л.Ф., Зенько Ю.М. Элементы православной психологии. Текст. / Л.Ф. Шеховцова, Ю.М. Зенько. СПб., 2005. С. 5.

103. Шкуратов В.А Библейская психология и библейская наррадигма электронный ресурс. / В.А. Шкуратов // Российский психологический журнал. 2009. Ьир:// credo-publish.psyf.rsu.ru

104. Шкуратов В.А. Историческая психология Текст. / В.А. Шкуратов. Ростов-на-Дону, 1994. изд. 2-ое, расшир., М., 1997. С. 169-174.

105. Шкуратов В.А. Историческая психология Текст. / В.А. Шкуратов. Ростов на Дону: Изд-во «Город N», 1994. С. 229-241.

106. Шкуратов В.А. Культурные универсалии и персональное бытие человека Текст. / В.А. Шкуратов // Психологический вестник РГУ. 1997. Вып. 2. Ч. 1. С. 88-110.

107. Шкуратов В.А. Полипсихизм в истории психологии Текст.: учебное пособие (на правах рукописи) / В.А. Шкуратов. Ростов-на-Дону, 2009.

108. Энгельс Ф. О первоначальном христианстве Текст. / Ф. Энгельс. М., 1962. С. 28-364.

109. Эриксон М. Христианское богословие Текст. / М. Эриксон. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского христианского университета, 1999. С. 19-20; 561630.

110. Юнг К.Г. Попытка психологического истолкования догмата о Троице // Ответ Иову Текст. / К.Г. Юнг. М.: Изд-во Канон + РООИ «Реабилитация», 2006. 7 с.

111. Янчук В.А. Введение в современную социальную психологию. Текст. / В.А. Янчук. Минск: АСАР, 2005. С. 227-230.

112. AIker H.R., Lehnert W.C, Schneider D.K. Two reinterpretations of Toyn-bee's Jesus: Explorations of computational hermeneutics Текст. / H.R. Alker, W.C. Lehnert, D.K. Schneider // Quaderni di ricerca lingüistica. 1985. № 6. 3 p.

113. Baillie D. God Was in Christ Текст. / D. Baillie. New York: Scribner, 1948. P. 92-117.

114. Baucham R. Jesus and the Eyewitnesses Текст. / R. Baucham. The Gospels as Eyewitness Testimony. L., 2006. P. 12.

115. Beck J.T. Outlines of Biblical Psychology Текст. / J.T. Beck. Edinburgh, 1877. P. 2.

116. Beizen J.A. The Cultural psychology approach to religion Текст. / J.A. Beizen I I Theory & Psychology. 1999. Vol. 4. № 2. P. 5.

117. Benner D. Psychotherapy and spiritual quest Текст. / D. Benner. Grand Rapids: Baker, 1988. P. 24.

118. Benner D. Psychotherapy and the spiritual quest Текст. / D. Benner. Grand Rapids: Baker. P. 8-13.

119. Benz E. Der dreifache Aspekt des Ubermenschen Текст. / E. Benz // Eranos-Jahrbuch-1959, Zurich, 1960. P. 52.

120. Bultman R. Jesus Текст. / R. Bultman. Tubingen, 1964. P. 4-12.

121. Byrskog S. Story as History. The Gospel Tradition in the Context of Ancient Oral Histoiy Текст. / S. Byrskog. N.Y., 2000. P. 4.

122. Carter J., Naramor B. The integration of psychology and theology Текст. / J. Carter, B. Naramor. Grand Rapids: Zondervan, 1979. P. 5-13.

123. Collins G. Psychology and theology Текст. / G. Collins. Nashville: Abingdon, 1981. P. 42.

124. Crabb L. Effective biblical counseling Текст. / L. Crabb. Grand Rapids: Zondervan, 1977. P. 16.

125. Crowford M., Rossiter G. Spirituality development of adolescence An Australian perspective Текст. / M. Crowford, G. Rossiter / Explanation, spirituality and the whole child / Ed. Best R. L., Cassel, 1996. P. 40.

126. Cupitt D. The New Religion of Life in Everyday Speech Текст. / D. Cu-pitt, 1999. P. 12.

127. Danilou J. La persone chez les peres grecs Текст. / J. Danilou / La nation de persone chez les peres grecs. Paris, 1979. P. 98-110.

128. Darley J., Batson C. From Jerusalem to Jericho Текст. / J. Darley, C. Batson // Journal of Personality and Social Psychology. 27. 1973. P. 100-108.

129. Davedsen Ole. The narrative Jesus: A semiotic reading of Mark s Gospel Текст. / Davedsen Ole. Aarkus University Press. P. 360.

130. Delitzsch F. A System of Biblical Psychology System der biblischen Psychologie Текст. / F. Delitzsch. Leipzig: Dorffling & Franke, 1861; ET, Edinburgh: Т. & T. Clark, 1869. 2d ed. Trans. А. E. Wallis. Grand Rapids: Baker Book House, 1966. 8 p.

131. Donohue J.R. The Gospel in Parable: Metaphor, Narrative and Theology in the Synoptic Gospels Текст. / J.R. Donohue. Philadelphia: Fortress Press, 1988. P. 8-24.

132. Ebeling G. The Meaning of Biblical Theology Текст. / G. Ebeling / On the Authority of the Bible: Some Recent Studies. London, 1960. P. 21-24.

133. Elkins D. Towards a humanistic-phenomenological spirituality definition: description and mainstream Текст. / D. Elkins // Journal of Humanistic Psychology, ol. 28. № 4. 1988. P. 349.

134. Engel J., Norton H. What's gone wrong with the harvest ? Текст. / J. Engel, H. Norton. Grand Rapids: Zondervan, 1975. P. 18-21.

135. Farnsworth К. Whole-hearted integration Текст. / К. Farnsworth. Grand Rapids: Baker, 1985. P. 23-37.

136. Fiske J. Through Nature to God Текст. / J. Fiske. Boston: Houghton Mifflin, 1899. P. 54.

137. Fletcher M.S. The Psychology of the New Testament Текст. / M.S. Fletcher. London, 1912.

138. Fowler M. Strength for the journey Текст. / M. Fowler / Faith development in early childhood, ed. D.Blazer. Kansas City, Mo.: Sheed & Ward, 1989. P. 4752.

139. Francis L. Religiosity and lie scores: A Question of interpretation Текст. / L. Francis. Culham College. Psychology. 1978. P. 58.

140. Frei H. The Eclipse of Biblical Narrative: A Study in Eighteenth and Nineteenth Century Hermeneutics Текст. / H. Frei. New Haven, 1974. P. 39.

141. Freke Timothy and Peter Gandy The Jesus Mysteris: Was the «Original Jesus» Pagan God (Three Rivers Pr 2001). P. 110-143.

142. Gore C. The Incarnation of the Son of God Текст. / С. Gore. New York: Scribner, P. 172-189.

143. Hall Granville Stanley. Jesus, the Christ, in the Light of Psychology Текст. Garden City, N.Y.: Doubleday, 1917. P. 54-65.

144. Harless G. Christliche Ethik Текст. / G. Harless. Tubingen, 1849. P. 16.

145. Helmer C. Biblical Theology: Bridge Over Many Waters Текст. / С. Helmer // Currents in Biblical Research. 2005. 3(2). P. 175.

146. Hodges B. Perception, relativity and knowing and doing the truth Текст. / В. Hodges // S. Jones. Psychology and the Christian faith, Grand Rapids: Baker, 1986. P. 23-25.

147. Hoffman J. Chr. К. Scriftbeweis, 1852, Tubingen, p.8

148. Hugh Ross Mackintosh. Tupes of Modern Theology: Schleiermacher to Barth Текст. / Hugh Ross Mackintosh, London: Nisbet, 1937. P. 104-105.

149. Hyder O. The Christian's handbook of psychiatry Текст. / О. Hyder. Old Tappan, N.J.: Revel, 1971. P. 32-36.

150. J.A. van der Ven. An Empirical Approach in Practical Theology, Frankfort n M.: Peter Lang, 1999, P. 323-340.

151. Jeremias J. New Testament Apokrypha Текст. / J. Jeremias. Philadelphia, 1963.

152. Jeremias J. The Parables of Jesus? Текст. / J. Jeremias, 1963. P. 86.

153. Jones E. The Life and Work of Sigmund Freud, vols. 1-3 (New York: Basic Books, 1957). P. 194-199.

154. Kahler M. The So Called Historical Jesus and the Historic Biblical Christ Текст. / M. Kahler. Philadelphia: Fortress, 1964. P. 65-371.

155. Keefer К. The New Testament as Literature: A Very Short Introduction Текст. / К. Keefer. Oxford US, 2008. P. 124.

156. Kort A. Story, Text, and Scripture: Literary Interests in Biblical Narrative Текст. / A. Kort. The Pennsylvania State University Press, 1988. P. 3.

157. Koteskey R. Toward the development of a Christian psychology: Emotion Текст. / R. Koteskey. Nashville, 1980. P. 3.

158. Lines D. Counseling within a new spiritual paradigm Текст. / D. Lines // Journal of Humanistic Psychology. Vol. 42. № 3. 2002. P. 102-123.

159. Longenecker B. Narrative Dynamics Paul: A Critical Assessment Текст. / В. Longenecker. Lonisville: Westminster John Knox Press, 2002. P. 96.

160. Martyn J.L. History and Theology in the Fourth Gospel Текст. / J.L. Martyn. Nashville, 1979, P. 44.

161. McDonald H. Biblical teaching on personality Текст. / H. McDonald. In S. Jones (ed). Psychology and the Christian faith: An introductory reader (pp. 118140). Grand Rapids, MI: Baker, 1986. P. 127.

162. McGrath A. The Genesis of Doctrine: A Study in the Foundation of Doctrinal Criticism Текст. / A. McGrath. Grand Rapids, 1997. P. 64.

163. McKenna D. The Jesus model Текст. / D. McKenna. Waco: Word, 1977. P. 12-17.

164. Mengal P. La naissance de la psychologie Текст. / P. Mengal. Paris, 2005. P. 23.

165. Miller David L. Biblical Imagery and Psychological Likeness Текст. / Miller David L. / Jung and the Interpretation of the Bible / Ed. David L. Miller, New York: Continuum, 1995. P. 102-112.

166. Minirth F. Christian psychiatry Текст. / F. Minirth. Old Tappan. N.J.: Revel, 1977. P. 13-21.

167. Moltmann J. Trends and Transmutation in Christology Текст. / J. Molt-mann / The way of Jesus Christ. San Francisco: Harper San Francisc, 1990. P. 38-72.

168. Mott-Thornton M. Experience, critical realism and the schooling of spirituality Текст. / M. Mott-Thornton / Explanation, spirituality and the whole child / Ed. BestR. L., Cassel, 1996. P. 4.

169. Myers D., Jeeves M. Psychology through the eyes of faith Текст. / D. Myers, M. Jeeves. San Francisco: Harper and Row, 1987. P. 13- 27.

170. Norcross F. Eclecticism; Definitions, manifestations, and practitioners Текст. / F. Norcross // International Journal of Eclectic Psychotherapy. № 4. 1985. P. 19-32.

171. Ocker Ch. Biblical poetics before humanism and reformation Текст. / Ch. Ocker / A comparative study of the interpretation of the Bible in the Middle Ages. Cambridge, 2002. P. 34-39.

172. Parsinger M. Neuropsychological bases of God beliefs Текст. / M. Par-singer. New York: Praeger, 1987. P. 1-34.

173. Propst R. Psychotherarapy in a religious framework Текст. / R. Propst. NY: Human Sciences, 1987. P. 13-37.

174. Psychology through the eyes of faith Текст. San Francisco: Harper and Row, 1987. P. 4-7.

175. Ratcliff D. The development of child"s religious concepts Текст. / D. Ratcliff // Journal of psychology and Christianity. 1985. P. 41-44.

176. Rayburg C.A., Richmond L.J. Theobiology: the Establishment of communication with a computer of divinity and a science Текст. / C.A. Rayburg, L.J. Richmond // The American The behavioural Scientist. 45 (12). 2002. P. 3.

177. Riches J. Conflicting Mythologies Mythical Narrative in the Gospel of Mark Текст. / J. Riches // Journal for the Study of the New Testament. 2001. Vol. 24. №29. P. 31.

178. Rollins W.G. Soul and Psyche. The Bible in Psychological Perspective Текст. / W.G. Rollins. Minneapolis, 1999. P. 26.

179. Schneiders Sandra M. The Revelatory Text: Interpreting the New Testament as Sacred Scripture Текст. / Sandra M. Schneiders. San Francisco: Harper SanFrancisco, 1991. P. 90-101.

180. Slife B.D. Newtonian time and psychological explanation Текст. / B.D. Slife // Journal of Mind and Behavior. 1995. 16(1). P. 45-62.

181. Slife B.D., Hope C., Nebeker R.S. Examining Relations between Religious Spirituality and Psychological Science Текст. / B.D. Slife, C. Hope, R.S. Nebeker // Journal of Humanistic Psychology. 1999. Vol. 39. № 2. P. 51-85.

182. Smalley B. The Study of the Bible in the Middle Ages Текст. / В. Smal-ley. Notre Dame, 1964. P. 21.

183. Smalley S.S. New Testament Interpretation Текст. /S.S. Smalley. 1977. P. 181-195.

184. Smith D. Eclecticism in psychotherapy Текст. / D. Smith / Benner D. Baker encyclopedia of psychology. Grand Rapids, MI: Baker, 1985. P. 337-339.

185. Spener P.J. Pia Desideria Текст. / P.J. Spener. Minneapolis, 1964. P.11.13.

186. Spiegel Yorick. Psychoanalyse und analytische Psychologie — Instrument der Exegese? Текст. / Psychoanalytische Interpretationen biblischer Texte, ed. Yorick Spiegel. Munich: Chr. Kaiser, 1972. P. 90-93.

187. Stanley Granville Hall. Jesus, the Christ, in the Light of Psychology Текст. / Granville Hall Stanley. N.Y.: Doubleday, 1923. P. 52-64.

188. Stanton L.J., Butman R.E. Modern Psychotherapies Текст. / L.J. Stanton, R.E. Butman. Illinois: InterVarsity Press, 1991. 26 p.

189. Stroup G. The promise of Narrative Theology: Paperback Текст. / G. Stroup. 1981. P. 41.

190. Tart C.T. Transpersonal psychologies Текст. / C.T. Tart. L. Routledge andC. Paul, 1975. P. 98.

191. Theissen G.A. Theory of Primitive Christian Religion Текст. / G.A. Theissen. L., 1999. P. 23.

192. Thorne В. Person-centured spirituality and Christian spirituality: the Secular and the Holy Текст. / В. Thorne. L, Whirr Publrschers, 1995. P. 201.

193. Tillich P. Systematic Theology Текст. / P. Tillich. Chicago: University of Chicago, 1951. Vol. 1, 3 p.

194. Tillich P. What Is Religion? Текст. / P. Tillich. New York: Harper and Row, 1969. P. 82.

195. Vidal F. Les sciences de lame. XVI e-XVIII e siècle Текст. / F. Vidal. Paris, 2006. P. 3.

196. Ward M. The Bible in counseling Текст. / M. Ward. Chicago: Moody, 1977. P. 18.1. СПИСОК ВЫБОРКИ источников

197. Апокрифы древних христиан Текст. М.: Общество ведической культуры, 1994. 112 с.

198. Библия Он Лайн Millennium Edition. Электронный ресурс. / http://www.bible.ru

199. Джеймс У. Многообразие религиозного опыта Текст. / У. Джеймс. М.: Изд-во «Наука», 1993. 5 с.

200. Евангелие детства (Евангелие от Фомы) Текст. / Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты, комментарии / Акад. обществ, наук при ЦК КПСС. Ин-т науч. атеизма; Редкол.: А. Ф. Окулов (пред.) и др., М.: Изд-во «Мысль», 1989. С. 130-150.

201. Евангелие от Иоанна Текст. / Библия. Книги Священного Писания Нового Завета. Канонические. Перепечатано с Синодального издания / Финляндия, 1999. С. 100-129.

202. Евангелие от Луки Текст. / Библия. Книги Священного Нового Завета. Канонические. Перепечатано с Синодального издания / Финляндия, 1999. С. 61-99.

203. Евангелие от Марка Текст. / Библия. Книги Священного Писания Нового Завета. Канонические. Перепечатано с Синодального издания. Финляндия, 1999. С. 38-60.

204. Евангелие от Матфея Текст. / Библия. Книги Священного Писания Нового Завета. Канонические. Перепечатано с Синодального издания. Финляндия, 1999. С. 1-37.

205. Иосиф Флавий. Иудейские древности. СПб., 1895, переизданное в М.: 1994. С. 218-219.

206. Кемпийский Ф. О подражании Христу Текст. / Ф. Кемпийский. М.: ред. журнала «Истина и жизнь», 1999. С. 57-59.

207. Клемент Александрийский «Строматы» Текст. / Клемент Александрийский / Серия «Памятники святоотеческой письменности». Т.2. Составление,биографические и библиографические статьи иеромонаха Иллариона (Алфеев),. М.: Изд. «Либрис», 1996. 13 с.

208. Ориген «О началах», Александрийская библиотека., ответственный редактор С. Васильева, Текст. / Ориген. СПб., изд. «Амфора»., 2000. 31 с.

209. Ренан Э. Жизнь Иисуса Текст. / Э. Ренан. М.: Изд-е предприятие «Обновление», 1991. 14 с.

210. Таксиль Ж. Забавные евангелия Электронный ресурс. / http://www. Koob.ru/taksyl

211. Тертуллиан К.С.Ф. Избранные сочинения Текст. / К.С.Ф. Тертуллиан / Пер. с лат. общ. ред. и сост. Столярова. М.: Изд. Группа «Прогресс», «Культура», 1994. С. 3.

212. Фаррар Ф.В. Жизнь Иисуса Христа Текст. / Ф.В. Фаррар. СПб: издание книгопродавца И.Л. Тузова, 1893. С. 9.

213. Христианское вероучение. Догматические тексты учительства церкви (III-ХХвв.) Текст. СПб.: Изд-во св. Петра, 2002. С. 3-12.

214. Шлейермахер Ф. Речи о религии. Монологи. Текст. / Ф. Шлейер-махер. СПб., 1994. С. 213-217.

215. Штраус Д. Жизнь Иисуса Текст. / Д. Штраус / Антология мировой философии: в 4-х тт. М., 1971. Т. 3. С. 14-23.

216. Штраус Д.Ф. Жизнь Иисуса Текст. / Д.Ф. Штраус. М., 1992. С. 54.

217. Brunner Е. Biblical Psychology Текст. / Е. Brunner / God and Man: Four Essays on the Nature of Personality, 136-78. London: SCM Pres, 1936. P. 34-37.

218. Delitzsch F. A System of Biblical Psychology System der biblischen Psychologie Текст. / F. Delitzsch. Leipzig: Dorffling & Franke, 1861; ET, Edinburgh: Т. & T. Clark, 1869. 2d ed. Trans. А. E. Wallis. Grand Rapids: Baker Book House, 1966. P. 8.

219. Dibelius From Tradition to Gospel Текст. 1934. P. 152-154.

220. Fletcher S. The Psychology of the New Testament Текст. / S. Fletcher. 2d ed. New York: Hodder & Stoughton, 1912. P. 4.

221. Hall Granville Stanley. The Jesus of History and of the Passion versus the Jesus of the Resurrection Текст. / Hall Granville Stanley // The American Journal of Religious Psychology and Education. 1.1904. P. 30-64.

222. Hess J.J. Geschichte der drei letzten Lebensjare Jesu Текст. / J.J. Hess. Leipzig-Zurich, 7 Aufl., 1823, Bd 1. P. 17-18.

223. Rodd C.S. The End of Theology of Q? Текст. / C.S. Rodd // The Expository Times. 2001. Vol. 113. №3. P. 12-15.

224. Schleiermacher F. Das Leben Jesu Текст. / F. Schleiermacher. Tubingen. 1864. P.7-11.

225. Schleiermacher F. On Religion: Speeches to Its Cultured Despisers Текст. / F. Schleiermacher. New York: Harper and Row, 1958. P. 88.

226. Schleiermacher F. Hermeneutics and Criticism, and Other Writings Текст. / F. Schleiermacher. Cambridge, 1998. P. 3.

227. Schweitzer A. The Quest of the Historical Jesus Текст. / A. Schweitzer / A Critical Study of its Progress from Reimarus to Wrede L., 1910. P. 13-19.

228. Ката MàpKov Текст. II The Greek New Testament. 1983. P. 3.

229. Ката Aowcav Текст. // The Greek New Testament. 1983. P. 381-391.

230. KaTdlcodwriv Текст. // The Greek New Testament. 1983. P. 395-412.